Философия руссо кратко и понятно: философия и его основные идеи

Жан-Жак Руссо и его философия

Французский философ

Имя французского философа известно на весь мир. Годы его жизни можно датировать $1712 – 1778$ годы. Он также является писателем, мыслителем эпохи Просвещения. Ещё данную личность можно отметить, что он был музыковедом, композитором и ботаником. Его современники и исследователи более позднего времени считают его виднейшим представителем сентиментализма. Его именуют предтечей Великой французской революции.

Философия

Замечание 1

К главным философским произведениям Жан-Жака Руссо, где он касается своих общественных и политических идеалов относятся «Новая Элоиза», «Эмиль» и «Общественный договор».

Жан-Жак Руссо первый, кто в политической философии пытается объяснить причину социального неравенства и его виды, по-другому посмотреть на договорный способ происхождения государства. Он полагает, что государство возникло в результате общественных договорённостей. Согласно общественному договору основная власть в государственном строе должна принадлежать всему народу. По мнению Руссо, суверенитет народа является неотчуждаемым, неделимым, непогрешимым и абсолютным.

Готовые работы на аналогичную тему

Закон во взглядах Руссо

Закон является выражением общей воли, он же должен выступать как гарантийная монета индивидов от того произвола, которое исходит от правительства, которое в свою очередь не обязано действовать, нарушая требования закона. Через отношения в законе, который является выражением общей воли, следует добиваться и относительного имущественного равенства.

Контроль

Жан-Жак Руссо разрешает проблемы эффективности средств контроля над деятельностью и деяниями правительства, обосновывает разумное принятие законов самим народом, рассматривает проблемы социального неравенства и признаёт возможность их законодательного решения. Под влиянием идей Жан-Жака Руссо возникают следующие новые демократические институты: референдум, народная законодательная инициатива, а также политические требования, которые подразумевают возможность сокращений срока депутатских полномочий, рассмотрение обязательных мандатов, отзыв депутатов через голосования избирателей.

Бертран Рассел по поводу философии Руссо

Бертран Рассел даёт оценку Жан-Жаку Руссо, как отца романтизма в философии. Представители Руссо опираются не только на абстрактное мышление, а в большей степени имеют склонную направленность к чувствам, и более конкретно к такому чувству, как сочувствие. Романтик мог искренне проливать слёзы, если видел бедность крестьянской семьи, но он остаётся холоден к отлично продуманному плану улучшения жилищных условий и вообще участи крестьянства как отдельного класса. Романтики являются прекрасными писателями и умеют вызывать сочувствие читателей и популяризировать свои собственные идеи.

Жан-Жак Руссо в течение длительного периода своей жизни считался бедным бродягой. Он часто существовал за счёт богатых женщин, было время, когда являлся лакеем, мог вызвать сочувствие людей и мог ответить «чёрной неблагодарностью». Например, однажды он ворует дорогую ленту у собственной хозяйки, кража обнаруживается, но он сваливает вину на свою любимую девушку — служанку, её имя первое приходит ему на ум. Сам себя он характеризует следующим образом в своём труде «Исповедь», он заявляет: «Да, я вор, но у меня доброе сердце!».

Вольтер и Руссо

Замечание 2

Руссо критикует неравенство и частную собственность, земледелие и металлургию, он предлагает вернуться в «естественное состояние». Вольтер подвергает критике философские взгляды Жан-Жака Руссо. Вольтер отмечает, что, вопреки рекомендациям Руссо, не желает «ходить на четвереньках» и предпочитал пользоваться услугами и знаниями хирургов. После известия о землетрясении в Лиссабоне Вольтер высказывает сомнение, что Провидение стоит над миром. Жан-Жак Руссо говорит своё мнение, что жертвы землетрясения сами виновны в собственной гибели, потому что живут в многоэтажных домах, а не в пещерах, как дикари. Вольтер называл Руссо злобным сумасшедшим, а Руссо считал Вольтера трубадуром бесчестья.

Философ Жан Жак Руссо биография философия основные идеи политические взгляды общественный договор

(1812 – 1878 гг.)

Жан Жак Руссо занимает особое место не только в истории философии, но и среди философов эпохи Просвещения. В отличие от других философов-просветителей, Руссо считает, что развитие культуры ведет к деградации человека и общества, науки и искусства являются причиной упадка нравственности, а культ разума заменяет сердечность. Критикуя цивилизацию, он призывает: «Назад к природе!».

Руссо критикует не только официальную религию, но и атеизм. Являясь деистом, в отличие от Вольтера, основу веры в бога он находит не столько в разуме, сколько в непосредственном чувстве, личном переживании.

Единственный среди просветителей, Руссо отстаивает интересы и достоинство самых бедных слоев населения. Борясь за свободу и равенство, он выдвигает гипотезу о причине происхождения неравенства, а также предлагает свою программу преобразования общества, основанную на народовластии. Его трактат «Общественный договор» оказал огромное влияние на деятелей Великой французской революции.

Руссо прославился не только оригинальностью идей, но и формой их изложения, не только как философ, но и как гениальный писатель. Его взгляды оказали большое влияние на последующую философию, социологию, психологию, педагогику, эстетику.

Дижонская академия объявила в 1750 году конкурс на тему: «Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов? Руссо представил на конкурс трактат и был отмечен премией. На поставленный вопрос он дал отрицательный ответ: успехи наук и искусств привели не к улучшению, а к порче нравов. Чем же был обоснован этот неожиданный ответ?

1. Науки и искусства занимают место нравственности, подменяют и вытесняют ее. Это приводит к отчуждению человека от своей природы: вместо истины – видимость, вместо нравственности – этикет, вместо личного – общее, вместо сердечности – рассудочность, вместо дел – слова, вместо практики – теория, вместо добрых дел – бесполезные знания. Руссо выступает против условностей культуры — проявлений лицемерия, фальши, ханжества : «Нет ни искренней дружбы, ни настоящего уважения, ни полного доверия, и под однообразной и вероломной маской вежливости, под этой хваленой учтивостью, которую мы обязаны просвещению нашего века, скрываются подозрения, опасения, недоверие, холодность, задние мысли, ненависть и предательство».

2. Науки и искусства обслуживают несправедливое общество, построенное на угнетении бедных богатыми, рабов господами, простых знатными, слабых сильными.: «В то время как правительство и закон охраняют общественную безопасность и благосостояние сограждан, науки, литература и искусство – менее деспотичные, но быть может, более могущественные – обвивают гирляндами цветов оковывающие людей железные цепи, заглушают в них естественное чувство свободы, для которой они, казалось бы, рождены, заставляют их любить свое рабство и создают так называемые цивилизованные народы».

3. «Науки и искусства обязаны своим происхождением нашим порокам». Одним из них является роскошь. Она порождает науки и искусства, а они, в свою очередь, увеличивают роскошь, а «роскошь с добрыми нравами несовместима», « пристрастие к роскоши никогда не уживается с честностью… А во что обратится добродетель, если люди будут поставлены перед необходимостью обогащаться во что бы то ни стало? Древние политики беспристрастно говорили о нравах и добродетели, наши говорят лишь о торговле и деньгах… Они расценивают людей, как стадо скотов. По их мнению, каждый человек представляет для государства известную ценность лишь в качестве потребителя…».

Во втором трактате Руссо исследует вопрос о происхождении неравенства между людьми. Для ответа на этот вопрос Руссо использует понятие о первоначальном «естественном состоянии». Гоббс считал, что в «естественном состоянии» «человек человеку волк» и ведется «война всех против всех». Руссо выдвигает свою точку зрения: естественный (природный) человек – дикарь – ни зол, ни добр, но склонен к состраданию.

В дальнейшем происходит развитие ума, совершается ряд переворотов в технике, совершенствуется производство. И в результате всего этого возникает частная собственность. Основателем гражданского общества, утверждает Руссо, был тот, кто «первый… напал на мысль, огородив участок земли, сказать: «Это мое».

Гоббс считал, что для прекращения войн необходим переход из «естественного» состояния в «гражданское» Руссо же наоборот доказывает, что «ожесточеннейшая война» началась именно после того, как человечество покинуло «естественное состояние».

Бедствиями масс своекорыстно воспользовались богатые. Они предложили людям признать над собой верховную власть, которая на основании законов, должна была бы защищать всех членов общества. Законы «еще более увеличили силу богатых, безвозвратно уничтожили свободу, навсегда упрочили собственность и неравенство, превратили ловкий захват в незыблемое право и обрекли – к выгоде нескольких честолюбцев – весь род человеческий на труд, нищету и рабство».

Возникновение собственности и развивающееся неравенство сопровождается нравственной деградацией. Из свободного человек превращается в раба (в том числе, и господин). Эгоизм, честолюбие, жадность, зависть, жестокость и др. пороки – таковы черты цивилизованного, или общежительного человека. Ему Руссо противопоставляет первобытного, естественного человека, или дикаря. Дикарь помышляет «только о спокойствии и свободе», он «живет в самом себе». Напротив, человек «общежительный» всегда вне самого себя; он может жить лишь во мнении других. В «общественном» состоянии все становится деланным и притворным и представляет собой только обманчивую и пустую внешность: честь без добродетели, разум без мудрости и наслаждение без счастья.

Жан Жак Руссо «Общественный договор»

В 1762 году Руссо написал трактат «Общественный договор». В основе его лежит мысль о том, что государственная власть может быть основана только на общественном договоре, отвечающем воле народа. Целью ее должны стать свобода и равенство. Насилие не может быть источником права.

Руссо пытается решить в трактате проблему преодоления противоречия между общим и личным, найти такую форму государства, которая «охраняет и защищает личность и имущество каждого своего члена и в которой каждый, соединяясь со всеми, повинуется все-таки только себе самому и остается таким же свободным, как и раньше».

Для решения этой проблемы Руссо вводит понятия: «общая воля» и «воля для всех». «Общая воля» — то, в чем совпадают все частные воли. «Воля для всех» есть совокупность частных воль, каждая из которых преследует свой особый интерес. Если из «воли всех» откинуть все имеющиеся разногласия, то останется некоторое среднее мнение. Оно-то и будет «общей волей».

Выражение «общей воли» возможно только при условии, что каждый гражданин подает свой голос отдельно от других (плебисцит). Наличие партий противоречит «общей воле».

В своем «Общественном договоре» Руссо выдвигает требование единства политики и нравственности.

Через некоторое время, в 1762 году было опубликовано следующее сочинение Руссо «Эмиль, или О воспитании». Основой педагогики Руссо является философия чувств. Руссо настаивает на первичности чувств и вторичности разума. Поэтому сначала надо развивать чувства: «…наши первые учителя философии – наши ноги, наши руки, наши глаза». Ощущения безошибочны, заблуждение начинается с суждения.

Критерием отбора предметов познания и времени, когда их надо изучать, является по Руссо польза.

Руссо настаивает на том, что главное в человеке — не мысли и знания, а чувства и страсти. Чувства, которыми нас наделила природа, являются врожденными. Это чувства, содействующие нашему самосохранению: любовь к себе, боязнь страдания, отвращение к смерти, стремление к благополучию. Врожденным чувством, благодаря которому человек может стать существом общественным, является принцип справедливости и добродетели, который Руссо называет совестью. Совесть – «непогрешимый судья добра и зла, делающий человека подобным богу».

«Все хорошо, выходя из рук творца вещей, все вырождается в руках человека». Эти слова могли бы быть поставлены в качестве эпиграфа ко всем сочинениям Руссо.

Провидения Руссо оказались пророческими. В ХХ веке они обрели характер глобальных проблем современности. Развитие противоречия между цивилизацией и природой достигло такого уровня, что может стать причиной гибели всего человечества. Единство науки и нравственности является проблемой выживания человечества. Противоречие искусства и нравственности проявилось в чудовищных формах. Противоречие между богатством и бедностью, роскошью и нищетой, господством и рабством не только не утратило своего значения, но обрело грандиозные масштабы. Холодная рассудочность заменяет теплоту непосредственных человеческих чувств. Завоевывает мир психология «потребительского» общества, в котором место нравственных отношений занял культ торговли, выгоды, денег и вещей.

Страстный призыв Руссо к возрождению нравственности в наши дни более чем актуален!

Автор: Галина Зубец

Философия руссо кратко. Жан-жак руссо, его философия свободы и равноправия

(1812 – 1878 гг.)

Жан Жак Руссо занимает особое место не только в истории философии, но и среди философов эпохи Просвещения. В отличие от других философов-просветителей, Руссо считает, что развитие культуры ведет к деградации человека и общества, науки и искусства являются причиной упадка нравственности, а культ разума заменяет сердечность. Критикуя цивилизацию, он призывает: «Назад к природе!».

Руссо критикует не только официальную религию, но и атеизм. Являясь деистом, в отличие от Вольтера, основу веры в бога он находит не столько в разуме, сколько в непосредственном чувстве, личном переживании.

Единственный среди просветителей, Руссо отстаивает интересы и достоинство самых бедных слоев населения. Борясь за свободу и равенство, он выдвигает гипотезу о причине происхождения неравенства, а также предлагает свою программу преобразования общества, основанную на народовластии. Его трактат «Общественный договор» оказал огромное влияние на деятелей Великой французской революции.

Руссо прославился не только оригинальностью идей, но и формой их изложения, не только как философ, но и как гениальный писатель. Его взгляды оказали большое влияние на последующую философию, социологию, психологию, педагогику, эстетику.

Дижонская академия объявила в 1750 году конкурс на тему: «Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов? Руссо представил на конкурс трактат и был отмечен премией. На поставленный вопрос он дал отрицательный ответ: успехи наук и искусств привели не к улучшению, а к порче нравов. Чем же был обоснован этот неожиданный ответ?

1. Науки и искусства занимают место нравственности, подменяют и вытесняют ее. Это приводит к отчуждению человека от своей природы: вместо истины – видимость, вместо нравственности – этикет, вместо личного – общее, вместо сердечности – рассудочность, вместо дел – слова, вместо практики – теория, вместо добрых дел – бесполезные знания. Руссо выступает против условностей культуры — проявлений лицемерия, фальши, ханжества: «Нет ни искренней дружбы, ни настоящего уважения, ни полного доверия, и под однообразной и вероломной маской вежливости, под этой хваленой учтивостью, которую мы обязаны просвещению нашего века, скрываются подозрения, опасения, недоверие, холодность, задние мысли, ненависть и предательство».

2. Науки и искусства обслуживают несправедливое общество, построенное на угнетении бедных богатыми, рабов господами, простых знатными, слабых сильными.: «В то время как правительство и закон охраняют общественную безопасность и благосостояние сограждан, науки, литература и искусство – менее деспотичные, но быть может, более могущественные – обвивают гирляндами цветов оковывающие людей железные цепи, заглушают в них естественное чувство свободы, для которой они, казалось бы, рождены, заставляют их любить свое рабство и создают так называемые цивилизованные народы».

3. «Науки и искусства обязаны своим происхождением нашим порокам». Одним из них является роскошь. Она порождает науки и искусства, а они, в свою очередь, увеличивают роскошь, а «роскошь с добрыми нравами несовместима», « пр

Философия Руссо Википедия

Руссои́зм — система взглядов французского писателя и философа Жан-Жака Руссо.

Учение Руссо, явившееся реакцией против господства разума и провозгласившее права чувства, основано на принципе сентиментализма в сочетании с двумя другими принципами: индивидуализма и натурализма; кратко оно может быть определено как троякий культ: чувства, человеческой личности и природы. На этом базисе держатся все идеи Руссо: философские, религиозные, моральные, общественно-политические, исторические, педагогические и литературные, возбудившие массу последователей. Pуссо изложил свои идеи в трёх главных сочинениях: «Новой Элоизе», «Эмиле» и «Общественном договоре».

«Новая Элоиза»[ | ]

«Новая Элоиза» написана под очевидным влиянием Ричардсона. Pуссо не только взял аналогичный роману «Кларисса» сюжет — трагическую судьбу героини, погибающей в борьбе целомудрия с любовью или соблазном, — но и усвоил себе самый стиль чувствительного романа. «Новая Элоиза» имела невероятный успех; ею везде зачитывались, над нею проливали слёзы, обоготворяли её автора. Форма романа — эпистолярная; он состоит из 163 писем и эпилога. В настоящее время эта форма в значительной степени умаляет интерес чтения, но читателям XVIII века она нравилась, так как письма представляли лучший повод к бесконечным рассуждениям и излияниям во вкусе того времени. Все это было и у Ричардсона.

Pуссо внёс в «Новую Элоизу» много и своего, им лично пережитого и ему дорогого. Сен-Прё — это он сам, но вознесённый в сферу идеальных и благородных чувств; женские лица романа — образы женщин, оставивших след в его жизни; Вольмар — его друг Сен-Ламбер, сам предложивший ему развлекать графиню д’Удето; театр действий романа — его родина; наиболее драматические моменты романа разыгрываются на берегу Женевского озера. Всё это усиливало впечатление, которое производил роман.

Но главное его значение — в данных им новых типах и новых идеалах. Pуссо создал тип «нежного сердца», «прекрасной души», расплывающейся в чувствительности и слезах, всегда и во всём руководящейся во всех случаях жизни, во всех отношениях и суждениях — чувством. Чувствительные души Pуссо — не разновидность ричардсоновских. Они являются симптомом иного общественного настроения, чувствуют и любят иначе, чем их современники, хотят простора для проявления своих чувств, ищут уютных, укромных местечек под развесистым дубом, под тенью скалы, бегут из золочёных салонов.

Антагонизм, в который Pуссо поставил «дикаря» по отношению к культурному человеку, здесь находит своё объяснение и реальный смысл. Чувствительные люди Pуссо любят иначе, чем напудренные кавалеры салонов; они не ухаживают, переходя от одного предмета к другому, а любят со всей страстью души, для которой любовь есть суть жизни. Они возводят любовь из приятного препровождения времени на степень добродетели. Их любовь представляет собой высшую правду и поэтому не признаёт преград, которые ей ставят общественные условия и отношения. Изображение любви становится, таким образом, политической проповедью, называющей предрассудком препятствия, которые знатность и богатство противопоставляют «соединению сердец». Риторическое обличение неравенства находит здесь страстных сторонников; сострадание к героине, ставшей жертвой неравенства и деспотизма, подмывает ветхие устои общественного строя.

Во второй части Pуссо изменяет направление. Дав сначала полную волю потребностям любящего сердца, Pуссо провозглашает принцип нравственного долга, которому подчиняется сердце, не признающее внешних преград. Нелегко взвесить, какое громадное значение имело в своё время воззвание к нравственной идее долга в семейном быту и в супружеских отношениях со стороны такого популярного и влиятельного писателя, как Pуссо. Его заслуга умаляется тем, что он и в этом случае увлёкся своим чувственным воображением. Его Юлия — слабая представительница идеи долга. Он её постоянно ставит на краю пропасти; самые страстные сцены романа относятся именно ко второй его части и вселяют в читателе уверенность, что героиня не останется победительницей в борьбе долга с чувством; наконец, чтобы спасти принцип и сохранить честь героини, автор прибегает к трагическому окончанию романа (Юлия погибает в озере, спасая своего сына).

«Эмиль»[ | ]

Следующее произведение Pуссо, «Э

Руссо Биография, философия и вклады / философия | Thpanorama

Жан-Жак Руссо (1712-1778) был писателем, философом, ботаником, натуралистом и музыкантом, которому удалось поставить под сомнение социальные и политические структуры своего времени. Его вклад в области философии, политики и образования считается ключевым в социальной и исторической эволюции современных обществ сегодня..

Считается одним из самых важных и влиятельных мыслителей восемнадцатого века, он приобрел известность и популярность после публикации в 1750 году его первой работы «Речь о науке и искусстве«, Которым он был удостоен награды престижной французской академии Дижона.

Цель этого первого сочинения состояла в том, чтобы открыто указать, как прогресс науки и искусства повлиял на разложение общества, его этику и мораль..

Его вторая речь О происхождении неравенства, опубликовано в 1755 году, породило большое противоречие после того, как пошло против идей известного мыслителя Томаса Гоббса.

Он указал, что человек по природе добр, однако именно гражданское общество с его различными институтами развращает его, приводя к богатству, насилию и чрезмерной роскоши..

Руссо считается одним из величайших мыслителей французского Просвещения. Его социальные и политические идеи были прелюдией к французской революции. За свой литературный вкус он опередил романтизм, а за свои концепции в области образования он считается отцом современной педагогики..

Это оказало большое влияние на образ жизни людей того времени; научили воспитывать детей по-разному, открыли людям глаза на красоту природы, сделали свободу объектом всеобщего стремления и способствовали выражению эмоций в дружбе и любви вместо умеренности образованный.

индекс

  • 1 Биография Руссо
    • 1.1 Рождение и детство
    • 1.2 Исследования
    • 1.3 Взрослая жизнь
    • 1.4 Возвращение в Париж
    • 1.5 Тур по Генуе (1754)
    • 1.6 Трансфер в Мотье
    • 1.7 Убежище в Англии (1766-1767)
    • 1.8 Гренобль
    • 1.9 Смерть
  • 2 Философия
    • 2.1 Естественное состояние
    • 2.2 Социальный статус
    • 2.3 Стратегии выхода из социального статуса
    • 2.4 Общественный договор
  • 3 Основные вклады
  • 4 Ссылки

Биография Руссо

Рождение и детство

Жан-Жак Руссо родился в Женеве 28 июня 1712 года. Его родителями были Исаак Руссо и Сюзанна Бернар, которые умерли через несколько дней после его рождения.

Руссо воспитывался главным образом его отцом, скромным часовщиком, с которым он с ранних лет читал греческую и римскую литературу. Его единственный брат сбежал из дома, когда он был еще ребенком.

исследования

Когда Руссо было 10 лет, его отец, который занимался охотой, имел юридический спор с землевладельцем за то, что он ступил на его землю. Чтобы избежать проблем, он переехал в Ньон, Берн, с Сюзанной, тетей Руссо. Он снова женился, и с тех пор Жан-Жак мало о нем знал.

Руссо остался с вашим дядей по материнской линии, который отправил его и его сына Авраама Бернара в деревню на окраине Женевы, где они изучали математику и рисование.

В 13 лет он поступил учеником к нотариусу, а затем к граверу (он использовал различные методы печати). Последний ударил его, и Россо бежал в Женеву 14 марта 1728 года, несмотря на то, что городские ворота были закрыты комендантским часом..

Затем он укрылся в соседней Савойе с римско-католическим священником, который представил его Франсуазе-Луизе де Варенс, дворянке 29 лет протестантского происхождения, и отделился от своего мужа. Король Пьемонт заплатил это, чтобы помочь привести протестантов в католицизм, и отправил Руссо в Турин, столицу Савойи, для обращения.

Руссо тогда пришлось отказаться от гражданства Женевы, хотя позже он вернулся в кальвинизм, чтобы восстановить его.

11 месяцев спустя он подал в отставку, испытывая чувство недоверия к правительственной бюрократии из-за нерегулярных выплат работодателю.

Взрослый возраст

Будучи подростком, Руссо некоторое время работал слугой, секретарем и репетитором, путешествуя по Италии (Савойя и Пьемонт) и Франции. Время от времени он жил с Де Уорренсом, который пытался начать его по профессии и давал ему официальные уроки музыки. Одно время он ходил в семинарию с возможностью стать священником.

Когда Руссо исполнилось 20 лет, Де Уорренс считал его своим любовником. Она и ее общественный круг, образованный высокообразованными представителями духовенства, познакомили его с миром идей и писем..

В это время Руссо посвятил себя изучению музыки, математики и философии. В 25 лет он получил наследство от своей матери, и часть его была передана де Уорренсу. В 27 лет он принял работу в качестве репетитора в Лионе.

В 1742 году он отправился в Париж, чтобы представить Академии наук новую музыкальную систему обозначений, которая, как он думал, сделает его богатым. Однако Академия сочла это непрактичным и отвергла его.

С 1743 по 1744 год он занимал почетную должность секретаря графа Монтеня, посла Франции в Венеции, на сцене, которая пробудила в нем любовь к опере..

Возвращение в Париж

Он вернулся в Париж без особых денег и стал любовницей Терез Левассер, швеей, которая заботилась о матери и братьях. В начале их отношений они не жили вместе, хотя позже Руссо взял Терезу и ее мать, чтобы жить с ним как их слуги. Согласно их признания, у них было до 5 детей, хотя подтверждения нет.

Руссо попросил Терезу доставить их в детскую больницу, кажется, потому чт

Философия Жан-Жака Руссо — Студопедия

Главные философские произведения Руссо, где изложены его общественные и политические идеалы: «Новая Элоиза», «Эмиль» и «Общественный договор».Руссо впервые в политической философии попытался объяснить причины социального неравенства и его виды, иначе осмыслить договорный способ происхождения государства. Он полагал, что государство возникает в результате общественного договора. Согласно общественному договору верховная власть в государстве принадлежит всему народу.Суверенитет народа неотчуждаем, неделим, непогрешим и абсолютен.Закон как выражение общей воли выступает гарантией индивидов от произвола со стороны правительства, которое не может действовать, нарушая требования закона. Благодаря закону как выражению общей воли можно добиться и относительного имущественного равенства.Руссо решил проблему эффективности средств контроля за деятельностью правительства, обосновал разумность принятия законов самим народом, рассмотрел проблему социального неравенства и признал возможность её законодательного решения.Не без влияния идей Руссо возникли такие новые демократические институты, как референдум, народная законодательная инициатива и такие политические требования, как возможное сокращение срока депутатских полномочий, обязательный мандат, отзыв депутатов избирателями. Новая Элоиза»В «Письме к д’Аламберу» Руссо называет «Клариссу Гарло» лучшим из романов. Его «Новая Элоиза» написана под очевидным влиянием Ричардсона. Руссо не только взял аналогичный сюжет — трагическую судьбу героини, погибающей в борьбе целомудрия с любовью или соблазном, но и усвоил себе самый стиль чувствительного романа.«Новая Элоиза» имела невероятный успех; ею везде зачитывались, над нею проливали слезы, обоготворяли её автора.Форма романа — эпистолярная; он состоит из 163 писем и эпилога. В настоящее время эта форма в значительной степени умаляет интерес чтения, но читателям XVIII века она нравилась, так как письма представляли лучший повод к бесконечным рассуждениям и излияниям во вкусе того времени. То же самое можно было сказать и о произведениях Сэмюэла Ричардсона.


11. В «Идеях к философии истории человечества» Иоганн Гердер реализовал свой проект универсальной философской истории человечества. В этом грандиозном труде, включающем 20 книг (и плана заключительных 5 книг), Гердер, суммируя достижения современных ему космологии, биологии, антропологии, географии, этнографии, истории, дал изображение поэтапного становления человечества.В центре внимания автора — процесс мирового развития. Общий порядок природы Гердер понимал как ступенчатое поступательное развитие совершенствующихся организмов от неорганической материи через мир растений и животных к человеку и в будущем — к сверхчувственной «мировой душе». Как свободная разумная сущность человек представляет собой вершину сотворенной божественным духом природы. Критикуя телеологию, Гердер подчеркивал значение воздействия внешних факторов (совокупность которых он называл «климатом») и считал достаточным для понимания истории ответить на вопрос «почему?», не задаваясь вопросом «для чего?». В то же время он признал ведущей силой истории внутренние, «органические» силы, главная из которых — стремление к созиданию общества.Основной сплачивающей силой общества Гердер считал культуру, внутренней сущностью которой является язык. Проблеме происхождения и развития языка Гердер уделял особое внимание. В отличие от своей ранней критики цивилизации, близкой по духу Руссо, Гердер возвратился в «Идеях…» к историческому оптимизму Просвещения и видел в прогрессирующем развитии человечества нарастание гуманизма, который понимается им как расцвет принципа личности и обретение индивидом душевной гармонии и счастья.


12. Система и метод философии Гегеля.Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770—1831) родился в семье крупного чиновника. Учился в Тюбингенском теологическом институте. Некоторое время работал домашним учите­лем. Служил директором гимназии в Нюрнберге. С 1801 г. пре­подавал в Иенском университете. В это время он вместе с Шеллингом издает «Критический философский журнал». С 1816 г. Гегель — профессор Гейдельбергского университета, а с1818 г. — Берлинского. Некоторое время был его ректором.Творчество Гегеля считается вершиной классической немецкой философии. В нем нашли продолжение диалектические идеи, вы­двинутые Кантом, Фихте, Шеллингом. Но Гегель пошел значи­тельно дальше своих великих предшественников. Он первым представил весь естественный, исторический и духовный мир в беспрерывном развитии. Он открыл и обосновал с позиций объ­ективного идеализма основные законы и категории диалектики. Он сознательно противопоставил диалектику как метод познания ее антиподу — метафизике. Соглашаясь с необходимостью ис­следования предпосылок познания, на чем настаивал Кант, Ге­гель справедливо упрекал его в том, что он пытался представить их вне истории познания, в отрыве от мыслительной деятельности человека. Кант, как известно, выдвигал требование: познай способности познания до того, как начнешь что-то познавать. Это похоже на анекдот, который рассказывают о схоластике, не желавшем войти в воду раньше, чем он научиться плавать, иро­низирует Гегель.
Гегель — противник кантовского агностицизма и априоризма. Он не согласен с метафизическим разрывом между сущностью и явлением, на чем настаивал Кант. Явление, по Гегелю, не менее объективно, чем сущность. Сущность является, т.е. обнаруживается, в явлении, а явление выступает носителем сущности. Это единство противоположностей, которые не могут существовать друг без друга. Поэтому несостоятельны утверждения Канта о принципиальной непознаваемости вещей в себе. Вещь в себе, говорит Гегель — это лишь первоначальный момент, лишь ступень в развитии вещи. «Так, например, человек в себе есть ребенок, росток — растение в себе… Все вещи суть сначала в себе, но на этом дело не останавливается».
Вопреки Канту, вещь в себе, во-первых, развивается, вступая в многообразные отношения, и, во-вторых, познаваема, посколь­ку обнаруживает себя в явлениях.
Критикуя кантовский субъективизм и агностицизм, Гегель признает возможность адекватного познания мира на базе тож­дества мышления и бытия. Несостоятельна, считает Гегель, и попытка Фихте вывести всю природу и общество из «Я», т.е. из индивидуального сознания. Шеллинга он критиковал за склон­ность к интуитивизму, за недооценку роли разума и логики. Однако общим для Гегеля и его предшественников было идеа­листическое решение вопроса о соотношении сознания и природы, материи. Различия между ними в этом вопросе — это различия между объективным и субъективным идеализмом.2.1. Философская система

Философская система делится Гегелем на три части: 1) логика, 2) философия природы, 3) философия духа.

13. http://www.losev-library.ru/index.php?pid=3761

14. Концепция трёх волн по Элвину Тоффлеру

«Для удобства Тоффлер описывает хаос человеческой истории моделью трёх волн. Более точным было бы назвать эти «волны» квантовыми скачками на уровне энергетической когерентности. Для возникновения Первой Волны, по словам Тоффлера, потребовались тысячелетия, но она в конце концов позволила большей части человечества перейти от племенного этапа (простых приматов, занимающихся охотой-собирательством) к этапу развитых аграрно-феодальных цивилизаций.

Вторая Волна произошла гораздо быстрее — за несколько столетий она перевела почти всё человечество от аграрно-феодально-сельской экономики к индустриально-рыночной городской. Третья Волна, как утверждает Тоффлер, продолжает набирать силу и достигнет кульминации всего через несколько десятилетий. Мы называем ёе «информационным взрывом», «постиндустриальной экономикой» и т. п.Скорость каждой волны в десять раз выше скорости предыдущей; кроме того, каждая новая волна более тотальна — в том смысле, что она изменяет больше людей, изменяет их более полно, а заодно трансформирует нашу концепцию человеческой природы и человеческого общества. Волны, описанные Тоффлером, можно рассматривать как квантовые состояния, энергетический уровень и измерения реальности каждого из которых выше, чем в предыдущем состоянии, и совершенно от него не зависят.

15. Самюэль Хантингтон. Столкновение цивилизаций.В возникающем мире этнических конфликтов и столкновения цивилизаций западная вера в универсальность западной культуры страдает от трех недостатков: она неверна; она аморальна и она опасна.Вера в то, что не западным народам нужно усвоить западные ценности, институты и культуру, аморальна, если подумать о том, что необходимо для реализации такой задачи. Почти всемирное господство европейской мощи в конце девятнадцатого века и глобальное доминирование США в конце двадцатого века привели к распространению по всему миру многих элементов западной цивилизации. Однако европейского глобализма более не существует. Американская гегемония отступает, хотя бы потому, что больше нет необходимости защищать США от советской военной угрозы, как то было в эпоху “холодной войны”. Культура, как мы показали, следует за могуществом. Если не западным государствам суждено еще раз сформироваться под влиянием западной культуры, то это произойдет только в результате экспансии, воздействия западного могущества. Империализм является неизбежным логическим следствием универсализма. Помимо того, будучи зрелой цивилизацией, Запад более не обладает экономическим или демографическим динамизмом, необходимым для навязывания своей воли другим государствам, а любые попытки добиться этого также противоречат западным ценностям самоопределения и демократии. И поскольку азиатская и мусульманская цивилизации все громче заявляют об универсальной значимости своих культур, то на Западе все больше начинают осознавать значение связи между универсализмом и империализмом.Западный универсализм опасен для мира, потому что может привести к крупной межцивилизационной войне между стержневыми государствами, и он опасен для Запада, потому что может привести к поражению Запада. На Западе с крушением Советского Союза полагают, что их цивилизация достигла беспрецедентного господства, в то время как более слабые азиатские, мусульманские и другие страны начинают набирать силу. Все цивилизации проходят через сходные процессы возникновения, возвышения и упадка. Запад отличается от прочих цивилизаций не тем, как он развивался, а особенным характером своих духовных ценностей и общественных институтов. Среди них наиболее яркими являются западное христианство, плюрализм, индивидуализм и верховенство закона, что позволило Западу создать современный мир, осуществить мировую экспансию и превратиться в объект зависти других стран. В своем единстве и целостности эти характеристики являются присущими Западу. Европа, как говорил Артур М. Шлезингер младший, является “источником — уникальным источником представлений об индивидуальной свободе, политической демократии, господстве закона, правах человека и свободы в культуре… Это — европейские идеи, не азиатские, не африканские, не ближневосточные — за исключением случаев заимствования” . Именно они делают западную цивилизацию уникальной, и западная цивилизация ценна не потому, что универсальна, а потому, что действительно уникальна. Следовательно, главная ответственность западных лидеров состоит вовсе не в том, чтобы пытаться изменять другие цивилизации по образу и подобию Запада — что выше его клонящегося к упадку могущества, — но чтобы сохранить, защитить и обновить уникальные качества западной цивилизации. Поскольку Соединенные Штаты Америки — наиболее могущественная страна Запада, то ответственность за это ложится главным образом именно на них.
После окончания “холодной войны” в Соединенных Штатах Америки шли бурные дебаты о правильном курсе американской внешней политики. Но в наступившую эпоху США не имеют возможности ни доминировать в мире, ни отгородиться от него. Ни интернационализм, ни изоляционизм, ни многосторонность, ни односторонность не способны наилучшим образом послужить интересам США. Наилучшим для них будет воздержаться от крайностей и принять на вооружение атлантистскую политику — политику тесного сотрудничества с европейскими партнерами, чтобы защищать и отстаивать интересы и ценности уникальной цивилизации, которую они разделяют.

16. Макс Вебер.Термин «Протестантская трудовая этика» был введён в научный оборот немецким социологом и философом Максом Вебером в его знаменитой работе «Протестантская этика и дух капитализма» в 1905 году.М. Вебер заметил, что в Германии (которая населена как католиками, так и протестантами) наилучших экономических успехов добивались протестанты; именно они составляли костяк предпринимателей и высококвалифицированных технических специалистов. Кроме того, наиболее динамично развивались протестантские страны, такие как США, Англия и Голландия.По мнению М. Вебера, экономический подъём и развитие европейского и американского капитализма объяснялся наличием протестантской этики, обусловившей трудовое рвение и рациональную организацию работы. М. Вебер полемизировал с марксистами о причинах развития капитализма. По мнению учёного, если рассматривать капитализм с точки зрениямарксизма, то все его характерные черты можно обнаружить в Древнем Китае, Индии, Вавилоне, но эти страны не смогли создать эффективной экономики. Условия для возникновения капитализма имелись и в Древней Греции, и Древнем Риме, но в античном обществе труд был не слишком престижен и считался уделом рабов. М. Вебер различал «современный капитализм» и «традиционный капитализм» и подчёркивал, что протестантский тип поведения зачастую морально осуждался в традиционных обществах.Характерная черта протестантских обществ — ведение коммерции не только ради увеличения личного потребления, а в качестве добродетельного вида деятельности. При этом М. Вебер особо подчёркивал аскетизм предпринимателей-протестантов, многим из которых были чужды показная роскошь и упоение властью и которые рассматривали богатство лишь как свидетельство хорошо исполненного долга перед Богом. Хотя практически все протестантские деноминации признают спасение как божий дар, который ничем не может быть заработан, многие протестантские предприниматели рассматривали деловой успех как подтверждение наличия этого дара. Но с богословской точки зрения такая позиция является очень спорной.В противоположность протестантам, капиталисты традиционного общества, наоборот, стремились минимизировать собственные трудовые усилия и предпочитали наиболее простые виды заработка, например, путём установления монополии или особых отношений с властями.По мнению М. Вебера, протестантская трудовая этика не свойственна человеку от природы и является продуктом длительного воспитания. Она может сохраняться в течение длительного времени лишь тогда, когда добросовестный труд приносит моральную и материальную отдачу.М. Вебер считал, что современный капитализм перешёл к самовоспроизводству протестантской трудовой этики и более не нуждается в её религиозном обосновании.Точка зрения М. Вебера получает некоторое подтверждение при анализе современных протестантских общин в Латинской Америке (где миллионы людей за последние 20 лет перешли из католицизма в протестантизм). Как показывают исследования, сменившие религию люди из бедных слоёв поднимают свой жизненный уровень быстрее, чем католики. Однако в среде среднего класса эта закономерность не действует.

17.

ЖАН-ЖАК РУССО (1712-1778) – Те, кому обязана наука конституционного права – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Жан-Жак Руссо – мыслитель и наиболее яркий представитель радикального крыла французского Просвещения, сочинения которого в XVIII веке обсуждала вся Европа.

Жан-Жак Руссо родился в Женеве в семье часовщика. Систематического образования получить не смог: до отъезда отца из Женевы в 1722 г. воспитывался тетями, с 1723 по 1724 гг. провел в протестантском пансионе Ламберсье в местечке Боссе близ французской границы, по возвращении в Женеву некоторое время готовился стать судебным канцеляристом, а с 1725 учился ремеслу гравера. В юности работал лакеем, гравером, гувернером, учителем музыки, писцом, секретарем, театральным писателем, композитором. В 1728 из-за тирании хозяина Руссо покинул Женеву и до 1741 г. проживал в Швейцарии.

Затем уехал в Париж, где сблизился с просветителями, среди которых были Дидро, Д’ Аламбер, Гольбах, Мариво, Фонтенел, Фридрих Гримм, Луиза д’Эпине и сотрудничал в энциклопедии: был автором статей по вопросам музыки. В 1743 — 1744 гг. являлся секретарем французского посольства в Венеции.

С 1750 г. его произведения начали издаваться и постепенно набирать популярность у населения за критику устоявшихся в общество положений. Из-за идей Руссо, изложенных  в политическом трактате «Об общественном договоре» и романе «Эмиль, или О воспитании», Женева лишила Руссо гражданства, а парижский парламент запретил Эмиль и приговорил философа к тюремному заключению. Философу  пришлось скрываться: он бежал в Верден, затем в Мотье. В 1764 Руссо уехал в Англию, где прожил три года. В мае 1767 года Руссо вернулся во Францию, так как поссорился с пригласившим его в Англию Юмом.

В Париж возвратился только в 1770 году. Последние годы жил уединенно, переписывал ноты, чтобы добыть средства к существованию, писал мемуары. Умер Руссо 2 июля 1778 в местечке Эрменонвиль близ Парижа – в имении маркиза Р.Л. Жирардена, где провел последние месяцы жизни.

Основные произведения

«Рассуждение о науках и искусствах» (1750, трактат).

«Рассуждение о начале и основании неравенства между людьми» (1755, трактат).

«Юлия, или Новая Элоиза» (1761, роман в письмах).

«Эмиль, или О воспитании» (1762, педагогический роман-трактат).

«Об общественном договоре» (1762, политический трактат об идеальном обществе, максимально приближенном к природе).

«Исповедь» (1766 − 1769, автобиографический роман).

Основные идеи

  • каждый человек имеет одинаковые права, все люди от рождения равны; ни один человек не имеет естественной власти над себе подобными, каждый человек рождается свободным и никто не в праве распоряжаться его свободой. Попытался объяснить причины социального неравенства и его виды
  • подвергает критике прогресс человеческой цивилизации; считал, что прогресс не только не облегчил жизнь простого народа, но и породил социальное неравенство, которое, по мнению философа, является основной причиной деградации современного общества. Общество не сможет нормально существовать, пока оно разделено на богатых и бедных. Именно поэтому, считает, что всякое развитие способствует деградации
  • люди утратили свое первобытное блаженство, а самое счастливое время для человечества — первобытные времена. Именно в первобытные времена все были равны. Общественное устройство деградирует, жизнь большинства протекает в бесправии и нищете, тогда как небольшая горстка людей находится на вершине славы и богатства, они не считаются ни с кем и живут только в свое удовольствие, не принося никакой пользы обществу
  • основная задача общественного договора − поиск формы ассоциации, которая будет способна защитить личность и имущество каждого её члена, в то же время, член ассоциации будет подчиняться только самому себе и останется свободным, как и прежде
  • под ассоциацией Руссо подразумевает Республику, члены ассоциации в совокупности – народ, в отдельности или как участники верховной власти – граждане, а как подчиняющиеся законам государства – подданные
  • сравнение семьи и государства. Отец – глава государства, который должен заботиться о своих детях – подданных. Семья держится лишь на согласии, решения, которые повлияют на жизнь всей семьи (государства), должны применяться всеми ее членами (гражданами)
  • закон – это условия гражданской ассоциации. Народ, повинующийся законам, должен быть их творцом. Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен, это вообще не закон
  • депутаты являются уполномоченными народа, они лишь выражают его волю. К сожалению, фактически наиболее значимые решения принимаются горсткой влиятельных граждан, которые действуют в своих интересах, не согласовываясь с народом
  • власть делится на законодательную и исполнительную. Законодательную власть философ отдает в руки народа, исполнительную, в свою очередь, правительству
  • восхваляет демократию и призывает к ней. В то же время, Руссо считает, что демократии в чистом виде никогда не было и не будет.

Политическая мысль Руссо — онлайн-библиотека свободы

Источник: Введение в книгу Руссо «Общественный договор и дискурсы» Жан-Жака Руссо, , переведенное с введением Г. Д. Х. Коула (Лондон и Торонто: J. M. Dent and Sons, 1923).

ВВЕДЕНИЕ

Историческое воображение является первой необходимостью для изучения великих писателей и мыслителей прошлого. Не обращаясь мысленно к окружающей среде, в которой они жили, мы не можем надеяться проникнуть ниже несущественного и временного к абсолютной и постоянной ценности их мысли.Теория, как и действие, подчиняется этим потребностям; форма, в которой люди излагают свои рассуждения, равно как и способы их поведения, являются результатом привычек мысли и действий, которые они находят вокруг себя. Великие люди действительно вносят личный вклад в познание своего времени; но они никогда не смогут превзойти возраст, в котором живут. Вопросы, на которые они будут пытаться ответить, всегда будут теми, которые задают их современники; их постановка фундаментальных проблем всегда будет относиться к традиционным утверждениям, которые им передали.Когда они заявляют о том, что является наиболее поразительно новым, они, скорее всего, придадут этому старомодную форму и используют неадекватные идеи и формулы традиции, чтобы выразить более глубокие истины, к которым они чувствуют свой путь. Они будут в большинстве своем детьми своего возраста, когда они больше всего поднимутся над ним.

Руссо, как и любой другой, пострадал от критиков, не знающих истории. Его кричали и кричали демократы и угнетатели с таким же отсутствием понимания и воображения.Его имя, через сто пятьдесят лет после публикации Общественного договора , по-прежнему остается спорным девизом и партийным кличем. Его считают одним из величайших писателей Франции; но даже сейчас люди склонны, как их побуждает политическая предвзятость, принимать или отвергать его политические доктрины в целом, не просеивая их и не пытаясь понять и различать. Его до сих пор почитают или ненавидят как автора, который, прежде всего, вдохновил Французскую революцию.

В настоящее время его произведения имеют двоякое значение.Они важны с исторической точки зрения, поскольку дают нам представление о сознании восемнадцатого века и о фактическом влиянии, которое они оказали на ход событий в Европе. Конечно, ни один другой писатель того времени не пользовался таким влиянием, как он. Его справедливо можно назвать родоначальником романтического движения в искусстве, литературе и жизни; он глубоко повлиял на немецких романтиков и самого Гете; он установил моду на новый самоанализ, пронизывающий литературу девятнадцатого века; он начал современную педагогическую теорию; и, прежде всего, в политической мысли он представляет собой переход от традиционной теории, уходящей корнями в средние века, к современной философии государства.Его влияние на моральную философию Канта и на философию права Гегеля — две стороны одного и того же фундаментального вклада в современную мысль. Фактически, он великий предшественник немецкого и английского идеализма.

В ходе краткого введения было бы невозможно затронуть как положительное содержание мысли Руссо, так и реальное влияние, которое он оказал на практические дела. Государственные деятели Французской революции, начиная с Робеспьера и ниже, находились под глубоким влиянием изучения его произведений.Хотя они, кажется, часто неправильно понимали его, в целом они изучали его с тем вниманием, которого он требовал. В девятнадцатом веке люди продолжали апеллировать к Руссо, как правило, не зная его хорошо и не вникая глубоко в его смысл. «Общественный договор , , — говорит М. Дрейфус-Бризак, — это книга из всех книг, о которых говорят больше всего и меньше всего читают». Но с большим возрождением интереса к политической философии возникло желание лучше понять работы Руссо.Его снова изучают больше как мыслителя, а не как союзника или оппонента; есть большее стремление отделить правду от лжи и искать в Общественном договоре «принципы политического права», а не в ipse dixit великого революционера в пользу некоторого взгляда на обстоятельства, которого он никогда не мог бы иметь. рассматривается.

Общественный договор , тогда , можно рассматривать либо как документ Французской революции, либо как одну из величайших книг, посвященных политической философии.Именно во втором качестве, как произведение непреходящей ценности, содержащее истину, оно находит место среди великих книг мира. Именно в этом качестве он и будет рассмотрен во введении. Рассматривая это в этом аспекте, мы не меньше нуждаемся в историческом понимании, чем если бы мы подошли к нему как историки чистые и простые. Чтобы понять его ценность, мы должны понять его ограничения; когда вопросы, на которые он отвечает, кажутся заданными неестественно, мы не должны делать вывод, что они бессмысленны; мы должны увидеть, сохраняется ли ответ, когда вопрос будет задан в более современной форме.

Итак, во-первых, мы всегда должны помнить, что Руссо пишет в восемнадцатом веке и по большей части во Франции. Ни французская монархия, ни женевская аристократия не любили откровенной критики, и Руссо всегда должен был быть очень осторожным в своих словах. Это может показаться любопытным заявлением о человеке, который подвергался постоянным преследованиям из-за своих подрывных доктрин; но, хотя Руссо был одним из самых смелых писателей своего времени, он был вынужден постоянно сдерживать свой язык и, как правило, ограничиваться обобщением, а не нападками на конкретные злоупотребления.Теорию Руссо часто критиковали как слишком абстрактную и метафизическую. Это во многом его сильная сторона; но там, где это чрезмерно, виновата случайность времени. В восемнадцатом веке было, вообще говоря, безопасно обобщать и опасно конкретизировать. Скептицизм и недовольство были преобладающим нравом интеллектуальных классов, а недальновидный деспотизм считал, что пока они ограничиваются ими, они не причинят большого вреда. Подрывные доктрины считались опасными только тогда, когда они были так обращены к массам; философия считалась бессильной.Интеллектуалы восемнадцатого века поэтому делали обобщения, сколько душе угодно, и, как правило, мало страдали из-за своего lèse-majesté: Вольтер — типичный пример такого обобщения. Дух эпохи одобрял такие методы, и поэтому Руссо было естественным следовать им. Но его общие замечания имели такой способ иметь очень очевидное частное применение и были настолько явно вдохновлены особым отношением к правительству его времени, что даже философия стала в его руках небезопасной, и он подвергся нападкам за то, что люди читали между линии его произведений.Именно благодаря этой способности придавать своим обобщениям содержание и актуальность Руссо стал отцом современной политической философии. Он использует метод своего времени только для того, чтобы превзойти его; из абстрактного и общего он создает конкретное и универсальное.

Во-вторых, мы не должны забывать, что теории Руссо следует изучать в более широкой исторической среде. Если он первый из современных политических теоретиков, он также последний из длинной череды теоретиков эпохи Возрождения, которые, в свою очередь, наследуют и трансформируют концепции средневековой мысли.Так много критиков потратили так много времени на то, чтобы доказать, что Руссо не был оригинален только потому, что они начали с идентификации оригинальности с изолированностью: они сначала изучили Социальный договор отдельно, вне связи с более ранними работами, а затем обнаружили, что эти ранние работы походили на него, решили, что все, что в нем говорилось, было заимствовано. Если бы они начали свое исследование в истинно историческом духе, они бы увидели, что важность Руссо заключается как раз в новом использовании им старых идей, в переходе от старого к новому в общей концепции политики.Ни один простой новатор не смог бы оказать такое влияние или раскрыть столько правды. Теория не делает больших скачков; он переходит к новым концепциям путем корректировки и обновления старых. Так же, как писатели-богословы о политике, от Хукера до Босуэ, используют библейскую терминологию и идеи; подобно тому, как более современные писатели, от Гегеля до Герберта Спенсера, используют концепцию эволюции, Руссо использует идеи и термины теории общественного договора. На протяжении всей его работы мы должны чувствовать его борьбу за освобождение от безжизненного и устаревшего в этой теории, в то время как он развивает на ее основе плодотворные концепции, выходящие за рамки ее возможностей.Слишком жесткий буквализм в интерпретации мысли Руссо может легко свести ее к обладанию просто «историческим интересом»: если мы подойдем к ней в истинно историческом духе, мы сможем сразу оценить ее временную и непреходящую ценность. чтобы увидеть, как он служил его современникам, и в то же время отделить от него то, что может быть полезно для нас и на все времена.

« Эмиля» Руссо, величайших из всех работ по образованию, уже публиковалась в этой серии.В этом томе собраны наиболее важные из его политических работ. Из них Социальный договор, , безусловно, самый важный, самый последний по дате. Это свидетельствует о зрелости его мысли, в то время как другие работы только иллюстрируют его развитие. Он родился в 1712 году и до 1750 года не издавал ни одной важной работы; но он сообщает нам в Признаниях, , что в 1743 году, когда он был прикреплен к посольству в Венеции, он уже задумал идею большой работы о политических институтах, , «которая должна была поставить печать на его репутации.Однако он, похоже, не добился больших успехов в этой работе, пока в 1749 году он случайно не осветил объявление о присуждении премии, предложенной Академией Дижона за ответ на вопрос: «Есть ли успехи в науках и искусствах». склонны к очищению или к развращению нравственности? » Его старые идеи хлынули обратно, и больной в душе жизнью, которую он вел в Париже люмьер, он составил жестокую и риторическую обличительную речь против цивилизации в целом.В следующем году это произведение, получившее премию Академии, было опубликовано его автором. Его успех был мгновенным; он сразу стал известным человеком, «львом» парижских литературных кругов. Опровержения его работы были опубликованы профессорами, писателями, возмущенными теологами и даже королем Польши. Руссо попытался ответить на все вопросы, и в ходе спора его мысль развивалась. С 1750 года до публикации Общественного договора и Эмиля в 1762 году он постепенно развивал свои взгляды: за эти двенадцать лет он внес свой уникальный вклад в политическую мысль.

Книга «Рассуждения об искусстве и науках», — самая ранняя из работ, воспроизведенных в этом томе, сама по себе не имеет большого значения. Руссо высказал свое мнение об этом в « Признаниях». «Полный тепла и силы, он совершенно лишен логики и порядка; из всех моих работ она самая слабая по аргументации и наименее гармоничная. Но какими бы дарами ни родился человек, он не может научиться писать за мгновение ». Эта критика справедлива. Первый дискурс не является и не пытается быть аргументированным или сбалансированным произведением.Это выступление защитника, полностью одностороннее и произвольное, но настолько очевидное и наивно одностороннее, что нам трудно поверить в его серьезность. В лучшем случае это всего лишь довольно блестящая, но шаткая риторическая попытка, софистическая импровизация, но не серьезный вклад в мысль. Однако несомненно, что это заявление сделало имя Руссо и утвердило его положение как великого писателя в парижских кругах. Д’Аламбер даже посвятил предисловие к энциклопедии опровержению.План первой беседы по сути прост: она исходит из безнравственности, безнравственности и нищеты современных наций, прослеживает все эти недуги как отход от «естественного» состояния, а затем приписывает прогрессу искусств и наук бытию. причина этого отъезда. В нем Руссо уже владеет своей идеей «природы»; но в настоящее время он не предпринимает попыток провести различие в том, что неестественно, между добром и злом. Он просто использует одну-единственную идею, ставя ее настолько сильно, насколько может, и игнорирует все ее ограничения.Первая беседа важна не для какой-либо содержащейся в ней положительной доктрины, а как ключ к развитию ума Руссо. Здесь мы видим его в начале долгого пути, который должен был привести, наконец, к теории общественного договора .

В 1755 году вышло «Рассуждения о происхождении и основании неравенства среди мужчин», , которое является вторым из произведений, приведенных в этом томе. С этим эссе Руссо безуспешно боролся в 1753 году за вторую премию, предложенную Академией Дижона, и теперь он издал ее, предварявшую ее длинным Посвящением Женевской Республике.В этой работе, которую Вольтер, поблагодарив его за презентационную копию, назвал своей «второй книгой против человеческого рода», его стиль и его идеи достигли большого прогресса; он больше не довольствуется тем, что доводит до крайности одну-единственную идею: сохраняя широкое противоречие между состоянием природы и состоянием общества, которое проходит через всю его работу, он стремится представить рациональное обоснование своих взглядов и согласитесь, что немного можно сказать и о другой стороне. Более того, идея «природы» уже претерпела большое развитие; это уже не пустая оппозиция порокам общества; он обладает положительным содержанием.Таким образом, половина «Рассуждения о неравенстве » занята воображаемым описанием состояния природы, в котором человек показан с идеями, ограниченными в самом узком диапазоне, мало нуждающимся в своих собратьях и мало заботящимся, кроме обеспечения потребностей окружающих. момент. Руссо прямо заявляет, что он не предполагает, что «естественное состояние» когда-либо существовало: это чистая «идея разума», рабочая концепция, достигаемая путем абстрагирования от «состояния общества». «Естественный человек», в отличие от «человека человека», — это человек, лишенный всего того, что дает ему общество, существо, созданное в процессе абстракции и никогда не предназначенное для исторического портрета.Заключение Беседы благоприятствует не этому чисто абстрактному существу, а состоянию жестокости, промежуточному между «естественными» и «социальными» условиями, в котором люди могут сохранять простоту и преимущества природы и в то же время обеспечивать грубость. утешения и гарантии раннего общества. В одной из длинных заметок, приложенных к Беседам, Руссо объясняет свою позицию. По его словам, он не желает, чтобы современное коррумпированное общество вернулось к естественному состоянию: коррупция зашла слишком далеко для этого; теперь он только желает, чтобы люди исправили ошибку, допущенную их введением, путем более мудрого использования роковых искусств.Он признает общество неизбежным и уже нащупывает путь к его оправданию. Второй дискурс представляет собой вторую стадию его политической мысли: противостояние между естественным состоянием и состоянием общества по-прежнему представлено в неприкрытом контрасте; но картина первого уже сформировалась, и Руссо остается только более внимательно взглянуть на фундаментальные значения состояния общества, чтобы его мысль достигла зрелости.

Современные критики часто обвиняют Руссо в том, что он применяет в «Рассуждениях» метод, очевидно, исторический, но на самом деле совершенно неисторический.Но следует помнить, что он сам не делает акцента на историческом аспекте своей работы; он выдает себя за построение чисто идеальной картины, а не за изображение каких-либо реальных этапов человеческой истории. Использование ложных исторических концепций характерно для семнадцатого и восемнадцатого веков, и Руссо скорее следует поздравить с тем, что он не придал им слишком большого значения, чем критиковать за их использование вообще.

Сомнительно, был ли дискурс о политической экономии , впервые напечатанный в великой энциклопедии в 1755 году, до или после дискурса о неравенстве. На первый взгляд первый кажется гораздо больше похожим на Общественный договор и содержит взгляды, принадлежащие, по сути, конструктивному периоду Руссо. Однако было бы небезопасно заключать из этого, что это действительно более поздняя дата. В Discourse on Inequality все еще присутствует много риторической расплывчатости призового эссе; он нацелен не столько на подробное рассуждение, сколько на эффективное и популярное изложение дела. Но, читая между строк, внимательный студент может обнаружить в нем большую часть положительной доктрины, впоследствии включенной в Общественный договор . Особенно в заключительном разделе, в котором излагается план общего рассмотрения фундаментальных вопросов политики, мы уже до некоторой степени находимся в атмосфере более поздних работ. Действительно, почти наверняка Руссо никогда не пытался вложить ни в один из первых двух дискурсов какое-либо положительное содержание своей политической теории. Они были задуманы не как окончательное изложение его точки зрения, а как частичные и предварительные исследования, в которых его цель была гораздо более разрушительной, чем конструктивной.Ясно, что, впервые задумав план работы над политическими институтами, Руссо не имел в виду рассматривать все общество как по существу плохое. Действительно, очевидно, что он имел в виду с самого начала изучить человеческое общество и институты в их рациональном аспекте и что конкуренция Академии Дижона скорее отвлекла его от своей главной цели, чем заставила сначала задуматься над политическими вопросами. Поэтому неудивительно, что работа, вероятно, написанная до Рассуждения о неравенстве , должна содержать зародыши теории, полностью изложенной в Социальном договоре . Рассуждение о политической экономии важно, поскольку дает первый набросок теории «всеобщей воли». Легко понять, что Руссо не имеет в виду под «политической экономией» именно то, что мы подразумеваем в настоящее время. Он начинает с обсуждения фундаментальной природы государства и возможности примирить его существование с человеческой свободой, а затем продолжает замечательное краткое исследование принципов налогообложения. Он думает о «политике» в смысле «общественной» экономики, о государстве как о государственном финансисте, а не об условиях, управляющих промышленностью.Он представляет государство как организацию, нацеленную на благополучие всех его членов, и подчиняет этому все свои взгляды на налогообложение. Тот, у кого есть только самое необходимое, вообще не должен облагаться налогом; сверхналог следует облагать излишками; на любую роскошь должны быть установлены высокие налоги. Еще интереснее первая часть статьи. Руссо начинает с того, что разрушает преувеличенную параллель, которую так часто проводят между государством и семьей; он показывает, что государство не является и не может быть патриархальным по своей природе, и далее излагает свою точку зрения о том, что его реальное бытие заключается в общей воле его членов.Существенные черты Социального договора представлены в этой беседе почти так, как если бы они были банальными, а не как если бы они были новыми открытиями, на которые автора только что натолкнуло какое-то счастливое вдохновение. После прочтения «Политической экономии , » возникает любой соблазн предположить, что политические идеи Руссо действительно достигли зрелости намного раньше, чем это обычно допускается.

Общественный договор наконец появился вместе с Эмиль, в 1762 году.Таким образом, этот год во всех отношениях является кульминацией карьеры Руссо. Отныне он должен был писать только спорные и конфессиональные произведения; его теории были теперь развиты, и, одновременно, он поделился с миром своими взглядами на фундаментальные проблемы политики и образования. Пришло время спросить, к чему в конечном итоге превратилась система Руссо в своей зрелости. Общественный договор содержит практически всю его конструктивную политическую теорию; для полного понимания его необходимо прочитать в связи с другими его работами, особенно Эмиля и Letters on the Mount (1764), но в основном он самодостаточен и полон.Название в достаточной мере определяет его объем. Он называется Социальный договор или принципы политического права, , и второе название объясняет первое. Цель Руссо — не заниматься в общем, как Монтескье, фактическими институтами существующих государств, а изложить основные принципы, которые должны лечь в основу любого легитимного общества. Сам Руссо в пятой книге Эмиля, ясно указал на разницу. «Монтескье, — говорит он, — не намеревался рассматривать принципы политического права; он был доволен трактовкой позитивного права (или закона) установленных правительств; и никакие два исследования не могут быть более разными, чем эти.Затем Руссо считает свою цель чем-то очень отличным от цели «Дух законов», , и неверное толкование его цели является умышленной ошибкой. Когда он отмечает, что «факты», реальная история политических обществ «не интересует его», он не пренебрегает фактами; он просто утверждает верный принцип, согласно которому факт ни в коем случае не может привести к возникновению права. Его желание состоит в том, чтобы создать общество на основе чистого права, чтобы сразу опровергнуть его нападки на общество в целом и усилить его критику существующих обществ.

Вокруг этого пункта сосредоточен весь спор о методах, присущих политической теории. Вообще говоря, существует две школы политических теоретиков, если не считать психологов. Одна школа, собирая факты, стремится к широкому обобщению того, что на самом деле происходит в человеческих обществах; другой пытается проникнуть к универсальным принципам, лежащим в основе всех человеческих комбинаций. Для последней цели могут быть полезны факты, но сами по себе они ничего не могут доказать.Вопрос не в фактах, а в правильном.

Руссо по существу принадлежит к этой философской школе. Он не является, как кажется, полагают его менее философские критики, чисто абстрактным мыслителем, обобщающим воображаемые исторические примеры; он — конкретный мыслитель, пытающийся выйти за пределы несущественного и изменяющегося, чтобы стать постоянной и неизменной основой человеческого общества. Как и Грин, он находится в поисках принципа политического обязательства, и, помимо этого поиска, все остальные становятся второстепенными и производными.Требуется «найти форму объединения, способную защищать и защищать с помощью всей общей силы личность и имущество каждого сотрудника, и такого характера, чтобы каждый, объединяясь со всеми, мог по-прежнему подчиняться только себе и оставаться как бесплатно, как и раньше. Это фундаментальная проблема, решение которой обеспечивает социальный договор ». Проблема политического обязательства рассматривается как включающая в себя все другие политические проблемы, которые возникают в системе, основанной на ней. Как, спрашивает Руссо, может воля государства быть для меня просто внешней волей, навязывающей себя моей собственной? Как можно совместить существование государства со свободой человека? Как может человек, рожденный свободным, по праву оказаться повсюду в цепях?

Никто не мог помочь понять центральную проблему Общественного договора немедленно, если бы его доктрины не выглядели странно сформулированными.Мы видели, что эта странность связана с историческим положением Руссо, с его использованием политических концепций, существующих в его собственное время, и с его естественной тенденцией строить на основах, заложенных его предшественниками. Есть очень много людей, чье представление о Руссо состоит исключительно из первых слов вводной главы Общественного договора , «Человек рождается свободным, и всюду он скован цепями». Но они говорят вам, что человек не рождается свободным, даже если он повсюду в цепях. Таким образом, с самого начала мы сталкиваемся с огромной трудностью в понимании Руссо.Когда мы, естественно, должны сказать «человек должен быть свободным» или, возможно, «человек рожден для свободы», он предпочитает сказать «человек рожден свободным», имея в виду то же самое. Несомненно, по его словам, есть апелляция к «золотому веку»; но этот золотой век, по общему признанию, столь же воображаемый, как свобода, которой рождаются люди, обязана быть для большинства из них. В другом месте Руссо излагает эту мысль так, как мы могли бы сказать сами. «Нет ничего более достоверного, чем то, что каждый человек, рожденный в рабстве, рожден для рабства., , , Но если рабы существуют по природе, то это потому, что были рабы против природы »( Общественный договор, Книга I, глава II).

Мы видели, что контраст между «естественным состоянием» и «состоянием общества» проходит через все работы Руссо. Emile — это призыв к «естественному» образованию; Дискурсы — это призыв к «натурализации» общества; New Héloīse — это романтический призыв к большей «природе» в человеческих отношениях.Каково же тогда положение этого контраста в зрелой политической мысли Руссо? Ясно, что это не просто позиция Дискурсов. В них он видел только недостатки реальных обществ; теперь его волнует возможность рационального общества. Его цель — оправдать переход от «природы» к «обществу», хотя он сковал людей в цепи. Он находится в поисках истинного общества, которое оставляет людей «такими же свободными, как и раньше». В целом, пространство, занимаемое идеей природы в Общественном договоре , очень мало.Он используется по необходимости в спорных главах, в которых Руссо опровергает ложные теории социального обязательства; но когда он однажды отмахнулся от лжепророков, он позволяет идее природы уйти с ними и заботится исключительно о том, чтобы дать обществу рациональную санкцию, которую он обещал. Становится ясно, что в политических вопросах, во всяком случае, «естественное состояние» для него — всего лишь термин противоречия. Фактически он отказался, поскольку он когда-либо придерживался ее, от теории золотого века человека; и там, где, как в Эмиле, , он использует идею природы, она расширяется и углубляется до неузнаваемости.Несмотря на многие отрывки, в которых он придерживается старой терминологии, он подразумевает под «природой» в этот период не первоначальное состояние вещи и даже не ее сокращение до простейших терминов: он переходит к концепции «природы» как тождественно полному развитию способностей, высшей идее человеческой свободы. Этот взгляд можно увидеть в зародыше даже в Рассуждениях о неравенстве, , где, отделяя самоуважение ( amour de soi ) от эгоизма ( amour-propre ), Руссо делает первое свойство «естественного» человека. состоят не в стремлении к самовозвышению, а в поисках удовлетворения разумного желания, сопровождаемого доброжелательностью; в то время как эгоизм — это предпочтение наших собственных интересов интересам других, самоуважение просто ставит нас на равные с другими.Верно, что в «Беседах» Руссо выступает против развития многих человеческих способностей; но в равной степени он защищает самое полное развитие тех, кого он считает «естественными», имея в виду просто «хорошие». «Состояние общества», как предусмотрено в Социальном договоре , больше не противоречит «естественному состоянию», закрепленному в Эмиле, , где действительно социальная среда имеет наибольшее значение, и, хотя ученик отгораживается от этого, тем не менее его готовят к этому.Действительно, взгляды, данные в Общественном договоре , резюмированы в пятой книге Эмиля, , и этим резюме подчеркивается существенное единство системы Руссо.

Итак, цель Руссо в первых словах «Общественного договора », «состоит в том, чтобы выяснить, может ли в гражданском порядке существовать какое-либо надежное и определенное правило управления, принимая людей такими, какие они есть, и законы такими, какими они могут быть. » Монтескье принял законы такими, какие они есть, и увидел, каких людей они создали: Руссо, основав всю свою систему на человеческой свободе, берет человека за основу и считает, что он сам дает те законы, которые ему нравятся.Он занимает свою позицию в отношении природы человеческой свободы: на этом он основывает всю свою систему, делая волю членов единственной основой любого общества.

При разработке своей теории Руссо использует три общих и, в некоторой степени, альтернативных концепции. Это общественный договор, суверенитет и общая воля. Теперь мы должны рассмотреть каждый из них по очереди.

Теория общественного договора стара, как софисты Греции (см. Платон, Республика, Книга II и Горгий ), и неуловима.Он был адаптирован к наиболее противоположным точкам зрения и использовался в различных формах по обе стороны каждого вопроса, к которому он мог быть применен. Это частое явление у средневековых писателей, обычное дело для теоретиков Возрождения, а в восемнадцатом веке оно уже приближается к своему падению перед более широкой концепцией. Проследить ее историю заново — было бы долгой и неблагодарной задачей: лучше всего за ней можно проследить в замечательном эссе Д. Дж. Ричи в книге Darwin and Hegel and Other Studies. Для нас важно только рассмотреть его в самом общем аспекте, прежде чем изучать особое использование его Руссо. Очевидно, что в той или иной форме к этой теории очень легко прийти. Везде, где существует какая-либо форма правления, за исключением простейшей тирании, размышления об основе государства не могут не привести к представлению о том, что в том или ином смысле оно основано на молчаливом или выраженном согласии в прошлом или настоящем его члены. Только в этом большая часть теории общественного договора уже скрыта.Добавьте к этому стремление найти реальное обоснование теории фактами, и, особенно в эпоху, обладающую лишь самым туманным историческим смыслом, этой доктрине согласия неизбежно придет исторический контекст. Если вдобавок есть тенденция рассматривать общество как нечто неестественное для человечества, эта тенденция станет непреодолимой. Писатели почти всех школ представляют государство как возникшее в какой-то отдаленной эпохе на основе договора или, говоря более юридически, договора между двумя или более сторонами.Единственный класс, который сможет противостоять доктрине, — это тот, кто поддерживает божественное право царей и считает, что все существующие правительства были навязаны народу прямым вмешательством Бога. Все, кто не готовы утверждать это, будут сторонниками той или иной теории общественного договора.

Поэтому неудивительно, что среди его сторонников мы находим авторов самых противоположных точек зрения. Едва ли сказано, это простая формула, которую можно наполнить любым содержанием, от абсолютизма до чистого республиканизма.И в руках, по крайней мере, некоторых из его сторонников, это оказывается оружием, которое режет оба пути. Мы сможем лучше судить о его полезности, когда увидим в действии его основные разновидности.

Все теории общественного договора, которые вообще являются определенными, подпадают под ту или иную из двух глав. Они представляют общество как основанное на первоначальном договоре между народом и правительством или между всеми людьми, составляющими государство. Исторически современная теория переходит от первой ко второй из этих форм.

Доктрина, согласно которой общество основано на договоре между народом и правительством, имеет средневековое происхождение. Это часто подкреплялось ссылками на Ветхий Завет, который содержит аналогичную точку зрения в неотразимой форме. Его можно найти у большинства великих политических писателей шестнадцатого века; в Бьюкенене и в сочинениях Иакова I: он сохраняется до семнадцатого века в произведениях Гроция и Пуффендорфа. Grotius i

.

Простая английская Википедия, свободная энциклопедия

Портрет Сократа, копия Риема с греческой статуи, музей Лувр

Философия развивает увлечение мудростью, отличное от знания . Философия — это способ мышления о мире, вселенной и обществе. Он работает, задавая очень простые вопросы о природе человеческой мысли, природе вселенной и связях между ними. Идеи в философии часто бывают общими и абстрактными.Но это не значит, что философия не о реальном мире. Этика, например, спрашивает о том, как быть хорошим в нашей повседневной жизни. Метафизика спрашивает о том, как устроен мир и из чего он состоит. Иногда люди говорят о том, что у них есть «личная философия», что означает, как человек думает о мире. Эта статья , а не о «личной философии» людей. Эта статья посвящена идеям, которые философы (люди, которые думают и пишут о способах мышления) уже давно обсуждаются.

Один философский вопрос заключается в следующем: «Есть ли в мире какие-либо знания, которые настолько уверены, что ни один разумный человек не сможет усомниться в этом?». [1] Другие вопросы, которые задают философы:

  • Что происходит с душой после смерти, как душа попадает в тело перед смертью?
  • Почему мы родились?
  • Почему мы должны жить?
  • Почему в жизни так много препятствий?
  • Как мы преодолеваем страдание?
  • Какое значение имеет материальная жизнь?
  • Будет ли вселенная существовать вечно?
  • Что такое красота?
  • У нас есть свободная воля?
  • Бог существует?
  • Мир вокруг нас существует?
  • Что такое человек?
  • Что такое правда?
  • Что такое зло?
  • Какая связь между разумом и телом?
  • Что такое наука?
  • Что такое любовь?

Этимологическое значение слова «философия» — «любовь к мудрости».Это происходит от греческого слова «Философия» , с «Филон» означает «возлюбленный» и «София » означает «мудрость» . [2]

Существуют разные типы философии из разных времен и мест. Некоторые философы пришли из Древней Греции, такие как Платон и Аристотель. Другие пришли из Азии, такие как Конфуций или Будда и Лаоцзы. Некоторые философы из средневековья в Европе, такие как Уильям Оккамский или Святой Фома Аквинский.

Философами 1600-х, 1700-х и 1800-х годов были Томас Гоббс, Рене Декарт, Джон Локк, Дэвид Хьюм и Иммануил Кант. Философами 1900-х годов были Сорен Киркегор, Людвиг Витгенштейн и Жан-Поль Сартр.

Философия — это изучение людей и мира посредством размышлений и вопросов. Это наука и искусство. Философия пытается ответить на важные вопросы, придумывая ответы о реальных вещах и спрашивая «почему?»

Иногда философия пытается ответить на те же вопросы, что и религия и наука.Философы не все дают одинаковые ответы на вопрос. Многие виды философии критикуют или даже нападают на убеждения науки и религии.

В своей работе Критика чистого разума Иммануил Кант задал следующие вопросы: [3]

  1. Что я могу сказать?
  2. Что мне делать?
  3. На что я смею надеяться?
  4. Что такое человек?

Ответы на эти вопросы дает различные области или категории философии.

Категории в философии [изменить | изменить источник]

Философия может быть разделена на различные группы, основываясь на типах вопросов, которые она задает. Ниже приведен список вопросов, разбитых на группы. Один из возможных списков ответов на эти вопросы можно назвать «философией». Есть много разных «философий», потому что на все эти вопросы у разных людей много разных ответов. Не все философии задают одни и те же вопросы. Вот вопросы, которые обычно задают философы из западного мира:

Метафизика :

Метафизика иногда разделяется на онтологию (философию реальной жизни и живых существ), философию ума и философию религии; но эти подотрасли очень близки друг к другу.

Онтология :

  • Какой мир мы видим вокруг нас? (Что такое реальность?)
    • Есть ли в мире нечто большее, чем то, что мы видим или слышим?
    • Если никто не видит, что что-то происходит, значит ли это, что это не произошло?
    • Что значит сказать, что что-то возможно? Существуют ли другие миры?
  • Есть ли что-то особенное в том, чтобы быть человеком или вообще быть живым?
    • Если нет, то почему некоторые люди думают, что есть?
  • Что такое пространство? Сколько времени?

Философия ума :

  • Что такое ум?
  • Что такое тело?
  • Что такое сознание?
  • Люди делают выбор, или они могут сделать только одно? (Есть ли у людей свободная воля?)
  • Что делает слова или идеи значимыми? (Какова связь между значимыми словами или идеями и тем, что они значат?)

Философия религии :

  • Есть ли у людей души?
  • Есть ли Бог, который создал Вселенную?

В эпистемологии :

В этике :

  • Что правильно и что плохо, хорошо и плохо?
  • Должны ли люди делать одни вещи, а не другие?
  • Что такое справедливость?

В эстетике :

  • Что такое красота? Что если один человек думает, что картина прекрасна, а другой думает, что картина безобразна? Может ли картина быть красивой и некрасивой одновременно?
  • Красивы ли настоящие вещи?
  • Хорошие вещи прекрасны?
  • Что такое искусство? Мы обычно думаем, что скульптура в музее — это искусство.Если скульптор лепит из глины скульптуру из камня и помещает ее в музей, многие называют это искусством. Но что, если человек поднимает камень с земли — это произведение искусства?

В логике :

  • Что означают слова, которые мы используем?
  • Как мы можем говорить вещи (особенно идеи) таким образом, чтобы иметь только одно значение?
  • Можно ли выразить все идеи с помощью языка?
  • Как правдивость предпосылки аргумента влияет на истинность его заключения?
  • Как мы можем правильно рассуждать?

В аксиологии :

  • Что имеет значение?
  • Время действительно деньги? или мы сделали это так?
  • Ценность любви, красоты или справедливости?

Другие разделы включают эсхатологию, телеологию и теологию.В прошлые века естествознание входило в философию и называлось «естественная философия».

Философия приносит пользу? Мало кто будет оспаривать это. Легко утверждать, что философия — это хорошо, потому что она помогает людям мыслить яснее. Философия помогает людям понять мир и то, как люди действуют и думают. Философы считают, что задавать философские вопросы полезно, потому что это приносит мудрость и помогает людям узнать о мире и друг о друге.Некоторые философы могут даже утверждать, что вопрос «Философия хороша или плоха?» это философский вопрос сам по себе.

Однако некоторые люди думают, что философия вредна, поскольку философия поощряет свободомыслие и часто ставит под сомнение убеждения других. Например, философии, такие как некоторые экзистенциалистские взгляды, говорят, что нет никакого смысла для жизни или человеческого существования, кроме значения, которое мы придумываем или изобретаем. Люди из некоторых религий не согласны с убеждениями экзистенциализма.

Следует отметить, что все основные науки, включая физику, биологию и химию, являются дисциплинами, которые изначально считались философией. По мере того, как спекуляции и анализ природы становились все более развитыми, эти субъекты разошлись Это процесс, который продолжается даже сегодня; психология раскололась только в прошлом веке. В наше время такие предметы, как исследования сознания, теория принятия решений и прикладная этика, все больше обретают независимость от философии в целом.Из-за этого философия кажется полезной, потому что она создает новые виды науки.

Философы задают вопросы об идеях (концепциях). Они пытаются найти ответы на эти вопросы. Некоторым мыслителям очень трудно найти те слова, которые лучше всего описывают идеи, которые они имеют. Когда они находят ответы на некоторые из этих вопросов, философы часто сталкиваются с одной и той же проблемой, а именно, как лучше всего рассказать ответы, которые они нашли, другим людям. В зависимости от значения слов, которые они используют, ответы меняются.

Некоторые философы — это постоянные мыслители (так называемые академики), которые работают в университетах или колледжах. Эти философы пишут книги и статьи о философии и проводят занятия по философии для студентов университетов или колледжей.

Другие философы просто мыслители-хобби, которые думают о философии в свободное время. Небольшое количество мыслителей-любителей так много думают о философии, что могут писать статьи для философских журналов. Другие люди подходят к философии с другой работы.Например, монахи, художники и ученые могут думать о философских идеях и вопросах.

Большинство философов работают, задавая вопросы и ища хорошие определения (значения) слов, чтобы помочь им понять, что означает вопрос.

Некоторые философы говорят, что единственное, что нужно для ответа на вопрос, это выяснить, что это значит. Единственная вещь, которая делает философские вопросы (такие как те, что выше) трудными, состоит в том, что люди действительно не знают, что они имеют в виду. Людвиг Витгенштейн поверил в это.

Философы часто используют как реальные, так и мнимые примеры, чтобы сделать точку. Например, они могут написать о реальном или вымышленном человеке, чтобы показать, на что, по их мнению, относится хороший или плохой человек.

Некоторые философы ищут самый простой способ ответить на вопрос и сказать, что это, вероятно, правильный ответ. Этот процесс называется бритвой Оккама. Другие считают, что сложные ответы на вопросы также могут быть правильными. Для примера философской проблемы см. Парадокс Бога.

Философы используют логику для решения проблем и ответа на вопросы. Логическая последовательность является краеугольным камнем любой приемлемой теории. Философы, которые не согласны с теорией, часто пытаются найти логическое противоречие в теории. Если они находят противоречие, это дает им повод отказаться от этой теории. Если они не обнаружат несоответствия, философ может показать, что теория приводит к заключению, которое является либо неприемлемым, либо смешным. Этот второй подход обычно называют reductio ad absurdum.

Люди, перечисленные здесь, должны быть настоящими философами, а не социальными или политическими деятелями. Списки не предназначены для полноты.

древнегреческие философы [изменить | изменить источник]

Позднее европейские / западные философы [изменить | изменить источник]

Современные европейские и американские философы [изменить | изменить источник]

азиатских / восточных философов [изменить | изменить источник]

,

10 простых книг по философии, которые вы должны прочитать

Нас часто спрашивают, с какой книги начать. Некоторые книги сложнее других, некоторые философы более неясны, чем другие. И если все заслуживают нашего внимания, некоторые оказываются и необходимыми, и доступными. Мы составили список философских книг, которые необходимо прочитать.

Апология Сократа Платона

ancient-greece-apology-of-socrates-cover-400 ancient-greece-apology-of-socrates-cover-400

В этом коротком и доступном диалоге Платон говорит о смерти Сократа и через него рисует фигуру философа.Эта книга до сих пор излучает всю философию.

Прочтите наш анализ

Никомахова этика Аристотеля

Nicomachean Ethics

Аристотель определяет свои нравственные мысли в этом эссе о хорошей жизни и отвечает на вопрос «Что нам делать?». Он спрашивает, что Добро — высшая цель жизни, а Добро — объект политики.

Прочтите наш анализ

Рассуждение о методе Декарта

Основополагающая книга философии, cogito Декарта раскрывает то, что я считаю знаменитым, следовательно, я являюсь, а затем ставит субъективность выше всего остального (включая Бога).Наука перед методологическим подходом Декарта в особом долгу.
Примечание: Речь простая, по крайней мере, внешне. Однако найдите время, чтобы прочитать и перечитать каждый абзац.

Прочтите наш анализ

Кандид или Оптимизм Вольтера

Кандид часто недооценивают, сводя его к обличению религии и фанатизма. Фактически, Вольтер революционизирует представление о счастье в этой небольшой сказке: вместо того, чтобы искать его в будущей жизни (которая обещает все религии), счастье можно найти «здесь и сейчас».Это высший смысл знаменитого «Мы должны возделывать свой сад».

Прочтите наш анализ

По Ницше за гранью добра и зла

nietzsche-beyond-good-and-evil nietzsche-beyond-good-and-evil

В этом тесте, гораздо более доступном, чем Так говорил Заратустра, Ницше обвиняет во всем своего низшего человека (стадный инстинкт, национализм, европейскую цивилизацию, христианскую мораль …) и мешает ему быть свободным, что мешает ему стать самим собой. ,

Прочтите наш анализ

Преступление и наказание Достоевского

Преступление и наказание, несомненно, один из самых важных романов XIX века.В глубину персонажей (в том числе Раскольникова) добавляется настоящая философская сложность, где смешиваются темы вины, свободы, нигилизма, человеческой природы. Достоевский также выделяет ряд психоаналитических концепций, которые вдохновят теорию Фрейда.

Прочтите наш анализ

Невыносимая легкость бытия Кундера

Unbearable Lightness of Being Unbearable Lightness of Being

В этом романе Кундера четыре главных героя сталкиваются с историей (включая коммунизм), с трудностями делать выбор и наслаждаться своей свободой.Кундера пытается показать, насколько ошибочна концепция судьбы и, как следствие, что человеческое существование ненадежно.

Прочтите наш анализ

Экзистенциализм и гуманизм Сартра

Экзистенциализм — это гуманизм — великий текст. Сартр защищает свой главный тезис (человек осужден на свободу) и возлагает последствия на понятия совести по сравнению с другими, ответственности, недобросовестности.

Прочтите наш анализ

Падение Камю

The Fall The Fall

В этом прекрасном романе Камю обсуждает бездействие и его последствия.Человек должен не только всегда действовать в соответствии с Камю, но особенно, чтобы быть первым судьей, требовать от него полной и постоянной ответственности перед миром.

Прочтите наш анализ

Философия Симпсонов Ирвин


Серия, созданная Мэттом Грёнингом, наполненная культурными отсылками, стала предметом многочисленных анализов. Среди них эта книга Ирвина освещает все темы, разработанные семьей Симпсонов: место семьи (тема отцовства, братских отношений и т. Д.), счастье (и тяжесть повседневности), религия, капитализм или антиинтеллектуализм

Вы готовы создать свою идеальную библиотеку!

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.