Сказкотерапия что это такое: Сказкотерапия, как метод психологической работы с детьми и взрослыми

это «взрослый метод»! //Психологическая газета

Татьяна Зинкевич-Евстигнеева, директор Санкт-Петербургского Института сказкотерапии, отвечая на вопросы «Психологической газеты», расскажет о своем методе.

Почему я занимаюсь сказкотерапией?

Получив психологическое образование, я искала не директивный, но эффективный метод психологической работы. Это оказалось непростым делом, ведь насыщение инструментария психолога-консультанта в нашей стране происходило, в основном, за счет адаптации клинических методов и приемов. Мне хотелось найти такой метод передачи человеку психологической информации, который бы имел многовековую традицию и был сообразен внутренней природе человека. Я задумалась над тем, каким образом в разные времена люди решали собственные психологические проблемы. Исследуя разные источники и размышляя, я поняла, что существовала традиция поддержки человека словом, интересной историей. Действительно, важнейшая психологическая  информация традиционно передавалась и передается посредством метафоры и увлекательного сюжета. Так, собственно, и родилась сказкотерапия.

С другой стороны, в каждом из нас живет сказочник, потому что каждый из нас обладает Фантазией. Именно фантазия и воображение помогают нам формировать образ будущего. Для нашей жизни важно, чтобы этот образ был положительным, красивым, достойным. «Таким, как в сказке», — можете сказать вы, и будете правы. Ведь сказки не только развивают воображение, но и дисциплинируют его. Недаром говорят, что признак настоящей сказки — хороший конец. Так и с нашим образом будущего — он обязательно должен быть положительным. Ведь он — наша жизненная программа.

В каждом из нас немало жизненных программ, заложенных не нами, а другими людьми, встреченными нами на жизненном пути. Это родители, педагоги, друзья, герои книг и кинофильмов. Представляете, сколько в нашем внутреннем мире сказочных сюжетов?! И какой же из них НАШ СОБСТВЕННЫЙ?

Во всех этих хитросплетениях старается разобраться сказкотерапевт.

И особенно это касается нас, взрослых. Поэтому я утверждаю: сказкотерапия — это «взрослый метод»!

Для сказкотерапевта новый клиент — это новая история, новая сказка. Поэтому мне всегда интересно с людьми. Да, многие фабулы повторяются. Но это и неудивительно — действия архетипических сюжетов никто не отменял!

Для меня сказкотерапия самый тонкий метод психологического воздействия и взаимодействия. Да, он требует терпения, веры в ресурс клиента и понимания общих законов развития. Но когда видишь ПРОБУЖДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ, понимаешь, что «игра стоит свеч».

Я с уважением отношусь к другим психологическим системам, но сказкотерапия самый органичный для меня подход. Сказкотерапия — язык, на котором можно говорить с душой человека, когда он будет к этому готов.

Какие ситуации мы рассматриваем на занятиях.

Занятия у нас разные и люди разные. Поэтому мы рассматриваем любые ситуации, не отказываясь от самых трудных.

Важный момент сказкотерапевтической работы — совершение символического действия. Я часто повторяю: «Многократно повторенное символическое действие меняет ситуацию в материальном мире». Сказкотерапевт предлагает клиенту множество символических действий: создание сказки в песочнице, изготовление собственной куклы, сочинение сказки, изготовление волшебных красок и ожерелья собственной жизни и многое другое. Главное, чтобы создаваемый мыслеобраз (сказка) становился позитивной жизненной программой. Правда, не все люди готовы сразу абстрагироваться от житейского социального уровня проблемы и перейти к обсуждению внутреннего противоречия на символическом уровне. Многим требуется предварительный «разогрев». который я называю «приобщением к информационному пространству метафоры». Другими словами, я, рассказывая клиенту различные истории, стараюсь пробудить его собственное ассоциативное поле, его Фантазию. Именно с этим пробуждением связано множество историй клиентов.

На семинаре, посвященном обучению сказкотерапевтов, мы придумываем сказки, которые помогут нашим участникам оказывать психологическую помощь своим клиентам. Так, например, недавно, участники семинара предложили разобрать случай молодой женщины, ощущающей себя неуверенной и виноватой. Самой большой трудностью для нее было говорить «нет» в ситуациях, которые ее не устраивали. Это одна из широко распространенных психологических проблем, хорошо знакомая консультантам. Группа сказкотерапевтов придумала для этой женщины сказку о королеве и ее двух министрах. Министр Правой руки всегда говорил «да», Министр Левой Руки всегда говорил «нет». В результате придворных интриг и ссоры двух министров, Министр Левой Руки был отправлен в темницу. Что тут началось! Фактически в сказке была описана жизнь нашей героини, ее трудности были доведены до абсурда. Сказочной королеве пришлось реабилитировать своего Министра Левой руки и учиться мудро управлять своей страной. История, как и полагается сказке, закончилась красиво.

Надо сказать, что когда прочитали эту сказку, некоторые участники семинара сказали, что узнали в героине истории себя и готовы теперь пересмотреть собственный взгляд на происходящее в их жизни.

Бывают очень сложные случаи, связанные с потерями и другими кризисными ситуациями. Но сказкотерапевт знает, что смысл есть во всем, только нужно время, чтобы его увидеть и осознать.

Как я повышаю свою квалификацию.

Прежде всего, читаю. Теперь уже не психологическую литературу, а сказки. мифы, притчи, легенды, художественную литературу. Сегодня мне легче понять, что на самом деле стоит за описываемыми событиями.

С другой стороны, я стараюсь использовать любую возможность, чтобы попасть на лекции или семинары. Не только к своим коллегам, но и представителям смежных дисциплин: историкам, культурологам, филологам, философам, художникам, режиссерам, литераторам.

Кроме того, я считаю одним из прекрасных способов повышения квалификации — путешествия. Изучения жизни, нравов, истории, культуры разных этнических групп дает колоссальный приток идей и знаний.

Пожелание читателям.

Я желаю уважаемым читателям веры в собственную творческую силу. Я желаю всем, чтобы на жизненном пути как можно чаще встречались СВОИ люди, близкие вам по общекультурному и духовному уровню. Я желаю всем нам реализации в материальном, социальном мире светлых и добрых сказок. Правда, сначала они должны родится в нашей голове и душе, нам нужно поверить в них всем сердце и тогда произойдет… ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО. Когда вдруг, вроде бы совершенно неожиданно (но вполне закономерно), происходит удивительное и желаемое событие. Ведь мы живем в той сказочной реальности, которую, во многом, создаем сами. 

Что такое сказкотерапия | Радуга сказок

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОТ АВТОРА МЕТОДА КОМПЛЕКСНОЙ СКАЗКОТЕРАПИИ Т.Д. ЗИНКЕВИЧ-ЕВСТИГНЕЕВОЙ

Об этом методе существуют разные представления. Кто-то считает себя сказкотерапевтом на том основании, что в детстве читал сказки. А кто-то предпочитает изучить этот метод серьезно и совершенствоваться в нем. Конечно, я, как автор, сторонница второго подхода. Чтобы сориентировать вас в методе, я немного расскажу о нем. «Из первых уст», так сказать…

  1. Сказкотерапия — что это такое?

Определений у Комплексной Сказкотерапии© немало. Это и система развития эмоционального интеллекта, и способ перевода с языка подсознания на язык сознания, и метод расшифровки древних (архетипических) сюжетов, действующих в жизни современного человека… Человеку, пришедшему первый раз на консультацию я бы сказала так: «Сказкотерапия – это процесс пробуждения сердца. Помните, как Лис открыл Маленькому Принцу самый главный секрет жизни и счастья? «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь».

Человеку с пробужденным сердцем жить гораздо веселее и понятнее. Да, иногда ему бывает грустно, оттого, что он замечает вокруг; но эта грусть помогает ему развивать собственный творческий потенциал и укрепляться на жизненном пути. Благодаря добрый сказке может состояться самая главная встреча в Вашей жизни – Встреча с самим собой».

Можно сказать, что сказкотерапия – это одновременно эко, био и нано технология. Эко – потому что экологически чистая. Сказкотерапия не приносит вреда ни психике, ни душе, ни уму, ни сердцу. На этот метод, как правило, не бывает аллергии. Каждому человеку сказкотерапевт подбирает свою особенную метафору, свою особенную сказку.

Био – потому что сказкотерапия природосообразна. В ней нет ничего искусственного, одни природные компоненты. Добрые слова, красивые метафоры, чистые жизненные смыслы. Во все времена сердца, души и умы потребляли сказки. Потому что сказки, легенды, притчи, мифы – качественная пища для разума, сердца и души. Причем, пища разнообразная – и сладкая и соленая, и с горчинкой, и с кислинкой. Миллион оттенков вкуса, эмоций, смыслов можно разглядеть, расшифровать в сказках и напитаться ими. И эта пища будет без примесей и стабилизаторов вкуса.

Нано – потому что сказкотерапия глубоко проникает в сердце, сознание, подсознание и даже душу. Мельчайшие частицы сакральной информации проникают в микроскопические отверстия нашего разума и чувств. Там они производят очистительные работы. Вычищают заблуждения и застарелые обиды. А потом наполняют внутреннее существо светом чистой сакральной информации, производят добрые перемены в мировосприятии, отношении к самому себе и близким людям. Благодаря всем этим эко, био и нано процедурам, и происходит Встреча взрослого человека с самим собой. Потому то сказкотерапия – это метод для взрослых.

Хотя сказки чаще рассказывают детям…

Так принято думать. Но это – очередное заблуждение! Разве взрослым не рассказывают сказки?! Только всегда ли они КАЧЕНСТВЕННЫЕ и ДОБРЫЕ? Почему многие сказки для взрослых страшные, кровавые, лишающие надежды, запугивающие и развращающие? Эти сказки уже не называют «сказками», им дают другие названия: «новости», «сериалы», «художественные фильмы», «модные романы»… Но их СКАЗЫВАЮТ, и СКАЗАННОЕ действует на мысли, чувства, сознание и подсознание. От последствий воздействия таких «взрослых сказок» и лечит сказкотерапия.

Мы используем только качественные и добрые сказки, — и в этом тайна «терапевтического эффекта».

Конечно, сказкотерапия это метод и для детей. Метод воспитания, развития критического мышления и эмоционального интеллекта. Метод, позволяющий не наказывать ребенка, но воспитывать его словом. Метод, исключающий жестокость воздействия и развивающий способность думать.

Потому то его так охотно осваивают родители. Изучая этот метод, они воспитывают и исцеляют себя сами. Дети это чувствуют и меняются вместе со своими родителями. В семьи приходит Мир и Порядок.

Комплексная Сказкотерапия© — это метод подбора точных слов и точных сказок для каждого человека, и ребенка, и подростка, и взрослого.

Откуда берется точность?
У нас есть своя «вычислительная машина». Она работает на собственной концепции архетипов и архетипических сюжетов. Архетип – это древняя матрица, первичный закон, базовый смысл. Благодаря этой системе можно распознать глубинный механизм трудной жизненной ситуации и показать его человеку под увеличительным стеклом доброй сказки. В этой же истории шифруется и способ разрешения трудности. Благодаря знанию архетипов, сказкотерапевту нетрудно подобрать точную историю для клиента. Создать каркас сказки, которую человек может написать и сам.

Словом, Комплексная Сказкотерапия© – это «точная наука». Каждая сказка, каждая метафора «математически выверена» и действует точно на разрушение проблемного механизма, заблуждения или подавленного чувства.

Кроме этого, Комплексная Сказкотерапия© — это еще и язык. Особый язык на котором происходит разговор о тонких и важных вещах. Это язык деликатный, но весьма доходчивый и эффективный. Если взяться за труд изучить его, и начать на нем разговаривать, то и близкие люди постепенно начнут говорить на этом языке. А этот язык ВСЕГДА несет взаимопонимание.

Приведу пример того, как мама начинает говорить с ребенком на сказочном языке. Допустим, хочет она сказать строго и раздраженно: «А ну, не хватай еду грязными руками! Сколько раз я тебе говорила, что надо мыть руки! Что, заболеть хочешь?!». Это звучит совсем не сказочно.

Вместо этого она вдруг изрекает: «Солнышко мое, вот ты сейчас тянешься немытой ручкой за едой, а ведь еще и не знаешь историю о том, как Руки с Чистотой подружились! Постой, пойдем помоем руки и я расскажу тебе эту сказку!»

И дальше мама рассказывает историю о том, как жили две маленькие ручки, которые никогда не знали ни мыла, ни воды. Они хватали все на свете, все, до чего могли дотянуться. И вот однажды… захватила их в плен Грязь-грязища. Нелегко было ручкам в плену, всю свою силу они разом растеряли, и только и мечтали о том, чтобы вернулись старые времена, когда были они свободны и веселы. Но кто им поможет вырваться из плена?.. Когда в плен к Грязище попадаешь, есть только одна защитница-избавительница. И зовут ее Чистота. Живет Чистота на вершине горы в чистом-пречистом домике. У нее есть верные слуги доброго нрава – Душистое мыло и Чистая вода. Кто об их существовании знает, всегда их на помощь зовет. Они очень-очень отзывчивые. Стоит только крикнут: «Защитница наша Чистота, Душистое мыло, Чистая вода – приходите, помогите, из плена грязи освободите!», — как они тут как тут. Божья коровка проникла в темницу к нашим ручкам, и рассказала им, как освобождение получить. Как ты думаешь, чем закончилась эта история? Да, ручки наши освободились из плена. Потому что Душистое мыло и Чистая вода Грязищу победили. И с тех самых пор, ручки никогда больше не желали в плен к Грязище попадать. Всегда вовремя Чистоту на помощь звали. Как и мы с тобой сейчас. Привычка призывать Чистоту, мыть руки, особенно перед едой – это добрая привычка. Она человека бережет и других радует.

Конечно, сказочный язык более многословен. Но результат стоит этих слов. Добрые привычки скорее формируются от добрых вразумляющих слов, нежели чем от резких и пугающих.

  1. Что конкретно делает сказкотерапевт, чтобы достичь результата?

Нередко человек приносит сказкотерапевту совсем не ту проблему, которая его, на самом деле беспокоит. Поэтому, первым делом, мы внесем в ситуацию ясность и определим в какой точке своего жизненного пути находится человек, какие задачи решает, какими инструментами пользуется. И главное – постараемся установить – какой он жизненный урок проходит. Далее сказкотерапевт расскажет человеку о смысле жизненного урока, приведет примеры из сказок и жизни, чтобы было понятно, как этот урок «работает». Затем сказкотерапевт расскажет историю, в которой содержится «шифр» жизненной ситуации человека, предупреждения об ошибочных действиях и рекомендации по разрешению возникших трудностей. Благодаря рассказанной сказке, человек посмотрит на свою жизненную ситуацию со стороны и получит конкретные рекомендации для изменений к лучшему. В результате у него будет ощущение, что в его голове стало больше ясности и понимания, что делать. Такой эффект достигается даже после одной консультации. Сила метафоры, доброй сказки велика. Если человек будет работать со сказкотерапевтом длительное время, он сам станет сочинять сказки, которые достойным образом постепенно изменят его жизнь.

  1. Как работает метод: случай-иллюстрация.

Когда приходят родители и рассказывают о том, как им трудно справиться с характером ребенка, результат понятен. Они получают индивидуальный маршрут развития своего наследника. Гораздо интересней увидеть, как меняется представление человека о себе самом или конфликтной ситуации. Как то раз на прием пришла женщина (назовем ее Катя) и рассказала, что длительное время она пребывает в угнетенном состоянии духа. Выяснилось, что более всего тяготит ее чувство вины. Сестра и мать постоянно обижаются на нее по самым пустым поводам. Сама женщина убеждена, что должна исполнять любые капризы своих родственниц на том простом основании, что ее жизнь сложилась лучше, чем у них. Сестра часто ей говорит: «Конечно, тебе-то хорошо, ты удачно вышла замуж, у тебя все есть, все счастье из нашей семьи тебе досталось, а мне – ничего». Мать также постоянно говорит нашей героине, что она своим семейным и социальным счастьем обязана несчастьям сестры. Со стороны ситуация кажется смешной, но нашу героиню она мучает уже не первый год. Из-за ее терзаний страдают муж и дети. Я рассказала Кате о древнем (архетипическом) сюжете, который мы называем «Женское коварство». Чтобы понять его достаточно вспомнить «Сказку о царе Салтане», где героиня сталкивается с завистью родственниц. Я предупредила Катю о всех ловушках этого древнего сюжета и уроках, которые проходит героиня. А потом рассказала ей сказку о том, как появилась Вина. Я придумала ее прямо на консультации специально для Кати. Потом она помогла многим моим клиентам. Так часто бывает – что-то придумываешь для одного человека, а потом это помогает многим. Позвольте расскажу ее и вам.

«Давным-давно, в одном королевстве оказался на престоле малолетний король-сирота. Править ему помогал верный советник по имени Совесть. Государство процветало, несмотря на юный возраст правителя. Все шло своим чередом, юный король рос, у него появлялись другие советники. Он чтил и любил своего Первого Советника, но тому почему-то стало казаться, что он больше не нужен. И вот однажды, советник забыл о своем долге и покинул дворец, чтобы пойти куда глаза глядят. Сколько времени он шел, то нам неведомо. Ноги привели его в одну придорожную таверну. Он попросил себе еды и первый раз в жизни заказал к обеду вино. Эффект, который оно на него произвело, понравился советнику. Он спрашивал хозяина еще и еще вина. Это продолжалось много времени. Так много, что советник позабыл самого себя: кто он, откуда, чем занимается и как его имя. Поскольку он постоянно требовал вина, его так и стали звать – Вина. Ведь никто не знал в этой таверне, что у короля пропал Первый Советник по имени Совесть…

Надо сказать, король быстро хватился своего советника и разыскивал его по всей стране. Так был обнаружен заросший и опустившийся государственный деятель в придорожной таверне. Даже когда его уводили во дворец, он шел и кричал: «Вина мне, вина!». Увидев своего советника в таком состоянии, мог ли король довериться ему в делах государственной важности?!

Король был мудр. Он велел отмыть и привести в порядок своего придворного, чтобы он вспомнил, что имя ему не Вина, а Совесть. Этот урок оба запомнили навсегда. Король понял, что все важные решения можно принимать только соотнеся их с внутренним голосом Совести. Вина же способна сбить с пути даже самую светлую голову в государстве. А мастерство жизни и управления государством заключается в том, чтобы четко различать голоса Совести и вины». Что касается Кати, она поняла, что ее путь сейчас: противостоять зависти и не поддаваться чувству вины. Ведь на ней лежит важная жизненная задача – приобрести опыт женского счастья и оставить его в наследство своим дочерям.

Принципы Комплексной Сказкотерапии©

  1. Принцип Жизненной Силы. Сказкотерапевт совместно с человеком работают над накоплением, восстановлением, познанием Жизненной Силы.
  2. Принцип Моста. Сказкотерапевт помогает клиенту образовать символический мост между реальностями, мирами Яви и Нави, внешним и внутренним, социальным и тонким, материальным и духовным.
  3. Принцип самодисциплины. Самодисциплина воображения, мыслей, чувств, поступков.
  4. Принцип кристалла. Каждая жизненная или сказочная ситуация – это кристалл со множеством граней. Проблемное видение, «суженное сознание» возникает тогда, когда человек видит не более 2-3 аспектов ситуации. Сказкотерапевт меняет отношение клиента к ситуации, за счет рассмотрения наибольшего числа ее граней. Количество рассматриваемых аспектов ситуации зависит от уровня сознания, общекультурного уровня клиента.

4.Как человеку понять, что это именно его метод? или метод для него?

Для личной психологической помощи наш метод подойдет человеку тонко чувствующему и творческому. Понимающему, что такое Добро, а что такое зло. Ощущающему, что он пришел в этот мир неслучайно.
Также Комплексная Сказкотерапия – универсальный метод для помощи родителям в воспитании достойных наследников, и деликатного разрешения всех внутрисемейных уроков.

5. Чем Комплексная Сказкотерапия отличается от других методов?
Прежде всего, деликатностью. Основная область работы сказкотерапевта – система ценностей человека. Воздействие глубинно и устойчиво. Жизненный путь понимается как Приключение, а внутренняя организация человека объясняется через метафору Государства. Внутри нас имеется целое богатое государство в котором важно навести порядок. Семья, род – также государство. Поэтому так разрушительны внутри семейные конфликты. Ведь они ни что иное как гражданские войны.
И еще одна отличительная особенность метода – сказкотерапевт описывает жизнь человека в специальных сказках, дает рекомендации, предваряя это историей, — а это большой подарок для пробуждающегося сердца.

6. Мои пожелания вам, дорогие друзья
Желаю и призываю больше сочинять сказок со счастливым концом – они способны реально изменить жизнь в лучшую сторону. Добрая сказка – это новая жизненная программа. Будьте смелее, меняйте свою жизнь в воображении, записывайте это в виде сказки, — и придут новые возможности. Такой труд и есть самое настоящее Волшебство.

Сказкотерапия как метод психологической работы с детьми

Теория и методика обучения и воспитания (по областям и уровням образования) | Мир педагогики и психологии №1(18) Январь, 2018

УДК 159.9.07

Дата публикации 24.01.2018

Козеева Елена Олеговна
студентка 1 курса магистратуры, кафедра педагогики и психологии, Мичуринский государственный аграрный университет, РФ, г. Мичуринск

Аннотация: В данной статье рассматриваются теоретические аспекты сказкотерапии как метода психологической работы с детьми.
Ключевые слова: сказкотерапия, метафора, сказка, дети, психологическая работа

Therapy with fairy tales as a method of psychological work with children

Kozeeva Elena Olegovna
1st year student chair of pedagogy and psychology, Michurinsky State Agrarian University, Russian Federation, Michurinsk

Abstract: This article deals with theoretical aspects of therapy with fairy tales as a method of psychological work with children.
Keywords: therapy with fairy tales, metaphor, fairy tale, children, psychological work

В мире практической психологии за последние двадцать лет произошло развитие многих новых направлений психологической работы с детьми. Одним из таких новых перспективных направлений является сказкотерапия. Сказкотерапия была признана в качестве метода психологической работы всего два десятилетия назад, но, не смотря на такой малый срок, метод сказкотерапии стремительно развивается и завоевывает призвание не только специалистов в области теоретической и практической психологии, но и педагогов и врачей, что говорит о широких возможностях метода.

В настоящее время понятие «сказкотерапия» все чаще можно встретить на страницах специализированных периодических изданий. Также в специальных и популярных журналах можно встретить термин «сказкокоррекция» (в основном этот термин употребляют, по каким-то причинам педагоги). По нашему мнению принципиальной разницы между термином «сказкокоррекция» и «сказкотерапия» нет.

В серьезности метода сказкотерапии сегодня уже нет необходимости никого убеждать. Данный метод имеет серьезную неоспоримую перспективу. Сказка развивает самосознание человека, путем использования метафорических ресурсов, преследует гуманные цели, действует очень мягко, но, тем не менее, эффективно и результативно.

Метод сказкотерапии имеет очевидный потенциал, однако в психологии образования он используется редко. Особенность метода сказкотерапии в том, что его возможно использовать не только в работе с дошкольниками, но и с детьми младшего и старшего школьного возраста, а также, что немаловажно, с взрослыми людьми.

Если несколько десятилетий назад слово «сказкотерапия» вызывала недоуменные взгляды и уточняющие вопросы специалистов практиков, то на сегодняшнее время ситуация поменялась коренным образом. Специалистов-психологов, применяющих метод сказкотерапии сегодня можно встретить во многих детских образовательных учреждениях: детских садах, психологических и коррекционных центрах, больницах и пр. Но сам термин «сказкотерапия» до сих пор разными психологами трактуется и понимается по-разному, и соответственно разными психологами вкладывается разный смысл в этот термин. Порой смыслы так различаются, как допустим отличается бытовая сказка от волшебной.

Обращаясь к истокам, хотелось бы отметить, что корни сказкотерапии восходят к основателям этой науки. В числе ученых, занимающихся интерпретацией сказок, были такие великие умы, как З. Фрейд и К. Юнг, которые очень интересовались сказками. И З. Фрейд и К. Юнг считали, что в сказках содержатся события, которые могут помочь человеку найти выход из сложных жизненных ситуаций. Этот метод считается очень деликатным, он не влечет за собой разрушительных последствий, при его применении используются добрые слова, яркие образы (метафоры).

В своих исследованиях к сказкам обращались как зарубежные, так и отечественные ученые, такие как: Э. Фромм, Э. Берн, Э. Гарднер, А. Менегетти, М. Осорина, Е. Лисина, Е. Петрова, Р. Азовцева, Т. Зинкевич-Евстигнеева, И. Вачков, В. Пономарева, А. Наговицын и т.д.

Какое же определение дать понятию «сказкотерапия»? Если исходить из самого термина, то логично подумать, что сказкотерапия – это собственно лечение сказками. Издревле знания из поколения в поколение передавались через сказки, легенды и мифы, притчи и истории. Возникает вопрос, причем тогда лечение? Этот вопрос подразумевает множество ответов, так как знание безусловно имеет лечебный эффект. Поэтому под лечением сказками, мы подразумевает что клиент, совместно с психологом, открывает для себя знания, которые таятся и живут в его душе и в настоящее время являются терапевтическими.

Один из самых известных в области сказкотерапии психологов Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева определяет сказкотерапию так: «Сказкотерапия – это процесс поиска смысла, расшифровки знаний о мире и системе взаимоотношений в нем как набор способов передачи знаний о духовном пути души и социальной реализации человека, как воспитательную систему, сообразную духовной природе человека. Это процесс образования связи между сказочными событиями и поведением в реальной жизни. Это процесс переноса сказочных смыслов в реальность». [2, с.4]

Вачков И.В. дает следующее определение: «Сказкотерапия —  это такое направление практической психологии, которое, используя метафорические ресурсы сказки, позволяет людям развить самосознание и построить особые уровни взаимодействия друг с другом, что создает условия для становления их субъектности». [1, с.5]

Короткова Л.Д. определяет сказкотерапию, следующим образом: «Сказкотерапия – это метод, использующий сказочную форму для коррекции эмоциональных нарушений и совершенствования отношений с окружающим миром». [4, с.3].

Ребенок с помощью сказкотерапии может понять и пропустить содержание сказки через свой внутренний мир. Сказкотерапия позволяет ребенку распознать свои собственные страхи, ощущения, чувства. Метафора сказки имеет свойство расширять границы детского сознания, она также затрагивает слови подсознательного, помогает осмыслить важность психических процессов, происходящих внутри и понять их смысл.

Устранение агрессии у детей, детски страхов, тревожности, а также установление доверительного, позитивного взаимоотношения ребенка, с окружающими его людьми – является целью и задачей сказкотерапии.

Если буквальное содержание сказки воспринимается сознанием, то подсознание имеет другое сложное задание: оно обрабатывает и разгадывает метафорические сообщения, расшифровывает скрытый смысл сказочной метафоры, который находится на втором плане и не имеет очевидного содержания.

Сказочная метафора на сознательном уровне воспринимается ребенком как нереальное событие. Поэтому события, которые происходят в сказке, воспринимаются ребенком на уровне игры, он не придает им серьезного значения, но в тоже время подсознательный уровень определяет сказочные события, как нечто реальное.

Сказка является главным инструментом сказкотерапии, именно сказка позволяет создавать модели различных ситуаций, для того, чтобы можно было посмотреть на них со стороны. Ядром и важнейшим инструментом любой сказки выступает метафора.

Метафора (греч, «перенос») – слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит сравнение неназванного предмета или явления с каким-либо другим на основании их общего признака.

«Понятие метафоры может быть определено различным образом: как «произнесение одного, подразумевая другое», как «отклонение от семантических правил» и как «совершение имплицитных сравнений, отличающихся от наблюдаемых у объектов» — именно так определяют понятие метафоры P.P. Хоффман, Е.Л. Кохран и Дж.М. Нид.

Как мы уже отмечали выше, смысл сказки, заключенный в метафорическую форму, воспринимается ребенком только на уровне подсознания. Именно это, позволяет нам говорить о сказке и метафоре, как о важнейших психотерапевтических техниках. Использующие в своей практике психотерапевтические метафоры психологи, неоднократно обращали внимание, что положительный эффект не всегда наступал, когда ребенок пытался вспомнить метафору именно на сознательном уровне. Отсюда можно сделать важный вывод – метафора действует вне сознания людей.

Тем не менее, по мнению некоторых ученых, некоторые литературные тексты, отличные от сказок, содержат в себе значительно больше метафор. Так, один из исследователей сказки Тереза Добжиньская, отмечает: «При наличии сказочной жанровой рамки те выражения, которые в любом другом тексте могли быть употреблены лишь в качестве метафор (при буквальном прочтении они были бы абсурдны, так как описывали бы невозможные в действительности ситуации), в сказке даже в буквальном прочтении воспринимаются как норма». Далее она добавляет: «Тот факт, что метафора достаточно редко встречается в сказках, объясним и с чисто литературной точки зрения: мир сказки настолько богат чудесными событиями, что его необязательно приукрашивать за счет тех средств, которые предлагает метафора, то есть взгляда на мир через призму других явлений или предметов». [1, с.12]

Чье детство не проходило вместе со сказкой? Найдется не так много людей, кто в детстве не был окутан сказочным пленом. Сказки удивительны в своей простоте, но в тоже время поучительные и захватывающие. Сказка погружает ребенка в мир эльфов и гоблинов, волшебников и ведьм. На первый взгляд сказка очень проста, но только на поверхности. Сказка таит в себе множество зашифрованной информации о жизни, мире и о месте в нем ребенка. Что же такое сказка?

Определений термина «сказка» очень много. Но среди всего множества определений, есть одно, которое не является исчерпывающим, но уж точно одно из самых красивых. Речь идет об определении знаменитого русского философа Ивана Ильина: «Сказка – это сон, при­снившийся нации». [1, с.30]

Ожегов С.И. дает следующее определение: «Сказка – это повествовательное, обычно народно-поэтическое, про­изведение о вымышленных лицах и событиях, преиму­щественно с участием волшебных, фантастических сил».

В словаре русского языка сказка определяется как: «Сказка – это повествовательное произведение устного народного творчества о вымышленных событиях, иногда с учас­тием волшебных фантастических сил».

Литературный энциклопедический словарь трактует данное понятие так: «Сказка — один из основных жанров устного народно-поэтичес­кого творчества, эпическое, преимущественно прозаи­ческое художественное произведение волшебного, аван­тюрного или бытового характера с установкой на вы­мысел».

С.К. Нартова-Бочавер рассматривает сказку так: «Сказка – это краткая, поучительная, чаще оптимистичная история, включающая правду и вымысел».

Определение, данное А.Е. Наговицыным и В.И. Пономаревой: «Сказка — литературный жанр, возникший из народно­го творчества, который характеризуется: включением ирре­альных персонажей, событий и условий (пространство, вре­мя, обстоятельства), наличием многозначных символичес­ких образов и метафор, а также имеет строго определенный сюжетный сценарий, сформированный на общей базовой ин­тенции, которая выстраивается в зависимости от представ­лений о судьбе, определяющей степень свободы героя сказ­ки; отношения к тому или иному герою или явлению как архетипическому».

В случае плохого поведения ребенка, непослушания, проявления агрессии, когда стандартные психологические методы не действуют и скорректировать поведение ребенка не представляется возможным, может помочь метод сказкотерапии. Сказка может заинтересовать непослушного ребенка, захватить его внимание и погрузить в сказочную реальность. В сказке ребенок испытает эмоции, которые будут испытывать персонажи, сказка может погрузить ребенка в фантастический мир, в котором он возможно даже станет сопоставлять себя с действующими персонажами.

Обычный сказочный сюжет может оставить глубокий след в душе ребенка, повлиять на формирование его личности. Психолог может выбрать одну из авторских сказок, которая, по его мнению, наиболее подходит под конкретную ситуацию или сочинить свою сказку. Например, если ребенок берет без спроса чужие вещи, мы расскажем ему сказку, где главный герой делал то же самое, и это привело к серьезным проблемам, которые будут решены только после того, как главный герой изменится в лучшую сторону.

Педагоги в дошкольных и школьных учебных заведениях, а родители дома, не редко сталкиваются с различными эмоциональными нарушениями у детей, будь то гнев ребенка или его страх. Несмотря на то, что и гнев и страх выступают как важнейшие функции личности ребенка (которые помогают ему приспособиться и адаптироваться к жизни и окружающей действительности, не впасть в уныние) регулярное их проявление не может не вызывать у взрослых тревогу за ребенка и заставляет искать причины таких нарушений.

Безусловно, эмоциональные нарушения у детей можно скорректировать и без помощи сказкотерапии, используя, например, игры, игрушки, рисование, музыку или в целом искусство, однако опыт показывает, что самым доступным и любимым детьми способом является сказка.

К.И. Чуковский писал так: «По-моему, цель сказочника заключается в том, чтобы какою угодно ценою воспитать в ребенке человечность – эту дивную способность человека волноваться чужим несчастьям, радоваться радостям другого, переживать чужую судьбу, как свою». [4, с.2]

На практике лечение сказкой обычно происходит следующим образом. Например, ребенок часто теряет свои вещи, этакий ребенок «потеряшка». Никакие объяснения не помогают. В этом случае, мы можем сочинить ему сказку, главный герой которой постоянно терял свои вещи, и это привело его к серьезным проблемам и неприятностям. Выход из сложившейся ситуации будет обнаружен лишь тогда, когда герой нашей сказки изменится и научится следить за своими вещами. Причем герой сказки не обязательно должен быть человеком. Важно, чтобы у ребенка отложилось понимание того, что счастливый конец у нашей сказки наступил лишь тогда, когда главный герой научился не терять свои вещи.

Психолог, нацеленный на эффективное решение детской проблемы с помощью сказкотерапии, должен сам полностью погрузиться в сказочный мир, проявить интерес к событиям, происходящим в сказке, создать настроение сказки. Немаловажным условием является эмоциональная поддержка, которую психолог должен обеспечить ребенку в течение сказкотерапии. Очень важное условие: в каком настроении ребенок – если он не настроен на сеанс – результата не будет.

В дошкольном образовании психологи используют сказки, в которых психотерапевтическая и художественно-эстетическая основа замещена личностно-развивающей. Именно поэтому важнейшая функция сказочной метафоры – помощь в расширении детского самосознания, развитие представлений о психическом мире человека. Дети редко понимают абстрактные психологические понятия и логическое изложение часто не помогает понять, а в большинстве случаев только усугубляет ситуацию. Именно с помощью метафоры удается найти выход из этой ситуации, путем «сокращения» словесного изложения, «сжимания» содержания до яркого конкретного образа. Это помогает перейти от длительных объяснений сразу к интуитивному улавливанию важных смыслов.

Подводя итог, хотелось бы сказать, что психолог, использующий в своей работе метод сказкотерапии должен быть хорошо подготовленным: должен уметь писать разные виды как психологических, так и педагогических сказок, должен уметь сочинять метафоры под конкретную проблему ребенка, должен уметь интерпретировать сказочные сюжеты, быть в контакте с ребенком, присоединяться к нему и следовать за ним.


Список литературы

1. Вачков И.В. Введение в сказкотерапию, или Избушка, избушка, повернись ко мне передом… — М.: Генезис, 2011. — 288 с.
2. Зинкевич-Евстигнеева. Т. Д. Практикум по сказкотерапии. – СПб.: ООО «Речь», 2000. — 310 с.
3. Зинкевич-Евстигнеева Т. Д., Грабенко Т. М. Игры в сказкотерапии. – СПб., Речь, 2006. — 208 с.
4. Короткова Л.Д. Сказкотерапия в школе. Методические рекомендации – М.: ЦГЛ, 2006. — 144 с.
5. Наговицын А.Е., Пономарева В.И. Атлас сказочного мира. – М.: Генезис, 2011. — 320 с.
6. Наговицын А.Е., Пономарева В.И. Типология сказки. – М.: Генезис, 2011. — 336 с.
7. Пономарева В.И. Там, на неведомых дорожках… Из практики сказкотерапии. – М.: Академический Проект; Альма Матер, 2008. — 244 с.

Следующая статья →Использование словообразовательных моделей в развитии грамматического строя речи у дошкольников с ОНР Расскажите о нас своим друзьям:

Что такое сказкотерапия и как она лечит. Интервью с психологом :: Здоровье :: РБК Стиль

Существует множество разновидностей психотерапии. Одна из них — сказкотерапия. Выясняем, как она работает, зачем это взрослым и что говорит о вас ваша любимая сказка.

Натэла Ханэлия,

специалист по консультативной психологии, этнопсихологии и психологии в бизнесе. Окончила магистратуры Московского института психоанализа, а также Уппсальского и Ливерпульского университетов

Как народные сказки могут быть задействованы в работе с психологом?

В прошлом целители и рассказчики были одинаково почитаемы. Ведь сказки создавались и передавались из уст в уста, запечатлевая некий универсальный человеческий опыт, в том числе психологический. Именно поэтому мы можем видеть, что в сказочном наследии от Европы до Азии много похожих сюжетов. Сказки отражают базисные паттерны психики. Исследователь мифологии Кэмпбелл говорил, что в затруднительной ситуации важно просто подобрать правильную сказку, с помощью которой вы сможете найти выход и справиться со стоящими перед вами задачами. В сказках мы можем найти ключи к разным аспектам жизни: взрослению, становлению, отделению от родителей, межличностным отношениям и так далее. И даже если мы не будем заниматься интерпретацией сюжета сказок, сам рассказ сказки уже оказывает терапевтический эффект.

Вы сказали о повторяющихся сюжетах сказок разных народов мира. Какие сюжеты повторяются чаще всего?

Всюду мы можем встретить сюжет о красавице и чудовище — в Европе, Индонезии, Турции. Часто встречаются сказки, где главная героиня — падчерица, условно Золушка. Другой распространенный сюжет — о подмененной невесте, когда в ходе определенных перипетий на ее месте оказывается, например, служанка, которая выдает себя за невесту принца. Такие сказки есть в Европе, Дагестане, Таиланде. Животные-помощники — тоже частые герои сказок. А вообще разработан сказочный классификатор, где отмечены все самые популярные сюжеты сказок. Наиболее распространенным является указатель сюжетов фольклорной сказки Аарне-Томпсона, где каждому сюжету присвоен свой уникальный номер. Например сюжет «чудесные дети» стоит в указателе под номером 707 и объединяет различные истории о чудесном рождении и чудесных свойствах детей. А сюжет номер 451 — это сказки о братьях, превращенных в птиц и о спасающей их сестре. 

В каких случаях сказкотерапия применима для взрослых?

Сказка соединяет наше сознательное с бессознательным, иррациональным, с миром образов и эмоций, с нашими глубинными переживаниями. Сказка нужна нам тогда, когда мы хотим посмотреть на то, что происходит внутри нас, миновав при этом поверхностный пласт наших собственных привычных представлений о себе и мире. Если человек застрял в какой-то проблеме, то сказка может помочь ему найти выход, дать иной взгляд на проблему.

Кадр из фильма «Гарри Поттер и философский камень»

© kinopoisk. ru

Как это происходит?

Во время индивидуальной работы с человеком мы можем попросить его вспомнить любимую сказку. При этом нужно внимательно слушать, как человек рассказывает ее. Во взрослом возрасте мы зачастую упускаем какие-то важные моменты или, наоборот, что-то добавляем, и это очень показательно: можно увидеть, в чем именно проблема. Дело в том, что в сказке нет ничего лишнего. И даже если какие-то ситуации, как нам кажется, абсурдны, они очень важны. Сказка прокладывает путь из проблемной ситуации к целостности, из реальной травматичной ситуации к ее разрешению. Есть, к примеру, сказка про девушку-безручку (классический сюжет, встречается и у братьев Гримм, и в Армении, и в Испании, и в сборнике Афанасьева). В начале сказки отец отрубает девушке руки. Это потеря. Это травма. Сказка заканчивается тем, что эти руки снова отрастают. На языке символов мы могли бы говорить, что руки связаны с нашей способностью творить. Мы можем смотреть на этот процесс как на восстановление психической целостности. По тому, как человек рассказал свою сказку, мы можем определить, каких кусочков, звеньев может ему не хватать для решения своей проблемы.

Сказки также ценны тем, что помогают людям вернуться к своему эмоциональному содержанию. Когда мы теряем контакт со своими инстинктами, мы оказываемся отрезанными от ощущения того, кто мы есть. Сказки исцеляют, потому что они могут помочь нам восстановить связь с этой инстинктивной основой. Они напоминают нам о том, что мы всегда знали, но, возможно, забыли. Прикосновение к «историческим основам» психики устраняет внутренний раскол и напоминает нам, что мы являемся частью большой истории. В этом смысле сказка может стать нашим проводником. В первую очередь, к тому знанию о себе, что недоступно нам на рациональном уровне. А это может помочь нам осознать те процессы, которые происходят в нашей жизни на текущий момент. Например, сказка «Пастушка гусей» как раз относится к сюжету о подмененных невестах. Проживая историю принцессы, которая в силу своей скромности и застенчивости оказалась пастушкой гусей, мы можем посмотреть на то, что происходит с нашим собственным голосом, почему он оказывается тише всех других голосов и какой путь надо пройти, чтобы обрести способность говорить «нет» и отстаивать себя.

Мы можем также узнать, какие архетипические мотивы играют важную роль в нашей жизни. Есть такое понятие, как сценарий, и через любимую сказку можно проанализировать, какой у нас жизненный сценарий.

Когда мы работаем со сказкой, то можно говорить о том, что мы как бы проживаем эту сказку. Что это значит? Сказка является отражением различных психических процессов, и на всех персонажей сказки можно смотреть как на фигуры внутреннего пространства человека, поэтому любая работа со сказкой — это глубокое исследование своего внутреннего мира. То, какой отклик сказка находит именно в нас, какие истории из нашей повседневной жизни ассоциативно всплывают, дает большой инструментарий для самопознания. Также, работая со сказкой, мы можем рассмотреть свою жизненную ситуацию, потому что сказка — это максимально концентрированная история, она раскрывается и наполняется посредством нашей личной истории и опыта. Сказки находят в нас отклик, потому что это первые учебники очень практической психологии. К примеру, есть сюжеты о том, как человек отделяется от своих родителей, взрослеет, вступает во взрослую жизнь и обретает личностную автономию. Если это актуальная для меня проблема, я могу подобрать сказку и найти там варианты преодоления трудностей.

Конечно, сказка не дает четкие инструкции вроде «в полночь обернись, перекувыркнись и прыгни в котел с горячей водой». Нам нужно подумать: что будет для нас означать этот прыжок или встреча с каким-то персонажем? Это не буквальная инструкция, она запускает в нас воображение, фантазию. Когда в группе десять человек читают одну сказку, это десять разных сказок. Сказка многозначная, в ней очень много смыслов.

«Гарри Поттер», «Хроники Нарнии» или другие популярные современные сказки обладают терапевтическим эффектом?

Безусловно, потому что это тоже мир образов. Правда, авторские сказки вроде «Гарри Поттера» или сказок Андерсена, помимо архетипических мотивов, содержат также авторские переживания.

Большинство современных классических историй строятся по структуре «путь героя» Кэмпбелла. Например, трилогия «Властелин колец». Герой проходит определенные этапы и развивается. Он проходит этап, который называется «зов». На этом этапе герой встречается с ощущением, что обычная, привычная реальность, хоть и удобна, но не соответствует его внутреннему потенциалу и что-то неопределенное, незнакомое и далекое манит его. И в определенный момент он слышит зов, и ему важно на него откликнуться. Это не что иное, как голос из внутренних глубин. В «Гарри Поттере» на этапе зова мальчик получает письма из Хогвартса, он изо всех сил стремится их прочитать, откликается на зов, и после этого его жизнь меняется. Это современное переосмысление архетипических процессов.

Сказки сами по себе (даже без помощи психолога) способны задавать правильное направление, прорабатывать и решать какие-то проблемы человека?

Да, самая известная исследовательница сказок Мария Луиза фон Франс говорила, что сказки нужны не для того, чтобы их интерпретировать и расшифровывать, но чтобы их рассказывать. В начале беседы мы говорили о целительной силе сказок, известной с древности. Тогда, конечно же, не было никаких психологов, просто люди собирались вечером вокруг костра и рассказывали сказки, каждый слушал и погружался в свое воображение.

Кадр из фильма «Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и платяной шкаф»

© kinopoisk.ru

Какие сказки вы советуете прочитать взрослым?

Те, которые им нравятся. Потому что у всех разные мотивы и сюжеты. Можно брать сборники сказок и читать. Можно попробовать написать сказку самостоятельно на какую-то проблемную ситуацию и посмотреть, на что она может быть похожа. Богатство сказочного материала позволяет найти сказку на любую проблему, любой вопрос. И я говорю не про вытягивание верного ответа, а скорее про активацию через сказку собственных подсознательных интуитивных ресурсов, которые, вступая в контакт со сказкой, могут дать какие-то ответы или объяснить переживания. Сказки, которые не нравятся, могут оказаться еще более интересными. Может быть, они содержат как раз то, с чем в обычной жизни нам иметь дело не хочется.

Что можно сказать о взрослом человеке, если его самая любимая сказка, например, «Спящая красавица»?

Тут все зависит от того, с кем из персонажей сказки человек себя идентифицирует. При работе со сказкой мы выделяем два уровня. Первый уровень — объективный: сказка описывает события, реально происходящие в нашей жизни. Второй уровень — субъективный, и он представляет для нас больший интерес: персонажи сказки выражают наше внутреннее состояние. Тогда можно, например, задавать вопросы в связи со сказкой «Спящая красавица»: «Какая моя часть, условно говоря, спит?», «Какая часть меня ждет, чтобы ее разбудил некий прекрасный принц?», «И кого или что я жду в форме этого прекрасного принца?» В разных версиях «Спящей красавицы» принцесса пробуждается разными способами. Пробуждение от поцелуя принца — самый известный вариант сюжета. В некоторых из ранних версий принцесса просыпается, когда рожденный ею ребенок высасывает у нее из пальца колючку. На более архетипическом уровне мы можем говорить, что эта сказка рассказывает нам о пробуждении женского начала, любви.

На сюжетном уровне «Спящая красавица» — это история про спасение девушки принцем. Есть целый ряд подобных сюжетов. Есть и обратные истории — «Финист — ясный сокол», «Аленький цветочек», — когда девушка спасает молодца. Условно, эти сказки можно назвать женскими и мужскими, но скажу, что речь идет не о гендере, а о мужском и женском начале внутри каждого из нас. В сказке, где принцесса заточена в башне, мы можем говорить о том, что женская часть — это мечты, фантазии, а мужская часть — это действия, активность. Когда в сказке героиня отправляется спасать принца, мы можем предположить, что идеям и мечтам человека не хватает активного начала и важно предпринять какое-то путешествие. А когда мы говорим о принцессе, ожидающей спасения, то речь идет о том, что человеку важно соединить в самом себе активное мужское начало с эмоциями и чувствами. Именно поэтому такие сказки заканчиваются браком, когда становятся единым целым две наших части: часть мечтательная, из мира образов и интуиции, и часть активная, способная реализовать эти мечты. Когда эти начала соединяются, рождается, условно говоря, ребенок.

Кадр из мультфильма «Спящая красавица»

© kinopoisk.ru

Что можно сказать о людях, которые никогда, даже в детстве, не любили сказки?

Причины у этого могут быть разные. Некоторые родители просто не читают деткам сказки. Особенно заметной эта тенденция стала в последнее время: есть взрослые, которые ополчились на сказки, в которых присутствует какая-то жестокость, они говорят, что их не нужно читать детям. Или же сказки понимают слишком буквально: например, говорят, что «Золушка» или «Красавица и чудовище» закладывают в уме девочки жизненный сценарий на созависимые отношения. Но это очень буквальное понимание.

Если человеку вообще не нравятся сказки, то, наверное, можно говорить о разрыве между его рациональной и эмоциональной частями. Могут быть трудности с воображением и фантазированием. Есть люди, у которых функция воображения нарушена, в этом случае человеку сложно спуститься с рационального уровня на что-то игривое и образное. Опять-таки, здесь все очень индивидуально.

Правда ли, что сказкотерапия может оказывать влияние на физическое состояние, например снимать головную боль?

Посредством работы со сказкой вы можете осознать какую-то травматическую ситуацию, что-то оплакать и понять. И если ваша головная боль была связана с тем, что некие эмоции не находили выхода, тогда в процессе сказкотерапии симптомы действительно могут снизиться. Сказкотерапия может быть одним из инструментов работы с психосоматическими заболеваниями. Прикосновение к сказочным историям помогает понять свою собственную историю, то, что с нами произошло и какие процессы оказывают на нас влияние. Например, сказки про девочку-безручку или «Синяя борода», где имеет место столкновение с хищническими персонажами, могут помочь высвободить свои переживания и поработать с травмами.

Можно ли сказать, что мультфильмы, фильмы, театральные представления — это тоже в какой-то степени сказки, с помощью которых можно решить какие-то психические проблемы?

Да, это терапия творчеством, арт-терапия. Сказкотерапия является одним из направлений терапии искусством. Даже прочтение художественных книг может быть терапевтичным. Любое художественное произведение позволяет соприкоснуться с тем в нас, что не рационально, не вербализуется.

Расскажите интересный пример из практики сказкотерапии.

Я не могу рассказывать примеры из собственной практики, потому что важно соблюдать конфиденциальность. Но я могу поделиться примером из работы психотерапевта Ханса Дикманна, автора нескольких книг по анализу сказок. В одной из своих статей он рассказывает историю женщины. Она выросла в семье госслужащих, где не поощрялось личностное творческое развитие. В семье царил дух жесткой дисциплины, слоганом семьи было «служение обществу», и коллективные ценности считались важнее личных. Она посещала кружки, которые для нее выбрали родители, не спросив, чего хотела бы она сама. Возможностей контакта с собственной душой у нее не было. Ее видели в одной роли: она должна была поступить в университет на определенную специальность. И хотя у нее не было склонности к этому виду деятельности, родители нанимали ей репетиторов, и она-таки окончила обучение и пошла работать. И потом у нее начались проблемы.

В ходе работы с психологом ей приснился сон, где с ней говорила змея. Терапевт обратил на это внимание и сопоставил это с ее личной историей, особенно с тем, что она боялась всех животных: собак, кошек, змей. Он предложил ей почитать сказку «Белая змея» братьев Гримм. Сказка рассказывает о короле, который каждый день ел одно блюдо, и оно делало его очень мудрым. И слуга, который каждый день приносил ему это блюдо, один раз решил посмотреть, что это за еда, хотя блюдо было под строжайшим запретом. На тарелке оказалось мясо белой змеи. Слуга нарушил еще один запрет — попробовал мясо, и начал понимать язык животных. Благодаря обретенным способностям он находит кольцо королевы, и его хотят вознаградить за это, но он понимает, что когда-нибудь все узнают о нарушении запрета, поэтому покидает дворец и отправляется в путешествие. По дороге он помогает нескольким животным: воронам, рыбе, муравьям. Потом, как в сказках обычно бывает, эти же животные приходят ему на помощь, и все заканчивается браком. 

Дикманн какое-то время работал с девушкой через призму этой сказки. Первое, что было понято, — нарушение запрета. Эта девушка все время подчинялась. У нее были художественные таланты, но она не развивала их, она была слугой, который каждый день приносил блюдо и не задавал вопросов. Но любопытство побеждает страх. С точки зрения этики это, может быть, неправильно, но сказка показывает, что нарушение запрета может быть развивающим. Второй пласт — животные. У этой девушки контакт со своей инстинктивной частью был отрезан. Животные — это непредсказуемая энергия, инстинкты, они не слушают запреты, если только они не выдрессированы. И работа с образами животных тоже терапевтична и интересна. Рыба — вода, муравьи — земля, вороны — воздух, это три разные стихии. Работа с этой сказкой позволила найти выход из ситуации. Для девушки это стало открытием: за нарушением запрета следует не наказание, а целое путешествие к самому себе, к своей собственной целостности.

Метод сказкотерапии. Что такое сказкотерапия?

Сказкотерапия — это метод психологического воздействия на личность через сказки, способствующее коррекции проблем, устранению конфликтов и развитию личности. В основе сказкотерапии лежит процесс связи между действиями в сказке и реальности. Область применения этого приема не имеет возрастных ограничений и может использоваться в работе как с детьми, так и со взрослыми.

Цель сказкотерапии — относительно мягкое по сравнению с большей частью психологических инструментов искоренение страхов, коррекция характера, поведения и внутреннего состояния.Есть люди, у которых термин «сказкотерапия» вызывает улыбку, и отношение как несерьезному, «детскому» методу. Но, познакомившись со сказкотерапией поближе, большинство из них изменяет свое мнение. Сказкотерапия самый древний в человеческой цивилизации метод практической психологии.

У человека до 10-12 лет преобладает правополушарный тип мышления. И вся важная информация для развития и социализации принимается через яркие образы. Образы связаны с подсознанием, бессознательным.  В детстве в бессознательном ребенка через сказки формируется своеобразный «банк» жизненных ситуаций. То есть набор знаний о динамике внутренних процессов, способов взаимоотношений между людьми, возможностях самореализации, устройстве Мира, отношений, людей и пр.

Часто этот «банк», эти знания находятся в пассивном состоянии либо наполнен не теми образами. Но эти образы, это бессознательное влияет на жизнь и тогда на помощь приходит метод сказкотерапии, который помогает сформировать способность осознанно действовать, видеть причинно-следственные связи между событиями, осознать свое предназначение, исследовать свои способности и возможности, осознанно проявлять себя и создавать ту жизнь, которой хочется жить.

Для того, чтобы изменить бессознательные образы и сценарии нужно использовать такой метод, который возвращает к своему изначальному, «сказочному» восприятию мира. Это восприятие намного старше первобытного строя. Сказочное восприятие Мира, помогает почувствовать, что все возможно, помогает найти ресурс для решения ситуации, привлечь нужную энергию изменений.

Сказкотерапия помогает взаимодействовать с клиентом на ценностном уровне. Психологические, культуральные, педагогические проблемы прорабатываются благодаря опоре на нравственные ориентиры, духовные ценности и личностные потенциалы.

Ведущими идеями сказкотерапии являются:
  • осознание своих потенциалов, возможностей и ценности собственной жизни;
  • понимание причинно-следственных связей событий и поступков;
  • познание разных стилей мироощущения;
  • осмысленное созидательное взаимодействие с окружающим миром;
  • внутреннее ощущение силы и гармонии.

Погружаясь в сказку взрослые могут накопить силы, открыть новые возможности для творческого конструктивного изменения реальной ситуации. И, открыв в себе ресурс, взрослые переключаются на события своей жизни, немного иначе осмысляют их, и приступают к конструктивному социальному моделированию.

Сказкотерапия как направление практической психологии привлекательно еще и тем, что не имеет ограничений, по сравнению с другими подходами. Так, например, у нее нет возрастных границ: в каждом возрасте своя сказка, миф, притча, легенда, басня, баллада, песня и т.д. Сказкотерапия применяется для разрешения самых разнообразных проблем: от трудностей в обучении до острых жизненных кризисов. Но… в каждом случае свои комбинации, акценты, «посылы».

Виды психотерапевтических сказок:

Сказкотерапевтическое воздействие осуществляется с помощью пяти видов сказок:

  • художественных,
  • дидактических,
  • психокоррекционных,
  • психотерапевтических и
  • медитативных.

Для каждой ситуации, случая консультирования либо подбираются, либо специально сочиняются соответствующие сказки.
И еще один секрет метода состоит в том, что после изменений на образном, бессознательном уровне последующие изменения происходят естественно и легко.

Хотите узнать свой сказочный сценарий?
Посмотрите короткое видео ниже.

С уважением и любовью,
Ксения Глебова.

Хотите испробовать метод сказкотерапии на себе? Записывайтесь на индивидуальную консультацию и мы с Вами создадим Вашу индивидуальную сказку!

С уважением,
Ксения Глебова.

История развития и значение сказкотерапии как направления практической психологии

Похожие статьи

Психологическая сказка как средство развития самосознания

В том смысле, что каждый день в случае оказания психологической помощи ребенку специалист пытается разобраться в том, что, собственно, происходит и как

2 этап — собирание и исследование сказок и мифов (К.Г. Юнг, М.-Л. фон Франц, Б. Беттельхейм, В. Пропп и др.)

Работа

психолога с детской ложью | Статья в журнале…

Скачать Спецвыпуск I научно-практическая конференция «Актуальные проблемы современной психологии» (pdf).

Безусловно, психологу в данном процессе отводиться особа роль. Без знания закономерностей развития ребенка, тех изменений, с которыми сталкивается ребенок

Социально-

психологическая роль сказкотерапии в работе…

Хотя сказка только после того делается терапевтической, как ребенок идентифицируется с ее

Социально-психологические аспекты проблемы конфликтного поведения в подростковом возрасте.

Берн Э. Игры, в которые играют люди (психология человеческих взаимоотношений).

Помощь Мельпомены или театр как терапия | Статья в журнале…

…усилия психологов и педагогов, становится проблема агрессивности детей.

В начале своего развития арт-терапия отражала психоаналитические взгляды З. Фрейда и К. Г. Юнга, по

Можно придумать сказки самим, можно воплотить свою сказку в жизнь, с помощью

Современная западная

психологическая литература для детей

И неоспоримо, что они являются фундаментом культуры нашего народа, его психологии.

1. Агеева Л.Г. Проблема психологической зависимости/независимости подростков от

Зима в сознании ребёнка как сказка, чистая и прекрасная, но внутри есть что-то страшное.

Сказкотерапия как метод психокоррекционной работы с

детьми

Данный метод психокоррекции основывается на том, что выдуманная история несёт в себе скрытый смысл решения сложных проблем.

В-четвёртых, как правило, счастливый конец сказки даёт ребёнку чувство психологической защищенности.

Развитие памяти старших дошкольников средствами сказкотерапии

Благодаря работам последователей Юнга современные сказкотерапевты имеют идею о том, что в сказке, мифе отражается

Сказкотерапия (с т. з. психологии) — психологическое консультирование с использованием сказок, метод практической психологии.

Архетипические паттерны материнского поведения в период…

К.Г. Юнг глубоко духовный и образованный человек, одним из первых в психологии

7. Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов. Кот как архетип в сказках для детей | Статья в журнале…

Взаимодействие дошкольной организации с родителями детейтом числе детей с ОВЗ) в…

Интегративная программа психотерапии созависимых пациентов

Анализ психологической литературы по проблеме позволяет понимать созависимость не только как

Расширение представлений об отце с использованием опыта аналитической психологии К. Г. Юнга.

5. Дуткевич Т. В., Савицкая О. В. Практическая психология.

Сказкотерапия для детей и взрослых в Нижнем Новгороде || Клиника Семейная Практика

Мудрость поколений, спрессованная в фольклоре, является первым опытом успешной адаптации детей к жизни в обществе. Когда мамины сказки с раннего детства заменяются диснеевскими мультиками или компьютерными играми – у ребенка неизбежно появляются психологические проблемы. Скорректировать его поведение и направить развитие характера в нужное русло поможет сказкотерапия для детей – новое направление в арт-психологии, которая лечит людей искусством.

Арт-терапия – лечебная сила искусства

Какой родитель не мечтает заглянуть во внутренний мир ребенка, увидеть в нем неполадки и вовремя устранить их. Дети не всегда могут передать словами мотивы своего поведения, а некоторые и не хотят этого делать. На помощь воспитателям и психологам приходит арт-терапия – лечение искусством и творчеством. Музыка, театр, танец, рисунок – сферы, где раскрывается подсознание человека – самая труднодоступная область психики. Впервые лечение искусством стали применять в США в середине XX века – при работе с детьми, побывавшими в фашистских лагерях смерти.

 

Сказкотерапия для детей и взрослых официально утвердилась в психологии немного позже — в 1997 году. Главный инструмент воздействия сказок – метафора. Образное отражение реального мира усваивается подсознанием быстрее и лучше прямых слов, советов, угроз, уговоров. Поведение сказочных персонажей, логика развития сюжета являются своего рода психологической подсказкой для решения проблем, волнующих человека в реальном мире.

Область применения

Главные области применения сказкотерапии для детей – педагогика и психология.

  1. Педагогика. С помощью сказочных метафор родителям и воспитателям проще донести до детей нравственные основы поведения. Особую ценность при этом имеют народные сказки, формирующие стержень национального характера. Емеля, Иванушка-дурачок – типично русские персонажи. Они не блещут умом и трудолюбием, но их доброта и незлобивость способны приносить высокие дивиденды. Западноевропейский фольклор несет другие положительные образы – трудолюбивая Золушка, расчетливый Кот в сапогах. Так через сказочные образы ребенок усваивает иерархию ценностей своего народа. Самое благоприятное для этого время – ранний дошкольный возраст. В это время подсознание детей лишено психологической защиты, открыто для метафор – крайне нежелательны в это время агрессивные мультфильмы и компьютерные игры.
  2. Психология. Метод сказкотерапии применяется для лечения детей, имеющих проблемы. Сочинение сказки вместе с мамой или психологом помогает ребенку осознать и преодолеть необоснованный страх, агрессивность, стеснительность, неуверенность в себе и т. д. Применяются различные типы сказок – в зависимости от психологической или терапевтической задачи.

Типы сказок

Тип

Область применения

Особенности

Народные

Воспитание

Универсальные

Формируют нравственные мотивы поведения

Художественные (авторские)

Воспитание

Психокоррекционные

Лечение

Сочиняются для конкретного ребенка

Помогают преодолеть агрессию

Психотерапевтические

Корректируют фобии, негативные черты характера

Медитативные

Служат для отдыха и расслабления

Сюжет не содержит конфликта и борьбы

Дидактические

Интерактивное обучение

Формируют новые навыки и умения

Цели сказкотерапии

Каждая сфера применения сказкотерапии преследует свои цели и решает специфические задачи.

Психология

Усилия направлены на коррекцию психической деятельности ребенка:

  • преодоление фобий;
  • стремление изменить негативные установки с помощью ассоциаций, порожденных сказкой;
  • мобилизация защитных психических механизмов;
  • создание положительного жизненного сценария;
  • борьба с серьезными расстройствами личности (булимия, анорексия, негативное отношение к жизни).

Педагогика

Воспитательное воздействие сказки связано с коррекцией поведения и мотивацией поступков. Педагоги-сказочники преследуют цели:

  • исправление негативного поведения, формирование правильных мотивов поступков;
  • преодоление фобий, низкой самооценки;
  • избавление от негативных привычек, коррекция характера;
  • формирование оптимистического взгляда на жизнь и на себя;
  • поиски способов самореализации, развитие талантов и способностей.

Логопедия

Терапевтический эффект имеет сказка в логопедии:

  • она развивает звуковую и смысловую речь;
  • помогает различать и правильно выговаривать звуки;
  • тренирует правильную артикуляцию;
  • формирует навыки связной речи: диалога, пересказа.

Главная цель сказкотерапии – сформировать во внутреннем мире ребенка с помощью метафор устойчивый образ адекватного поведения, нравственной позиции, правильной речи.

Принципы лечения сказкой

Чтобы сказка имела терапевтическое действие, недостаточно рассказать ребенку первую, пришедшую на ум историю. Успешный результат сказкотерапии возможен при соблюдении 4-х ключевых принципов.

Жизненные ценности

Персонажи и сюжет волшебной истории должны ориентировать ребенка на овладение правильными мотивами поведения – ценностями, которыми он будет руководствоваться всю жизнь. Трагическая история Колобка, эмоционально пережитая и оставшаяся в подсознании с детского возраста, может стать лейтмотивом поведения подростка: из дома убегать опасно. Сказки Пушкина, Аксакова, Андерсена ориентируют детей на овладение такими качествами, как верность в дружбе и любви, честь и сострадание, отвращают от зависти, подлости, трусости.

Внутренняя сила

Одного знания: «что такое хорошо, и что такое плохо» — для жизни недостаточно. Чтобы жить согласно своим убеждениям, необходимо делать внутреннее усилие. Часто ребенку что-нибудь да мешает поступать хорошо: кто-то боится казаться смешным, кто-то не может преодолеть обиду, неуверенность в себе, а кто-то на любую несправедливость реагирует повышенной агрессией. Сочиненная совместно или подготовленная психологом сказка может выявить проблему, мобилизовать внутренние силы пациента на её преодоление.

Многогранность

Сказки с терапевтическим эффектом многогранны, имеют несколько уровней понимания и осмысления. Тот же самый Колобок погиб, не потому что Лиса плохая и хитрая – так же хотели съесть бедолагу и другие персонажи сказки. Беглеца погубила самоуверенность и негибкость мышления: одна и та же стратегия поведения (спел песенку – покатился) в ситуации с Лисой не сработала, а другой у него не было.

Одна девочка долго не могла примириться с гибелью Колобка, всякий раз в конце сказки она горько плакала. Тогда дед сочинил для внучки другой конец: Лиса Колобка хотела съесть, но сломала зубы – ведь он высох, и стал твердый, как камень. Путь спасения Колобка был найден! Девочка успокоилась, потеряла интерес к сказке, но усвоила жизненный урок: в любой ситуации надо искать выход – пока не найдешь.

Связь внешнего и внутреннего мира

Целебная сила сказки – в точной метафоре, которая отражает важные связи внешнего мира и проецирует их на психику человека через эмоциональное переживание. Сила воздействия метафоры такова, что человек начинает применять сказочные реалии к решению проблем в практической жизни – преодолевает страхи, побеждает неуверенность, осознает свою неправоту – и т. д. Задача психолога – запустить процесс работы сказочного образа в реальной жизни пациента – будь то ребенок или взрослый.

Методика

Методы применения сказкотерапии доступны всем: родителям, педагогам, психотерапевтам.

  1. Метод рассказа. Психолог, воспитатель, кто-нибудь из родителей вначале рассказывает сказку сам. Через некоторое время ребенка просят её пересказать. Слушатель обращает внимание на моменты, которые передаются ярче и подробнее, чем все остальные. Возможно, в них проявляются шаблоны поведения, гипертрофированное развитие каких-то черт характера – и это мешает гармоничному существованию пациента.
  2. Иллюстрация. Рассказанную историю ребенок должен проиллюстрировать, он свободен в выборе героя и эпизода. Психолог обращает внимание на всё: какой персонаж выбран, в каком эпизоде он задействован в иллюстрации, какими красками изображается. Прорисованный со всеми подробностями отрицательный персонаж (Кощей, Баба-Яга) может свидетельствовать о тревожном или озлобленном состоянии личности.
  3. Диагностика – метод, который чаще применяется в работе с подростками и взрослыми. С помощью системы вопросов по эпизодам сказки можно определить внутреннее состояние собеседника, его ценностные ориентиры.
  4. Сочинение новой сказки – метод, помогающий вскрыть затаенные мысли и подавленные эмоции ребенка. Психолог (родитель) учитывает выбор ребенком конкретных действующих лиц, повороты сюжета, симпатии и антипатии к героям. Здесь можно переделать знакомую сказку на свой лад, поменять местами злых и добрых, олицетворять себя то с одним, то с другим персонажем. Особенное внимание следует обратить на выбор ребенком концовки.
  5. Драматизация – инсценировка истории или чтение по ролям. Важен персонаж, которого выбрал для себя ребенок, аргументация этого выбора, экспрессия его игры.
Необходимое условие сказкотерапии – экспромт, ребенок в работе должен быть предельно естественным, свободным от психологического давления.

Возрастные особенности

Задачи, которые решает сказкотерапия, связаны с особенностями возраста ребенка.

  • В возрасте 2-3 лет дети нуждаются в помощи при адаптации к детскому саду. Новое окружение, роль подчиненного воспитателю, появление обязанностей, отрыв от семьи – делают жизнь ребенка сложной и тревожной. Сказка может примирить маленького человека с новым положением, снять тревожность, эмоциональное напряжение.
  • В период с 3-х до 4-х лет полным ходом идет развитие коммуникативных навыков. Дети интенсивно общаются с взрослыми, ровесниками, у них формируется умение слушать, сохранять внимание, проявлять выдержку. Средний дошкольный возраст – оптимальный для работы с русскими народными сказками; дети учатся отличать добро и зло, делать нравственный выбор.
  • Старшие дошкольники – 5-6 лет – начинают испытывать первые комплексы и страхи. Важно, чтобы родители вовремя заметили это, нашли время для сказкотерапии, помогли осознать, что трудности и проблемы бывают у всех, поэтому надо учиться их преодолевать.
  • Дети 6-7 лет попадают в стрессовые условия школьной жизни: резко расширяется круг общения, возрастает количество обязанностей, повышаются требования к характеру, интеллекту. Медитативные сказки в данной ситуации помогут ребенку сохранить связь с дошкольным детством, успокоиться и расслабиться после напряженного дня. Лучше всего подходят для этого художественные сказки разных авторов. Школьные психологи применяют метод сказкотерапии в работе с детьми, имеющими отклонение в поведении. Педагоги младших классов используют на уроках развивающие сказки.
  • Переходный возраст — 12-14 лет – один из сложных периодов жизни человека. Попытки найти себя в этой жизни приносят массу различных искушений: мысли о самоубийстве, анорексия, группировки неформалов, девиантное поведение. Проблемы подросткового возраста сказкотерапия поможет перевести в продуктивное русло, найти пути самореализации подрастающей личности. Нужную метафору может содержать притча, анекдот – важно, чтобы она попала на подготовленную почву, помогла найти ответ на тревожащие подростка вопросы.

В сложных ситуациях у родителей всегда есть возможность обратиться в клинику психического здоровья. Опытные специалисты методами сказкотерапии проведут диагностику и лечение сказкой. Первая консультация в клинике – шаг навстречу гармоничной и радостной жизни.

«Сказочная терапия» превращает мораль рассказа в руководство к жизни

Фото любезно предоставлено Tales for Life

Изначально эта статья была опубликована на VICE UK.

Неважно, интересовались ли вы Диснеем или Гриммом в детстве, редко когда можно вернуться к сказкам во взрослом возрасте. От инфантильных до совершенно ужасных, они, вероятно, были представлены вам бабушкой или дедушкой, заставляющими вас читать. Когда я наткнулся на берлинский консультационный центр Tales for Life, предлагающий услугу под названием «сказочная терапия», я надеялся на глубокое погружение в отвратительные глубины человеческой психики, упакованные в фантастических персонажей и диких историй.Однажды вечером в пятницу я пошел на групповой семинар, чтобы увидеть, насколько мрачными стали наши взрослые умы, прежде чем поговорить об этом с психологом. Но об этом позже.

При входе на площадку меня попросили снять обувь и заменить ее серыми войлочными тапочками. Затем кто-то привел меня в теплую комнату с ламинатным полом, где мы ели шоколадные дижестивы и виноград. Я уже чувствовал себя инфантильным. На сеансе нас было шестеро, включая нашего «сказочного фасилитатора».Мы начали занятие с кружения и прыжков по комнате, а затем устроились, разложив одеяла и подушки — это немного похоже на конец очень дополнительной ночи. Наш фасилитатор обошел группу и спросил, какая сказка всем нравится больше всего. Я запаниковал и сказал «Русалочку» Ганса Христиана Андерсена.

«Сказки — это мудрость, передаваемая из поколения в поколение», — говорит Борис Мерей, советник, заведующий мастерской. Он использует сказки со своими клиентами, чтобы помочь им увидеть собственные проблемы в персонажах и символах этих классических историй.Он упоминает Белоснежку, историю, которая «существовала сотни лет, но если вы посмотрите на нее с современной точки зрения, это пошаговое руководство о том, как справиться с нарциссической матерью», — рассказывает он комнате. «Люди подсознательно понимают сказки, и как консультант я рекомендую сказку, которая, на мой взгляд, наиболее актуальна для их проблемы. Тогда исцеление, которое происходит после, происходит автоматически ».

Темой заседания было «Новое начало», и Мерей объяснил, что весна — прекрасное время для позитивных изменений в нашей жизни.Послушайте, у меня сенная лихорадка, поэтому весна для меня больше похожа на худшее время года — мне было немного трудно ясно мыслить, когда я чувствовал себя лично атакованным высоким уровнем пыльцы в Берлине. Затем нас попросили подумать о том, с чем мы боролись, и, обдумывая эту задачу, выбрать карту Таро, которая нашла отклик. Я подумал о своем насморке и зудящих глазах.

Затем Мерей взял на себя роль рассказчика, надев большую серую фетровую шляпу.Честно говоря, он признал, насколько это смешно выглядело, и позволил нам посмеяться над ним. Затем он попросил нас лечь, расслабиться и послушать сказку. Изначально сказки предназначались для разговора и слушания, а не для написания, поэтому это была важная часть процесса — слушать. Он прочитал нам рассказ «Сын царя, который ничего не боялся». Я ненавидел это. Это напомнило мне, как каждый излишне уверенный в себе мужчина, получивший образование в частной школе, идет по жизни.

Затем нас попросили нарисовать сцену из рассказа.В этот момент мы пошатнулись; Я и все остальные, казалось, ошибались. «Я хотела обратить внимание, но не могла, история меня недостаточно зацепила», — сказала другая участница, 24-летняя Мариазоль. «Мне больше нравилось слушать его голос, чем слушать подробности реальной истории. Я просто чувствовал себя очень расслабленным ».

Я тоже этого не понял, и нарисовал что-то вроде абстрактной сцены с роботизированными цветами, потому что именно сюда мой мозг попал во время сказки, измученный опасениями по поводу нашего экологического кризиса и воображая, что в будущем природа будет просто воспоминание.

Мерей говорит, что неспособность все время концентрировать внимание на самом деле не проблема. «Если вы пытаетесь вспомнить свою любимую сказку и пересказать ее, в ней будут какие-то части, которые вы забыли, а некоторые части, которые вы четко помните», — говорит он. «Это потому, что есть часть нас, которая судит, с чем мы можем иметь дело прямо сейчас, а с чем — нет. Что для нас важно или актуально, а что нет ».

Он попросил нас интерпретировать рисунки друг друга, ища символы.Все остальные рисовали буквальные сцены (деревья, ворота, поля, люди), и, конечно же, никто не получил того, чем должны были быть мои роботизированные цветы. Мы сравнивали наши рисунки с выбранными ранее картами, чтобы нарисовать собственные интерпретации. Мерей говорит нам, что сказочная терапия — это направление арт-терапии — форма терапии, которая использует творческий процесс для преодоления травм и других эмоциональных проблем, — и что рисование является ключевой частью процесса сказочной терапии. Затем нас попросили выполнить упражнение «светофор», в котором мы разделили нашу личную задачу на три части (что я хочу; что у меня уже есть, что я могу использовать, чтобы достичь этого; каковы препятствия).Затем мы провели ритуал перепрыгивания через красные преграды, пока все нас подбадривали. Мы покинули сессию, придумав одно дело на следующей неделе, которое поможет дать толчок нашим «новым начинаниям».

Мне было интересно, может ли, учитывая мрачную историю Берлина и то, что братья Гримм были немцами, исцеление с помощью историй могло быть более острым здесь. Но Мерей говорит мне, что на самом деле это происходит из Венгрии, где он обучался в школе сказочной терапии Lelki Egészségvéd Alapítvány (LEA).Я спрашиваю Мерея, что он говорит людям, которые смеются над идеей использования сказок в качестве терапии. «На самом деле, я думаю, что есть много людей, которые считают концепцию терапии слишком серьезной, — говорит он. — Одна из наших проблем заключается в том, что все мы должны развивать себя, и что обращение со своей душой должно быть таким же важно, чтобы вы посещали стоматолога два раза в год ».

Хотя сказочная терапия отличается от нарративной терапии, обе имеют корни в школе мысли психоаналитика и психиатра Карла Юнга.Бренда Кроутер, юнгианский аналитик и глубинный психолог из Франции, говорит, что работа со сказками может принести вам пользу, позволяя вам взглянуть на личную проблему через объектив. «В конечном итоге у вас складывается отношение к чему-то объективному, и это снимает определенную одержимость вашими субъективными проблемами», — говорит она. «Это не означает, что вы игнорируете субъективную проблему, но позволяет увидеть ее контекст». Кажется, что сказочная терапия, по сути, работает с универсальными символами и архетипами для решения общих проблем.«Использование сказок может быть мощным инструментом для исцеления, потому что они переводят вас в режим, в котором вы действительно переживаете себя в другом измерении», — говорит Кроутер.

После полного сеанса я подумал о том, как необычно было заниматься чем-то таким детским. Реальная жизнь преподает нам достаточно болезненных моральных уроков, поэтому не нужно прятать голову в фантастической книге, чтобы учиться. По крайней мере, я пришел к выводу, что слушать, как парень читает сказку на ночь, успокаивает — просто, может быть, я оставлю рассказы о мальчиках из частной школы для других.

@sabfaramarzi

Институт травм и Институт детской травмы

27 марта 2015 г. админ

Концепция посттравматического роста существовала задолго до появления этого термина. Например, люди давно заявляют: «То, что вас не убивает, делает вас сильнее». Дело в том, что иногда это происходит, а иногда нет. А когда это не так, смысл терапии, ориентированной на травму, состоит в том, чтобы помочь тем, кто был ранен своим опытом, исцелиться и стать сильнее.Другими словами, когда посттравматический рост не происходит естественным образом, мы пытаемся его вызвать.

Обработка травмы или потери долгое время считалась основным методом личностного роста (например, Cassem, 1975). Мой любимый взгляд на это — юнгианский, а мой любимый образец — классика Джозефа Кэмпбелла (1949), Тысячелетний герой . Кэмпбелл исследовал ритуалы совершеннолетия, а также мифы и сказки многих культур, чтобы сформулировать поиски героя как модель роста через преодоление своих страхов, травм и / или потерь и их преодоления.

Квест базового строения героя выглядит следующим образом:

  • Базовая линия, или «когда-то давно», когда все в норме.
  • Призыв к действию, в котором нормальный больше не работает. Потому что теперь (например) старые родители больше не могут кормить своих растущих детей; или в городе есть дракон, сеющий хаос.
  • Сбор ресурсов, позволяющих герою, который обычно начинает свой путь явно не героем, принять вызов.
  • Смерть и возрождение. Герой использует свои ресурсы, сталкивается со смертью (или другой эквивалентной судьбой, такой как чары) и проходит через нее. В процессе преодоления испытания герой трансформируется, например, из ребенка во взрослого или из раненого в целого.
  • Повторный вход, в котором герой возвращается домой, но в новой роли или более высоком уровне в соответствии с достигнутым ростом / преобразованием.

Я обучал терапевтов этой модели на примере любимой (1939) версии фильма Волшебник из страны Оз (Баум, 1900).Когда-то давным-давно суровая фермерская жизнь была нарушена зовом: злая Майра Галч, которая планирует убить собаку Дороти. Дороти убегает и (одно ведет к другому) обнаруживает, что она должна сразиться со злой ведьмой и убить ее, чтобы вернуться домой. По пути она собирает необходимые ресурсы, включая мудрость (Пугало), сострадание (Железный Дровосек) и отвагу (Трусливый Лев), не говоря уже о своей интуиции или бессознательном (это ее собака Тото). Она использует все это (товарищей или качества), чтобы сразиться с ведьмой и победить ее.Она возвращается домой с новым уровнем зрелости и признательностью к своей семье и своей черно-белой жизни.

Было забавно использовать Волшебник из страны Оз в качестве обучающего инструмента, но со временем я обнаружил необходимость в рассказе, который делал бы больше, который раскрыл бы детали подхода к терапии с учетом травм. Итак, я придумал сказку, в которой это произошло, как вкратце изложено здесь.

Эта история начинается с обычной жизни, когда-то давным-давно, и да, дракона для призыва; дракон также символизирует травму или потерю.Страх и дисфункция королевства, вызванные реакцией дракона, представляют собой симптомы посттравматического стресса. Затем история переходит от патологии к терапии.

Герой — это просто какой-то парень, влюбленный в принцессу, который, оказывается, готов выйти замуж за того, кто убьет дракона; это представляет собой терапевтическую направленность на мотивационную работу, направленную на то, чтобы клиент определил личные цели, связанные с лечением, и принял их. С точки зрения героя, прибытие дракона является частью призыва, а любовь парня к принцессе — которая выйдет за него замуж только , если — это все остальное.

Жители этого пораженного драконом королевства болеют за этого парня, поэтому они помогают ему подготовиться к большой битве. Сначала они находят для него безопасное, защищенное место для тренировок; это представляет собой терапевтический фокус на стабилизации. Затем они предоставляют личного тренера, чтобы помочь ему стать готовым к битве с драконом; это представляет собой терапевтическую направленность на самоуправление и навыки совладания, а также стадию поиска ресурсов.

Он действительно встречает дракона, сражается и убивает его; в терапии — это работа по разрешению травм, и в поисках смерти и возрождения.Хорошо, он женится на принцессе, и жители королевства гордятся своей помощью; в квесте это возвращение домой на более высокий уровень.

Но это еще не все. Люди в королевстве не хотят больше вторжений драконов, поэтому они принимают различные меры, такие как посадка яблоневых садов, чтобы заблокировать легкий путь; это представляет собой терапевтическую направленность на обучение клиентов предвидению будущих проблем, которых затем можно избежать или с которыми можно справиться (например, предотвращение рецидивов). Затем в королевстве проводится ежегодное состязание по искусственному убийству драконов, которое поддерживает участников в боевой форме на случай, если еще один дракон когда-нибудь появится; это представляет собой терапевтическую направленность на снижение вреда.

Это краткое изложение, а не реальная история; об этом гораздо лучше сказано в книгах (Greenwald, 2005, 2007, 2009, 2013; Greenwald & Baden, 2007) и программах обучения. Наша сказочная модель лечения с учетом травм послужила нам в качестве обучающего инструмента, а также в качестве метода лечения, поддерживаемого исследованиями. И все это стало результатом поисков Джозефом Кэмпбеллом героя как модели посттравматического роста.

Список литературы

Баум, Х. (1900). Чудесный волшебник из страны Оз. Чикаго: Компания Джорджа М. Хилла.

Кэмпбелл Дж. (1949). Герой с тысячей лиц. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Кассем, Н. Х. (1975). Тяжелая утрата незаменима для роста. В книге Б. Шенберга, И. Гербера, А. Винера, А. Х. Кучера, Д. Пиретца и А. К. Карра (ред.), Утрата: его психосоциальные аспекты (стр. 9–17). Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Гринвальд Р. (2005). Справочник по детской травме: Справочник по оказанию помощи детям и подросткам, подвергшимся травмам. Нью-Йорк: Хаворт.

Гринвальд Р. (2007). EMDR в рамках фазовой модели лечения с учетом травм. Нью-Йорк: Хаворт.

Гринвальд Р. (2009). Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм. Нью-Йорк: Рутледж.

Гринвальд Р. (2013). Прогрессивный подсчет в рамках фазовой модели лечения с учетом травм. Нью-Йорк: Рутледж.

Гринвальд Р. и Баден К. Дж. (2007). Сказка. [Комикс.] Нортгемптон, Массачусетс: Институт травм и Институт детских травм.

Волшебник из страны Оз [Кинофильм]. (1939). Метро-Голдвин-Мейер.

Детям и семьям, переживающим проблемы

Похвала за Остров

Мягкая история о важности обращения за помощью, когда члены семьи и другие люди, окружающие ребенка, могут испытывать трудности. The Island поддерживает детей, которые могут чувствовать себя одинокими, побуждая их обращаться за добротой и поддержкой.

Хефзиба Каплан, арт-терапевт, директор Лондонского центра арт-терапии

Эта тонко написанная и восхитительно иллюстрированная книга убедит маленьких детей, которые изолированы из-за того, что живут с одним из родителей с проблемами психического здоровья, что это не их вина и не их работа — лечить болезнь родителей. Он открывает ребенку диалог, позволяющий ему осознать ряд эмоций, которые он может испытывать.

Джейни Трехарн из Пилы (Юго-Восток)

«Остров» чувствительно изображает изоляцию и одиночество, которые может испытывать ребенок, живя с родителем, страдающим депрессией.Рассказ позволяет обсудить с ребенком его роль в уходе за детьми и чувство вины, которое испытывают дети, у которых есть жизненный опыт психического здоровья родителей. История дает мощный посыл, побуждая ребенка делиться своим опытом и открывая беседу на эту сложную тему.

Сара-Джейн Фарр (помощник по работе с семьей, служба ранней помощи WSCC)

Сила этих историй заключается в их более глубокой естественной и архетипической метафоре, что-то вроде более глубокой непрерывности Матери-Земли под любой поверхностью.Прежде чем даже прочитать любую из этих лечебных сказок, вы чувствуете их нежность через потрясающе красивые иллюстрации.

Молли Вулф, арт-психотерапевт, специалист по песочнице

Похвала Буря

Прекрасно иллюстрированный рассказ о том, как дети могут пережить бурный развод. Шторм предлагает деликатное и эмпатическое руководство о том, как научиться справляться со сложными чувствами в условиях последовавшего за этим беспорядка.

Хефзиба Каплан, арт-терапевт, директор Лондонского центра арт-терапии

«Буря» — это мощная история о разделении родителей, которую можно использовать как для детей, так и для родителей вместе, чтобы помочь родителям понять влияние конфликта в их отношениях на своих детей, позволяя вести открытые беседы. «Буря» может побудить поделиться своими тревогами и страхами и дать детям чувство безопасности при разговоре о своем опыте с профессионалами, которые поддерживают детей в страшный и неопределенный период их жизни.

Сара-Джейн Фарр, ключевой работник службы поддержки семьи, служба ранней помощи WSCC

Красиво написанная и иллюстрированная книга, которая может помочь маленьким детям исследовать и осознавать сложные эмоции, такие как вина, грусть и гнев, которые могут возникнуть в результате разлучения с родителями. Это помогает развеять миф о том, что дети виноваты, и убеждает детей в том, что они по-прежнему любимы каждым из родителей, даже если их родители больше не любят друг друга.

Джейни Трехарн, Пазл (Юго-восток)

Похвала за The Night Crossing

Чуткий и пронзительный рассказ о помощи и поддержке детей, которые могут столкнуться с неизлечимой болезнью. The Night Crossing может помочь смягчить страх перед путешествием в неизвестность.

Хефзиба Каплан, арт-терапевт, директор Лондонского центра арт-терапии

«Ночной переход» написан очень деликатно, с красивыми иллюстрациями. Я нашел это честным и трогательным, сочувствующим помощником, к которому можно вернуться, когда это необходимо. По нашему опыту, дети принимают ровно столько, сколько им удобно, когда они к этому готовы.Я также считаю, что эта книга может помочь братьям и сестрам очень больного ребенка, а также родителям или опекунам, чтобы помочь оценить вопросы и эмоции других детей.

Член семьи, Аноним

Поскольку детям так легко понятны метафоры, я полагаю, что The Night Crossing может ответить на некоторые невысказанные страхи ребенка и семей в настоящее время с честностью и добротой. Он признает мудрость ребенка, который в глубине души знает, что происходит. Я также надеюсь, что эта история откроет возможность разговоров между родителем и ребенком.Трогательная и чуткая работа, с красивыми иллюстрациями.

Анна Ледгард, арт-продюсер, преподаватель доулы в конце жизни

Тщательно написанная и восхитительно иллюстрированная книга, обеспечивающая поддержку и утешение как тяжелобольному ребенку, так и его братьям и сестрам. The Night Crossing предоставляет родителям и специалистам безопасное место для изучения страхов и эмоций, которые может испытывать ребенок, а также дает ему возможность задать сложные вопросы.

Джейни Трехарн, из Пилы (Юго-Восток)

Эта книга сделала что-то очень красивое и обнадеживающее с очень сложной темой.

Тейлор Смарт, арт-психотерапевт

Сила этих историй заключается в их более глубокой естественной и архетипической метафоре, что-то вроде более глубокой непрерывности Матери-Земли под любой поверхностью. Прежде чем даже прочитать любую из этих Лечебных сказок, вы почувствуете их нежность через потрясающе красивые иллюстрации.

Молли Вулф, арт-психотерапевт, специалист по песочнице

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

В психотерапии может быть полезно работать с моделью. Это дает обоим участникам — терапевту и терапевту — общий язык и систему ссылок. Естественно, разные люди интересуются разными вещами. Один из моих коллег очень увлечен бейсболом и извлекает из этой игры сложные и отзывчивые образы.Некоторые другие получают отличные результаты, используя популярные фильмы и песни, а люди, работающие с религиозной ориентацией, обнаруживают, что тексты Священных Писаний могут быть применены к тому материалу, с которым они сидят. Для меня мифология и сказки часто дают новые способы думать о вещах.

Поскольку меня тянет к сказкам, я обычно замечаю, когда слышу одну из сказок человека, с которым я сижу. Если это одна из тех, что я уже знаю, Золушка, Мех или Золотой гусь, я укажу на это.Но часто я никогда не слышал об этом. Когда это происходит, я использую комбинацию обобщения, усиления и размышления, чтобы рассказать им историю, которую они только что услышали.

Эти сказки или отрывки сказок являются артефактами реакции конкретного терапевта на материал конкретного человека. Они субъективны. По этой причине я хочу помнить, что я не рассказываю кому-то свою сказку , а, на самом деле, это их сказка. Я намерен всегда дополнять такие рассказы вопросами.Вам это кажется правильным? Кажется ли это полезным для нашей работы в достижении ваших целей? Щелкает? И, конечно, не всем нравятся сказки; не всем приходится. Как всегда в терапии, когда что-то не работает, мы откладываем это в сторону, а когда работает, мы принимаем это.

В последующем обсуждении имена были изменены, а личные идентификаторы были исключены в целях защиты конфиденциальности.

История Миры

Многие люди, с которыми я работаю, хотят изменить свое отношение к алкоголю или наркотикам или к другому поведению, которое изначально было полезным, но с тех пор стало проблематичным или компульсивным.Майре около 40 лет, она замужем и имеет постоянную, хотя и неудовлетворительную работу. Она борется с употреблением алкоголя и психоактивных веществ, заводит многочисленные дела, а также импульсивные покупки в Интернете и долги. Она говорит, что такое поведение приводит к значительному уровню тревоги, стыда и вины. Первые несколько сессий мы сидим с рассказом о том, что она делает, почему ей это не нравится, и как трудно сделать что-то большее, чем просто временно прервать занятие перед тем, как снова начать. Однажды днем ​​из ее материала возникла следующая сказка.

Женщина разочарованно идет по дороге. На расстоянии следует пустота. Женщина к разочарованию говорит: «Мне что-то нужно. Может, я начну новый роман ». «Другой?» разочарование говорит с глубоким вздохом. Это не очень обнадеживает. «Ну, может, я остановлюсь и выпью немного», — предлагает она. «А после этого принеси немного кокаина». «Отлично», — говорит разочарование. «Еще один уик-энд на ветер». «Что ж, тогда, может, я пойду в интернет и сделаю покупки», — предлагает женщина.«Я обязательно найду что-нибудь хорошее». «Дерьмо найдешь», — категорически говорит разочарование. «Ты всегда делаешь.»

Они подходят к перекрестку. Женщина, не зная, по какой дороге идти, останавливается. Это дает пустоте шанс догнать их. К этому времени женщина устала говорить к разочарованию. Она превращается в пустоту и говорит: «Что, по вашему мнению, мне нужно?» «Не знаю», — говорит пустота. «Но если ты выдержишь мою компанию, я помогу тебе поискать».

Я намерен всегда дополнять такие рассказы вопросами.Вам это кажется правильным? Кажется ли это полезным для нашей работы в достижении ваших целей? Щелкает?

Это переводит нас на новый этап нашей работы. Майра сосредотачивается на своем опыте пустоты и на способах, которыми она пыталась заполнить ее, не осознавая этого. Это ее неоднократное разочарование привлекло ее внимание к этому и изначально привело ее на терапию. Мы считаем, что, если она может остаться с неприятным чувством пустоты и ничего не делать с этим, она может повысить свою терпимость к нему.Майра желает и мужественна. Она остается с неприятными чувствами. Мы разработали для нее 10-минутную практику медитации, чтобы сделать ее сидение более структурированным. По мере того, как ее терпимость к этому возрастает, она сообщает, что пустота все меньше действует как движущая сила ее поведения. Они кажутся менее важными, и она не так охотно к ним обращается. Она начинает считать дни, а затем месяцы трезвости. Мы отмечаем, что она не развивает новые направления деятельности, такие как азартные игры или трудоголизм. Ощущение пустоты оказывается живым.

Позже мы замечаем, что, поскольку она может терпеть присутствие пустоты, она действует как поддержка, когда она начинает идентифицировать себя и находить способы действовать в большей степени в соответствии со своими ценностями. Она начинает думать о смене карьеры, возобновляет отношения с мужем и становится более доступной для своей семьи. Еще позже, работая вместе, мы обнаруживаем, что пустота не только помогает, но и существенно помогает ей исследовать свою подлинную духовную жизнь, потерянную из-за раннего разочарования в организованной религии.Из бессознательной движущей силы проблемного поведения пустота стала чем-то вроде священного пространства в ее жизни, в котором она могла рассмотреть, а затем встретиться со своими высшими ценностями. Дело не в том, что ее жизнь стала идеальной. Но то, что изначально было источником страданий, от которого она бежала, стало опорой, делающей ее жизнь более осмысленной.

История Билла и Джея

Билл и Джей пришли на консультацию для пар. Им обоим чуть за 30, они работают в разных секторах киноиндустрии.Джей описывает Билла как холодного, отстраненного и обладающего жестоким чувством юмора, которое он использует, когда Джей хочет сблизиться. Билл отмечает, что Джей очень нуждается и использует эмоциональные проявления, чтобы получить то, что он хочет. Я замечаю, что Билл искусен в использовании фигур речи и скользящих определений (придавая одному и тому же термину значение в начале разговора, отличное от того, которое ему дается в конце), чтобы избежать угрозы. Он описывает, как их мать вместе с двумя братьями родила его после развода с их отцом.Он говорит мне, как сложно было заботиться о своей матери в детстве и в подростковом возрасте, что оба подхода к ней за поддержкой и отказ от нее за поддержкой были негативно подкреплены, что попытки позаботиться о ней и потерпели неудачу, а не пытаться позаботиться о ней. ее обоих наказали вспышками гнева. Часть моего ответа на рассказ Билла — это начальная часть более длинной сказки.

Три брата когда-то жили в домике в лесу. Однажды старший брат сказал: «Я выхожу в мир искать счастья.Он двинулся по тропинке. Он не ушел далеко, когда обнаружил, что дорогу преграждает ему старуха, которая сказала ему: «Должна ли я вам помочь или не помочь?» «Мне не нужна ничья помощь. Не помогай мне, — сказал старший брат. «Тогда тебе от меня не поможет», — крикнула старуха и сбила его с тропы в лес.

На следующий день второй брат тоже отправился искать счастья. Он не ушел далеко, когда обнаружил, что дорогу преграждает ему старуха, которая сказала ему: «Поможу тебе или не помогу?» «Мне нужна вся помощь, которую я могу получить.Пожалуйста, помогите мне, — сказал он. «Вот тебе и помощь», — крикнула старуха и сбила его с тропы в лес.

Наконец, третий брат отправился в путь. Он задавался вопросом, почему он ничего не слышал от своих братьев. Он не ушел далеко, когда обнаружил, что дорогу преграждает ему старуха, которая сказала ему: «Поможу тебе или не помогу?» «Что вы думаете?» — парировал третий брат. «Это может произойти в любом случае», — сказала старуха. «Ну что ж, поехали, — сказал третий брат.Старуха отступила в сторону, и он смог продолжить свой путь.

С осторожным одобрением Биллом этой истории («Да, звучит немного знакомо»), мы можем использовать ее, чтобы определить и сформулировать его сильную двойственность в отношении отношений. Он чувствует потребность в близости, но никакое приближение к ней не кажется безопасным. Он научился использовать иронию и игру слов, чтобы удерживать чувство риска на управляемом уровне. Эти навыки позволили ему поддерживать относительно стабильные отношения со своей матерью, в отличие от его братьев, которых, по его словам, «всегда ели заживо или до восьмидесяти шести лет».Но тот же набор навыков не кажется таким полезным в его отношениях с Джеем. Постепенно он начинает лучше понимать отзывы Джея о влиянии этих когда-то очень полезных навыков на их отношения. Он также начинает развивать способность устанавливать их, когда он выбирает, потому что он стал более осознавать, что они собой представляют и почему.

Я верю в терапию. Тем не менее, иногда кажется, что концепции и язык лучше всего подходят для обращения к нам на более высоких уровнях нашего функционирования. И не всегда здесь обнаруживаются проблемы, которые нас беспокоят.Сказки, возможно потому, что мы впервые услышали их на более ранних этапах нашего развития, могут вовлечь нас на более глубоких уровнях, когда мы слушаем историю, чтобы узнать, что происходит дальше.

© Copyright 2018 GoodTherapy.org. Все права защищены. Разрешение на публикацию предоставлено Питером Кашорали, LMFT, терапевтом из Пасадены, Калифорния

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. Любые высказанные взгляды и мнения не обязательно разделяются GoodTherapy.орг. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

Позитивная нарративная групповая психотерапия: использование традиционных сказок для улучшения психологического благополучия и роста | Психология благополучия

  • Adler JM: Жизнь в истории: действие и согласованность в продольном исследовании развития нарративной идентичности и психического здоровья в ходе психотерапии. Журнал личной и социальной психологии 2012, 102 (2): 367–389.

    Артикул Google ученый

  • Адлер Дж. М., Макадамс Д. П.: Повествовательная реконструкция психотерапии. Повествовательный запрос 2007, 17 (2): 179–202.

    Артикул Google ученый

  • Ангус L: На пути к интегративному пониманию повествовательных и эмоциональных процессов в эмоционально-ориентированной терапии депрессии: значение для теории, исследований и практики. Психотерапевтические исследования 2012, 22 (4): 367–380.

    Артикул Google ученый

  • Беннетт L: Повествовательные методы и дети: теоретические объяснения и практические вопросы. Журнал психиатрического ухода за детьми и подростками 2008, 21 (1): 13–23.

    Артикул Google ученый

  • Беттельхайм B: Использование чар: значение и важность сказок .Vintage Books, Нью-Йорк; 1976.

    Google ученый

  • Беттельхайм B: «Гензель и Гретель — моя любимая сказка». [‘HANSEL UND GRETEL, MEIN LIEBLINGSMARCHEN’]. Psychotherapie Psychosomatik Medizinische Psychologie 1987, 37 (1): 1–9.

    Google ученый

  • Бленкирон P: Истории и аналогии в когнитивно-поведенческой терапии: клинический обзор. Поведенческая и когнитивная психотерапия 2005, 33 (1): 45–59.

    Артикул Google ученый

  • Брандт LM: Сказка как парадигма кризиса разделения-индивидуации: значение для лечения пограничного подростка. Подростковая психиатрия 1983, 11: 75–91.

    Google ученый

  • Broadhead R: История, которую стоит рассказать. Уход за пожилыми людьми 2012, 24 (5): 8.

    Google ученый

  • Burns GW: 101 Истории исцеления: руководство по поиску и применению метафор, ориентированных на результат, в терапии . Уайли, Хобокен, штат Нью-Джерси; 2001.

    Google ученый

  • Burns GW: 101 история исцеления для детей и подростков: использование метафор в терапии . Уайли, Хобокен, штат Нью-Джерси; 2005 г.

    Google ученый

  • Burns GW: «Исцеление историями: сборник историй для использования терапевтических метафор». Отредактировал: Burns GW. Уайли, Хобокен, штат Нью-Джерси; 2007.

    Google ученый

  • Харон R: Нарративная медицина: почитание историй болезней . Издательство Оксфордского университета, Нью-Йорк; 2006a.

    Google ученый

  • Charon R: Самоговорящее тело. Повествовательный запрос 2006b, 16 (1): 191–200.

    Артикул Google ученый

  • Cope TA: Интегративный по своей сути подход позитивной психотерапии. Журнал интеграции психотерапии 2010, 20 (2): 203–250.

    Артикул Google ученый

  • Дикманн H: Дважды рассказанные сказки: психологическое использование сказок .Публикации Chiron, Уилметт, Иллинойс; 1986.

    Google ученый

  • Dieckmann H: Сказки в психотерапии. Журнал аналитической психологии 1997, 42 (2): 253–268.

    Артикул Google ученый

  • Dundes A: Символическая эквивалентность алломотивов в кроличьем стаде (AT 570). Arv: Скандинавский ежегодник фольклора 1982, 36: 91–98.

    Google ученый

  • Fava GA, Kellner R, Perini GI, Fava M, Michelacci L, Munari F, Evangelisti LP, Grandi S, Bernardi M, Mastrogiacomo I: Итальянская валидация Теста на оценку симптомов (SRT) и Анкеты симптомов (SQ ). Канадский журнал психиатрии 1983, 28: 117–123.

    Google ученый

  • Первый МБ, Спитцер Р.Л., Гиббон ​​М., Уильямс. JBW: Структурированное клиническое интервью по DSM-IV-TR Axis I Disorders, Research Version, Patient Edition.(ТКИД-И / П) . Биометрические исследования, Психиатрический институт штата Нью-Йорк, Нью-Йорк; 2002.

    Google ученый

  • Гонсалвес М., Рибейро А., Стайлз В., Конде Т., Матос М., Мартинс С., Анита Сантос А: Роль взаимного кормления в поддержании проблемных самооценок: исследование одного пути к терапевтической неудаче. Психотерапевтические исследования 2011, 21 (1): 27-40.

    Артикул Google ученый

  • Grafanaki S, McLeod J: Повествовательные процессы в построении полезных и мешающих событий в эмпирической психотерапии. Психотерапевтические исследования 1999, 9 (3): 289–303.

    Артикул Google ученый

  • Холбек B: Толкование сказок: датский фольклор в европейской перспективе. Фольклорные товарищи по коммуникациям, 239 . Academia Scientiarum Fennica, Хельсинки; 1987.

    Google ученый

  • Holmes J: Повествование в психиатрии и психотерапии: доказательства? Журнал медицинской этики 2000, 26: 92–96.

    Артикул Google ученый

  • Джейкобс L: Воскрешение погребенного «я»: сказки и аналитическая встреча. Psychoanalytic Review 2011, 98 (6): 871–890.

    Артикул Google ученый

  • Юнг C: Человек и его символы . Aldus books Ltd., Лондон; 1964.

    Google ученый

  • Кашдан ТБ, Роттенберг J: Психологическая гибкость как фундаментальный аспект здоровья. Обзор клинической психологии 2010, 30: 865–878.

    Артикул Google ученый

  • Каст V: Клиническое использование сказок «классическим» юнгианским аналитиком. Psychoanalytic Review 1996, 83 (4): 508–523.

    Google ученый

  • Kellner R: Опросник по симптомам. Journal of Clinical Psychiatry 1987, 48: 269–274.

    Google ученый

  • Клейнман A: Рассказы о болезнях: страдания, исцеление и состояние человека . Basic Books, Нью-Йорк; 1988.

    Google ученый

  • Линден М., Бауманн К., Либерей Б., Лоренц К., Роттер М.: Лечение посттравматического расстройства озлобления с помощью когнитивно-поведенческой терапии, основанной на психологии мудрости и стратегиях гедонии. Психотерапия и психосоматика 2011, 80 (4): 199–205.

    Артикул Google ученый

  • Любецкий МЮ: Магия сказок: психодинамические и развивающие перспективы. Детская психиатрия и развитие человека 1989, 19 (4): 245–255.

    Артикул Google ученый

  • Миллс Дж., Кроули Р. Дж., Кроули Р: Терапевтические метафоры для детей и ребенка в пределах .Psychology Press, Нью-Йорк, Нью-Йорк; 2001.

    Google ученый

  • Пирсон Дж., Уоттс П., Смейл М: Драматерапия с мифом и сказкой: золотые истории кунжута . Издательство «Джессика Кингсли», Филадельфия, Пенсильвания; 2013.

    Google ученый

  • Pennebaker JW: Рассказы: польза повествования для здоровья. Литература и медицина 2000, 19: 3–18.

    Артикул Google ученый

  • Propp V: Морфология сказки. пер. Автор: Л. Скотт . Техасский университет Press, Остин и Лондон; 1968.

    Google ученый

  • Proyer RT, Ruch W: Добродетель взрослой игривости: связь игривости с сильными сторонами характера. Психология благополучия: теория, исследования и практика 2011, 1: 4.

    Артикул Google ученый

  • Riessman CK: Стратегическое использование повествования в представлении себя и болезни. Социальные науки и медицина 1990, 30: 172–207.

    Артикул Google ученый

  • Ruini C, Fava GA: Роль терапии благополучия в достижении сбалансированного и индивидуального пути к оптимальному функционированию. Клиническая психология и психотерапия 2012, 19: 291–304.

    Артикул Google ученый

  • Ruini C, Ottolini F, Rafanelli C, Ryff CD, Fava GA: Итальянская валидация шкал психологического благополучия. Rivista di Psichiatria 2003, 38: 117–130.

    Google ученый

  • Ryff CD: Счастье — это все, или не так ли? Исследования о значении психологического благополучия. Журнал личной и социальной психологии 1989, 57: 1069–1081.

    Артикул Google ученый

  • Селигман MEP: Подлинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации своего потенциала для длительного удовлетворения . Free Press, Нью-Йорк; 2002.

    Google ученый

  • Камни K: вещей, которые Уолт Дисней никогда нам не рассказывал. Журнал американского фольклора 1975, 88: 42–50.

    Артикул Google ученый

  • Штраус А., Корбин Дж .: Основы качественного исследования: процедуры и методы обоснованной теории . Сейдж, Ньюбери Парк, Калифорния; 1990.

    Google ученый

  • Субраманиам П., Вудс B: Влияние индивидуальной терапии воспоминаниями на людей с деменцией: систематический обзор. Экспертный обзор нейротерапии 2012, 12 (5): 545–555.

    Артикул Google ученый

  • Тедески Р.Г., Калхун LG: Инвентаризация посттравматического роста: измерение положительного наследия травмы. Journal of Traumatic Stress 1996, 9: 455–471.

    Артикул Google ученый

  • Treadwell TW, Reisch EE, Travaglini LE, Kumar VK: Эффективность совместного построения и рассказывания историй в содействии сплоченности группы в классах колледжа. Международный журнал групповой психотерапии 2011, 61 (4): 502–517.

    Артикул Google ученый

  • Vallerand RJ: Роль страсти в устойчивом психологическом благополучии. Психология благополучия: теория, исследования и практика 2012, 2: 1.

    Статья Google ученый

  • Vromans LP, Schweitzer RD: Нарративная терапия для взрослых с большим депрессивным расстройством: улучшение симптомов и межличностных результатов. Психотерапевтические исследования 2011, 21 (1): 4–15.

    Артикул Google ученый

  • Warner DA: Расширение возможностей пожилых людей через фольклор. Adultspan Journal 2006, 5 (2): 91–100.

    Артикул Google ученый

  • Weis R, Speridakos EC: Мета-анализ стратегий повышения надежды в клинических условиях и в общинах. Психология благополучия: теория, исследования и практика 2011, 1: 5.

    Статья Google ученый

  • White M, Epston D: Повествовательные средства для достижения терапевтических целей . Нортон, Нью-Йорк; 1990.

    Google ученый

  • Сказочная терапия: как разбудить творческую личность | Анастасия Шкуро

    Чуткая, ранимая, восприимчивая к впечатлениям… Вот и все о творческих личностях.Такие люди осведомлены о социальных проблемах и хотят улучшить мир с помощью послания любви и сострадания. Однако грубые слова, необоснованная критика или страх потерпеть неудачу могут навредить одаренному артисту или музыканту, подтолкнув его к творческому затору. Если вы хорошо понимаете, что такое творческий кризис, советуем поучаствовать в невинной, но увлекательной игре. Это так называемая сказочная терапия.

    Теория архетипов: от верблюда к ребенку

    Сказочная терапия: самые щекотливые решения скрыты в сюжетах известных легенд и мифов.Этот жанр литературы показывает жизненные сценарии, проблемы, с которыми сталкиваются люди, и способы подняться над ними. Он отражает личные качества, такие как смелость мечтать, мудрость идти по пути к желаемому и упорство, чтобы не уступать дорогу.

    Как написано в древней сказке, каждый человек должен преодолеть три ступени в своем развитии, такие как Верблюд, Лев и Дитя. Верблюд — воплощение трудолюбивого человека, который несет в себе жизненные ресурсы в поте лица. Признав себя творческой личностью, верблюжье существо превращается в страстного Льва.Последний осознает свою неотразимость и становится борцом за справедливость, занимающим место под солнцем. Так устанавливается социальная роль человека. Последний этап — бесконечный — когда Лев понимает, что, несмотря на великолепие и славу, его жизнь ощущает недостаток чистоты, человек приходит к Ребенку. Особенность этого образа — простота и возможность детально рассмотреть красоту окружающего мира. Изнурительный труд не повлиял на его радость, и человек избавился от пессимизма и мирской усталости. Эти три стадии называются архетипами — механизмами, заложенными в сознании человека с самого начала цивилизации.Такие же образцы встречаются и в сказках, где главным героям на пути к сокровищам или любви приходится терпеть трудности.

    Текущая жизнь признает совершенно иную картину человеческой деятельности. Человека считают глупым ребенком до тех пор, пока он не сможет зарабатывать деньги, равные имиджу Верблюда. В положении Верблюда такой человек провел всю жизнь. В свою очередь, образ Льва воспринимается не как защитник очерненных людей, а как признак распутной личности.Из-за искаженных взглядов многие творческие люди испытывают неуверенность в себе. Они уверены, что удаются только грязные мошенничества, поскольку значение архетипа Льва совершенно необъективно. Однако вряд ли можно найти сказки, в которых злые существа не уничтожаются в конце.

    Как создавать сказки

    Если читать разные сказки, он обнаружит очевидную силу и мощь, присущую национальным опусам, а в авторских романах иногда встречаются печальные концовки.Например, «Русалочка», написанная Гансом Христианом Андерсеном, была адаптацией голландской народной сказки, в которой описывалась любовь обычного человека к Русалке, которая сделала его бессмертным. Как известно, Андерсен в конце концов решил «убить» своего заботливого и сострадательного характера. Он считал, что сказки должны отражать реальную жизнь, разрушающую живые души. Однако такой подход довольно опасен — у нас есть то, во что мы верим. Поэтому Дисней завершил широко распространенный сюжет свадьбой Русалки и ее любимого принца.

    Если вы полны решимости написать свою собственную сказку, не используйте плохие концовки и повороты, к которым вы не готовы. Сначала подумайте о своих детских предпочтениях. Напишите пять памятных романов, которые вы читали в детстве. Затем посмотрите на сюжеты — есть ли у них счастливый конец или они ограничены депрессивным поведением? Если ваш случай второй, вспомните, повторялись ли у вас когда-нибудь печальные события в реальности? Если да, то пора сменить мелодию.

    Мы попросили людей, испытавших на себе силу сказочной терапии, поделиться своими историями.26-летняя Энн рассказывает, как однажды она написала историю любви, которая сбылась за несколько лет.

    — Когда моя первая любовь подошла к концу, я так свысока смотрела в рот. Оставалось только взять ручку и писать. Итак, я представил себе историю, в которой любимый человек должен бросить меня и переехать в другую страну. Не знаю, зачем я придумал такую ​​концепцию, но внезапно, в конце концов, я заставил его вернуться ко мне. Представляете, через несколько месяцев я встретил человека с таким же именем, как в моей сказке, и детали нашего романа полностью совпадали с описанными.Ему нужно было покинуть мою страну, но любовь победила всех, и скоро мы поженимся.

    27-летняя Руфь поделилась другой историей — она ​​не могла найти свой жизненный путь. Она хотела стать актрисой, но родственники навязали ей множество деструктивных стереотипов. Однажды она решила написать сказку, где главная героиня сделала решительный шаг и поступила в известный театр. Это может звучать фантастически, но благодаря этой терапии Рут начала верить в себя. Через несколько лет ей наконец это удалось, и теперь она участвует в увлекательных спектаклях.

    Для написания эффектной сказки во время терапии придумано множество шаблонов. Если вы застряли в нерешенной проблеме, дайте ее своему персонажу и предскажите возможные пути побега. Не бойтесь фантастических трюков — если для спасения вам понадобится помощь Бэтмена, позвольте ему полететь и спасти вас. Если вы погружены в психологические размышления, лучший способ справиться с этим — много смеяться. Например, опишите себя в образе Микки Мауса и позвольте ему разобраться с вашими проблемами.

    Почему это работает? Попадая в проблемную ситуацию, мы часто концентрируемся на своих чувствах и боли. Вместо этого терапия сказками помогает взглянуть на конкретный случай со стороны. И помните: вещи, которые мы считаем невероятными, недоступны только в нашем уме, а не в реальной жизни.

    Опубликовано в: IndieLove Magazine (Австралия)

    Определение границ и содержания

    385

    Игорь В. Вачков / Процедуры — Социальные и поведенческие науки 233 (2016) 382 — 386

    Итак, что такое современная сказочная терапия как независимая ветка? В настоящее время это только психологическая практика

    , имеющая слабо развитую научную базу (это можно сказать о многих психологических и

    психотерапевтических областях).Пятнадцать лет назад Ф.Е.Василюк указал на серьезный разрыв между психологической наукой

    и психологической практикой, заявив, что они живут параллельной жизнью как две субличности разобщенной личности

    . Он назвал эту ситуацию расколом [4].

    ситуация за те годы не сильно изменилась, и его слова о необходимости внедрения психотехнического подхода были по-прежнему актуальны. F.E.

    Василюк считает, что психотехника — это общепсихологическая методология, не продиктованная извне,

    , а генетически «заложенная» в отечественной психологии.По мнению Ф.Е. Василюка, сущность психотехнического подхода

    заключается в том, что он «вводит психологическую практику в психологическую науку, а науку — в практику

    » [5, с. 39], а основные методологические особенности психотехнической системы можно определить как

    :

    Прагматические и этические ценности включены в «ткань» теории;

    «Пользователь» — практический психолог;

    Объектом этой теории становится не психика и сознание, а работа с сознанием;

    Предмет и метод психотехнической теории находятся в таком соотношении, что практический метод воздействия

    одновременно является оптимальным эмпирическим методом изучения данного предмета.

    Основываясь на идеях Ф.Е.Василюка, М.А.Степанова доказывает, что концепция П.Гальперина имеет однозначно психотехнический характер, делая общий вывод о значении теории П.Гальперина для образовательной практики

    [6]. Его развитие психотехнического подхода, по словам М.А. Степановой,

    , определяет возможность его активного использования в образовательной практике педагогами-психологами, поскольку его теория

    адресована им и выдерживает проверку практикой (это относится к некоторым из них). только психологические теории).

    Текущее формирование теории сказочной терапии позволяет предположить возможный психотехнический характер

    и этой области. Мы полагаем, что сказочная терапия может стать одним из способов реализации психотехнического подхода

    , поскольку общие тенденции его развития свидетельствуют о проявлении его соответствия

    основным особенностям психотехнической системы. Что касается первых двух методических признаков из тех

    , которые описаны Ф.Е. Василюк, в силу очевидности их применимости к сказочной терапии, мы не будем на них распространяться.

    Один из самых сложных вопросов — это сказочный терапевтический объект. Если рассматривать сказочную терапию

    с точки зрения того, что изучается и воздействует на нее, кажется, что сказочные образы должны быть очерчены как объект

    . В этом случае термин «сказочные образы» может иметь два значения: во-первых, как нечто относительно

    «объективное» и внешнее по отношению к психике, имеющееся в сказочных текстах и ​​обладающее достаточно стабильными

    характеристиками, во-вторых, субъективно-психологическое. единица, специфическая для каждого человека, связанная с

    их индивидуальным восприятием сказки, и изменчивым.Однако такое «разделение» объекта приводит к

    разделению самой сказочной терапии на две ветви: психологию сказки, в которой, по аналогии с

    психологией искусства, присутствует «объективная». исследование жанра сказки, его происхождения, психосемантики и

    психолингвистики, включая особенности восприятия, а также символику образов; и практическая

    сказочная терапия, где упор сделан на разработку методик оказания психологической

    помощи на основе сказки.В данном случае, как представляется, следует выделить два метода анализа объекта сказочной терапии

    и два методологических уровня психотехнической теории.

    Вторая версия анализа объекта сказочной терапии может быть связана с подходом к пониманию

    практической психологии в целом. В настоящее время практическую психологию можно рассматривать не только как область применения психологических знаний

    , не только как психологическую практику и способ проверки

    спекулятивных психологических моделей, но и как новую быстро развивающуюся отрасль психологической науки с ее

    собственный предмет изучения и развития.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *