Интериоризацию: Интериоризация | Понятия и категории

Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Интериоризация

Cтраница 1

Интериоризация ( освоение) человеком культурных, образовательных и профессиональных навыков возможна лишь тогда, когда адекватна его биопсихологическая основа, т.е. фундамент здания социального.  [1]

Интериоризация обеспечивает не только понимание устной речи и текста при чтении. Экстериоризация происходит не только при говорении и письме. При письме фиксируются на бумаге отрезки речи, которые могут предварительно проговариваться не только про себя, но и вслух. При говорении фаза внутриречевого проговаривания исключена и экстериоризация внутренней речи происходит в один этап — собственно внутренняя речь ( первая фаза) непосредственно переходит во внешнюю.  [2]

Эта интериоризация обусловливает, что часто трудно изменить нормы или даже заметить существование различных норм. Если рассматривать другую страну, где правила приличия отличаются от тех, к которым вы привыкли, поведение людей может показаться вам грубым или странным. Когда глубоко усвоены определенные нормы, трудно не интерпретировать нормы, отличающиеся от привычных, как нарушение известных правил, как желание быть невежливым или безразличным. Стотцель подчеркивает существенную разницу между европейскими народами: в отношениях с чужими итальянцы, ирландцы и англичане придают большое значение хорошим манерам, в то время как французы — терпимости.  [3]

Процесс интериоризации описывается как происходящий с участием речи в разной форме и степени.  [4]

Во-вторых, самооценка связана с интериоризацией социальных реакций на данного индивида: человек склонен оценивать себя так, как, по его мнению, его оценивают другие люди. Кули, иллюстрирует это положение.  [5]

В данном случае мы употребляем термин интериоризация

в одном из возможных и имеющихся в работах его значений. Кроме этого значения данный термин, как известно, употребляется для обозначения перехода от разделенного действия к индивидуальному и изменений действия в ходе формирования по многим параметрам, а не только по параметру формы.  [6]

Этот уход операций внутрь, эту интериоризацию высших психических функций, связанную с новыми изменениями в их структуре, мы называем процессом вращивания, имея в виду главным образом следующее: то, что высшие психические функции строятся первоначально как внешние формы поведения и опираются на внешний знак, ни в какой мере не случайно, но, напротив, определено самой психологической природой высшей функции, которая, как мы говорили выше, не возникает как прямое продолжение элементарных процессов, но является социальным способом поведения, примененным к самому себе.  [7]

Воспитание внимания как овладение процессами развития через интериоризацию стимулов-средств, превращение внешнего знаково-опосредствованного процесса в произвольное внимание описано Выготским в более поздних работах ( см.: История развития высших психических функций / / Выготский Л. С. Собр.  [8]

Разъясняя понятие социализации личности, рассмотрите процесс социализации как интериоризацию социальных качеств и свойств, определите основные детерминанты социализации — социальные институты и социальную среду, акцентируйте внимание на возрастных этапах, а также кризисных фазах социализации. Анализируя факторы социализации, обратитесь к диалектике микро — и макросреды в процессах становления и развития личности; сформулируйте понятия социального типа личности, социального характера, покажите его соотношение с социальным целым — обществом.  [9]

Добиться изменений действий, формируемых в учении, по параметрам интериоризации и автоматизации, а также по производному от них параметру прочности усвоения без реального осуществления действий, по-видимому, невозможно. Например, в практических внешних действиях с участием движений все необходимые знания о них не могут быть заданы без их осуществления. Задаваться может только вербально описываемая часть этих знаний. Остальная экстеро — и проприоцептивная информация получается в ходе осуществления действия. Такие действия, конечно же, не могут быть усвоены без их выполнения. Но в этом случае выполнение действия является условием прежде всего получения необходимой ориентировки, и лишь потом отработки действий.  [10]

Следует обратить внимание на следующий нюанс: существуют различные степени интериоризации. Например, женитьба представляет собой систему норм, и в данном смысле можно сказать, что женитьба — это учреждение, то есть ансамбль институционализированных норм, регулирующих брачные отношения. Но нормы женитьбы не имеют одинакового веса, и не все показывают себя с одинаковой энергией. Приготовление завтрака для мужа не является нормой такого же порядка, как супружеская верность. Каждая пара, как и каждая социальная группа, создает собственные нормы: в одной семейной паре будет расценено как скандал, если муж пойдет куда-то без жены, в другой — это будет вполне нормальным. Существуют как частные, так и более общие нормы, определяющие женитьбу. Любая семейная пара имеет свои частные нормы, но вынуждена считаться с нормами других семейных пар и уважать нормы общества.  [11]

Отсюда следует, что все отмеченные выше процессы, обеспечивающие интериоризацию и автоматизацию знаний при непроизвольном и произвольном их освоении в действии, входят в процесс отработки действий. Однако они не исчерпывают его, так как при отработке действий есть еще процессы интериоризации и автоматизации исполнительных операций. Хотя они и основаны н-а тех же механизмах, что и интериоризация и автоматизация ориентировочных операций, тем не менее для отработки исполнительных действий требуется их специальное осуществление.  [12]

Какие же из указанных операций произвольного и непроизвольного освоения обеспечивают интериоризацию, а какие из них лежат в основе автомативации. На основеджазанного выше можно считать, что интериоризация знаний и действий, их порождающих, обеспечивается прямо зйако во-символическими, речевыми операциями и частично операциями использования знаков-моделей, а операции смысловой обработки содержания создают для этого те или иные условия.  [13]

Являются ли психические процессы именно как психические, порождаемыми внешней деятельностью, а интериоризация переходом непсихического в психическое.  [14]

Серия наблюдений позволяет нам наметить сложный путь, проделанный ребенком при переходе к интериоризации социальной речи. Описанные нами случаи, когда экспериментатор, к которому ребенок прежде обращался за помощью, покидал место эксперимента, демонстрируют этот решающий момент наиболее ярко. Именно в таких условиях ребенок лишается возможности обращаться к взрослому, и тогда эта социально организованная функция переключается на эгоцентрическую речь и указания на путь решения задачи постепенно приводят его к их самостоятельной реализации.  [15]

Страницы:      1    2    3    4

Методологические подходы к интериоризации профессионально-ориентированных знаний в процессе подготовки социальных педагогов Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

УДК 378.147 ББК 74.489

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИНТЕРИОРИЗАЦИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ОРИЕНТИРОВАННЫХ ЗНАНИЙ В ПРОЦЕССЕ ПОДГОТОВКИ СОЦИАЛЬНЫХ ПЕДАГОГОВ

I Е.А. Леванова, Т.В. Пушкарева

Аннотация. В статье рассматривается проблема интериоризации знаний в психолого-педагогической науке и основные методологические подходы к интериоризации профессионально-ориентированных знаний. Авторами проанализирована научно-педагогическая литература, позволяющая сделать выводы, что результатом данного процесса является не просто приобретение новых знаний, а преобразование структуры личности. Авторы определяют интериоризацию профессиональноориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе как процесс и результат усвоения и преобразования знаний в профессионально-ориентированные, характеризующийся специфической трансформацией познавательных объектов во внутренне-присвоенные, личностно-значимые, позволяющие решать профессиональные задачи будущей деятельности, приобретения социального опыта, которые не только обобщаются, формируются, но и в дальнейшем используются в профессиональной деятельности. Рассмотренными подходами являются: компетентностный, системный, субъектно-деятельностный, личностно-ориентированный, аксиологиче- 35 ский, рефлексивно-деятельностный, технологический подходы.

Ключевые слова: интериоризация, психолого-педагогическая наука, профессионально-ориентированные знания, социальный педагог, методологические подходы, процесс подготовки.

METHODOLOGICAL APPROACHES TO THE INTERNALIZATION OF PROFESSIONALLY-ORIENTED KNOWLEDGE IN THE PROCESS OF PREPARATION OF SOCIAL TEACHERS

I E.A. Levanova, T.V. Pushkareva

Abstract. The article considers the problem of intériorisation of knowledge in psychological and pedagogical science and basic methodological approaches to the internalization of professionally — oriented knowledge. The authors ana-

lyze the scientific — pedagogical literature which allows to conclude that the result of this process is not simply the acquisition of new knowledge and the transformation of the personality structure. The article determines the interiorisation of professionally-oriented knowledge by social teachers in the learning process in the University as the process and the outcome of the assimilation and transformation of knowledge in professionally-oriented, characterized by a specific transformation of cognitive objects in an internally-assigned personal significance, allowing to solve professional challenges of future activities, social experiences, which not only summarized and formed but used in the process of professional activity. The approaches considered are: competence, system, subject-activity, student-oriented, axiological, reflexive-activity, technological.

Keywords: interiorisation, psychological and pedagogical science, professionally-oriented knowledge, social teacher, methodological approaches, the process of preparation.

36

В педагогике интериоризация (фр. intériorisation — переход извне внутрь, от лат. interior — внутренний) рассматривается как формирование внутренних структур человеческой психики посредством усвоения внешней социальной деятельности, присвоения жизненного опыта, становления психических функций и развития в целом.

Проблема интериоризации знаний тесно связана с традиционным вопросом психолого-педагогической науки — вопросом внешней и внутренней детерминации. В построении теоретических основ для решения данной задачи, как показало осмысление современных подходов, сложившихся в психолого-педагогической литературе, значительными преимуществами обладают концепции развития личности как особой целостности, которое осуществляется только при единстве двух процессов: внешнего — социального и внутреннего — личностного.

Интериоризация состоит не в простом перемещении внешней деятельности во внутренний план созна-

ния, а в формировании самого этого сознания. Благодаря интериоризации психика человека приобретает способность оперировать образами предметов, которые в данный момент отсутствуют в его поле зрения.

Как подчеркивают А.В. Петровский и М.Г. Ярошевский, понятие интериоризации происходит через формирование внутренних структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности. Аналогичные определения понятия «интериоризация» как формирование структур человеческой психики благодаря усвоению структур внешней социальной деятельности мы находим и в других психологических словарях.

Понятие «интериоризация» было введено в научный оборот представителями французской социологической школы (Э. Дюркгейм и др.). У Э. Дюркгейма интериоризация была представлена как процесс, в ходе которого ребенок заимствует из общественного сознания понятия, представления, категории, которые

затем образуют структуру его личных взглядов.

Термин «интериоризация» используется представителями разных направлений и школ в психологии — в соответствии с их пониманием механизмов развития психики.

Одним из первых психологов, который рассматривал интериориза-цию как психологический принцип, был Пьер Жане. Понятие «интериоризация» означало прививание элементов идеологии к изначально биологическому сознанию индивида: идеология, общественное сознание переносилось «в» индивидуальное сознание; менялось местонахождение, но не природа явления; оно как было, так и оставалось идеальным.

Понятие интериоризации занимает важное место в системе понятий ряда советских психологических теорий, поскольку выступает в них одним из основных средств решения таких ключевых теоретических проблем, как:

• проблема объективного метода психологического исследования;

• проблема социальной детерминации психики человека;

• и психофизическая проблема (в современной трактовке — проблема природы и происхождения психического).

Именно поэтому мы обратились к изучению понятия интериоризации — уточнению его содержания и разграничения различных значений термина, сопоставлению теоретических положений и эмпирических данных, выявлению связей данного понятия с другими понятиями, перспектив его применения для решения современных теоретических проблем психологии.

В отечественной психологии процесс интериоризации понимается как преобразование структуры предметной деятельности в структуру внутреннего плана сознания. Большая группа советских психологов (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин и их сотрудники) отвечала словом «интери-оризация» на вопрос: «Каким образом в ходе онтогенетического развития формируются социальные механизмы психики человека?» Содержательно сам процесс интериоризации эти ученые понимали во многом по-разному. Позиции данных ученых по проблемам интериоризации критически оценивали другие советские психологи — А.В. Брушлинский, Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн.

Принципиальное значение понятие «интериоризация» получило в культурно-исторической теории Л.С. Выготского, где оно рассматривается как преобразование внешней предметной деятельности в структуру внутреннего плана сознания. При этом Л.С. Выготский преимущественно пользовался термином «вращи-вание» (синоним интериоризации), под которым понимал превращение внешних средств и способов деятельности во внутренние, развитие внутренне опосредованных действий из действий внешне опосредованных. По его мнению, всякая человеческая форма психики первоначально складывается как внешняя социальная форма общения между людьми, как трудовая или иная деятельность, и лишь затем, в результате интериори-зации становится компонентом психики отдельного индивида.

П.Я. Гальперин выделяет в действии две основные части: ориентировочную и исполнительную.

37

ВЕК

38

Производной от них выступает контрольно-корректировочная часть. В теории П.Я. Гальперина ориентировочная часть действия, или ориентировочная основа действия, занимает ведущее место. Ученый подчеркивает: «Именно ориентировочная часть, а вовсе не все действие представляет предмет психологии».

С.Л. Рубинштейн критиковал позицию А.Н. Леонтьева по вопросу о предпосылках интериоризации. Исходя из принципа марксистской философии — внешние причины действуют через внутренние условия, С.Л. Рубинштейн считал безусловно необходимым признание внутренних (филогенетически и во внутриутробный период сформировавшихся) предпосылок процесса усвоения; усвоение не может идти «в пустоту». Вопрос стоит так: «Как содержательно охарактеризовать эти предпосылки (а не только констатировать их существование)?» Последняя проблема упирается в конце концов в знаменитую проблему «первоначала» и далека от решения в психологии и сегодня. Вместе с тем какое-то, пусть промежуточное, решение проблемы предпосылок необходимо: ведь если констатировать наличие предпосылок, но не указать, чем предпосылки отличаются от результатов интериоризации, то тогда само понятие интериоризации оказывается просто бессодержательным.

Таким образом, осваивая и выполняя профессиональные роли, человек сначала интериоризирует (переводит внешнее во внутренний мир) существующие в обществе социальные ценности, то есть как бы их «присваивает» себе, а затем в процессе собственной созидательной деятельности их приумножает.

Психологический механизм интериоризации позволяет понять динамику духовных потребностей личности. Деятельность, осуществляемая личностью при определенных условиях, создает новые объекты, которые вызывают новую потребность. Личность, внутренне сопоставляя свои действия и поступки с будущей деятельностью, прогнозирует ее в соответствии с социальными требованиями и трансформирует их во внутренние состояния. Отобранный объект переходит в потребность, срабатывает механизм интериоризации.

Интериоризация личностью общечеловеческих ценностей в процессе осуществления учащимся оценочной деятельности помогает ему спроектировать новую деятельность в соответствии с общественными эталонами и теми задачами, которые возникают перед ним в процессе самообразования и самовоспитания, и реализовать ее на практике.

Эмоциональная природа процесса интериоризации подтверждается многочисленными исследованиями. В них показано, что социальные ценности воспринимаются не только сознанием, рациональным мышлением, но прежде всего чувствами.

А.Н. Мушкирова считает, что формирование ценностных ориента-ций протекает посредством интерио-ризации, идентификации и интерна-лизации.

Интериоризация общественно значимых ценностей, по мнению И.Ф. Клименко, происходит через усвоение социальных нормативов как в вербальном, так и в поведенческом плане.

Интериоризация и социальная адаптация, по мнению К.В. Рубчев-ского, являются основными форма-

ми социализации личности. Инте-риоризацию следует понимать как процесс заимствования из внешней среды определенных сведений и их усвоение в качестве знаний, умений, норм, образцов поведения, ценностей.

В исследовании проблем интери-оризации практик B.C. Любченко на первый план выводит практические знания и навыки. В основе интериори-зации отношений, по мнению автора, выступают не теоретические знания индивида, а практическое знание.

П. Бергер развивал интегральный подход к процессу интериори-зации социального мира, исследовал механизмы реализации различных форм социального контроля и их взаимосвязь с формированием самоидентичности личности при смене социального контекста.

В исследовании о возможности места конкретного высказывания в цепи речевого общения, в определенной социальной группе Джон Шоттер целиком солидарен с Л.С. Выготским и М.М. Бахтиным: мы формируем свою внутреннюю жизнь через возможности, предоставляемые нам «другими» вокруг нас, равно как и «аудиторией», интериоризованной нами благодаря функционированию в различных сферах общения или речевых жанрах.

А.Н. Леонтьев определяет интерио-ризацию действий как постепенное преобразование внешних действий в действия внутренние, умственные. Он подчеркивает, что этот процесс необходимо совершается в онтогенетическом развитии человека.

Таким образом, анализ различных научных подходов к определению термина «интериоризация», показал, что результатом данного про-

цесса является не просто приобретение новых знаний, а преобразование структуры личности.

Мы определяем интериоризацию профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе как процесс и результат усвоения и преобразования знаний в профессионально-ориентированные, характеризующийся специфической трансформацией познавательных объектов во внутренне-присвоен-ные, личностно-значимые, позволяющие решать профессиональные задачи будущей деятельности, приобретения социального опыта, которые не только обобщаются, формируются, но и в дальнейшем используются в процессе профессиональной деятельности. При этом образовательная среда вуза и современные требования к профессиональной подготовке определяют содержание профессионально-ориентированных знаний, а их присвоение обеспечивает профессиональное развитие социальных педагогов.

Подход включает в себя не только совокупность определенных принципов и теоретических положений, но и соответствующие им способы деятельности. Этот существенный признак подхода обусловливает тот факт, что данная категория широко применяется не только в научной, исследовательской деятельности, но и в социальной практике, переносится на ту социальную деятельность, в основу которой положены идеи и принципы соответствующего исследовательского подхода.

Подход понимается нами как ориентация при осуществлении своих действий, побуждающая к использованию определенной совокупности взаимосвязанных закономерностей,

39

принципов, идей и способов деятельности в процессе интериоризации профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе.

Компетентностный подход является одним из ведущих в мировой образовательной стратегии, а образовательная парадигма превращается в общественно значимое явление, как концептуальная основа образовательной национальной политики государств Европейского образовательного союза в целом. В российской системе высшего образования периода его модернизации компетент-ностный подход становится одним из ведущих принципов методологии и используется при разработке государственных образовательных стандартов нового поколения, ему придан статус безальтернативной новой образовательной парадигмы.

Сегодня компетентностный подход заявлен как одно их приоритетных концептуальных направлений модернизации российского высшего яп профессионального образования — он 40 репрезентирует новую парадигму образования. При этом из относительно локальной педагогической теории компетентностный подход «постепенно превращается в общественно значимое явление, претендующее на роль концептуальной основы образовательной политики» и участвующее в формировании «определенных стратегий социального развития».

Компетентностный подход предполагает овладение целостным опытом решения жизненных проблем, мастерство выполнения социальных ролей на основе предметного знания, ответственности, коммуникативности, желания и умения работать твор-

чески, решать нестандартные задачи. В качестве цели при реализации ком-петентностного подхода в профессиональном образовании выступает формирование компетентного специалиста. Компетенции в современной педагогике профессионального образования необходимо рассматривать как новый, обусловленный рыночными отношениями тип целеполагания в образовательных системах. В чем его новизна, чем отличается этот тип це-леполагания от традиционного, академического подхода к формированию целей? Главное отличие состоит в том, что «компетентностная модель освобождается от диктата объекта (предмета) труда, но не игнорирует его, тем самым ставит во главу угла междисциплинарные, интегрированные требования к результату образовательного процесса».

Системный подход представляет собой направление методологии научного познания и социальной практики, в основе которого лежит рассмотрение объектов как систем.

Основными принципами реализации системного подхода являются принципы единства анализа и синтеза, развития (историчности), конечной цели, полноты, непротиворечивости, целостности, структурности, функциональности, интегратив-ности, иерархичности.

Системный анализ — это комплекс взаимосвязанных приемов и процедур исследования и конструирования сложных и сверхсложных объектов и процессов.

Системный подход предусматривает необходимость рассмотрения объектов и явлений педагогической действительности как целостных систем, имеющих определенную структуру

и свои законы функционирования. Системный подход позволяет выявить интегративные, системные свойства объектов и процессов, которые не сводятся к механической сумме их составляющих. Основными признаками системных объектов являются структур -ность, целостность, интегративность.

Основными задачами системного подхода в общем плане являются классификация систем по структурньм признакам и выявление специфики их поведения, которая характерна именно для систем данного типа, а также изучение принципов, по которым система, образованная из ряда составляющих ее элементов, приобретает новые свойства и признаки, отсутствующие у элементов, рассматриваемых изолированно, еще не объединенных в данную систему. Системный подход применяется к рассмотрению явлений, рассматриваемых в аспекте целого и отображаемых в виде системы как целостного продукта познания на основе четкого представления о структурной и функциональной организации как основной системы, так и входящих в нее подсистем и их элементов.

Теоретической основой современного социального образования является личностно-ориентированный подход, который реализуется как научно-обоснованная стратегия, направленная на обеспечение единства социально-нравственного, общекультурного и профессионального развития личности с учетом тенденций функционирования и развития общества.

Под личностно-ориентирован-ным подходом принято понимать методологическую ориентацию в педагогической деятельности, позволяющую посредством опоры на систему взаимосвязанных понятий, идей и

способов действий обеспечивать и поддерживать процессы самопознания, самостроительства и самореализации личности, развития ее неповторимой индивидуальности.

Центральным звеном личност-но-ориентированного профессионального образования является профессиональное становление — развитие личности в процессе профессионального обучения, освоения профессии и выполнения профессиональной деятельности. По отношению к профессиональному обучению личностно-ориентированный подход трактуется как обретение личностью качеств субъекта жизнедеятельности в процессе ее профессионального становления и развития.

Личностно-ориентированный подход, на наш взгляд, позволяет рассматривать организацию учебно-образовательного процесса в соответствии с потребностями, интересами, склонностями и способностями студентов, с учетом требований социума к их нравственному, интеллектуальному и профессиональному уровню подготовки. Речь идет о подходе, который ориентируется не только на знания, умения и навыки, а главным образом на личность и жизнедеятельность обучающегося, то есть на его культуру, мировоззрение, интересы, интеллект, отношения (к другим людям, к себе), эмоции, здоровье, образ жизни.

Личностно-ориентированный подход, предполагая активную схему субъект-субъектного взаимодействия обучающихся и преподавателя, осуществляет организацию деятельности первого по освоению всех компонентов формируемой компетентности посредством как содержания, так

41

и организационно-управленческих форм образования. Существенно, что в реализации этого подхода проявляется гуманистическая направленность формирования компетентно-стей человека.

Аксиологический подход рассматривает образование с гуманистических позиций: как процесс, направленный на присвоение человеком системы ценностей. Его теоретико-практическая направленность отвечает идее гуманизации, позиционирующей личность как наивысшую ценность и идее гуманитаризации — действенной составляющей гуманизации.

Аксиологический подход служит методологической основой современной педагогики, что позволяет рассматривать образование как социально-педагогический феномен, который находит отражение в основных его идеях — универсальности и фундаментальности гуманистических ценностей. Важным аспектом подготовки специалиста является качество образования.

Аксиологический подход предполагает ориентацию социально-педа-42 гогического образования на формирование у студента системы общечеловеческих и профессиональных ценностей, определяющих его отношение к миру, к своей деятельности, к самому себе как человеку и профессионалу.

Молодой специалист в процессе профессиональной подготовки в вузе так или иначе становиться субъектом и объектом профессиональной социализации и адаптации, в ходе которой он усваивает основные элементы профессионального мировоззрения и ценностей профессионального сообщества.

Таким образом, можно заключить, что с развитием сознания и личности

идет непрерывный процесс формирования личностных ценностей человека — процесс сложный неоднозначный, во многом определяемый социальными изменениями и той воспитательной и социализирующей среды, в которой развивается личность.

Рефлексивно-деятельностный подход определяется трансформацией процессов рефлексии и деятельности — в единой системе многофункционального отражения «Я» на множестве уровней рефлексии различной степени обобщенности и включенности «Я» в процесс осознания («Я» воспринимающего профессиональную деятельность, «Я» — наблюдающего за собой в процессе освоения профессиональной роли социального педагога, «Я» и профессиональное сознание социального педагога) в многоуровневой структуре профессиональной социально-педагогической деятельности. Рефлексия содержания и последовательности стадий в ретроспективе функционального развития личности и системы ее пространственных отношений в социальной среде способствует повышению осознанности системы отношений и разрешению не только личностных, но и социальных конфликтов, что весьма значимо в профессиональной подготовке социального педагога. Это способствует снижению энтропии системы «личность — среда — общество», повышению информационной емкости и энергетического потенциала индивида.

Таким образом, идея рефлексив-но-деятельностного подхода к инте-риоризации профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе связана не с самой профессиональной деятельностью как таковой, а с дея-

тельностью как средством становления и развития субъектности студента.

Технологический подход применяется при проектировании и организации учебно-воспитательного процесса, оценке его эффективности, разработке различных технологий обучения, приемов оптимизации процесса образования, в управлении образовательными учреждениями, в профессиональном образовании.

Основными принципами применения технологического подхода являются воспроизводимость, диагно-стичность заданных целей, достижение запланированных результатов, алгоритмизируемость, проектируе-мость, управляемость образовательным процессом.

В широком понимании технологический подход — это научно и практически обоснованная система деятельности, применяемая человеком в целях преобразования окружающей среды, производства материальных или духовных ценностей. Технологический подход в образовании и обучении предусматривает точное управление образованием и учебным процессом в соответствии с той или иной образовательной или педагогической технологией.

В процессе профессиональной подготовки студент, внутренне сопоставляя свои действия и поступки с будущей профессиональной деятельностью, прогнозирует ее в соответствии с социальными требованиями и трансформирует их во внутренние состояния. Отобранный объект переходит в потребность, то есть срабатывает механизм интериоризации. Ценность приобретает побудительную силу мотива деятельности тогда, когда она интериоризирована лич-

ностью, представляет необходимый момент внутреннего существования, когда человек может четко формулировать цели своей деятельности, видеть ее гуманистический смысл, находить эффективные средства их реализации, правильного своевременного контроля, оценки и корректировки своих действий.

Интериоризация профессиональных знаний в процессе осуществления учебной деятельности осуществляется поэтапно: формирование ценностного знания; постижение и принятие социального опыта в процессе рефлексии и интерпретации; смысловое постижение социального опыта, и как результат присвоение социального опыта как личного.

Интериоризация профессионально-ориентированных знаний социальными педагогами в процессе обучения в вузе детерминирована изменяющимися социальными, экономическими и культурными условиями развития российского общества, значимыми для системы высшего педагогического образования, а также принципами, отражающими специфику профессиональной деятельности социальных педагогов.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абрамовских, Н.В. Концепция адаптивной системы подготовки будущих социальных педагогов к профессиональной деятельности: Автореф. дис. ]Байденко, В.И. Выявление состава компетенций выпускников вузов как необходимый этап проектирования ГОС ВПО нового поколения [Текст] / В.И. Байденко.- М.: ИЦП-КПС, 2006. — 72 с.

2. Белянин, В.П. Введение в психолингвистику [Текст] / В.П. Белянин // Российская педагогическая энциклопедия / Под ред.

43

ВЕК

44

В.В. Давыдова. В 2-х т. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1993.

3. Блауберг, И.В. Становление и сущность системного подхода [Текст] / И.В. Блау-берг, Э.Г. Юдин. — М.: Наука, 1973. — 271 с.

4. Голубинцев, B.O. Философия [Текст] / В.О. Голубинцев, А.А. Данцев, В.С. Люб-ченко. — М.: Феникс, 2007.

5. Гончаров, В.С. Интериоризация как центральный механизм когнитивного развития. Психология проектирования когнитивного развития [Текст] / В.С. Гончаров. — Курган: Издательство Курганского государственного университета, 2005. — 235 с.

6. Долматова, Н.В. Субъектно-личностный подход к проблеме профессиональной подготовки специалиста по социальной работе [Текст] / Н.В. Долматова // Социальная политика и социология. — 2006. -№ 2. — С.138-146.

7. Зеер, Э.Ф. Личностно-ориентированные технологии профессионального развития специалиста [Текст] / Э.Ф. Зеер, О.Н Шахматова. — Екатеринбург: Урал. гос. проф.-пед. ун-т, 1999.

8. Клименко, И.Ф. Генезис ценностных ори-ентаций, исследование отношения к норме социального поведения на разных этапах социального развития человека [Текст] / И.Ф. Клименко // К проблеме формирования ценностных ориентаций и социальной активности личности. — М., 1992. — С.3-12.

9. Левкович, В.П. Моральные нормы — регуляторы поведения личности [Текст] / В.П. Левкович // Советская педагогика. -1976. — № 3. — С. 96-107.

10. Мушкирова, А.Н. О формировании ценностных ориентаций подрастающего поколения [Электронный ресурс] URL: // http://www.rusnauka.com/Pedagog/84.html (дата обращения: 12.10. 2015).

11. Педагогический энциклопедический словарь [Текст] / Под ред. Б.М. Бим-Бада. -М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. — 528 с.

12. Петровский, А.В. Краткий психологический словарь [Текст] / А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. — М.: Политиздат, 1985.

13. Петровский, А.В. Основы теоретической психологии [Текст] / А.В. Петровский,

М.Г. Ярошевский. — М.: ИНФРА-М, 1999.

— 528 с.

14. Психология развития. Словарь [Текст] / Под общей ред. А.В. Петровского, редактор-составитель Л.А. Карпенко. — М., 2005.

15. Рубчевский, К.В. Социализация личности: интериоризация и социальная адаптация [Текст] / К.В. Рубчесвкий // Общественные науки и современность. — 2003.

— № 3.

16. Сенющенков, С.П. Проблема интериори-зации в истории отечественной психологии: Дис. … канд. псих. наук [Текст] / С.П. Сенющенков. — М., 2009. — 306 с.

17. Талызина, Н.Ф. Теория планомерного формирования умственных действий сегодня [Текст] / Н.Ф. Талызина //Вопросы психологии. — 1993. — № 1. — С. 92-101.

18. Шоттер, Дж. Интериоризация как «феномен границы» [Текст] / Дж. Шоттер, М.М. Бахтин, Л.С. Выготский // Вопросы психологии. — 1996. — № 6. — С. 107-117.

19. Ядов, В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности [Текст] / В.А. Ядов // Методологические проблемы социальной психологии. — М.: Наука, 1975. — С. 89-105.

REFERENCES

1. Abramovskih N.V., Koncepcija adaptivnoj sistemy podgotovki budushhih social’nyh pedagogov k professionalnoj dejatelnosti, Extended abstract of PhD dissertation (Pedagogy), Chelyabinsk, 2010, 41 р. (in Russian)

2. Bajdenko V.I., Vyjavlenie sostava kompeten-cij vypusknikov vuzov kak neobhodimyj jetap proektirovanija GOS VPO novogo pokoleni-ja, Moscow, 2006, 72 р. (in Russian)

3. Beljanin V.P., «Vvedenie v psiholingvisti-ku «, in: Rossijskaja pedagogicheskaja jen-ciklopedija, Moscow, 1993. (in Russian)

4. Blauberg I.V., Judin Je.G., Stanovlenie i su-shhnost sistemnogo podhoda, Moscow, 1973, 271 р. (in Russian)

5. Dolmatova N.V., Subektno-lichnostnyj pod-hod k probleme professionalnoj podgotovki specialista po socialnoj rabote, Socialnaja politika i sociologija, 2006, No. 2, рр. 138146. (in Russian)

6. Golubincev B.O., Dancev A.A., Ljubchenko B.C., Filosofija, Moscow, 2007. (in Russian)

7. Goncharov V.S., Interiorizacija kak central-nyj mehanizm kognitivnogo razvitija. Psi-hologija proektirovanija kognitivnogo razvitija, Kurgan, 2005, 235 p. (in Russian)

8. Jadov V.A., «O dispozicionnoj reguljacii so-cialnogo povedenija lichnosti», in: Metodo-logicheskie problemy socialnoj psihologii, Moscow, 1975, pp. 89-105. (in Russian)

9. Klimenko I.F., «Genezis cennostnyh orient-acij, issledovanie otnoshenija k norme social’nogo povedenija na raznyh jetapah social’nogo razvitija cheloveka «, in: Kprob-leme formirovanija cennostnyh orientacij i socialnoj aktivnosti lichnosti, Moscow, 1992, pp. 3-12. (in Russian)

10. Levkovich V.P., Moralnye normy — regulja-tory povedenija lichnosti, Sovetskaya peda-gogika, 1976, No. 3, pp. 96-107. (in Russian)

11. Mushkirova A.N., O formirovanii cennostnyh orientacij podrastajushhego pokolenija, available at: http://www.rusnauka.com/Peda-gog/84.html (accessed: 12.10.2015). (in Russian)

12. Pedagogicheskij jenciklopedicheskij slovar, ed. B.M. Bim-Bada, Moscow, 2002, 528 p. (in Russian)

13. Petrovskij A.V., Jaroshevskij M.G., Kratkij psihologicheskij slovar, Moscow, 1985. (in Russian)

14. Petrovskij A.V., Jaroshevskij M.G., Osnovy teoreticheskoj psihologii, Moscow, 1999, 528 p. (in Russian)

15. Psihologija razvitija. Slovar, pod obshhej red. A.V. Petrovskogo, Moscow, 2005. (in Russian)

16. Rubchevskij K.V., Socializacija lichnosti: interiorizacija i socialnaja adaptacija, Obsh-hestvennye nauki i sovremennost, 2003, No. 3. (in Russian)

17. Senjushhenkov S.P., Problema interiorizacii v istorii otechestvennoj psihologii, Phd dissertation (psychology), Moscow, 2009, 306 p. (in Russian)

18. Shotter Dzhon, Bahtin M.M., Vygotskij L.S., ‘Interiorizacija kak fenomen granicy «, Vo-prosy psihologii, 1996, No. 6, pp. 107-117. (in Russian)

19. Talyzina N.F., Teorija planomernogo formirovanija umstvennyh dejstvij segodnja, Voprosy psihologii, 1993, No. 1, pp. 92-101. (in Russian)

20. Zeer Je.F., Shahmatova O.N., Lichnostno-orientirovannye tehnologii professionalnogo razvitija specialista, Ekaterinburg, 1999. (in Russian)

Леванова Елена Александровна, доктор педагогических наук, профессор, кафедра социальной педагогики и психологии, Московский педагогический государственный университет, [email protected]

Levanova E.A., ScD in Education, Professor, Social Pedagogy and Psychology Department, Moscow state pedagogical University, [email protected]

Пушкарева Татьяна Владимировна, доктор педагогических наук, профессор, кафедра социальной педагогики и психологии, Московский педагогический государственный университет, [email protected]

Pushkareva T.V., ScD in Education, Professor, Social Pedagogy and Psychology Department, Moscow State Pedagogical University, [email protected]

45

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ (ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ-ЭКСТЕРИОРИЗАЦИЯ В ПРОЦЕССАХ НАСЛЕДОВАНИЯ-ТРАНСЛЯЦИИ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ОПЫТА)

1 Тахтамышев В.Г. 1 Харламова Г.С. 1

1 ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный университет путей сообщения» РОСЖЕЛДОР

Статья посвящена решению задачи изучения механизмов преемственности, возникшей в условиях кризисного состояния современной культуры и такой ее сферы, как образование. Представлены аргументы в пользу необходимости исследования таких факторов преемственности, как наследование-трансляция, специалистами различных научных направлений. Наследование-трансляция социокультурного опыта, включающие действия интериоризации-экстериоризации, требуют понимания возникающих проблемных ситуаций, связанных со спецификой переходов «извне – внутрь», «изнутри – вовне». Выявлены особенности актов интериоризации-экстериоризации, позволяющме интерпретировать их в качестве механизмов наследования-трансляции социокультурного опыта. Результаты исследования, представленные в статье, способствуют адекватному выбору в педагогической практике способов трансляции знаний, нацеленных на поддержание в воспитанниках способности наследования.

преемственность

наследование

трансляция

интериоризация

экстериоризация

1. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности // Эстетика словесного творчества. – М.: Искусство, 1979. – С. 7–180.

2. Бахтин М.М. К методологии гуманитарных наук // Эстетика словесного творчества. – М.: Искусство, 1979. – С. 361–373.

3. Гордеева Н.Д. Экспериментальная психология исполнительного действия. – М., 1995.

4. Зинченко В.П. Проблема внешнего и внутреннего и становление образа себя и мира как реализация сознания // Мир психологии: научно-методический журнал / под ред. Д.И. Фельдштейн, А.Г. Асмолов. – 1999. – № 1 январь-март 1999. – С. 97–104.

5. Зинченко В.П. Шепот раньше губ, или что предшествует эксплозии детского языка. // Культурно-историческая психология. – 2008. – № 2. – С. 2–18.

6. Зинченко В.П. Мысль, слово, образ, действие, аффект: общее начало и пути развития (от первичной интегральности к богатству душевной жизни) // Методология и история психологии. – 2009. – Т. 4. – Вып. 1. – С. 87–112.

7. Зинченко В.П. Философско-гуманитарные истоки психологии действия // Вопросы философии. – 2014. – № 3. – С. 73–84.

8. Ильенков Э.В. Философия и культура. – М., 1991.

9. Михайлов А.В. Языки культуры. – М., 1997.

10. Молчанов В.И. Сознание, различение, опыт // Философия сознания: история и современность: материалы научной конференции, посвященной памяти профессора МГУ А.Ф. Грязнова (1948–2001) / под ред. В.В. Миронова. – М.: Современные тетради, 2003.

11. Ухтомский А.А. Лицо другого человека. – СПб., 2008.

12. Флоренский П.А. Собр. соч.: В 2 т. – М.: Правда, 1990.

13. Хоружий С.С. Выготский, Флоренский и исихазм в проблеме формирования современной антропологической модели / Антропологические матрицы ХХ века. Л.С. Выготский – П.А. Флоренский: Несостоявшийся диалог: доклад и дискуссия в рамках конференции, Москва, ноябрь 2002 г.

Преемственность в культуре – одно из условий ее существования, фактор, обеспечивающий духовное здоровье культуры. Нарушение связи поколений порождает в ней кризисные явления. Проблема преодоления разорванности живой нити культуры связана с исследованием специфики такого феномена, как наследование. Без наследования, понимаемого как присвоение человеком социокультурного опыта, без последующей трансляции им присвоенного преемственность нарушается. Разорванность культуры нивелирует возможность полноценного становления человека как личности, поскольку лишь усваивая предметы природы в формах, созданных и воссоздаваемых трудом людей, «индивид впервые и становится человеком, становится представителем «рода», в то время как до этого он был лишь представителем биологического вида» [8, с. 264]. Пониманию сущности наследования, влияющему на выбор подходов к решению проблемы преемственности поколений, способствует исследование особенностей формирования внутреннего мира человека. Те или иные аспекты его изучения представлены в трудах таких выдающихся ученых, работавших в различных отраслях социально-гуманитарного знания, как В. фон Гумбольдт, П. Жане, Ж. Пиаже, Г.Г. Шпет, М.М. Бахтин, Л.С. Выготский, П.Я. Гальперин, А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, В.П. Зинченко и многие другие. Благодаря проведенным исследованиям стало очевидно, что преемственность и обеспечивающие ее процессы наследования и трансляции социокультурного опыта включают интериоризацию и экстериоризацию как специфические способы деятельности человека. Цель статьи – выявление специфики актов интериоризации-экстериоризации, позволяющее интерпретировать их в качестве механизмов наследования-трансляции социокультурного опыта.

В современной культурологической, психологической литературе понятие интериоризация с момента введения его французским психиатром П. Жане приобрело дополнительные коннотации: его интерпретируют не только как «вращивание действия», но при более углубленном подходе как «преобразование предметного содержания действия» [4]. Интериоризация представляет собой не только операционально-технологическое действие, но и содержательный процесс, благодаря которому открывается возможность трактовать ее в качестве условия возможности преобразования человека в пределах деятельности (например, учебной). Интериоризация, осмысленная в рамках теории деятельности и теории действия – процесс, связанный с внешней предметной активностью человека, при которой многократное осуществление действий приводит к редукции внешней (двигательной, речевой) картины, причем интериоризированное действие сохраняет те же черты предметности, что и действие, совершившееся как внешнее. Вопрос о том, как это превращение (преобразование) осуществляется, привел исследователей (Леонтьев А.Н., Выготский Л.С., Зинченко В.П. и др.) к формулированию тезиса, согласно которому модусом психического обладают как внешние (видимые), так и внутренние (невидимые) предметные действия (например, перцептивное действие, совершаемое с помощью ощупывающих движений рук или движений глаз, представляющее по сути психические акты) [6; 7]. Этот же тезис наполнен и другим смыслом. Построение самого предметного действия предполагает экстериоризацию, трансформацию внутреннего во внешнее. Этот акт представляет собой опредмечивание внутреннего мира человека, элемент трансляции им (передачи другим, распространение в пространстве) собственного опыта. Другими словами, интериоризация-экстериоризация – акты, границы между которыми подвижны, как и условны границы между наследованием и трансляцией. В коннотации интериоризации как перехода от интер (интер…. inter между, «среди») к интра (интра – направленное внутрь») на первый план выходит такая характеристика психического, как его онтологическая укорененность. Не только психологи, но и представители других исследовательских направлений ссылаются на данное обстоятельство, имеющее значение для понимания процессов интериоризации-экстериоризации, наследования-трансляции. Об онтологичности психического позволяет говорить культурологическое понимание интериоризации, представленное, в частности, точкой зрения нашего соотечественника, филолога-германиста, культуролога А.В. Михайлова. Согласно его подходу, интериоризация – это процесс, сопровождающий мифосемиотическую деятельность человека. Основания этой деятельности первоначально людям неизвестны и проясняются спустя некоторое время. В своей мифосемиотической деятельности, отмечает А.В. Михайлов, люди соприкасаются со смысловым процессом, обладающим собственными закономерностями. Процесс осмысления предполагает иносказательность, опосредованность, а его результат запечатлевается в знаках и символах, среди которых базовыми являются символы внутреннего и внешнего. Они исторически изменчивы в той мере, в какой изменяется и осмысливает все то, что человек вовлек в свою деятельность, чем обогатилось его взаимодействие с окружающим миром. Как показала история, внутреннее в человеке (душевное, умственное) обусловлено внешними силами, является преобразованным внешним и вещественным, трансформировавшимся в умственные образы. Греческое слово psyche (от psycho – дую, охлаждаю; psychros – холодный, свежий) запечатлевает сопряженность психического с материальным началом, так же, как русское «душа», латинское «spiritus» и другие подобные слова, характеризующие внутренние состояния человеческого духа и демонстрирующие свою зависимость от внешних пространственных представлений. Таким образом, материальность, вещественность «…никак недопустимо представлять себе лишь как прямую противопоставленность духовному, как это характерно для самого нового времени» [9, с. 184].

Согласно А.В. Михайлову, мифосемиотической деятельности присущи процессы, обладающие неукоснительностью, последовательностью. Один из них – интериоризация [9, с. 181]. По мнению автора, интериоризация укоренена во взаимоотношениях человека с миром, со всем его бытием. Интериоризация, понятая как процесс перевода внешнего во внутренний мир человека, приводит к тому, что многочисленные содержания мира «обнаруживаются как принадлежащие человеку, человеческой личности, как зависящие от нее и направляемые ею, как коренящиеся в ней, как внутреннее человеческое достояние» [9, 181]. Согласно точке зрения автора, процесс интериоризации мира «можно, разумеется, интерпретировать в различных терминах». Добавим, подобная интерпретация интериоризации дает основания считать ее процессом, способствующим наследованию.

Для всего психического существует укорененная в бытии, присущая мифосемиотической деятельности логика интериоризации. Она связана с тем, к чему направлена деятельность, с целью, а именно с тем, что еще что-то не интериоризировано. Цель же представляет собой то, что будет интериоризировано и станет внутренним миром человека, в том числе сфера мотивации поступков: «Не только сфера мотивации, но и весь внутренний (в будущем!) мир человека предстает как внешнее по отношению к самому же человеку, как отчужденное от него (если смотреть с достигаемой позднее позиции). …Происходит освоение, интериоризация содержаний мира, которые становятся внутренним содержанием, внутренним достоянием самого человека» [9, c. 186]. Смыслы интериоризации полнее раскрываются с учетом не только таких характеристик, как внешнее – внутреннее. Полнота осмысления включает смыслы чужое – свое, граница между которым так же подвижна, как граница между внешним и внутренним. Например, субъективированное, присвоенное чужое, в том числе чужое слово, становится своим – чужим, а затем, если повезет, и своим словом. Индивидуальность – это свое слово в культуре [1; 2].

Таким образом, процесс интериоризации тесно связан с пониманием того, что человек овладевает вполне реальными, противостоящими ему, иногда чуждыми ему, природными и социальными силами. Так же происходит овладение своими собственными силами и взращивание в себе новых сил. Интериоризируется (наследуется) все то содержание, которое присуще миру, независимо от той формы, в которой оно помещается – чувственной, перцептивной, эмоциональной, вербальной, знаково-символической, концептуальной и т.п. Имеет значение тот факт, что интериоризируется не элементарная внешняя форма символа, а его бесконечное внутреннее содержание, которое «прорастает» в нас, часто помимо нашего желания и воли. Подобное прорастание формирует не физическое, а символическое «тело» человека, его духовный организм (его желания, мотивы, ценности, сознание). Проблема возникает в связи с тем, что духовный организм, представляющий собой пространство, в которое «прорастут» те или иные содержания, сам должен быть построен [4]. Его построение (формирование) может быть осуществлено с помощью тех же символов, содержание которых должно интериоризироваться. Другими словами, интериоризации должен предшествовать акт сотворения своего собственного мира. Он не рождается из глубин собственного духа человека, поскольку на определенном этапе его развития таковых еще нет. Вряд ли поэтому можно считать интериоризацию гносеологическим актом. Интериоризация – это акт онтологический, жизненный, реальный. Доказательство этого положения, например, у П.А. Флоренского, связано с выявлением им сущностных характеристик процесса познания, а по сути, и сущности интериоризации и экстериоризации (наследования и трансляции): «Познание есть реальное выхождение познающего из себя или – что то же, – реальное вхождение познаваемого в познающего, – реальное единение познающего и познаваемого» [12, т. I, с. 73]. На языке психологов выхождение из себя есть проекция, трансцендирование, экстериоризация, внешняя предметная деятельность, возможно и творческая, а вхождение есть интериоризация, интроекция. На языке культурологов, философов этот двоякий процесс описывается понятиями наследования и трансляции, распредмечивания и опредмечивания.

С проблемой внешнего и внутреннего, интериоризации и экстериоризации, наследования и трансляции связаны и другие трудности. Одна из них представлена вопросом: «Когда осуществляется акт встречи внешнего и внутреннего?». Когда они не только встречаются, но сращиваются, когда происходит возникновение целостных субъективно-объективных объектов – образов, переживаний, интенции, ценностей? Ближайший правильный ответ – в течение всей жизни. Но и есть еще моменты, догадки, прозрения, инсайты. Так, немецкий и американский психолог В. Келер считает, что инсайт (от англ. insight – проницательность, проникновение в суть, понимание, озарение, внезапная догадка, прозрение) происходит не во время ожесточенного действия, но в паузах, интервалах, перерывах в деятельности и действии. Согласно М.М. Бахтину, это – «вневременное зияние, образующееся между двумя моментами реального времени». Возникшее новое, конструируемое субъектом пространство и новое время, то есть хронотоп (от хронос и топос), как назвал его А.А. Ухтомский, представляет собой пространство, в котором осуществляется развитие деятельного внутреннего. «Результатом интуиции или инсайта всегда является новый образ реальности» [11, с. 191].

Еще одна трудность связана с определением генетической последовательности интериоризации и экстериоризации и ответом на вопрос: «Кто является субъектом «творения» внутреннего пространства человека?». Чувства зависти и благодарности, базовые чувства доверия или недоверия к миру транслируются матерью младенцу или они интериоризируются ребенком? По мнению В.П. Зинченко, благодаря материнскому любовному «угадыванию» его потребностей, младенец создает себе свой маленький комфортный мир. Он своими желаниями вызывает кормление, укачивание, колыбельную, общение и т.п. Объекты, доставляемые ему взрослым, замещают, расширяют и обогащают созданный им мир. Ребенок не только порождает знаки, понятные взрослому, но и свой собственный мир, о чем писали, в частности, доктор философии, немецкий специалист по детской психологии, ученица Э. Гуссерля Ш. Бюллер, наш соотечественник Л.С. Выготский и др. В этом порождении внутреннего мира участвует сочувствующий, деятельный взрослый. Подобные рассуждения созвучны логике Л.С. Выготского: от интерсубъективного, диалогического, к интрасубъективному, которое, после своей автономизации, сохраняет свою диалогическую природу и характер. Ребенок же с самого начала выступает как полноценный субъект, а не только партнер по совместной деятельности. Он создает то, что никто за него создать не может – свой собственный внутренний мир. И он создает его «из себя», выходит из себя, экстериоризирует.

Иные грани проблемы «внутреннее и внешнее», интериоризация-экстериоризация, наследование-трансляция обусловлены обсуждением глубинных онтологических корней психического. Введя понятие «функциональные органы» – новообразования, артефакты – российский и советский физиолог, создатель учения о доминанте А.А. Ухтомский подчеркивал их активный, деятельный характер, их энергетическую природу. Такое же свойство сохраняют и другие, возникающие позднее формы чувственной и интеллектуальной интуиции. А.А. Ухтомский рассматривал образ и мысль как гипотетический проект реальности. Их «проективный характер происходит оттого, что возникающие у человека образы и представления всегда имеют практическое значение, – они имеют в виду ту или иную деятельность и воздействие на реальность со стороны человека, то или иное взаимодействие с реальностью» [11, с. 191]. Предшественником его размышлений, их источником была «энергийная проекция человека», развитая в православной патристике, в антропологии исихазма и нашедшая продолжение в энергийной антропологии советского и российского физика, философа, богослова С.С. Хоружего. Последний убежден, что человек представляет собой полное собрание разнородных энергий, определенную энергийную конфигурацию. Проводя различение между энергией и актом, исследователь считает, что энергийные понятия, передающие непосредственный опыт человека (например, в аскетической практике), не совпадают с деятельностными категориями, такими как акт, действие, деятельность, и не позволяют описать в полной мере духовную работу человека с самим собою. Для овладения собственной внутренней реальностью, без которого невозможна полноценная интериоризация (наследование), человек должен реагировать не на собственные акты, поскольку это означает следование за внутренней реальностью, вслед (после) того, что уже произошло. Человек должен отзываться на ту стихию, в которой акты зарождаются – на внутреннюю протостихию деятельности, где рождаются акты, внутренние движения, побуждения, помыслы, где определяется, как человек будет действовать. Это та сфера, к которой деятельностный подход равнодушен.

Подытоживая, подчеркнем, что взаимодействие человека с окружающим миром, характеризуют такие действия человека, как интериоризация-экстериоризация. Они позволяют обосновывать и осуществлять на практике наследование-трансляцию социокультурного опыта, способствуя формированию целостного человека, поддерживающего преемственность в культуре. В предложенном контексте наследование интерпретируется как такое присвоение социокультурного опыта, которое осуществляется благодаря интериоризации. Осуществление этого чисто социального наследования форм жизнедеятельности происходит как интериоризация (присвоение) таких ее форм, которые не передаются через гены или морфологию органического тела. Благодаря воспитанию, приобщению к наличной культуре «…органическое тело индивида превращается… в полномочного представителя рода (т.е. всей конкретно совокупности людей, связанных узами общественных отношений) [8, с. 264], способного поддерживать преемственность в культуре.

Рецензенты:

Жаров Л.В., д.ф.н., к.м.н., профессор, заведующий кафедрой «История и философия», ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный медицинский университет» Минздрава РФ, г. Ростов-на-Дону;

Рожковский В.Б., д.ф.н., доцент, профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин, Ростовский юридический институт МВД РФ, г. Ростов-на-Дону.

Работа поступила в редакцию 10.10.2014.


Библиографическая ссылка

Тахтамышев В.Г., Харламова Г.С. ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ (ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ-ЭКСТЕРИОРИЗАЦИЯ В ПРОЦЕССАХ НАСЛЕДОВАНИЯ-ТРАНСЛЯЦИИ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ОПЫТА) // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 11-3. – С. 695-699;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=35587 (дата обращения: 23.08.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»

(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

Интериоризация

Между общением и интериоризацией существует тесная связь: при поэтапном формировании умственных действий в рамках общения тех, кто формирует и у кого формируют, интериоризация реально имеет место и при этом играет важнейшую роль в данном формировании. «Процесс формирования — это деятельность одного человека, именно того, у кого формируются умственные действия; индивидуальная его деятельность, а не его взаимодействие с «другим». Этот «другой» формирующий выступает одним из внешних элементов деятельности».
Л. С. Выготский пришёл к следующему выводу: формирование основных социальных структур сознания человека происходит в процессе общения. При этом основным моментом выступает формирование того, что называется символически-семиотической функцией психики, той функции, благодаря которой человек может воспринимать окружающий его мир в особом «квазиизмерении» системе значений и смысловом поле.
Символико-семиотическая функция создаётся в процессе интериоризации. Интериоризации подвергается система социальных отношений, в той степени, в какой она «записана», представлена в структуре общения между взрослым и ребёнком. Данная структура, выраженная в знаках, интериоризируется, «вращивается» и «переходит» внутрь психики ребёнка. Результатом интериоризации становится то, что структура психики ребёнка опосредствуется интериоризированными знаками и формируются базовые структуры сознания.
Интериоризированные знаки усваиваются лишь и исключительно в процессе общения. Тем не менее, онтогенез выступает определителем структуры. В структуре данных знаков отражается их происхождение.
И изначальная ситуация, структура которой интериоризируется, — это общение, и интериоризированная, внутренняя структура несёт в себе и в своих элементах свернутое общение, получившее название диалогизм.
Диалог, как скрытый механизм психических функций, играет огромную роль; общение или свернутый диалог, рассматриваются как «встроенные» в глубинные, интериоризированные структуры психики.
Кроме того, функция означивания имеет диалогическую структуру то есть несёт в себе управление знаниями, свернутые отношения по типу субъект-субъект.

структур, сложившихся на основе интериоризации внешней социальной деятельности человека. Противоположное действие — интериоризация Примером экстериоризации
передано следующим поколениям. Основная статья: Интериоризация В психологии интернализацией или интериоризацией от лат. interior — внутренний фр. interiorisation
внешние перцептивные действия. В дальнейшем происходит сокращение и интериоризация этих действий. В развитой форме этот вид мышления характерен для успешных
в общении со взрослыми ребёнок проникает в смысловую природу слова. Интериоризация значений слов происходит в общении и деятельности. Основная статья:
миром на протяжении всего жизненного пути в динамике экстериоризации и интериоризации По Б. Г. Ананьеву внутренний мир человека вместе с отражением действительности
41. Для литературы конца XIX века вообще характерна психологизация интериоризация сюжетного действия. Комарова Е. А. Роман Наоборот в контексте художественного
Г. Шевченко. Теоретически и экспериментально разрабатывал проблемы интериоризации речи, индивидуально — психологических особенностей личности и др. Одним
осваиваться уже без опоры на реальные предметы. Начинается процесс интериоризации внешнего действия перенесения во внутренний план По мнению П. Я. Гальперина
в общении со взрослыми ребёнок проникает в смысловую природу слова. Интериоризация значений слов происходит в общении и деятельности. Основная статья:
Трансформация концепта духовность от кризиса культурной идентификации к интериоризации ценностей национальной культуры Ученые записки Забайкальского государственного
трех до пяти таких основных характеристик, таких как: социальность интериоризация опосредственность, произвольность по способу саморегуляции и системность
М.: Прайм — ЕВРОЗНАК. Под ред. Б. Г. Мещерякова, акад. В. П. Зинченко. 2003. Высшие психологические функции Интериоризация Методика Выготского — Сахарова

И. Концептуальные структуры в художественном тексте: объективация, интериоризация трансформация : на материале романа Д. Брауна Код да Винчи автореферат
необычайными событиями новеллы у Готорна нередко проступает моральная притча. Интериоризация сюжета свойственна и произведениям Эдгара По: из сферы чистой фантастики
эстетического эффекта бытия. Иными словами, дело не только и не столько в интериоризации или, наоборот, объективации, но совмещении этих, обычно противоположных
этого орудия и совершенствует его в новых технических изобретениях. Интериоризация в ходе преобразования интерпсихической формы деятельности в интрапсихическую
различия между понятиями Erinnerung и Gedachtnis, между памятью как интериоризацией обращение вовнутрь памяти, воспоминание или живая память и мышлением
по психологии искусств: проблема взаимосвязи речи и музыки и явление интериоризации — отражающего превращения внешнего во внутреннее, объективного в субъективное
эмоциональное насилие может выражаться в дистанцировании от насильника, интериоризации оскорбительных оценок или сопротивлении путём оскорбления насильника
приносит дивиденды лишь в случае его активного использования: обмена, интериоризации и экстериоризации. По Коулману, социальный капитал изначально является
дальнейшие действия, и это меняет его деятельность. Затем происходит интериоризация — переход внешней речи во внутренний способ мышления, когда ребёнок
отход от яджны исключительно как ритуала. Во — первых, произошла её интериоризация религиозное действие стало совершаться лишь мыслью. Во — вторых, акцент

описания модели человеческого бытия, Декарт также даёт возможность её интериоризации отвечая на вопрос мог ли Бог создать мир, недоступный нашему пониманию
Габитус есть следствие усвоения в социологии используется термин интериоризация объективных социальных отношений и в то же время субъективный источник
доминирование этнокультурного аспекта при отсутствии необходимых условий для интериоризации паттернов гражданской национальной идентичности. Поиск национальной
управление поведением другого с помощью эмоциональной информации. Через интериоризацию эмоциональной оценки близкого взрослого в жизнь ребенка входят такие
определённой связи между сублимацией и влечением к смерти, от движения интериоризации — идеализации — снятия — сублимации и т. д., то есть от определённого
человеком социального опыта и его переходом в индивидуальный опыт интериоризацией Также, вследствие социальных изменений, возникших на данном этапе
встречаются в текстах Выготского разных периодов его жизни, например: интериоризация interiorization, internalization зона ближайшего развития the
ценностей значимых других, например, родителей. 2 Интериоризацию мнений, которые высказывают другие люди о себе. Таким образом, идет

Дата публикации:
05-16-2020

Дата последнего обновления:
05-16-2020

Интериоризация внешнего врага в образе мира личности

           

2018 №2 — перейти к содержанию номера…

Постоянный адрес этой страницы — https://mir-nauki.com/32psmn218.html

Полный текст статьи в формате PDF (объем файла: 367.7 Кбайт)


Ссылка для цитирования этой статьи:

Горшков А.А. Интериоризация внешнего врага в образе мира личности // Интернет-журнал «Мир науки», 2018 №2, https://mir-nauki.com/PDF/32PSMN218.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.


Интериоризация внешнего врага в образе мира личности

Горшков Андрей Анатольевич
ФГБОУ «Государственный университет управления», Москва, Россия
Аспирант
E-mail: [email protected]

Аннотация. В представленной статье перед автором стояла задача, включающая в себя сразу несколько этапов. Во-первых, была предпринята попытка проанализировать теоретические разработки, полученные множеством авторов по вопросу механизма формирования образа мира в сознании индивида, выявить его структуру, понять природу происхождения данного образа, а также выделить взаимосвязанные компоненты. Рассмотрев теоретические подходы, мы смогли преступить к определению методологической базы, служащей основой для определения стратегии в изучении образа мира и способах его формирования. Как определено в исследовании, образ мира выступает врождённой характеристикой, наделенной специфическими чертами, определяемыми индивидуальными психологическими особенностями. Вместе с тем, данный образ можно сконструировать извне. Образ мира формируется личностью самостоятельно. Каждый день, сталкиваясь с социальной реальностью, человек «вычерпывает» определенную информацию и на основании нее строит свои модели поведения, а также образы тех или иных объектов. Контролируя процесс получения информации, мы имеем возможность контролировать и образы, возникающие в сознании. Полученный уровень знаний позволил провести эмпирическое исследования с целью выделения образом, формируемых в СМИ и их интериоризацию в образе мира индивида. Результатом данного исследования стало выявление компонентов образа внешнего врага в новостных поводах СМИ, а также регистрация их в образах респондентов.

Ключевые слова: образ врага; образ мира; интериоризация; формирование; сознание; структура; психика

Скачать


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

ISSN 2309-4265 (Online)


Уважаемые читатели! Комментарии к статьям принимаются на русском и английском языках.
Комментарии проходят премодерацию, и появляются на сайте после проверки редактором.
Комментарии, не имеющие отношения к тематике статьи, не публикуются.

Журнал Театр. • Чуть повернешь от МХТ, там степь начинается

ТЕАТР. решил выяснить, почему театральному художнику Вере Мартыновой тесно в театре. И расспросил ее о проекте «Интериоризация» и о совсем недавно открывшемся Новом пространстве Театра наций, куратором которого она стала

АШ: Вера, ты успешный театральный художник, у тебя даже «Золотая маска» есть. Зачем тебе понадобилась «Интериоризация»?

ВМ: В свое время «Маска» помогла мне завоевать внимание некоторых людей, в упор меня не замечающих, хотя я работала с ними на одном спектакле. Вечером я — плохой художник, утром после награждения — хороший. «Маска» — важная веха в биографии и красивая: «Опус 7» — один из любимых мною спектаклей Дмитрия Крымова. Но в драматическом театре я себя чувствую домашним животным, которое иногда выгуливают в какие-нибудь интересные парки — по выходным, на поводке. А вообще часто приходится ходить в наморднике. Как там про собак? Все понимает, но не говорит. А я хочу говорить. «Интериоризация» для меня — экспедиция в загадочный лес. В эти путешествия я хожу с друзьями, читай единомышленниками.

АШ: То есть твои новые проекты — это то, что тебе не хватало в московской афише?

ВМ: Да. И выясняется, что не хватало не только мне. Насчет афиши. Я космополит и глобалист и убеждена, что мир искусства — это общая территория, такая же, как территория природы. Не существует естественного деления на виды искусства и уже тем более жесткого сепарирования. Мой интерес — это выставки, концерты, кинематограф, архитектура, перформанс, театр, литература и сочетания этого всего в разных пропорциях, в разных комбинациях. Это в биологии называется, мне кажется, биоразнообразие. Мне интересно жить в диком мире искусства, а не за высоким забором в доме с названием Русский репертуарный театр (хотя там, конечно, иногда случаются удивительные произведения). На мой взгляд, наше художественное сообщество разобщенное и малочисленное — я имею в виду и зрителей, и художников. Виды искусства практически не пересекаются. Это такие дачи за оградами: иногда знакомые дачники заходят друг к другу на чай, но порой они не знают ближайших соседей и уж тем более не интересуются тем, что происходит на соседней улице. Я имею в виду: художники не ходят на концерты, музыканты в театр, театральный народ в музеи, архитекторам не интересен танец и т.?д. Есть прекрасные исключения, но тенденция очевидна. У нас и обучение раздельное. Единственный курс, объединивший художников, актеров и режиссеров, — курс Крымова / Каменьковича в ГИТИСе, причем курс существует уже 9-й год, а его все еще называют экспериментальным. У нас же как: при самом лучшем раскладе — Серебренников, Богомолов и более мелкие ростки по бокам. А чуть повернешь от МХТ, там степь начинается, там ничего не растет.

АШ: Ну, ее ж выжигали специально в советское время.

ВМ: Иногда там начинает что-то расти, но погибает без полива или этот чахлый цветочек сносит ветром. Спектакли Александровского и Волкострелова, проекты Кати Бочавар, молодых хореографов из Цеха, недавних выпускников ГИТИСа — всех не назову, да многих и не знаю — это такие перекати-поле, которые с разным успехом ненадолго закрепляются в этой степи. И наша «Интериоризация» — в том же ряду сухих кустиков, которые гоняет ветром. И мы сами гоняемся за пустым пространством, временем и людьми. Почему — рассуждаю я — у театров столько возможностей и нет совсем той энергии, что у проектов без поддержки? Может, потому, что нами двигает желание думать и работать, а не дожить до конца рабочего дня с минимальными потерями сил?

АШ: Тут я тебя остановлю: Хайнер Гёббельс рассказывал мне, что в Германии его спектакли тоже никому не нужны, что шансов пробиться у молодых экспериментаторов гораздо больше, чем, скажем так, у экспериментаторов маститых. Молодым дают гранты, зовут на разные фестивали. Но эта ниша — только для начинающих. И потому он, Гёббельс, с удовольствием приезжал на постановку в Россию.

ВМ: При этом он как-то умудрился поставить массу шедевров, стать профессором, преподавать по собственной довольно радикальной методике, курировать Рурскую триеннале, написать и издать книги. Тут, кстати, важно добавить, что не все большие художники умеют быть продюсерами. Вот Боб Уилсон умеет. Я видела его настенный календарь — мелким почерком в тысяче клеточек миллион проектов по всему миру. Построил Watermill Centre, создал фонд, дает много работы молодым. Кстати, я как-то поинтересовалась, что ему сейчас интересно. И офигела: он знает абсолютно все, что происходит в мире. В мире вообще и в мире искусства в частности. Потому-то он и Боб Уилсон.

АШ: Но давай все же вернемся к тебе. С чего началась «Интериоризация»?

ВМ: С того, что во время Ночи музеев я посмотрела в музее архитектуры перформанс Сони Левин, посвященный московскому метро. А потом за совместным ужином дождливой ночью мы задумали делать вокальный перформанс в «Руине» (одно из пространств МУАРа — Театр.). Куратор музейных программ Настя Григорян пообещала все организовать, и через неделю была назначена дата. Дальше начали придумывать. Первые участники были из театральной школы при польском посольстве. Мой приятель Леша Коханов (Алексей Коханов — певец, преподаватель новых вокальных методик — Театр.) проводил в школе мастер-классы и потому знал их. Ребята нам абсолютно доверились и работали очень серьезно и сосредоточенно, чем, конечно, настроили нас на новую волну. Леша, я и Соня — мы почувствовали дикую свободу и радость от того, что можно придумывать, не объясняя, почему: никто не спрашивал. Но только вслух размышляя: зачем. А потом пришли зрители, в основном друзья. Собрав неравнодушные мнения за и против, обнаружили большое количество интерпретаций и смыслов — у каждого свои. Нас потрясло именно это: никакой истории мы не сочиняли, никаких выводов не делали, это все возникло самo. Друзья шли и полемизировали между собой, оттачивая каждый свой смысл. Было ощущение, что мы в лесу случайно раскопали ручеек. Потом была вторая «Интериоризация» — в Питере. Дело в том, что моя подруга (бывшая однокурсница, которая нас раскритиковала) бросила фразу: «Ну, в таком пространстве, как «Руина», что угодно будет выглядеть хорошо». Подумав, мы с Лешей приняли вызов и сделали следующую «Интериоризацию» в пустом помещении: только что окрашенные серым стены, горстка поломанной мебели, грязные валики и несколько лампочек Ильича. А все равно вштырило — и нас, и участников, и зрителей. 13 человек — не музыканты, не певцы, в общем, незнакомые люди полчаса импровизировали, слушая друг друга и пространство. Ручеек опять тек.

АШ: На третьей «Интериоризации», проходившей в «Гараже» на фестивале NET-2015, было уже 50 человек.

ВМ: Атриум «Гаража» очень большое и сложное пространство. Такое огромное количество человеческих открытий на короткий промежуток времени (10 дней) — это, оказывается, опыт прекрасный и сложный. Мы попросили участников написать нам отзывы — эти письма я буду перечитывать, если впаду в отчаяние. Некоторые признались, что пришли не из любви к современному искусству, а наоборот, от непонимания и нелюбви. Были и такие отзывы: «Я пришел раскрыть свой голос и услышать себя, но научился слышать других». Это ли не прекрасно?

АШ: Все эти люди ушли и потерялись?

ВМ: Нет, не потерялись. На любом культурном событии я обязательно встречу кого-то из «наших». Некоторые до сих пор не расстаются, вместе ходят на выставки, участвуют в работах друг друга, что-то вместе придумывают. Первая часть «Итериоризации» — участники передают друг другу одну ноту. Когда все помещение охватывается этой нотой, пропеваемой пятьюдесятью людьми, оно вибрирует. Эта часть перформанса шла около 20 минут. Когда мы репетировали, мы эту одну ноту пели три часа, плавно начиная, равномерно уводя в форте, возвращаясь обратно: учились слушать и видеть друг друга, делать все без команды дирижера, которым поначалу был Леша Коханов. Это какое-то суперсостояние. Но чтобы это понять, нужно еще много чего было сделать. Ребята утверждают, что не только голос, но и какие-то внутренние ресурсы в себе обнаружили, доселе им неизвестные. Недаром, кстати, композитор, педагог, певица и музыкальный терапевт Лиза Соколофф, тренинги которой использует Леша Коханов, очень заволновалась, узнавая подробности нашего проекта. Дело в том, что после ее тренингов в человеке открываются разные заржавевшие двери, и оттуда начинает сквозить то, что было заперто многие годы. И вот о чем я в связи c этим думаю: многие художественные школы занимаются тем, чтобы найти в человеке болевые точки и использовать их в творчестве. Поэтому мы в мире искусства имеем большое количество поломанных судеб. Суперактер или супермузыкант — тот, кто нашел свои болевые точки и выразил свою боль через искусство. Честно, без стыдливости и лишнего пафоса. А мне кажется, что задача художника — найти свои страхи, боли, зажимы, собрать в себе силы и затем, выйдя на новый уровень, положить рядом со своей проблемой ключ, с помощью которого дверь открыта, затхлое помещение проветрено. То есть не только найти проблему, но и решить ее. И так же щедро поделиться своим рецептом счастья, как обычно делятся муками и страданиями.

АШ: Не случайно «интериоризация» — термин психологов. Кстати, как возникло это название?

ВМ: Так как дело происходило в Музее архитектуры, хотелось поиграть с понятиями «внутри» и «снаружи». Интерьер, экстерьер — мы блуждали вокруг этих слов, пока Алексей не набрал в гугле комбинацию слов «извне вовнутрь» — и сразу появился термин «интериоризация». Ты права, это термин, придуманный в начале прошлого века психологами и социологами.

АШ: Теперь мне хотелось бы оказаться в доме по адресу Страстной бульвар, 12/2 — в бывшем особняке купца Федора Пика, отреставрированном Театром наций, руководство которого, похоже, решило бороться с той ситуацией, о которой мы говорили в начале. Особняк так и называется — Новое пространство Театра наций. Пространство для экспериментов во всех видах искусств. Куратором этого проекта стала ты.

ВМ: Руководство Театра наций — Евгений Миронов, Мария Ревякина и Роман Должанский — позвало меня в этот Домик (между собой мы говорим так) сразу после «Интериоризации». Я шла на разговор, думая, что мне предложат сделать новый перформанс в пространстве, о котором я знала по слухам. А вышло так, что эта интериоризация несколько глобальнее и шире: это организация работы Домика в целом, программа, рассчитанная на год (хотя идей у меня сейчас на пятилетку). Название Новое пространство — простое, но емкое. Мне в нем слышится и ментальное пространство — пространство мыслей, чувств, и английский космос (space), и знаменитая книга Брука «Пустое пространство» — чистое, необжитое место для творчества. Каждый новый лист для художника — это новое пространство. Мы сейчас придумываем в нем все — от мебели внутри до афиш, сайта, фирменного стиля. Придумываем, какие там будут чашки и какие книги. Было бы невероятно здорово, если б Домик стал именно тем местом, о котором мы с тобой говорили. Тем, чего не хватает мне, тебе, нашим коллегам, московским зрителям. Надеюсь, Новое пространство станет живой междисциплинарной площадкой, чутко реагирующей на мир, в котором мы живем.

АШ: Что там будет происходить в ближайшее время?

ВМ: В октябре пройдет лаборатория Клаудии Кастеллуччи для классических танцовщиков, которые хотят раскрепостить тело и сознание, а в идеале обрести новый пластический язык. В ноябре к нам приезжают участники танцевальной компании Жерома Беля, чтобы подготовить спектакль Gala с участием набранных в Москве профессиональных танцовщиков и не имеющих театрального опыта пенсионеров, людей с особенностями здоровья и т.?д. В наших планах конференция о редких и мертвых языках, специальный проект, объединяющий архитекторов и хореографов. А весной Домик больше чем на месяц наполнится самой разной музыкой, которую можно будет послушать практически в любое время, — живые исполнения, записи, встречи с композиторами, импровизационные сеты. Надеюсь сделать достаточно регулярным инклюзивное направление: ведущие художники будут работать с людьми с особенностями, обогащая опыт друг друга. Собираемся привезти в Москву и известного немецкого композитора Хельмута Эринга с проектом, в котором участвуют совершенно разные музыканты, включая немого солиста. Итогом станет блок «Визуальное искусство», где я запланировала большую (в Домике и его окрестностях) выставку с рабочим названием «Мусор: выставка о творчестве и экологии».

АШ: Ты говорила, что в Домике будет специальная музыкальная комната. Ты ведь художник, почему тебя упорно тянет к музыке?

ВМ: Можно сказать, что это травма детства — родители не отдали меня в музыкальную школу. Хотя, может быть, если бы я в ней поучилась, любви стало бы меньше. Спектакли и картины я оцениваю как профи — раскладываю по полкам и задаю себе бесконечные вопросы. А в музыке анализ почти не включается, я же не профессионал — я просто улетаю в космос.

Метафорический дискурс: в поисках сущности речевой образности

ALEFIRENKO, N.F. (2009): Diskursivnoe soznanie: sinergetika yazyka, poznaniya i kul’tury. Yazykovoe bytie cheloveka i etnosa. Kognitivnyi i psikholingvisticheskii aspekty: Materialy Mezhdunar. shkoly-seminara (V Berezinskie chteniya). Vyp. 15. INION RAN, MGLU, Moskva. S. 3-11.

ALEFIRENKO, N.F. (2013): Smysl kak lingvofilosofskii fenomen, Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Filologiya. №1 (21). – S. 5-14.

ARUTYUNOVA, N.D. (1999): Yazyk i mir cheloveka. Moskva. Yazyki russkoy kultury

BARANOV, A.N. (2003): O tipakh sochetaemosti metaforicheskikh modeley. Voprosy yazykoznaniya. №2. S. 73-94.

CHUDINOV, A.P. (2001): Rossiya v metaforicheskom zerkale: kognitivnoe issledovanie politicheskoy metafory (1991-2000). Ekaterinburg. UrGPU.

COGNITIVE LINGUISTICS: BASIC READINGS (2006). Edited by Dirk Geeraerts. Mouton de Gruyter Berlin New York.

DEIK VAN, T.A. (1998): K opredeleniyu diskursa. Seidzh pablikeishns. Sankt-Peterburg.

FLUDERNIK, M. (2011): Beyond Cognitivе Metaphor Theory. NewYork, 2011. — P. 311.

GRADY, J., TAUB, S., MORGAN, S. (1996): Primitive and compound metaphors. Conceptual structure, discourse and language / Ed. A. Goldberg. Stanford, 1996.

HIGARA, MASAKO K. (2005). Metaphor and Iconicity: A Cognitive Approach to Analyzing Texts. New York, NY: Palgrave Macmillan.

FAIRCLOUGH, N. (2001): Language and Power. 2d Edition. Longman. London.

JOHNSTONE, BARBARA (2008): Discouse Analysis. Second Edition. Blackwell Publishing. Oxford.

KASHKIN, V.B., SHATALOV, D.G. (2006): Metafora kak sredstvo aktivnogo poznaniyayu. Yazyk, kommunikatsiya i sotsial’naya sreda: sb. nauch. tr. VGU, Voronezh. S. 94-102.

KÖVECSES, Z. Metaphor in culture: universality and variation. New York, 2005. – P. 314.

KRASNYKH, V.V. (2003): «Svoy» sredi «chuzhikh»: mif ili realnost? Moskva Gnozis.

KRATKIY SLOVAR KOGNITIVNYKH TERMINOV (1997): Moskva. MGU imeni M.V. Lomonosova.

KUBRYAKOVA, E.S. (2004): Yazyk i znanie: Na puti polucheniya znaniy o yazyke. Chasti rechi s kognitivnoy tochki zreniya. Rol yazyka v poznanii mira. Moskva. Yazyki slavyanskoy kultury.

LAKOFF, G., & JOHNSON, M. (1980). Metaphors We Live by. Chicago, IL: The University of Chicago Press.

LAKOFF, G. (1993): The Contemporary Theory of Mataphor. Metaphor and Thought (Ed. A. Ortony. Cambridge University Press. Pp. 202-252.

LAKOFF, Dzh. (2004): Zhenschiny, ogon i opasnye veschi: Chto kategorii yazyka govoryat nam o myshlenii. Moskva. Yazyki slavyanskoy kultury.

LEE, D. (2001): Cognitive Linguistics: An Introduction. Oxford: Oxford University.

LEONTIEV, A.N. (1977): Deyatel’nost’. Soznanie. Lichnost’. 2-e izd. Politizdat, Moskva.

MAMARDASHVILI, M.K., PYATIGORSKII, A.M. (1997): Simvol i soznanie. Metafizicheskie rassuzhdeniya o soznanii, simvolike i yazyke. Shkola «Yazyki russkoi kul’tury», Moskva.

MANDELSHTAM, O. (1987): Slovo o kul’ture. Sovetskii pisatel’, Moskva.

MARKUS, TENDAHL (2009): A Hybrid Theory of Metaphor: Relevance Theory and Cognitive Linguistics. Palgrave Macmillan.

MINSKIY, M. (1988): Ostroumie i logika kognitivnogo bessoznatelnogo. Novoe v zarubezhnoy lingvistike. Vyp. XXIII. Kognitivnye aspekty yazyka. Moskva. Progress. S. 52-92.

NURTAZINA, M.B. (2017): «Epistemological Potential of Metaphorical Understanding of the Time Semantics». Nauka i zhizn Kazakhstana. №6 (46). S. 187-195.

PASTERNAK, B. (1991): Sobranie sochineniy v pyati tomakh. T. 4. Khudozhestvennaya literatura, Moskva.

TEORIYA METAFORY (1990): (Pod red. N.D. Arutyunovoy i M.A. Zhurinskoy. Moskva. Progress.

VAN DIJK, T. (1996): Discourse, Power and Access. In C.R. Caldas-Coulthard, and M. Coulthard (eds.) Texts and Practices: Readings in Critical Discourse Analysis. Routledge. London. Pp. 84-106

VASILYUK, F.E. (1984): Psikhologiya perezhivaniya (analiz preodoleniya kriticheskikh situatsii). Izd-vo Mosk. un-ta. Moskva.

VYGOTSKII, L.S. (1983): Sobranie sochinenii: V 6 t. T. 3. Pedagogika. Moskva.

ZINCHENKO, V.P. (2006): Zhivye metafory smysla. Voprosy psikhologii. № 5. S. 100-113.

интериоризация в предложении — предложение интериоризации

SentencesMobile
  • С другой стороны, интериоризация общего наследия — медленный процесс, который B. Вильяльба сравнивается с аккультурацией.
  • Развитие медитации в ведическую эпоху шло параллельно с идеями «интериоризации», когда социальные внешние огненные ритуалы яджны («Агнихотра») были заменены медитативными, внутренними ритуалами («Прана-агнихотра»).
  • Эта интериоризация огненных ритуалов, где жизнь концептуализируется как непрекращающееся жертвоприношение и акцент делается на медитации, встречается в классическом ведическом мире, в ранних Упанишадах и других текстах, таких как Шраута-сутры и стих 2.18 ведической «Вайханаса-смарта-сутры». «.
  • Архиепископ Космо Франческо Руппи отмечал, что «интериоризация духовного измерения, примат одиночества и созерцания, медленное проникновение в Слово Божье и спокойная медитация на псалмы являются столпами камальдольской духовности, которую Св.Ромуальд дает в качестве существенного ядра своего Правила.
  • Но в то же время Лэнг настаивал на том, что такая социально реальная группа «не может быть ничем иным, как множеством точек зрения и действий ее членов. . . даже там, где благодаря интериоризации этой множественности, синтезированной каждым из них, эта синтезированная множественность становится повсеместной в пространстве и непреходящей во времени ».
  • Эта интериоризация ведического огненного ритуала в идеи йогической медитации из индуизма, которые упоминаются в Самхите и Слои Араньяки Вед и более четко в главе 5 Чандогья Упанишад (~ 800-600 гг. До н.э.) также встречаются в более поздних буддийских текстах и ​​эзотерических вариациях, таких как «Дигханикая», «Махавайрочана-сутра» и «Джйотирмнджари». , в котором буддийские тексты описывают медитацию как «внутренние формы подношения / жертвоприношения огню».
  • В предложении сложно увидеть интериоризацию.

Характеристики, относящиеся к интериоризации синдрома приобретенного иммунодефицита в Бразилии: перекрестное исследование

Infect Dis Poverty. 2015; 4: 31.

, , , , , , , , и

Габриэль де Деус Виейра

Департамент медицины, Сан-Франциско Колледж Лукас, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Ана Ракель Пас дос Рейс

Кафедра медицины, Колледж Сан-Лукас, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Франсиско Ормидиэль Телес-де-Алкантара Августо

Лукас Департамент медицины, Сан-Лукас Колледж, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Карина Рейс Мартинс

Кафедра медицины, Колледж Сан-Лукас, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Паулу Роберто Фернандес Керн

Кафедра медицины, Колледж Сан-Лукас, Порту-Велью, Рондония Бразилия

Thairini Fuza de Souza

Кафедра медицины, Колледж Сан-Лукас, Порту Велью, Рондония Бразилия

Сержиу де Алмейда Басано

Кафедра медицины, Колледж Сан-Лукас, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Центр тропической медицины Рондонии, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Луис Марсело Аранья22

Институт биомедицинских наук 5, Университет Сан-Паулу, Черногория, Рондония, Бразилия

Камила Масиэль де Соуза

Отделение медицины, Колледж Сан-Лукас, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Отделение медицины, Сан-Паулу Колледж Лукаса, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Центр тропической медицины Рондонии, Порту-Велью, Рондония, Бразилия

Институт биомедицинских наук 5, Университет Сан-Паулу, Черногория, Рондония, Бразилия

Автор, отвечающий за переписку.

Поступило 12 марта 2015 г .; Принято в 2015 г. 22 мая.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе. при условии, что оригинальная работа правильно указана. Отказ Creative Commons Public Domain Dedication (http://creativecommons.org/publicdomain/zero/1.0/) распространяется на данные, представленные в этой статье, если не указано иное.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Предпосылки

В последние годы произошли изменения в социально-географическом профиле синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД). Целью этого исследования было оценить интернализацию СПИДа в штате Рондония, Бразилия.

Результаты

В Рондонии было зарегистрировано 1473 случая СПИДа со среднегодовой заболеваемостью 15,8 на 100 000 человек (42,7% женщин). Чаще всего вирус передается половым путем (96.5%), а большинство лиц не закончили начальное образование (64,8%). В распределении дел наблюдалась неоднородность, охватившая почти все муниципалитеты штата. Среднегодовая смертность составила 2,5 на 100 000 человек.

Заключение

В Рондонии заболеваемость СПИДом выше, чем в среднем по стране и в северном регионе. Следует предпринять усилия по обеспечению доступа к лечению и последующему наблюдению за этими людьми, уделяя приоритетное внимание областям, где заболеваемость выше, и децентрализовать лечение пациентов со СПИДом в штате.

Электронные дополнительные материалы

Онлайн-версия этой статьи (doi: 10.1186 / s40249-015-0060-2) содержит дополнительные материалы, которые доступны авторизованным пользователям.

Ключевые слова: Эпидемиология, СПИД, характеристики места жительства, Amazon

Многоязычные выдержки

Переводы аннотации на шесть официальных рабочих языков ООН см. В дополнительном файле 1.

Введение

Синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД) считается серьезной проблемой общественного здравоохранения.В последние десятилетия немногие болезни вызывали такой интерес у научного сообщества и медицинских работников, как СПИД, из-за социальных последствий, вызванных этим заболеванием [1]. В настоящее время 1,7 миллиона человек инфицированы вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) в Латинской Америке. В Бразилии ежегодно регистрируется около 34 500 новых случаев [2].

С появлением высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) продолжительность жизни этих людей значительно увеличилась [3]; следовательно, снизилась и смертность от СПИДа.Это снижение смертности началось в 1996 году, когда в Бразилии была предоставлена ​​бесплатная ВААРТ для ВИЧ-инфицированных. Однако СПИД остается серьезным и неизлечимым заболеванием, несмотря на терапию, и при отсутствии лечения может привести к смерти в результате условно-патогенных заболеваний и сопутствующих заболеваний [4].

В настоящее время СПИД — это эпидемическое заболевание с преобладанием гетеросексуальной передачи, которое поражает население в целом, независимо от пола или сексуальной ориентации; это перестало быть болезнью, которая в первую очередь поражает гомосексуальное мужское население.Недавно произошел сдвиг в популяции, затронутой ВИЧ, и теперь он также затрагивает значительное количество бедных гетеросексуальных женщин [5,6].

Другие недавние изменения включают географическое распространение болезни с перемещением из крупных городских центров во внутренние бразильские штаты, называемое интериоризацией, и теперь болезнь поражает людей с низким социально-экономическим статусом и уровнем образования, что называется обнищанием. Бразилия — это страна с высокой степенью социального неравенства, неравномерным распределением доходов и ограниченными услугами в области образования и здравоохранения в более бедных районах, что способствует обнищанию, связанному со СПИДом [6].

Недавние исследования в Рондонии показывают, что в последнее время наблюдается рост числа случаев ВИЧ / СПИДа [7, 8]. Таким образом, это исследование было направлено на оценку эпидемиологических данных и интериоризации СПИДа в штате Рондония, Бразилия.

Методы

Это описательное экологическое исследование с использованием данных о случаях СПИДа, зарегистрированных в штате Рондония в период 2007–2012 годов. Статистические данные были предоставлены Государственным агентством по надзору за здоровьем Рондонии (AGEVISA) через Информационную систему по регистрируемым заболеваниям (SINAN).Переменные включали пол, возраст, этническую принадлежность, образование, способ передачи и исход.

Была рассчитана заболеваемость на 100 000 человек в год на основе абсолютного населения, проживающего в штате. Анализ данных проводился с использованием программного обеспечения Microsoft Excel ® 2010 BioEstat 5.3 и GraphPad Prism версии 5.0; для построения карты использовалась программа TabWin (http://www2.datasus.gov.br/DATASUS/index.php?area=060805).

Выводы

В течение 2007–2012 годов в Рондонии было зарегистрировано 1473 случая СПИДа (от 13 до 81 года), при этом среднегодовая заболеваемость составила 15.8/100 000 человек (рис.). Из них 843 (57,3%) составляли мужчины, средний возраст 39 лет, и 630 (42,7%) — женщины, средний возраст 36 лет. Наиболее распространенной возрастной группой были люди в возрасте 20–39 лет (58,6%). О смешанной этнической принадлежности сообщили 916 (64,1%) человек, а 814 (64,8%) не завершили начальное образование. Наиболее частый путь передачи вируса — половой (n = 1409, 96,5%) (таблица).

Годовая заболеваемость диагностированным синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД) на 100 000 человек в штате Рондония, 2007–2012 годы.Источник: Информационная система по регистрируемым заболеваниям SINANW и SINAN NET

Таблица 1

Социальные и клинические данные пациентов с синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД) в Рондонии, 2007–2012 гг.

4,1
Переменные n % Неизвестно *
Возрастной диапазон ( лет ) 42
13–19 31 2.2
20–39 839 58,6
40–59 503 35,1
≥60 58 Этническая принадлежность 43
Смешанный 916 64,1
Белый 380 26,6
9019 9018 4519 9019
Черный6
Желтый 33 2,3
Коренные жители 6 0,4
Школа 216
Неграмотные 73 5,8
Неполный первичный 814 64,8
Неполное среднее 77 6.1
Полная средняя школа 108 8,6
Неполный колледж 35 2,7
9019 9019 Наиболее вероятный способ передачи 14
Сексуальные контакты с мужчинами 715 49
Сексуальные контакты с женщинами 637 43.6
Сексуальный контакт с мужчинами и женщинами 57 3,9
Использование инъекционных наркотиков 42 2,8
Вертикальная передача 2 0,2
Лечение гемофилии 1 0,1

Муниципалитеты с самым высоким уровнем заболеваемости8/100 000 человек / год), Порту-Велью (30,9 / 100 000 человек / год), Кандеяс-ду-Джамари (23,1 / 100 000 человек / год) и Ариквемес (20,9 / 100 000 человек / год) (рис.). Что касается прогрессирования случаев, умерли 232 (15,7%) пациента, при этом среднегодовая смертность составила 2,5 / 100 000 человек (таблица).

Ежегодная заболеваемость диагностированным синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД) на 100 000 человек по муниципалитетам в штате Рондония, 2007–2012 годы. Источник: Информационная система по регистрируемым заболеваниям SINANW и SINAN NET

Таблица 2

Данные, относящиеся к распространенности и смертности случаев синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД) в штате Рондония, 2007–2012 гг.

Год Переменные
n пт Смертей (n) Население Уровень смертности * % Смертей
2007 217 0.1473 54 1590 027 3,39 24,8
2008 146 0,0991 22 1,493,566 1,47 15,1
2009 343 0,2328 45 1,503,911 2,99 13,1
2010 264 0,1792 36 1,562,409 2.3 13,6
2011 417 0,2830 60 1,576,455 3,81 14,4
2012 86 0,0583 15 1,590,011 0,94 17,4
ИТОГО 1 , 473 232 15.7

Обсуждение

По нашим результатам, средняя заболеваемость СПИДом в Бразилии в период 2007–2011 гг. Составляла 12,7 случая на 100 000 человек в год, в то время как средняя заболеваемость в северном регионе за тот же период составляла 11,3 случая. на 100 000 человек в год [9]. В том же исследовании сообщалось, что у Рондонии была более высокая заболеваемость (15,8 на 100 000 человек в год), чем у случаев, о которых мы сообщаем здесь.

В настоящем исследовании доля пострадавших представителей каждого пола была примерно одинаковой.В начале эпидемии в первую очередь пострадали мужчины; однако случаи СПИДа постепенно появлялись среди женского населения в результате незащищенного полового акта, способствуя «феминизации» болезни [10] и приводя к государственной политике профилактики ВИЧ / СПИДа, нацеленной на женщин, начиная с 1990-х годов [11] . По мнению Родригеса-Жуниора и Кастильо [12], феминизация СПИДа связана с большей уязвимостью женщин по сравнению с мужчинами, с трудностями в переговорах о защите во время полового акта.В этом исследовании было отмечено, что большинство мужчин и женщин ведут половую жизнь, что увеличивает уязвимость женщин из-за внебрачных связей их партнеров [13]. Это явление было описано и в других регионах Бразилии [14].

Саймон и др. [15] в своем исследовании ВИЧ на юге Бразилии сообщил, что ВИЧ чаще передавался половым путем (86,3%), при этом 20,5% респондентов участвовали в бисексуальных отношениях, за которыми следовали шприцы (8,8%) и кровь. переливания (2.5%). В настоящем исследовании наиболее распространенным способом передачи был также половой, из которых 3,9% респондентов были вовлечены в бисексуальные отношения; наиболее распространенной возрастной группой были люди в возрасте 20–39 лет. Таким образом, в настоящее время основным путем передачи является половой путь, в первую очередь затрагивающий возрастную группу, которая имеет тенденцию к большей сексуальной активности [11].

Интернализация болезни также описывалась ранее как явление, которое затрудняет лечение и наблюдение за этими людьми из-за удаленности от крупных городских центров, что делает ВИЧ-инфицированных жителей этих районов более уязвимыми для болезни [16 , 17].Stephan et al. [18] в своем исследовании пространственного распределения СПИДа в Кампинасе-SP пришли к выводу, что концентрация заболевания выше в районах с наихудшими условиями жизни. Заболевание также имеет тенденцию поражать людей с более низким уровнем образования, способствуя обнищанию СПИДа [10, 19].

С появлением антиретровирусной терапии произошло значительное снижение смертности от болезней. Однако уровень смертности в Рондонии остается высоким — 15.7%; это может быть связано с поздней диагностикой, трудностями в соблюдении режима лечения и неэффективной диагностикой и лечением сопутствующих заболеваний [20].

Это исследование имеет определенные ограничения, в том числе количество недостающей информации в базе данных и отсутствие зарегистрированных случаев в штате, что способствует занижению сведений о болезни. Информационные системы являются важными эпидемиологическими инструментами, которые предоставляют информацию о состоянии здоровья, информацию о статусе конкретного заболевания в данном регионе и направления государственной политики по удовлетворению приоритетных потребностей населения.Однако в данном случае реальное влияние болезни может быть недостаточно изучено из-за возможности занижения данных [21].

Заключение

В последнее время в штат Рондония мигрируют тысячи рабочих-мужчин; большинство этих мужчин плохо образованы и имеют низкие доходы, что влияет на и без того слабую государственную систему здравоохранения, отрицательно влияет на различные социальные показатели и может способствовать увеличению числа ВИЧ-инфицированных в дополнение к неэффективности профилактических мер по передаче ВИЧ. из-за роста проституции, алкоголизма и употребления запрещенных наркотиков, наблюдаемых с этим наплывом мигрантов.В настоящее время в Рондонии частота этого заболевания выше по сравнению со средними показателями по стране и северному региону, что отражает интериоризацию, обнищание и феминизацию заболевания, которые наблюдались в остальной части Бразилии, что делает женщин чрезвычайно уязвимыми для этого заболевания. Усилия по улучшению лечения и последующего наблюдения за этими людьми предпринимаются с децентрализацией служб специализированной помощи государством и увеличением пропускной способности сети обслуживания.Однако инициативы по санитарному просвещению должны продолжаться; по мере того, как эпидемия распространяется на внутренние районы штата и затрагивает население, которое игнорируется государственными властями, воздействие и последствия болезни могут уменьшаться не только с точки зрения передачи вируса, но и с точки зрения заболеваемости и смертности от болезней.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Государственное агентство по надзору за здоровьем Рондонии за предоставленные данные.

Источник финансирования

Авторы финансировали исследование сами.

Сокращения

ВИЧ Вирус иммунодефицита человека
СПИД Синдром приобретенного иммунодефицита
HAART
HAART
SINAN Система регистрации заболеваний

Дополнительный файл

Дополнительный файл 1: (236K, pdf)

Многоязычные рефераты на шести официальных рабочих языках Организации Объединенных Наций.

Сноски

Вклад автора

GDV, ARR, FOTAA, KRM, PRFK, TFS участвовали в процессах сбора данных, интерпретации данных и написания рукописей. SAB, LMAC и CMS участвовали в процессах интерпретации данных и написания рукописей и обеспечивали руководство исследованием. Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

Ссылки

1. Алвес MTSSB, Silva AAM, Nemes MIB, Brito LGO. Tendência da incidência e da mortalidade por Aids no Maranhão, 1985–1998 гг. Rev Saude Publica. 2003. 37: 177–182. DOI: 10.1590 / S0034-89102003000200003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Бразилия. Ministério da Saúde Departamento de DST, Aids e Hepatites Virais. СПИД / ЛЛЧ. 2010; 8: 3–24. [Google Scholar] 3. Палелла Ф.Дж., Делани К.М., Мурман А.С., Лавлесс М.О., фюрер Дж., Саттен Г.А. и др. Снижение заболеваемости и смертности среди пациентов с распространенной инфекцией вируса иммунодефицита.Исследователи амбулаторных исследований ВИЧ. N Eng J Med. 1998. 338: 853–860. DOI: 10.1056 / NEJM199803263381301. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Круг Р., Карус Д., Селвин П.А., Рэйвис В.Х. Соглашение о шкале результатов паллиативной помощи для пациентов с ВИЧ / СПИДом на поздних стадиях и их семейных опекунов. J Управление симптомами боли. 2010; 39: 23–32. DOI: 10.1016 / j.jpainsymman.2009.05.010. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Ле Лу Дж., Ассис А., Коста-Коуто М. Х., Тёниг Дж., Флери С., де Камарго К. младший и др.Подход государственной политики к местным моделям борьбы с ВИЧ / СПИДом в Бразилии. Am J Public Health. 2009. 99: 1108–1115. DOI: 10.2105 / AJPH.2008.138123. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Szwarcwald CL, Bastos FI, Esteves MAP, Andrade CLT. Распространение эпидемии СПИДа в Бразилии, период 1987–1996 годов: uma análise espacial. Cad Saúde Pública. 2000. 16: 7–19. DOI: 10.1590 / S0102-311X2000000100002. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Vieira GD, Alves TC, Sousa CM. Perfil da help em indivíduos acima de 50 anos na região amazônica.Rev Bras Geriatr Gerontol. 2014; 17: 75–80. DOI: 10.1590 / S1809-98232014000100007. [CrossRef] [Google Scholar] 8. Vieira GD, Alves TC, Sousa CM. Эпидемиологическая эволюция вертикальной передачи ВИЧ в Рондонии, Бразилия. Braz J Infect Dis. 2013; 17: 613–614. DOI: 10.1016 / j.bjid.2013.03.007. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

9. Бразилия. Ministério da Saúde. Boletim Epidemiológico HIV / AIDS. Brasília, 2012.

10. Fonseca MGP, Travassos C, Bastos FI, Silva NV, Szwarcwald CL. Distribuição social da AIDS no Brasil, segundo Participação no mercado de trabalho, ocupação e status sócioeconômico dos casos de 1987-1998.Cad Saúde Pública. 2003. 19: 1351–1363. DOI: 10.1590 / S0102-311X2003000500013. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Прадо Р. Р., Кастильо Е. А.. Эпидемия СПИДа не на Estado de São Paulo: uma aplicação do modelo espaço-temporal bayesiano complete. Rev Soc Bras Med Trop. 2009; 42: 537–542. DOI: 10.1590 / S0037-8682200
  • 00011. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Родригес-Жуниор А. Л., Кастильо Е. А.. Эпидемия СПИДа в Бразилии, 1991–2000: descrição espaço-temporal. Rev Soc Bras Med Trop. 2004; 37: 312–317.DOI: 10.1590 / S0037-86822004000400005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Джакомоцци А.И., Камарго Б.В. Eu confio no meu marido: estudo da grantação social de mulheres com parceiro fixo sobre preventção da Aids. Псикол Теор Прат. 2004; 6: 31–44. [Google Scholar] 14. Fonseca MGR, Bastos FI. Vinte e cinco anos da epidemia de HIV e Aids no Brasil: Principais achados epidemiológicos. Cad Saude Pública. 2007; 23: 333–44. DOI: 10.1590 / S0102-311X2007001500002. [CrossRef] [Google Scholar] 15. Саймон Д., Берия Дж., Тицманн, округ Колумбия, Карли Р., Штейн А. Т., Выпад VR.Prevalência de subtipos do HIV-1 em amostra de pacientes de um centro urbano no sul do Brasil. Преподобный Saúde Pública. 2011; 44: 1094–1101. DOI: 10.1590 / S0034-89102010005000039. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Рейс, CT, Чересния, D, Барселлос, C, Тассинари, WS. Интернализация эпидемии ВИЧ / СПИДа и межмуниципальных потоков международных госпиталей на Зона-да-Мата, Минас-Жерайс, Бразилия: uma análise espacial. Cad Saúde Pública. 2008; 24: 1219–1228. DOI: 10.1590 / S0102-311X2008000600003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17.Эйер-Сильва В.А., Белло Дж., Моргадо М.Г. Молекулярные доказательства того, что распространение вируса иммунодефицита человека типа 1 в небольшом бразильском городе уже имело место в начале 1990-х годов. Mem Inst Oswaldo Cruz. 2007. 102: 647–649. DOI: 10.1590 / S0074-02762007000500018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Стефан С., Хенн CA, Доналисио MR. Экспресс-география эпидемии СПИДа в Кампинасе, Сан-Паулу, с 1980 по 2005 год. Преподобный Сауде Публика. 2010; 44: 812–9. DOI: 10.1590 / S0034-89102010005000035. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19.Паркер Р., Камарго К. Р., Младший Побреза и ВИЧ / СПИД: антропологические аспекты и социологические исследования. Cad Saúde Pública. 2000. 16: 89–102. DOI: 10.1590 / S0102-311X2000000700008. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Карпес Дж. С., Лобо Э., Перейра Дж. Морбидади и Морталидаде по ВИЧ / СПИДу в Флорианополисе: desafio para a gestão. Col Gest Saúde Pública. 2013; 8: 112–123. [Google Scholar] 21. Феррейра VMB, Портела MC. Avaliação da subnotificação de casos de Aids no Município do Rio de Janeiro com base em dados do sistema de informações hospitalares do Sistema nico de Saúde.Cad Saude Pública. 1999; 15: 317–324. DOI: 10.1590 / S0102-311X199
    00016. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    Интернационализация в архитектуре — 1624 слова

    Концепция интериоризации существует уже давно. В прошлом некоторые могли утверждать, что большая часть внимания в архитектуре уделялась внешнему фасаду зданий. При этом люди не забыли об интерьере. За всеми конструкциями здания, в том числе как внутри, так и снаружи, стоит философия, и существует наиболее подходящий дизайн для того, для чего здание используется.Концепция интериоризации — это пространственная организация интерьера здания, которая должным образом отражает его назначение и использование, а также учитывает индивидуальность и убеждения дизайнера. Архитекторы и дизайнеры должны сотрудничать, чтобы создать внешний вид, который соответствует роли здания и его предполагаемому использованию. Это сотрудничество необходимо для эффективного функционирования структуры. Если структура создается для одной цели, а используется для другой, может возникнуть сильное разъединение и чувство дискомфорта.Например, для мегацерквей очень важны размеры и структура помещений. Эти сооружения требуют больших открытых площадок для размещения большого количества людей. Однако в то же время интерьер должен быть теплым, гостеприимным и комфортным, чтобы служить своей цели — объединять людей в пространстве, которое должно иметь чувство единства. Чувство единства не может возникнуть в пространстве, разделенном стенами, разделяющими людей. Внутреннее ощущение строения также достигается за счет дополнения дизайна правильными материалами, текстурами, цветами, мебелью и общим декором.Внутренний декор строения отражает индивидуальное чувство и / или значение архитектора. Чтобы это привело к удачному архитектурному проекту, архитектор должен учитывать ощущение и смысл … … середина бумаги … … это привлекает молодежь. Интерьер этих сооружений спроектирован и украшен телевизорами с плоским экраном и проекционным оборудованием, которое используется вместо традиционных гимнов. Священные Писания и песни проецируются с помощью презентаций PowerPoint.Это вещи, к которым может относиться молодое поколение, а многие из старшего поколения не заботятся о них. Это, в свою очередь, привлекает в мегацеркови молодежь. На мой взгляд, посещение мега-церкви усиливает чувство общности и поклонения. Собираясь вместе как сообщество и имея возможность молиться и разговаривать с друзьями и семьей, со мной, я с нетерпением жду церкви. Когда семья и друзья становятся старше, у каждого появляется свое расписание, поэтому мы не можем часто их видеть, кроме одного раза в неделю в церкви, и собираясь вместе по уважительной причине, например, церковь делает это еще лучше.

    Революция изнутри: интериоризация феминистской самопомощи Мишель Фергюсон — 14 марта 2014 г., 12: 30–13: 30.

    Спикер: Мишель Фергюсон, доцент кафедры политологии, Университет Колорадо-Боулдер

    Мейнстримный феминизм в США претерпел переход от радикального структурного анализа гендерного угнетения в 1970-х годах к неолиберальной модели индивидуальной ответственности за гендерное неравенство Cегодня. В этой статье я прослеживаю этот сдвиг с точки зрения изменения практики самопомощи в феминистском движении США.Я прочитал книгу Глории Стайнем «Революция изнутри: книга самооценки» 1993 года как ключевой текст, свидетельствующий об этом сдвиге в феминизме от политического движения, ориентированного на выявление и устранение структурных причин гендерного угнетения, к сравнительно внутреннему движению, продвигающему индивидуальную самооценку. помощь и расширение прав и возможностей отдельных женщин. Я дополняю это прочтение Steinem историческими отчетами об изменении представлений о самопомощи в феминизме. В 1970-е годы самопомощь феминисток носила отчетливо коллективный характер: феминистки организовывали женские приюты для борьбы с домашним насилием, они обучали друг друга делать аборты и оказывать репродуктивную помощь, а сама Стейнем была участником Бостонского коллектива книг о здоровье женщин, который в 1971 году опубликовал нашу книгу. «Тела, мы сами», книга, предназначенная для распространения информации о здоровье женщин.В то время как в 1970-х феминистки активно участвовали в создании институтов для коллективного решения структурных проблем, сегодня самопомощь имеет гораздо больший индивидуальный резонанс: вместо этого основные феминистские организации поощряют индивидуальное самотрансформацию, расширение прав и возможностей отдельных женщин принимать собственные решения в области здравоохранения. и (в случае «Манифеста Баумгарднера и Ричардса — 2000») индивидуализированное описание феминизма, которое каждая женщина может определять по своему желанию. Я называю этот отход от радикализма неолиберализацией феминизма.Опираясь на объяснение генеалогии Фуко, я утверждаю, что мы можем проследить эту неолиберализацию благодаря множеству влияний в американской культуре с 1970-х годов: движению самопомощи, терапевтическому повороту в 80-х и особенно заметному страху политических разногласий. в работе Steinem.

    Справочное эссе для студентов | Служба написания бумаги

    Оформить заказ

    Крайний срок

    14 дней

    • 14 дней
    • 10 дней
    • 7 дней
    • 5 дней
    • 3 дня
    • 48 часов
    • 24 часа
    • 8 часов
    • 3 часа

    Получите скидку 10% Продолжать

    Искусство интериоризации.// ВЫ ЗДЕСЬ

    «Часть секрета монашеской жизни заключается в переносе акцента с объективной продуктивности того, что делается, на субъективные предрасположенности, в которых это делается».
    — Майкл Кейси, OCSO

    Каждое утро я просыпаюсь и чуть не ударяюсь головой о потолок всего, что я хотел бы сделать. Они накапливаются на разной высоте. Прямо над мной, пока я сплю, висит чек арендной платы, который мне еще нужно доставить. На высоте сидения — две статьи, которые я мог бы написать к настоящему моменту, которые находятся в тени всех статей, которые, как я знаю, я могу и поэтому, вероятно, в какой-то момент мне придется сочинить.Наверху вырисовываются книги, которые я хочу опубликовать в один прекрасный день. А промежутки между ними заполняются электронными письмами, домашними делами, ответными телефонными звонками — и, если быть щедрым, мои ежедневные религиозные практики.

    Одна из величайших лжи, которую я провожу в разучении за эти годы своей жизни, заключается в том, что я — то, что я производю. Обратной стороной этого убеждения является следующее: я — все, чего мне не удалось сделать.

    В результате соблазн моих дней состоит в том, чтобы управлять своим самоощущением и чувством ценности с помощью того, что я могу проверить в своих списках и оглянуться назад через день и почувствовать, что я был продуктивен.Это обычная мера нашей жизни. Как часто я слышу в ответ на: Как прошел твой день? «Не очень продуктивно» или «Хорошо, это был продуктивный день».

    Мы часто обращаем внимание на внешнее.

    Траппистский монах на протяжении многих десятилетий, Майкл Кейси, OCSO, пишет о переходе к монашеской жизни, который требует решающего сдвига. Не от активной воплощенной жизни к созерцательной потусторонней жизни. Отнюдь не. Жизнь траппистов отмечена ручным трудом, а фермерство, уход и рубка леса, выполняемые каждым способным братом, поддерживают их сообщество, позволяя им есть и согреваться зимой.Вместо этого, несмотря на практическую потребность в производстве, это смещение акцента с продуктивности на позы , с на то, что сделано, на на то, как это делается, на — с внешнего на внутреннее.

    Другими словами, то, сколько поля я вспахиваю сегодня, должно иметь второстепенное значение. Что более важно, так это то, как я мог бы выполнять свою повседневную работу с любовью, взращивая добродетели смирения и терпения и практикуя постоянное внимание к преобразующей любви Года.Монашеское сообщество, которое строит дом, полный эффективных, прилежных работников, движимых гордостью, наполненных обидой и отсутствием самосознания, не сможет поддерживать себя. Конечная цель монашеского труда — взращивать души. Кейси предполагает, что этому нужно научиться в повседневной деятельности, и нужно терпеливо учиться.

    Это требует, чтобы мое внимание двигалось внутрь, туда, где я нахожусь, туда, где Гёд работает с различными состояниями моего ума и движениями моего сердца на протяжении всей моей активности и покоя.

    Точно так же для нас, возможно, менее важно , сколько мы читаем Библию сегодня, как долго мы молимся и насколько эффективно мы служим. Вместо этого мы могли бы переключить наше внимание на то, насколько все, что мы делаем или воздерживаемся от действий, приближает нас к Году в любви, на то, как мы можем двигаться к Году способами, которые внутренне увеличивают нашу любовь, независимо от их внешней реальности. Это конечная цель любой доступной нам деятельности: религиозной, развлекательной, профессиональной.

    Святой Павел пишет: «Все, что вы едите, или пьете, и все, что вы делаете, все для славы Божьей» (1 Кор. 11). Что бы вы ни делали, Гёд хочет, чтобы это было средством, с помощью которого вы глубже погрузитесь в любовь Гёда к вам и к миру. Каким бы ни был внешний аспект наших действий — какими бы большими они ни были, плодотворными или неудовлетворительными, верными или хрупкими, — Гёд стремится к внутреннему, где Гёд встретит вас в любви.

    Интернализация бразильского насилия, полиции и экономического роста

    Abstract

    Уровень убийств в Бразилии — один из самых высоких в мире, включая фактические зоны боевых действий.Однако характер насилия в Бразилии меняется. Недавние исследования выявили тенденцию к распространению насилия, так что уровень убийств в городских районах, которые традиционно являются наиболее жестокими местами, оставался неизменным и снижался, в то время как в небольших городах и сельских районах наблюдался заметный рост. Начальное объяснение состоит в том, что эта тенденция связана с большей экономической динамикой в ​​небольших городах, не сопровождаемой усилением работы полиции. В эмпирическом анализе данной статьи используются индексы Гувера для выражения разброса насилия и экономической активности, а также генерируется косвенный показатель для измерения географической концентрации полицейских сил.Используя панельные данные по всем 26 штатам с 1995 по 2011 год, мы находим доказательства корреляции между рассеянием насилия и ВВП в менее городских районах, а также неоднозначные результаты в отношении концентрации полиции.

    Resumo

    As taxas de homicídio do Brasil estão entre as mais altas do mundo, включая das atuais zonas de guerra. Нет энтанто, о caráter dessa violência está mudando. Análises Recentes destacam uma тенденсия де дисперсион де нарушителя, деформа que as taxas de homicídio em áreas urbanas, tradicionalmente os lugares mais violentos, estagnaram e declinaram, enquanto cidades menores e áreas ruraismentoexperimentaram um.Uma explicação incipiente é que esta tenência está relacionada com um maior dinamismo econômico nas cidades menores, sem haver um aumento do efetivo policial. Аналитическая эмпирическая практика использования артефактов, используемых для определения местоположения Гувера, как дисперсий нарушенных и экономических индикаторов, а также указателей для определения географических концентраций и политик. Usando dados de um painel dos 26 estados brasileiros entre 1995-2011, encontram-se evidências de uma correlação entre a дисперсион да нарушена и сделать PIB para as áreas menos urbanas, e alguns resultados ambíguos em relação Убийства

    Распространение насилия

    Индекс Гувера

    Palavras-chave

    homicídios

    Распространение насилия

    Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

    Copyright © 2015 Национальная ассоциация центров последипломного образования.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *