Виктимологии: ВИКТИМОЛОГИЯ | VIKTIMOLOGIA

вчера, сегодня, завтра – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 343.988

А. В. Майоров В. И. Назаров

А. V. Mayorov V. I. Nazarov

ВИКТИМОЛОГИЯ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Статья посвящена рассмотрению основных этапов зарождения, становления и развития виктимологии как самостоятельного научного направления, изучающего жертв противоправных посягательств. В обобщенном виде авторами раскрыта зарубежная история учения о жертве, освещены работы отечественных исследователей, положивших начало развитию криминальной виктимологии. Проиллюстрированы современные исследования в области знаний о жертвах преступлений в нашей стране и сделаны выводы о перспективе развития виктимологической отрасли знаний.

Ключевые слова: виктимология, виктимологи,ученые-виктимологи, криминальная виктимология, жертва преступления, учение о жертве преступления.

VICTIMOLOGY: YESTERDAY, TODAY AND TOMORROW

The article considers the main stages of the origin, formation and development of «victimology» as an independent scientific direction, studying the victims of unlawful acts. The authors disclosed in general the history of the doctrine of sacrifice abroad, the works of local researchers who initiated the development of criminal victimology are covered. Current research in the field of knowledge about the victims of crime in our country is illustrated and conclusions about the future development of victimological branch of knowledge are drawn.

Keywords: victimology, victimilogists, victimology scientists, criminal victimology, victim of a crime, the doctrine about the victim of a crime.

Учение о жертве преступления — виктимология — является, как это не раз отмечали ученые, «сравнительно молодым научным направлением», которое с каждым днем все больше привлекает внимание как теоретиков, так и практиков. В отличие от классических наук криминального профиля, становление и развитие которых произошло уже несколько веков назад, «виктимология как система научных знаний о жертве преступления начала создаваться недавно, во второй половине двадцатого века» [37, с. 9].

По мнению ученых-виктимологов, появлению виктимологии как отдельного направления первоначально в рамках криминологических исследований, способствовал ряд факторов: социальные и политические изменения в обществе; сокращение финансирования схем социальной помощи, рост безработицы; снижение гарантированных законом возможностей личности для возмещения ущерба от

виктимизации; повышение внимания со стороны общества к соблюдению прав и свобод человека и гражданина; увеличение количества преступлений против личности; ограниченность мер профилактики преступлений, направленных исключительно на пресечение, нейтрализацию криминальной активности преступника. Однако можно с уверенностью сказать, что это лишь часть факторов, способствовавших зарождению нового научного направления.

О необходимости развития самостоятельного научного направления впервые начали говорить на Западе только в конце 40-х годов прошлого века, прежде всего под влиянием идей Б. Мендельсона, Г. Гентинга, Р. Гассера и других видных криминологов, которые утверждали, что «…новое направление сможет более эффективно обеспечить логичный и междисциплинарный подход к традиционной для криминологии теме жертвы

преступления» [42]. Ими жертва воспринималась как участник преступления и предлагалась классификация жертв в зависимости от характера их участия в преступлении. Так, например, Бенджамин Мендельсон утверждал, что «…изучение роли жертвы в преступлении может привести к лучшему предупреждению преступления» [43]. Предполагалось, что новое научное направление должно было синтезировать и систематизировать разноплановые данные о потерпевшем в единое целое в целях более глубокого и всестороннего понимания причин преступлений иусло-вий, способствующих их совершению.

По мнению зарубежных ученых, викти-мология должна была открывать новые научные направления, постоянно координируя свои исследования с криминологией, при этом не дублируя данную науку. Таким образом, была поставлена в принципе классическая для складывающейся научной дисциплины задача: определить границы виктимо-логии по отношению к смежным направлениям в науке, разработать собственную методологию исследований, обозначить наиболее важную актуальную и практически востребованную проблематику.

Виктимология как новое научное направление позволяла раскрыть возможности изучения развития динамичной модели поведения, затрагивающей деяния преступника и отношение к ним жертвы, «…инициативу преступника и ответ жертвы, действие одной стороны и реакцию другой стороны» [16, с. 184], выявить факторы предрасположенной вик-тимности определенныхлиц и групп лиц, изучить и классифицировать различные типы жертв преступлений и т. д. Через виктимоло-гию стало возможным изучить преступный акт с другой стороны, исследовать в совокупности все причины, порождающие преступность как социальное явление.

Кроме того, наряду с увеличением зарубежных виктимологических исследований, заложивших основу учения о жертве преступления и способствующих развитию международного законодательства по защите жертв, необходимо сказать и об активности в развитии отечественной виктимологии, в рамках криминологических исследований, посвященных противодействию отдельным видам преступности.

Говоря о теоретических предпосылках изучения о жертве преступления в России, следует подчеркнуть, что они исходят от традиций российской криминологии и криминалистики. Проблемы виктимологии находят свое частичное отражение в проводимых в стране криминологических исследованиях, анализе криминальных, криминалистических и процессуальных аспектов деятельности потерпевших.

Однако анализ становления виктимоло-гического направления в России указывает на неоднозначность и концептуальную неоднородность понимания проблемы преступности и контроля над ней, а равно — места и роли виктимологических факторов и понятий в совокупности криминологических воззрений в процессе исторического развития научного поиска.

Принято считать, что первые разработки в области виктимологии в нашей стране относятся к середине 1960-х годов. В числе отечественных основоположников виктимологии справедливо называют Л.В. Франка и Д.В. Ривмана [38; 28; 39]. Именно в их трудах впервые исследовались важные аспекты личности жертвы преступления и ее роли в механизме преступного поведения. Советские ученые, развивая учение о жертве преступления, изучали в рамках единого проблемного комплекса личность и поведение жертвы в механизме совершения преступления; ее роль в генезисе преступления; криминологически значимые отношения и связи между жертвой и преступником; пути и способы возмещения или сглаживания вреда, нанесенного жертве в результате преступного посягательства. При этом внимание исследователей особенно привлекали количественные и качественные статистически значимые характеристики криминальной виктимизации.

В Иркутске, благодаря усилиям профессора В.Я. Рыбальской, развивалось научное сообщество виктимологов, проводились научные конференции, основная цель которых заключалась во всестороннем освещении актуальных проблем криминальной виктимологии. Свои научные труды В.Я. Рыбальская посвящала дискуссионным вопросам теоре-тико-методологического направления, разработкам вопросов по виктимологическому

предупреждению преступности несовершеннолетних [29].

Наряду с развитием виктимологического предупреждения преступности исследовались и проблемы уголовной ответственности за преступления, совершенные в связи с отрицательным поведением лица, изучалась роль отрицательного поведения потерпевших в генезисе преступлений против личности. Здесь в качестве научного изыскания следует указать на работу B.C. Минской и Г.И. Чечель [23], которые опубликовали монографию «Викти-мологические факторы и механизм преступного поведения» (1980).

Значимым, на наш взгляд, этапом в развитии отечественной виктимологии явилось создание «Виктимологической ассоциации». В конце 90-х годов в Нижнем Новгороде это объединение возглавил известный ученый B.C. Устинов. Перед «Виктимологической ассоциацией» стоял комплекс теоретических и практических задач: изучение актуальных проблем виктимологии, проведение научных семинаров и конференций, пропаганда вик-тимологических знаний среди населения, издание научных и научно-популярных работ. В рамках работы ассоциации вышел в свет «Вестник «Виктимологической ассоциации», в котором освещались вопросы теоретического обоснования разработки виктимологической составляющей профилактики преступности, обсуждались важнейшие вопросы и проблемы государственной помощи жертвам преступлений, освещались проводимые социологические исследования уровня виктими-зации населения [12, с. 56].

В конце 90-х годов в Казани Б.В. Сидоров [32] провел исследование, в котором обозначил проблемы криминальной виктимологии не только как самостоятельной науки, но и как определенного направления в юридической науке. В последующем этой отрасли знаний стало уделяться все больше и больше внимания как со стороны теоретиков,так и практиков. Во ВНИИ МВД России была опубликована монография АЛ. Ситковского, под общей редакцией В.И. Полубинского «Виктимологическая характеристика и профилактика корыстных преступлений против собственности граждан» (1998) [33], в которой раскрыты социально-правовые и нравственно-психологические

проблемы, связанные с характеристиками потерпевших от корыстных преступлений, предложены практические рекомендации по изучению потерпевших и прогнозированию их виктимности правоохранительными органами.

В 2000 году вышла в свет монография В.А. Тулякова «Виктимология: социальные и криминологические проблемы» [37], в которой освещались теоретико-методологиче-ские основы формирования криминальной виктимологии в Украине; анализировались теории мировой виктимологии, виктимологического законодательства развитых стран и нормативные акты ООН; расскрывались особенности виктимизации и виктимности в Украине и принципы обращения с жертвами преступлений.

В последующем изучение виктимологического опыта зарубежных исследователей на фоне увеличения масштабов криминаль-ныхугроз предопределило предпосылки создания системы виктимологического предупреждения преступности в России. Вопросам виктимологического предупреждения посвящались как специальные исследования, так и отдельные главы, статьи известных и начинающих отечественных ученых [См., напр.: 1; 3; 8; 9; 10; 11; 13; 15; 20; 24; 26; 30; 31; 34; 35; 36; 40]. Приоритетными направлениями в области виктимологических знаний стали работа с общественными объединениями и усиление виктимологической составляющей в предупредительной деятельности органов внутренних дел [4, с. 142]. В связи с этим необходимо выделить исследование В.И. Задорожного [13], посвященное одной из приоритетных задач виктимологической науки — виктимологической профилактике преступлений.

Так, результаты виктимологических научных исследований, проводимых в России, способствовали появлению ряда монографических изданий, направленных на совершенствован ие правоохранительной деятельности: «Криминогенная виктимность социальных статусов в современном обществе» (К.В. Виш-невецкий, 2005), «Виктимность личности и социальной группы в современной криминологии» (К.В. Вишневецкий, 2006), «Виктимологическая безопасность и ее обеспечение мерами виктимологической профилактики»

(В.И. Задорожный, 2006), «Теоретические и практические основы криминальной викти-мологии» (В.И. Полубинский, АЛ. Ситковский, 2006) и другие

При этом проблема изучения жертв преступлений не оставалась без внимания и со стороны психологов: «Психология поведения жертвы» (В.Е. Христенко, 2004), «Индивидуальность потерпевшего и моральный вред» (Т.П. Будякова, 2005), «Виктимология. Психология поведения жертвы» (И.Г. Малкина-Пых, 2010), в работах которых раскрывались вопросы психологии поведения жертв преступлений, психолого-правовой характеристики потерпевшего, уделялось внимание вопросам компенсации морального вреда, изучались процессы формирования повышенной виктимности личности, характеризующей виктимизацию общества [41; 2; 22].

Раскрытию проблем, связанных с викти-мизацией общества посвящено исследование К.В. Вишневецкого «Криминогенная викти-мизация социальных групп в современном обществе», результаты которого были представлены в 2008 г. [7]. Следует отметить, что это исследование содержит новую научно обоснованную теоретическую концепцию криминогенной виктимности социальных групп и статусов современного общества и формирования на ее основе системы дифференцированного виктимологического предупреждения преступлений.

Изучение вопросов виктимологического предупреждения преступности, виктимоло-гической профилактики отдельных видов преступлений и виктимологическое обеспечение безопасности в рамках правоохранительной деятельности способствовало появлению в ряде юридических вузах учебной дисциплины «Виктимология» (либо специального курса: «Основы виктимологии», «Виктимологическая профилактика преступлений» и т. д.). Опубликованы учебные пособия по виктимологии (Т.В. Варчук, К.В. Виш-невецкий, 2010; Т.В. Варчук, 2009), предназначенные для изучения в образовательных учреждениях системы МВД России, а также в юридических вузах в рамках указанной учебной дисциплины [4; 5].

Характерным явлением развития виктимологии в начале XXI века стала разработка

прикладных исследований, подготовленных на основе теоретических выкладок российских ученых-виктимологов в конце прошлого столетия, использование практического опыта работы в правоохранительных органах самими исследователями, а также изучение многочисленных западных публикаций по прикладной виктимологии. В научных исследованиях были представлены конкретные рекомендации профилактического характера, применение которых, по мнению авторов, могло бы снизить риск стать жертвой криминальных посягательств, усовершенствовать законодательство, направленное на защиту жертв преступлений. В связи этим необходимо отметить такие работы, как: «Криминалистическая виктимология» (Л.В. Виницкий, E.H. Шинкевич, 2005), «Виктимность личности и социальной группы в современной криминологии» (К.В. Вишневецкий, 2006), «Основы обеспечения виктимологической безопасности жертв преступного насилия» (В.Г. Гриб, И.Р. Шикула, A.B. Мажников, 2013), «Концептуальные основы виктимологического противодействия преступности» (A.B. Майоров, 2013) и другие.

Общая тенденция усиления виктимологической составляющей криминологической науки, отчетливо наблюдаемая в последние десятилетия, свидетельствует о возрастающем стремлении представителей этой научной отрасли учитывать интересы всех сторон преступного взаимодействия [каксо стороны преступника, так и со стороны жертвы) с преимущественным вниманием к проблемам предотвращения преступлений. Концентрация внимания криминологов на вопросах профилактики и предупреждении преступности непосредственно стимулирует их интерес к виктимологическим исследованиям. Особо необходимо отметить исследование Т.В. Варчук, посвященное теории виктимологического моделирования и ее развитию в российской криминологической науке [6]. По мнению Т.В. Варчук, «криминологический анализ преступности как социально обусловленного явления невозможен без постижения ее взаимосвязей с виктимностью и виктимизацией. Познание сущности, содержания и основных их проявлений в особых моделях виктимного поведения создает научные предпосылки для

соотнесения этих моделей с моделями преступного поведения, взаимодействие которых часто выступает стимулом развития механизма любого преступления» [6, с. 3].

Таким образом, виктимология как научное направление все больше подтверждает свою значимость. Во всем мире виктимология признана как отдельная самостоятельная наука. В нашей же стране нельзя сказать, что есть отдельное научное направление, это лишь «ответвление» в криминологии, психологии, социологии и педагогике. Истинное место вик-тимологии как учения о жертве в системе российской науки до конца еще не определено, и в перспективе она может предстать в несколько ином виде, чем представляется сейчас.

Несмотря на достаточную проработанность вопросов значимости и необходимости виктимологических исследований, на сегодняшний день в России отсутствует какое-либо периодическое научное либо научно-практическое издание, посвященное непосредственно вопросам виктимологии в нашей стране.

Особо выделяя перспективность дальнейшего развития виктимологических исследований в различных отраслях научных знаний, полагаем, что данное издание станет своего рода единой площадкой для обмена научными знаниями и практическим опытом специалистов и ученых в области виктимологии.

Примечания

1. Арефьев А Ю. Проблемы виктимологической профилактики квартирных краж, грабежей и разбойных нападений на квартиры : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1994. 21 с.

2. Будякова Т. П. Индивидуальность потерпевшего и моральный вред. СПб. : Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. 249 с.

3. ВарчукТ. В. Виктимологические аспекты профилактики имущественных преступлений в условиях крупного города (по материалам квартирных краж в г. Москве) : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. 26 с.

4. Варчук Т. В. Виктимология : учеб. пособие для студентов вузов обучающихся по специальности «Юриспруденция»; под ред. С. Я. Лебедева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. 263 с.

5. Варчук Т. В., Вишневецкий К. В. Виктимология. М., 2010.191 с.

6. Варчук Т. В. Теория виктимологического моделирования и ее развитие в российской криминологической науке и практике предупреждения преступности : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2013. 48 с.

7. Вишневецкий К. В. Криминогенная виктимизация социальных групп в современном обществе : дис…. д-ра юрид. наук.. М., 2008. 399 с.

8. Войтенко С. Г. Криминологическое исследование виктимности лиц с девиантным поведением : автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1997. 23 с.

9. Гаджиева А. А. Виктимология и ее роль в профилактике преступлений : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. 25 с.

10. Глухова А. А. Виктимологические факторы преступности : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. 25 с.

11. Горшенков А. Г. Виктимологический аспект предупредительного воздействия на преступность в сфере массовой информации : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. 24 с.

12. Задорожный В. И. Виктимологическая профилактика преступлений: организационно-управленческий и правовой аспекты : монография. М.: Академия управления МВД России, 2005.

13. Задорожный В. И. Виктимологическая характеристика и профилактика корыстных и корыстно-насильственных преступлений, осуществляемая участковыми уполномоченными милиции в условиях сверхкрупного города : дис…. канд. юрид. наук. М.: Академия МВД России, 2001.259 с.;

14. Задорожный В. И. Концептуальные основы виктимологической профилактики преступлений : дис…. д-ра юрид. наук. М., 2006. 606 с.

15. Ильин И. В. Виктимологическая профилактика экономического мошенничества : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000. 21 с.

16. Иншаков С. М. Зарубежная криминология. М., 1997. 383 с.

17. Исаев Н. В. Виктимологическое направление предупредительного воздействия на преступность : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2003. 29 с.

18. Кабанов П. А. Криминальная политическая виктимология как межотраслевое направление криминологических знаний: понятие и попытка определения предметного поля. URL : http://sartraccc.ru/pnnt.php?print_file=Pub/kabanov(12-12-05).htm

19. Клещина Е. Н. Криминологическое учение о жертве преступления и проблемы его реализации в законодательстве и деятельности органов внутренних дел : автореф. дис…. д-ра юрид. наук. М., 2010. 65 с.

20. Котова Н. К. Виктимологические проблемы тяжких агрессивно-насильственных преступлений : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Алматы, 1999. 30 с.

21. Майоров А. В. Концептуальные основы виктимологического противодействия преступности : моногр. / А. В. Майоров. — Челябинск : Издательский центр ЮУрГУ, 2013.182 с.

22. Малкина-Пых И.Г. Виктимология. Психология поведения жертвы. М.: Эксмо, 2010.864 с.

23. Минская В. С., Чечель Г. И. Виктимологические факторы и механизм преступного поведения. Иркутск, 1988.151 с.

24. Мошицкая Е. Ю. Виктимологическая характеристика сексуального насилия несовершеннолетних (по материалам Иркутской области) : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Иркутск, 2004.26 с.

25. Надтока С. В. Виктимологические аспекты профилактики насильственных преступлений : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Ростов-н/Д., 1999. 25 с.

26. Невский Н. Н. Виктимологические аспекты борьбы с преступными посягательствами на автотранспортные средства : автореф. дис…. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2003. 20 с.

27. Полубинский В. И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений. М., 1980.218 с.

28. Ривман Д. В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. Л, 1975.250 с.

29. Рыбальская В. Я. Виктимология и преступность несовершеннолетних : методические рекомендации. Иркутск, 1980.164 с.

30. Сафиуллин Н. X. Виктимное поведение несовершеннолетних и совершаемые против них насильственные преступления (Криминологический анализ): автореф. дис…. канд. юрид. наук. М„ 1995. 20 с.

31. Сидоренко Э. Л. Отрицательное поведение потерпевшего и уголовный закон : дис…. канд. юрид. наук. Ставрополь : Ставропольский государственный университет, 2002. 256 с.

32. Сидоров Б. В. Поведение потерпевших от преступления и уголовная ответственность : дис…. д-ра юрид. наук. Казань, 1998. 336 с.

33. Ситковский А. Л. Виктимологическая характеристика и профилактика корыстных преступлений против собственности граждан : монография ; под общей редакцией В. И. Полу-бинского. М.: ВНИИ МВД России, 1998. 108 с.

34. Ситковский А. Л. Виктимологические проблемы профилактики корыстных преступлений против собственности граждан : автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1995. 21с.

35. Скурту И. Г. Виктимологические аспекты профилактики преступлений в отношении несовершеннолетних : автореф. дис…. канд. юрид. наук. СПб., 1996. 24 с.

36. Сумачев А. В. Пострадавший как субъект уголовного правоотношения : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Рязань, 1996. 25 с.

37. Туляков В. А. Виктимология: социальные и криминологические проблемы : монография. Одесса : Юридична л1тература, 2000. 336 с.

38. Франк /1. В. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972. 49 с.

39. Франк Л. В. Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии. Душанбе, 1977. 206 с.

40. Харченко О. В. Виктимологические проблемы предупреждения преступлений против семьи и несовершеннолетних (По материалам Санкт-Петербурга): автореф. дис…. канд. юрид. наук. СПб, 1999. 21 с.

41. Христенко В. Е. Психология поведения жертвы. Ростов н/Д : Феникс, 2004.

42. Jan j.M. van Dijk, «Introducing Victimology», page 1. URL: http://arno.uvtn!/show.cgi?fid=77963

43. Mendelsohn B. The Origin of the Doctrine of Victimology // Mendelsohn Excerpta Criminológica. 1963. № 3. P. 239-244.

Сведения об авторах

НАЗАРОВ Владислав Иванович — кандидат юридических наук, профессор, ректор; Уральский финансово-юридический институт, г. Екатеринбург;

E-mail: [email protected]

NAZAROV Vladislav I. — Candidate of Law, Professor, Rector; The Ural Institute of Finance and Law, Ekaterinburg.

E-mail: [email protected]

МАЙОРОВ Андрей Владимирович — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой; Южно-Уральский государственный университет (НИУ), г. Челябинск.

E-mail: [email protected]

MAVOROV Andrey V. — Candidate of Law, Associate Professor, Head Chair; South Ural State University (national research university), Chelyabinsk.

E-mail: [email protected]

Виктимология — Психологос

Виктимология (лат. victima — жертва, лат. logos — учение) — раздел криминологии, учение о жертве преступления, наука о потерпевших, обладающих индивидуальной или групповой способностью стать жертвами преступного деяния.

На кого чаще бросаются собаки и насильники? Этот вопрос многих, наверное, удивит. Разве можно сравнивать рефлекторное поведение животных, не ведающих добра и зла, и психологию преступника, который намеренно причиняет страдания другим людям? Конечно, различие очень велико. Хотя не следует переоценивать интеллектуальный потенциал преступника. Благородные, тонко чувствующие бандиты нередко встречаются в книгах и кинофильмах, в жизни — почти никогда. Подавляющее большинство насильников и убийц — люди довольно неразвитые, в чем-то обделенные, страдающие множеством комплексов, крайне неуравновешенные, злобные и безнравственные. А потому сравнение их с псами, сорвавшимися с цепи, — не слишком большое преувеличение. Впрочем, речь не о них, а об их жертвах.

Неправильное поведение при опасности

Замечено, что часто, даже слишком часто, как от злых собак, так и от недобрых людей страдают дети. Почему? Во многом — потому, что сами неправильно себя ведут. Привыкнув к родительской любви и довольно ровным отношениям со сверстниками (конфликты между малышами протекают «мягко» и в буквальном смысле почти безболезненно), маленький ребенок не способен правильно реагировать на потенциальную опасность. Обращаться с собаками многие дети не умеют: они допускают жесты, которые зверь считает провокационными, сами порой причиняют собаке боль и неудобство, а то и просто дразнят. Когда разозлившаяся собака бросается на ребенка, тот чаще всего пытается убежать, тем самым подстегивая у зверя древний инстинкт преследования. В общении с незнакомым «добрым дядей» ребенок тоже по наивности не усматривает никакой опасности и поэтому рискует попасться на какую-то приманку и стать жертвой извращенца. Воспитание, в частности, и состоит в привитии ребенку разумной осторожности, страхующей от бед. Отчего же эта страховка порой не срабатывает даже у взрослых и опытных людей? Ведь несчастья случаются не только с детьми. Многие из нас знают, что, обобщенно говоря, опасно дразнить собак, но тем не менее невольно продолжают это делать, тем самым обрекая себя на роль жертвы. Поэтому так важно разобраться в особенностях своего поведения и сорвать ярмо обреченности, если оно почему-то омрачает вашу жизнь.

Характер жертвы

Криминалисты и психологи давно обратили внимание на то, что многих людей, пострадавших от насилия, объединяют некоторые общие особенности характера и поведения. Изучение этих особенностей привело к созданию виктимологии — науки о психологии потенциальной жертвы. Было установлено, что существует категория людей, особенно уязвимых для насильственных посягательств. Вероятность пострадать от рук преступников для таких людей намного выше, чем для всех прочих. Рассуждения про злой рок здесь совершенно неуместны. Как правило, тяжкий приговор человек подписывает себе сам, и только он сам волен этот приговор обжаловать и отменить.

Внутри общей и довольно неоднородной категории потенциальных жертв можно выделить два основных типа.

Первый тип жертвы

К первому относятся люди душевно слабые, робкие, склонные к преувеличенным опасениям и тревоге. Недаром говорят: когда ждешь беду — она обязательно приходит. Столкнувшись с опасностью, эти люди воспринимают ее как роковую неизбежность. Их охватывает ужас от того, что сбываются их худшие предчувствия. Это своего рода психологическая готовность к насилию, которая, однако, порождает не отпор или попытки как-то выпутаться из ситуации, а панику или шок, что делает жертву абсолютно беззащитной. Основы такого мироощущения закладываются еще в детские годы, и главную роль тут играет семейная атмосфера. Потенциальные жертвы — это, как правило, дети властных и строгих родителей исповедующих принципы авторитарного воспитания. С малых лет человек привыкает к тому, что его судьба всецело зависит от кого-то более сильного, кто волен приласкать или, наоборот, причинить страдание. Свыкнувшись с мыслью о том, что от него самого ничего не зависит, человек всю жизнь продолжает ждать, как другие распорядятся егс судьбой. С радостным волнением он ждет благодеяний и ласки, с ужасом — унижений и боли.

Поэтому так важно с юных лет воспитывать у человека уверенность в себе, чувство собственного достоинства. Одно из главных педагогических правил: по мере взросления ребенка необходимо доверять ему самостоятельно нести такой груз, какой он способен поднять. Человек должен знать, что решение большинства его жизненных проблем в первую очередь зависит от него самого, а не от чьего-то произвола.

Второй тип жертвы

Провокационное поведение жертвы чаще всего является следствием незнания элементарных психологических закономерностей. Человек наивно полагает, что в его действия другие вкладывают тот же смысл, что и он сам. Например, известно, что женщины более, чем мужчины, склонны к контакту глаз. При этом их взгляд означает, как правило, лишь весьма умеренный интерес, однако извращенный ум насильника может оценить такой взгляд как сексуальный призыв.

Вообще, очень важно не встречаться взглядом с подозрительным, выказывающим агрессивные намерения субъектом. Эту нехитрую рекомендацию дал большой знаток психологии животных Конрад Лоренц. В своей книге «Кольцо царя Соломона» он писал, что при встрече с незнакомой собакой ни в коем случае нельзя пристально смотреть ей в глаза. Животное воспринимает такой взгляд как вызов и часто спешит отреагировать агрессивно. Преступник, обуреваемый примитивными инстинктами, в чем-то подобен животному. Так что ни четвероногого, ни двуногого зверя лучше таким способом не дразнить.

Наконец, самым провоцирующим шагом выступает появление жертвы в месте, подходящем для совершения преступления. Всякий преступник — по натуре трус и не станет творить насилие прилюдно. Он выбирает возможность напасть на свою жертву там и тогда, где никто не сможет ее защитить или даже засвидетельствовать преступление. Еще Зигмунд Фрейд обратил внимание на странную привычку одной своей пациентки гулять по пустырям. Выяснилось, что дама одновременно страшилась интимной близости и стремилась к ней. Поэтому ее бессознательно влекло туда, где эта близость могла принять форму совершенно не зависящего от нее события — изнасилования. Остается только пожелать всем милым дамам не уподобляться вздорной пациентке доктора Фрейда.

Кибервиктимность как новая категория виктимологии постмодерна | Жмуров

1. Актуальные киберугрозы: итоги 2019 года. – URL: https://www.ptsecurity.com/ruru/research/analytics/cybersecurity-threatscape-2019/ (дата обращения: 18.01.2021).

2. Андронникова, О. О. Модели девиктимизации человека с ролевой позицией жертвы в социокультурном пространстве // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1–2. – С. 216.

3. Ахмедшин, Р. Л. Юридическая психология : курс лекций / Р. Л. Ахмедшин ; М-во образования и науки Российской Федерации ; Томский гос. ун-т систем упр. и радиоэлектроники, фак. дистанционного обучения. – Томск : Эль Контент, 2011. – 226 с.

4. Воронин, Ю. А. Виктимная безопасность: терминологическая интерпретация / Ю. А. Воронин, А. В. Майоров // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2014. – № 1 (27). – С. 43–48.

5. Герасюкова М. Требовала выкуп, плевала кипятком: эксперт взломал кофемашину // Новая газета. – URL: https://www.gazeta.ru/tech/2020/09/28/13271413/hack_coffee_machine.shtml (дата обращения: 22.02.2021).

6. Защищенность граждан от преступных посягательств в современной России: основные тенденции и детерминанты / Е. В. Фролова, Н. В. Медведева, Л. В. Сеничева, В. В. Бондалетов. – DOI: 10.17150/1996-7756.2015.9(3).525–537 // Криминоло гический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2015. – Т. 9, № 3. – С. 525–537.

7. Как заплатить за одного клиента 3 раза и даже не знать об этом: Практический кейс «Аудиомании». – URL: https://habr.com/ru/company/audiomania/blog/370097/ (дата обращения: 11.03.2021).

8. Комаров, А. А. Исследование виктимологических рисков интернетмошенничества в зависимости от возраста пользователей Глобальной сети // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2012. – № 1. – С. 65–68.

9. Обзор Линукс (Linux) – просто о сложном. – URL: https://1linux.ru/info/obzoros-linux.html (дата обращения: 20.03.2021).

10. Плешаков, В. А. «Форс-мажорная киберпедагогика», или Чрезвычайные условия образования эпохи COVID-19 / В. А. Плешаков, Т. В. Склярова // Homo Cyberus : электронный научно-публицистический журнал. – 2020. – № 1 (8). – URL: http://journal.homcyberus.ru/Pleshakov_VA_Sklyarova_TV_1_2020 (дата обращения: 20.03.2021).

11. Социально-психологические особенности студентов, склонных к виктимному поведению в интернет-пространстве / А. Ф. Дроздикова-Зарипова, Н. Н. Калацкая, Р. А. Валеева, Н. Ю. Костюнина, Г. Ф. Биктагирова // Современные наукоемкие технологии. – 2019. – № 12-1. – С. 159–166.

12. Microsoft: в 2019 году 79% россиян стали жертвами угроз в интернете. – URL: https://takiedela.ru/news/2020/02/11/ugrozy-v-internete-2019/ (дата обращения: 17.01.2021).

Кабанов П.А. Виктимологические воззрения профессора Александра Владимировича Лохвицкого и их современное значение // Виктимология. 2021. Т. 8, № 1. С. 11–17.

15

VICTIMOLOGY • 2021. Vol. 8, no. 1

P. A. Kabanov

Victimological Views of Professor Alexander V. Lokhvitsky and their Modern Signicance

анализ мер виктимологической реабилита-

ции жертв преступлений: возмещение при-

чиненного имматериального, физического

иморального вреда. Кчислу таких реабили-

тационных мер, наоснове анализа зарубеж-

ного иотечественного законодательства,

автор относил частное вознаграждение

завред иущерб отпреступления преступ-

ником жертве, которое могло быть учтено

судом при назначении наказания и/или

освобождении отнаказания [8, с. 88–92, 186]

исправедливости размера такого возна-

граждения для жертвы [8, с. 90]. При этом

автор указывает напотенциальную крими-

ногенность чрезмерного размера частного

вознаграждения, что назначение судом раз-

меров компенсации жертве должно быть

умеренным для осужденного (неоставлять

его нищим) что бы унего невозникло жела-

ния совершить новое преступление для

того чтобы расплатиться подолгам ранее

совершенного.

Взависимости отвида совершенного

преступления требования возмещения

материального вреда предусматривалось

заимущественные преступления (кража,

мошенничество, грабеж, разбой, поджог

ипотопление, незаконное завладение

чужим имуществом), запреступление

против личности, при причинении вреда

здоровью — возмещение вреда залечение

ипричиненные иные убытки ивред.

Особое место всистеме реабилитацион-

ных мер автором уделено, пусть икосвенно,

такой обязанности осужденного заизна-

силование девицы, неимеющей средств

ксуществованию, как материальное обе-

спечение потерпевшей соразмерное её граж-

данскому состоянию довыхода её замуж,

впределах имущественных возможностей

виновного, которое допускалось предостав-

лять ввиде ежегодной пенсии [8, с. 91].

Безусловно, исследуемое произведение

имеет идругие достоин ства, ноони больше

относятся кдругим направлениям юри-

дической науки иправоприменительной

практики, поэтому мы оставляем ихбез вни-

мания, ограничившись предметной обла-

стью нашего исследования.

Выводы порезультатам

проведенного исследования.

Анализ содержания первого издания

курса русского уголовного права, подго-

товленного профессором Александром

Владимировичем Лохвицким, позволяет

сформулировать некоторые выводы.

Во-первых, предложенная автором

уголовно-правовая классификация жертв

преступлений имеет важное теоретическое

значение для современных виктимологиче-

ских исследований, поскольку она предла-

гает собственные основания группировки

жертв преступлений, которые всовремен-

ных условиях применимы, хотя инужда-

ются внекотором обновлении, вызванном

изменением условий жизни.

Во-вторых, важное значение имеют рас-

смотренные автором меры виктимологи-

ческой реабилитации жертв преступлений,

впервую очередь, возмещение матери-

ального, физического иморального вреда

пострадавшим отпреступлений ссоблю-

дением принципа соразмерности между

размером причиненного вреда ивозмож-

ностями его возмещения осужденным.

В-третьих, анализ произведения про-

фессора А. В. Лохвицкого, опубликован-

ного более 150 лет назад, показывает, что

новые положения виктимологической

науки следует искать нетолько взару-

бежных источниках повиктимологии,

нопереосмыслении произведений наших

предшественников, трудившихся в«довик-

тимологический период». Поиск, фиксация,

описание иинтерпретация виктимолги-

ческих идей ивоззрений впроизведениях

наших российских предшественников

может стать одним изновейших направ-

лений отечественной виктимологии или

его раздела — история отечественной

виктимологии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Берлин, Л. М. Гражданский иск потерпевшего отнаказуемого правонарушения. Квопросу

оподсудности этого иска : Исследование Л. М. Берлина / Л. М. Берлин. — Санкт-Петербург : Тип.

И. Н. Скороходова, 1888. — 241 с.

Конференции.RU | Научно-практический журнал «Виктимология» (2)

Россия, Челябинск

Форма участия: заочная

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас стать авторами публикаций рецензируемого научно-практического журнала «ВИКТИМОЛОГИЯ».
Виктимология (учение о жертве) как самостоятельное научное направление, охватывает широкий спектр познаний в области юриспруденции, социологии, психологии, педагогики и других научных направлений.
Журнал «Виктимология» зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР).
Свидетельство о регистрации в СМИ: ПИ № ФС 77 – 57507
Журнал включен в базу данных Российского индекса научного цитирования (РИНЦ).

К публикации принимаются материалы, соответствующие профилю научного периодического издания, ранее не издававшиеся и не предназначенные к одновременной публикации в других изданиях.
Текст для публикации объемом 8-15 страниц формата А4 должен соответствовать требованиям по оформлению статей и подписан автором (соавторами).
Статьи и сведения об авторе (Анкета автора) представляются в Редакцию в электронном виде (по электронной почте на адрес: [email protected])
Для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук необходимо дополнительно представить рецензию, подписанную научным руководителем и заверенная печатью учреждения (цветная сканированная копия оригинала).

Требования к оформлению статей:

— УДК
— Фамилия и инициалы автора (ов) на русском и на английском языках.
— Название статьи заглавными буквами на русском и на английском языках.
— Аннотация (от 150 до 250 слов), ключевые слова в именительном падеже (от 5 до 10 слов, словосочетаний) на русском и на английском языках.
— Основной текст статьи с выделение введения, исследовательской части и заключения.
— Параметры страницы (формат А4; поля: по 2 см с каждой стороны).
Редактор – Microsoft Word (.doc). Шрифт (гарнитура) – Times New Roman.
Размер шрифта (кегль) – 14, без уплотнения или разрежения. В таблицах и иллюстрациях допускается уменьшение размера шрифта до 12.
Абзацный отступ («красная строка») – 1,25 см.
Межстрочный интервал – полуторный. Выравнивание текста – по ширине.
— Библиографический список. Цитируемая в статье литература приводится в виде списка в конце статьи. В тексте в квадратных скобках дается ссылка на порядковый номер списка источника (ГОСТ P 7.0.5.-2008.). Нормативные правовые акты и интернет ссылки цитируются по тексту – постраничная сноска.
— Сведения об авторе указываются конце статьи на русском и английском языках: фамилия, имя, отчество автора (полностью), ученая степень, ученое звание, должность, полное наименование места работы, город, почтовый адрес организации, эл. почта автора.

Подготовленные материалы необходимо направить E-mail: [email protected]
Язык издания: Русский
Периодичность: ежеквартально
Сайт издания: http://victimolog.ru
Издательство: ООО «Эскуэла»

Издание в каталоге «Перечень-изданий.ru»: Виктимология.

При обращении к организаторам мероприятия обязательно ссылайтесь на сайт «Конференции.ru» как на источник информации.

Последний день подачи заявки: 15 июня 2019 г. (приём заявок закончен)

Организаторы: ООО «Эскуэла», ООО «Южно-Уральский юридический вестник»

Контактная информация: Тел.: 8 (908)570-73-15

Эл. почта: [email protected]

Приложения: Требования к публикациям

Поделитесь информацией о мероприятии со знакомыми:

Виктимология преступности в сфере предпринимательской деятельности в современной России: основные понятия и проблемы

Библиографическое описание:

Лукшин, О. В. Виктимология преступности в сфере предпринимательской деятельности в современной России: основные понятия и проблемы / О. В. Лукшин. — Текст : непосредственный // Юридические науки: проблемы и перспективы : материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань : Бук, 2016. — С. 271-274. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/181/10187/ (дата обращения: 15.09.2021).



В статье рассматриваются основные понятия и проблемы виктимологии в сфере предпринимательской деятельности. В современной России предпринимательская деятельность является основой функционирования гражданского общества. Конституция РФ признала право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности в качестве неотчуждаемого и неподлежащего ограничению конституционного права личности. Предпринимательство имеет весьма значимое место в функционировании экономики страны. Однако потенциал такой деятельности дает не только большие возможности роста экономики, но и роста числа преступлений, направленных против данной деятельности. К таким преступлениям относятся многочисленные деяния, которые прямо или косвенно могут препятствовать ее осуществлению. Наличие этой проблемы заставляет науку криминологию, а вместе с ней и виктимологию всерьез заняться изучением криминогенной виктимологии предпринимательской деятельности с целью способствования своевременному выявлению и пресечению преступлений в данной сфере.

Ключевые слова: виктимология, виктимизация, жертва, потерпевший, виктимность.

Прежде всего нужно выяснить что из себя представляет виктимология, виктимность и виктимизация. Это связано с тем, что, не понимая личности потерпевшего и жертвы, их место и роль в механизме совершения преступления, достаточно трудно решать вопрос о квалификации преступления и, соответственно, назначить виновному законный, справедливый, обоснованный и мотивированный приговор.

Виктимология происходит от латинского слова victima — жертва, и греческого слова logos — слово. То есть это наука о жертве преступления. Как научное направление в рамках криминологии, виктимология появилась в середине XX века. В концепции американского криминолога Э. Кармен указывается на три основных области интересов, которые изучает виктимология: изучение причин того, почему или каким образом жертва вступила в опасную для нее ситуацию; оценка того, каким образом полиция, прокуратура, суды, адвокаты взаимодействуют с жертвой; оценка эффективности по возмещению жертвам их потерь [1, с. 19–21]. Помимо этого в сферу изучения виктимологии входят вопросы виктимологической профилактики, взаимодействия преступника и жертвы, вопросы ответственности жертвы и др.

С виктимологией неразрывно связано понятие виктимности. По мнению профессора К. В. Вишневецкого, виктимность рассматривается как предрасположенность самого лица стать при определенных условиях жертвой преступления. Им же виктимность рассматривается как зависимость повышения вероятности от состояния самой преступности стать жертвой преступления [2, с. 39]. Иными словами, виктимность указывает на возможность человека в определенный момент своей жизни и при определенных условиях стать жертвой преступления. Значение виктимности высоко, так как она рассматривается не только как важная составляющая профилактики преступлений, но и как особое свойство личности, существующее объективно, т. е в зависимости от пола, социального статуса или профессии человека.

Более широким понятием виктимности является понятие виктимизации, которая рассматривается как процесс или результат повышения уровня виктимности лица или определенной социальной группы [3, с 6]. В отличие от виктимности, виктимизация является уже «развитием» потенциальной возможности личности стать жертвой, т.е активизация виктимности. Существенным составляющим виктимизации являются факторы и условия. Факторами виктимизации применительно к предпринимательской деятельности являются такие обстоятельства, которые способствуют реализации стать жертвой преступления. Примером тому может послужить торговля драгоценными изделиями в небольшом населенном пункте или отсутствие других предпринимателей, торгующих аналогичным товаром на определенной территории. Условиями виктимизации является предрасположенность лица в силу ряда причин стать жертвой преступного посягательства. Примером таких условий в той же предпринимательской деятельности будет наличие правовой осведомленности о законности совершаемой сделки, а также механизмы психических процессов, состояний, поведений потерпевшего в определенной ситуации.

Наличие в СССР плановой экономики предопределяло отсутствие предпринимательской деятельности и, как следствие, преступности в данной сфере. Распад государства и переход России к рыночной экономике узаконил предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность, введя ее в разряд конституционных прав, принадлежащих каждому гражданину РФ. Согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность определяется как самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Предпринимательская деятельность будет законной лишь в случае государственной регистрации лиц, осуществляющих данную деятельность в соответствии с ФЗ от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Вместе с предпринимательской деятельностью появилась и преступность, направленная против нее. Российское государство, общество и законодательство оказались не готовы к резкому смену типа экономической системы. Наука также столкнулась с рядом проблем, одной из которых был долгий запрет виктимологического учения в СССР как буржуазного. Еще в 1970-е гг. Л. В. Франк опубликовал труды по виктимологии, где ввел понятия виктимизации, виктимности, установил связь понятий преступник — потерпевший. Однако в нашей стране виктимология стала активно развиваться лишь в конце 1980-х годов, поэтому трудам таких видных ученых как Л. В. Франк и Д. В. Ривман в научном обществе не уделялось особого внимания. Другая проблема заключалась в том, чтобы увязать данные понятия с предпринимательской и иной экономической деятельностью. Тем более отечественной наукой не изучались работы таких выдающихся западных криминологов как Б. Мендельсон, Г. Гентинг, Р. Гассер, которые еще в середине XX в. впервые заговорили о понятии жертвы преступления. Понятие жертвы преступления не тождественно понятию потерпевшего, так как последним лицо становится лишь после соответствующего процессуального оформления и является субъектом уголовно-процессуальных отношений с наличием соответствующих прав и обязанностей, тогда как жертва в виктимологическом значении не предполагает наличия таковых и выступает как объект научного познания [4, с. 20]. Полагаем, что жертва преступления в сфере экономической деятельности — это физическое лицо, которому в связи с совершением преступления причиняется физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения вреда имуществу и деловой репутации независимо от процессуального оформления в качестве потерпевшего. Из данного определения можно сделать вывод, что понятие жертвы более широкое по сравнению с понятием понятие потерпевшего и требует своей особой оценки.

В европейской науке до середины XX в. отсутствовало понимание жертвы как объекта научного исследования. Все сводилось к тому, что жертвой преступления становились лишь в силу подходящего случая, внутренней ситуации преступления, а также его объективной стороны, т. е времени, места, способа, обстановки совершения данного деяния. Впервые данная проблема была поднята в работе Б. Мендельсона «Происхождение и доктрина виктимологии», которую он издал в середине XX в. Он провел социологическое исследование, где перед лицами, осведомленными в совершении преступления, ставился вопрос о взаимоотношениях преступников и жертв до момента совершения преступления. В результате Б. Мендельсон установил, что одним из факторов преступления явилось регулярное общение между преступником и жертвой. В итоге он предложил следующую типологию жертв: полностью невиновная жертва; жертва с незначительной виной; жертва, которая является столь же виновной, как и посягатель; наиболее виновная жертва; воображаемая жертва [5, с. 40].

Полностью невиновной жертвой в сфере предпринимательской деятельности может стать потерпевший по ст. 159.4. «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности». К наиболее виновной жертве возможно отнесение тех, кто целенаправленно провоцирует на совершение преступления. В качестве примера можно привести деятельность предпринимателей, которые своими незаконными действиями, в нарушение ст. 178 УК РФ. «Ограничение конкуренции», провоцируют на совершение в отношении них преступления со стороны других лиц. В данном случае преступник (он же жертва) может быть подвергнут насилию со стороны иных предпринимателей, которым данным ограничением был причинен существенный вред. Данная классификация является весьма условной и зависит от конкретного случая, так как по некоторым преступлениям возможно отнесение жертв в различные категории. По ст. 159.5 УК РФ. «Мошенничество в сфере страхования» жертвой потенциально может быть как полностью невиновная жертва, так и жертва с незначительной виной, которая по легкомыслию заключила договор с недобросовестным страховщиком. Подход, предложенный Б. Мендельсоном, имеет как социологическое, так и криминологическое значение т.к помогает определить суть причинной обусловленности преступления и роль жертвы в его совершении.

Помимо представленной типологии существует другая классификация жертв, представленная немецким криминологом Гансом фон Гентигом. В своей типологии он предложил классификацию жертв, которая базировалась на психологических, социальных и биологических основаниях [5, с. 42]. По нашему мнению, применительно к предпринимательским и иным экономическим отношениям более подходит классификация психологических типов жертв:

  1. Депрессивный тип. Сюда относятся люди, которые легко поддаются насилию или обману.
  2. Жадный тип. Такой тип человека представляет собой легкую жертву в силу чрезмерного стремления к выгоде, затмевающей ум и внутренний голос.
  3. Экстравагантный. Деятельность, выходящая за общепринятые рамки морали и нравственности и провоцирующая на преступление определенных групп людей.
  4. Одинокие и убитые горем жертвы. Убитые горем жертвы могут быть настолько ошеломлены неудачами и убытками, что становятся легкой добычей для преступников.
  5. Мучитель. В определенных случаях жертва становится преступником. Это может быть преступник, который вымогал денежные средства у предпринимателя до тех пор, пока последний не решил избавиться от вымогателя криминальным путем.
  6. Блокированная жертва. Здесь жертва столь запугана, что не имеет воли сопротивляться совершенным в отношении нее преступлениям [5, с. 42–43].

Данные классификации важны для виктимологии, поскольку разработка системы предупредительных мер позволяет государству и правоохранительным органам вести политику, направленную на снижение потенциальной возможности стать жертвой преступления, в том числе и в сфере предпринимательской деятельности.

В последние десятилетия в России активно развивается криминология, а вместе с ней и виктимология как подотрасль. В конце 90-х гг. в Нижнем Новгороде существовала «Виктимологическая ассоциация», которая занималась изучением актуальных вопросов виктимологии, проведением научно-практических конференций, пропагандой виктимологических знаний среди населения [6, с. 52]. Были изданы множество монографий таких видных ученых-юристов, как В. И. Полубинский, А. И. Ситковский, В.С, Устинов и др. С 2014 г. в Челябинске издается научно-практический журнал «Виктимология», который посвящен актуальным проблемам отечественной виктимологии. Вызывает беспокойство тот факт, что в 2010 г. дисциплина Криминология, в рамках которой изучается виктимология, не была включена в государственный обязательный стандарт высшего профессионального образования по направлению подготовки бакалавров, в результате чего многие юридические вузы отказались преподавать данную дисциплину. Однако благодаря монографиям ученых и проведением некоторыми журналами научно-практических конференций виктимология существует и вносит весомый теоретический и практический вклад в деятельность, направленную на борьбу с преступностью, в том числе и в экономической сфере.

Литература:

  1. Karmen A. Crime Victims. An Introduction to Victimolog. Brooks / Cole, 1995. P. 560.
  2. Варчук Т. В., Вишневецкий К. В. Виктимология: Учеб. пособие для студ. М. ЮНИТИ-ДАНА., 2008. — 191 с
  3. Адигюзелов К. А. Проблемы виктимизации населения. Махачкала, 2002.
  4. Вандышев В. В. Жертвы тяжкого преступного насилия: Социально-правовые аспекты использования виктимологических данных в правоохранительной сфере / В. В. Вандышев. — СПб.: МИЭП, 2007.
  5. Вишневецкий К. В. Криминогенная виктимизация социальных групп в современном обществе: монография / К. В. Вишневецкий; под ред. С. Я. Лебедева. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2013. — 295 с.
  6. Задорожный В. И. Виктимологическая профилактика преступлений: организационно-управленческий и правовой аспекты: монография. М.: Академия управления МВД России, 2005.

Основные термины (генерируются автоматически): предпринимательская деятельность, жертва преступления, жертва, экономическая деятельность, невиновная жертва, преступление, совершение преступления, стать, виновная жертва, какой образ.

Похожие статьи

Зарубежный опыт виктимологической профилактики

преступлений

предпринимательская деятельность, жертва преступления, жертва, экономическая деятельность, невиновная жертва, преступление, совершение преступления, стать, какой образ, виновная жертва.

предпринимательская деятельность, жертва преступления

предпринимательская деятельность, жертва преступления, жертва, экономическая деятельность, невиновная жертва, преступление, совершение преступления, стать, какой образ, виновная жертва.

Провоцирующее поведение потерпевшего как повод

совершения

Во многих случаях совершения преступлений значительная роль принадлежит потерпевшему, т. е. жертве преступления, когда преступление представляется как результат взаимодействия преступника с жертвой преступления (потерпевшего). Жертва преступления возникает в…

Что побуждает маньяка убивать. Психологический портрет…

В данной статье мы рассмотрим, чем возбуждена страсть к убийствам у маньяков и серийных убийц. Ключевые слова: убийца, маньяк, личность, преступления, жертва. In this article we look at what the excited passion to murder the maniacs and serial killers.

Жертва преступления — это физическое или юридическое лицо…

Ключевые слова: виктимология, жертва преступления,криминологический анализ потерпевших.

Таким образом, в виктимологии изучается понятие из первой подгруппы и их можно назвать «виновная жертва».

Предупреждение женской

преступности в Северо-Кавказском…

Северо-Кавказский федеральный округ, женская преступность, преступление, совершение преступления, женщина, Россия, законный брак.

Примечательно, что многие женщины до совершения преступления долгое время сами претерпевают страдания от своей «жертвы» [5].

Торговля несовершеннолетними | Статья в журнале…

Ключевые слова: незаконная торговля людьми, преступление, идентификация жертв, защита жертв от преследования торговцев людьми

Виктимология преступности в сфере предпринимательской деятельности в современной России: основные понятия и проблемы.

Криминологические и виктимологические факторы…

Не стоит забывать и о том, что военнослужащий, ставший жертвой преступления и способствующий привлечению своего обидчика к ответственности за содеянное, навлекает на себя угрозу стать жертвой нового преступления со стороны сослуживцев.

Методика расследования серийных убийств | Статья в журнале…

Особенности посткриминального поведения серийного убийцы находятся в неразрывной связи с его предкриминальной и криминальной деятельностью, ведь способ совершения преступления связан со способом его сокрытия.

Виктимология террора. Виктимное поведение

 Д. В. Ольшанский

Виктимология — наука о жертвах и, в частности, о психологических особенностях жертв. Известно, что далеко не всякие люди оказываются в числе жертв, например, террористических актов. Есть некая непонятная, загадочная предрасположенность, особая «жертвенность», пока еще недостаточно изученная наукой. Один из самых свежих примеров имеет имя. Его зовут Марк Соколов. Он чудом уцелел 11 сентября 2001 года, успев спуститься с 38-го этажа того из небоскребов Всемирного торгового центра, который был протаранен первым самолетом, угнанным террористами. Этот человек не просто пережил сильнейший психологический шок. Кроме того, он был тяжело ранен обломками рушащегося здания, поскольку не успел слишком далеко отбежать от места катастрофы. Однако всего этого было мало. После пребывания в госпитале он поправился и решил навестить родственников в Иерусалиме, а заодно и помолиться Богу в святых местах за чудесное спасение от неминуемой гибели. Однако 20 января 2002 года правомерность существования виктимологии подтвердилась в Иерусалиме. М. Соколов ждал своего израильского друга, который хотел передать через него посылку родственникам в Нью-Йорке, на улице, около небольшого кафе. В ожидании, он зашел в это кафе, чтобы выпить чашечку кофе. Именно в этот момент взорвалась бомба: на воздух взлетела половина этого кафе вместе с палестинским террористом-камикадзе, который вошел в него вслед за М. Соколовым. С тяжелейшими ранениями, жертва теперь уже повторного террористического акта, он вновь оказался в госпитале — теперь уже израильском. Согласитесь, трудно считать это случайным совпадением. Бомбы падают дважды в одни и те же воронки — особенно, если в них прячутся одни и те же люди.

К сожалению, пока виктимология сосредоточена почти исключительно на жертвах бытового насилия — прежде всего, сексуального. Однако это — лишь частная сторона вопроса. Масштабные виктимологические исследования пока еще впереди. Ясно, что частые террористические акты последних лет активизируют такие исследования, однако они упираются в некоторые объективные трудности.

Как уже говорилось, изучение психологии жертв террора обычно представляет собой сложное дело. Во-первых, мало кто из жертв остается живым и достаточно сохранным. Во-вторых, оставшиеся в живых не хотят вспоминать о происшедшем и тем более говорить об этом. Показательные цифры: из более трех тысяч свидетелей и потерпевших в результате террористической акции чеченских боевиков во главе с С. Радуевым против жителей дагестанского г. Кизляр (захват больницы, заложников и т. д.) приехали на судебный процесс над С. Радуевым всего лишь около шестидесяти, а согласились выступить в суде еще меньше людей. К тому же понятно, что их допросы преследовали юридические, а не психологические цели.

Тем больший интерес представляет исследование, проведенное Н. Пуховским в г. Буденновске сразу после аналогичного террористического акта, осуществленного также чеченскими боевиками во главе с Ш. Басаевым летом 1995 года. Оно дает возможность оценить как общие психологические черты разных типов жертв террора (непосредственно пострадавших от террористических действий заложников, их родственников, а также невольных свидетелей — жителей города), так и отдельные психопатологические особенности этой жертвенной психологии, а также быструю динамику психологии жертв и те психологические последствия, которые остаются в ней даже спустя время после совершения самого террористического акта (Пуховский Н. Н. Психотравматические последствия чрезвычайных ситуаций. — М.: Академический проект, 2000. С. 84).

Первоначальная «атмосфера растерянности и страха (террора), царившая в городе в первые дни после нападения, быстро сменилась на двойственную, внутренне противоречивую атмосферу бессильной, беспомощной подверженности чужой злой воле, ожидания вреда и ущерба, с одной стороны, и оскорбленного достоинства, настороженности и повышенной готовности к отражению угрозы, с другой. Все это проявлялось расстройствами поведения и деятельности — почти, полным падением трудоспособности, концентрацией внимания на психотравмирующих событиях, пандемическим распространением слухов. Широкая распространенность расстройств сна (бессонница), изобилие жалоб на плохое самочувствие… сопутствовали подспудному чувству вины в форме самоупрека за испытываемое чувство радости и облегчения, что «миновала чаша сия»»«.

Первая группа лиц, вовлеченных в террор, — близкие родственники заложников и «пропавших без вести» (предположительных заложников) — внезапно оказалась в ситуации «психологического раскачивания»: они метались от надежды к отчаянию. Все эти люди обнаружили острые реакции на стресс с характерным сочетанием целого комплекса аффективно-шоковых расстройств (горя, подавленности, тревоги), паранойяльности (враждебного недоверия, настороженности, маниакального упорства) и соматоформных реакций (обмороков, сердечных приступов, кожно-аллергических высыпаний).

В силу мощного, причем очень стойкого, ригидного отрицательного аффекта, они заражали значительную часть благополучного населения города (которых непосредственно не коснулся террористический акт) отрицательными эмоциями, а также сомнениями в отношении возможности эффективной помощи и искреннего сочувствия со стороны людей, специально приехавших в город для ликвидации чрезвычайной ситуации. Основными индукторами такого рода эмоциональных состояний стали пожилые родственники заложников, у которых ресурсы адаптации были объективно снижены и которые в силу этого вызывали повышенное сочувствие к себе, а также чувство самоупрека собственной вины у относительно благополучного окружения.

Состояние представителей второй группы — только что освобожденных заложников — определялось остаточными явлениями пережитых ими острых аффективно-шоковых реакций. В клинико-психологическом плане это была достаточно типичная картина так называемой адинамической депрессии с обычно свойственными ей «масками» астении, апатии, ангедонии — неспособности испытывать удовольствие. Характерным было массовое нежелание жертв террора вспоминать пережитое, стремление «скорее приехать домой, принять ванну, лечь спать и все забыть, поскорее вернуться к своей обычной жизни». Особо отметим навязчивое желание поскорее «очиститься», в частности, «принять ванну» — оно было особенно симптоматичным и высказывалось многими освобожденными заложниками.

По рассказам самих освобожденных заложников, в ситуации заложничества среди захваченных людей наблюдалось поведение трех типов. Первый тип — это регрессия с «примерной» инфантильностью и автоматизированным подчинением, депрессивное переживание страха, ужаса и непосредственной угрозы для жизни. Это апатия в ее прямом, немедленном виде. Второй тип — это демонстративная покорность, стремление заложника «опередить приказ и заслужить похвалу» со стороны террористов. Это уже не вполне депрессивная, а, скорее, стеническая активно-приспособительная реакция. Третий тип поведения — хаотичные протестные действия, демонстрации недовольства и гнева, постоянные отказы подчиняться, провоцирование конфликтов с террористами.

Понятно, что разные типы поведения наблюдались у разных людей и вели к разным исходам ситуации для них. Третий тип отличал одиноких людей, мужчин и женщин, с низким уровнем образования и способностью к рефлексии. Второй тип был типичен для женщин с детьми или беременных женщин. Первый тип был общим практически для всех остальных заложников.

Кроме таких, назовем их общеповеденческими, различий, отдельно отмечались специфические психопатологические феномены двух типов.

Феномены первого типа — ситуационные фобии. В очаге чрезвычайной ситуации заложники испытывали явно ситуационно обусловленные интенсивными боевыми действиями агорафобические явления. Это были боязнь подойти к окну, встать во весь рост, старание ходить пригнувшись, «короткими перебежками», боязнь привлечь внимание террористов и т. п. Естественно, все это определялось стремлением уцелеть в происходящем вокруг бое. Однако уже в ближайшие дни после своего освобождения заложники с выраженным аффектом жаловались на появление навязчивой агорафобии (ландшафтофобии) и склонности к ограничительному поведению. У них вновь появились такие симптомы, как боязнь подходить к окнам — уже в домашних условиях; боязнь лечь спать в постель и желание спать на полу под кроватью, и т. п. Наиболее характерны такие жалобы были прежде всего для молодых женщин, беременных или матерей малолетних детей. Напомним: в ситуации заложничества их поведение отличалось максимальной адаптивностью (демонстрационной покорностью) — за этим стояло стремление спасти своих детей. Действия террористов эти женщины оценивали с позиций отчуждения: «Они обращались с нами хорошо — как хороший хозяин с бараном, которого намерен зарезать к Новому году». Спустя некоторое время после своего освобождения они вновь вернулись примерно к тому же типу поведения. Либо заложничество оставляет такие сильные и длительные, хронические последствия, либо поведение данных лиц вообще отличается такими особенностями.

Второй тип феноменов — это ситуационные дисторсии. В структуре «синдрома заложника» уже после освобождения иногда возникали высказывания о правильности действий террористов; об обоснованности их холодной жестокости и беспощадности — в частности, «несправедливостью властей»; об оправданности действий террористов стоящими перед ними «высокими целями борьбы за социальную справедливость»; о «виновности властей в жертвах» в случае активного противостояния террористам и т. п. Такие высказывания, по сути соответствующие «стокгольмскому синдрому», были характерны для немолодых, одиноких мужчин и женщин с невысоким уровнем образования и низкими доходами. Эти высказывания были пронизаны аффектом враждебного недоверия и не поддавались критике. Парадоксально, но такие оценки возникли только после освобождения — в период заложничества именно эти люди демонстрировали описанное выше поведение третьего типа, отличались хаотичными протестны-ми действиями, провоцировавшими конфликты и угрозы агрессии со стороны террористов. Судя по всему, такое реактивное оправдание террористов можно рассматривать как проявление своеобразной «истерии облегчения».

Таким образом, сравнительно массовая психология жертв террора складывается из пяти основных слагаемых. Они могут быть выстроены хронологически. Это страх, сменяемый ужасом, вызывающим либо апатию, либо панику, которая может смениться агрессией. Мужчины и женщины в качестве жертв террора ведут себя по-разному. Определенные поведенческие различия связаны с уровнем образования, развитостью интеллекта и уровнем благосостояния человека (чем меньше у него есть чего терять, тем больше склонность к хаотичному, непродуктивному протесту). Спустя время после террористического акта у его жертв и свидетелей сохраняется психопатологическая симптоматика — прежде всего, в виде отложенного страха, а также равного рода фобий и регулярных кошмаров. Отдельные факторы и обстоятельства можно считать некоторыми «чертами виктимности». В описанных случаях такими чертами был пол (жертвами, прежде всего, становились женщины), наличие маленьких детей или же состояние беременности.

«Психология терроризма», 2002 г.

 

Определение виктимологии Merriam-Webster

vic · tim · ol · o · gy | \ ˌVik-tə-mä-lə-jē \ 1 : исследование способов, которыми поведение жертв преступлений могло привести или способствовало их виктимизации.

2 : утверждение, что проблемы человека или группы являются результатом виктимизации

Виктимология | SAGE Publications Inc

Раздел 1.Введение в виктимологию

История виктимологии: до движения за права жертв

Роль жертвы в преступлении: осаждение жертвы, содействие жертве и провокация жертвы

История виктимологии: движение за права жертв

Взносы движения за права жертв

Раздел 2.Масштабы, теории и факторы виктимизации

Измерение виктимизации

Теории и объяснения виктимизации

Литература 1: Определение влияния семьи и сверстников на насильственную виктимизацию: расширение теорий повседневной деятельности и образа жизни Кристофера Дж. Шкрека и Бонни С. Фишер

Литература 2: Крис Л.Гибсон

Раздел. 3 Последствия виктимизации

Последствия и затраты на психическое здоровье

Заместительная виктимизация

Литература 3: Виктимизация, симптоматика посттравматического стрессового расстройства, а затем и несуицидальные самоповреждения в когорте рождения Шьямала Нада-Раджа и Керен Скегг

Литература 4: Экономические издержки насилия со стороны партнера и рентабельность судебных приказов о защите граждан Т. К. Логан, Роберт Уокер и Уильям Хойт

Раздел 4.Повторяющаяся виктимизация

Типы повторяющейся виктимизации

Степень повторяющейся виктимизации

Характеристики повторяющейся виктимизации

Факторы риска повторной виктимизации

Теоретические объяснения повторяющейся виктимизации

Последствия повторяющейся виктимизации

Ответы на повторяющуюся виктимизацию

Литература 5: Насильственная и сексуальная виктимизация студенток колледжа: является ли повторная виктимизация проблемой? Лия Э.Дейгл, Бонни С. Фишер и Фрэнсис Т. Каллен

Литература 6: Сетевая поддержка: совместное совершение краж со взломом и повторная виктимизация с использованием сетевого подхода Брендана Ланца и Р. Барри Рубака

Раздел 5. Права потерпевших и средства правовой защиты

Средства правовой защиты и права в суде

Литература 7: Права жертв и новые средства правовой защиты: наконец получить должное от жертв. Роберт С.Дэвис и Кэрри Малфорд

Литература 8: Заявление о воздействии на жертву: эмоционально эффективно или контрпродуктивно? Авторы: Ким М.Е. Ленс, Энтони Пембертон, Карен Бранс, Йохан Брекен, Стефан Богертс и Эсма Лахла.

Раздел 6. Жертвы убийства — Предоставлено Лизой Муфтик

Определение виктимизации от убийств

Измерение и масштабы виктимизации от убийств

Факторы риска и характеристики виктимизации от убийств

Различные виды жертв убийств

Косвенная (вторичная) виктимизация

Правовые и общественные меры реагирования на жертвы убийств

Литература 9: Со-жертвы убийства: систематический обзор литературы Дженнифер Коннолли и Ронита Гордона.

Литература 10: Образ жизни жертвы как коррелят раскрытия убийства Джейсоном Ридбергом и Джесенией М.Писарро

Раздел 7. Сексуальная виктимизация

Что такое сексуальная виктимизация?

Измерение и масштабы сексуальной виктимизации

Факторы риска и характеристики сексуальной виктимизации

Ответы на сексуальную виктимизацию

Последствия сексуальной виктимизации

Особый случай: сексуальная виктимизация мужчин

Меры судебного и уголовного правосудия в отношении сексуальной виктимизации

Профилактика и вмешательство

Литература 11: Ожидаемое употребление алкоголя, алкогольное поведение и сексуальная виктимизация среди студентов колледжей женского и мужского пола Кимберли А.Тайлер, Рэйчел М. Шмитц и Скотт А. Адамс

Литература 12: Эффективность программ медсестер-экзаменаторов (SANE): обзор психологических, медицинских, юридических и общественных результатов Кэмпбелл, Дебра Паттерсон и Лорен Ф. Личти

Раздел 8. Насилие со стороны интимного партнера

Определение насилия и жестокого обращения со стороны интимного партнера

Измерение и объем

Факторы риска и теории насилия со стороны интимного партнера

Последствия насилия со стороны интимного партнера

Почему продолжаются оскорбительные отношения

Реагирование системы уголовного правосудия на насилие со стороны интимного партнера

Юридические ответы и ответы сообщества

Литература 13: Конфликт и контроль: гендерная симметрия и асимметрия в домашнем насилии Майкла Джонсона

Литература 14: Насилие со стороны интимного партнера и пересечение жертвы и преступника Мари Скубак Тиллер и Эмили М.Райт

Литература 15: Голоса силы и сопротивления: контекстуальный и продольный анализ реакции женщин на избиение, проведенный Жаклин Кэмпбелл, Линдой Роуз, Джоан Куб и Дафни Недд.

Раздел 9. Виктимизация в начале и в конце жизни: жестокое обращение с детьми и пожилыми людьми

Литература 16: Жестокое обращение с детьми и пренебрежение ими, достижение роли в развитии и аресты взрослых, написанная Морин А.Оллвуд и Кэти Спатц Видом

Литература 17: Эпидемиология насилия в отношении пожилых людей: значение для первичной и вторичной профилактики, Ронет Бахман и Мишель Л. Мелой.

Раздел 10. Виктимизация в школе и на работе

Виктимизация в школе

Виктимизация в школе: классы K – 12

Виктимизация в школе: колледж

Литература 18: Традиционное издевательство, киберзапугивание и девиантность: подход к общей теории напряжения, Картер Хэй, Райан Мелдрам и Карен Манн

Литература 19: Многоплановое исследование безопасности университетского городка: виктимизация, восприятие опасности, беспокойство по поводу преступности и предупредительное поведение среди студенток в эпоху постклери. Автор: Памела Уилкокс, Кэрол Э.Джордан и Адам Дж. Причард

Раздел 11. Жертвы кражи собственности и личных данных

Жертвы собственности

Литература 20: Связь краж со взломом и ужесточения целей на уровне собственности: новый взгляд на виктимизацию и защиту от взлома Алекса Хиршфилда, Эндрю Ньютона и Мишель Роджерсон

Литература 21: Онлайн-процедуры и выявление виктимизации краж: дальнейшее расширение теории повседневной деятельности за пределы правонарушений прямого контакта Брэдфорд У.Рейнс

Раздел 12. Виктимизация особых групп населения

Виктимизация инвалидов

Модели виктимизации

Факторы риска виктимизации для людей с ограниченными возможностями

Действия жертв с ограниченными возможностями

Виктимизация лиц с психическими заболеваниями

Жертва заключенных

Литература 22: Насилие со стороны партнера в отношении женщин с ограниченными возможностями: распространенность, риск и объяснения Дугласа А.Браунридж

Литература 23: Психические расстройства и насильственная виктимизация: посредническая роль вовлечения в конфликтные социальные отношения Эрика Сильвера

Литература 24: Джейн С. Дакин, Лия Э. Дейгл и Шелли Джонсон Листван изучают последствия свидетелей преследования в заключении при повторном входе преступника.

Раздел 13.Виктимология со сравнительной точки зрения — предоставлено Лизой Муфтик

Виктимология по всему миру

Измерение и масштабы виктимизации во всем мире

Реакция системы правосудия на виктимизацию

Права потерпевших и программы помощи

Литература 25: Международный обзор жертв преступлений: ретроспектива Джона ван Кестерена, Яна ван Дейка и Пэта Мэйхью

Литература 26: Систематический обзор распространенности и факторов риска жестокого обращения с пожилыми людьми в Азии, проведенный Элси Ян, Ко-Линг Чан и Агнес Тивари.

Раздел 14.Современные проблемы виктимологии: жертвы преступлений на почве ненависти, торговли людьми и терроризма

Жертвы преступлений на почве ненависти

Жертвы торговли людьми

Литература 27: Преступления на почве ненависти и связанный со стигмой опыт среди взрослых из сексуальных меньшинств в Соединенных Штатах: оценки распространенности по национальной вероятностной выборке Грегори М.Herek

Литература 28: Выявление и судебное преследование дел о торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации на Среднем Западе США, Андреа Дж. Николс и Эрин К. Хейл.

Литература 29: Влияет ли просмотр новостей на страх перед терроризмом? Важность освещения в СМИ страха перед терроризмом Эшли Мари Неллис и Джоанн Сэвидж

Что такое виктимология? | Kent State

В то время как преступность часто доминирует в новостном цикле, средства массовой информации часто делают сенсационные жизни преступников, в то время как потребности жертв слишком часто игнорируются.Истории тех, кого больше всего затронули, как правило, хоронят, а их голоса заглушают, даже если преступники иногда достигают статуса псевдо-знаменитостей. Смещение акцента обратно на жертв преступлений гарантирует, что эти люди будут учтены в исследованиях уголовного правосудия и политиками, предотвращая одностороннюю историю. Это называется виктимологией: научное исследование физического, эмоционального и финансового вреда, который люди получают в результате преступной деятельности.

Виктимология и криминология

Криминология — это, в широком смысле, исследование преступности.Он развивался как академическая область в 19 веке, и на протяжении большей части своей истории он исследовал, как и почему люди участвуют в преступной деятельности. В области криминологии предлагается множество теорий, объясняющих, почему люди совершают преступления и как их можно предотвратить или отговорить от совершения этого преступления, и эти идеи продолжают развиваться по мере того, как наше понимание психологии и человеческой природы углубляется.

Но преступники — это только половина уравнения. Хотя не во всех криминальных инцидентах есть ощутимая жертва, во многих, особенно в насильственных преступлениях, есть жертвы.Виктимология — это разновидность криминологии, которая изучает преступную деятельность с другой точки зрения, уделяя особое внимание влиянию преступления на потерпевших. Виктимология измеряет преступность, изучая виктимизацию, модели взаимоотношений жертвы и правонарушителя и роль жертвы в системах уголовного правосудия и ювенальной юстиции. Виктимология фокусируется не только на жертвах отдельных преступлений, но и на жертвах нарушений прав человека на международном уровне.

Сосредоточив внимание на жертве, а не на преступлении, и поддерживая жертву, виктимология является ключевым элементом восстановительного правосудия — идея о том, что исцеление, а не наказание, является лучшим подходом к борьбе с преступностью.

Почему так важна виктимология?

Криминология — это не просто академическое занятие; он имеет прямое отношение к реальному миру и имеет последствия. Криминологи часто взаимодействуют с местными сообществами, затронутыми преступностью, что делает общение необходимым навыком для всех, кто хочет добиться успеха в области криминологии. Виктимология дает возможность профессионалам лучше общаться с жертвами и завоевывать доверие своих сообществ.

Выдвижение жертвы преступления на первый план — это выбор из сочувствия, который уважает гуманность пострадавших людей. 1 Особенно в случаях домашнего насилия или сексуального посягательства, двух форм преступлений, в течение которых правоохранительные органы не доверяют или даже не уважают жертв, крайне важно, чтобы лица, работающие с этими преступлениями, признавали и слушали жертв. Особое внимание к потребностям жертв этих преступлений может привести к лучшим результатам для жертв, большему доверию внутри сообществ и прочным сетям поддержки между правоохранительными органами, приютами и другими ресурсами.

Изучение виктимологии также пытается понять, почему преступники нацелены на конкретных жертв.Виктимологию можно рассматривать как более целостный подход, чем криминологию, признающий системную несправедливость, которая может привести к тому, что бывшие жертвы сами станут преступниками. Это также помогает снизить вероятность того, что преступники совершат дополнительные правонарушения, потому что это может помочь им переосмыслить то, как они думают о лицах, которых они в противном случае могли бы стать жертвами.

Как вы можете принять участие?

Область виктимологии росла за последние несколько десятилетий, но U.С. Управление по делам жертв преступлений подчеркивает необходимость продолжения инноваций в этой области. Кажется, существует значительный пробел в знаниях, когда дело доходит до понимания широкомасштабных и далеко идущих последствий насилия и преступности, как прямых, так и косвенных, для тех, кто стал жертвой.

Хотя уголовное преследование и осуждение преступников за правонарушения жизненно важно, растущее внимание к здоровью и благополучию жертв вызвало потребность в образовательных программах, ориентированных на виктимологию, для поддержки тех, кто работает в сфере защиты интересов и других служб для жертв.Адвокаты уполномочены направлять жертв через судебные процессы, информировать их об их правах и поддерживать их исцеление.

Магистр в области криминологии и уголовного правосудия при Кентском государственном университете предлагает концентрацию по виктимологии, предназначенную для профессионалов в области уголовного правосудия, имеющих степень бакалавра и приверженных правам потерпевших. Специализированные курсы, такие как восстановительное правосудие и помощь жертвам и правовые перспективы и права виктимизации, помогают подготовить студентов к защите интересов потерпевших, сотрудничеству с сообществами для поддержки жертв, созданию инициатив по защите жертв преступлений и, в конечном итоге, снижению вероятности криминальных инцидентов. .


Источники

1. Получено 25 июня 2018 г. с сайта unafei.or.jp/english/pdf/PDF_rms/no56/56-07.pdf

Виктимология — Сертификат об окончании колледжа Онтарио — Очная форма — Программа / курс

2022/2023 учебный год

Право на участие в программе

  • Диплом колледжа Онтарио, Диплом продвинутого уровня колледжа Онтарио, степень или эквивалент в области медицинских или социальных услуг.
  • Кандидаты без необходимого диплома или степени будут оцениваться индивидуально и должны будут заполнить пакет квалификационных требований.
  • Подробную информацию о подаче пакета
  • можно найти на веб-сайте дополнительных требований к поступающим в Алгонкинский колледж: www.algonquincollege.com/admissionspackages.
  • Кандидаты с международными транскриптами должны предоставить доказательство соответствия предметным требованиям, указанным выше, и могут потребоваться доказательства владения языком.Внутренние заявители с международными транскриптами должны пройти оценку через Международную службу аттестации Канады (ICAS) или Всемирную образовательную службу (WES).
  • IELTS-International English Language Testing Service. Общий балл 6.5 с минимум 6.0 в каждом диапазоне; ИЛИ TOEFL на основе Интернета (iBT) — всего 88, минимум 22 по каждому компоненту: чтение 22; Прослушивание 22; Говоря 22; Письмо 22.

Проверка полицейских документов Документация:
Хотя это и не является требованием для поступления, кандидаты должны обратить внимание на важную информацию, указанную ниже, касающуюся требований программы проверки полицейских записей.

Успешное прохождение практики на местах является обязательным условием для окончания программы виктимологии. Агентства, которые предоставляют возможности для трудоустройства, могут потребовать подтверждение четкой проверки полицейской документации для обслуживания уязвимого сектора (PRCSVS). Ваше согласие на размещение остается на усмотрение агентства. Если вы зарегистрируетесь в программе и у вас нет четкого PRCSVS, и в результате вы не сможете принять участие в размещении, вы не сможете получить высшее образование.

Право на размещение на местах:
Чтобы иметь право на размещение, вы должны предоставить подтверждение PRCSVS, которое будет сохранено в файле вашего отдела и будет использоваться только для целей, связанных с вашим размещением.Вы должны будете раскрыть содержание PRCSVS, включая все примечания, агентствам по размещению.

Вы обязаны получить PRCSVS в местном отделении полиции до крайнего срока, установленного вашим отделом, и оплатить все связанные с этим расходы. Возможны задержки в обработке заявок; пожалуйста, подайте заявку сразу после публикации даты отдела. Если вам потребуется дополнительная информация, свяжитесь с координатором программы.

2021/2022 учебный год

Право на участие в программе

  • Диплом колледжа Онтарио, Диплом продвинутого уровня колледжа Онтарио, степень или эквивалент в области медицинских или социальных услуг.
  • Кандидаты с международными транскриптами должны предоставить подтверждение конкретных требований предмета, указанных выше, и может потребоваться предоставить подтверждение владения языком. Внутренние заявители с международными транскриптами должны пройти оценку через Международную службу аттестации Канады (ICAS) или Всемирную образовательную службу (WES).
  • IELTS-International English Language Testing Service. Общий балл 6.5 с минимум 6.0 в каждом диапазоне; ИЛИ TOEFL на основе Интернета (iBT) — всего 88, минимум 22 по каждому компоненту: чтение 22; Прослушивание 22; Говоря 22; Письмо 22.

Документация по проверке полицейских записей:
Хотя это и не является обязательным требованием для поступления, кандидаты должны обратить внимание на важную информацию, указанную ниже, касающуюся требований программы проверки полицейских записей.

Успешное прохождение практики на местах является обязательным условием для окончания программы виктимологии. Агентства, которые предоставляют возможности для трудоустройства, могут потребовать подтверждение четкой проверки полицейской документации для обслуживания уязвимого сектора (PRCSVS). Ваше согласие на размещение остается на усмотрение агентства.Если вы зарегистрируетесь в программе и у вас нет четкого PRCSVS, и в результате вы не сможете принять участие в размещении, вы не сможете получить высшее образование.

Право на размещение на местах:
Чтобы иметь право на размещение, вы должны предоставить подтверждение PRCSVS, которое будет сохранено в файле вашего отдела и будет использоваться только для целей, связанных с вашим размещением. Вы должны будете раскрыть содержание PRCSVS, включая все примечания, агентствам по размещению.

Вы обязаны получить PRCSVS в местном отделении полиции до крайнего срока, установленного вашим отделом, и оплатить все связанные с этим расходы.Получение этой документации может занять много времени; пожалуйста, отправьте заявку как можно раньше. Если вам потребуется дополнительная информация, свяжитесь с председателем программы.

Заявки на участие в дневных программах дневной формы обучения должны подаваться с официальными стенограммами, подтверждающими выполнение требований к академическому зачислению через:

Заявления на зачисление на осенний и зимний семестр, полученные до 1 февраля, будут рассматриваться в равной степени. Заявки, полученные после 1 февраля, будут обрабатываться в порядке очереди, пока есть свободные места.

Международные заявители, подающие заявление из-за границы, могут получить форму заявки для иностранных студентов по адресу https://algonquincollege.force.com/myACint/ или связавшись с Офисом Регистратора.

Офис регистратора
Algonquin College
1385 Woodroffe Ave
Ottawa, ON K2G 1V8
Телефон: 613-727-0002
Бесплатная линия: 1-800-565-4723
TTY: 613-727-7766
Факс: 613-727-7632
Контактное лицо: https://www.algonquincollege.com/ro

Университет Шиппенсбурга — Сертификат службы виктимологии и помощи пострадавшим

Завершение программы сертификатов виктимологии и услуг для потерпевших лучше подготовит вас к карьере, связанной с работой с жертвами преступлений.Все студенты бакалавриата, в том числе специалисты по уголовному правосудию, могут участвовать в этой программе.

Что я узнаю?

Программа представляет собой серию занятий, которые предоставят вам специализированные знания по виктимологии, проблемам жертв и системным ответам жертвам. Вы получите базовую информацию, необходимую для лучшего понимания причин, последствий и способов лечения виктимизации.

Каковы требования для получения этой степени?

Программа состоит из 12 кредитных часов курсовых работ по виктимологии. Вы должны пройти каждый курс с оценкой C или выше. Есть два обязательных курса, и вы можете выбрать два факультатива в зависимости от ваших интересов.

Каталог бакалавриата предоставляет подробную информацию о требованиях к программе.

Какие типы карьеры я могу получить с этой степенью?

Завершение программы сертификации лучше подготовит вас к карьере, которая напрямую связана с работой с жертвами преступлений, включая карьеру в области уголовного правосудия, социальной работы, обучения, консультирования и многих других сфер гуманитарной деятельности.

Какой опыт я мог бы получить в кампусе?

Наши студенты получают помощь от преподавателей с широким спектром профессиональных и академических знаний.В небольших классах у вас есть много возможностей для наставничества и сотрудничества.

Южноазиатское общество криминологии и виктимологии (SASCV)

Добро пожаловать в Южную Азию Общество криминологии и виктимологии (SASCV)

Южноазиатское общество криминологии и виктимологии (SASCV) международная ассоциация, основанная в 2009 году Профессор К.Джайшанкар воспитывать криминологию и виктимология в таких странах, как Афганистан, Бангладеш, Бутан, Индия, Пакистан, Мальдивы, Непал и Шри-Ланка. Ученые, исследователи и практики со всего мира присоединились к руки для создания SASCV и обмена передовым опытом в контекст Южной Азии. Литература, религия и культура практика этого региона демонстрирует традиционно богатый понимание криминологии и виктимологии в этом регионе.Литература Южной Азии изобилует историями о правосудии в отношении жертв и восстановительные практики. Индуизм, буддизм, джайнизм, ислам и различные племенные религии сыграли большую роль в концепция справедливости и ненасилия, как индивидуально, так и уровень сообщества.

Колониальный период представил новый и формальная централизованная система уголовного правосудия, разрушающая тогда существовало представление о справедливости.В 20 веке создание новых государств, где этнические, религиозные, языковые, кастовые, общинные, племенные и другие идентичности играли роль в институт конституций и в правовой сфере уголовного и правосудие в отношении жертв. Сегодня страны Южной Азии сталкиваются с острой проблемы коррупции, криминального насилия, терроризма, экстремизма, бедность, ухудшение состояния окружающей среды, белые воротнички / киберпреступления, нарушения прав человека, государственный терроризм, преступность против человечности, индивидуальной и коллективной виктимизации.В на этом фоне Южноазиатское общество криминологии и Виктимология (SASCV) возникла как новая инициатива по оказанию помощи стран в разработке политики в области уголовного правосудия и поддержки жертв преступлений и злоупотребления властью. Мы приветствуем всех, кто разделяет наши цели как участники.

ЦЕЛИ SASCV
Южноазиатское общество криминологии и виктимологии будет:

  • служить международным беспристрастная, неполитическая и некоммерческая ассоциация чьей целью является продвижение криминологии и виктимологии в Южноазиатский регион (Афганистан, Бангладеш, Бутан, Индия, Пакистан, Мальдивы и Непал).Сюда входят продвижение образовательных программ по криминологии и виктимология, поиск работы для выпускников криминологии, создание новых центров / отделов криминологии в университеты, колледжи и исследовательские центры по виктимологии и консультировать правительства стран региона Южной Азии по вопросам политики вопросы преступности, правосудия и виктимизации.

  • работать в тесном сотрудничестве с другими национальными и международных организаций, тем самым поощряя наиболее эффективных использование имеющихся ресурсов.

  • обеспечить научный обмен среди его членов и других лиц путем сбора и распространения информация через публикации, переписку, экспонаты, региональные и международные семинары, симпозиумы, конференции и иначе.

  • советовать, поощрять, продвигать и по запросу помогать в усилиях по координации или руководству исследования, разработки и оценки, связанные с криминология и виктимология во всем регионе Южной Азии.

  • советовать, направлять и поддерживать усилия ответственных за систему уголовного правосудия и по запросу коррелируйте эти действия в Южноазиатский регион.

  • советовать, поощрять, направлять и поддерживать усилия ответственных за образование и обучение криминологов и виктимологов и профессионалов, связанных с криминологией / виктимологией (уголовное Должностные лица юстиции) и, если потребуется, сопоставить эти деятельность по всему региону Южной Азии.

Виктимология | Лэмбтон Колледж

Программа сертификата выпускника колледжа Виктимологии Онтарио предоставляет профессионалам специализированные знания и навыки в области виктимологии и оказания услуг жертвам.

Студенты развивают понимание прав потерпевших, внезапной и травматической утраты, групп потерпевших, преступности и ее воздействия на потерпевших в системе уголовного правосудия.Исследуются история и теории виктимизации с уделением особого внимания жертвам. Практический опыт работы с потерпевшими дает студентам возможность сотрудничать с агентствами по оказанию помощи жертвам в планировании, предоставлении и оценке услуг для жертв и защиты интересов. Особое внимание в курсе уделяется таким вопросам, как физическое и сексуальное насилие в детстве, насилие со стороны интимного партнера и сексуальное насилие.

См. Список курсов

Требования к поступающим

Диплом колледжа, университетский диплом или его эквивалент

Заявки на участие в этой программе не принимаются через колледжи.ок.

Если вы посещаете курсы с частичной занятостью с целью завершения программы и получения диплома, вы должны соответствовать требованиям к поступающим, указанным на странице программы. Студент обязан предоставить подтверждение приема. требования к Офису Регистратора, прежде чем он / она завершит три курса программы.

Если вы завершите программу и не будете соответствовать требованиям для поступления, вы не сможете получить ваш аттестат или диплом.

Если вы считаете, что обладаете эквивалентным уровнем знаний и хотели бы получить зачет для оценки предшествующего обучения, пожалуйста, свяжитесь с Консультации по телефону 519-542-7751 доб. 3412, по крайней мере, за две недели до начала занятий.

Список курсов

Уровень 1

Студенты должны пройти все курсы Уровня 1 до зачисления на курсы Уровня 2.

Уровень 2

Карты программы

Текущие студенты

Текущие студенты могут просматривать карты программ прошлых лет на веб-сайте mylambton.

Вам нужно будет войти в систему с вашим C # и паролем, чтобы получить доступ к карте вашей программы.

Возможности трудоустройства

Эта программа может помочь успешным выпускникам подготовиться к поиску возможностей трудоустройства в рамках, помимо прочего, оказания услуг жертвам преступлений, включая социальные услуги, защиту детей, кризисное реагирование, систему уголовного правосудия и связанные с этим области политики. к виктимизации.

Эти программы могут вам понравиться

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *