Фасилитация и ингибиция: Эффект социальной фасилитации и ингибиции (Social facilitation (inhibition))

Эффект социальной фасилитации и ингибиции (Social facilitation (inhibition))

История открытия эффектов фасилитации и ингибиции

В 1898 психолог Норман Триплетт (Norman Triplett), заметив, что велосипедисты показывают лучшие результаты, если соревнуются с партнером, а не просто используют секундомер для определения времени, провел серию экспериментов для подтверждения своих догадок. Исследование Триплетта стало одним из первых в социальной психологии экспериментов, в ходе которого дети наматывали леску на катушку спиннинга. И оказалось, что они работают энергичнее в присутствии других, чем в одиночестве. Названный Флойдом Олпортом (Floyd Henry Allport) социальной фасилитацией эффект наблюдался и у животных (цыплята быстрее едят зерно, муравьи роют песок, если рядом находятся другие особи). Влияние социальной оценки на производительность вызвало интерес в психологических кругах, и исследования Нормана Триплетта были продолжены. Так, позднее было обнаружено, что присутствие пассивных свидетелей при выполнении определенных задач снижает эффективность действий.

Теория зашла в тупик, ведь не было ясно, как сопоставить оба феномена. Исследования продолжились лишь в 1965 Робертом Зайонцом (Robert Zajonc), сформулировавшим теорию активации. Именно он первым высказал предположение, что эффект социальной фасилитации проявляется в случае выполнения простых механических действий (привычных или усвоенных), а обратный ему эффект ингибиции — в интеллектуально более сложных ситуациях. Данное утверждение опиралось на известный факт, согласно которому появление возбуждения всегда активирует доминирующую реакцию. Возбуждение в данном случае вызывается присутствием других людей при выполнении того или иного задания. Таким образом, в случаях с простыми задачами, доминирующей (наиболее вероятной) реакцией на которые выступает правильное и зачастую единственно верное решение, возбуждение помогает быстрее справиться с ними. А там, где правильный ответ не так очевиден, возбуждение провоцирует неправильные реакции.

Позднее распространение получили и другие предположения относительно природы феномена «фасилитация-ингибиция». Например, модель Отвлечения-Конфликта, предложенная Робертом Барроном (Robert Barron). Согласно ей, присутствие других людей всегда влечет наше отвлечение и появление внутреннего конфликта между потребностью уделять внимание аудитории и самой задаче. Данный конфликт посредством усиления возбуждения либо помогает нам выполнять задачу, либо мешает этому.

Причины проявления эффекта социальной фасилитации и ингибиции

Психолог Дэвид Майерс (David G. Myers) выделяет 3 причины того, что присутствие других вызывает у людей возбуждение.

1. Боязнь оценки

Наши доминирующее реакции проявляются сильнее, если мы думаем или точно знаем, что присутствующие нас оценивают. Поэтому:

• человек склонен работать лучше, если его коллеги или соисполнители какого-либо задания обладают немного большей компетентностью или навыком;
• уровень возбуждения склонен падать, когда в группу авторитетных людей вливаются те, чье мнение нам безразлично;
• наибольшее влияние чувствуют на себе те, кто переживает по поводу мнений и оценок наблюдателей;
• наибольшее проявление эффекта социальной фасилитации (ингибиции) происходит, когда присутствующие нам не знакомы и мы не успеваем следить за ними.

2. Отвлечение внимания

Когда мы начинаем задумываться над тем, как выполняют работу наши коллеги или как реагирует аудитория, наше внимание рассеивается, а возбуждение растет.

3. Факт присутствия наблюдателя

Экспериментально доказано, что не только боязнь оценки или рассеивание внимания могут вызвать нарастание возбуждения. На это способен и сам факт присутствия наблюдателя.

Кроме того, можно выделить и другие факторы социальной фасилитации.

4. Принадлежность аудитории (наблюдателей) к тому или иному полу

Люди обычно больше испытывают на себе действие фасилитации или ингибиции, если аудитория состоит из представителей противоположного им пола. Так, мужчина будет делать больше ошибок в сложном задании в присутствии женщин, и наоборот, выполнит легкое задание весьма быстро при тех же присутствующих.

5. Настроение

В определенных обстоятельствах хорошее настроение способно усилить действие феномена фасилитации, а плохое — ингибиции.

Пути преодоления эффекта социальной фасилитации (ингибиции)

1. Установление разумных рамок контроля, в том числе и визуального. Если установить их слишком общими и контролировать лишь по конечному результату, не будет проявления феномена фасилитации, а если чрезмерно жесткие и осуществлять постоянный контроль, то проявится феномен ингибиции.

2. Для простой и автоматизированной деятельности осуществлять постоянный контроль, а для сложной и интеллектуальной — лишь общий.  

как окружающие влияют на нашу производительность – Vladyslav Romashov

Как окружающие влияют на нашу производительность? Когда мы в окружении других людей, мы работаем более или менее продуктивно? Эффекты «социальная фасилитация» (определение тут) и «социальная ингибиция» — ответ на эти вопросы.

Социальная фасилитация: История

Впервые этот эффект продемонстрировал Норман Триплетт (Triplett,1898) который сравнивал скорость велосипедистов, когда они проезжали дистанцию наедине, в паре с другим велосипедистом или когда им сообщали время другого человека, но при это он не ехал рядом. Результаты его эксперимента продемонстрировали эффект «социальной фасилитации» — велосипедисты ехали быстрее всего вместе с другим велосипедистом, затем при сравнении с чужим временем и только потом, когда они ехали наедине. В другом эксперименте Триплетт сравнил как быстро дети накручивали леску на катушку. Снова, дети справлялись быстрее, когда другой ребенок был рядом.

Более чем 20 лет спустя, Гордон Олпорт (Allport, 1920) сравнивал как участники его эксперимента приводят ассоциации словам и как генерируют аргументы в поддержку текста наедине и в присутствии другого человека. Его участники давали больше ассоциативных слов и больше аргументов в присутствии других. Но Олпорт отметил, что аргументы были «лучше», когда люди давали их наедине. Кстати, именно Оллпорт начал использовать термин «Социальная фасилитация» впервые. Джоном Дашеллом (Dashiell, 1930) были совершены попытки выяснить как разные типы аудитории влияют на эффект социальной фасилитации. Например, он доказал, что физическое присутствие соперника не является необходимым условием для возникновения социальной фасилитации.

Тем не менее, вскоре стало ясно, что люди не всегда улучшают свой результат в присутствии других. Присутствовал и обратный эффект — социальная ингибиция. Как предсказать в каком направлении будет влияние окружающих?

Теория Драйва

Существует целый ряд теорий, которыми пытаются объяснить социальную фасилитацию. Тем не менее, мне больше всего импонирует Теория Драйва, предложенная Робертом Зайонцом (Zajonc, 1965). Если не вдаваться в подробности, то она постулирует, что во время присутствия сторонних людей мы переживаем больший «драйв» или «возбуждение». Оно присуще нам постоянно, как некоторое количество стресса, но в присутствии других увеличивается. Так вот, с повышением этого драйва, мы чаще реагируем «типичным» образом. Когда мы знакомы с ситуацией, являемся профессионалами своего дела — первичные или типичные реакции чаще всего оказываются правильными. Когда мы сталкиваемся со сложными и новыми заданиями, под наблюдением, мы начинаем делать больше ошибок.

Еще раз и другими словами. Мы справляемся лучше в присутствии других людей, когда выполняем то, в чем мы «хороши» (социальная фасилитация). Когда мы пытаемся справиться с чем-то, что мы не делали ранее — присутствие людей ухудшает наш результат (социальная ингибиция). От теории к практики.

Социальная фасилитация и социальная ингибиция

Было проведено множество исследований демонстрирующих влияния социальной фасилитации и ингибиции. Я решил описать эти эффекты на примере эксперимента Роберта Зайонца с коллегами (Zajonc, Heingartner, & Herman, 1969; Experiment 1). В их эксперименте «подопытными» были вовсе не люди, а тараканы (Blatta orientalis). Они должны были пройти в прямой трубке или «лабиринте». Наедине, в паре с другим тараканом или в присутствии «аудитории». Чтобы «подтолкнуть» таракана, ученые использовали свет в начале лабиринта. Схематическое изображение условиях представлены ниже. Входящая стрелка показывает, где был вход, там и был источник света. Два лабиринта слева и два справа отличаются наличием дополнительных комнат (в виде треугольника), где находились другие тараканы из числа аудитории.

Как и ожидалось, тараканы справлялись с прохождением по прямой трубке гораздо лучше, когда они были вместе с другим тараканом или в присутствии аудитории, чем в одиночку. То есть присутствовал эффект социальной фасилитации — положительное влияние присутствия окружающих на результаты, когда задание «простое». Социальная фасилитация наблюдалась и с другими животными, например, цыплята при приеме пищи в присутствии другой особи едят больше; тоже самое наблюдалась даже когда стояло только одно зеркало (Tolman, 1965). Но тараканы справлялись хуже в присутствии другой особи и аудитории, когда проходили «сложный» лабиринт. Это было явным выражением эффекта социальной ингибиции, в сложной ситуации аудитория только мешает.

Хотя приведенный эксперимент описывает как себя вели тараканы в простой трубке и «сложном» лабиринте, люди ведут себя подобным образом.

Выводы и практическая значимость

Присутствие аудитории может пойти вам на пользу, когда вы уже обладаете достаточным уровнем навыков. В такой ситуации проявится эффект социальной фасилитации. Когда вы еще учитесь, воздержитесь от демонстрации навыков другим людям, поскольку это негативно скажется на вашем результате. В этом случае проявится эффект социальной ингибиции.

Задание

Хотите закрепить знания? Пройдите тест и сверьте свои ответы с правильными.

Социальная фасилитация и ингибиция

Понятия фасилитация и ингибиция

Определение 1

Социальная фасилитация / ингибиция – это усиление/снижение активности деятельности личности в присутствии посторонних людей.

Фасилитацию первый раз зафиксировали в конце XIX века в опытах, поставленных французским физиологом У.Фере. Позже это явление подробно описали Ф. Олпорт, В. Меде, В.М. Бехтерев и др.

Выявить феномен социальной фасилитации позволил факт, отмеченный наблюдателями гонок – на велосипедном треке перед трибунами со зрителями спортсмены ускоряются.

Эксперименты, проводившиеся и в других странах, тоже фиксировали тот факт, что скорость людей, выполнявших какие-либо действия, увеличивается в присутствии других людей. Подобный феномен фиксируется и в экспериментах с животными, например, птицы быстрее склевывают зерно, если рядом есть их сородичи.

На уровне социума и отдельно взятой личности появляется необходимость в эффективных инструментах помощи и влияния, и одним из таких инструментов является социальная фасилитация, дающая возможность справиться с поставленными задачами и достичь цели.

Замечание 1

В психологии социальная фасилитация – это есть влияние оценки социума на производительность.

Безусловно, данное явление вызвало большой интерес в научных кругах и привело к тому, что начатые Н. Триплеттом, исследования, были продолжены. Позже было выяснено, если вокруг исполнителя находятся пассивные наблюдатели, то эффективность выполнения определенной задачи значительно снижается. Эти два феномена завели общую теорию фасилитации в тупик.

Замечание 2

Что касается социальной ингибиции, то она, подразумевает снижение продуктивности выполняемой деятельности, уменьшение её скорости и качества в присутствии посторонних людей, даже если они воображаемые.

Социальная ингибиция зафиксирована не только у людей, но и у животных.

Таким образом, фасилитация и ингибиция противоположны друг другу, но могут появляться в одинаковой степени.

Изучая этот феномен, Ф.Олпорт и Н. Трипплет подсчитали, какое количество людей обладает этими свойствами – около 40% проявляют эффект социальной фасилитации, 20% – эффект социальной ингибиции и 40% людей никак не реагируют на присутствие посторонних во время своей работы (их показатели не ухудшаются и не улучшаются).

В условиях интеллектуально сложной и простой, почти механической работы, феномен «фасилитация-ингибиция» проявляется принципиально по-разному. Интеллектуально сложная деятельность при наблюдателях ухудшается, а простая — активизируется.

Замечание 3

Феномен «фасилитация-ингибиция» зависит от социальных и социально-психологических характеристик личности.

Социальная фасилитация

Намного глубже социальную фасилитацию исследовал Р. Зейонц, начиная с 1965 г. Он предположил, что социальная фасилитация возможна в случаях выполнения привычных и усвоенных человеком механических действий, а обратный эффект – ингибиция, характерен для более сложных интеллектуальных действий.

Свое предположение он сделал на установленном факте, что появившееся возбуждение – это активатор доминирующей реакции. Возбуждение вызывают другие люди, которые находятся рядом в процессе выполнения какого-либо задания, поэтому, когда выполняются простые работы, доминирующей реакцией будет побуждение к скорейшему выполнению действий.

Для объяснения феномена социальной фасилитации и ингибиции были и другие теории, например, модель отвлечения-конфликта, согласно которой посторонние люди в любом человеке вызывают внутренний конфликт. Суть его заключается в том, что индивид не понимает, что ему делать – то ли уделить внимание аудитории, то ли выполнять поставленную перед ним задачу. Конфликт в этом случае в связи с усилением возбуждения или помогает выполнить задачу или мешает её выполнению.

Когда исполнитель задумывается над тем, как работу выполняют его коллеги или как отреагирует аудитория на конечный результат, его внимание рассеивается, а возбуждение растет. Возникающий конфликт перемещает мысли исполнителя между невозможностью отвлечься от внимания окружающих и необходимостью сосредоточиться на решении задачи.

В результате многочисленных наблюдений ученые сделали вывод о том, что реакция людей на присутствие наблюдателей происходит бессознательно, но при этом есть факторы, оказывающие влияние на степень реакции.

Прежде всего, это количество окружающих и чем их больше, тем большее влияние оказывается на индивида. Массовая аудитория возбуждает человека значительно сильнее.

Следующий фактор связан с наличием симпатий и антипатий внутри группы – если люди относятся друг к другу хорошо, то эффективность выполнения задания значительно увеличивается.

Социальное возбуждение и социальная фасилитация находятся в прямой зависимости от того, как тесно находятся люди друг к другу и особенно ярко она возникает тогда, когда сторонних наблюдателей представляют женщины.

Если рядом находится женщина, то при выполнении задания мужчина будет совершать большее количество ошибок.

Усиливается эффект социальной фасилитации и при хорошем расположении духа, а вот при плохом настроении на смену фасилитации приходит ингибиция.

Проявление социальной фасилитации будет зависеть и от того, кто выполняет задание – «профессионал» или «новичок» и примеров по этому поводу очень много. Например, новичок при выполнении какого-либо задания чувствует себя намного увереннее, если посторонние наблюдатели отсутствуют. С приобретением опыта, когда все движения доведены до автоматизма, всё меняется и присутствие посторонних уже не является сильной помехой.

Социальная ингибиция

Социальная ингибиция сдерживает и понижает эффективность действий индивида в присутствии посторонних людей. Феномен ингибиции имеет тесную связь с фасилитацией и является полной её противоположностью, поэтому специалисты оба эффекта рассматривают неотрывно друг от друга.

На эффект социальной ингибиции влияют три основных фактора:

  1. страх оценки, поскольку наблюдатели способствуют возникновению тревожности;
  2. рассеянность внимания, возникающая в результате того, что человек думает о реакции окружающих, а это приводит к снижению внимания и правильности выполнения действий, поддерживая, таким образом, гипотезу страха оценки собственных действий;
  3. присутствие зрителя может стать раздражителем и вызвать социальную ингибицию, при этом количество зрителей будет усиливать реакцию.

Последствия социальной ингибиции, как правило, проявляются во время групповой работы.

Понизить или повысить эффективность работы может отвлечение внимания. Происходит это, когда индивид отвлекается на зрителя и одновременно должен продолжить свое действие. Результат будет зависеть от того, сталкивался индивид с подобной задачей или нет.

Альтернатива концепции социальной ингибиции – теория перегрузки, утверждающая, что факторы отвлечения перегружают работу мозга, а не способствуют повышению возбуждения. В рабочей памяти человека в этот период образуется переизбыток информационных данных.

Эффекты социальной фасилитации и ингибиции

Понятие социальной фасилитации и ингибиции

Эффектом социальной фасилитации именуется явление, в процессе которого активность человека возрастает, если рядом с ним находятся другие люди. Выполнение различных заданий будет более эффективным, чем в ситуации, когда он находится один. 

Эффект социальной ингибиции – это явление, в процессе которого происходит торможение активности человека, когда рядом с ним находятся другие люди. При этом, выполняя разную работу, он справляется с ней хуже, чем когда он работает один. И хотя эти эффекты противоположны друг другу, они могут в равной степени проявляться у людей. 

Ещё на рубеже XIX и XX веков Н. Трипплет и Ф. Оллпорт доказали, что эти оба эффекта существуют и примерно вычислили, скольким людям они свойственны. Выяснилось, что около 40 % людей свойственен эффект социальной фасилитации, примерно 20 % людей находят в себе эффект социальной ингибиции, а показатели работы остальных 40 % людей никак не зависят от присутствия группы во время их работы, показатели при этом не улучшаются и не ухудшаются.

Причины социальной фасилитации и ингибиции

Объяснение эффектов социальной фасилитации и ингибиции может быть разным. Одно из них было предложено американским социальным психологом Р. Зайонц. Он трактует эти понятия с точки зрения психофизиологии и связывает его с понятием доминирующей реакции. Суть его объяснения заключается в том, что то, что общий уровень возбуждения человека в присутствии других людей усиливается, непосредственно имеет влияние на доминирующую реакцию. Если такой реакцией выступает активизация, то имеет место эффект социальной фасилитации; если же в такой реакцией является торможение, то вследствие этого появится эффект социальной ингибиции.

Можно, конечно, и дать другое объяснение этим феноменам, вспомнив знаменитый в общей психологии закон Йеркса-Додсона. Этот закон гласит, что у каждого человека есть свой оптимум эмоционального возбуждения, который обеспечивает максимальный уровень активности. Приближаясь к этому оптимуму, активность увеличивается, а при удалении от него, наоборот, уменьшается. Отталкиваясь от этого закона, можно сделать предположение о том, что у людей, которые проявляют эффект социальной фасилитации, увеличение уровня эмоционального возбуждения приближает к оптимуму, а у людей, которые демонстрируют эффект социальной ингибиции, наоборот, увеличение общего уровня эмоционального возбуждения приводит к отклонению от оптимума.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Всё более углубленно исследуя эффекты социальной фасилитации и ингибиции, учёные пришли к выводу, что проявление данных эффектов имеет прямую взаимосвязь с силой психологического давления на данного индивида, которую в данном случае оказывают на него присутствующие люди. После внимательного рассмотрения этих эффектов, ученые посчитали уместной необходимость дифференцировать подобные ситуации по степени потенциального психологического давления, оказываемого на индивида. В результате исследования были выделены и описаны шесть разных ситуаций «присутствия» других людей и оказания психологического влияния на человека. Перечислим эти ситуации.

  1. Человек находится совершенно один. Рядом с человеком в данный момент времени отсутствуют другие люди, его переполняется уверенность в том, что о его теперешнем занятии ни в коем случае и ни при каких условиях не узнают другие люди (ситуация фактического отсутствия других и, следовательно, эффектов социальной фасилитации или социальной ингибиции).
  2. Человек находится один, и в данный момент времени рядом с ним никого нет. Человек находится один, но у него нет уверенности в том, что о его занятии не станет когда-нибудь известно другим людям (ситуация минимально выраженного присутствия других и, следовательно, очень слабого проявления эффектов социальной фасилитации или социальной ингибиции).
  3. Человек находится в окружении незнакомых ему людей, которые на него не обращают никакого внимания. Такой эффект происходит в ситуации слабого присутствия других и, следовательно, очень слабого проявления эффектов социальной фасилитации или социальной ингибиции.
  4. Человек находится в окружении знакомых людей, которые обращают на него внимание, но не оценивают его. Сам человек при этом практически не зависит от этих людей. Такое происходит в ситуации присутствия других в средней степени. В этом случае эффекты социальной фасилитации или социальной ингибиции будут проявляться с средней степени.
  5. Человек окружен людьми, которые оценивают его. От выдвигаемых этими людьми оценок в какой-то степени зависит судьба индивида. Такая ситуация является ситуацией сильно выраженного присутствия других и заметного проявления эффектов социальной фасилитации или социальной ингибиции.
  6. Человек что-то делает публично, в окружении людей, от которых он полностью зависит. Человек оценивается этими людьми, которые определяют его дальнейшую судьбу. Это проявляется в ситуации сверхсильно выраженного присутствия других и, как следствие, очень сильного проявления эффектов социальной фасилитации или социальной ингибиции.

Проанализировав всё вышесказанное, можно утверждать, что невозможно рассмотрение эффектов социальной фасилитации или социальной ингибиции без изучения социальных ситуаций, в которых они проявляются.

Феномены социальной фасилитации, ингибиции и лености

Социальная психология давно занята исследованием взаимодействия индивида и социальной группы, которое связано, с одной стороны, с изучением группового давления, а с другой стороны — с изучением закономерностей влияния индивида на групповые психологические явления и групповое поведение.

Первые экспериментальные исследования в этой области были посвящены изучению влияния присутствия группы и группового взаимодействия на протекание психических процессов индивида и его поведение (Н. Триплетт, 1898, В.Меде, 1920, Ф.Олпорт, 1924, В.М.Бехтерев, 1925). Результатом этих и других исследований было открытие эффектов социальной фасилитации, ингибиции и лености, которые разъясняют каким именно образом группа и аудитория влияют на психологию поведения личности. Социальная фасилитация — это повышение скорости или продуктивности деятельности индивида вследствие актуализации в его сознании образа (восприятия, представления и т.п.) другого человека (или группы людей), выступающего в качестве соперника или наблюдателя за действиями данного индивида. Противоположным эффектом является социальная ингибиция, подразумевающая снижение продуктивности и качества деятельности индивида. Установлено, что присутствие наблюдателя положительно влияет на количественные характеристики деятельности и отрицательно на качественные, соответственно повышая результативность относительно простых видов деятельности и затрудняя выполнение трудных действий и решение сложных задач. Следует отметить, что выраженность социально-психологического феномена «фасилитация — ингибиция» во многом зависит от половозрастных, статусно-ролевых и целого ряда других социальных и социально-психологических характеристик личности. [1, с.210]

История феномена социальной фасилитации началась более ста лет назад, когда психолог Норман Триплетт, интересовавшийся велосипедными гонками, заметил, что спортсмены демонстрируют более высокие результаты не тогда, когда «соревнуются с секундомером», а когда участвуют в коллективных заездах. Прежде чем предать гласности догадку о том, что в присутствии других людей человек работает более производительно, Триплетт провел лабораторный эксперимент. Дети, которым было велено наматывать леску на катушку удочки с максимально возможной скоростью, в присутствии соисполнителей справлялись с этим заданием быстрее, чем поодиночке. [2, c.236]. В результате множества экспериментов, проводившихся в разных странах, было зафиксировано, что в присутствии других повышается скорость и точность, с которой люди выполняют простые примеры.

Однако, последующие исследования показали, что не всегда присутсвие других стимулирует индивида на более эффективную деятельность. Было отмечено, что в ряде случаев присутсвие других людей отрицательно воздействует на личность, и соответсвенно, на эффективность выполнения каких-либо действий с ее стороны. Противоречивость результатов первых исследований феномена «фасилитация-ингибиция» привела к тому, что эксперименты в этой области практически прекратились на довольно длительный период.

Новый толчок эти исследования получили благодаря работам социального психолога Р. Зайенса. Он был первым, кто выдвинул предположение о том, что эффект фасилитации имеет место в случае простой механической деятельности, а ингибиции — в ситуации интеллектуально сложной. При выдвижении этой идеи, он опирался на хорошо известный принцип, согласно которому возбуждение всегда усиливает доминирующую реакцию. Усиление возбуждения благоприятствует решению простых задач, для которых наиболее вероятной, «доминирующей», реакцией является правильное решение. Люди быстрее разгадывают простые анаграммы, когда возбуждены. Когда же речь идет о выполнении сложных заданий, в которых правильный ответ не столь очевиден, а потому не является доминирующей тенденцией, чрезмерное возбуждение повышает вероятность неправильного решения. С решением более сложных анаграмм возбужденные люди справляются хуже, чем те, кто находится в спокойном состоянии [3, c.364].

Способен ли этот принцип раскрыть тайну социальной фасилитации? Или разумнее согласиться с тем, что подтверждается многими данными, а именно: присутствие других возбуждает людей и делает их более энергичными? Если социальное возбуждение усиливает доминирующие реакции, оно должно благоприятствовать выполнению легких заданий и мешать выполнению сложных. В этом случае известные экспериментальные данные уже не кажутся противоречащими друг другу. Наматывание лески, решение простых примеров на умножение, как и выполнение заданий, связанных с едой, — все это простые действия, реакции на которые или хорошо усвоены, или даны нам от рождения (т. е. доминируют). Естественно, нет ничего удивительного в том, что присутствие посторонних «подстегивает» нас при выполнении хорошо знакомых и усвоенных действий. Усвоение нового материала, прохождение лабиринта или решение сложных математических задач — более трудные задания, правильные реакции на которые с самого начала совсем не так очевидны. В подобных ситуациях присутствие посторонних приводит к увеличению числа неверных ответов. В обоих случаях «работает» одно и то же общее правило: возбуждение благоприятствует доминирующим реакциям [2, c.237].

Идея о том, что присутствие других людей усиливает «доминирующую», т.е. наиболее вероятную для данного индивида реакцию, была настолько очевидной, что ученые того времени просто удивлялись, как не додумались до этого сами и намного раньше Зайенса. В подтверждение данного вывода было проведено почти 300 исследований, в которых в качестве испытуемых в общей сложности приняли участие более 25 000 добровольцев. Несколько экспериментов, в которых Зайенс и его помощники создавали произвольную доминирующую реакцию, подтвердили, что присутствие наблюдателей усиливает ее. В одном из этих экспериментов исследователи просили испытуемых произносить (от 1 до 16 раз) различные, лишенные смысла слова. Затем они говорили им, что эти слова появятся на экране, одно за другим, и каждый раз им нужно будет догадаться, какое именно слово появилось. На самом же деле испытуемым показывали в течение сотых долей секунды только случайные черные линии, но они «видели» преимущественно те слова, которые произносили большее число раз. Эти слова стали доминирующими реакциями. Испытуемые, которые проходили аналогичный тест в присутствии двух других испытуемых, были еще более склонны к тому, чтобы «видеть» именно эти слова. [2, c.237]

Авторы более поздних исследований подтвердили вывод о том, что социальное возбуждение облегчает доминирующую реакцию, независимо от того, верная она или нет. Питер Хант и Джозеф Хиллери обнаружили: в присутствии наблюдателей студенты быстрее разбираются с легким лабиринтом и дольше — с трудным. По данным Джеймса Майклза и его сотрудников, хорошие игроки в бильярд из Студенческого союза (те, у которых результативным был 71 удар из 100) в присутствии 4 наблюдателей показывали еще более высокий результат — 80% попаданий в лузу. Плохие игроки (количество результативных ударов не превышает 36%) начинали играть еще хуже, когда возле стола появлялись посторонние (количество попаданий в лузу сокращалось до 25%). Спортсмены демонстрируют хорошо усвоенные навыки, что объясняет, почему они наилучшим образом выступают тогда, когда их подбадривает толпа болельщиков. Результаты изучения «послужных списков» более 80 000 любительских и профессиональных команд Канады, Англии и США позволяют говорить о том, что «дома» они выигрывают примерно 6 игр из 10, причем для бейсбола и футбола этот показатель несколько ниже, а для баскетбола и соккера — несколько выше. Возможно, что преимущества положения «хозяев поля» связаны также и с тем, что игрокам не нужно проходить акклиматизацию, совершать утомительные перелеты; кроме того, они контролируют территорию, что дает им ощущение доминирования, а подбадривающие крики болельщиков усиливают чувство принадлежности к команде [2, c.237].

Следует отметить, что в последние годы, наряду с теорией Р. Зайенса, получили распространение и другие точки зрения на природу и сущность феномена «фасилитация — ингибиция». Одной из них является так называемая модель отвлечения внимания/конфликта. В основе данной модели лежит представление о том, что присутствие других людей всегда привлекает к себе наше внимание, в результате чего возникает внутренний конфликт между двумя основными тенденциями, проявляющимися практически в любой ситуации публичной деятельности: 1) уделять внимание аудитории и 2) уделять внимание самой задаче. Данный конфликт способен увеличить возбуждение, которое в дальнейшем помогает или препятствует выполнению задачи в зависимости от того, связано ли ее правильное решение с доминирующей реакцией или нет. Кроме того, такой конфликт может вызвать когнитивную перегрузку, если усилия, необходимые для того, чтобы непременно уделять внимание сложной задаче и другим людям, превышают уровень познавательных способностей индивида.

Более того, проявление и степень выраженности феномена «фасилитация — ингибиция» зависит от целого ряда факторов. С собственно социально-психологической точки зрения, особый интерес в этой связи представляет влияние уровня группового развития. Как показывает практика, в группах высокого уровня социально-психологического типа развития, присутствие других и взаимодействие с ними оказывает отчетливо выраженное фасилитирующее влияние в процессе их сложной интеллектуальной деятельности. Особенно ярко это проявляется при работе над проблемными задачами, не имеющими не только очевидного, но и «единственно верного» решения и требующими креативного подхода. Более того, как показывают последние исследования в области психологии менеджмента, в современных условиях наличие полноценной команды является не только полезным, но часто и совершенно необходимым условием поиска эффективных решений такого рода задач [3, c.365].

Итак, согласно основным принципам социальной психологии и психологии групп, очевидно, что мы реагируем на присутствие других людей. Но действительно ли их присутствие возбуждает нас и каковы его последствия? Если человеку тяжело на душе и его терзают печальные мысли, друг, оказавшийся рядом в эту минуту, может выслушать и помочь утешить волнение и боль. Однако в присутствии посторонних людей, человек, переживающий стресс, больше потеет, нервничает, и напрягается. Даже доброжелательная аудитория может стать причиной плохого исполнения обязанностей, требующих от человека полной отдачи. На собственном опыте могу подтвердить, что в стрессовых ситуациях аудитория лишь усугубляет положение. До поступления в университет, я 9 лет училась в музыкальной школе. При сдаче экзаменов и во время концертов, чем больше в зале было людей, тем сложнее мне было унять волнение и преодолеть страх совершить ошибку или забыть произведение. Естественно, когда я играла в присутствии меньшей и более «знакомой» группы людей, такие мысли никогда не посещали меня. Во многих случаях многочисленные зрители и волнение, вызванное их присутствием, приводят к проблемам реализации даже таких автоматизированных навыков, как речь. Испытывая экстремальное давление, мы очень легко можем начать заикаться, забывать слова, путать предложения, и т.д. Каждый из нас сможет припомнить подобный случай из своей практики, когда нужно было выступить перед большой аудиторией, а по причине волнения забывалось многое из того, что хотелось сказать. Именно поэтому многие публичные люди заранее готовят себе мини-конспекты, чтоб в случае чего, подглядеть и вспомнить о чем планировалось говорить.

До сих пор говорилось о том, что если вы владеете какими-либо навыками, то присутствие зрителей «подстегнет» вас продемонстрировать свои умения или же, если вы перевозбуждены и слишком озабочены тем, как и что вы делаете, наоборот, уменьшить эффективность ваших действий. Однако то, что в повседневной жизни и так дается вам с трудом, в подобных обстоятельствах может оказаться вообще невыполнимым. Почему же присутствие посторонних возбуждает нас и приводит к таким последствиям? Возможны три причины, и каждая из них имеет экспериментальное подтверждение.

1. Боязнь оценки.

По мнению Николаса Коттрелла, наблюдатели вселяют в нас тревогу, потому что нам не все равно, как они нас оценивают. Чтобы проверить свою гипотезу и доказать существование боязни оценки, он вместе со своими коллегами повторил в Кентском университете эксперименты Зайенса и Сэйлза с бессмысленными слогами, дополнив их третьим условием: наблюдателями. В одном случае наблюдателям завязывали глаза якобы для того, чтобы подготовить их к эксперименту по изучению восприятия, в то время как другие просто сидели и смотрели на испытуемых. В результате этого эксперимента выяснилось, что в отличие от «зрячей» аудитории, наблюдатели с завязанными глазами не повлияли на действия испытуемых.

Выводы Коттрелла были подтверждены и другими исследователями: усиление доминирующих реакций максимально, когда люди думают, что их оценивают. В одном из экспериментов, проведенных на беговой дорожке в Санта-Барбаре, бегуны трусцой из Калифорнийского университета, пробегая мимо сидевшей на траве женщины, прибавляли скорость, если она смотрела на них, и не делали этого, если она сидела к ним спиной. Боязнь оценки помогает также объяснить, почему:

— люди работают лучше, если соисполнители немного превосходят их;

— возбуждение уменьшается, когда группа, в которую входят люди, обладающие высоким статусом, «разбавляется» теми, чьим мнением мы не дорожим;

— наблюдатели оказывают наибольшее влияние на тех, кто более других озабочен их мнением;

— эффект социальной фасилитации наиболее заметен тогда, когда мы незнакомы с наблюдателями и нам трудно уследить за ними.

Смущение, которое мы испытываем, когда нас оценивают, тоже может помешать нам справиться с тем, что мы лучше всего делаем автоматически, не задумываясь. Например, если во время выполнения решающих свободных бросков баскетболисты будут думать о том, как они выглядят со стороны, и анализировать все свои движения, они, скорее всего, промахнутся.

2. Отвлечение внимания.

Гленн Сандерс, Роберт Бэрон и Дэнни Мур развили мысль о боязни оценки и пошли немного дальше. Они предположили: если люди задумываются о том, как работают их соисполнители, или о том, как реагирует аудитория, их внимание рассеивается. Конфликт между невозможностью отвлечься от окружающих и необходимостью сосредоточиться на выполняемой работе, будучи слишком тяжелой ношей для когнитивной системы, вызывает возбуждение. Свидетельства в пользу того, что люди на самом деле возбуждаются из-за рассеивания внимания, получены из экспериментов, в которых доказано: социальная фасилитация может быть следствием присутствия не только другого человека, но и неодушевленных предметов, например вспышек света.

3. Факт присутствия наблюдателя.

Зайенс полагает, что даже и без боязни оценки, и без отвлечения внимания сам факт присутствия наблюдателя способен стать причиной возбуждения. Например, в ходе одного из экспериментов, испытуемые более определенно называли свои любимые цвета в присутствии наблюдателей. При выполнении подобных заданий нет ни «верных», ни «неверных» ответов, которые могли бы оценить наблюдатели, а потому нет никаких оснований беспокоиться о том, какое мнение у них сложится. Тем не менее, присутсвие посторонних людей «электризует» [2, c.239-240].

Можно сделать вывод, что люди реагируют на присутствие друг друга бессознательно, и факторами, определяющими степень реакции, являются следующие:

1. Количество окружающих людей.

Воздействие других людей на индивида и его деятельность возрастает с увеличением их количества. Человек гораздо сильнее возбуждается в окружении большого количества людей. Массовидность повышает возбуждение, которое обостряет доминирующую реакцию;

2.  Взаимоотношения симпатии или антипатии внутри группы.

Нахождение личности в кругу людей, которые ей симпатичны, или же наоборот, не симпатичны, по своему влияет на степень ее возбуждения и на эффективность ее деятельности. Естесвенно, при взаимодействии с людьми, которые друг-другу симпатичны, эффективность и результативность их взаимодействия намного выше, нежели в группах со взаимоотношениями антипатии.

3. Значимость окружающих людей для человека.

Социальное возбуждение и степень социальной фасилитации и/или ингибиции напрямую зависит от значимости окружающих людей – чем они значимее, тем степень возбуждения и волнения сильнее, и наоборот.

4. Степень пространственной близости между людьми.

Социальное возбуждение тем сильнее, чем теснее друг к другу располагаются люди [4, c.99].

Помимо рассмотренных выше эффектов социальной фасилитации и ингибиции существует еще и третий – социальная леность. Социальная леность объясняется тенденцией людей прилагать меньше усилий в том случае, когда они объединяют свои усилия ради общей цели, нежели в случае индивидуальной ответственности. Действует тот же принцип: когда наблюдение увеличивает боязнь оценки, результатом будет социальная фасилитация или ингибиция; когда же затерянность в толпе уменьшает боязнь оценки, результатом будет социальная леность [4, c.104].

Почти сто лет назад французский инженер Макс Рингельманн обнаружил, что коллективные усилия не превышают даже половины суммы максимально возможных индивидуальных усилий. Вопреки расхожему мнению, что «в единстве — сила», из этого следует, что члены группы, выполняя коллективное задание, на самом деле могут быть менее мотивированы [4, c.99].

Не исключено, конечно, что низкая продуктивность является следствием плохой координации общих действий. Однако, группа ученых из Массачусетса под руководством Алана Ингама провела эксперимент, во время которого она хитроумно разъяснила данный вопрос — испытуемые думали, что другие тянут канат вместе с ними, а на самом деле трудились в одиночестве. Когда испытуемые знали, что тянут в одиночестве, они развивали усилие на 18 % больше, чем когда думали, что сзади им помогают от двух до пяти человек.

В Государственном институте Огайо исследователи Бибб Латане, Киплинг Уильямc и Стивен Харкинс старались найти другие методы изучения этого феномена, который они назвали социальной леностью. Они заметили, что шум, создаваемый шестью участниками эксперимента, когда их просили «аплодировать и кричать как можно громче», лишь в два с небольшим раза превосходил потенциально максимальный шум, создаваемый одним человеком. В данном случае, как и в случае перетягивания каната, также встал вопрос того, что эффективность при создании шума могла падать из-за плохой скоординированности действий, а не из-за эффекта социальной лености. Поэтому Латане с коллегами последовал примеру Ингама, заставив испытуемых поверить, что они шумят и хлопают вместе с другими, хотя на самом деле они делали это в одиночку.

Политолог Джон Суини, заинтересовавшись политическими последствиями социальной лености, получил сходные экспериментальные результаты в Техасском университете. Он обнаружил, что студенты крутили педали велотренажера интенсивнее (судя по выходной электрической мощности), если думали, что экспериментаторы за каждым из них наблюдают индивидуально, а не просто суммируют мощность, развиваемую всеми «велосипедистами». В результате был сделан вывод о том, что в условиях групповых действий люди обычно склонны увиливать от работы.

В этих и еще примерно в 160 других экспериментах прослеживается проявление одной из психологических сил, вызывающих социальную фасилитацию, — боязнь оценки. В экспериментах по социальной лености люди, как правило, уверены, что их оценивают только тогда, когда они действуют в одиночку. При групповых действиях (перетягивание каната, овации и т. п.) боязнь оценки уменьшается. Когда люди не отвечают за конечный результат и не могут оценить свой собственный вклад, ответственность распределяется между всеми членами группы. Напротив, в экспериментах по социальной фасилитации люди в большей степени подвергаются оценке со стороны. Оказавшись в центре внимания, они добросовестно контролируют свое поведение [2, c.242-243].

Таким образом, действует один и тот же принцип: когда наблюдение усиливает боязнь оценки, результатом будет социальная фасилитация; когда же затерянность в толпе снижает боязнь оценки, результатом будет социальная леность.

Например, из истории нам известно, что при коммунистическом режиме крестьяне в российских колхозах работали то на одном поле, то на другом и практически не несли никакой личной ответственности за конкретный участок земли. Для их собственных нужд им были оставлены небольшие частные наделы. Согласно одному из исследований, эти частные наделы в целом занимали всего 1 % пригодных для обработки земель, но давали 27 % всей советской сельскохозяйственной продукции. В Венгрии частные наделы занимали 13 % земель, давая одну треть продукции.

В Северной Америке рабочие, которые не платят взносы в профсоюз и не работают на общественных началах, тем не менее не прочь воспользоваться профсоюзными льготами. То же самое происходит и со зрителями общественного телевидения, которые не спешат откликнуться на кампании по сбору средств для телестудии. Это наводит на мысль о другом возможном объяснении социальной лености. Когда вознаграждение делится поровну, независимо от личного вклада, каждый из участников получает большее вознаграждение на единицу своих усилий, если он паразитирует. Таким образом, у людей может возникнуть мотивация бездельничать, если их вклад не оценивают и не вознаграждают в индивидуальном порядке [2, c.244].

Но, разумеется, коллективность усилий не всегда приводит к их ослаблению. Иногда цель настолько значима и так важно, чтобы каждый прилагал максимум усилий, что командный дух вызывает и поддерживает настоящее рвение. Ряд свидетельств убеждают нас в том, что это и в самом деле так. Люди в группе меньше бездельничают, если задача вызывающе сложна, притягательна и увлекательна. Коллективно решая трудную и интересную задачу, люди могут воспринимать собственный вклад как незаменимый. Группы намного меньше бездельничают, если их члены — друзья, а не чужие друг другу люди. Следовательно, можно четко выделить следующие факторы социальной лености:

-наличие индивидуальной ответственности за результаты своего труда. Чем выше ответственность, тем ниже социальная лень;

-групповая сплоченность и дружеские отношения. Люди в группах меньше бездельничают, если они друзья, а не чужие друг другу люди;

-численность группы. Чем больше численность группы, тем выше социальная лень;

-кросс-культурные различия. Члены коллективистических культур проявляют меньше социальной лени, чем члены индивидуалистических культур;

-гендерные различия. Женщины в меньшей степени проявляют социальную лень, чем мужчины [4, c.104].

Итак, хотя социальная леность действительно то и дело проявляется, когда люди работают вместе и не несут при этом индивидуальной ответственности, все же нельзя говорить, что всегда чем больше рук, тем меньше сделанной работы.

В заключении следует отметить, что на сегодняшний день, феномены социальной фасилитации, ингибиции и лености являются актуальными, важными и необходимыми для изучения и познания темами не только со стороны психологов, но и людей других профессий. Знание особенностей и тонкостей этих феноменов может помочь многим найти рычаги контроля как своего поведения, так и поведения других людей, и подстегнуть в нужный момент к достижению максимально продуктивных результатов.

Литература

1. А.Л. Журавлев, Социальная психология. Учебное пособие для вузов. Москва, 2002, с.210.

2. Д. Майерс, Социальная психология, 7-ое издание, 2002, c.236 – 244.

3. М. Ю. Кондратьев, В. А. Ильин, Азбука социального психолога — практика. Справочно энциклопедическое издание, Москва, 2007, с.364-265.

4. Л.Г. Почебут, В. А.Чикер, Организационная социальная психология: Учебное пособие, Санкт-Петербург, 2002, с.99-104.

Автор: Алиева Н. Н.

Фото: morganhomes.com

Как присутствие других людей влияет на качество нашей работы

Вместе мы сила! Или нет. Коллеги, руководители и случайные зеваки могут помогать или мешать нам. Сам факт присутствия других людей влияет на скорость и качество работы, на концентрацию внимания и реакцию. А еще на то, халтурим мы или выкладываемся на 100%. Зная, как функционируют эти простые механизмы, можно влиять на эффективность работы коллектива.

Эта статья будет полезна рядовым работникам в любой отрасли, руководителям отделов и команд, эйчарам, директорам.

Социальная фасилитация и ингибиция

Феномен фасилитации (от англ. facilitate — облегчать) говорит, что присутствие других людей, наблюдателей, повышает эффективность нашей работы. На нас влияет даже сам факт чьего-то присутствия, без оценки или соревнования с их стороны, обещания награды или наказания.

Тем более влияет присутствие заинтересованных наблюдателей, которые дают оценку нашим действиям. Или просто смотрят. Мы стараемся, потому что хотим показаться лучше.

Фасилитация работает, только когда мы трудимся поодиночке или, когда личные усилия каждого члена группы можно оценить индивидуально.

Это простое явление подтверждается такими же простыми экспериментами. В одном из первых дети наматывали леску на катушки удочек. В присутствии наблюдателей ребята справлялись с этим заданием быстрее, чем без них. Наблюдатели не давали советов, не подбадривали и не критиковали.

Механизм фасилитации распространяется не только на примитивную механическую работу. Он справедлив и для решения несложных математических примеров, чтения, анализа текстов, упражнений на мелкую моторику. Особенно хорошо фасилитация заметна в спорте. Лучше секундомера и цифр на весах нас мотивирует присутствие других людей. Соблазн схалтурить усиливается, когда мы занимаемся спортом наедине. Победить его может только сильная мотивация и привычка.

Присутствие других людей помогает не всегда. Более того, в ряде случаев наблюдатели мешают сконцентрироваться, сбивают с работы. Это социальная ингибиция. В следующий раз, когда кто-то будет стоять у вас над душой, смело говорите: «Не провоцируй у меня социальную ингибицию!»

Наблюдатели сбивают с толку, когда перед нами стоят задачи другого уровня: решить уравнение, выучить текст на иностранном языке, запомнить последовательности символов. Почему в одних случаях наблюдатели помогают, а в других мешают? Где проходит граница между фасилитацией и ингибицией?

Ответ дал психолог Роберт Зайонс, используя принцип «возбуждение всегда усиливает доминирующую реакцию». Доминирующая реакция для простого задания — правильный ответ (действие или решение задачи). Доминирующая реакция для сложного задания — неправильный ответ, боязнь ошибиться.

Проведя массу экспериментов, Зайонс пришел к выводу, что социальное возбуждение от присутствия других людей помогает решать простые задачи, но мешает выполнять сложные. Оно также помогает людям, в совершенстве владеющим каким-то навыком, показывать блестящие результаты. А тем, чьи успехи посредственны, мешает взять привычную планку.

В одном из экспериментов хорошие игроки в бильярд (с точностью удара 71%) при наблюдателях улучшали свои показатели до 80%. А посредственные (с точностью 36%) попадали еще хуже — всего 25%. У хороших спортсменов движения доведены до автоматизма, им не нужно заботиться о технике выполнения. В их случае наблюдатели (чем больше, тем лучше) вдохновляют и придают силу.

Но толпа не всегда благо. Человеку, который волнуется, владеет навыками не в совершенстве, обладает физическим изъяном, экстремальное давление толпы скорее будет мешать. Толпа не меняет реакции людей, стоящих напротив или в этой самой толпе, она лишь усиливает позитивные или негативные реакции.

Боязнь оценки

Способность одного человека, группы или толпы усиливать нашу реакцию проявляется только тогда, когда эти люди оценивают нас (или мы думаем, что так происходит). В этом случае с большей или меньшей силой мы волнуемся в ожидании оценки.

Внимание рассеивается на два важных фронта: выглядеть достойно в глазах наблюдателя и решить задачу. Если эмоционально возбуждение от присутствия наблюдателя слишком сильное, а задание слишком сложное, мы ошибаемся.

Уверены, вы буквально физически чувствовали, как ваша сосредоточенность и сообразительность рассеивалась в воздухе, когда сзади подходил руководитель (коллега, преподаватель, родственник) и смотрел в ваш монитор или в вашу тетрадь.

  • — Не отвлекайся, работай, я просто посмотрю.
  • — Меня отвлекает сам факт твоего присутствия! Даже если ты молчишь!

Часто в такой ситуации у наблюдателя формируется неверное мнение о том, на кого он смотрит. Ему невдомек, что работник или ученик начал ошибаться в простых вещах не потому, что дурак, а потому, что волнуется.

Изучая боязнь оценки, социальные психологи пришли к нескольким интересным выводам.

  • 1. Мы прикладываем больше усилий, если наши коллеги и партнеры сильнее нас. Это помогает расти. Помните фразу из «Револьвера» Гая Ричи? «Единственный способ стать умнее — играть с более умным противником». И это так.
  • 2. Максимальный положительный эффект от социальной фасилитации получается тогда, когда мы не знакомы с наблюдателями. Ведь в этом случае на дружескую лояльность рассчитывать не приходится.
  • 3. На уверенных в себе людей присутствие наблюдателей практически не влияет. А конформиста, слабого человека чужая оценка может надолго выбить из колеи.
  • 4. Степень боязни оценки можно регулировать, «разбавляя» группу важных для нас людей менее значимыми.

Как учитывать в работе социальную фасилитацию и боязнь оценки

  • 1. Планируйте пространство с учетом этих механизмов. Рабочие места людей, которые выполняют простые задачи (механические или интеллектуальные), можно располагать ближе друг к другу. Не сажайте плечом к плечу ювелиров и часовщиков, проектировщиков робототехники и senior-разработчиков: их сложная работа требует концентрации.
  • 2. Оценивайте труд людей по итоговым или промежуточным результатам. Не делайте выводов на основе нескольких минут наблюдения за ними.
  • 3. Не практикуйте обходы рабочих мест с остановкой на каждом. Этим вы точно не простимулируете персонал работать лучше. После каждого такого рейда люди побегут заедать или закуривать стресс.
  • 4. Включайте в каждую рабочую группу «локомотив», к которому будут подтягиваться остальные. Если вся группа ни рыба ни мясо, примерно таким же будет результат ее работы.

Все это в равной степени справедливо для офисных работников, производств, сервисных компаний.

Социальная леность

Этот эффект возникает, когда группа людей трудится над общей целью, но члены группы не несут персональной ответственности за свои действия.

Когда вклад каждого не фиксируется, может возникать желание выехать за счет других. Восточная притча рассказывает о причудливом правителе, который приказал всем жителям города за ночь наполнить пустую чашу фонтана молоком — по литру с человека.

Но каждый из горожан подумал: «Ночь, темно. Если я принесу литр воды вместо молока, никто не заметит». Вы уже догадываетесь, что увидел правитель поутру? Фонтан, наполненный кристально прозрачной водой.

Быть или не быть социальной лености, решает боязнь оценки. Если она есть (испытуемых оценивают) — срабатывает социальная фасилитация, мы прикладываем больше усилий, работаем на совесть. Если боязни оценки нет (вклад каждого не оценивают) — появляется социальная леность, мы сбавляем газ и теряемся в толпе.

Хорошо, но как насчет командного духа? Ведь он-то прогоняет социальную леность? Далеко не всегда.

Эксперимент с перетягиванием каната многократно показал: в команде люди прикладывают меньше усилий, хотя им так не кажется. Сила, с которой 10 человек тянут канат, не равна 10-кратной силе одного «перетягивателя». Групповое отлынивание растет вместе с размерами группы, а чувство ответственности в это время снижается.

Хорошие новости: социальная леность не приговор. Когда цель трудна, задача нестандартна и интересна, а успех достойно вознаграждается, каждый в группе выкладывается полностью. Гораздо реже ленятся коллективы, участники которых идентифицируют себя с группой. Такой корпоративный патриотизм строится на дружбе и доверии. Теперь вы понимаете, почему грамотный тимбилдинг лишним не бывает.

Как учитывать в работе социальную леность

  • 1. Идентифицируйте вклады сотрудников в общее дело. Можно измерить эффективность работы каждого члена команды. Подумайте, как это сделать в вашем случае: чек-лист, фотоподтверждение, план на доске, отчеты…
  • 2. Ставьте конкретные цели, сроки и KPI, давайте индивидуальные задания. Работу по ТЗ «поди туда, не знаю куда» нельзя подсчитать и оценить.
  • 3. Устраивайте разбор полетов (не выговоры!) после больших проектов. Разбирайте работу коллектива, как это делают тренеры спортивных команд. Проговаривайте успехи и неудачи. Анализируйте их причины и учитывайте на будущее.
  • 4. Формируйте и поддерживайте командный дух. Помните, что речи о целях, миссиях и мотивации работают, только когда удовлетворены базовые потребности людей: есть условия для работы, требования понятны и адекватны, труд честно вознаграждается.

 

Текст: Александр Литвин, Иллюстрации: Константин Амелин, Фото: Shutterstock.com

Особенности социальной ингибиции в системе современных социально-профессиональных отношений Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

Е. А. ГУСЬКОВА1 кандидат психологических наук, доцент кафедры управления персоналом Белгородский государственный национальный исследовательский университет

И.В. ШАВЫРИНА2 кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии и управления Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова

Особенности социальной

ингибиции в системе современных социально-профессиональных отношений

Актуальность проблемы социальной ингибиции в системе социально-профессиональных отношений в России обусловлена современными достижениями науки и техники, позволяющими ощутить присутствие иного человека рядом, даже находящегося на расстоянии многих километров, а также ориентацией на постоянное повышение производительности и прибыльности организаций. Большинство рабочих мест в организациях оснащено системами видеонаблюдения и аудиоконтроля, селекторная связь (конференц-связь) позволяет связать воедино коммуникации многих специалистов на расстоянии в единое совещание, видеосвязь с помощью интернет-технологий позволяет следить за поведением специалиста во время коммуникации, on-line-выполнение заданий позволяет координировать работу нескольких исполнителей. Все это позволяет интенсифицировать рабочий процесс, контролировать сотрудника и степень выполнения им производственного задания, фиксировать неэффективно потраченное рабочее время.

i

Гуськова Екатерина Александровна, e-mail: [email protected]

2 Шавырина Ирина Валерьевна, e-mail: [email protected]

В практику управления персоналом в современных организациях все чаще внедряются количественные методы оценки деятельности сотрудников, например КР1, балль-но-рейтинговая система. Немаловажную роль в данном контексте играет самоопределение, основным содержанием которого являются процессы самопознания, самооценивания и саморазвития1. Основная цель количественных методов — «объективизировать» систему оценки, сделать ее максимально понятной и открытой для работника. Однако несовершенство методик выделения «объективных» критериев часто приводит к диспропорциональности и субъективности оценки, поскольку качество труда сложно оценить количественными методами. При этом значительная роль в определении места человека в иерархии продуктивности принадлежит механизму социальной оценки. Эффектами действия механизма социальной оценки в организации являются эффекты социальной фасилитации и социальной ингибиции.

Социальная фасилитация представляет собой эффект группового воздействия, состоящий в том, что активность индивида повышается в ситуации соревнования с другими членами коллектива, улучшения индивидуального результата, повышения эффективности работы в присутствии других людей. Социальная ингибиция представляет собой обратный эффект воздействия группы или отдельной личности — естественно происходящее снижение активности субъекта вследствие наличия социального окружения. При этом происходит ухудшение продуктивности выполняемой деятельности, ее скорости и качества в присутствии посторонних людей или наблюдателей, как реальных, так и воображаемых.

Целью настоящего исследования явилось исследование особенностей социальной ингибиции на современном рабочем месте и в системе социально-трудовых отношений, обусловленной эффектом присутствия значимого другого.

1

Гуськова Е.А., Шавырина И.В. Проблема профессионального самоопределения современной молодежи в условиях конкуренции вузов на рынке образовательных услуг // Вестник Белгородского государственного технологического университета им. В.Г. Шухова. 2014. №3. С. 215-219.

Основными параметрами исследования стали характер выполнения заданий (индивидуальный или групповой) и субъективная трудность выполнения задания.

В исследовании принимали участие студенты вузов Белгородской области (N=123), а также рабочая молодежь в возрасте 18-24 лет (N=108). Общее количество респондентов составило 231 человек. Респонденты были объединены в малые группы (в естественной учебной и профессиональной среде) от 5 до 15 человек, которым предлагалось выполнить типовые тестовые задания, имеющие непосредственное отношение к их деятельности (учебной, научной, профессиональной). Для каждого этапа исследования были разработаны аналогичные пакеты заданий для каждой социальной группы (задания в разных этапах имели аналогичную степень сложности, но не повторялись).

Первым этапом было индивидуальное выполнение заданий off-line и градация их по степени сложности (выполнение заданий было ограничено во времени). Вторым этапом — индивидуальное выполнение заданий в режиме online, с виртуальным присутствием субъекта контроля (непосредственного руководителя или преподавателя). Третий этап заключался в групповом выполнении заданий on-line в референтных группах без включения в сессию непосредственного руководителя. Четвертый этап — групповое выполнение заданий on-line в искусственно сформированных группах (прежде незнакомых друг с другом людей) с включенным наблюдением непосредственного руководителя.

Таблица 1 — Результаты успешности выполнения заданий студентами_

Субъективная трудность заданий 1-й этап 2-й этап 3-й этап 4-й этап

I категория — легкие задания 100% 100% 100% 94,5%

II категория — задания умеренной сложности 84,2%% 99,6% 100% 89,3%

III категория — сложные задания 54,7% 67,3% 74,2% 51,4%

Средний уровень выполнения заданий 79,6% 88,9% 91,4% 78,4%

Исходя из результатов исследования видно, что наиболее эффективно решение задач студентами в групповом режиме без присутствия контролирующего субъекта — преподавателя.

Отмечено снижение эффективности решения I и III категорий заданий в группе на четвертом этапе исследования. Только задания умеренной сложности при групповом режиме работы с контролем были решены более успешно, чем в индивидуальном режиме off-line.

Таблица 2 — Результаты успешности выполнения заданий работающей молодежью_

Субъективная трудность заданий 1-й этап 2-й этап 3-й этап 4-й этап

I категория -легкие задания 100% 100% 100% 100%

II категория -задания умеренной сложности 79,3% 84,3% 89,4% 72,2%

III категория -сложные задания 51,3% 61,9% 62,2% 48,1%

Средний уровень выполнения заданий 76,9% 82,1% 83,9% 73,4%

В выборке работающей молодежи также наиболее высокие результаты были показаны на третьем этапе исследования — на этапе on-line работы в присутствии виртуального контроля непосредственного руководителя. При этом отмечено снижение качества выполнения заданий II и III категорий сложности на этапе групповой работы с контролем. Качество выполнения легких заданий на всех этапах исследования в группе работающей молодежи оставалось стопроцентным.

Результаты исследования наглядно демонстрируют феномены социальной фасилитации и социальной инги-биции в современных социально-профессиональных отношениях, опосредованных наличием высоких технологий, которые обеспечивают эффект присутствия «значимого другого» в процессе выполнения работы.

Индивидуальные результаты работы оказались выше в ситуации непосредственного контроля, поскольку мотивация выполнения стимулируется извне и результаты работы каждого респондента учитываются индивидуально.

Эффективность групповой работы более высока в ситуации неформального взаимодействия субъектов группы в режиме on-line. Ответственность перед референтными лицами повышает мотивацию труда.

На четвертом этапе отмечено объективное снижение качества выполнения заданий, обусловленное сочетан-ным эффектом «управленческой ингибиции» и «социальной лени».

Управленческая ингибиция — ухудшение продуктивности выполняемой работником деятельности и общего состояния работника, снижение его мотивации и активности, инициативности вследствие проявления совокупности психологических характеристик руководителя и работника, а также особенностей их взаимодействия1.

Социальная лень — это тенденция людей прилагать меньше усилий в том случае, когда они объединяют свои усилия ради общей цели, нежели в случае индивидуальной ответственности2. Этот эффект был открыт французским ученым Максом Рингельманом. В своих исследованиях он обнаружил, что коллективная работоспособность группы не превышает половины от суммы работоспособности ее членов. Часть членов группы фактически менее мотивированы и прилагают меньше усилий при выполнении совместных действий.

Причиной социальной лени, по мнению Д. Майерса, является реакция человека на оценку его личности и деятельности со стороны других людей. Когда боязнь оценки увеличивается, возникает социальная фасилитация (усиление мотивации к деятельности), когда же затерянность в толпе и анонимность уменьшают боязнь оценки, результатом будет социальная лень, или ингибиция (снижение мотивации к деятельности).

1 Уткина С.Н., Устьянцева О.М. Влияние управленческой ингибиции на деятельность преподавателя// Акмеология профессионального образования: материалы 13 Всероссийской научно-практической конференции/ Ред. О.Б. Акимова, Г.П. Сикорская, Н.К. Чапаев. — Екатеринбург, 2016. -С.161-165

2 Почебут Л.Г., Мейжис И.А. Социальная психология. — СПб.: Питер, 2010.

Проведенное нами исследование было посвящено только отдельным аспектам социальной ингибиции в разрезе современных социально-трудовых отношений. Перенос закономерностей действия механизмов социальной оценки из поля реально действующих социально-профессиональных групп в поле виртуального взаимодействия открывает широкие перспективы в повышении эффективности работы современных электронных офисов и удаленных рабочих мест.

Гуськова Е.А., Шавырина И.В. Особенности социальной ингибиции в системе современных социально-профессиональных отношений. В статье на основе результатов исследования эффективности выполнения профессиональных и учебных заданий демонстрируется действие феномена социальной ингибиции в социально-профессиональных отношениях.

Ключевые слова: социальная ингибиция, социальная фасилитация, социальная оценка, социальная лень, управленческая ингибиция.

Guskova E.A., Shavyrina I.V. Features of social inhibition in the system of modern social and professional relationships. On the basis of the results of the research on performance efficiency in professional and learning activities it is demonstrated the effect of the social inhibition phenomenon in social and professional relationships.

Keywords: social inhibition, social facilitation, social assessment, social laziness, administrative inhibition.

Подавление и облегчение —

Закрыть это окно

Теория нейронного переподключения

ПРИМЕЧАНИЕ: Термин «нейронное воссоединение», используемый здесь, не является типом терапии и не подразумевает какую-либо конкретную форму терапии, а скорее какой-либо тип мануальной терапии, который предлагает восстановить правильную нервную связь между мозгом и скелетными мышцами. В то время как теория мышечно-нервного воссоединения / реактивации широко обсуждается среди медицинских специалистов из-за недостаточности объективных научных данных (среди других причин), большинство практиков считают, что достаточно субъективных и других свидетельств, которые могут быть представлены, чтобы оправдать применение теории на практике.Тем не менее, практикующие врачи, вероятно, будут признательны за медицинские исследования, проведенные в этой области, поскольку многие из них считают, что протоколы соответствуют условиям, требуемым в общих исследованиях.

Нейронное переподключение — это вариант лечения мышц и фасций человеческого тела с использованием упрощенной теории управления моторикой связи между мозгом и мышцами. Говоря простыми словами, (Примечание: теория управления двигателем не является упрощенной, и существует множество теорий. Чтобы усложнить ситуацию, некоторые теории заимствуют работы и гипотезы других, игнорируя третьи.И некоторые теории прекрасно работают с неодушевленными предметами, а не с биологическими существами. Более подробные сведения о теории управления моторикой можно найти здесь и здесь.) Центр управления моторикой (MCC) выбирает мышцы, используемые для движения скелета человека, как с точки зрения грубых, так и тонких / сложных движений. В рамках выбора мышц разрабатываются функциональные модели движений. Мы знаем это, потому что обнаружили, что ни одна мышца не выполняет каких-либо функциональных движений, а, скорее, через тело развиваются векторы мышечной силы (так называемые кинетические цепи), необходимые для движения.

Есть первичные мышцы в цепях, которые, как ожидает MCC, будут выполнять работу. Однако по ряду причин одна или несколько мышц могут не отвечать на вызовы. Тогда они будут считаться «заблокированными», что означает, что электрическая связь мозга с ними каким-то образом является неполной или сообщения остаются без ответа. Поскольку движение должно происходить независимо, MCC затем выбирает другие мышцы для выполнения работы. Иногда МКК выглядит локально по отношению к первичной заторможенной мышце. В других случаях он смотрит дальше.Мозг делает все возможное, чтобы движение произошло. Другими словами, мозг компенсирует это.

Важный аспект нейронного переподключения также основан на теории о том, что мозг учится, сначала потерпев неудачу. Как только выбор мышц не удался, мозг открыт для обучения новому способу выбора мышцы в течение нескольких секунд. Во время лечения практикующий применяет эту теорию в своих протоколах, чтобы заставить мозг заново изучить правильные мышечные паттерны, которые он должен выбрать, вместо того, чтобы искать где-то еще.Таким образом восстанавливается нейронная связь первичной мышцы, поэтому торможение исчезнет, ​​и мышца снова будет отвечать соответствующим образом, когда на это потребуется.

Мышечное торможение и облегчение

Скелетная мышца может стать нервно подавленной или облегченной. Эти два термина в контексте нейронного переподключения строго относятся к двусторонней коммуникации между мозгом и мышцей через центральную и периферическую нервную систему. Подавление означает, что нейронная связь отсутствует, игнорируется, неполная, слабая или перекрывается.Фасилитация означает, что нейронная связь сильная, сверхактивная или гиперактивная. Облегченную мышцу можно считать громким ртом в толпе, кричащей «забери меня!» каждый шанс получить. Это также может быть просто один из толпы, к которому мозг обращается гораздо чаще, чем следовало бы. Или это может быть мышца, которая просто действует так, как должна.

Как заторможенные, так и ослабленные мышцы могут ощущаться одинаково при прикосновении к ним. Другими словами, они оба могут чувствовать себя напряженными или чувствовать себя более расслабленными, нормальными.Оба могут быть болезненными, но по разным причинам. И то и другое также может быть безболезненным.

Частота запрета или содействия

Вы можете спросить, как мне узнать, есть ли у меня заторможенные и облегченные мышцы? Скорее всего, вы не заметите разницы, если не будете хорошо настроены на свое тело. И даже тогда это может быть сложно определить. Практик должен оценить вас, чтобы определить (1) есть ли торможение и облегчение и (2) какие мышцы или мышечные паттерны тормозятся и облегчаются.

Вы спросите, а как часто бывает торможение? Часто это не столько условие запуска и остановки, сколько может быть постоянным спутником. Мышечное торможение и облегчение случается с каждым, независимо от вашей активности. Независимо от того, являетесь ли вы диверсантом или элитным спортсменом, или где-то между ними, скорее всего, у вас происходит мышечное торможение и облегчение. Даже если вы обращаетесь к профессионалу по этому поводу, сдерживание и содействие все равно могут возникать, потому что люди часто возвращаются к старым, отрепетированным образцам.Таким образом, переподключение нейронов можно и нужно рассматривать как в острых, так и в хронических случаях.

Зачем лечиться, если я естественным образом регрессирую?

Человеческое тело удивительно. Он компенсирует почти всеми возможными способами, чтобы человек мог продолжать свою повседневную жизнь. Другими естественными примерами компенсации являются различия в длине ног, силе глаз, слуховой способности, силе конечностей, дисбалансе таза, мышечном дисбалансе, смещении скелета, гравитации, колебаниях температуры, сердечной нагрузке, дисбалансе лимбической системы, эмоциях, дыхании, репродуктивной функции и т. Д. .

Некоторые примеры преднамеренных компенсаций включают в себя спортивные движения (такие как задержка дыхания, крик, топтание по земле, гримаса, симулирование гнева и т. Д.), Наклоны, перенос веса на одну ногу, подпирание одной руки другой, наклон головы, не использование травмированной части тела и т. д.

Мышечный дисбаланс, наряду с другими компенсациями, на самом деле в порядке. Прекрасно, то есть до тех пор, пока расхождения не станут очевидными или проблематичными. Иногда эффекты компенсаций носят кумулятивный характер; в других случаях нет; в других случаях они имеют эффект домино.Таким образом, мышечный дисбаланс следует по возможности корректировать, чтобы паттерны компенсирующего напряжения не стали «нормальными». В конце концов, наступает боль и даже большая компенсация.

Облегчение и подавление боли — Physiopedia


Оригинальный редактор — Manisha Shrestha

Ведущие участники

  • Определите и опишите различия между способствующими и тормозящими путями, включая их участки мозга и нейротрансмиттеры
  • Объясните и опишите, как эти пути могут быть активированы нефармакологическими агентами.

[1]

Восходящий болевой путь — это путь с афферентными волокнами. Боковой спиноталамический тракт — это восходящий тракт, по которому боль переносится от периферии к центральной. Свободные нервные окончания на тканевом уровне запускаются медиаторами воспаления (цитокинами, такими как IL-1b, IL-6 и TNF, простагландины) иммунных клеток периферических тканей после любого повреждения. Афферентные волокна Aδ, передающие импульсы быстрой боли, выделяют глутамат. Волокна типа C, передающие импульсы медленной боли, выделяют вещество P.Глутамат и Sustance p — два нейротрансмиттера, которые помогают передавать импульс от нервных окончаний, то есть нейрона 1-го порядка, к нейрону 2-го порядка. Нейрон 2-го порядка проходит от дорсального рога спинного мозга (sustania gelatinosa) к противоположному таламусу. Дорсальный рог спинного мозга является местом расположения первого синапса в болевых путях и, как таковой, представляет собой очень мощную мишень для регуляции ноцицептивной передачи как с помощью местных сегментарных, так и супраспинальных механизмов. [2] Затем нейрон 3-го порядка от таламуса до коры (первичная и вторичная соматосенсорная кора (S1 и S2 соответственно), передняя и средняя поясная кора (ACC и MCC, соответственно) и островок). [3]

Надспинальные (или нисходящие) пути контроля боли возникают из ряда надспинальных участков. Нисходящие пути контроля боли могут быть как облегчающими, так и тормозящими. Облегчающие пути — это те, которые усиливают восприятие боли, тогда как тормозные пути подавляют восприятие боли. Баланс между торможением и фасилитацией является динамичным и может изменяться в различных поведенческих, эмоциональных, психологических и патологических состояниях. [3] Нисходящие пути контроля боли играют решающую роль в определении ощущения как острой, так и хронической боли. [2] Облегчающие и тормозящие пути описаны ниже.

Изображение, показывающее участки контроля надраспинальной боли. [4]

Способствующие и тормозящие пути [править | править источник]

На основании надспинальных сайтов: [править | править источник]
  1. Периакведуктальная серая и ростровентромедиальная система мозгового вещества (PAG_RVM)

Периакведуктальная серая часть среднего мозга тесно связана с лобной долей коры головного мозга, гипоталамусом и лимбическими структурами переднего мозга, включая миндалевидное тело.PAG проецируется на RVM, который, в свою очередь, отправляет свой выходной сигнал в пластинки дорсального рога, важные для ноцицептивной функции. Ростровентромедиальный мозг (RVM) играет важную роль в нисходящей модуляции ноцицепции, что может приводить либо к ингибированию, либо к облегчению ноцицептивных и не ноцицептивных входов. Нисходящие выступы от RVM доходят до дорсальных рогов спинного мозга, где они соединяются с первичными афферентными окончаниями, нейронами второго и третьего порядка, а также с интернейронами и, таким образом, либо подавляют, либо облегчают болевые ощущения.Нисходящая ингибирующая функция RVM связана с активностью OFF-клеток, которая может быть значительно усилена эндогенными опиоидами, такими как энкефалин и эндорфины.

Миндалевидное тело, как известно, является важным реле для системы PAG-RVM в анальгетических состояниях, связанных с сильным страхом, и опиоидным действием в базолатеральном ядре миндалины рекрутирует OFF-клетки в RVM. Эта система играет ключевую роль в организации стратегий борьбы с внутренними и внешними стрессорами, а также считается центральным местом действия анальгетиков, включая опиоиды, ингибиторы циклооксигеназы и каннабиноиды.

Медиальная преоптическая область — это первичный участок, в котором простагландин E2 (PGE2) действует для организации вегетативных, нейроэндокринных и поведенческих элементов реакции на болезнь. Активация дорсомедиального ядра гипоталамуса, области, участвующей в вегетативных аспектах ответа на психологическую реакцию. стресс, также вызывает поведенческую гипералгезию, опосредованную ON-клетками.

2. Две области каудального мозга, дорсальное ретикулярное ядро ​​(DRt) и каудально-латеральное вентролатеральное мозговое вещество (VLM), также играют важную роль в модуляции боли.VLM сильно подавляет поведенческие ноцицептивные реакции. DRt способствует поведенческим мерам ноцицепции. [2]

На основе нейротрансмиттеров:
[3] [редактировать | править источник]
Опиоидный путь [править | править источник]

Нисходящие выступы от RVM доходят до дорсальных рогов спинного мозга, где они соединяются с первичными афферентными окончаниями, нейронами второго и третьего порядка, а также интернейронами. Нисходящая ингибирующая функция RVM связана с активностью OFF-клеток, которая может быть значительно усилена эндогенными опиоидами.Исследования нейровизуализации продемонстрировали, что обезболивание плацебо зависит от активации систем подавления боли в корковых и подкорковых областях, включая ростральные ACC и PAG. Повышенная активация этих областей мозга, по-видимому, связана с обезболиванием плацебо.

Серотонинергический путь [править | править источник]

Серотонин (5-HT) и норэпинефрин участвуют в модуляции эндогенной боли. Норэпинефрин и 5-HT могут высвобождаться по нисходящим болевым путям, чтобы модулировать ноцицептивную передачу сигналов в спинном мозге.Норэпинефрин подавляет боль через α2-адренорецепторы, в то время как 5-HT, по-видимому, обладает болеутоляющими и тормозящими функциями. РВМ-нейроны, которые имеют глицинергические или ГАМКергические проекции на спинной мозг, чтобы опосредовать антиноцицепцию.

В зависимости от подтипа рецептора спинномозговой 5-HT может оказывать ингибирующее или облегчающее действие на боль. Например, спинальная блокада ингибирующих 5-HT рецепторов устраняет антиноцицептивный эффект инъекций морфина в RVM, тогда как блокада болеутоляющих 5-HT рецепторов предотвращает гипералгезию.

норадренергических путей [править | править источник]

Прямая стимуляция PAG или RVM не только увеличивает 5-HT, но и концентрацию норадреналина в спинномозговой жидкости, что приводит к уменьшению боли [3] Хотя ни PAG, ни RVM не содержат норадренергических нейронов, обе области взаимодействуют с норадренергическим стволом мозга. ядра, связанные с модуляцией боли, включая голубое пятно. Эти ядра имеют норадренергические выступы в спинной мозг, которые могут подавлять реакцию нейронов, передающих боль в спинной рог.Записи нейронов дорсального рога показали, что активированные α2-адренорецепторы гиперполяризуют пресинаптические нейроны и уменьшают высвобождение возбуждающих нейротрансмиттеров из первичных афферентных окончаний, что приводит к подавлению боли.

Немедикаментозные агенты, влияющие на модуляцию боли [править | править источник]

Немедикаментозные агенты — это другие агенты, помимо лекарств, которые влияют на системы модуляции боли.

Нефармакологические подходы к обезболиванию:

  • психологические вмешательства (включая отвлечение внимания, управление стрессом, гипноз и другие когнитивно-поведенческие вмешательства),
  • акупунктура и точечный массаж,
  • чрескожная электрическая стимуляция нервов,
  • физиотерапевтических процедур (включая массаж, тепло / холод, физиотерапию, остеопатию и хиропрактику). [5]

Накапливающиеся данные подтверждают важную роль модуляции надспинальной боли как для обезболивания, так и для гипералгезии. Множественные корковые и подкорковые области мозга и ствола головного мозга интегрируют и обрабатывают сенсорную, вегетативную и эмоциональную информацию, что приводит к активации PAG и RVM с последующим ингибированием или облегчением связанных с болью нейронов спинного рога. Эта модуляция сверху вниз актуальна как для экспериментальной, так и для клинической боли. На эти пути модуляции боли влияют воспоминания и настроение, а также социокультурный фон, поскольку различные области коры, такие как миндалина и гипоталамус, участвуют в нисходящих путях модуляции боли. [6]

Таким образом, нефармакологическая анальгезия включает ингибирование ноцицептивного входа путем активации отдельных антиноцицептивных выходов. Было показано, что электроакупунктура увеличивает экспрессию серотонина и снижает высвобождение вещества P во время электроакупунктурного ингибирования острых ноцицептивных ответов. TENS, по-видимому, вызывает как сегментарное, так и нисходящее подавление боли, поскольку ингибирование сохраняется после спинализации (устранение нисходящего ингибирования) и концентрации эндогенных Было показано, что опиоиды увеличивают спинномозговую жидкость после процедуры TENS. [5]

Ссылки будут добавлены сюда автоматически, см. Руководство по добавлению ссылок.

  1. ↑ Армандо Хасудунган. БОЛЬ! Физиология — восходящий путь, нисходящий путь боли и желатиновая субстанция. Доступно с: https://www.youtube.com/watch?v=5c8maFAhqIc [последний доступ 22.02.2020]
  2. 2,0 2,1 2,2 Heinricher MM, Tavares I, Leith JL, Lumb BM. Нисходящий контроль ноцицепции: специфичность, набор и пластичность.Обзоры исследований мозга. 2009 1 апреля; 60 (1): 214-25.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 Staud R. Важная роль облегчения и торможения ЦНС при хронической боли. Международный журнал клинической ревматологии. 1 декабря 2013 г .; 8 (6): 639.
  4. ↑ Heinricher MM, Tavares I, Leith JL, Lumb BM. Нисходящий контроль ноцицепции: специфичность, набор и пластичность. Обзоры исследований мозга. 2009 1 апреля; 60 (1): 214-25.
  5. 5,0 5.1 Pak SC, Micalos PS, Maria SJ, Lord B. Нефармакологические вмешательства для обезболивания в парамедицине и в условиях неотложной помощи: обзор литературы. Доказательная дополнительная и альтернативная медицина. 2015; 2015.
  6. ↑ Чжо М. Нисходящая фасилитация: от фундаментальной науки к лечению хронической боли. Молекулярная боль. 2017 Март; 13: 1744806917699212.

Облегчение и подавление боли — Physiopedia


Оригинальный редактор — Manisha Shrestha

Ведущие участники

  • Определите и опишите различия между способствующими и тормозящими путями, включая их участки мозга и нейротрансмиттеры
  • Объясните и опишите, как эти пути могут быть активированы нефармакологическими агентами.

[1]

Восходящий болевой путь — это путь с афферентными волокнами. Боковой спиноталамический тракт — это восходящий тракт, по которому боль переносится от периферии к центральной. Свободные нервные окончания на тканевом уровне запускаются медиаторами воспаления (цитокинами, такими как IL-1b, IL-6 и TNF, простагландины) иммунных клеток периферических тканей после любого повреждения. Афферентные волокна Aδ, передающие импульсы быстрой боли, выделяют глутамат. Волокна типа C, передающие импульсы медленной боли, выделяют вещество P.Глутамат и Sustance p — два нейротрансмиттера, которые помогают передавать импульс от нервных окончаний, то есть нейрона 1-го порядка, к нейрону 2-го порядка. Нейрон 2-го порядка проходит от дорсального рога спинного мозга (sustania gelatinosa) к противоположному таламусу. Дорсальный рог спинного мозга является местом расположения первого синапса в болевых путях и, как таковой, представляет собой очень мощную мишень для регуляции ноцицептивной передачи как с помощью местных сегментарных, так и супраспинальных механизмов. [2] Затем нейрон 3-го порядка от таламуса до коры (первичная и вторичная соматосенсорная кора (S1 и S2 соответственно), передняя и средняя поясная кора (ACC и MCC, соответственно) и островок). [3]

Надспинальные (или нисходящие) пути контроля боли возникают из ряда надспинальных участков. Нисходящие пути контроля боли могут быть как облегчающими, так и тормозящими. Облегчающие пути — это те, которые усиливают восприятие боли, тогда как тормозные пути подавляют восприятие боли. Баланс между торможением и фасилитацией является динамичным и может изменяться в различных поведенческих, эмоциональных, психологических и патологических состояниях. [3] Нисходящие пути контроля боли играют решающую роль в определении ощущения как острой, так и хронической боли. [2] Облегчающие и тормозящие пути описаны ниже.

Изображение, показывающее участки контроля надраспинальной боли. [4]

Способствующие и тормозящие пути [править | править источник]

На основании надспинальных сайтов: [править | править источник]
  1. Периакведуктальная серая и ростровентромедиальная система мозгового вещества (PAG_RVM)

Периакведуктальная серая часть среднего мозга тесно связана с лобной долей коры головного мозга, гипоталамусом и лимбическими структурами переднего мозга, включая миндалевидное тело.PAG проецируется на RVM, который, в свою очередь, отправляет свой выходной сигнал в пластинки дорсального рога, важные для ноцицептивной функции. Ростровентромедиальный мозг (RVM) играет важную роль в нисходящей модуляции ноцицепции, что может приводить либо к ингибированию, либо к облегчению ноцицептивных и не ноцицептивных входов. Нисходящие выступы от RVM доходят до дорсальных рогов спинного мозга, где они соединяются с первичными афферентными окончаниями, нейронами второго и третьего порядка, а также с интернейронами и, таким образом, либо подавляют, либо облегчают болевые ощущения.Нисходящая ингибирующая функция RVM связана с активностью OFF-клеток, которая может быть значительно усилена эндогенными опиоидами, такими как энкефалин и эндорфины.

Миндалевидное тело, как известно, является важным реле для системы PAG-RVM в анальгетических состояниях, связанных с сильным страхом, и опиоидным действием в базолатеральном ядре миндалины рекрутирует OFF-клетки в RVM. Эта система играет ключевую роль в организации стратегий борьбы с внутренними и внешними стрессорами, а также считается центральным местом действия анальгетиков, включая опиоиды, ингибиторы циклооксигеназы и каннабиноиды.

Медиальная преоптическая область — это первичный участок, в котором простагландин E2 (PGE2) действует для организации вегетативных, нейроэндокринных и поведенческих элементов реакции на болезнь. Активация дорсомедиального ядра гипоталамуса, области, участвующей в вегетативных аспектах ответа на психологическую реакцию. стресс, также вызывает поведенческую гипералгезию, опосредованную ON-клетками.

2. Две области каудального мозга, дорсальное ретикулярное ядро ​​(DRt) и каудально-латеральное вентролатеральное мозговое вещество (VLM), также играют важную роль в модуляции боли.VLM сильно подавляет поведенческие ноцицептивные реакции. DRt способствует поведенческим мерам ноцицепции. [2]

На основе нейротрансмиттеров:
[3] [редактировать | править источник]
Опиоидный путь [править | править источник]

Нисходящие выступы от RVM доходят до дорсальных рогов спинного мозга, где они соединяются с первичными афферентными окончаниями, нейронами второго и третьего порядка, а также интернейронами. Нисходящая ингибирующая функция RVM связана с активностью OFF-клеток, которая может быть значительно усилена эндогенными опиоидами.Исследования нейровизуализации продемонстрировали, что обезболивание плацебо зависит от активации систем подавления боли в корковых и подкорковых областях, включая ростральные ACC и PAG. Повышенная активация этих областей мозга, по-видимому, связана с обезболиванием плацебо.

Серотонинергический путь [править | править источник]

Серотонин (5-HT) и норэпинефрин участвуют в модуляции эндогенной боли. Норэпинефрин и 5-HT могут высвобождаться по нисходящим болевым путям, чтобы модулировать ноцицептивную передачу сигналов в спинном мозге.Норэпинефрин подавляет боль через α2-адренорецепторы, в то время как 5-HT, по-видимому, обладает болеутоляющими и тормозящими функциями. РВМ-нейроны, которые имеют глицинергические или ГАМКергические проекции на спинной мозг, чтобы опосредовать антиноцицепцию.

В зависимости от подтипа рецептора спинномозговой 5-HT может оказывать ингибирующее или облегчающее действие на боль. Например, спинальная блокада ингибирующих 5-HT рецепторов устраняет антиноцицептивный эффект инъекций морфина в RVM, тогда как блокада болеутоляющих 5-HT рецепторов предотвращает гипералгезию.

норадренергических путей [править | править источник]

Прямая стимуляция PAG или RVM не только увеличивает 5-HT, но и концентрацию норадреналина в спинномозговой жидкости, что приводит к уменьшению боли [3] Хотя ни PAG, ни RVM не содержат норадренергических нейронов, обе области взаимодействуют с норадренергическим стволом мозга. ядра, связанные с модуляцией боли, включая голубое пятно. Эти ядра имеют норадренергические выступы в спинной мозг, которые могут подавлять реакцию нейронов, передающих боль в спинной рог.Записи нейронов дорсального рога показали, что активированные α2-адренорецепторы гиперполяризуют пресинаптические нейроны и уменьшают высвобождение возбуждающих нейротрансмиттеров из первичных афферентных окончаний, что приводит к подавлению боли.

Немедикаментозные агенты, влияющие на модуляцию боли [править | править источник]

Немедикаментозные агенты — это другие агенты, помимо лекарств, которые влияют на системы модуляции боли.

Нефармакологические подходы к обезболиванию:

  • психологические вмешательства (включая отвлечение внимания, управление стрессом, гипноз и другие когнитивно-поведенческие вмешательства),
  • акупунктура и точечный массаж,
  • чрескожная электрическая стимуляция нервов,
  • физиотерапевтических процедур (включая массаж, тепло / холод, физиотерапию, остеопатию и хиропрактику). [5]

Накапливающиеся данные подтверждают важную роль модуляции надспинальной боли как для обезболивания, так и для гипералгезии. Множественные корковые и подкорковые области мозга и ствола головного мозга интегрируют и обрабатывают сенсорную, вегетативную и эмоциональную информацию, что приводит к активации PAG и RVM с последующим ингибированием или облегчением связанных с болью нейронов спинного рога. Эта модуляция сверху вниз актуальна как для экспериментальной, так и для клинической боли. На эти пути модуляции боли влияют воспоминания и настроение, а также социокультурный фон, поскольку различные области коры, такие как миндалина и гипоталамус, участвуют в нисходящих путях модуляции боли. [6]

Таким образом, нефармакологическая анальгезия включает ингибирование ноцицептивного входа путем активации отдельных антиноцицептивных выходов. Было показано, что электроакупунктура увеличивает экспрессию серотонина и снижает высвобождение вещества P во время электроакупунктурного ингибирования острых ноцицептивных ответов. TENS, по-видимому, вызывает как сегментарное, так и нисходящее подавление боли, поскольку ингибирование сохраняется после спинализации (устранение нисходящего ингибирования) и концентрации эндогенных Было показано, что опиоиды увеличивают спинномозговую жидкость после процедуры TENS. [5]

Ссылки будут добавлены сюда автоматически, см. Руководство по добавлению ссылок.

  1. ↑ Армандо Хасудунган. БОЛЬ! Физиология — восходящий путь, нисходящий путь боли и желатиновая субстанция. Доступно с: https://www.youtube.com/watch?v=5c8maFAhqIc [последний доступ 22.02.2020]
  2. 2,0 2,1 2,2 Heinricher MM, Tavares I, Leith JL, Lumb BM. Нисходящий контроль ноцицепции: специфичность, набор и пластичность.Обзоры исследований мозга. 2009 1 апреля; 60 (1): 214-25.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 Staud R. Важная роль облегчения и торможения ЦНС при хронической боли. Международный журнал клинической ревматологии. 1 декабря 2013 г .; 8 (6): 639.
  4. ↑ Heinricher MM, Tavares I, Leith JL, Lumb BM. Нисходящий контроль ноцицепции: специфичность, набор и пластичность. Обзоры исследований мозга. 2009 1 апреля; 60 (1): 214-25.
  5. 5,0 5.1 Pak SC, Micalos PS, Maria SJ, Lord B. Нефармакологические вмешательства для обезболивания в парамедицине и в условиях неотложной помощи: обзор литературы. Доказательная дополнительная и альтернативная медицина. 2015; 2015.
  6. ↑ Чжо М. Нисходящая фасилитация: от фундаментальной науки к лечению хронической боли. Молекулярная боль. 2017 Март; 13: 1744806917699212.

Облегчение и подавление боли — Physiopedia


Оригинальный редактор — Manisha Shrestha

Ведущие участники

  • Определите и опишите различия между способствующими и тормозящими путями, включая их участки мозга и нейротрансмиттеры
  • Объясните и опишите, как эти пути могут быть активированы нефармакологическими агентами.

[1]

Восходящий болевой путь — это путь с афферентными волокнами. Боковой спиноталамический тракт — это восходящий тракт, по которому боль переносится от периферии к центральной. Свободные нервные окончания на тканевом уровне запускаются медиаторами воспаления (цитокинами, такими как IL-1b, IL-6 и TNF, простагландины) иммунных клеток периферических тканей после любого повреждения. Афферентные волокна Aδ, передающие импульсы быстрой боли, выделяют глутамат. Волокна типа C, передающие импульсы медленной боли, выделяют вещество P.Глутамат и Sustance p — два нейротрансмиттера, которые помогают передавать импульс от нервных окончаний, то есть нейрона 1-го порядка, к нейрону 2-го порядка. Нейрон 2-го порядка проходит от дорсального рога спинного мозга (sustania gelatinosa) к противоположному таламусу. Дорсальный рог спинного мозга является местом расположения первого синапса в болевых путях и, как таковой, представляет собой очень мощную мишень для регуляции ноцицептивной передачи как с помощью местных сегментарных, так и супраспинальных механизмов. [2] Затем нейрон 3-го порядка от таламуса до коры (первичная и вторичная соматосенсорная кора (S1 и S2 соответственно), передняя и средняя поясная кора (ACC и MCC, соответственно) и островок). [3]

Надспинальные (или нисходящие) пути контроля боли возникают из ряда надспинальных участков. Нисходящие пути контроля боли могут быть как облегчающими, так и тормозящими. Облегчающие пути — это те, которые усиливают восприятие боли, тогда как тормозные пути подавляют восприятие боли. Баланс между торможением и фасилитацией является динамичным и может изменяться в различных поведенческих, эмоциональных, психологических и патологических состояниях. [3] Нисходящие пути контроля боли играют решающую роль в определении ощущения как острой, так и хронической боли. [2] Облегчающие и тормозящие пути описаны ниже.

Изображение, показывающее участки контроля надраспинальной боли. [4]

Способствующие и тормозящие пути [править | править источник]

На основании надспинальных сайтов: [править | править источник]
  1. Периакведуктальная серая и ростровентромедиальная система мозгового вещества (PAG_RVM)

Периакведуктальная серая часть среднего мозга тесно связана с лобной долей коры головного мозга, гипоталамусом и лимбическими структурами переднего мозга, включая миндалевидное тело.PAG проецируется на RVM, который, в свою очередь, отправляет свой выходной сигнал в пластинки дорсального рога, важные для ноцицептивной функции. Ростровентромедиальный мозг (RVM) играет важную роль в нисходящей модуляции ноцицепции, что может приводить либо к ингибированию, либо к облегчению ноцицептивных и не ноцицептивных входов. Нисходящие выступы от RVM доходят до дорсальных рогов спинного мозга, где они соединяются с первичными афферентными окончаниями, нейронами второго и третьего порядка, а также с интернейронами и, таким образом, либо подавляют, либо облегчают болевые ощущения.Нисходящая ингибирующая функция RVM связана с активностью OFF-клеток, которая может быть значительно усилена эндогенными опиоидами, такими как энкефалин и эндорфины.

Миндалевидное тело, как известно, является важным реле для системы PAG-RVM в анальгетических состояниях, связанных с сильным страхом, и опиоидным действием в базолатеральном ядре миндалины рекрутирует OFF-клетки в RVM. Эта система играет ключевую роль в организации стратегий борьбы с внутренними и внешними стрессорами, а также считается центральным местом действия анальгетиков, включая опиоиды, ингибиторы циклооксигеназы и каннабиноиды.

Медиальная преоптическая область — это первичный участок, в котором простагландин E2 (PGE2) действует для организации вегетативных, нейроэндокринных и поведенческих элементов реакции на болезнь. Активация дорсомедиального ядра гипоталамуса, области, участвующей в вегетативных аспектах ответа на психологическую реакцию. стресс, также вызывает поведенческую гипералгезию, опосредованную ON-клетками.

2. Две области каудального мозга, дорсальное ретикулярное ядро ​​(DRt) и каудально-латеральное вентролатеральное мозговое вещество (VLM), также играют важную роль в модуляции боли.VLM сильно подавляет поведенческие ноцицептивные реакции. DRt способствует поведенческим мерам ноцицепции. [2]

На основе нейротрансмиттеров:
[3] [редактировать | править источник]
Опиоидный путь [править | править источник]

Нисходящие выступы от RVM доходят до дорсальных рогов спинного мозга, где они соединяются с первичными афферентными окончаниями, нейронами второго и третьего порядка, а также интернейронами. Нисходящая ингибирующая функция RVM связана с активностью OFF-клеток, которая может быть значительно усилена эндогенными опиоидами.Исследования нейровизуализации продемонстрировали, что обезболивание плацебо зависит от активации систем подавления боли в корковых и подкорковых областях, включая ростральные ACC и PAG. Повышенная активация этих областей мозга, по-видимому, связана с обезболиванием плацебо.

Серотонинергический путь [править | править источник]

Серотонин (5-HT) и норэпинефрин участвуют в модуляции эндогенной боли. Норэпинефрин и 5-HT могут высвобождаться по нисходящим болевым путям, чтобы модулировать ноцицептивную передачу сигналов в спинном мозге.Норэпинефрин подавляет боль через α2-адренорецепторы, в то время как 5-HT, по-видимому, обладает болеутоляющими и тормозящими функциями. РВМ-нейроны, которые имеют глицинергические или ГАМКергические проекции на спинной мозг, чтобы опосредовать антиноцицепцию.

В зависимости от подтипа рецептора спинномозговой 5-HT может оказывать ингибирующее или облегчающее действие на боль. Например, спинальная блокада ингибирующих 5-HT рецепторов устраняет антиноцицептивный эффект инъекций морфина в RVM, тогда как блокада болеутоляющих 5-HT рецепторов предотвращает гипералгезию.

норадренергических путей [править | править источник]

Прямая стимуляция PAG или RVM не только увеличивает 5-HT, но и концентрацию норадреналина в спинномозговой жидкости, что приводит к уменьшению боли [3] Хотя ни PAG, ни RVM не содержат норадренергических нейронов, обе области взаимодействуют с норадренергическим стволом мозга. ядра, связанные с модуляцией боли, включая голубое пятно. Эти ядра имеют норадренергические выступы в спинной мозг, которые могут подавлять реакцию нейронов, передающих боль в спинной рог.Записи нейронов дорсального рога показали, что активированные α2-адренорецепторы гиперполяризуют пресинаптические нейроны и уменьшают высвобождение возбуждающих нейротрансмиттеров из первичных афферентных окончаний, что приводит к подавлению боли.

Немедикаментозные агенты, влияющие на модуляцию боли [править | править источник]

Немедикаментозные агенты — это другие агенты, помимо лекарств, которые влияют на системы модуляции боли.

Нефармакологические подходы к обезболиванию:

  • психологические вмешательства (включая отвлечение внимания, управление стрессом, гипноз и другие когнитивно-поведенческие вмешательства),
  • акупунктура и точечный массаж,
  • чрескожная электрическая стимуляция нервов,
  • физиотерапевтических процедур (включая массаж, тепло / холод, физиотерапию, остеопатию и хиропрактику). [5]

Накапливающиеся данные подтверждают важную роль модуляции надспинальной боли как для обезболивания, так и для гипералгезии. Множественные корковые и подкорковые области мозга и ствола головного мозга интегрируют и обрабатывают сенсорную, вегетативную и эмоциональную информацию, что приводит к активации PAG и RVM с последующим ингибированием или облегчением связанных с болью нейронов спинного рога. Эта модуляция сверху вниз актуальна как для экспериментальной, так и для клинической боли. На эти пути модуляции боли влияют воспоминания и настроение, а также социокультурный фон, поскольку различные области коры, такие как миндалина и гипоталамус, участвуют в нисходящих путях модуляции боли. [6]

Таким образом, нефармакологическая анальгезия включает ингибирование ноцицептивного входа путем активации отдельных антиноцицептивных выходов. Было показано, что электроакупунктура увеличивает экспрессию серотонина и снижает высвобождение вещества P во время электроакупунктурного ингибирования острых ноцицептивных ответов. TENS, по-видимому, вызывает как сегментарное, так и нисходящее подавление боли, поскольку ингибирование сохраняется после спинализации (устранение нисходящего ингибирования) и концентрации эндогенных Было показано, что опиоиды увеличивают спинномозговую жидкость после процедуры TENS. [5]

Ссылки будут добавлены сюда автоматически, см. Руководство по добавлению ссылок.

  1. ↑ Армандо Хасудунган. БОЛЬ! Физиология — восходящий путь, нисходящий путь боли и желатиновая субстанция. Доступно с: https://www.youtube.com/watch?v=5c8maFAhqIc [последний доступ 22.02.2020]
  2. 2,0 2,1 2,2 Heinricher MM, Tavares I, Leith JL, Lumb BM. Нисходящий контроль ноцицепции: специфичность, набор и пластичность.Обзоры исследований мозга. 2009 1 апреля; 60 (1): 214-25.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 Staud R. Важная роль облегчения и торможения ЦНС при хронической боли. Международный журнал клинической ревматологии. 1 декабря 2013 г .; 8 (6): 639.
  4. ↑ Heinricher MM, Tavares I, Leith JL, Lumb BM. Нисходящий контроль ноцицепции: специфичность, набор и пластичность. Обзоры исследований мозга. 2009 1 апреля; 60 (1): 214-25.
  5. 5,0 5.1 Pak SC, Micalos PS, Maria SJ, Lord B. Нефармакологические вмешательства для обезболивания в парамедицине и в условиях неотложной помощи: обзор литературы. Доказательная дополнительная и альтернативная медицина. 2015; 2015.
  6. ↑ Чжо М. Нисходящая фасилитация: от фундаментальной науки к лечению хронической боли. Молекулярная боль. 2017 Март; 13: 1744806917699212.

Облегчение и подавление боли — Physiopedia


Оригинальный редактор — Manisha Shrestha

Ведущие участники

  • Определите и опишите различия между способствующими и тормозящими путями, включая их участки мозга и нейротрансмиттеры
  • Объясните и опишите, как эти пути могут быть активированы нефармакологическими агентами.

[1]

Восходящий болевой путь — это путь с афферентными волокнами. Боковой спиноталамический тракт — это восходящий тракт, по которому боль переносится от периферии к центральной. Свободные нервные окончания на тканевом уровне запускаются медиаторами воспаления (цитокинами, такими как IL-1b, IL-6 и TNF, простагландины) иммунных клеток периферических тканей после любого повреждения. Афферентные волокна Aδ, передающие импульсы быстрой боли, выделяют глутамат. Волокна типа C, передающие импульсы медленной боли, выделяют вещество P.Глутамат и Sustance p — два нейротрансмиттера, которые помогают передавать импульс от нервных окончаний, то есть нейрона 1-го порядка, к нейрону 2-го порядка. Нейрон 2-го порядка проходит от дорсального рога спинного мозга (sustania gelatinosa) к противоположному таламусу. Дорсальный рог спинного мозга является местом расположения первого синапса в болевых путях и, как таковой, представляет собой очень мощную мишень для регуляции ноцицептивной передачи как с помощью местных сегментарных, так и супраспинальных механизмов. [2] Затем нейрон 3-го порядка от таламуса до коры (первичная и вторичная соматосенсорная кора (S1 и S2 соответственно), передняя и средняя поясная кора (ACC и MCC, соответственно) и островок). [3]

Надспинальные (или нисходящие) пути контроля боли возникают из ряда надспинальных участков. Нисходящие пути контроля боли могут быть как облегчающими, так и тормозящими. Облегчающие пути — это те, которые усиливают восприятие боли, тогда как тормозные пути подавляют восприятие боли. Баланс между торможением и фасилитацией является динамичным и может изменяться в различных поведенческих, эмоциональных, психологических и патологических состояниях. [3] Нисходящие пути контроля боли играют решающую роль в определении ощущения как острой, так и хронической боли. [2] Облегчающие и тормозящие пути описаны ниже.

Изображение, показывающее участки контроля надраспинальной боли. [4]

Способствующие и тормозящие пути [править | править источник]

На основании надспинальных сайтов: [править | править источник]
  1. Периакведуктальная серая и ростровентромедиальная система мозгового вещества (PAG_RVM)

Периакведуктальная серая часть среднего мозга тесно связана с лобной долей коры головного мозга, гипоталамусом и лимбическими структурами переднего мозга, включая миндалевидное тело.PAG проецируется на RVM, который, в свою очередь, отправляет свой выходной сигнал в пластинки дорсального рога, важные для ноцицептивной функции. Ростровентромедиальный мозг (RVM) играет важную роль в нисходящей модуляции ноцицепции, что может приводить либо к ингибированию, либо к облегчению ноцицептивных и не ноцицептивных входов. Нисходящие выступы от RVM доходят до дорсальных рогов спинного мозга, где они соединяются с первичными афферентными окончаниями, нейронами второго и третьего порядка, а также с интернейронами и, таким образом, либо подавляют, либо облегчают болевые ощущения.Нисходящая ингибирующая функция RVM связана с активностью OFF-клеток, которая может быть значительно усилена эндогенными опиоидами, такими как энкефалин и эндорфины.

Миндалевидное тело, как известно, является важным реле для системы PAG-RVM в анальгетических состояниях, связанных с сильным страхом, и опиоидным действием в базолатеральном ядре миндалины рекрутирует OFF-клетки в RVM. Эта система играет ключевую роль в организации стратегий борьбы с внутренними и внешними стрессорами, а также считается центральным местом действия анальгетиков, включая опиоиды, ингибиторы циклооксигеназы и каннабиноиды.

Медиальная преоптическая область — это первичный участок, в котором простагландин E2 (PGE2) действует для организации вегетативных, нейроэндокринных и поведенческих элементов реакции на болезнь. Активация дорсомедиального ядра гипоталамуса, области, участвующей в вегетативных аспектах ответа на психологическую реакцию. стресс, также вызывает поведенческую гипералгезию, опосредованную ON-клетками.

2. Две области каудального мозга, дорсальное ретикулярное ядро ​​(DRt) и каудально-латеральное вентролатеральное мозговое вещество (VLM), также играют важную роль в модуляции боли.VLM сильно подавляет поведенческие ноцицептивные реакции. DRt способствует поведенческим мерам ноцицепции. [2]

На основе нейротрансмиттеров:
[3] [редактировать | править источник]
Опиоидный путь [править | править источник]

Нисходящие выступы от RVM доходят до дорсальных рогов спинного мозга, где они соединяются с первичными афферентными окончаниями, нейронами второго и третьего порядка, а также интернейронами. Нисходящая ингибирующая функция RVM связана с активностью OFF-клеток, которая может быть значительно усилена эндогенными опиоидами.Исследования нейровизуализации продемонстрировали, что обезболивание плацебо зависит от активации систем подавления боли в корковых и подкорковых областях, включая ростральные ACC и PAG. Повышенная активация этих областей мозга, по-видимому, связана с обезболиванием плацебо.

Серотонинергический путь [править | править источник]

Серотонин (5-HT) и норэпинефрин участвуют в модуляции эндогенной боли. Норэпинефрин и 5-HT могут высвобождаться по нисходящим болевым путям, чтобы модулировать ноцицептивную передачу сигналов в спинном мозге.Норэпинефрин подавляет боль через α2-адренорецепторы, в то время как 5-HT, по-видимому, обладает болеутоляющими и тормозящими функциями. РВМ-нейроны, которые имеют глицинергические или ГАМКергические проекции на спинной мозг, чтобы опосредовать антиноцицепцию.

В зависимости от подтипа рецептора спинномозговой 5-HT может оказывать ингибирующее или облегчающее действие на боль. Например, спинальная блокада ингибирующих 5-HT рецепторов устраняет антиноцицептивный эффект инъекций морфина в RVM, тогда как блокада болеутоляющих 5-HT рецепторов предотвращает гипералгезию.

норадренергических путей [править | править источник]

Прямая стимуляция PAG или RVM не только увеличивает 5-HT, но и концентрацию норадреналина в спинномозговой жидкости, что приводит к уменьшению боли [3] Хотя ни PAG, ни RVM не содержат норадренергических нейронов, обе области взаимодействуют с норадренергическим стволом мозга. ядра, связанные с модуляцией боли, включая голубое пятно. Эти ядра имеют норадренергические выступы в спинной мозг, которые могут подавлять реакцию нейронов, передающих боль в спинной рог.Записи нейронов дорсального рога показали, что активированные α2-адренорецепторы гиперполяризуют пресинаптические нейроны и уменьшают высвобождение возбуждающих нейротрансмиттеров из первичных афферентных окончаний, что приводит к подавлению боли.

Немедикаментозные агенты, влияющие на модуляцию боли [править | править источник]

Немедикаментозные агенты — это другие агенты, помимо лекарств, которые влияют на системы модуляции боли.

Нефармакологические подходы к обезболиванию:

  • психологические вмешательства (включая отвлечение внимания, управление стрессом, гипноз и другие когнитивно-поведенческие вмешательства),
  • акупунктура и точечный массаж,
  • чрескожная электрическая стимуляция нервов,
  • физиотерапевтических процедур (включая массаж, тепло / холод, физиотерапию, остеопатию и хиропрактику). [5]

Накапливающиеся данные подтверждают важную роль модуляции надспинальной боли как для обезболивания, так и для гипералгезии. Множественные корковые и подкорковые области мозга и ствола головного мозга интегрируют и обрабатывают сенсорную, вегетативную и эмоциональную информацию, что приводит к активации PAG и RVM с последующим ингибированием или облегчением связанных с болью нейронов спинного рога. Эта модуляция сверху вниз актуальна как для экспериментальной, так и для клинической боли. На эти пути модуляции боли влияют воспоминания и настроение, а также социокультурный фон, поскольку различные области коры, такие как миндалина и гипоталамус, участвуют в нисходящих путях модуляции боли. [6]

Таким образом, нефармакологическая анальгезия включает ингибирование ноцицептивного входа путем активации отдельных антиноцицептивных выходов. Было показано, что электроакупунктура увеличивает экспрессию серотонина и снижает высвобождение вещества P во время электроакупунктурного ингибирования острых ноцицептивных ответов. TENS, по-видимому, вызывает как сегментарное, так и нисходящее подавление боли, поскольку ингибирование сохраняется после спинализации (устранение нисходящего ингибирования) и концентрации эндогенных Было показано, что опиоиды увеличивают спинномозговую жидкость после процедуры TENS. [5]

Ссылки будут добавлены сюда автоматически, см. Руководство по добавлению ссылок.

  1. ↑ Армандо Хасудунган. БОЛЬ! Физиология — восходящий путь, нисходящий путь боли и желатиновая субстанция. Доступно с: https://www.youtube.com/watch?v=5c8maFAhqIc [последний доступ 22.02.2020]
  2. 2,0 2,1 2,2 Heinricher MM, Tavares I, Leith JL, Lumb BM. Нисходящий контроль ноцицепции: специфичность, набор и пластичность.Обзоры исследований мозга. 2009 1 апреля; 60 (1): 214-25.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 Staud R. Важная роль облегчения и торможения ЦНС при хронической боли. Международный журнал клинической ревматологии. 1 декабря 2013 г .; 8 (6): 639.
  4. ↑ Heinricher MM, Tavares I, Leith JL, Lumb BM. Нисходящий контроль ноцицепции: специфичность, набор и пластичность. Обзоры исследований мозга. 2009 1 апреля; 60 (1): 214-25.
  5. 5,0 5.1 Pak SC, Micalos PS, Maria SJ, Lord B. Нефармакологические вмешательства для обезболивания в парамедицине и в условиях неотложной помощи: обзор литературы. Доказательная дополнительная и альтернативная медицина. 2015; 2015.
  6. ↑ Чжо М. Нисходящая фасилитация: от фундаментальной науки к лечению хронической боли. Молекулярная боль. 2017 Март; 13: 1744806917699212.

Облегчение и торможение внимания: функциональная диссоциация альфа-активности до стимула, компонентов P1 и N1

Основные моменты

В этом исследовании ЭЭГ участники постоянно обращали внимание только на одно полушарие.

С одной стороны, когда-либо актуальной, внимание не модулировало предстимульную альфа-активность.

Внимание модулировало P1 только ипсилатерально, а N1 — двусторонне.

Альфа-активность до стимула, P1 и N1 отражают различные аспекты внимания.

Внимание привлекается множеством тормозных и стимулирующих нейронных механизмов.

Abstract

Внимание — способность уделять внимание одним вещам, игнорируя другие, — лучше всего можно охарактеризовать как возникающее свойство многих нейронных механизмов, способствующих и тормозящих, работающих вместе для разрешения конкуренции за ресурсы обработки и контроля поведения.Предыдущие исследования ЭЭГ и МЭГ, изучающие нейронные механизмы, лежащие в основе облегчения и подавления обработки стимулов, обычно использовали парадигмы, требующие чередующихся сдвигов внимания в пространственной области, причем стимулы возникали как в обслуживаемых, так и в необслуживаемых местах. Эти исследования обычно наблюдали более сильные альфа-колебания перед стимулом по сравнению с несущественными для задачи по сравнению с соответствующими задними областями и двусторонние модуляции внимания при ранней обработке сенсорной информации. Напротив, в текущей серии экспериментов участники постоянно обращали внимание только на одно полушарие, а стимулы предъявлялись только в выбранном месте, давая нам возможность выяснить тормозящие и облегчающие эффекты внимания в мозге в контексте, в котором пространственная релевантность был исправлен.Мы обнаружили, что постоянное внимание к одному полушарию не модулирует предстимульную альфа-активность в ипсилатеральных областях, но действительно приводит к идеально латерализованному эффекту внимания P1 на ипсилатеральные задние области. Более того, мы обнаружили двусторонний эффект N1. Эти данные предполагают, что альфа-активность перед стимулом, P1 и N1 отражают качественно разные аспекты внимания; В то время как активность альфа-диапазона перед стимулом может отражать нисходящий тормозной механизм, который критически зависит от функциональной конкуренции между релевантными для задачи и нерелевантными сенсорными областями, ипсилатеральный эффект P1 может отражать запускаемое стимулом блокирование сенсорной обработки в нерелевантных сетях и Эффект N1 упрощает обработку, соответствующую задаче.

Ключевые слова

Внимание

ERP

Alpha

P1

Brain

EEG

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

Copyright © 2015 Elsevier Inc. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Работа с производством — Развитие облегчения и сдерживания

Первый шаг, который ученик должен сделать перед запуском задачи, — это остановить — и , а не , чтобы перейти к задаче.Студенты, которые делают качественную работу, редко начинают работать, не задумываясь. Такие учащиеся подавляют свою первую реакцию и вместо этого содействуют или выбирают стратегии, которые приведут к лучшим результатам. Например, они могут лучше предварительно просмотреть свои варианты или составить пошаговый план, прежде чем делать заявление, писать отчет, решать математические задачи или выполнять другие задания.

Основная цель контроля фасилитации и торможения — замедлить или даже помешать ученику действовать в соответствии с его первым импульсом, действием или заявлением.Кроме того, в двигательном движении важную роль играют фасилитация и торможение. Например, когда ученик ведет баскетбольный мяч или вырезает рисунок, он может выбирать двигательные движения, которые эффективны и действенны, при этом запрещая ненужные движения.

Вот несколько стратегий по развитию у учащихся навыков фасилитации и сдерживания.

Полезные советы

  • Содействовать активному планированию, постановке целей и выбору наилучших стратегий. Предоставьте учащимся контрольные списки, письменные напоминания, словесные подсказки и т. Д.для облегчения их успеха в изучении альтернативных стратегий. Студентам может быть полезно составить собственное «меню» стратегий, которое они часто используют, чтобы иметь под рукой.
  • Задержки в институте, требующие от студентов планирования перед запуском задания: «Вы можете начать это задание через 5 минут, не раньше. Пожалуйста, потратьте первые 5 минут на планирование ».
  • Моделируйте методы планирования для учащихся, «думая вслух» во время выполнения задания, например: «Теперь я рисую картину того, что происходит в математической задаче, чтобы помочь мне понять, что делать, прежде чем я выберу операцию» и т. Д.
  • Сохраните файл с планами работы и планами социального взаимодействия, которые студенты могут просмотреть в любое время, чтобы увидеть потенциальные выгоды от запрета первой реакции, предварительного просмотра вариантов и стратегий планирования.
  • Обучайте стратегиям решения проблем, первым шагом которых является «СТОП-ДУМАТЬ-ПЛАНИРОВАТЬ-НАЧАТЬ». Попросите учащихся смоделировать эти стратегии. Групповое планирование, например, позволяет ученикам опосредованно наблюдать за мышлением и планированием других учеников.
  • Попросите учащихся использовать программу обработки текстов на компьютере для разработки шаблонов или планов выполнения заданий для последующего использования, e.g., шаблон для выполнения моей домашней работы, для решения задачи по математике, для обращения за помощью в классе и т. д.
  • Просмотрите результаты задач, предложив учащимся провести мозговой штурм альтернативных стратегий, которые отвечают на вопрос: «Что я мог сделать (или сказать), чтобы изменить результат?» Обзор результатов также может быть включен в области содержания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.