Вселенная 25 как мышиный рай стал адом: Эксперимент «Вселенная-25»: как рай стал адом

Эксперимент «Вселенная-25»: как рай стал адом

Джон Кэлхун, 1986

Джон Кэлхун, 1986

Для популяции мышей в рамках социального эксперимента создали райские условия: неограниченные запасы еды и питья, отсутствие хищников и болезней, достаточный простор для размножения. Однако в результате вся колония мышей вымерла. Почему это произошло? И какие уроки из этого должно вынести человечество?


​Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60–70-х годах двадцатого века. В качестве подопытных Д. Кэлхун неизменно выбирал грызунов, хотя конечной целью исследований всегда было предсказание будущего для человеческого общества. В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин, «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности. Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел определенную известность в 60-е годы, так как многие люди в западных странах, переживавших послевоенный бэби-бум, стали задумываться о том, как перенаселение повлияет на общественные институты и на каждого человека в частности.

Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, он провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов. Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок.

Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось. Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей потреблять воду, также не испытывая никаких проблем. Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.

Эксперимент стартовал с момента помещения внутрь бака четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось совсем немного времени, чтобы освоиться, осознать, в какую мышиную сказку они попали, и начать ускоренно размножаться. Период освоения Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первых детенышей началась вторая стадия B. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях, число мышей удваивалось каждые 55 дней. Начиная с 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, теперь численность удваивалась каждые 145 дней, что ознаменовало собой вступление в третью фазу C. В этот момент в баке проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и некая социальная жизнь. Стало физически меньше места, чем было ранее.

Появилась категория «отверженных»

, которых изгоняли в центр бака, они часто становились жертвами агрессии. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Отверженные состояли, прежде всего, из молодых особей, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. Поэтому часто агрессия была направлена на новые поколения особей, рождавшихся в баке. После изгнания самцы ломались психологически, меньше проявляли агрессию, не желали защищать своих беременных самок и исполнять любые социальные роли. Хотя периодически они нападали либо на других особей из общества «отверженных», либо на любых других мышей.

Самки, готовящиеся к рождению, становились все более нервными

, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих, не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

Фильм «Mouse Utopia Experiment»

Вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые»

. К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством.

Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста.

Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре составило 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Джон Кэлхун, 1986

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. В итоге все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.

Джон Кэлхун создал по результатам эксперимента теорию двух смертей. «Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденным особям не стало находиться места в социальной иерархии «мышиного рая», то наметился недостаток социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, возникло открытое противостояние взрослых и молодых грызунов, увеличился уровень немотивированной агрессии. Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта, всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению. В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников, большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой. Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего вышеперечисленного сломленные психологически мыши отказались. Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа». После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».

​​​​​​​​​​​​​​Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции, поглощения еды и сна. От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали неспособны на подобное сильное и сложное поведение. Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением. Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни полной борьбы и преодоления — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз тела.

Возможно, у вас остался вопрос, почему эксперимент Д. Кэлхуна назывался «Вселенная-25»? Это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, и все предыдущие закончились смертью всех подопытных грызунов…

Клуб distant-nik Сентябрь 2020

Эксперимент Вселенная 25. Мышиный Рай, описание

Описание эксперимента

Эксперимент Вселенная-25 (Universe 25) — это 25-ая попытка американского ученого-этолога Джона Кэлхуна построить мышиный рай, при этом все предыдущие закончились аналогично. Суть эксперимента была в том, чтобы организовать для мышей помещение, в котором будут созданы максимально возможные комфортные условия для жизни и развития популяции, чтобы подопытные мыши могли иметь неограниченный источник воды, еды, определённое пространство для жизнедеятельности, материал для строительства норок и т.д.

Вселенная-25 стал самым известным экспериментом Кэлхуна из этой серии экспериментов. 9 июля 1968 года в лаборатории был построен ящик-загон, в который были помешены 4 пары мышей в возрасте 48 дней. Загон имел в себе 256 ящиков, каждый из которых имел функцию гнезда и был рассчитан на 15 мышей. В загоне была оборудована подача воды и еды в безлимитном количестве по мере надобности мышей, при которой одновременно могли питаться 9500 особей, не испытывая никакого дискомфорта.

Температура была оптимальной для комфортного проживания мышей (+20 градусов). Загон периодически очищался и вообще поддерживался в постоянной чистоте. Он имел стенки высотой 1,37 метра (54 дюйма) и имел квадратную форму 2,57 х 2,57 м (101 дюйм). Был полностью безопасен для мышей. За состоянием здоровья постоянно присматривали ученые, исключалось попадание в загон хищников и возникновения инфекций. Сам Кэлхун называл этот загон «Утопией для мышей».

После того, как мыши очутились в своём раю, они начали активно размножаться: не удивительно, ведь всё необходимое для жизни есть с избытком — живи себе вдоволь и радуйся жизни! Первый период (до рождения первого мышонка) назывался фазой А — он длился 104 дня.  Однако он быстро сменился фазой В, когда рост численности популяции мышей в условиях, приближённых к идеальным, заметно увеличился. Рост популяции удваивался каждые 55 дней, но после 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции замедлился. Наступила третья фаза — фаза С. Численность удваивалась теперь только каждые 145 дней.

Загон для мышей, «Мышиный рай»

Тогда в загоне находилось около 600 мышей — и места для всех стало уже не так много, как было раньше. У мышей распределились социальные роли, сформировалась иерархия, кастовая система. Первой появилась каста «Отверженных», которая представляла собой изгоев мышиного общества: их не принимали остальные мыши и они обитали в центре загона. По отношению к ним часто проявлялась агрессия со стороны других мышей. Узнать про их положение в обществе можно было по внешнему виду: они имели на своём теле следы побоев, выдранные клочки шерсти, застывшую кровь, ссадины.

Предпосылками для образования касты «Отверженных» стало то, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, по сравнению с дикой природой, где им необходимо добывать себе пищу и защищать себя от опасностей. «Пожилые особи» вступали в конфликт с молодыми, слабыми, неопытными мышами. Они конкурировали за место и социальные роли в стае. Молодые особи не могли найти себе место и становились изгоями: опускались на самые низшие уровни социальной иерархии. 

После изгнания у самцов происходил внутренний упадок сил, они были сломлены и подавлены. Они меньше проявляли агрессию, даже не пытались защищать своих беременных самок, и лишь периодически они конфликтовали (нападали) на других мышей, чаще всего из касты «Отверженных».

При этом самки становились нервными и испытывали тревожность. Так как их самцы были вялыми, то им самим приходилось защищать своё потомство, проявлять агрессию. Но агрессия со стороны самок проявлялась не только ради защиты — самки стали проявлять агрессию к своим собственным детёнышам. Нередко они даже убивали своих детей, после чего уходили в дальние гнёзда, становились отшельницами, отказывались от социальных ролей и размножения. Появилась каста «Самок-одиночек». После чего увеличение популяции мышей значительно упало, также увеличилась детская смертность. В мышиной среде стал развиваться Индивидуализм.

Вселенная-25. 10 февраля 1970 года. 681 день эксперимента.

Началась (после 560 дней от начала колонизации) фатальная фаза в истории «Мышиного Рая» — фаза D, или фаза смерти. Этот период характеризовался появлением новой касты «Красивых»  (beautiful ones). Она состояла из самцов, которые вели себя нехарактерным образом. Они отказывались спариваться, драться и бороться за самок, защищать свою территорию, вели себя вяло, уныло. Всё, чем они занимались — это только ели, пили, спали, чистили свою шкурку, избегали любых конфликтов, выполнения социальных ролей и обязанностей. Кэлхун прозвал их «Красивыми», потому что на их тельцах не было следов драк, крови, царапин. Они проявляли нарциссизм и самолюбование, были эгоцентричными и относились с безразличием к остальным мышам. С прошествием определённого времени «Красивые» и «Самки-одиночки» занимали большинство мышиной популяции. При этом они занимали верхние, дальние гнёзда загона, отстраняясь от остальных. И те, и другие не желали спариваться.

Средний возраст особи стал составлять 776 дней (эквивалентно 77 годам жизни человека), что на 200 дней превышает максимальную границу репродуктивного возраста. Мыши жили долго, детская смертность достигла уровня 100%, а рождаемость вскоре скатилась до нулевой отметки. Мышиное общество стало деградировать, регрессировать. Мыши практиковали различное девиантное поведение, гомосексуализм, спонтанную агрессию. При условиях изобилия пищи мыши практиковали каннибализм, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их.

История популяции мышей в закрытом утопическом пространстве. Пунктирная линия представляет собой оценку численности, около 700 дней. Поле 1000 дня наблюдаемое кол-во особей немного меньше, после удаления около 150 мышей для других исследований. 13 ноября 1972 года (1588 день) популяция составила 27 особей (23 самки, 4 самца, самая молодая мышь была возрастом 987 дней). DAC — Количество дней после начала колонизации, N — численность популяции.

Предел роста популяции остановился на отметке 2200 особей (1 марта 1970 года), после чего начался спад. Кэлхун завершил эксперимент 22 июня 1972 года, при численности популяции 122 особей (22 самца и 100 самок), все из которых уже вышли из репродуктивного возраста, и продолжать эксперимент не было смысла.

Кэлхун также проводил ряд экспериментов на фазе D, он брал несколько групп Красивых и Самок-одиночек, помещал их в другой отсек, давая им волю и все те же комфортные условия. Однако мыши не поменяли своего поведения и вели себя так же. Процветал индивидуализм, отсутствовала беременность у самок, в итоге мыши умирали от старости, не давая потомства.

Выводы Джона Кэлхуна

По итогам эксперимента Джон Кэлхун выдвинул теорию «Смерти в квадрате» (death squared), или, по-другому, «Двойная смерть». Первой смертью является смерть духа, которая настигла мышей до смерти телесной. «Но после смерти духа, — говорил Кэлхун, — «телесная смерть неминуема, она вскоре настигнет популяцию». 

Острая конкуренция между молодыми изгоями и старшими особями приводит к распаду социальных связей и крушению общества в целом, его перехода в такое состояние, когда при низкой смертности нормой становится примитивное «аутистическое» (от слова аутизм) поведение, ведущее к вымиранию популяции. После наступления первой смерти вся популяция обречена на вымирание и наступление физиологической смерти — это вопрос времени.

«Happy is the man who finds wisdom, and the man who gains understanding. Wisdom is a tree of life to those who lay hold of her. All her paths lead to peace.» (Proverbs III. 13, 18 and 17, rearranged)

«Блажен человек, который снискал мудрость, и человек, который приобрел разум — Она — древо жизни для тех, которые приобретают ее, и блаженны, которые сохраняют ее!» (Притчи, Глава 3, стихи 13, 18)

Сравним эксперимент с людьми

Если сравнивать эксперимент Вселенная-25 с людьми, то что мы имеем:

  • Пожилые особи. Под эту касту я бы отнёс не наших с вами любимых пенсионеров, дедушек и бабушек, фронтовиков и тыловиков, а наших с вами «любимых» олигархов и крупных буржуа, носителей мирового капитала в связке с высокими технологиями. С приходом автоматизированных технологий человеческий труд стал менее необходимым, люди стали не нужны в производстве так, как были нужны ранее. Стало быть, они «оказались на улице», стали невостребованы, из-за того, что их места и социальные роли заняты, они не находят себе место и занимаются чем-то другим, пытаются хоть как-то пробиться. Автоматизированными технологиями управляют как раз эти условные «пожилые особи». Те, кто дают гранты на их разработку, владельцы корпораций, крупные буржуа. Так или иначе, имеется процесс конфликта между условными Пожилыми особями и кастой Отверженных. Учитывая более сложную организацию человеческого общества (по сравнению с мышиным), считаю такой антропоморфизм вполне уместным.

  • Отверженные. Большое количество людей не могут найти себе место. Из-за прихода автоматизированных технологий места потерялись, люди занимаются другими делами, кто куда. Значительная часть людей нашла себе занятость, но другие всё же входят в эту касту изгоев и отщепенцев. Разрушение крестьянского хозяйства привело людей к станкам, а приход автоматики выбросил их с фабрик и заводов, но и крестьянства нет тоже. Люди не знают, чем себя занять, и занимают различной бестолковой деятельностью. Идут на неинтересные, скучные, нудные работы, работая на работодателя, зарабатывая деньги для того, чтобы тратить их на свои естественные нужды и развлечения. Времени на что-то более значимое уже не остаётся. Работа-деньги-еда-работа. Вместо того, чтобы заниматься любимым делом, тем, что их интересует, что им нравится, что будет приносить окружающим пользу, они набивают сферу услуг, работая для утоления бессмысленных потребностей таких же людей. По некоторым данным, у нас только в ЧОПах трудоустроено в два раза больше людей, чем в Вооруженных Силах РФ. Зачем такая необходимость в частной охранной деятельности? Чтобы люди не скитались по улицам, а были трудоустроены, правительства тех или иных стран создают им новые рабочие места. Нет надобности что-то открывать и изобретать, что-то завоёвывать или сражаться за что-то. Остаётся только развлекаться и потреблять.

  • Самолюбование. Множество молодых людей и девушек очень большое внимание уделяют своей внешности и занимаются самолюбованием. Потом снимают себя на дорогие смартфоны и выкладыват фото в соц. сети, чтобы похвастаться своей внешностью, показать, какие они красивые и как они себе нравятся. Это ни что иное, как Нарциссизм. Им поражены многие наши современники. Селфи как жанр фотографии сейчас сильно используют именно нарциссические личности. Они покупат селфи-палки для свои смартфонов и фотографируют себя везде и на фоне всего. Приехав в какое-то туристическое памятное место, они не фотографируют просто место, а им важно сфотографировать именно себя на фоне него. Т.е. ценность для них представляет не памятник архитектуры (или природное место), признанный чем-то Великим, а имменно они сами, их лицо и их внешний вид, их Эго, которое они так безумно любят, и получают удовольствие от себя самого. Любуются в зеркало, восхищаются своей внешностью и вообще собой. Большое внимание уделяют внешности, здоровью, красоте, чистоте. Брезгливы, надменны, высокомерны.

  • Самки-одиночки. Вот тут уж без вопросов, всё присутствует в полном объеме. Конечно, без каннибализма, но, порой, скотство по отношению к своим детям от некоторых наших самок бьёт все мыслимые рекорды. Они выбрасывают младенцев в мусорные баки, топят, душат, морозят их. То и дело в новостях успеваешь слышать о новом зверстве к ребенку от своей матери. Большинство, конечно, не доходят до таких крайностей, однако тоже ведут себя чудовищно. Кричат, бьют детей за непослушание, полностью подавляют их волю, являясь собой деспотами и диктаторшами. У нас в обществе принято мужчин считать диктаторами и деспотами, которые якобы ограничивают свободу и волю своих (распущенных) эмансипированных жён, однако никто не говорит о том, как многие наши матери относятся к своим детям! Это всё считается нормальным и в порядке вещей, всё дозволительно. А еще аборты, которых производится огромное количество, а также ныне модное течение «Чайлд фри», когда женщины добровольно отказываются от материнства. Остервеневшие, озлобленные, бесноватые, агрессивные самки — как много таких среди нас? Вместо того, чтобы выполнять свои детородные функции — они строят карьеру, зарабатывают деньги, пытаются добиться независимости и весь негатив спускают на своих детях, придя домой, либо вообще не имеют детей, отказавшись от материнства. Зачастую вместо рождения детей заводят собак или кошек, восполняя тем самым природную потребность в материнстве и заботе. Недовольные своими мужьями, они берут мужские функции в свои руки, стервенеют, а точнее, изначально не дают своим мужчинам волю. И вообще, матриархат у нас давно уже наступил.

  • Красивые. Без вопросов — таких очень много. Все эти хипстеры, модники, смазливые мальчики, гомосексуалисты, метросекуалы, инфанты, маменькины сынки, подкаблучники — много их. А также асексуалы, которым вообще не интересны половые отношения. Проще говоря,  инфантильные, слабохарактерные, безвольные мужчины. Мужчины, которые боятся ответственности и не желают быть лидерами, предаются пассивности, лени и безделью. Занимаются имитацией активной деятельности, вроде различных развлечений, праздных действий, покатушек и тусовок. Даже охота и рыбалка, традиционно мужские занятия, превратились сейчас во многом в праздное мероприятие, где можно хорошенько нажраться и гульнуть вместо реальной добычи пищи. Многие мужчины не желают ничего строить, создавать, покорять, открывать и завоевывать, пользуются только тем, что уже создано, а зачастую и вообще разрушают это. Эгоцентричные мужчины, которые очень большое внимание уделяют себе, своей внешности, здоровью, чистоте и т.д. Проще говоря, нарциссические мужчины, занимающиеся самолюбованием. К этой группе можно отнести еще вегетарианцев, веганов, сыроедов, которые большое внимание уделяют своему здоровью, являясь адептами различных диет, эзотерических духовных практик, но, по-сути, являются пище- и скотопоклонниками. Идивидуалисты, занимающиеся только саморазвитием, при этом равнодушно относясь к другим людям, их мнениям и воле. В совокупности процент таких мужчин от общего числа будет крайне высоким, если и вовсе не большинство уже. 

  • Смерть духа, описанная Кэлхуном — явление, когда произошёл упадок сил и стала преобладать пассивность среди особей, присутствует и в нашем человеческом обществе. Когда люди живут, лишь утоляя свои естественные потребности, не имея никакой тяги к чему-то большему. Отсутствие пассионарности в обществе, процветание конформистского поведения, пассивности, рутины. Злоупотребление алкоголем, наркотиками, компьютерными играми, интернетом, просмотром блокбастеров, различной бестолковой и бессмысленной деятельностью, пустое времяпровождение молодежи, вместо занятия интеллектуальной деятельностью — пустое скитание по улицам, торговым центрам, заведениям общепита, различные развлечения, как активные (вроде различных покатушек на квадроциклах, сноубордах или прыжкам с тарзанки), так и пассивные, перечисленные выше. Отсутствие тяги к знаниям, творчеству, изобретательству, рукоделию и любой созидательной деятельности, замена её развлечениями. Или имитация интеллектуальной деятельности, например, просмотр популярных тв-шоу и программ вместо активного изучения материала. Это ли не Смерть духа?

Про каждый из этих пунктов можно написать отдельную большую статью, где подробно описать все аспекты и нюансы их, но, в рамках этой статьи, я этого делать не буду.

Так или иначе, детей рождается мало, 1-2 ребёнка максимум у средней семьи. Дети рождаются поздно, а иной раз вообще не рождаются, потому что самки и самцы занимаются самолюбованием и нарциссизмом, строят свою карьеру, ездят по курортам, закупаются различными вещами, шубами, машинами, общаются с друзьями чересчур много, и всё такое прочее, а годы уходят. А потом уже не получается или вовсе не хочется. Понятно, что у толковых людей нет цели просто взять и нарожать детей побольше — ведь их надо еще воспитывать, и более того, нужно ещё воспитать из них людей.

Но, тем не менее, роста рождаемости нету, кто бы что ни говорил. На место 2 родителей приходят 2 (в лучшем случае!) ребенка. А для роста нужно как минимум 3. Т.е., когда родители умрут, на их место придут двое других людей, значит, нет спада в численности, но и роста тоже нет. Социальной утраты нет, но и не прибавилось. У кого сейчас в семье минимум трое детей? Ну, даже если вспомните вы кого-то из своих знакомых, но ведь это только одна семья, а семей-то много других, и чаще всего они ограничиваются одним ребенком или максимум — двумя, либо вообще без детей живут и наслаждаются жизнью…

«Репродуктивное поведение определяется таким понятием, как потребность в детях — это когда человек чувствует дискомфорт, если у него меньше детей, чем он желает. 65% семей у нас имеют одного ребенка. Это является достаточной доминантой для большинства. Потому что уже несколько поколений живут по этой модели, практикуют аборты, разводятся, изменяют друг другу. Много поколений, у которых не было братьев и сестер, они не знают, что это такое. У нас около четверти детей выросли в неполных семьях, у них, по определению, нет опыта построения гармоничных супружеских отношений. Это уже искоренилось, и исправлять ситуацию придется радикальными мерами, но, увы, часть из них может быть непопулярными, потому что они диссонируют с тем антисемейным потребительским образом жизни, который уже успели навязать». И. Белобородов (РИСИ). [1]

«Раньше ограничителями были голод, чума, а сейчас культурные установки. Один ребенок в семье или бездетная семья рассматривается едва ли не как предпочтительный образ жизни российского и мирового населения». Ю. Крупнов. 

Уровень рождаемости в 1970 году. Количество детей на среднюю семью (нас. Земли 3,687 млрд.).

Уровень рождаемости в 2014 году (нас. Земли 7,125 млрд.).

По данным картам видно, что во времена бурного развития современной человеческой цивилизации в XX веке, рост численности популяции стремительно увеличивался. Однако в нынешнее время, когда развитие цивилизации достигло больших высот (появилось большое количество развитых стран, во многих странах налажена инфраструктура, созданы комфортные условия для жизнедеятельности), рост численности человеческой популяции значительно уменьшился по всему миру. Яркая параллель с экспериментом Вселенная-25.

Анализируя результаты эксперимента

Всех вас интересует связь этого эксперимента с людьми, т.е. с нашим с вами обществом, общественным укладом, поведением. Первая ваша мысль, дорогой читатель, была такой: «О, Боже, как же всё это похоже на наш мир!». Однако вслед за ней у многих из вас (скептиков) возникла мысль о том, что некорректно сравнивать этот эксперимент на мышах с реальным человеческим миром. Однако я всё же полагаю, что это можно делать. Даже при том, что человек — такое сложное существо и наш мир такой огромный по сравнению с этим мышиным загоном.

А, собственно, чем мы, люди, отличаемся от этих мышей? Чем таким особым? Вы скажете, что у нас, как минимум, развиты лобные доли коры больших полушарий (префронтальная кора) и вообще кора? Не смешите меня, уважаемый! Спуститесь с небес на землю и посмотрите, ради чего и для чего представители рода homo sapiens используют свои лобные доли! Иной раз даже возникает вопрос, а используют ли они их вообще или обходятся только лимбической системой и стволом?

Говоря по простому, лобные доли — это отдел коры больших полушариев, отвечающий, грубо говоря, за «человечность». Они сформировались эволюционно, и у более низших существ их нет вообще, поэтому они не способны на проявления человечности, а руководствуются только лишь инстинктами (т.е. лимбической системой).

Так что не важно, есть ли у нас руки (или ноги), а не лапы — всё наше поведение заключается в мозгах, поэтому для сравнения человека с мышами достаточно обратить внимание на строение головного мозга. Безусловно, в нашей популяции много учёных, интеллектуалов различных (например, мы с тобой, любезный читатель), однако большинство людей всё же не стремятся к большой и серьёзной умственной деятельности, просто потому что им некогда или лень. Значит мы отличаемся от мышей немногим. И деятельность наша, вся наша эта суета — это лишь погоня за ресурсами, едой, противоположным полом, обеспечение жизненных условий и комфорта для своего любимого тела. Т.е вся наша деятельность ничем таким особым не отличается от деятельности мышей. Поэтому не зря ведь еще говорят: «Мышиная возня».

Второй момент — это замкнутость пространства, т.е. если бы у мышей было больше территории, то было бы всё по-другому и наоборот: у людей во владении — вон какая огромная планета, а вовсе не загон. Планета-то огромная, однако всю ли эту планету мы используем для жизни? Нет, не всю. Мы все толкаемся в городах, как кильки в банке, но значительная часть суши вообще пустует. Конечно, мы можем ездить, куда угодно, летать на самолете, ездить на машине за город, но, дорогой друг, как часто мы это делаем? Отпуск, выходные — и то не все. Большую часть своей жизни мы проводим в городе, т.е. в замкнутом пространстве.

Да и существуют же границы государств, которые не всегда можно просто так перейти по общегражданскому паспорту, а даже если и просто, то всё равно пребывание за границей ограничено какими-то рамками. Значит, так или иначе, мы вынуждены сидеть в замкнутой Системе. Это не квадратная клетка, но и человек же более сложное существо. Таким образом, мы проживаем в замкнутом загоне.

Да и потом, если говорить языком марксизма и взять в качестве примера для обозначения нашей замкнутости конечность капитализма, которую пророчил Маркс, то вопрос нашей замкнутости представляется очевидным. В современном мире господствует капитализм, капитализм возможен при постоянном расширении рынков, Планета (используемая её часть) — конечна, значит, капитализм как основа и фундамент нашего общества потребления — конечен.

Другой момент. Если взять во внимание Второй закон термодинамики и термин энтропия, то можно сделать следующий вывод, исходя из формулировки закона, которая гласит:

Если в некоторый момент времени энтропия замкнутой системы отлична от максимальной, то в последующие моменты энтропия не убывает — увеличивается или в предельном случае остается постоянной.

Получается, что энтропия в виде беспорядка и хаоса накапливается в замкнутой системе (мышиный загон), после чего система движется к самоуничтожению. Когда энтропия становится максимальной, то система уничтожается. Когда в мышином обществе деградация (энтропия) достигла максимального значения, популяция стала вымирать. Максимальным значением энтропии в замкнутой системе мышиного рая является первая смерть, «смерть духа». Когда она наступила, то процесс вымирания населения стал неминуемым.

И вообще, можно сколь угодно долго доказывать что мы не мыши, но стоит высунуть свою голову в окружающий мир, как любой мыслящий человек (т.е. мы с тобой, друг) обнаружит значительные черты деградации нашего общества. Точнее, нашего Общества Потребления. Значит ли это, что оно обречено на вымирание? Однозначно сказать я не могу (да и никто, думаю, не скажет), но мы имеем для этого все предпосылки. И потом, «вымирание нашего общества потребления» еще не значит смерть всего человечества. Ведь в истории было много примеров, когда такие развитые общества вымирали от деградации. Например, Рим, который прекратил своё существование после того, как его захватили. При этом захватили потому, что римское общество деградировало. Спарта — закрытое общество, которое исчезло после деградации.

Пассионарная теория этногенеза Льва Гумилёва. Стадии развития и деградации этноса. Не для сравнения с предыдущим графиком (где изменялась численность особей), а для обозначения степени роста численности активных людей, пассионариев и деградации общества в целом. «Смерть духа», если по Кэлхуну.

При этом Лев Гумилёв, не знавший об опытах Кэлхуна, выдвинул свою пассионарную теорию этногенеза, в которой он расписал стадии роста, развития и деградации общества на основе изучения всех ранее имеющихся на нашей планете этносов и народов. И насколько же его описание этногенеза схоже с поведением тех мышей из эксперимента Вселенная-25! Общественный подъём до какой-то пиковой величины, а потом спад, упадок сил и смерть этноса. Гумилёв доказал, что подобного рода систематика наблюдалась во всех без исключения этносах, в любые времена. Значит, ограниченность загона совсем не важна, так как общество проживает и так в ограниченном пространстве, не выходя (лишь временно) за его рамки. А если люди переезжают в другие страны, то и там они входят в эти рамки замкнутого мышиного загона.

Для меня эксперимент Вселенная-25 — это что-то из разряда «имеющий уши да услышит». На протяжении 40 лет Кэлхун изучал поведение мышей, 25 попыток построения мышиного рая — и во всех случаях конец был один: при наличии постоянного комфорта наступает неминуемая смерть после деградации. Этот эксперимент ставит жирную точку на идеях, целью которых так или иначе является построение Земного рая. Что Коммунизм, что Либерализм в своей сути несут идею построения идеального общества постоянного комфорта, без насилия, агрессии, войн, с достатком продовольствия, где все счастливы и улыбаются. Человек как полубог, или Сверхчеловек, описаный Ницше. Вы скажете, что это же хорошо и это же прекрасно? Нет, скажу я вам, это ужасно, и это плохо. Это и есть смерть. Безудержный комфорт — это смерть. Рай он на то и Рай, что на земле он невозможен. Когда ты стремишься к чрезмерному комфорту, ты катишься вниз — в пропасть. Это самый главный тезис, которым не владеет сегодняшнее общество потребления, где вся человеческая деятельность, весь производственный технический прогресс направлен на одну главную цель — добиться максимального комфорта.

«Высшее счастье человека всегда на краю его сил». Иван Ефремов

«Жизнь начинается там, где заканчивается зона комфорта». Нил Уолш

Одни этот комфорт пытаются продать, другие его покупают. И вся система построена и крутится вокруг этой квазицели и лжесмысла — вокруг максимального комфорта. Когда современный квалифицированный потребитель говорит, что он стремиться к «чему-то», то что же он имеет при этом в виду? А чего еще можно хотеть и чего можно вообще желать? Более высокую должность на работе, повышение зарплаты, покупку нового, более лучшего, автомобиля взамен старого, приобретение ещё одной квартиры и/или переезд в более хорошее место, покупку более дорогих и модных шмоток, улучшение своего жилища, лучший ремонт, добавление каких-либо гаджетов, приспособлений из разряда «умный дом», более дорогой телефон, предметы интерьера, в отпуск ездить не в Турцию, как все, а на Таити или в Канаду. Проще говоря, все цели, все стремления направлены на повышения качества жизни, на улучшение условий, на достижения максимально возможного (за такую зарплату/прибыль) комфорта. Среднестатистический квалифицированный потребитель говорит: «Я же должен к чему-то стремиться, не сидеть же на одном месте всю жизнь.»  

При этом я не считаю процесс деградации общества управляемым, как бы сильно не призывали различные конспирологи и оккультисты к обозначению Мирового Правительства (предпосылки создания которого, впрочем, действительно имеются), я думаю, что это естественный процесс, исторический процесс. Да, конечно, есть те люди, которым выгодно деградирующее население вместо интеллектуалов, однако роль их в этой деградации, возможно, преувеличена. А что, если и они сами, те, которые «подливают масло в огонь», вся эта мировая Буржуазия — они тоже есть часть этого загона? И деятельность их — это тоже естественная реакция такого рода людей (или нелюдей) на окружающую среду? Они же наши современники, так или иначе живут с нами на одной Планете. Они — тоже часть этого глобального естественного процесса. Возможно, их можно отнести к «пожилым особям«, тем, которые вступают в конфликт с Отверженными.

Включая эту систему (начиная «эксперимент»), вы обречены на провал, т.е. на полную гибель его подопытных. Есть что-то такое, что-то первобытно дикое, какая-то внутренняя установка, какая-то программа, которая хранится в нас, возможно, в нашем геноме, в каждом живом существе, и запустив единожды этот маховик, вы получите один и тот же конечный результат — сначала высокий рост популяции, затем плавный спад до полного вымирания.

Конечно, прямое переложение результатов эксперимента Вселенная-25 на человеческое общество не может быть реализовано, однако схожесть поведения мышей с человеческим поведением многим из нас кажется очевидным, пусть и будет такое сравнение немного вульгарным.

Результаты эксперимента для нас могут послужить хорошей почвой для раздумья. Как ни крути, но человечество — гораздо более сложная организованная система, нежели мышиная стая. Из-за более сложного устройства нашего общества, вероятно, всего, у нас могут быть какие-то другие касты людей, которых не было у мышей. Эти новые касты, а также их совокупности и создают наше общество таким, какое оно есть. Серьёзной проблемой может быть уменьшение пассионариев в обществе и рост субпассионариев.

Однако Человек способен рефлексировать, т.е. анализировать свои поступки, своё мировоззрение, всего себя и изменяться. Человек, в отличии от мыши, способен к улучшению и изменению себя. Поэтому находясь в какой-либо касте, человек способен изменить себя в лучшую сторону, вырваться из этой касты и стать другим, стать лучше. Поэтому такой эксперимент не стоит использовать как призыв к панике и обреченности, напротив, он создаёт почву для размышления, заставляет задуматься о себе и об обществе в целом. А что я делаю не так? А правильно ли я себя веду? А может, мне стоит измениться?

Нам следует «намотать на ус» итоги эксперимента и формировать свою жизнь в соответствии с ними. Именно это мы и делаем, когда замечаем те или иные пороки и пытаемся их побороть. Поэтому наша популяция продолжает жить до сих пор. Именно динамичность нашей системы и возможность к изменению даёт нам шансы на выживание.

P.S. Автор статьи не является адептом каких-либо эзотерических и оккультных течений в любых проявлениях, а также конспирологом. Является противником всякого проявления эзотеризма, а в данном вопросе не видит ничего конспирологического и эзотерического.

Автор: Олег Приходько





как «мышиный рай» стал «мышиным адом»

Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60–70-х годах двадцатого века. В качестве подопытных Д. Кэлхун неизменно выбирал грызунов, хотя конечной целью исследований всегда было предсказание будущего для человеческого общества. В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин, «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности. Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел определенную известность в 60-е годы, так как многие люди в западных странах, переживавших послевоенный бэби-бум, стали задумываться о том, как перенаселение повлияет на общественные институты и на каждого человека в частности.

Eksperiment Vselennaya 25 2

Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, он провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов. Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось. Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей потреблять воду, также не испытывая никаких проблем. Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.

Eksperiment Vselennaya 25 3

Эксперимент стартовал с момента помещения внутрь бака четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось совсем немного времени, чтобы освоиться, осознать, в какую мышиную сказку они попали, и начать ускоренно размножаться. Период освоения Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первых детенышей началась вторая стадия B. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях, число мышей удваивалось каждые 55 дней. Начиная с 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, теперь численность удваивалась каждые 145 дней, что ознаменовало собой вступление в третью фазу C. В этот момент в баке проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и некая социальная жизнь. Стало физически меньше места, чем было ранее.

Eksperiment Vselennaya 25 4

Появилась категория «отверженных», которых изгоняли в центр бака, они часто становились жертвами агрессии. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Отверженные состояли, прежде всего, из молодых особей, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. Поэтому часто агрессия была направлена на новые поколения особей, рождавшихся в баке. После изгнания самцы ломались психологически, меньше проявляли агрессию, не желали защищать своих беременных самок и исполнять любые социальные роли. Хотя периодически они нападали либо на других особей из общества «отверженных», либо на любых других мышей.

Самки, готовящиеся к рождению, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих, не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

Вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством.

Eksperiment Vselennaya 25 5

Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре составило 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. В итоге все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.

Eksperiment Vselennaya 25 6

Джон Кэлхун создал по результатам эксперимента теорию двух смертей. «Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденным особям не стало находиться места в социальной иерархии «мышиного рая», то наметился недостаток социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, возникло открытое противостояние взрослых и молодых грызунов, увеличился уровень немотивированной агрессии. Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта, всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению. В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников, большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой. Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего вышеперечисленного сломленные психологически мыши отказались. Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа». После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».

Eksperiment Vselennaya 25 7

Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции, поглощения еды и сна. От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение. Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением. Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни полной борьбы и преодоления — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз тела.

Возможно, у вас остался вопрос, почему эксперимент Д. Кэлхуна назывался «Вселенная-25»? Это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, и все предыдущие закончились смертью всех подопытных грызунов…

Автор: Владимир Шевелев
Источник: cablook.

Эксперимент «Вселенная-25»: как рай стал адом

Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60–70-х годах двадцатого века. В качестве подопытных Д. Кэлхун неизменно выбирал грызунов, хотя конечной целью исследований всегда было предсказание будущего для человеческого общества. В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин, «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности. Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел определенную известность в 60-е годы, так как многие люди в западных странах, переживавших послевоенный бэби-бум, стали задумываться о том, как перенаселение повлияет на общественные институты и на каждого человека в частности.

Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, он провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов. Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось. Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей потреблять воду, также не испытывая никаких проблем. Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.

Эксперимент стартовал с момента помещения внутрь бака четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось совсем немного времени, чтобы освоиться, осознать, в какую мышиную сказку они попали, и начать ускоренно размножаться. Период освоения Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первых детенышей началась вторая стадия B. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях, число мышей удваивалось каждые 55 дней. Начиная с 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, теперь численность удваивалась каждые 145 дней, что ознаменовало собой вступление в третью фазу C. В этот момент в баке проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и некая социальная жизнь. Стало физически меньше места, чем было ранее.

Появилась категория «отверженных», которых изгоняли в центр бака, они часто становились жертвами агрессии. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Отверженные состояли, прежде всего, из молодых особей, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. Поэтому часто агрессия была направлена на новые поколения особей, рождавшихся в баке. После изгнания самцы ломались психологически, меньше проявляли агрессию, не желали защищать своих беременных самок и исполнять любые социальные роли. Хотя периодически они нападали либо на других особей из общества «отверженных», либо на любых других мышей.

Самки, готовящиеся к рождению, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих, не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

Вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством.

Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре составило 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. В итоге все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.

Джон Кэлхун создал по результатам эксперимента теорию двух смертей. «Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденным особям не стало находиться места в социальной иерархии «мышиного рая», то наметился недостаток социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, возникло открытое противостояние взрослых и молодых грызунов, увеличился уровень немотивированной агрессии. Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта, всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению. В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников, большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой. Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего вышеперечисленного сломленные психологически мыши отказались. Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа». После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».

Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции, поглощения еды и сна. От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение. Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением. Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни полной борьбы и преодоления — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз тела.

Возможно, у вас остался вопрос, почему эксперимент Д. Кэлхуна назывался «Вселенная-25»? Это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, и все предыдущие закончились смертью всех подопытных грызунов…

Поделиться ссылкой:

Джон Кэлхун вселенная 25 или мышиный рай

Фото Джона КэлхунаВы слышали что-нибудь про эксперимент «Вселенная 25» и его автора Джоан Кэлхуна?  Он создал, по своему мнению,  «Мышиный Рай» и проверил на опыте, что может быть с людьми при определенном стечении обстоятельств. Эксперимент проводился вскоре после Второй Мировой войны, когда в Америке был бум рождаемости.

Правительство интересовало возможное перенаселение в обществе и оно поощряло подобные исследования.  Кэлхун, в некотором роде, краем своего опыта коснулся его возможных последствий.

Результаты интересные и трактуются по разному — от того, кто это делает — грубо говоря коммунист или капиталист. Разберем их в конце статьи.

Содержание статьи

Эксперимент мышиный рай

Сколько живёт человек на земле, столько и мечтает о райской жизни.

  • Это много есть, сладко спать и ничего не делать? Вот тебе и счастье!

А как это проверить экспериментально? И что-же представляет из себя такой рай в действительности?

С людьми проводить опыты очень сложно, пахнет фашизмом. Нельзя окружить группу товарищей числом в несколько десятков забором и держать их там  лет 50, чтобы посмотреть, как они будут развиваться в этом изолированном обществе.

В медицине эксперименты, перед испытанием на людях, обычно проводят на мышах. Жаль что об этом не знал великий гений теоретик Карл Маркс.
Но раз сложно создать пробный рай для человека на земле, то в 1968 году американский ученый Джон Кэлхун решил сотворить «мышиный рай» в «отдельно взятой» коробке и посмотреть, как он будет развиваться.

Это был уже 25-ый его опыт, по его номеру и называется эксперимент-25.

Заранее скажу, что результат оказался печальным.

Кто это — Джон Кэлхун

Джон Кэлхун, американский ученый-этолог

Джон Кэлхун, американский , ученый-этолог обожал грызунов. Он считал что крыса ненамного уступает человеку в интеллекте, а сообщество крыс в своем развитии почти полностью копирует человеческое.

D экспериментах Кэлхун создавал различные условия жизни для отдельных групп крыс и наблюдал, как они отвечали на разные жизненные ситуации которые он им создавал.

Исследователи до него тоже не скучали:

Джон Кэлхун, американский ученый-этолог

Изучая процессы и тенденции которые возникали в этой маленькой изолированной колонии, он сопоставлял их людьми, которые могут действовать подобным образом при схожих обстоятельствах.

Проведя т.о. 24 исследования, Кэлхун начал свой 25-ый, самый результативный и известный эксперимент.

Для мышек построили бак размером 2×2 метра и высотой полтора метра. Он был рассчитан на огромное количество мышей — почти 4000 штук могли существовать там в полнейшем комфорте.

Было устроено 256 гнезд, создан запас строительных материалов, если бы мыши захотели строить домики сами.
Никаких кошек, собака, сов, лис и прочей городской и лесной братии. По идее, колония могла была жить долго и процветать вечно.

Ход эксперимента мышиный рай

Первая стадия А — освоение нового мира

Первых четырёх Адамов и Ев запустили в июле 1968 года. Сначала мыши осторожно ходили по своим новым территориям, осваивались, весело попискивали и знакомились друг с другом. Как и положено, после близкого знакомства, через 100 дней у них появилось потомство. Это были первые мыши не знавшая голода, холода, страха от диких животных, всегда имеющая кров над головой.

Стадия Б золотое время

Первые колонисты полностью наслаждались привольной городской жизнью. Вопрос о заработке для пропитания у них отсутствовал полностью. Я хотел сказать, что им не надо было лазить по помойкам в поисках пропитания, а пища опускалась с неба в прямом смысле этого слова.

Джон Кэлхун, американский ученый-этолог

Они, создавали семьи, и расселялись в десятках новеньких прекрасных домиках. Никаких кредитов, никаких ипотек — а значит никаких тревог волнений и опасений за свое будущее и будущее своего потомства. Полный душевный покой.

Каждый 55 дней размер колония увеличивался вдвое. Научные работники, следивший экспериментом, уже ждали команды, на его окончание  — им казалось, что волшебный бак скоро переполнится.

Стадия С — загнивание

Всё хорошее когда-нибудь кончается. На 315 день эксперимента прирост популяции снизился. численность мышей удваивалась раз 145 дней, а не в 55, как было раньше. В баке уже было около 600 особей.

Всего — еды, воды и места было в избытке, но что-то пошло не так. Мышиное общество начала расслаиваться.

В нем появились правители — паханы, занявшие наиболее престижные участки вдоль стен. Причем размеры их раза в три превышали необходимый для нормального существования.
Также появился класс изгоев, над которым большинство всячески издевалась. Они на них нападали оставляли не теле царапины шрамы и кровоподтеки. Хвосты у некоторых были обгрызены, а уши покусаны.

  • Отверженные мыши жили в центре бака и никак не боролись за территорию, еду и воду, не сопротивлялись нападениям и не защищали свою жизнь, не завоевывали самок.

Зато зачастую они дрались между собой, вымещая друг на друге всю злость за свою неудавшуюся судьбу.

Среди отверженных появилось огромное количество самок, принявших мужской стереотип поведения и гнавших от себя самцов.

Численность популяции изгоев уменьшалась.

Но и в стане остальных мышей,  ставших хозяевами жизни тоже были проблемы.

Ученые наблюдавшие за экспериментом отметили падение нравов в их среде. Среди мышек стали резко распространяться гомосексуализм и пансексуализм (то есть влечение к всему что движется вне зависимости от пола).

Они не могли понять, откуда взялась эта напасть — ведь папы и мамы у них были обычными мышами с нормальной сексуальной ориентацией.
Но настоящий шок исследователи пережили, когда увидели первые случаи каннибализма. Некоторые мамаши стали поедать своих новорожденных мышат, хотя еды было более чем достаточно.

В это время в баке около двух тысяч особей.

Стадия Д — вырождение

На 560 день эксперимента численность популяции достигла 2200 членов и начала медленно снижаться. Последние месяцы существования Рая беременности среди мышей стали единичными.

Детская смертность выросла до 100 процентов.

Мышиная цивилизация погибала. Примет было предостаточно.

  • Мамаши детёнышей убивали
  • Папаши поголовно записывались в геи

Исследователи искали хоть одну нормальную мышиную семью и не смогли найти.
Зато появились представитель нового поколения —  мыши-красавцы, как назвал их Колхаун.

Так он назвал их потому, что они были чистые — не погрызенные,не покусанные своими собратьями и очень любили себя. Эти мыши старались полностью изолироваться от мира — ни расширение своей территории, ни завоевание статуса среди собратьев, ни самки — ничто их не интересовало.

Есть пить и спать — этим ограничивались их жизненные потребности. Всё своё время они сидели в углу смотрели телевизор по сторонам, чистили свои шкурки, ели и пили. Вероятно они искали смысл бытия.

Среди дам у них были соратники, с которыми они правда никаким образом общались. Они носили статус гордых и независимых леди. Прихорашиваясь  с утра до вечера, они при этом пресекали все попытки заигрывания с собой со стороны других мышей — самцов разумеется.

Их действия были похожи на действия чопорных дам из высшего света —  что вы себе позволяете, уберите от меня свои мохнатые лапы!
Очень скоро красавиц и красавцев стало большинство в сравнении с обыкновенными «мужиками».

Кривая численности населения сообщества на графике не просто снижался, она летела вниз без каких-либо всплесков:

Кривая численности популяции мышей в раю

 

Конец Мышиного Рая

Кэлхун пытался спасти цивилизацию мышей, отсадив по паре красавцев и красавиц в отдельное жилище.

Но радостного возбуждения, которое было у самых первых мышей посаженных бак, он не увидел. Это четвёрка красавчиков в новом поселении сразу же заметила, что их мир содержит четыре угла, которые они и заняли. Этого им было более чем достаточно. В этих углах они и умерли от старости и безделья.

В июне 1972 года мышином раю оставалось 122 жителя. Все они уже вышли возраста когда могли давать потомство соответственно результаты эксперимента был ясен —  колония вымерла.

Эксперимент был прекращен.

Выводы Джона Кэлхуна по результату эксперимента

В результате он создал теорию двух смертей:

  • Первая смерть — это смерть духа, наступает, когда молодое поколение отказывается от борьбы и выбирает пассивный стиль жизни.
  • Далее идёт вторая смерть — физическая. В первую очередь имеется в виду не физическая смерть конкретной особи, а всего сообщества. Особи погибнут  уже вместе  с ним.

Результаты экспериментов стали несколько неожиданными для социологов.

Зато историки не сильно удивлялись его результатам. Что-то подобное они наблюдали ранее. Например, в истории древнего Рима

Сытое и развращенное Римское общество не смогло противостоять варварам, которым для полноценной жизни требовалось не только хлеб и зрелища, но и борьба за достижение Великой цели.

По свидетельству Плутарха

Древняя Спарта погибла, когда наводнила свои города золотом побеждённых Афин и разбогатела. Через 100 лет после этого события уже не нашлось желающих защищать спартанских города, которые по традиции, даже не имели стен.

Конечно нельзя назвать эксперименты «чистым» и полностью переносить его на человеческое общество. Много здесь нюансов. И не всё так плохо в обществе, как могло бы показаться. Общество способно восстанавливаться и саморегулироваться!

По сравнению с мышами, древний Рим умер, а точнее — пала Римская империя — но люди, жившие на его территории, остались жить. Не те самые, люди так долго не живут, а их потомки. Изменилась лишь система правления, которая подстроилась под новые реалии.

В результате таких опытов может вымереть лишь «способ существования белковых тел», но не сами тела. Теперь на этом месте прекрасная страна — Италия!

На выводы сделанные Джоном Кэлхуном в результате своего эксперимента обрушилось много критики. Разберемся.

Когда появилась смерть духа?

По мнению учёного, это произошло когда в социальной иерархии
мышиного общество стало недостаточно социальных ролей для молодых подрастающих мышек. Увеличилась скученность, уменьшилось личное пространство каждой особи. Возникла противостояние молодых старых грызунов появилась немотивированная агрессия.

Перенесем мысленно обстановку на современные мегаполисы.

В результате такого психологического стресса появились особи, способные только к простейшему поведению.

В идеальных, по мнению учёного, условиях в отсутствие опасности со стороны хищников, изобилии пищи большинство особей стало только есть, пить. спать. ухаживать за собой.

Самым сложным действием для них стало ухаживание за самками. поскольку, необходимость добычи пищи попросту отпала. Далее, в обычной жизни, следовала забота о потомстве, защита территории. Но от этого сломленные психологический мыши отказались. Наступила первая смерть — смерть духа.

Результат первой — вторая смерть — физическая

После этого, поскольку мыши даже перестают размножаться, неизбежно следует смерть как все популяции, так и отдельных её составляющих. Это и есть Вторая смерть — физическая.

Разбор и критика эксперимента мышиный рай учеными

Выводы по результатам эксперимента делал не только сам Кэлхун, но психологи и социологи.

Капиталистический вывод

Один из них назовем капиталистическим:

Говорит о том, что очень вредно для развития общества поддерживать высокий уровень благоденствия для всех. Кто-то должен быть наверху и всем править, кто-то должен быть внизу и подчиняться.

Если дать всем равные права и возможности, то общество придёт к деградации и вымиранию. Таким образом получается что болезни и войны приносят большую пользу для общества.

Не буду спорить, войны несут действительно быстрый технический прогресс. Но они являются не необходимостью, а лишь следствием необузданный жадности власть имущих.

Вывод автора статьи

Кроме этого, многие забывают, что опыт был поставлен на мышах, а не на людях. И этих бедных мышей поставили не в райские условия, а в адские. Правильнее назвать его — мышиный ад. Огромное количество животных расплодилось на очень маленьком пространстве, огороженном от внешней среды, где нет даже кусочка зелёной травы, цветочка, листика и солнечного света.
Про такие условия говорят «живет, как птица в золотой клетке».

Поскольку на 98% гены мышей схожи генами человека, то и их мозговая деятельность также должна быть схожа человеческий.

Всем известно, что животные могут иметь чувство голода, сытости, страха, радости.

Почему же учёный не подумал, что эти-же мыши могут скучать и грустить?!

Обычное состояние животных, которые не могут читать книги и смотреть телевизор, это забота о своём существовании и продолжение рода. Когда их этого лишили, бедные мышки заскучали затосковали, и попросту, сошли с ума от скуки и безделья, как узник в каменной камере-одиночке, лишённый солнечного света, зеленых лужаек, тенистых аллеек и надежды на освобождение.

Хотя мыши и не знают, что бывает другая жизнь за пределами ящика.

Слышали о личном пространстве человека?

Если посторонний переступает это личное пространство и вторгаться на вашу территорию, то вы чувствуете дискомфорт. Что уж говорить о мышах, личную территория которых очень сильно нарушили, что и подтверждает стремление некоторых заполучить кусочек территории побольше, чем это было ранее ей необходимо.
Что если и тот же самый эксперимент провести на острове, где нет хищников и также достаточно еды и воды?  Результаты были бы совершенно другие!

Кролики в Австралии — настоящий кроличий рай.

Кстати подобный эксперимент уже был проведён. но никто его так не называет потому, что всё вышло совершенно случайно и не преднамеренно. Во времена освоения Австралии на континент завезли небольшое количество кроликов. Не все согласились жить в вольерах, и некоторые рванули на свободу.

На их счастье, на просторах дикой Австралии, не нашлось естественных хищников, которые бы угрожали их жизни, зато еды было предостаточно!
В результате животные так расплодились, что люди даже не знали как с ними бороться. весь континент был изрыт кроличьими норами. Не отстрел, ни ловушки не помогали и только распространение болезней сумело уменьшить их поголовье. Вот это был кроличий рай! На свободе, без оград и под ясным солнцем!

 

 

Похожие записи

как проходил эксперимент «Вселенная-25» — Рамблер/новости

В ходе социального эксперимента ученые создавали райские условия для популяции мышей. Подопытным предоставлялись неограниченные запасы еды и воды, их берегли от хищников и болезней, а простор был огромный, что позволяло размножаться. Тем не менее вся колония вымерла. Почему же это произошло?

Свой ряд экспериментов американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел в 60-70 годах. Подопытными он выбирал именно грызунов, отмечая их схожесть с человеком. Кроме того, Джон всегда заострял внимание на том, что конечной целью исследований станет предсказание для человеческого общества.Работая над опытами с колониями грызунов, Кэлхун внедрил новый термин — «поведенческая раковина» — переход к деструкту и девианту в условиях перенаселения. В 60-е годы многие страны, пережившие так называемый «бэби-бум» стали задумываться о том, как повлияет перенаселение на общественные принципы. Это и стало причиной популярности исследований Джона.Самый известный эксперимент, который заставил задуматься о будущем целое поколение, Джон провел в 1972 году. Целью работы над «Вселенной-25» стал анализ влияния плотности популяции на поведенческие аспекты грызунов. Кэлхун построил настоящий мышиный рай из бака высотой в 2 метра. Подопытные не могли выбраться за высокие стенки, но, вероятно, им это было и не нужно. В баке поддерживалась оптимальная для грызунов температура, постоянно была еда и питье, еженедельно бак чистили и создавали гнезда для самок. Также ученые исключали появление в баке хищников или каких-либо инфекций. За здоровьем подопытных регулярно следили ветеринары.Сама система подачи корма и воды была настолько продумана, что более 9 тысяч мышей могли питаться одновременно, и не испытывать дискомфорта. Как и более 6 тысяч мышей могли одновременно пить воду. Пространства для жизни всегда было предостаточно, и проблемы могли появиться только когда колония возрастет до 3840 особей. Однако такого количества никогда не было достигнуто, а максимальное число мышей не превышало 2200 особей.Эксперимент начался с того, как внутрь бака поместили 4 пары мышей. Вскоре они освоились и осознали, что попали в настоящую сказку. С того момента мыши стали чувствовать себя безопасно и начали размножаться. Этот период, который представил себе освоение, Кэлхун назвал фазой А. Фаза B началась с того момента, как родились первые детеныши — это предзнаменовало начало стадии экспоненциального роста популяции.Уже с 315-го дня эксперимента рост популяции серьезно замедлился. И если раньше численность возрастала каждые 55 дней, то теперь удвоение популяции занимало 145 дней. Так началась фаза C. На момент ее старта в баке было 600 мышей, среди которых уже сформировалась иерархия и социальные правила.

Среди мышей появились «отверженные» — их сгоняли в центр бака и часто нападали на них. Эту группу было легко вычислить: особи имели раны на теле, выдранную шерсть и покусанные хвосты. Как правило, в группу входили молодые мыши, которые не смогли найти себе социальную роль в мышиной иерархии. Агрессию вызывало то, что стареющие мыши в идеальных условиях «вселенной» не освобождали места для молодняка.

После того, как агрессивных самцов изгоняли, они начинали меньше проявлять агрессию, не желали защищать своих беременных самок. Иногда даже нападали на других отверженных.

Беременные самки становились все более нервными, подвергались случайным атакам. Из-за того, что самцы перестали их защищать, самкам приходилось драться и проявлять агрессию самим. Бывало так, что им приходилось убивать своих детей, чтобы перебраться в верхние гнезда и стать отшельниками. Это значительно повлияло на упадок роста рождаемости, повысилась смертность молодых особей.

Фаза смерти (D) — последняя стадия. Сперва появляется новая категория грызунов — «красивые». Это те самцы, которые проявляют нехарактерное поведение — отказываются от драк и агрессивных выпадов, не борются за территорию, не желают спариваться и ведут пассивный образ жизни. «Красивые» занимались тем, что ели, пили и чистили свою шкурку.

В среднем мыши жили 776 дней, и это на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. К тому моменту смертность молодых особей составила 100%, а беременности были незначительными, и вскоре вовсе сошли до 0. Мыши практиковали гомосексуализм и девиантное поведение. Необъяснимыми были и агрессивные выпады по отношению к другим, ведь жизненно необходимые ресурсы были в избытке. На 1780-й день эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Кэлхун предвидел такую катастрофу и намеренно провел ряд экспериментов на третьей фазе. Из бака он взял несколько мышей, которых поселил в такие же идеальные условия, как на первой стадии — минимум населенности и неограниченное пространство. Однако «красивые» так и не изменили своего поведения, как и другие группы. Все мыши продолжали умирать, несмотря на идеальные условия.Так появилась теория двух смертей. По мнению Джона, первая смерть — это смерть духа. Когда социального места стало мало, увеличилась агрессия. Это показывает простейшее поведение. Мыши лишь ели, пили и спали, когда для них нормами должно быть ухаживание за самкой забота о потомстве, защита территории и детенышей.

Лишь только наступает смерть духа, приходит физическая смерть.

Однажды Кэлхуна спросили, почему же начали появляться «красивые». Ученый провел параллель с человеком, у которого главная черта — умение выживать в условиях напряжения и стресса. Как только мыши отказались от борьбы и полюбили «легкость бытия», они стали аутичными «красавцами», которые способны только на примитивные действия.

Вероятно, вы так и не поняли, почему же эксперимент носит название «Вселенная 25». Все очень просто: это 25-я попытка Джона создать рай для мышей, и все они были провальными и приводили к одному результату — смерти всех подопытных.

«Вселенная-25»: как мышиный рай стал адом

Для популяции мышей в рамках социального эксперимента создали мышиный рай: неограниченные запасы еды и питья, отсутствие хищников и болезней, достаточный простор для размножения.

Однако в результате вся колония мышей вымерла.

 Почему это произошло? И какие уроки из этого должно вынести человечество?

Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60–70-х годах двадцатого века. В качестве подопытных Д. Кэлхун неизменно выбирал грызунов, хотя конечной целью исследований всегда было предсказание будущего для человеческого общества.

Джон Кэлхун, 1986


В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин, «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности.

Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел определенную известность в 60-е годы, так как многие люди в западных странах, переживавших послевоенный бэби-бум, стали задумываться о том, как перенаселение повлияет на общественные институты и на каждого человека в частности.

Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, он провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов. Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок.

Кэлхун внутри полигона Universe 25 для экспериментов с мышами, 1970.


Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось. Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей потреблять воду, также не испытывая никаких проблем.

Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.

Эксперимент стартовал с момента помещения внутрь бака четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось совсем немного времени, чтобы освоиться, осознать, в какую мышиную сказку они попали, и начать ускоренно размножаться. Период освоения Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первых детенышей началась вторая стадия B. Это стадия экспоненциального роста численности популяции в баке в идеальных условиях, число мышей удваивалось каждые 55 дней.

Начиная с 315 дня проведения эксперимента темп роста популяции значительно замедлился, теперь численность удваивалась каждые 145 дней, что ознаменовало собой вступление в третью фазу C. В этот момент в баке проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и некая социальная жизнь. Стало физически меньше места, чем было ранее.

Появилась категория «отверженных», которых изгоняли в центр бака, они часто становились жертвами агрессии. Отличить группу «отверженных» можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле. Отверженные состояли, прежде всего, из молодых особей, не нашедших для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях бака мыши жили долго, стареющие мыши не освобождали места для молодых грызунов. Поэтому часто агрессия была направлена на новые поколения особей, рождавшихся в баке. После изгнания самцы ломались психологически, меньше проявляли агрессию, не желали защищать своих беременных самок и исполнять любые социальные роли. Хотя периодически они нападали либо на других особей из общества «отверженных», либо на любых других мышей.

Самки, готовящиеся к рождению, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих, не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

 

Вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун.

Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций.

Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными.

Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством.

Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре составило 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти.

Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру.

Но к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. В итоге все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.

Джон Кэлхун создал по результатам эксперимента теорию двух смертей. «Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденным особям не стало находиться места в социальной иерархии «мышиного рая», то наметился недостаток социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, возникло открытое противостояние взрослых и молодых грызунов, увеличился уровень немотивированной агрессии. Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта, всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению.

В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников, большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой. Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего выше перечисленного сломленные психологически мыши отказались.

Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа».

После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».

Однажды Кэлхуна спросили о причинах появления группы грызунов «красивые». Кэлхун провел прямую аналогию с человеком, пояснив, что ключевая черта человека, его естественная судьба — это жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мыши, отказавшиеся от борьбы, выбравшие невыносимую легкость бытия, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции, поглощения еды и сна.

От всего сложного и требующего напряжения «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение. Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом. Что выражается в потере креативности, способности преодолевать и, самое главное, находиться под давлением. Отказ от принятия многочисленных вызовов, бегство от напряжения, от жизни полной борьбы и преодоления — это «первая смерть» по терминологии Джона Кэлхуна или смерть духа, за которой неизбежно приходит вторая смерть, в этот раз тела.

Возможно, у вас остался вопрос, почему эксперимент Д. Кэлхуна назывался «Вселенная-25»? Это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, и все предыдущие закончились смертью всех подопытных грызунов…

Вселенная 25 эксперимент мышиный рай.

Похожее

Как рай превратился в ад — NEWS-X.XYZ

Эксперимент «Вселенная-25»: как рай превратился в ад

Для популяции мышей в социальном эксперименте созданы райские условия неограниченного количества еды и питья, отсутствия хищников и болезней, достаточного пространства для размножения. Однако погибла вся колония мышей. Почему это случилось? И какие уроки из этого должно извлечь человечество?

1.Американский ученый-этолог Джон Калхун в 60-70-х годах ХХ века провел серию удивительных экспериментов. В качестве экспериментатора Д. Калхун всегда выбирал грызунов, хотя конечной целью исследования всегда было предсказание будущего человеческого общества.

В результате многочисленных экспериментов на колониях грызунов Кэлхун сформулировал новый термин «поведенческий сток» (поведенческий сток), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселенности и перенаселенности.Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел некоторую известность в 60-х годах, так как многие люди в западных странах, переживших послевоенный бэби-бум, начали задумываться о том, как перенаселение повлияет на государственные учреждения и каждого человека в частности.

2. Его самый известный эксперимент заставил нас задуматься о будущем целого поколения, который он провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности населения на модели поведения грызунов.Кэлхун построил рай для мышей в своей лаборатории. Был создан танк размером два на два метра и полтора метра высотой, из которого Гвинея не могла выбраться. Внутри резервуара для поддержания постоянной комфортной температуры для мышей (+20 ° C) было изобилие пищи и воды, создавали многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю аквариум очищается и поддерживается в постоянном состоянии чистоты, приняты все необходимые меры безопасности: исключено появление хищников в аквариуме или возникновение массовых инфекций.Подопытные мыши находились под постоянным наблюдением ветеринаров, состояние их здоровья постоянно контролировалось.

Система подачи пищи и воды была настолько продумана, что 9500 мышей могли есть одновременно, не испытывая дискомфорта, а 6144 мыши — потреблять воду, также без проблем. Места для мышей было более чем достаточно, первая проблема отсутствия укрытия могла возникнуть только при популяции более 3840 особей. Однако такого количества мышей в резервуаре не было, максимальный размер популяции составлял 2200 мышей.

3. Эксперимент начался с помещения в резервуар четырех пар здоровых мышей, которым потребовалось довольно много времени, чтобы осесть, осознать, что это за сказка о мышах, и начать быстро размножаться. Период развития Кэлхун назвал фазой А, однако с момента рождения первого детеныша началась вторая стадия Б. Это стадия экспоненциального роста популяции в аквариуме при идеальных условиях, количество мышей удваивалось каждые 55 дней.

Начиная с 315 дней эксперимента скорость роста популяции значительно замедлилась, теперь их количество удваивается каждые 145 дней, что знаменует вступление в третью фазу C.На данный момент в резервуаре находилось около 600 мышей, образованных иерархией и общественной жизнью. Стань физически меньше места, чем раньше.

4. Была категория «исключенных», которых загнали в центр танка, они часто становились жертвами агрессии. Для выделения группы «изгоев» можно было укусить за хвост, вырвать волосы и следы крови на теле. Les Miserables состояли в основном из молодых особей, не усвоивших для себя роли социальной иерархии в мышах.Проблема отсутствия соответствующих социальных ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях жили танковые мыши, долгое время стареющие мыши не уступали место молодым грызунам. Так часто агрессия была направлена ​​против нового поколения особей, рожденных в танке.

После изгнания самцы были сломлены психологически, они проявили меньше агрессии, не желали защищать своих беременных самок и выполнять какую-либо социальную роль. Хотя они периодически нападали либо на других лиц из общества «Отверженные», либо на любую другую мышь.

Самка, готовясь к рождению, становилась все более нервной, в результате роста пассивности самцов они становились менее уязвимыми для случайных атак. В конце концов, самка стала проявлять агрессию, часто борясь за защиту потомства. Однако, как это ни парадоксально, агрессия была направлена ​​не только на других, не менее агрессивное шоу на своих детей. Часто самки убивают своих детенышей и переходят в верхнюю ячейку, становятся агрессивными и отшельники отказываются от размножения. В результате существенно снизилась рождаемость, а смертность молодняка достигла значительного уровня.

Скоро последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Калхун. Символом этого этапа стало появление новой категории мышей, получивших название «красивые». К ним относят самцов, проявляющих нехарактерное для данного вида поведения, отказывающихся драться и сражающихся за самок и территорию, не имея никакого желания спариваться, склонных к пассивному образу жизни. «Красивые» просто ели, пили, спали и чистили шкуры, избегая конфликтов и выполнения каких-либо социальных функций.Это название они получили потому, что в отличие от большинства других обитателей танка, на их теле не было следов жестоких боевых шрамов и рваной шерсти, их нарциссизм и самовлюбленность стали легендарными. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в аквариуме «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и сбегающие в верхний слот аквариума, становятся большинство.

5. Средний возраст мышей на последнем этапе существования мышей Paradise составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу детородного возраста.Смертность молодых составляла 100%, количество беременностей было небольшим и вскоре стало 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимое агрессивное поведение в условиях избытка жизненных ресурсов. Каннибализм процветал при обильном питании, самки отказывались давать образование молодым и убивали их. Мыши стремительно вымерли на 1780-е сутки после начала эксперимента, умер последний обитатель «мышиного рая».

Предвидя такую ​​катастрофу, Д. Кэлхун с помощью коллег Др.Х. Марден провел серию экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из резервуара были извлечены несколько небольших групп мышей и перемещены в столь же идеальных условиях, но также с точки зрения минимальной численности населения и неограниченного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. Фактически, «красивая» самка-одиночка была воссоздана в условиях, при которых первые 4 пары мышей в аквариуме экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но, к удивлению ученых, «красивые» и одинокие самки своего поведения не изменились, отказались спариваться, производить потомство и выполнять социальные функции, связанные с воспроизводством.В конце концов, новых беременностей не было, и мышь умерла от старости. Такие же результаты были отмечены во всех группах перемещенных лиц. Все экспериментальные мыши погибли в идеальных условиях.

6. Джон Кэлхун создал по результатам эксперимента теорию двух смертей. «Первая смерть» — это смерть духа. Когда новорожденные особи не находили себе места в социальной иерархии «мышиного рая», не хватало социальных ролей в идеальных условиях с неограниченными ресурсами, открытой конфронтации между взрослыми и молодыми грызунами, повышенным уровнем неоправданной агрессии.Рост населения, увеличивающаяся скученность, возрастающий уровень физического контакта — все это, по словам Калхуна, привело к появлению людей, способных только к простому поведению.

В идеальном мире безопасность, изобилие пищи и воды, отсутствие хищников, большинство людей только ели, пили, спали, ухаживали за ним. Мышь — простое животное, для нее в самых сложных поведенческих моделях идет процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах.От вышесказанного отказалась психологически сломанная мышь. Кэлхун называет это сложным поведением, брошенным «первой смертью» или «духом смерти». После «первой смерти» физическая смерть («вторая смерть» в терминологии Калхуна) неизбежна и является вопросом короткого времени. В «первой смерти» значительная часть населения всей колонии обречена на вымирание даже в условиях «рая».

Однажды Калхуна спросили о причинах появления группы «красивых» грызунов.Кэлхун провел прямую аналогию с этим человеком, объяснив, что ключевая особенность человека, его естественное предназначение — жить в условиях давления, напряжения и стресса. Мышь, откажись от борьбы, выбрав невыносимую легкость превращения в аутичного «красавца», способного выполнять только самые примитивные функции — есть и спать. При всем сложном и вызывающем «красавчик» отказался в принципе стать неспособным на столь мощное и сложное поведение. Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только на самые рутинные повседневные действия для поддержания физиологической жизни, но дух уже был мертв.В результате теряется творческий потенциал, способность преодолевать и, что самое главное, находиться под давлением. Отказ принимать многочисленные призывы к бегству от стресса, от жизни, полной борьбы и преодоления — «первая смерть», по терминологии Джона Калхуна, или смерть духа, которая неизбежно наступает второй смертью тела.

Возможно, у вас все еще возникает вопрос: почему эксперимент Д. Калхун назвал «Вселенная-25»? Это была двадцать пятая попытка ученого создать рай для мышей, а все предыдущие закончились гибелью всех грызунов…

,

Как мышиные утопии 1960-х годов привели к мрачным предсказаниям будущего человечества | Умные новости

Как выглядит утопия для мышей? По словам исследователя, который проделал большую часть своей работы в 1950–2970-х годах, это может включать безграничную пищу (конечно!), Несколько уровней и уединенные маленькие квартиры грызунов. Все это было частью экспериментов Джона Кэлхуна по изучению влияния плотности населения на поведение. Но то, что поначалу выглядело как крысиные утопии и мышиный рай, быстро превратилось в неконтролируемую перенаселенность, возможное сокращение численности населения и, казалось бы, зловещие модели поведения.

Мыши не были хорошими.

Для io9 Эстер Инглис-Аркелл пишет о двадцать пятой среде обитания Калхуна и последующем эксперименте:

На пике численности большинство мышей каждую секунду жизни проводили в компании сотен других мышей. Они собирались на главных площадях в ожидании еды и время от времени нападали друг на друга. Немногие женщины вынашивают доношенную беременность, а те, которые беременны, просто забывают о своих детях.Они уберут половину своего помета от опасности и забудут об остальном. Иногда они роняли и бросали ребенка, пока несли его.

Несколько уединенных мест, где обитало население, которое Кэлхун назвал «красивыми». Обычно охраняемые одним самцом, самки — и несколько самцов — внутри помещения не размножались, не дрались и не делали ничего, кроме еды, ухода и сна. Когда население начало сокращаться, красивые были избавлены от насилия и смерти, но полностью потеряли связь с социальным поведением, в том числе с сексом или заботой о детях.

Эксперименты Кэлхауна, которые начались с крыс и загона на открытом воздухе и перешли к мышам в Национальном институте психического здоровья в начале 1960-х годов, были интерпретированы в то время как свидетельство того, что может произойти в перенаселенном мире. Наблюдаемое им необычное поведение он назвал «поведенческими сливами».

Согласно статье, опубликованной в журнале Journal of Social History , после того, как Калхун написал о своих открытиях в выпуске Scientific American за 1962 год, этот термин стал популярным в массовой культуре.Работа использовала чувство страха той эпохи, что переполненные городские районы предвещали опасность морального разложения, а такие события, как убийство Китти Дженовезе (хотя об этом было неправильно сообщено), только усиливали беспокойство. Множество научно-фантастических произведений — такие книги, как « Soylent Green », комиксы, например, « 2000AD », — обыгрывают идеи Калхуна и его современников. Эта работа также вдохновила на создание детской книги 1971 года « Миссис Фрисби и крысы NIMH », которая также была преобразована в фильм 1982 года « Секрет NIMH », отмечает Национальный институт здравоохранения.

Теперь интерпретация работ Калхуна изменилась. Инглис-Аркелл объясняет, что созданные им среды обитания на самом деле не были переполнены, но эта изоляция позволяла агрессивным мышам выслеживать территорию и изолировать красивых. Она пишет: «Вместо проблемы численности населения можно утверждать, что во Вселенной 25 существует проблема справедливого распределения».

Но мы можем утешиться тем, что люди — не мыши. NIH Record рассказал историку медицины Эдмунду Рамсдену о работе Калхуна:

В конечном итоге, «[р] аты могут страдать от скученности; люди могут справиться », — говорит Рамдсен.«Исследование Кэлхуна считалось не только сомнительным, но и опасным». Другой исследователь, Джонатан Фридман, обратился к изучению реальных людей — они были просто старшеклассниками и студентами университетов, но определенно людьми. Его работа предлагала иную интерпретацию. Моральный распад мог возникнуть «не из-за плотности, а из-за чрезмерного социального взаимодействия», — говорит Рамсден. «Не все крысы Кэлхуна сошли с ума. Те, кому удавалось управлять космосом, вели относительно нормальную жизнь».

Работа

Калхуна не дала нам ответов, но очень редко какое-либо отдельное исследование или серия исследований могут сделать определенные выводы.Вместо этого у нас есть идеи и некоторые странные кадры старых экспериментов с утопиями мышей:

Понравилась статья?
ПОДПИШИТЕСЬ на нашу рассылку новостей

,

Встречайте свою следующую любимую книгу

I

«Я эгоистичен, нетерпелив и немного неуверен. Я делаю ошибки, я теряю контроль и временами с трудом справляюсь. Но если ты не справишься со мной в худшем случае, то, черт возьми, ты не заслуживаешь меня в моих лучших проявлениях ».
— Мэрлин Монро

Oscar Wilde

«Будь собой; все остальные уже взяты.»
— Оскар Уайлд

Albert Einstein

«Две вещи безграничны: вселенная и человеческая глупость; и я не уверен насчет вселенной.»
— Альберт Эйнштейн

Frank Zappa

«Так много книг, так мало времени.»
— Фрэнк Заппа

Bernard M. Baruch

«Будьте собой и говорите, что чувствуете, потому что те, кто возражает, не имеют значения, а те, кто имеет значение, не возражают».
— Бернард М. Барух

Marcus Tullius Cicero

«Комната без книг — это как тело без души.»
— Марк Туллий Цицерон

William W. Purkey

«Ты должен танцевать, как будто никто не смотрит,
Люби, как будто тебе никогда не причинят вреда,
Пой, как будто никто не слушает,
И живи, как будто это рай на земле».
— Уильям В. Пурки

Dr. Seuss

«Вы знаете, что влюблены, когда не можете заснуть, потому что реальность, наконец, лучше, чем ваши мечты.»
— Доктор Сьюз

Mae West

«Вы живете только один раз, но если вы все делаете правильно, достаточно одного раза».
— Мэй Уэст

Mahatma Gandhi

«Будьте тем изменением, которое вы хотите видеть в мире».
— Махатма Ганди

Robert Frost

«В трех словах я могу обобщить все, что я узнал о жизни: она продолжается.»
— Роберт Фрост

Albert Camus

«Не иди впереди меня… Я не могу идти за
. Не иди за мной… Я не могу вести за мной
. Иди рядом со мной… просто будь моим другом»
— Альбер Камю

Eleanor Roosevelt «Никто не может заставить вас чувствовать себя неполноценным без вашего согласия».
— Элеонора Рузвельт, Это моя история Mark Twain

«Если вы говорите правду, вам не нужно ничего помнить.»
— Марк Твен

Friendship ... is born at the moment when one man says to another What! You «Дружба … зарождается в тот момент, когда один мужчина говорит другому:« Что! Ты тоже? Я думал, что никто, кроме меня … »
— К.С. Льюис, Четыре любви Maya Angelou

«Я узнал, что люди забудут то, что вы сказали, люди забудут то, что вы сделали, но люди никогда не забудут, что вы заставляли их чувствовать.»
— Майя Анжелу

Elbert Hubbard

«Друг — это тот, кто знает о тебе все и по-прежнему любит тебя».
— Эльберт Хаббард

Oscar Wilde

«Всегда прощайте своих врагов; ничто так их не раздражает ».
— Оскар Уайлд

Oscar Wilde

«Жить — самая редкая вещь в мире.Большинство людей существует, вот и все ».
— Оскар Уайлд

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *