Проявлением внутренней свободы человека является: «Что такое внутренняя свобода и актуально ли это в наше время?» – Яндекс.Кью

«В чем проявляется свобода человека?» – Яндекс.Кью

Смотря о какой свободе её речь. В наше время принято разводелять два понимания свободы, как «свобода от» и «свобода для»- что правильно заметил Алексей. Игнонирование принципа «свободы для» часто становится площадкой для критики либеральной ветки идеологий, ставящих «свободу от», негативную свободу, во главу угла.

В ситуации безграничной свободы «от» у человека нет никаких предпосылок, чтобы принимать решения. Он попадает в ситуацию, в которой он не способен действовать, так как решения принимаются по каким-то причинам, но мы то от этих причин и освободились, так как они определяют наш выбор, делая его несвободным! Чтобы спорить с этим, придется встать на позиции эссенциализма и постулировать универсальную «человеческую природу», которая заменит контексты угнетения в случае их уничтожения. Это, впрочем, в нашу эпоху сделать очень сложно, ведь во многом постмодернистская критика базируется именно на разрушении такого наивного подхода к пониманию человека. Таким образом, безграничная «свобода от» ущербна, потому что она, проще говоря, хаотична. А человек поступает не случайным образом, но из-за чего-то и для чего-то, и обратная ситуация невозможна.

Как можно совместить эти два вида свободы, да еще помыслить их не абстракто, а практически, то есть как они реально даны человеку? Ответ на этот вопрос пытался дать Г. Гегель. Как можно догадаться, гегелевская свобода является синтезом позитивной и негативной свободы. Этот образ свободы предполагает, что человек определяет себя в позитивном содержании, что он имеет яственные границы, но это позитивное определение не случайно, а пронизано разумом и в действительности черпает основания своей свободы из объективных и разумных начал. Человек ограничивает себя чем-то внешним, но эти ограничения становятся для него союзными. В каком-то смысле в этом внешнем человек обнаруживает продолжение самого себя. Ограничение своеволия не мыслится ограничением своей воли, но мыслится продолжением своей воли. Добровольное ограничение своей воли становится отражением себя самого.

Общества, в котором мы живём, могут накладывать свои традиции и обычаи на индивидов, сохраняя при этом их свободу. Если мы признаём эти ограничения как нечто разумное, как нечто такое, что делает нас похожими на людей, то мы признаём эти внешние ограничения, как то, что делает нас более совершенными. Поэтому такое самоограничение свободы предстает обоснованным.

7 принципов свободы + притча

Я думаю вы правильно поймете, если я скажу, что иногда я чувствую себя как в тюрьме. Нет, правда, я как будто заточен: в своё тело, в свои потребности, в свои мысли, обстоятельства и так можно до бесконечности… В один момент я осознал, что не чувствую себя свободным по настоящему. Я не чувствую той свободы, которую ощущает, например, птица в своем полете, которую чувствует рыба в воде, я как будто не на своем месте. И тогда я понял, что моя свобода – это мои границы. Поговорим об этом подробнее.

Что такое внутренняя свобода и свобода человека вообще.

Внутренняя свобода это глубокое чувство комфорта, которое не зависит от внешних обстоятельств. Это та целостность, которая позволяет нам быть собой и успешно адаптироваться ко внешним изменениям.

Я считаю, свободы в привычном понимании этого слова не существует. Существует только личная, внутренняя свобода отдельного индивида. Ведь материальный мир обусловлен многими законами: физика, химия и т.д. И любая материя подчиняется этим законам. Добавим к этому социально- гражданские ограничения: деньги, соц. статус, общепринятые нормы и т.д. Что остается от нашей внешней свободы?! По большому счету ничего. Но значит ли это, что мы не можем стать свободными, и жить так, как нам хочется, быть теми, кем мы хотим и иметь свои взгляды на жизнь. Совсем нет, все это нам доступно и более того, определяет нашу свободу.

Как обрести внутреннюю свободу

7 принципов которые помогут обрести внутреннюю свободу.
1. Не изменяйте себе.

Никогда не изменяй своим принципам, правилам и убеждениям.

Иногда это трудно. Но именно в этом и заключается свобода человека: не быть податливым и мягким, как пластилин, из которого удобно лепить то, что выгодно другим, но не вам. А оставаться преданным своим идеалам, своему жизненному кредо.

2. Имейте своё мнение.

Свободный человек всегда думает своей головой.

Иметь своё мнение – это значит прислушиваться к другим, но думать самому.
Не позволяйте влиять на ваши суждения внешним факторам, таким как: авторитет, общность, страх и т.д.
Если вы сомневаетесь в себе, то лучше промолчать. Если ваше мнение не уместно – оставьте его при себе. Но вы обязательно должны думать своей головой, и смотреть на вещи своими глазами. В противном случае, вам навяжут своё.

3. Свобода выбора.

Человеку дана свобода выбирать!

Человек свободен в своем выборе: быть хорошим или плохим, сильным или слабым, счастливым или несчастным. Если вы не будете использовать свою свободу и делать свой независимый выбор, то это сделают за вас.

Например:
У нас есть выбор иметь полезные привычки или вредные, есть здоровую пищу или фастфуд, развиваться или тратить время бесцельно и т.д.

Выбор, мой друг, это то, что ежесекундно определяет твою дальнейшую участь.

Как обрести внутреннюю свободу

4. Сила воли.

Развивайте силу воли, чтобы иметь могущество сопротивляться внешним обстоятельствам.

Читайте статью: Как развить и укрепить силу воли: 5 советов.

5. Любите и уважайте себя.

Никакой внутренней свободы не будет, пока мы не научимся самоуважению и любви к себе.

Если человек пренебрегает своими временем, здоровьем, целями и интересами – значит он пренебрегает своей жизнью. Свобода начинается с любви к себе, с осознания ценности своей жизни.

Зачем свобода тому, кто не умеет ею правильно распоряжаться.

6. Изучайте себя.

Созерцайте себя, освобождайте себя, формируйте себя.

Чтобы обрести внутреннюю свободу, вы должны узнать себя настоящего. Кто вы есть, какие ваши приоритеты, к чему вы стремитесь, что хотите от этой жизни. Все эти вопросы крайне важны для формирования свободной личности.
В современном мире мы знаем больше о том, что нас окружает, чем самих себя. Мы знаем какая еда нам по вкусу, какой мы хотим автомобиль, какие нам нравятся развлечения и т.д. Но что мы знаем о своем истинном “Я”: мысли, внутренние чувства, насколько мы подвластны себе или нами управляют бессознательные процессы и желания.

Остановите всю суету рутины и побудьте с собой, прислушайтесь к своему внутреннему голосу, кто вы, зачем вы, что чувствуете, к чему лежит ваша душа.

Познавая себя – мы расширяем границы своей внутренней свободы.

7. Ни за что не держитесь.

Чем больше привязанностей – тем меньше свободы.

Поймите, что вы абсолютно свободный человек. В своих мыслях, в душе, в выборе. И для этого вам не нужно ничего извне, ваша свобода уже заложена внутри вас. Не нужно рассчитывать, что есть, что-то что сможет освободить вас, что даст вам временное чувство свободы – это миражи.

Подлинная свобода всегда в вашем сердце, вам лишь нужно научится слышать её голос.

Как обрести внутреннюю свободу

Притча о купленной свободе.

Один бедный человек слёзно возжелал свободы. Всю жизнь ему приходилось тяжело трудиться, чтобы прокормить себя и семью. У него не было ни часу свободного времени и все радости жизни ему давно не приносили удовольствия. И хотя у него была верная и хозяйственная жена, славные дети, небольшой участок земли и пышный обед на столе. Всё это ему так приелось, что старик отчаялся и произнес: “А хоть Бог иль Дьявол, мне уже все равно, озолоти меня, сделай богатым, чтобы все я мог купить и не было мне больше нужды работать”. И на следующий день произошло большое чудо, просьба была услышана и утром копаясь в сене, мужик обнаружил сундук, а в нем золота полно, блеском своим глаза слепит. Радость старика не знала границ. Тут же он оповестил обо всем семью:”Эх вы мои родные, кончились злыдни, теперь заживем на широку ногу!”. Стал старик транжирить богатства налево и направо: новый дом, по 50 блюд разных, жену одел в шелк, детям игрушек импортных. Завидовать стали все вокруг ему. Друзья стали за копейку прислуживать, жена целовать за новое платье, а дети благодарили только за дорогие подарки. И стало на душе ему одиноко. Всё у него есть, а счастья нет.

Быстро закончилась и свобода, вместе с растраченным золотом… За негодовал старик: хозяйство пропало, друзья знать не знают, детей с женой содержать не на что, и самому нечем пропитаться. Потерял мужик всё, что имел. И заплакал слёзно о былой жизни:”Какой я дурак был, всё имел, что надо и сверх того, и любили меня и уважали, и при деле был…”.

Мораль сей сказки такова: Свободу не купить, а легко продать!

Пишите в комментариях, ваши концовки к притче о “Купленной свободе”. =)

Феномен внутренней свободы — Студопедия

В ряду человеческих сущностных сил особое место занимает свобода. Ведь без нее человек не может практически реализовать намеченные цели, свои способности. Потребность в свободе глубоко заложена в человеке, она имманентна любому виду его деятельности, связана с самой сутью природы человека как существа, свободно выбирающего между различными альтернативами. Уклониться от выбора мы в принципе не можем, ибо, отказываясь от одного, мы (хотим того или нет) выбираем другое, отказываясь от другого – выбираем третье и т. д. Вне выбора альтернатив и целеполагания не может быть и человека. В этой связи венгерский философ XX в. Д. Лукач определял человека как «выбирающее существо». Человеческое в человеке формируется в процессе все большего обретения им духовной свободы. При этом он обладает не полной, раз и навсегда обретенной свободой, а лишь определенной ее «мерой», которая является зависимой и переменной величиной. «Мера свободы, – писал итальянский философ А. Грамши, – входит в понятие человека».

На протяжении всей нашей жизни мы постоянно предстаем перед необходимостью делать выбор между различными возможностями поступить так или иначе. Снова и снова оказываемся на развилке жизненных дорог, выбор которых образует узловые моменты нашей биографии. Выбор профессии, уход из родительского дома и начало самостоятельной жизни, выбор спутника жизни и создание семьи, вступление в различного рода общественные организации, выбор определенных нравственных и политических ценностей – лишь некоторые вехи на жизненном пути человека. Кто расставляет эти вехи и от чего зависит их выбор?


Жизнедеятельность человека протекает в различных сферах его общественного и индивидуального бытия: политической, экономической, духовной, нравственной, эстетической, интимной и т. д. Соответственно этому категория свободы обнаруживает различные грани, проявляется как свобода слова, свобода творчества, свобода личности, свобода выбора, свобода вероисповедания и т. д. Иными словами, многогранность и вариативность общественных отношений обусловливают многообразие проявлений свободы, различные ее виды.

В марксистской литературе проблема свободы длительное время анализировалась главным образом в ее массовидном, обобщенном социально‑историческом плане – как соотношение свободы и необходимости в жизни больших масс людей на протяжении длительного исторического периода. Из этого анализа выпадала проблема специфики свободного деяния отдельно взятой личности, повседневно предстающей перед необходимостью сделать тот или иной выбор. Сложившийся стереотипный подход вытекал из укоренившейся общей позиции – догматического истолкования предмета социальной философии марксизма, и в частности абсолютизации метода сведения индивидуального к социальному. Согласно этому истолкованию, в историческом материализме человек должен рассматриваться лишь в его «массовидной» форме (как совокупность общественных отношений, элемент производительных сил, представитель тех или иных общественных классов, продукт антропо– и социогенеза и т. д.).


Вот почему в марксизме анализировались главным образом общие зависимости и отношения в обществе Считалось, что они позволяют выявить объективные закономерности общественного развития, логику мировой истории. Что же касается концептуального осмысления проблем отдельной личности, ее индивидуальной свободы, то считалось, что эти понятия выходят за рамки предмета социальной философии, которая истолковывалась как теория общества и общественного развития, а не каких‑либо индивидуальных форм социального бытия. Отголоски такого подхода дают себя знать и поныне.

С подобной позицией трудно согласиться, так как субъектом и носителем свободы является именно личность. И было бы неверно полагать, что во всех своих поступках человек, прежде чем сделать тот или иной выбор и принять решение, должен, согласно теоретическому стереотипу, научно познать определенную совокупность закономерностей объективной действительности и что формула «свободы как познанной необходимости» достаточна, чтобы объяснить любые проявления свободы человека, выбор им того или иного способа действий. Обусловленность личности внешними факторами осуществляется через ее субъективность, а не вне ее. Важнейшую роль при этом играет система ценностей, механизм ценностной ориентации данного индивида.

В современную эпоху со всей остротой встали вопросы о последствиях научно‑технического прогресса, его соответствии уровню нравственного развития индивида, о биологической адаптации человека к изменяющимся условиям экосистемы и даже о самом выживании человечества. Растущая бюрократизация и стандартизация всех сфер жизнедеятельности человека, влияние массовых средств информации и рекламы рождают все новые формы псевдоколлективности и «массовизации» личности, что влечет за собой обезличивание человека. Он живет в состоянии постоянной тревоги, испытывает отчуждение, стимулируемое действием анонимных социальных сил, страдает от неуверенности в стабильности своего существования, страшится угрозы кризиса, безработицы, потери профессии.

Если внутренний мир индивида и его свобода опосредствуются социокультурными факторами и предметно‑преобразующей деятельностью, то совместимо ли положение об опосредовании (детерминизме) поведения человека с признанием его свободы воли? Насколько свободен свободный выбор и чем он определяется? Как разрешаются морально‑конфликтные ситуации в процессе взаимодействия человека с внешним миром? Каков внутренний механизм свободного деяния?

Внешние природные и социальные факторы, безусловно, оказывают формирующее воздействие на человека, но не механически, а через посредство его субъективности. При этом у того или иного индивида может быть больше или меньше возможностей влиять на детерминирующие факторы, контролировать их и подчинять себе – в зависимости от объема и глубины его знаний, опыта, силы воли, характера данных общественных отношений. Испытывая внутреннюю потребность реализовать самого себя, человек действует, созидает, творит и тем самым преодолевает себя как некую замкнутую, самодовлеющую и самоценную субъективность. Субъективность есть обыденное (повседневное) существование и в то же время – проектирование себя в будущее. Посредством ограничения своей «голой» субъективности индивид познает, что его ценность заключена не столько в нем самом, в его автономной сфере «я», сколько в самоосуществлении, реализации себя в мире. Способами реализации являются труд, общественная деятельность, нравственная и творческая жизнь.

Что же такое человеческая субъективность, как ее определить? В функциональном плане ее можно определить как внутреннюю активность, проявляющуюся в процессе усвоения индивидом содержания, задаваемого как извне, так и его переживаниями, и стремящуюся преодолеть самое себя посредством самореализации. Для сравнения приведем интерпретацию категории «субъективный дух» в философии Гегеля: это индивидуальная душа как чувствующая субстанция тела, которая в процессе своего стадиального развития превращается в сознание, самосознание и разум, обладающий свободной волей.

В структурном плане субъективность включает в себя сознание, самосознание, чувственность, волю, но не сводится к ним. Она играет интегративную роль, мобилизуя все личностные способности и силы – интеллектуальные, эмоциональные, сознательные и бессознательные. Тем самым субъективность выступает как внутренне организованная активность, формирующая целостность и определенную направленность личности в процессе ее жизнедеятельности.

Государственные, производственные, классовые, культурные и другие социальные структуры и отношения подчас характеризуются, например в экзистенциализме, лишь как нечто чисто внешнее по отношению к индивиду, чуждое его внутренним потребностям, целям самореализации. Однако следует заметить, что при определенных условиях, в процессе преодоления отчуждения и превращения труда в той или иной мере в жизненную потребность человека, это «внешнее» может как бы «овнутряться», восприниматься как свое, личное и использоваться как собственная сила для достижения своих целей и удовлетворения своих потребностей. В той мере, в какой человек познал внешнее и воспринял его как соответствующее его целям и интересам, как согласующееся с его идеалами и совестью, внешнее становится для него внутренним, составной частью его социально‑преобразующей деятельности. Внутреннее в своем движении опосредствуется внешним. «Овнутряемое» внешнее становится важным опосредствующим моментом творческой деятельности человека, его свободы.

В философской литературе можно встретить определение свободы как «познанной необходимости». Эта традиция восходит к Спинозе и Гегелю. Однако если индивид лишь познает (но не действует), то в результате он оказывается в подчинении у необходимости, хотя и осознанной. Он неизбежно окажется обреченным на пассивность и, следовательно, несвободу. Поэтому определяющими принципами понимания сущности свободного деяния являются, во‑первых, возможность самостоятельного, ненавязанного выбора в соответствии с внутренними убеждениями и интересами индивида и, во‑вторых, мобилизация волевых усилий, направленных на практическую реализацию сделанного выбора.

Познание необходимости является одним из условий свободы, но далеко не достаточным. В реальной жизни человек нередко оказывается в ситуациях, когда выбор, внешне кажущийся свободным (даже если он совершен на основе познания и учета объективной необходимости), на самом деле при ближайшем рассмотрении оказывается несвободным, так как он был сделан скрепя сердце, т. е. вопреки внутренним убеждениям индивида, его совести, личным интересам. Действительно свободный выбор – это выбор, содержание которого не есть нечто внешнее и чуждое человеку, а соответствует его внутренним желаниям.

Свобода ощущается индивидом прежде всего как личное чувство, как субъективное явление, заключающееся в возможности самостоятельно сделать выбор. На следующих ступенях свобода выбора переходит в свободу решения, а затем в свободу действия, свободу творчества и самовыражения. В процессе целеполагающей практической деятельности свобода индивида развертывается в различных аспектах, проходит различные фазы – от субъективного (внутреннего) осознания индивидом своей свободы, возможности поступить так или иначе, до объективной ее реализации (если для этого есть условия). Речь идет о субъективно‑нравственном, субъективно‑деятельном аспекте свободы, свободе как внутреннем действии индивида, как возможности автономного выбора определенной цели и средств ее достижения, сознательном стремлении к ее осуществлению.

Внутренняя свобода – это специфически человеческая избирательная, творческая активность сознания, интуиции, бессознательного, воли и нравственных сил, которые в результате внутреннего борения мотивов мобилизуются на самостоятельное осуществление выбора, принятие решения и его реализацию.

Важно при этом отметить, что внутренний мир человека, возможности свободного выбора и самовыражения формируются не только рационально‑логическим знанием, но и нерациональным (эмоционально‑образным, ассоциативным, интуитивным и т. д.). Свобода далеко не всегда есть результат рационально взвешенного, аналитически продуманного выбора. В реальной жизнедеятельности она есть проявление всего спектра субъективности человека, результат его целостного, т. е. как рационального, так и эмоционально‑чувственного, мировосприятия и волеизъявления.

Одним из проявлений свободы человека является умение управлять самим собою. Выражение «господство над нами самими» (Ф. Энгельс) нередко истолковывается односторонне, как господство разума над чувствами, как способность подавлять свои чувства и страсти. Однако задача заключается не в подавлении чувств, а в том, чтобы сделать чувства подлинно человеческими, как можно более соответствующими его социально‑деятельной природе.

Каким образом можно активизировать творческие потенции человека, эмансипировать его способности и чувства? У многих ответ готов: для этого нужно прежде всего условия существования человека сделать человеческими. В принципе это верно. Однако жизнь показывает, что никакие внешние условия, сколь бы благоприятными они ни были для человека, не могут сами по себе привести к реализации его способностей. Для этого нужны еще личное стремление, воля, внутренняя раскованность, духовная свобода данного индивида. Отрицательное влияние на духовную свободу многих людей оказывают довлеющие над их сознанием различного рода комплексы неполноценности, предрассудки, суеверия, нежелание мыслить и действовать самостоятельно, брать на себя ответственность, стремление перекладывать ее на «начальство», коллектив и т. д. Эти представления, безусловно, ограничивают возможности сознательного творческого отношения к делу, активность и духовную свободу человека. Преодолеть социальную апатию, бездумно‑пассивное, иждивенческое отношение к жизни можно посредством приобщения человека к интересной для него общественной деятельности, посредством учета его индивидуальных качеств, развития его самостоятельности и инициативы.

Определенную роль в этой работе может сыграть аутотренинг, приемы сознательной психической саморегуляции, способы духовного и телесного самосовершенствования. Посредством программируемой психофизиологической саморегуляции, включения особого состояния режима саморегуляции можно автоматизировать процесс выработки любого навыка. Правда, для того чтобы приступить к самосовершенствованию, необходимо проявить волю. К сожалению, у многих людей нет самой потребности тренировать у себя волю. Зачастую они не хотят себе помочь, даже если знают, как это сделать.

Возможность принимать самостоятельные решения и поступать согласно своему разумению неизбежно приводит к вопросу о нравственных основаниях поступков человека. Все ли дозволено человеку, обладающему свободой выбора? Существует ли какая‑либо связь между свободным волеизъявлением и шкалой нравственных ценностей?

Заслуживают внимания идеи, высказанные крупнейшими представителями экзистенциализма К. Ясперсом, М. Хайдеггером и Ж. П. Сартром, которые внесли, пожалуй, наиболее существенный вклад в разработку проблематики внутренней свободы. Они выдвинули положение, согласно которому подлинно свободный выбор – это выбор, сделанный в полном соответствии с внутренней правдивостью индивида, г. е. не вступающий в противоречие с его внутренними убеждениями, честностью, искренностью. Данное положение, безусловно, весьма существенно для определения внутренней свободы человека. Однако экзистенциалисты обходят вопрос об объективных критериях «индивидуальной правдивости», так как, по их мнению, введение таких критериев лишь нанесет ущерб «правдивости», которая по самой своей сути глубоко индивидуальна, а потому не нуждается во «внешних установлениях».

Между тем хорошо известно, что свободный выбор, свободные поступки человека могут носить не только положительный, но и отрицательный характер, например в случае попыток достичь целей любой ценой, за счет ущемления и попрания интересов и достоинства других. Поэтому встает вопрос о нравственной оценке того или иного выбора. Критерием такой оценки служит не сам по себе факт самостоятельности выбора, а объективное содержание тех ценностей (положительных или отрицательных), которые лежат в основе этого выбора. Иными словами, при оценке выбора необходимо учитывать моральную меру свободы – степень ответственности индивида не только перед самим собой, но и перед другими людьми.

В условиях отчуждения, социального принуждения и обезличивания человека существуют противоречия между нравственными идеалами и действительностью, проявляются «конспирация», скрытность людей. Возникают различного рода деформации внутренней свободы, иллюзорные способы «выбора себя», ложные формы самоутверждения. Иллюзорный тип выбора обусловливается в конечном счете не прихотью индивида, а определенными социальными условиями, которые сплошь и рядом ограничивают его внутренний мир, свободу узкими рамками саморефлексии и иллюзий на свой собственный счет: человек чувствует себя как бы действительно свободным в отличие от его реального положения в обществе, где его личность не имеет возможности для самовыражения. Такой индивид пытается найти доказательства своих творческих возможностей в сфере саморефлексии. В результате формируется личность, которая отличает себя от своего реального положения лишь в сознании, наслаждается мыслью о своей внутренней независимости, поисками мнимо устойчивых признаков своей самоценности внутри самой себя.

В своих взаимоотношениях с окружающими людьми («внешней средой») человек нередко оказывается перед необходимостью решения острых морально‑конфликтных ситуаций. Иными словами, он предстает перед дилеммой: или «выбрать себя», т. е. отстаивать свою точку зрения, убежденность в своей правоте и вступать в конфликт с ошибочным мнением и поступками других людей (и даже коллектива) или же приспособиться к мнению и действию других, раствориться в них. Ясно, что первый выбор будет действительным проявлением духовной свободы. Второй же – проявление приспособленчества, конформизма, которые как раз и подавляют индивидуальность человека, его самобытность и внутреннюю свободу.

Понимание свободы как способности уклоняться от всего «внешнего», как возможности сказать «нет» – это негативная форма свободы, а именно «свобода от». Между тем назначение человека – стремиться к подлинному самоутверждению, к «свободе для». Человек свободен не вследствие отрицательной силы избегать того или другого, а вследствие положительной силы проявлять свою истинную индивидуальность. Эта «положительная сила» и является движущей причиной внутренней свободы человека.

Свобода – величайшая человеческая ценность и вместе с тем это нелегкое бремя, тяжелый крест, так как свобода выбора, принятие решения неизбежно связаны с постоянным риском и личной ответственностью. Быть свободным значительно труднее, чем быть рабом, конформистом, равнодушным приспособленцем. Поэтому далеко не все хотят быть подлинно свободными, но все хотят слыть, казаться свободными, предпочитая имитацию свободы, растворяясь в массе, толпе, с тем чтобы бремя личной ответственности переложить на других. «Основной чертой нашего времени, – писал К. Ясперс, – является то, что, хотя все жаждут свободы, многие не переносят свободы. Они стремятся туда, где во имя свободы освобождаются от свободы» note 106.

В условиях социального и духовно‑нравственного кризиса, стандартизации и бюрократизации во всех сферах жизни, развития ряда негативных последствий технического прогресса растет угроза массовизации культуры, «омассовения» человека, его обезличивания, растворения в массе других, потери индивидуальной самобытности. Оказываясь в толпе, индивид нередко делает то, что никогда бы не сделал в одиночку. Его, как и всех, охватывает экстатическое состояние.

В этой связи поучительно обращение к экзистенциальному опыту исследования феномена толпы. Характеризуя свойства массы, К. Ясперс отмечал ее импульсивность, внушаемость, нетерпимость, непостоянство. Масса «может все растоптать, не терпит величия, она имеет тенденцию так воспитывать людей, чтобы они стали муравьями» note 107. Она обусловливает всеобщее нивелирование и господство посредственностей.

Еще более радикально подходил к этому вопросу М. Хайдеггер. Он считал, что тенденция к усреднению и нивелированию проявляется не только в толпе (массе), но и вообще во всяком совместном пребывании людей, повседневном существовании человека совместно с другими людьми. Для обозначения этого феномена Хайдеггер применяет слово «Man», преобразовав немецкое неопределенное местоимение «man» в существительное с большой буквы и придав ему «фундаментально‑онтологическое» значение. «Пребывание друг возле друга, – писал он, – полностью растворяет собственное существование в способе бытия «других», так что другие еще более меркнут в своем различии и определенности. В этой неразличимости и неопределенности развертывает Man свою подлинную диктатуру. Мы наслаждаемся и развлекаемся так, как наслаждаются другие; мы читаем, смотрим и высказываем суждения о литературе и искусстве так, как смотрят и высказывают суждения другие; мы возмущаемся тем, чем возмущаются другие» note 108.

В период сталинизма в массовое сознание длительное время внедрялась идея всеобщего уравнивания, которая преподносилась как некий фундамент социалистического общежития. Внутренняя свобода загонялась в глухие уголки души. Даже само понятие «внутренняя свобода» считалось крамольным и не допускалось на страницы печатных изданий. Пропагандировалась модель «простого человека» как «винтика» в сложном механизме административно‑бюрократической системы.

Между тем в современных условиях, когда именно так называемый человеческий фактор, качество человека выступают главной движущей силой общественного прогресса, растет социальный запрос на личность свободную, инициативную, раскованную, творческую. Нужны не «одномерные» индивиды, а яркие индивидуальности. Вместе с тем жизнь показывает, насколько все еще трудно отказываться от привычных стереотипов и укоренившихся догм, освобождаться от различного рода комплексов. Нередко можно услышать мнение, что наиболее сильное формирующее воздействие на личность оказывает коллектив и что «коллектив всегда прав». Спору нет, предпосылки для развития дарований и способностей личности создаются только в условиях подлинной коллективности. Однако далеко не всякую коллективность можно назвать подлинной. Подчас формируется псевдоколлективность, расцветают различные формы субъективизма: предвзятое, необъективное отношение одного человека к другому, зависть, протекционизм, демагогия, эгоистические амбиции, комплекс непогрешимости и т. д. Внутренняя свобода, потребность высказывать и отстаивать свою точку зрения, проявлять инициативу – все это вязнет в атмосфере приспособленчества, конформизма, подчинения механизму групповой логики.

В современных условиях актуализировалась потребность в «выборе себя», выработке собственной, самостоятельной, независимой от внешнего давления позиции – путем самовоспитания, самосовершенствования и самоутверждения. Пользуясь опытом других и вырабатывая свой собственный, человек призван изо дня в день воспитывать, облагораживать самого себя, борясь с дурными наклонностями и привычками. Мы сами должны заботиться о цельности своей натуры, предъявлять к себе требовательность без компромиссов, внутренних сделок со своей совестью. Для того чтобы жить правильно, нужно уметь и хотеть жить правильно, нужно воспитывать свои чувства и дисциплинировать свои мысли. Л. Н. Толстой учил: думай хорошо, и мысли твои созреют в добрые поступки. Об исключительной важности воспитания внутренне свободного и в то же время глубоко нравственного человека писал Ф. М. Достоевский: найди себя в себе, подчини себя себе, овладей собой.

Растет потребность в создании условий для преодоления сознательной и бессознательной «конспирации», скрытности людей, для установления таких взаимоотношений, когда люди будут стоять друг возле друга с открытым сердцем и совершать свободные поступки не только в соответствии с «внешне» установленными правилами, но и в полном соответствии со своей собственной совестью. Соблюдение социальных и нравственных норм должно обусловливаться не только сознанием общественного долга или страхом перед принуждением и наказанием, но и внутренней потребностью и убежденностью каждого индивида.

Иными словами, речь идет о формировании транспаренгных, прозрачных отношений, способствующих беспрепятственному проявлению внутренней свободы человека, совершению им свободных поступков, которые не только внешне выглядят свободными, но и являются действительно свободными, т. е. полностью соответствуют его внутренним убеждениям и совести. В борьбе с многоликими формами зла формируется человеческое в человеке. Когда в нем пробуждается сознание своего «я», чувство человеческого достоинства, он начинает задумываться, для чего он живет. «Выбрать себя» в подлинном смысле – значит верно определить смысл своей жизни. Внутренняя свобода – важнейшее средство реализации смысла жизни человека.

3. Феномен внутренней свободы. Философия: Учебник для вузов

3. Феномен внутренней свободы

В ряду человеческих сущностных сил особое место занимает свобода. Ведь без нее человек не может практически реализовать намеченные цели, свои способности. Потребность в свободе глубоко заложена в человеке, она имманентна любому виду его деятельности, связана с самой сутью природы человека как существа, свободно выбирающего между различными альтернативами. Уклониться от выбора мы в принципе не можем, ибо, отказываясь от одного, мы (хотим того или нет) выбираем другое, отказываясь от другого – выбираем третье и т. д. Вне выбора альтернатив и целеполагания не может быть и человека. В этой связи венгерский философ XX в. Д. Лукач определял человека как «выбирающее существо». Человеческое в человеке формируется в процессе все большего обретения им духовной свободы. При этом он обладает не полной, раз и навсегда обретенной свободой, а лишь определенной ее «мерой», которая является зависимой и переменной величиной. «Мера свободы, – писал итальянский философ А. Грамши, – входит в понятие человека».

На протяжении всей нашей жизни мы постоянно предстаем перед необходимостью делать выбор между различными возможностями поступить так или иначе. Снова и снова оказываемся на развилке жизненных дорог, выбор которых образует узловые моменты нашей биографии. Выбор профессии, уход из родительского дома и начало самостоятельной жизни, выбор спутника жизни и создание семьи, вступление в различного рода общественные организации, выбор определенных нравственных и политических ценностей – лишь некоторые вехи на жизненном пути человека. Кто расставляет эти вехи и от чего зависит их выбор?

Жизнедеятельность человека протекает в различных сферах его общественного и индивидуального бытия: политической, экономической, духовной, нравственной, эстетической, интимной и т. д. Соответственно этому категория свободы обнаруживает различные грани, проявляется как свобода слова, свобода творчества, свобода личности, свобода выбора, свобода вероисповедания и т. д. Иными словами, многогранность и вариативность общественных отношений обусловливают многообразие проявлений свободы, различные ее виды.

В марксистской литературе проблема свободы длительное время анализировалась главным образом в ее массовидном, обобщенном социально-историческом плане – как соотношение свободы и необходимости в жизни больших масс людей на протяжении длительного исторического периода. Из этого анализа выпадала проблема специфики свободного деяния отдельно взятой личности, повседневно предстающей перед необходимостью сделать тот или иной выбор. Сложившийся стереотипный подход вытекал из укоренившейся общей позиции – догматического истолкования предмета социальной философии марксизма, и в частности абсолютизации метода сведения индивидуального к социальному. Согласно этому истолкованию, в историческом материализме человек должен рассматриваться лишь в его «массовидной» форме (как совокупность общественных отношений, элемент производительных сил, представитель тех или иных общественных классов, продукт антропо– и социогенеза и т. д.).

Вот почему в марксизме анализировались главным образом общие зависимости и отношения в обществе Считалось, что они позволяют выявить объективные закономерности общественного развития, логику мировой истории. Что же касается концептуального осмысления проблем отдельной личности, ее индивидуальной свободы, то считалось, что эти понятия выходят за рамки предмета социальной философии, которая истолковывалась как теория общества и общественного развития, а не каких-либо индивидуальных форм социального бытия. Отголоски такого подхода дают себя знать и поныне.

С подобной позицией трудно согласиться, так как субъектом и носителем свободы является именно личность. И было бы неверно полагать, что во всех своих поступках человек, прежде чем сделать тот или иной выбор и принять решение, должен, согласно теоретическому стереотипу, научно познать определенную совокупность закономерностей объективной действительности и что формула «свободы как познанной необходимости» достаточна, чтобы объяснить любые проявления свободы человека, выбор им того или иного способа действий. Обусловленность личности внешними факторами осуществляется через ее субъективность, а не вне ее. Важнейшую роль при этом играет система ценностей, механизм ценностной ориентации данного индивида.

В современную эпоху со всей остротой встали вопросы о последствиях научно-технического прогресса, его соответствии уровню нравственного развития индивида, о биологической адаптации человека к изменяющимся условиям экосистемы и даже о самом выживании человечества. Растущая бюрократизация и стандартизация всех сфер жизнедеятельности человека, влияние массовых средств информации и рекламы рождают все новые формы псевдоколлективности и «массовизации» личности, что влечет за собой обезличивание человека. Он живет в состоянии постоянной тревоги, испытывает отчуждение, стимулируемое действием анонимных социальных сил, страдает от неуверенности в стабильности своего существования, страшится угрозы кризиса, безработицы, потери профессии.

Если внутренний мир индивида и его свобода опосредствуются социокультурными факторами и предметно-преобразующей деятельностью, то совместимо ли положение об опосредовании (детерминизме) поведения человека с признанием его свободы воли? Насколько свободен свободный выбор и чем он определяется? Как разрешаются морально-конфликтные ситуации в процессе взаимодействия человека с внешним миром? Каков внутренний механизм свободного деяния?

Внешние природные и социальные факторы, безусловно, оказывают формирующее воздействие на человека, но не механически, а через посредство его субъективности. При этом у того или иного индивида может быть больше или меньше возможностей влиять на детерминирующие факторы, контролировать их и подчинять себе – в зависимости от объема и глубины его знаний, опыта, силы воли, характера данных общественных отношений. Испытывая внутреннюю потребность реализовать самого себя, человек действует, созидает, творит и тем самым преодолевает себя как некую замкнутую, самодовлеющую и самоценную субъективность. Субъективность есть обыденное (повседневное) существование и в то же время – проектирование себя в будущее. Посредством ограничения своей «голой» субъективности индивид познает, что его ценность заключена не столько в нем самом, в его автономной сфере «я», сколько в самоосуществлении, реализации себя в мире. Способами реализации являются труд, общественная деятельность, нравственная и творческая жизнь.

Что же такое человеческая субъективность, как ее определить? В функциональном плане ее можно определить как внутреннюю активность, проявляющуюся в процессе усвоения индивидом содержания, задаваемого как извне, так и его переживаниями, и стремящуюся преодолеть самое себя посредством самореализации. Для сравнения приведем интерпретацию категории «субъективный дух» в философии Гегеля: это индивидуальная душа как чувствующая субстанция тела, которая в процессе своего стадиального развития превращается в сознание, самосознание и разум, обладающий свободной волей.

В структурном плане субъективность включает в себя сознание, самосознание, чувственность, волю, но не сводится к ним. Она играет интегративную роль, мобилизуя все личностные способности и силы – интеллектуальные, эмоциональные, сознательные и бессознательные. Тем самым субъективность выступает как внутренне организованная активность, формирующая целостность и определенную направленность личности в процессе ее жизнедеятельности.

Государственные, производственные, классовые, культурные и другие социальные структуры и отношения подчас характеризуются, например в экзистенциализме, лишь как нечто чисто внешнее по отношению к индивиду, чуждое его внутренним потребностям, целям самореализации. Однако следует заметить, что при определенных условиях, в процессе преодоления отчуждения и превращения труда в той или иной мере в жизненную потребность человека, это «внешнее» может как бы «овнутряться», восприниматься как свое, личное и использоваться как собственная сила для достижения своих целей и удовлетворения своих потребностей. В той мере, в какой человек познал внешнее и воспринял его как соответствующее его целям и интересам, как согласующееся с его идеалами и совестью, внешнее становится для него внутренним, составной частью его социально-преобразующей деятельности. Внутреннее в своем движении опосредствуется внешним. «Овнутряемое» внешнее становится важным опосредствующим моментом творческой деятельности человека, его свободы.

В философской литературе можно встретить определение свободы как «познанной необходимости». Эта традиция восходит к Спинозе и Гегелю. Однако если индивид лишь познает (но не действует), то в результате он оказывается в подчинении у необходимости, хотя и осознанной. Он неизбежно окажется обреченным на пассивность и, следовательно, несвободу. Поэтому определяющими принципами понимания сущности свободного деяния являются, во-первых, возможность самостоятельного, ненавязанного выбора в соответствии с внутренними убеждениями и интересами индивида и, во-вторых, мобилизация волевых усилий, направленных на практическую реализацию сделанного выбора.

Познание необходимости является одним из условий свободы, но далеко не достаточным. В реальной жизни человек нередко оказывается в ситуациях, когда выбор, внешне кажущийся свободным (даже если он совершен на основе познания и учета объективной необходимости), на самом деле при ближайшем рассмотрении оказывается несвободным, так как он был сделан скрепя сердце, т. е. вопреки внутренним убеждениям индивида, его совести, личным интересам. Действительно свободный выбор – это выбор, содержание которого не есть нечто внешнее и чуждое человеку, а соответствует его внутренним желаниям.

Свобода ощущается индивидом прежде всего как личное чувство, как субъективное явление, заключающееся в возможности самостоятельно сделать выбор. На следующих ступенях свобода выбора переходит в свободу решения, а затем в свободу действия, свободу творчества и самовыражения. В процессе целеполагающей практической деятельности свобода индивида развертывается в различных аспектах, проходит различные фазы – от субъективного (внутреннего) осознания индивидом своей свободы, возможности поступить так или иначе, до объективной ее реализации (если для этого есть условия). Речь идет о субъективно-нравственном, субъективно-деятельном аспекте свободы, свободе как внутреннем действии индивида, как возможности автономного выбора определенной цели и средств ее достижения, сознательном стремлении к ее осуществлению.

Внутренняя свобода – это специфически человеческая избирательная, творческая активность сознания, интуиции, бессознательного, воли и нравственных сил, которые в результате внутреннего борения мотивов мобилизуются на самостоятельное осуществление выбора, принятие решения и его реализацию.

Важно при этом отметить, что внутренний мир человека, возможности свободного выбора и самовыражения формируются не только рационально-логическим знанием, но и нерациональным (эмоционально-образным, ассоциативным, интуитивным и т. д.). Свобода далеко не всегда есть результат рационально взвешенного, аналитически продуманного выбора. В реальной жизнедеятельности она есть проявление всего спектра субъективности человека, результат его целостного, т. е. как рационального, так и эмоционально-чувственного, мировосприятия и волеизъявления.

Одним из проявлений свободы человека является умение управлять самим собою. Выражение «господство над нами самими» (Ф. Энгельс) нередко истолковывается односторонне, как господство разума над чувствами, как способность подавлять свои чувства и страсти. Однако задача заключается не в подавлении чувств, а в том, чтобы сделать чувства подлинно человеческими, как можно более соответствующими его социально-деятельной природе.

Каким образом можно активизировать творческие потенции человека, эмансипировать его способности и чувства? У многих ответ готов: для этого нужно прежде всего условия существования человека сделать человеческими. В принципе это верно. Однако жизнь показывает, что никакие внешние условия, сколь бы благоприятными они ни были для человека, не могут сами по себе привести к реализации его способностей. Для этого нужны еще личное стремление, воля, внутренняя раскованность, духовная свобода данного индивида. Отрицательное влияние на духовную свободу многих людей оказывают довлеющие над их сознанием различного рода комплексы неполноценности, предрассудки, суеверия, нежелание мыслить и действовать самостоятельно, брать на себя ответственность, стремление перекладывать ее на «начальство», коллектив и т. д. Эти представления, безусловно, ограничивают возможности сознательного творческого отношения к делу, активность и духовную свободу человека. Преодолеть социальную апатию, бездумно-пассивное, иждивенческое отношение к жизни можно посредством приобщения человека к интересной для него общественной деятельности, посредством учета его индивидуальных качеств, развития его самостоятельности и инициативы.

Определенную роль в этой работе может сыграть аутотренинг, приемы сознательной психической саморегуляции, способы духовного и телесного самосовершенствования. Посредством программируемой психофизиологической саморегуляции, включения особого состояния режима саморегуляции можно автоматизировать процесс выработки любого навыка. Правда, для того чтобы приступить к самосовершенствованию, необходимо проявить волю. К сожалению, у многих людей нет самой потребности тренировать у себя волю. Зачастую они не хотят себе помочь, даже если знают, как это сделать.

Возможность принимать самостоятельные решения и поступать согласно своему разумению неизбежно приводит к вопросу о нравственных основаниях поступков человека. Все ли дозволено человеку, обладающему свободой выбора? Существует ли какая-либо связь между свободным волеизъявлением и шкалой нравственных ценностей?

Заслуживают внимания идеи, высказанные крупнейшими представителями экзистенциализма К. Ясперсом, М. Хайдеггером и Ж. П. Сартром, которые внесли, пожалуй, наиболее существенный вклад в разработку проблематики внутренней свободы. Они выдвинули положение, согласно которому подлинно свободный выбор – это выбор, сделанный в полном соответствии с внутренней правдивостью индивида, г. е. не вступающий в противоречие с его внутренними убеждениями, честностью, искренностью. Данное положение, безусловно, весьма существенно для определения внутренней свободы человека. Однако экзистенциалисты обходят вопрос об объективных критериях «индивидуальной правдивости», так как, по их мнению, введение таких критериев лишь нанесет ущерб «правдивости», которая по самой своей сути глубоко индивидуальна, а потому не нуждается во «внешних установлениях».

Между тем хорошо известно, что свободный выбор, свободные поступки человека могут носить не только положительный, но и отрицательный характер, например в случае попыток достичь целей любой ценой, за счет ущемления и попрания интересов и достоинства других. Поэтому встает вопрос о нравственной оценке того или иного выбора. Критерием такой оценки служит не сам по себе факт самостоятельности выбора, а объективное содержание тех ценностей (положительных или отрицательных), которые лежат в основе этого выбора. Иными словами, при оценке выбора необходимо учитывать моральную меру свободы – степень ответственности индивида не только перед самим собой, но и перед другими людьми.

В условиях отчуждения, социального принуждения и обезличивания человека существуют противоречия между нравственными идеалами и действительностью, проявляются «конспирация», скрытность людей. Возникают различного рода деформации внутренней свободы, иллюзорные способы «выбора себя», ложные формы самоутверждения. Иллюзорный тип выбора обусловливается в конечном счете не прихотью индивида, а определенными социальными условиями, которые сплошь и рядом ограничивают его внутренний мир, свободу узкими рамками саморефлексии и иллюзий на свой собственный счет: человек чувствует себя как бы действительно свободным в отличие от его реального положения в обществе, где его личность не имеет возможности для самовыражения. Такой индивид пытается найти доказательства своих творческих возможностей в сфере саморефлексии. В результате формируется личность, которая отличает себя от своего реального положения лишь в сознании, наслаждается мыслью о своей внутренней независимости, поисками мнимо устойчивых признаков своей самоценности внутри самой себя.

В своих взаимоотношениях с окружающими людьми («внешней средой») человек нередко оказывается перед необходимостью решения острых морально-конфликтных ситуаций. Иными словами, он предстает перед дилеммой: или «выбрать себя», т. е. отстаивать свою точку зрения, убежденность в своей правоте и вступать в конфликт с ошибочным мнением и поступками других людей (и даже коллектива) или же приспособиться к мнению и действию других, раствориться в них. Ясно, что первый выбор будет действительным проявлением духовной свободы. Второй же – проявление приспособленчества, конформизма, которые как раз и подавляют индивидуальность человека, его самобытность и внутреннюю свободу.

Понимание свободы как способности уклоняться от всего «внешнего», как возможности сказать «нет» – это негативная форма свободы, а именно «свобода от». Между тем назначение человека – стремиться к подлинному самоутверждению, к «свободе для». Человек свободен не вследствие отрицательной силы избегать того или другого, а вследствие положительной силы проявлять свою истинную индивидуальность. Эта «положительная сила» и является движущей причиной внутренней свободы человека.

Свобода – величайшая человеческая ценность и вместе с тем это нелегкое бремя, тяжелый крест, так как свобода выбора, принятие решения неизбежно связаны с постоянным риском и личной ответственностью. Быть свободным значительно труднее, чем быть рабом, конформистом, равнодушным приспособленцем. Поэтому далеко не все хотят быть подлинно свободными, но все хотят слыть, казаться свободными, предпочитая имитацию свободы, растворяясь в массе, толпе, с тем чтобы бремя личной ответственности переложить на других. «Основной чертой нашего времени, – писал К. Ясперс, – является то, что, хотя все жаждут свободы, многие не переносят свободы. Они стремятся туда, где во имя свободы освобождаются от свободы» note 106.

В условиях социального и духовно-нравственного кризиса, стандартизации и бюрократизации во всех сферах жизни, развития ряда негативных последствий технического прогресса растет угроза массовизации культуры, «омассовения» человека, его обезличивания, растворения в массе других, потери индивидуальной самобытности. Оказываясь в толпе, индивид нередко делает то, что никогда бы не сделал в одиночку. Его, как и всех, охватывает экстатическое состояние.

В этой связи поучительно обращение к экзистенциальному опыту исследования феномена толпы. Характеризуя свойства массы, К. Ясперс отмечал ее импульсивность, внушаемость, нетерпимость, непостоянство. Масса «может все растоптать, не терпит величия, она имеет тенденцию так воспитывать людей, чтобы они стали муравьями» note 107. Она обусловливает всеобщее нивелирование и господство посредственностей.

Еще более радикально подходил к этому вопросу М. Хайдеггер. Он считал, что тенденция к усреднению и нивелированию проявляется не только в толпе (массе), но и вообще во всяком совместном пребывании людей, повседневном существовании человека совместно с другими людьми. Для обозначения этого феномена Хайдеггер применяет слово «Man», преобразовав немецкое неопределенное местоимение «man» в существительное с большой буквы и придав ему «фундаментально-онтологическое» значение. «Пребывание друг возле друга, – писал он, – полностью растворяет собственное существование в способе бытия „других“, так что другие еще более меркнут в своем различии и определенности. В этой неразличимости и неопределенности развертывает Man свою подлинную диктатуру. Мы наслаждаемся и развлекаемся так, как наслаждаются другие; мы читаем, смотрим и высказываем суждения о литературе и искусстве так, как смотрят и высказывают суждения другие; мы возмущаемся тем, чем возмущаются другие» note 108.

В период сталинизма в массовое сознание длительное время внедрялась идея всеобщего уравнивания, которая преподносилась как некий фундамент социалистического общежития. Внутренняя свобода загонялась в глухие уголки души. Даже само понятие «внутренняя свобода» считалось крамольным и не допускалось на страницы печатных изданий. Пропагандировалась модель «простого человека» как «винтика» в сложном механизме административно-бюрократической системы.

Между тем в современных условиях, когда именно так называемый человеческий фактор, качество человека выступают главной движущей силой общественного прогресса, растет социальный запрос на личность свободную, инициативную, раскованную, творческую. Нужны не «одномерные» индивиды, а яркие индивидуальности. Вместе с тем жизнь показывает, насколько все еще трудно отказываться от привычных стереотипов и укоренившихся догм, освобождаться от различного рода комплексов. Нередко можно услышать мнение, что наиболее сильное формирующее воздействие на личность оказывает коллектив и что «коллектив всегда прав». Спору нет, предпосылки для развития дарований и способностей личности создаются только в условиях подлинной коллективности. Однако далеко не всякую коллективность можно назвать подлинной. Подчас формируется псевдоколлективность, расцветают различные формы субъективизма: предвзятое, необъективное отношение одного человека к другому, зависть, протекционизм, демагогия, эгоистические амбиции, комплекс непогрешимости и т. д. Внутренняя свобода, потребность высказывать и отстаивать свою точку зрения, проявлять инициативу – все это вязнет в атмосфере приспособленчества, конформизма, подчинения механизму групповой логики.

В современных условиях актуализировалась потребность в «выборе себя», выработке собственной, самостоятельной, независимой от внешнего давления позиции – путем самовоспитания, самосовершенствования и самоутверждения. Пользуясь опытом других и вырабатывая свой собственный, человек призван изо дня в день воспитывать, облагораживать самого себя, борясь с дурными наклонностями и привычками. Мы сами должны заботиться о цельности своей натуры, предъявлять к себе требовательность без компромиссов, внутренних сделок со своей совестью. Для того чтобы жить правильно, нужно уметь и хотеть жить правильно, нужно воспитывать свои чувства и дисциплинировать свои мысли. Л. Н. Толстой учил: думай хорошо, и мысли твои созреют в добрые поступки. Об исключительной важности воспитания внутренне свободного и в то же время глубоко нравственного человека писал Ф. М. Достоевский: найди себя в себе, подчини себя себе, овладей собой.

Растет потребность в создании условий для преодоления сознательной и бессознательной «конспирации», скрытности людей, для установления таких взаимоотношений, когда люди будут стоять друг возле друга с открытым сердцем и совершать свободные поступки не только в соответствии с «внешне» установленными правилами, но и в полном соответствии со своей собственной совестью. Соблюдение социальных и нравственных норм должно обусловливаться не только сознанием общественного долга или страхом перед принуждением и наказанием, но и внутренней потребностью и убежденностью каждого индивида.

Иными словами, речь идет о формировании транспаренгных, прозрачных отношений, способствующих беспрепятственному проявлению внутренней свободы человека, совершению им свободных поступков, которые не только внешне выглядят свободными, но и являются действительно свободными, т. е. полностью соответствуют его внутренним убеждениям и совести. В борьбе с многоликими формами зла формируется человеческое в человеке. Когда в нем пробуждается сознание своего «я», чувство человеческого достоинства, он начинает задумываться, для чего он живет. «Выбрать себя» в подлинном смысле – значит верно определить смысл своей жизни. Внутренняя свобода – важнейшее средство реализации смысла жизни человека.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Чувство внутренней свободы. Как обрести внутреннюю свободу

Чувство внутренней свободы МиниатюраВсе мы в какой-то момент вдруг понимаем, что хотим быть свободными. Желание это вполне естественное, вот только свободу можно понимать так по-разному, поэтому не лишнее спросить себя – свободу от кого мы хотим? От чего? И для чего? Ведь понятно же, что внешней абсолютной свободы нам никогда не достичь, да она ведь и не нужна нам – мы живем в социуме, у нас есть близкие, коллеги, и нет никакой радости в том, чтобы быть совершенно свободными от всех этих связей. И что же тогда остается? А здесь мы вспоминаем про внутреннюю свободу.

Внутренняя свобода человека это в первую очередь ответственность за тот выбор, который мы делаем. Это может касаться чего угодно – работы, отношений, места жительства, любых действий, которые мы совершаем. Пока мы думаем, что жить так, как мы живем, нас вынуждают обстоятельства и другие люди, мы никогда не будем свободны. Мы будем находиться под давлением внешней среды и страдать от этого.

Именно в такие моменты возникает желание освободиться от всего – от людей, от занятий, которые тяготят нас. И иногда действительно избавление от части из них приносит облегчение. Но в других случаях дело оказывается вовсе не в том, что нужно избавиться от чего-то внешнего, потому что как бы мы к этому ни стремились, это снова и снова будет возникать в нашей жизни. Помочь тут может только обретение внутренней свободы.

Как мы лишаемся внутренней свободы

Штука в том, что внутренней свободы можем лишить себя только мы сами. Да, зачастую это происходит под влиянием воспитания, общественного мнения, морали, установок, и тем не менее внутренней свободы мы лишаемся только тогда, когда соглашаемся, что кто-то или что-то может отнять ее у нас.

Быть может, отчасти это закономерный процесс, потому что в юности, когда еще очень неясна для нас суть внешней и внутренней свободы, нас приходится ограничивать, чтобы мы научились вписываться в общепринятые рамки, существовать в обществе. И мы неизбежно оказываемся в чем-то ограничены и считаем, что иначе просто невозможно. Потом начинаются попытки избавления от внешних несвобод. И лишь позже, когда очень многие из этих попыток заканчиваются неудачей, мы начинаем искать выход в обретении внутренней свободы.

Что приводит к ощущению внутренней свободы

Ощущение внутренней свободы приходит не сразу. Очень сложно бывает осознать, что то, за что мы привыкли возлагать ответственность на других, есть результат лишь нашего собственного выбора. От этой ответственности часто хочется убежать, потому что слишком много, оказывается, зависит от нас самих, и слишком много нужно сделать, чтобы изменить все так, как нам того хотелось бы.

Но на самом деле достаточно лишь перестать винить окружающих и жизнь в своих бедах, чтобы обрести чувство внутренней свободы. И уже только от этого в душе появляется легкость и ощущение силы, дающей нам возможность менять свою жизнь по своему усмотрению. Ведь если дело в людях и обстоятельствах, мы вряд ли как-то можем на них повлиять. Но если все зависит только от нас, то все оказывается в наших руках, в нашей власти. И тогда уж если мы не имеем чего-то, если с нами не случается что-то, то это значит только то, что мы этого и не хотим.

Отсутствие внутренней свободы сковывает нас, делает несчастными. И напротив, когда мы начинаем ощущать внутреннюю свободу выбора, нас уже ничто не сможет ограничить, что бы ни происходило вовне.

Конечно, только кажется, что речь идет о чем-то внешнем, очевидном, и внутреннем, невидимом. А на самом деле так хорошо видно людей, которые обладают внутренней свободой – они раскованы, доверяют себе, жизни, они легче ко всему относятся, проще отпускают. И напротив, когда человек внутренне скован, это словно пережимает все его внутренние токи – он зажат, вечно всем недоволен, всех обвиняет в своих проблемах, любое событие в жизни дается с трудом, большими переживаниями, жертвами, очень сложно принимать все происходящее.

Как обрести внутреннюю свободу

В первую очередь нужно брать ответственность на себя. Идти к осознанию, что причины своих затруднений нужно искать не в окружающих людях, не в обстоятельствах, а в себе. И менять нужно тоже не людей и внешний мир, а себя.

Нужно учиться принимать все и всех такими, какие они есть. Проще отпускать свои обиды, переживания, полагаться на жизнь – это тоже имеет прямое отношение к внутренней свободе, потому что за все обиды держимся мы сами, а не они за нас.

И, конечно, брать на себя ответственность не значит корить себя во всех бедах. Нужно уметь быть благодарными за все, что происходит в жизни, потому что в итоге это все происходит к нашему же благу.

Пусть не сразу, но ощущение внутренней свободы становится все полнее, если мы стремимся к этому. И это обязательно и жизнь нашу меняет к лучшему, и нас делает счастливее.

 

Метафорические ассоциативные карты для себя и в подарок

Баннер метафорические карты Невесомость с красным бантом

В продолжение темы

Феномен внутренней свободы — Студопедия

В ряду человеческих сущностных сил особое место занимает свобода. Ведь без нее человек не может практически реализовать намеченные цели, свои способности. Потребность в свободе глубоко заложена в человеке, она имманентна любому виду его деятельности, связана с самой сутью природы человека как существа, свободно выбирающего между различными альтернативами. Уклониться от выбора мы в принципе не можем, ибо, отказываясь от одного, мы (хотим того или нет) выбираем другое, отказываясь от другого — выбираем третье и т. д. Вне выбора альтернатив и целеполагания не может быть и человека. В этой связи венгерский философ XX в. Д. Лукач определял человека как «выбирающее существо».

 

 

Жизнедеятельность человека протекает в различных сферах его общественного и индивидуального бытия: политической, экономической, духовной, нравственной, эстетической, интимной и т. д. Соответственно этому категория свободы обнаруживает различные грани, проявляется как свобода слова, свобода творчества, свобода личности, свобода выбора, свобода вероисповедания и т. д. Иными словами, многогранность и вариативность общественных отношений обусловливают многообразие проявлений свободы, различные ее виды.

 

 

С подобной позицией трудно согласиться, так как субъектом и носителем свободы является именно личность. И было бы неверно полагать, что во всех своих поступках человек, прежде чем сделать тот или иной выбор и принять решение, должен, согласно теоретическому стереотипу, научно познать определенную совокупность закономерностей объективной действительности и что формула «свободы как познанной необходимости» достаточна, чтобы объяснить любые проявления свободы человека, выбор им того или иного способа действий. Обусловленность личности внешними факторами осуществляется через ее субъективность, а не вне ее. Важнейшую роль при этом играет система ценностей, механизм ценностной ориентации данного индивида.


 

В философской литературе можно встретить определение свободы как «познанной необходимости». Эта традиция восходит к Спинозе и Гегелю. Однако если индивид лишь познает (но не действует), то в результате он оказывается в подчинении у необходимости, хотя и осознанной. Он неизбежно окажется обреченным на пассивность и, следовательно, несвободу. Поэтому определяющими принципами понимания сущности свободного деяния являются, во-первых, возможность самостоятельного, ненавязанного выбора в соответствии с внутренними убеждениями и интересами индивида и, во-вторых, мобилизация волевых усилий, направленных на практическую реализацию сделанного выбора.


Познание необходимости является одним из условий свободы, но далеко не достаточным. В реальной жизни человек нередко оказывается в ситуациях, когда выбор, внешне кажущийся свободным (даже если он совершен на основе познания и учета объективной необходимости), на самом деле при ближайшем рассмотрении оказывается несвободным, так как он был сделан скрепя сердце, т. е. вопреки внутренним убеждениям индивида, его совести, личным интересам. Действительно свободный выбор — это выбор, содержание которого не есть нечто внешнее и чуждое человеку, а соответствует его внутренним желаниям.

Свобода ощущается индивидом прежде всего как личное чувство, как субъективное явление, заключающееся в возможности самостоятельно сделать выбор. На следующих ступенях свобода выбора переходит в свободу решения, а затем в свободу действия, свободу творчества и самовыражения. В процессе целеполагающей практической деятельности свобода индивида развертывается в различных аспектах, проходит различные фазы — от субъективного (внутреннего) осознания индивидом своей свободы, возможности поступить так или иначе, до объективной ее реализации (если для этого есть условия). Речь идет о субъективно-нравственном, субъективно-деятельном аспекте свободы, свободе как внутреннем действии индивида, как возможности автономного выбора определенной цели и средств ее достижения, сознательном стремлении к ее осуществлению.

 

Внутренняя свобода — это специфически человеческая избирательная, творческая активность сознания, интуиции, бессознательного, воли и нравственных сил, которые в результате внутреннего борения мотивов мобилизуются на самостоятельное осуществление выбора, принятие решения и его реализацию.

Важно при этом отметить, что внутренний мир человека, возможности свободного выбора и самовыражения формируются не только рационально-логическим знанием, но и нерациональным (эмоционально-образным, ассоциативным, интуитивным и т. д.). Свобода далеко не всегда есть результат рационально взвешенного, аналитически продуманного выбора. В реальной жизнедеятельности она есть проявление всего спектра субъективности человека, результат его целостного, т. е. как рационального, так и эмоционально-чувственного, мировосприятия и волеизъявления.

 

Одним из проявлений свободы человека является умение управлять самим собою. Выражение «господство над нами самими» (Ф. Энгельс) нередко истолковывается односторонне, как господство разума над чувствами, как способность подавлять свои чувства и страсти. Однако задача заключается не в подавлении чувств, а в том, чтобы сделать чувства подлинно человеческими, как можно более соответствующими его социально-деятельной природе.

 

В условиях отчуждения, социального принуждения и обезличивания человека существуют противоречия между нравственными идеалами и действительностью, проявляются «конспирация», скрытность людей. Возникают различного рода деформации внутренней свободы, иллюзорные способы «выбора себя», ложные формы самоутверждения. Иллюзорный тип выбора обусловливается в конечном счете не прихотью индивида, а определенными социальными условиями, которые сплошь и рядом ограничивают его внутренний мир, свободу узкими рамками саморефлексии и иллюзий на свой собственный счет: человек чувствует себя как бы действительно свободным в отличие от его реального положения в обществе, где его личность не имеет возможности для самовыражения. Такой индивид пытается найти доказательства своих творческих возможностей в сфере саморефлексии. В результате формируется личность, которая отличает себя от своего реального положения лишь в сознании, наслаждается мыслью о своей внутренней независимости, поисками мнимо устойчивых признаков своей самоценности внутри самой себя.

 

В своих взаимоотношениях с окружающими людьми («внешней средой») человек нередко оказывается перед необходимостью решения острых морально-конфликтных ситуаций. Иными словами, он предстает перед дилеммой: или «выбрать себя», т. е. отстаивать свою точку зрения, убежденность в своей правоте и вступать в конфликт с ошибочным мнением и поступками других людей (и даже коллектива) или же приспособиться к мнению и действию других, раствориться в них. Ясно, что первый выбор будет действительным проявлением духовной свободы. Второй же — проявление приспособленчества, конформизма, которые как раз и подавляют индивидуальность человека, его самобытность и внутреннюю свободу.

 

Понимание свободы как способности уклоняться от всего «внешнего», как возможности сказать «нет» — это негативная форма свободы, а именно «свобода от». Между тем назначение человека — стремиться к подлинному самоутверждению, к «свободе для». Человек свободен не вследствие отрицательной силы избегать того или другого, а вследствие положительной силы проявлять свою истинную индивидуальность. Эта «положительная сила» и является движущей причиной внутренней свободы человека.

Свобода — величайшая человеческая ценность и вместе с тем это нелегкое бремя, тяжелый крест, так как свобода выбора, принятие решения неизбежно связаны с постоянным риском и личной ответственностью. Быть свободным значительно труднее, чем быть рабом, конформистом, равнодушным приспособленцем. Поэтому далеко не все хотят быть подлинно свободными, но все хотят слыть, казаться свободными, предпочитая имитацию свободы, растворяясь в массе, толпе, с тем чтобы бремя личной ответственности переложить на других. «Основной чертой нашего времени, — писал К. Ясперс, — является то, что, хотя все жаждут свободы, многие не переносят свободы. Они стремятся туда, где во имя свободы освобождаются от свободы».

 

Внутренняя свобода

main_img

Понятие свободы включает в себя много аспектов: свобода воли, социальная свобода, философские вопросы. В этой статье я коснусь только психологического понятия свободы.

Что такое внутренняя свобода? Что мешает поступать в соответствии со своими желаниями и потребностями, и что с этим делать?

Внутренняя свобода — это способность человека делать в различных ситуациях осознанный выбор, который определяется его потребностями, его пониманием того, что необходимо. Этот выбор должен опираться на осознанность и быть только своим. Мне кажется, что лучшие фильмы или книги (есть рейтинг) объединяет стремление к внутренней свободе. Когда герой, несмотря на препятствия, делает важный шаг в согласии с собой.

Иногда внутреннюю свободу ассоциируют с отрешенностью, безразличием к тому, что происходит вокруг. Это скорее психологическая защита, игнорирование, уход от проблем, неприятие того, что окружает, неумение адаптироваться и взаимодействовать. Человеку необходим для счастья эмоциональный контакт — это его базовая потребность. Значит, уход от такого контакта не может быть благом, каким бы изощренным индивидуализмом это не оправдывалось.

Не существует независимых людей. У каждого есть обязательства. Быть внутренне свободным — это не значит игнорировать свои обязательства по отношению к другим. Осознанная необходимость вынуждает им следовать. Желание отдать деньги, которые взял в долг, совпадает с внутренним убеждением и никак не ограничивает внутренней свободы.

Но есть вещи, не принятые внутренне, интроекты, полученные разными способами от других людей, не ставшие собственными убеждениями. Чаще всего они из детства от родителей или других значимых людей. Они диктуют, как поступать или реагировать в разных ситуациях. И тогда человек, как робот, запрограммирован на реакции и поступки. Он и хочет сделать по-другому, но что-то (чаще неосознаваемое) мешает этому. Как будто кто-то другой делает это за него. Он не выбирает и не обладает внутренней свободой.

Мама говорит дочери — сиди дома, на улице много опасностей и плохих людей. Так она спасается от своих страхов за дочь. Школа, институт, только самое необходимое общение. Дочь успешно выполняет эту установку, и к двадцати годам совсем не умеет общаться, испытывает страх нахождения среди людей. Она зависима от этого жизненного сценария, он не оставляет ей выбора, ограничивает ее внутреннюю свободу.

Такие ограничители есть в жизни каждого человека:

  • рамки морали, навязанной извне и не принятой внутренне,
  • родительские «нельзя» как красные флажки, через которые не прыгнуть,
  • зависимости, с помощью которых отыгрываются психологические травмы,
  • традиции,
  • ложные убеждения,
  • страхи…

Так нельзя. А почему, собственно? Может быть это чужое «нельзя»?
Чем больше ограничителей — тем меньше внутренней свободы.

Часто таким ограничителем выступает сравнение:
У соседа больше денег, он круче.
У подруги фигура лучше.
Я меньше знаю, меня не примут в этой компании.
Сравнение отнимает много энергии. Человек скован, застенчив, если считает себя хуже — или заносчив, агрессивен, если другой кажется слабее. Впрочем, бывает и наоборот. Главное, что мотивами поведения управляют собственные комплексы. Не так важно, что скажут или подумают другие. Они озабочены в основном тем же самым. Главное — внутреннее согласие.

Порой интересы пересекаются, и нужно находить компромисс. Моя свобода кончается там, где начинается свобода другого. Приходится как-то уживаться. Свободный человек уважает чужое личное пространство, потому что для него это ценность.

Взрослому легче отстоять свои права. А вот родителей не выбирают. За их ошибки в воспитании приходится расплачиваться детям. Мать решает полностью посвятить себя воспитанию сына, жертвуя своей личной жизнью — а сыну для правильной адаптации в мире необходим рядом гармонично развитый взрослый, а не жертва. Отец-тиран подавляет волю ребенка, лишает его самостоятельности — в результате не развивается способность слышать себя, принимать решения. Да, стартовые условия разные, но все преодолимо, было бы желание.

Важность, которая иногда придается поступкам в жизни, может мешать решению. Молодая женщина понимает, что не хочет жить со своим партнером, они просто совсем разные. К тому же она терпит физическое и психологическое насилие, и ситуация не меняется долгое время. Единственным разумным шагом является развод. Но развод для нее — слишком серьезный шаг. За этим стоит ложное убеждение, что замуж обязательно нужно выходить один раз и на всю жизнь. Об этом ей говорила еще бабушка, поднимая вверх палец и очень значительно. Не делая этот шаг много лет, она мучается, лишая себя возможного счастья, теряя драгоценное время своей жизни, которое нельзя вернуть. Каждый день неповторим.

Зависимость лежит на другом полюсе свободы. Зависимость от чужого мнения сковывает, снижает количество вариантов поведения. «Так поступают все, так принято, и ты должен». Это навязанное извне очень трудно преодолеть. Реклама вбивает в голову выбор товаров, услуг, даже людей.
Одеваться нужно так — это модно.
Машина должна быть дорогая — это имидж.
Отдыхать нужно на Мальдивах —  это престижно.
А нужно ли это конкретному индивидууму? Поток информации захлестывает. Стоит прислушаться к себе, понять свои истинные потребности, сделать свой собственный выбор. Это и есть внутренняя свобода.

Курящий зависим от сигареты, и пока он курит, у него нет выбора: курить или нет. Но есть выбор бросить курить. Чем меньше зависимостей, тем больше вариантов выбора. Курящий в перерыве пойдет курить, а у некурящего есть разные варианты. Первым шагом к преодолению любой зависимости является ее признание. Избавляясь от зависимостей, вы расширяете свое пространство внутренней свободы.

Иногда кажется, что нет разумного решения. Это результат работы внутренних «табу». Здесь очень помогает поисковая активность — активное поведение по поиску решения в условиях неопределенности результата. Всегда есть выбор: смириться с отсутствием решения или продолжить его поиск. Внутренняя свобода предполагает наличие выбора, значит, если смириться, то и свободы уже нет.

«Успех это движение от неуспеха к неуспеху
без потери энтузиазма».
У. Черчилль (Нобелевский лауреат по литературе, между прочим).

Любые великие свершения включают в себя фазу неудачи. Но поисковая активность рано или поздно приводит к достижению результата. Без нее внутренняя свобода ограничена.

Внутренняя свобода, как и свобода вообще, требует мужества, так как она предполагает ответственность за свою жизнь. Для многих людей это невыносимый груз. Э. Фромм пишет об этом в своей книге с говорящим названием «Бегство от свободы».

Свобода предполагает ответственность. Эти понятия неразрывны. Безответственным быть легко. Не надо принимать решения, если доверится богу, правителю, жене или соседу. Тогда можно просто плыть по течению, от себя ничего не зависит, за себя не надо отвечать, и ни о какой свободе говорить не приходится. Да и не нужна она мне — скажет кто-то — и так нормально. И это тоже выбор. Каждому свое.

Одним решения даются легко, другие не могут шагу ступить без оценки этого шага со всех сторон. Им кажется, что нужно непременно сделать этот шаг правильно. Однако не бывает объективно правильного или неправильного для человека, если речь не идет о движении в сторону зависимостей. Он сам и объект, и субъект одновременно. Любой внешний взгляд является поверхностным.

Со стороны кажется, что успешный врач, которая вдруг уволилась из престижной клиники и стала делать и продавать куклы, совершила нелепый поступок. Но если учесть, что она мечтала об этом всю жизнь, а в медицинский институт поступила по настоянию родителей, то картина меняется. Теперь она занимается, наконец, любимым делом и получает от этого удовольствие каждый день.

Это сложно — находить и осмысливать свои ограничители, но процесс значительно облегчается и ускоряется, если удается успешно справиться хотя бы с одним. Появляется опыт успеха, который рождает уверенность. Чтобы обойти земной шар, надо сделать первый шаг, говорит китайская мудрость. Так, «выдавливая из себя раба по капле», рождается пространство внутренней свободы.

Не потому ли мы испытываем радость, когда кто-нибудь преодолевает на наших глазах свой ограничитель и делает свободный выбор? Классический пример: фильм «Полет над гнездом кукушки» где финальный эпизод — символ прорыва к внутренней свободе. Такие моменты рождают переживания, которые помогают переосмысливать эпизоды собственной жизни, даря особое, ни с чем не сравнимое чувство полета, инсайд, чувство своего успеха.

Для человека, который обладает внутренней свободой, характерно легкое, может быть, чуть ироничное отношение к жизни, а еще чувство юмора. Помните фразу внутренне свободного Мюнхгаузена:

Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны.
Умное лицо — это еще не признак ума, господа.
Все глупости на Земле делаются именно с этим выражением лица.
Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь…

Свободный человек живет в гармонии с собой. Он делает любимую работу, он идет домой с удовольствием, потому что там его ждет близкий ему человек, он может изменить свою жизнь, если что-то пошло не так. Он имеет пространство выбора — внутреннюю свободу. Есть такие? Конечно, есть, и всегда есть к чему стремится.

В мире не все в руках человека, жизнь конечна, бывают трагические случайности. Нельзя избежать печали и потерь, и счастливые тоже плачут. Это экзистенциальная данность, ее нельзя изменить. Но в рамках своей жизни всегда есть выбор. Внутренняя свобода приближает к пониманию своего предназначения, позволяет чувствовать мир во всей его полноте, это обретение себя настоящего.

Что такое свобода и как ее получить

Feeling Free Feeling Free

Вы верите, что вы действительно свободны? Настоящая свобода — это не просто физическая свобода. Это также означает умственную и эмоциональную свободу.

Что означает свобода, как обрести ее и наслаждаться ею? Быть свободным означает многое.

Давайте разберемся, что такое свобода и что значит быть свободным.

Различные значения и определения свободы

  • Жизнь в свободной стране.
  • Быть свободным делать то, что хочешь, и без страха выражать свое мнение.
  • Возможность делегировать обязанности другим людям, чтобы у вас было больше времени для себя.
  • Финансовая независимость и возможность покупать все, что угодно.
  • Способность решать проблемы и избавляться от них вместо того, чтобы позволять им давить и ограничивать вас.
  • Наслаждайтесь отпуском вдали от работы и повседневных забот и задач.
  • Уволиться с работы, которая вам не нравится.

Это лишь несколько примеров того, что означает свобода. Однако настоящая свобода — это гораздо больше.

Жизнь в свободной стране, возможность делать то, что вы хотите без ограничений, или финансовая независимость — это здорово, но они не обязательно заставляют вас чувствовать себя свободным. Они не освобождают вас от мысленного программирования, предубеждений, привязанностей или убеждений. Вы все еще можете ограничить свою точку зрения и мышление небольшим и ограниченным миром.

Наслаждайтесь внутренним миром в напряженной повседневной жизни

Inner Peace in the Busy Daily Life Inner Peace in the Busy Daily Life Узнайте, как успокоить свой разум и эмоции.
Снижение стресса и нервозности.
Перестаньте зацикливаться на заботах и ​​страхах.
Простые шаги, которые может выполнить каждый. См. Подробности

Вы можете верить в то, что свободны, но по-прежнему управляете подсознательными и инстинктивными импульсами и ментальным программированием, которые могут привести вас во всевозможные нежелательные ситуации.

Есть другая свобода, настоящая свобода, независимая от внешних ситуаций и обстоятельств. Это внутренняя свобода, которая позволяет вам испытывать чувство покоя, счастья и безграничной свободы, где бы вы ни находились.

Внешняя свобода важна, но также важна внутренняя свобода. На самом деле менталитет свободы может существовать там, где нет свободы, хотя это довольно редко. Такого рода менталитет нужно развивать определенными средствами, и это требует времени и усилий.

Успокойте непрерывную болтовню вашего разума

Calm Down the Chatter of Your Mind Calm Down the Chatter of Your Mind Ваш ум всегда беспокоен?
Вас беспокоят мысли о неважном?
Узнайте, как остановить постоянную болтовню в своем уме. См. Подробности.

Каковы характеристики внутренней свободы?

1.Открытый ум и готовность принимать новые идеи.

2. Смелость учиться и пытаться понять разные точки зрения и разные мнения.

3. Обладание здравым смыслом.

4. Умение смотреть на вещи с разных точек зрения, а не ограничиваться только одной точкой зрения.

5. Обладание терпимостью и способность понимать других людей без предубеждений, предрассудков или через цветные очки своих убеждений и ментального программирования.

Ad — Продолжите чтение ниже.

6. Способность формировать собственное мнение и не позволять другим мыслям и мнениям диктовать вам, как и о чем думать.

7. Способность принимать новые идеи, пробовать новое и быть готовым вносить изменения в свою жизнь.

8. Обладание определенной степенью эмоциональной отстраненности. Эта способность освобождает ваш разум и чувства от неблагоприятных внешних воздействий и освобождает вас от привязанности к чему-либо, что ограничивает и ограничивает вас.

Привязанность к имуществу, мыслям, убеждениям и идеям похожа на привязанность веревкой, которая ограничивает ваши движения.

9. Свобода также означает внутренний мир, способность освободить разум от ненужных и бесполезных мыслей, идей и убеждений. Если вы сможете достичь этого состояния, вы будете чувствовать себя свободно, где бы вы ни находились.

10. Когда вы чувствуете себя свободным, независимо от ваших текущих обстоятельств, вы отпускаете все эмоциональные и ментальные оковы, сковывающие вас.

Как почувствовать себя свободным

Вы можете чувствовать себя свободно, следуя, пытаясь думать и жить так, как описано здесь, в этой статье.

Вы также можете развить чувство свободы, научившись контролировать свой разум и мысли. Это требует определенной степени концентрации и умственной силы.

Развитие чувства внутреннего покоя и умение успокаивать безостановочное мышление ума также способствуют возникновению чувства свободы.

Развитие определенной степени эмоциональной непривязанности, как упоминалось ранее, может помочь вам перестать принимать вещи лично и освободить вас от стресса, неудобств и привязанности к привычкам и мышлению, которые вас ограничивают.

Успокойте непрерывную болтовню вашего разума

Calm Down the Chatter of Your Mind Calm Down the Chatter of Your Mind Ваш ум всегда беспокоен?
Вас беспокоят мысли о неважном?
Узнайте, как остановить постоянную болтовню в своем уме. См. Подробности

Об авторе

Remez Sasson Remez Sasson

Ремез Сассон является автором и создателем веб-сайта Success Consciousness. Он является автором книг и статей, которые мотивируют и помогают людям улучшить свою жизнь, добиться успеха, обрести внутреннюю силу и душевный покой, стать более позитивными и счастливыми.

.

У большинства из нас есть внутренний голос, но если вы относитесь к меньшинству, у которого его нет, возможно, именно поэтому

Когда вы читаете этот текст, вы, вероятно, можете слышать свой внутренний голос, повествующий слова.

Внутренняя речь — беззвучное производство слов в уме — это ключевой аспект нашей умственной жизни.

Он связан с широким спектром психологических функций, включая чтение, письмо, планирование, память, самомотивацию и решение проблем.

Хотя по оценкам исследователей, как минимум половину нашей жизни мы проводим, разговаривая сами с собой, это может варьироваться между людьми.

Проблема поднялась в социальных сетях на этой неделе после того, как автор вирусной статьи написал о своем шоке после того, как обнаружил, что у некоторых людей нет внутренней речи.

Загрузка

У некоторых людей есть внутренний монолог, в котором они постоянно комментируют все, что они делают, в то время как другие производят лишь небольшие фрагменты внутренней речи то здесь, то там в течение дня.

Проявление внутренней речи людей также может быть разным.

Самый распространенный тип — это мотивационная или оценочная внутренняя речь, когда внутренняя речь используется для оценки нашего собственного поведения.

Пример этого — когда спортсмен мысленно готовится к большой игре (когда он «настраивает» себя) или когда он оценивает свои результаты после матча.

Другой тип — это диалогическая внутренняя речь, которая представляет собой склонность к постоянному разговору с самим собой.

Этот тип внутренней речи может быть в виде полных предложений или в сокращенной форме (потому что вы уже знаете значение того, что говорите), и может даже включать в себя то, что, по вашему мнению, может сказать кто-то другой.

Внутренняя речь, беззвучное производство слов в уме, является ключевым аспектом ментальной жизни большинства людей. (участник ABC Open tassiescape)

Сказать что?

У всех есть внутренняя речь?

Исследование, проведенное в 2011 году, дало 30 участникам звуковой сигнал, и когда звуковой сигнал срабатывал, участники должны были записывать, что происходило в их голове.

Наши внутренние голоса

Close-up of man Close-up of man

В этом подкасте All in the Mind исследует, как работают наши внутренние голоса и как они связаны с нашим развитием и творчеством.

Подробнее

Спустя несколько недель исследователи обнаружили, что некоторые участники испытывали внутреннюю речь почти все время, некоторые испытывали ее от случая к случаю, а другие никогда не испытывали.

В нескольких других исследованиях участникам предлагалось заполнить анкету об их опыте внутренней речи. Несмотря на то, что подавляющее большинство респондентов утверждают, что обладают той или иной формой внутренней речи, меньшинство нет.

Эти результаты вызывают два вопроса.

Во-первых, что происходит в головах людей, у которых нет внутренней речи?

Конечно, есть индивидуальные различия, но некоторые люди думают образами, концепциями и эмоциями.

И когда их спрашивают «о чем вы думаете?», Эти люди переводят свои невербальные мысли в слова, которые затем используют для общения.

Загрузка

Во-вторых, если внутренняя речь важна для широкого спектра психологических функций, как люди могут выжить без нее?

Это открытый вопрос, но ясно, что люди, у которых нет внутренней речи, способны преуспевать в своей личной и профессиональной жизни.

Что творится в головах людей без внутренней речи?

Так почему же у некоторых людей нет внутренней речи? Исследования показывают, что для воспроизведения внутренней речи требуется сеть мозговой активности, охватывающая от лобной доли до слуховой коры, которая расположена возле ваших ушей.

Загрузка

Эти сети такие же, как те, которые используются, когда мы говорим вслух (что также требует двигательной коры головного мозга, потому что нам нужно двигать языком, губами и т. Д.).

Одна теория предполагает, что люди, которые не производят внутреннюю речь, не могут активировать эти сети, не активировав также свою моторную кору.

Другая теория — плохой самоанализ, который относится к способности человека исследовать свои собственные психические процессы.

Согласно этой теории, каждый человек производит внутреннюю речь, но некоторые люди осознают это, а другие нет.

Или, может быть, мы неправильно думаем об этом. Возможно, что отсутствие внутренней речи является настройкой мозга по умолчанию (есть ли у детей или животных внутренняя речь?), И что-то необычное может быть в людях, у которых она есть.

Как бы то ни было, у неспособности воспроизводить внутреннюю речь может быть луч света.

Например, внутренняя речь может помочь нам решить проблемы, но она также может подавить нас, что может привести к развитию тревоги, депрессии, расстройства пищевого поведения и многих других форм психических заболеваний.

Некоторые люди говорят, что у них нет внутренней речи, в то время как другие испытывают почти постоянный внутренний диалог. (Мохамад Хассан (Pixabay))

Понимание функции и дисфункции внутренней речи, а также того, почему у некоторых людей она есть, а у других нет, является важной областью психологических исследований.

В конечном итоге это может открыть новые отрасли, а также произвести революцию в сфере образования и психического здоровья.

Брэдли Н. Джек — научный сотрудник факультета психологии Австралийского национального университета.

.

Индийская концепция свобод человека

Критикуя западный упор на разум и науку, ознаменовавший появление европейских доктрин прав человека, индийский политолог С.В. Пунтамбекар считал, что «нам придется отказаться от некоторых суеверий материальной науки и ограниченного разума, которые делают человека слишком приземленным, и ввести более высокие духовные цели и ценности для человечества». Он сосредоточился на духовной природе человека в своем тексте «Индийская концепция прав человека», разосланном в мае 1947 г. в ответ на опрос ЮНЕСКО по философским основам прав человека.Далее следуют выдержки.

Шрикришна Венкатеш Пунтамбекар

Надлежащее изучение человечества — это человек. В человеке есть нечто большее, чем проявляется в его обычном сознании и поведении в данной системе окружающей среды — то, что формирует идеалы и ценности жизни. В нем есть более тонкое духовное присутствие, которое делает его неудовлетворенным чисто земными занятиями. Обычное состояние человека не является его высшим существом. В нем есть более глубокое «я», назовите это душой или духом.В каждом существе обитает свет и вдохновение, которые не может погасить никакая сила, которые милостивы и терпимы, и которые есть настоящий человек. Наше дело — обнаруживать его, защищать и следить за тем, чтобы он использовался для его собственного блага и благосостояния всего человечества. Природа этого человека — искать в жизни истину, хорошее и прекрасное, уважать их должным образом и постоянно стремиться к ним.

Тогда мы должны отметить, что есть также неисчислимый элемент в человеческой воле и бесконечная сложность человеческой природы.Ни система, ни порядок, ни закон не могут удовлетворить глубокие и потенциальные потребности великой личности, будь то религиозные, политические, социальные или образовательные. Люди часто наделены огромной потенциальной энергией и творческой силой, которые не могут быть заключены в рамки старых формул и доктрин. Никакая фиксированная дисциплина не может соответствовать развивающимся возможностям новых человеческих проявлений в психологической, этической или духовной областях. Никакая система не может удовлетворить растущие потребности динамичной личности. В системе всегда остается что-то неосознанное и неосознанное.Следовательно, мы хотим свободы человека в форме человеческих свобод.

Свобода способствует росту

В жизни человека всегда есть тенденция к возникновению новых ценностей и новых идеалов. Никакие готовые формулы и системы не могут удовлетворить потребности и видения великих мыслителей всех народов и эпох. Свобода необходима, потому что власть не творческая. Свобода дает полный простор для развития личности и создает условия для ее роста. Никакое единообразие, соответствие или понимание всех аспектов жизни не поможет.Нынешняя централизация всей власти, ее бюрократия и партийная диктатура, ее сложность и стандартизация не оставляют места для независимого мышления и развития, для инициативы и выбора. […]

Можем ли мы осознавать призыв к национальной свободе и свободе человека, когда мы такие жесткие, негибкие, фанатичные и исключительные в наших политических, религиозных, культурных и социально-экономических взглядах? Не добившись успеха в установлении наших правил и систем во всех странах и на всех континентах, некоторые из нас все еще питают чувства превосходства и ненависти, принуждения и доминирования по отношению к нашим соседям.

Итак, давайте сначала «будем людьми», а затем изложим содержание, качества и взаимосвязь человеческих свобод. Мы должны уважать человечество и личность, мириться с нашими различиями и чужими способами внутреннего и внешнего группового поведения и объединяться, чтобы служить друг другу в бедствиях и в великих делах.

Говорить о правах человека в Индии, несомненно, очень необходимо и желательно, но вряд ли возможно ввиду социокультурных и религиозно-политических комплексов, которые так преобладают сегодня.В сегодняшнем мире нет людей, а есть только религиозные люди, расовые люди, кастовые или групповые люди. Наша интеллигенция и массы безумны по поводу расовых привилегий, религии, фанатизма и социальной исключительности. Короче говоря, мы ведем тихую войну на истребление противоположных группировок. Наши классы и сообщества мыслят в терминах завоевания и подчинения, а не общих ассоциаций и гражданства. В настоящее время идет непрерывная война групп и сообществ, правителей и управляемых, в нашем политическом и социальном теле, из которого исчезли все представления о человечности и терпимости, все представления о смирении и уважении.На их место пришли фанатизм, нетерпимость и исключительность.

Сегодня мир сошел с ума. Он преследует разрушение и деспотизм, завоевание мира и мировой порядок, мировую добычу и лишение владения мира. Огромная ненависть, порожденная против человеческой жизни и достижений, не оставила чувства человечности или человеческой любви в современной мировой политике. Но должны ли мы прежде и всегда отказываться от «быть мужчинами»? Мы хотим свободы от нужды и войны, от страха и разочарования в жизни. Мы также хотим свободы от всепоглощающей концепции государства, сообщества и церкви, принуждающей людей к определенному и упорядоченному образу жизни.Наряду с этим мы желаем свободы мысли и выражения движения и ассоциаций, образования и расширения в умственной и моральной сферах. В любом определенном и упорядоченном плане жизни мы должны иметь право ненасильственного сопротивления и автономию, чтобы развивать наши представления о хорошей человеческой жизни.

В поисках высших духовных ценностей

Для этой цели нам придется отказаться от некоторых суеверий материальной науки и ограниченного разума, которые делают человека слишком приземленным, и ввести более высокие духовные цели и ценности для человечества.Тогда на этой основе нам придется организовать нашу социальную жизнь во всех ее аспектах. Мы хотим не только материальных условий для счастливой жизни, но и духовных добродетелей хорошей жизни. Свобода человека разрушается требованиями экономической технократии, политической бюрократии и религиозной идиосинкразии.

Великие мыслители, такие как Ману и Будда, делали акцент на том, что должно быть заверений , необходимых для человека, и какими должны быть добродетели, которыми должен обладать человек.Они предложили код , так сказать, десять основных человеческих свобод, и контролирует или добродетели, необходимые для хорошей жизни. Они не только базовые, но и более всеобъемлющие по своему охвату, чем те, которые упоминаются любыми другими современными мыслителями. Они подчеркивают пять свобод или социальные гарантии и пять индивидуальных собственности или добродетелей.

Пять социальных свобод: (1) свобода от насилия ( Ahimsa ), (2) свобода от нужды ( Asteya ), (3) свобода от эксплуатации ( Aparigraha ), (4) свобода от насилия или бесчестия. ( Avyabhichara ) и (5) свобода от ранней смерти и болезней ( Armitatva и Arogya ).

Пять индивидуальных качеств или добродетелей: (1) отсутствие нетерпимости ( Akrodha ), (2) сострадание или сочувствие ( Bhutadaya, Adroha ), (3) знание ( Jnana, Vidya ), (4) свобода мысли и совести ( Satya, Sunrta ) и (5) свобода от страха, разочарования или отчаяния ( Pravrtti, Abhaya, Dhrti ).

Более широкие свободы

Человеческие свободы требуют в качестве аналогов человеческих добродетелей или средств контроля.Думать о свободе без соответствующих добродетелей привело бы к однобокому взгляду на жизнь и к застою или даже к ухудшению личности, а также к хаосу и конфликтам в обществе. Эта двусторонность человеческой жизни, ее свобод и добродетелей или контроля, ее заверений и владений должны быть поняты и закреплены в любой схеме благополучия человека, общества и человечества. Одного права на жизнь, свободу и собственность или стремление к счастью недостаточно; ни одно из них не является гарантией свободы, равенства и братства.Человеческие свободы и добродетели должны быть более определенными и всеобъемлющими, если они призваны способствовать физическому, умственному и духовному развитию человека и человечества.

Чтобы предотвратить эту открытую и скрытую войну взаимного истребления — национального и международного — мы должны создать и развить нового человека или гражданина, гарантированного и обладающего этими десятичными свободами и добродетелями, которые являются фундаментальными ценностями человеческой жизни и поведения. В противном случае наши свободы потерпят неудачу в своих целях и в своей миссии по спасению человека, его ментальной и моральной культуры от надвигающейся катастрофы, которой сейчас угрожает вся человеческая цивилизация смертоносным оружием науки и бесчеловечными роботами деспотических и принудительных сил и их идеологии и вероисповедания.

Мы в Индии также хотим свободы от иностранного правления и гражданской войны. Иностранное правление — вещь проклятая. Эта земля страдала от этого сотни лет. Мы должны осудить его, старое или новое. У нас должно быть самоуправление в нашей стране в рамках одной представительной, ответственной и централизованной системы. Только тогда мы выживем.

Я знаю, что люди, которые преданы жестким идеям культур и религий и руководствуются ими, не могут почувствовать призыв к национальной или человеческой свободе. Но мы не можем отказаться от более высоких целей и устремлений ради них и их предрассудков.

Фото: Яннис Папаникос

,

Дисциплина — это свобода и проявление вашего сознания

Дисциплина — это свобода

Мы все жаждем свободы. Это то, что позволяет нам принимать собственные решения, не ограничиваться определенными ограничениями, иметь возможность полностью выражать себя, иметь возможность выбирать и полностью контролировать свою жизнь.

Это желание является нашей врожденной частью и принадлежит нам по праву. Доступ к нему можно получить по собственному желанию. Несмотря на это, большинству из нас не удается использовать его должным образом.

Сила внутри каждого из нас позволяет нам действовать как угодно и когда угодно. Для этого нет никаких других ограничений, кроме нашей собственной системы убеждений и мотивации. Дело в том, что мы можем это сделать, независимо от обстоятельств, в которых мы находимся, или последствий, которые за ними следуют.

Единственное, что нам нужно сделать, это распознать эту способность и использовать ее. Мы просто должны выбрать действовать по-другому, и таким образом освобождение будет нашим. Как только это происходит, мы освобождаемся от всего, что, как мы думали, сдерживало нас, и поэтому можем выразить наше истинное «я».

Это также тот момент, когда большинство людей терпят поражение, потому что боятся принять это решение или просто сдаются слишком рано. Чтобы преодолеть этот недостаток, нам нужна дисциплина.

Дисциплина — это свобода — самое главное в жизни. Как бы странно это ни звучало, но это правда.

Дисциплину можно охарактеризовать как способность делать все, что мы желаем в любой момент. Несмотря на погоду, независимо от обстоятельств, с которыми мы сталкиваемся, ситуаций, в которых мы находимся, и особенно несмотря на то, как мы себя чувствуем.

Он действует против нашей собственной воли и действует независимо от того, что мы чувствуем. Внешняя рамка может показаться, что мы ограничиваем себя только ограниченным набором действий или их отсутствием. На самом деле дисциплина позволяет нам получить больше свободы, чем когда-либо.

То, что мы хотим сделать или достичь в жизни, наши мечты, можно рассматривать как находящиеся в полной гармонии с нашим истинным «я», человеком, которым мы являемся.

Однако, если нам не хватает дисциплины, чтобы выйти и сделать то, что необходимо для выполнения этих задач, мы никогда не сможем воплотить их в жизнь.Они останутся не чем иным, как иллюзиями в нашей голове.

Почему это так? Причина может заключаться в том, что наше сознательное «я» и человек, в котором мы ходим, находятся в конфликте друг с другом. Мы знаем, чего хотим, но не можем набраться мужества или силы, чтобы действовать.

В этот момент мы не действуем так, как будто у нас есть свобода, потому что мы впадаем в непосредственные побуждения нашего эго, пренебрегая стремлением нашего духа.

Разница между ними в их изначальном состоянии бытия.

Наше истинное «я» — это тот человек, который мы есть. Он характеризуется более высокой осведомленностью и сознательностью и действует из неокортекса.

Эго — это бессознательная часть нашей психики, происходящая из подсознательного разума. Он способствует развитию личности, но не соответствует нашему сознанию.

The higher-self vs the ego, where discipline is freedom Высшее Я против эго, где дисциплина — это свобода

Это недопонимание — результат эволюционного избирательного давления попыток выжить.Эго всегда защищает свое существование, пытаясь поддерживать гомеостаз внутри нас. Любое изменение заставит нас сжечь слишком много энергии, которую следует беречь.

Вот почему существует внутренний конфликт между психикой и ее тенью. Наше сознание хочет расширяться и выражать бесконечные возможности, но эго всегда будет пытаться предотвратить это из страха потерять себя. Для этого он создает вокруг себя защитный круг и не хочет никаких изменений.

Обуздав дисциплину и действуя независимо, мы выражаем больше свободы, чем когда-либо, освобождая наше сознательное «я» из тисков подсознания. В этот момент эго сбрасывают с престола, и его заменяет наше истинное «я». Мы достигаем свободы выбора, соответствующей тому, что мы хотим.

Когда наши мотивации и желание немедленного удовлетворения преодолены и мы действуем с точки зрения нашего истинного «я», тогда мы достигли полной свободы не только от нашего собственного ума, но и от всего внешнего.

Применяя дисциплину, мы можем пройти через все, и это абсолютная свобода.

Вместо того, чтобы быть зависимыми от обстоятельств (окружение, другие люди, наши собственные мотивы), мы сможем диктовать свои собственные, предпринимая необходимые действия. Применяя дисциплину, чтобы делать то, что мы хотим, независимо от всего остального, мы создаем нашу собственную реальность, в которой мы полностью свободны.

Мы сможем делать то, что хотим, несмотря на ситуацию. Дисциплина — это свобода

Дисциплина — это тоже проявление нашего сознания. Осознание того, где находится наше истинное «я» и какое сообщение мы получаем, невероятно важно для того, чтобы понять, кто мы есть на самом деле.

Делать то, что резонирует с нашим истинным «я», и не быть парализованным ложными убеждениями нашего эго — это навык, которым стоит овладеть. Мы сможем распознавать то, что происходит в нашей голове на привычной основе, а также влиять на этот образец до той степени, в которой мы сможем взять на себя ответственность за свою жизнь.

Дисциплина — это свобода, но не только это, она также позволит нам взять на себя полную ответственность за свою жизнь.Мы можем диктовать свои обстоятельства, результаты, которые мы получаем, независимо от нашей текущей ситуации или того, как мы себя чувствуем.

Действия против нашей собственной воли могут показаться слишком суровыми, но на самом деле это всего лишь конфликт в нашей голове между эго и нашим сознательным я. На самом деле мы проявляем свое истинное «я» и преодолеваем слепоту нашего эго.

Дисциплина — это свобода, потому что мы сможем не только достичь того, что мы намеревались достичь, но и превратить это в реальность.Мы не будем руководствоваться нашими изначальными мотивами, но также можем влиять на эти желания. Как только мы начнем действовать, в результате мы можем начать становиться все более и более сознательными. Через некоторое время мы добьемся большого прогресса и привлечем к себе больше тех вибраций, которые резонируют с нашим сознанием. Эти энергетические паттерны сделают нас более согласованными с внешним миром и другими людьми.

Наши действия будут противоречить нашим чувствам, но они будут отражать наши слова. Только благодаря действию мы определяемся и определяемся.

Что нам нужно сделать, так это понять, сколько энергии мы на самом деле имеем. Недостаточно просто знать, что этого недостаточно, и мы должны быть готовы сделать то, что необходимо для достижения полной свободы.

Это означает, что мы делаем то, что хотим достичь, несмотря на реальные обстоятельства или наши чувства.

Делать что-то без мотивации на самом деле увеличивает наши результаты в четыре раза, так как мы не только добьемся результата, но и выработаем хорошую привычку.

Мотивация — это здорово, но дисциплина намного лучше. Дисциплина — это свобода воли, тогда как мотивация зависит от того, чем наше эго решает нас кормить. Это может как ускорить, так и замедлить наш прогресс. Действуя без него, мы можем убить двух зайцев одним выстрелом.

Дисциплина — это также свобода от результата. Столкнувшись с ситуацией, когда нам не хватает мотивации или желания действовать, мы должны сначала преодолеть это немедленное удовлетворение. Мы делаем это только для того, чтобы убить эго и достичь более высокого уровня сознания.На этом этапе речь идет об освобождении нашей души, а не достижении желаемого результата.

У всех нас есть возможность жить так, как мы хотим. Речь идет не об изменении физической материи вокруг нас, а о возможности идти за своими мечтами и реализовывать их.

Человека делают его мысли и действия, а не обстоятельства, в которых он находится. Эти две вещи не зависят от внешнего мира и действительно принадлежат нам.

Дисциплина только укрепит, а не сломит вас. Это преднамеренная обработка нашего тела и ума, которая расширяет наше существо и улучшает его. Имея возможность делать то, что мы намеревались сделать против нашей воли, мы навязываем привычку делать это и вместе с этим повышаем нашу производительность. Когда дело доходит до формирования персонажа, это один из лучших инструментов, которые у нас есть.

Даже Аристотель сказал, что дисциплина — это свобода

Дисциплина — это не только действия, когда нам этого не хочется. Самое главное, что он поднимается над эгоистичными мотивами нашего эго и всегда контролирует свою жизнь.

В большинстве случаев мы используем

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *