Стирает память: Мадрид стирает память – Власть – Коммерсантъ

Как избежать когнитивных расстройств после перенесенной коронавирусной инфекции: Общество: Россия: Lenta.ru

Ученые из разных стран бьют тревогу: поражение легких, почек, печени или хроническая сердечная недостаточность — далеко не единственные осложнения, вызванные коронавирусом. Довольно часто у пациентов даже спустя несколько месяцев после выздоровления проявляются когнитивные нарушения: снижение памяти, умственной работоспособности и других интеллектуальных функций. Можно ли повлиять на течение заболевания или вовсе избавиться от осложнений — в материале «Ленты.ру».

Английские и американские нейропсихологи из нескольких ведущих научных институтов, в том числе из университетов Кембриджа, Саутгемптона, Чикаго и других исследовательских центров, еще в конце прошлого года опубликовали исследование, в котором рассказали о негативном влиянии коронавируса на когнитивные способности. Как пишет Medical News, перенесенная болезнь, в частности, повлияла на умение пациентов сопоставлять слова и изображения с их значениями, а также отрицательно сказалась на возможности фокусироваться на конкретном объекте в течение определенного времени.

Выводы ученых основаны на результатах опроса более 84 тысяч человек, перенесших COVID-19 в разных формах. «Когнитивный дефицит сопоставим с тем, как если бы перенесшие коронавирус постарели на десять лет», — говорит руководитель исследования Адам Хэмпшир. Исследователи отметили, что у тех, кто переболел COVID-19 в тяжелой форме и, возможно, был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких, выявлены более серьезные нарушения, нежели у перенесших болезнь легко. Острую спутанность сознания (делирий) отмечали у переболевших коронавирусной инфекцией и исследователи из Страсбургского университета. Этот симптом наблюдался примерно у 65 процентов людей, тяжело болевших коронавирусом.

Можно ли этому противостоять? Российские медики считают, что можно.

Негативным последствиям подвержены прежде всего пациенты старшего возраста. Пожилые люди страдают расстройствами памяти и внимания чаще и в более тяжелой форме, поскольку у них имеются возрастные изменения содержания нейромедиаторов, отвечающих за когнитивные функции мозга.

С возрастом снижается темп мышления, концентрация внимания, среди пожилых пациентов значительно выше процент тех, кто страдает различными когнитивными нарушениями. Но эти заболевания не обязательно находятся в тяжелой стадии — если только COVID-19 не ускоряет их прогрессирование.

Фото: Кирилл Брага / РИА Новости

«Сам факт, что на фоне коронавируса ухудшаются когнитивные функции, больших сомнений не вызывает. Крупных научных исследований со строгой методологией пока не так много, но повседневная клиническая практика дает, к сожалению, большое число примеров, — говорит профессор кафедры нервных болезней и нейрохирургии Сеченовского университета Владимир Захаров. — В моей практике было по меньшей мере два случая, когда когнитивное расстройство начиналось после перенесенного COVID-19. Причем это были молодые люди — одной женщине было всего 47 лет».

«Проблема [когнитивных нарушений] масштабная, — подтверждает доцент кафедры нервных болезней и нейрохирургии Сеченовского университета Наталья Вахнина. — Переболевших пациентов по разным причинам очень часто волнуют такие расстройства. Это действительно последствия коронавирусной инфекции, если она протекала симптомно. Средняя или тяжелая форма заболевания практически всегда сопровождается какими-либо когнитивными нарушениями».

Фото: Константин Михальчевский / РИА Новости

К тому же COVID-19 ускоряет и, возможно, вызывает возникновение сосудистых и дегенеративных поражений головного мозга. Риск инсульта при коронавирусной инфекции повышается в десять раз по сравнению со среднестатистическим показателем. А инсульт и нейродегенеративные заболевания головного мозга — например, болезнь Альцгеймера — приводят, в свою очередь, к нарушениям внимания и памяти.

«Подход в лечении когнитивных расстройств, связанных или не связанных с COVID-19, однотипный, — говорит Владимир Захаров, — потому что сегодня мы лечим в основном последствия, но не всегда воздействуем на причины. Поэтому методика определяется главным образом тяжестью когнитивных нарушений». В тяжелой стадии когнитивных расстройств назначают препараты, угнетающие расщепление ацетилхолина в головном мозге. «Это вещество важно для запоминания и концентрации внимания, — объясняет Владимир Захаров. — На стадии нетяжелых нарушений применяются предшественники ацетилхолина — холин и лецитин». Одно из этих веществ — холина альфосцерат — способствует усилению синтеза ацетилхолина клетками мозга, что улучшает передачу импульсов в головном мозге и тем самым восстанавливает память и другие когнитивные функции. В процессе биохимических превращений холина альфосцерата в мозге образуется глицерофосфат, которое стабилизирует нервные клетки, повышает их устойчивость ко всем повреждающим факторам: воспалениям, токсическому действию вируса и др..

Именно холина альфосцерат является действующим веществом итальянского препарата «Глиатилин», который принимается внутрь и выпускается в трех видах — ампулы для инъекций, раствор для приема внутрь и капсулы. «Проведено большое число исследований этого препарата, которые показывают улучшение когнитивных функций, — говорит Наталья Вахнина.

— Показания для его применения очень широкие (имеются противопоказания, следует применять строго по назначению врача — прим. «Ленты.ру»). Это и пациенты после инсульта, и с хроническими сосудистыми заболеваниями, артериальной гипертензией, а также пациенты с когнитивными нарушениями при болезни Альцгеймера, причем не только с легкими расстройствами, но даже в стадии деменции, в сочетании с другими противодементными препаратами». По словам доктора Вахниной, пациентам, перенесшим коронавирус, назначение «Глиатилина» также оправданно, поскольку он повышает устойчивость нейронов к различным повреждающим факторам — а значит, улучшаются возможности для усиления когнитивных функций.

Фото: Константин Михальчевский / РИА Новости

«Глиатилин» помогает преодолеть последствия травмы и при повреждении мозга в результате инсульта, COVID или по какой-то другой причине. «После инсульта «Глиатилин» очень активно используется. И после COVID, я думаю, такой же эффект должен быть, поскольку процессы нейропластичности — универсальные, отмечаются при любых повреждениях мозга, — объясняет Владимир Захаров.

— Я использую этот препарат, и по данным исследований, и по моему личному опыту это лекарство показало свою эффективность».

Само лекарство отлично переносится, в том числе и пожилыми пациентами. Одной из пациенток Натальи Вахниной была 81-летняя пенсионерка, которую врач консультировала на дому. Она перенесла коронавирусную инфекцию, что в таком возрасте потенциально могло вызвать очень серьезное состояние. Поскольку у пациентки и до COVID-19 были нарушения памяти и внимания, которые не достигали выраженной степени, ей поставили начальную стадию болезни Альцгеймера, и она получала противодементные препараты. Но после перенесенной ковидной пневмонии со значительным поражением легких у нее развились такие симптомы, как спутанность сознания, повышенная сонливость (пациентка спала 23 часа в сутки), выраженная астения. Пациентка могла заснуть даже во время приема пищи. Это состояние можно было определить как делирий — спутанность сознания на фоне перенесенной ковидной инфекции. На протяжении десяти дней больная принимала «Глиатилин» внутривенно в капельной форме, затем еще в течение трех месяцев — в виде раствора.

Уже через неделю после начала капельного введения «Глиатилина» ее состояние значительно улучшилось. Через месяц ушла сонливость, а память вернулось к доковидному уровню спустя полгода.

«Препарат хорошо переносится и эффективен при лечении когнитивных расстройств и у пожилых, и у молодых пациентов, — говорит Наталья Вахнина. — По причине безопасности и эффективности «Глиатилин» является одним из самых используемых препаратов при лечении когнитивных расстройств разной тяжести».

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram

Помнить или забыть? Как украинцам «стирают» память о Второй мировой войне

Украина отмечает 76-ю годовщину освобождения республики от нацистов. Вот только президент Зеленский даже не нашел время, чтобы возложить цветы к могиле Неизвестного солдата. Но торжества все же были, их организовала «Оппозиционная платформа – За жизнь». Как официальный Киев делает все, чтобы украинцы забыли правду о Второй мировой войне?

20 человек с цветами и флагами в руках – так на Украине отметили общенациональный праздник – День освобождения от фашистских захватчиков.

Патриотическую акцию в Закарпатье организовала «Оппозиционная платформа – За жизнь».

«Мы сегодня ощущаем не только где-то из информационных сообщений СМИ, но и в Украине, как нацизм поднимает голову, как люди, которые когда-то стреляли в спину советским Вооруженным силам, которые убивали граждан Украины, находящихся в составе Красной армии, сегодня пытаются показать, что это они освободили Украину, это они совершили подвиг. Тем самым пытаются всячески цинично переписать нашу историю. И мы не должны этого допустить», – заявляет народный депутат Украины, глава политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктор Медведчук.

Вспомнила про значимую дату далеко не вся Украина. Владимир Зеленский граждан с праздником поздравил, но цветов не возлагал – перепоручил заместителям.

«Он ведет себя абсолютно парадоксально относительно того, как он вел себя во время избирательной кампании. Были замечательные фотографии его на фоне могилы, упоминал, что дед был советским офицером.

После того, как он был избран, его поведение радикально поменялось. Он стал стесняться обсуждать вопросы, касающиеся Великой Отечественной войны. Сегодня он показал свое отношение», – говорит руководитель экспертной группы научного центра Евразийской интеграции Олег Ногинский.

А вот – отношение ветеранов Великой Отечественной. Пришли почтить память бойцов Красной армии, несмотря на COVID-19. Помнят, чего стоила эта свобода.

«Освобождение Украины 28 октября 1944 года – одна из важнейших дат в истории Великой Отечественной войны. Можно поставить ее наравне и со Сталинградским сражением, и с Белорусской стратегической операцией. Со многими операциями. Потому что Украина – это крупный промышленный центр, и не следует забывать, что это житница Советского Союза. Она была очень важна и нужна для нашей страны», – отмечает военный историк, эксперт РВИО Никита Буранов.

700 разрушенных городов, десятки тысяч испепеленных сел и хуторов. Разгромлено свыше 16 тысяч промышленных предприятий. Больше двух миллионов украинцев были вывезены немцами в рабство и в концлагеря.

Бои на территории Украины шли с 1941 по 1944 год. Погибли больше 3 миллионов советских солдат и офицеров.

28 октября остается памятным днем, но вот общенациональным ли? Помнить или забыть, каждый житель Незалежной теперь, видимо, решает сам.

Ученые: корь может отбить память у иммунной системы

  • Джеймс Галлахер
  • корреспондент Би-би-си по вопросам науки и здоровья

Автор фото, SPL

Вирус кори может стирать память иммунной системы человека, делая его уязвимым даже к заболеваниям, к которым у него уже был иммунитет. К такому выводу пришли независимые группы исследователей.

Корь может вернуть иммунную систему в «детское» состояние, ослабляя способность организма бороться с другими заболеваниями.

Эксперты говорят, что выводы ученых подчеркивают важность своевременной вакцинации.

Что такое корь?

Первичные симптомы заболевания — насморк, чихание и высокая температура.

Через несколько дней у больного появляется сыпь — сначала на лице, а потом и по всему телу.

В большинстве случаев больные выздоравливают, но иногда корь вызывает серьезные осложнения, которые могут проявляться на протяжении всей жизни. Возможен и смертельный исход, особенно на фоне таких осложнений как пневмония или энцефалит.

По некоторым оценкам, ежегодно во всем мире от кори умирает 110 тысяч человек.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Сыпь по всему телу — самый заметный симптом кори

Кто проводил исследования?

Исследования основывались на результатах проб крови, взятых в 2013 году у не привитых детей из протестантской общины в Нидерландах.

Образцы крови брались дважды с промежутком в два месяца: до и после эпидемии кори.

Образцы независимо друг от друга исследовали три группы ученых. Команда профессора Стивена Эллиджа и доктора Майкла Мина из Гарварда изучила 77 образцов с помощью технологии VirScan, которая по крови определяет, какими вирусами переболел человек.

Второе исследование проводила команда ученых из Амстердама под руководством доктора Колина Расселла. Они изучили 26 образцов крови детей, заболевших корью.

Третье проводилось в британском Институте Сенгера.

Особое внимание ученые уделили антителам — белковым соединениям, которые атакуют чужеродные вредоносные вещества и микроорганизмы, — и лейкоцитам, которые вырабатывают эти антитела.

Как корь влияет на иммунную систему?

Иммунная система помнит, с какими вирусами ей доводилось бороться.

Часть этой информации хранится в B-клетках памяти. Эти долгоживущие клетки запоминают антигены, с которыми боролся организм, и в случае появления того же вируса быстро обеспечивают иммунный ответ.

Как выяснилось, вирус кори способен заражать и уничтожать именно клетки памяти, вызывая иммунную амнезию.

Гарвардской команде при помощи инструмента VirScan удалось создать детализированную картину иммунной системы детей до и после заражения корью.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Антитела представляют собой Y-образные белковые соединения, которые прикрепляются к бактерии или вирусу, а затем убивают или обезвреживают их

Оказалось, что после заражения корью набор антител в организме детей уменьшился примерно на 20%, а у одного ребенка с серьезным заболеванием — на 73%.

«За несколько недель корь наносит иммунной системе ущерб, сопоставимый с первыми десятью годами нелеченой ВИЧ-инфекции. Таков ущерб имунной памяти», — сказал в разговоре с Би-би-си доктор Майкл Мина.

Насколько это серьезно?

Антитела имеют разные свойства. Одни из них вносят незначительный вклад в борьбу с антигеном и эффективны только в большом количестве.

Другие же способны полностью нейтрализовать нежелательного пришельца. «Если вы лишились вот этих антител, то у вас большие неприятности», — говорит профессор Эллидж.

По сути это дело случая, но чем больше антител пропадает, тем выше шанс остаться без жизненно важных.

Ученые установили это на примере одного важного антитела, нейтрализующего респираторно-синцитиальный вирус, которое после кори исчезло у некоторых детей.

Корь оказалась опаснее, чем считали ранее, говорит профессор Эллидж: «Число летальных исходов, косвенно связанных с корью из-за иммунной амнезии, может быть в пять или более раз выше, чем от самой кори».

По мнению ученых, наибольшую опасность заболевание корью представляет в регионах Африки к югу от Сахары, где из-за постоянного недоедания иммунная система у детей особенно уязвима.

Ученые не установили максимальную долю антител в иммунной системе, которая может исчезнуть из-за кори. Гарвардская команда полагает, что в Африке эта доля может превышать 90%.

«Это самые опасные случаи», — говорит доктор Мина.

Как корь осложняет борьбу с новыми инфекциями?

Кроме B-клеток памяти, существуют собственно B-клетки, которые также называют наивными B-лимфоцитами. Именно на них мы полагаемся в борьбе с болезнями, которыми заразились впервые.

«Они как дополнительный слой брони», — объясняет доктор Велислава Петрова из Института Сенгера.

В ходе своего исследования, опубликованного в журнале Immunology, Петрова проанализировала образцы крови 26 детей и тоже пришла к выводу, что корь стирает память о прошлых заболеваниях.

Но ее исследование показало, что вирус влияет и на наивные B-лимфоциты.

У этих клеток от природы перестроена ДНК — этот процесс называется соматической рекомбинацией. Это помогает иммунной системе производить большой ассортимент антител и увеличивает шансы на победу над впервые встреченной болезнью.

Автор фото, Getty Images

У детей ассортимент антител очень невелик, с возрастом он увеличивается.

Корь словно обнуляет иммунную систему, оставляя организму только небольшой набор антител.

«Вирус кори устраняет клетки памяти, которые организм создает в ответ на столкновение с патогенами. Кроме того, он возвращает иммунную систему в младенческое состояние, когда возможности борьбы с новыми патогенами ограничены», — говорит доктор Петрова.

Сколько длится эффект?

Ученые из Гарварда и Института Сенгера в своих работах фокусировались на последствиях заражения корью, возникающих сразу после болезни.

Некоторые ответы на вопрос, что происходит в долгосрочной перспективе, можно найти в другой публикации журнала Science от 2015 года.

Авторы исследования изучили статистику летальных случаев в богатых странах и выяснили, что дети особенно подвержены смертельным заболеваниям в течение двух-трех лет после заражения корью.

Это говорит о том, что для полного восстановления иммунной системы может потребоваться много времени.

В бедных странах, где болезни распространяются легче, сроки восстановления могут быть еще более длительными, полагают ученые.

Как бороться с корью?

Есть два ответа на этот вопрос, и оба — вакцинация.

Прививка — например, комплексной вакциной против кори, краснухи и паротита (MMR) — почти полностью исключает риск заражения корью.

Но если иммунная система уже разрушена корью, то, как считают исследователи, переболевшим желательно снова сделать детские прививки от различных болезней.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

MMR — комбинированная вакцина против кори, эпидемического паротита и краснухи

Существуют ли другие формы иммунной памяти?

Да. В исследованиях Гарварда и Института Сенгера рассматривались только антитела и В-клетки, которые их продуцируют, но есть также не менее важные Т-клетки памяти.

Корь может заразить и Т-клетки, но исследования о том, что с ними происходит, еще не проводились.

«У нас есть интересные, но неподтвержденные данные, что на Т-клетки корь действует очень похожим образом», — сказал доктор Мина.

Что говорят эксперты?

Президент Британского общества иммунологов профессор Арне Акбар назвал исследования высококлассными и доскональными.

Он особо подчеркивает значимость вывода о том, что вакцина MMR, которая содержит ослабленный вирус кори, не вызывает иммунную амнезию.

«Очень важно убедиться, что вы и ваши дети привиты от кори», — говорит Арне Акбар.

Представитель британского отделения ЮНИСЕФ Лиам Соллис с этим полностью согласен.

«Уровень вакцинации в Британии падает, недавно мы потеряли статус страны, свободной от кори, так что эта болезнь становится миной замедленного действия. Вакцинирование — это самая безопасная и эффективная профилактическая мера против опасных инфекционных заболеваний», — говорит он.

Ученые выяснили, что корь «стирает» иммунную память организма — Российская газета

Те, кто переболел корью, защищены от этой болезни на всю жизнь. Но в то же время у этой защиты слишком высокая цена: корь стирает иммунную память организма и делает его уязвимым к другим болезням. Таков вывод двух новых исследований, опубликованных в Science и Science Immunology.

По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно от кори умирает более 100 000 человек, большинство из которых — дети в возрасте до пяти лет. И это несмотря на то, что с 1960-х годов проводится вакцинация.

Причем недавние исследования показали, что вирус кори не только убивает своих жертв напрямую.

Выяснилось, что переболевшие корью более восприимчивы к другим опасным инфекционным заболеваниям, причем даже спустя два-три года после выздоровления.

Но что приводит к ослаблению иммунитета, до сих пор было плохо изучено.

Два новых исследования предоставляют убедительные доказательства к ранее выдвинутой гипотезе: вирус кори губительно воздействует на иммунную систему и приводит к амнезии иммунитета. Другими словами: уничтожая определенные клетки, вирус заставляет иммунитет забывать о патогенах в прошлом.

В обеих работах ученые исследовали кровь 77 детей, принадлежащих к религиозному сообществу в Нидерландах. Члены общины не вакцинируют своих детей. Тем не менее, они дали согласие на участие в исследованиях: у детей взяли кровь до и после местной вспышки кори.

Благодаря новому методу молекулярной биологии (VirScan) исследователи смогли обнаружить в крови детей специфические антитела, которые возникали в результате столкновения с тысячами различных вирусов. Однако эта система защиты дала сбой после кори: переболевшие корью дети потеряли от 11 до 73% этих антител.

Аналогичные результаты были получены в экспериментах с макаками, у которых тоже изучали разнообразие антител через пять месяцев после заражения корью. Исследователи называют это явление амнезией иммунитета: организм забыл, как он должен реагировать на известные патогены. У детей, получивших вакцину против кори, такой иммуноамнезии не обнаружили.

Но как вирус кори влияет на разнообразие антител? Исследовательская группа Колина Рассела из Амстердамского университета (Нидерланды) выяснила, что после кори у детей уменьшалось количество так называемых В-лимфоцитов, которые отвечают за выработку антител и помнят прежние атаки разных патогенов.

Таким образом, исследователи заключают: вакцинация против кори важна не только для борьбы с вирусом, это в том числе и способ поддержать иммунитет и предотвратить иммунную амнезию.

Доцент кафедры эпидемиологии Кипшакбаев: Из-за Covid-19 обоняние не теряется, но вирус стирает память о запахах



Доцент кафедры эпидемиологии, биостатистики и доказательной медицины Высшей школы общественного здравоохранения Рафаиль Кипшакбаев назвал причины отсутствия обоняния при коронавирусе, сообщает МИА «Казинформ».

«Вирус нейротропный, он поражает нервную ткань. Основные осложнения: потеря вкуса, слуха, выпадение волос. Обоняние не теряется. Вирус инактивирует рецепторы, которые идут к коре головного мозга. Он стирает память о запахах. Вы их чувствуете, но не знаете, что это. Восстановление очень индивидуально. Единственное, что сейчас придумали – нюхать разные эфирные масла, тренируя обоняние, чтобы мозг вспоминал запахи», – рассказал Рафаиль Кипшакбаев.

Он также дал рекомендации тем, кто ещё не заболел и тем, кто уже почувствовал симптомы болезни.

«Не паниковать. Воздействие психосоматики никто не отрицал. Начнёте паниковать и сами себя накручивать – станет хуже. При лёгкой форме – обильное питье, исключая сладкие и газированные напитки и алкоголь. Чай, вода, морс, компот. Температуру сбиваем, только если она поднимается выше 38 градусов. Это – золотое правило. Сбиваем парацетамолом или ибупрофеном. Казалось бы, парацетамол – простейший препарат. Но в одной таблетке парацетамола – 0,5 грамма. А 4 грамма парацетамола – серьёзный удар по печени», – отметил врач.

Читайте также: Потеря обоняния и вкуса при коронавирусе: чем симптомы отличаются от простуды и гриппа

Рафаиль Кипшакбаев посоветовал казахстанцам для профилактики и лечения Covid-19 хорошо питаться, а также приобрести пульсоксиметры.

«Питайтесь полноценно. Это не доказательный совет, но я вижу по опыту: те, кто пьёт бульон, сорпу, выздоравливают быстрее. Обязательно имейте дома пульсоксиметр, который измеряет сатурацию крови кислородом. По протоколу 93% – показания к госпитализации. Делайте простейшую дыхательную гимнастику – десять глубоких вдохов-выдохов несколько раз в день. Пейте поливитамины. Накоплены знания о том, что витамин D и цинк смягчают течение этой болезни», – заключил Рафаиль Кипшакбаев.

Время не стирает память… — РИА Новости, 03.03.2020

https://ria.ru/20120423/632917953.html

Время не стирает память…

Время не стирает память… — РИА Новости, 03.03.2020

Время не стирает память…

Видеомост Москва – Ереван на тему: «Время не стирает память…». Мероприятие проводится в преддверии Дня памяти жертв геноцида армянского народа, который традиционно отмечается 24 апреля.

2012-04-23T14:00

2012-04-23T14:00

2020-03-03T20:24

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn23. img.ria.ru/images/sharing/article/632917953.jpg?6329146291583256268

россия

ереван

москва

армения

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2012

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Время не стирает память…

Время не стирает память…

2012-04-23T14:00

true

PT71M55S

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

россия, ереван, москва, видео, эфир , армения

14:00 23.04.2012 (обновлено: 20:24 03.03.2020)

Видеомост Москва – Ереван на тему: «Время не стирает память…». Мероприятие проводится в преддверии Дня памяти жертв геноцида армянского народа, который традиционно отмечается 24 апреля.

Учёные открыли эффект кори стирать память иммунной системы

В Нидерландах провели сразу два исследования среди детей, не получивших прививку от кори по религиозным соображениям. Речь идёт о детях верующих из ортодоксальной протестантской общины. Как оказалось, их иммунная система утратила память о прошлых болезнях, что означает сниженную защиту от новых инфекционных заболеваний. Корь способна ослабить защиту от тех болезней, от которых защищает вакцина, то есть если заболевание проявится, то есть повышенный риск заболеть дифтерией, туберкулёзом или гриппом. Сделанные исследователями выводы дают ещё один повод задуматься о том, чтобы получить прививку от кори.

Исследование гарвардских учёных было основано на изучении образцов крови 77 детей, не получивших прививку. Исследователи анализировали состояние иммунной системы на двух этапах – до заражения корью в 2013 году и спустя два месяца после заражения. Как оказалось, минимум десятая часть, а максимум три четверти защитных антител у пациентов было уничтожено вирусом. Тем самым был повышен риск заражения болезнью, к штаммам которой ранее отмечалась невосприимчивость.

Один из авторов исследования, результаты которого опубликованы в одном из научных изданий, провел интересную аналогию. Он уподобил иммунитет человека со сборником фотографий опасных преступников. Повреждённый иммунитет подобен частично уничтоженным фотографиям, по которым сложно опознать людей.

В рамках исследования ученые проверили и других детей – тех, которые получили прививку от кори. Как оказалось, у них показатель антител был на прежнем уровне.

Свою лепту внесли и ученые из Кембриджского университета. Они провели генетическое секвенирование, изучая В-клетки иммунной системы человека, отвечающие за выработку антител. Были исследованы образцы, взятые у 26 детей без прививок от кори. Учёные установили, что клеток памяти, ответственных за борьбу с определенными болезнями, нет. Что касается В-клеток, то их оставалось очень мало. Это привело к тому, что иммунная система «скатилась» в незрелое состояние. Учёный, возглавлявший исследовательскую работу, охарактеризовала это явление как «иммунная амнезия» – организм попросту не помнит, как ему реагировать на ранее известные инфекции.

Явление подавления корью иммунной системы не ново. О нем узнали еще более века назад – в 1908 году. Тогда ученый из Австрии Клеменс фон Пирке заметил, что после заражения корью больной туберкулезом ребенок получил отрицательный результат.

В 2015 году в одном из тематических научных изданий вышла статья Майкла Мины на тему связи болезней и эпидемий кори. Он рассматривал разные страны, где отмечались такие вспышки и заметил, что в течение пяти лет после каждой вспышки дети чаще заболевали инфекционными заболеваниями и умирали. Таким образом, именно вирус кори является вероятной причиной летальных исходов от инфекционных болезней кроме кори в половине всех таких случаев.

Результаты исследования прокомментировал инфекционист и иммунолог Ян В. Липкин. Врач отмечает, что оно позволяет изучить картину иммунологического дефицита, возникающего после кори, что интересует ученых на протяжении целого века. Он также подчеркивает, что результаты исследования указывают на важность вакцинации, становясь дополнительным аргументом «за». В то же время предполагать, что эти данные повлияют на текущее положение дел в сфере вакцинации не стоит, отмечает врач, называя такие решения нерациональными.

границ | Имплантаты мозга, чтобы стереть воспоминания

Имплантируемые устройства в мозг могут восстановить функциональную связь в нервных цепях, нарушенных при большой депрессии, обсессивно-компульсивном расстройстве и других психических расстройствах. Наиболее часто используемым устройством этого типа является глубокая стимуляция мозга (DBS) (Benabid, 2007; Lozano and Lipsman, 2013). Другие нейронные имплантаты могут восстанавливать или улучшать определенные нервные функции, утраченные или нарушенные в результате черепно-мозговой травмы, инфекции или других повреждений. мозг.Одним из примеров является протез гиппокампа (Berger et al., 2011; Hampson et al., 2013). Это сложный набор электродов, имплантированных в область, включающую связи между гиппокампом и энторинальной корой. Хотя он все еще находится на экспериментальной стадии, протез гиппокампа может восстановить способность кодировать новые воспоминания для людей с повреждениями в этой области мозга.

Может ли устройство, имплантированное в мозг, вместо создания новых воспоминаний стирать закодированные, консолидированные и реконсолидированные воспоминания? DBS может модулировать дисфункциональные цепи, опосредуя сенсомоторную, когнитивную и эмоциональную обработку.Теоретически этот или подобный метод стимуляции может выборочно стереть память о патологическом страхе путем инактивации нейронов и возбуждающих синапсов, составляющих след памяти. Это может нарушить повторную консолидацию памяти, хранящейся в мозгу в виде информации. Удаление воспоминаний о страхе, определенных как источник тревоги, паники, фобии и посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), может быть эффективным лечением, когда они не реагируют на другие методы лечения (Pitman, 2015).

Нейробиологи могут использовать ПЭТ или фМРТ для измерения изменений нейронной активности и синаптических связей после манипуляций с нейронными цепями, связанными с различными системами памяти.Нейровизуализация может подтвердить стирание следов памяти на основе этих изменений. Гипотетически электрическая стимуляция от имплантируемого устройства, такого как DBS, может снизить активность нейронов, составляющих эмоционально заряженный след памяти, лежащий в основе условных реакций на отталкивающие стимулы, и позволить субъекту отучиться от патологического поведения. При упомянутых мною психических расстройствах эмоциональное представление или след воспоминаний о тревожном или травмирующем событии остается встроенным в мозг за пределами какой-либо краткосрочной адаптивной функции. Это нарушает сеть памяти, регулирующую страх, и приводит к патологическому мышлению и поведению (Parsons and Ressler, 2013). Тревога, паника, фобия и посттравматическое стрессовое расстройство — это расстройства памяти , содержание , связанные с эмоциональным представлением памяти. Они отличаются от различных форм амнезии, которая представляет собой нарушение памяти и (Копельман, 2002). Проблема не в неспособности формировать воспоминания, а в неспособности их погасить.

Источником этих нарушений является гиперактивность базолатеральной миндалины сети памяти о страхе.Это происходит, когда негативное эмоциональное воспоминание о пугающем опыте или серии таких переживаний формируется и закрепляется в мозгу в процессе консолидации и повторной консолидации. Одна из теорий консолидации памяти о страхе после травмирующего опыта заключается в том, что память встраивается в миндалину из-за выброса норадреналина в ответ на стрессовую реакцию субъекта на этот опыт. Память более прочно закрепляется в этой области мозга благодаря поведению, в ходе которого субъект учится связывать отталкивающий стимул с условным стимулом. Воспоминания должны постоянно обновляться, чтобы они сохранялись в мозгу. Обновление воспоминаний заключается в их повторном объединении после извлечения. Этот процесс служит адаптивной цели, позволяя субъекту создавать информацию в мозгу, соответствующую текущим и будущим обстоятельствам (Nader et al., 2000; Nader and Einarsson, 2010). Одна из целей исследования памяти состоит в том, чтобы помешать повторному уплотнению во время или сразу после извлечения, чтобы ослабить или стереть травмирующий след памяти. Воспоминания неустойчивы и подвержены изменениям в это время.Психиатр Роджер Питман объясняет, как будет происходить этот процесс: «Для успешной блокады реконсолидации или обновления необходимы два шага. Во-первых, необходимо дестабилизировать проблемную память. Во-вторых, его повторная стабилизация (реконсолидация) должна быть предотвращена или изменена (обновлена) »(Pitman, 2011, стр. 2, 2015). Фармакологическое вмешательство — один из способов нарушить процесс повторной консолидации. В нескольких исследованиях антагонист бета-адренорецепторов пропранолол ослаблял эмоционально заряженное содержимое травматической памяти у ряда субъектов (Pitman et al., 2002; Киндт и др., 2009; Soeter and Kindt, 2015). Тем не менее, если наркотик ослабляет, но не стирает эмоциональную репрезентацию воспоминаний, определенные стимулы могут реактивировать его эмоционально заряженное содержание. Это могло вернуть психопатологию.

Другой и потенциально более эффективный способ блокирования повторной консолидации — это искоренение эмоциональной репрезентации воспоминаний. В принципе, некоторые лекарства могут блокировать повторную консолидацию памяти о страхе, блокируя синтез белка в базолатеральной миндалине, где находился след памяти.Во время извлечения инфузия ингибитора синтеза белка, такого как анизомицин, в эту область мозга может нарушить реконсолидацию и эффективно стереть следы памяти (Schacter and Loftus, 2013). Это или подобное действующее лекарство также будет мешать долгосрочному потенцированию (LTP) и белку, связывающему элемент циклического ответа (CREB) фактора транскрипции, который регулирует синтез белка при формировании и сохранении воспоминаний. Если бы они были эффективными, эти процессы исключили бы возможность повторения повышенной эмоциональной реакции на стимулы, связанные со следом памяти, потому что в мозгу больше не было бы никаких следов (Agren et al., 2012).

Основной проблемой фармакологического стирания памяти является избирательность этого вмешательства. Многие воспоминания о пугающих переживаниях адаптируются и имеют решающее значение для выживания, потому что они позволяют нам распознавать угрожающие ситуации и соответствующим образом реагировать на них. Не все воспоминания о страхе патологичны или дезадаптивны. Из-за распределенного и недискриминационного воздействия психотропных препаратов лекарство, предназначенное для стирания следов, может иметь непреднамеренный расширяющий эффект и нарушать нормальные функции системы памяти о страхе.Препарат, введенный в мозг, может изменить как целевые, так и нецелевые ядра в лимбической системе и изменить нормальную эмоциональную обработку. Это может вызвать новую психопатологию.

Более сфокусированное действие глубокой электрической стимуляции мозга нейронов и синапсов в пределах трассы памяти могло бы помочь преодолеть проблему избирательности. Прямая стимуляция этих составляющих следа на критической частоте может нейтрализовать эффекты LTP, CREB и синтеза белка на постоянство памяти.Он может устранить любые препятствия на пути к дестабилизации и удалению памяти как информации, хранящейся в мозгу. Кроме того, точно воздействуя на нейроны в пределах трассы, электрическая стимуляция может снизить риск расширения эффектов на адаптивные воспоминания о страхе и положительные эмоциональные воспоминания. В сочетании с нейромодулирующим действием способность DBS исследовать цепи и узлы внутри этих цепей позволит исследователям отслеживать его влияние на критические нейроны и синапсы (Lozano and Lipsman, 2013).Это может предотвратить неблагоприятные эффекты расширения нейронов и синапсов, не связанные с проблемной памятью. Низкочастотная глубокая электрическая стимуляция мозга может ограничиваться только ослаблением эмоционального содержания следа памяти. Результат стимуляции будет аналогичен эффекту пропранолола, потому что он не устранит это содержание. Высокочастотная стимуляция может выборочно инактивировать нейроны и синапсы в базолатеральной миндалине, идентифицированной как локусы патологического следа памяти страха, нарушить реконсолидацию памяти и стереть ее.В отличие от термоэлектрической и радиочастотной нервной абляции, электрическая стимуляция может стереть след, не разрушая ткань мозга.

Проблема избирательности — это проблема локализации. Главный вопрос заключается в том, будет ли конкретная дезадаптивная память о страхе локализована в достаточной степени, чтобы DBS стер ее, оставив при этом адаптивные воспоминания о страхе нетронутыми. Одна из гипотез, которая могла бы поддержать идею выборочного стирания дезадаптивной памяти о страхе, заключается в том, что функциональная визуализация может выявить более высокие уровни активации в ядрах, связанных с этой памятью, когда субъекта просили вспомнить травматический опыт как его источник (Pitman et al. ., 2002; Питман, 2015). DBS может нацеливаться на эти ядра для инактивации и стирания.

Даже если визуализация показала локальную метаболическую гиперактивацию в ядрах, связанных с памятью, есть вопросы о том, может ли DBS ее инактивировать. Хотя многие исследования подтвердили нейромодулирующий эффект DBS, механизмы действия этого метода до конца не изучены. DBS увеличивал метаболизм глюкозы в энторинальной коре у группы пациентов с эпилепсией и улучшал обучение и пространственную память (Sulthana et al., 2012; Fell et al., 2013). Точно так же усиление метаболизма в своде с помощью DBS может быть способом улучшения памяти при легкой форме болезни Альцгеймера (Lozano et al., 2016). Цель использования DBS для улучшения определенных типов памяти в этих исследованиях контрастирует с целью использования DBS для стирания других типов памяти. Для улучшения памяти потребуется активировать метаболически неактивные ядра, связанные с LTP, CREB и синтезом белка. Стирание памяти потребует подавления метаболически сверхактивных ядер, связанных с этими же процессами. Второй механизм в некоторых отношениях может быть похож на модулирующие эффекты высокочастотного DBS на метаболически сверхактивные цепи при резистентной к лечению депрессии (Mayberg et al., 2005). Однако одно существенное различие между DBS для депрессии и DBS для стирания памяти состоит в том, что цель во втором случае будет более дискретной. Усиливает ли DBS память или стирает ее, будет зависеть от частоты электрического тока, подаваемого к целевым ядрам, и его воздействия на нейроны, составляющие след памяти.

Хотя прямая стимуляция гиппокампа и медиальных височных долей может нарушить эпизодическую память (Merkow et al., 2017), неясно, будет ли стимуляция иметь такие же эффекты при инактивации памяти о страхе. Поскольку это гипотетически и связано со многими открытыми нейрофизиологическими вопросами, следует с должной осмотрительностью предлагать DBS как метод избирательного стирания памяти. Тем не менее, с повышением уровня точности, в принципе возможно, что это может быть новое приложение DBS в ближайшем будущем.

Предположим, что исследователи могли бы использовать электрическую стимуляцию от устройства, имплантированного в мозг, чтобы стереть не только патологические воспоминания о страхе, но и менее эмоционально заряженные воспоминания о тревожных переживаниях. Если эмоциональная репрезентация некоторых из этих воспоминаний была локализована в дискретных лимбических ядрах, критические нейроны и возбуждающие синапсы могли быть инактивированы, а след памяти стирался с помощью DBS, должно ли это быть?

Запоминание ошибочных решений и действий может преследовать человека годами и сделать его нерешительным при выборе между альтернативным курсом действий в настоящем и будущем.Однако воспоминания об этих ошибках и более эмоционально тревожных переживаниях необходимы для развития характера и морального роста. Они способствуют этому развитию и росту, вызывая моральные эмоции раскаяния и сожаления. Они также позволяют нам размышлять о наших мотивационных состояниях при формировании и выполнении планов действий, которые способствуют благоразумию и моральной чуткости по отношению к другим. Тревожные воспоминания могут ограничивать принятие решений, которые необходимы для эффективного рационального и нравственного выбора.Удаление нескольких тревожных воспоминаний не может подорвать и не помешать развитию и осуществлению этих способностей. Однако стирание более широкого набора воспоминаний может ослабить свободу воли и оказать пагубное влияние на поведение. Умственная способность объединять как положительные, так и отрицательные эпизодические воспоминания в единую автобиографию также позволяет создавать из них смысл. Удаление более критического количества воспоминаний может нарушить психологическую связь и непрерывность, которые составляют личную идентичность, переживание сохранения во времени одного и того же человека (Parfit, 1984; Tulving, 2002).Эпизодические и эмоциональные воспоминания имеют решающее значение для свободы воли и идентичности. Неизвестно, может ли удаление некоторых из этих воспоминаний повлиять на эти два фундаментальных аспекта человеческого опыта и причинить вред.

Исследования по манипулированию содержанием памяти были ограничены моделями на животных. Психиатрическим исследователям придется решить множество теоретических и технических проблем, чтобы перейти от исследований на животных к исследованиям, проводимым впервые на людях. Функциональная нейровизуализация будет иметь решающее значение для выявления изменений в активности мозга, коррелирующих с ослаблением или стиранием следов памяти на нейрональном и синаптическом уровнях.Самый важный вопрос — можно ли изменить критические нейроны на локальном, дискретном уровне. Идея стирания определенного патологического воспоминания о страхе с помощью DBS или аналогичных имплантируемых устройств электростимуляции все еще остается спекулятивной. Тем не менее, это может стать способом лечения того, что в настоящее время является устойчивым к лечению психическим расстройством содержания памяти.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Агрен Т., Энгман Дж., Фрик А., Бьоркстранд Дж., Ларссон Э.-М., Фурмарк Т. и др. (2012). Нарушение реконсолидации стирает след памяти страха в миндалине человека. Наука 337, 1550–1552. DOI: 10.1126 / scince.1223006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бергер, Т., Хэмпсон, Р., Сонг, Д., Гунавардена, А., Мармареллис, В., и Дедвайлер, С. (2011). Корковые нейропротезы для восстановления и улучшения памяти. J. Neural Eng. 8: 04697. DOI: 10.1088 / 1741-2560 / 8/4/046017

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фелл, Дж., Старезина, Б., ДоЛам, А., Видман, Г., Хельмштадтер, К., Элджер, К., и др. (2013). Модуляция памяти слабой синхронной стимуляцией глубокого мозга: пилотное исследование. Стимул мозга. 6, 270–273. DOI: 10.1016 / j.bs.2012.08001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэмпсон, Р., Сонг, Д., Оприс, И., Сантос, Л., Шин, Д., Герхард, Г. и др. (2013). Облегчение кодирования памяти в гиппокампе приматов с помощью нейропротеза, который способствует возбуждению нервных импульсов при выполнении конкретной задачи. J. Neural Eng . 10: 066013. DOI: 10.1088 / 17412560/10/6/066013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Киндт, М., Soeter, M., и Vervliet, B. (2009). За гранью вымирания: стирание человеческих реакций страха и предотвращение возвращения страха. Нац. Neurosci. 12, 256–258. DOI: 10.1038 / nn.2271

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lozano, A., Fosdick, L., Chakravarty, M., Leoutsakos, J.-M., Munro, C., Oh, E., et al. (2016). Фаза II исследования стимуляции глубокого свода мозга при легкой форме болезни Альцгеймера. J. Alzheimers. Дис. 54, 777–787. DOI: 10.3233 / JAD-160017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майберг, Х., Lozano, A., Voon, V., McNeely, H., Seminowicz, D., Hamani, C., et al. (2005). Глубокая стимуляция мозга при устойчивой к лечению депрессии. Нейрон 45, 651–660. DOI: 10.1016 / j.neuron.2005.02.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мерков, М., Берк, Дж., Рамайя, А., Шаран, А., Сперлинг, М., и Кахана, М. (2017). Стимуляция средней височной доли человека между обучением и воспроизведением выборочно усиливает забывание. Стимул мозга. 10, 645–650. DOI: 10.1016 / j.brs.2016.12.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Надер К., Шафе Г. и Леду Дж. (2000). Воспоминания о страхе требуют синтеза белка в миндалине для повторного уплотнения после извлечения. Природа 408, 722–726. DOI: 10.1036 / 35021052

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парфит Д. (1984). Причины и лица . Оксфорд: Clarendon Press.

Google Scholar

Питман Р.К., Сандерс, К. М., Зусман, Р. М., Хили, А. Р., Чина, Ф., Ласко, Н. Б. и др. (2002). Пилотное исследование вторичной профилактики посттравматического стрессового расстройства с помощью пропранолола. Biol. Психиатрия 51, 189–192. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (01) 01279-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сотер, М., Киндт, М. (2015). Резкая трансформация фобического поведения после воздействия амнезиального средства после извлечения. Biol. Психиатрия 78, 880–886.DOI: 10.1016 / j.biopsych.2015.04.06

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sulthana, N., Haneef, Z., Stern, J., Mukamel, R., Behnke, E., Knowlton, B., et al. (2012). Улучшение памяти и глубокая стимуляция энторинальной области мозга. N. Engl. J. Med. 366, 502–510. DOI: 10.1056 / NEJMoa107212

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стереть травмирующие воспоминания, возможно, однажды станет возможным благодаря новому открытию

Команда обнаружила, что мухи, содержащиеся в темноте, не могут сохранять предустановленную долговременную память. Это было связано с отсутствием высвобождения белка-диспергирующего фактора (Pdf), что, в свою очередь, приводит к тому, что в центре памяти мозга мухи не вырабатывается белок, связывающий элемент ответа цАМФ (CREB). Предоставлено: Токийский столичный университет

.

Показано, что свет окружающей среды влияет на сохранение травматической долговременной памяти у мух.

Ученые из Токийского столичного университета обнаружили, что мух Drosophila теряют долговременную память (LTM) о травмирующем событии, когда их держат в темноте, что является первым подтверждением того, что свет окружающей среды играет роль в поддержании LTM.Команда также определила конкретный молекулярный механизм, ответственный за этот эффект. Как известно, LTM трудно стереть; эта работа может привести к новым методам лечения для страдающих травмой, возможно, даже к стиранию изменяющих жизнь травматических воспоминаний.

Невозможно вспомнить все, что с нами происходит за день. Но особенно шокирующее событие может быть закреплено в нашей долговременной памяти (LTM), в результате чего синтезируются новые белки и модифицируются нейронные цепи в нашем мозгу.Такие воспоминания могут иметь разрушительные последствия для жертвы, потенциально вызывая посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Однако с физиологической точки зрения сохранение памяти — далеко не тривиальный процесс; требуется активное обслуживание, чтобы сохранить изменения, защищая от постоянной перестройки клеток и обновления живого организма. Несмотря на важность понимания того, как память работает в мозге, механизм, с помощью которого это происходит, еще не изучен и является сегодня ключевой темой для нейробиологии.

Хорошо известно, что свет, особенно цикл дня и ночи, играет важную роль в регулировании физиологии животных.Примеры включают циркадный ритм, настроение и познание. Но как насчет долговременной памяти? Таким образом, группа под руководством профессора Такаоми Сакаи из Токийского столичного университета приступила к изучению того, как воздействие света влияет на память дневных плодовых мух Drosophila . В качестве примера долговременной памяти или травмы они использовали парадигму кондиционирования ухаживания , где самцы мух подвергаются воздействию уже спарившихся самок. Известно, что спарившиеся самки невосприимчивы и оказывают давление на самцов мух, которые не могут спариваться.Как только этот опыт закреплен в долговременной памяти, они больше не пытаются ухаживать за самками мух, даже если самки вокруг них не спариваются.

Команда обнаружила, что кондиционированные самцы мух, которые находились в темноте в течение 2 или более дней, больше не проявляли никакого сопротивления к спариванию, в то время как те, кто находился в нормальном цикле день-ночь. Это ясно показывает, что окружающий свет каким-то образом изменил удерживание LTM. Это было не из-за недостатка сна; мухи с дневным циклом были немного лишены сна, чтобы соответствовать мухам в темноте, что не повлияло на результаты.Таким образом, они сосредоточились на белке в мозге, называемом фактором диспергирования пигментов (Pdf), который, как известно, экспрессируется в ответ на свет. Впервые они обнаружили, что Pdf регулирует транскрипцию белка, называемого белком, связывающим элемент ответа цАМФ (CREB), в грибовидных телах, части мозга насекомых, которые, как известно, участвуют в памяти и обучении. Таким образом, они определили конкретный молекулярный механизм, с помощью которого свет влияет на сохранение долговременной памяти.

Травматический опыт очень трудно забыть, и он может серьезно ухудшить качество жизни жертвы.Но открытия команды показывают, что на эти воспоминания на самом деле могут значительно влиять факторы окружающей среды в живых организмах. Это открывает захватывающие возможности новых методов лечения жертв травм, возможно, даже способность стирать травматические воспоминания, которые мешают им вести нормальную жизнь.

Ссылка: «Для поддержания долговременной памяти у дрозофил требуется свет окружающей среды» Шоу Инами, Сёма Сато, Шу Кондо, Хирому Танимото, Тошихиро Китамото и Такаоми Сакаи, 12 февраля 2020 г., Journal of Neuroscience .
DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1282-19.2019

Эта работа была поддержана грантами JSPS KAKENHI №№ 18H04887 и 16H04816.

ученых уже знают, как «стереть» ваши болезненные воспоминания … и добавить новые

У всех нас есть вещи в прошлом, которые мы хотели бы забыть — тяжелые разрывы, травмы, потери. Как бы мы ни старались, эти воспоминания могут продолжать преследовать нас, иногда вызывая такие состояния, как тревога, фобии или посттравматическое стрессовое расстройство.Но теперь ученые находятся на грани того, чтобы изменить это навсегда, открыв, что наши воспоминания не так постоянны, как мы когда-то думали.

Фактически, теперь исследователи выяснили, как удалять, изменять и даже имплантировать воспоминания — не только у животных, но и у людей. И лекарства, которые перестраивают наш мозг, чтобы забыть плохие части, уже на горизонте, как было подчеркнуто в документальный фильм PBS Memory Hackers на выходных.

Если все это звучит как научная фантастика, то это потому, что это так — такие фильмы, как Вечное сияние для чистого разума и Вспомнить все , долгое время играли с идеей изменить наши воспоминания. Но благодаря достижениям в технологии неврологического сканирования за последние несколько десятилетий мы теперь ближе, чем вы могли представить, к воплощению этих технологий (или чего-то подобного) в реальность.

Так как же удалить память? Чтобы понять это, вам нужно понять, как воспоминания формируются и сохраняются в нашем мозгу в первую очередь.

Раньше ученые думали, что воспоминания хранятся в одном определенном месте, например, в неврологической картотеке, но с тех пор они поняли, что каждое отдельное воспоминание, которое у нас есть, заблокировано связями в мозгу.

Проще говоря, память формируется, когда белки стимулируют клетки нашего мозга к росту и формированию новых связей, буквально меняя схемы нашего разума.

Как только это происходит, воспоминание сохраняется в вашем сознании, и для большинства из нас оно будет оставаться там до тех пор, пока мы время от времени размышляем о нем или возвращаемся к нему.

Пока все просто. Но многие люди не понимают, что эти долговременные воспоминания нестабильны. Фактически, каждый раз, когда мы возвращаемся к воспоминанию, оно снова становится податливым и сбрасывается сильнее и ярче, чем раньше.

Этот процесс известен как реконсолидация, и он объясняет, почему наши воспоминания иногда могут незначительно изменяться со временем — например, если вы упали с велосипеда, каждый раз, когда вы вспоминаете об этом и расстраиваетесь по этому поводу, вы восстанавливаете связь между это воспоминание и эмоции, такие как страх и печаль. В конце концов, одной мысли о велосипеде могло быть достаточно, чтобы напугать вас. С другой стороны, у большинства из нас был опыт, когда однажды травмирующее воспоминание стало смешным спустя годы.

Процесс реконсолидации очень важен, потому что это момент, когда ученые могут вмешаться и «взломать» наши воспоминания.

«Исследования показывают, что воспоминаниями можно манипулировать, потому что они действуют так, как будто они сделаны из стекла, существуя в расплавленном состоянии, когда они создаются, прежде чем стать твердыми», — объясняет Ричард Грей для The Telegraph. «Однако, когда память вызывается, она снова расплавляется, и поэтому может быть изменена перед повторным сбросом».

Многочисленные исследования показали, что, блокируя химическое вещество под названием норадреналин, которое участвует в реакции борьбы или бегства и отвечает за запуск таких симптомов, как потные ладони и учащенное сердцебиение, исследователи могут «ослабить» травматические воспоминания и остановить их. быть связанным с отрицательными эмоциями.

Например, в конце прошлого года исследователи из Нидерландов продемонстрировали, что они могут избавить арахнофобов от страха перед пауками, используя лекарство под названием пропранолол, блокирующее норэпинефрин.

Чтобы выяснить это, команда взяла три группы арахнофобов. Двум из этих групп показали птицееда в стеклянной банке, чтобы вызвать их страшные воспоминания о пауках, а затем дали пропранолол или плацебо. Третьей группе просто давали пропранолол без показа паука, чтобы исключить возможность того, что препарат сам по себе снижает их страх.

В течение следующих нескольких месяцев всем группам представили еще одного птицееда и измерили их реакцию страха. Результаты были довольно невероятными — в то время как группа, получавшая плацебо и получавшие пропранолол без контакта с пауком, не показала изменений в уровне своего страха, арахнофобы, которым показали паука и дали лекарство, смогли прикоснуться к птицееду в течение нескольких дней. В течение трех месяцев многие из них чувствовали себя комфортно, держа паука, и их страх не возвращался даже через год.Как будто их страх исчез.

Тот же препарат был испытан еще в 2007 году на жертвах перенесенной травмы. Участникам давали пропранолол или плацебо каждый день в течение 10 дней, и их просили описать свои воспоминания о травмирующем событии.

Те, кому давали наркотик, не забыли об этом опыте, но через неделю они смогли рассказать о нем с гораздо меньшим стрессом, чем вначале. У мышей аналогичный метод использовался, чтобы заставить мышей «забыть», что конкретный звук был связан с электрическим током, оставив при этом нетронутыми другие воспоминания.

До сих пор исследователи не пытались полностью удалить воспоминания у людей (по крайней мере, о которых мы знаем) из-за этических последствий, но данные свидетельствуют о том, что это было бы возможно, учитывая правильное сочетание лекарств и упражнений на вспоминание.

Возможно, еще большее беспокойство вызывает исследование того, насколько легко ученым насаждать людям ложные воспоминания. Манипулируя тем же процессом воссоединения, психолог Джулия Шоу показала, что можно заставить людей вспомнить преступление, которое они никогда не совершали, и даже предоставить яркие подробности о вымышленном событии.

Вы можете увидеть ее работу в действии ниже, и это довольно устрашающе:

Поскольку этот тип изменения памяти уже возможен, и постоянно проводятся дальнейшие исследования, реальный вопрос сейчас в том, что нам делать с этим знанием?

Как сообщил CoCreate создатель Memory Hackers Майкл Бикс, в конечном итоге цель состоит не в том, чтобы полностью удалить болезненные воспоминания людей, как они пытаются это сделать в Eternal Sunshine for the Spotless Mind, , а просто подправить их. так они меньше расстраивают.Потому что не столько воспоминания, сколько ассоциации, которые они вызывают в нашем сознании, причиняют нам боль.

Что наиболее важно, исследование означает, что вскоре ученые смогут помочь в лечении людей с тревогой, фобиями и посттравматическим стрессовым расстройством.

«Перезапись воспоминаний позволяет вам обновлять их», — сказал Бикс. «Но цель забывания заключается не только в том, чтобы вы могли очистить жесткий диск … Способность забыть неприятные вещи позволяет нам создавать историю о себе, с которой мы можем жить.»

Удаление плохих воспоминаний

Когда мы вспоминаем свою жизнь, мы обычно пытаемся вспомнить хорошие времена и смириться с плохими. Но для тех, кто страдает тревожными расстройствами, включая посттравматическое стрессовое расстройство и фобии, только одно трудноизлечимое и нежелательное воспоминание может повлиять на восприятие, эмоции и поведение на протяжении всей жизни, несмотря на все усилия терапевтов.

Но благодаря более совершенным технологиям визуализации нейробиологи и психологи могут исследовать нейронные механизмы, с помощью которых создаются и сохраняются воспоминания.И их исследования выявили несколько физиологических вмешательств, включая электрические токи и своевременную фармакологию, которые, по-видимому, помогают дестабилизировать пугающие воспоминания, открытие, которое может привести к более эффективной и целенаправленной психотерапии в будущем.

В то время как сегодня врачи полагаются исключительно на отчеты пациентов, «в ближайшие годы нейробиология будет определять клиническую практику», — говорит Стефан Хофманн, доктор философии, руководитель Лаборатории психотерапии и эмоциональных исследований Бостонского университета.«Мы будем использовать как биологические, так и неврологические меры, чтобы дать нам подсказки относительно лечения».

Как рождаются страшные воспоминания

Хотя ученые только начали исследовать глубины мозга, они сформулировали несколько теорий о том, как наш мозг обрабатывает пугающие воспоминания. Во-первых, когда мы становимся свидетелями страшного события, таламус передает сенсорную информацию миндалине, которая маркирует память как эмоционально значимую и сохраняет ее для использования в будущем, чтобы помочь нам избежать связанных угроз.Нейронные сети в гиппокампе активно начинают строить карту контекста памяти в первые несколько часов после события, и соответствующие синаптические связи укрепляются в процессе, называемом долговременной потенциацией, консолидацией памяти. Однако это не высечено в камне.

«Каждый раз, когда вы что-то изучаете, несколько уголков мозга взаимодействуют друг с другом, чтобы представить образы, звуки и запахи, которые вы изучаете», — говорит Стив Рамирес, доктор философии, нейробиолог из Массачусетского технологического института (MIT). ).«Тем не менее, процесс фактического вызова воспоминания делает его восприимчивым к модификации. [Эти воспоминания] ощущаются как истинное представление прошлого, но воспоминания постоянно изменяются новой информацией».

Погашение травмирующего аспекта воспоминания включает создание новых, более безопасных мысленных ассоциаций с теми же сенсорными сигналами. Даже долговременные воспоминания, когда их вспоминают, обладают пластичностью и могут обновляться, и психологи используют эту способность во время экспозиционной терапии, когда пациент сталкивается со своими страхами в безопасной среде в надежде получить контроль над ними. их.Для этого требуется нейронная связь между рядом областей мозга: гиппокамп сигнализирует вентромедиальной префронтальной коре об изменении условий, что подавляет активность нейронов — и условную реакцию страха — в миндалевидном теле ( Annual Review of Psychology , 2012).

Однако у некоторых людей процесс идет наперекосяк, и они не могут избежать навязчивых мыслей.

«Мы действительно не знаем, почему люди так по-разному реагируют на травматический опыт», — говорит Грегори Дж.Куирк, доктор философии, изучающий неврологию страха в Медицинской школе Университета Пуэрто-Рико. «Возможно, префронтальная кора менее связана с миндалевидным телом, поэтому она не может сказать:« Нет, сейчас тебе ничего не угрожает »».

Податливые воспоминания

Некоторые ученые пытаются манипулировать процессом обратного уплотнения. Рамирес стал соавтором исследования 2014 года, в котором он и команда из Центра генетики нейронных цепей RIKEN-MIT смогли превратить плохие воспоминания в хорошие у самцов мышей.Используя методику, называемую оптогенетикой, при которой генетически закодированные светочувствительные белки вставляются в клетки, ученые смогли точно определить, где сформировалось негативное воспоминание мыши о ударе по стопе, в нейронных цепях, соединяющих зубчатую извилину. гиппокамп к миндалине. Затем исследователи манипулировали этими нейронами с помощью лазеров. Каждый раз, когда мыши отваживались заходить в определенную часть своего вольера, негативная память снова активировалась, и они быстро учились бояться этой области.

Затем самцам мышей позволяли резвиться с самками мышей, в то время как те же нейроны прослушивались, помогая переключать их сообщения от боли к удовольствию. В следующий раз, когда самцы мышей рискнули войти в камеру, их реакции страха исчезли ( Nature , 2014).

Еще одна идея в стадии изучения: можем ли мы улучшить повторное обучение с помощью лекарств? Более десяти лет психологи изучали влияние антибиотика D-циклосерина (DCS) на ускорение вымирания в сочетании с когнитивно-поведенческой терапией.Препарат связывается с рецепторами N-метил-D-аспартата (NMDA), которые важны для обучения и памяти, и повышает активность глутамата, нейромедиатора в миндалевидном теле, способствуя восстановлению памяти. В испытаниях с наиболее положительными на сегодняшний день результатами исследователи вводили небольшие дозы в течение нескольких часов перед каждым из трех-пяти сеансов экспозиционной терапии.

«Одна из причин, по которой мы заинтересовались DCS, заключалась в том, что это лекарство, которое теоретически может облегчить процесс обучения, поэтому, если вы можете использовать его для облегчения обучения вымиранию, это имеет фантастические клинические последствия», — объясняет Марк Бутон, доктор философии, профессор психология в Университете Вермонта.

Но результаты первоначальных исследований ДКБ для лечения тревожных расстройств были неоднозначными. В одном исследовании пациенты, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством, которым вводили DCS, сообщали о еще более тяжелых симптомах после лечения ( Journal of Psychiatric Research , 2012).

По словам Хофманна, более тщательно необходимо изучить количество и время дозировки DCS, а также его взаимодействие с терапией. Как он писал в журнале Depression and Anxiety (2014), если терапия угашения памяти слабая по сравнению с силой исходной обусловленности, DCS может фактически привести к более сильной реконсолидации памяти страха.В одном исследовании пациенты, прошедшие успешные сеансы терапии и получившие ДКБ сразу после этого, показали большее улучшение, чем пациенты, получавшие плацебо. Однако те, у кого уровень страха после сеанса все еще был повышенным, показали меньшее улучшение, чем в группе плацебо ( Biological Psychiatry , 2013).

Искоренение воспоминаний

Другое направление исследований исследует, можно ли уменьшить или полностью погасить воспоминания о страхе. Прошлым летом Эдвард Г. Мелони, доктор философии, доцент кафедры психиатрии Гарвардской медицинской школы, и Марк Дж.Кауфман, доктор философии, директор Лаборатории трансляционной визуализации больницы Маклин, экспериментировал с использованием ксенона, анестетика, уже используемого для лечения людей, для изменения реконсолидации памяти у мышей ( PLOS ONE , 2014). Газ подавляет активность рецептора NMDA. Дозированный в течение часа после удара ногой, он значительно снизил реакцию страха как на шок, так и на его контекст, по сравнению с контрольной группой.

Некоторые лаборатории изучают, могут ли лекарства стирать воспоминания. Ричард Хуганир, доктор медицины, один из руководителей Института исследований мозга при Университете Джона Хопкинса, наблюдает за мозгом живых мышей через небольшие панели из хирургически установленного оргстекла, запечатанного стоматологическим цементом, чтобы увидеть работу искусственно флуоресцентных рецепторов нейротрансмиттеров. Он и его команда изучали, может ли использование препарата, блокирующего группу белков — кальций-проницаемых рецепторов AMPA, количество которых увеличивается в клетках миндалины после воздействия страха, — ослабить нервные связи в мозге, вызванные травмой. Команда обнаружила, что удаление белков путем химического воздействия на соответствующий нейротрансмиттер полностью устраняет ассоциации страха, вызванные внезапным громким шумом ( Science , 2010).

«Когда рецепторы добавляются и удаляются из синапсов, это меняет силу синаптической передачи и обучения», — говорит Хуганир.«Уловка состоит в том, чтобы выборочно нарушать или усиливать эти механизмы в различных областях мозга».

Факторы образа жизни

Другие исследователи изучают, могут ли изменения в образе жизни, такие как упражнения, также влиять на то, как мы обрабатываем воспоминания. Например, нейротрофический фактор головного мозга (BDNF) — это природный белок, который регулирует рост нейронов и синапсов. Более низкие уровни BDNF в крови сигнализируют о том, что пациент может плохо реагировать на экспозиционную терапию по пока неясным причинам.Хотя BDNF не применяется в качестве лекарственного средства, уровни в плазме крови можно повысить с помощью физических упражнений от умеренных до интенсивных, и недавнее исследование показало, что аэробные упражнения уменьшают симптомы посттравматического стрессового расстройства, область, требующую дополнительных исследований ( Cognitive Behavior Therapy , 2014) .

«Я не верю, что эффекты упражнений — время и количество их, а также то, как они влияют на психическое здоровье и лечение посттравматического стрессового расстройства — были адекватно исследованы или обработаны», — говорит Куирк.

Другие факторы могут включать в себя то, как скоро пациент должен заснуть после экспозиционной терапии, поскольку сон играет роль в консолидации памяти.

«Сон является ключом к обучению, и у людей с посттравматическим стрессовым расстройством наблюдается сокращенный или нарушенный сон. Последние данные показывают, что исчезновение условного страха происходит более эффективно утром, чем вечером, что позволяет предположить, что могут быть оптимальные времена дня для экспозиционной терапии, «- говорит Причуда.

Терапия с временным воздействием на менструальный цикл женщины также может усилить ее преимущества. Ряд исследований показывает, что уровни гормонов могут влиять на эффективность лечения, и есть доказательства того, что эстроген активирует части мозга, ответственные за гашение условного страха.Работа Мохаммеда Милада, доктора философии из Массачусетской больницы общего профиля, показала, что женщины с более низким уровнем эстрадиола хуже отзываются о исчезновении, чем как женщины с более высоким уровнем, так и мужчины ( Neuroscience , 2010). Та же группа обнаружила, что самки крыс с более высокими уровнями эстрогена и прогестерона лучше справлялись с исчезновением страха; инъекции гормонов также способствовали обучению вымиранию ( Neuroscience , 2009).

Тем не менее, какими бы многообещающими они ни были, клиническое применение физиологической обработки памяти, скорее всего, произойдет через много лет.

«Это замечательно, что этими процессами более высокого порядка можно манипулировать, но мы должны осознавать, что в этом не следует слишком сильно антропоморфизировать, потому что есть многое в людях, которые мы не можем смоделировать на животных», — говорит Рамирес.

В рамках Инициативы президента Обамы BRAIN — Исследования мозга через продвижение инновационных нейротехнологий — ученые из различных организаций будут продолжать изучать клеточные механизмы обучения и памяти в течение следующих трех лет.

Также можно ожидать более тесного сотрудничества между нейробиологами и психологами в лечении тревожных расстройств.

«Разговорная терапия действительно запускает нейронные цепи и манипулирует мозгом, но если нейробиологи смогут понять, как это происходит, мы сможем облегчить терапию», — говорит Куирк.

Новое исследование нейронов улитки предполагает, что воспоминания, вызывающие тревогу, посттравматическое стрессовое расстройство можно «стереть», не влияя на нормальную память о прошлых событиях — ScienceDaily

Различные типы воспоминаний, хранящиеся в одном и том же нейроне морской улитки Aplysia, могут быть выборочно удалены, согласно к новому исследованию, проведенному учеными из Медицинского центра Колумбийского университета (CUMC) и Университета Макгилла и опубликованному сегодня в журнале Current Biology .

Результаты показывают, что возможно разработать лекарства для удаления воспоминаний, вызывающих тревогу и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), не затрагивая другие важные воспоминания о прошлых событиях.

Во время эмоциональных или травмирующих событий могут закодироваться несколько воспоминаний, включая воспоминания о любой случайной информации, которая присутствует, когда событие происходит. В случае травматического опыта случайная или нейтральная информация может вызвать приступы паники спустя долгое время после того, как событие произошло, говорят исследователи.

«Мне нравится приводить пример: если вы идете по району с высоким уровнем преступности, вы сокращаете путь через темный переулок и вас ограбят, а затем вы случайно видите почтовый ящик поблизости, вы можете сильно нервничать, когда вы хочу отправить что-нибудь позже », — говорит Сэмюэл Шахер, доктор философии, профессор нейробиологии отделения психиатрии CUMC и соавтор статьи. В этом примере страх темных переулков — это ассоциативная память, которая дает важную информацию — например, страх темных переулков — на основе предыдущего опыта.Однако боязнь почтовых ящиков — это случайное, неассоциативное воспоминание, которое не имеет прямого отношения к травмирующему событию.

«Одно из направлений нашего текущего исследования — разработать стратегии для устранения проблемных неассоциативных воспоминаний, которые могут наложить отпечаток на мозг во время травматического опыта, без ущерба для ассоциативных воспоминаний, что может помочь людям принимать обоснованные решения в будущем — например, не принимать — короткие пути через темные переулки в районах с высоким уровнем преступности », — добавляет доктор Шахер.

Мозг создает долговременную память, отчасти за счет увеличения прочности связей между нейронами и поддержания этих связей с течением времени. Предыдущие исследования показали, что увеличение синаптической силы при создании ассоциативных и неассоциативных воспоминаний имеет общие свойства. Это говорит о том, что выборочное устранение неассоциативных синаптических воспоминаний было бы невозможным, потому что для любого одного нейрона один механизм отвечал бы за поддержание всех форм синаптических воспоминаний.

Новое исследование проверило эту гипотезу путем стимуляции двух сенсорных нейронов, связанных с одним двигательным нейроном аплизии морской улитки; один сенсорный нейрон был стимулирован, чтобы вызвать ассоциативную память, а другой, чтобы вызвать неассоциативную память.

Измеряя силу каждого соединения, исследователи обнаружили, что увеличение силы каждого соединения, вызванного различными стимулами, поддерживалось другой формой молекулы протеинкиназы M (PKM) (PKM Apl III для ассоциативной синаптической памяти и ПКМ Апл I для неассоциативных). Они обнаружили, что каждое воспоминание может быть стерто — не затрагивая другое — путем блокирования одной из молекул PKM.

Кроме того, они обнаружили, что определенные синаптические воспоминания также могут стираться путем блокирования функции отдельных вариантов других молекул, которые либо помогают производить PKM, либо защищают их от разрушения.

Исследователи говорят, что их результаты могут быть полезны для понимания человеческой памяти, потому что у позвоночных есть похожие версии белков PKM аплизии, которые участвуют в формировании долговременной памяти.Кроме того, белок KIBRA, защищающий PKM, экспрессируется у людей, и мутации этого гена вызывают умственную отсталость.

«Стирание памяти может облегчить посттравматическое стрессовое расстройство и тревожные расстройства, удаляя неассоциативную память, которая вызывает дезадаптивный физиологический ответ», — говорит Цзянюань Ху, доктор философии, младший научный сотрудник отдела психиатрии CUMC и соавтор бумага. «Выделив точные молекулы, которые поддерживают неассоциативную память, мы сможем разработать лекарства, которые могут лечить тревогу, не влияя на нормальную память пациента о прошлых событиях.«

«Наше исследование является« доказательством принципа », которое дает возможность для разработки стратегий и, возможно, методов лечения тревожности», — сказал д-р Шахер. «Например, поскольку воспоминания могут измениться сразу после воспоминания, терапевт может помочь« переписать »неассоциативную память, введя лекарство, которое подавляет поддержание неассоциативной памяти».

Необходимы дальнейшие исследования на доклинических моделях, чтобы лучше понять, как PKM образуются и локализуются в синапсах, прежде чем исследователи смогут определить, какие лекарства могут ослаблять неассоциативные воспоминания.

Если бы вы могли стереть худшие воспоминания в своей жизни, не так ли? Ученые работают над таблеткой от этого

Breadcrumb Trail Links

  1. Новости
  2. Здоровье
  3. Канада

Исследователи работают над способами редактировать воспоминания — чтобы сделать невыносимое невыносимым — например, блокируя необходимые синаптические изменения для укрепления памяти

Автор статьи:

Шэрон Кирки

Дата публикации:

31 октября 2019 г. • 1 ноября 2019 г. • 11 минут чтения • Присоединяйтесь к разговору.Фото Брайс Холл / National Post

Содержание статьи

60 душ, подписавшихся на исследование д-ра Алена Брюне по манипулированию памятью, были объединены чем-то, что они предпочли бы не вспоминать. Травма предательства.

Для одних это была неверность, для других — жестокое, непредвиденное оставление. «Это было похоже на то, что я ухожу от тебя. До свидания, — говорит доцент психиатрии Университета Макгилла.

Проще говоря, его пациенты страдали «расстройством адаптации» из-за прекращения (не по их выбору) романтических отношений.Цель Брюне и других исследователей — помочь таким людям — презираемым, преданным, травмированным — полностью потерять память. Сознательно забыть.

В течение четырех-шести сеансов добровольцы читали вслух напечатанный сценарий, который они составили сами, — отчет от первого лица о своем разрыве, с как можно большим количеством эмоциональных деталей, — находясь под воздействием пропранолола, обычного и недорогого артериального давления. таблетка. Идея заключалась в том, чтобы намеренно реактивировать воспоминания и снова оживить переживания и язвительные эмоции, которые они вызывали.»Как вы к этому относились?» их спросили. Как ты чувствуешь себя сейчас? И, самое главное: изменилась ли ваша память с прошлой недели?

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Исследователи предположили, что от четырех до шести сеансов реактивации памяти под пропранололом будет достаточно, чтобы резко притупить воспоминания, связанные с их «повреждением привязанности».«Уменьшите силу памяти, — говорит Брюне, — и вы уменьшите силу боли.

Исследование завершено, и Брюне не решается обсуждать результаты, которые были отправлены в журнал для рецензирования и публикации. Однако участники «просто не могли поверить, что мы можем сделать так много за такое короткое время», — признается он.

Содержание статьи

«Они смогли перевернуть страницу. Вот что они нам сказали: «Я чувствую, что перевернул страницу.Я больше не одержим этим человеком или этими отношениями ».

Реклама

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Брюнет настаивает, что он не заинтересован в удалении или стирании болезненных воспоминаний полностью. Идея стирания памяти, нахождения клеточного отпечатка особой, скрытой памяти в мозгу, изоляции и инактивации мозговых клеток, стоящих за этой памятью, нервирует его.«Это не из моей лаборатории», — говорит он, хотя другие, безусловно, над этим работают. Воспоминания — это часть того, кто мы есть, что формирует нашу идентичность, что делает нас подлинными, «и пока существует только один выбор, который смягчает воспоминания, мы чувствуем себя на очень прочной и удобной основе», с этической точки зрения, Брюне говорит.

Содержание статьи

«Однако, если бы в один прекрасный день у вас было два варианта — я могу смягчить вашу память или я могу полностью удалить ее, из вашей головы, из вашей памяти — что бы вы выбрали?»

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание товара

Возможно, скоро выбор будет за вами.

«Если бы вы могли стереть воспоминания о худшем дне своей жизни, не могли бы вы», — пишут Элизабет Фелпс и Стефан Хофманн в журнале Nature. «Как насчет вашей памяти о человеке, который причинил вам боль?»

То, что когда-то было чисто научной фантастикой, все больше приближается к клинической реальности. Исследователи работают над методами и лекарствами, которые могли бы позволить нам редактировать наши воспоминания или, по крайней мере, серьезно ослабить их воздействие — чтобы сделать невыносимое невыносимым — например, проглотив таблетку, чтобы заблокировать синаптические изменения, необходимые для закрепления памяти.Таблетку, которую можно принять через несколько часов, даже месяцев или лет после события.

Большая часть работы основана на теории реконсолидации памяти — убеждении, что простой сознательный акт вызова или вызова воспоминания делает его уязвимым для манипуляций или вмешательства. Когда вызывается воспоминание, открывается окно реконсолидации на короткий период времени (от двух до пяти часов, согласно Брюне), в течение которого память возвращается в состояние «лабильности». Он становится податливым, как пластилин. Он также становится уязвимым для модификации перед «повторным уплотнением» или повторным хранением.Считается, что пропранолол влияет на белки мозга, необходимые для повторной блокировки памяти.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Аналогичное мышление утверждает, что воспоминание не является точным впечатлением от исходного события, видео для iPhone из прошлого, говорит нейробиолог Бостонского университета Стив Рамирес. Скорее, это больше похоже на восковую таблетку Платона. Вдавите перстень-печатку в воск, и он оставит отпечаток, но воск может таять, когда мы вспоминаем воспоминания, формироваться снова, а затем снова плавиться.«Память динамична, — говорит Рамирес. Это не статично. Воспоминания также можно пополнять новой информацией, когда они вызываются, например, нажимая «Сохранить как» каждый раз, когда вы открываете файл Word.

Но идея о том, что воспоминания можно отредактировать, смягчить или ослабить, для некоторых больше, чем немного смущает, и не только из-за того, что она означает для свидетельских показаний. «Мы не являемся надежными рассказчиками, когда речь идет о некоторых деталях, а иногда даже о целых сценариях», — говорит Рамирес. Говоря более глубоко, без хороших и плохих воспоминаний трудно представить, как мы могли бы знать, как себя вести, — говорит д-р.Джуди Иллес, профессор неврологии и кафедра канадских исследований нейроэтики Университета Британской Колумбии.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Обучение невозможно без памяти. Как мы извлекаем уроки из плохих отношений, если мы не можем их вспомнить? «Итак, теперь, если мы заранее выбираем, какие воспоминания остаются, а какие нет, это почти начинает напоминать евгенику памяти», — говорит Иллес. «Мы должны хорошенько об этом подумать».

Она абсолютно не стесняется использовать манипуляции с памятью для людей, отчаянно страдающих от посттравматического стрессового расстройства, людей, чье бремя страданий от ужасающих переживаний превосходит любые моральные аргументы против его использования.

«Для меня глубокое и изнурительное посттравматическое стрессовое расстройство похоже на любое другое заболевание, и в той мере, в какой мы можем провести вмешательство, которое его лечит, мы должны активно его преследовать».

Даже люди с разбитым сердцем, привлеченные для исследования Брюне, испытывали симптомы, соответствующие посттравматическому стрессу.Он говорит, что мы приспособлены к формированию привязанностей, а не к тому, чтобы отстраняться.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Но манипуляции с памятью имеют скользкую дорожку. Выльется ли это в не очень тяжелые расстройства? Если кто-то плохо себя ведет на коктейльной вечеринке и действительно быстрее забудет, что произошло, можно ли это использовать? Разве не хорошо быть смущенным своим прошлым поведением и удерживать от этого снова? — А как же воины? — спрашивает Иллес. «Если бы у нас был препарат, который может смягчить плохие воспоминания, могли бы мы использовать его перед действием, чтобы на самом деле предотвратить формирование воспоминаний и, следовательно, дать людям возможность сражаться менее опасно и более яростно, потому что нет консолидации. о преступлениях или военных действиях? »

Тяга моральной ответственности — «будущая« должность »» — основана на истории нашей жизни, пишет специалист по биоэтике доктор Питер ДеПергола в Journal of Cognition and Neuroethics. Использование таблеток от кровяного давления или другого вмешательства, например, транскраниальной стимуляции постоянным током, чтобы заглушить или избавиться от воспоминаний о травме, «в конечном итоге подрывает способность искать, идентифицировать и действовать на благо», — утверждает ДеПергола.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

А как манипулировать плохими воспоминаниями, не рискуя счастливыми, блестящими, позитивными? Как воспоминания вообще выглядят в мозгу? Можем ли мы это визуализировать? Можем ли мы увидеть, что происходит, когда формируются положительные и отрицательные воспоминания? И куда деваются все плохие воспоминания? Хранится в стеклянных бутылках в Министерстве магии?

Мы не можем войти в мозг и стереть воспоминания способом Вечного сияния чистого разума, говорит Рамирес, по крайней мере, пока. Мы не можем прикоснуться к воспоминаниям или потрогать их. Однако ученые начинают получать беспрецедентные взгляды на физическую структуру памяти в мозгу. Цель состоит в том, чтобы идентифицировать клетки мозга, на которые намекает определенная память, и искусственно манипулировать этими клетками.

. Фото Брайса Холла / National Post

Проблема в том, что человеческие воспоминания не локализованы в одном конкретном месте мозга. Нет точки X, на которую можно было бы указать и сказать: «Ага! Вот оно. Скорее, они разбросаны по всему органу.По словам Рамиреса, образы, звуки, запахи и эмоции воспоминаний будут задействовать различные уголки мозга, которые участвуют в обработке изображений, звуков, запахов и эмоций.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

«Прямо сейчас в вашем мозгу спят множество воспоминаний. Если я спросил вас: «Что вы делали прошлой ночью?», Это воспоминание просто проснулось. Как это случилось? Вы просто сделали это без особых усилий примерно за 500 миллисекунд. И все же мы не знаем, как работает этот процесс ».

Однако мы знаем, что это действительно происходит, и у ученых есть несколько довольно хороших указаний на то, что происходит физиологически, когда мы вспоминаем воспоминание, и что это означает, что это воспоминание снова пробуждается.

Американо-канадский нейрохирург Уайлдер Пенфилд одним из первых намекнул, где искать. Когда Пенфилд стимулировал клетки гиппокампа людей, перенесших операцию по поводу эпилепсии в 1940-х годах, с помощью легких разрядов электричества, в их умах внезапно возникли особые эпизодические воспоминания — воспоминания о реальных переживаниях.«Это было похоже на:« Я понятия не имею, почему, но я случайно вспоминаю свой 16 день рождения, и я гулял со своей кошкой », — сказал Рамирес в подкасте National Geographic в начале этого года.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

В экспериментах, которые помогли открыть шлюзы, Рамирес и другие ученые из Массачусетского технологического института сообщили, что они могут идентифицировать — у мышей — клетки, составляющие часть инграммы, кодирующие определенные воспоминания, и реагировать на те же самые клетки с использованием технологии, называемой оптогенетикой.

Вкратце, вот что они сделали: вирусы были вставлены в клетки мозга генетически модифицированных мышей, которые заставляли клетки светиться зеленым в ответ на свет. Затем исследователи выделили клетки в гиппокампе мыши, поскольку грызуны формировали определенное воспоминание — в данном случае воспоминание о получении легкого удара электрическим током во время исследования коробки.

Днем позже мышь поместили в другую коробку — другой запах, другой пол, а это значит, что у них не должно быть причин для страха.Но когда эти клетки памяти были активированы лазером, мышь застыла от страха.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Совсем недавно в статье, опубликованной ранее в этом году, Рамирес и соавтор Бриана Чен составили карту, какие клетки гиппокампа активируются, когда мыши-самцы создают новые воспоминания о положительных (встреча с самкой мыши) и отрицательных (снова эти легкие электрические удары ног).Позже они смогли снова вызвать воспоминания, используя лазерный свет для активации ячеек памяти. Когда клетки памяти в нижней части гиппокампа стимулировались, казалось, что они набирают негативные воспоминания. Но стимуляция клеток памяти в верхней части гиппокампа, казалось, их снижала.

По словам Рамиреса, цель состоит в том, чтобы искусственно активировать положительные воспоминания, чтобы перезаписать плохие — в некотором смысле, используя мозг как наркотик. «В депрессии есть склонность к негативному мышлению», — говорит Рамирес.«Мы употребляем такие препараты, как ксанакс и прозак, на протяжении десятилетий, но мы не особо продвинулись вперед с 1970-х годов», — говорит Рамирес. «Может быть, нам нужно бороться с такими расстройствами со всех сторон».

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Десять лет назад лаборатория Шины Джосселин первой представила достаточно убедительные доказательства того, что мы можем стереть конкретное воспоминание о страхе у мышей, не стирая при этом всех страхов грызунов.Нейробиолог из Университета Торонто использовал токсин, чтобы уничтожить горстку нейронов, хранящих память. «Это не было похоже на огромный легион. Если вынуть весь мозг, мышь ни черта не запомнит.

Очевидно, что это не идеал для людей ни с технической, ни с этической точки зрения. Никто не говорит об удалении нейронов у людей или введении вирусов в клетки человеческого мозга, чтобы они светились зеленым. «Но это говорит нам о том, что для того, чтобы манипулировать воспоминаниями людей, нам не нужно отдавать что-то целое, системное», — говорит Джосселин.Скорее, мы могли бы войти и просто поразить целевые нейроны, используя какую-то умную бомбу.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Мыши — не люди, и попытки передать результаты экспериментов на животных здоровым людям были неоднозначными, отмечают Фелпс и Хоффман в своей статье в Nature. Тем не менее, будь то бета-блокаторы, такие как пропранолол, или экстази, или кетамин, или другие тестируемые препараты, которые могут блокировать синтез белков, необходимых для блокировки памяти после ее восстановления, Рамирес и другие считают, что мы могли бы справиться с эмоциональным «умом», психологическое жало травматической памяти, оставляя нетронутым автобиографический опыт — фактическое сознательное воспоминание о событии.Нет, возможно, вы не сможете стереть память о «ядовитой злой змее, которая является моим бывшим», как спросил Рамиреса один из пользователей Reddit. Не существует противоядия памяти. С помощью манипуляций с памятью люди все еще будут помнить разрыв и человека, но связанные с этим токсичные, мучительные эмоции тают, как мороженое на солнце. И точно так же, как врачи не должны раздавать антидепрессанты всему населению Бостона, Рамирес говорит, что манипуляции с памятью следует использовать только для тех, кто страдает тяжелой тревогой, депрессией или другими симптомами.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

. Фото Брайс Холл / National Post

«Предательство и брошенность сами по себе — немалые вещи», — добавляет Брюне. «Это материал, из которого сделаны греческие трагедии». По его словам, люди могут стать сверхбдительными. У них навязчивые мысли. Все вокруг напоминает им о былых отношениях. «Это негативно влияет на ваше мировоззрение, вашу самооценку и доверие, которое вы можете испытывать к другим людям», — говорит Брюне.

Тем не менее, Иллес из UBC говорит, что проблема с нарушением памяти является сложной задачей, потому что она мешает нашему человеческому опыту.

Наш мозг запрограммирован на запоминание эмоционально заряженных событий. «Вы помните, где были 11 сентября? Вы помните пять супермаркетов назад? » — спрашивает Иллес.

Наши воспоминания настолько тесно взаимосвязаны и взаимосвязаны, добавляет она, что невозможно просто вытащить один кирпич, не нарушив целостность всей стены.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

«Вернитесь к вопросу о свидании», — говорит Иллес в качестве мысленного эксперимента. «У нас плохие отношения. Если два человека не находятся на изолированном острове и не взаимодействуют с другими людьми, в ваших плохих отношениях есть и другие люди. Итак, как удалить все воспоминания, связанные со всеми сложностями, которые возникают у нас ежедневно? »

  1. Исследователи работают над таблеткой от одиночества, поскольку исследования показывают, что это состояние хуже ожирения

  2. Преодоление страха перед пауками за 2 минуты: Психологи говорят, что новое лечение может переписать воспоминания о страхе

Воспоминания дают Она говорит, что у нас есть чувство сознания того, кто мы есть, и что мы знаем, что есть правильное и неправильное, моральное и аморальное.

В дальновидном докладе Совета по биоэтике при президенте США за 2003 год был задан вопрос, будет ли возникшая тогда область изменения памяти означать отказ от нашей истинной идентичности.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

«Вооруженные новыми силами, облегчающими страдания плохих воспоминаний, мы можем прийти к выводу, что всякая психическая боль ненужна, и в процессе этого мы придем к стремлению к счастью, которое не соответствует человеческому, — писали авторы, — Беспечное счастье, неизменное временем и событиями, не тронутое превратностями жизни.

Стив Рамирес участвовал в Бостонском марафоне в 2013 году, когда две грубые бомбы из скороварки взорвались с интервалом в 12 секунд около финиша, убив троих и ранив еще несколько сотен. Виды, звуки, запахи — «они помогли глубоко проникнуть в мою личность», — говорит он.

«Это обнажило более темный аспект человечества, но я бы тоже не нашел никакой личной выгоды в незнании этого угла».

Национальная почта

• Электронная почта: skirkey @ postmedia.com Twitter: sharon_kirkey


Слушайте 10/3 в Apple Podcasts или Spotify

Поделитесь этой статьей в своей социальной сети

Реклама

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

NP Размещено

Подпишитесь, чтобы получать ежедневные главные новости от National Post, подразделения Postmedia Network Inc.

Нажимая кнопку регистрации, вы соглашаетесь на получение вышеуказанного информационного бюллетеня от Postmedia Network Inc. Вы можете отказаться от подписки в любое время, щелкнув ссылку для отказа от подписки внизу наших электронных писем. Postmedia Network Inc. | 365 Bloor Street East, Торонто, Онтарио, M4W 3L4 | 416-383-2300

Спасибо за регистрацию!

Приветственное письмо уже готово. Если вы его не видите, проверьте папку нежелательной почты.

Следующий выпуск NP-Отправленного скоро будет в вашем почтовом ящике.

Комментарии

Postmedia стремится поддерживать живой, но гражданский форум для обсуждения и поощрять всех читателей делиться своим мнением о наших статьях. На модерацию комментариев может потребоваться до часа, прежде чем они появятся на сайте. Мы просим вас, чтобы ваши комментарии были актуальными и уважительными. Мы включили уведомления по электронной почте — теперь вы получите электронное письмо, если получите ответ на свой комментарий, есть обновление в цепочке комментариев, на которую вы подписаны, или если пользователь, на которого вы подписаны, комментарии.Посетите наши Принципы сообщества для получения дополнительной информации и подробностей о том, как изменить настройки электронной почты.

Таблетка забвения навсегда стирает болезненные воспоминания

Джеффри Митчелл, пожарный-доброволец в пригороде Балтимора, случайно попал в аварию: автомобиль врезался в пикап, нагруженный металлическими трубами. Митчелл пытался помочь, но сразу понял, что опоздал.

Автомобиль на высокой скорости задвинул грузовик задним ходом, послав трубу через лобовое стекло и попав в грудь пассажира — молодой невесты, возвращавшейся домой со свадьбы.Повсюду была кровь, окрашивая ее белое платье в малиновый цвет.

Митчелл не мог выбросить из головы мертвую женщину; картина застряла перед его глазами. Он пытался выдержать это, но после месяцев страданий он больше не мог этого терпеть. В конце концов он рассказал об этом своему брату, товарищу-пожарнику.

Стремление вспомнить о травмирующем событии вскоре после того, как оно произошло, не освобождает нас от бремени — это усиливает страх и стресс.

Каким-то чудом это сработало. Больше никаких травм; Митчелл почувствовал себя свободным.Это резкое выздоровление, а также опыт других сотрудников службы экстренной помощи побудили Митчелла провести некоторое исследование восстановления после травмы. В конце концов он пришел к выводу, что наткнулся на мощное лечение. В 1983 году, почти через десять лет после автомобильной аварии, Митчелл написал влиятельную статью в журнале Journal of Emergency Medical Services , в которой его опыт превратился в практику из семи шагов, которую он назвал анализом стресса в критических ситуациях или CISD. Центральная идея: люди, пережившие болезненное событие, должны выразить свои чувства вскоре после этого, чтобы воспоминания не были «запечатаны» и подавлены, что могло бы привести к посттравматическому стрессовому расстройству.

В последние годы чрезвычайно популярной стала система CISD, которую используют Министерство обороны США, Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям, израильская армия, Организация Объединенных Наций и Красный Крест Америки. Ежегодно технике обучаются более 30 000 человек. (После терактов 11 сентября 2000 фасилитаторов прибыли в Нью-Йорк.)

Хотя посттравматическое стрессовое расстройство вызвано стрессовым происшествием, на самом деле это болезнь памяти. Проблема не в травме, а в том, что травму невозможно забыть. Большинство воспоминаний и связанных с ними эмоций со временем исчезают. Но воспоминания о посттравматическом стрессе остаются ужасно интенсивными, просачиваясь в настоящее и разрушая будущее. Итак, теоретически акт обмена этими воспоминаниями — это акт их забывания.

Типичное занятие CISD длится около трех часов и включает обученного фасилитатора, который побуждает участников описывать событие с их точки зрения как можно более подробно. Координаторы обучены глубоко и прямо зондировать, задавая такие вопросы, как, например, что было наихудшей частью инцидента лично для вас? Основное предположение состоит в том, что способ облегчить травмирующее воспоминание — это выразить его.

Проблема в том, что CISD помогает редко, а недавние исследования показывают, что это часто усугубляет ситуацию. В одном случае пострадавшие от ожогов были случайным образом распределены для лечения либо CISD, либо вообще не получали лечения. Год спустя те, кто прошел опрос, были более тревожными и подавленными и почти в три раза чаще страдали от посттравматического стрессового расстройства. Другое испытание показало, что CISD неэффективен в предотвращении посттравматического стресса у жертв насильственных преступлений, а исследование, проведенное армией США среди 952 косовских миротворцев, показало, что опрос не ускорил выздоровление и привел к увеличению злоупотребления алкоголем.Психологи начали рекомендовать прекратить эту практику для выживших после стихийных бедствий. (Митчелл теперь говорит, что он не думает, что CISD обязательно помогает при посттравматическом стрессе, но его ранние статьи на эту тему кажутся ясными по ссылке.)

Митчелл был прав в одном. Травматические, стойкие воспоминания — это действительно случай, когда вспоминание пошло наперекосяк. Но в качестве лечения CISD неверно понимает, как работает память. Он предполагает, что способ избавиться от плохого воспоминания или, как минимум, избавить его от негативных эмоциональных коннотаций — это выговориться.Вот где Митчелл ошибся. На самом деле, это не его вина; это ошибочное представление существует уже тысячи лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *