Поведенческий акт: Поведенческий акт — Психологос

Стадии поведенческого акта

Рисунок 1. Схема центральной структуры

Целенаправленного поведенческого акта (по п.К. Анохину).

Попробуем на примере этой функциональной системы достичь двух результатов: и познакомиться со схемой, и перечислить основные отличия ВНД от низшей (простого рефлекса).

Первое отличие заключается в том, что поведенческий акт любой степени сложности начинается не просто при раздражении рецепторов, а при сочетании и взаимодействии довольно сложного комплекса раздражителей, который П.К. Анохин назвал афферентный синтез. Что же входит в этот комплекс?

Во-первых – мотивация. ВНД чаще всего мотивирована. Мотивация – это побуждение к действию, которое формируется в структурах ЦНСи связано с удовлетворением определенных потребностей.

Во-вторых — обстановочная афферентация

— сумма афферентных возбуждений, возникающих в конкретных условиях и сигнализирующих об обстановке, в которой находится организм. Любая деятельность до определенной степени зависит от условий, в которых она протекает. Попробуем понять, что значит «до определенной степени»? Дело в том, что есть раздражители, которые служат толчком для развертывания определенного варианта поведения. Такие раздражители являются третьим компонентом афферентного синтеза и называются пусковыми стимулами. Такими раздражителями являются, например, сигналы опасности. Четвертым компонентом афферентного синтеза является аппарат памяти. Значение памяти заключается в том, что для определенного вида поведения, связанного с удовлетворением какой-то потребности, память предоставляет готовый набор программ. Это набор складывается из генетически детерминированных форм поведения – инстинктов и приобретенных – условных рефлексов. Если такого готового варианта поведения нет в памяти, то данный поведенческий акт будет протекать параллельно с процессом научения. Использование аппарата памяти — извлечение имеющейся информации и возможность запоминания нового — принципиально отличает ВНД от простой рефлекторной деятельности.

Основным условием формирования афферентного синтез является встреча всех четырех видов афферентаций, которые обрабатываются одновременно благодаря конвергенции всех видов возбуждения.Завершение стадии афферентного синтеза приводит к переходу в следующую стадию –

принятие решения. Благодаря принятию решения принимается форма поведения, соответствующая удовлетворению определенной потребности, прежнему опыту и окружающей обстановке, которая позволяет осуществлять именно то действие, которое должно привести к запрограммированному результату.

Третьим этапом является формирование программы действия. На этом этапе обеспечиваются пути реализации конкретной цели, формируются эфферентные команды к различным исполнительным органам. Одновременно в нейронных структурах создается специальный аппарат — акцептор результата действия, который прогнозирует все параметры будущего результата. Обратите внимание на эти два принципиальных отличия ВНД от рефлекторной деятельности: рефлекторный ответ всегда протекает стереотипно, на постоянно морфологической основе, которой является рефлекторная дуга. При формировании программы поведения предусматривается, во-первых, возможность выбора нескольких вариантов программы, во-вторых, используется аппарат памяти и прогнозируется результат действия. Конечный результат может совсем не совпадать с прогнозируемым, а может совпадать по некоторым параметрам, а по некоторым отличаться (чувство голода удовлетворено, однако вкус пищи не соответствовал ожидаемому). Акцептор результата действия должен обеспечить механизмы, позволяющие не только прогнозировать параметры необходимого результата, но и сравнить их с параметрами реально полученного результата. Предполагается, то акцептор результата действия представлен сетью вставочных нейронов, охваченных кольцевым взаимодействием (реверберация импульса). Возбуждение, попав в эту сеть, длительное время продолжает в ней циркулировать. Благодаря этому механизму цель деятельности длительное время удерживается и регулирует поведение. Регуляция заключается в том, что при сличении прогнозируемого и фактически достигнутого результата программа действия корректируется. Если результаты не соответствуют прогнозу, то возникает реакция рассогласования, активирующая ориентировочно-исследовательскую реакцию, которая увеличивает ассоциативные возможности мозга, обеспечивая активный поиск дополнительной информации.

На ее основе формируется новый более полный афферентный синтез, принимается более адекватное решение, что, в свою очередь, приводит к формированию более совершенной программы действия, которая позволяет получить необходимый результат. Нейроны, участвующие в формировании функциональной системы, расположены во всех структурах ЦНС, на всех ее уровнях. При достижении желаемого полезного результата в акцепторе результатов действия формируется реакция согласования, поступает афферентация, сигнализирующая об удовлетворении мотивации. На этом функциональная система, которая была сформирована в структурах ЦНС для достижения определенной цели, перестает существовать.

Как видим, функциональная система поведения формируется по принципу рефлекса: есть раздражитель – афферентный синтез, есть центральное звено, которое формирует программу, включающую акцептор результата действия, метод ее выполнения, есть эффекторное звено – те конкретные движения, которые используются для достижения цели. Основное отличие заключается в том, что поведение может изменяться, подстраиваться к желаемому результату на основании сличение полученного и желаемого результата.

Процессы согласования или рассогласования, возникающие при сличении параметров реально полученного результата с запрограммированным в акцепторе результатов действия, сопровождаются либо чувством удовлетворения, либо неудовлетворения, т.е. положительными и отрицательными эмоциями. Это значит, что на всех этапах планирования и осуществления поведенческого акта возникает особая форма реакции, свойственная только высшей нервной деятельности. Эта реакция возникает как субъективное отражение вероятности достижения цели, при сравнении желаемого и полученного результатов –

эмоции.

Рассмотрев структуру поведенческого акта, мы обнаружили несколько принципиальных отличий ВНД от простого рефлекса. ВНД мотивирована, требует активациипамяти, сопровождаетсяэмоциями,однако это далеко не все отличия. Поведение в большой степени зависит отфункционального состояния

центральной нервной системы, то есть от уровня ее активности. Одной из характеристик активности ЦНС являетсявнимание. И формирование программы поведения, и конкретные методы ее выполнения зависят оттипа высшей нервной деятельностиживотного и человека, а так же от того какое полушарие коры головного мозга является доминирующим в приеме сенсорной информации и в выполнении движений, другими словами отпрофиля функциональной межполушарной асимметрии. Все эти особенности ВНД свойственны и животным, и человеку, но у человека есть еще одна особенность. При воспитании ребенка развиваетсявторая сигнальная система,характерная только для человека. Это переводит высшую нервную деятельность человека на более высокую ступень. Она приобретает новые качества, обусловливающие расширение возможностей общения с внешним миром и многогранность его проявлений. И. П. Павлов назвал вторую сигнальную систему «чрезвычайной прибавкой» к механизмам высшей нервной деятельности человека. Вторая сигнальная система — это
речь
, слово, видимое, слышимое, произносимое мысленно. Это высшая система сигнализации окружающего мира.Она состоит в словесном обозначении всех его сигналов и в речевом общении.

А теперь посмотрите оглавление – в этом пособии мы рассмотрим более подробно все перечисленные особенность, которые отличают целенаправленное поведение, или высшую нервную деятельность от простого рефлекторного ответа.

Поведенческий акт — это… Что такое Поведенческий акт?

Поведенческий акт
по П. К. Анохину, единица (часть) поведения животного от момента формирования мотивации до регистрации результата ее удовлетворения. Построение П. а. предполагает несколько сменяющихся стадий: афферентный синтез, принятие решения, акцептор результатов действия, эфферентный синтез, формирование (осуществление) самого действия, оценка достигнутого результата. Реализуется П. а. с помощью функциональной системы и сопровождается эмоциональными состояниями. Считается, что, хотя П. а. и формируется на рефлекторном принципе, он не может рассматриваться как последовательность (цепь) рефлексов. Принципиальное отличие П. а. от совокупности рефлексов кроется в наличии программирования, которое выполняет функцию опережающего отражения. Часто для обозначения П. а. используют определение К. В. Судакова – «поведенческий квант». П. а. составляет основу навыков, сформированных в результате воспитания или дрессировки.

Словарь дрессировщика. В. В. Гриценко.

  • Поведение
  • Повторение

Смотреть что такое «Поведенческий акт» в других словарях:

  • ПОВЕДЕНЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ УСТАНОВКИ — – это готовность к действию: будь это голосование, участие в митинге или шествии, вступление в партию или террористический акт.   …   Политическая психология. Словарь-справочник

  • Социальное действие — поведенческий акт (единица поведения), совершаемый социальным субъектом (представителем социальной группы) в данном месте и в данное время, ориентированный на другого человека …   Социология: словарь

  • ЛОРЕНЦ —         (Lorenz) Конрад Цахариус (1903 1989) австр. ученый, лауреат Нобелевской премии по медицине (1973), родоначальник этологии науки о поведении животных.         Изучал медицину в Вене, параллельно занимаясь сравнит, анатомией, философией и… …   Энциклопедия культурологии

  • Функциона́льные системы — организма динамические, саморегулирующиеся центрально периферические организации, обеспечивающие своей деятельностью полезные для метаболизма организма и его приспособления к окружающей среде результаты. Для достижения полезных для организма… …   Медицинская энциклопедия

  • Этология — Раздел зоологии Этология …   Википедия

  • Сексуальность животных, отличных от человека — Этология  полевая дисциплина зоологии, изучающая поведение животных. Термин введён в 1859 французским зоологом И. Жоффруа Сент Илером. Тесно связана с зоологией, эволюционной теорией, физиологией, генетикой, сравнительной психологией.… …   Википедия

  • Этолог — Этология  полевая дисциплина зоологии, изучающая поведение животных. Термин введён в 1859 французским зоологом И. Жоффруа Сент Илером. Тесно связана с зоологией, эволюционной теорией, физиологией, генетикой, сравнительной психологией.… …   Википедия

  • РИТУАЛ — (лат.). Богослужебные обряды западной церкви, обязательные для исполнения, также служебник, книга с описанием церковных обрядов. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. РИТУАЛ лат. ritualis, относящийся к… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Афферентация — поток нервных импульсов, поступающих в ЦНС от органов чувств, воспринимающих информацию как от внутренних, так и от внешних раздражителей. Различают А.: обратную – постоянную оценку результата действия путем сопоставления его параметров с… …   Словарь дрессировщика

  • Теория функциональных систем — У этого термина существуют и другие значения, см. Теория функциональных систем (значения). Теория функциональных систем  модель, описывающая структуру поведения; создана П. К. Анохиным. «Принцип функциональной системы» … …   Википедия

Поведенческие акты — Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Поведенческие акты

Cтраница 1

Поведенческие акты могут храниться в памяти организма только в форме определенных целенаправленных интеграции различных уровней сложности. На уровне отдельных нейронов жизненный опыт организма представлен ограниченными рецептивными полями — специфическими совокупностями синапсов, которые при совместном возбуждении могут вызвать разряд нейрона.  [1]

Вебер) называют только те поведенческие акты, которые носят в той или иной мере преднамеренный характер, являются мотивированными, т.е. осуществляются во имя определенной цели, связаны с анализом, выбором определенных средств, способствующих достижению цели в данной ситуации, в данных условиях.  [2]

А это значит, что социальные поведенческие акты реализуются теми же анатомо-физиологическими структурами, что и удовлетворение биологических потребностей человека как индивида. Человек как организм и как личность един. Соответственно психика человека изучается ОДНОЙ психологической наукой, а не двумя. Обоснованию этого итога посвящен весь текст.  [3]

Применение как форма реализации международных норм сочетает в себе различные поведенческие акты.  [4]

Наши мысли, наблюдения, желания и устремления существенны, потому что они представляют собой начинающиеся, возникающие действия, которые превратятся потом в определенные поведенческие акты. Они содержат в себе зачатки приспособления к органической среде и потому важны: в них наше единственное спасение от власти рутинных привычек и слепых импульсов.  [5]

Принцип редукции влечений налагает запрет на эти поступки, так как предпочтение в ситуации выбора голода и боли перед голодом кажется нелогичным. Но если нелогичные с точки зрения гомеостаза поведенческие акты все-таки совершаются, должен быть механизм, который санкционирует их наступление и повторение. Мы думаем, что эту функцию выполняет механизм положительных эмоций. Активируясь по механизму условного рефлекса на самых начальных этапах поведения, этот механизм помогает преодолевать препятствия на пути к достижению цели и тем самым выступает в качестве дополнительной движущей силы поведения. Мы видели также, что физиологические и биохимические сдвиги при самораздражении можно трактовать как антистресс; поэтому положительная эмоция на пути движения животного к цели, возможно, тормозит не только субъективные, но и объективные показатели стресса, возникающие во время трудной или активной деятельности, и предохраняет организм от возможных поломок.  [6]

Обе эти стратегии так же хороши, как перетягивание крепежного болта, держащего предохранительный клапан: в любую минуту можно сорвать резьбу и вызвать взрыв. Мы не знаем, насколько важны все поведенческие акты человека, в которых чувство собственного достоинства принимает участие. Думается, очень важны, и особенно самоуважение, без которого, пожалуй, исчезло бы многое в человеке-работнике.  [7]

Согласно этим представлениям, сомато-вегетатив-ное обеспечение однотипных квантов меняется в процессе выработки навыка, его упрочения, автоматизации и угашения. Представление о системогенезе поведенческого акта распространяет принцип избирательного обеспечения результативной деятельности функциональных систем на поведенческие акты, а также на динамику их формирования в индивидуальной жизни субъектов, в процессе их обучения удовлетворению ведущих биологических и социальных потребностей. Нетрудно заметить, что системогенез поведенческого акта в первую очередь затрагивает такие узловые стадии системной архитектуры поведенческого акта, как формирование акцептора результатов действия и эфферентный синтез. Общие представления о системогенезе поведенческих актов рассмотрены ниже.  [8]

Поведенческие реакции, обеспечивающие увеличение или уменьшение расстояния между животным и стимулом, играют важнейшую роль в приспособлении и выживании всего живого. Эти противоположные тенденции, которые называют положительными и отрицательными реакциями, или реакциями приближения и избегания, охватывают поведенческие акты разной сложности, начиная от стереотипных таксисов простейших вплоть до сложнейшей деятельности человека.  [9]

Таким образом, во многих отношениях проблема поведения является обратной стороной проблемы Образа. Образ — это отражение внутри организма его окружения, а поведенческий акт — это отражение в окружающей среде того, что имеется внутри организма. Поведенческие акты — это достижение результатов; так, например, построение гнезда или написание книги совершается во внешнем мпре, как оно было запланировано организмом, то есть соответствует его намерению или установке. То, как организуется поведенческий акт, и составляет предмет этого раздела нашей книги.  [10]

Различие поведения и деятельностихне означает, что в жизни субъекта деятельностные и поведенческие-акты противостоят друг другу и не связаны друг с другом. Наоборот, они определенным образом соединены в активности субъекта, сохраняя свои специфические черты. Деятельностные и поведенческие акты могут совершаться одновременно или чередоваться, причем непосредственная функция деятельности всегда состоит в достижении конкретных предметных результатов. Возможно, видимо, и перерождение тех или иных деятельностных актов в поведенческие jio мере создания и стабилизации искусственной среды обитания. При этом поведение, в отличие от деятельности, выступает как совокупность действий, непосредственно обуслов — Ленных переживанием, волей, эмоциями субъекта, в более широком смысле — его жизненными установками, его жизненной позицией.  [11]

В то же время эти животные видят и слышат, поворачивают голову в сторону звуковых и световых раздражителей. Они с определенной помощью могут передвигаться в пространстве и обходить предметы, принимают пищу и отвергают несъедобные продукты. Из этого следует, что коре головного мозга передаются сложные поведенческие акты и функция приобретения индивидуального опыта.  [12]

Простейшим случаем перехода от большого количества алгоритмов к единой структуре является работа специального алгоритма синтеза, который выявляет тождественные участки в рабочих алгоритмах и объединяет их. Затем отыскиваются принципы наиболее оптимального представления структур в едином виде. Показано, что непосредственно в структурах нервных сетей не реализуются ни поведенческие акты, ни алгоритмы. Исходя из этого предположения, разработали методы исследования функций отделав головного мозга, связанные с использованием целостных моделей. Эти методы аналогичны тем, которые применялись, например, при расшифровке структуры ДНК.  [13]

Если после вынимания поломанного ключа у нее еще сохранится потребность в банане, то она не сразу, а походив некоторое время перед дверью, обязательно воспользуется той же связкой ключей и возьмет из нее любой, который, однако, не будет для нее вторым ключом. Рассмотренный пример имеет также прямое отношение к результатам экспериментальной части данной работы. При изучении операции мысленного вращения образов установлено, что описанная выше генетическая первичность практических операций, соотносящих отдельные поведенческие акты в целостную координированную структуру, является главной причиной инвариантного влияния ряда факторов на время выполнения человеком мысленных и практических операций.  [14]

Поскольку во внешней среде не содержится сведений о том, какой именно поведенческий акт приведет к удовлетворению данной мотивации, в то время как в памяти организма такие сведения имеются, то целенаправленный поведенческий акт может быть извлечен только из памяти. Согласно теории функциональной системы выбор из всего материала памяти только одного поведенческого акта осуществляется как сокращение излишних степеней свободы поведения. Та или иная мотивация, связанная с метаболическими потребностями организма, осуществляет первичное сокращение степеней свободы, делая возможными только те акты, которые в прошлом приводили к удовлетворению именно этой мотивации. Поскольку удовлетворение одной и той же мотивации может быть осуществлено через достижение различных конкретных целей, то дальнейшее сокращение степеней свободы осуществляется под влиянием обстановочной афферентации, которая делает возможным только те поведенческие акты, цели которых достижимы в данной ситуации. В этом интервале и осуществляется принятие решения относительно отдельного поведенческого акта.  [15]

Страницы:      1    2

Стадии поведенческого акта | Шпаргалка к написанию экзаменов

Стадии поведенческого акта | Шпаргалка к написанию экзаменов

Поведением называется комплекс внешних взаимосвязанных реакций, которые осуществляются организмом для приспособления к изменяющимся условиям среды. По теории ФУС поведенческий акт включает следующие стадии: 1.Афферентный синтез. Он состоит в синтезе сигналов от периферических рецепторов, сигналов извлечённых из памяти и сигналов из очага мотивационного возбуждения. Готовность к любому поведению обеспечивает мотивационное возбуждение, возникающее в Ц.Н.С. при появлении биологической, социальной или идеальной потребности. При этом мотивационное возбуждение становится доминирующим. Для запуска поведения необходимы пусковая и обстановочная афферентация. К пусковой афферентации относятся те внешние безусловные и условные раздражители, которые являются толчком для формирования поведения, т.е. запускают его (пример, убегание слабых животных при появлении хищника). Условия, которые способствуют запуску поведения, называют обстановочной афферентацией. В это же время, из памяти извлекается врождённая и приобретённая информация, которая полезна для будущего поведения. После завершения афферентного синтеза включается 2-я стадия поведения. 2.Принятие решения. Во время этой стадии планируется будущее поведение, т.е. каким оно будет. 3.Стадия формирования акцептора (т.е. приёмника) результатов действия. На этой стадии оцениваются результаты будущего поведения при выполнении принятого решения.

4.Стадия эфферентного синтеза. Во время неё определяется конкретная последовательность действий, но пока внешних проявлений поведения ещё нет.

5.Стадия выполнения программы поведения. Программа выполняется. Сигналы о результатах поведения, с помощью обратной афферентации поступают в акцептор результатов действия и оценивается в нём. Если результаты выполнения программы совпадают с прогнозом, заложенным в акцепторе результатов действия, поведение завершается. Если нет, то происходит полная перестройка поведения.

Поведенческое действие

Поведенческое действие всегда направлено на достижение потребного результата, на активное взаимодействие с факторами внешней среды. Соотношение двигательных, вегетативных и эндокринных компонентов поведенческого акта у разных индивидов различно. Оно отражает степень эмоционального напряжения при достижении потребного результата. При этом одни индивиды достигают необходимых биологических и социально значимых результатов без напряжения, другие — с большими психоэмоциональными усилиями, эндокринными и вегетативными дисфункциями, нередко ведущими к заболеваниям.

Оценка результатов действия. Можно выделить несколько вариантов завершения поведенческих актов и оценки достигнутых результатов.

Достижение потребного результата. Положительная эмоция выступает в роли субъективной оценки удовлетворения исходной потребности. При этом поведенческий акт соответствующей направленности заканчивается, возникает новая потребность, которая формирует системную архитектонику нового поведенческого акта.

Ошибки в достижении потребного результата. В случае, когда субъект, мотивированный определенной потребностью, вместо потребного результата достигает другого результата, параметры достигнутого неадекватного результата за счет обратной афферентации немедленно сравниваются со свойствами акцептора результата действия. При их несоответствии ожидаемым параметрам потребного результата возникает ориентировочно-исследовательская реакция. На ее основе перестраивается афферентный синтез, принимается новое (обходное), решение, строится соответствующий скорректированный акцептор результата действия, и новое действие строго направляется к достижению потребного результата.

Затруднения в достижении потребного результата. В случаях, когда достижение потребного результата затруднено по разным причинам, формируется отрицательная эмоция, что является сильным активирующим фактором поведения, стимулирует организм на достижение потребного результата и преодоление препятствий.

Невозможность достижения потребного результата — конфликтная ситуация
В случаях невозможного длительного достижения потребного результата при наличии у субъектов сильно значимой биологической или социальной потребности возникает конфликтная ситуация, при которой значительно усиливается отрицательная эмоция вплоть до эмоционального стресса. Эмоциональный стресс, в свою очередь, может вести к различным дисфункциям — артериальной гипертензии, нарушениям деятельности сердца, иммунодефициту, язвенным поражениям желудочно-кишечного тракта, кожным заболеваниям.

Таким образом, системная организация поведенческого акта строится на основе механизмов саморегуляции от потребности через постоянную оценку достигнутых результатов с помощью обратной афферентации — к достижению потребного результата, т.е. к удовлетворению потребности.

Рефлекторная дуга и системная архитектоника поведенческого акта. Системная архитектоника поведенческого акта существенно отличается от центральной архитектоники рефлекторной дуги наличием стадий афферентного синтеза, принятия решения, акцептора результата действия, результата и постоянной оценки результата с помощью обратной афферентации.

Организация индивидуального поведенческого акта

Животные являются частью природы. Для того чтобы вид не выпал из биотопа, его отдельные представители должны постоянно оптимизировать свое состояние в соответствии с изменениями, происходящими во внешней среде.

У животных имеется несколько выработанных эволюцией стратегий адаптации к среде обитания. Это морфологические изменения, которые обеспечили видовое разнообразие животного мира, физиолого-биохимическая реактивность и поведение животных. Последнее можно рассматривать как механизм срочной адаптации. Поведение позволяет уклониться от неблагоприятного фактора среды еще до того, как он нанесет повреждающий эффект. Так, рыбы быстро уходят из зоны водоема с низким уровнем кислорода, птицы улетают на юг с приближением холодов, а медведь строит берлогу и впадает в зимнюю спячку, уклоняясь таким способом и от холодов, и от бескормицы. Все поведенческие адаптационные механизмы обеспечивают оптимальные отношения между организмом и средой, в которой он существует. Остается стабильной температура тела у гомойотермных животных, осмотическое и онкотическое давление внутренней среды, химический состав крови, межклеточной жидкости и протоплазмы клеток. Поведенческие адаптационные механизмы обеспечивают и константность электрохимического состояния нервных структур.

К. Бернар, впервые обративший внимание на стабильность состава крови у животных, находящихся в различном физиологическом состоянии, и У. Кеннон, заложивший основы учения о гомеостазе, создали предпосылки для того, чтобы позже исследователи начали рассматривать поведение животных как фактор стабилизации физико-химических констант внутренней среды. Собственно, уже сам У. Кеннон, когда анализировал причины возникновения ощущений голода и жажды, рассматривал пищевое поведение животных как механизм стабилизации гомеостаза.

Помимо метаболических изменений поведенческие реакции предопределяют и чисто нервные явления, к которым можно отнести эмоции. Эмоции являют собой чувственную оценку внутренней потребности животного. А чувство субъективно. Поэтому одно и то же явление или раздражитель у разных индивидуумов может сопровождаться неодинаковой поведенческой реакцией. У особей с высокой эмоциональной возбудимостью ответная реакция на внешние раздражители может иметь неадекватный характер. Однако функциональной особенностью эмоций как раз и является то, что они усиливают сигнальное значение фактора, вызывающего изменения гомеостаза, чем обеспечивают срочную и однозначную реакцию на него. Чрезмерно бурная (т. е. неадекватная силе раздражителя) эмоция и следующая за ней избыточная ответная реакция животного оправдана в случае, когда факторы среды имеют большую биологическую значимость для животного, сиюминутную или отсроченную угрозу индивидууму или популяции. В такой ситуации животное перестраховывается и, например, надежно уклоняется от потенциально опасного (для здоровья или даже жизни животного) изменения среды обитания.

Индивидуальный поведенческий акт лежит в основе всех этологических проявлений жизни животных, начиная от груминга в форме почесывания за ухом и кончая сложными коллективными действиями, скажем, охотой волчьей стаи. Через действия индивидуума популяция и вид адаптируются к постоянно меняющимся условиям среды обитания. Поэтому для понимания этологических явлений разной биологической направленности и разной сложности исследователю необходимо иметь подробные представления об организации поведенческого акта у отдельно взятого животного.

Автор посчитал методологически оправданным разделить индивидуальный паттерн поведения животных на три составные части и провести анализ организации поведения отдельной особи по следующей схеме: сенсорные системы — локомоции — внутренние причины поведения. Автор осознает условность данного подхода при изучении поведения и допускает применение иных методических приемов (Д. Мак-Фарленд, 1988; О. Меннинг, 1982; Р. Хайнд, 1975; Р. Шовен, 1972; A. F. Fraser и D. М. Broom, 1997).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Мотивация и конфликт в механизмах инициации поведенческого акта Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

ФИЗИОЛОГИЯ

В апреле 2005 г. на заседании ученого совета Института медицинского образования НовГУ профессор А.В.Котов выступил с актовой речью, которую он посвятил 10-летию Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого и возглавляемой им кафедры нормальной физиологии. Публикуем ее тезисы.

УДК 612.821

А.В.Котов

МОТИВАЦИЯ И КОНФЛИКТ В МЕХАНИЗМАХ ИНИЦИАЦИИ ПОВЕДЕНЧЕСКОГО АКТА

The theses of the official speech delivered by the author at the meeting of the Academic council of the Institute of Medical Education within Novgorod State University (NovSU) were presented. This meeting was dedicated to the 10th anniversary of NovSU. In his speech he touched some problems of behavioral initiation, physiological mechanisms of genesis, and control and realization of purposeful activity.

Сегодня я коснусь некоторых проблем инициации поведения, физиологических механизмов зарождения, контроля и реализации целенаправленной активности. Указанные проблемы помимо того, что имеют общетеоретическое значение, касаются актуальных вопросов клиники психических заболеваний, конструирования биотехнических самоуправляющихся систем и др.

Инициация поведенческого акта присуща только живому объекту, и это положение аксиоматично. «Внутренняя активность» и некоторая «произвольность действий» обнаруживаются и на предбиологическом уровне развития объекта. Уже некоторые сложные белковые соединения в составе так называемого «первородного бульона» на планете Земля осуществляли «оценку» внешней среды (температуры, электромагнитного фона, вязкости окружающей жидкости и др.) применительно к своему внутреннему составу и состоянию. Они же осуществляли «контроль» взаимодействия и внутреннего противостояния своих элементов, которое можно обозначить как «напряжение» или, по выражению Якова Беме, мука материи. Эта мука в эволюционном плане не могла не разрешаться в виде прогрессивного развития и совершенствования предбиологических белковых соединений, постепенно приобретающих признаки живых биологических систем. Считают, что прогрессивные изменения биологических систем в процессе их эволюции реализовались также через самообразование внутренних детерминант активности, «страстных рефлексов», «рефлексов с усиленным концом» и, в итоге, полноценных мотивационных процессов.

Мотивация как объект исследования и, одновременно, как научная проблема не сразу заняла подобающее место в русской физиологии, так как «мотивационный фактор» внешне не укладывался в рефлекторную парадигму поведения, которая прочно утвердилась в отечественной науке в XIX-XX вв. Лишь допускалось модулирующее влияние исходного состояния головного мозга на реализацию «психических» (И.М. Сеченов) и условных (И.П.Павлов) рефлексов. Между тем исходное состояние мозга опосредуется в первую очередь наличием или отсутствием биологических влечений, «страстными» внутренними переживаниями субъекта и действием окружающей среды. По точному определению Ф. де Ларошфуко, «страсти это единственные ораторы, доводы которых всегда убедительны; их искусство рождено как бы

самой природой и зиждется на непреложных законах» (курсив наш. — А.К.). Последнее обстоятельство указывает на возможность объективного изучения субъективного явления, которым является мотивация.

В ХХ в. существенный прогресс в изучении мотиваций был достигнут благодаря:

— пионерским работам Дж.Олдса, Дж.Дельгадо, Б.Ананда, П.Маклейна и др., посвященным функциональной анатомии глубоких структур мозга;

— глубокому проникновению взглядов экспериментальных психологов Дж. Аткинсона, Г.Олпорта, В.Мак Доугалла и др. в физиологические лаборатории;

— некоторому сближению позиций нейрофизиологов и сторонников классического и современного психоанализа.

В отечественной физиологии в до- и послереволюционный периоды среди других исследований не могу не отметить очень существенные, но редко упоминаемые работы А.Ф.Лазурского, В.М.Боровского и др. на фоне полноценного освещения в научной литературе фундаментальных достижений в основном научной школы И.П.Павлова по изучению не только сигнальных реакций, но и сложных безусловных рефлексов и биологических влечений [1]. Особая роль в исследовании природы мотивационных состояний принадлежит учению о доминанте А.А.Ухтомского [2], заложившего основы «физиологии духа». В современной науке о физиологических основах целенаправленного поведения многочисленные проблемы механизмов мотиваций получают должное развитие в научных школах П.еИаг, 1954., J.Olds, 1960., К.В.Судаков, 1961-2002., П.В. Симонов, 2004; полагают, что структуры «висцерального мозга» и неспецифической активирующей системы среднего мозга являются источниками внутренней «энергии» мотивационного процесса [3-5].

«Пейсмекерная роль структур гипоталамуса» — П.К.Анохин, 1968., К.В.Судаков. 1971; предполагают, что функция групп нервных клеток подбугорья, осуществляющих трансформацию гуморальных и нервных влияний в электрические процессы, которые охватывают многие отделы мозга, включая кору больших полушарий; с помощью «пейсмекеров» информация о ведущих потребностях организма обеспечивает специфичность мотиваций [3-4].

«Потребность и конфликт» — A.Adler, 1923., K.Levin, 1937., К.В.Судаков, 1971-2000., Д.В.Колесов, 1991., А.В.Котов, 1991-2005; постоянные детерминанты избирательной активации мозга в условиях напряжения, включая ситуации выбора подкрепления и целеполагания при формирования поведения в «трудных ситуациях» [4,10,11].

Отношу себя к представителям научной школы академика П. К. Анохина и считаю себя участником разработки того направления научных исследований, которое в рамках этой школы в 60-70-е гг. минувшего века возглавил профессор К.В.Судаков. Выход в 1971 г. его книги «Биологические мотивации» явился завершением целого этапа работ и, без преувеличения, стал знаковым явлением в советской физиологии того времени. В этой книге мотивация была определена как «…субъективно окрашенное состояние, возникающее на основе избирательной корко-подкорковой интеграции возбуждений и ориентирующая организм на удовлетворение ведущих (биологических или социальных) потребностей» [4]. При этом под потребностью понимались «нужда» или дефицит в организме пластических, энергетических и информационных ресурсов для поддержания его целостности. Впервые с позиций системного подхода в этом труде были сделаны важнейшие обобщения и сформулирован ряд гипотез, касающихся механизмов мотиваций: о роли мотивации в процессах афферентного синтеза функциональных систем поведенческих актов, о восходящих активирующих влияниях мотивациогенных центров гипоталамуса на кору, о «сенсорном» и «метаболическом» насыщениях, об изменениях конвергентной «емкости» нервных клеток при мотивациях, о соотношениях памяти, эмоций и мотиваций как базовых нейрофизиологических конструктов. Многие из этих положений получают развитие в настоящее время: показана роль мотивации не только на стадии афферентного синтеза, но и в других ключевых механизмах функциональных систем поведенческих актов; обнаружено, что мотивация не только «организует» поведенческий акт, но и проявляет признаки саморазвития по законам доминанты; выявлено, что «пейсмекеры» биологических мотиваций могут видоизменяться и приобретать функции запуска патологических форм поведения, включая аддиктивное и девиантное.

Конфликт, как и потребность, является причиной новых мотиваций. Он представляет собой переманентно возникающее состояние напряжения в ЦНС за счет противоборства эквивалентных (равных) по силе, но разнонаправленных тенденций и процессов. Организм (субъект) ищет выход из конфликта через вновь формируемый мотивационный процесс, через новую мотивационную интеграцию структур мозга и соответствующий им поведенческий акт. Сами конфликты подразделяют на эндогенные (избыточная мотивация, избыточная эмоция, проблемы принятия решения) и экзогенные (фрустрация при непреодолимых препятствиях на пути к цели, дефициты времени, пространства, информации, ресурсов среды). При изолированных или комбинированных конфликтах животные и человек реализуют различные стратегии поведения:

Поведение животных и человека

1. Активное, направленное на:

— преодоление,

—избавление (устранение),

— избегание.

2. Пассивное, направленное на:

— пережидание,

— затаивание.

2а. «Парализующий страх».

2б. Сон.

3. Парадоксальное, направленное на:

— достижение неадекватных исходной потребности раздражителей;

— усугубление конфликта.

Поведение человека 1. «Копинг» (совладание с напряжением):

а) проблемно-центрированный, направленный на:

— разрешение конфликта,

— избегание конфликта,

— поиск социальной поддержки;

б) эмоционально-центрированный, направленный на:

— устранения конфликта,

— усугубление конфликта.

При экспериментальном изучении конфликта обнаруживается, что новые конфликт-индуцированная мотивация и конфликт-индуцированный поведенческий акт формируются не вслед, а непосредственно во время наличествующего конфликтного напряжения в ЦНС. На этот счет имеются замечательные утверждения и мнения: «…наши страсти являются порождением других страстей; угасание одной из них почти всегда означает торжество другой» (Ф. де Ларошфуко) или «. если имеется торможение какой-либо деятельности или даже ее отдельных компонентов, исследователь должен искать другую целостную деятельность» (П.К.Анохин) [3].

Конфликт, как и мотивация, являются самостоятельными детерминантами системноорганизованного поведения. Мотивация интегрирует поведенческий акт. Конфликт, напротив, вызывает дезинтеграцию текущей целенаправленной деятельности, что в границах физиологической нормы сначала сопровождается различными видами компенсации избытка мотивационно-эмоционального напряжения, а затем — начальным системогенезом кон-фликт-индуцированных форм поведения. Развитие и совершенствование конфликт-индуцированных форм поведения происходит сначала за счет потери исходной специфичности «пейсмекеров» гипоталамуса, а затем нарастающей функциональной автономизации этих эндогенных источников мотивационной активности. Окончательная стабилизация конфликт-индуцированных форм поведения обеспечивается: активацией внутренних метаболитов, опосредующих псевдо- и истинное подкрепление вновь сформированной деятельности индивида; синтезом информационно емких белково-пептидных комплексов и их включением не только в фиксацию, но и в полноценное воспроизведение индивидуального опыта удовлетворения вновь сформированных потребностей субъекта, непосредственно во время конфликта.

Мотивация и конфликт составляют энерго-информационную основу тех механизмов, с помощью которых мозг вскрывает и преодолевает противоречия, решает диагностические и оперативные задачи. Как писал Е.Ф.Полежаев (1977), с их помощью мозг «совершает движение от незнания к знанию, от одного знания к другому и тем самым обеспечивает целенаправленное поведение».

1. Павлов И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности животных. М., 1951. 505 с.

2. Ухтомский А.А. Доминанта. Л., 1966. 324 с.

3. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М., 1968. 548 с.

4. Судаков К.В. Биологические мотивации. М.: Медицина, 1971. 311 с.

5. Симонов П.В. Избр. соч. Т.1. М.: Наука, 2004. 390 с.

6. Сеченов И.М. Избр. произв. Т.1. М.-Л., 1952. 226 с.

7. Хайнд Р. Поведение животных. М.: Наука, 1971. 625 с.

8. Lorenz K. // ZOO. 1939 Ann. Suppl. Bd. V.12. Р.69-192.

9. Tinbergen N. // Z.Tierpsych. 1963. V.20. Р.410-433.

10. Колесов Д.В. Эволюция психики и природа наркотизма. М.: Педагогика, 1991. 362 с.

11. Котов А.В. // Психол. журн., 2000. № 6. С.58-65.

1G2

Text — H.R.3539 — 116-й Конгресс (2019-2020): Закон о поведенческих рекомендациях 2020 г. | Congress.gov

Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат жилой дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ami [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R-CO] Бакшон, Ларри [R-IN ] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл К. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Cheri [D-IL] Баттерфилд, GK [D-NC ] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбаджал, Салуд О.[D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Карл, Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [ R-TX] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D-TX] Коуторн, Мэдисон [R- NC] Шабо, Стив [R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [D-MA] Кларк, Иветт Д. . [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э.[D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R- UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФазио, Питер А. [ D-OR] DeGette, Diana [D-CO] DeLauro, Rosa L. [D-CT] DelBene, Suzan K. [D-WA] Delgado, Antonio [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier , Марк [D-CA] ДеДжарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э.[D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан , Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA] Эспайлат, Адриано [D-NY ] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фаллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R-GA] Фишбах, Мишель [R -MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К.Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Gaetz, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес , Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Госар, Пол А. [R-AZ ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E.[R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Hollingsworth, Trey [R-IN] Horsford, Steven [D-NV] Houlahan, Chrissy [D-PA] Hoyer, Steny H.[D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюизенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон, Ронни [R-TX] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Jayapal, Pramila [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг , Уильям Р.[D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Кханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким, Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Кинд, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] Лахуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Лэмборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH ] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л.[D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Левин , Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лиу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D-MA] Мейс, Нэнси [R -SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [R-KS] Мэннинг, Кэти Э. .[D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол , Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- NY] Мейер, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R-PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р.[R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY ] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D -NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман , Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сан-Николас, Майкл FQ [D-GU] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шриер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт С. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Albio [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Шпейер, Джеки [D-CA] Стэнтон, Грег [D-AZ] Стаубер, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлайб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-Техас] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Нидия М. [D-Нью-Йорк] Вагнер, Энн [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортес Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Хироно, Мази К. [D-HI] Хувен, Джон [R-ND] Хайд-Смит, Синди [R-MS] Инхоф, Джеймс М. [R-OK] Джонсон, Рон [R-WI ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилла, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Sasse, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

Азбука АКТ — терапия принятия и приверженности

Сентябрь / октябрь 2008 г. Выпуск

Азбука АКТ — терапия принятия и приверженности
Клаудиа Девейн, LCSW, DEd
Социальная работа сегодня
Vol. 8 № 5 стр. 34

Из «третьего поколения» поведенческой терапии ACT представляет собой контекстный подход, побуждающий клиентов принять свои мысли и чувства и при этом обязаться меняться.

Клиент: «Я хочу измениться, НО я слишком беспокоюсь».

Социальный работник: «Вы хотите измениться, И вы беспокоитесь об этом».

Этот тонкий вербальный и когнитивный сдвиг составляет суть терапии принятия и приверженности (ACT). Это говорит о том, что человек может действовать, не изменяя и не устраняя сначала свои чувства. Вместо того, чтобы бороться с чувством, связанным с поведением, человек может наблюдать, что у него есть это чувство, но при этом действовать (Mattaini, 1997).Подходы, основанные на принятии (Hayes & Wilson, 1994), постулируют, что вместо того, чтобы выбирать только перемены, наиболее эффективным подходом может быть принятие и изменение. Важность принятия уже давно признана в Молитве о безмятежности.

Как один из постмодернистских поведенческих подходов, ACT оценивается как еще одно краткосрочное вмешательство в различные группы населения, с которым сталкиваются социальные работники.

Развитие ACT
Психодинамические подходы, подчеркивающие инсайт, подразумевают, что изменение отношения, скорее всего, приведет к изменению поведения.Напротив, чисто поведенческие подходы предполагают, что изменение поведения не требует изменения отношения. Однако изменение поведения может в конечном итоге привести к изменению отношения или эмоций. Акцент делается на изменении поведения независимо от сопутствующих эмоций.

Идя дальше бихевиоризма, ACT предполагает, что и поведение, и эмоции могут существовать одновременно и независимо. Принятие было описано как «недостающее звено в традиционной поведенческой терапии» (Jacobson & Christensen, 1996).ACT является частью более широкого движения в поведенческой и когнитивной сферах, которое включает подходы осознанности (Hayes, 2005).

Hayes (2006, 2005, 1994) считается основателем ACT как контекстного подхода к лечению. Он исследует парадоксы контекста, такие как разделение слов и действий, а также различение ощущения себя клиентами от их мыслей и поведения. Например, когда человек не идет на работу, потому что он или она беспокоится о конфронтации со своим боссом, вполне возможно (и поощряется), что человек может пойти на работу, чувствуя беспокойство.Показать клиентам, что они могут жить с тревогой и устранить контроль, который оказывают контексты, — основная цель терапии (Thyer & Wodarski, 1998). Те, кто знаком с рациональной эмоционально-поведенческой терапией, признают этот подход совместимым с вербальным управлением правилами («предписаниями»).

ACT родился из поведенческой школы терапии. Однако поведенческая терапия делится на три поколения: традиционный бихевиоризм, когнитивно-поведенческую терапию (КПТ) и нынешнее «третье поколение» или контекстные подходы к поведению (Hayes, 2005).Эта третья волна бихевиоризма имеет экзистенциальный уклон в своей предпосылке, что страдание является основной характеристикой человеческой жизни и представляет собой резкое изменение от традиционного бихевиоризма и когнитивно-поведенческой терапии благодаря включению вмешательств, основанных на принятии и внимательности. Третья волна, которая также включает диалектическую поведенческую терапию и когнитивную терапию, основанную на внимательности, расширяет внимание к психологическому, контекстуальному и эмпирическому миру его составляющих.

В основе ACT лежит вера в то, что более полноценной жизни можно достичь, преодолев негативные мысли и чувства.Цель ACT — помочь клиентам последовательно выбирать эффективные действия (конкретное поведение, определяемое их ценностями) в присутствии сложных или разрушительных «частных» (когнитивных или психологических) событий. Аббревиатура ACT также использовалась для описания того, что происходит в терапии: принятие последствий жизненных невзгод, выбор ориентировочных ценностей и принятие мер.

Теоретическая база
Литература по социальной работе по ACT ограничена. Как типично для большей части производной базы знаний социальной работы, литература по психологии и социальной психологии способствует пониманию ACT и ее применению в практике социальной работы.Литература по ACT восходит к началу 1980-х годов, но в последнее время эмпирически обнадеживают (Hayes, 2005).

ACT — это уникальный психотерапевтический подход, основанный на теории фреймов отношений (RFT). RFT ставит под сомнение контекст, в котором существуют стратегии рациональных изменений, основанные на принципах анализа поведения. Изучая взаимодействия людей с их естественной и социальной средой (контекстами), RFT обеспечивает понимание силы вербального поведения и языка.Теория утверждает, что многое из того, что мы называем психопатологией, является результатом человеческой тенденции избегать негативно оцениваемых частных событий (того, что мы думаем и чувствуем). ACT подчеркивает способы, которыми язык заставляет клиентов вести войну против их внутренней жизни. Клиенты учатся реконструировать и принимать эти частные события, лучше понимать личные ценности и стремиться к необходимому изменению поведения. Для социальных работников эта философия лучше всего понимается как «человек в окружающей среде» с добавленной переменной того, как язык используется для интерпретации и управления этой средой.

Процесс
Суть ACT — это изменение как внутреннего (разговор с самим собой), так и внешнего (действие) вербального поведения. Простое наблюдение за самим собой, испытывающим чувства, и признание и принятие того, что чувства являются естественным результатом обстоятельств, — это освобождение. Клиенты испытывают переживания по поводу чувств (например, они могут стыдиться своего беспокойства, злости или грусти). ACT говорит, что борьба с эмоциями только усугубляет их. «Если вы не можете принять это чувство сейчас, вы застрянете с ним, но если вы можете, вы можете изменить свой мир, чтобы у вас не было этого чувства позже.»(Hayes & Wilson, 1994)

Mattaini (1997) объясняет, что ACT не означает, что мы просим клиентов принять каждую ситуацию (например, оскорбительные отношения), но что некоторые обстоятельства должны в конечном итоге быть приняты (например, физическая реальность или исторические события), должны быть приняты сейчас, должны быть приняты. должны быть приняты с ожиданием возможных изменений или должны быть изменены сейчас.

Например, если клиента беспокоят воспоминания о прошлых событиях, он или она должны признать, что событие произошло; сопутствующие чувства со временем могут быть уменьшены.Эта концепция напоминает точку зрения о сильных сторонах социальной работы, в которой Салиби (1996) советует, что можно принять вердикт, но игнорировать приговор.

Напоминает молитву о безмятежности, Маттайни (1997) предупреждает, что первоначальная работа состоит в том, чтобы определить области, которые можно и нельзя изменить. Физические недостатки и прошлые травмы являются примерами того, что нельзя изменить и которые лучше всего принимаются.

ACT фокусируется на переходе от содержания опыта к контексту опыта.Hayes (2005) описывает шесть основных процессов ACT: принятие, когнитивное размытие, присутствие, «я» как контекст, оценка и совершенное действие. Точно так же Уилсон и др. (1996) предоставляют образец модели для вмешательства:

1. Клиенты часто присутствуют с целью стереть прошлое или боль, связанную с ним. Они долгое время боролись с «проблемой» разными способами. Таким образом, первоначально оценивается избегающее поведение. Что было «эмпирическим избеганием» клиента? — то, что происходит, когда человек не желает оставаться в контакте с конкретным личным опытом и предпринимает шаги для изменения формы или частоты этих событий и контекстов, которые их запускают, даже когда это происходит причиняет психологический вред (Hayes, Luoma, Bond, Masuda, & Lillis, 2006).

2. Изучите стратегии, которые не сработали. Парадокс в том, что упорная работа над решением проблемы делает ее еще хуже. ACT считает логику системы решения проблем ошибочной, потому что она основана на санкционированных культурой, основанных на языке правилах решения проблем. Эти правила принимаются как должное, например, наличие неприятных внутренних переживаний (чувств, мыслей, ощущений) эквивалентно психологической проблеме. По умолчанию, быть здоровым означает отсутствие этих негативных переживаний.Терапевт ACT пытается бросить вызов этим правилам, показывая, что усилия, основанные на этих правилах, на самом деле могут быть источником проблем. Более действенный и надежный источник решения проблем — это собственный непосредственный опыт клиента и его отзывы из жизни. «Безнадежна не жизнь клиента, а безнадежны стратегии эмпирического контроля (избегания)» (Wilson, 1996).

3. Установите контроль с помощью различных стратегий. Вся жизнь в отвлечении от неприятных личных переживаний сродни постоянному бегству от своей тени.В результате, пытаясь контролировать негативные мысли и чувства, человек теряет контроль над другими жизненными ситуациями.

4. Отождествление себя как контекста, отличного от себя по содержанию, похоже на процесс экстернализации проблемы в нарративных подходах. Клиентов учат контактировать с наблюдающим «я» — тем, которое наблюдает и переживает, но отличается от внутреннего опыта.

5.Отсутствие ценностей или смешение целей с ценностями может лежать в основе неспособности быть психологически гибким. Таким образом, следующим шагом в процессе ACT является «выбор направления и установление готовности», а также определение мотивирующих ценностей и установление готовности помочь восстановить контроль над жизнью, не обязательно просто контролировать мысли и чувства. Готовность — это не смирение и не то же самое, что желание. Это готовность испытать, принять и столкнуться с «негативно оцененными эмоциональными состояниями» (Wilson, 1996).Опять же, отмечается разница между чувством готовности и желанием. Приведенный пример состоит в том, что вы можете не захотеть пойти к дантисту, но все равно можете захотеть пойти к нему.

6. На последних этапах терапии в центре внимания находится приверженность. Обязательство состоит в том, чтобы отказаться от войны за отрицание своей истории и эмоциональных состояний или бороться с ними и найти возможности для расширения прав и возможностей поведения.

Техники
В ACT часто используются метафоры, парадоксы и экспериментальные упражнения.Многие вмешательства бывают игривыми, творческими и умными. Протоколы ACT могут варьироваться от коротких вмешательств, выполняемых за несколько минут, до тех, которые растянуты на несколько сеансов. Существует множество методик, разделенных на следующие пять протоколов, которые экстраполированы из клинических материалов, собранных Gifford, Hayes и Stroshal (2005). Они представляют собой лишь часть материалов, доступных в качестве ресурсов для врачей (см. Ресурсы).

1. Столкновение с текущей ситуацией («творческая безнадежность») побуждает клиентов выявить то, что они пытались улучшить, проверить, действительно ли они сработали, и создать пространство для чего-то нового.Столкновение с неработоспособной реальностью их множественного опыта часто оставляет клиента, не зная, что делать дальше, в состоянии «творческой безнадежности». Государство является творческим, потому что можно разработать совершенно новые стратегии без использования прежних правил, регулирующих их поведение.

2. Принятие. Методы направлены на снижение мотивации избегать определенных ситуаций. Упор делается на «отцепление» — понимание того, что мысли и чувства не всегда приводят к действиям.Часто эти техники выполняются «in vivo», структурируя опыт во время сеанса. Особое внимание уделяется различению мыслей, чувств и переживаний.

3. Делитерализация когнитивной дефузии) переопределяет мышление и переживания как непрерывный поведенческий процесс, а не как результат. Методы разработаны, чтобы продемонстрировать, что мысли — это просто мысли, а не обязательно реальность (Blackledge, 2007). Это может включать в себя сидение рядом с клиентом и выставление каждой мысли и опыта вперед как объекта в попытке «разрядить и обезвредить».”

4. Оценка как выбор проясняет, что клиент ценит ради себя самого: Что придает смысл жизни? Цель состоит в том, чтобы помочь клиентам понять различие между ценностью и целью, выбрать и объявить свои ценности, а также установить поведенческие задачи, связанные с этими ценностями.

5. Я как контекст учит клиента рассматривать свою личность отдельно от содержания его или ее опыта.

Потенциальные популяции
АКТ был протестирован эмпирически, и есть основания полагать, что он может быть полезен для самых разных групп населения.Предварительные исследования показали, что АКТ полезна для лиц, переживших сексуальное насилие, подростков из группы риска, а также лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами или страдающих расстройствами настроения (Wilson, 1996). Hayes (2005) предполагает, что модель ACT работает с необычно широким кругом проблем.

ACT будет подходить для людей с проблемами злоупотребления психоактивными веществами, для повышения мотивации интервью и подходов к совершенствованию. ACT использовался с теми, кто испытывает психотические мысли.В одном исследовании психиатрические стационарные пациенты, получавшие АКТ, продемонстрировали улучшение аффективных симптомов, социальных нарушений и дистресса, связанного с галлюцинациями (Gaudiano & Herbert, 2006).

ACT был предложен для лечения травм, а также для людей с фобиями и навязчивым поведением (Twohig, Hayes, & Masuda, 2006). Использование подходов ACT к жертвам травм кажется особенно актуальным. Тем, кто страдает от посттравматического стресса, может быть полезно принять этот опыт, не смиряясь с его остатками.Нежелание испытывать боль, связанную с травмой, создает внутреннюю борьбу (словесную битву), которая поддерживает травму.

Для социальных работников, работающих с пережившими жестокое обращение в детстве, ACT может стать мощным инструментом. С точки зрения ACT, познания и эмоции, возникающие в результате истории жестокого обращения, поддаются изменению. КПТ может стремиться изменить форму разговора с самим собой. Напротив, ACT стремится изменить функцию мыслей и чувств.Когнитивная терапия рассматривает негативные мысли и чувства с точки зрения их логической обоснованности; ACT фокусируется на их психологической разумности (Wilson, 1996). Сказать жертве инцеста, что ее беспокоящие мысли в ситуациях сексуальной близости иррациональны, не особенно полезно. Более полезно указать на психологическую функцию этих мыслей (Wilson et al, 1996).

ACT предложен для работы с парами и семьями. Одно исследование показало, что стратегии принятия повышают эффективность традиционной поведенческой супружеской терапии (Jacobson & Christensen, 1996).Цель не обязательно состоит в том, чтобы принять любое поведение партнера, а скорее в том, чтобы эффективно «создать контекст, в котором будет происходить и принятие, и изменение» (Jacobson & Christensen, 1996). Три способа, с помощью которых вмешательства ACT помогают парам, создают большую близость с зоной конфликта, используемой в качестве средства передвижения, порождая терпимость и вызывая изменения (Jacobson & Christensen, 1996). Принятие — это не принятие чужого поведения, а отказ от борьбы, чтобы попытаться изменить поведение другого.

Конечно, для того, чтобы стать профессиональным терапевтом по АСТ, необходимо пройти обучение. Для социальных работников, имеющих дело с широким спектром поведенческих проблем, требующих кратковременного и основанного на эмпирическом вмешательстве, ACT имеет место. «Убирайся с ног» — один из приемов, используемых в ACT, где все «но» заменены на «и». Поэтому вместо того, чтобы говорить: «Я хотел бы узнать о ACT, но у меня нет времени», подумайте о том, чтобы сказать: «Я хотел бы узнать о ACT, и это того стоит!»

— Клаудиа Девейн, LCSW, DEd, старший преподаватель Высшей школы социального управления Университета Темпл.Она является основателем ассоциации Clinical Support Associates, обеспечивающей наблюдение, консультации и обучение профессиональных социальных работников.

Ресурс
Исчерпывающий список протоколов, техник и тренингов, связанных с терапией принятия и приверженности, можно найти на www.contextualpsychology.org, официальном сайте Ассоциации контекстуальной поведенческой науки.

Ссылки
Blackledge, J.Т. (2007). Нарушение вербальных процессов: когнитивная дезинтеграция в терапии принятия и приверженности и других психотерапевтических методах, основанных на внимательности. The
Психологическая запись , 57, 555-576.

Гаудиано, Б. А. и Герберт, Дж. Д. (2006). Неотложное лечение пациентов с психотическими симптомами с использованием терапии принятия и приверженности: пилотные результаты. Исследования и терапия поведения , 44, 415-437.

Гиффорд, Э. Стив Хейс и Кирк Строшал. (2005). Проверено 20.09.2005. [www.acceptanceandcommitmenttherapy.com]

Хейс, С. К., Луома, Дж. Б., Бонд, Ф. У., Масуда, А., и Лиллис, Дж. (2006). Принятие и приверженность терапии: модель, процессы и результаты. Поведенческие исследования и терапия , 44 (1), 1-25.

Хейс, Стивен. (2009). Принятие и приверженность терапии (ACT). [www.contextualpsychology.орг / акт]

Хейс, С. К. и Уилсон, К. Г. (1994). Терапия принятия и приверженности: изменение словесной поддержки для избегания переживания. Поведенческий аналитик , 17, 289-303.

Якобсон, Н. С. и Кристенсен, А. (1996). Принятие и изменение парной терапии: руководство терапевта по преобразованию отношений . Нью-Йорк: W. W. Norton & Company.

Маттайни, М.А. (1997). Клиническая практика с частными лицами . Вашингтон, округ Колумбия: NASW Press.

Салиби, Д. 1996. Перспектива сильных сторон в практике социальной работы: дополнения и предостережения. Социальная работа , 41 (3), 296-305.

Тьер, Б. А. и Водарски, Дж. С. (1998). Справочник по эмпирической практике социальной работы, том 1, психические расстройства . Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.

Туухиг, М.П., Хейс, С. С. и Масуда, А. 2006. Повышение готовности испытывать навязчивые идеи: терапия принятия и приверженности как лечение обсессивно-компульсивного расстройства. Поведенческая терапия , 37 (1), 3-13.

Уилсон, К. Г., Фоллетт, В. М., Хейс, С. К., и Баттен, С. В. (1996). Теория принятия и лечение переживших сексуальное насилие в детстве. Национальный центр посттравматических стрессов, клинический квартал , 6 (2), 34-37.

границ | Поведенческие сигнатуры ценностей в повседневном поведении в ретроспективных самоотчетах и ​​самоотчетах в реальном времени

Введение

Подходы к изучению отношений между ценностями и поведением

Ценности относятся к тому, что люди считают важным в своей жизни (Cieciuch and Schwartz, 2017). Самые популярные определения ценностей связывают их с мотивацией. Олпорт (1961) назвал ценности мотивационными силами, доминирующими в жизни. Шварц (1992) определил их как не связанные с ситуацией жизненные цели, которые определяют человеческое восприятие и поведение.Ожидается, что как мотивационные конструкции ценности влияют на поведение (Bardi, Schwartz, 2003; Roccas, Sagiv, 2010, 2017; Cieciuch, 2017). Способность ценностей влиять на поведение — одна из особенностей, которая делает их интересными для психологов.

Существует два основных подхода к изучению отношений ценностей и поведения. Человек пытается объяснить конкретное поведение с помощью различных ценностей. Другой стремится определить поведение, выражающее определенную ценность. Оба направления исследований дали интересные результаты, которые расширили наши знания об отношениях ценностей и поведения.

В большинстве исследований используется первый подход. Они исследуют отношения между конкретным поведением и набором значений, чтобы найти те значения, если таковые имеются, которые полезны для объяснения различий в конкретном поведении. Основная цель таких исследований — объяснить конкретное поведение. Например, в контексте социального взаимодействия ценности использовались для объяснения помогающего поведения (Daniel et al., 2015), просоциального поведения (Lönnqvist et al., 2013) и антисоциального поведения (Molero Jurado et al., 2017). Ценности также использовались для объяснения социально нежелательного поведения, такого как агрессия или насилие (Benish-Weisman, 2015; Seddig and Davidov, 2018, в этом томе), неэтичное поведение (Feldman et al., 2015), потребление алкоголя (Nordfjærn and Brunborg , 2015) и рискованное сексуальное поведение (Goodwin et al., 2002). Связи между ценностями и конкретным поведением изучались в самых разных сферах жизни. К ним относятся спорт (Šukys and Majauskienė, 2014), обучение (Fries et al., 2005), досуг (Rechter and Sverdlik, 2016), использование Интернета (Hartman et al., 2006), участие потребителей в виртуальных сообществах (Mai and Olsen, 2015), забота об окружающей среде (de Groot and Steg, 2008), голосование (Schwartz et al., 2010), воспитание детей (Gaunt, 2005) и здоровье ( Bogg et al., 2008), например. Исследователи также использовали ценности для объяснения отношения к поведению, предполагая, что такое отношение может указывать на вероятное поведение (например, дискриминация меньшинств, Beierlein et al., 2016; например, межличностное насилие, Seddig and Davidov, 2018, в этом томе).

Второй подход к отношениям между ценностями и поведением направлен на проверку конкретной ценностной модели и применяет частотный подход (AFA). AFA был введен в исследованиях личностных качеств Бассом и Крейком (1983) и адаптирован для исследований ценностей Барди и Шварцем (2003). В AFA набор значений, выделенных в модели, составляет отправную точку. Первым шагом является выбор поведения, которое, как ожидается, априори будет выражать в первую очередь каждую из ценностей модели. Такое поведение называется ценностно-выразительным .Второй шаг — измерить как ценностные предпочтения, так и частоту, с которой люди проявляют ценностно-выразительное поведение. Это позволяет проверять гипотезы относительно обоснованности ценностной модели. Приняв этот подход, Барди и Шварц (2003) обнаружили, что каждое из ценностно-выразительных форм поведения, выбранных априори для 10 значений в модели Шварца (1992), наиболее положительно коррелирует с конкретной ценностью, которую оно должно было выражать. Каждое поведение также положительно коррелировало с соседними значениями в мотивационном круге.Некоторые ценности (стимуляция, традиция и гедонизм) выявляют более сильные ассоциации с поведением, чем другие (доброжелательность, безопасность, достижения и соответствие).

Уточненная модель ценностей Шварца (Schwartz et al., 2012; Schwartz, 2017), которая различает 19 значений, также была подтверждена с помощью AFA. Шварц и Бутенко (2014) обнаружили, что отношения между ценностно-выразительными формами поведения организованы в основном в том же мотивационном круге, что и отношения между личными ценностями. Schwartz et al.(2017) продемонстрировали, что поведение, выражающее ценности, часто не является продуктом одной ценности. Скорее, ценности на одной стороне мотивационного круга продвигают их, тогда как ценности на противоположной стороне круга их сдерживают. Таким образом, поведение — это продукт компромиссов.

Оба подхода, описанные выше, демонстрируют наличие связи между ценностями и поведением. Однако они не свободны от ограничений. Первый подход обычно коррелирует значения с одним поведением за раз, поэтому сравнение поведения с точки зрения их ассоциаций с набором значений невозможно.Более того, модели поведения выбираются для этого анализа, исходя из предположения, что на них должны влиять ценностные предпочтения, но ни одно исследование не изучало отношения ценностей к всеобъемлющему пулу поведений. Второй подход включает в себя многочисленные варианты поведения в анализе, но набор вариантов поведения резко ограничен. Во-первых, пул зависит от набора значений, включенных в модель. Во-вторых, он включает в себя поведение, которое априори должно выражать в первую очередь одну ценность. Таким образом, поведение, которое могут совместно продвигать несколько ценностей, обычно не включаются.Следовательно, многие виды повседневного поведения не включаются в исследования отношений ценностей и поведения. Исключая широкий спектр повседневных форм поведения, мы можем не получить интересную информацию об отношениях ценностей и поведения. Настоящее исследование предлагает другой подход к изучению отношений ценностей и поведения, который может выявить ценностные сигнатуры в повседневном поведении.

Множественные ценности действительно могут стимулировать большинство повседневных поступков (Bardi and Schwartz, 2003). Некоторые модели поведения могут даже выражать противоположные ценности (Lönnqvist et al., 2013). Lönnqvist et al. (2013) дифференцируют поведение, выражающее ценности, от поведения, не имеющего отношения к ценностям. Последние представляют собой модели поведения, которые могут быть мотивированы ценностями на одной стороне круга ценностей для одних людей и ценностями на другой стороне круга для других. Lönnqvist et al. утверждают, что ценностно-амбивалентное поведение не должно существенно коррелировать с ценностями, потому что ценностные ассоциации для одних людей отменяют противоположные ассоциации для других. Следовательно, хотя корреляционный анализ может выявить поведенческие сигнатуры ценностно-выразительного поведения, он не может выявить сигнатуры ценностно-амбивалентного поведения.Подход, примененный в данном исследовании, позволяет идентифицировать и то, и другое.

Это исследование стремилось предоставить более широкий взгляд на отношения между ценностями и повседневным поведением. Мы провели исследовательский анализ большого количества моделей поведения, которые не были выбраны априори как имеющие отношение к конкретным ценностям. Цель заключалась в том, чтобы найти отпечаток ценностей в повседневном поведении. То есть мы стремились обнаружить следы возможного влияния ценностей на поведение, взятые из повседневного опыта, независимо от их предполагаемой значимости для ценностей.Для этой цели мы применили следующие два подхода: (а) оценка частоты действий для набора моделей поведения, разработанных для представления диапазона повседневного опыта, и (б) выборка опыта в режиме реального времени. Первый подход был вдохновлен исследованиями связи повседневного поведения с личностными качествами (Chapman, Goldberg, 2017; Elleman et al., 2017). Вторая основывалась на различии между ценностными чертами и ценностными состояниями, введенном Скиминой и др. (2018a).

Ценностные черты и ценностные состояния

Согласно Шварцу (Schwartz, 1992, 1996; Schwartz et al., 2012), ценности — это убеждения, представляющие желаемые абстрактные цели, которые мотивируют поведение, служа стандартами, в соответствии с которыми люди ведут себя и оценивают действия, других людей и события. Ценности трансситуативны. То есть они актуальны в разных контекстах — например, на работе или в школе, на досуге, с друзьями или незнакомцами. Эта особенность отличает ценности от норм и отношений, которые относятся к конкретным действиям или ситуациям.

Однако Шварц описывает не только ценности как абстрактные цели, но и ценности в действии.Он утверждает, что «ценности влияют на действие, когда они актуальны в контексте (следовательно, могут быть активированы) и важны для актера» (Schwartz, 2012, стр. 4). Эти два утверждения о том, что ценности являются транситуциональными, абстрактными целями, но активируются только тогда, когда они актуальны в конкретном контексте, на первый взгляд могут показаться несовместимыми. Однако кажущееся несоответствие исчезает, если мы отделим значение от черты от значения состояния .

Термины значения признаков и состояния значений были введены только недавно Skimina et al.(2018a). Однако теория Шварца с самого начала косвенно ссылалась на обе конструкции, хотя и не делала это различие явным. Популярное определение ценностей как деконтекстуализированных жизненных целей, которые различаются по важности как ориентиры для восприятия и поведения с течением времени и ситуаций, относится к ценностным чертам — ценностям как общим диспозициям. Ценностные черты аналогичны личностным чертам — их роль можно различить в моделях поведения, агрегированных во времени и в отдельных случаях. Черты личности могут по-разному относиться к поведению в разные моменты времени.Поведение отражает взаимодействие личностных качеств с ситуативными подсказками. По этой причине правомерно говорить о чертах как о предрасположенностях, но также и о состояниях личности, которые являются кратковременным выражением черт личности (Fleeson and Gallagher, 2009).

Согласно теории активации черт (Тетт и Гутерман, 2000), черта может быть выражена в релевантных для нее ситуациях. Это означает, что люди с сильной склонностью к агрессии не всегда ведут себя агрессивно, но они более чувствительны к стимулам, вызывающим агрессию.То же самое и с личными ценностями. Люди различаются по ценностным качествам, а именно приписывают разным ценностям разную значимость. Это отражается в общих моделях их поведения, агрегированных с течением времени. Однако, если мы хотим проанализировать взаимосвязь между ценностями и отдельными формами поведения, нам необходимо принять во внимание ситуационные сигналы, которые могут активировать ценностную черту. Например, если человек высоко ценит доброжелательность, это не означает, что он ведет себя доброжелательно во всех случаях.Скорее, это означает, что он или она особенно чувствительны к триггерам благотворительности. Таким образом, человек с определенной ценностной чертой может выражать эту черту как ценностное состояние, а может и не выражать ее, в зависимости от наличия в ситуации важных сигналов. Мы определяем ценностные состояния как цели, которые различаются по важности, как ориентиры для отдельных конкретных поведенческих действий в контексте реального времени.

Мы говорим о ценностных качествах, когда думаем о том, что важно для человека в целом. Мы говорим о ценностных состояниях, когда думаем о том, что важно для человека в данный момент и в конкретном контексте.Ценностные состояния, как и состояния личности, зависят как от черт (предрасположенностей), так и от ситуационных сигналов.

Когда Шварц (1992) сформулировал одно из важнейших допущений в своей теории, он неявно сослался на состояния ценности. Теория утверждает, что одним из источников круговой структуры ценностей является то, что люди не могут продвигать противоположные ценности в кругу одновременно, одним действием. Теория допускает, что люди могут придавать некоторую важность противоположным ценностным чертам. Они могут выражать эти противоположные ценностные черты как ценностные состояния, которые способствуют действию, но эти действия происходят в разное время и в разных ситуациях.

Введение различия между ценностными чертами и ценностными состояниями открывает новую перспективу для изучения отношений ценностей и поведения. Когда мы фокусируемся на ценностях как на стабильных диспозициях (ценностных качествах), мы исследуем отношения между важностью, которую люди придают различным ценностям, и частотой, с которой они проявляют поведение, выражающее эти ценности в разных ситуациях. Когда мы сосредотачиваемся на ценностях как активированных в ситуации (состояниях ценностей), мы исследуем отношения между важностью, которую люди в настоящее время придают ценности в конкретной ситуации, и их поведением в этой ситуации.Изучение ценностных состояний касается динамического взаимодействия между ценностями, которые люди испытывают непосредственно, и их выражением в действиях.

Ценности и повседневное поведение

В AFA частота различных форм поведения, выполняемых в течение заданного периода времени (например, месяц или год), оценивается посредством самоотчетов по шкале частот (например, 1-3, 4-6 раз и т. Д.). ). Чапман и Голдберг (2017) использовали этот подход для поиска характерных черт личности Большой пятерки в большом пуле (400) повседневного поведения.Поведение было выбрано таким образом, чтобы обеспечить максимальный охват опыта без учета потенциальных основных черт. Исследователи выявили сильнейшие поведенческие корреляты каждого из параметров Большой пятерки. Они обнаружили, что некоторые корреляты соответствовали теоретическим ожиданиям (например, эмоциональная стабильность отрицательно коррелировала с потреблением успокаивающих таблеток). Другие корреляты не соответствовали ожиданиям (например, Интеллект положительно коррелировал с отдыхом по дому без одежды).

Elleman et al. (2017) провели аналогичный анализ, используя 200 повседневных форм поведения, измеренных по шкале профессиональных интересов штата Орегон (ORAIS; Goldberg, 2010). Они представили 10 высших коррелятов нулевого порядка с поведением для каждого из измерений Большой пятерки. Большинство из них соответствовали теоретическим ожиданиям. Средние корреляции 10 наиболее тесно связанных форм поведения варьировались от 0,18 для эмоциональной устойчивости до 0,36 для экстраверсии. Некоторое поведение связано с более чем одной личностной чертой (например,g., планирование вечеринки положительно коррелирует с Экстраверсией и Доброжелательностью).

Мы адаптировали подход Чепмена и Голдберга (2017) и Эллемана и др. (2017) к поиску повседневных поведенческих сигнатур личных ценностей. Мы использовали 209 поведенческих тестов ORAIS (Goldberg, 2010). Частота поведения в ORAIS оценивается в течение 1 года. Мы проверили корреляции и определили поведение, наиболее сильно коррелированное с каждой из 19 базовых ценностей (ценностные черты). Мы ожидали найти более сильную связь между ценностными качествами и видами деятельности, которые могли бы выражать эти ценностные черты.

Состояния ценностей и повседневное поведение

Skimina et al. (2018a) использовали метод выборки опыта (ESM) для измерения состояний ценностей (моментальной важности ценностей) в поведенческих актах в реальном времени. В выборочном исследовании опыта участники сообщают о своем поведении, мыслях и чувствах несколько раз в день в течение нескольких дней. Это позволяет оценивать состояния (ценности или личности), испытываемые и выражаемые в повседневном поведении в естественных условиях, в реальном времени и в разных случаях (Hektner et al., 2007).

Внедрение ESM для изучения отношений ценностей и поведения открывает новые многообещающие возможности. Участники сообщают о своем текущем или недавнем поведении в последнее время. Это снижает систематическую ошибку отзыва. Если участники отвечают на открытый вопрос, набор вариантов поведения, доступных для анализа, потенциально неограничен. Boyd et al. (2015) продемонстрировали, что открытые ответы более точны, чем самоотчеты в закрытом формате. Используя открытый формат, мы можем получить более надежную информацию о том, чем на самом деле занимаются наши респонденты.Собранные таким образом данные также являются экологически достоверными. Более того, модели поведения, о которых сообщается с помощью выборки опыта, являются обычными повседневными действиями, которые редко включаются в исследования отношений ценностей и поведения. Эти особенности могут по-новому взглянуть на отношения ценностей и поведения, показывая, как рутинные повседневные действия могут быть связаны с состояниями ценностей. Мы ожидали, что каждое состояние значения значимо связано с некоторыми свободно сообщаемыми поведениями.

Ценностная модель Шварца как основа для отношений между ценностями и поведением

Мы использовали уточненный Schwartz (Schwartz et al., 2012; Schwartz, 2017) модель личных ценностей в качестве теоретической основы нашего исследования. В настоящее время это наиболее широко используемая модель ценностей в психологических исследованиях (Brosch and Sander, 2016). В исследованиях ценностно-поведенческих отношений использовалась первоначальная версия (Schwartz, 1992) или усовершенствованная версия (Schwartz et al., 2012) модели. Эти исследования продемонстрировали связи между ценностями и многочисленными конкретными формами поведения и подтвердили круговой паттерн отношений между ценностно-выразительными формами поведения (Bardi, Schwartz, 2003; Schwartz, Butenko, 2014; Schwartz et al., 2017). Согласно Шварцу (1994, 2015), ценности образуют круговой континуум, который отражает конфликт или совместимость между мотивациями, лежащими в основе ценностных предпочтений. Любой поведенческий акт в реальном времени может продвигать ценности, которые соседствуют в круге. Однако это действие не может одновременно способствовать достижению противоположных ценностей в кругу.

В первом исследовании ценностных состояний (Skimina et al., 2018a) использовалась уточненная модель Шварца. Уточненная модель (Schwartz et al., 2012; Schwartz, 2017) выделяет 19 базовых ценностей.В таблице 1 представлены эти ценности вместе с их определениями и примерами ценностно-выразительного поведения из предыдущих исследований, в которых изучались отношения ценностей и поведения с использованием подхода AFA (Schwartz, Butenko, 2014; Schwartz et al., 2017).

Таблица 1 . Девятнадцать ценностей, их определения и образцовые ценностно-выразительные модели поведения.

Цели

Прошлые исследования стремились найти доказательства ценностных ассоциаций с поведением, на которое, как ожидается, ценности влияют.В исследованиях, представленных в этой статье, применялся исследовательский план. Наша цель состояла в том, чтобы найти возможные сигнатуры ценностей в повседневном поведении, которое люди испытывают в своей естественной среде. Мы стремились раскрыть возможные отношения ценностей к образцу повседневного поведения независимо от их соответствия ценностям. С этой целью мы исследовали наборы естественных поведенческих актов. В исследовании 1 изучались действия, которые были взяты из существующего большого перечня моделей поведения, который был разработан, чтобы охватить диапазон основных видов деятельности, которыми люди занимаются ежедневно.Мы связали ценностные черты людей (т. Е. Хронические ценностные предпочтения) с этим поведением. В исследовании 2 изучались действия, взятые из отчетов людей в режиме реального времени о том, что они делали за последние несколько минут. Мы связали ценностные состояния людей (т. Е. Мотивирующие ценности в конкретной ситуации) с этим поведением. В обоих исследованиях мы стремились идентифицировать (а) то повседневное поведение, которое имеет ценностные сигнатуры (ценностные черты и ценностные состояния), и (б) единичные или множественные ценности, сигнатуры которых подразумевают, что они способствуют такому поведению или препятствуют ему.

Исследование 1

В исследовании 1 мы использовали ретроспективные самоотчеты о частоте повседневных действий и опросник ценностных качеств. Мы искали связи между хроническими ценностными предпочтениями и повседневным поведением. Мы не сформулировали конкретной гипотезы относительно возможных ассоциаций.

Участники

Участниками были 767 поляков в возрасте от 16 до 72 лет ( M = 29,72, SD = 12,64), 55,8% женщин, 42,8% мужчин и 1.4% не предоставили гендерной информации. Исключение наблюдений с отсутствующими данными сократило выборку для анализа до 703. Участники прибыли из крупных городов (> 100 000 жителей, 42%), средних городов (50 000–100 000; 18%), малых городов (<50 000; 19%). , и села (21%). Законченное образование было университетом (32%), средней школой (51%) и ниже средней школы (17%). Тридцать восемь процентов выборки были холосты, 28% состояли в неформальных отношениях, 30% состояли в браке, 3% разведены и 1% овдовели. У 30% выборки были дети, и 23% жили со своими детьми.Восемьдесят девять процентов выборки заявили, что они верят в Бога, и 97% из них были католиками.

Участников набрали обученные научные сотрудники. Ассистентами были студенты-психологи, которые участвовали в исследовании в обмен на зачетные единицы курса. Каждый студент заполнял анкеты с карандашом и бумагой примерно 6–10 человек, выбранным из числа их дальних родственников, друзей и знакомых. Участники подписывали в анкете псевдонимы, поэтому исследователи не имели доступа к личным данным, что обеспечивало анонимность.Участие в исследовании было полностью добровольным.

Исследование соответствовало рекомендациям Комиссии по этике и биоэтике Университета кардинала Стефана Вышинского в Варшаве. Институциональные руководящие принципы для исследования взрослых не требовали официального утверждения Комиссией для этого исследования. Все участники дали устное согласие.

Меры

Ценностные черты

Мы использовали польскую версию (Cieciuch, 2013) Пересмотренного вопросника о портретных ценностях (PVQ-RR; Schwartz, 2017) для измерения 19 значений в уточненной версии теории Шварца.Анкета состоит из 57 пунктов, описывающих разных людей в зависимости от того, что для них важно. Респонденты указали, насколько похож человек, описанный в задании, на себя, используя 6-балльную шкалу (от 1– совсем не похож на меня до 6– очень похож на меня ). Альфа-коэффициенты Кронбаха для каждой из 19 шкал с тремя пунктами варьировались от 0,52 (для личной безопасности) до 0,86 (для универсализма) со средним значением 0,74. В таблице 1 перечислены все альфа-коэффициенты.

Поведенческие акты

Для измерения частоты поведенческих актов мы использовали 209 пунктов из Орегонской шкалы профессиональных интересов (ORAIS; Goldberg, 2010), адаптированной к польской культуре Skimina et al.(2017). Каждый элемент описывает поведенческий акт, который можно выполнять ежедневно. Участников попросили оценить, как часто они выполняли каждое поведение, используя следующую шкалу: 1 — никогда в жизни , 2 — не в прошлом году , 3 — один или два раза за последний год , 4 — три до десяти раз в прошлом году , 5 — более десяти раз в прошлом году . Голдберг сгруппировал элементы по 33 шкалам (например, творческая деятельность, социальные сети или летние занятия), но мы использовали 209 пунктов в качестве индикаторов единичных поведенческих актов и провели более подробный анализ отдельных пунктов отдельно.

Процедура

Участники заполнили анкеты за три занятия, каждые примерно 2 недели. Во время первой сессии они выполнили инвентаризацию личности, не имеющую отношения к этому исследованию. Во время второй сессии они заполнили анкету ORAIS. Во время третьего сеанса они сначала выполнили инвентаризацию личности, не имеющую отношения к этому исследованию, а затем PVQ-RR. Заполнение анкет на разных занятиях снизило вероятность согласованности и общей систематической ошибки.Измерение частоты поведения за 2 недели до измерения ценностных предпочтений не должно влиять на результаты, потому что ценности как диспозиции (т. Е. Ценностные черты) относительно стабильны во времени, а показатель ретроспективного поведения охватывает период в 1 год.

Аналитики

Мы проанализировали отношения ценностных характеристик к частотам поведенческих актов, вычислив частичные корреляции каждой ценности с каждым поведенческим актом с учетом возраста и пола. Это следует подходу Чепмена и Голдберга (2017), которые контролировали набор демографических характеристик при анализе отношений личностных черт к частотам поведенческих актов.

Мы сосредоточили оценки ценностей внутри людей, чтобы контролировать индивидуальные тенденции отклика и учесть взаимосвязь ценностей в круговой структуре. Мы сделали это, вычтя среднюю оценку, которую каждый респондент дал всем значениям, из оценки этого респондента каждого значения. Центрирование — обычная практика, применяемая при анализе круговых моделей личностных черт и ценностей (Alden et al., 1990; Schwartz, 1992; Moskowitz, 1994; DeYoung et al., 2013; Strus and Cieciuch, 2017).Центрирование обычно сокращает ожидаемые положительные ассоциации и увеличивает ожидаемые отрицательные ассоциации (He et al., 2017). Эти модификации обычно отражают ожидаемый компромисс противоположных ценностей. Таким образом, центрирование желательно при связывании значений с другими переменными. В дополнительном материале представлены результаты анализа исходных оценок (таблица B).

Результаты и обсуждение

Для каждой из 19 ценностных черт мы выбрали 10 поведенческих актов, с которыми она наиболее сильно коррелировала.Несколько поведенческих актов появились среди 10 высших коррелятов более чем для одной ценностной черты. Всего 89 различных поведенческих актов составили набор действий, которые составили 10 высших коррелятов всех ценностных черт. В таблице 2 представлена ​​матрица частичной корреляции (с учетом возраста и пола) 89 выбранных поведенческих актов с 19 (центрированными) ценностными чертами. Коэффициенты корреляции как частичного, так и нулевого порядка приведены в таблице A дополнительных материалов. Жирным шрифтом выделены 10 самых высоких коррелятов каждого значения.Внизу таблиц мы представляем коэффициенты корреляции каждого ценностного признака с совокупностью его 10 наиболее коррелированных поведений. В таблицах мы сгруппировали поведенческие действия со связанным контентом.

Таблица 2 . Частичные корреляции (с учетом возраста и пола) между ценностными характеристиками и 89 поведенческими актами.

Как и следовало ожидать, для набора форм поведения, не выбранных для выражения ценностей, большинство корреляций со значениями были довольно слабыми.Только традиция и самостоятельное мышление умеренно коррелировали с рядом моделей поведения (> | 0,30 |). Корреляции нулевого порядка были выше, чем частные корреляции для многих ценностей (например, стимуляции, гедонизма, достижений и личной безопасности). Корреляции с агрегированными поведенческими актами (после смены признаков отрицательных корреляций) были заметно выше, чем корреляции с единичными поведенческими актами. Частичные корреляции варьировались от 0,25 до 0,45 со средним значением 0,32. Корреляции нулевого порядка варьировались от 0.23 до 0,47 со средним значением 0,37. Это согласуется с результатами предыдущих исследований, в которых корреляция отношения, ценностей или личностных переменных с поведением была выше для агрегированного поведения (например, Weigel and Newman, 1976; Digman, 1990; Skimina et al., 2018b).

Таблица 2 показывает, что корреляция нескольких ценностей с поведением была в первую очередь положительной (например, самоуправление-мышление, традиция, универсализм-природа и универсализм-терпимость). Напротив, корреляция нескольких других значений была в основном отрицательной (например,g., самонаправленное действие, лицо, сила-ресурсы, межличностное соответствие, личная безопасность и доброжелательность-надежность). Многие модели поведения коррелируют с несколькими ценностями, часто значениями, которые соседствуют в круге ценностей (например, поведение по дому отрицательно сказывается на обоих типах значений власти). Наиболее тесно связаны с множеством ценностей религиозные обряды (например, молитва, чтение Библии) и потребление алкоголя (например, опьянение, похмелье). Примечательно, что оба поведения наиболее положительно коррелировали со значением с одной стороны круга ценностей и наиболее отрицательно со значением с противоположной стороны.Для религиозных практик это было традиция против гедонизма, для употребления алкоголя — гедонизм против правил конформизма.

Кроме того, в таблице B представлены результаты корреляционного анализа, проведенного на основе исходных значений. Восемьдесят девять различных поведенческих актов составили набор действий, которые составили 10 высших коррелятов первичных ценностных черт. Из них 72% также попали в число тех, кто получил баллы с центральным значением, перечисленные в таблице 2. Как и ожидалось, было меньше отрицательных и больше положительных корреляций с исходными (т. Е.е., нецентрированный) баллы. Тем не менее, ценности личной безопасности, лица и власти имели в основном отрицательные корреляции с поведенческими актами. Ниже мы представляем и обсуждаем результаты, основанные на центрированных оценках (как это обычно делается в традиции исследования отношений ценностей и поведения).

Открытость для изменения ценностей

Поведенческие акты с самой сильной подписью самонаправленной мысли были действиями, связанными с саморазвитием (например, покупка и чтение книг, приобретение навыков, учеба, чтение стихов, посещение лекции), творчеством и эстетикой (письмо стихи, игра на музыкальном инструменте, посещение музея или художественной выставки).Сходство этого поведения с ценностно-экспрессивным поведением для самостоятельного мышления в предыдущем исследовании (Schwartz and Butenko, 2014) предполагает, что они тоже ценностно-экспрессивны. Большинство этих форм поведения также отрицательно коррелировали со значениями из противоположной стороны круга, что свидетельствует о том, что ими руководит компромисс между ценностями. Основная цель самонаправленных ценностей состоит в том, чтобы сохранять свободу определять собственное поведение. Наблюдаемый образец корреляции с поведением в значительной степени отрицательный.Отрицательная корреляция с религиозными практиками, садоводством, пожертвованиями и изменением своего поведения в окружающей среде согласуется с мотивацией противостоять внешнему давлению для совершения условно ожидаемых действий. Ценностная сигнатура ценностей самостоятельного действия в этом поведении, хотя и значима, но относительно слаба. В некоторых случаях другие ценности сильнее связаны с этим поведением.

Стимуляция Значения демонстрируют четкую, хотя и не очень сильную подпись в наборе действий, включающих возбуждение, новизну и риск.Положительные корреляции с алкоголем до состояния опьянения и похмелья, пари и азартными играми, скачиванием и обменом музыкой, вечеринками и пробованием чего-то совершенно нового — все это соответствует целям стимуляции. Отрицательная корреляция со всеми религиозными практиками предполагает, что такое поведение обычно воспринимается как неинтересное. Гедонизм ценностей мотивируют стремление к чувственным удовольствиям. Они продемонстрировали значимую, хотя и слабую положительную сигнатуру в актах употребления алкоголя, торговли музыкой, вечеринок и азартных игр.Они продемонстрировали несколько более сильную отрицательную подпись в их отрицательной ассоциации с религиозной практикой.

Значения самоулучшения

Люди обычно преследуют основную цель достижение ценностей, успех в соответствии с социальными стандартами, в работе или академическом контексте. Ни одно из действий в списке поведения не относится к этим контекстам. Поэтому неудивительно, что ни одно из действий не отражало четкой подписи ценности достижения. Возможно, стремление к тому, чтобы ими восхищались за успех в соответствии с социальными стандартами, отражается в положительной корреляции достижений с покупательским поведением в Интернете (например,г., изучил категории одежды на eBay). Ни одно из действий в списке не описывает поведение, с помощью которого люди могут достичь основной цели ценностей доминирования власти , осуществления контроля над другими. Тем не менее, характерная черта этой ценности проявлялась в ее устойчивых, хотя и небольших отрицательных корреляциях с шестью рутинными домашними делами (например, глажкой одежды, заправкой кроватей и т. Д.), Действиями, часто связанными с должностями с низким уровнем власти. Намеки на влияние ценностей доминирования власти также обнаруживаются в их слабой положительной корреляции с действиями, которые могут выражать желание влиять на других (посещать городское собрание и делать пожертвования на политическое дело), ​​бросать вызов социальным условностям (опьянеть, иметь похмелье), и быть вовлеченным в фондовый рынок.

Основная цель ценностей энергоресурсов — контроль над материальными и социальными ресурсами. Только финансовые / инвестиционные действия в списке могут иметь прямое отношение к получению ресурсов, но это не так. Изучение поведенческих элементов, которые коррелировали с ценностями власти и ресурсов в предыдущих исследованиях (например, Schwartz and Butenko, 2014), показало, что все они относятся к обладанию или демонстрации своего богатства, а никакие — к действиям, которые генерируют ресурсы. Это говорит о том, что ценности власти и ресурсов меньше заботятся о действиях для достижения ресурсов (например,g., инвестирование), чем с использованием этих ресурсов. Подпись ценностей власти и ресурсов действительно проявлялась в отрицательной корреляции с религиозной и экологической деятельностью и положительной корреляцией с алкоголем, азартными играми и вечеринками. Стремление к ресурсам власти идет рука об руку с отказом от действий, которые не приносят материальной выгоды или могут требовать самопожертвования, и с принятием потворства своим желаниям.

Face ценностей мотивируют защищать свой общественный имидж и избегать унижений.Ни одно из действий в списке не описывало поведение, имеющее прямое отношение к этой цели, и не было никаких доказательств четкой поведенческой сигнатуры. Все корреляции с поведением были слабыми и отрицательными. Единственным намеком на влияние номиналов была их отрицательная корреляция с выходом в одиночестве на общественные развлечения (кино, концерт или театр), действиями, которые могли бы смущать, если бы проводились в одиночку.

Ценности по сохранению

Персональная безопасность Ценности касаются сохранения уверенности и защиты от угроз или опасностей.Все их корреляции были отрицательными и слабыми, что указывало на отсутствие четкой поведенческой сигнатуры, возможно, потому, что ни одно из поведений явно не относилось к самозащитным или очень опасным действиям. Тем не менее эти ценности отрицательно коррелировали с действиями, которые могли быть восприняты как связанные с определенным риском, будь то социальная неудача (исполнение музыки на публике и написание или чтение стихов [публично]) или физическая травма (бег или бег трусцой, катание на лодке или рафтинг). Социальная безопасность ценностей касаются безопасности, благополучия и защиты общественных институтов.Эти ценности демонстрировали слабую, но последовательную подпись через положительные корреляции с действиями, благоприятными для общественных институтов и общего благосостояния, с религиозными практиками, пожертвованиями на благотворительность и сохранением природных ресурсов (например, с использованием обеих сторон листа бумаги).

Неудивительно, что традиций, ценностей имеют сильную подпись в религиозных обрядах. Эти ценности также положительно коррелировали с некоторыми домашними делами и с традиционным поведением, таким как работа над альбомом для вырезок и написание благодарственной записки.

Правила соответствия ценностей мотивируют соблюдение правил и формальных обязательств. Поведенческая подпись этих ценностей, хотя и слабая, соответствовала их основной цели. Они отрицательно коррелировали с социально неодобрительным поведением, связанным с употреблением алкоголя и азартными играми в карты или кости. Особенно подходящими были два действия, которые коррелировали только с ценностями соответствия правилам: работа по пенсионному плану — положительно и выпивка в рабочее время — отрицательно.

Ценности межличностного соответствия мотивируют избегать огорчения или причинения вреда людям, с которыми человек взаимодействует.Ни одно из действий в списке не описывало поведение, имеющее прямое отношение к этой цели, и не было никаких доказательств четкой поведенческой сигнатуры. В соответствии с поведением, которое не беспокоит других, межличностные ценности конформности имели слабые положительные корреляции с некоторыми религиозными практиками и некоторые слабые отрицательные корреляции с алкогольным поведением.

Смирение ценностей выражают понимание того, что человек незначителен в более широкой схеме вещей. Это приводит к тому, что вы избегаете переоценки себя, хвастовства или публичного самоутверждения.Ни один из действий в списке не имел прямого отношения к выражению ценностей смирения. Однако намёки на их подпись могут присутствовать в их отрицательной корреляции с поведением, которое люди, которые могут считать себя особенно социально квалифицированными или привлекательными, с большей вероятностью будут выполнять: свидания, вечеринки, участие в онлайн-дискуссионных группах, использование mp3-плеера или iPod. и изучать выбор одежды на eBay. Ценности смирения также положительно коррелировали с некоторыми религиозными практиками и отрицательно с некоторыми формами поведения, связанными с употреблением алкоголя, что согласуется с оценкой самоограничения.

Значения самопревосхождения

Универсализм-природа ценностей продемонстрировали четкую поведенческую подпись в двух типах поведения, связанных с защитой природы или наслаждением ею (например, изменение привычки для уменьшения воздействия на окружающую среду, компостирование, садоводство, посещение шоу животных, рыбалка, или охота), а также тех, кто занимается искусством и эстетикой (например, читает и пишет стихи, создает произведения искусства, читает книги о моде). Такие действия выражают как главную цель — сохранение природы, так и тесно связанную цель — ценить и продвигать красоту (Schwartz, 1992). Обеспокоенность универсализмом ценностей не имели сильных или уникальных ассоциаций с поведением. Это наиболее положительно коррелирует с религиозными обрядами и ведением домашнего хозяйства и отрицательно с употреблением алкоголя и азартными играми, что отражает традиционную религиозную ориентацию. Отсутствие четкой поведенческой сигнатуры может быть связано с отсутствием действий, имеющих отношение к ее основной цели — равенству и справедливости для всех людей. Универсализм-толерантность ценностей также не имели поведенческой сигнатуры в списке действий.Все его корреляции были <0,14. В отношении этой ценности в списке также отсутствовали действия, соответствующие его основной цели - принятию и пониманию тех, кто отличается от нас самих.

Ни доброжелательность-забота , ни доброжелательность-надежность не имели четких поведенческих сигнатур. Существенных положительных корреляций не было. Это неудивительно, потому что ни одно из действий в списке поведения не выражает общую цель двух ценностей доброжелательности, способствуя благополучию семьи и друзей.Пять из 10 наиболее сильно коррелированных действий были одинаковыми для обоих значений, и все пять корреляций были отрицательными и слабыми. Тем не менее, эти корреляции согласуются с тем, что ценности доброжелательности могут побуждать человека к совершению: избегать действий, которые могут повлечь некоторый риск для благосостояния семьи (например, участие в политической жизни, поход в казино) или которые могут отражать чрезмерную озабоченность собой (например, , читая модную книгу). Более того, ценности доброжелательности и надежности отрицательно коррелируют с безответственными действиями, которые могут подорвать уверенность в надежности людей (например,г., выпивка, езда на мотоцикле).

Необработанные и центрированные оценки ценности

Корреляции, полученные между частотой поведенческих актов и оценками как исходных, так и центрированных ценностей, были в значительной степени схожими. Они несколько больше отличались самонаправлением, достижениями, властью, правилами соответствия, смирением, доброжелательностью-заботой и доброжелательностью-надежностью. Необработанные оценки показали большее количество положительных и меньшее количество отрицательных корреляций, чем центрированные оценки.В некоторых случаях исходные оценки положительно коррелировали с внешне не относящимся к делу поведением, но не соответствующие центральные оценки. В других случаях исходные баллы не коррелировали отрицательно с поведением, против которого они, как ожидается, должны были выступить, в отличие от соответствующих центрированных баллов. Например, рассмотрите ценности самостоятельного действия. Вопреки ожиданиям и прошлым результатам (например, Schwartz and Butenko, 2014), исходный балл положительно коррелировал с покупками, но не коррелировал отрицательно с религиозными практиками, тогда как центральные баллы коррелировали, как и ожидалось.В качестве другого примера рассмотрим заботу о доброжелательности. Его исходный балл положительно коррелировал с нерелевантным «изучением какого-либо предмета», но его средний балл — нет. С другой стороны, его исходная оценка не коррелировала отрицательно с финансовой и инвестиционной деятельностью. Результаты, основанные на центрированных оценках, обычно более информативны, потому что они чаще выявляют поведение, которое ценности могут сдерживать, а не только поведение, которое могут продвигать ценности.

Сводка результатов

Корреляционный анализ, проведенный по 19 базовым ценностям и 209 пунктам ORAIS, выявил четкие поведенческие сигнатуры для четырех ценностей: самонаправленное мышление, стимуляция, традиция и природа универсализма.Шесть других ценностей демонстрировали слабые поведенческие сигнатуры, в первую очередь в отрицательных корреляциях, которые предполагали, что эти ценности подавляли определенные поведенческие акты: самонаправленное действие, гедонизм, господство власти, ресурсы власти, социальная безопасность и правила соответствия. Остальные девять значений не показали заметных поведенческих сигнатур в изучаемых нами повседневных действиях.

Некоторые корреляции, обнаруженные в этом исследовании, позволяют по-новому взглянуть на отношения между ценностными предпочтениями и поведением.Например, предыдущее исследование связывало ценности самостоятельного действия с поведением, которое напрямую отвергает неспецифическое внешнее давление (например, «Делай что-нибудь по-моему, даже если кто-то может не одобрить»; Schwartz et al., 2012). Отрицательная связь ценностей самонаправления-действия с религиозными практиками в текущем исследовании показала, что эти ценности также могут выражаться в самоутверждении перед лицом определенных общепринятых ожиданий. Другие примеры нового понимания областей применения определенных ценностей включают свидетельства того, что ценности доброжелательности и надежности отрицательно относятся к безответственному поведению (например,g., опьянение), ценности смирения отрицательно относятся к действиям, которые чаще совершаются уверенными в себе людьми (например, свиданиям, вечеринкам и участию в онлайн-дискуссионных группах), а номинальные значения отрицательно относятся к потенциально неловким действиям (например, посещению общественных мест). развлечение как только фильмы).

Ограничения

Выборка в этом исследовании не была репрезентативной для населения, хотя она была довольно неоднородной по своим демографическим характеристикам.Наиболее заметно то, что выборка была смещена в сторону более молодых людей ( M = 29,72, SD = 12,64). Следовательно, распределение ценностей и моделей поведения не отражает их фактическое проявление среди взрослого населения. Об этом следует помнить, делая обобщения относительно отношений ценностей и поведения из этого исследования.

На результаты этого исследования сильно повлиял ограниченный диапазон измеряемых форм поведения. Мы решили использовать элементы ORAIS, потому что они заявили, что обеспечивают широкий охват областей повседневного поведения.Однако некоторые важные области были недостаточно представлены или отсутствовали в пуле поведений ORAIS. Не хватало моделей поведения в профессиональной и образовательной сферах. Не было и поведения кооперативного или конфликтного социального взаимодействия. Это ограничивало нашу способность обнаруживать поведенческие сигнатуры нескольких ценностей. Ценности достижений чаще всего выражаются в работе и образовательной среде. Доброжелательность-забота, доброжелательность-надежность, универсализм-забота, универсализм-терпимость, соответствие-межличностное поведение, лицо, смирение и безопасность-личное поведение наиболее часто выражаются в настройках социального взаимодействия.Следовательно, в лучшем случае мы смогли выявить слабые поведенческие сигнатуры этих ценностей. В будущих исследованиях следует использовать более широкий и разнообразный пул поведенческих актов, чтобы выявить ценностные сигнатуры 19 базовых ценностей повседневного поведения.

Использование самоотчетов о ценностях и поведении сделало это исследование уязвимым для предубеждений в отношении самопрезентации и согласованности, которые могут усилить корреляции между ценностями и поведением. Центрирование ценностей внутри человека частично уменьшало предвзятость, потому что корреляции тогда основывались на иерархии ценностей человека, а не на абсолютной важности, которую они приписывали ценностям.Центрирование также привело к выявлению более негативных и значимых ассоциаций ценностей и поведения. Самопрезентация может с меньшей вероятностью вызвать отрицательные корреляции. Разделение оценки ценности и поведения на 2 недели ослабило возможные систематические ошибки.

Наконец, использование нами ретроспективных показателей частоты поведения могло вызвать систематическую ошибку воспоминаний. Голдберг (2010) утверждал, что использованный нами метод снижает систематическую ошибку воспоминаний. Он отметил, что люди довольно точно проводят различие между частыми действиями (> 10 раз в год) и теми, которые они выполняли редко, если вообще когда-либо, даже когда они не могут точно сказать, как часто они участвовали в какой-либо деятельности.Он разработал шкалу отклика для списка поведения ORAIS, который мы использовали, чтобы добиться максимальной точности. Однако эта шкала может не подходить для определения диапазона вариаций чрезвычайно частого или редкого поведения. Альтернативные шкалы ответов, которые оценивают частоту по отношению к возможностям поведения (например, Schwartz and Butenko, 2014), могут быть более подходящими.

Исследование 2

Исследование 2 рассматривало некоторые ограничения исследования 1. В исследовании 2 были взяты образцы поведенческих актов из отчетов людей в реальном времени о том, что они делали в последние несколько минут.Мы связали эти действия с самоотчетами участников о ценностных состояниях (т. Е. О ценностях, активированных в конкретной ситуации). Получение отчетов в режиме реального времени снижает риск систематической ошибки отзыва. Выборка фактического текущего поведения позволила охватить весь спектр действий, в которых участвовали участники. Как и исследование 1, исследование 2 было исследовательским. Таким образом, мы не сформулировали никакой конкретной гипотезы относительно возможных связей между ценностными состояниями и повседневной деятельностью.

Участники

Участниками были 374 поляка в возрасте от 17 до 53 лет ( M = 23.72, SD = 4,67), 79% женщин, все европеоиды. Платные помощники по исследованию набирали участников для участия в трехволновом исследовании, включая онлайн-опрос и выборку опыта. Ассистенты-исследователи набирали участников двумя способами: (а) от их близких и дальних родственников, друзей и знакомых и (б) от респондентов до рекламы, опубликованной в социальных сетях. Участники получили ваучер на 70 злотых (~ 20 долларов США) после завершения трех этапов сбора данных. В текущем исследовании использованы данные только первой волны.Исследование было конфиденциальным — у научных сотрудников не было доступа к данным опросов или выборки опыта, а у исследователей не было доступа к личным данным участников. Участие было добровольным.

Исследование получило этическое одобрение Комиссии по этике и биоэтике Университета кардинала Стефана Вышинского в Варшаве. Все участники дали информированное устное согласие.

Процедура

Участники загрузили мобильное приложение для тестирования опыта (RealLife Exp) на свои мобильные устройства.В течение следующих 7 дней после активации приложения участники получали уведомления семь раз в день в произвольное время с 9:30 до 21:30. Между подсказками оставалось не менее 60 минут. Запросы содержали ссылку на ряд вопросов, на которые участникам было предложено ответить. Если они не ответили в течение 45 минут, ссылка становилась недоступной. Каждый вопрос появлялся на отдельном экране. Для ответа на вопросы не требовалось подключение к Интернету. Ответы отправлялись на сервер после того, как устройство участника было подключено к Интернету.

Меры

Форма выборки опыта содержала 16 вопросов (включая пять закрытых вопросов, не относящихся к данному исследованию). Первый открытый вопрос: «Чем вы занимались последние 15 минут?» Ответы на этот вопрос дали ряд повседневных дел. Второй вопрос касался того, было ли это действие волевым или нет. В нем были представлены два варианта: «Это действие было навязано другим человеком или обстоятельствами» или «Это действие было моим выбором — я мог либо делать, либо не делать.Следующие девять вопросов измеряли различные ценностные состояния. Каждый из них начинался следующим образом: «Когда вы занимались этим делом, насколько важно для вас было…?» Окончания этого вопроса представляли девять ценностей, дифференцированных в уточненной версии теории ценностей Шварца (Schwartz et al., 2012; Schwartz, 2017). Пункты также представляли девять ценностей из исходных 10 базовых ценностей (кроме традиции, которую мы исключили, исходя из предположения, что люди нечасто следуют ей в повседневном поведении).В таблице 3 представлены девять значений и окончания, указанные в соответствующем вопросе. Вопросы о ценности появлялись по одному в случайном порядке. Участники ответили по шкале от 1 ( совсем не важно, ) до 4 ( очень важно, ).

Группа поведений

Участники сообщили о 13 873 поведенческих актах. Они описали 9 592 из них как волевые, 4254 как невольные и не классифицировали 27. В этом исследовании мы анализировали только поведение, описываемое как волевое, потому что мы предположили, что невольные действия не отражают истинные ценности человека.Мы исключили 97 ответов, в которых сообщалось, что все девять ценностей были очень важны для выступления. В содержании этих ответов не было общей темы; наиболее частыми категориями были работающие 17,5%, едящие 11,3%, отдыхающие 9,3% и путешествующие в автомобиле 7,2%. Кроме того, мы исключили 79 ответов либо потому, что они не различались внутри человека (все открытые ответы, предоставленные участником, были идентичны), либо потому, что открытые ответы были бессмысленными или не описывали поведение. После отбрасывания этих 176 ответов в окончательный пул поведений вошли 9416 добровольных действий, выполненных 369 участниками, в среднем 25.52 действия на человека (от 1 до 45).

Аналитики

Чтобы идентифицировать поведенческие сигнатуры ценностей, мы выполнили анализ в три этапа. Во-первых, мы определили совокупность поведенческих актов, которые были наиболее связаны с состояниями ценностей. Во-вторых, мы классифицировали эти поведенческие акты на меньшее количество поведенческих категорий. В-третьих, мы определили категории поведенческих актов, которые наиболее сильно связаны с каждым конкретным ценностным состоянием.

Определение пула поведенческих актов, наиболее связанных с состояниями ценностей

Набор данных включал до 49 ответов на человека (7 в день × 7 дней).Некоторые респонденты оценили ценности как очень важные (4) для многих видов поведения, тогда как другие использовали «4» лишь изредка. Это означало, что люди, которые чаще использовали «4», имели больший вес при определении ценностей, которые были наиболее важными для поведения. Чтобы уменьшить этот источник предвзятости, мы сосредоточили все ответы на ценностные элементы. Для всех участников мы рассчитали средний рейтинг важности, который он или она присвоил девяти ценностям по всему их поведению. Затем мы вычли это среднее из рейтинга важности, который они дали каждому значимому состоянию.Это преобразовало рейтинги важности, которые участники выставили по шкале от 1 до 4, в баллы, ориентированные на человека. Затем мы выбрали поведенческие акты с наивысшими баллами для каждого ценностного состояния среди людей. В качестве порога для выбора действий, которые наиболее сильно связаны с каждым ценностным состоянием, мы использовали оценку на два стандартных отклонения выше (> 2SD) средней важности, присвоенной этому значению для всех действий.

Было 565 действий, которые соответствовали порогу> 2SD для достижения, 329 для личной безопасности, 419 для межличностного соответствия, 449 для доброжелательности, 542 для универсализма, 232 для самостоятельного мышления и 285 для стимуляции .Ни одно действие не соответствовало этому критерию ценностей власти-ресурсов и гедонизма. Для этих двух ценностных состояний мы выбрали 5% поведенческих актов с наивысшими оценками важности, приписываемыми этим ценностям. Это дало 547 действий по силе-ресурсам и 546 действий по гедонизму. Таким образом, мы получили большой пул из 3914 поведенческих актов по девяти ценностям. Некоторые действия были связаны с более чем одним ценностным состоянием; следовательно, общая сумма была меньше суммы действий, связанных с девятью ценностными состояниями. Эти действия были предоставлены 331 индивидуальным участником (88.5% выборки).

Классификация совокупности поведенческих актов на поведенческие категории

Грандиозный пул из 3914 актов был все еще слишком велик, чтобы можно было анализировать каждое действие отдельно. Поэтому мы объединили действия в категории на основе их сходства. Сначала мы сгруппировали описания актов, которые были почти идентичны, но различались по времени или полу. Это сократило общий пул до 646 поведенческих актов. Этот набор из 646 поведенческих актов представляет собой эмпирически полученный набор форм поведения, которые люди считали наиболее тесно связанными с ценностными состояниями в повседневной жизни.Затем мы попросили двух судей, которые не были знакомы с целями исследования (студентка бакалавриата по психологии и аспирант по психологии), дополнительно сократить этот пул, сгруппировав похожие модели поведения, чтобы получить ~ 100 категорий. Мы дали им следующие инструкции:

Вы можете сгруппировать описания двух видов поведения (обозначенных X и Y) в одну категорию (Z), если использование ярлыка Z вместо X или Y не вызывает существенного изменения значения (а) способа, которым человек выполнял поведение (какое человек сделал, предпринятое действие, выраженное используемым глаголом) и (б) цель поведения (почему человек это сделал, основная цель человека, если одно или несколько описаний включают цель).

Два судьи работали вместе, следуя этим инструкциям. Они отнесли 646 карточек с описанием поведенческих актов к 88 категориям повседневного поведения. Мы использовали этот набор из 88 поведенческих категорий, чтобы определить категории повседневного поведения, которые наиболее сильно связаны с каждым ценностным состоянием.

Определение поведенческих категорий, наиболее тесно связанных с каждым ценностным состоянием

Для каждого ценностного состояния мы подсчитали количество поведенческих действий, строго связанных с этим ценностным состоянием, которые были классифицированы в каждой категории.Это позволило нам определить категории поведения, которые участники наиболее сильно связали с каждым ценностным состоянием, то есть поведенческую сигнатуру каждого ценностного состояния.

Мы также приняли вторую точку зрения на поведенческие сигнатуры. С этой точки зрения мы рассматривали только те категории поведения, которые участники оценили как наиболее тесно связанные с ценностными состояниями в целом. Для каждой поведенческой категории мы определили наиболее важные состояния ценностей, которые участники испытывали чаще всего.Таким образом, для каждой категории поведения мы исследовали, проявляет ли какое-либо конкретное ценностное состояние поведенческую сигнатуру особенно сильно.

Результаты и обсуждение

Таблица 4 предоставляет данные для определения поведенческих сигнатур ценностных состояний в ответ на вопрос: Какие категории поведения участники чаще всего связывали с каждым ценностным состоянием? Заголовок под каждым состоянием значения перечисляет в круглых скобках количество поведенческих действий, которые были наиболее сильно связаны с этим состоянием значения (т.е., действия с наивысшими баллами для каждого ценностного состояния среди индивидуумов). Ячейки в столбце для каждого состояния значения перечисляют процент от общего количества действий, строго связанных с состоянием значения из поведенческой категории в строке. Сумма процентов в каждом столбце составляет ≈100%. Так, например, из 565 поведенческих актов, для которых ценности достижений считались очень важными, 18,2% связаны с подготовкой к школе, 11% — с работой и 10,3% — с физической активностью.

Таблица 4 .Распределение поведенческих категорий, для которых значения состояний были очень важны, в% (пробел = ноль; сумма в каждом столбце равна 100%).

Представитель по поведенческим актам в государствах-ценностях
Открытость для изменения ценностей

Поведение в реальном времени, которое участники чаще всего связывали с ценностным состоянием , ориентированное на себя, , — это саморазвитие (участие в лекциях / семинарах и подготовка к школе) и отдых (просмотр телевизора и чтение). Состояние самоуправления-мысли было операционализировано в этом исследовании как попытка «понять что-то или составить собственное мнение».«Это актуально для всех этих мероприятий. Просмотр телевизора, относящийся к категории пассивного отдыха, может служить не только для развлечения, но и для выработки собственного мнения по различным темам. Для состояния значения стимуляция наиболее характерными формами поведения в реальном времени были просмотр телевизора и физическая активность. Другие занятия, которые участники связывали со стимуляцией, были творческими хобби, чтением и использованием Интернета. Они представляют собой увлекательные занятия, которые проводятся ежедневно.Для ценностного состояния гедонизм наиболее характерными формами поведения в реальном времени были просмотр телевизора, физическая активность, компьютерные игры и еда. Все эти действия, скорее всего, будут выполняться для удовольствия. Употребление алкоголя не часто упоминалось как поведение в реальном времени. Однако в той мере, в какой это было упомянуто, это было связано со стимуляцией и гедонизмом больше, чем с другими ценностями, в соответствии с определениями ценностей.

Значения самоулучшения

Поведение в режиме реального времени, которое участники наиболее часто связывали с состоянием ценности . готовились к школе индивидуально, участвовали в лекциях / семинарах, работе и физической активности.Эти действия предоставляют возможности для достижения цели достижения ценностей, как операционализируется в этом исследовании, «быть лучше в чем-то, чем другие». Для состояния значения энергоресурсов наиболее характерными поведениями в реальном времени были еда, сон, физическая активность и приготовление пищи. В этом исследовании мы определили цель использования силовых ресурсов как «получение некоторого преимущества для себя». Такое поведение можно рассматривать как выгодное для себя, хотя оно не выражает концепцию власти-ресурсов в теории («власть через контроль материальных и социальных ресурсов»; Schwartz, 2017, стр.54). См. Подробное описание этого пункта в разделе Ценности, воспринимаемые как наиболее важные для различных категорий поведенческих актов.

Природоохранные ценности

Поведение в реальном времени, которое участники наиболее часто связывали с состоянием значения security-personal , были путешествия (на машине, автобусе, трамвае, поезде или самолете), физическая активность, работа, еда и покупки. Каждый из них может обеспечить чувство личной безопасности и может быть использован для этой цели. Путешествие в автомобиле может сопровождаться опасениями.Физическая активность может осуществляться для поддержания физической формы и здоровья; иногда это также может восприниматься как опасное. Работа, чтобы заработать на жизнь, может иметь решающее значение для обеспечения безопасности, а покупки и еда часто служат для обеспечения средств к существованию, необходимых для личной безопасности. Для ценностного состояния межличностное соответствие наиболее характерными формами поведения в реальном времени были работа, приготовление пищи, подготовка к школе и посещение лекций. Мы операционализировали конформность-межличностное как «делать то, что кто-то ожидал».Это виды деятельности, в которых человек может действовать, чтобы угодить или оправдать другие ожидания — ожидания сверстников, учителей и членов семьи.

Ценности самопревосхождения

Поведение в реальном времени, которое участники наиболее часто связывали с состоянием ценности доброжелательность-забота , — это приготовление пищи, уборка дома, еда и покупки. Большинство этих действий напрямую служат теоретической мотивации этой ценности для содействия благополучию семьи и друзей. Еда вместе с семьей или друзьями может восприниматься как выражение солидарности и взаимоподдерживающей близости.Для ценностного состояния , вызывающего озабоченность универсализмом , наиболее характерными формами поведения были работа, подготовка к школе и прием пищи. Его работа заключалась в том, чтобы «помочь кому-то, кого вы не знали». Иногда работа дает возможность помочь незнакомцам, но вряд ли это будет частым мотиватором работы. Не имеет большого смысла и то, что забота о других вне своей группы важна для других характерных форм поведения, вызывающих озабоченность универсализмом. Это значение реже всего упоминалось как очень важное в поведении в реальном времени.В следующем разделе мы предлагаем другую интерпретацию результатов для этого значения.

Ценности, воспринимаемые как наиболее важные для различных категорий поведенческих актов

Таблица 5 определяет поведенческие сигнатуры ценностных состояний в ответ на вопрос: какие ценностные состояния участники воспринимали как более или менее важные для наиболее распространенных категорий поведения? В Таблице 5 перечислены 17 категорий поведения (из 88 в Таблице 4), которые включали по крайней мере 50 отдельных поведенческих актов, которые участники прочно связали по крайней мере с одним ценностным состоянием.В последнем столбце указано общее количество действий, включенных в каждую категорию поведения. В каждой строке указывается доля тех действий, которые участники испытали как тесно связанные с состояниями значений, указанными в заголовках каждого столбца. Сумма пропорций составляет ≈1,00 в каждой строке. В этой таблице показаны значения, которые считались более или менее важными для каждой категории поведения. Например (строка 1 таблицы), наиболее часто упоминаемым состоянием ценности для действий, классифицируемых как просмотр телевизора (кроме новостей), был гедонизм (0.49 упоминаний) с последующей стимуляцией (0,16). Для действий, классифицированных как подготовка к школе (строка 2), наиболее часто упоминаемым ценностным состоянием было достижение (0,43). Обратите внимание, что один и тот же участник может перечислить несколько состояний значений как очень важных для каждого из своих действий.

Таблица 5 . Доля действий в каждой категории поведения, прочно связанная с каждым ценностным состоянием (для 17 категорий из Таблицы 4, включающих более 50 действий).

Что касается физической активности (строка 3), участники считали несколько важных состояний очень важными: достижение (0.20), силовые ресурсы (0,18), гедонизм (0,15) и / или личная безопасность (0,13). Этот набор поведенческих сигнатур предполагает три основных типа мотивации к физической активности. Участники, занимающиеся физической активностью, чтобы соревноваться и продемонстрировать свои способности (достижения и ресурсы силы), для поддержания или улучшения своего здоровья (личная безопасность) и / или для получения удовольствия (гедонизм). Просматривая каждую строку, можно определить состояния ценностей, которые участники воспринимали как мотивирующие каждую категорию поведения.Следуя порядку поведения в таблице, мы затем отметим поведенческие сигнатуры состояний значений, которые имеют интуитивный смысл, учитывая мотивы, которые представляют собой состояния значений. Затем мы исследуем очевидные поведенческие сигнатуры, которые вызывают удивление.

Для участия в лекциях / семинарах участники воспринимали достижения, самостоятельное мышление и / или озабоченность универсализмом как очень важные. Для компьютерных игр очень важны гедонизм и / или достижения. Для уборки дома и стирки одежды очень важны доброжелательность-забота и / или межличностное соответствие.Для разговора с незнакомцами очень важны были забота о доброжелательности, забота о универсализме и / или самоуправление. Для творческих увлечений (например, игра на музыкальном инструменте) — достижения и / или стимулирование, и / или благотворительность. Для путешествий (в машине, автобусе, трамвае, поезде или самолете) — личная охрана.

Если мы проигнорируем ресурсы власти (обсуждаемые в следующем абзаце), поведенческие сигнатуры ценностных состояний в нескольких других категориях поведения также имеют интуитивный смысл. При приготовлении пищи и покупках часто упоминалась забота о человеке.В отношении сна часто упоминались гедонизм и / или личная безопасность. При знакомстве в общественном месте часто упоминался гедонизм. При использовании Интернета (кроме общения) гедонизм и / или самостоятельное мышление и / или стимуляция упоминаются чаще всего.

Очевидные поведенческие сигнатуры состояния ценности энергоресурсов, обнаруживаемые при просмотре столбца вниз, часто вызывают недоумение. Мотивационная цель, определяющая эту ценность, — «власть через контроль над материальными и социальными ресурсами» (Schwartz, 2017, стр.54). Примерами его коррелятов в исследованиях ценностного поведения являются «решение выполнить задание или выбрать работу в основном на основе заработной платы», «хвастаться своим ценным имуществом» и «стремиться разбогатеть». Здесь состояние ценности силовых ресурсов было ценностью, наиболее часто упоминаемой как очень важная для набора поведений, которые не выражают мотивационную цель энергетических ресурсов: еда, покупки, сон и пассивный отдых. Это также было очень важно для приготовления пищи, физической активности и использования Интернета.Этот набор поведений может соответствовать исследованию, которое мы использовали для практического использования ресурсов власти в этом исследовании, «получить некоторое преимущество для себя». Участники могли интерпретировать это исследование как относящееся к любому поведению, которое было лично им выгодно — физическая выгода от еды, сна и отдыха, а также выгода от результатов, полученных от покупок, приготовления пищи, физической активности и использования Интернета. Поведенческие сигнатуры зонда, интерпретированные таким образом, имеют смысл. Но это не поведенческие сигнатуры предполагаемого состояния ценности энергоресурсов.

Очевидные поведенческие сигнатуры ценностного состояния универсализма также несколько озадачивали. Участники отметили, что эта ценность очень важна для работы (0,36), за ними следовали состояния соответствия межличностного отношения и достижения. Последние состояния указывают на общие причины для работы — соответствие ожиданиям и успешную работу. Менее ясно, почему «помогать кому-то, кого вы не знали» должно быть ценностным состоянием, которое чаще всего связывается с работой. Другие формы поведения, для которых озабоченность универсализмом получили по крайней мере 15% упоминаний как очень важные, были разговоры с незнакомцами, покупки, встречи со знакомыми в общественном месте и участие в лекциях / семинарах.Интересно, что доля упоминаний в столбце «озабоченность универсализмом» в таблице 5 коррелировала 0,68 с таковой для межличностного конформности. Все его корреляции с долей упоминаний других ценностных состояний были <0,19. Это говорит о том, что участники понимали это ценностное состояние, как здесь операционализируется, по крайней мере частично, как «делать то, что от человека ожидается (например, работать)». Вместе это значение и предполагаемое значение достаточно хорошо соответствуют выводам.

Ценностно-выразительное и амбивалентное поведение

Свидетельства о поведенческих сигнатурах ценностей согласуются с утверждением, что множественные ценности могут стимулировать большинство повседневных форм поведения (Bardi and Schwartz, 2003).Для 14 из 17 категорий поведения в Таблице 5 два или более различных ценностных состояния были отмечены как очень важные для поведения. Это может быть результатом того, что разные люди упоминают разные ценностные состояния как релевантные для поведения, или один и тот же человек упоминает более одного ценностного состояния. Только три вида поведения были явно ценностно-выразительными в том смысле, что одно ценностное состояние упоминалось для большой части (> 0,4) его действий, и никакое другое ценностное состояние не упоминалось часто (например,ж., смотрел телевизор [кроме новостей] выражал гедонизм). Небольшое количество явно выражающих ценности форм поведения неудивительно. В более ранних исследованиях ценностного поведения исследователи выбирали поведение, которое, как ожидается, будет выражать ценности. Здесь, напротив, изучаемые модели поведения были выбраны не по их ценностной релевантности, а имели место в реальных условиях.

Lönnqvist et al. (2013) предположили, что некоторые виды поведения, которые они назвали ценностно-амбивалентными, могут выражать противоположные ценности. Такое поведение может быть мотивировано ценностями на одной стороне мотивационного круга ценностей для одних людей и ценностями на другой стороне круга для других.С другой стороны, противоположные ценности могут мотивировать поведение одного человека, но в разных случаях, а не в одном и том же единственном действии.

Мы смогли идентифицировать амбивалентное ценностное поведение в исследовании 2, потому что оно изучало свободно генерируемое поведение участников, а не поведение, выбранное для выражения ценностей. Данные выявили несколько таких моделей поведения. Участники связали посещение лекций / семинаров (строка 4 в Таблице 5) со значениями всего круга. Они связали сон (строка 12) с гедонизмом на одной стороне круга и с персоналом службы безопасности на другой стороне.Они связали работу (строка 17) с достижениями и противоположными межличностными ценностями конформизма. Наконец, они связали творческие хобби (строка 8) с благотворительностью и заботой и с противоположными ценностями достижения / стимулирования. Люди, которые связали поведение с ценностями на противоположных сторонах круга, возможно, были вовлечены в разные аспекты поведения. Например, те, кто связывает творческие увлечения с заботой о доброй воле, могут петь в хоре, тогда как те, кто связывает хобби с достижениями / стимулированием, могут заниматься столярным трудом или спортом.Многие другие модели поведения, которые участники связывали с несколькими ценностными состояниями, не были ценностно-амбивалентными. Скорее, множественные состояния ценностей, связанные с этим поведением, были смежными в мотивационном круге и, следовательно, совместимы (например, строки 1, 3, 5, 6, 7).

Сводка результатов

Исследование 2 показало, что многие обычные повседневные дела имеют ценностные сигнатуры. Исследование выявило конкретные модели поведения в реальном времени, которые были особенно выразительны для каждого ценностного состояния. Для достижения результатов эти формы поведения включали подготовку к школе, участие в лекциях, работу и физическую активность.В целях безопасности он путешествовал на машине, автобусе, трамвае, поезде или самолете. Для межличностного конформности — работа, доброжелательность и забота — в основном домашние обязанности (приготовление пищи, уборка), для универсализма — забота — работа, для самостоятельного мышления — участие в лекциях и чтении, для стимулирования — творческие хобби, чтение и т. Д. используя Интернет. Для гедонизма — смотреть телевизор и играть в компьютерные игры, а также встречаться с друзьями.

Были также свидетельства нескольких амбивалентных ценностей поведения, например, сна, которое иногда было мотивировано гедонизмом, а в других случаях или для других людей — противоположным лицом, ответственным за безопасность.Однако многие повседневные действия, связанные с множественными ценностными состояниями, не были амбивалентными. Скорее, они были связаны с двумя или более ценностями, которые соседствуют в мотивационном круге.

Ограничения

Исследование 2, как и Исследование 1, было основано на гетерогенной выборке, не являющейся репрезентативной для населения. Более того, он был смещен в сторону более молодых людей. Это обязательно повлияло на содержание и частоту упомянутых поведенческих действий и подразумевает, что следует проявлять осторожность при обобщении наших результатов.Исследование также основывалось на самоотчетах, хотя выборка поведения в реальном времени сводила к минимуму систематическую ошибку воспоминаний.

Исследование потребовало установки мобильного приложения на смартфоны или планшеты участников. Это ограничило выборку пользователями мобильных устройств. Более того, технические проблемы при использовании приложения вызвали некоторую потерю данных и увеличили разброс в количестве ответов, предоставленных разными участниками.

Наконец, результаты исследования 2 показывают, что два ценностных состояния были плохо реализованы.Участники, вероятно, понимали их таким образом, чтобы не уловить концептуальные значения тех ценностей, которые они должны были представлять. Участники, очевидно, понимали, что ресурсы силы связаны с получением какой-либо выгоды (например, даже с едой), а не с получением силы за счет материальных ресурсов. Они, вероятно, понимали озабоченность универсализмом, по крайней мере частично, как выполнение ожидаемых действий, а не действия для обеспечения благополучия тех, кто находится за пределами своей группы. В будущих исследованиях ценностных состояний необходимо разработать операционализации, которые более точно охватывают эти две ценностные концепции.

Общие обсуждения

Наша цель в текущих исследованиях состояла в том, чтобы идентифицировать повседневные действия, которые имеют ценностные сигнатуры, но не были априори выбраны как предположительно выражающие ценности. Мы стремились выявить возможные связи между основными человеческими ценностями и широким разнообразием повседневного поведения. Мы проанализировали два типа данных: (1) ретроспективные отчеты о частоте действий, выполненных в течение последнего года, и (2) самоотчеты в реальном времени о действиях, выполненных за последние 15 минут.Мы коррелировали действия, вспоминаемые ретроспективно, с базовыми ценностными качествами, измеряемыми как склонности, которые могут определять поведение во времени и в разных ситуациях. Мы связали действия, сообщаемые в режиме реального времени, с отчетами о состояниях значений, предоставляемыми одновременно. Ценностные черты относятся к важности, которую люди придают общей мотивации, тогда как ценностные состояния относятся к ситуационным целям, которые определяют конкретное поведение в реальном времени (Skimina et al., 2018a).

В исследовании 1 изучались отношения 19 основных человеческих ценностей с частотой 209 поведенческих актов.Мы рассчитали частные корреляции для контроля пола и возраста. Хотя корреляции в основном были слабыми, они соответствовали теории. Важно отметить, что между измерением ценностных предпочтений и частоты поведения прошло примерно 2 недели. Средние корреляции между 10 наиболее тесно связанными формами поведения для каждого значения варьировались от 0,11 (доброжелательность и забота) до 0,27 (самоуправление, мысли и традиции). Эти результаты сопоставимы с результатами исследований, направленных на выявление поведенческих сигнатур личности Большой пятерки.Используя тот же набор поведенческих актов, который мы использовали, Elleman et al. (2017) обнаружили, что средняя корреляция между 10 наиболее тесно связанными формами поведения варьировалась от 0,18 для эмоциональной стабильности до 0,36 для экстраверсии. Используя пул из 400 поведенческих актов, Чепмен и Голдберг (2017) сообщили, что большинство корреляций с чертами Большой пятерки колеблются от 0,20 до 0,30.

Хотя многие корреляции были слабыми, что означало, что сигнатуры ценностей в этом поведении были слабыми, многие из этих корреляций соответствовали теоретическим ожиданиям круга ценностей.Например, самонаправленное действие отрицательно коррелирует с набором поведения, которое подразумевает мотивацию противостоять ожиданиям других в отношении выполнения общепринятых желаемых действий (например, религиозных практик, пожертвований и изменения своего поведения в окружающей среде).

Результаты исследования 1 также предоставили доказательства для исследования Schwartz et al. (2017) предположение, что поведение является продуктом ценностных компромиссов. Многие модели поведения положительно коррелировали с соседними ценностями в мотивационном круге и отрицательно с противоположными ценностями.Например, употребление алкоголя положительно коррелировало с ценностями стимуляции, гедонизма и самосовершенствования, но отрицательно — с ценностями сохранения и самопревосхождения. Религиозные обычаи положительно коррелируют с ценностями сохранения, но отрицательно — с открытостью к изменениям и ценностями самосовершенствования.

В исследовании 2 изучались ассоциации ценностных состояний со свободно генерируемым пулом повседневного поведения, измеряемым в режиме реального времени. В ходе исследования были получены немедленные онлайн-оценки важности ценностных состояний как руководящих принципов поведения в реальном времени.Мы сосредоточили анализ на тех формах поведения, для которых участники сообщили о наивысшем уровне важности определенных ценностных состояний. Участники могли выбрать любое занятие, которым они занимались в течение последних 15 минут. Отчеты включали общие повседневные действия. Мы исследовали, в какой степени ценностные состояния были важны для выполнения этих действий. Мы обнаружили четкие поведенческие сигнатуры в реальном времени для некоторых ценностных состояний. Например, важность личной безопасности была очень высока во время путешествия в транспортном средстве.Неудивительно, что достижения были связаны с обучением, а гедонизм — с досугом.

Сравнение исследований 1 и 2 показало, что некоторые ассоциации ценностного поведения возникают как для ценностных черт, так и для ценностных состояний, тогда как другие ограничиваются либо ценностными чертами, либо ценностными состояниями. Например, участие в лекциях, связанных с самонаправлением мысли как с чертой (Исследование 1) и состоянием (Исследование 2). Точно так же религиозные обычаи, относящиеся к универсализму, относятся как к признаку, так и к состоянию.Однако религиозные обычаи связаны с доброжелательностью и заботой только как состояние (Исследование 2), но не как черта (Исследование 1). Это может отражать разные точки зрения двух исследований. В исследовании 1 была предпринята попытка определить отношения между общей важностью, которую люди придают ценностям, и частотой множества различных вспоминаемых форм поведения. Общая ценностная черта доброжелательности и заботы может редко иметь отношение к воспоминанию о религиозных обрядах, давая слабую ассоциацию. Исследование 2 выявило ценности, которые активировались в то время, когда люди проявляли определенное поведение.В то время как фактически занимался религиозной практикой (например, молился с членами семьи или за членов своей семьи в церкви), ценностное состояние доброжелательности и заботы воспринималось как релевантное.

Эти результаты подчеркивают существенное различие между двумя подходами, которые мы использовали для изучения отношений ценностей и поведения. Корреляции между ценностными чертами и частотой поведенческих действий наиболее вероятны для ценностно-выразительного поведения, которое могут выполнять многие разные люди. Одним из примеров является употребление благодати во время еды, часто встречающейся в месте проведения этого исследования.У каждого есть возможность вести себя так, но только религиозные люди заинтересованы в этом. По этой причине различие в важности традиционных ценностей во многом зависит от частоты благословения за трапезой. Напротив, ценностные состояния, испытываемые при поведении в реальном времени, отражают не только ценности, которые мотивируют поведение, но и состояния, которые активирует само поведение. Например, традиция может мотивировать и восприниматься как ценностное состояние, относящееся к молитве в церкви.Однако сам акт молитвы может сосредоточить внимание на близких и тем самым активировать ценностное состояние доброжелательности и заботы. Таким образом, такое поведение связывает молитву и доброжелательность-заботу, но доброжелательность-забота редко мотивирует молитву между людьми и ситуациями, поэтому ценностная черта слабо связана с молитвой.

Эта разница между ценностными чертами и состояниями помогает объяснить, почему некоторые формы поведения были связаны со многими различными ценностными состояниями в исследовании 2, но не в исследовании 1. Например, количество участников, которые упомянули достижения, гедонизм и личную ценность безопасности, указано как очень важно во время физической активности было больше, чем число тех, кто упомянул значение состояния стимуляции.Тем не менее, в исследовании 1 признак стимуляции в большей степени коррелировал с упражнениями, бегом и бегом трусцой, предполагая, что это был более важный мотиватор. Однако при занятии этими видами спорта само занятие могло активировать состояния достижений и личной безопасности из-за аспектов конкуренции и риска травм. Следовательно, мы можем интерпретировать результаты Исследования 2 двумя способами: (а) как указывающие на ценностные состояния, которые побуждают людей заниматься повседневной деятельностью, и / или (b) как на выявление повседневных действий, которые запускают / активируют ценностные состояния.

Применяя теорию активации черт (Тетт и Гутерман, 2000) к ценностям, мы постулируем, что индивидуальные различия в важности ценностных черт приводят к индивидуальным различиям в уровне соответствующих ценностных состояний, которые люди испытывают, участвуя в соответствующем поведении. Например, сравните опыт ценностного состояния личной безопасности во время вождения автомобиля с людьми, которые придают высокое или низкое значение ценностной характеристике личной безопасности. Те, для кого эта черта очень важна, с большей вероятностью испытают ценностное состояние личной безопасности и / или испытают это состояние сильнее, чем те, кто не придает этой черте особого значения.Первый будет более мотивирован к более осторожному вождению. Мы можем резюмировать эту гипотетическую модель отношений между ценностями и поведением следующим образом: (1) Ситуационные сигналы активируют соответствующие ценностные состояния; (2) уровень активированного ценностного состояния зависит от важности, которую люди придают соответствующей ценностной характеристике; (3) состояние активированной ценности мотивирует соответствующее поведение. Будущие исследования могут оценить эту модель.

Boyd et al. (2015) извлекли личные ценности людей и их недавнее поведение из открытых эссе в одном исследовании и из обновлений их статуса в Facebook в другом исследовании.Они также использовали анкету самооценки (опрос ценностей Шварца; SVS) для измерения личных ценностей. Они сравнили корреляции между ценностями и поведением, полученные с помощью открытых и анкетных мер ценностей. Как и в нашем исследовании 1, Boyd et al. (2015) измеряли ценности как черты характера и оценивали поведение ретроспективно. Как и в нашем исследовании 2, они измеряли поведение с помощью данных свободного языка ответов и сгруппировали сообщенное поведение по категориям. Они обнаружили большее количество значимых ассоциаций повседневного поведения со значениями, извлеченными из данных языка свободного ответа, чем со значениями, измеренными с помощью самоотчетов.Все положительные и отрицательные корреляции с самооценками соответствовали определениям значений. Однако многие корреляции со значениями, основанными на свободном ответе, не имели интуитивного смысла. Мы согласны с Boyd et al. (2015), что использование данных бесплатных ответов для извлечения ценностных характеристик из огромного массива доступных текстов, созданных отдельными людьми, является многообещающим. Однако может потребоваться применить теорию о природе и структуре систем ценностей, чтобы разобраться в том, что извлекается.

Наконец, исследование 2 предоставило доказательства того, что некоторые виды поведения амбивалентны по отношению к ценностям (см. Lönnqvist et al., 2013). То есть один и тот же поведенческий акт был связан с противоположными ценностями для разных людей и / или для одного и того же человека в разных случаях. Например, как достижения, так и противоположные состояния заботы о доброжелательности были упомянуты как важные для творческих увлечений. Однако большинство моделей поведения, которые были связаны с несколькими состояниями ценностей, не были амбивалентными. Множественные активированные ценности были смежными в мотивационном круге ценностей, другими словами, совместимыми друг с другом.

В целом, текущее исследование продемонстрировало связь между ценностями и более широким набором повседневного поведения, чем изучалось ранее. Результаты двух исследований привели к двум основным выводам: (а) даже обычные повседневные поведенческие действия могут быть мотивированы личными ценностями и (б) ценностные черты и ценностные состояния могут по-разному относиться к этим действиям. Первый вывод дает основание для дальнейшего исследования ассоциаций между повседневной деятельностью и ценностями. В будущих исследованиях ценностных качеств следует измерять более широкий круг моделей поведения.Набор видов деятельности, использованных в этом исследовании, был слишком узким, чтобы уловить поведенческое выражение некоторых ценностей в уточненной теории ценностей (Schwartz et al., 2012; Schwartz, 2017). В будущих исследованиях состояний значений необходимы улучшенные операции для двух значений, а также следует изучить 10 состояний значений, не включенных в текущее исследование.

Второй вывод подчеркивает важность различения ценностных черт и ценностных состояний. В исследовании 1 транс-ситуативные ценностные черты, измеренные с помощью анкеты, положительно связаны с поведением, которое может способствовать достижению их целей, и отрицательно — с поведением, которое может препятствовать достижению цели.Этот метод позволил выявить ценностные компромиссы, которые могут лежать в основе поведения. В исследовании 2 участники упомянули связанные с ситуацией ценностные состояния, которые были важны при участии в поведенческих актах. Этот метод имел тенденцию фокусировать респондентов на ценностях, которые они испытали как движущие силы своих действий. В результате он не идентифицировал возможные состояния сдерживающей ценности, которые были преодолены состояниями движущей ценности при совершении этих действий. Таким образом, это исследование не выявило ценностных компромиссов, которые часто лежат в основе поведения в соответствии с теорией ценностей.Дальнейшие исследования могут быть направлены на разработку способов выявления возможных компромиссов между противоположными ценностными состояниями.

Авторские взносы

ES: дизайн исследования, анализ данных, интерпретация данных, подготовка рукописей, поиск литературы; JC: дизайн исследования, интерпретация данных, подготовка рукописи, сбор средств; СС: интерпретация данных, подготовка рукописи; ED и RA: подготовка рукописи, сбор средств.

Финансирование

Работа ES поддержана грантом 2014/14 / M / HS6 / 00919 Национального научного центра Польши.Работа JC, ED и RA была поддержана Социальными сетями программы университетских исследований при Цюрихском университете.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: //www.frontiersin.org / article / 10.3389 / fpsyg.2019.00281 / full # additional-material

Сноски

Список литературы

Олден, Л. Е., Виггинс, Дж. С., и Пинкус, А. Л. (1990). Построение комплексных шкал для инвентаризации межличностных проблем. J. Pers. Оценивать. 55, 521–536. DOI: 10.1080 / 00223891.1990.9674088

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олпорт, Г. У. (1961). Модель и рост личности .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Генри Холт и компания.

Google Scholar

Богг Т., Восс М. В., Вуд Д. и Робертс Б. В. (2008). Иерархическое исследование личности и поведения: изучение неосоцианалитических моделей результатов, связанных со здоровьем. J. Res. Чел. 42, 183–207. DOI: 10.1016 / j.jrp.2007.05.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бойд, Р. Л., Уилсон, С. Р., Пеннебейкер, Дж. У., Косински, М., Стиллвелл, Д. Дж., И Михалча, Р.(2015). «Ценности в словах: использование языка для оценки и понимания личных ценностей», в Proceedings of the IX International AAAI Conference on Web and Social Media (Palo Alto, CA: The AAAI Press), 31–40.

Google Scholar

Brosch, T., and Sander, D. (ред.). (2016). Справочник ценностей: перспективы экономики, нейробиологии, философии, психологии и социологии . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Бусс, Д.М., и Крейк, К. Х. (1983). Частотный подход к личности. Psychol. Ред. 90, 105–126.

Google Scholar

Cieciuch, J. (2013). Pomiar wartości w zmodyfikowanym modelu Шалома Шварца [Измерение ценностей в уточненной теории Шварца]. Psychol. Społeczna . 8, 22–41.

Google Scholar

Cieciuch, J. (2017). «Изучение сложных отношений между ценностями и поведением», в Values ​​and Behavior , ред.Роккас и Л. Сагив (Cham: Springer International Publishing), 237–247. DOI: 10.1007 / 978-3-319-56352-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cieciuch, J., и Schwartz, S.H. (2017). «Ценности», в Энциклопедия личности и индивидуальных различий , ред. В. Зейглер-Хилл и Т. Шакелфорд (Cham: Springer International Publishing), 1–4. DOI: 10.1007 / 978-3-319-28099-8_1509-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даниил Э., Билгин А.С., Брезина И., Штромайер Ч. Э., и Вайнр М. (2015). Ценности и вспомогательное поведение: исследование в четырех культурах. Внутр. J. Psychol. 50, 186–192. DOI: 10.1002 / ijop.12086

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Гроот, Дж. И. М., и Стег, Л. (2008). Ценностные ориентации для объяснения экологических взглядов и убеждений: как измерить эгоистические, альтруистические и биосферные ценностные ориентации. Environ. Behav. 40, 330–354. DOI: 10.1177 / 0013

6297831

CrossRef Полный текст

ДеЯнг, К.Г., Вайсберг, Ю. Дж., Куилти, Л. С., и Петерсон, Дж. Б. (2013). Объединение аспектов Большой пятерки, межличностного круга и личностной принадлежности. J. Pers. 81, 465–475. DOI: 10.1111 / jopy.12020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дигман, Дж. М. (1990). Структура личности: появление пятифакторной модели. Annu. Rev. Psychol. 41, 417–440.

Google Scholar

Эллеман, Л. Г., Кондон, Д. М., и Ревелл, W. (2017). Поведение лучше предсказывает результаты, чем большая пятерка . Сакраменто, Калифорния: Плакат на 5-й проводимой раз в два года конференции Ассоциации исследований личности.

Фельдман, Г., Чао, М. М., Фарх, Дж. Л., и Барди, А. (2015). Мотивация и запрет на нарушение правил: структуры личных ценностей предсказывают неэтичность. J. Res. Чел. 59, 69–80. DOI: 10.1016 / j.jrp.2015.09.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Флисон, В., и Галлахер, П. (2009). Значение Большой пятерки для распределения проявления черт в поведении: пятнадцать исследований на основе опыта и метаанализ. J. Pers. Soc. Psychol. 97, 1097–1114. DOI: 10.1037 / a0016786

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрис, С., Шмидт, С., Дитц, Ф., и Хофер, М. (2005). Противоречивые ценности и их влияние на обучение. Eur. J. Psychol. Educ. 20, 259–273. DOI: 10.1007 / BF03173556

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гонт, Р. (2005). Роль ценностных приоритетов в вовлечении отца и матери в заботу о детях. J. Marriage Fam. 67, 643–655. DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2005.00159.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гольдберг, Л. Р. (2010). «Личность, демография и самооценка поведенческих действий: разработка шкалы профессионального интереса на основе оценок количества времени, затрачиваемого на деятельность, связанную с интересами», в . Затем происходит чудо: внимание к поведению в социальной психологической теории и исследованиях , ред С.Р. Агню, Д. Э. Карлстон, В. Г. Грациано и Дж. Р. Келли (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Oxford University Press), 205–226.

Google Scholar

Гудвин, Р., Реало, А., Квятковска, А., Козлова, А., Нгуен, Л. Л., и Нижарадзе, Г. (2002). Ценности и сексуальное поведение в Центральной и Восточной Европе. J. Health Psychol. 7, 45–56. DOI: 10.1177 / 13502007001651

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хартман, Дж. Б., Шим, С., Барбер, Б., и О’Брайен, М. (2006). Утилитарное и гедонистическое поведение подростков в отношении веб-потребления: иерархическое влияние личных ценностей и инновационности. Psychol. Отметка. 23, 813–839. DOI: 10.1002 / март 20135

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хе Дж., Ван де Вижвер Ф. Дж. Р., Фетваджиев В. Х., де Кармен Домингес Эспиноза А. и Адамс Б., Алонсо-Арбиол и др. (2017). О повышении межкультурной сопоставимости личностных и ценностных мер по шкале Лайкерта: сравнение общих процедур. Eur. J. Pers. 31, 642–657. DOI: 10.1002 / per.2132

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hektner, J. M., Schmidt, J. A., and Csikszentmihalyi, M. (2007). Метод выборки опыта: измерение качества повседневной жизни. Thousand Oaks, CA: Sage.

Google Scholar

Lönnqvist, JE., Verkasalo, M., Wichardt, P.C., and Walkowitz, G. (2013). Личные ценности и просоциальное поведение в стратегических взаимодействиях: отличие ценностно-выразительного поведения от ценностно-амбивалентного поведения. Eur. J. Soc. Psychol. 43, 554–569. DOI: 10.1002 / ejsp.1976

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Май, Х. Т. X., и Олсен, С. О. (2015). Потребительское участие в виртуальных сообществах: роль личных ценностей и личности. Дж. Марк. Comm. 21, 144–164. DOI: 10.1080 / 13527266.2012.736086

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Молеро Хурадо, М. М., Перес Фуэнтес, М. К., Каррион Мартинес, Х. Х., Луке де ла Роса, А., Гарсон Фернандес А., Мартос Мартинес А. и др. (2017). Антисоциальное поведение и межличностные ценности у старшеклассников. Фронт. Psychol. 8: 170. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.00170

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Московиц, Д. С. (1994). Межситуационная общность и межличностный комплекс. J. Pers. Soc. Psychol. 66, 921–933. DOI: 10.1037 / 0022-3514.66.5.921

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nordfjærn, T., и Брунборг Г.С. (2015). Связь между общечеловеческими ценностями и потреблением алкоголя у норвежцев во второй половине жизни. Subst. Используйте неправильное использование . 50, 1284–1293. DOI: 10.3109 / 10826084.2014.998237

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рехтер, Э., Свердлик, Н. (2016). Взгляды подростков и учителей на досуг: личные ценности как объединяющая структура. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 99, 358–367. DOI: 10.1016 / j.оплачено.2016.04.095

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роккас, С., Сагив, Л. (2010). Личные ценности и поведение: учет культурного контекста. Soc. Личное. Psychol. Компас . 4, 30–41. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2009.00234.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роккас, С., Сагив, Л. (ред.). (2017). Ценности и поведение: культурная перспектива . Чам: Издательство Springer International.

Google Scholar

Шварц, С.Х. (1992). «Универсалии в содержании и структуре ценностей: теория и эмпирические тесты в 20 странах», в Advances in Experimental Social Psychology , ed M. Zanna (New York, NY: Academic Press), 25, 1–65.

Шварц, С. Х. (1994). Есть ли универсальные аспекты в структуре и содержании человеческих ценностей? J. Soc. Проблемы . 50, 19–45. DOI: 10.1111 / j.1540-4560.1994.tb01196.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С. Х.(1996). «Ценностные приоритеты и поведение: применение теории интегрированных систем ценностей», в Психология ценностей: Симпозиум Онтарио , ред. К. Селигман, Дж. М. Олсон и депутат Занна (Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрлбаум), 8, 1– 24.

Шварц, С. Х. (2012). Обзор теории базовых ценностей Шварца. Чтение онлайн. Psychol. Культ . 2, 1–20. DOI: 10.9707 / 2307-0919.1116

CrossRef Полный текст

Шварц, С. Х. (2015). «Основные индивидуальные ценности: источники и последствия», в Справочнике по ценностям : перспективы экономики, нейробиологии, философии, психологии и социологии , ред. Т.Брош и Д. Сандер (Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press), 63–84. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780198716600.003.0004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С. Х. (2017). «Уточненная теория базовых ценностей», в «Ценности и поведение: межкультурная перспектива, », ред. С. Роккас и Л. Сагив (Cham: Springer International Publishing), 51–72.

Google Scholar

Шварц, С. Х., Бутенко, Т. (2014). Ценности и поведение: подтверждение утонченной теории ценностей в России. Eur. J. Soc. Psychol. 44, 799–813. DOI: 10.1002 / ejsp.2053

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С. Х., Капрара, Г. В., и Веккьоне, М. (2010). Основные личные ценности, основные политические ценности и голосование: продольный анализ. Полит. Psychol. 31, 421–452. DOI: 10.1111 / j.1467-9221.2010.00764.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schwartz, S.H., Cieciuch, J., Vecchione, M., Davidov, E., Fischer, R., Beierlein, C., и другие. (2012). Уточнение теории основных индивидуальных ценностей. J. Pers. Soc. Psychol. 103, 663–688. DOI: 10.1037 / a0029393

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С. Х., Цичух, Дж., Веккьоне, М., Торрес, К., Дирилем-Гумус, О., Бутенко, Т. (2017). Компромиссы ценностей стимулируют и сдерживают поведение: проверка 19 уточненных ценностей в четырех странах. Eur. J. Soc. Psychol. 47, 241–258. DOI: 10.1002 / ejsp.2228

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скимина, Э., Cieciuch, J., Schwartz, S.H., Davidov, E., and Algesheimer, R. (2018a). Тестирование круговой структуры и иерархии важности состояний значений в режиме реального времени. J. Res. Чел. 74, 42–49. DOI: 10.1016 / j.jrp.2018.02.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Skimina, E., Cieciuch, J., and Strus, W. (2018b). Черты и ценности как предикторы частоты повседневного поведения: сравнение моделей и уровней. Curr. Психол . 1–21. DOI: 10.1007 / s12144-018-9892-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Skimina, E., Cieciuch, J., Strus, W., Rowiński, T., and witalski, A. (2017). Zachowania celowe mierzone samoopisowo — pomiar i structura. Psychol. Etol. Genet . 36, 7–32.

Google Scholar

Струс, В., Цечух, Дж. (2017). На пути к синтезу моделей личности, темперамента, мотивации, эмоций и психического здоровья в рамках Круга метатритов личности. J. Res. Чел. 66, 70–95. DOI: 10.1016 / j.jrp.2016.12.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шукис, С., Маяускене, Д. (2014). Воздействие на комплексную программу олимпийского образования на ценности и спортивное поведение подростков-спортсменов. Soc. Behav. Чел. 42, 811–822. DOI: 10.2224 / SBP.2014.42.5.811

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тетт Р. П. и Гутерман Х. А. (2000). Релевантность признака ситуации, выражение признака и кросс-ситуационная согласованность: проверка принципа активации признака. J. Res. Чел. 34, 397–423. DOI: 10.1006 / jrpe.2000.2292

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вейгель Р. Х. и Ньюман Л. С. (1976). Повышение соответствия отношения и поведения за счет расширения поведенческой меры. J. Pers. Soc. Psychol. 33, 793–802.

Google Scholar

Чем терапия принятия и приверженности (ACT) отличается от традиционной когнитивно-поведенческой терапии (CBT) или вмешательств по обучению боли?

С возвращением в подкаст Healing Pain

Смотрите серию здесь:

Чем терапия принятия и приверженности (ACT) отличается от традиционной когнитивно-поведенческой терапии (CBT) или вмешательств по обучению боли?

Слушайте, учитесь и зарабатывайте CE и CEU!

В этом выпуске мы обсуждаем, чем АКТ или терапия принятия и приверженности отличается от традиционной когнитивно-поведенческой терапии или вмешательств по обучению боли, которые обычно используются для лечения хронической боли.Многие из вас присылали мне электронные письма или мгновенные сообщения на Facebook, и вы задаете мне вопросы о боли и других аспектах биопсихосоциальной помощи в отношении хронической боли. Это один из самых частых вопросов. Чем действие отличается от обучения боли или нейробиологии боли? Чем АКТ отличается от традиционной когнитивно-поведенческой терапии? Я подумал, что сделаю серию, специально посвященную этой теме, обсуду различия и немного расскажу об исследованиях, основанных на фактах.

Я также занимаюсь чем-то совершенно новым и интересным, и я очень рад поделиться с вами.Этот выпуск будет доступен для подразделений дополнительного образования. Вы можете получить к нему доступ бесплатно. Вы также можете получить доступ к этой серии прямо сейчас и заработать единицы повышения квалификации. При этом я хочу поделиться с вами некоторыми целями, потому что мы обсудим то, что мы собираемся узнать сейчас. В этом эпизоде ​​вы сможете определить три когнитивных процесса изменения, связанных с болью, и объяснить три отличия АКТ от когнитивно-поведенческой терапии или обучения боли.К концу вы научитесь использовать три простых метода когнитивной разрядки для лечения хронической боли. Когнитивная дефузия — это метод, который мы используем в терапии принятия и приверженности.

Я хочу, чтобы вы все знали, собираетесь ли вы подавать заявление на CEU или CE, что Институт интегративной боли признан Департаментом образования штата Нью-Йорк, Государственным советом по физиотерапии в качестве утвержденного поставщика услуг физиотерапевта и физиотерапевта. помощник повышения квалификации.Более 30 штатов в Соединенных Штатах Америки признали штат Нью-Йорк утвержденным поставщиком медицинских услуг, и многие штаты не проверяют CEU. Убедитесь, что вы сверились с советом штата и сохранили сертификат курса, чтобы вы могли отправить его для CEU. Если вы физиотерапевт, все курсы соответствуют рекомендуемым требованиям для продолжения образования по трудотерапии, как указано в Национальном совете по сертификации и трудотерапии . Это NBCOT.

Если вы психолог или другой поставщик психиатрических услуг, Институт интегративной боли одобрен Американской психологической ассоциацией для спонсирования непрерывного образования психологов.Наконец, если вы были сертифицированным тренером по здоровью, Институт интегративной науки о боли признан Национальным советом коучинга по здоровью и благополучию в качестве утвержденного поставщика непрерывного образования. Есть много разных способов зарегистрироваться и получить одобрение этого курса для CE или CEU в зависимости от профессии, которой вы занимаетесь. Вот что вы делаете после прочтения этого эпизода. Вы переходите на IntegrativePainScienceInstitute.com . Зайдите на сайт и в верхней части прокрутите до места, где написано «курсы.”Вы можете прокрутить вниз, чтобы слушать и учиться. Вы собираетесь нажать на кнопку с надписью «Слушай и учись».

Оказавшись там, вы собираетесь приобрести эпизод номер 195. После покупки эпизода номер 195 снова будет ссылка на эпизод, если вы хотите его послушать еще раз или прочитать. Здесь вам будет доступен весь эпизод, а также слайды. В конце есть короткая, легкая и доступная для обсуждения викторина, которую вам нужно пройти для выполнения CEU.Это простой, быстрый, недорогой и доступный способ заработать несколько CE или несколько CEU. Если у вас есть какие-либо вопросы, вы можете просто отправить нам письмо по адресу [email protected] .

Давайте начнем с того, чем ACT отличается от традиционной когнитивно-поведенческой терапии или вмешательств по обучению боли. Хорошее место для начала — дать небольшое определение того, что такое обучение боли. У нас есть небольшой контекст относительно того, куда мы идем с этим эпизодом и этим обучением.Обучение боли — это метод обучения пациентов нейрофизиологии боли, который направлен на переосмысление боли от индикаторного повреждения до интерпретации сигналов мозгом и нервной системой. Мы помогаем кому-то переосмыслить боль, вызванную физическим повреждением в результате биомедицинского или биомеханического подхода телесного повреждения, к одной из биопсихосоциальных причин или биопсихосоциальному подходу к исцелению боли. Методы обучения боли с высоты птичьего полета помогают пациентам понять биологию и физиологию хронической боли, а также психосоциальные факторы, влияющие на боль.При этом происходит изменение или согласование ошибочных или неадаптивных познаний, какое бы слово вы ни использовали в отношении мыслей и убеждений, связанных с болью и их влиянием на инвалидность.

То, что называется психообразованием или то, что мы все теперь знаем как «обучение боли», началось в начале 1980-х годов, примерно в 1986 году было проведено одно из первых исследований. Это было не то, что мы сейчас назвали бы обучением боли. По сути, это была скорее школа спины, где мы даем некоторую информацию о том, как поддерживать здоровье спины.Некоторые из них были в основном из биомедицинской модели. На протяжении многих десятилетий, благодаря работам Лоримера Мозли и Дэвида Батлера, Адриан Лоу и многие другие люди внесли свой вклад в просвещение по вопросам боли. Теперь у нас есть более биопсихосоциальный подход к обучению боли, но обучение боли или психообразование очень похожи. Психообразование — это компонент традиционной когнитивно-поведенческой терапии, и отсюда мы взяли этот компонент психообразования. Мы построили его на более широком подходе к обучению боли.Все они похожи там, где мы помогаем людям с биопсихосоциальным осознанием того, что происходит. Мы помогаем им изменить искаженные убеждения или искаженные мысли относительно их боли и травм.

Когнитивно-поведенческая терапия

Давайте кратко коснемся механизмов изменений или процессов изменений. Давайте сначала поговорим о когнитивно-поведенческой терапии. Когнитивно-поведенческая терапия — это серьезное вмешательство. Это может быть от одного до 21 сеанса. Я затронул много разных тем.В общем, мы рассматриваем когнитивно-поведенческую терапию для лечения хронической боли. Психологические процессы, связанные с этим изменением, составляют одно — психообразование, о котором мы уже упоминали. Когнитивная переоценка, помощь людям в переоценке своих мыслей, изменение основных убеждений, поведенческих активаций, помощь людям с приятными занятиями и воздействием или градуированным воздействием, снижение возбуждения.

Когнитивно-поведенческая терапия — это серьезное вмешательство. Это может быть от одного до 21 сеанса.

Это такие вещи, как снятие стресса или релаксационная терапия и, наконец, повышение мотивации. Есть много разных типов процессов изменений. Я дал вам семь лучших прямо здесь: психообразование, когнитивную переоценку, изменение основных убеждений, поведенческую активацию, снижение возбуждения, стратегии воздействия и, наконец, повышение мотивации. Вот те семь, о которых лучше всего помнить, когда вы работаете с когнитивно-поведенческими техниками или когнитивно-поведенческим вмешательством.Предлагаемые механизмы изменения для обучения боли — это переосмысление или концептуализация концепций, связанных со страхом, избеганием страха, знаниями и убеждениями о боли и, по сути, самой болью. Мы надеемся, что с помощью техник или вмешательств по обучению боли мы даем новые знания тем, кто страдает от боли. При этом меняется их самоэффективность. Улучшаются терапевтические отношения с пациентами, когда они понимают, что мы даем им новую информацию, которая помогает им справиться или помогает им преодолеть свою боль.

Повышение мотивации. Наконец, вероятно, самая важная часть — это продвижение изменений поведения, все об изменении поведения. Это то, к чему мы все стремимся, что приводит к улучшенным функциональным результатам. На определенном уровне и традиционная когнитивно-поведенческая терапия, и обучение боли, обучение нейробиологии боли — все они связаны с изменением или модификацией мыслей и убеждений. Я хочу, чтобы вы на минутку задумались об этом. Я хочу, чтобы вы думали о среднем пациенте, которого вы видели в своей клинике, который страдал от хронической боли в пояснице.Это было от 2 до 10 разных практикующих.

Мы знаем, что пациенты обращаются к разным врачам, прежде чем придут к эффективному решению своей боли. Подумайте обо всех различных типах мыслей и убеждений, существующих в их сознании, некоторые из которых они развили самостоятельно. Некоторые из них были помещены туда практикующими, которые не в курсе последних достижений науки о боли или образования в области боли. Такие вещи, как слабый стержень или грыжа межпозвоночного диска в спине или тазе, не выровнены, или ваш позвоночник нестабилен, или есть защемление нерва, или ваш позвоночник сужается, и это давит на нервы или, возможно, вы стареете.Ваше тело перестает нормально функционировать, когда вы становитесь старше.

Когда вы деградируете, это означает, что вы будете меньше двигаться или будете двигаться менее здоровым образом. Все это мысли и убеждения, которые пациенты иногда перенимают в процессе, а иногда и во взаимодействии с другими практикующими врачами. Мы многое пытаемся помочь людям справиться с этим, когда они преодолевают боль. Вопрос, который я хочу задать вам сейчас, когда мы переходим от более традиционных подходов КПТ к подходам третьей волны, заключается в том, можем ли мы изменить мысли? Если мы можем изменить мысли и, по сути, мы говорим на каком-то уровне, что можем контролировать мысли.Можем ли мы изменить убеждения, связанные с болью? Можем ли мы переосмыслить боль? Можем ли мы переосмыслить боль?

Подумайте об этом. Можем ли мы изменить мысли? Можем ли мы изменить убеждения? Можем ли мы переосмыслить и переосмыслить боль? Давайте посмотрим на некоторые исследования по этому поводу. Это систематический обзор и метаанализ обучения нейробиологии боли при хронической боли в пояснице. Это 2018 год в Европейском журнале боли. Они обнаружили три важных результата в отношении боли и инвалидности после обучения нейробиологии боли для лечения хронической боли.Во-первых, образование в области нейробиологии боли, вероятно, улучшит инвалидность в краткосрочной перспективе, независимо от того, проводится оно в сочетании с физиотерапией или нет. Там есть некоторая полезная информация, вы можете решить самостоятельно проводить ПНЭ или другие виды обучения боли.

Если вы решите провести это с помощью физиотерапии, у вас, скорее всего, будет более клинически значимое улучшение состояния инвалидности. Вы можете доставить его самостоятельно. Если вы проведете это с другим вмешательством, в частности с физиотерапией, более вероятно, что у вас будет значительное улучшение инвалидности.Хорошие новости: ПНЭ как отдельное вмешательство или в сочетании с физиотерапией в целом, согласно этому систематическому обзору, мало влияет на оценку боли как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Идея о том, что это значительно облегчит чью-то боль, у нас, вероятно, не так много хороших исследований по этому поводу. Еще один смешанный метод, систематический обзор и мета-анализ, это от Американского общества боли и журнала боли. Это 2019 год. Они дали нам немного больше информации.Я расскажу вам, что делает, а что нет.

Обучение неврологии боли не дает клинически значимого уменьшения боли. Это не приводит к клинически значимому снижению инвалидности. Это не очень хорошие новости, но это значительно снижает кинезиофобию. Это действительно приводит к значительному уменьшению катастрофической боли. Эти два нижних, кинезиофобия и катастрофическая боль, важны. Когда вы оглядываетесь на эти процессы изменения, когда вы смотрите на негативное мышление или вы смотрите на переоценку мыслей, эти два момента важны.Страх перед движением, кинезиофобия и катастрофическая боль — очень важные факторы, сдерживающие постоянство боли.

Изменение поведения приводит к улучшенным функциональным результатам.

Вы можете с уверенностью сказать, что обучение по нейробиологии боли или другие методы обучения боли, объясняющие боль, хороши для кинезиофобии и катастрофической боли. Одна статья, которой я хочу поделиться с вами, которая находится в Pain Research & Management 2018, была качественным исследованием, в котором рассматривалась переосмысление боли после обучения нейрофизиологии боли у взрослых с хронической болью в пояснице.Исследователи этой статьи попытались расшифровать, переосмыслили ли люди боль после вмешательства обучения нейробиологии боли? В этом исследовании всего около двенадцати субъектов, но когда они смотрят на этих 12, 3 полностью переосмысливают боль, а 3 испытуемых не продемонстрировали никаких доказательств переосмысления боли, что наиболее важно, так это то, что шесть испытуемых имели частичную или неоднородную реконцептуализацию.

Это частичное или неоднородное означает, что они используют язык, который соответствовал переосмыслению боли, но также язык, который соответствовал биомедицинскому пониманию боли.Произошла эта частичная или неоднородная переосмысление. Это начинает указывать на тот факт, что может существовать небольшая группа, в которой мы можем полностью изменить мысли и убеждения, то есть полностью переосмыслить их. Подавляющее большинство клиентов или пациентов, которых мы видим, вероятно, имеют частичную или неоднородную реконцептуализацию. Это может произойти по ряду разных причин. Отчасти это опыт клинициста. Насколько хорош врач в обучении боли? Частично это обучение самих пациентов изучению и усвоению этой новой информации.

В некоторой степени это количество времени, которое мы потратили, независимо от того, было ли это общее количество времени или оно было распределено по нескольким сеансам. Такое когнитивное вмешательство требует очень многого. Если мы не можем изменить мысли и убеждения, связанные с болью, мы должны обратиться к другим типам подходов или методов в отношении мыслей и убеждений людей, связанных с болью. Существуют более современные когнитивно-поведенческие подходы. Терапия принятия и приверженности — одна из них, где меньше внимания уделяется изменению мыслей, изменению убеждений и сути изменения самой боли.Нет особого внимания к устранению самой боли.

Терапия принятия и приверженности

ACT — это когнитивно-поведенческое вмешательство, которое использует процессы внимательности и принятия наряду с процессами приверженности и изменения поведения для усиления основного психологического процесса, известного как психологическая гибкость. Психологическая гибкость — большая тема. У нас нет времени вдаваться во все это, но определение психологической гибкости — это способность поддерживать открытый контакт с неприятными или нежелательными мыслями, чувствами, воспоминаниями и физическими ощущениями, в то время как вы выбираете поведение, которое соответствует ваши личные ценности или цели.Что это обозначает? Например, мне не очень нравятся публичные выступления. Я делаю это, потому что должен. Это то, чем я зарабатываю на жизнь. Когда я публично выступаю, у меня часто возникают неприятные или нежелательные мысли вроде: «Может быть, люди думают, что я глупый, или они не понимают, о чем я думаю, или они думают, что я выгляжу смешно, или они думают, что я невысокий парень и На видео я выгляжу выше ». У меня в голове возникает много разных мыслей о разных вещах.

По сути, возникает неприятный опыт.Чтобы участвовать в процессе психологической гибкости, я могу поддерживать контакт или наблюдать за этими мыслями, а также за чувствами в моем теле. Например, когда я беспокоюсь о людях, которые думают обо мне так же, когда я читаю лекцию на конференции, я немного нервничаю. У меня небольшая боль в животе. Мои ладони вспотели. У меня всплывают воспоминания, когда я учился в колледже, и мне нужно было сделать свою первую презентацию. Часто возникают разные переживания. Однако я выбираю этот тип работы, потому что он соответствует моим личным ценностям и целям.Моя личная ценность в том, что мне нравится помогать людям преодолевать их боль. В какой-то степени я должен учить. Мне нравится помогать практикующим врачам изучать новые способы применения различных стратегий в своей клинической практике.

Публичные выступления соответствуют моим ценностям и целям. Что касается боли, это помогло бы кому-то поддерживать контакт как с физической болью в теле, так и с мыслями о боли или чувстве неполноценности, чувством тревоги, связанной с болью, или воспоминаниями о том, что, возможно, травмировали себя.Возможность контактировать со всем этим психологическим содержанием, но при этом выбирать поведение, соответствующее их личным ценностям и целям. Это пример психологической гибкости. Каков механизм терапии принятия и приверженности? Есть шесть различных основных процессов. Они представляют собой осознание момента, ценности, совершенное действие, бескорыстный контекст, когнитивную дезинтеграцию, в которую мы войдем в этом эпизоде, и принятие.

По сути, эти шесть процессов складываются в один более крупный процесс, называемый психологической гибкостью.Давайте сейчас рассмотрим один из этих процессов более подробно, чтобы вы могли поработать с вами, а это когнитивная разрядка. В традиционной когнитивно-поведенческой терапии есть когнитивная переоценка, когда мы помогаем людям изменить свои мысли и убеждения. В ACT есть так называемая когнитивная дезинтеграция, которая в основном помогает кому-то наблюдать или наблюдать за своими мыслями или наблюдать и наблюдать за своим мышлением. Вот несколько примеров того, как позволять мыслям приходить и уходить. Вы можете думать о мыслях, как о погоде.Временами приближается погода, и бывает приятно, спокойно и солнечно. Временами приближается погода, темно и ненастно. Наши мысли тоже могут быть такими. Позволить мыслям приходить и уходить, когда они хотят, чтобы вторую мысль можно было замечать или не увлекаться мыслями. Третий — замечать мысли и не позволять им влиять на поведение.

У нас могут быть негативные мысли или негативные убеждения, но они не обязательно должны влиять на наше поведение.

По сути, у нас могут быть негативные мысли или негативные убеждения, но они не обязательно должны влиять на наше поведение.Это очень важно при хронической боли. Например, вы можете подумать, что это упражнение не очень хорошо для моей спины, но оно не обязательно должно влиять на ваше поведение, если вы выполняете это упражнение или занимаетесь другими видами деятельности, аналогичными этому упражнению, думая, что они будут опасны для вашего позвоночника. Это пример когнитивной дезинтеграции. Позволять мыслям приходить и уходить, замечать мысли и не увлекаться ими и замечать, что мысли не должны влиять на поведение.

Было изучено сравнение когнитивной реструктуризации или когнитивной переоценки с методами когнитивной дефузии. Это статья 2016 года из журнала Behavior Modification, в которой они рассматривали когнитивную реструктуризацию в сравнении с когнитивной дезинтеграцией, чтобы справиться с негативными мыслями. Из всего этого вышли три важные вещи, которые я здесь изложил. Во-первых, негативные мысли испытывают от 80% до 99% населения. Делиться этим с людьми, которые страдают от боли, очень важно, потому что это нормализует наши нормальные модели человеческого мышления.

Если вы можете нормализовать то, что у всех нас есть негативные мысли, у тех из нас, у кого нет боли, и у тех из нас, у кого есть боль. Это хороший способ помочь уменьшить тревогу по поводу боли. Второй пункт, который у нас есть, заключается в том, что когнитивная дезинтеграция снижает достоверность мыслей, что интересно. Несмотря на то, что мы не пытаемся воздействовать на убеждения с помощью ACT, когнитивная дезинтеграция каким-то образом снижает достоверность. Это увеличивало чей-то комфорт и желание иметь негативные мысли и увеличивало позитивное влияние больше, чем когнитивная реструктуризация.

Наконец, наиболее важные данные, полученные в результате этого исследования, заключались в том, что частота негативных мыслей была снижена в группе дефузии. Он сохранился в группе реструктуризации и увеличился в контрольной группе или группе, в которой не было инструкций. Когнитивная дефузия с этой конкретной группой в отношении негативных мыслей помогает снизить частоту мыслей, поддерживая когнитивную реструктуризацию. В отношении когнитивной реструктуризации изменений не было. Некоторая хорошая информация, которая показывает, что может быть сильное место для использования когнитивной дезинфекции, чтобы позволить мысли или замечать мысли вместо простого изменения мыслей и убеждений.Ранее я обещал вам три простых метода когнитивной дефузии, которые вы можете применить в своей клинике прямо сейчас. Мы помогаем людям осознать мысли или помогаем им наблюдать мысли или замечать мысли. Вот что вы можете сделать со своим пациентом, чтобы попросить его замечать мысли.

Во-первых, что ваш разум говорит вам прямо сейчас? Это простой вопрос. Может быть, когда вы начинаете их выполнять новое упражнение, или, может быть, вы выполняете технику мануальной терапии, которая, может быть, немного болезненна, или они рассказывают о своем опыте с их болью, остановите их аккуратно и мягко и скажите: , «Что ты сейчас думаешь о боли?» Посмотрите, что они говорят.Остановить поток своих мыслей и дать им понять или понаблюдать за тем, что их разум говорит им прямо сейчас. Вторая фраза, что транслируется в твоей голове? По сути, если смотреть на ум как на новости, что транслирует ваш ум? Какую историю вам рассказывает ваш разум? Я не говорю, что это правда или ложь. Что транслирует ваш разум? Если бы вы остановились прямо сейчас на одну минуту и ​​заметили свои мысли, вы бы заметили, что разум транслирует все различные типы мыслей в течение 60 секунд.

Наконец, какие мысли порождает ваш разум? Ваш разум генерирует негативные мысли прямо сейчас или ваш разум генерирует позитивные мысли? Помогая людям заметить, что ум генерирует как положительные, так и отрицательные, так и нейтральные мысли, независимо от того, делаем ли мы что-либо для облегчения этого, ум сам по себе транслирует различные мысли, ум транслирует мысли, которые являются положительными, мысли отрицательными и некоторые нейтральные. Распознавать, замечать или наблюдать то, что ваш разум говорит вам прямо сейчас, — это способ работать над процессом когнитивной дезинтеграции.Мы не только замечаем мысли, но и помогаем людям определить то, что называется работоспособностью и принятием в когнитивной терапии. Работоспособность — это концепция. Соответствует ли поведение, которое вы выполняете, вашим личным ценностям и целям? Что интересно в поведенческой терапии в целом, так это то, что мысли рассматриваются как поведение. Мы помогаем людям лучше понять работоспособность своих мыслей.

Три вопроса, которые вы можете задать своему пациенту: если вы крепко держитесь за эту мысль, поможет ли она вам вернуться к той деятельности и той жизни, которую вы хотите? Во-вторых, если вы позволите этой мысли указывать вам, что делать, будет ли это стремление к той жизни, которую вы хотите, или заставит вас застрять в страданиях? По сути, разум может быть почти хулиганом и заставлять вас делать что-то.В-третьих, если вы остановитесь, потому что ваш разум говорит, что это будет больно, или потому, что ваш разум транслирует мысль, которая не делает этого, будет ли это перемещать вас к или от того, кто и что важно в вашей жизни? Очень важна концепция работоспособности и работы над ней в сеансе с точки зрения когнитивной дезинтеграции.

Ум сам генерирует положительные, отрицательные и нейтральные мысли, независимо от того, делаем ли мы что-нибудь для этого или нет.

Наконец, мы просим пациентов замечать, когда они сливаются со своими собственными мыслями.Слиться с собственными мыслями — значит представить себе вихрь мыслей, кружащихся вокруг вашей головы, и вы не можете видеть дорогу перед собой. Мы помогаем людям получить пространство или дистанцироваться между ними и их мыслями. Например, насколько вы увлечены этой мыслью здесь и сейчас? Вы можете спросить кого-нибудь, если он скажет: «Нет, я не могу сделать это упражнение. Это упражнение плохо влияет на мою спину ». Вот и сейчас, как вас захватила мысль о том, что если вы наклонитесь вперед, у вас будет больше боли в спине.Во-вторых, вы можете спросить, заметили ли вы, как ваш разум зацепил вас, или пытались взять под контроль, защитить вас или запугать вас, когда вы выполняете это упражнение или когда мы вместе проводим сеанс терапии. Простые способы помочь пациентам заметить, когда они сливаются со своим собственным мышлением.

Вопрос в том, фокусируется ли традиционная когнитивно-поведенческая терапия и обучение боли на уменьшении симптомов, в частности, симптомов боли, но также симптомы страха и тревоги важны для этих подходов.Изменение мыслей — это уменьшение боли и изменение мыслей, необходимых для возвращения к функциям. Это из журнала Консультации клинического психолога за 2017 год, в котором задается вопрос, необходимо ли снижение интенсивности боли и отсроченного переживания боли? Что они сделали, так это они взяли пациентов, которые прошли многопрофильную программу принятия и приверженности лечению боли. Они провели несколько последующих исследований через три месяца с участием около 174 пациентов.

Они обнаружили, что уменьшение боли и связанного с болью дистресса, таких вещей, как тревога, депрессия и катастрофическая боль, не обязательно должно уменьшаться, чтобы функционирование увеличивалось.Снижение интенсивности боли, мысли и убеждения, связанные с болью, не обязательно должны измениться, чтобы наши пациенты вернулись к той богатой, полной и активной жизни, которой они желают. Помимо тех междисциплинарных вмешательств, которые проводятся в больницах, у нас явно не хватает таковых в Соединенных Штатах Америки. Если вы физиотерапевт или другой практикующий врач, который внедряет принципы АКТ в свое лечение или сеансы лечения, в 2019 году журнал Journal of Pain, который показал, что АКТ в сочетании с физиотерапией помогло снизить инвалидность.И для пациентов, и для врачей было приемлемо оказывать подобную помощь в клинике. Этот физиотерапевт может использовать принципы ACT с высокой точностью, что означает, что они могут оставаться верными модели боли ACT.

Семь различий между АКТ и обучением боли

Вероятно, самый частый вопрос, который я получаю от физиотерапевта: «Джо, в чем разница между ACT и обучением боли?» Есть семь различий или семь различий между ACT и обучением боли.Воспитание боли меняет мысли или убеждения. ДЕЙСТВИЕ позволяет допускать мысли и убеждения. Обучение боли направлено на облегчение боли или симптомов. ACT помогает людям по-разному реагировать на боль или другие типы симптомов. В обучении боли нет работы по ценностям. Существует процесс разъяснения ценностей, который является ключевым процессом когнитивных изменений, который является частью терапии принятия и приверженности. В обучении боли есть так называемое ступенчатое воздействие. Это либо временная контингентность, которая произойдет с течением времени.С ACT больше поведенческого воздействия. Если кто-то хочет заниматься чем-то или упражнением, даже если это соответствует их ценностям, и мы призываем их делать это, даже если может возникнуть некоторый дискомфорт или даже боль.

Обучение боли имеет один процесс изменения — новое знание или новое образование. В ACT есть те шесть основных процессов, которые складываются в эти семь процессов психологической гибкости. Что касается АКТ, было проведено более 300 рандомизированных контрольных испытаний примерно в 6 или 7 метаанализов по лечению хронической боли и связанных с ней состояний.Меньше в том, что касается обучения боли, это гораздо более новый метод. Мы все еще узнаем больше об обучении боли. Это важная работа, которую мы должны продолжать изучать.

Наконец, я сделаю эпизод на эту тему, касающийся терапевтических отношений. В целом терапевтические отношения с обучением боли сопряжены с риском неравенства, поскольку поставщик или практикующий врач знает больше, чем пациент. Что касается ACT, потому что мы работаем над тем, чтобы быть открытыми, осведомленными и вовлеченными или открытыми, осведомленными и активными, не только с пациентом, но и с нами, с поручениями.Мы хотим развивать те же психологические процессы. Этим мы стремились к терапевтическим отношениям равенства.

То есть как практик я не обязательно владею какой-либо важной или важной информацией. Я считаю, что информация, которая поможет кому-то исцелиться и двигаться дальше или двигаться вперед от боли, находится в них. То, что я делаю как практик, способствует их ценностям, и их цель — помочь им преодолеть боль. Терапевтические отношения между обучением боли и терапией принятия и приверженности сильно различаются.В этот момент вы, вероятно, думаете, что существует традиционная когнитивно-поведенческая терапия. Существует терапия принятия и приверженности. Есть обучение боли, обучение нейробиологии боли, какой метод мне выбрать? В European Journal of Pain было проведено исследование, посвященное этому вопросу. Они задали вопрос, каковы необходимые компоненты психологического лечения в программах лечения хронической боли?

Информация, которая поможет кому-то исцелиться и двигаться дальше или двигаться вперед от боли, находится в них.

В результате были три аспекта или три компонента, которые являются золотым стандартом психологического лечения боли, а именно обучение боли или психообразование. Вы можете использовать их как взаимозаменяемые. Любой тип когнитивно-поведенческого подхода и стратегии увеличения физической активности. Если вы можете объединить эти три, эти три компонента станут необходимыми компонентами психологического лечения боли. В этом конкретном исследовании говорится о любой когнитивно-поведенческой терапии.Я хотел бы поделиться с вами, почему я склонен немного больше склоняться к АКТ в отношении лечения хронической боли. Первым из этого систематического обзора и метаанализа 2011 года является то, что мы знаем, что ACT имеет сопоставимые размеры эффекта в отношении как физического, так и психического здоровья по сравнению с другими типами традиционной когнитивно-поведенческой терапии. Мы знаем, что это, вероятно, не хуже традиционных когнитивно-поведенческих методов лечения.

Позже, в 2016 году, журнал Когнитивно-поведенческой терапии, ACT показал значительно более сильное воздействие на депрессию и тревогу, чем снижение стресса на основе осознанности или когнитивная терапия на основе осознанности.Снижение стресса на основе осознанности технически не является когнитивно-поведенческой терапией, но в него заложено множество принципов когнитивных и поведенческих компонентов. Когнитивная терапия, основанная на внимательности, — это традиционная когнитивно-поведенческая модель, в которую вплетается немного внимательности. ACT показала более сильное воздействие на депрессию и тревогу, чем эти два разных вмешательства. Это важно. Я знаю, что многие наши клиенты борются с депрессией и тревогой. Некоторым людям ACT может быть лучше.

Наконец, в 2017 году новый систематический обзор и метаанализ показали, что существуют значительные средние и большие эффекты в отношении боли, принятия и психологической гибкости. Это важно, особенно как физиотерапевт, приятие боли, если я могу помочь немного сдвинуть иглу в принятии боли и психологической гибкости, люди с большей вероятностью будут заниматься упражнениями и физической активностью. Я хочу поблагодарить вас за то, что вы прочитали этот выпуск шоу и посетили эту сессию.Это доступно в течение двух часов CE / CEU. Вы можете получить доступ к нему на веб-сайте IntegrativePainScienceInstitute.com . Перейдите на вкладку Курсы, затем вниз к Слушать и учиться, а затем нажмите Эпизод номер 195. Как только вы войдете в курс, вы сможете снова получить доступ к этому эпизоду, если захотите прочитать его снова, весь слайд там будет презентация, и вам будет предложена короткая, короткая, легко обсуждаемая викторина, чтобы вы могли получить свои CEU.

Подводя итог этому эпизоду, можно выбрать из множества когнитивно-поведенческих методов лечения хронической боли.Некоторые сосредотачиваются на изменении мыслей и убеждений, другие, как ACT, сосредоточены на наблюдении и различном отношении к мыслям и убеждениям. Эти методы могут сосуществовать вместе. Например, вы можете провести первое занятие и немного поработать над обучением боли. Оттуда, если вы заметите, что мысли и убеждения не меняются, то, возможно, будет разумным перейти в сторону более принятия и осознанного подхода к боли. Эти методы могут сосуществовать вместе.

Я рекомендую вам попытаться объединить их вместе, потому что на самом деле не существует одного метода, который работал бы для каждого пациента.Не существует единого метода, который работал бы с каждым типом диагностики. Я рекомендую вам смешивать и согласовывать это с потребностями пациента и клинической картиной пациента. Было здорово провести это время с вами, чтобы обсудить, чем ACT отличается от традиционной когнитивно-поведенческой терапии или вмешательств по обучению боли. Слушайте, изучайте и зарабатывайте эпизоды CEU. Убедитесь, что вы зашли на веб-сайт Интегрированного института науки о боли и подписались на эту недорогую, легкую и доступную CEU.Увидимся в следующий раз.

Важные ссылки:

Любите шоу? Подпишитесь, оцените, просмотрите и поделитесь!

Присоединяйтесь к сообществу подкастов Healing Pain сегодня:

Поведенческая терапия и тестирование ABA

Терапия принятия и приверженности (ACT)

Присутствовать, открываться и делать то, что важно

Общая цель ACT — повысить психологическую гибкость — способность более полно контактировать с настоящим моментом как сознательное человеческое существо, а также изменять или сохранять поведение, когда это служит целям.Психологическая гибкость достигается посредством шести основных процессов ACT. Каждая из этих областей концептуализируется как положительный психологический навык, а не просто как метод избегания психопатологии.

ACT — это подход, основанный на теории реляционных рамок, форме клинического прикладного анализа поведения, который используется для лечения тревоги, травм, горя, зависимости и эмоциональных проблем для людей всех возрастов.

Если вы считаете, что вашему ребенку или члену семьи будет полезен этот вид терапии, или если они не отреагировали на традиционную КПТ, свяжитесь с нами сегодня по поводу приема!

Психологическая гибкость

В целом каждый из этих процессов поддерживает другую и всю целевую психологическую гибкость: процесс полного контакта с настоящим моментом как сознательного человеческого существа и сохранения или изменения поведения на службе выбранных ценностей.Шесть процессов можно разделить на две группы. Процессы внимательности и принятия включают в себя принятие, разобщение, контакт с настоящим моментом и себя как контекст. В самом деле, эти четыре процесса обеспечивают работоспособное поведенческое определение внимательности (см. Fletcher & Hayes в прессе в разделе публикаций). Процессы изменения приверженности и поведения включают в себя контакт с настоящим моментом, «я» как контекст, ценности и совершенное действие. Контакт с настоящим моментом и самим собой как контекстом происходит в обеих группах, потому что вся психологическая деятельность сознательных людей включает в себя известное сейчас.

Щелкните ниже, чтобы узнать больше о каждом компоненте


Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: в старте

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Влияние окружающей среды на поведение, связанное с энергетическим балансом: взгляд на два процесса | Международный журнал поведенческого питания и физической активности

  • 1.

    French SA, Worsley T: Какова роль теории в вмешательствах, направленных на изменение поведения в отношении здоровья ?. Закон Int J Behav Nutr Phys. 2004, 1: 9-

    Статья Google ученый

  • 2.

    Джеффри Р.У .: Как сделать теорию поведения в отношении здоровья более полезной для исследования интервенций ?. Закон Int J Behav Nutr Phys. 2004, 1: 10-

    Статья Google ученый

  • 3.

    Бруг Дж., Унема А., Феррейра И.: Теория, доказательства и картирование вмешательств для улучшения питания и мероприятий по физической активности.Закон Int J Behav Nutr Phys. 2005, 2: 2-

    Статья Google ученый

  • 4.

    Ротман AJ: «Нет ли ничего более практичного, чем хорошая теория?»: Почему появятся инновации и достижения в области изменения поведения в отношении здоровья, если вмешательства будут использоваться для проверки и уточнения теории. Закон Int J Behav Nutr Phys. 2004, 1: 11-

    Статья Google ученый

  • 5.

    Booth SL, Ritenbaugh C, Sallis JF, Hill JO, Birch LL, Frank LD, Glanz K, Himmelgreen DA, Mudd M, Popkin BM, Richard KA, StJeor S, Hays NP: Экологические и социальные факторы влияют на выбор продуктов питания и физическая активность: обоснование, влияние и точки воздействия.Nutr Rev.2001, 59: S21-S39.

    CAS Статья Google ученый

  • 6.

    Baranowski T, Cullen KW, Nicklas T, Thompson D, Baranowski J: Полезна ли текущая модель изменения поведения в отношении здоровья в руководстве усилиями по предотвращению увеличения веса ?. Obes Res. 2003, 11: 23С-43С.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Оуэн Н., Хампел Н., Лесли Е., Бауман А., Саллис Дж. Ф .: Понимание влияния окружающей среды на ходьбу.Обзор и программа исследования. Am J Prev Med. 2004, 27: 67-76.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Саллис Дж. Ф., Бауман А., Пратт М.: Экологические и политические меры по поощрению физической активности. Am J Prev Med. 1998, 15: 379-397.

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Суинберн Б., Эггер Дж., Раза Ф: Анализ среды, вызывающей ожирение: разработка и применение основы для выявления и определения приоритетности экологических вмешательств при ожирении.Предыдущая Мед. 1999, 29: 563-570.

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    МакКормак Дж., Джайлс-Корти Б., Ланге А., Смит Т., Мартин К., Пикора Т.Дж .: Обновленные данные о связи между объективными и самоотчетными измерениями физической среды и поведения при физической активности. J Sci Med Sport. 2004, 7 (1 приложение): 81-92.

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Феррейра И., Ван дер Хорст К., Вендель-Вос В., Кремерс С., Ван Ленте Ф., Брюг Дж .: Потенциальные экологические детерминанты физической активности в молодости. Экологические детерминанты и вмешательства в отношении физической активности, питания и курения: обзор. Под редакцией: Брюг Дж., Ван Лент Ф. 2005, Зутермер: Speed-Print, 32-76.

    Google ученый

  • 12.

    Ван дер Хорст К., Оенема А., Феррейра И., Вендель-Вос В., Гискес К., Бруг Дж .: Потенциальные экологические детерминанты избранного пищевого поведения молодежи.Экологические детерминанты и вмешательства в отношении физической активности, питания и курения: обзор. Под редакцией: Брюг Дж. И Ван Ленте Ф. 2005, Зутермер: Speed-Print, 168-202.

    Google ученый

  • 13.

    Дункан М.Дж., Спенс Дж. К., Маммери У.К .: Воспринимаемая среда и физическая активность: метаанализ выбранных характеристик окружающей среды. Закон Int J Behav Nutr Phys. 2005, 2: 11-

    Статья Google ученый

  • 14.

    Хампел Н., Оуэн Н., Лесли Э: Факторы окружающей среды, связанные с участием взрослых в физической активности: обзор. Am J Prev Med. 2002, 22: 188-199.

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Петти Р. Э., Качиоппо Дж. Т.: Коммуникация и убеждение, центральные и периферийные пути изменения отношения. 1986, Нью-Йорк: Springer-Verlag

    Google ученый

  • 16.

    Fazio RH: Множественные процессы, с помощью которых отношения определяют поведение: Модель MODE как интегративная структура.Успехи экспериментальной социальной психологии. Под редакцией: Занна М.П. 1990, Сан-Диего, Калифорния: Academic Press, 23: 75-109.

    Google ученый

  • 17.

    Московиц Г.Б., Скурник И., Галински А.Д.: История понятий двойного процесса и будущее предсознательного контроля. Теории двойственного процесса в социальной психологии. Отредактировано: Chaiken S, Trope Y.1999, Нью-Йорк: Guilford Press, 12-36.

    Google ученый

  • 18.

    Bargh JA, Chartrand TL: Невыносимая автоматичность бытия. Am Psychol. 1999, 54: 462-479.

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Всемирная организация здравоохранения / Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН: Диета, питание и профилактика хронических заболеваний: отчет о совместной консультации экспертов ВОЗ / ФАО. 2003 г., Женева: Всемирная организация здравоохранения

    Google ученый

  • 20.

    Троиано Р.П., Мачера, Калифорния, Баллард-Барбаш Р.: Будьте физически активными каждый день. Как мы можем знать ?. J Nutr. 2001, 131: 451С-460С.

    CAS Google ученый

  • 21.

    Вестертерп КР: Характер и интенсивность физической активности. Природа. 2001, 410: 539-

    CAS Статья Google ученый

  • 22.

    Hill JO, Wyatt HR, Melanson EL: Вклад генетики и окружающей среды в ожирение.Med Clin North Am. 2000, 84: 333-345.

    CAS Статья Google ученый

  • 23.

    Ренни К.Л., Джонсон Л., Джебб С.А.: Поведенческие детерминанты ожирения. Лучшая практика Res Clin Endocrinol Metab. 2005, 19: 343-358.

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Кремерс SPJ, Visscher TLS, Seidell JC, Van Mechelen W., Brug J: Когнитивные детерминанты поведения, связанного с энергетическим балансом: Проблемы измерения.Sports Med. 2005, 35: 923-933.

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Коплан Дж. П., Ливерман К. Т., Краак В. И.: Здоровье на волоске. 2005, Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press

    Google ученый

  • 26.

    Бруг Дж., Ван Ленте Ф .: Детерминанты окружающей среды и меры вмешательства в отношении физической активности, питания и курения: обзор. 2005, Зутермейр: Speed-Print

    Google ученый

  • 27.

    Кросби Р.А., Кеглер М.К., Диклементе Р.Дж.: Понимание и применение теории в практике и исследованиях по укреплению здоровья. Новые теории в практике и исследованиях в области укрепления здоровья: стратегии улучшения общественного здоровья. Под редакцией: DiClemente RJ, Crosby RA, Kegler MC. 2002, Сан-Франциско, Калифорния: Джози-Басс

    Google ученый

  • 28.

    Янц Н.К., Беккер М.Х .: Модель веры в здоровье: десять лет спустя. Health Education Quart. 1984, 11: 1-47.

    CAS Статья Google ученый

  • 29.

    Maddux JE, Rogers RW: Защитная мотивация и самоэффективность: пересмотренная теория призывов к страху и изменения отношения. J Exp Soc Psychol. 1983, 19: 469-79.

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Прочаска Ю.О., ДиКлементе К.С.: Этапы и процессы самоизменения курения: к интегративной модели изменений. J Консультируйтесь с Clin Psychol.1983, 51: 295-304.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Айзен I: Отношения, личность и поведение. 1988, Милтон Кейнс: Издательство Открытого университета

    Google ученый

  • 32.

    Годин Г, Кок Г: Теория запланированного поведения: обзор ее приложений к поведению в отношении здоровья. Am J Health Promoot. 1996, 11: 87-98.

    CAS Статья Google ученый

  • 33.

    Армитаж CJ, Коннер М: Эффективность теории запланированного поведения: метааналитический обзор. Br J Soc Psychol. 2001, 40: 471-499.

    CAS Статья Google ученый

  • 34.

    Brassington GS, Atienza AA, Perczek RE, DiLorenzo TM, King AC: связанные с вмешательством когнитивные и социальные медиаторы приверженности к упражнениям у пожилых людей. Am J Prev Med. 2002, 23 (2С): 80-86.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Проданюк Т.Р., Плотников Р.К., Спенс Дж. К., Уилсон П.М.: Влияние самоэффективности и ожидаемых результатов на взаимосвязь между воспринимаемой средой и физической активностью на рабочем месте. Закон Int J Behav Nutr Phys. 2004, 1: 7-

    Статья Google ученый

  • 36.

    De Bruijn GJ, Kremers SPJ, Van Mechelen W., Schaalma H, Brug J: Детерминанты использования подростками велосипеда при транспортировке и перекусывании. Предыдущая Мед.2005, 40: 658-667.

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Мартенс М., Ван Ассема П., Брюг Дж .: Почему подростки едят то, что едят? Личные и социальные факторы окружающей среды для прогнозирования потребления фруктов, закусок и завтрака среди голландских 12 14-летних студентов. Public Health Nutr. 2005, 8 (8): 1258-65.

    CAS Статья Google ученый

  • 38.

    Льюис Б.А., Маркус Б.Х., Пейт Р.Р., Данн А.Л.: Психосоциальные медиаторы поведения при физической активности среди взрослых и детей.Am J Prev Med. 2002, 23 (2С): 26-35.

    Артикул Google ученый

  • 39.

    De Bourdeaudhuij I., Sallis J: Относительный вклад психосоциальных переменных в объяснение физической активности в трех популяционных выборках взрослых. Предыдущая Мед. 2002, 34: 279-288.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Айзен И., Фишбейн М: Установки и отношение отношение-поведение: разумные и автоматические процессы.Eur Rev Soc Psychol. 2001, 11: 1-33.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Chartrand TL: Роль сознательной осведомленности в поведении потребителей. J Cons Psychol. 2005, 15: 203-210.

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Bargh JA: Четыре всадника автоматизма: Осведомленность, намерение, эффективность и контроль в социальном познании. Справочник социального познания.Отредактировано: Wyer Jr RS, Srull TK. 1994, Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc, 1-40.

    Google ученый

  • 43.

    Аартс Х., Дейкстерхейс А: Автоматическая активация целенаправленного поведения: случай привычки путешествовать. J Environ Psychol. 2000, 20: 75-82.

    Артикул Google ученый

  • 44.

    Джонстон Л: Поведенческая мимикрия и стигматизация. Soc Cogn.2002, 20: 18-35.

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Gollwitzer PM: Достижение цели: роль намерений. Eur Rev Soc Psychol. 1993, 4: 141-185.

    Артикул Google ученый

  • 46.

    Голлвитцер П.М.: Волевые преимущества планирования. В психологии действия: связь познания и мотивации с поведением. Отредактировано: Gollwitzer PM, Bargh JA. 1996, Лондон: Guilford Press

    Google ученый

  • 47.

    Bargh JA, Gollwitzer PM: Экологический контроль целенаправленного действия: автоматические и стратегические непредвиденные обстоятельства между симуляциями и поведением. Симпозиум Небраски по мотивации. 1994, 41: 71-124.

    CAS Google ученый

  • 48.

    Verplanken B, Faes S: Хорошие намерения, вредные привычки и влияние формирования намерений реализации на здоровое питание. Eur J Soc Psychol. 1999, 29: 591-604.

    Артикул Google ученый

  • 49.

    Armitage CJ: Доказательства того, что намерения реализации снижают потребление жиров с пищей: рандомизированное исследование. Health Psychol. 2004, 23: 319-323.

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Förster J: Влияние двигательных действий приближения и избегания на прием пищи. Eur J Soc Psychol. 2003, 33: 339-350.

    Артикул Google ученый

  • 51.

    Берридж К.С., Винкельман П .: Что такое бессознательная эмоция? (Случай неосознанной «симпатии»).Cogn Emot. 2003, 17: 181-211.

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Fuhrmann A, Kuhl J: Соблюдение здоровой диеты: влияние личности и самонаказания в сравнении с самонаказанием на приверженность и выполнение самостоятельно выбранных и поставленных целей. Психологическое здоровье. 1998, 12: 651-686.

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Sallis JF, Hovell MF, Hofstetter CR: Предикторы принятия и поддержания высокой физической активности у мужчин и женщин.Предыдущая Мед. 1992, 21: 237-251.

    CAS Статья Google ученый

  • 54.

    Фостер К., Хиллсдон М., Торогуд М.: Восприятие окружающей среды и ходьба у взрослых англичан. J Epidemiol Community Health. 2004, 58: 924-928.

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Хампел Н., Маршалл А.Л., Лесли Э., Бауман А., Оуэн Н.: Изменения в прогулке по окрестностям связаны с изменениями в восприятии атрибутов окружающей среды.Ann Behav Med. 2004, 27: 60-67.

    Артикул Google ученый

  • 56.

    Хампел Н., Оуэн Н., Айверсон Д., Лесли Е., Бауман А. Воспринимаемые атрибуты окружающей среды, жилое местоположение и ходьба для определенных целей. Am J Prev Med. 2004, 26: 119-125.

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Bengoechea EG, Spence JC, McGannon KR: Гендерные различия в воспринимаемых экологических коррелятах физической активности.Закон Int J Behav Nutr Phys. 2005, 2: 12-

    Статья Google ученый

  • 58.

    Сумински Р.Р., Карлос Постон В.С., Петоса Р.Л., Стивенс Э., Катценмойер Л.: Особенности окружающей среды и прогулки взрослых США. Am J Prev Med. 2005, 28: 149-155.

    Артикул Google ученый

  • 59.

    Чинн Д. Д., Уайт М., Харланд Дж., Дринкуотер С., Рэйбоулд С. Барьеры для физической активности и социально-экономическое положение: последствия для укрепления здоровья.J Epidemiol Community Health. 1999, 53: 191-192.

    CAS Статья Google ученый

  • 60.

    Джайлс-Корти Б., Донован Р.Дж .: Различия в социально-экономическом статусе в уровнях физической активности в рекреационных целях и реальном и предполагаемом доступе к благоприятной физической среде. Предыдущая Мед. 2002, 35: 601-611.

    Артикул Google ученый

  • 61.

    Кинг А.С., Кастро С., Уилкокс С., Эйлер А.А., Саллис Дж. Ф., Браунсон Р. К.: Личные и экологические факторы, связанные с отсутствием физической активности среди различных расово-этнических групп U.С. Женщины среднего и старшего возраста. Health Psychol. 2000, 19: 354-364.

    CAS Статья Google ученый

  • 62.

    Эйлер А.А., Матсон-Коффман Д., Ром Янг Д., Уилкокс С., Уилбур Дж., Томпсон Дж. Л., Сандерсон Б., Эвенсон К. Р.: Количественное исследование коррелятов физической активности у женщин из различных расовых / этнических групп. Am J Prev Med. 2003, 25 (3Si): 93-103.

    Артикул Google ученый

  • 63.

    Родос Р.Э., Курнея К.С., Гайдук Л.А.: Модерирует ли личность теорию запланированного поведения в области упражнений ?. J Sport Exerc Psychol. 2002, 24: 120-132.

    Google ученый

  • 64.

    Родс Р.Э., Курнея К.С., Джонс Л.В.: Теория запланированного поведения и черт личности низшего порядка: эффект взаимодействия в области упражнений. Pers Ind Diff. 2005, 38: 251-265.

    Артикул Google ученый

  • 65.

    Родс Р.Э., Курнея К.С., Джонс Л.В.: Личность и социальные когнитивные влияния на поведение при выполнении упражнений: добавление признака активности в теорию запланированного поведения. Psychol Sport Exerc. 2004, 5: 243-254.

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Де Брюйн Г.Дж., Кремерс С.П.Дж., Ван Мехелен В., Брюг Дж .: Связана ли личность с потреблением фруктов и овощей и физической активностью у подростков ?. Health Education Res. 2005, 20: 635-644.

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Брюг Дж., Ван Ассема П., Лендеринк Т., Гланц К., Кок Дж. Дж .: Самостоятельная оценка потребления жиров с пищей: связь с объективной оценкой жира, психосоциальными факторами и намерением измениться. J Nutr Educ. 1994, 26: 218-223.

    Артикул Google ученый

  • 68.

    Lechner L, Brug J, De Vries H: Заблуждения о потреблении фруктов и овощей. J Nutr Educ. 1997, 29: 313-320.

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Богерс Р.П., Брюг Дж., Ван Ассема П., Дагнели П.С.: Объяснение потребления фруктов и овощей: теория запланированного поведения и неправильное представление об уровнях потребления. Аппетит. 2004, 42: 157-166.

    CAS Статья Google ученый

  • 70.

    Хьюстон MJ, Ротшильд ML: Концептуальные и методологические перспективы участия. Границы исследования в маркетинге: диалоги и направления. Под редакцией: Джейн С. 1978, Чикаго: Американская ассоциация маркетинга

    Google ученый

  • 71.

    Kremers SPJ, Mudde AN, De Vries NK, Brug J, De Vries H: Незапланированное начало курения: новые идеи и последствия для вмешательств. Консультант по обучению пациентов. 2004, 55: 345-352.

    Артикул Google ученый

  • 72.

    Фацио Р. Х., Таулз-Швен Т.: MODE-модель процессов отношения и поведения. Теории двойственного процесса в социальной психологии. Отредактировано: Chaiken S, Trope Y.1999, Нью-Йорк: Guilford Press

    Google ученый

  • 73.

    Аартс Х., Паулюссен Т., Шаалма Х .: Привычка к физическим упражнениям: о концептуализации и формировании привычного поведения в отношении здоровья. Health Education Res. 1997, 12: 363-374.

    CAS Статья Google ученый

  • 74.

    Райтакари О.Т., Лейно М., Ракконен К., Поркка К.В., Таймела С., Расанен Л., Виикари Дж.С.: Кластеризация рискованных привычек у молодых людей: исследование сердечно-сосудистых рисков у молодых финнов. Am J Epidemiol. 1995, 142: 36-44.

    CAS Google ученый

  • 75.

    Simoes EJ, Byers T, Coates RJ, Serdula MK, Mokdad AH, Heath GW: Связь между физической активностью в свободное время и диетическим жиром у взрослых американцев. Am J Public Health. 1995, 85: 240-244.

    CAS Статья Google ученый

  • 76.

    Haraldsdottir J, Andersen LB: Диетические факторы, связанные с фитнесом у молодых мужчин и женщин. Предыдущая Мед. 1994, 23: 490-497.

    CAS Статья Google ученый

  • 77.

    Джонсон М.Ф., Николс Дж.Ф., Саллис Дж.Ф., Калфас К.Дж., Ховелл М.Ф.: Взаимосвязь между физической активностью и другим поведением в отношении здоровья среди университетских женщин и мужчин. Предыдущая Мед. 1998, 27: 536-544.

    CAS Статья Google ученый

  • 78.

    Schuit AJ, Van Loon AJ, Tijhuis M, Ocke M: Кластеризация факторов риска образа жизни среди взрослого населения в целом. Предыдущая Мед. 2002, 35: 219-224.

    Артикул Google ученый

  • 79.

    Кремерс С.П., Де Брёйн Г.Дж., Шаалма Х., Бруг Дж .: Кластеризация поведения, связанного с энергетическим балансом, и их внутриличностных детерминант. Психологическое здоровье. 2004, 19: 595-606.

    Артикул Google ученый

  • 80.

    Велк GJ: Модель поощрения физической активности молодежи: концептуальный мост между теорией и практикой. Квест. 1999, 51: 5-23.

    Артикул Google ученый

  • 81.

    Гарсия Бенгоэча Э., Джонсон Дж .: Теория экологических систем и развитие детей в спорте: к парадигме исследования процесс-человек-контекст-время. Avante. 2000, 7: 20-31.

    Google ученый

  • 82.

    Пикора Т., Джайлс-Корти Б., Булл Ф., Ямрозик К., Донован Р.: Разработка основы для оценки экологических детерминант ходьбы и езды на велосипеде. Soc Sci Med. 2003, 56: 1693-1703.

    Артикул Google ученый

  • 83.

    Спенс Дж. К., Ли РЭ: На пути к всеобъемлющей модели физической активности. Psychol Sport Exerc. 2003, 4: 7-24.

    Артикул Google ученый

  • 84.

    Гланц К., Саллис Дж. Ф., Селенс Б. Э., Франк Л. Д.: Среда здорового питания: концепции и меры. Am J Health Promoot. 2005, 19: 330-333.

    Артикул Google ученый

  • 85.

    Kremers SPJ, Visscher TLS, Brug J, Chin A, Paw MJM, Schouten EG, Schuit AJ, Seidell JC, Van Baak MA, Van Mechelen W, Kemper HCG, Kok FJ, Saris WHM, Kromhout D: Нидерланды Исследовательская программа «Предупреждение набора веса» (NHF-NRG): обоснование, цели и стратегии.Eur J Clin Nutr. 2005, 59: 498-507.

    CAS Статья Google ученый

  • 86.

    Оксман А.Д., Фретхейм А., Флотторп С: теория использования научных исследований ОФФ. J Clin Epidemiol. 2005, 58: 113-116.

    Артикул Google ученый

  • 87.

    Бронфенбреннер У: Среда в перспективе развития: теоретические и операционные модели. Измерение окружающей среды на протяжении всей жизни: новые методы и концепции.Отредактировано: Friedman SL, Wachs TD. 1999, Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 3–28.

    Google ученый

  • 88.

    Фостер К., Хиллсдон М.: Изменение окружающей среды для улучшения физической активности, укрепляющей здоровье. J Sports Sci. 2004, 22: 755-769.

    Артикул Google ученый

  • 89.

    Jager W, Boers S, Eckringa C, Westerhof JD: Эффективность подсказок в изменении привычного поведения [на голландском языке].Neth J Psychol. 1996, 51: 173-182.

    Google ученый

  • 90.

    Адамс Дж., Уайт М.: Системный подход к разработке и оценке вмешательства, способствующего использованию лестниц. Health Educ J. 2002, 61: 272-286.

    Артикул Google ученый

  • 91.

    Смит Дж. М., Беннетт Р.: Несколько предшествующих стратегий снижения вредного для окружающей среды поведения. Psychol Reports.2002, 70: 241-242.

    Артикул Google ученый

  • 92.

    Фридман С.Л., Вакс Т.Д .: Измерение окружающей среды на протяжении всей жизни: новые методы и концепции. 1999, Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация

    Google ученый

  • 93.

    Kremers SPJ, Brug J, De Vries H, Engels RCME: Стиль воспитания и потребление фруктов подростками. Аппетит. 2003, 41: 43-50.

    Артикул Google ученый

  • 94.

    Wachs TD: Празднование сложности: концептуализация и оценка окружающей среды.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.