Стереотип в психологии: Стереотипы – что это в психологии (роль и виды). Как избавиться от стереотипов

Стереотип — Психологос

Cтереотип — («твердый» + «отпечаток»). Изначально «стереотип» — метафора относительно мышления пришедшая из типографского дела, где стереотип — монолитная печатная форма, копия с типографского набора или клише, используемая для ротационной печати многотиражных изданий. В современной социальной теории и психологии существуют различные определения понятия «Стереотип», в зависимости от методологического направления научной школы.

Западная традиция У. Липпман

Понятие «стереотип» в общественно-политический западный дискурс вошло с лёгкой руки Уолтера Липпмана, которое он применил в описании своей оригинальной концепции общественного мнения в 1922 г.

Согласно Липпману, возможно вывести следующее определение: стереотип — это принятый в исторической общности образец восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанный на предшествующем социальном опыте . Система стереотипов представляет собой социальную реальность.

Определение Уолтера Липпмана обладает значительным познавательным потенциалом для социологов и социальных психологов, т.к. позволяет проводить различение между тем, что предстаёт и, что представляют. Так, в 1999 году на конгрессе Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии, проходившем в Оксфорде, из 33 симпозиумов 13 были сфокусированы на проблематике стереотипов, предубеждений и дискриминации. В своей книге “Общественное мнение” Липпман предвосхитил основные смыслы, которые в дальнейшем исследователи обнаружили в стереотипах, а само понятие прочно вошло в обыденный язык.

Экономия усилий

Область построения стереотипов простирается от бредовых фантазий до осознанного использования учёными округлённых результатов вычислений. Вся человеческая культура — это, главным образом (в интерпретации Липпмана, разумеется) отбор, реорганизация, отслеживание разных моделей среды. Т.е. формирование стереотипов это экономия собственных усилий, т.к. попытка увидеть все вещи заново и в подробностях, а не как типы и обобщения, утомительна, а для занятого человека практически обречена на провал. Дополнительно следует отметить случаи отказа от типизаций: в близком кругу нет способа подменить чем-либо индивидуализированное понимание или как-то сэкономить на нем. Те, кого мы любим и кем восхищаемся, в большинстве своем – это мужчины и женщины, знают скорее нас самих, а не классификацию, под которую нас можно подвести.

Разметка мира

Помимо экономии усилий, стереотипы, видимо, выполняют и ещё одну функцию: системы стереотипов могут служить ядром нашей личной традиции, способом защиты нашего положения в обществе. Они представляют собой упорядоченную, более или менее непротиворечивую картину мира. В ней удобно разместились наши привычки, вкусы, способности, удовольствия и надежды. Стереотипная картина мира может быть не полной, но это картина возможного мира, к которому мы приспособились. В этом мире люди и предметы занимают предназначенные им места и действуют ожидаемым образом. Мы чувствуем себя в этом мире как дома, мы составная часть его. Поэтому неудивительно, что любое изменение стереотипов воспринимается как атака на основы мироздания. Это атака на основания нашего мира, и когда речь идет о серьезных вещах, то нам на самом деле не так просто допустить, что существует какое-то различие между нашим личным миром и миром вообще. Система стереотипов не просто способ замены пышного разнообразия и беспорядочной реальности на упорядоченное представление о ней, только сокращенный и упрощенный путь восприятия. Стереотипы служат гарантией нашего самоуважения; проецируют во внешний мир осознание наших ценностей; защищают наше положение в обществе и наши права, а следовательно, стереотипы наполнены чувствами, предпочтениями, приязнью или неприязнью, ассоциируются со страхами, желаниями, влечениями, гордостью, надеждой. Объект, который активизирует стереотип, оценивается в связи с соответствующими эмоциями.

Стереотипы и предрассудки

В повседневной жизни именно предшествующее получению соответствующих данных суждение содержит в себе вывод, который эти данные чаще всего и подтверждают. Cправедливость, прощение, истина не входят в это суждение, ибо оно предшествует получению фактических данных. Предрассудок, конечно, может быть выявлен, учтен и доработан. Но так как срок жизни человека ограничен, тот должен за отпущенное ему время получить все сведения, необходимые для освоения обширной цивилизации, поэтому ему не обойтись без предрассудков. Качество его мышления и деятельности будет зависеть от того, являются ли эти предрассудки доброжелательными по отношению к другим людям и идеям, возбуждают ли они скорее любовь по отношению к тому, что явно воспринимается как благо, или ненависть по отношению к тому, что не входит в их представление о благе.

Динамика стереотипов

Стереотип начинает действовать еще до того, как включается разум. Это накладывает специфический отпечаток на данные, которые воспринимаются нашими органами чувств еще до того, как эти данные достигают рассудка. Ничто так не сопротивляется образованию или критике, как стереотип, так как Он накладывает свой отпечаток на фактические данные в момент их восприятия.

В определенной степени внешние стимулы, особенно сказанные или напечатанные, активизируют некоторую часть системы стереотипов, так что непосредственное впечатление и ранее сложившееся мнение появляются в сознании одновременно.

В случаях когда опыт вступает в противоречие со стереотипом, возможен двоякий исход: если индивид уже утратил определенную гибкость или ему в силу какой-то значительной заинтересованности крайне неудобно менять свои стереотипы, он может проигнорировать это противоречие и счесть его исключением, подтверждающим правило, или найти какую-то ошибку, а затем забыть об этом событии. Но если он не утратил любопытства или способности думать, то новшество интегрируется в уже существующую картину мира и изменяет ее.

Гендерные стереотипы

Гендерные стереотипы — сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как в действительности ведут себя мужчины и женщины. В основном, с мужчиной ассоциируются такие слова как сильный, жестокий, равнодушный, драчливый и самоуверенный. В семье мужчина — хозяин, лидер, защитник. Женщина характеризуется как скромная, вежливая, следящая за своей внешностью. В семье она — воспитательница и кухарка.

Архетипы и стереотипы

Отечественная традиция

В 20–30-е годы ХХ столетия физиологическая школа И. П. Павлова активно занималась изучением феномена, названного Павловым “динамической стереотипией”. В основу представления русской физиологической школы о стереотипе, легла способность мозга фиксировать однотипные изменения среды и соответственно реагировать на эти изменения.

Определение динамического стереотипа (по И.П. Павлову ) — слаженная уравновешенная система внутренних процессов больших полушарий, соответствующая внешней системе условных раздражителей. Отметим, что определение академика Павлова содержательно соответсвует определению системности Э. А. Асратяна. Возможно привести и другое определение, где стереотип это цепь нервных следов от прежних раздражителей, срабатывающих, в отличие от условных и безусловных рефлексов, в отсутствие внешнего стимула.

Осознание необходимости, концептуализации стереотипа пришло в ходе экспериментов по выработке условных рефлексов на чередующиеся через одинаковые паузы положительные и отрицательные, звуковые и кожные раздражители. Выявленный эффект заключался в том, что после укрепления такой деятельности новые рефлексы вырабатывались очень быстро, а в ряде случаев возникали с первого же применения новых раздражителей, при этом воспроизводился ранее сформированный ритм возбуждения и торможения, соответствующий порядку применения положительных и отрицательных сигналов.

На изменение внешнего стереотипа мозг реагирует рядом характерных перестроек, которые отражаются в отдельных звеньях системы, во всей системе или, наконец, всей высшей нервной деятельности. Внешние изменения могут привести как к улучшению, так и к ухудшению протекания высших функций вплоть до развития глубокого невроза. Павлов обратил внимание, что «процессы установки стереотипа и нарушений его и есть субъективно разнообразные положительные и отрицательные чувства».

Содержательно связь между “динамической стереотипией” Павлова и стереотипами Липпмана представляется достаточно прозрачной (для обоих важно что стереотип это слепок окружающей реальности, позволяющий адаптироваться к многообразию), хотя различие подходов к изучению понятно: Липпману акцентирует внимание на социальности стереотипов и того, какое значение они играют в функционировании общества и общностей, а Павлов на физиологии нервной деятельности.

Источники

  • Липпман У. Общественное мнение /пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004
  • Судаков К.В. Динамические стереотипы, или Информационные отпечатки действительности. М.: ПЕР СЭ, 2002
  • Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги “Общественное мнение” // Социальная реальность, 2006, №4, C. 125 — 141.
  • Клуб distant-nik Сентябрь 2020

что это такое? Основные виды и формирование стереотипов :: SYL.ru

Не секрет, что общество живет в мире стереотипов и домыслов, которые возникают из-за тривиальной нехватки информации (а в отдельных случаях — и знаний). Данная статья расскажет о происхождении этого термина и о том, какие социальные стереотипы существуют.

Стереотип: что это такое

Стереотип — термин из социальной психологии. В широком смысле слова это определенные убеждения, которые касаются какой-либо категории людей, а также определенная модель поведения, которая используется для определения всей группы таких людей или их поведения в целом. Стереотип — понятие, которое имеет много общего с такими терминами, как «обычай» и «традиция».

Эти мысли или убеждения не всегда точно отражают действительность. В психологии и других науках существуют различные концепции и теории стереотипов, которые имеют общие черты, а также содержат противоречивые элементы.

стереотип что это

Происхождение термина

Необходимо знать этимологию данного слова, чтобы понять его суть. «Стереотип» происходит от греческих слов στερεός (стерео) — «твердый, затвердевший» и τύπος (типос) — «впечатление», следовательно, это слово можно перевести как, «твердое впечатление от одной или нескольких идей/теории».

Этот термин изначально употреблялся в основном в типографии. Впервые был использован в 1798 году Фирмином Дидотом для описания печатной формы, которая тиражировала любую печатную продукцию. Дубликат печатной формы, или стереотип, используется для печати вместо оригинала. Вне контекста типографии первое употребление слова «стереотип» датируется 1850 годом. Оно использовалось в значении «увековечение без изменений». Однако только в 1922 году термин «стереотип» впервые использовался в современном психологическом смысле американским журналистом Уолтером Липпманом в его работе «Общественное мнение». Постепенно данный термин входит в обиход и постоянно употребляется как в речи простых людей, так и в средствах массовой информации.

Виды стереотипов

Социальные стереотипы можно разделить на основные подвиды:

  • Стереотипы, относящиеся к народам и целым расам (например, стереотипы о русских и евреях).
  • О богатых и бедных.
  • Относительно мужчин и женщин.
  • О сексуальных меньшинствах.
  • Возрастные (как должен вести себя человек в том или ином возрасте).
  • Стереотипы, относящиеся к какой-либо профессии.
стереотипы общества

Это лишь часть предубеждений, которые влияют на социальные нормы и поведение людей.

Функции стереотипов

Первые научные исследования утверждалии, что стереотипы используются только жесткими и авторитарными людьми. Эта идея была опровергнута современными исследованиями, которые предполагают, что стереотипы общества существуют повсеместно.

Также было предложено рассматривать стереотипы как вид убеждения какой-либо группы людей, а это означает, что люди, принадлежащие к одной и той же социальной группе, имеют один и тот же набор стереотипов. Современные исследования утверждают, что полное понимание этого понятия требует рассмотрения его с двух взаимодополняющих точек зрения: как разделенных в пределах определенной культуры/субкультуры, так и сформированных в сознании отдельного человека.

Гендерные исследования

Гендерные предубеждения являются одними из самых доминирующих в общественном сознании. По этой причине половые различия между мужчинами и женщинами изучались экспертами различных научных направлений уже очень давно. Долгое время главной целью ученых, изучавших различия между мужчиной и женщиной, было найти научные доказательства гендерным стереотипам и тем самым предоставить достоверное обоснование сложившимся стереотипам касательно гендерных ролей.

виды стереотипов

Но данная задача так и не была решена: большинство исследований выявили гораздо больше сходств, чем различий между двумя противоположными полами, а выявляемые небольшие различия обычно имеют очевидно социальный базис. Например, мужчины, в отличие от представительниц прекрасного пола, согласно традиционной гендерной роли, сообщают, что не являются слишком эмоциональными и чувствительными. Однако измерения физиологических реакций и их мимики не раз показывали, что различий непосредственно в эмоциональных реакциях между противоположными полами не существует.

Другие научные данные в который раз подтвержают, что мужчины чувствуют гнев, грусть и тревогу так же часто, как женщины, но при этом чаще выражают злость и подавляют другие отрицательные эмоции, а женщины, наоборот, подавляют злость и выражают грусть и страх.

Это еще раз подтверждает, что это стереотипы восприятия нашего общества, которые очень мешают видеть объективную реальность.

Влияние гендерных предубеждений

Как и другие общественные стереотипы, гендерные предубеждения исполняют функцию оправдания социального, а именно полового, неравноправия. Данный вид стереотипов мешает как женщинам, так и мужчинам. К примеру, стереотипы, которые предписывают женщинам быть нежными и осуждают проявление агрессии и напористости, часто способствуют дискриминации представительниц прекрасного пола на работе.

Большинство стереотипов приписывают женщинам положительные свойства: чувственность, интуитивность и заботу. По мнению экспертов, в обществах с подобными стереотипами такие черты характера ценятся не так сильно, нежели рациональность и деятельность, которые присущи сильному полу. Таким образом, эти стереотипы создают и закрепляют андроцентризм — убеждение о мужчинах как о норме, касательно которой женский пол — это, по сути, отклонение.

стереотипы о русских

Как показывают многие научные данные, приверженность этим сложившимся стереотипам и патриархальным взглядам на роли мужчины и женщины — одна из главных характеристик мужчин, которые совершают бытовое и сексуальное насилие по отношению к женщинам. Бытовое насилие всегда тесно связано с желанием сильного пола доминировать.

Предубеждения также вредят мужчинам, которые в силу тех или иных причин оказались не в сильной позиции. Например, мужчины, которые пережили сексуальное насилие, из-за прессинга этих стереотипов очень редко просят помощи, и даже если просят, часто не получают ее, так как врачи и полиция не верят, что мужчины могли стать жертвой такого вида насилия. Общество постепенно признает, что данные стереотипы очень часто далеки от реальности.

стереотипы о россии

Стеклянный потолок

Все эти факторы создают эффект так называемого «стеклянного потолка». Данное понятие происходит из психологии полов, которое ввели в середине 1980-х годов, чтобы описать барьер в карьерном росте). Данный «потолок» ограничивает движение женского пола по карьерной лестнице по причинам, которые не связанны с их уровнем профессионализма. Впоследствии термин распространился и на представителей других социальных групп и меньшинств (этнические меньшинства, представители нетрадиционной ориентации и др.). Конечно, этого потолка официально не существует, поскольку он является негласным.

Карьерные последствия

По заявлениям организаций по защите прав женщин, женщины и сегодня сталкиваются с этим невидимым потолком. Так, около 80 % руководителей 500 главных компаний Америки являются мужчинами, несмотря на то что женщины составляют значительную часть всех работников на низовых уровнях в фирмах.

Данный барьер, по мнению экпертов, существует из-за устоявшихся стереотипов относительно женского пола и других социальных групп, которых угнетают. У данной категории лиц даже возможно появление так называемой боязни успеха. По мнению современных исследователей, главными препятствиями на пути женщин к высоким и ответственным должностям является традиционная кадровая политика фирм, которая полагает, что женщина не пригодна для роли руководителя.

Национальные предубеждения

Практически о любой национальности сложился тот или иной стереотип. Например, все евреи прагматичны и алчны, немцы — прирожденные педанты, а итальянцы — самые страстные мужчины.

сложившийся стереотипОдним из самых главных предрассудков относительно русских является мнение о повальном алкоголизме населения России.

Однако, согласно мировой статистике потребления спиртных напитков по странам мира, Россия далеко не на первом месте. Следует признать, что это стереотип, не имеющий реальных оснований. Первые места в данном рейтинге принадлежат Молдове, Ирландии и Венгрии.

Еще один стереотип о России, что якобы русские — это хмурый и неприветливый народ. Конечно, не в российской традиции улыбаться каждому прохожему. Но вряд ли найдется другой такой народ в Европе, который так ответственно относится к чужому горю или житейским трудностям. В некоторых поселениях России даже сейчас можно постучаться в дом и попроситься на ночлег. Незваного гостя, конечно же, и накормят, и разрешат остаться на ночь.

понятие стереотипа

Существуют также стереотипы о русских женщинах. Например, считается, что российские дамы самые красивые и женственные среди всех европеек. Однако и другие славянские женщины могут похвастаться своей привлекательной внешностью. Польки и украинки тоже славятся на рынке невест в Европе.

Конечно, стереотипов о России большое множество. В основном они распространены в западных странах, которые всегда опасались могучей и большой России.

Каждый сомнительный факт стоит проверять на подлинность. Очень часто оказывается, что это стереотип, всего лишь чье-то мнение, которое ничего общего с реальностью не имеет.

Стереотип — Википедия с видео // WIKI 2

Стереоти́п (от др.-греч. στερεός «твёр­дый» + τύπος «отпечаток») — заранее сформированная человеком мыслительная оценка чего-либо, которая может отражаться в соответствующем стереотипном поведении.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/4

    Просмотров:

    14 900

    1 866

    8 875

    290 101

  • ✪ Стереотипы, Деградация Разума

  • ✪ Как понять, что стереотип сломан?

  • ✪ Сало. Очередной стереотип.

  • ✪ Стереотипы разрушают образование

Содержание

Западная традиция (У. Липпман)

Понятие «стереотип» в общественно-политический западный дискурс вошло с лёгкой руки Уолтера Липпмана, которое он применил в описании своей оригинальной концепции общественного мнения в 1922 г.

Согласно Липпману, возможно вывести следующее определение: стереотип — это принятый в исторической общности образец восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанный на предшествующем социальном опыте. Система стереотипов представляет собой социальную реальность.

Определение Уолтера Липпмана обладает значительным познавательным потенциалом для социологов и социальных психологов, так как позволяет проводить различение между тем, что предстаёт и, что представляют. Так, в 1999 году на конгрессе Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии, проходившем в Оксфорде, 13 из 33 симпозиумов были сфокусированы на проблематике стереотипов, предубеждений и дискриминации. В своей книге «Общественное мнение» Липпман предвосхитил основные смыслы, которые в дальнейшем исследователи обнаружили в стереотипах, а само понятие прочно вошло в обыденный язык.

Экономия усилий

Область построения стереотипов простирается от бредовых фантазий до осознанного использования учёными округлённых результатов вычислений. Вся человеческая культура — это, главным образом (в интерпретации Липпмана, разумеется) отбор, реорганизация, отслеживание разных моделей среды. То есть формирование стереотипов — это экономия собственных усилий, так как попытка увидеть все вещи заново и в подробностях, а не как типы и обобщения, утомительна, а для занятого человека практически обречена на провал. Дополнительно следует отметить случаи отказа от типизаций: в близком кругу нет способа подменить чем-либо индивидуализированное понимание или как-то сэкономить на нём. Те, кого мы любим и кем восхищаемся, в большинстве своём — это мужчины и женщины, знают скорее нас самих, а не классификацию, под которую нас можно подвести.

Разметка мира

Помимо экономии усилий, стереотипы, видимо, выполняют и ещё одну функцию: системы стереотипов могут служить ядром нашей личной традиции, способом защиты нашего положения в обществе. Они представляют собой упорядоченную, более или менее непротиворечивую картину мира. В ней удобно разместились наши привычки, вкусы, способности, удовольствия и надежды. Стереотипная картина мира может быть неполной, но это картина возможного мира, к которому мы приспособились. В этом мире люди и предметы занимают предназначенные им места и действуют ожидаемым образом. Мы чувствуем себя в этом мире как дома, мы составная часть его.

Поэтому неудивительно, что любое изменение стереотипов воспринимается как атака на основы мироздания. Это атака на основания нашего мира, и когда речь идёт о серьёзных вещах, то нам на самом деле не так просто допустить, что существует какое-то различие между нашим личным миром и миром вообще.

Система стереотипов — не просто способ замены пышного разнообразия и беспорядочной реальности на упорядоченное представление о ней, только сокращённый и упрощённый путь восприятия. Стереотипы служат гарантией нашего самоуважения; проецируют во внешний мир осознание наших ценностей; защищают наше положение в обществе и наши права, а следовательно, стереотипы наполнены чувствами, предпочтениями, приязнью или неприязнью, ассоциируются со страхами, желаниями, влечениями, гордостью, надеждой. Объект, который активизирует стереотип, оценивается в связи с соответствующими эмоциями.

Стереотипы и предрассудки

В повседневной жизни именно предшествующее получению соответствующих данных (априорное) суждение содержит в себе вывод, который эти данные чаще всего и подтверждают. Справедливость, прощение, истина не входят в это суждение, ибо оно предшествует получению фактических данных. Предрассудок, конечно, может быть выявлен, учтён и доработан. Но так как срок жизни человека ограничен, тот должен за отпущенное ему время получить все сведения, необходимые для освоения обширной цивилизации, поэтому ему не обойтись без предрассудков.

В обыденном сознании и в средствах массовой коммуникации о стереотипах весьма распространено мнение как об исключительно отрицательном феномене. Во многом это связано с тем, что в мировой науке чаще всего изучались негативные стереотипы, например, подвергавшихся дискриминации этнических меньшинств. Однако стереотип бывает как отрицательным, так и положительным[1], поэтому необходимо разграничивать стереотип и предрассудки, которые бывают только негативными (в книге Х.‑Г. Гадамера «Истина и метод» удачно осуществлена апология предрассудков, а также показано, что предрассудки бывают и позитивными)

Динамика стереотипов

Стереотип начинает действовать ещё до того, как включается разум. Это накладывает специфический отпечаток на данные, которые воспринимаются нашими органами чувств ещё до того, как эти данные достигают рассудка. Ничто так не сопротивляется образованию или критике, как стереотип, так как он накладывает свой отпечаток на фактические данные в момент их восприятия.

В определённой степени внешние стимулы, особенно сказанные или напечатанные, активизируют некоторую часть системы стереотипов, так что непосредственное впечатление и ранее сложившееся мнение появляются в сознании одновременно.

В случаях, когда опыт вступает в противоречие со стереотипом, возможен двоякий исход: если индивид уже утратил определённую гибкость или ему в силу какой-то значительной заинтересованности крайне неудобно менять свои стереотипы, он может проигнорировать это противоречие и счесть его исключением, подтверждающим правило, или найти какую-то ошибку, а затем забыть об этом событии. Но если он не утратил любопытства или способности думать, то новшество интегрируется в уже существующую картину мира и изменяет её.

Советская традиция

Схема стереотипа

Схема стереотипа

В 1920—1930-е годы физиологическая школа И. П. Павлова активно занималась изучением феномена, названного Павловым «динамической стереотипией». В основу представления русской физиологической школы о стереотипе легла способность мозга фиксировать однотипные изменения среды и соответственно реагировать на эти изменения.

Определение динамического стереотипа (по И. П. Павлову) — слаженная уравновешенная система внутренних процессов больших полушарий, соответствующая внешней системе условных раздражителей. Отметим, что определение академика Павлова содержательно соответствует определению системности Э. А. Асратяна. Возможно привести и другое определение, где стереотип это цепь нервных следов от прежних раздражителей, срабатывающих, в отличие от условных и безусловных рефлексов, в отсутствие внешнего стимула[2].

Осознание необходимости концептуализации стереотипа пришло в ходе экспериментов по выработке условных рефлексов на чередующиеся через одинаковые паузы положительные и отрицательные звуковые и кожные раздражители. Выявленный эффект заключался в том, что после укрепления такой деятельности новые рефлексы вырабатывались очень быстро, а в ряде случаев возникали с первого же применения новых раздражителей, при этом воспроизводился ранее сформированный ритм возбуждения и торможения, соответствующий порядку применения положительных и отрицательных сигналов.

На изменение внешнего стереотипа мозг реагирует рядом характерных перестроек, которые отражаются в отдельных звеньях системы, во всей системе или, наконец, всей высшей нервной деятельности. Внешние изменения могут привести как к улучшению, так и к ухудшению протекания высших функций вплоть до развития глубокого невроза. Павлов обратил внимание, что «процессы установки стереотипа и нарушений его и есть субъективно разнообразные положительные и отрицательные чувства».

Содержательно связь между «динамической стереотипией» Павлова и стереотипами Липпмана представляется достаточно прозрачной (для обоих важно что стереотип это слепок окружающей реальности, позволяющий адаптироваться к многообразию), хотя различие подходов к изучению понятно: Липпман акцентирует внимание на социальности стереотипов и того, какое значение они играют в функционировании общества и общностей, а Павлов — на физиологии нервной деятельности.

См. также

Примечания

Литература

  • Стереотип // Большая российская энциклопедия. Том 31. — М., 2016. — С. 235—236.
  • Липпман У. Общественное мнение / Пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. — М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004.
  • Судаков К. В. Динамические стереотипы, или Информационные отпечатки действительности. — М.: ПЕР СЭ, 2002.
  • Ослон А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги «Общественное мнение» // Социальная реальность. — 2005. — № 4. — С. 125—141.
  • Рябова Т. Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных исследований // Личность. Культура. Общество. — 2003. — Т. V, вып. 1—2 (15-16). — С. 120—139.
Схема стереотипа Эта страница в последний раз была отредактирована 23 июня 2020 в 16:39.

Стереотипы. Психология

Стереотипы
  • Врачи
  • Лечение
  • 18.06.2020

Наше восприятие окружающих во многом зависит от того, как мы их «классифицируем»: дети, женщины, политики, пенсионеры, и т.д.

Что такое стереотипы

Восприятие предметов со сходными особенностями помогает нам образовывать понятия. Точно так же и люди классифицируются нами по их принадлежности к той или иной группе, социально-экономическому классу или по физическим характеристикам.

Таким образом создаются стереотипы, которые порождают у нас слишком условное и упрощенное представление о других людях. Если, опираясь на стереотипные представления о человеке, мы в дальнейшем устанавливаем с ним контакт, заранее зная, чего от него можно ожидать, это часто лишает нас стимула понять его как личность.

Когда появился этот термин?

Впервые термин стереотип использовал классик американской журналистики Уолтер Липпман (Walter Lippmann), который в 1922 году опубликовал книгу «Общественное мнение». Этим словом он пытался описать метод, с помощью которого общество пытается категоризировать людей. Липпман выделил четыре аспекта стереотипов. В дальнейшем появилось несколько других градаций, но все они в определенной степени опирались на идеи Липмана.

Аспекты стереотипов по Липману

  1. Стереотипы всегда проще, чем реальность. Сложнейшие характеристики стереотипы выражают в одном предложении.
  2. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. Чаще всего, мы приобретаем их от той группы, к которой принадлежим (от родителей, друзей), из СМИ, старающихся дать упрощенное представление о проблемах – особенно о тех, о которых мы не располагаем никакими сведениями.
  3. Все стереотипы ложны. Они приписывают конкретному человеку черты, которыми он обязан обладать лишь из-за своей принадлежности к определенной группе.
  4. Стереотипы очень живучи. Даже если люди убеждаются в том, что стереотип не соответствует действительности, они склонны не отказаться от него, а утверждать, что исключение лишь подтверждает правило.

Стереотипы в массовой культуре

Стереотипы являются частью массовой культуры. Они могут формироваться на основе возраста (например, «молодежь сейчас ужасно невоспитанная»), пола («все мужчины хотят от женщин только секса»), религии («ислам – религия террора»), и т.д.

Можно ли победить стереотипы?

Сегрегация между группами может только способствовать закреплению стереотипов, а сближение групп, наоборот, приводит к изменению стереотипов, а иногда – к их полному уничтожению. Например, был проведен эксперимент, в ходе которого представителей разных рас поселили в одном здании на разных этажах. В результате их стереотипы сохранились и даже укрепились. И наоборот, многие стереотипы в этих группах разрушились, когда они стали занимать один этаж, сталкиваясь с одними и теми же бытовыми трудностями и совместно решая проблемы.

Стереотип не равен истине

Стереотип имеет познавательную и мотивационную функцию. То есть, он представляет собой информацию в наиболее легкой и понятной форме. Но та же самая информация может дезориентировать человека, если будет сильно расходиться с действительностью. Наиболее емко сформулировал это Чарлз Бакли, звезда баскетбола: «Вы понимаете, что мир не такой, какой вы думали, когда узнаете, что лучший рэпер — белый (имеется в виду Эминем), лучший игрок в гольф — чернокожий, самый высокий баскетболист — китаец (суперзвезда NBA Яо Минь, ростом 2 м 29 см), а немцы не хотят воевать в Ираке».

Стереотипы о психологах

Существует много стереотипов о психологов. Часто эти стереотипы имеют основание. Некоторые же из них созданы воображением. Порой неподготовленному человеку сложно отличить мифы от действительности. Но знающий человек можно легко понять, какие из утверждений о психологии являются правдой, а какие мифами. Эта статья расскажет, как отличить мифы о психологах от действительности.

Существующие стереотипы о психологах

Стереотип 1 

Многие идут к психологу, ожидая, что нужно будет рассказывать о себе абсолютно всё. Но на первой встрече с психологом теряются, и не могут найти тему для разговора. Не нужно выкладывать всё на первых занятиях. Важно найти понимание, разобраться в себе. Осознать, куда лучше двигаться. На первом этапе работы с психологом нужно обговорить все условия психологической помощи и консультирования.

Стереотип 2

Психолог является врачом, лечащим психику

Есть мнение, что психолог просто определяет проблему, и даёт рекомендации.

Это не совсем так. Дело в том, что при разговоре с психологом клиенту дают не только высказаться, но и самостоятельно продумать решение проблемы. Психолог только помогает разобраться клиенту в своих чувствах, подсказывает верную дорогу. Он ни в коем случае не даёт приказаний о том, как клиенту нужно решать свои проблемы. Психолог и клиент общаются на равных. Психолог может предложить различные техники на выбор, которые помогут избавиться от мучающих психологических проблем. Но работать над собой нужно в первую очередь самому клиенту.

Стереотип 3

Психолог — это человек, обладающий большим влиянием на психику человека. После посещения психолога откроются новые возможности, появятся успехи и жизненная сила.

Этого стереотипа придерживаются люди, которые склонны видеть реальность в упрощённом варианте. Случается так, что психолог имеет положительное влияние на человека. И помогает ему выбраться из сложных жизненных ситуаций. Но психолог не шаман и не волшебник. Решить проблемы человека за него самого он не сможет. Повлиять на социальную обстановку, уровень благополучия, и душу человека психолог не может. Он может только помочь человеку подобрать решение психологических проблем. И решая самостоятельно эти проблемы, человек может улучшить свою жизнь.

Стереотип 4

Психолог манипулирует клиентом, гипнотизирует его, заставляет приходить на приём и тому подобное.

У этого мифа есть реальные основания. Часто для преодоления психологических травм требуются глубокие изменения. Работа с людьми, получившими травму, занимает очень много времени. Их направляют к психотерапевту. И работа с клиентом требует немалых усилий со стороны психотерапевта. Тогда спешить действительно не стоит. Но если человек хочет решить какую-то конкретную проблему, ему лучше ходить к психологу. И в этом случае быстрое решение проблем человека может оцениваться окружающими как гипноз или внушение. На самом же деле человек просто использует психологические техники, которые ему рекомендовал психолог.

Казалось бы, о психологах уже известно всё. Но вместе со знаниями о психологии есть ещё множество мифов. Эти заблуждения порождают люди, знакомые с психологией лишь поверхностно. То есть те, кто не изучали эту науку, и не имеют практических или теоретических знаний. Поэтому их воображение дополняют реальные явления, и получаются стереотипы.

Что такое прототип в психологии. Прототип и стереотип

Задумывались ли вы о том, как мы воспринимаем мир? Почему даже глядя на незнакомый предмет, мы можем предположить, к какой группе он относится. Мы можем впервые видеть какое-то животное, не знать его названия, но точно знать, что это животное. Происходит это за счет формирования прототипов.

Что такое прототип

Впервые о прототипах в рамках когнитивной психологии заговорили в 1970-х годах XX века. Авторство принадлежит американскому психологу Э. Рошу. Автор установил, что прототип состоит из понятия («холостяк», «мать», «жена», «безработный», «бездомный», «дизайнер») и ядра (основные значимые  признаки). По сути это своего рода клеймо, накладываемое на группу людей или комплекс явлений.

Как и стереотип, прототип – способ восприятия внешнего мира. Прототип – образ, комплекс черт личности или особенностей объекта, распространяемый на объекты той же группы. Проще говоря, прототип – усредненный, типичный образ представителя какой-то группы или какого-то предмета, феномена, условий среды. «Такой среднестатистический типичный…», – говорим мы, планируя познакомить собеседника с кем-то. С такой фразы мы и начинаем воспроизведение прототипа.

Например, говоря про домик в деревне, мы представим то, что видели сами, и в большинстве случаев это маленький уютный дом. Хотя давно уже в деревнях строят «дворцы» или многоквартирные дома. Именно так и могут представить домик в деревне некоторые люди, а потом удивиться иной картине. Все зависит от личного опыта.

В когнитивной психологии существуют 2 подхода к рассмотрению происхождения прототипов:

  • Фиксируются модные или наиболее часто встречающиеся признаки отдельных ситуаций, объектов или субъектов.
  • Фиксируются основные центральные обобщенные черты для целой группы схожих ситуаций, объектов, субъектов.

Притом в рамках второго подхода все зафиксированные в памяти черты не обязательно встречать в одном экземпляре, возможно, они встречались в разных, но схожих ситуациях либо людях. А потом были объединения в виде прототипа. То есть конкретно именно такого экземпляра может не существовать в реальной жизни.

С помощью прототипа мы познаем мир, воспринимаем знакомые нам вещи, припоминаем. Получая внешний стимул, мы начинаем соотносить его со всеми имеющими в голове прототипами и приходим к заключению. Например, мы видим существо, незнакомое нам, но подумав, решаем, что это явно какая-то птица. Как мы это понимаем:

  • Видим крылья, клюв, характерные для птиц лапы.
  • Находим в памяти эти черты, смотрим, какому прототипу они соответствуют.
  • В итоге следует заключение: «Какая-то птица, но как она называется, не знаю».

То же касается внешнего вида людей. По отдельным, усвоенным через личный опыт, чертам мы предполагаем профессию человека, любимый вид досуга, образ жизни. Ребенка мы узнаем не только по внешним признакам, но и по поведенческим. Из этого же принципа мы некоторым взрослым говорим «ведешь себя как ребенок».

Прототип и стереотип

Прототип и стереотип имеют как отличия, так и сходства:

  • Прототип от стереотипа отличается тем, что образуется под влиянием личного опыта человека (индивидуального практического опыта и полученных знаний).
  • В основе прототипа принцип индукции, в основе усвоение стереотипов – дедукции.
  • Прототипы полезны тем, что, как и стереотипы, позволяют экономить время и силы на познание, восприятие мира. Адекватные и верные прототипы позволяют лучше налаживать отношения с людьми, находить общий язык. Но проблема в том, что прототип может быть неадекватным. Потому и говорят «не суди по обложке».
  • Прототипы в определенной степени зависят от культуры конкретного общества, но чаще бывают универсальными, несмотря на то, что формируются на основе индивидуального опыта личности. Стереотипы же во многом определены культурой конкретного общества.

Опасны ли прототипы?

Творческая деятельность

Чем опасно прототипное мышление:

  • Личность может искать идеальный образ, созданный в голове, но не существующий в жизни: прототип идеального мужчины, идеальной женщины, идеальных отношений, идеальной работы и так далее.
  • Это в свою очередь опасно несостоятельностью в основных сферах жизни, фрустрирующим столкновением с реальностью, разочарованием. Столь же опасно требование к самому себе следовать стереотипу. Это может повлечь внутриличностный конфликт.
  • Влияние прототипа может не осознаваться самой личностью. В этом феномен прототипа схож со сценарием жизни. То есть прототип может подсознательно влиять на жизнь человека и не поддаваться рефлексии.
  • Прототип может сформироваться на основе фиксирования часто встречающихся встреч, но постепенно дополняться обобщениями и видоизменяться. При этом он имеет свойство закрепляться и становиться центральным, в результате чего остальные объекты, отличающиеся от прототипа, исключаются из поля зрения.

В последней особенности мы снова видим отголоски сценарного программирования. Прототипы бывают положительными и отрицательными. Например, у дочери может закрепиться прототип неблагоприятного отца. Из-за закрепления стереотипа она, будучи взрослой, исключает и не замечает других мужчин. Только удивляется тому, почему ей попадаются сплошные копии ее горе-отца.

Прототип – когнитивная схема. Когнитивная схема – устоявшиеся нейронные связи в головном мозге, обеспечивающие хранение и организацию прошлого личностного опыта. Это элементы памяти, которые обуславливают понимание и восприятие мира, реакцию на него (принятие решений и характерное поведение).

Раз в основе формирования лежит личностный опыт, то смею предположить, что прототипами можно управлять, менять, создавать новые. Нужно лишь научиться действовать иначе. Однако проблема в том, что уже существующие прототипы и определяют наше поведение. Но в наших силах контролировать себя и силой воли добиваться новых результатов.

Нужны ли прототипы

Прототипы формируются автоматически. Начинается это уже с 3-месячного возраста. Собственно, так мы и осваиваем такие категории, как «животные», «буквы», «люди». Прототипы и стереотипы пропитывают всю нашу жизнь. Так, например, у детей формируется прототип взрослого. И от того, как ведут себя родители и другие близкие родственники, зависит отношение детей ко всем взрослым. В зависимости от личного опыта, ребенок может безусловно доверять всем взрослым или наоборот бояться их. Прототипы позволяют нам систематизировать, категоризировать окружающий мир.

Это хорошо, ведь жить в хаусе, неопределенности и непонимании непросто, более того, опасно. Что еще лучше, прототипы можно менять. Во многом это определяется уверенностью человека в правильности его реакций, поступков, ощущений, эмоций. Если возникает неуверенность, человек начинает сомневаться в адекватности прототипа, то запускается деятельность по поиску подтверждений или опровержений имеющегося утверждения, поиск подтверждающих или опровергающих признаков среди окружающего мира.

Таким образом, прототип – это абстрактный образ из схожих для одной группы черт, собранный нами в процессе социализации через знания и личный опыт. Прототипы хранятся в памяти и помогают организовывать деятельность.

Послесловие

«Прототип отца», «прототип матери» – самые популярные словосочетания по теме, то есть образ отца и матери. Но у каждого человека он свой. В основе любого прототипа таится первообраз, условно говоря «лучший экземпляр». Если разобрать слово «прототип», то «прото» – первичный, «тип» – группа схожих между собой объектов. Соответственно, человек способен избирательно подходить к этим частям.

Итак, прототип – не конкретное описание какого-либо объекта, субъекта, а его обобщенное восприятие с другими схожими по этим же признакам объектам и субъектам. Для прототипа всегда выбирается самый наглядный и типичный пример из личного опыта.

Проблема в том, что возможности личного опыта ограничены. Потому, хотим мы того или нет, приходится пользоваться и чужим опытом (рассказы, книги, фильмы, другие источники информации). Оттого прототип порой искажается или превращается в стереотип.

Стереотипы: почему мы действуем, не думая

Три классических эксперимента показывают, как стереотипы могут влиять на наше поведение без нашего ведома.

Несмотря на свою дурную репутацию, стереотипы могут быть удобными сокращениями, которые дают нам полезную информацию о мире и других людях. Например, стереотип психологов состоит в том, что они собираются проанализировать вас, а затем начать вмешиваться. В этом, безусловно, есть доля правды, ведь это их работа.

Когда стереотипы опасны, мы автоматически делаем выводы о людях, которые не точны и могут даже быть оскорбительными для них.Итак, возникает вопрос: когда активизируется определенный стереотип — скажем, мы видим старика, француза или психолога — можем ли мы избежать мышления, соответственно, «медленного», «грубого» и «любопытного»?

До классического исследования социальной психологии, о котором я вам расскажу, считалось, что мы не действуем автоматически, исходя из стереотипов, что мы способны сознательно отбрасывать их. Но, спросил Йельский профессор Джон Барг и его коллеги, как мы можем сознательно отказаться от стереотипа, если мы даже не осознаем, что он активирован? И повлияет ли этот бессознательный стереотип на наше поведение?

Чтобы узнать, как Bargh et al.(1996) провели три эксперимента, начиная с попытки сделать одних людей грубее, а других вежливее, используя очень простой сигнал.

Вежливо или грубо?

В первом эксперименте 34 участника были разделены на 3 группы, каждая группа бессознательно привела к другому состоянию: одна «грубая», одна «вежливая» и одна ни одна. Это нужно было делать окольными путями, чтобы участники не подозревали, что ими манипулируют. Экспериментаторы предложили им разгадывать словесную головоломку.Чтобы активизировать идею грубости в одной группе, он содержал такие слова, как «беспокоить», «беспокоить» и «жирный». Чтобы активировать идею вежливости, следующая группа неразборчиво использовала такие слова, как «вежливый», «терпеливо» и «вела себя». Третья группа — это расшифрованные нейтральные слова.

После завершения расшифровки участники вышли из комнаты, чтобы выследить экспериментатора, но застали их в глубоком разговоре с кем-то, заставляя их ждать. Исследователи хотели ответить на вопрос, какой процент людей перебьет, если экспериментатор продолжит игнорировать их, разговаривая с другим человеком в течение 10 минут.

В группе, получившей вежливое обращение, только 18% участников прервали беседу, а остальные ожидали полных 10 минут, пока экспериментатор продолжил беседу. С другой стороны, в группе, получившей команду невежливыми словами, полностью 64% прервали экспериментатора. Нейтральное состояние оказалось посередине с 36% прерываний.

Это довольно драматический эффект, потому что участники не подозревали о манипуляции, но при этом верно следовали бессознательным подсказкам, данным им экспериментаторами.Одна группа стала смелой и решительной, просто прочитав 15 слов, которые активировали концепцию невежливости в их умах, в то время как другая группа стала кроткой и терпеливой, читая слова о сдержанности и подчинении.

Старый и медленный?

Во втором эксперименте исследователи обратили внимание на стереотип возраста. Они использовали тот же трюк, что и раньше, разделив 30 участников на две группы и внушив им стереотипы, заставляя их расшифровывать слова.Одна группа расшифровала слова, связанные со старостью, такие как «Флорида», «беспомощность» и «сморщенный», в то время как другая группа расшифровала слова, не связанные с возрастом.

На этот раз экспериментаторы хотели посмотреть, как быстро участники пройдут по коридору длиной 9,75 м после того, как завершат задание. Действительно ли подсказка людям словами о возрасте заставит их ходить медленнее? Да, действительно, будет; Участники, готовые к старости, в среднем тратили дополнительную секунду на то, чтобы преодолеть небольшое расстояние до лифта.Это была довольно медленная ходьба!

Афроамериканец и агрессивный?

В обоих предыдущих экспериментах исследователи проверяли с участниками, заметили ли они какую-либо связь между словами, которые они расшифровывали, и тем, что происходило. Хотя только один из них сделал это, экспериментаторы затем изменили свой метод в третьем эксперименте, чтобы сделать сигналы участников полностью подсознательными (ниже уровня осознанного понимания). В предыдущих экспериментах участники в основном не осознавали связь между сигналом и тем, что измерялось, но в этом эксперименте они даже не осознавали сигнал.

На этот раз 41 участнику дали очень скучное компьютерное задание. При этом изображение молодого мужчины европеоидной расы или молодого афроамериканца периодически вспыхивало на экране с такой скоростью, что его невозможно было осознанно задержать (примерно на одну пятидесятую секунды). Они сделали это, потому что предыдущее исследование показало, что люди обычно считают афроамериканцев более агрессивными, чем кавказцы. После того, как они закончили, экспериментатор сказал участникам (ни один из которых не был афроамериканцем), что компьютеру не удалось сохранить их данные, и им придется выполнить задание снова.

Экспериментаторов интересовала реакция участников (которую они записали) на возможность повторения всего скучного исследования. Сразу после реакции на лице экспериментаторы сказали участникам, что все в порядке, компьютер сохранил их данные, и им больше не нужно проводить исследование; у них было то, что им было нужно: этот решающий первый всплеск эмоций до фрустрирующего события.

Итак, оказали ли подсознательные простые числа лиц европеоидной расы или афроамериканцев ожидаемый эффект? Участники с кавказским лицом были оценены независимыми наблюдателями как проявившие враждебность чуть более 2 баллов по шкале от 1 до 10.Участники показали, что лица афроамериканцев были оценены как демонстрирующие враждебность почти на 3 балла из 10. Это предполагало, что лица афроамериканцев активировали стереотип и заставили людей более агрессивно реагировать на неприятную ситуацию. В качестве примечания, экспериментаторы также измерили расистское отношение участников и обнаружили, что даже участники с низким уровнем расизма все равно будут вести себя более враждебно, если им подадут афроамериканское лицо.

Купить Пепси-колу!

Авторы статьи проводят параллели между своей собственной работой и предполагаемой силой подсознательной рекламы.Как вы, возможно, знаете, подсознательная реклама обычно работает не так, как надеются рекламодатели, вызывая ажиотаж для своей продукции. Но в этих экспериментах исследователи, похоже, подсознательно влияют на людей, чтобы они действовали заранее определенным образом, так как же можно разрешить эти противоречивые выводы?

На самом деле есть тонкая разница, потому что в каждой из ситуаций в этих экспериментах ответ, который был подготовлен, был абсолютно уместен в каждой из ситуаций. Злиться на зря потраченное время — совершенно нормально.Экспериментальные манипуляции повлияли только на шкалу реакции. Однако реклама может стимулировать определенные идеи в нашем сознании и связывать их с продуктами, но скачок к разделению с нашими деньгами намного больше, чем в текущем эксперименте, и поэтому его труднее достичь.

Об авторе

Психолог, Джереми Дин, доктор философии — основатель и автор PsyBlog. Он имеет докторскую степень по психологии Университетского колледжа Лондона и две другие ученые степени по психологии.

Он пишет о научных исследованиях в PsyBlog с 2004 года. Он также является автором книги « Making Habits, Breaking Habits » ( Da Capo, 2003 ) и нескольких электронных книг:

→ биография доктора Дина, Twitter, Facebook и как с ним связаться.

Это исследование наглядно демонстрирует, насколько мы чувствительны к мелочам социальных взаимодействий. Тонкие подсказки, исходящие от поведения других людей и, в более общем плане, из окружающей среды могут указывать на автоматические бессознательные изменения в нашем поведении.И те же самые сигналы, которые мы посылаем другим, могут автоматически активировать стереотипы в их сознании, которые затем разыгрываются. Как бы мы ни предпочли иное, иногда стереотипы могут легко повлиять на наше поведение, и наше сознание, кажется, не имеет права голоса.

.

Угроза стереотипов увеличивает разрыв в успеваемости

Растущее количество исследований опровергает общепринятые предположения о том, что генетика или культурные различия приводят к тому, что некоторые учащиеся — например, афроамериканцы или девушки — плохо справляются со стандартными академическими тестами и другими академическими достижениями. Вместо этого становится ясно, что негативные стереотипы вызывают сдерживающие сомнения и сильную тревогу в сознании испытуемого, что приводит к феномену «угрозы стереотипам». Психологи Клод Стил, доктор философии, Джошуа Аронсон, доктор философии, и Стивен Спенсер, доктор философии, обнаружили, что даже мимолетные напоминания о том, что кто-то принадлежит к той или иной группе, например, к группе, считающейся низшей в академической среде, могут нанести серьезный ущерб результатам тестов.

Стил, Аронсон и Спенсер изучили, как групповые стереотипы могут угрожать самооценке учащихся, что затем изменяет академическую идентичность и интеллектуальную успеваемость. Исследователи полагают, что это социально-психологическое затруднительное положение может преследовать членов любой группы, в отношении которой существуют негативные стереотипы.

Стил и Аронсон дали студентам колледжа чернокожих и белых полчаса тест, в котором использовались сложные вопросы из устного экзамена для выпускников (GRE). В состоянии угрозы стереотипа они сказали студентам, что тест показал интеллектуальные способности, таким образом потенциально вызвав стереотип, что черные менее умны, чем белые.В условиях отсутствия угрозы стереотипов исследователи сказали студентам, что тест был лабораторным заданием по решению проблем, в котором ничего не говорилось о способностях, что, по-видимому, делало стереотипы несущественными. В условиях угрозы стереотипа черные, которые были сопоставлены с белыми в своей группе по результатам SAT, показали меньшие успехи, чем белые. В условиях отсутствия стереотипов — угрозы — в которых точно такой же тест описывался как лабораторное задание, не показывающее способностей — показатели чернокожих повысились до уровня равных по квалификации белых.Дополнительные эксперименты, которые сводили к минимуму стереотипную угрозу, присущую стандартизированным тестам, также дали равные результаты. Одно исследование показало, что, когда ученики просто записывали свою расу (предположительно, делая этот стереотип заметным), и им не сказали, что тест является диагностическим для их способностей, темнокожие все равно показали худшие результаты, чем белые.

Спенсер, Стил и Дайан Куинн, доктор философии, также обнаружили, что простое сообщение женщинам о том, что тест по математике не показывает гендерных различий, улучшило их результаты теста.Исследователи провели математический тест для мужчин и женщин, сказав половине женщин, что тест показал гендерные различия, а остальным сказали, что ничего не обнаружил. Когда администраторы тестирования сказали женщинам, что тесты не показали гендерных различий, женщины показали себя наравне с мужчинами. Те, кому сказали, что тест показал гендерные различия, справились значительно хуже, чем мужчины, как и женщины, которым ничего не сказали о тесте. Этот эксперимент проводился с женщинами, которые были лучшими успевающими по математике, точно так же, как эксперименты по расе проводились с сильными, целеустремленными учениками.

.

Угроза стереотипов и поддержка стереотипов: их совместное влияние на успеваемость женщин по математике

1 Несмотря на сокращение гендерного разрыва в успеваемости по математике, достигнутого в некоторых странах, Else-Quest, Hyde и Linn (2010) по-прежнему обнаружили гендерные несоответствия в некоторых других странах, например во Франции. . Исследования показывают, что гендерный разрыв в успеваемости по математике сдерживается множеством факторов: характеристики населения (т.е. возраст, население в целом по сравнению с населением, выбранным по их высоким академическим достижениям или этнической принадлежности), тип оценки (т.е., стандартные тесты или оценки), рассматриваемая страна или историческое развитие (например, Else-Quest et al., 2010; Hyde, Fennema, & Lamon, 1990). Эти различия в гендерном неравенстве нельзя объяснить генетическими и эволюционными объяснениями; они подчеркивают роль, которую культура играет в формировании групповых различий. Исследователи социальной психологии предположили, что социальные стереотипы, согласно которым женщины менее компетентны в математике, чем мужчины, являются ключевым фактором в социальном конструировании разрыва.

2 Стереотипы могут влиять на успеваемость женщин по математике из-за их усвоения стереотипов и / или ситуаций, вызывающих угрозу стереотипам. Это исследование призвано изучить совместное влияние этих двух механизмов и изучить условия, при которых оценочная ситуация больше не может восприниматься как угроза. Мы постулируем, что ситуация, когда присутствует как интернализация (в форме высокой степени поддержки стереотипов), так и угроза стереотипов, наиболее пагубно сказываются на производительности, в то время как изменение интернализации стереотипов, заставляя женщин снижать степень поддержки стереотипов, может препятствовать их работе. в ситуациях, которые в противном случае могли бы быть восприняты как угрожающие.

3 Традиционно теории социализации предполагают, что стереотипы усваиваются женщинами в форме искаженного (то есть низкого) восприятия своей математической компетентности (например, Allport, 1954; Bourdieu, 1998; Eccles, 1994). Наблюдаемые различия в производительности больше не рассматриваются как выражение врожденных способностей, а как результат социальной конструкции представлений о себе и способностях в соответствии со стереотипом (например, Allport, 1954; Clark & ​​Clark, 1939). Действительно, социальный контекст, в котором живет стигматизируемый человек, характеризуется накопленным давлением (дома, в СМИ или в школе; e.g., Coltrane & Adams, 1997), чтобы соответствовать стереотипам (например, Eccles, 1994; Fiske, 1998). Эта социальная девальвация завершается интернализацией (например, Eccles, 1994; Jost & Banaji, 1994). В случае женщин, занимающихся математикой, это проявляется в низком групповом и, в конечном счете, низком самооценке своих математических способностей. Когда эти представления о себе кристаллизуются, когнитивные способности считаются относительно стабильными от одного контекста к другому. Таким образом, гендер становится чем-то вроде постоянного самореализующегося пророчества (согласно выражению Crawford, Chaffin, & Fitton, 1995), которое обрекает женщин на неизменное подтверждение стереотипа некомпетентности.Усиление интернализации стереотипа затем объяснило бы возникновение растущего разрыва в производительности с возрастом (например, Hyde et al., 1990), а различный опыт социализации объяснил бы чувствительность разрыва к социальным и культурным контекстам (например, Byrnes, Hong, & Xing, 1997; OECD-PISA, 2004).

Интернализация математического стереотипа может быть определена как включение женщинами убеждений, касающихся компетенций их социальной группы, в их самооценку способностей, то есть их оценку своей компетентности в математике (например,г., Экклс, 1994; Носек, Банаджи и Гринвальд, 2002 г.). Бонно и Круазе (2007) исследовали взаимосвязь между одобрением стереотипов, математической самооценкой и успеваемостью женщин по математике с учетом предыдущих достижений. Мы продемонстрировали, что чем больше студенток-психологов разделяет мнение о том, что математические способности их группы ниже, чем у мужчин, тем ниже их собственное математическое самовосприятие и тем ниже их успеваемость на уроках статистики. Аналогичная связь между одобрением стереотипов и самооценкой математических способностей была получена на неявном уровне (Nosek et al., 2002). Другими словами, научные данные подтверждают гипотезу об интернализации математической неспособности. Тем не менее, из-за корреляционного характера большинства исследований по этому вопросу (например, Bonnot & Croizet, 2007) причинно-следственная связь между интернализацией стереотипов и эффективностью не задокументирована. Поскольку интернализация может относиться к процессу, ведущему к одобрению стереотипов и заниженной самооценке способностей, в настоящем исследовании мы сосредотачиваемся на одобрении стереотипов в качестве заместителя для интернализации стереотипов.Таким образом, мы хотим исследовать, влияет ли смягчение той степени, в которой женщины поддерживают стереотип, на их успеваемость по математике.

5Социальная психология также недавно документально подтвердила, что влияние стереотипов на производительность может иметь более случайный характер. Действительно, многочисленные эксперименты показали, что гендерное поведение чувствительно к ситуациям, в которых оно выражается (например, Sinclair, Huntsinger, Skorinko, & Hardin, 2005; Zanna & Park, 1975), и теоретические модели, таким образом, интегрировали тот факт, что поведение стигматизированные люди могут варьироваться от одного контекста к другому (например,г., Crocker, Major, & Steele, 1998; Deaux & Major, 1987; Monteil & Huguet, 1999). С этой точки зрения стигматизируемая цель не концептуализируется как пассивная жертва: он / она активно борется со своей стигмой, чтобы противостоять ее влиянию (Crocker et al., 1998; Link & Phelan, 2001; Steele, Spencer, & Aronson, 2002). ). Однако в некоторых ситуациях сопротивление стереотипу может быть достаточно дорогостоящим, чтобы фактически привести к его подтверждению. Эта возможность широко подтверждена исследованиями угрозы стереотипов.Согласно Стилу (1997), когда ситуация заставляет людей бояться возможности быть оцененными на основе стереотипов, стигматизированные цели не работают (например, Spencer, Steele, & Quinn, 1999; Steele, 1997; Steele & Aronson, 1995). По иронии судьбы, исследования показали, что группы населения, которые более восприимчивы к эффектам угрозы стереотипов, состоят из лиц, находящихся в авангарде своей группы с точки зрения достижений в стереотипной области, то есть тех, кто с меньшей вероятностью усвоит стереотип ( Стил, 1997).Таким образом, большинство исследований, проверяющих гипотезу стереотипной угрозы, основаны на данных о группах населения, отобранных по их высокому математическому уровню или их высокой математической идентификации (например, Aronson, Lustina, Keough, Steele, & Brown, 1999; Schmader & Johns, 2003 ; Spencer et al., 1999). Угроза стереотипов помогает понять, почему разница в успеваемости выявляется по результатам стандартизированных тестов больше, чем по оценкам (например, Hyde et al., 1990), и когда учитываются тщательно отобранные группы населения (например, одаренные студенты или студенты, которые сдают вступительные испытания в университеты; e.г., PISA, 2004).

6 Таким образом, угроза стереотипа и интернализация стереотипа рассматривались в литературе совершенно по отдельности, чтобы объяснить низкую успеваемость по математике для двух разных категорий женщин: тех, кто усвоил стереотип, которые, вероятно, будут хуже успевать по математике независимо от ситуации, и тех, кто это сделал. нет, но кто может пострадать от угрозы стереотипов. Однако мы подозреваем, что большинство женщин могут подвергаться риску как интернализации стереотипов, принимающей форму поддержки стереотипов, так и угрозы стереотипов с дополнительным пагубным влиянием на производительность.До сих пор очень мало исследований изучало, как одобрение стереотипов и угроза стереотипов могут совместно влиять на производительность. Единственным исключением является исследование Schmader, Johns, and Barquissau (2004). Они предположили, что угроза стереотипа может повлиять на математическую успеваемость женщин, которые поддерживают стереотип, потому что они будут обеспокоены возможностью подтверждения своих собственных убеждений о математической некомпетентности их социальной группы. Результаты подтвердили эту гипотезу: женщины, которые сильно поддерживали стереотип, показали более низкие результаты, когда ситуация оценивала способности их группы, чем когда ситуация оценивала их личные способности, тогда как женщины, которые слегка поддерживали стереотип, демонстрировали одинаковую производительность в обоих условиях.Другими словами, люди могут столкнуться с падением производительности, потому что оценочная ситуация может вызвать различные опасения по поводу подтверждения стереотипа (то есть страх подтвердить стереотипные убеждения других и / или их собственные убеждения). Шапиро и Нойберг (2007) недавно предложили структуру множественных угроз, чтобы учесть очевидные несоответствия, обнаруженные в литературе об угрозах стереотипов, и предположили, что объекты стереотипов действительно могут испытывать разные угрозы. Однако в Schmader et al.Согласно исследованиям, поддержка стереотипов измерялась как переменная индивидуального различия.

7Настоящее исследование направлено на расширение этих результатов путем демонстрации того, что ситуативное стимулирование более высокой поддержки стереотипов может нарушить работу женщин в ситуациях, угрожающих стереотипам. Напротив, побуждение женщин к отказу от стереотипа путем воздействия на них среды, в которой люди не придерживаются стереотипа, может предотвратить пагубное воздействие угрозы стереотипа на производительность. С этой целью студентов-психологов попросили выполнить статистическое задание, представленное либо как неоценочное, либо как оценивающее индивидуальные и групповые способности, и затем их подтолкнули к подтверждению или отклонению стереотипа относительно математических компетенций своей группы путем представления эгалитарного и неэгалитарного в группе (т.например, студенты-психологи) норма (т.е. стереотип в целом разделяют или не разделяют студенты-психологи). Мы ожидали, что представление эгалитарной нормы, ведущее к снижению поддержки стереотипа, уменьшит угрозу для женщин в диагностическом состоянии по сравнению с тем, когда их побуждают поддерживать стереотип. Следовательно, производительность женщин, испытывающих как угрозу стереотипов, так и мгновенную поддержку стереотипов, будет особенно низкой по сравнению с показателями женщин в остальных условиях.

8 Сорок три студентки первого курса бакалавриата факультета психологии приняли участие в этом исследовании в обмен на зачетные единицы курса.

9 Женщина-экспериментатор поприветствовала участников группами по 10 человек. Она попросила их внимательно прочитать инструкции и приложить достаточно усилий, чтобы выполнить задание. После того, как участники прочитали инструкции и заполнили первые страницы, представляющие угрозу стереотипа и манипуляции с подтверждением стереотипа, экспериментатор заявил, что у них будет 25 минут на выполнение статистического теста в любом порядке, который они выберут, и без какого-либо калькулятора.После выполнения задания участники были проинформированы и поблагодарили.

10 Материал . На первой странице буклета изложена общая цель исследования, общая для разных экспериментальных групп. Исследование должно было стать частью исследовательского проекта по заказу Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Университета. По этой причине их попросили приложить реальные и устойчивые усилия в течение всего эксперимента. Затем их попросили назвать первые буквы их имени и фамилии.

11 Затем было введено манипулирование угрозами стереотипов. В диагностическом состоянии участники могли прочитать, что целью исследования было оценить статистический уровень студентов-психологов, а также сравнить уровень мужчин и женщин. В недиагностическом состоянии участники могли прочитать, что цель заключалась в оценке упражнений, чтобы убедиться, что они не вызовут какой-либо гендерной предвзятости.

12Третья страница анкеты представила манипуляцию со стереотипом одобрения.Вторая цель исследования заключалась в том, чтобы оценить и оценить эволюцию убеждений студентов относительно несоответствия способностей мужчин и женщин в математике. Манипуляция стереотипным одобрением была основана на представлении убеждений студентов-психологов в начале года, вызывая эгалитарную норму (условие «низкой поддержки») или неэгалитарную норму (условие «высокой поддержки»). Таким образом, участники с условием «низкого одобрения» могли прочитать, что студенты в целом считают, что нет различий между уровнями женщин и мужчин по математике, в то время как в «условии высокого одобрения» они могли прочитать, что студенты в целом думают, что есть небольшая разница. в пользу мужчин.После этого участникам было предложено ответить на два вопроса, измеряющих степень их поддержки стереотипов ( r (43) = 0,64, p <0,001), и три вопроса для измерения их восприятия математической компетентности (? = 0,94; например, «Ваш математический уровень…» от (1) довольно плохо до (7) довольно хорошо ). Что касается меры поддержки стереотипов, то вопросы касались общей области математики. Им пришлось выбрать из пяти вариантов вариант, с которым они больше всего согласны.Первый вопрос был сформулирован следующим образом: (1) «Мужчины гораздо лучше по математике, чем женщины» ; (2) «Мужчины немного лучше по математике, чем женщины» ; (3) «Мальчики и девочки одинаково хороши в математике »; (4) «Женщины немного лучше по математике, чем мужчины» и (5) «Женщины намного лучше по математике, чем мужчины» . Формулировка второго пункта была следующей: «Мужчины намного более талантливы в математике, чем женщины».

13 За экспериментальными манипуляциями следовало статистическое задание, которое состояло из 15 вопросов с несколькими вариантами ответов, объединенных в 3 упражнения.Эти упражнения были взяты из результатов экзамена на выпускной экзамен (1994).

14Эксперимент проводился по схеме 2 (представление задачи: диагностический против недиагностических) x 2 (поддержка стереотипа: низкий против высокий) между субъектами.

15 Результаты показали, что наша манипуляция была успешной в изменении оценок поддержки стереотипов участников. Действительно, было обнаружено, что участники более решительно поддерживают стереотип в условиях «высокой поддержки» ( M = 2.45; SD = 0,52), чем в условиях «низкого одобрения» ( M = 2,80; SD = 0,52), F (1, 39) = 4,72, p = 0,036,? 2 = 0,11. Фактически, в то время как участники в состоянии «высокой поддержки» сильно поддерживали стереотип (по сравнению с нейтральным значением 3, означающим отсутствие гендерных различий, t (22) = -5,01, p <0,001), участники группы « низкое одобрение »стереотип не имел (по сравнению с нейтральным значением 3, t (19) = -1.71, нс ).

16 Для 39 студентов в нашей выборке массовый предварительный отбор, проводившийся в начале учебного года, позволил нам собрать предыдущие оценки поддержки стереотипов. Пункты были такими же, как и в настоящем исследовании (? = 0,73), и участники в целом одобрили стереотип ( M = 2,51; SD = 0,53, по сравнению с нейтральным значением 3, t (38) = — 5.72, р. <0,001). Мы получили такие же результаты при выполнении анализа, контролируя эти оценки, F (1, 34) = 4.06, стр. = 0,052,? 2 = 0,10, что еще более убедительно свидетельствует о том, что наша манипуляция была успешной.

17 Было также обнаружено, что манипуляции со стереотипами изменяют восприятие учащимися компетентности в математике. Действительно, участники в состоянии «низкой поддержки», как правило, имели более высокое математическое самовосприятие ( M = 3,95; SD = 1,62), чем участники в условии «высокой поддержки» ( M = 3,14; SD = 1,25), F (1, 39) = 3.28, стр. = 0,08,? 2 = 0,08. Опять же, учитывая предыдущий уровень поддержки стереотипов, результаты были такими же: F (1, 34) = 3,78, p = 0,06,? 2 = 0,10.

18 Чтобы точно проверить наши гипотезы, мы провели три сфокусированных контраста. Первый контраст проверял, привели ли женщины к утверждению стереотипа и в диагностической ситуации ( M = 6,08) испытали бы снижение производительности по сравнению со всеми другими участниками.Он был значительным: t (39) = 2,65, p = 0,012 (величина эффекта r = 0,41; см. Рисунок 1). Второй контраст преднамеренно проверял, способствует ли представление эгалитарной среды (т. Е. Состояния, в котором поддержка женских стереотипов слабее) производительность против негативного воздействия угрозы стереотипов. Результаты показали, что это имело место, поскольку показатели женщин в диагностической ситуации были немного лучше в условиях низкого одобрения ( M = 7.89), чем в условиях высокого одобрения ( M = 6,08), t (39) = -1,93, p = 0,06 (размер эффекта r = 0,31). Наконец, третий контраст не выявил значительной разницы в производительности между недиагностическими ситуациями ( M = 7,63 в условиях высокого одобрения; M = 8,45 в условиях низкого одобрения), t (39) <1.

19 Это исследование было разработано для проверки, используя полный экспериментальный план, гипотетического совместного влияния поддержки стереотипа и угрозы стереотипа на успеваемость женщин по математике, а также того, будет ли побуждение женщин к отказу от стереотипа смягчать их работу в ситуации угрозы стереотипа.В соответствии с первой гипотезой результаты показывают, что по сравнению со всеми другими условиями, математическая успеваемость женщин является самой низкой, когда тест характеризуется как диагностика математических способностей и когда они вынуждены поддерживать свой групповой стереотип. Более того, в соответствии со второй гипотезой, снижение поддержки стереотипа (и, как следствие, более высокое самовосприятие компетентности) позволяет восстановить производительность в угрожающей ситуации. Взятые вместе, эти результаты также показывают, что интернализация стереотипов не может иметь необратимых пагубных последствий.В самом деле, изменение степени, в которой женщины поддерживают стереотип, может противодействовать долгосрочным эффектам интернализации стереотипа.

20Эти результаты имеют практическое значение для студенток-психологов. Действительно, эти студенты посещают обязательные уроки статистики — предмет, который им часто не нравится и по которому они получают плохие результаты (например, Bonnot & Croizet, 2007; Onwuegbuzie & Wilson, 2003; Tremblay, Gardner & Heipel, 2000). Текущее исследование использовало статистический тест в качестве показателя успеваемости по математике и подтвердило, что женщины могут подвергаться риску как интернализации стереотипов, так и эффектов угрозы стереотипов в этой области.Однако существуют определенные методы, позволяющие смягчить последствия таких ситуаций для самооценки (например, путем активизации обучения по сравнению с целями производительности; например, Elliott & Dweck, 1988). Наши результаты показывают, что необходимо подвергнуть сомнению представления о математических способностях женщин и мужчин (Eccles, 1989). Действительно, женщины в наших исследованиях (Bonnot & Croizet, 2007, и это исследование), а также в других (например, Blanton, Christie, & Dye, 2002) в целом поддерживали идею мужского превосходства в математике.

21 Тем не менее, когда манипуляции с социальной нормой привели к снижению поддержки женщинами негативного группового стереотипа, их математические способности повысились в условиях угрозы стереотипа. Таким образом, представление менее сексистской, более равноправной среды, пересматривая обоснованность гендерного разрыва в математике и, следовательно, изменяя применимость стереотипа к студентам-психологам, позволило противодействовать эффектам угрозы стереотипа, вызванным диагностическим условием.Следовательно, женщины в этом состоянии достигли лучших результатов в угрожающей ситуации. Эти результаты согласуются с исследованиями, показывающими, что воздействие теории угрозы стереотипа (Johns, Schmader, & Martens, 2005) или воздействие успешной женщины (Marx & Roman, 2002) снижает влияние угрозы стереотипа. Тем не менее, следует отметить, что, в отличие от решения Маркса и Романа (2002), мы не просто позволяем женщинам отойти на некоторое расстояние от стереотипа (и группы) через воздействие на образец для подражания, который может рассматриваться как «исключение». к правилу », и кто может подчеркивать индивидуальные стратегии преодоления пагубного воздействия стереотипов.Вместо этого мы подчеркиваем коллективную стратегию видения всей своей группы, включая себя, такой же компетентной, как и любой другой в стереотипной области.

22 Тот факт, что стереотип за счет его интернализации и воздействия в тестовых ситуациях меняет успеваемость женщин по математике, имеет социальные последствия. В самом деле, это позволяет укрепить социальную структуру как таковую. Тем самым он активно способствует воспроизведению успеваемости женщин по математике и, кроме того, воспроизводству неравных социальных структур.Наши результаты согласуются с гипотезой системного обоснования, которая предполагает, что стереотипы функционируют как эссенциалистские инструменты, позволяющие оправдать и усилить неравенство (Glick & Fiske, 2001; Jackman, 1994; Jost & Banaji, 1994; Tajfel, 1981; Yzerbyt, Rocher, & Шадрон, 1997). Тот факт, что женщины в целом поддерживают стереотип, показывает, что давление социализации настолько эффективно, что сами женщины могут иногда способствовать своей собственной девальвации и фаворитизму чужих групп, что может быть объяснено необходимостью рационализировать свое положение в социальной структуре (Jost & Banaji, 1994). ).Помимо необходимости оправдывать неравенство в какой-то конкретной области, это необходимость узаконить всю социальную систему, которая может частично отвечать за успеваемость женщин по математике в соответствии с предписаниями стереотипа. Большое количество исследований, показывающих, что эффекты угрозы стереотипов могут быть обнаружены при угрозе всей идентичности женщины, а не только ее компетенции в стереотипной области, указывают на то, что это может иметь место. Например, показ сексистской рекламы (Davies, Spencer, Quinn, & Gerhardstein, 2002), вызывающий озабоченность по поводу женского тела (Kiefer, Sekaquaptewa, & Barczyk, 2006), или утверждение, что тестирующий является сексистом (Adams, Garcia, Purdie- Vaughns, & Steele, 2006) усиливают эффекты угрозы стереотипа, в то время как перечисление сходства между полами перекрывает его пагубное влияние (Rosenthal & Crisp, 2006).Было бы особенно интересно рассмотреть, как стереотипы о некомпетентности определенных групп интегрируются в потребность оправдать неравные социальные отношения (см. Bonnot & Jost, 2010). Мы можем выдвинуть гипотезу о том, что необходимость обоснования социальной иерархии является необходимым условием возникновения эффекта стереотипов некомпетентности на деятельность стигматизированных членов группы. Тот факт, что мы получаем одинаковые результаты в угрожающих и не угрожающих ситуациях, когда ставится под сомнение существование расхождений в математическом уровне между мужчинами и женщинами, подтверждает эту гипотезу.Признание большего институционального влияния, такого как идеология легитимации, на производительность, может быть особенно важным для понимания социальной динамики, играющей в социальном регулировании когнитивного функционирования.

Исследование, представленное в этой статье, основано на докторской диссертации, представленной Виржини Бонно под руководством Жан-Клода Круазе в университете Блеза Паскаля в Клермон-Ферране. Он был представлен на 15-м общем собрании Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии (Опатия, 10-14 июля 2008 г.).

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *