Философские сказки: Философские сказки | Козлов Николай Иванович

Николай Козлов — Философские сказки читать онлайн бесплатно

Николай Иванович Козлов

Философские сказки

Эта книга рождалась

под звездой моей милой Чуды.

Ей она с любовью и посвящается.

Ко второму изданию

Самой большой неожиданностью после выхода книги для меня оказались письма читателей: огромный поток писем с искренней теплотой и благодарностью. Не верилось: благодарность – за все эти резкости, за колючий, на грани фола, юмор и уколы на каждой странице!

Но, видимо, у читателя хватило мудрости увидеть за колючками приглашение улыбнуться вместе, а за формулировками наотмашь – доверие к нему и искреннюю боль за наши общие человеческие глупости.

Вы разглядели это. Спасибо.

Правда, до меня дошла достоверная информация и о том, что кто-то из читателей требовал скупить весь тираж – именно для того, чтобы его уничтожить. Весь.

Как форма проявления внимания, приятно и это.

Однако чаще всего приходили письма другие.

Например, такие, как это:

Добрый день, Николай Иванович!

Продолжаю читать вашу книгу (не спеша).

До чего же ясно, понятно, просто, сложно, увлекательно, остроумно, весело, талантливо – и лично для меня неожиданно. Я искала нечто для своей души в серьезнейших учениях, в которых есть всё: колоссальный опыт – знания – мудрость – любовь – путь к Свету; но почему-то этот путь был всегда с надрывом и на пределе человеческих возможностей…

У вас тоже путь к Свету и он тоже нелегок. Но ваш путь – через радость!

К Свету – через Радость, а не через Страдания, вот что меня потрясло!

А на душе хорошо-то как! Вовремя пришла ко мне эта книга, спасибо, жизнь!

Наталья Г.

А также ко мне прилетали рисунки. Светлые!

Их прислала замотанная хозяйка и озабоченная мамаша трех замечательных детей. И таким образом у книги появился художник:

Иринушка, спасибо тебе за улыбки и Солнышко!

А также ко мне прилетали рисунки. Вот такие светлые!

К третьему изданию

Как всякая серьезная философская работа, эта книга изначально предназначалась для очень избранного круга читателей, а именно толковых и бодрых юмором и духом. То, что стотысячные тиражи книги быстро расходятся, является крупным комплиментом нашей читательской аудитории.

Значит, живые люди еще не вымерли.

Более того, появились все приятные основания осознавать себя законодателем полиграфической моды, поскольку теперь самые разные авторы выпускают свои книги с обложками «под Козлова» и даже с вот так оформленными

комментариями. С такими отступами и шрифтом.

Поток читательских писем не ослабевает, заранее прошу прощения за редкие ответы. На половину писем могу ответить оптом, ибо каждое второе письмо рефреном повторяет: «От души спасибо за вашу замечательную книгу, она мне очень понравилась, хотя со многими вещами я в ней не согласна». Отвечаю: «От души пожалуйста, со многими вещами в этой книге я тоже не согласен, но нравится она мне по-прежнему».

Очень много пишут женщины. Я уже понял, что, если в России развернется феминистское движение, то его основоположником будет, несомненно, Козлов. А как же? Немало спокойно дремлющих женщин, прочитав его Книги, возмутились настолько яро, что стали писать опровергающие его большие статьи и маленькие книги. Судьба Женщины, требующей уважения, стала их судьбой. А все благодаря чему?

Книгам Козлова.

Ну и хорошо. Используя возможность, от души обнимаю всех своих читательниц-писательниц, жалея, что только заочно. На вредных мужиков я всегда попенять готов вместе с ними, тем более что знаю: письма у женщин боевые, но личные встречи проходят задушевно.

До встречи!

Лучше делать и каяться, чем

не делать и каяться.

Славный Боккаччо

На что похожа эта книга? Как и моя предыдущая, «Как относиться к себе и людям, или Практическая психология на каждый день», видимо, ни на что. Тем она и прекрасна. Но если та книга писалась с оглядкой на читателя и делалась во многом для него, эта писалась мною для себя. И практически без внутренней цензуры.

Ну, может быть, еще для друзей. И с мягкой цензурой моей жены.

Это точно не Наука, хотя росла книга из науки и плотность использованного в ней собственного и заимствованного научного материала значительно превышает среднестатистическую. Скорее, это Литература, в своих лучших местах становящаяся Поэзией.

Действительно, если поэзия, по Ахматовой, вырастает и из мусора, и из сорняков, то почему бы ей не вырастать и из науки?

Первое, оно же рабочее, название этой книги – «Как относиться к себе и миру: практическая философия на каждый день». Соответственно, и первая, и вторая книги очень похожи: формальное отличие только в том, что в последней акцент перенесен с «людей» на «мир» и изменен масштаб взгляда – не «психология», а «философия».

Автор смотрит на то же самое и так же, просто он взлетел повыше над землей. А космос и открывает другие перспективы, и рождает другие чувства…

Философия и психология – это просто языки разного уровня. Психолог – это мудрый практик, который, не взлетая высоко, разжевывает философию применительно к житейской конкретике. А философ – это мудрец, который по поводу самых разных житейских проблем, не вникая в конкретику, говорит одни и те же вещи – те, которые эти проблемы снимают. Философия в буквальном переводе – любовь к мудрости.

Не путайте с метафизикой – учением о строении мира. Я не люблю эти учения: в них легко верить, но невозможно проверить, и, самое главное, какое мне до всех этих проблем дело? Если болит душа, нужно что-то о душе, а не о материи, пространстве и времени.

Философия этой книги, как и психология предыдущей, – прикладная. Она для повседневности, для живого и чувствующего человека с утра до вечера его дня и жизни, в привычном окружении близких и далеких, для работы и праздников, болезней и телевизора.

Философия, как и психология первой книги, – практическая.

Если считать эти книги детьми, то мой первый ребенок родился экстравертом и милашкой-для-всех, хотя не без глубины и с изюминкой. Второй ребенок – глубокий интроверт и мудрец от рождения, но такой же озорной и общительный.

Более поздние дети вообще, как правило, по всем параметрам оказываются гораздо дальше от статистической середины: чаще отклонения и к гениальности, и к патологии. Будем считать, что этому ребенку повезло.


Философские сказки | Философский штурм

Систематизация и связи

Философское творчество

Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Замечательная форма самообразования,

обучения  философскому образу мысли и жизни — сказки и притчи.

Так вышло, сказок и притч в моем сундучке много, выбрать лучшие трудно, каждая хороша по-своему. Здесь будут появляться авторские сказки в стихах и прозе, версии древних и средневековых, притчи народов мира, а также сказки суфиев в ритмах для желающих пополнить свой запас долгоживущих ценностей, тех, что сохраняются в разных вариациях тысячи лет…  Не рассчитываю на ведение дискуссии, но на возникающие вопросы отвечу и советам, подсказкам, размышлениям по предлагаемым темам сказок буду рада.

Начну с притчи, сюжет которой заимствован у Фаридаддина Аттара.

Шейх Фарид ад-Дин Аттар, настоящее имя — Абу Хамид Мухаммад ибн Абу Бакр Ибрахим (или ибн Саид ибн Йусуф) (1145—1146, Нишапур, — 1221, Нишапур) — персидский суфийский поэт, философ, автор многочисленных поэм и стихотворений. Стихи Аттара проникнуты страстным стремлением к единению с божеством, глубокими философскими мыслями.  По книге «Небеса Аттара», публикуемой тут.
 

 Иранский художник Махмуд Фаршчиян

 

Муравей и Стрекоза — эхо

Наш Муравей уже учёным видным стал.
Нектар цветочный изучал, не торопясь.

Вдруг, стрекоза, к тому же цветику стремясь,
Слетела вниз, а муравей запричитал:

— Да как ты можешь, без работы и без цели
Порхать по жизни, и какой же, наконец,
Приобретёшь ты опыт горький и конец?
А стрекоза, вспорхнув, сказала: 
— Неужели. ..
Так это важно для тебя? 
А я люблю
Лишь удовольствия, и в этом цель моя:
Любить счастливые мгновенья бытия!
Твои же планы — для тебя. А я парю.

И муравей подумал: 
— Что ж, она не знает,
Каков удел у муравьёв, и также я
Её удела не приемлю для себя.

Её план — ей, а мой — лишь мне! 
Так повторяет:

— Что очевидно мне, то скрыто от неё.
Я сделал всё. Предостерег её, как смог.
Но каждый в жизни получает свой урок.
И он уполз в своё нехитрое жилье.

Но как- то раз, пути их вновь пересеклись.
В мясную лавку под чурбак забрался он,
Благоразумно ожидая свой бульон
Из капель крови, что стекали прямо вниз.

А стрекоза уселась сверху, но топор
В руках могучих на неё вдруг опустился…
Да с каплей крови труп её к стопам скатился.
На этом можно бы закончить разговор…

Но муравей свою добычу поволок
В своё жилище, бормоча себе под нос: 
— Её план — ей, а мой — лишь мне, и ум подрос…
Она мне пищею послужит. 
Мой урок.

Жила затем, чтобы летать, но, наконец,
Сама же съеденною нынче мною стала.
А ведь любила, развлекалась да летала,
Решив, что я брюзга. 
Но мысль моя — венец!

*

Ах, стрекоза, ах, попрыгунья стрекоза,
Какие крылышки, зеркальные глаза!
Но все клеймят тебя позором, а за что?
Уж не зато ль, что красоты им не дано…
Им не дано твоей судьбы благоуханья,
Беспечной молодости, вечного порханья.. 

 

Николай Козлов Философские сказки в списке книг-кандидатов на включение в список 100 лучших книг всех времен

Если вам не надоело, я хочу еще немного подержать вас в школе и познакомить еще с одним Психологом.

· Говорят, что мужчина-психолог не мужчина, а женщина-психолог не психолог, но в данном случае это совершенно несправедливо.

Итак, в школу пришла тетя. Да не просто тетя, а настоящая тетя Психолог. Тетка грамотная, способна писать даже методические пособия, поэтому ставит задачу: детишек в психологию заманить, а когда те вляпаются, назвать это сформированным интересом и зафиксировать.

· Весь этот лексикон – ее.

Чего хотят детишки? Они хотят много чего разного, но есть одно, чего хотят они всем своим нутром. Хотя многие из них и не подозревают об этом, хотя многие и откажутся признать это – все они хотят тепла и близости. Но этого у них нет. И когда тетя Психолог говорит: “Давайте овладеем Наукой Психологией!”, они слышат: “Вас будут любить. Вы получите тепло. Вы будете счастливы!” У них рождаются надежды. Они идут к ней – к Психологу! – и садятся за парты.

Начинаются уроки: звучат тексты и ставятся вопросы. Чтобы совсем не затекали ноги и хоть как-то двигалась душа, Психолог даже ставит с ними некоторые сценки. Тогда становится интересно, почти как во дворе. Да нет, детишкам правда бывает интересно, потому что иногда тетя Психолог рассказывает что-то и про них. Она, например, дает тесты, и они, ответив на несколько сотен странных вопросов, потом при желании могут прочитать свою характеристику.

· В которой говорится о них то, что они знали о себе и до этого.

Курс длинен, но детишки не ропщут. Ведь они в школе, то есть в месте строгого заключения для их души и ума. А тут есть возможность занять себя хоть чем-то интересным, иногда даже полезным. В классе тепло, привычно, можно разговаривать, и училка не ругается…

Дети живут по-прежнему в Джунглях и смертельно боятся, что кто-то с ними рядом, такой же озлобленный звереныш, как и они сами, увидит их рану и вопьется в нее. Поэтому на вопрос анкеты, которую заботливо предложит тетя Психолог, они судорожно ответят: “Нет, мы не хотим, чтобы здесь трогали наши душевные проблемы…” Тетя Психолог в связи с этим проконстатирует некоторую тревожность учеников и продолжит давать материал в русле их актуальной познавательной активности.

· Они будут вместе избегать того, что детям так важно.

А у тети Психолога есть еще свои, неизвестные детям заботы. Ее, например, очень волнует, а научна ли преподаваемая ею Психология? Она беспокоится, соответствует ли научным ритуалам вводимая ею понятийная сетка и в рамках какой академической школы она нагружает детишкам мозги.

Она беспокоится о том, КАК СДЕЛАТЬ НАУКУ. Жалко, что нет рядом с нею никого, чьей заботой стало бы КАК СДЕЛАТЬ ЧЕЛОВЕКА.

· Хотя бы такого же, как она. Потому что она сама – человек светлейший. И я ее нежно люблю.

Камиль Фламмарион ★ Философские сказки читать книгу онлайн бесплатно

Первая сказка. ДИАЛОГ МЕЖДУ ДВУМЯ АКАДЕМИКАМИ И ДВУМЯ НАВОЗНЫМИ ЖУКАМИ

В швейцарской деревушке, окруженной зеленеющими пастбищами, встретились однажды два академика. Один из них был членом академии нравственных наук, а другой — членом академии физических наук неизвестной мне страны.

Они вели учтивую и остроумную беседу о живых существах и о вещах.

Эти двое ученых почти не расходились во взглядах, хотя разбирался довольно сложный вопрос: они толковали о многочисленности миров и о жизни во вселенной. Для них жизнь была только своего рода игрой природы, вторичным земным зачатием, произошедшим благодаря химическим условиям окружающих стихий в эпоху первичного образования нашей планеты.

* * *

— Ничто не показывает, — говорил один из академиков, — что эти условия были осуществлены на другой планете, и что жизнь проявилась там в какой-либо иной форме.

— У Вольтера не было недостатка в уме, — прибавил второй, — когда он сказал, что мы имеем такое же основание допускать существование жителей на других планетах, как человек, имеющий блох, предполагает, что они также есть и у остальных людей.

— Впрочем, — возразил первый, — теперь уже не так легко осуществить условия жизни. Для этого нужны кислород, водород, азот и углерод, причем в установленных пропорциях, а также известная температура, ниже и выше которой невозможна жизнь.

— Мир, лишенный кислорода, вечно оставался бы необитаемым.

— Много говорят о планете Марс. Но в ее атмосфере недостает нескольких тысячных долей углекислоты, которые содержатся в нашей, и вот благодаря этому и невозможна на Марсе ни животная, ни растительная жизнь.

— Мы должны исключить из рамок жизни планеты, окруженные лишь легкой атмосферой, как Марс; планеты, окруженные плотной атмосферой, как Юпитер; те, которые имеют слишком много тени, как Сатурн под своими кольцами; те, у которых ось вращения слишком наклонена, как Уран; планеты, слишком удаленные от солнца, как Нептун; те, которые к нему слишком близки, как Меркурий.

— Еще не достаточно размышляли об этих воображаемых предположениях, предписанных законам самой природой. Одна лишь температура предусмотрительно ограничивает рамки жизни. Ниже нуля— это лед, вода становится плотной, ее движение останавливается. Альбумин сгущается, по крайней мере, на 60°, сообразно с качеством. Жизненный простор не так велик, как это думают. Разве наш старый товарищ Бабинэ не сказал на одном собеседовании, что Юпитер не может быть обитаем вследствие своей вечной весны и отсутствия времен года, так как без зимних морозов злаки росли бы, как трава, а без хлеба нельзя жить? Быть может, это было преувеличено…

— К тому же, — возразил член академии физических наук, — что такое протоплазма? Белковое вещество, образовавшееся из соединения углерода, водорода, азота, кислорода и серы. Причем, химические элементы соединяются между собою только в определенной пропорции. Если мне не изменяет память, то молекула альбумина образовалась из 240 атомов углерода, 392 атомов водорода, 75 атомов азота, стольких же кислорода и 3 атомов серы, что в совокупности дает 785 атомов различных простых тел. Нельзя предположить альбумин иначе составленным. A так как протоплазма — это основа жизни, само жизненное вещество, то невозможна никакая жизнь без этого атомического сочетания. Монера и клетка не могут существовать без этих элементов.

— Незачем даже ссылаться на весь этот анализ! — ответил член академии нравственных наук. — Не спускаясь до животных и, особенно, до примитивных организмов, разве мы сами не чувствуем недостаточность рамки? Почему мы находимся здесь, посреди этих гор и этих долин? Чтобы дышать более чистым воздухом, чем воздух наших шести и семиэтажных домов, наших мест гулянья, зараженных бактериями, наших слишком запруженных народом улиц, наших законопаченных зал, наших театров и даже наших учреждений. И вот каникулы предписаны самой гигиеной. Но уже теперь приезжает слишком много людей в эту Швейцарию, когда-то тихую и пустынную. Вот отели, которые завоевывают озера и взбираются на вершины.

— Придется бежать в Тироль, в Штирию, Венгрию, Трансильванию, чтобы наслаждаться чистым воздухом, солнцем, горами, лесами, — предохранительным средством против яда больших, убийственных скоплений народа. К счастью, человечество умеет останавливаться в своем росте. Еще долго сохранятся, так сказать, оазисы спокойствия. Что же касается морских купаний, то разумнее всего совсем от них отказаться. Это — настоящее болото.

Читать дальше

Философские сказки / Театр им. Евгения Вахтангова. Официальный сайт.

Радио Культура от 12 февраля 2007

Премьера спектакля «Ёжик в тумане» прошла в театре имени Вахтангова. Режиссёр спектакля Андрей Щукин. Он педагог Театрального института имени Щукина, поэтому все участники новой постановки — его бывшие студенты. Андрей Щукин убежден, что работа в процессе обучения отличается от профессиональной: «Когда касаешься материала, который необходимо интерпретировать для театра, в общем, разницы нет никакой. Другое дело, что студенты театрального института находятся на пути. Поэтому, с одной стороны студенчество — замечательно: энтузиазм, порыв и так далее, а с другой — здесь, в рамках театральной постановки, конечно, уже немного другие критерии: и отношение актеров к себе, и попытка довести до художественного результата то, что задается внутри постановки. В данном случае, здесь очень трудно найти сценический язык. Работать сложно, но в то же время актеры благодарны, когда имеют возможность выявить себя не только внутри формы, четко выполняя все задачи режиссера, но и проявляя свою индивидуальность». В основу постановки легли философские сказки Сергея Козлова, который является автором знакомой всем истории про Ёжика в тумане. Как рассказал в интервью радио «Культура» режиссёр Андрей Щукин, идея создания такого спектакля принадлежит актёрам театра Вахтангова: «Затея исключительно творческого характера: всё инициировано артистами театра как самостоятельное творение. В процессе работы каждый момент очень сложно вырисовывался. Принято говорить, что сказки Козлова непростые, философские. Я согласен с данным утверждением. Прежде всего, конечно, это замечательная литература. В результате переноса хорошей литературы в иное художественное пространство, естественно, возникают сложности. Главное — не потерять суть, смысл, ту глубину и многоплановость автора, а это проблема. Ведь театр оперирует, прежде всего, действием. А действие предполагает жесткую, конкретную основу. У меня такое ощущение, что спектакль должен в период своей работы и взаимоотношений со зрителями каким-то образом видоизменяться и расти. Потому что очень большое значение имеет зритель, его дыхание». Все герои постановки «Ёжик в тумане» играют на музыкальных инструментах. Это контрабас, гитара и концертино. Музыку специально для спектакля написал композитор Дмитрий Волков — актёр театра «Ленком»: «На мой взгляд, Дмитрий Волков — замечательный молодой композитор. Он артист театра „Ленком“, но при этом незаурядный музыкант. Когда режиссер что-то придумывает, то одновременно пытается собрать и некую группу единомышленников. Поскольку мы с Дмитрием уже работали в спектаклях Дмитрия Крымова, в частности, в „Дон-Кихоте“, то я посчитал возможным его пригласить. Очень рад, что он согласился и написал музыку». Главные герои спектакля «Ёжик в тумане» — это сам Ёжик, Медвежонок, Заяц и Ослик.  Именно они задают философские вопросы и пытаются найти на них ответы. Играют новую постановку в малом зале Театра имени Вахтангова.

← Все публикации

Дошкольный мир .: Философские сказки

Отправился как-то Охотник в лес зайцев, да уток половить. Ружьё с собой взял и пошёл. Бредёт по лесу, а ему прямо на встречу Заяц. Увидал он его, обрадовался. Только за ружьё взялся, чтоб в Зайца прицелиться, как тот ему закричит: « Смотри, Охотник, сколько по небу уток полетело!» Охотник тут с зайца ружьё на небо перевёл и стал искать, где по небу утки летят. Заяц же в это время быстро в лес ускакал от Охотника. 


Делать нечего- пошёл Охотник дальше. Видит- над небом утки взлетать начали. Стал в них ружьём целиться. Тогда утки ему как закурлычут все своей стаей из поднебесья: «Смотри, вон Заяц в кустах сидит!» Охотник тут же ружьё от уток отвёл и стал в кустах Зайца искать.

А день-то уж к вечеру клонится, и пора Охотнику домой собираться. Так и ушёл он из лесу ни с чем. 


Вы, наверное, заметили, что в этой сказке Ложь появилась, но если бы не она, разве смогли бы спастись от Охотника Заяц и Утки?

Дважды в этой сказке Охотник обманулся, так ни с чем уйдя, домой из лесу. Зато в итоге и Заяц, и Утки в лесу живы остались. А может быть, это и не Ложь вовсе была, а Хитрость и Смекалка, чтобы спастись, да в живых остаться? Значит, не всё то Ложь, что Хитростью, да Смекалкой оборачивается. И если кто Смекалкой наделён, тот и не пропадёт.   


Сказка про сон

Жил-был Сон. Как  все сны жил он в прекрасной загадочной стране снов. Был этот Сон совсем ещё юный и неопытный. Сон был про моря и океаны, грозных пиратов и отважного капитана. Как и всем другим юным снам, ему очень не терпелось наконец-то отправиться в путешествие на Землю. Очень хотелось Сну кому-нибудь присниться. И вот наступил тот долгожданный день! Волшебница снов, направляющая их в нужном направлении, дала нашему Сну чёткие указания, куда ему лететь, но он так волновался, что сбился с пути и никак не мог вспомнить дорогу. Сон очень расстроился, ведь в этот момент кто-то его очень ждал и никак не мог уснуть. «Попробую поискать дорогу сам», — подумал Сон. Тут он увидел Кошку, сидящую на окне. Сон спустился к ней и заговорил:

— Здравствуй, Кошка. Почему ты не спишь? – спросил он.

— Не знаю, не хочется, — ответила Кошка.

— А может, ты не спишь потому, что у тебя нет сна? — предположил он.

— Может быть.

— А может это я твой сон? Давай я тебе приснюсь!

— А какой ты сон? – поинтересовалась Кошка.

— Про моря и океаны, грозных пиратов и отважного капитана, — ответил Сон.

— Ну нет, мне такие сны не нравятся. Я люблю сны про сыр и мышат, — сказала Кошка, взмахнула хвостом и отвернулась.

А Сон полетел дальше. Тут он увидел Корову, которая жевала сено и не спала.

— Здравствуй, Корова. Почему ты не спишь? – спросил Сон.

— Не знаю, не хочется, — ответила Корова.

— А может, ты не спишь потому, что у тебя нет сна?

— Мууу, — ответила Корова.

— А может это я твой сон? Хочешь, я тебе приснюсь?

— А какой ты сон? – спросила Корова.

— Про моря и океаны, грозных пиратов и отважного капитана, — ответил Сон.

— Нет, я люблю сны про сочную зелёную травку, — ответила Корова и принялась снова жевать сено.

А Сон полетел дальше. Вдруг он увидел открытое окно. За окном стоял стол полный бумаг, на столе стоял компьютер. За столом сидел лысый дядя. Сон влетел в окно.

— Здравствуй. Почему ты не спишь? – спросил Сон.

— У меня работы много, — ответил Дядя.

— А может, ты не спишь потому, что у тебя нет сна? — предположил он.

— Не знаю, не знаю…, — задумался Дядя.

— А может это я твой сон? Давай я тебе приснюсь?

— А какой ты сон? – спросил Дядя.

— Про моря и океаны, грозных пиратов и отважного капитана, — ответил Сон.

— Нет, такие сны мне нравились, когда я был маленьким, а сейчас я люблю сны про спортивные автомобили, — ответил Дядя, — и вообще мне работать надо. Не мешай.

Дядя отвернулся к компьютеру, а Сон полетел дальше. Он понял, что ему надо найти кого-то маленького. Тут он увидел девочку, которая лежала в кроватке и не спала. Он влетел к ней в окошко.

— Здравствуй, Девочка. Почему ты не спишь? – спросил Сон.

— Не могу заснуть, — ответила она.

— А может, ты не спишь потому, что у тебя нет сна? — предположил он.

— Наверно.

— А может это я твой сон? Давай я тебе приснюсь?

— А какой ты сон? – спросила Девочка.

— Про моря и океаны, грозных пиратов и отважного капитана, — ответил Сон.

— Нет, я люблю сны про принцев и принцесс, — грустно ответила Девочка.

Сон полетел дальше, оставив Девочку дожидаться своего сна. Тут он увидел маленького мальчика, сидящего в кровати. Сон спустился к нему.

— Здравствуй, Мальчик. Почему ты не спишь? – спросил он.

— Никак сон ко мне не приходит, — ответила Мальчик.

— А может это я твой сон? Давай я тебе приснюсь! – обрадовался Сон.

— А какой ты сон? – спросил Мальчик.

— Про моря и океаны, грозных пиратов и отважного капитана, — ответил Сон.

— Конечно ты мой сон! Наконец-то ты пришёл!

Сон уложил Мальчика в кроватку, накрыл одеялом, и тот сразу же уснул. Мальчику приснился замечательный сон про моря и океаны, грозных пиратов и отважного капитана. Пусть и тебе приснятся твои самые любимые сны!


Мамины сказки и их роль в воспитании детей.

Философские сказки индейцев майя — Alles hat ein Ende nur das Würstchen hat zwei — LiveJournal

Как одна старая опоссумиха хотела съесть папайю

Как-то раз одна старая опоссумиха собралась попробовать папайю. Но плоды папайи росли очень высоко, и достать их опоссумихе, несмотря на все ее усилия, никак не удавалось. До глубокой ночи она не прекращала попыток добраться до них, но всякий раз падала со ствола вниз. Уже на рассвете, совсем обессилев, она поняла, что ей не суждено полакомиться папайей, и утешила себя:

— Да зачем она мне! Не буду я ее есть…

(Пер. И.В.Бутеневой)


Codex Dresdensis. Lowland Maya region, South eastern Mexico and Guatemala, ca.1200 AD P 4-7


Грусть индейца

Видя, что индеец пребывает в грусти, лесные жители пришли к нему и предложили любую помощь — лишь бы он перестал печалиться.
Ответ индейца их серьезно озадачил: он искал …счастья.

Тогда Филин предложил ему поискать чего-нибудь попроще. А Орел пообещал, что он станет столь же красив, как сам орел. И Ягуар отдал человеку свою силу. И Олень сделал его ноги такими же выносливыми, как его собственные. И Соловей пообещал предупреждать о грядущих дождях своей песней. И Лис научил изворотливости, ловкости и хитрости. И Белка, отдав ему свои когти, научила ловко лазать по деревьем, чтобы он мог добраться туда, где растут самые вкусные плоды. И Оцелот одолжил ему свои глаза, чтобы человек легко видел в темноте. И Змея научила его узнавать целебные травы и отличать их от вредных, чтобы лечить свои болезни.

…Когда человек ушел, мудрый Филин молвил:

— Да, человек теперь умеет и знает больше, чем все мы, но он никогда не станет веселым, так как не приобрел главного — счастья!

Лишь птичка-чачалака запричитала:
— Бедные звери, бедные звери! Человек теперь стал могущественней всех!

(Пер. А.Г.Овандо Уркису)


Codex Dresdensis. Lowland Maya region, South eastern Mexico and Guatemala, ca. 1200 AD P 58-60

Счастья-то у него все равно нет….

А это не философская, но очень жизненная сказка — все котовладельцы поймут. Сказка, кстати, довольно поздняя, поскольку котов в древней Америке не было, они были завезены испанцами и стоили очень дорого.

Черный кот

У одной супружеской пары жил черный кот. Все было хорошо, кроме тех случаев, когда муж уходил на дальние заработки и иногда неделю отсутствовал в доме. Когда он возвращался, то всякий раз находил кота очень тощим и осыпал свою жену упреками, что она совсем не кормит его. Та со слезами на глазах оправдывалась, что это неправда, когда хозяин уходит, то кот не притрагивается к своей еде. И так повторялось раз за разом. Дело дошло до того, что супруги уже собирались развестись из-за кота.

Но как-то раз муж решил сходить на охоту. Так случилось, что вернуться домой в тот же день ему не удалось. Пришлось ему заночевать в лесной сторожке, Опасаясь диких животных, он залез на чердак. Только стал он засыпать, как слышит около полуночи, что стали собираться разные звери. Был среди них и голос его кота. На этом сборище все звери отчитывались перед Хозяином Зверей.


Codex Dresdensis. Lowland Maya region, South eastern Mexico and Guatemala, ca.1200 AD P 46-49

Когда дошла очередь до кота, то он признался, что много трудится над тем, чтобы его хозяева разошлись. Когда его хозяин уходит далеко, он не притрагивается к еде. А тот, когда возвращается, видит кота очень тощим и бьет за это свою жену.

Когда Хозяин Зверей кончил говорить, звери распрощались и разошлись. А перепуганный охотник продолжал лежать на своем месте, боясь пошевелиться. Он прекрасно узнал своего собственного кота и запомнил все, что произошло в этом странном доме. Ему стало понятно, что все звери, которые здесь собирались, были оборотнями-нагуалями, вредившими людям. Его кот был на самом деле не котом, а нагуалем, который искал, как бы разрушить его семью. Когда рассвело, все еще напуганный охотник спустился с лежанки и поспешил к себе домой. Вернувшись, он рассказал своей жене о том, что увидел.

— Не могу поверить в то, о чем ты мне рассказываешь, — сказала его жена.

Человек не стал медлить дальше, схватил кота-нагуаля и убил его. С того дня он понял, что его жена ни в чем не была виновата, и сказал ей:
— Теперь я больше не буду тебя бить, потому что я уже убил виновника.


Codex Dresdensis. Lowland Maya region, South eastern Mexico and Guatemala, ca.1200 AD P 73-74

Так разрешилась эта проблема. Они жили счастливо, родили себе детей и рассказывали им о том, что существуют нагуали.

(Пер. И.В.Бутеновой)

P.S. Ничего не изменилось!

Источник — «Легенды, мифы и сказки индейцев майя», ред. и сост. Г.Г. Ершова, М., Изд-во РГГУ, 2002.

— альтернативная история, раскрывающая персонажей, сюжеты и скрытые сцены, составляющие правдивую историю философии Мартина Коэна

Непочтительный, развлекательный, сатирический и даже забавный

Мартин Коэн, редактор книги «Философ», которая уважаемый журнал философского общества Англии, немного повеселился с достоинством философов и философов в этом подходе ad hominem к этим дурацким любителям мудрости. Он начинает с Сократа, о котором на самом деле мало что известно, за исключением того, что он был уродлив и мог часами стоять на одном месте почти неподвижно, и заканчивает Жаком Дерридой, который в отчаянии

Непочтительный, развлекательный, сатирический и даже смешной

Мартин Коэн который является редактором «Философа», уважаемого журнала Философского общества Англии, немного развлекается с достоинством философов и философов в этом подходе ad hominem к этим глупым любителям мудрости.Он начинает с Сократа, о котором на самом деле мало что известно, за исключением того, что он был уродлив и мог часами стоять на одном месте почти без движения, и заканчивает Жаком Деррида, которого отчаянно нужно деконструировать, и он так и есть. Между прочим, большинство блестящих представителей пантеона рациональности как бы пойманы со спущенными до колен штанами.

Проклятая вещь в этой восхитительной книге — это то, насколько она отрезвляет. Возьмите эго Платона, Декарта, Юма, Лейбница, Шопенгауэра, Витгенштейна и др.и вы получите здание выше павшей статуи Озимандиаса Шелли, тем самым дав понять, что Библия (или, по крайней мере, Экклезиаст) правильно утверждает, что даже среди философов все — тщеславие! Несомненно, Юм был прав, когда заявил, что разум является и должен быть рабом страстей даже среди тех, кто предположительно наиболее далек от призывов плоти. В самом деле, я думаю, что Коэн продемонстрировал здесь, насколько ошибался Платон, считая, что философы должны править. Давайте послушаем это для Сары Пэйлин! Что ж, может быть, это заходит слишком далеко, хотя она проделала большую работу, отодвинув на задний план Пэрис Хилтон.Но я отвлекся.

Тем не менее, Коэн уверяет нас, что его цель — «оживление философии, а не ее разрушение». (стр. xi) Тем временем нам напоминают, что Республика Платона — это фашистское государство, в котором музыка и поэзия запрещены, где секс предназначен только для продолжения рода, а женщины — это движимое имущество. Читая дальше, мы обнаруживаем, что Аристотель в основном ошибался и что прогресс в науке произошел благодаря избавлению от его «эссенциалистского метода» (цитируя Карла Поппера, стр. 17). Что касается Пифагора, то он был чокнутым со странными правилами для своих последователей, включая «воздерживайтесь от бобов; никогда не касайтесь белого петуха [ха, ха]; не позволяйте ласточкам жить под вашей крышей» и так далее.(стр.34).

Но достаточно о древних. Как насчет святого Фомы Аквинского, который доказал, что Бог существует и что его нет? Или, говоря о «современном» философе, как насчет Декарта, который думал, что доказал свое существование с помощью «я думаю, следовательно, я существую», что на самом деле просто предполагает то, что он думал, что доказывает.

Или как насчет Гоббса, который квадрат круга, тем самым превзойдя способности Бога — или, по крайней мере, некоторые его версии. Осмелюсь ли я упомянуть Джона Локка, который вдохновил политический идеал равенства мужчин, поддерживая институт рабства? И как грустно осознавать, что мой любимый философ, ле Бон Давид Юм, на самом деле был le gros David, человеком, полным аппетита и хитрости, который был не выше мошенничества, когда это соответствовало его тщеславным литературным амбициям.

И еще есть Руссо, который прославлял невинных и благородных дикарей, поклоняясь богатым и занимая положение, чтобы сам стать аристократом. Но, по крайней мере, Руссо в своих «Признаниях» признал, каким негодяем он был, однажды украв серебряный медальон, а когда его поймали, обвинил в краже служанку.

И еще есть Карл Маркс, который каким-то образом позволил четверым своим детям умереть от голода, который постоянно выпрашивал деньги у Энгельса, которому удавалось унаследовать денежные суммы, которые ему также удавалось каким-то образом разбазаривать.В довольно резком изображении Коэна Маркс выглядит своего рода паразитом в обществе, во многом похожим на то, что он презирал.

Искренне участвуя в «театральном представлении, которое есть философия» (стр. 172), Коэн сохраняет свою самую язвительную сатиру для Сартра, в котором он видит интеллектуального помощника для своей лучшей половины, Симоны де Бовуар, и свою самую пренебрежительную сатиру для Жак Деррида, писавший в основном чепуху.

«Философские сказки» — это мини-биографии великих философов, изложенные в 30 динамичных главах под восемью заголовками от «Древние» до «Современная философия», «Идеалисты» и т.д., заканчивающиеся «Современной философией». .«Коэн действительно любит сосредотачиваться на личных недостатках философов, описывая их (в основном) литературную карьеру. Интересно отметить, что Юм, например, получил свою известность и богатство в первую очередь благодаря своей популярной многотомной« Истории Англии », в то время как плутоватый Руссо немного зарабатывал себе на жизнь, ублажая богатых аристократических женщин, и, конечно же, Рассел получил Нобелевскую премию не по философии или даже по математике, а по литературе.

У Коэна действительно есть своего рода дьявольски сатирический способ обращения с этими грозными раздатчиками. мудрости.Например, он лукаво отмечает, что Рассел (вместе с Уайтхедом) продемонстрировал в «Магистерских принципах математики», что логика превосходит математику и что числа являются просто прилагательными, давая пример класса «двойственности» таким образом: уши, руки ». Две жены Рассела … «Одна вещь, которую Коэн ясно отметил: философы имеют сексуальные желания, как и все остальные, на случай, если есть какие-либо сомнения по этому поводу.

Говоря о Расселе, и Коэн действительно упоминает его несколько раз в этой книге, следует отметить, что Рассел получает свое возмущение в некотором смысле, потому что в своей знаменитой «Истории западной философии» он великолепно опровергает и отвергает многое из того, что думали и писали философы; по той же причине Коэн здесь прекрасно проводит время, увольняя Рассела, одновременно подражая ему в литературной манере.Отвергая Рассела как философа, Коэн допускает, что «Рассел делал другие вещи». Я думаю, что Коэн в этой книге пытается заниматься «другими вещами». Будет ли он так успешен, как Рассел, еще неизвестно.

Как обычно, я искал фаворитизма и предвзятости, но Коэн более или менее пронзил их всех.

Я также должен упомянуть, что есть прекрасная черно-белая работа Рауля Гонсалеса III, дополняющая текст.

— Деннис Литтрелл, автор книги «Мир не такой, каким мы думаем»

9781405140379: Философские сказки: как альтернативная история, раскрывающая персонажей, сюжеты и скрытые сцены, составляющие правдивую историю Философия — AbeBooks

Поучительный и развлекательный, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область. Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.


  • Открывает новую философскую дискуссию, применяя истинно философский подход к самой философии

  • Предлагает краткое изложение самых знаменитых и философски интересных историй, их предысторию и оценки ведущих игроков
  • Исследует философы и философские школы в одном ключевом философском тексте, чтобы обеспечить прочное основание для философских идей и отдельных людей
  • Встряхивает некоторые основы философии с целью поощрения возрождения самой философии

«синопсис» может принадлежать к еще одно издание с таким названием.

От издателя :

«Любитель философских идей и практикующий разоблачитель интеллектуального притворства, Мартин Коэн сбивает с пьедесталов около тридцати важных философов и представляет в серии философских рассказов различные аспекты их мыслей, жизни и личности, о которых мало кто из нас когда-либо подозревал.»(Зенон Ставринидес)

От автора :

В ноябре проводится раздача Aazon за: «Философские сказки»: giveaway. amazon.com/p/4e300eabe6745c9c

Узнайте все о Генри Торо и Зеленой фасоли, Георге В. Гегеле и о том, как сделать школы строгими, и Марксе о том, где получить пиво в Лондоне…

«Об этом заголовке» может принадлежать другой редакции этого заголовка.

Философских историй: альтернативная история, раскрывающая персонажей, сюжеты и скрытые сцены, составляющие правдивую историю философии

Вперед!.

Как пользоваться этой книгой.

Философские иллюстрации.

Сказки.

I Древние.

1 Сократ Волшебник (469–399 до н. Э.).

2 Различные формы Платона (ок. 427–347 до н. Э.).

3 Аристотель Аристократ (384 – ок. 322 г. до н. Э.).

II Еще древние.

4 Лао-цзы превращается в ничто (6–5 вв. До н. Э.).

5 Пифагор считает до десяти (ок.570–495 до н. Э.).

6 Гераклит выбирает темную сторону реки (ок. V в. До н. Э.).

7 Гипатия держит половину неба (ок. 370–415 гг. Н. Э.).

III Средневековая философия.

8 Августин Гиппокрит (354–430 гг. Н. Э.).

9 Св. Фома Аквинский оспаривает существование Бога (1225–1274).

IV Современная философия.

10 Декарт Дилетант (1596–1650).

11 Гоббс квадратов круга (1588–1679).

12 Спиноза самоуничтожается… (1632–1677).

V Просвещенная философия.

13 Джон Локк изобретает работорговлю (1632–1704).

14 Многоликая Дэвид Юм (1711–1776).

15 Руссо Разбойник (1712–1778).

16 Иммануил Кант, китаец из Кенигсбурга (1724–1804).

VI Идеалисты.

17 Готфрид Лейбниц, Думающая машина (1646–1716).

18 Бермудский колледж епископа Беркли (1685–1753).

19 Урок опасной истории директора школы Гегеля (1770–1831).

20 Артур Шопенгауэр и маленькая старушка (1788–1860).

VII Романтики.

21 Соблазнение Сёрена Кьеркегора (1813–1855).

22 Поэтический поворот Милля (1806–1873).

23 Генри Торо и жизнь в сарае (1817–1862).

24 Революционный материализм Маркса (1818–1883).

VIII Современная философия.

25 Рассел что-то обозначает (1872–1970).

26 Рваная пряжа Людвига Витгенштейна (1889–1951).

27 Рассказ Хайдеггера (и нацисты) (1889–1976).

28 Бенджамин Ли Уорф и Пинклер (ок. 1900–1950).

29 Быть Сартром и не определенно не быть Бовуаром (1905–1980, а не 1908–1986).

30 Деконструкция Деррида (1930–2004).

Научное приложение: Женщины в философии и почему их немного.

Ключевые источники и дополнительная информация.

Благодарности.

Указатель

Философские рассказы | Краткое руководство

Персонажи этих историй имеют философский интерес, они говорят на философские темы, рассказ иллюстрирует определенную философскую точку зрения или персонаж дает совет для жизни.

См. Также Абсурдизм

Сад расходящихся тропок | Хорхе Луис Борхес

Немецкий шпион знает, что его прикрытие раскрыто и что он преследуется английскими властями.У него есть важная информация, которую нужно передать своему правительству, поэтому он придумывает план: он находит человека по имени Стивен Альберт в телефонной книге и направляется к себе домой.

Читайте здесь

Данте и омар | Сэмюэл Беккет

Перед тем, как прийти к тете на ужин, мужчина выполняет свои повседневные дела. Он приносит с собой омара, но его удивляет, что он еще жив.

Этот рассказ утверждает тщетность и бессмысленность жизни.

Прочитать «Данте и омар»

Уходящие из Омеласа | Урсула К.Ле Гуин

Жители Омеласа счастливы, но рассказчик не знает, что именно у них есть, что делает их такими. Однако счастье народа зависит от одного, о чем знают все граждане.

Эта история иллюстрирует моральную дилемму, основанную на прагматизме Уильяма Джеймса.

Читать «Те, кто уходят из Омеласа»

Три вопроса | Лев Толстой

Королю нужны ответы на три очень важных вопроса.Он находит мудрого отшельника, который помогает ему находить ответы.

Это притча, предлагающая философию жизни.

Читайте здесь

Опьяненные | Ширли Джексон

На званом ужине пьяный мужчина заходит на кухню хозяина, где семнадцатилетняя дочь хозяина вовлекает его в разговор о постапокалиптическом мире.

Читайте здесь

Алеф | Хорхе Луис Борхес

После смерти любимой женщины рассказчик начинает навещать ее отца.Отец утверждает, что в его подвале есть точка, алеф, которая содержит все остальные точки в пространстве.

Это касается концепции бесконечности.

Читайте здесь

Вавилонская библиотека | Хорхе Луис Борхес

Вселенная рассказчика — это комната, содержащая всевозможные книги. Большинство из них — полная чушь, но они также должны содержать всю мировую мудрость и точное пророчество.

Читайте здесь

Сельский врач | Франц Кафка

Доктор переживает несколько сюрреалистических событий, когда его вызывают зимней ночью, чтобы вылечить больного.

Эту историю можно рассматривать как аргумент в пользу экзистенциализма.

Читайте здесь

Ex Oblivione | Х. П. Лавкрафт

Умирающему снится, что он в долине находит скрытые бронзовые ворота. Он хочет знать, что на другой стороне, но сны на будущее дают ему противоречивые ответы.

В этой истории есть философское послание о том, что ничто лучше жизни, возможно, основанное на некоторых работах Шопенгауэра.

Читайте здесь

Стена | Жан-Поль Сартр

Пабло обвиняется в военном преступлении.Он содержится в камере с двумя другими мужчинами. Им всем сообщают, что они будут казнены. Каждый из них по-своему относится к новостям.

Эта история иллюстрирует экзистенциализм Сартра.

Читайте здесь

А. В. Лайдер | Макс Бирбом

Рассказчик идет в отель, чтобы вылечиться от гриппа, в том же отеле, в котором он останавливался в прошлом году для такого же выздоровления. На доске для писем он видит недоставленное письмо, написанное А.В. Лайдер, человек, с которым он разговаривал в прошлый раз. Он помнит трагическую историю, которая побудила его написать Лайдеру.

В этой истории говорится о вере и разуме, а также о судьбе и свободе воли.

Читайте здесь

Мемнон-философ, или человеческая мудрость | Вольтер

Мемнон решает стать великим философом, отвергнув все страсти, включая любовь, невоздержанность и ссоры.

Прочитать «Философ Мемнон»

Тлон, Укбар, Орбис Тертиус | Хорхе Луис Борхес

Рассказчик узнает о записи в энциклопедии о стране под названием Укбар, но эта запись присутствует не во всех экземплярах тома.Он пытается найти больше информации об этой стране.

Среди прочего, эта история показывает мир, в котором идеализм Джорджа Беркли — это здравый смысл, а материализм — парадоксальный.

Читайте здесь

Я купил маленький город | Дональд Бартельм

Рассказчик покупает Галвестон, штат Техас, с намерением создать утопическое общество. Он думал, что будет легко сделать горожан счастливыми, но обнаружил, что, что бы он ни делал, кого-то это расстраивает.

Читайте здесь

Важные вещи | Барбара Л. Гринберг

Родитель пообещал рассказать детям «Важные вещи» в жизни. Родитель откладывает это до тех пор, пока дети не подрастут, а затем рассказывает им, но детей не впечатляет общая мудрость.

Читайте здесь

Esse | Чеслав Милош

Мужчина с изумлением смотрит на лицо женщины в поезде.

Рассказчик, кажется, размышляет о существовании и существующих вещах.

Прочитать «Esse»

Спиноза с Маркет-стрит | Исаак Башевис Зингер

Доктор Фихельсон, философ, живет рационалистическими учениями Спинозы. Он живет на небольшой доход после того, как его уволили с должности библиотекаря в синагоге из-за его взглядов, противоречащих иудейской доктрине.

Прочитать «Спинозу с Маркет-стрит»

Спад | Джон Апдайк

Профессиональный бейсболист переживает резкий спад.Он пытается понять, в чем его проблема. Он рассматривает физические и философские причины и пытается их преодолеть.

Прочитать «Спад»

Сорен Кьеркегор сбивает город с толку | Том Байкин-О’Хайон

Кьеркегор экспериментирует с различными философиями, чтобы жить лучшей жизнью. Он пишет серию книг для жителей Копенгагена, которые они принимают как путеводители к счастью.

Читать «Сорен Кьеркегор сбивает с толку город»

Ночь пришла медленно | Кейт Шопен

Рассказчик теряет интерес к людям и книгам.Она предпочитает ночью полежать под кленом и подумать.

Прочитать «Ночь наступила медленно»

Погоня | Итало Кальвино

Рассказчик находится в автомобильной погоне: его преследует вооруженный человек в другой машине. Их разделяют несколько машин, остановленных на светофоре. Рассказчик размышляет об их взаимном расположении и возможных путях побега.

Прочитать «Погоню»

Побег из Spiderhead | Джордж Сондерс

Джефф — заключенный в исследовательском центре Spiderhead.Вместе с другими он тестирует наркотики, влияющие на его речь, восприятие и чувства к людям. Он здесь из-за рокового дня из его прошлого.

Прочитать «Побег из головы паука»

Орден насекомых | Уильям Х. Гасс

Домохозяйка и мать каждый день находят мертвых клопов на своем ковре. В конце концов, она решает исследовать насекомых. Сначала они вызывают у нее отвращение, и она смотрит только потому, что они вносят в ее жизнь какой-то беспорядок. Позже она начинает искренне интересоваться ими.

Эта история посвящена достижению платонического идеала.

Прочтите «Орден насекомых» (стр. 32)

Кот Шредингера | Урсула К. Ле Гуин

Рассказчик живет в запутанном мире, где все очень буквально. Он или она (?) Также испытывает несфокусированное чувство горя. Приезд почтальона открывает возможность эксперимента.

Вы погибли в автокатастрофе по дороге домой. Вас беспокоит семья, которую вы оставляете, а рассказчик говорит вам, что он любит видеть это.Оказывается, ты перевоплотишься.

Прочтите «Яйцо»

Putois | Анатоль Франс

Зои и Люсьен Бержере, братья и сестры, вспоминают Путоа, садовника из дома их детства. Они повторяют длинный список характеристик, казалось бы, слово в слово, по памяти. Дочь Люсьена, Полин, подслушивает и спрашивает, почему они знают это описание наизусть. Они рассказывают историю об этой важной фигуре, которой, кстати, на самом деле не существовало.

В этой истории рассматривается склонность человека к придумыванию мифов.

Прочитать «Путоис»

См. Также: Гость (Выбор)

Купить Книгу «Философские сказки: быть альтернативной историей, раскрывающей персонажей, сюжеты и скрытые сцены, составляющие правдивую историю философии» онлайн по низким ценам в Индии | Философские сказки: быть альтернативной историей, раскрывающей персонажей, сюжеты и скрытые сцены, составляющие правдивую историю философии Обзоры и рейтинги

«Нам нужно больше историй по философии, и Мартин Коэн стремится заполнить этот пробел с помощью Philosophical Tales .[Эта книга] предназначена для широкой аудитории, заинтересованной в сатирическом введении в упущенные из виду аспекты западной философии и жизни великих философов. Philosophical Tales действительно рассказывает ряд интересных историй, и любой преподаватель философии сочтет полезным иметь эти истории, чтобы оживить класс. Преподаватели также сочтут полезным использовать эти философские сказки, чтобы поднять интересный вопрос: так ли хороша философия, как философ, предлагающий ее? » ( Teaching Philosophy , декабрь 2009 г.)

«Великие философы становятся хорошо известными только после своей смерти.Действительно, говорить о современных философах-знаменитостях — это оксюморон. Тем не менее, нельзя не задаться вопросом, кто из ныне живущих философов достоин будущих философских сказок. ( Философ , осень 2008 г.)

«Любитель философских идей и опытный разоблачитель интеллектуального притворства, Мартин Коэн сбивает с пьедесталов около тридцати важных философов, от Сократа до Деррида, и представляет в серии философских рассказов различные аспекты их мысли, жизни и личности, которые мало кто из нас когда-либо видел. подозревается.» Зенон Ставринидес, Брэдфордский университет

От издателя

«Любитель философских идей и практикующий разоблачитель интеллектуального притворства, Мартин Коэн сбивает с пьедесталов около тридцати важных философов и представляет в серии философских рассказов различные аспекты их мыслей, жизни и личностей, о которых мало кто из нас когда-либо подозревал». (Зенон Ставринидес)

С внутренней стороны клапана

Был ли Сократ действительно святой фигурой, которой он стал для более поздней философии? Почему сомнительно, что Декарт когда-либо действительно сказал: « я думаю, следовательно, я »? А что вообще имел Сартр против официантов? История философии полна великих сказок — многие из них вымыслы, искажения, ложь, ложь и выдумки.Или это просто искажения, уклонения и повествования, не полностью основанные на фактах? В истинном духе широких философских дебатов книга Philosophical Tales окунается в великое море философии, собирая, деконструируя и пересказывая многие великие — и не очень — философские сказки истории.

Поучительный и развлекательный, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область.Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.

Но зачем кому-то знать, что Кант трижды перекатывался в простыне каждую ночь перед сном, что Шопенгауэр столкнул бедную старую женщину с лестницы или что Маркс тратил столько же времени на пиво и женщин, сколько на Британская библиотека? Изучая кажущиеся мелочи жизни философов — и копируя по пути несколько заветных мифов — Philosophical Tales дает нам проницательные идеи, которые будут способствовать более активному и критическому мышлению.Блез Паскаль, возможно, лучше всего выразился, когда сказал: « Легко относиться к философии — значит быть истинным философом ».

с задней стороны обложки

Был ли Сократ действительно святой фигурой, которой он стал для более поздней философии? Почему сомнительно, что Декарт когда-либо действительно сказал: « я думаю, следовательно, я »? А что вообще имел Сартр против официантов? История философии полна великих сказок — многие из них вымыслы, искажения, ложь, ложь и выдумки.Или это просто искажения, уклонения и повествования, не полностью основанные на фактах? В истинном духе широких философских дебатов книга Philosophical Tales окунается в великое море философии, собирая, деконструируя и пересказывая многие великие — и не очень — философские сказки истории.

Поучительный и развлекательный, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область.Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.

Но зачем кому-то знать, что Кант трижды перекатывался в простыне каждую ночь перед сном, что Шопенгауэр столкнул бедную старую женщину с лестницы или что Маркс тратил столько же времени на пиво и женщин, сколько на Британская библиотека? Изучая кажущиеся мелочи жизни философов — и копируя по пути несколько заветных мифов — Philosophical Tales дает нам проницательные идеи, которые будут способствовать более активному и критическому мышлению.Блез Паскаль, возможно, лучше всего выразился, когда сказал: « Легко относиться к философии — значит быть истинным философом ».

Об авторе

Мартин Коэн — учитель и писатель, специализирующийся на философии, этике и образовании, с особым интересом к вычислениям. Его книги включают 101 Философские проблемы (2-е изд., 2001), Политическая философия (2001), 101 Этические дилеммы (2003) и Жук Витгенштейна и другие классические мыслительные эксперименты (Blackwell, 2005).Он был редактором The Philosopher с 1995 года.

Выдержка. © Печатается с разрешения автора. Все права защищены.

отрывок из раздела «Просвещенная философия»:

Джон Локк изобретает работорговлю
(1632-1704)

Джон Локк родился в тихой деревне Сомерсет в пуританской торговой семье, и в довольно менее спокойный период гражданской войны между парламентом и роялистами. Высокий и худой, с длинным, как у лошади, носом и тем, что один биограф назвал «мягкими, меланхоличными глазами», в своем «Эссе о человеческом понимании» 1689 года описывает знание как не что иное, как «восприятие связи и согласия» идей.Поскольку это исключает возможность врожденного знания, его философия рассматривалась как противоядие от Декарта. И в описании того, как разум может воспринимать «простые или сложные идеи» через органы чувств, прежде чем собрать их для создания знания, он также отразил механистическую науку того времени.

Однако именно его политическая теория, изложенная в «Двух трактатах о гражданском правительстве» (1690 г.), стала более влиятельной. Считается, что он вдохновил как американскую, так и французскую революции во имя основных прав и свобод.Влияние Локка присутствует в Декларации независимости США, в их конституционном разделении властей и Билле о правах. Это также есть в доктрине естественных прав, появившейся в самом начале Французской революции, и в Декларации прав человека: «Все равны и независимы, никто не должен причинять вред другой жизни, здоровью, свободе». , или имущество », — твердо заявляет Локк.

Все, то есть кроме рабов. Любопытно, что у философа, чье имя вдохновляло других требовать «свободы», была и другая, более зловещая сторона.

— альтернативная история, раскрывающая персонажей, сюжеты и скрытые сцены, составляющие правдивую историю философии: Amazon.co.uk: Коэн, Мартин, Гонсалес III, Рауль: 9781405140379: Книги

«Любитель философских идей и опытный разоблачитель интеллектуального притворства, Мартин Коэн сбивает с пьедесталов около тридцати важных философов, от Сократа до Деррида, и представляет в серии философских рассказов различные аспекты их мысли, жизни и личности, которые мало кто из нас когда-либо видел. подозревается.» Зенон Ставринидес, Брэдфордский университет

Сводка

Был ли Сократ действительно святой фигурой, которой он стал для более поздней философии? Почему сомнительно, что Декарт когда-либо действительно сказал: «Я мыслю, следовательно, я существую»? А что вообще имел Сартр против официантов? История философии полна великих сказок — многие из них вымыслы, искажения, ложь, ложь и выдумки. Или это просто искажения, уклончивые доводы и рассказы, не полностью основанные на фактах? В истинном духе широких философских дебатов «Философские сказки» погружаются в великое море философии, чтобы собрать, разложить и связать многие великие исторические достижения. — и не очень — философские сказки.Поучительный и занимательный, «Философские сказки» исследуют несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивают их вклад в эту область. Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую « альтернативную историю » философии. Но зачем кому-то знать, что Кант трижды перекатывался на простыне каждую ночь перед сном, что Шопенгауэр толкнул беднягу? старушка вниз по лестнице, или Маркс тратил на пиво и женщин столько же времени, сколько в Британской библиотеке? Изучая кажущиеся мелочи жизни философов — и попутно опровергая несколько заветных мифов — «Философские сказки» дают нам проницательные идеи, которые будут способствовать более активному и критическому мышлению.Блез Паскаль, возможно, выразился лучше всего, когда сказал: «Легко относиться к философии — значит быть истинным философом».

От издателя

Указанная цена Amazon иногда была неправильной. Рекомендуемая розничная цена составляет 11,95, а не 19,95.

С внутренней стороны клапана

Был ли Сократ действительно святой фигурой, которой он стал для более поздней философии? Почему сомнительно, что Декарт когда-либо действительно сказал: « я думаю, следовательно, я »? А что вообще имел Сартр против официантов? История философии полна великих сказок — многие из них вымыслы, искажения, ложь, ложь и выдумки.Или это просто искажения, уклонения и повествования, не полностью основанные на фактах? В истинном духе широких философских дебатов книга Philosophical Tales окунается в великое море философии, собирая, деконструируя и пересказывая многие великие — и не очень — философские сказки истории.

Поучительный и развлекательный, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область.Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.

Но зачем кому-то знать, что Кант трижды перекатывался в простыне каждую ночь перед сном, что Шопенгауэр столкнул бедную старую женщину с лестницы или что Маркс тратил столько же времени на пиво и женщин, сколько на Британская библиотека? Изучая кажущиеся мелочи жизни философов — и копируя по пути несколько заветных мифов — Philosophical Tales дает нам проницательные идеи, которые будут способствовать более активному и критическому мышлению.Блез Паскаль, возможно, лучше всего выразился, когда сказал: « Легко относиться к философии — значит быть истинным философом ».

с задней стороны обложки

Был ли Сократ действительно святой фигурой, которой он стал для более поздней философии? Почему сомнительно, что Декарт когда-либо действительно сказал: « я думаю, следовательно, я »? А что вообще имел Сартр против официантов? История философии полна великих сказок — многие из них вымыслы, искажения, ложь, ложь и выдумки.Или это просто искажения, уклонения и повествования, не полностью основанные на фактах? В истинном духе широких философских дебатов книга Philosophical Tales погружается в великое море философии, собирая, деконструируя и пересказывая многие великие — и не очень — философские сказки истории.

Просвещение и развлечение, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область.Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.

Но зачем кому-то знать, что Кант трижды перекатывался в простыне каждую ночь перед сном, что Шопенгауэр столкнул бедную старую женщину с лестницы или что Маркс тратил столько же времени на пиво и женщин, сколько на Британская библиотека? Изучая кажущиеся мелочи жизни философов — и попутно раскрыв несколько заветных мифов — Philosophical Tales дает нам проницательные идеи, которые будут способствовать более активному и критическому мышлению.Блез Паскаль, возможно, выразился лучше всего, когда сказал: « Легко относиться к философии — значит быть истинным философом ».

Об авторе

Мартин Коэн — учитель и писатель, специализирующийся на философии, этике и образовании, с особым интересом к вычислениям. Его книги включают 101 Философские проблемы (2-е изд., 2001), Политическая философия (2001), 101 Этические дилеммы (2003) и Жук Витгенштейна и другие классические мыслительные эксперименты (Blackwell, 2005).Он был редактором The Philosopher с 1995 года.

Выдержка. © Печатается с разрешения автора. Все права защищены.

выдержка из раздела «Просвещенная философия»:

Джон Локк изобретает работорговлю
(1632–1704)

Джон Локк родился в тихой деревне Сомерсет в пуританской торговой семье и в гораздо менее спокойный период гражданской войны между двумя странами. Парламент и роялисты. Высокий и худой, с длинным, как у лошади, носом и тем, что один биограф назвал «мягкими, меланхоличными глазами», в своем «Эссе о человеческом понимании» 1689 года описывает знание как не что иное, как «восприятие связи и согласия» идей.Поскольку это исключает возможность врожденного знания, его философия рассматривалась как противоядие от Декарта. И в описании того, как разум может воспринимать «простые или сложные идеи» через органы чувств, прежде чем собрать их для создания знания, он также отразил механистическую науку того времени.

Однако именно его политическая теория, изложенная в «Двух трактатах о гражданском правительстве» (1690 г.), стала более влиятельной. Считается, что он вдохновил как американскую, так и французскую революции во имя основных прав и свобод.Влияние Локка присутствует в Декларации независимости США, в их конституционном разделении властей и Билле о правах. Это также есть в доктрине естественных прав, появившейся в самом начале Французской революции, и в Декларации прав человека: «Все равны и независимы, никто не должен причинять вред другой жизни, здоровью, свободе». , или имущество », — твердо заявляет Локк.

Все, то есть кроме рабов. Любопытно, что у философа, чье имя вдохновляло других требовать «свободы», была и другая, более зловещая сторона.

Доктор Фаустролл и другие философские сказки

Доктор Фаустролл и другие философские сказки — это научно-популярное произведение, состоящее из нескольких разных, не связанных между собой историй, хотя между ними есть некоторые общие черты. Все пять из них так или иначе относятся к абстрактному мышлению и его отношению к созданию и продолжению мира и тем, кто его населяет. Откровение Веласкеса особенно насыщено содержанием, сосредоточенным на абстрактных мыслях.В нем рассказывается история Фернандо Веласкеса, врача из Буэнос-Айреса, который заразился ужасной болезнью, лечение которой разрушило его тело и разум, что привело к временной слепоте, а также к кратковременному кататоническому состоянию. После выздоровления он начал смотреть на жизнь через более сложную призму. Он считал, что все объекты происходят из первоначальной мысли, и утверждал, что «мысли человека создают образ мира, в котором он живет. Он окружен отражениями его самых сокровенных мыслей и мечтаний.Он считал, что человеческие мысли могут создавать образы.

Другой центральной темой этой книги является материализм. Автор выражает глубокое пренебрежение к тому, как живут многие в современном обществе. Он говорит о бедах коммерциализма, средств массовой информации и развлечений, утверждая, что их влияние на западный мир может привести только к опустошению и продолжающейся деградации общества в целом. Далее он заключает, что единственный способ достичь подлинной жизни — это прекратить свое участие в мире, чтобы найти время, чтобы увидеть себя в чистом виде.В противном случае, говорит он, «мы станем зрителями в нашем собственном мире».

Тема любви существует как еще одна общая черта сказок автора. Он говорит о любви сложным образом и говорит о ее тайне и обо всем, что с ней связано. Он пишет об этом так, как если бы он находился в сонном состоянии ума, чувствуя множество эмоций, сопровождаемых любовью, но не в состоянии полностью уловить их аромат, прежде чем он рассеется. Его слова временами романтичны и поэтичны, но при этом передают чувство тоски и уныния.

Это художественное произведение полно парадоксов. Это темно, но поучительно; это пессимистично, но обнадеживающе. Это осуждающе, но все же снисходительно. Описать его, возможно, так же сложно, как и понять его целиком. Сказать, что это философский подход, верно. В нем тоже есть элементы невротизма. Некоторые части не касаются и изношены, оставляя читателя чувство замешательства и недовольства. Поскольку последняя страница пройдена, закрытие невозможно обнаружить. Сильные стороны Dr.«Фаустрол и другие философские сказки» № , несомненно, литературные. У автора замечательный дар использования всех видов образного языка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.