Эгоизм человека: Эгоизм — здоровый и не очень – Психология без соплей

Эгоизм — здоровый и не очень – Психология без соплей

В психологии очень мало такого, о чем можно говорить с уверенностью. Кругом одни лишь гипотезы и предположения. Теорий личности существует множество, теорий возникновения невроза тоже уйма, теорий и техник психотерапии еще больше. Но все теории сходятся, как минимум, в одном фундаментальном принципе.

Воспитание и христианская мораль учат нас заботиться о других людях, почитать родителей, помогать слабым и противостоять тиранам. Нас учат, что высшее достижение — это подвиг, совершенный во благо всего человечества. Нам рассказывают сказки о героях, отдавших свою жизнь ради спасения других людей. И нас учат испытывать вину за всякое проявление эгоизма, здорового или невротического — без разницы.

А психология утверждает обратное — все, что бы ни делал человек, он делает ради своего собственного блага. Нет в человеческой мотивации ничего иного, кроме беспросветного эгоизма. В каждом поступке человека за ширмой его доброты, благородства и бескорыстия легко обнаружить эгоистичную мотивацию. И эта мотивация не вторична — за этой отговоркой спрятаться не получится — эгоистичная мотивация всегда первична!

Но в этом эгоизме нет ничего плохого. Нечего стыдиться — такова сама человеческая природа, и бороться с ней, значит, восставать против инстинкта самосохранения. Моральные идеалы, какими мы привыкли их видеть, содержат в себе фундаментальную ошибку — они исходят из того, что человек от рождения испорчен и потому нуждается в оковах нравственности. Но так ли это на самом деле? От чего «звереет» человек? Не от этих ли самых оков, которые на него надевают в раннем детстве?

Есть мнение, что эгоизм разрушает общество, и поэтому должен быть искоренен. Но так ли это на самом деле? Цель врожденного естественного эгоизма — выживание. И если общественный порядок будет объективно более эффективным способом выживания, эгоизм такому обществу будет только рад и всегда будет его поддерживать. Животные, вон, живут стаями, а ведь у них нет никакой морали, их никто не учит, что надо быть добрыми к ближнему своему. Их эгоистичный инстинкт самосохранения сообщает им: стая — лучший способ выживать, а значит надо поддерживать интересы стаи, как свои собственные. А человеческий эгоизм не глупее звериного…

Противостояние между эгоизмом и общественной моралью возникает по чистому недоразумению. Что говорят священные тексты всех религий о деяниях своих святых? — Что они отдавали себя настоящему служению, что они были чисты и благородны в своих побуждениях, что они заботились о своих близких больше, чем о самих себе. Но ведь в том-то и дело — это святые люди, лишенные привычного нам Эго и его «-изма». А как быть всем нам, кому до святости очень далеко?

[[Продолжение — разумный эгоизм и правда о бескорыстии]]

((Думаете, я для вас стараюсь?))

И вот здесь совершается логическая ошибка. Бескорыстное благородное поведение святого человека — это результат святости, а не путь к ней. Святой человек находится в совершенно ином состоянии сознания. Его центр личности покоится в другом месте, а его Эго становится периферийной инстанцией, и вместе с этой трансформацией из него уходит тот самый «аморальный» эгоизм.

Но его место теперь занимает «божественный» эгоизм. Святые люди все так же следуют только своей внутренней мотивации, своей собственной воле, и даже помогая другим, они все так же решают какую-то свою внутреннюю задачу. Разница в том, что теперь их воля тождественна воле Бога, и потому со стороны их поведение кажется экстраординарным, внеличностным и внеэгоистичным.

Институты нравственного воспитания исходят из ошибочной посылки, что повторение моделей поведения святого человека есть путь к достижению святости. Это в лучшем случае. В худшем — если воспитатели не заблуждаются на счет природы святости, значит, они хотят превратить мораль в кнут и пряник и использовать ее для подавления индивидуальности.

Мораль говорит, что эгоизм — это худшее, что есть в человеке. Нас учат наступать на горло собственной песне ради того, чтобы быть зачисленными в ряды хороших и достойных людей. Нас учат стыдиться своей собственной природы и разыгрывать из себя тех, кем мы не являемся, ради сомнительного счастья быть принятыми в обществе людей, успешно обманувших себя.

В свое время Фрейд выпустил на свободу человеческую сексуальность и тем самым избавил очень многих людей от огромной силы внутреннего конфликта. Сексуальный инстинкт невозможно выключить — его можно только подавить. Но сколько себя не обманывай, сколько не замалчивай, инстинкт всегда найдет себе выход на поверхность — по-хорошему или по-плохому. То же самое и с эгоизмом — сколько от него не прячься, никуда на скрыться, а чем больше ему сопротивляешься, тем более тяжелые последствия наступают.

Мы все — эгоисты от и до. Но по дурацкому стечению обстоятельств очень хотим видеть себя какими-то другими. Мы находим великую честь в благородстве, в альтруизме, в помощи нуждающимся. Мы заботимся о своих близких и тех, кого любим. Мы беспокоимся о будущем детей, о детенышах тюленей, об экологии и о мире во всем мире. Но при этом отказываемся взглянуть правде в глаза — на самом деле мы заботимся только о самих себе.

И этот самообман никода не проходит бесследно. Оглянитесь вокруг — девять из десяти ваших знакомых страдают от глубокого внутреннего конфликта на почве неудовлетворенного эгоизма. Люди вокруг не удовлетворены своей жизнью из-за того, что не принимают во внимание голоса и желаний своей души. В раннем детстве им внушили идею о греховности эгоистичных желаний и всю жизнь они только тем и занимаются, что воюют сами с собой, потому что нет у человека никаких других желаний, кроме эгоистичных. А как можно получать радость от жизни, запрещая себе желать?

Разумный эгоизм

Разумный эгоизм — это ни что иное, как зов нашей души. Проблема в том, что «нормальный» взрослый человек уже не слышит голоса естественного эгоизма. То, что под видом эгоизма доходит до его сознания, — это патологическая самовлюбленность, ставшая результатом долгого подавления импульсов естественного эгоизма.

Здоровый эгоист куда ближе к святости, чем всякий убежденный праведник, потому что меньше себя обманывает. Праведник верит, что напрягая свою эгоистичную волю он может справиться со своим эгоизмом. Ему кажется, что подавляя эгоистичные импульсы, он приближается к святости и Богу. Но на деле он этим только увеличивает свой внутренний конфликт и все больше отдаляет себя от Бога.

Чем сильнее человек верит в бескорыстность своих помыслов и поступков, тем он несчастнее. Он может совершить величайшие подвиги милосердия, но при этом его собственная жизнь так и останется пустой и безвкусной. Подобный самообман умерщвляет.

Есть и другой случай, когда кажется, что человек плюет на всех и живет только для себя. Но это все та же самая проблема, только вывернутая наизнанку. Подчинение морали или бунт против нее — это одно и то же. И эти прожженные эгоисты точно так же находятся в состоянии внутреннего конфликта по поводу своего эгоизма. Они бунтуют против запрета на самовлюбленность, но при этом точно так же чувствуют вину за свое поведение, и это приводит к новому витку эскалации — бунту против чувства вины и очередным попыткам доказать себе свое право послать всех к черту, и обратно к новому чувству вины.

Эгоистичны все без исключения. Если вы знаете человека, который в жизни совершил хоть один поступок безо всякой личной выгоды, то это был не человек… либо это был святой, либо вы не видите скрытой выгоды от совершенного поступка, либо просто хотите продолжать себя дурить.

Та разница между людьми, которую легко заметить, когда речь заходит об эгоизме, обусловлена не уровнем эгоизма, а уровнем их самообмана на сей счет. Самый нездоровый эгоизм у праведников и бунтарей. И те, и другие в равной мере воюют со своей собственной природой, доказывая окружающим свою доброту или злобу. Внутренний конфликт они пытаются разрешить вовне, но им это никогда не удается. И со стороны они выглядят наиболее ущербно — болезненно самовлюбленно или так же болезненно кротко.

Более здоровая версия эгоизма у людей, отдающих себе отчет в том, что ничего, кроме собственных интересов у них в жизни нет. Но до тех пор, пока они продолжают раскачиваться на маятнике гордости–ничтожества, их эгоизм окрашен в ядовитые тона самовлюбленности. Эти люди более трезво смотрят на мир и со стороны выглядят не такими уж эгоистами. Обратите внимание на этот фокус. Чем более честен человек в отношении собственной мотивации, тем менее эгоистично выглядят его поступки или, по-крайней мере, его эгоизм выглядит оправданным, разумным, трезвым, и потому не вызывает отторжения.

Возьмем пример. Два человека: здоровый и нездоровый эгоисты. Оба совершают один и тот же поступок — делают близкому человеку подарок. Здоровый эгоист отдает себе отчет в том, что подарок он делает для себя, что это ему самому нравится дарить подарки и ему нравится получать что-то в ответ. Его игра «в подарки» очевидна и прозрачна — он не скрывает своей корысти ни от себя, ни от другого человека, а значит не остается никакого камня за пазухой. Здоровый эгоист корыстен, но честен.

А нездоровый неосознанный эгоист поступает иначе — он не отдает себе отчета в том, что им движет только личный интерес, он верит, что делает подарок от всего сердца и не имеет при этом никаких задних мыслей. Но на более глубоком уровне им движет все тот же личный корыстный интерес — он тоже хочет получить что-то взамен, но хочет это получить тайком, безответственно. Если он это получает, то все хорошо, но если по какой-то причине реакция на подарок его не устраивает, вся его корысть тут же выходит наружу — он начинает обижаться, психовать, требовать справедливости и проклинать чужой эгоизм. Так он вынуждает другого человека расплатиться по счетам за все полученные «бескорыстные подарки».

Нездоровый эгоист точно так же корыстен, как и здоровый, только при этом еще делает вид, что никакой личной выгоды в его поступке нет, и очень гордится этим своим показным самоотречением.

В человеке нет ничего, кроме собственного эгоистичного «Хочу!», и чем отчетливее он это видит, тем проще и естественней его жизнь, тем проще и естественней его отношения с людьми. Эгоизм — совершенно здоровое чувство, если перестать его стесняться. Чем больше от него прячешься, тем больше он прорывается наружу в виде необоснованных обид и попыток манипулировать людьми себе на благо. А чем больше его признаешь, тем отчетливее понимаешь, что этот самый эгоизм и заставляет нас чтить свободу и интересы другого человека. Осознанный разумный эгоизм — единственный путь к здоровым и конструктивным отношениям между людьми.

p. s.

Разрешить себе быть честным здоровым эгоистом — большое достижение, но это только полдела. Если при этом не будет решена проблема гордости-ничтожества, эгоизм будет в первую очередь защищать эти два невротических полюса, вместо того, чтобы выполнять главную свою задачу — транслировать голос Самости и вести человека по пути естественной самореализации.

Все грани эгоизма. 7 пунктов | Саморазвитие

Когда начинаешь рассуждать о такой неоднозначной душевной субстанции, как эгоизм, приходится все время себе напоминать, что все мы выходцы из общества, в котором блюсти свои интересы считалось до такой степени постыдным, что лучше бы их было и не иметь вовсе. В идеале интересы каждого из нас должны были сливаться в безграничном единении с интересами миллионов других людей. Что же сегодня стоит за личной выгодой и интересами, которые так самозабвенно отстаивает эгоист, и что их порождает?

Часто под охраной эгоизма находятся далеко не только «постыдное» стремление подчинить окружающее пространство собственной воле, а и множество других проявлений, настоятельно требующих как минимум отстраненного отношения к мнению окружающих, а то и прямого бунта против общепринятых, устоявшихся норм. Давайте разберемся – что же сохраняет эгоизм?

1. УНИКАЛЬНОСТЬ

Часто эгоизм является свидетельством того, что человек умудрился-таки обнаружить самого себя! И в этом случае эгоист отстаивает нерушимость своих личностных границ, своего способа жизни, независимость от «усредняющего» пресса общественного мнения, морали или других общепринятых способов научить вас жить «как все».

Недаром кто-то умный заметил, что «настоящий эгоизм заключается в том, чтобы постараться прожить свою жизнь так, как тебе хочется и нравится, а не так, как тебя заставляют внешние обстоятельства». И это даже не на уровне литературно-философского «Тварь я дрожащая или право имею?», а на простеньком, бытовом уровне обустройства и жизнеобеспечения своего ежедневного существования. Попробуйте-ка отказаться от ежесекундно подсовываемой понятной и относительно доступной программы «счастливой жизни»!

2. ТВОРЧЕСТВО

Одна из разновидностей эгоизма – эгоизм творца, когда вся собственная жизнь и жизнь окружающих подчиняется исключительно потребности пребывать в творческом состоянии. Художник, к примеру, не может не быть эгоистом, потому как наша жизнь устроена таким образом, что либо он перестанет быть художником, либо станет эгоистом.

При этом можно выделить две разновидности эгоизма – эгоистичное использование окружающих и не менее эгоистичное саморазрушение, когда в жертву поискам вдохновения приносится собственная жизнь.

Достаточно вспомнить трагические судьбы бесчисленных женщин великих французских живописцев и то специфически потребительское к ним отношение, которым прославились большинство из гениальных творцов. Как говорится, «плох тот художник, у которого нет запасной музы». Ну, или отчаянное самоуничтожение, в которое периодически вовлекаются молодые талантливые музыканты, в итоге образовавшие знаменитый заочный «клуб двадцати семи», не так давно, кстати, пополнившийся очередным рано ушедшим музыкальным дарованием.

3. ГЕНИАЛЬНОСТЬ

Схожие механизмы действуют и в случае гениальной одаренности человека в любой из сфер жизни. Он просто обречен на одиночество непонимания, которое со стороны вполне может казаться проявлением эгоизма. А как по-другому можно воспринимать человека, который так далеко ушел от своих коллег в понимании предмета своего научного или художественного интереса, что зачастую даже самым прозорливым из них не без оснований кажется, что он сошел с ума?

Тут уместно будет напомнить о трагической судьбе умершего в сумасшедшем доме гениального композитора Модеста Мусоргского, произведения которого из лучших побуждений были «подправлены» его не менее талантливым товарищем по музыкальному цеху Римским-Корсаковым. Маэстро решил, что его гениальный современник просто немного «не доучился» и позволил себе «облагородить» опередившие минимум на полвека развитие музыкального языка созвучия.

Так что, пожалуй, единственно приемлемый для гениев режим существования описан в одной старинной пословице: «Следуй своей дорогой, и пусть окружающие говорят все, что им вздумается».

4. КРАСОТА

То, что красавицы эгоистичны, давно уже стало в художественной литературе «общим местом», как и то, что «красота требует жертв». Так вот, очень похоже, что этот самый эгоизм, или, точнее, эгоцентризм, красивой женщины и есть та главная жертва, которую она приносит своей внешности. Мало того, что для обслуживания и поддержания красоты требуется немало средств и времени, так еще и все, что связано с главной женской физиологической особенностью – способностью к деторождению, как говорится, «портит фигуру». Хорошо, ежели эта красота индивидуального, так скажем, пользования и является предметом гордости ближайшего окружения, а если человек ею деньги зарабатывает, что тогда? Ведь не только целая индустрия красоты кормится вокруг стремления прекрасной половины человечества стать еще привлекательнее, но еще и множество СМИ, начиная с бульварных газетенок и заканчивая солидными изданиями, заботливым глазом присматриваются: «А вернулась ли такая-то знаменитость к своим прежним параметрам после рождения потомства?»

И тут перед красавицей становится нешуточный выбор – «либо плоский живот, либо ребенок», как сказала одна имеющая прямое отношение к модельному бизнесу клиентка. Так что не все так однозначно, как бы странно ни звучало подобное противопоставление для носителей «традиционных» ценностей. Недаром в голливудской тусовке в последние годы распространилась мода на усыновление разномастных отпрысков, желательно из стран победнее, – тут тебе и имидж, и благотворительность, и благородство, и какое-никакое продолжение рода.

5. УСПЕХ

Примерно такая же участь ожидает и баловней всевозможного рода «успехов». Лидеры по определению одиноки. Одиночество и есть признак лидерства в любой сфере. Мало того, успешного человека и определяют по тому, насколько он умеет поддерживать этот «отрыв», дистанцию между собой и остальными соревнующимися. Так что чем ближе к верхушке пирамиды успеха, тем меньше попутчиков.

6. ЛЮБОВЬ

Кстати, одно из самых эгоистичных состояний – любовь. В случае взаимности это вообще сплошной «эгоизм на двоих». И даже после своего окончания она требует вознесения – хотя бы на надгробный пьедестал. Недаром ведь женщинам важно остаться в памяти «самой-самой», даже если все заканчивается не так, как хотелось. Впрочем, мужики частенько грешат такими же сантиментами. Так что самолюбие – последнее пристанище угасшей любви…

7. УХОД

Ну и, наконец, люди чаще всего умирают не просто в одиночестве, а в эгоистичном одиночестве, особенно если процесс ухода затягивается настолько, что смерть начинает занимать умирающего намного больше, чем суета последних мгновений жизни.

Я уже не говорю про предельный эгоизм самоубийцы. Ведь очевидно, что после суицида на руинах завершенной жизни, как правило, приходится жить детям «добровольно ушедшего», что, как вы понимаете, счастья им не добавляет.

Кстати, в традиционных культурах жить так, как будто ты бессмертен, считалось как минимум неприличным. А неподготовленный уход воспринимался прежде всего как эгоистичное и крайне непочтительное отношение к окружающим. Поскольку к смерти, как и к любому другому серьезному делу, нужно было подготовиться заранее, не только духовно, но и материально. То есть как минимум приготовить себе последнее «приданое» – то, во что будут обряжать. Хотя бы для того, чтобы убитые горем родственники не метались в поисках и сомнениях – а что бы ему/ей понравилось.

Так что современный культ долгой, здоровой и «бессмертной» жизни, при котором факт смерти воспринимается как «неприятная случайность», и есть проявление эгоизма целой цивилизации, провозгласившей обязательность счастливой жизни вопреки очевидной обязательности смерти.

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

Эгоизм человека – происхождение, сущность, проявления

Эгоизм человека – происхождение, сущность и его проявления

СОДЕРЖАНИЕ СТАТЬИ отвечает на такие вопросы:

Из истории понимания, что такое эгоизм человека

Общепринятое понятие: эгоизм человека — это любовь к себе — «неповторимому, единственному и самому-самому». Это, наверное, одно из самых простых и понятных понятий, ясных даже детям.

Ибо, а что тут не понятного? – эгоизм – это, когда человек любит себя. А гиперэгоизм, гипертрофированный эгоизм, супер эгоизм, эгоцентризм – это, когда человек любит себя «очень-очень».

Ещё говорят, в народе, что эгоизм, это когда человек мнит себя «пупом земли».

История размышлений, в том числе и философских теорий, над тем, что такое эгоизм человека, в общем-то, имеет два направления:

1. Одни люди считают, что эгоизм человека – это этическая категория.

То есть, человек — эгоист или нет, это зависит от морали социума и от личной нравственности человека.

Высокая нравственность и мораль, значит: человек – альтруист – любит не себя или, чаще, не только себя, но и других людей.

А низкая мораль и нравственность или вообще отсутствие оных, так этот человек эгоист – плохой человек: любит только себя.

2. Вторая линия осмысления эгоизма, на мой взгляд, более глубокая и близкая к истинности.

Ибо здесь эгоизм рассматривается, как сущностное свойство человека или его сознания-самосознания. И резонно, как правило, замечается, что без эгоизма человек существовать не может.

Мол: А как, не любя самого себя – не относясь к себе и своей жизни, как к высшей ценности, он сможет осуществлять все свои жизненные функции?

Ибо, то самое «Я», которое в центре сознания каждого человека, имеет под собой эгоизм и проявляется, именно, как любовь к себе.

Эгоизм человека – инстинкт и (или) осознанное отношение к жизни

Дамы и господа, напоминаю, а может кому-то и сообщаю, что человек, как таковой, имеет двойственную сущность или, даже, правильнее сказать, имеет две ипостаси своей сущности: животную и духовную.

И это очевидно, если мозги не забиты религиозными и прочими идеалистическими мыслями, – если человек не имеет иллюзорного мировоззрения, а живёт «на грешной земле» и в жизненных реалиях.

Каким образом сущность человека связана с его эгоизмом

1. Человек имеет животное био тело-организм, и, в силу этого, имеет практически все свойства любого живого организма на планете Земля.

То есть, имеет ипостась животного, которая является неотъемлемой и естественно-природной его сущностью.

Как и все живые организмы, человек имеет совокупность врождённых рефлексов и комплексы рефлексов, объединённые в инстинкты, которые делают его жизнеспособным.

В частности, в русле рассматриваемого эгоизма человека, нас интересует инстинкт самосохранения. Ибо именно в основе этого комплекса рефлексов защиты и выживания, лежит основа эгоизма человека.

Это подсознательное и осознанное отношение к себе, как к нечто такому, что очень важно и ценно – что нужно беречь, жалеть — любить.

Вывод: эгоизм человека заложен в самой его животной природе, притом на уровне сущности организма – закреплён в его врождённых инстинктах – существует вне зависимости от сознания человека.

2. Человек не становится человеком вне социума и вне всего комплекса культуры, как созданного и создаваемого обществом мира людей, в отличие от природного мира.

То есть, вторая, и обоснованно считаемая наиболее важной, ипостась человека – его именно человеческая — духовная – сознательно-интеллектуальная и чувственная сущность.

Совершенно очевидно, что природный эгоизм человека может быть, как усилен его социализацией – воспитанием и самой жизнью в обществе, так и ослаблен.

Какие же здесь просматриваются закономерности?

Чем более развит человек, тем больше его эгоизм

Вопреки установившемуся мнению, что, чем менее окультурен и просвещён человек, тем более он эгоистичен, позвольте вас заверить, дамы и господа, что с эгоизмом всё обстоит с точностью до наоборот.

Как так? А всё очень просто, оказывается: чем больше духовно развит человек, тем уровень и качество его эгоизма, соответственно, возрастает.

Ибо животный инстинктивный эгоизм увеличивается, иногда на порядки, по мере духовного роста человека.

Потому что духовно развитый человек, начинает не только себя любить, как животное, но и ценить себя, притом осознанно, значительно сильнее и больше, чем человек, который имеет только врождённый эгоизм.

Разница понятна: или «голый» животный эгоизм, или этот же эгоизм, плюс ещё осознанный эгоизм.

Кто более человечен: человек, с врождённым эгоизмом, или духовный эгоист?

Вот ещё одно совершенно неверное мнение насчёт эгоизма человека:

— считается, что, чем менее эгоистичен человек, тем он более человечен – способен любить других людей, испытывать к ним сочувствие, сопереживание, жалость, понимание, и тому подобное.

Всё, опять же, наоборот. И логика здесь проще логики арифметики:

— Чем менее уровень эгоизма у человека, тем меньше он способен испытывать чувств, включая и любовь, к другим людям. Его эгоизма, буквально, хватает только на любовь к себе, а другим ничего не остаётся.

— Чем более эгоистичен человек, тем он более отзывчив на позитивные чувства к другим. Ибо его любовь, буквально, не может помещаться в рамках любви к себе: его эгоизм требует замечать и любить других людей.

Давайте посмотрим, как эгоизм человека проявляет себя в жизни, и, тогда, всё в этих выводах станет, окончательно, на место.

Эгоизм человека – основа и причина его любви, ненависти и безразличия

Напоминаю, что эгоизм – это сущностное свойство человека – основа формирования и существования его самосознания – его «Я».

Иначе говоря, эгоизм лежит в основании сознания человека и его миропонимания.

Что явно отражено в его извечном желании и стремлении и «мерить всё своим аршином», и «смотреть на всех со своей колокольни».

А ещё более, эгоизм служит источником чувственного восприятия человека и его эмоционально-чувственных реакций на мир, включая людей и самого эгоиста-человека.

Как проявляет себя эгоизм человека в его жизни
Положительные реакции и отношения эгоиста

Как я писал выше, чем более человек эгоистичен, тем более он способен быть лояльным, дружелюбным и любвеобильным к миру и людям.

Ибо любовь к себе, уже не удовлетворяет эгоиста, ему хочется большего: любить самому и чтобы его любили.

Обратите внимание: даже в желании любви к себе, человек, именно, эгоистичен – он хочет этого исходя из своего эгоизма, от большой любви к себе.

Но ещё более важно понимать, что, только человек, с мощным и развитым эгоизмом, способен на «настоящие чувства»: любовь, дружбу, отцовство, материнство, и прочее.

Ибо развитый эгоизм, буквально, заставляет его любить другого человека, ПОТОМУ ЧТО ЕМУ, ЭГОИСТУ, ХОРОШО ОТ ЭТОГО – этим утешается и в этом проявляется его любовь к себе – его эгоизм.

Негативные реакции и отношения, как проявления эгоизма человека

В самом деле, смотрите: чем более эгоистичен человек, тем более негативно он относится ко всему, что мешает ему «наслаждаться жизнью» — любить себя – быть эгоистом.

И вот это-то проявления эгоизма человека, люди замечают хорошо. И поэтому и приписывают эгоизму всяческий негатив. Мол, раз он чем-то недоволен, не любит меня или нас, значит: он эгоист, такой разэтакий.

Но позвольте, дамы и господа, а не вы ли, так же, утверждаете, что, человек, который не любит себя, не будет любим и другими?

Просто, не нужно путать и считать чем-то одинаковым, хорошее отношение к себе и безразличие к себе.

Слабый эгоизм человека, часто, как раз, и создаёт впечатление, что этот человек благодушно настроен в отношении других. Тогда как, ему, попросту, пофиг на вас: его эгоизма хватает только на любовь к себе – ему не до других людей.

Сильный, развитый эгоизм человека требует любви к нему и за это эгоист готов отвечать тем же. А за что и зачем ему любить человека, который ему нелюбим или приносит вред?

Безразличие в отношениях, как проявление эгоизма

Вот, смотрите, пример: муж или жена жалуются на нестерпимый эгоизм своих семейных партнёров. Мол, только себя любят и о себе заботятся: до жены, мужа, семьи, детей дела нет — сплошное безразличие.

На самом же деле, их плохие семейные партнёры имеют не избыток эгоизма, а, как раз, наоборот: его недостаток. Им, «бедненьким», не хватает любви к себе, чтобы понять какое это счастье для себя быть любимыми другими.

Ибо их инстинктивный эгоизм проявляется лишь в самозащите себя от других людей и обстоятельств, в виде безразличия или агрессии к ним.

Но их эгоизма никак не хватает, чтобы почувствовать и понять, что: лучше, для себя же, любить другого человека, людей, и быть, в ответ, любимым ими.

Эгоизм великих и святых

А как же Мать Тереза и прочие, причисленные к лику святых? Мол, ведь, вот у них-то эгоизма не было ни на грош: всё для людей и для людей, а о себе вообще не думали.

Да ничего подобного: мать Тереза и ей подобные люди, обладают мощнейшим эгоизмом.

Они просто обожают себя в проявлениях своего эгоизма, – любя и опекая других людей, они получают СВОЁ счастье. Конечно, такое, какое оно есть в их понимании.

А боги, например, Иисус Христос? Читайте внимательней любое Евангелие, например. Любое описанное там деяние Сына божия и любая его заповедь, по сути, — это проявление эгоизма, пусть божьего, а не человеческого.

И сам акт распятия, и поведение, при этом, Христа, что, как ни проявление эгоизма: Господи, упаси меня от ноши сией, — и прочее, в таком духе.

А великие и «великие» мира сего – значимые и знаменитые этим люди, известные в истории? Да, о чём тут говорить? – их эго, эгоизм, их таковыми и сделали, вне всякого сомнения.

Явный эгоизм человека – видимый, и эгоизм тайный – скрываемый

Как я сказал выше, с ростом духовности человека, его эгоизм повышается, иногда на порядки.

А отсюда, мы и наблюдаем среди людей такую картину:

1. Люди с низким уровнем эгоизма, – когда эгоизм около уровня инстинктивного, всячески, вольно-невольно его демонстрируют, и на словах и в своих поступках.

Это дети и люди с неразвитым сознанием и, соответственно, самосознанием.

2. Духовно развитые люди, в том числе, и в области отношений и общения людей, свой эгоизм, умышленно или (и) в силу свой культуры, скрывают – не показывают ни на словах, ни в своём поведении.

Кроме этого, эти люди, в силу своего повышенного эгоизма, обладают такими положительными для человека свойствами, как: самодостаточность, ответственность, отзывчивость к людям, и прочие добродетели.

Например, порядочные люди имеют тщательно скрываемый, иногда от самих себя, высокий эгоизм. Можно сказать, что их порядочность и основывается на высокой любви к себе и сильном самоуважении.

А вы, какого мнения-представления, что такое эгоизм человека?

Ещё статьи по схожей тематике

Что такое любовь к себе — эгоизм, нарциссизм или жлобство?

Ценность человеческой жизни – главный смысл человека

Не понимают муж, жена, дети, родители, почему, как быть?

Плохой муж, плохая жена. Какие причины и что делать

Что значит любить? Мы любим любимых или себя в них?

Что самое главное в жизни человека? Понять себя

Как сделать, чтобы тебя полюбили? Любить того, кто есть

Индивидуализм и социализация – проблема жизни личности

Плохой и хороший человек, их свойства и признаки

Качества человека и его состояния. Как их понять?

Плохой человек или хороший, кого считать плохим, как с ним общаться

Жизнь человека, как частный случай и элемент мира

Почему эгоизм может быть полезен для человека? | Психология жизни | Здоровье

Понятие «эгоизм» часто вызывает отрицательные ассоциации. Но на самом деле все не так просто, как кажется. Почему эгоизм — это хорошо, «АиФ» рассказала доктор медицинских наук, профессор кафедры социальной психологии Московского государственного областного университета Ольга Овсяник:

— «Эго» в переводе с латыни — это я, а эгоизм — это забота о своем эго. Эго отвечает за нашу безопасность, в первую очередь социальную. 

Соответственно, эгоист — это человек, который умеет обозначать свои границы, защищает свою самобытность и уникальность. 

Эгоист отстаивает свое право быть таким, каков он есть, и защищает тот мир, в котором он хочет жить. «Чужого мне не надо, но и своего я не отдам», — это тот месседж, который эгоист адресует миру. И в этом нет ничего плохого. Свое эго защищают даже животные. 

Благодаря такой позиции эгоисты чаще достигают поставленной цели и, что особенно важно, своей цели, а не той, которую ему ставила мама, бабушка или начальник. 

Эгоисты — прирожденные лидеры, потому что они знают, куда идут. Поскольку многие люди не знают своих целей, им проще и удобнее идти за целеустремленным вдохновленным человеком. 

При этом эгоисты ни под кого не прогибаются. Если их цели совпадают с целями другого человека — замечательно. Если нет — пути расходятся. И эгоист не видит в этом трагедии. 

Негативное отношение к эгоистам — родом из СССР, где эгоизм осуждался и выкорчевывался. Ведь всегда удобнее иметь дело с послушными людьми, а с эгоистом надо договариваться. Заставить эгоиста работать бесплатно или в нерабочее время не удастся. Всякого рода субботники и работа на общественных началах — не для него. Эгоист стоит на страже своих интересов (то есть оберегает свои ресурсы) и не собирается их тратить на то, чтобы было удобно другим. 

Главное — не путать эгоизм с эгоцентризмом. Эгоцентрист — это человек, зацикленный на себе. Том, кто всегда и во всем считает себя правыми и неспособен принять чужую точку. Такие люди уверены, что мир должен крутиться вокруг них. Эгоцентризм — действительно неприятное качество, и от таких людей лучше держаться подальше. 

А эгоист наполнен счастьем. Он искренне любит себя. И это правильно. 

Конечно, хорошо делиться с окружающими и заботиться о них. Но нельзя забывать о себе. Как в самолете. «Сначала надень маску на себя — потом на ребенка или того, кто рядом».

7 признаков того, что человек — эгоист | Психология для всех

Источник фото: pexels.com

Источник фото: pexels.com

Как распознать эгоистичную личность? Есть признаки, которые выдадут такого человека.

1. Эгоисты не переносят критику

Дело даже не в их завышенной самооценке, они могут потом и согласиться с критическими суждениями.

Просто изначально они очень остро и болезненно реагируют на то, что их критикуют. Хотя, иногда дело и в самооценке, и в том, что человек считается правым во всем.

2. Эгоисты склонны к самолюбованию

Они очень следят за своей внешностью, даже если эгоист – мужчина. Они самовлюбленны, считают себя крайне красивыми людьми.

Их самолюбование выражается и в постоянных рассказах и хвастовстве о своих успехах.

3. Они не жертвуют своими интересами, ради интересов других

Особенно это становится заметно в семейных отношениях, когда эгоист хочет чего-то и ему даже в голову не приходит, что кто-то может хотеть иначе.

В семейных отношениях – это люди, часто, властные, которые проявляют тиранию по отношению к своим домашним.

4. Они любят командовать даже в мелочах

У них даже тон – всегда командный. Кажется, они намеренно работали над таким поведением и тактикой, но это лишь «природный дар», который достался им вместе с эгоизмом.

И какими бы отличными руководителями они сами себя не считали, окружающие, подчас, видят их иначе.

5. Эгоисты не умеют слушать других

Источник фото: pexels.com

Источник фото: pexels.com

Им не интересны чужие проблемы. Они могут оскорбиться за то, что вы «вываливаете» на них груз своих неприятностей. Они вообще не любят неприятности, и предпочитают жить легко.

6. Эгоисты просто обожают слово «Я»

Оно звучит у них так часто, что, кажется, ни о ком и ни о чем другом, кроме себя, они не говорят вовсе.

7. Они обидчивы, если к ним проявляют хоть малейшее равнодушие

Им претит тот факт, что в каких-то ситуациях другие люди могут ставить впереди свои интересы, а не интересы эгоиста. Им это порождает массу проблем в отношениях.

Например, они могут оскорбиться, что вы позвали в свое любимое кафе, прекрасно зная, что они любят другое место. Они расценивают это как проявление неуважения, нелюбви, отсутствия внимания к их потребностям.

Одним словом, эгоисты – это незрелые личности, которые предпочли остаться в детстве, но научились манипулировать не только близкими, а освоили это мастерство в совершенстве.


🔴 Почему так важно поставить лайк ? — Ваш лайк даст статье дольше «жить» и её увидят больше людей!

Эгоизм в современном обществе

Кого ж любить? Кому же верить?

Кто не изменит нам один?

Кто все дела, все речи мерит

Услужливо на наш аршин?

Кто клеветы про нас не сеет?

Кто нас заботливо лелеет?

Кому порок наш не беда?

Кто не наскучит никогда?

Призрака суетный искатель,

Трудов напрасно не губя,

Любите самого себя,

Достопочтенный мой читатель!

Предмет достойный: ничего

Любезней, верно, нет его.

Эти слова Александра Сергеевича Пушкина из романа «Евгений Онегин» как нельзя точно описывают понятия эгоизма. Кто же такой эгоист с точки зрения научной психологии?

Эгоизм (др.-греч. Εγώ, лат. ego – «я») – поведение, целиком определяемое мыслью о собственной пользе, выгоде, когда индивид ставит свои интересы выше интересов других.

Почему же в современном обществе эгоистов стало так много?

Если углубится в историю нашей страны, то при Советском Союзе социальная концепция государства заключалась в коллективизме. таким образом люди стремились сделать всё для общества и государства, не задумываясь о личных выгодах. В те времена, было просто неприлично много думать о своей персоне и делать всё только в угоду личных выгод.
Но времена изменились, в настоящее время, граждане России имеют большое количество прав и свобод, теперь в обществе не возбраняется «я-концепция», а наоборот поощряет, потому что в условиях рыночной экономики, каждый человек может рассчитывать только на себя.

Таким образом, в современном обществе чтобы жить, человек должен смочь обеспечить себя всем самостоятельно.

Это одна из причин, по которой люди стали больше внимания уделять личностному росту, теперь личный результат человека, намного важнее для него, нежели результат командной работы.

С приходом рыночной экономики в России появилось такое понятие как маркетинг. Маркетинг (от англ. marketing «рыночная деятельность») – организационная функция и совокупность процессов создания, продвижения и предоставления продукта или услуги покупателям и управление взаимоотношениями с ними с выгодой для организации. Благодаря маркетингу можно продать практически любой товар, остаётся лишь подобрать правильные слова и психологическое воздействие на покупателя, и товар продан. Именно маркетологи внушают людям идею о том, что этот товар сделает покупателя привилегированным и подчеркнёт его индивидуальность. Эгоистам это очень важно, ведь они во всем ставят себя выше других людей, а маркетологи лишь играют на их самолюбии и лишний раз укрепляют их эго.

Маркетологи убеждают людей в том, что они достойны большего и заставляют задуматься о личной значимости. С приобретением товара, над бредом которого поработал грамотный маркетолог, у человека повышается самооценка и стремление доказать окружающим свое превосходство.

Таким образом, маркетинг оказывает влияние на формирование эгоистических наклонностей у человека.

Изменился и семейный уклад. при СССР не было такого сильного социального расслоения. В настоящее время дети уже в школьном возрасте понимают, какие социальные блага им доступны и в каком размере. Дети из богатых семей понимают, что им доступно больше, нежели среднему классу. Это чувство превосходства также оказывает немалое влияние на развитие эгоизма.

Родители выступают в роли первичного агента социализации ребёнка- именно они напрямую влияют на формирование эгоизма путем излишнего поощрения ребёнка и завышением его самооценки.

Ещё одним важным фактором формирования эгоизма у ребенка является его социализации среди сверстников. После трехлетнего возраста ребенку стоит начать общаться со сверстниками, так как в этой среде он будет познавать окружающий мир и учится выстраивать взаимоотношения с другими детьми.

Социальные сети – сфера информационного влияния и средство коммуникации современных молодых людей. в связи с большой занятостью, молодые люди часто заменяют живое общение виртуальным. Это в свою очередь ведет к тому, что люди перестают испытывать эмоции при таком общении.

Если рассматривать социальные сети, как сферу информационного влияния, то многие пользователи выкладывают свои фотографии и достижения в соц. Сеть и ждут оценки от окружающих. таким образом, если пользователь набирает много положительных оценок это ведет к тому, что его самооценка завышается и он начинает чувствовать превосходство над другими, это может породить эгоистические наклонности. это работает и в обратную сторону, не получив должной оценки в соц. Сетях человек переносит виртуальный мир на реальный и начинает чувствовать чужое превосходство по сравнению с собой, это может привести к апатии и заниженной самооценки.

Все вышеперечисленные факторы прямым образом влияют на формирование эгоизма у молодого поколения. Условия жизни изменились, вместе с тем изменились и люди. Нельзя утверждать, что эгоизм – это плохо, потому что в современном мире человеку стоит рассчитывать только на собственные силы, можно сказать, что эгоизм – это своеобразная защита молодого поколения от травмирующих факторов социальной действительности.

Проблема эгоизма в работах З.Фрейда

Комментарий: Статья была опубликована в сборнике научных статей и материалов XII-ой Всероссийской научно-практической конференции «Практическая психология образования XXI века: развитие личности в образовании». – Коломна, МГОСГИ, 2014. – С. 91-99.

Аннотация

В статье рассматривается проблема эгоизма в работах З.Фрейда. Основным содержанием данной проблемы в работах З.Фрейда выступает положение о том, что эгоизм рассматривается как врожденное свойство человека, благодаря которому обеспечивается защита его жизнедеятельности, а также является главным принципом человеческих отношений.

Ключевые слова: Фрейд, эгоизм, нарциссизм, человеческая природа, сновидения, психоанализ.

Представление об эгоизме содержалось в первом крупном фундаментальном труде З.Фрейда «Толкование сновидений» (1900), где основатель психоанализа высказал ряд соображений, связанных с его пониманием детской психики. В «Толковании сновидений» он подчеркнул то обстоятельство, что маленькие дети чрезвычайно эгоистичны. «Ребенок абсолютно эгоистичен, он интенсивно испытывает свои потребности и неудержимо стремится к их удовлетворению, особенно же против своих соперников, других детей и главным образом против своих братьев и сестер» (Фрейд, 1991). Желание ребенка, чтобы умерли его братья и сестры, З.Фрейд также объяснял эгоизмом, в силу которого ребенок «смотрит на своих братьев и сестер как на соперников» (Фрейд, 1991). Одновременно он высказывал мысль, в соответствии с которой есть основания надеяться, что еще в период детства «в маленьком эгоисте проснутся альтруистические наклонности и мораль», хотя «моральное чувство пробуждается не одновременно по всей линии и продолжительность аморального детского периода у отдельных индивидуумов различна» (Фрейд, 1991).

Эту же мысль З.Фрейд продолжает отстаивать позже в тринадцатой лекции «Введение в психоанализ» (1916): «Ребенок, прежде всего, любит самого себя и только позднее учится любить других, жертвовать частицей своего Я ради других. Даже лиц, которых он, кажется, любит с самого начала, он любит только потому, что нуждается в них, не может без них обойтись, так что опять-таки из эгоистических мотивов. Только позднее чувство любви делается независимым от этого эгоизма. Он фактически на эгоизме научился любви» (Фрейд, 2007a).

Таким образом, З.Фрейд считал что, ребенок рождается с «первичной самовлюбленностью», обусловленной тем, что его либидо направлено на него самого, и самовлюбленность как бы отделяет человека в начале жизни от окружающего мира, побуждая его заниматься только собой. Иными словами, можно сказать, человек, по З.Фрейду, рождается эгоистом. Когда он становится юношей, его либидо будто бы перемещается с его личности на другие объекты и человек переходит в разряд альтруистов, пребывающих в стадии «объективных отношений». Позже либидо вновь обращается на личность её носителя, обусловливая «вторичную самовлюбленность», которая как бы повторяет первичную, но уже на ином уровне. И субъект становится эгоистом вновь. Так, согласно З.Фрейду, чем больше я люблю окружающих меня людей, тем меньше остается любви для себя, и наоборот, чем больше я люблю себя, тем меньше люблю людей. В основе любви как социального явления лежит либидо. В зависимости от того, куда направлено оно, имеем то любовь к себе, то любовь к людям.

З.Фрейд считал, что общество придает личности одностороннее развитие, вытравливает в человеке все альтруистические порывы и превращает его в эгоиста. Утверждая, что человек по своей природе эгоист, З.Фрейд широко трактует и понятие эгоизма. Для него эгоизм – это не только страсть к стяжательству, накоплению, но и стремление человека удовлетворить свои обычные, нормальные потребности в пище, одежде, крове, половой любви. Но можем ли мы в этом видеть эгоизм? И если первая часть утверждения не вызывает возражений со стороны отечественных философов и психологов, то со второй соглашаются не все. Разве можно назвать потребности человека в еде, без которой он не может существовать эгоизмом? Эти потребности необходимы для сохранения каждого индивидуума и человеческого рода. Поэтому они присущи каждому человеку в любую эпоху. Эгоизм же выражается не в самих этих потребностях, а как считает доктор философских наук, профессор К.А.Шварцман «в способе их удовлетворения, а именно в стремлении удовлетворить их за счет других людей», но такое стремление «характерно только для общества, основанного на эксплуатации человека человеком» (Шварцман, 1963). Тогда как, для З.Фрейда, эгоизм интересов, воспитанный определенным строем, и естественное стремление человека к удовлетворению своих необходимых потребностей – явление одного и того же порядка, выражение эгоизма, которого никогда изжить нельзя.

Если выше было сказано о понимании З.Фрейдом эгоизма и об эгоизме детской души, то в этой же работе «Толкование сновидений» сновидения сохраняют тот же характер. Они все без исключения с точки зрения З.Фрейда «абсолютно эгоистичны, во всех них проявляется ваше драгоценное «я», хотя иногда и в замаскированной форме» (Фрейд, 1991). Желания, осуществляющиеся во снах, это постоянно «желания нашего «я»; интерес к другому лицу в сновидении всегда иллюзорен (оторван от реальности).

З.Фрейд подвергает анализу большое количество примеров, «противоречащих якобы этому моему (своему!) утверждению». Так, например, четырехлетний мальчик, которому приснилось большое блюдо, на котором лежит большой кусок жареного мяса. Неожиданно кусок этот съедается, не будучи даже разрезан. Человека, который съел мясо, он не видел.

Кто же был этот человек, об обильном обеде которого приснилось ребенку? Анализируя переживания предыдущего дня, он приходит к выводу: мальчику в течение нескольких дней была прописана врачом молочная диета; накануне сновидения вечером он нашалил и в наказание за это был лишен ужина. Воспитание начинает оказывать на него свое действие; оно проявляется уже в сновидении, обнаруживающем зародыши искажающей деятельности. Не подлежит сомнению, что сам он тот человек, желания которого направляются на столь обильный ужин. Так как он знает, однако, что он наказан и не имеет права ничего есть, то он не решается даже во сне сесть за стол и съесть вкусное блюдо, как это делают в сновидениях голодные дети.

Таким образом, несмотря на обилие тем и персонажей, «сон – непременно эгоистичен». Как объяснял сам З.Фрейд, его метод не дает универсального ключа для расшифровки сновидений. «Я уверен, – писал он, – что одно и то же сновидение у различных лиц и при различных обстоятельствах может скрывать различные мысли» (Фрейд, 1991).

З.Фрейд считал, что эгоизм выступает сущностью не только человеческой природы, но и является главным принципом человеческих отношений. Так он говорит о существовании принципов «удовольствия» и «реальности», которые и должны сдерживать эгоизм индивида. Но, однако, эгоистический характер человека проявляется в стремлении к удовольствию, что же касается «принципа реальности», который побуждает человека отказываться от целого ряда своих желаний, считаться с требованиями, интересами других людей, заниматься общественной деятельностью, то З.Фрейд не видит в этом отрицания эгоизма, поскольку эти общественные побуждения вызваны стремлением, по его мнению, самосохранения, то есть тем же эгоистическим интересом. В работе «Тотем и табу» (1913) он подтверждает, что «сами социальные влечения развились в особые комплексы благодаря слиянию эгоистических и эротических компонентов» (Фрейд, 1924).

Для каждой личности все остальные люди выступают лишь средством для достижения одной цели – удовлетворения желаний, заложенных в индивидууме еще до того, как он вошел в общение с другими людьми. Следовательно, основная мысль З.Фрейда сводится к тому, что какие бы общественные побуждения ни появлялись у человека, какой бы общественной деятельностью он ни занимался, человек всегда при всех условиях остается эгоистом. Если «совместная производственная деятельность людей ведет к сотрудничеству между людьми» – пишет К.А.Шварцман, то З.Фрейд совершенно игнорирует любую такую деятельность. Он считает, что и в том случае, когда люди проявляют самоотверженность, сотрудничество, – это не что иное, как та же сублимация эгоистических интересов, и прежде всего инстинкта наслаждения. Как считает, К.А.Шварцман, такие выводы З.Фрейд делает только потому, что «он не понимает социальной основы этих отношений» (Шварцман, 1963). Причем, в любом обществе, в любых условиях, суть отношений между людьми, говорит З.Фрейд, составляют вражда, отчужденность, несправедливость. «…жестокость, властолюбие, несправедливость и все другое составляет подоплеку самых нежных отношений между людьми. <…> Мы не может отказаться от бессознательной враждебности, как от постоянно действующего и двигающего мотива» (Фрейд, 1924). Поэтому вера в доброту человеческой натуры, в возможность изжить антагонизм человеческих отношений — одна из многих иллюзий, которая может принести человечеству только вред. Он отвергает, поэтому те этические системы, которые говорят о возможности создания подлинно человеческих отношений между людьми и призывают к любви и дружбе между ними.

Опять же иную позицию на взгляд фрейдовской концепции выражает К.А.Шварцман. В работе “«Психоанализ» и вопросы морали” она пишет: «Фрейд попытался формулировать общие принципы поведения людей, игнорируя экономическую основу общества, его классовую структуру. Поэтому он не сумел заметить, что уже в недрах того строя, в котором он жил, между рабочими, борющимися против капитала, складываются иные, человеческие отношения, отношения, основанные на взаимной помощи, на солидарности.

Не видя социальной основы эгоизма как главного принципа человеческих отношений в буржуазном мире, З.Фрейд не понимает того, что с изменением социально-экономической структуры общества должны измениться и все отношения между людьми. Он не может себе представить, что не эгоизм, а солидарность должна стать господствующим принципом отношений между людьми в обществе, основанном на общественной собственности на средства производства, и что эта солидарность не только не «ущемляет» личность, но является настоящей ареной развития подлинно человеческих чувств, свойственных каждой личности» (Шварцман, 1963).

В своей следующей работе «О нарциссизме» (1914) З.Фрейд не только выдвинул предположение, что проявления либидо, заслуживающие названия нарциссизма, имеют место в нормальном сексуальном развитии человека, но и высказал соображение, в соответствии с которым нарцизм (в понимании З.Фрейда) не является перверзией (извращением) и может быть рассмотрен как «привязанность либидо к собственному Я как к объекту» (Лейбин, 2010) и в качестве «либидозного дополнения к эгоизму инстинкта самосохранения» (Фрейд, 2007b). Он считал, что нарциссизм является неотъемлемой частью любого человека с самого его рождения, и был первым, кто применил этот термин в психологии.

В научную литературу понятие «нарциссизм» было введено английским ученым Х.Эллисом, который ранее в работе «Аутоэротизм: психологическое исследование» (1898) в отличие от З.Фрейда, нарциссизм описал как одну из форм извращенного поведения, соотнесенную им с мифом о Нарциссе.

В работе «О нарциссизме» З.Фрейд провел различие между «Я-либидо», когда сексуальное влечение направлено на самого человека, и «объект-либидо», когда оно направлено на другого человека. В этой же работе основатель психоанализа затронул вопрос о соотношении чувства неудовольствия, эгоизма, любви и невротического заболевания. Определение данного соотношения предполагало выявление психологической необходимости переступить границы нарциссизма и сосредоточить либидо на объектах. И хотя в самой работе не было проведено четкого различия между нарциссизмом и эгоизмом, тем не менее, в ней была высказана мысль, что «сильный эгоизм защищает от болезни, но, в конце концов, необходимо начать любить для того, чтобы не заболеть, и остается только заболеть, когда вследствие несостоятельности своей лишаешься возможности любить» (Фрейд, 2007b). Таким образом, «больной сосредотачивает свое либидо на своем Я, отнимая его у объектов, с тем, чтоб по выздоровлении вернуть его им. <…> Либидо и интересы Я испытывают при этом одну и ту же участь, и тогда их снова нельзя отделить друг от друга. Известный эгоизм больных берет верх над всеми интересами без исключения. Мы находим это вполне понятным, потому что прекрасно знаем, что, находясь сами в таком же положении, будем вести себя так же» (Фрейд, 2007b).

Более четкое различие между нарциссизмом и эгоизмом З.Фрейд провел в двадцать шестой лекции по «Введению в психоанализ» (1916/17), озаглавленной «Теория либидо и нарциссизм», где он показал, чем они отличаются друг от друга. Говоря об эгоизме, обычно имеют в виду пользу для индивида, в то время как, говоря о нарциссизме, принимают во внимание и его либидозное удовлетворение. По мнению основателя психоанализа, можно быть «абсолютно эгоистичным» и, тем не менее «иметь сильные либидозные привязанности к объектам» (Фрейд, 2007a). Такая привязанность объясняется тем, что либидозное удовлетворение от объекта относится к потребностям Я. «Эгоизм будет следить тогда за тем, чтобы стремление к объекту не причинило вреда Я» (Фрейд, 2007a). Но можно быть «эгоистичным и при этом также очень нарциссичным», то есть иметь незначительную потребность в объекте. Таким образом, следуя логике З.Фрейда, мы можем сделать вывод, что нарциссизм и эгоизм – взаимосвязаны, но не обязательно, что одно подразумевает другое. Нарциссы всегда эгоисты, но не все эгоисты нарциссы.

Тем не менее, во всех этих отношениях эгоизм чаще всего выступает в качестве постоянного элемента развития человека, «само собой разумеющимся», то нарциссизм представляет собой переменным «меняющимся» элементом. В отличие от эгоизма, который не включает в себя либидо, нарциссизм имеет либидозную окраску, независимо от того, направлена сексуальность на объекты или на собственное Я.

Противоположность эгоизма – альтруизм, который не совпадает с либидозной привязанностью к объектам и отличается от нее отсутствием стремлений к сексуальному удовлетворению. Однако при сильной влюбленности альтруизм может совпадать с либидозной привязанностью к объектам, что чаще всего имеет место при сексуальной переоценке его. Если к этому добавляется альтруистическое перенесение от эгоизма на сексуальный объект, то, как полагал З.Фрейд, сексуальный объект становится могущественным и как бы поглощает Я.

Анализ данной проблемы позволяет нам сделать вывод о том, что З.Фрейд не только рассматривает эгоизм как сущность человеческой природы, как главный принцип человеческих отношений, но и оправдывает его. Эгоизм в представлении каждого из нас что-то до боли знакомое, особенно мешающее нам в наших близких отношениях и обидное, при уличении нас в проявлении этого качества. Если же мы еще пристальнее вглядимся в причины всех наших человеческих проблем и страданий и не побоимся посмотреть правде в глаза, то мы увидим, что причина их находится внутри нас самих. И причина эта – свойство человеческого эгоизма, проявляющееся в самых различных видах и формах переживаний. Эгоизм так цепляется за нас или мы цепляемся за него? Может и прав тогда З.Фрейд!?

The Problem of Selfishness in Freud’s Works

Annotation 

The article considers the problem of selfishness in Freud’s works. The main intension of this issue in Freud’s works is that the notion of egoism is viewed as the innate qualities of a human being, which provides the protection of his life and the main principle of interpersonal relationships.

Key words: Freud, selfishness, narcissism, human nature, dreams, psychoanalysis.

Люди не эгоистичны по своей природе — на самом деле мы запрограммированы на совместную работу

Долгое время существовало общее предположение, что люди по своей сути эгоистичны. По всей видимости, мы безжалостны, у нас есть сильные побуждения конкурировать друг с другом за ресурсы и накапливать власть и имущество.

Если мы добры друг к другу, то обычно потому, что у нас есть скрытые мотивы. Если мы хорошие, то только потому, что нам удалось контролировать свой врожденный эгоизм и жестокость и превзойти их.

Этот мрачный взгляд на человеческую природу тесно связан с писателем-научным работником Ричардом Докинзом, чья книга «Эгоистичный ген» стала популярной, потому что она так хорошо соответствовала (и помогла оправдать) конкурентный и индивидуалистический дух общества конца 20-го века.

Как и многие другие, Докинз оправдывает свои взгляды ссылкой на область эволюционной психологии. Эволюционная психология предполагает, что современные человеческие черты сформировались в доисторические времена, во время так называемой «среды эволюционной адаптации».

Это обычно рассматривается как период интенсивного соревнования, когда жизнь была своего рода римским гладиаторским сражением, в котором отбирались только те черты, которые давали людям преимущество в выживании, а все остальные уходили на второй план. А поскольку выживание людей зависело от доступа к ресурсам, например к рекам, лесам и животным, неизбежно возникали конкуренция и конфликты между соперничающими группами, что приводило к развитию таких черт, как расизм и война.

Это кажется логичным.Но на самом деле предположение о том, что доисторическая жизнь была отчаянной борьбой за выживание, ложно.

Доисторическое изобилие

Важно помнить, что в доисторическую эпоху мир был очень малонаселенным. Так что вполне вероятно, что у групп охотников-собирателей было изобилие ресурсов.

По некоторым оценкам, около 15 000 лет назад население Европы составляло всего 29 000, а население всего мира — менее полумиллиона.При такой небольшой плотности населения кажется маловероятным, что доисторические группы охотников-собирателей должны были соревноваться друг с другом или иметь какую-либо потребность развить безжалостность и конкурентоспособность или вступить в войну.

Действительно, многие антропологи теперь согласны с тем, что война — это последнее событие в истории человечества, возникшее с появлением первых сельскохозяйственных поселений.

Современные свидетельства

Есть также важные свидетельства от современных групп охотников-собирателей, которые живут так же, как доисторические люди.Одна из поразительных черт таких групп — их эгалитаризм.

Как заметил антрополог Брюс Кнауфт, охотники-собиратели характеризуются «крайним политическим и сексуальным эгалитаризмом». Лица в таких группах не накапливают свою собственность и имущество. У них есть моральное обязательство делиться всем. У них также есть методы сохранения эгалитаризма, гарантируя, что различия в статусе не возникнут.

Кунг из южной Африки, например, меняют стрелы перед тем, как отправиться на охоту, и когда животное убито, заслуга не принадлежит тому, кто выпустил стрелу, а тому, кому принадлежит стрела.А если человек становится слишком властным или высокомерным, другие члены группы подвергают его остракизму.

ǃКунг женщина делает украшения рядом с ребенком. Staehler / wikimediacommons, CC BY

Обычно в таких группах мужчины не имеют власти над женщинами. Женщины обычно сами выбирают себе партнеров по браку, решают, чем они хотят заниматься, и работают, когда захотят. А если брак распадается, они имеют право опеки над своими детьми.

Многие антропологи соглашаются, что такие эгалитарные общества были нормальным явлением до нескольких тысяч лет назад, когда рост населения привел к развитию земледелия и оседлого образа жизни.

Альтруизм и эгалитаризм

Ввиду вышеизложенного, похоже, мало оснований полагать, что такие черты, как расизм, война и мужское доминирование, должны были быть выбраны эволюцией, поскольку они принесли бы нам мало пользы. У людей, которые вели себя эгоистично и безжалостно, было меньше шансов выжить, так как они были бы изгнаны из своих групп.

Тогда имеет больше смысла рассматривать такие черты, как сотрудничество, эгалитаризм, альтруизм и миролюбие, как естественные для человека.Это были черты, которые преобладали в жизни человека на протяжении десятков тысяч лет. Так что, по-видимому, эти черты все еще сильны в нас сейчас.

Конечно, вы можете возразить, что если это так, то почему современные люди часто ведут себя так эгоистично и безжалостно? Почему эти отрицательные черты настолько нормальны во многих культурах? Возможно, эти черты следует рассматривать как результат экологических и психологических факторов.

Есть много примеров того, как люди работают вместе для общего блага.Halfpoint / Shutterstock

Исследования неоднократно показывали, что когда естественная среда обитания приматов нарушается, они становятся более жестокими и иерархичными. Так что вполне может быть, что то же самое произошло и с нами, когда мы отказались от образа жизни охотников-собирателей.

В своей книге «Падение» я предполагаю, что конец образа жизни охотников-собирателей и появление земледелия были связаны с психологическими изменениями, произошедшими в некоторых группах людей.Возникло новое чувство индивидуальности и обособленности, которое привело к новому эгоизму и, в конечном итоге, к иерархическим обществам, патриархату и войне.

Во всяком случае, эти отрицательные черты, кажется, развились так недавно, что не представляется возможным объяснить их в адаптивных или эволюционных терминах. Это означает, что «хорошая» сторона нашей природы имеет гораздо более глубокие корни, чем «злая» сторона.

Эгоистичный или бескорыстный? Человеческая природа означает, что вы оба

Поиск номер один был важен для выживания с тех пор, как существовали люди.

Но личный интерес — не единственная черта, которая помогала людям побеждать в эволюции. Группы людей, которые были предрасположены к сотрудничеству, заботе друг о друге и соблюдению социальных норм справедливости, имели тенденцию выживать и расширяться по сравнению с другими группами, тем самым позволяя этим просоциальным мотивам распространяться.

Итак, сегодня забота о себе и забота о других способствуют нашему чувству справедливости. Вместе они способствуют сотрудничеству между не связанными между собой людьми, что широко распространено среди людей, но необычно по своей природе.

Критический вопрос — как люди уравновешивают эти две мотивации при принятии решений.

Мы исследуем этот вопрос в своей работе в Лаборатории социальной когнитивной нейробиологии Чикагского университета, сочетая задачи поведенческой экономики с методами нейровизуализации, которые позволяют нам наблюдать, что происходит в мозгу взрослых и детей. Мы обнаружили доказательства того, что люди заботятся как о себе, так и о других, но главное — это я.

Учиться быть справедливым

Дети чувствительны к справедливости с самого раннего возраста.

Например, если вы дадите двум братьям и сестрам разное количество файлов cookie, тот, кто получит меньше, скорее всего, потерпит поражение. Очень маленькие дети в возрасте от 3 до 6 лет очень чувствительны к вопросам равенства. Разделение ресурсов считается «справедливым», если все получают одинаковую сумму. К 6 годам дети даже выбрасывают ресурсы, а не распределяют их неравномерно.

По мере взросления у детей развиваются способности думать о головах других и заботиться о социальных нормах.Вскоре они начинают понимать принцип «справедливости» — «справедливое» распределение может быть неравным, если оно принимает во внимание потребности, усилия или заслуги людей. Например, брат или сестра, который выполняет больше работы по дому, может иметь право на большее количество файлов cookie. Этот сдвиг в сторону справедливости, по-видимому, универсален для людей и следует схожим образцам в разных культурах.

Интересно, что требуется несколько лет развития, прежде чем собственное поведение детей догонит их понимание справедливости — например, если они решат более равномерно распределять ресурсы, а не расставляют приоритеты для своих собственных выгод.

Исследователи снабдили детей крышками ЭЭГ, чтобы контролировать электрическую активность их мозга, когда они наблюдали, как взрослый раздает угощения. Жан Десети / Чикагский университет, CC BY-ND

Чтобы изучить, как развивающийся мозг детей влияет на понимание справедливости, мы пригласили в нашу лабораторию детей в возрасте от 4 до 8 лет. Мы дали им четыре конфеты, чтобы они разделили их между двумя другими людьми. После того, как они решили, сколько (если таковые имеются) поделиться, мы измерили активность их мозга с помощью неинвазивной электроэнцефалографии, наблюдая за тем, как взрослый разделил 10 наград, таких как конфеты, монеты или стикеры, между двумя другими людьми.Распределение могло быть справедливым (5: 5), слегка несправедливым (7: 3) или очень несправедливым (10: 0).

Сначала мозговая активность детей выглядела одинаково, независимо от того, наблюдали ли они немного несправедливое или очень несправедливое распределение угощений. Через 400 миллисекунд электрическая активность мозга детей, которые видели несколько несправедливое разделение 7: 3, изменилась и стала похожа на реакцию мозга детей, которые видели совершенно справедливое разделение 5: 5.

Наша интерпретация состоит в том, что молодые мозги использовали это короткое время задержки, чтобы понять, почему взрослый мог раздавать угощения несколько несправедливым образом, а затем решили, что это могло быть действительно справедливо.

Кроме того, дети, чьи модели мозговой активности были наиболее разными при просмотре справедливого и несправедливого распределения, с наибольшей вероятностью использовали заслуги и потребности, когда они первоначально делили свои конфеты, прежде чем они наблюдали за взрослыми.

Итак, записи ЭЭГ показывают, что даже 4-летние дети ожидают, что распределение будет совершенно равным, что имеет смысл, учитывая их естественное предпочтение равенству. Когда дети, особенно старше 5 лет, наблюдают, как взрослый совершает совершенно несправедливое распределение, они пытаются понять, почему это может быть так.

Как вы расставляете приоритеты в оказании помощи кому-то другому, если это будет дорого обходиться вам, например, пропустить свой автобус, чтобы помочь подобрать пролитые предметы? Крис Райан / OJO Изображения через Getty Images

Сначала я, потом ты

В повседневной взрослой жизни вы сталкиваетесь с решениями, которые влияют не только на вас, но и на других людей вокруг вас. Вы помогаете незнакомцу подобрать пролитую сумку и опоздать на автобус? Вы берете большой кусок торта и оставляете маленький коллеге, который придет позже?

В более общем плане, как люди балансируют личный интерес с справедливостью по отношению к другим, когда эти мотивации противоречат друг другу?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы предложили участникам сыграть в экономическую игру.В каждом раунде анонимный заявитель делит 12 долларов США между собой, участником и другим игроком. Участник мог принять решение о раздаче, позволяя всем трем игрокам сохранить деньги, или отказаться от раздачи, что означает, что никто ничего не получил. Пока участники принимали решение, мы измеряли их нейронную активность с помощью ЭЭГ и фМРТ. Функциональная магнитно-резонансная томография выявляет активные области мозга путем картирования кровотока.

На самом деле предлагающий был компьютером, который позволял нам манипулировать справедливостью предложений.Мы обнаружили, что справедливость по отношению к себе и по отношению к другим были важны для решений участников, но люди были более склонны терпеть предложения, которые были несправедливыми по отношению к другим, если они сами получали несправедливое предложение.

Наш дизайн также позволил нам задать вопрос, чувствительны ли одни и те же области мозга к личным интересам и заботе о других. Популярная концепция в когнитивной науке заключается в том, что мы можем понимать других людей, потому что мы используем одни и те же части нашего мозга, чтобы понять себя.Идея состоит в том, что мозг активирует эти общие представления и управляет ими в зависимости от поставленной задачи.

Области мозга, чувствительные к справедливости по отношению к себе (красный) или другим (синий), в исследовании не пересекались. Жан Десети / Чикагский университет, CC BY-ND

Но в наших исследованиях мы обнаружили, что в размышления о справедливости для себя и других участвовали разные мозговые сети, а не общие области мозга.

Мы также использовали машинное обучение, чтобы проверить, можем ли мы, глядя на сигналы мозга, предсказать, какое предложение получил участник.Мы могли бы надежно декодировать сигнал в нескольких мозговых сетях, соответствующий принципу справедливости для себя, то есть «получил ли я хотя бы треть от 12 долларов?» И эта сосредоточенность на личных интересах доминировала на ранних этапах принятия решений.

Точность алгоритма машинного обучения, обученного использовать данные ЭЭГ для классификации распределений как справедливых или несправедливых по отношению к себе или другим. Более темные линии — это моменты, когда алгоритм был лучше случайного (50%). Это было лучше для определения надежного паттерна мозговой активности для самообладания.Жан Десети / Чикагский университет, CC BY-ND

В целом, эти результаты предполагают, что люди в первую очередь расставляют приоритеты для своих собственных выплат и только потом интегрируют, как их варианты влияют на других людей. Итак, хотя люди действительно заботятся о других, эгоистичное поведение живо и хорошо, даже в играх по поведенческой экономике. Как только люди получают свою справедливую долю, они готовы быть справедливыми по отношению к другим. У вас больше шансов помочь незнакомке с ее сумкой, если вы знаете, что следующий автобус будет через 10 минут, а не через час.

[ Получите наши лучшие истории о науке, здоровье и технологиях. Подпишитесь на информационный бюллетень The Conversation.]

Расследование более сложных сценариев

В повседневной жизни люди редко просто реагируют, как в игре в нашей лаборатории. Нас интересует, что происходит, когда человек должен принимать решения, в которых участвуют другие люди, например, делегировать обязанности между членами команды, или когда человек имеет ограниченные возможности лично влиять на способ распределения ресурсов, как в случае государственных расходов.

Одно из выводов нашей работы состоит в том, что когда люди хотят достичь компромисса, может быть важно убедиться, что никто не чувствует себя обманутым. Кажется, что человеческая природа заключается в том, чтобы убедиться, что вы позаботились о себе, прежде чем рассматривать потребности других.

Если верить исследованиям эгоизма, все мы ужасные люди | Арва Махдави

В эти тяжелые времена, когда все кажется ужасным, стоит помнить, что люди в основе своей хорошие. Но на самом деле это не так.Согласно ряду недавних исследований, мир полон ужасно эгоцентричных людей, и я боюсь, что вы, вероятно, среди них. В самом деле, вы, наверное, думаете, что эта статья о вас, не так ли? Что ж, возможно, нет. Не все мужчины созданы одинаково ужасными, и некоторые люди более эгоцентричны, чем другие. По чисто благотворительным причинам я тщательно сопоставил некоторые из последних достижений науки о эгоизме, чтобы помочь вам количественно оценить, насколько вы эгоистичны.

Религиозные люди имеют в виду добро

Многие из нас ассоциируют мораль с молитвой всеведущему существу, которое требует безоговорочного поклонения и любит обрушивать на них странные нашествия саранчи.Согласно отчету исследовательского центра Pew Research Center, большинство людей во всем мире считают, что для того, чтобы быть хорошим человеком, необходимо верить в Бога. Однако оказывается, что религия может отрицательно влиять на альтруизм. Исследование, проведенное в 2015 году, показало, что дети, которых воспитывают религиозными, злее, чем их светские сверстники. Это, конечно, не означает, что атеист делает вас святым; Я уверен, что Ричард Докинз признал бы наличие у него пары эгоистичных генов.

Мужчины — эгоистичный секс

Боюсь, это не феминистский заговор, это просто наука: мужчины более эгоцентричны.Недавнее исследование, опубликованное в журнале Nature Human Behavior, показало, что мужские нейронные системы вознаграждения в большей степени стимулируются эгоцентризмом, в то время как женщины с большей вероятностью получают прилив дофамина, когда помогают другим. Это не обязательно означает, что мужской мозг устроен более эгоистично, чем женский; это скорее воспитание, чем природа. С раннего возраста женщинам обычно говорят, что они рождены, чтобы бегать и присматривать за другими, в то время как мужчин поощряют делать все возможное, чтобы править миром. Как пишут исследователи: «[Гендерные] стереотипы могут функционировать как самореализующиеся пророчества и приводить к гендерным различиям, которые они описывают.

Чем больше мускулов, тем меньше сердце

В недавней статье в журнале Evolution & Human Behavior задается вопрос: связан ли социально-политический эгалитаризм с величием тела и лица у мужчин? (Английский перевод: горячие, мускулистые мужчины ужасны?) Кажется, да: хорошо сложенные мужчины менее склонны поддерживать перераспределение богатства, чем их менее мускулистые собратья. Согласно исследованию, проведенному исследователями из Лондонского университета Брунеля, Лондонской школы экономики и Гарвардского университета, проведение большего количества времени в тренажерном зале связано с более эгоистичным социально-экономическим мировоззрением.Это отличная новость для любого парня, который ищет повод не тренироваться: просто напомните себе, что поднятие тяжестей делает вас ужасным человеком.

С шоколадом — каждая женщина сама за себя

Если вы мужчина, которого мои открытия до сих пор осуждают, не волнуйтесь. В социальных науках существует довольно твердое правило, согласно которому к каждому заключению исследования следует одно и то же и противоположное заключение. Действительно, существует множество исследований, которые показывают, что женщины не принадлежат к представителям слабого пола.Несколько лет назад, например, Daily Mail, затаив дыхание, сообщила, что «женщины более эгоистичны, чем мужчины … они игнорируют сотрудников благотворительной организации у входной двери и берут кусок побольше, когда они раскалывают шоколад». Если вам интересно, в каком университете было проведено это исследование — нет. Это был опрос британской волонтерской организации Original Volunteers. В конце концов, сегодня нельзя доверять экспертам.

Любители пупка предпочитают сиденье у окна

Окно или проход? Это кажется достаточно простым вопросом, но ваше предпочтительное расположение сидений в самолете отражает ваше место в спектре эгоизма.Согласно недавней статье в известном журнале социальной психологии The Telegraph, выбор места у окна означает, что вы более эгоистичны, чем те, кто предпочитает пухлый проход. Какой сложный лонгитюдный анализ привел к такому выводу «Телеграф»? Ну, он позвонил нескольким докторам из шикарных частных практик, чтобы поболтать. Доктор Бекки Спелман, главный психолог частной терапевтической клиники на Харли-стрит, сказала: «Пассажиры, которые предпочитают сиденье у окна, любят держать все под контролем, склонны принимать отношение к жизни« каждый сам за себя »и часто более раздражительны.Они также любят «гнездиться» и предпочитают существовать в собственном пузыре ».

Экономисты — эгоисты

Покойный Гордон Таллок, выдающийся экономист, однажды сказал, что «средний человек на 95% эгоистичен в узком смысле этого слова». Это несколько пессимистическое мнение о том, что люди по своей природе эгоистичны, а рынки работают исключительно из личных интересов, во многом определяет традиционную экономику. Возможно, неудивительно, что многочисленные исследования показывают, что изучение экономики заставляет вас действовать более эгоистично, чем другие люди.

Ад — это другие люди: избегайте всех

Короче говоря, мой анализ науки о эгоизме предполагает, что мускулистые экономисты-мужчины, которые любят организованную религию и сиденье у окна, являются одними из худших людей в мире. Вам следует избегать их любой ценой. В конечном итоге, однако, кажется, что почти все эгоисты и из ужасов нет выхода. На этой ноте: хорошего дня!

Папа Франциск: человеческий эгоизм порождает миллионы беженцев из-за изменения климата

ВАТИКАН (CNS) — признают ли люди это или нет, изменение климата и разрушение окружающей среды вынуждают миллионы людей покинуть свои дома, и католики обязаны помогать им Папа Франциск написал в предисловии к новому документу.

«Когда людей изгоняют из-за того, что их местная среда стала непригодной для проживания, это может выглядеть как естественный процесс, что-то неизбежное», — написал Папа. «Тем не менее, ухудшение климата очень часто является результатом неправильного выбора и деструктивной деятельности, эгоизма и пренебрежения, которые ставят человечество в противоречие с творением, нашим общим домом».

Папское предисловие появляется в документе «Пастырские взгляды на климатических перемещенных лиц», опубликованном 30 марта Отделом по делам мигрантов и беженцев Дикастерия за содействие целостному развитию человека.

В дополнение к предложениям приходов, епархий и национальных епископских конференций по оказанию пастырской помощи людям, вынужденным переехать из-за повышения уровня моря, опустынивания и все более сильных штормов, документ побуждает католиков изучать и отслеживать изменение климата и менять свое положение. образ жизни, чтобы помочь смягчить некоторые из его последствий.

«Ухудшение климата очень часто является результатом неправильного выбора и деструктивной деятельности, эгоизма и пренебрежения.

«Климатический кризис разворачивается после промышленной революции», — писал Папа Франциск. «Долгое время он развивался так медленно, что оставался незаметным, за исключением очень немногих ясновидящих».

«Даже сейчас оно неравномерно по своему воздействию: изменение климата случается повсюду, но наибольшую боль испытывают те, кто меньше всего этому способствовал», — написал Папа. «Огромное и постоянно увеличивающееся число (людей), перемещенных из-за климатических кризисов, быстро превращается в серьезную чрезвычайную ситуацию.

Согласно документу, «только в течение 2019 года более 33 миллионов человек стали перемещенными лицами, в результате чего их общее число достигло почти 51 миллиона, что является самым высоким числом за всю историю наблюдений; и из них 8,5 миллиона (были перемещены) в результате конфликта и насилия и 24,9 миллиона в результате стихийных бедствий ».

«В первой половине 2020 года было зарегистрировано 14,6 миллиона новых перемещений; 9,8 миллиона в результате стихийных бедствий и 4,8 миллиона человек в результате конфликтов и насилия », — говорится в документе со ссылкой на статистику находящегося в Женеве Центра мониторинга внутреннего перемещения.

Кроме того, в нем говорится, что изменение климата «увеличивает опасность, усиливая существующие конфликты в условиях нехватки ресурсов».

Огромное и постоянно увеличивающееся число людей, перемещенных из-за климатических кризисов, быстро превращается в серьезную чрезвычайную ситуацию.

Удовлетворение потребностей людей, перемещенных внутри своих стран или вынужденных мигрировать из-за климатических катастроф, «лежит в основе того, чтобы быть заслуживающей доверия и свидетельствующей церковью, заботливым и инклюзивным церковным сообществом», — говорится в документе.

Многие люди либо не знают о человеческих жертвах изменения климата, либо отказываются верить в это, говорится в тексте. «Слепота в отношении этих вопросов широко распространена, и ее причины в основном следующие: а) явное незнание; б) безразличие и эгоизм по отношению к явлениям, угрожающим общему благу; в) целенаправленное отрицание реальности для защиты корыстных интересов; г) недоразумение ».

«Бог дает средства видеть, но люди должны быть готовы пройти путь от слепоты к осознанию», — говорится в документе, поэтому многие предложения в тексте включают образование на всех уровнях церкви, экуменических и межрелигиозных. сотрудничество в привлечении внимания людей к проблемам и в реагировании на потребности людей, перемещенных из-за климатических кризисов, а также прислушиваясь к реальным потребностям перемещенных лиц и лиц, которым угрожает перемещение, и отстаивая их интересы.

Представляя документ во время онлайн-пресс-конференции 30 марта, салезианец отец Джоштром Куритхадам, чиновник диацестрии, сказал: «Климатический кризис и другие экологические опасности становятся основными факторами перемещения и могут изменить структуру миграции в ближайшие десятилетия ».

Кризис, по его словам, «в конечном итоге является моральной проблемой. Бедные и уязвимые сообщества, выбросы углерода которых составляют лишь небольшую часть от выбросов богатого мира, уже стали первыми и несоразмерными жертвами кризиса.»

Удовлетворение потребностей людей, перемещенных или вынужденных мигрировать из-за климатических катастроф,« лежит в основе того, чтобы быть заслуживающей доверия и свидетельствующей церковью ».

На просьбу разъяснить моральное учение, лежащее в основе документа, кардинал Майкл Черни, заместитель министра по делам мигрантов и беженцев, сказал: «Я не думаю, что моральный аргумент должен быть более сложным», чем то, что все люди были созданы Богом, являются братьями и сестрами друг другу и живут на одной планете.У них есть обязательства друг перед другом и перед землей.

«Кажется, мы действительно находимся в стадии принятия решения, активно или пассивно, позаботимся ли мы о том доме, который у нас есть, или разрушим его», — сказал кардинал.

Мария Мадалена Иссау, 32-летняя овдовевшая мать пятерых детей, которая также ухаживает за двумя своими племянниками-сиротами, присоединилась к конференции из Мозамбика, где она живет в лагере для перемещенных лиц за пределами Мутуа. Она и дети живут в лагере с марта 2019 года, когда циклон Идай обрушился на Бейру, где она жила на пляже, покупая и перепродавая рыбу, чтобы прокормить свою семью.

Климатический кризис «в конечном итоге является проблемой морали».

Неправительственная организация начинает строительство домов с одной спальней взамен палаток в центре переселения, сказала она, но «нет ни работы, ни бизнеса, ни проектов по обучению молодежи или занятости людей, рабочие места люди должны преодолевать многие километры ».

Архиепископ Бейры Клаудио Далла Суанна сказал репортерам: «Изменение климата — это не гипотетическая угроза, а реальность, которая требует немедленных действий, включая создание условий, необходимых для приема перемещенных лиц в результате растущего числа катастроф.

Действия в чрезвычайных ситуациях, «иногда мотивированные быстро исчезающими эмоциями», недостаточны, — сказал архиепископ. Неправильно и просто переселять людей, не думая о том, как предоставлять основные услуги.

Там, где общины особенно подвержены риску сильных штормов, наводнений или опустынивания, сказал он, обязательное планирование на случай непредвиденных обстоятельств, предусмотренное новым документом, очевидно, относится к правительствам, но «также к церкви в ее призвании быть гостеприимным домом, семья Бога.”

Психологический эгоизм

Психологический эгоизм
ЭТИКА
Глава пятая: Телеологическая Теории: Эгоизм
Раздел 2. Психологический эгоизм

Что за психологическая теория такое эгоизм?

Во-первых, психологический эгоизм — это теория о природе человека мотивов .

Психологический эгоизм предполагает, что все поведение мотивировано личным интересом. Другими словами, это предполагает, что каждый действие, поведение или решение каждого человека мотивировано личными интересами. Это также предполагает, что каждое действие должно быть мотивировано личным интересом. Доктрина эгоистической мотивации — это просто естественный закон психология. Точно так же, как это естественный закон физики, тела имеют тенденцию двигаться навстречу друг другу пропорционально их массам и со скоростями, обратными пропорциональны расстоянию друг от друга, это естественный закон, что все мотивации, в конечном счете, эгоистичны.

Потому что психологический эгоизм утверждает, что каждый поступок каждого человека мотивирован личными интересами, это универсальный .

Потому что психологический эгоизм утверждает, что все мотивации, в конечном счете, эгоистичны, это Педагогический . То есть он сводит то, что кажется множеством или множеством мотивов, к единственный вид.

Следовательно, все мотивы эгоистичны Мотивы .Как утверждает Маккиннон на стр. 36: «Если [люди] иногда действуют для другие, это только потому, что они думают, что в их собственных интересах сделай так. «

Возражения против психологический эгоизм

Фальсификационизм

Это обычное дело, среди психологов — думать, что психология — это наука. Даже слово указывает на это — геология, физиология, эндокринология, биология, метеорология и т. д.Каковы же важные особенности науки? Очень часто думают, что доказуемость или апелляция к фактам — вот ключ. Но это очень сложно. Концепция доказуемости очень скользкая, если вдаваться в подробности. и большинство ученых отказались от представления о том, что научные теории могут быть подтвердилось. Точно так же понятие «факт» глубоко проблематично. *

Одна вещь, которая философы науки и многие сами ученые соглашаются, что если теория — это настоящая научная теория, тогда даже если она не может быть доказана (продемонстрировано, без сомнения, что это правда), то, по крайней мере, это должно быть так: теория должна быть подвержена фальсификации.Другими словами, мы должны иметь возможность настроить некоторые эксперименты, с помощью которых можно сказать: «Ну, если теория« А »верна, то она невозможно для «Y». «Итак, мы экспериментируем, чтобы увидеть, встречается ли» Y «, когда» A » говорит, что этого не может произойти. А если это произойдет, то «А» не может быть правдой, и нам нужно придумайте лучшую теорию. Должны быть какие-то доказательства или аргументы это могло считаться против этого.

Теперь, если это невозможно опровергнуть теорию, если нет ничего, что могло бы сосчитать против этого, то большинство ученых даже не утруждают себя этим.

Но за каждый действие, в котором мы думаем о благе другого человека, психологическом эгоист всегда может ответить, что мы не действуем, в конечном итоге из-за того, что другой человек, но потому что мы получаем от этого удовлетворение. Кажется, в других слова, что ничто не может противоречить этому, и что поэтому это неопровержимо (или неопровержимо). Это далеко не хорошо, это плохо. Это хорошо чтобы теория была сильной, чтобы выдерживать критику — но это не хорошо, если ничто не может противостоять этому.

Как беспилотные автомобили могут учитывать человеческий эгоизм?

Психологи давно обнаружили, что люди ведут себя иначе, чем когда узнают о действиях сверстников. Новое исследование компьютерных ученых показало, что когда люди, участвовавшие в эксперименте с автономными транспортными средствами, были проинформированы о том, что их сверстники с большей вероятностью пожертвуют собственной безопасностью, чтобы запрограммировать свое транспортное средство на удар о стену, а не на пешеходов, которые подвергались риску, процент людей желающих пожертвовать собственной безопасностью увеличилось примерно на две трети.

Поскольку компьютерные ученые обучают машины действовать в качестве агентов людей во всевозможных ситуациях, авторы исследования указывают, что социальный компонент принятия решений часто упускается из виду. Это может иметь серьезные последствия, отмечают авторы статьи, которые показывают, что проблема троллей, которая, как было доказано, является сценарием, к которому обращаются моральные психологи, проблематична. Авторы указывают, что проблема не в состоянии показать всю сложность того, как люди принимают решения.

Джонатан Грэтч, один из авторов статьи, главный исследователь этого проекта и ученый-компьютерщик из Института творческих технологий Университета Южной Калифорнии, говорит, что существующие модели предполагают, что при высоких ставках решения о жизни и смерти люди думают иначе, чем на самом деле. .Он указывает, что для принятия решений человеком не существует моральных абсолютов, а, скорее, «оно имеет более тонкие нюансы», — говорит Грэтч.

Исследователи провели четыре отдельных эксперимента по моделированию, чтобы понять, как люди могут справиться с моральными дилеммами, с которыми они столкнутся в качестве оператора беспилотного автомобиля, и действовать в них. Первые три эксперимента были сосредоточены на поведении человека, когда он сталкивается с риском для себя и других в случае негативного сценария, при котором транспортное средство должно быть запрограммировано на то, чтобы автомобиль врезался в стену или врезался в пятерых пешеходов.Авторы доказывают, что участники будут использовать серьезность причинения себе вреда и риск для других как ориентиры для принятия решений. Они обнаружили, что чем выше риск для пешеходов; тем больше вероятность того, что люди пожертвуют своим здоровьем. Кроме того, уровень риска для пешеходов не должен быть таким высоким, как если бы оператор автономного транспортного средства жертвовал собственным благополучием.

В четвертом эксперименте исследователи добавили социальное измерение, рассказывающее участникам, что их сверстники решили делать в той же ситуации.В одном моделировании знание того, что сверстники рискуют своим здоровьем, изменило реакцию участников с 30 процентов, которые были готовы рисковать своим здоровьем, до 50 процентов. Но это может быть обоюдоострым, — предупреждает Грэтч. «Технически здесь действуют две силы. Когда люди понимают, что их сверстникам наплевать, это влечет людей к эгоизму. Когда они понимают, что им не все равно, это подталкивает их вверх».

Исследование имеет значение для автономных транспортных средств, включая дроны и лодки, а также роботов, которые программируются людьми.Авторы полагают, что производителям важно знать, как люди на самом деле принимают решения в ситуациях, связанных с жизнью или смертью. Кроме того, авторы подразумевают, что прозрачность в программировании машин, а также передача управления водителям-людям, чтобы они могли изменить настройки до этих жизненных ситуаций, важны для общественности. Они также предполагают, что законодателям важно знать, как можно программировать автомобили. Наконец, учитывая склонность человека соответствовать социальным нормам, авторы считают, что кампании в области общественного здравоохранения, связанные с тем, как сверстники программируют свои автономные транспортные средства на самопожертвование, могут повлиять на будущих владельцев, чтобы они изменили настройки своих транспортных средств, чтобы они были более ориентированы на защиту других от травм и выберите самопожертвование.

Ссылка: de Melo CM, Marsella S, Gratch J. Риск получения травм из-за моральных дилемм с автономными транспортными средствами. Передний робот AI . 2021; 7. doi: 10.3389 / frobt.2020.572529

Эта статья была переиздана на основании следующих материалов. Примечание: материал мог быть отредактирован по объему и содержанию. Для получения дополнительной информации, пожалуйста, свяжитесь с цитируемым источником.

Исследование подтверждает эволюционную связь между социальной структурой и эгоизмом — ScienceDaily

Один из самых плодовитых людоедов может скрываться в вашей кладовой, и биологи использовали его, чтобы показать, как социальная структура влияет на эволюцию эгоистичного поведения.

Исследователи обнаружили, что менее эгоистичное поведение развивалось в условиях жизни, которые заставляли людей чаще взаимодействовать с братьями и сестрами. Хотя открытие было подтверждено экспериментами с насекомыми, биолог из Университета Райса Фолькер Рудольф сказал, что принцип эволюции может быть применен для изучения любых видов, включая людей.

В исследовании, опубликованном в Интернете на этой неделе в журнале Ecology Letters , Рудольф, давний соавтор Майк Ботс из Калифорнийского университета в Беркли и его коллеги показали, что они могут стимулировать развитие каннибализма у гусениц мучной моли Индии, просто изменив среду их обитания.

Индийская пищевая моль, также известная как долгоносик и кладовая, является обычным вредителем кладовой, откладывающим яйца в злаках, муке и других упакованных пищевых продуктах. Как личинки, они гусеницы-вегетарианцы, за одним исключением: иногда они едят друг друга, в том числе и своих сородичей.

В лабораторных испытаниях исследователи показали, что они могут предсказуемо увеличивать или уменьшать уровень каннибализма у индийской мучной моли, уменьшая расстояние, на которое люди могут перемещаться друг от друга, и, таким образом, увеличивая вероятность «локальных» взаимодействий между личинками-братьями и сестрами.В местах обитания, где гусеницы были вынуждены чаще взаимодействовать с братьями и сестрами, менее эгоистичное поведение развивалось в течение 10 поколений.

Рудольф, профессор биологических наук в Райс, сказал, что усиление локальных взаимодействий противопоставляет эволюцию эгоистичного поведения, такого как каннибализм.

Чтобы понять почему, он предлагает представить себе поведение, которое можно отсортировать от наименее эгоистичного к наиболее эгоистичному.

«На одном конце континуума находится альтруистическое поведение, когда человек может отказаться от своего шанса выжить или размножаться, чтобы увеличить воспроизводство других», — сказал он.«Каннибализм — другая крайность. Индивид увеличивает свое выживание и воспроизводство, буквально потребляя себе подобных».

Рудольф сказал, что это исследование предоставило редкую экспериментальную проверку ключевой концепции эволюционной теории: по мере увеличения локальных взаимодействий увеличивается избирательное давление на эгоистичное поведение. В этом суть теоретического предсказания 2010 года Рудольфа и Бутса, автора исследования исследования мучной моли, и Рудольф сказал, что результаты исследования подтвердили это предсказание.

«Семьи, которые были сильно каннибалистами, просто не преуспели в этой системе», — сказал он. «В семьях, которые были менее каннибалистическими, смертность была намного меньше, и они производили больше потомства».

В экспериментах с мучной молью Рудольф сказал, что довольно легко убедиться, что на поведение мучной моли повлияли местные взаимодействия.

«Они живут своей пищей», — сказал он. «Так что мы варьировали, насколько это было липко».

Пятнадцать взрослых самок были помещены в несколько вольеров для откладывания яиц.Бабочки откладывают яйца в пищу, а гусеницы-личинки питаются и живут в ней, пока не окукливаются. Во всех вольерах было много еды, но она различалась по липкости.

«Поскольку они откладывают яйца группами, они с большей вероятностью останутся в этих маленьких семейных группах на более липкой пище, которая ограничивает их скорость передвижения», — сказал Рудольф. «Это вызвало больше локальных взаимодействий, что в нашей системе означало больше взаимодействий с братьями и сестрами. Это действительно то, что, как мы думаем, было движущей силой этих изменений в каннибализме.«

Рудольф сказал, что тот же принцип эволюции может быть применен к изучению человеческого поведения.

«Например, в обществах или культурах, которые живут большими семейными группами среди близких родственников, можно ожидать, что в среднем будет менее эгоистичное поведение, чем в обществах или культурах, где люди более изолированы от своих семей и с большей вероятностью будут окружены. незнакомцами, потому что им приходится часто переезжать по работе или по другим причинам », — сказал он.

Рудольф изучал экологические и эволюционные последствия каннибализма почти 20 лет.Он находит это увлекательным, отчасти потому, что на протяжении десятилетий его неправильно понимали и мало изучали. Поколения биологов настолько сильно отвращались к людоедству, что считали поведение всех видов «уродством природы», — сказал он.

Это, наконец, начало медленно меняться несколько десятилетий назад, и сейчас каннибализм зарегистрирован более чем у 1000 видов и, как полагают, встречается у многих других.

«Это повсюду. Большинство животных, которые едят других животных, в некоторой степени являются каннибалистами, и даже те, которые обычно не едят других животных, например, индийская мучная моль — часто каннибалисты», — сказал Рудольф.«В этом нет никакой морали. Это просто человеческая точка зрения. В природе каннибализм — это просто еще одна еда».

Но каннибализм «имеет важные экологические последствия», — сказал Рудольф. «Он определяет динамику популяций и сообществ, сосуществование видов и даже целые экосистемы. Его важность определенно недостаточно изучена».

Он сказал, что экспериментальное продолжение его теоретической статьи 2010 года появилось почти случайно. Рудольф увидел эпидемиологическое исследование Boots, опубликованное несколько лет спустя, и понял, что та же экспериментальная установка может быть использована для проверки их прогноза.

В то время как исследование бабочек показало, что «ограничение расселения» и, таким образом, усиление локальных взаимодействий может противодействовать эволюции каннибализма, увеличивая цену крайнего эгоизма, Рудольф сказал, что эволюционный толчок, вероятно, может пойти и в обратном направлении. «Если условия питания плохие, каннибализм дает дополнительные преимущества, которые могут подтолкнуть к более эгоистичному поведению».

Он сказал, что также возможно, что третий фактор, узнаваемость родственников, также может дать толчок эволюции.

«Если вы действительно хорошо умеете распознавать родственников, это ограничивает цену каннибализма», — сказал он. «Если вы узнаете родственников и избегаете их поедания, вы можете позволить себе быть гораздо более каннибалистическим в смешанной популяции, что может иметь эволюционные преимущества».

Рудольф сказал, что планирует изучить трехстороннее взаимодействие между каннибализмом, расселением и узнаванием родства в будущих исследованиях.

«Было бы неплохо лучше понять движущие силы и уметь объяснить больше вариаций, которые мы видим», — сказал он.«Например, почему некоторые виды чрезвычайно каннибалистичны? И даже внутри одного и того же вида, почему некоторые популяции гораздо более каннибалистичны, чем другие. Я не думаю, что это будет единый ответ. Но есть ли некоторые основные принципы, с которыми мы можем работать и протестировать? Это супер-специфичный для каждой системы, или есть более общие правила? »

В число соавторов также входят Дилан Чайлдс и Джессика Кроссмор из Университета Шеффилда и Ханна Тидбери из Университета Шеффилда и Центра науки об окружающей среде, рыболовстве и аквакультуре в Уэймуте, Англия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.