Смысл и: Почему искать смысл жизни опасно

Почему искать смысл жизни опасно

Псевдопотеря смыслов и целей причиняет страдания, которые могут довести до суицида, предупреждают психологи.

фото: snob.ru

Сразу скажу, что не претендую на лавры писателей и философов, то есть людей, которые занимаются поисками смысла жизни профессионально. И не очень-то верю, что его можно обрести рациональным путем. Как и в это вот: «Я прочла «Братьев Карамазовых» и поняла смысл жизни». Я бы вообще не поднимал этот вопрос, если бы ежедневно не сталкивался с ситуациями, когда псевдопотеря смыслов и целей причиняет страдания. И если бы в числе последствий не значились тяжелые депрессии и даже суициды.

Я уверен, что причины и следствия тут поменялись местами. Как мы это традиционно видим? Человек ищет и не находит смысла в жизни, ложится на диван, депрессует, мучается. (У нас в стране пострадать – любимая национальная забава, но сейчас не об этом) На самом деле, у него, конечно же, сначала что-то случается, какой-то сбой – от двойки по экзамену до потери близкого человека, и тогда он переходит к широким обобщениям, уверяется, что он лузер, жизнь – дерьмо и смысла в ней нет никакого… Либо вдруг понимает, что живет совсем не так, как хочет, как планировал. Результат тот же. Или наоборот, осознает, что достиг всех своих целей, а счастья-то нет. Либо… Понимаете, вопросы о смысле бытия возникают не от большого ума и зрелости, а именно потому, что человеку всё как-то не живется. Мешают какие-то установки, комплексы, особенности психики. Здоровые, психически благополучные люди не ставят перед собой ни таких вопросов, ни рациональных целей. И уж тем более не пытаются реализовать их любой ценой. Они наслаждаются эмоциональной стороной жизни! Просто живут.

За смысл отвечает рациональная часть мозга (и нас самих), а за психическое благополучие и счастье – эмоциональная. Если эмоции подавлены или дискредитированы, начинаются умозрительные поиски смыслов, которые рано или поздно заканчиваются разочарованием, кризисом, если не трагедией.

А ружье, которое выстреливает в зрелом возрасте, заряжается опять-таки в детстве. Какие успехи родители с удовольствием фиксируют и поощряют? У мальчиков: хорошую учебу и физическую силу. У девочек: хорошую учебу и физическую красоту. Считается, что можно на этом жизнь построить. И еще много чего прямо с детства завязано на слове «надо».

Что говорят детям, когда они в старших классах? «Ты ДОЛЖЕН хорошо учиться»; «Мы с отцом костьми ляжем, чтоб ты поступил», «Хорошее образование открывает перспективы». Как будто любое образование – хорошее. Как будто оно может что-то гарантировать. Вы знаете, что по статистике люди с «хорошим» образованием чаще всего становятся наемными работниками?

Да, а девочкам в уши часто жужжат, что выходить замуж надо ВОВРЕМЯ, а то потом могут не взять. По моему, нельзя, да и просто опасно внушать детям, что брак – это самое лучшее, что может случиться с ними в жизни. Самое лучшее – это счастье. А счастье – это максимальная личностная реализация: в любви, дружбе, семье, в детях, профессии – во всем, в чем человек талантлив и чего хочет попробовать.

А что на деле? Придумают себе смыслы заранее (впитают с молоком матери), а когда они перестают работать или оказываются ложными, впадают в отчаяние. В такой момент важно понять, что нет никакого абстрактного смысла жизни. Что смысл жизни – в самой жизни. Цель жизни – в том, чтобы получать от нее удовольствие. Жизненный ориентир – самореализация.

Кстати, те самые психически благополучные люди (они среди нас – это не инопланетяне) не ведут с детьми беседы о том, какими людьми те должны вырасти. И не рассказывают, что не обмануть ожидания родителей – их главная задача на ближайшую жизнь.

Иногда неспособность получать от жизни удовольствие и как следствие непрерывные поиски смысла жизни связаны с неразвитостью эмоциональной сферы. Это может быть и наследственной, и приобретенной особенностью психики. Человеку кажется, вот сейчас поменяю работу, или разведусь, или перееду, и наконец- то все будет хорошо. Но внешние перемены происходят, а внутри ему лучше не становится. Потому что счастье очень мало зависит от наружных обстоятельств. Все в нас самих, это правда. Виктор Франкл не то что не сломался, но и вообще психологически не изменился в концлагере.

Другой вариант – нестабильная психика. Когда человек мечется, все чего-то ищет и не может остановиться, задержаться на чем-то, обрести покой. (Если стабильная, человеку что-то нравится очень долго). И снова дело не в отсутствии смысла и цели, а в том, что и то, и другое слишком часто меняется. Происходит бесконечное перебирание работ, жен, квартир, партнеров… А всего- то надо полюбить то, что есть. Себя и свою жизнь. И тогда развитие, рост, положительные перемены происходят естественно и плавно.

 И эмоциональная недоразвитость, и психологическая нестабильность вполне излечимы. Главное точно знать, что жизнь должна быть в радость.

— У меня все хорошо, семья, трое детей, жизнь наполнена заботами. Но я начала задумываться, что я буду делать, когда они вырастут? В чем будет смысл моей жизни тогда?

— Это как раз следствие установки, что призвание каждой женщины – дом, семья, материнство. И если до замужества у девочки не образовалось других интересов – она пытается зацепиться за детей как за смысл. Но дети подрастают, и неизбежно начинается кризис. Впрочем, кругом много примеров, когда 70- летняя мать звонит 48-летнему сыну, учит его жить и контролирует, съел ли он кашку на завтрак: она так и не нашла себе больше смысла и занятия, кроме материнства. А ваша задача найти! Начать искать и реализовывать себя стоит уже сейчас. Надо понять, чего вы хотите от жизни КРОМЕ семьи и детей. Нормально хотеть рожать. Ненормально хотеть только этого.

***

— У дочери подростка очень нестабильная психика, а сейчас столько пишут о подростковых самоубийствах. Как вовремя заметить суицидальные настроения?

— Я всегда говорю, что подростковый возраст – самый тяжелый период в жизни каждого человека. САМЫЙ! Ни в детстве, ни в старости таких переломов не происходит. Все наваливается одновременно. Взросление, куча психологических проблем, нелюбовь к себе, конфликт со всем миром – с одноклассниками, с учителями, с родителями… Плюс постоянные гормональные проблемы. Полная перестройка организма: сердечно-сосудистая система не успевает обслуживать костно-мышечную.

И симптомы, которые у взрослых являются последствиями сильнейшего стресса, например, сбой менструального цикла, утомляемость, перепады настроения – в подростковом возрасте считаются нормальными издержками роста. Дети утомляются, у них резко падает успеваемость. Часто меняются настроения, интересы и авторитеты. И именно в этот жизненный момент родители начинают жестко прессовать по поводу учебы, учителя пугают контрольными и экзаменами, все рассказывают, что именно сейчас решается его будущее… Не надо всего этого делать.

Я советую проявлять понимание и сочувствие, не истерить по поводу оценок, доверять и дать определенную свободу. Поменьше нравоучений, побольше внимания, поддержки и любви. И помните, что у подростков смысл жизни связан с физиологией, их мозг сейчас больше всего реагирует на внешность. Может, как-то помочь в этом направлении?

Что касается суицидов. Много не самоубийств, а попыток. Попыток, цель которых обратить на себя внимание. Что еще раз говорит о том, насколько внимание и поддержка важны. И тем более страшно, когда человек и не собирался убивать себя, а просто соскользнул с подоконника.

***

— Подруга в депрессии, потеряла смысл жизни, потому что выяснилось, что муж ей изменяет. Как ее поддержать? Ей надо решить, продолжать ли отношения.

— Тут главное не надо говорить: «Да разведись ты с этим козлом!» И еще не надо говорить: «Да ничего страшного!» Не надо обесценивать ее проблему. Но постарайтесь показать, что она не одна и имеет полное право принять любое решение. Проявите деликатность: в моменты, когда человеку так тяжело, близкие не могут заменить своим смыслом его потерянный. Не могут заменить своей жизнью его разрушенную. Но могут поддерживать и быть рядом.

***

— Я живу, рационализируя все подряд и по-другому не умею. Как отказаться от рациональных целей, чтобы следовать за эмоциями?

— Так бывает и когда эмоциональная сфера подавлена, и наоборот, когда человек гиперчувствительный, тревожный. Чтобы не сойти с ума, ему приходится постоянно себя контролировать. Его рационализация – это попытка удержаться на плаву, защититься от собственных эмоций, от самой жизни. И то, и другое лечится. Идите к психологу.

При подавленности я советую для начала научиться не бояться выражать свои эмоции. Хочется кричать – кричите! Как пела черепаха Тортилла: «Хочешь драться – так дерись!» Не бойтесь выглядеть невоспитанным, конфликтным… Головы бы поотрывать конфликтологам, которые объясняют про культуру конфликта. Подавление эмоций – прямой путь к онкологии. Смысл конфликтов – слить негатив, если этого не происходит, негатив уходит в физиологию. У животных не бывает болезней сердца, потому что у них нет рефлексии, они знают, что в острой ситуации – либо бежать, либо драться. И еще старайтесь доверять положительным эмоциям, желаниям. Делайте то, что хотите, а не то, что надо…

***

— Что делать, если у меня тяжело больна мать и вся моя жизнь проходит рядом с ней?

— Я это вижу так: вы жили, искали по мере сил смысл жизни, тут выяснилось, что у вас больная мать и – оп, оказывается искать больше ничего не нужно. Так? Это ведь всегда вопрос выбора, вопрос, соглашаетесь ли вы с тем, что предлагает вам жизнь. Проблему ухода за мамой всегда можно решить, хотя бы на несколько часов в день – есть сиделки. Другой вопрос, что вы будете делать, когда вам не надо будет ухаживать за мамой? Вы знаете? Вернетесь на работу? На какую? Вам нравится ваша работа? Ответьте себе на эти вопросы, и тогда многое станет понятным.

И еще про пожилых мам: психиатры всего мира склоняются к тому, что после определенного возраста, скажем, после 60 лет всем надо пить антидепрессанты.

***

— Я люблю свою работу, но она отнимает очень много сил и нервов. Это значит, что надо искать другую?

— Для работодателя – невротик – самый лучший работник. Потому что невротик все время переживает, вдруг опоздает, вдруг что не так, вдруг он работает недостаточно? И зарплату не просит повысить, потому что не уверен в себе.

Все эти поводы для ваших переживаний реальные? Вы уверены? Вполне возможно, что с работой все в порядке, а у вас к ней невротическое отношение. Это как в любви – от нее кто-то становится сильнее, а кто-то страдает и умирает. Не меняйте работу, попытайтесь изменить свое отношение к ней.

***

— Все было хорошо, я реализовалась и в работе, и в отношениях. Потом родила ребенка, у него диагностировали тяжелый аутизм. Теперь вся моя жизнь посвящена ему. Я очень его люблю, но периодически теряю смысл жизни. И уж конечно не могу больше получать от нее удовольствие. Что посоветуете делать?

— Сделать все, чтобы не чувствовать себя заложницей – ребенка и ситуации. Если есть какая-то возможность высвободить время, нанять человека, который квалифицированно сможет ухаживать за вашим сыном, проводить с ним время, развивать – сделайте это не сомневаясь. Сделать все, чтобы вы воспринимали сына именно как ребенка, а не как инвалида и больное существо. Лучше проводить с ним 5 минут, но с желанием, чем если он вас раздражает 24 часа в сутки… И обязательно надо что-то решать с вашим чувством вины – это деструктивное чувство и плохой советчик.

***

— Правильно я понял, что если кто не получает удовольствие от жизни, то он просто какой-то недообследованый? Ему надо к психологу?

— В общем-то, да. Правильно.

— А правильно ли я понимаю, что все эти поиски смысла жизни – есть поиски любви?

— Спасибо за это достойное завершение лекции и глубокую мысль. Конечно, желание, чтобы тебя любили, правит миром. Даже не с рождения, а с зачатия важно, чтобы мать, которая тебя носит, хотя бы хотела тебя родить. Потому что маленький ребенок хочет, чтобы родители ему физически принадлежали… Как важно, чтобы любовь ощущал подросток, сегодня уже говорили – жизненно-важно! Собственно, вся эта борьба за успех, популярность, красоту, все эти невероятные усилия, пластические операции, инстаграмы, сбор лайков – все это поиски любви… Неудовлетворенность жизнью и есть отсутствие любви. Человек чувствует, что его не любят. Он не понимает, что происходит и думает, что сделать, чтобы меня любили? Вы же уже знаете что? Начать с того, что самому себя полюбить!

Михаил Лабковский


Будте в курсе событий ПЕРВЫМИ. Подписывайтесь и читайте нас : Поделиться новостью :

СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ — это… Что такое СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ?

СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ

СМЫСЛ и ЗНАЧЕНИЕ
понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи ‘знак — означаемое’ в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В логической семантике, в традиции, идущей от Фреге, 3. языкового выражения (предметным 3.) называют его денотат, т.е. тот предмет (или класс предметов), который обозначается этим выражением. С. же называют то мысленное содержание, которое выражается и усваивается при понимании языкового выражения. В классической формальной логике понятиям 3. и С. соответствуют понятия ‘объема’ и ‘содержания’. В лингвистике распространена другая различительная схема (т.наз. ‘треугольник Огдена-Ричардса’), где понятие 3. конкретизируется как лексическое 3. слова (языковое употребление), а С. — как субъективный образ, возникающий при понимании текста (речевое употребление). В различных философских подходах понятия С. и 3. также интерпретируются по-разному, а иногда и отождествляются. Так, в феноменологии акцент делается на интенциональной природе сознания, что обращает к феноменальности С. На феноменальном уровне С. и 3. естественно неразличимы и отождествляются с активностью самого сознания и формой его существования. В лингвистической философии (в традиции Витгенштейна) распространена трактовка 3. как ‘способа употребления’ знаков в коммуникативных контекстах ‘языковых игр’. В герменевтике С. и 3. рассматриваются в неразрывной связи с определенными историческими способами ‘истолкования’ и ‘интерпретации’. Особый подход к проблеме С. и 3. разрабатывался О.И.Генисаретским и Г.П.Щедровицким в рамках системо-мыследеятельностной (СМД) методологии. Предложенные ими понятийные схемы С. и 3. ориентированы, с одной стороны, на соссюровское различение речи и языка (синтагматики и парадигматики), а с другой стороны, на системодеятельностные представления и принципы. Идея деятельности рассматривалась Щедровицким как главный объяснительный принцип в отношении языковых и семиотических явлений, процессов коммуникации и понимания. В этом контексте проблема С. и 3. выступала как проблема объяснения знака как целостного образования в деятельности, и одновременно как популятивного объекта, имеющего множественные формы существования в процессах коммуникации и трансляции. В принятых в СМД-методологии системных различениях, С. — это структурное представление процессов понимания. С. есть структурный коррелят самого понимания, задающий, однако, согласно принципам системодеятельностного подхода, особую форму существования знаков, отличную от их существования в феноменальной процессуальности понимания. На уровне актов коммуникации эта форма существования реализуется неявно, через знание о С., т.е. через знание коммуницирующих людей о том, что С. — это общая соотнесенность и связь всех относящихся к понимаемой ситуации явлений. Это знание организует понимание таким образом, что человек может фиксировать функциональные характеристики элементов ситуации относительно друг друга и относительно ситуации в целом, и может устойчиво воспроизводить эти характеристики во вторичных текстах. Именно это обычно имеют в виду, когда говорят о том, что ‘понят смысл текста’ или ‘ситуация осмысленна’, т.е. речь идет о переводе структуры С. в набор функциональных характеристик текста и относящихся к ситуации предметов. Эта особенность С. осуществляться через знание о нем, открывает широкое поле для различных герменевтических стратегий, использующих разные наборы рамочных ‘знаний о С.’ для организации понимания в определенных культурно-исторических формах. Использование схем С. в коммуникации значительно изменяет организацию интеллектуальных процессов, что является основой для разработки различных коммуникативных и интеллектуальных технологий. Если С. задает форму существования знаков и языковых выражений в актуальной коммуникации, то 3. задает их форму существования в процессах трансляции, в системе культуры или, в терминах Соссюра, в системе языка. 3. — это искусственные знаковые конструкции, выступающие как дополнительные культурные средства организации понимания. 3. закрепляют нормативное содержание знаков и языковых выражений, фиксируемое в парадигматике. Возникая в системе трансляции культуры и языка, 3. получают одновременно и вторичную форму существования в ‘знаниях 3.’, фиксирующих различные способы их употребления, и в таком качестве присутствуют в актуальной коммуникации. В целом, между С. и 3. устанавливаются сложные отношения взаимного рефлексивного поглощения и имитации — 3. имитируют фрагменты и связки структур С., при этом сами конструкции 3. подлежат пониманию, порождая тем самым ‘вторичные’ и ‘оискусствленные’ С. С другой стороны, по отношению к 3., С. выступают как их ‘оестествление’ и реализация в ситуациях коммуникации. С., в отличие от 3., всегда ситуативны, связаны с феноменальным процессом понимания, поэтому помимо нормативного содержания 3., они определяются множеством иных факторов: ситуацией, с которой связано понимание, самоопределением человека, его установками, ценностями и целями, знаниями, структурами деятельности и многим другим. В рамках современной философии постмодерна проблема С. и 3. артикулируется в радикально ином ключе, что связано с базовой для постмодерна презумпцией ‘метафизики отсутствия’ по отношению к тексту, подлежащему реконструкции ‘трансцендентного означаемого’ (см. также ЗНАК, НАРРАТИВ, СМЕРТЬ СУБЪЕКТА, ПУСТОЙ ЗНАК, ОЗНАЧИВАНИЕ, ОЗНАЧАЕМОЕ, ОЗНАЧАЮЩЕЕ, ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ ОЗНАЧАЕМОЕ).

История Философии: Энциклопедия. — Минск: Книжный Дом. А. А. Грицанов, Т. Г. Румянцева, М. А. Можейко. 2002.

  • СМЕРТЬ СУБЪЕКТА
  • СМЫСЛ

Полезное


Смотреть что такое «СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ» в других словарях:

  • СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ — понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи «знак означаемое» в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В логической семантике, в… …   Новейший философский словарь

  • СМЫСЛ и ЗНАЧЕНИЕ — понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи знак означаемое в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В логической семантике, в… …   История Философии: Энциклопедия

  • Рождество Богородицы: история, смысл и значение праздника — 21 сентября Православная Церковь празднует Рождество Пресвятой Богородицы, праздник торжества милости Божией, исполнения самых несбыточных надежд. Бездетный брак горе для любой семьи. Иногда не остается даже надежды вымолить долгожданное дитя. Не …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • СМЫСЛ — внутреннее содержание, значение ч. л., то, что может быть понято. В семантике логической общее значение языковых выражений расщепляют на две части: предметное значение и С. Предметным значением (объемом, денотатом, экстенсионалом) некоторого… …   Философская энциклопедия

  • Смысл — Смысл  сущность феномена в более широком контексте реальности. Смысл феномена оправдывает существование феномена, так как определяет его место в некоторой целостности, вводит отношения «часть целое», делает его необходимым в качестве части… …   Википедия

  • смысл — См. значение, ум добраться до смысла, извращение смысла, иметь смысл, проникнуть в смысл… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. смысл значение, содержание; суть, существо,… …   Словарь синонимов

  • Смысл —  Смысл  ♦ Sens    Значение (слова, предложения и т. д.). Иметь смысл – значит желать что то сказать или сделать. Это желание (воление) может быть явным или скрытым, сознательным или неосознанным, оно может даже казаться лишь видимостью желания,… …   Философский словарь Спонвиля

  • ЗНАЧЕНИЕ — СМЫСЛ и ЗНАЧЕНИЕ понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи ‘знак означаемое’ в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В… …   История Философии: Энциклопедия

  • СМЫСЛ — и ЗНАЧЕНИЕ понятия, задающие разные формы осуществления основной языковой связи ‘знак означаемое’ в процессах понимания и в системе языка. Содержание этих понятий в логике (логической семантике), лингвистике и семиотике различно. В логической… …   История Философии: Энциклопедия

  • СМЫСЛ — СМЫСЛ. Фактическое значение высказывания (текста), обусловленное конкретным контекстом и речевой ситуацией. Одно и тоже высказывание в разных ситуациях может иметь различные значения …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)


Смысл и содержание иконы

В наше время весьма высок интерес к древним иконам. Специалисты изучают их исторические, художественные, стилевые особенности, публикуются брошюры, издаются ученые труды, выпускается множество книг, посвященных древнему искусству.

Но еще для многих верующих древняя икона остается загадкой, многое в ней вызывает недоумение. На основании знакомства с древней иконой некоторые приходят к неожи­данному заключению, что тогда еще не умели писать.

Но не надо забывать, что еще за четыре столетия до Рождества Христова художники большой языческой куль­туры умело писали картины. С пришествием же на землю Богочеловека на почву этой культуры упало зерно, которое проросло и дало росток нового искусства, христианского, особого по своей природе и внешним формам.

Древняя икона — составная часть жизни Церкви, основанной на земле Христом Спасителем. Христос же, Глава Церкви, сказал о Себе: Царство Мое не от мира сего. (Ин. 18, 36). И Церковь Христова не от мира сего; ее природа иная, нежели у земного мира. Сущность Церкви Христовой духовна, возвышенна, ее жизнь и дыхание есть Господь и Небесная Церковь, ее назначение — продолжение дела Хрис­това, а Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погиб­шее (Мф. 18, 11). Спасение мира и приуготовление его ко гря­дущему Царствию Божию есть миссия Церкви на земле.

Такая надмирность ее сущности и цели сообщили и всем внешним проявлениям ее жизни особые формы, совсем непохожие на формы и образы мирские, начиная от внеш­него вида храма и кончая самыми малыми предметами церковного обихода. Все в Церкви приведено в соответствие с ее надмирной природой и все согласованно служит ее конечной цели — спасению мира.

Поэтому и искусство Церкви, и в частности изобрази­тельное искусство (а оно занимает значительное место в храме), получило особое направление, совсем особое содержание, а содержание обусловило и совсем иные формы, то есть внешность его. Уже этой необычайностью своих форм Церковь служит спасению человека, напоминая, что есть иной мир и что наша настоящая жизнь лишь малая ступенька к ожидающей нас будущей жизни. Всеми своими установлениями Церковь еще здесь приоткрывает таин­ственную завесу вечности и ведет к благодатному общению с Богом, Который есть жизнь и дыхание, пища и питие блаженной вечности. Но начало иной жизни должно быть положено здесь на земле. Одним из таких установлений Церкви является церковное изобразительное искусство.

Чтобы яснее почувствовать разницу между церковным и мирским искусством, рассмотрим и проанализируем сначала, чем и как живет искусство мирское. Приступая к этому, примем во внимание основные положения: что изо­бразительное искусство основано на зрении, на нашей способности видеть; что всякое художественное произве­дение можно рассматривать с разных сторон и прежде всего, со стороны его содержания и внешней формы.

Чтобы картина на любую тему производила достаточное впечатление на зрителя, художник должен пройти нелегкий путь: прежде всего ему необходимо обучить и воспитать свое зрение, научиться не только правильно видеть предметы, нас окружающие, но освоить методы и приемы изображения увиденного. Когда этот этап будет пройден, у художника по мере его трудолюбия и таланта сама собой возникает спо­собность проникать за внешность всего видимого, постигать то, что обычному зрению недоступно, и не только постигать, но и воспроизводить это в ярких и сильных образах: таковы характер людей, дух эпохи, различные настроения, грусти или радости природы, различных времен года, соблазнительная сладость свежих фруктов и тому подобное.

Внешний мир при этом является для художественного творчества неиссякаемым и совершенно необходимым источником зрительных впечатлений, многообразных неповторимых образов, живописных задач и наилучших пособий в труде. То, что из всего этого богатства сильнее вдохновит, глубже заденет чуткую душу художника, то ярче отразится и в его произведении. Настолько ярко и сильно, что и зритель поймет и почувствует то, чем была переполнена душа автора.

Увлеченность, горение мастера — рычаг художествен­ного творчества, без этого огня не возникает произведения искусства, почему оно и несет на себе неизгладимую печать вкусов, настроений, симпатий и антипатий своего гени­ального автора.

Так что же является в картине ее подлинным содержа­нием? Тема, несомненно, входит в понятие содержания, именно темы делят все художественные произведения на виды (жанры): пейзаж, портрет, натюрморт и прочее, тем не менее мы знаем, что любая тема может быть понята и разработана разными художниками по-разному. Это искус­ство не ставит для мастера никаких рамок. Он вполне сво­боден в решении поставленной задачи. Он произвольно раз­рабатывает темы и светские, и религиозные: следовательно, подлинным и действительным содержанием картины как искусства мирского является настроение, понятие автора — его неповторимая индивидуальность, его душа. Даже и приемы и манеры письма у каждого мастера свои, на всем — пе­чать его личности, так и говорят: «У него свое лицо».

В искусстве картины это самое ценное. Конечно, по- человечески, сообразно складу своей души, художник не все из увиденного может оценивать правильно, на многое из явлений жизни он может смотреть узко, однобоко и даже криво, почему и не всякая картина может быть одинаково для всех приемлема. Мы наслаждаемся художественными произведениями искусства, но некоторые из них могут вызывать у нас чувства неприятные и даже отталкивающие.

Сугубая субъективность творчества каждого мастера обусловливает необходимость подписи на его произведении, и это вполне естественно, так как это только он так понял то, что написал. Таково содержание искусства мирского.

С внешней же стороны, со стороны формы, всякая карти­на является окном в окружающий нас материальный мир, пространственный, с хорошо нам знакомыми образами, предметами, природой, лицами. Как отражение души масте­ра, постоянно ищущей, стремящейся все к новым и новым достижениям, изменчивой в своих настроениях, как зеркало нашей жизни вообще, искусство картины чрезвычайно неус­тойчиво как по своему содержанию, так и в своих внешних формах.

Перейдем к искусству церковному. Как замечено выше, оно есть часть жизни Церкви. Природа же Церкви надмирна, ее жизнь течет выше всего земного, колеблющегося, себялюбивого и страстного; и этой вели­чественной надмирностью с самых первых дней существования Церкви Христовой стали постепенно проникаться все внешние проявления ее жизни, и в частности изобразительное искусство.

Мир духовный невеществен, невидим, обычному восприятию и пониманию недоступен. Ни плотский, ни душевный человек не могут проникать в эту таинственную область, ни тем более черпать из нее какие-либо образы для своего творчества.

Между тем и здесь изобразительное искусство основывается на зрении. И если обычному художнику необходимо научиться видеть, чтобы что-то изображать, то и иконописцу надо как-то прозреть в духовной области, ожить в ней, ощутить ее реальность, задышать ее воздухом — молитвой, почувствовать ее умиренность и бесстрастие, плениться красотой ее чистоты, радостью благоговейного предстояния пред Лицом Божиим.

Евангелие говорит, что чистии сердцем Бога узрят (Мф. 5, 8). Чистое сердце — это смиренное сердце, высочайший пример смирения нам дан Самим Господом Иисусом Христом и к следованию ему призваны все. Достижение же этой чистоты сердца есть дело жизни и духовного опыта. Ни из слов, ни из книг этому научиться нельзя. Чрез деятельное следование за Христом, чрез молитву, при сосредоточенном внимании ко всему, что человек делает и мыслит; изо дня в день, из года в год по крупинке, незаметно накапливается у него духовный опыт. Без такого личного опыта духовный мир непостижим. О нем можно философствовать — и быть в нем мертвым и слепым. И если направление в духовном пути взято правильно, то человек прежде всего начнет видеть свои недостатки, свое подлинное лицо без прикрас. Увидит путь, по которому идет, и где опасности, и как их избежать. Это есть начало просветления духовного зрения. О нем мы и молимся постоянно все и на утренних, и вечерних молитвах, — и в богослужении, и в других молитвословиях: Просвети очи мои, Христе Боже, да не когда усну в смерть…, Свет Невечерний Рождшая, душу мою ослепшую просвети…

Познавая себя, мы смиряемся, по мере преуспеяния в смирении — очищаемся, привлекаем благодать Божию, которая отверзает духовные очи и дает дар видения духовного.

Без такого хотя бы начального прозрения в области жизни духовной, что может дать в своем искусстве человек, чуждый этой жизни? Образ, создаваемый им, не будет соот­ветствовать тому, что он дерзает выразить в красках. Дости­жение же чистоты сердца есть дело всей жизни христианина. Для этого бывают скорби, болезни, страсти душевные и телесные, самые грехопадения, чтобы не в теории, а из опыта человек увидел свою глубокую немощь и смирился. Этот нелегкий путь человеческой души в сем земном странствовании к Небесному Отечеству запечатлен в творе­ниях отцов Церкви, опытно прошедших его.

История Церкви изобилует примерами высоких и особых степеней духовного прозрения.

Вспомним преподобную Марию Египетскую, никогда не видевшую преподобного Зосиму, но назвавшую его по име­ни, объявившую его сан и велевшую передать игумену его монастыря, чтобы он внимательнее смотрел за собой и за братией, ибо им во многом надо исправиться. Преподобный Андрей, Христа ради юродивый, видевший Покров Божией Матери во Влахерне, однажды встретил на городском рын­ке инока, которого все восхваляли за добродетельную жизнь, исповедовали ему свои грехи, давали много золота для раздачи нищим. Проходя мимо него, Андрей увидел, что его обвивает страшный змей. Приблизившись, он начал рас­сматривать этого змея, а вверху, в воздухе, прочел надпись черными буквами: «Корень всякому беззаконию — змий сребролюбия». Андрей увидел, а инок своей беды не видел. Таких примеров множество. Старец иеросхимонах Гавриил, один из наших отечественных подвижников, рассказывал, что в детстве он видел то, что делается далеко, и то, что другим не видно. Рассказы его пугали мать, простую, но глубоко верующую крестьянку, она предостерегала его и просила не вдаваться в это. С годами эта способность у него пропала и снова возникла, когда он уже стал иеросхимонахом. Он воспринимал мысли человеческие как явный разговор, видел совершающееся на расстоянии или души усопших и святых. Батюшка понял, что способность зреть сокровенное дается человеку только за чистоту сердца. Поведав кое-что из этого, он с умилением говорил: «Воистину справедливо слово Христово — Блаженны чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Мф. 5, 8), и не только Бога, но в Боге и все сокровенное мира сего узрят».

Поэтому VII Вселенский Собор признает истинными иконописцами святых отцов Церкви — они творят худо­жество. Опытно последовав Евангелию, они имеют прос­ветленные духовные очи и могут созерцать то, что надлежит изобразить в иконе. Те же, кто только владеет кистью, относятся ими к исполнителям, мастерам своего дела, реме­сленникам или иконникам, как их называли у нас на Руси.

«Иконописание совсем не живописцами выдумано. Живописцу принадлежит только техническая сторона дела. Иконописание есть изобретение и предание святых отцов, а не живописца. Сами оные божественные отцы наши учительски… объяснявшие таинство нашего спасения, изоб­разили его в честных храмах, пользуясь искусством живо­писцев» (VII Вселенский Собор. Деяние 6).

Изобразительное искусство Церкви, как часть ее жизни, своим подлинным содержанием имеет православное бого­словие в целом, все учение Церкви, соборный духовный опыт отцов, учителей Церкви и всех подвижников благочестия, опыт, проникнутый молитвой, неразрывно связанный с бого­служением. Поэтому духоносные отцы Церкви руководили этим священнейшим делом (иконописания) и до VII Все­ленского Собора, и после, принимая, одобряя, утверждая написанное или исправляя, запрещая и отвергая как несо­ответствующее духовной истине.

Сообразно с этим, первоначально и освящение вновь написанной иконы заключалось в том, что иконописец (который и сам часто бывал одним из подвижников благочестия), совершив свой труд, не делал на иконе над­писи, а, не доверяя себе, приносил ее на рассмотрение пред­стоятелям Церкви и лишь после утверждения на ней ста­вилось имя изображенного, что и было ее освящением и усво­ением тому, кто на ней изображен. До сих пор Церковь приз­нает православной лишь ту икону, на которой поставлено имя изображенного, хотя по позднейшей практике момен­том освящения иконы стало считаться окропление ее святой водою при чтении положенных молитв. После сего она считалась святой, церковной, достопоклоняемой (VII Вселенский Собор. Деяние 6).

Таким образом, в противоположность искусству свет­скому древняя икона возникала не на воображении и фанта­зии художника, не на его личном восприятии и толковании сокровенной Божественной истины, а, с одной стороны, на богопросвещенном разуме святых отцов Церкви, с другой стороны, на самоотреченном послушании голосу Церкви святых иконописцев, которые через свое послушание также приобщались духовному опыту Церкви, то есть духовному опыту всех предшествовавших поколений отцов, учителей и святых иконописцев, вплоть до святых Апостолов.

Непоколебимость Богооткровенной истины, соста­вляющей содержание изобразительного искусства Церкви, требовала и соответствующей себе формы. И была посте­пенно (за первые пять-семь веков) выработана разумом Церкви особая форма, отличная от всякой другой формы, постоянная, единая, твердая — канон; форма, призванная выражать не случайность личного мировоззрения худож­ника, а вовеки незыблемую Божественную истину.

Какова же эта форма?

Если картина с внешней стороны есть окно в мир вещественный, пространственный, то икона по внешней форме есть тоже окно, но в мир духовный, невещественный, не имеющий ни времени, ни пространства в нашем пони­мании. Отсюда плоскостность иконописного образа, нейтральный золотой фон и многое другое. Этот мир дается в иконе не в свете личного понимания мастера, а в свете общецерковного духовного понимания.

Иконописная форма образа относится к преданию святых отцов и необходима художникам, желающим при­нести свой талант на служение Церкви.

Их завещание: «Писать, как писали древние иконо­писцы» (Стоглав), не значит, что следует перенимать толь­ко их приемы и стиль письма, это значит следовать их приме­ру в этом святом деле, то есть входить, вживаться в мир, приоткрываемый иконой, мир, движимый страхом Божиим, дышащий молитвой, исполненный благоговением и бесстрастием, а не копировать только внешнюю форму.

Нам известно, как трудились святые иконописцы. Готовясь написать святую икону, древний, истинный икон­описец готовил прежде всего себя самого через молитву и пост, через послушание своему духовному руководителю. Он готовился через самоотречение, для того чтобы в его святое церковное дело не вторглась его человеческая, себялюбивая, страстная природа и не исказила Божественную истину; чтобы самому приблизиться, насколько возможно, к миру, которого ему предстоит касаться кистью.

Преподобный Алипий, первый русский иконописец Киево-Печерского монастыря, ночами молился, днем же с великим смирением, чистотою, терпением, любовью и богомыслием занимался иконописью и по благодати Божией (как говорит его житие) видимым образом воспроизводил как бы самый духовный образ добродетели.

В Русской Церкви нам известны целые сонмы святых иконописцев. Старец иеросхимонах Нил, возобновитель Нилосорской пустыни (1801-1870) занимался иконописанием, следуя древним византийским образцам. Будучи иноком строгой, внимательной жизни, он с великим благоговением, постом и молитвенным приготовлением писал святые иконы. Завершал же свой труд также моли­твой: всенощным бдением святому, который был написан, Литургией и водоосвящением, после которого благоговейно поклонялся вновь написанному образу и лобызал его. Все иконы, им написанные, исполнялись благодатных дарований.

Так писались иконы подвижниками Церкви. Свято следуя церковному преданию и завещанию, благоговея пред высотой и глубиной священного образа, древний иконо­писец, забывал свои личные интересы, почитая себя счас­тливым, что труд его позволял ему как бы касаться ризы Христовой. И ни один из них не дерзнул подписать создан­ную им икону своим именем, ибо в ней он не почитал ничего своим, ни содержания, ни формы.

Слово иконописца монахини Иулиании (Соколовой). Смысл и содержание иконы. — Московская духовная академия, 2005.

STSL.Ru


11 мая 2019

Смысл и традиции Масленицы — ТАСС

Неделя делится на два периода. Узкая Масленица — понедельник, вторник и среда, и широкая Масленица — четверг, пятница, суббота и воскресенье. В первые три дня можно было заниматься делами по хозяйству, а с четверга все работы прекращались. Каждый день праздничного цикла имеет свое название и предназначение.

Понедельник — встреча. В этот день заканчивали постройку снежных гор, качелей, балаганов, из подручных материалов сооружалось чучело Зимы, которое насаживали на кол и возили по улицам. По традиции свекор со свекровью отправляли невестку к отцу и матери, а вечером сами приходили к сватам в гости и обсуждали время и место гуляний, определялся состав гостей. В первый день уже начинали печь блины, первый испеченный блин в понедельник отдавался малоимущим и на помин усопших.

Вторник — заигрыши. Многие масленичные обряды связаны со сватовством. Во вторник проводили смотрины. Если все складывалось удачно, то сразу после Пасхи, на Красную горку, игралась свадьба.

Среда — лакомка. Третий день Масленицы отличался богатыми столами с угощением для гостей. По традиции в этот день зять приходил к теще на блины, которые она пекла. У каждой хозяйки на Руси был особенный рецепт приготовления блинов, который передавался из поколения в поколение по женской линии. Блины пекли из пшеничной, гречневой, овсяной, кукурузной муки, добавляя в них пшенную или манную кашу, картофель, тыкву, яблоки, сливки.

Четверг — разгул. В первый день широкой Масленицы хозяйственные работы прекращались, и начиналось празднование: катались на санях и санках, устраивали кулачные бои и битвы за снежные города, пели колядки, жгли ритуальные костры и прыгали через огонь. Главным действием в четверг был штурм и дальнейший захват снежного городка. 

Пятница — тещины вечерки. Этот день проводили в кругу семьи и близких. С ответным визитом теща приходила в гости к зятю.

Суббота — золовкины посиделки. Молодые невестки приглашали к себе золовок и других родственников мужа. 

Воскресенье — прощеный день. В этот день просят прощения у родных и знакомых за нанесенные за год обиды. Кульминация Масленицы — сжигание на костре соломенного чучела, олицетворяющего уходящую зиму, под веселые возгласы и песни. Вечером поминали усопших и ходили на кладбище.

где найти, в чем смысл и кто это сделал > Рубрика Город в Самаре

В воскресенье, 12 сентября, горожанам представили муралы и скульптуры, которые на протяжении двух недель создавали художники проекта Samara Ground Art Festival 2021. Итогом работы стали семь масштабных изображений, объемные композиции и расписанный вагон трамвая. Рассказываем, где найти эти арт-объекты и какой смысл в них скрыт.

Галактионовская, 2 

_________________________

Андрес Иглесиас (Cobre)

Аргентинский художник создал портрет мальчика-космонавта в своей фирменной технике — гиперреализм. Он тщательно проработал все детали и линии. Выбор темы понятен: Самара — космическая столица России, плюс в 2021 году в нашей стране отмечают 60-летие первого полета человека в космос.

Работы Cobre можно увидеть в Испании, США и Аргентине. В портфолио автора есть портреты известных людей: Греты Тунберг, Леонеля Месси, Сальвадора Дали, Пабло Пикассо и других. 

Галактионовская, 37 

_________________________

Мария Хардикова

Художница из Ростова любит браться за необычные проекты — однажды она расписала огромный заброшенный вокзал в Заполярье. В Самаре Мария украсила муралом «Сфинкс» колледж сервисных технологий. Теперь на эклектичном здании можно увидеть работу, в которой тоже отражено сочетание разных стилей. По словам художницы, она решила подчеркнуть архитектурную гармонию, а образ сфинкса — это символ противоречащего единства. 

Изображение органично вписывается в городской ландшафт и соответствует почерку Хардиковой. За стиль и любовь к истории ее произведения часто называют «фресками». Их отличают плавные линии, приглушенные цвета и фактурность. 

Ленинградская, 70 

_________________________

Миша Most

Известный художник и граффитист посещает Самару уже не в первый раз. Most является организатором крупных фестивалей, куратором выставок и проектов, посвященных разным проявлениям уличного искусства. Также он создатель одной из самых больших монументальных работ в мире — она покрывает фасад здания площадью более 10 тысяч квадратных метров.

В Самаре Миша создал мурал на тему научного прогресса и устремления человека в неизведанные области, отдав дань Дмитрию Козлову. Цитату выдающегося конструктора ракетно-космической техники он воспроизвел на фоне своих минималистичных и ярких рисунков.

Льва Толстого, 82 

_________________________

Луис Густаво Мартинс (L7Matrix)

В нашем городе находится вторая работа бразильского художника в рамках Samara Ground. До этого Matrix украсил фасад спорткомплекса «Старт» в Тольятти. 

На торце бывшего здания театра кукол он создал произведение с изображением двух женских лиц, обращенных друг к другу. Образ девушки часто встречается в творчестве Мартинса с нотками экспрессии и абстракции. Главная идея работы — слияние душ, объединение идей.

Пушкина, 195 

_________________________

Павел Orez

Художник из Благовещенска рос на границе с Китаем. Насыщенные цветовые комбинации, которые он использует, отсылают к азиатским произведениям. Также в его работе всегда присутствует момент импровизации.

На фасаде самарского здания он изобразил девушку, образ которой складывается из цветовых блоков как из пазлов. По словам художника, тема мурала — воспоминания. В течение жизни человек накапливает в памяти наиболее яркие события, которые, подобно мозаике, формируют личность. 

Маяковского, 20 

_________________________

Алексей Кислов

Художник из Крыма предпочитает яркие, насыщенные и объемные образы с нотками фольклора. В основе его сюжетов — фантасмагорические персонажи, символизм и аллюзии.

При создании мурала в Самаре Алексей решил использовать древний символ — Древо жизни. На нем — существа с человеческими лицами, у каждого из которых своя жизнь и история, оставшиеся за кадром.

Первомайская, 25 

_________________________

Роман Мураткин

Художник-график из Серпухова часто обращается к сложносочиненным композициям и интересным колористическим решениям. На мурале высотой в пять этажей Роман изобразил динамичный сюжет из дворовой жизни с играющими детьми и девушкой, крутящей обруч. Как признался автор, это отсылки к периоду его творчества с 2010 по 2015 год. Тогда он создавал формы, потом обводил контуры — и рисунок начинал напоминать витраж или мозаику. 

Площадь Сельского хозяйства 

_________________________

Покрас Лампас

Всемирно известный петербуржец работает в собственном уникальном стиле «каллиграфутуризм» и продвигает особую философию, которая объединяет различные поколения письменности и культуры. В рамках фестиваля в Самаре он расписал вентиляционную трубу строящегося метрополитена.

Покрас использовал специальный цвет — королевский синий. Он ассоциируется

с небом, с искусством XX века и работами художника Ива Кляйна. Специально для проекта он заказал 15 килограммов пигмента. А чтобы связать арт-объект с городом, использовал тему покорения космоса — серебряной краской вывел цитату Юрия Гагарина.

Напомним: дебютная работа мастера в Самаре украшает подпорную стенку на Маяковском спуске набережной.

Свет искусства 

_________________________

Покрас Лампас

После праздничного салюта, посвященного Дню города, состоялось открытие первой скульптуры мастера-каллиграфиста Покраса Лампаса. Светящийся арт-объект появился недалеко от Волги в районе дома №33 на Волжском проспекте — ко Дню города и в рамках фестиваля Samara Ground 2021. На торжественную церемонию пришли губернатор Дмитрий Азаров и глава Самары Елена Лапушкина. 

— У меня самые прекрасные впечатления от работы в Самаре. Город открыт к экспериментальным, смелым проектам. Мы получили максимальную поддержку и в технической, и в творческой части, — отметил автор. — Я продумал пластику линий, чтобы не было ни одного элемента, не закрепленного на металле. А насчет смысла произведения скажу так: учение — свет. Моя скульптура по сути посвящена развитию нашей культуры через много лет. Для меня будет большой гордостью продолжать делиться своим видением каллиграфии в будущем. 

Дмитрий Азаров подчеркнул, что арт-объекты — это новое слово в организации пространств парков и скверов. Теперь люди могут видеть их каждый день. 

Эффект движения

_________________________

Вячеслав Гунин

Арт-объектом стал и городской трамвай. В воскресенье, 12 сентября, на рейс вышел состав, расписанный Вячеславом Гуниным (SAV45). Это испанский уличный художник с русскими корнями. Он занимается стрит-артом уже десять лет и за это время получил множество наград на конкурсах, участвовал в крупных фестивалях и выставках. Его работы украшают многие крупные города России.

Долгое время Вячеслав провел рядом с Барселоной и использует в творчестве фотореалистичные образы с добавлением абстракции, что в целом характерно для испанской уличной культуры. В своей фирменной манере он оформил и вагон. На нем красуется женское лицо в обрамлении лепестков и листьев. По словам автора, ему было важно, чтобы изображение усиливало эффект скорости. 

Гунин признался, что транспорт расписывает впервые, но ему интересны новые формы творчества. Для эксперимента самарское ТТУ выделило трамвай «Татра Т3». Художника пригласили работать прямо в городское депо. Сотрудники отнеслись к нему с большим интересом, поддерживали и даже предлагали свою помощь.

Новый арт-объект на колесах стал еще одним подарком самарцам ко Дню города. Теперь он будет работать на городском маршруте №1. 

Фотографии: Екатерина Елизарова, Владимир Пермяков

Музыкальная школа г.Комсомольска-на-Амуре | Эссе на тему: «Смысл и сущность события в жизни школы, которое считается ярким достижением отчетного года»

Версия для слабовидящих

 

 Эссе на тему: «Смысл и сущность события в жизни школы, которое считается ярким достижением отчетного года»

  Множество неординарных событий, реальных достижений отличают творческую учебную, методическую и концертно-просветительскую жизнь «Детской музыкальной школы» Комсомольска-на-Амуре.  

   Каждое явление в жизни школы имеет свой удельный вес для объективной оценки достижений и обозначения роли того или иного события в контексте общего развития. Празднование шестидесятипятилетнего юбилея создания музыкальной школы в Комсомольске, включившее в себя ряд мероприятий протокольного характера и большой праздничный концерт, бесспорно, стоит на вершине, с которой обозревается жизнь школы, как квинтэссенция значимых явлений, определяющих дальнейшее движение вперед.  

  Юбилейные мероприятия и общешкольный праздник послужили основанием для более детального, пристального, исторического взгляда на пройденный путь, где из маленького ростка небольшой, на несколько специализаций школы, выросло могучее древо учебного заведения одного из лучших Хабаровском крае, с 25 специализациями, сотнями преподавателей и учеников. МАОУК ДОД «Детская музыкальная школа» Комсомольска – на – Амуре уверенной поступью вошла в число «100 лучших школ России».  

   Представители нескольких поколений горожан собрались в одном из самых больших залов города на праздник — юбилей, но даже он не смог вместить всех, кто по настоящему любит школу и связывает с ней страницы своей биографии и духовного взросления. Этот факт отражает значение роли музыкальной школы Комсомольска в жизни семей и целых поколений комсомольчан, а значит, и жизни города в целом. Среди традиционных приветственных адресов именно концерт, созданный силами преподавателей и учащихся школы, наиболее точно отразил смысл и сущность этого события, заставил по новому осмыслить многие факты .  

   Во первых, наличие больших творческих коллективов в школе и их разнообразные серьезные концертные программы (Оркестр русских народных инструментов, Ансамбль «Премьера», эстрадный и фольклорные ансамбли, духовой оркестр) доказывают, что музыкальная школа Комсомольска давно выросла из своего узко – практичного предназначения, а приобрела статус как Школа — Филармония, Школа — Дворец музыкальной культуры, Школа высокого эстетического воспитания.  

   Уникальный эксперимент по внедрению во взрослые педагогические коллективы учеников разной степени подготовки оказался не только успешным, но и открыл ранее неисследованные методические подходы, которые позволили стремительными темпами творчески взрослеть ученикам, вдохновленным примерами своих преподавателей. Этот факт подчеркивает верность коллектива традициям музыкального исполнительства, стремление преподавателей к передаче мастерства, большую методическую роль музыкальной школы Комсомольска, как школы активного наставничества.  

  Отмечая многогранность и многочисленность отделений и специализаций, представленных в концерте (народное, хоровое, фольклорное, эстрадное, струнное и.т.д.), оригинальность исполненных концертных номеров, следует отметить еще одну важную деталь вектора развития школы: сознательное расширение контингента на отделениях, представляющих русскую национальную традицию и глубокие патриотические корни. 

   Администрация Детской музыкальной школы Комсомольска всегда стремилась, чтобы лучшие и достойные ученики и преподаватели имели возможность выезжать на конкурсы, и это значительно расширило географию конкурсного и победного участия Комсомольска в Международных, региональных, краевых конкурсах и фестивалях. Естественно, что в юбилейном концерте приняли участие только самые яркие звезды — победители, лауреаты Гран–при и первых премий. Но в череде замечательных исполнений отмечался не только высокий профессионализм и потенциал учеников и преподавателей, а скорее — факт наличия самобытного педагогического почерка, где традиции русской исполнительской школы органично сочетаются с яркой эмоциональностью и оригинальностью прочтений, что так пленяет и будет пленять жюри самых престижных конкурсов. 

  Юбилей школы, юбилейные мероприятия провели своеобразную черту. За символической вехой, за высокой планкой, обозначенной юбилейными торжествами начинается новая страница. Но маяк 65-летия еще долго будет освещать дорогу коллективу. Детской музыкальной школы Комсомольска на Амуре.

 

Музыковед А. А. Владимирова                                                                  <<< Назад   

Г. Фреге — Смысл и значение

Г. Фреге — Смысл и значение

Г. Фреге

Равенство требует размышления над рядом вопросов, ответить на которые отнюдь не просто. Является ли равенство отношением? Отношением между предметами, либо отношением между именами или знаками предметов? В своем исчислении понятий я остановился на последнем. Основания, которые говорят в пользу этого, суть следующие: предложения а = а и а = b имеют, очевидно, различную познавательную ценность: предложение а = а значимо a priori и, согласно Канту, должно называться аналитическим, в то время как предложения, имеющие форму а = b значительно расширяют наше познание и не всегда могут быть обоснованы a priori. Одним из значительнейших открытий астрономии в свое время было то, что каждое утро встает не новое Солнце, а то же самое. И по сей день опознание астероидов или комет иногда связано со значительными трудностями. Если же в равенстве мы хотим видеть отношение между тем, что означают имена «а» и «b», то предложения а = b и а = а, по-видимому, не могут быть различными в том случае, когда а = b истинно. При этом выражалось бы отношении вещи к самой себе, а именно такое отношение, в котором каждая вещь находится к самой себе, но не к какой-то другой вещи. Но говоря а = b, видимо, хотят сказать, что знаки, или имена, «а» и «b» означают одно и то же, и в таком случае речь идет именно об этих знаках; между ними утверждается некоторое отношение. Но эти имена, или знаки, находятся в указанном отношении только потому, что они нечто называют или обозначают. Это отношение опосредовалось бы связью каждого из них с одним и тем же обозначаемым. Но эта связь произвольна. Никому нельзя запретить считать произвольно избранное событие или предмет знаками чего угодно. В таком случае предложение а = b относилось бы не к самой вещи, а только к нашему способу обозначения; мы не выражали бы в нем никакого подлинного знания. Но все же в большинстве случаев мы хотим именно этого. Если знак «а» отличается от знака «Ь» только как предмет- в данном случае только своим видом, — а не как знак (то есть, не тем способом, как он нечто обозначает), то познавательная ценность предложения а = а по существу была бы равна ценности предложения а = b в тех случаях, когда последнее истинно. Разница может появиться только в том случае, когда различию знаков соответствует различие в способах данности обозначаемого. Пусть а, b, с — прямые, соединяющие вершины треугольника с серединами противоположных сторон. Точка пересечения а и и есть в таком случае та же самая точка, что и точка пересечения бис. Таким образом, у нас имеются различные обозначения одной и той же точки, и эти имена («точка пересечения а и b», «точка пересечения b и с») одновременно указывают на способ данности объекта, и поэтому данное предложение содержит действительное знание.

Это свидетельствует о том, что некоторый знак (слово, словосочетание или графический символ) мыслится не только в связи с обозначаемым, которое можно было бы назвать значением знака, но также и в связи с тем, что мне хотелось бы назвать смыслом знака, содержащим способ данности [обозначаемого]. Тогда в нашем примере одним и тем же будет значение выражений «точка пересечения а и b» и «точка пересечения b и с», а не их смысл. Точно так же у выражений «Вечерняя звезда» и «Утренняя звезда» одно и то же значение, но не смысл.

Из сказанного следует, что под «знаком» или «именем» я понимаю любое обозначение, выступающее в роли имени собственного, значением которого является определенный предмет (в самом широком смысле этого слова), но не понятие и не отношение, которые будут подробно рассмотрены в другой работе». Обозначение одного предмета может состоять также из нескольких слов или иных знаков. Для краткости каждое такое обозначение может быть названо именем собственным.

Смысл имени собственного будет понятен каждому, кто в достаточной степени владеет языком или совокупностью обозначений, к которым оно принадлежит; однако значение имен, если таковое имеется, освещается при этом лишь с одной стороны. Всестороннее знание значения предполагало бы, что о каждом данном смысле мы могли бы сразу решить, относится ли оно к этому значению или нет. Но этого мы никогда не достигнем.

Правильная связь между знаком, его смыслом и значением должна быть такой, чтобы знаку соответствовал определенный смысл, а смыслу, в свою очередь, — определенное значение, в то время как одному значению (одному предмету) соответствует не только один знак. Один и тот же смысл выражается по-разному не только в разных языках, но и в одном и том же языке. Правда, встречаются исключения из этой правильной связи. Разумеется, в совершенной совокупности знаков каждому выражению должен соответствовать лишь один определенный смысл, однако естественные языки далеко не всегда удовлетворяют этому требованию и приходится довольствоваться тем, чтобы хотя бы на протяжении одного рассуждения слово всегда имело один и тот же смысл. Пожалуй, можно сделать так, чтобы грамматически правильно построенное выражение, представляющее собственное имя, всегда имело один и тот же смысл; но имеет ли оно еще и значение — остается проблематичным. Слова «наиболее удаленное от Земли небесное тело» имеют смысл; однако очень сомнительно, имеют ли они значение. Выражение «в наименьшей степени сходящийся ряд» имеет некоторый смысл; однако доказано, что оно не имеет значения, так как для любого сходящегося ряда всегда найдется ряд, сходящийся еще медленнее. Таким образом, даже если понимается некоторый смысл, это еще не обеспечивает наличие значения.

Когда слово употребляют обычным образом, тогда то, о чем хотят сказать, является его значением. Но иногда хотят сказать что-либо о самих словах или об их смысле. Такое случается, например, когда мы передаем чужие слова посредством прямой речи. Тогда произносимые нами слова обозначают прежде всего слова другого человека, и только эти последние имеют обычное значение. В этом случае мы имеем дело со знаками знаков. Таким образом, стоящему в кавычках словесному образу, не может быть приписано обычного значения.

Если хотят говорить о смысле выражения «А», то для этого можно использовать просто оборот «смысл выражения «А»». В косвенной речи говорят, например, о смысле речи другого человека. Отсюда ясно, что при таком способе речи слова имеют не свое обычное значение, а означают то, что обычно является их смыслом. В целях краткости мы будем говорить: в косвенной речи слова выступают в косвенном употреблении или имеют косвенное значение. В соответствии с этим мы отличаем обычное значение некоторого слова от его косвенного значения и его обычный смысл от его косвенного смысла. Косвенным значением некоторого слова является, таким образом, его обычный смысл. Эти исключения нужно всегда иметь ввиду, если мы хотим правильно понять способ связи знака, смысла и значения в каждом отдельном случае.

От значения и смысла некоторого знака следует отличать связанное с ним представление. Если значением знака является чувственно воспринимаемый предмет, то мое представление этого предмета есть внутренний образ, возникший из воспоминаний о чувственных впечатлениях и об актах моей внутренней или внешней деятельности. Оно часто пронизано эмоциями; отчетливость отдельных его частей различна и колеблется от случая к случаю. Даже для одного человека определенное представление не всегда связано с одним и тем же смыслом. Представление субъективно: представление одного человека не то же, что представление другого. Отсюда проистекает многообразие различных представлений, связанных с одним и тем же смыслом. У художника, наездника и зоолога с именем «Буцефал» будут связаны, вероятно, очень разные представления. Тем самым представление существенно отличается от смысла знака, который может быть общим достоянием многих, и, следовательно, не является частью или модусом души отдельного человека; ибо никто, пожалуй, не сможет отрицать, что человечество обладает общей сокровищницей мыслей, которую оно передает от поколения к поколению.

В то время как можно не колеблясь говорить о смысле, говоря о представлении, нужно указывать, кому оно принадлежит и к какому времени относится. На это можно было бы возразить следующее: как с одним и тем же словом один связывает это представление, а другой — то, точно также один может связать с ним этот смысл, а другой — тот. И все же здесь имеется различие — различие в способах этой связи. Это не препятствует тому, чтобы два человека понимали один и тот же смысл; но одного и того же представления они иметь не могут. Si duo idem faciunt, поп est idem. Даже если два человека представляют себе одно и то же, у каждого будет свое собственное представление. Иногда удается установить разницу между представлениями или ощущениями разных людей; но точное сравнение их невозможно, так как разные представления не могут одновременно существовать в одном сознании.

Значением собственного имени является сам предмет, который мы обозначаем этим именем; представление, которое мы при этом имеем, полностью субъективно; между ними лежит смысл, который хотя и не столь субъективен, как представление, но все-таки не является и самим предметом. Следующее сравнение, пожалуй, подходит для того, чтобы прояснить эти отношения. Допустим, некто смотрит на Луну в телескоп. Саму Луну я сравню со значением; она является предметом наблюдения, которое опосредовано реальным образом, который образуется на линзах внутри телескопа, и образом на сетчатке глаза наблюдателя. Первый я приравниваю к смыслу, второй — к представлению или созерцанию. Конечно, образ в телескопе является односторонним и зависит от расположения телескопа; однако он все-таки объективен, ибо может служить нескольким наблюдателям. Во всяком случае его можно направить таким образом, что его одновременно будут использовать несколько наблюдателей. Однако образ Луны на сетчатке глаза у каждого будет свой. В силу разного строения глаз вряд ли можно ожидать даже геометрического подобия образов на двух разных сетчатках, а их полное совпадение совершенно исключено. Это сравнение можно было бы продолжить, предположив, что В может увидеть сетчатку глаза А или же что А также может увидеть свою собственную сетчатку в зеркале. Тем самым можно было бы, пожалуй, показать, что и само представление можно рассматривать как предмет, однако в качестве такового оно воспринимается наблюдателем совсем не так, как оно непосредственно воспринимается самим представляющим. Впрочем, продолжение этого сравнения может завести нас слишком далеко.

Теперь мы можем установить три степени различия между словами, выражениями и целыми предложениями. Различие относится либо только к представлениям, либо к смыслам, но не к значениям, либо, наконец, также и к значениям. Относительно первой степени следует сказать, что из-за неопределенной связи представлений со словами для одного человека могут обнаружится такие различия, которые не замечает другой. Разница между переводом и оригиналом не должна, вообще говоря, выходить за пределы различия первой степени. К тем различиям, которые здесь возможны, относятся те оттенки и освещения, которые стремится придать смыслу поэзия <и> красноречие. Эти оттенки и освещения не объективны: каждый читатель или слушатель должен сам воссоздать их для себя по намекам поэта или оратора. Правда, без сходства человеческой способности представления искусство было бы невозможно; однако в какой мере [представления читателей] отвечают замыслам автора точно установить никогда не удастся.

В дальнейшем о представлениях и созерцаниях мы больше говорить не будем; они были упомянуты только для того, чтобы не путать представление, вызываемое словом у слушателя, со смыслом или значением этого слова.

Для краткости и точности изложения установим следующее словоупотребление:

Собственное имя (слово, знак, сочетание знаков, выражение) выражает свой смысл и означает, или обозначает, свое значение. Мы выражаем некоторым знаком его смысл и обозначаем им его значение.

Со стороны идеалистов и скептиков, по-видимому, уже давно напрашивается следующее возражение: «Вы без всяких сомнений говорите здесь о Луне как о некотором предмете; однако откуда вам известно, что имя «Луна» вообще имеет значение, откуда вам известно, что вообще какое-либо имя имеет значение?». На это я отвечаю, что когда мы произносим слово «Луна», то в наше намерение вовсе не входит говорить о нашем представлении Луны, и, произнося это слово, мы не ограничиваемся также только смыслом; но мы предполагаем некоторое значение. Полагать, что в предложении «Луна меньше Земли» идет речь о чьем-то представлении о Луне, значит совершенно игнорировать его смысл. Если бы говорящий хотел именно этого, то он употребил бы выражение «мое представление Луны». Мы правда можем заблуждаться в этом своем предположении [что слово «Луна» имеет значение], и такие ошибки уже встречались. Однако на вопрос о том, не является ли вообще ошибочным предположение о наличии значений у каких-либо имен, здесь можно и не отвечать; достаточно сослаться на наше намерение говорить или размышлять именно о значении знака, хотя бы и с оговоркой: если таковое имеется.

До сих пор рассматривался смысл и значение только таких выражений, слов и знаков, которые мы называли именами собственными. Теперь мы обращаемся к вопросу о смысле и значении целого повествовательного предложения. Такое предложение содержит некоторую мысль». Должны ли мы рассматривать эту мысль как его смысл или как его значение? Допустим, что предложением имеет значение. Если какое-то слово в нем мы заменим другим словом с тем же значением, но с другим смыслом, то это никак не может повлиять на значение предложения. Однако мы увидим, что мысль в таком случае изменится. Так, например, мысль предложения «Утренняя звезда — это тело, освещенное Солнцем» отличается от мысли предложения «Вечерняя звезда — это тело, освещенное Солнцем». Каждый, кому не известно, что Вечерняя звезда есть Утренняя звезда, может счесть одну из этих мыслей истинной, а другую — ложной. Таким образом, мысль не является значением предложения, ее следует рассматривать, скорее, как смысл предложения. Но как же тогда быть со значением? Можно ли вообще задаваться таким вопросом? Быть может, предложение в целом имеет только смысл, но не имеет никакого значения? Во всяком случае, можно ожидать, что найдутся предложения, которые — также, как и некоторые их части — имеют смысл, но не имеют значения. И предложения, которые содержат собственные имена, не имеющие значения, относятся именно к этому типу. Предложение «Одиссея высадили на берег Итаки в состоянии глубокого сна» имеет, очевидно, смысл. Но поскольку неизвестно, обладает ли значением имя «Одиссей», постольку мы не знаем, имеет ли значение данное предложение в целом. Ясно, однако, что тот, кто всерьез считает данное предложение истинным или ложным, признает за именем «Одиссей» не только смысл, но и значение; так как только значению этого имени можно приписывать или отрицать за ним упомянутый в предложении предикат. Тот, кто не признает некоторого значения, не может ни утверждать, ни отрицать наличие у него какого-либо предиката. Можно было бы вообще считать, что доискиваться до значения имени излишне; если бы нас интересовала только мысль, можно было бы довольствоваться смыслом. Ведь если рассматривать только смысл предложения, мысль, то незачем заниматься значениями отдельных его частей; для смысла предложения важны только смыслы его частей, а не их значения. Мысль не изменится от того, имеет ли слово «Одиссей» значение или нет. Однако то, что нас волнует вопрос о значении отдельных частей предложения, указывает на то, что мы в общем случае признаем и требуем значения и для предложения в целом. Мысль теряет для нас всякую ценность, так только мы узнаем, что какая-нибудь из ее частей не имеет значения. Поэтому мы вправе не только довольствоваться смыслом предложения, но и задаваться вопросом о его значении. Почему же мы хотим, чтобы каждое имя собственное имело не только смысл, но и значение? Почему нам недостаточно мысли? Потому и лишь потому, что нас интересует ее истинностное значение. Правда, это случается далеко не всегда. Например, когда мы слушаем эпос, нас волнуют, наряду с красотой языка, только смысл предложений и вызываемые ими представления и чувства. Вопрос об истинности этих предложений увел бы нас из сферы художественного восприятия в сферу научных исследований. Вот почему нам безразлично имеет ли, например, имя «Одиссей» значение или нет. Именно стремление к истине и заставляет нас двигаться вперед, от смысла предложения к его значению.

Итак, мы установили, что о значении предложения речь может идти только тогда, когда установлено значение его составных частей, и этот вопрос можно ставить тогда и только тогда, когда нас интересует его истинностное значение.

Мы вынуждены, таким образом, признать, что значением предложения является его истинностное значение. Под истинностным значением предложения я понимаю то обстоятельство, что оно является истинным или ложным. Других истинностных значений нет. Для краткости одно я называю истинностью, другое ложностью. Всякое повествовательное предложение, в зависимости от значений составляющих его слов, может, таким образом, рассматриваться как имя, значением которого, если, конечно, оно имеется, будет либо истина, либо ложь. Оба этих абстрактных предмета признаются, хотя бы молчаливо, всеми, кто вообще выносит какие-либо суждения или считает хотя бы что-нибудь истинным, то есть даже скептиком. То, что мы называем истинностное значение предметом, может показаться неоправданным произволом, пустой игрой слов, из которой нельзя извлечь никаких далеко идущих следствий. Уточнить, что именно понимается здесь под предметом, можно только через понятие и отношение. Этот вопрос я собираюсь рассмотреть в другой работе. Тем не менее, уже сейчас должно быть ясно, что в любом суждений уже сделан шаг от уровня мыслей к уровню значений (уровню объективного).

Можно попытаться рассмотреть отношение мысли к истинности не как отношение смысла к значению, но как отношение субъекта к предикату. Так, можно сказать: «Та мысль, что 5 — простое число, истинна». Однако, если присмотреться повнимательнее, то становится очевидным, что мы не сказали ничего сверх того, что уже сказано в простом предложении «5 — простое число». Утверждение истины в обоих случаях заложено в самой форме повествовательного предложения, причем даже в тех случаях, когда эта форма лишена своей обычной [утвердительной] силы, например, если предложение «та мысль, что 5 — простое число, истинна» произнесено актером со сцены, оно выражает только мысль, а именно ту же самую мысль, что и предложение «5- простое число». Отсюда можно заключить, что между мыслью и ее истинностным значением имеет место совсем не то же отношение, что между субъектом и предикатом. Субъект и предикат (в логическом смысле) являются частями мысли и находятся на одном и том же уровне с точки зрения познания. Соединяя субъект с предикатом, мы всегда получаем тем самым мысль, но не совершаем перехода от смысла к значению, или от мысли к ее истинностному значению. Соединяя субъект с предикатом, мы останемся на том же самом уровне, не переходя на следующий. Истинностное значение не может быть частью мысли, точно так же, как и Солнце, так как оно — не смысл, а предмет.

Если наше предположение о том, что значением предложения является его истинностное значение, верно, то последнее не должно изменяться, если какую-нибудь часть предложения заменить выражением, тождественным ей по значению, но отличным по смыслу. Это действительно так и есть. Лейбниц прямо говорит: «Eadem sunt, quae sibi muluo substitui possunl, salva veritate»*. Что же еще, кроме истинностного значения, может быть вообще приписано всякому предложении?; что так тесно связано со значением его частей и не зависит от подстановок указанного типа?

Если же значением предложения является его истинностное значение, то все истинные предложения, с одной стороны, и все ложные предложения, с другой, будут иметь одно и то же значение. Отсюда видно, что в значении предложения все частное стирается. Поэтому значение само по себе нас не интересует; однако и голая мысль, т. е. смысл сам по себе, тоже не несет в себе нового знания. Нас интересует только соединение мысли и ее значения, т. е. ее истинностного значения. Суждение можно рассматривать как переход от мысли к ее истинностному значению. Это, разумеется, нельзя считать определением суждения. Суждение представляет собой нечто особое и ни с чем не сравнимое. Впрочем, можно было бы сказать, что суждение есть различение частей в пределах истинностного значения. Это различение выполняется на основе обращения к мысли. При этом каждому смыслу, имеющему некоторое истинностное значение, соответствует свой особый способ разбиения этого истинностного значения на части. Слово «часть» употребляется здесь в особом смысле. Я переношу отношение целого и части предложения на его значение, рассматривая значение слова как часть значения предложения, если само слово является частью этого предложения. Такое словоупотребление, правда, спорно, так как в случае значения целое и какая-либо его часть еще не определяет значения остальной части, а также потому, что применительно к физическим телам слово «часть» уже употребляется в другом смысле. Для этого следовало бы найти другое, специальное выражение.

Продолжим анализ нашего предположения о том, что значением предложения является его истинностное значение. Мы нашли, что при замене некоторой части предложения на выражение, имеющее то же значение, значение целого предложения не изменяется. Мы, однако, не рассмотрели при этом случая, когда в предложение подставляется выражение, которое само является предложением. Если наша точка зрения верна, то истинностное значение предложения, которое содержит в качестве части другое предложение, не должно изменится, если мы заменим эту часть на предложение с тем же самым истинностным значением. Исключения могут обнаружиться только тогда, когда исходное целое предложение или его заменяемая часть являются прямой или косвенной речью; ибо в прямой и косвенной речи слова, как мы видели, не имеют обычного значения; значением предложения в прямой речи является также некоторое предложение, а в косвенной речи — некоторая мысль.

Таким образом, теперь нам необходимо заняться придаточными предложениями. Они являются частями структуры предложения [Satzgefuges], которая с логической точки зрения рассматривается как предложение, а именно как простое предложение. Здесь перед нами встает следующий вопрос: будет ли значение придаточного предложения также сводиться к его истинностному значению или нет? Мы уже выяснили, что для косвенной речи это не так. Грамматисты считают, что придаточные предложения заменяют члены предложения и делят их в соответствии с этим на дополнительные придаточные [Nennsatze], определительные придаточные [Beisatze], обстоятельственные придаточные [Adverosatze]. Можно предположить, что значением придаточного предложения будет не истинностное значение, а то же самое, что является значением существительного, прилагательного или наречия, то есть части предложения, смыслом которой является не мысль, а только часть мысли. Только внимательное исследование может внести ясность в этот вопрос. При этом мы не будем придерживаться сугубо грамматической точки зрения, но будем принимать во внимание и то, что относится к логике. Выясним, для начала, в каких случаях смысл придаточного предложения — в соответствии с нашим предположением — не является самостоятельной мыслью.

К дополнительным придаточным предложениям, вводимым союзом «что», относится и косвенная речь, в которой, как уже говорилось, слова имеют косвенное значение, совпадающее с их обычным смыслом. В этом случае значением придаточного предложения будет не его истинностное значение, а некоторая мысль; смыслом же придаточного будет не сама эта мысль, а смысл слов «мысль, что…», составляющий только часть мысли, выраженной всей структурой предложения. Такие придаточные выступают при глаголах и глагольных словосочетаниях типа «говорить», «думать», «слышать», «заключать», «быть убежденным» и т.п. Иначе, и довольно запутанно, обстоит дело с такими словами, как «признавать», «знать», «воображать» и т.п.; ими мы займемся позже. 

То, что в рассмотренных случаях значением придаточного, действительное является определенная мысль, подтверждается еще и следующим: для истинности целого предложения безразлично, истинна или ложна мысль, выраженная в придаточном. Сравним, например, два предложения: «Коперник думал, что орбиты планет являются окружностями» и «Коперник думал, что впечатление, будто Солнце движется, создается за счет действительного движения Земли». Здесь можно заменить одно придаточное предложение другим, и это никак не повлияет на истинность [предложений в целом]. Смыслом главного предложения вместе с придаточным является одна-единственная мысль, и истинность целого предложения не зависит от истинности или ложности придаточного. Однако в самом придаточном в этих случаях нельзя заменить одно выражение некоторым другим, имеющим то же самое обычное значение; его можно заменять только выражением с тем же самым косвенным значением, то есть с тем же самым обычным смыслом. Если бы кто-нибудь заключил отсюда, что значением предложения вообще не может считаться его истинностное значение, «так как, если бы это было так, то любое предложение всегда можно было бы заменить на любое другое с тем же самым истинностным значением», то это было бы слишком сильным аргументом; с таким же успехом можно утверждать, что значением выражения «Утренняя звезда» не является планета Венера, так как это выражение далеко не всегда можно заменить словом «Венера». Правомерным здесь является только следующее заключение: точно так же, как выражение «Утренняя звезда» не всегда обозначает планету Венеру, а именно «Утренняя Звезда» не обозначает Венеру в тех случаях, когда это выражение употреблено с косвенным значением, значением предложения не всегда бывает его истинностное значение. Примером являются только что рассмотренные придаточные предложения, значением которых является мысль.

Когда говорят «кажется, что…», то имеют в виду «мне кажется, что…» или «я думаю, что…». Таким образом, мы имеем здесь тот же случай. Аналогично обстоит дело с такими выражениями, как «радоваться», «жалеть», «одобрять», «порицать», «надеяться», «бояться». Когда Веллингтон в конце битвы при Ватерлоо обрадовался тому, что пруссаки уже близко, то основанием его радости было некоторое убеждение. Если бы он ошибался, то он — пока длилось его заблуждение — радовался бы не меньше; до того же, как Веллингтон поверил в то, что пруссаки идут ему на помощь, он не мог радоваться этому, даже если бы в действительности они были уже совсем близко.

Точно так же, как убеждение или вера лежат в основе наших чувств, они могут лежать и в основе другого убеждения, например, когда мы делаем умозаключение. В предложении «Колумб решил, что если Земля — шар, то продвигаясь все время на запад, он сможет достичь Индии», значениями его частей являются две мысли, что Земля — шар, и что продвигаясь все время на запад, Колумб сможет достичь Индии. Дело здесь опять же только в том, что Колумб был убежден и в том и в другом, и что одно убеждение было основанием другого. Для истинности нашего предложения безразлично, является ли в действительности Земля шаром, и действительно ли мог Колумб, плывя все время на запад, достичь, как он думал, Индии. Но совсем иначе будут обстоять дела, если мы заменим слово «Земля» на выражение «планета, имеющая спутник, диаметр которого больше четверти ее собственного диаметра». Здесь мы также имеем косвенное значение слов.

Обстоятельственные придаточные цели с союзом [для того] «чтобы» [«damit»] относятся сюда же; ведь цель в данном случае — это тоже некоторая мысль; поэтому — косвенное значение слов, сослагательное наклонение [Konjuktiv].

Придаточные с союзом «чтобы» [«daB»] при глаголах типа «приказывать», «просить», «запрещать» в прямой речи являются императивами. Такие придаточные имеют только смысл, но не имеют значения. Приказ или просьба не являются мыслями, однако они находятся на одном уровне с мыслями. Поэтому слова, которые входят в придаточное предложение при глаголе «приказывать», «просить» и т. п., имеют косвенное значение. Значением такого придаточного является не истинностное значение, а приказ, просьба и т. п.

Так же обстоит дело с косвенными вопросами, включающими такие обороты, как «сомневаться» [zweifein, ob], «не знать, что» и т. п. Легко заметить, что и здесь слова употреблены с косвенным значением. Косвенные вопросительные предложения с союзными словами «кто», «что», «где», «когда», «как», «из-за чего» и т. д. иногда очень похожи на обстоятельственные придаточные предложения, в которых эти слова имеют свое обычное значение. Однако [например, в немецком языке] косвенно-вопросительные и обстоятельственные придаточные предложения различаются при помощи наклонения глагола. В случае сослагательного наклонения мы имеем косвенный вопрос и косвенное значение слова, так что имя собственное не всегда можно заменить другим именем обозначающим тот же предмет.

В рассмотренных до сих пор случаях слова в придаточных предложениях имели косвенное значение, и это позволяло нам заключить, что все придаточное предложение тоже имеет косвенное значение, то есть что его значением является не истинностное значение, а мысль, приказ, просьба или вопрос. Такое придаточное предложение можно рассматривать как существительное, можно было бы сказать: как собственное имя этой мысли, этого приказа и т. д., и именно в качестве такового данное придаточное и входит во взаимосвязь структуры предложения.

Теперь мы переходим к другим придаточным предложениям, в которых слова хотя и имеют обычное значение, но смысл которых тем не менее не сводим к мысли, а значение — к истинностному значению. Как это возможно, лучше всего видно на примерах.

«Тот, кто открыл эллиптическую форму планетных орбит, умер в нищете». [«Der die elliptische Gestalt der Planeten-bahnen entdeckte, starb im Elend»]

Если бы смыслом придаточного подлежащего здесь была мысль, тогда ту же самую мысль можно было бы выразить и посредством простого предложения. Однако это оказывается невозможным, так как грамматическое подлежащее придаточного «кто» [der] не имеет собственного смысла: оно лишь опосредует отношение к следующему предложению «умер в нищете». Отсюда следует, что смысл придаточного в данном случае не является независимой мыслью, и его значением является не истинностное значение, а Кеплер. Здесь можно было бы возразить, что смысл целого предложения все-таки включает в себя некоторую мысль, а именно, что существовал тот, кто первым открыл эллиптическую форму планетных орбит; ибо всякий, кто признает истинным все это предложение в целом, не может отрицать этой части. Последнее бесспорно; но лишь в силу того, что в противном случае придаточное предложение «кто открыл эллиптическую форму планетных орбит» не имело бы значения. Если мы что-либо утверждаем, то мы всегда заранее предполагаем, что употребленные нами простые и сложные собственные имена имеют значение. Если мы, таким образом, утверждаем, «Кеплер умер в нищете», то при этом предполагаем, что имя «Кеплер» нечто обозначает; но именно поэтому в смысл предложения «Кеплер умер

в нищете» не входит та мысль, что «Кеплер» нечто обозначает. Если бы это было так, то отрицанием этого предложения было бы не

«Кеплер умер не в нищете»,

«Кеплер умер не в нищете, или имя ‘Кеплер’ не имеет значения».

То, что имя «Кеплер» нечто обозначает, является, скорее, предпосылкой как для утверждения

«Кеплер умер в нищете»,

так и для противоположного ему утверждения [«Кеплер умер не в нищете»]. Однако, языки обладают тем недостатком, что они допускают выражения, которые по своей грамматической форме предназначены, по-видимому, для того, чтобы обозначать некоторый предмет, но в некоторых случаях они не отвечают этому своему назначению, так как это зависит от истинности другого предложения. Так, от истинности предложения

«существовал тот, кто открыл эллиптическую форму планетных орбит»,

зависит, действительно ли придаточное предложение «кто открыл эллиптическую форму планетных орбит»

обозначает некоторый предмет, или оно вызывает лишь видимость такового и на самом деле все же не имеет значения. И поэтому может показаться, что наше придаточное предложение содержит как часть своего смысла ту мысль, что существовал тот, кто открыл эллиптическую форму планетных орбит. Однако, если бы это было так, то отрицание [первоначального предложения] гласило бы:

«тот, кто первым открыл эллиптическую форму планетных орбит, умер не в нищете, или не существовало того, кто открыл эллиптическую форму планетных орбит».

Дело здесь в несовершенстве языка, от которого, впрочем, не вполне свободна и знаковая система математического анализа; здесь мы также встречаем выражения, которые внешне выглядят так, как будто они что-то обозначают, однако в действительности, по крайней мере до сих пор, значение их неизвестно, например, сумма бесконечного расходящегося ряда. Этого можно избежать, если особым соглашением принять, что [выражение] сумма бесконечного расходящегося ряда должно означать число 0. От логически совершенного языка (исчисления понятии) нужно требовать, чтобы любое выражение, образуемое как собственное имя грамматически правильным образом из уже ранее введенных знаков, действительно обозначало некоторый предмет, и чтобы в качестве собственного имени не вводилось ни одного знака, не обеспеченного некоторым значением. Известно, что в логике недопустима неоднозначность выражений, ибо она является источником логических ошибок. Я полагаю, что не менее опасны псевдоимена, которые лишены значения. История математики знает много заблуждений, которые возникли по этой причине. Псевдоимена, по-видимому, даже в большей степени, чем неоднозначные выражения, способствуют демагогическому злоупотреблению языком. «Воля народа» может служить этому хорошим примером: легко можно установить, что у этого выражения нет никакого, по крайней мере общепринятого, значения. Поэтому мне представляется исключительно важным закрыть этот источник заблуждений — по крайней мере в науке — раз и навсегда. Тогда те недоразумения, которые мы только что рассматривали, станут невозможны, так как в таком случае наличие или отсутствие значения у собственного имени не будет зависеть от истинности мысли.

Рассмотрим теперь, наряду с дополнительными придаточными предложениями, некоторые виды определительных придаточных и обстоятельственных придаточных предложений, которые тесно связанны с первыми в логическом отношении.

Придаточные определительные служат средством образования сложных собственных имен, хотя одного такого придаточного, в отличие от придаточного дополнительного для этого недостаточно. Подобные придаточные ведут себя в этом отношении как прилагательные: так, вместо «тот квадратный корень из 4, который меньше нуля», можно сказать «отрицательный квадратный корень из 4». Здесь мы имеем дело со случаем, когда сложное имя собственное образовано из выражения, обозначающего понятие, при помощи определенного артикля в единственном числе, что возможно только в том случае, если под понятие подпадает один и только один предмет. Выражения, обозначающие понятия, могут строиться таким образом, что признаки соответствующих понятий выражаются посредством определительных придаточных, как и в нашем примере — посредством придаточного предложения «который меньше нуля». Очевидно, что смыслом такого определительного придаточного, так же, как и смыслом рассмотренного выше дополнительного придаточного, не может быть мысль, и значением — истинностное значение. Смыслом его является только часть мысли, которая в ряде случаев может быть выражена и одним прилагательным. В этом случае, как и в случае с дополнительным придаточным, придаточное не имеет самостоятельного подлежащего и, следовательно, передать смысл такого придаточного посредством независимого простого предложения невозможно.

Места, моменты и отрезки времени с логической точки зрения являются предметами. Следовательно, обозначения в языке определенного места, момента или отрезка времени следует рассматривать как собственные имена. Поэтому обстоятельственные придаточные [места и времени] тоже могут использоваться как собственные имена — точно так же, как рассмотренные выше дополнительные и определительные придаточные предложения. Таким же образом могут быть образованы обозначения для понятий, которые включают в себя места и т. д. Заметим, что и тут смысл придаточных не может быть передан простым предложением, так как в этих придаточных отсутствует важная составная часть — точное определение места или времени, а имеется лишь ссылка на место или время, выраженная относительным местоимением или словом-связкой.

В условных придаточных, как и в придаточных дополнительных, определительных и обстоятельственных, чаще всего имеется неопределенно-указательных элемент, которому соответствует некоторый аналогичный элемент в главном предложении; с помощью этих неопределенно-указательных элементов оба предложения и объединяются в одно целое, которое выражает обычно только одну мысль. В предложении

«если некоторое число меньше 1 и больше 0, то квадрат его тоже меньше 1 и больше 0»

такими элементами являются выражения «некоторое число» в условном придаточном и местоимение «его» в главном предложении. Именно благодаря неопределенности выражения «некоторое число» это предложение приобретает всеобщий характер, которого мы вправе ожидать от формулировки закона. Но как раз поэтому смыслом условного придаточного предложения не может быть полная мысль; оно вместе со своим главным предложением выражает одну единственную мысль, части которой мыслями уже не являются. В общем случае неверно, что условное суждение состоит из двух взаимозависимых суждений. Говорить так — значит употреблять слово «суждение» в том смысле, в котором я употребляю слово «мысль», так что в действительности следовало бы сказать: «условная мысль состоит из двух взаимозависимых мыслей». Однако это верно лишь тогда, когда в предложении отсутствуют неопределенно-указательные элементы’, а в этом случае предложение не имеет всеобщего характера.

Когда в условном придаточном и в соответствующем ему главном предложении надо указать на некоторый неопределенный момент времени, то это часто делается только с помощью настоящего времени глагола, которое в этом случае не указывает на одновременность описываемого события и момента речи. В таком случае эта грамматическая форма сама выступает в роли неопределенно-указательного элемента. Предложение «если Солнце находится над Тропиком Рака, то в северном полушарии — самый длинный день» является этому примером. Здесь также невозможно выразить смысл придаточного посредством простого предложения, так как этот смысл не представляет собой самостоятельной мысли. Ибо, если мы скажем: «Солнце находится над Тропиком Рака», то это означает, что Солнце находится над Тропиком Рака именно в данный момент, и тем самым смысл предложения изменится. Смысл главного предложения в нашем примере также не представляет собой самостоятельной мысли; мысль выражает только все предложение целиком, состоящее из главного и придаточного. Отметим, что в условном придаточном и в соответствующем ему главном предложении может быть несколько общих неопределенно-указательных элементов.

Очевидно, что дополнительные придаточные с «кто» и «что» и обстоятельственные придаточные с «где», «когда», «где бы ни», «когда бы ни» и т. п. по смыслу часто эквивалентны условным придаточным, например: «Кто играет с грязью, лишь руки марает».

Определительные придаточные также могут выступать в роли условных. Так, смысл рассмотренного нами выше предложения [«если некоторое число меньше 1 и больше 0, то квадрат его тоже меньше 1 и больше 0»] можно выразить и в такой форме: «квадрат любого числа, которое меньше 1 и больше 0, меньше 1 и больше О».

Совсем иначе дело обстоит в том случае, когда общая часть главного и придаточного предложения выражена собственным именем. В предложении:

«Наполеон, который понял опасность, грозящую его правому флангу, сам повел свою гвардию на врага»

выражены две следующие мысли:

  1. Наполеон понял опасность, грозящую его правому флангу;
  2. Наполеон сам повел свою гвардию на врага.

Когда и где все это происходило, можно узнать только из контекста целого предложения, но мы будем считать, что в контексте это уточнено. Если мы высказываем все наше предложение как утверждение, то мы одновременно утверждаем и оба предложения, являющихся его частями. Если одно из них ложно, то и все предложение ложно. Здесь мы имеем дело со случаем, когда смыслом одного придаточного предложения самого по себе является полная мысль (если только мы уточним при этом место и время). Следовательно, значением придаточного здесь будет истинностное значение. Тогда мы можем ожидать, что вместо него можно подставить любое другое предложение с тем же истинностным значением, и это никак не повлияет на истинность всего предложения в целом. Это действительно так; в силу чисто грамматических соображений следует лишь обратить внимание на то, чтобы подлежащим подставляемого предложения было слово «Наполеон», так как это предложение может употребляться только в форме определительного придаточного предложения, относящегося к тому же подлежащему. Если же не требовать, чтобы подставляемое предложение сохраняло именно такую форму, и согласиться на присоединение его как однородного с союзом «и», то это ограничение отпадает.

Уступительные придаточные с союзами типа «хотя» тоже выражают самостоятельные мысли. Союз «хотя» не имеет собственного смысла и не меняет смысла этого предложения; он просто освещает его особым образом. Мы всегда можем, не нарушая истинности целого, заменить одно уступительное придаточное другим с тем же истинностным значением; при этом, однако, такое освещение может оказаться неуместным — точно так же, как неуместно петь песню с грустным содержанием на веселый мотив.

В последних разобранных случаях истинность целого предложения предполагает истинность составляющих его предложений. Иначе обстоит дело тогда, когда условное придаточное выражает самостоятельную мысль, заключая в себе вместо неопределенно-указательного элемента собственное имя или нечто сходное с ним, на что следует обратить внимание. Так, в предложении

«если Солнце сейчас уже на небе, то небо покрыто тучами»

время совпадает с моментом речи, следовательно, определено. Место описываемых событий также можно считать определенным. Тогда об этом предложении можно сказать, что истинностные значения условного придаточного и главного предложения, связаны между собой следующим образом: все предложение ложно, если придаточное истинно, а главное — ложно. Таким образом, наше предложение истинно как в том случае, если Солнце сейчас еще не на небе (небо при этом может быть каким угодно — облачным или ясным), так и в том случае, если Солнце уже на небе, и небо действительно покрыто тучами. Поскольку из этого следует, что в данном случае важны только истинностные значения, то и главное и придаточное здесь можно заменить на любое другое предложение с тем же истинностным значением, не нарушая истинности целого. Разумеется, и здесь освещение смысла может оказаться неуместным, например, высказанная мысль получится нелепой; чтобы избежать этого, сопутствующие мысли, — которые самостоятельно в предложении не выражены и поэтому непосредственно в смысл всего предложения не входят, так что их истинностные значения роли не играют, — должны быть созвучны основным мыслям, выраженным в предложении.

На этом можно закончить разбор простых случаев. Резюмируем вкратце то, что мы о них узнали.

Смыслом придаточного предложения обычно бывает не мысль, а только часть мысли; следовательно, в этих случаях значением придаточного предложения его истинностное значение быть не может. Это объясняется одним из двух следующих факторов: либо в придаточном предложении слова имеют косвенное значение и, следовательно, выраженная в нем мысль оказывается не его смыслом, а его значением; либо придаточное предложение несамостоятельно ввиду наличия в нем неопределенно-указательного элемента, и только вместе с главным предложением оно выражает некоторую мысль. Бывает, впрочем, и так, что придаточное предложение все же выражает законченную мысль; тогда вместо него можно подставить другое предложение с тем же истинностным значением (если только при этом не возникнут препятствия чисто грамматического характера), и это никак не отразится на истинности всего сложноподчиненного предложения.

Но если мы будем рассматривать все встречающиеся нам придаточные предложения, то мы вскоре натолкнемся на такие, которые не попадают в предложенную классификацию. Основание этого, насколько я могу судить, кроется в том, что не у всех придаточных смысл достаточно прост и прозрачен. Почти всегда, как мне кажется, мы связываем с высказываемой нами главной мыслью ряд сопутствующих мыслей, которые слушатель в соответствии с законами психологии также связывает с нашими словами, хотя они в высказывании прямо не выражены. Поскольку, однако, они связаны в нашими словами почти столь же тесно, как и сама главная мысль, возникает желание также считать их содержащимися в предложении. В силу этого смысл предложения становится богаче, и может оказаться, что мы имеем больше простых мыслей, чем простых предложений. В некоторых случаях предложение следует понимать именно так, в других же случаях трудно решить, входит ли эта сопутствующая мысль в смысл предложения или просто сопутствует ему. Так, создается впечатление, что в предложении

«Наполеон, который понял опасность, грозящую его правому флангу, сам повел свою гвардию на врага»

выражены не только те две мысли, о которых мы говорили выше, но и та мысль, что понимание Наполеоном опасности было причиной того, что он сам повел свою гвардию на врага. Тем не менее, здесь можно и усомниться в том, что эта мысль выражена в предположении, а не просто слегка затронута им. Чтобы выяснить это, зададимся вопросом, могли ли бы мы сказать то же самое, если бы Наполеон принял свое решение [повести гвардию в атаку] еще до того, как он осознал грозящую его правому флангу опасность. Если бы наше предложение и тогда было бы истинным, то это значило бы, что наша сопутствующая мысль не входит в его смысл, т. е. не выражена в нем. Скорее всего следует принять именно такое решение, поскольку в противном случае положение дел оказалось бы совершенно запутанным: мы имели бы в таком случае простых мыслей больше, чем простых предложений. Если же мы теперь [в предложении «Наполеон, который понял опасность, грозящую его правому флангу, сам повел свою гвардию на врага»] заменим предложение

«Наполеон понял опасность, грозящую его правому флангу»

на предложение с тем же истинностным значением, например, на предложение

«Наполеону было уже больше 45 лет»,

то это скажется не только на нашей первой мысли [Наполеон понял опасность, грозящую его правому флангу], но и на третьей [сопутствующей] мысли, у которой может даже измениться ее истинностное значение, так как очевидно, что возраст не мог заставить Наполеона принять решение самому повести свою гвардию на врага. Отсюда понятно, почему в таких случаях вместо данного придаточного не всегда можно подставить другое, пусть даже с тем же истинностным значением. Дело в том, что здесь придаточное предложение- именно благодаря соединению с другим, а именно — с главным предложением, выражает больше, чем оно выражало бы взятое само по себе.

Рассмотрим теперь случаи, в которых это происходит регулярно. В предложении

«Бебель воображает, что возвратом Эльзаса и Лотарингии можно утолить жажду мести со стороны Франции»

выражены две мысли, из которых ни одна не относится полностью ни к главному, ни к придаточному предложению:

1. Бебель думает, что возвратом Эльзаса и Лотарингии можно утолить жажду мести со стороны Франции;

2. Возвратом Эльзаса и Лотарингии утолить жажду мести со стороны Франции невозможно.

В первой мысли слова, входящие в придаточное предложение, имеют косвенное значение, тогда как во второй те же самые слова имеют обычное значение. Отсюда следует, что в первоначальной структуре нашего предложения придаточное предложение фигурирует, собственно говоря, дважды, и притом — с разными значениями: в первом случае его значением является мысль, во втором — истинностное значение.

«так как удельный вес льда меньше удельного веса воды, лед удерживается на ее поверхности» мы имеем

  1. удельный вес льда меньше удельного веса воды;
  2. если удельный вес некоторого вещества меньше удельного веса воды, то это вещество удерживается на ее поверхности;
  3. лед удерживается на поверхности воды.

Третью мысль можно было и не формулировать в явном виде, поскольку она вытекает из первых двух. Однако ни первая и вторая мысль, вместе взятые, ни вторая и третья не передают полностью смысл нашего предложения. Легко видеть, что в придаточном предложении:

«так как удельный вес льда меньше удельного веса воды»

выражена как наша первая мысль целиком, так и часть нашей второй мысли. Вот почему это придаточное нельзя просто заменить другим с тем же истинностным значением; ибо тем самым изменилась бы и наша вторая мысль и, следовательно, могло бы измениться и ее истинностное значение. Так же обстоят дела в предложении

«если бы удельный вес железа 9ыл меньше удельного веса воды, то железо удерживалось бы на ее поверхности»

Здесь выражены две следующие мысли: что удельный вес железа

не меньше удельного веса воды, и что любое вещество удерживается на поверхности воды, если его удельный вес меньше удельного веса воды. В придаточном предложении здесь также выражена полностью одна мысль и часть другой. Если приведенное выше предложение

«после того, как Шлезвиг-Гольштейн был отторгнут от Дании, возник конфликт между Пруссией и Австрией»

понимать как выражающее ту мысль, что Шлезвиг-Гольштейн был некогда отторгнут от Дании, то мы будем иметь, во-первых, эту мысль [что Шлезвиг-Гольштейн был некогда отторгнут от Дании], а, во-вторых, ту мысль, что в некоторый момент времени, точно определенный в придаточном предложении, возник конфликт между Пруссией и Австрией. И в этом случае в придаточном предложении оказывается выраженной не только одна мысль, но и часть другой мысли. Поэтому мы не можем, вообще говоря, заменить это придаточное любым другим предложением с тем же истинностным значением.

Трудно охватить все возможности языка; тем не менее, я надеюсь, что мне удалось в основном вскрыть те основания, по которым придаточное предложение далеко не всегда можно заменить на любое другое с тем же истинностным значением так, чтобы это не отражалось на истинности всего предложения. Эти основания суть следующие:

1. придаточное предложение не означает никакого истинностного значения, выражая лишь часть некоторой мысли;

2. несмотря на то, что придаточное предложение означает некоторое истинностное значение, но оно не ограничивается этим, включая помимо одной мысли еще и часть другой мысли. Первый случай имеет место,

a) когда слова имеют косвенное значение;

b) когда частью предложения является неопределенно-указательный элемент, используемый вместо имени собственного.

Второй случай имеет место, когда придаточное предложение фигурирует дважды: один раз с обычным значением, второй раз — с косвенным; или же когда смысл некоторой части придаточного является одновременно элементом другой мысли, которая вместе с мыслью, непосредственно выраженной в придаточном, образует полный смысл главного и придаточного предложения, вместе взятых.

Проведенные рассуждения позволяют с большой степенью уверенности утверждать, что те случаи, когда одно придаточное нельзя заменить другим с тем же истинностным значением, не противоречат нашему взгляду, что истинностное значение является значением предложения, смыслом которого является мысль. Вернемся же теперь к нашему исходному пункту. Если мы находим, что предложения «а = а» и «а = Ь» имеют в общем случае различную познавательную ценность, то это объясняется тем, что для познавательной ценности смысл предложения, а именно выраженная в нем мысль, важен не меньше, чем его значение, то есть его истинностное значение. Если имеет место а = Ь, то значение «а» идентично значению «Ь» и истинностное значение выражений «а = а» и «а = Ь» одно и то же. Однако смысл выражения Ь может отличаться от смысла выражения «а», и тем самым мысли, выраженные в предложении «а = Ь» будут отличаться от мыслей, выраженных <в> предложении «а = а»; поэтому оба предложения имеют различную познавательную ценность. Если под словом «суждение» мы будем подразумевать переход от мысли к ее истинностному значению, как мы это делали выше, то мы сможем сказать, что и эти суждения также различны.


9 из 10 людей готовы зарабатывать меньше денег, чтобы выполнять более значимую работу

В своем введении к Working , знаменательной устной истории работы 1974 года, Стадс Теркель позиционировал значение как равноправный аналог финансовой компенсации в мотивации американского рабочего. «[Работа] — это поиск… смысла дня, а также хлеба насущного, признания и денег, изумления, а не оцепенения», — написал он. Среди тех «немногих счастливых», которых он встретил, которые действительно наслаждались своим трудом, Теркель отметил общий атрибут: они «имели значение для своей работы, выходящее за рамки вознаграждения в виде зарплаты.”

Спустя более сорока лет бесчисленные исследования подтвердили утверждение о том, что американские рабочие ожидают чего-то большего, чем зарплата в обмен на свой труд. Текущие уровни вознаграждения показывают лишь незначительную связь с удовлетворенностью работой. Напротив, с 2005 года важность осмысленности при выборе работы неуклонно возрастает. «Смысл в новых деньгах», — утверждала статья HBR в 2011 году. Почему же тогда больше организаций не предприняли конкретных действий, чтобы сосредоточить свою культуру на создании смысла?

На сегодняшний день бизнес-лидерам не хватало двух ключевых частей информации, которые им нужны, чтобы действовать в соответствии с выводом о том, что значение способствует повышению производительности.Во-первых, любое экономическое обоснование зависит от способности переводить смысл как абстракцию в доллары. Сколько на самом деле значимой работы стоит ? Насколько инвестиции в эту область оправданы обещанной прибылью? И второе: как организации могут на самом деле способствовать развитию смысла?

Вы и ваша команда Серия

Сделать работу более значимой

Мы решили ответить на эти вопросы в BetterUp в прошлом году, как продолжение нашего исследования одиночества на работе.В нашем отчете «Смысл и цель в работе», опубликованном сегодня, было исследовано значение рабочего места среди 2285 американских профессионалов в 26 отраслях, а также в различных уровнях оплаты труда, размерах компаний и демографических данных. Высокая цена, которую рабочие ставят в известность, всех нас удивила.

Доллары (и смысл) значимой работы

Нашей первой целью было понять, насколько широко распространено мнение о том, что значимая работа имеет денежную ценность. Мы обнаружили, что более 9 из 10 сотрудников готовы отдать часть своего заработка на более значительную работу.Работники любого возраста и уровня заработной платы настолько сильно хотят значимой работы, что готовы за нее платить.

Тогда вопрос на триллион долларов заключался в том, сколько стоит значение для отдельного сотрудника? Если бы вы могли найти работу, которая предлагала бы вам постоянный смысл, от какой части вашей нынешней зарплаты вы бы согласились отказаться, чтобы это сделать? Мы спросили об этом более 2000 наших респондентов. В среднем наши американские рабочие заявили, что готовы отказаться от 23% своего будущего дохода на всю жизнь, чтобы иметь всегда значимую работу.Величина этого числа подтверждает один из выводов недавнего исследования Шона о Конференции для женщин. В ходе опроса участников он обнаружил, что почти 80% респондентов предпочли бы иметь начальника, который заботился бы о том, чтобы они находили смысл и успех в работе, чем получать повышение заработной платы на 20%. Чтобы представить себе эту цифру в перспективе, предположим, что американцы тратят около 21% своих доходов на жилье. Учитывая, что люди готовы тратить больше на значимую работу, чем на то, чтобы накрыть крышу над головой, список предметов первой необходимости 21-го века может быть обновлен: «еда, одежда, жилье — и значимая работа».”

Второй связанный с этим вопрос: Сколько стоит значение для организации ? Мы обнаружили, что сотрудники, выполняющие очень значимую работу, тратят на работу один дополнительный час в неделю и берут на два дня меньше оплачиваемого отпуска в год. С точки зрения простого количества рабочих часов, организации будут видеть больше рабочего времени, вкладываемого сотрудниками, которые находят в этой работе большее значение. Что еще более важно, сотрудники, которые находят значимый опыт работы значительно более удовлетворенными работой, что, как известно, коррелирует с повышением производительности.Основываясь на установленных соотношениях удовлетворенности работой и производительности, мы оцениваем, что высоко значимая работа будет приносить дополнительно 9 078 долларов США на одного работника в год.

Дополнительная организационная ценность проявляется в удержании талантов. Мы узнали, что сотрудники, которые считают работу очень значимой, на 69% реже планируют уйти с работы в течение следующих 6 месяцев, а продолжительность их пребывания в должности в среднем на 7,4 месяца дольше, чем у сотрудников, которые считают работу бессмысленной. Переводя это в итоговые результаты, мы оцениваем, что корпоративные компании экономят в среднем 6 долларов.43 миллиона ежегодных затрат, связанных с оборотом, на каждые 10 000 рабочих, когда все сотрудники считают свою работу очень значимой.

Вызов и возможность

Несмотря на двунаправленную выгоду осмысленной работы, компании не могут ее обеспечить. Наше исследование показало, что сегодня люди считают свою работу лишь наполовину менее значимой, чем она могла бы быть. Мы также обнаружили, что только 1 из 20 респондентов оценил свою текущую работу как обеспечивающую наиболее значимую работу, которую они могли себе представить.

Этот пробел представляет собой одновременно проблему и возможность для работодателей. Лучшие таланты могут требовать того, чего хотят, в том числе смысла, и уйдут с корабля, если не получат этого. Работодатели должны откликнуться, иначе они потеряют талант и производительность. Повышение значимости на рабочем месте больше не является приятным занятием, это императив.

Среди рекомендаций, которые мы предлагаем в нашем отчете, есть три важнейших:

Поддержка сетей социальной поддержки, создающих общий смысл.

Сотрудники, которые получают сильную социальную поддержку на рабочем месте, находят в работе большее значение. Сотрудники, которые сообщили о самом высоком уровне социальной поддержки на рабочем месте, также получили на 47% больше баллов по показателям значимости рабочего места, чем сотрудники, которые оценили свои рабочие места как имеющие плохую социальную поддержку. Чувство коллективной общей цели, которое проявляется в самых сильных корпоративных культурах, придает еще больший импульс значимости рабочего места. Для сотрудников, которые испытывают как социальную поддержку, так и чувство общей цели, средний риск текучести снижается на 24%, а вероятность повышения зарплаты возрастает на 30% по сравнению с сотрудниками, которые испытывают социальную поддержку, но без сопутствующего чувства общей цели. .

Простая тактика может усилить социальные связи и общую цель. Явный обмен опытом значимой работы — важная форма социальной поддержки. Организации могут побудить менеджеров поговорить со своими подчиненными о том, какие аспекты работы они считают значимыми, а также побудить менеджеров поделиться своими взглядами с сотрудниками. Во время командных встреч менеджеры также могут вовремя выделить время, чтобы четко обозначить связь между текущими проектами и общей целью компании.Сотрудникам легче понять, насколько важна их работа, если цели командного проекта связаны с более широким видением компании.

Принятие этих привычек может потребовать некоторого обучения менеджеров, а также стимулирования этих действий, но они могут иметь большое значение для достижения коллективной цели внутри команд и между ними.

Как показывает книга Шона «Большой потенциал», социальная поддержка также является ключевым фактором общего счастья и успеха на работе. Его недавнее исследование женской сетевой конференции показало, что такая поддержка вне рабочего места приводит к ключевым профессиональным результатам, таким как продвижение по службе.

Сделайте каждого работника работником умственного труда.

Наше исследование показало, что работники умственного труда ощущают на работе больше смысла, чем другие, и что такие работники получают особенно сильное чувство смысла из чувства активного профессионального роста. Работники умственного труда также с большей вероятностью будут вдохновлены видением, которое их организация стремится реализовать, и будут унижены возможностью работать в служении другим.

Исследования показывают, что любая работа превращается в интеллектуальную работу, когда работники получают возможность сделать это.Это хорошие новости для компаний и сотрудников. Потому что, когда работники воспринимают работу как интеллектуальную работу, работа кажется более значимой.

Таким образом, все работники могут извлечь выгоду из большего акцента на творчестве в своих ролях. Предложите сотрудникам возможность творчески участвовать в своей работе, делиться знаниями и чувствовать, что они участвуют в процессе выполнения работы.

Часто люди, находящиеся «в окопах» (клерки в торговом зале, рабочие конвейера), имеют ценную информацию о том, как можно улучшить операции.Вовлечение сотрудников путем получения их отзывов может иметь огромное влияние на восприятие сотрудниками смысла и помогает улучшить процессы компании. Исследование на примере рабочих сталелитейного завода начального уровня показало, что, когда руководство ввело политику использования специализированных знаний рабочих и творческих операционных решений, время безотказной работы увеличилось на 3,5%, что привело к увеличению годовой операционной прибыли на 1,2 миллиона долларов.

Коучинг и наставничество — ценные инструменты, которые помогают сотрудникам всех ролей и уровней находить более глубокое вдохновение в своей работе.Эту роль также могут выполнять менеджеры, обученные методам коучинга, ориентированным на развитие творческих способностей и вовлеченности.

Более широкий принцип, который стоит выделить здесь, заключается в том, что личностный рост — возможность достичь новых творческих высот, в данном случае помимо профессионального роста — подпитывает чувство смысла на работе. Работа доминирует в нашем времени и наших мыслях, и взамен мы ожидаем найти в этих усилиях личную ценность. Руководителям и организациям, стремящимся придать новый смысл, необходимо будет активно поддерживать стремление своих сотрудников к личному росту и развитию наряду с более традиционными возможностями профессионального развития.

Поддержка значений множителей на всех уровнях.

Не все люди и профессии считают работу одинаково значимой. Например, в нашем исследовании сотрудники старшего возраста находили на работе больше смысла, чем сотрудники более молодого возраста. А родители, воспитывающие детей, нашли работу на 12% более значимой, чем бездетные. Люди, участвующие в нашем исследовании, занимающиеся сферой обслуживания, такие как медицина, образование и социальная работа, испытали более высокий уровень значимости рабочего места, чем работники административной поддержки и транспортные работники.

Используйте сотрудников, которые находят более высокий уровень смысла в работе, как умножители смысла для всей организации. Например, свяжите наставников в высоко значимых профессиях с другими, чтобы поделиться взглядами на то, что делает их работу значимой для них. Обеспечьте больше наставничества для молодых сотрудников. Менее образованные работники, которые с большей вероятностью будут работать в окопах, имеют ценную информацию о том, как улучшить процессы. Они будут первыми кандидатами на обучение, чтобы помочь им найти способы увидеть себя работниками умственного труда, вносящими свой вклад в успех компании.

Смысл работы

Старый трудовой договор между работодателем и работником — простой обмен денег на рабочую силу — истек; возможно, он уже истек во времена Теркеля. Его место занимает новый порядок, в котором люди требуют от работы смысла, а взамен более глубоко и свободно отдают его тем организациям, которые его предоставляют. Они не просто надеются, что работа будет значимой, они ожидают ее — и готовы дорого заплатить за нее.

У осмысленной работы есть только плюсы.Сотрудники работают больше и меньше увольняются, и они тяготеют к благоприятной рабочей культуре, которая помогает им расти. Значение смысла как для отдельных сотрудников, так и для организаций стоит в ожидании, готовое быть захваченным организациями, готовыми действовать.

Интернет-словарь этимологии | Происхождение, история и значение английских слов

ПРЕВОСХОДНОЕ ПОНИМАНИЕ

Этимология шутит над нами, что сами наши слова, которые означают «схватить идею, мысленно соединить вместе части реальности» — сами по себе неясны или непонятны для нас.Понимать — это настолько странно, что даже люди, не задумывающиеся над историей слов, замечают это. По форме это соединение «понять + стоять» (v.), И так было со времен древнеанглийского. Точно так же смысл не изменился со времен короля Альфреда: «постигать, схватывать идею, получать из слова или слов или знака идею, которую он призван передать; рассматривать определенным образом». Но какое отношение к этому имеет «стояние внизу»? Если это то, что мы думаем делать. Я предполагаю, что образ сбивал с толку уже среднеанглийский язык.В целом, чем больше разных способов написания слова среднеанглийскими писцами, тем меньше они были уверены в его происхождении. Для понимания в среднеанглийском мы также используем understont, understounde, unþurstonde, onderstonde, hunderstonde, oundyrston, wonderstande, urdenstonden и другие. Одно из предположений относительно этого соединения состоит в том, что понятие меньше «стоящее под» и больше «стоящее посреди» (истины, фактов, значения и т. Д.). Некоторые из тех, кто его изучал, думают, что мог существовать второй предлог, сохранившийся в языке, от германской формы древнего реконструированного протоиндоевропейского слова (* enter «между, среди»), которое также стало греческим enter и латинским inter. .Такое выживание также могло бы объяснить недобросовестность. То же самое выживание в английском языке могло бы также придать смысл старому выражению при (или этих) обстоятельствах. Для смысла сравните параллельное слово во французском: entrendre «предпринять, взять в руки» (источник нашего предприятия), первым элементом которого является entre «между, среди». Точно так же интеллект «способность понимания, понимания» — это латинское соединение с inter «между» (и legere «выбирать, выбирать, читать»).Но другие источники допускают, что древнеанглийский UNDER также имел расширенное значение «среди, между, прежде, в присутствии». «Среди», по-видимому, присутствует во многих древнеанглийских словосочетаниях, которые напоминают «понять», например, underniman «принимать», «undersecan» исследовать, исследовать, тщательно исследовать («underseek»), underðencan «рассматривать, передумать» ( «недооценивать»), андергиннан «начинать». Возможно, окончательный смысл в ПОНИМАНИИ — это «быть близким к»; сравните греческое epistamai «я знаю как, я знаю» буквально «я стою».» ПОНИМАНИЕ иногда записывается на среднеанглийском в буквальном смысле: «занимать место на более низком уровне» (конец 14 века) и, образно, «подчиняться». Для «стоять под» в физическом смысле древнеанглийский язык имел undergestandan. Древнеанглийский язык также имел оферштандан (переоцененный среднеанглийский язык), буквально «превосходить», но, похоже, он использовался только в буквальном смысле. Образования, похожие на ПОНИМАТЬ, и с аналогичными смыслами, встречаются в старофризском (understonda) и среднедатском (understande), в то время как в других германских языках используются соединения, означающие «стоять перед», например, немецкий verstehen, представленный в древнеанглийском как forstanden «понять». , «также» противостоять, противостоять.«Среднеанглийская амбивалентность слова for-, которая также может означать« действие, которое приводит к неудаче или приводит к неблагоприятным или противоположным результатам », возможно, препятствовала его использованию. Что касается концепции в нашем ПОНИМАНИИ, большинство индоевропейских языков, как говорят, используют образные расширения составных частей, которые буквально означают «соединить вместе» или «отделить» (как в «интеллекте» или «различать», буквально на латыни «разделять», «таким образом» различать , воспринимать «) или» взять, схватить «, как в понимании. Понимать, еще одно слово «понять», представляет собой латинское соединение, которое, по-видимому, означает «схватить или принять в уме», но смысл этого слова неясен и, возможно, означает только «полностью».«Prehendere — это« схватить, схватить ». Однако латинское «преобладающее» соединение дало нам вражеское слово понимания, суеверия: латинское superstitio «боязнь сверхъестественного, религиозная вера, основанная на страхе или невежестве и считающаяся несовместимой с истиной или разумом». Это буквально «стоя», от superstare «стоять на или над». Существует множество теорий, объясняющих развитие латинского чувства, но ни одна из них пока не получила общепринятого мнения; де Ваан [«Этимологический словарь латыни и других курсивных языков»] предполагает, что смысл — «причина оставаться в существовании».«

Чем отличаются влияние, значение и цель (и почему вы должны заботиться)

Цель. Влияние. Эти термины в наши дни встречаются чаще, чем когда-либо, в том числе в некоторых неожиданных местах, например, в одном из ежегодных писем крупнейшего инвестора в мире. Заявления о целях печатаются на повседневных предметах, и их влияние на инвестиции или устойчивость так же вероятно, как и обсуждение валовой прибыли за обедом в некоторых офисах.

Тем не менее, нам еще предстоит уделять столько внимания концепции «значения», что является для нас коллективным риском.Этот надзор является основной причиной неадекватного прогресса компаний и инвестиций в улучшении положения людей и планеты вокруг них.

Зачем нам нужно развивать эту третью, возможно, явно перекрывающуюся концепцию? Без значения воздействие нейтрально: оно определяется как «заметное воздействие или влияние» Оксфордским словарем английского языка. Точно так же цель без смысла — это амбициозная миссия, которая не привлекает или не мотивирует людей, необходимых для ее выполнения. Цель, влияние и значение тесно связаны, но не являются синонимами или заменами. Нам нужны все три, чтобы реализовать наш человеческий потенциал и построить более здоровую и справедливую версию капитализма.

Назначение

Мы живем во время пика цели — когда на этикетке вашего средства для мытья посуды или зубной пасты с такой же вероятностью указывается цель, как и в годовом отчете некоммерческой организации. Это хорошо и, возможно, неудивительно: люди эволюционно предрасположены делать то, что способствует более значительному результату, чем наше собственное выживание.И теперь, когда наша карьера и наши покупки так тесно переплетаются с нашей идентичностью, мы еще больше ожидаем, что компании, в которых мы работаем и у которых покупаем, будут иметь такое же чувство цели.

Мы начинаем тревожиться, когда не понимаем более крупной цели, к которой стремятся наши повседневные усилия. Действительно, обширные исследования показали, что определение и преследование цели улучшает физическое и психическое благополучие людей. Другие исследования показали, что организации работают лучше (в финансовом и в других отношениях), когда у них есть цель, И сотрудники четко понимают, что это за цель и как они способствуют ее достижению.Но ни одна из этих выгод не ощущается, если цель не закреплена конкретными воздействиями и значением, которое они имеют для каждого отдельного участника.

Удар

В наши дни также много говорят о воздействии. В наши дни в моде импакт-инвестирование, хотя многие сделки, на которые претендует этот ярлык, не проходят проверку многими экспертами (по крайней мере, не потому, что заметно отличаются от сделок, которые всегда происходили), как просто хороший бизнес.

Миллениалы прославились тем, что хотят измеримого и немедленного воздействия от своей работы, покупок и пожертвований.Они не такие уж странные, просто все мы — продукты последней промышленной революции, когда мы управляли машинами, толкали бумагу или иным образом служили винтиками в процессах, которые отделяли нас от прямого воздействия.

Цели и влияние на организационном уровне также переживают период расцвета. Ежегодные письма Ларри Финка подталкивали руководителей его портфелей — а на данный момент — многих представителей мировой экономики — к тому, чтобы задуматься о целях и влиянии своих организаций, помимо финансовой отдачи.В августе 2019 года 181 генеральный директор крупных публичных корпораций выступил с заявлением, в котором отменил позицию Милтона Фридмана о том, что акционерная стоимость является основной и единственной целью корпораций.

Значение

Понятие, которое не попало в заголовки газет, — это «смысл». Это проблема. Без значения «воздействие» — это нейтральный термин: «заметное воздействие или влияние», согласно Оксфордскому словарю английского языка. Точно так же цель без смысла — это возвышенное устремление.И хотя другие существа также стремятся внести свой вклад в нечто большее, чем их собственный эволюционный успех (когда-либо видели работу муравьиной колонии или ели мед?), Что уникально для человека, так это то, что мы можем приписать этим усилиям. Другими словами, последствия наших действий и цели, которым они служат. Поэтому, не придавая значения влиянию наших действий и тому, почему они имеют значение в более широком смысле, со временем мы не реализуем свой человеческий потенциал. Мы просто муравьи, строящие холм.

Муравьи усердно работают вместе, но без человеческой способности придавать им смысл… [+] усилия.

Гетти

Не хочешь быть муравьем? Отлично, вот ваша инструкция.

Как вы можете найти и связать влияние, значение и цель для достижения вашего потенциала

Во-первых, давайте договоримся об определениях.

  • Воздействие является «заметным эффектом или влиянием», и его стоит выделить «отмеченным», что означает наличие некоторой способности наблюдать или идеально измерять эффект.
  • Значение — это своего рода мета для определения, но мы будем использовать второе определение OED: «подразумеваемое или явное значение».
  • И цель — «причина, по которой что-то делается».

Рассмотрим утреннюю тренировку. Его влияние может включать в себя высвобождение эндорфинов, укрепление сердца или мышц, сжигание жира, отвлечение вас от забот о предстоящем дне, обеспечение качественного времяпрепровождения с друзьями, знакомство с новыми потенциальными друзьями, укрепление вашей уверенности в решении других, нефизических испытания, поддержание вашей стороны пари с другом или группой, или подготовка вас к марафону или другому физическому подвигу.Все это замечательные эффекты, но они не будут иметь одинакового значения для каждого человека или даже для отдельного человека в разное время их жизни. Вот где важно, чтобы мы сделали , что означает нашего воздействия. Установленный распорядок марафонских тренировок или групповая приверженность регулярным тренировкам, как доказано, имеют гораздо более высокие показатели настойчивости, чем знаменитое новогоднее решение «тренироваться больше». Чем сильнее чувство значимости, что для вас значит тренировка вы должны выполнить действие, достичь своих целей и раскрыть свой потенциал в этой области своей жизни.

Итак, представьте, что вы тот, кто находит отличную цель в поддержке друзей и семьи. Вы выстраиваете программу тренировок, которая имеет значение и для сохранения здоровья сердца и силы тела. Это будет означать , что вы находитесь рядом давно и можете играть с внуками, племянницами и племянниками, биологическими или другими. Вы также знаете, что в нашей все более неактивной культуре, страдающей диабетом и сердечными заболеваниями, это мощный пример физической подготовки.Влияние установки этого примера имеет большое значение , означающее для вас, как часть того, как вы продвигаете свою цель поддержки своих друзей и семьи.

Если вы потратите время на то, чтобы установить связь между воздействием ваших тренировок на их конкретное значение для вас, и тем, как это продвигается к вашей цели, вы получите мощную мотивацию. Скорее всего, вы не будете так мотивированы другими эффектами тренировки, упомянутыми выше, такими как социальные контакты или буферные рычаги.

С другой стороны, здоровье сердца и долголетие, которые напрямую способствуют достижению вашей личной цели, слишком далеки и абстрактны для других людей, которые только что переехали в новый город и имеют цель создать сообщество друзей-приверженцев физической активности. Их больше всего мотивируют тренировки с социальным элементом и группой постоянных участников, которые могут стать друзьями.

Значение — важнейший элемент для извлечения наблюдаемых преимуществ жизни и работы с целеустремленностью.

Вдохновляющий капитал

Мы можем применять тот же процесс осмысления в нашей профессиональной жизни. Представьте, что вы — менеджер по цепочке поставок, взяли на себя наставничество и теперь более активно спонсируете недавно нанятую женщину в свою команду. Вы видите большой потенциал, и она очень заинтересована в интеграции принципов циркулярной экономики и социальной ответственности в подход вашей компании. Со временем ваша поддержка будет иметь эффект , предоставляя этой женщине формирующий опыт обучения, продвигая ее карьеру и зарплату, улучшая условия для заводских рабочих в вашей цепочке поставок и продлевая полезный жизненный цикл ваших продуктов.

Большинство из нас может видеть , что означает из всех этих ударов . Но мы получим больше мотивации и удовлетворения, сосредоточившись на тех, которые наиболее напрямую связаны с нашим индивидуальным ощущением цели . Другими словами, если вы видите свою цель как сокращение гендерного неравенства, сосредоточьтесь на двух бывших воздействиях и , означающих , которые они имеют для вас, чтобы поднять женщину к руководству вашей компании. С другой стороны, если ваша цель — сократить отходы, потратьте время на размышления о , означающем из воздействия вашего коллеги, продления жизненного цикла ваших продуктов.

Играть в любимца четырехлетнего ребенка. Игра «Почему?» — это простой способ перейти от воздействия к значению и, в конечном итоге, к главной цели вашей работы. Ваш внутренний диалог (или, в конечном итоге, разговор с непосредственным подчиненным) может выглядеть примерно так:

A: Почему вы спонсируете эту коллегу-женщину?

B: Чтобы она получила повышение.

A: Почему вы хотите, чтобы она получила повышение?

B: Чтобы она больше влияла на будущее нашей компании.

A: Почему вы хотите, чтобы она имела влияние?

B: Потому что наша команда высшего руководства еще не отражает разнообразие гендерных идентичностей наших клиентов.

A: Почему [вы уже поняли идею]?

B: Потому что, когда лидерство представляет гендерный состав клиентов, мы создаем компанию и продукты, которые лучше подходят для всех заинтересованных сторон и повышают эффективность компании.

А: Почему?

B: Потому что это обеспечит продвижение, профессиональное удовлетворение и богатство нашим коллегам-женщинам, а также продукты, которые лучше всего удовлетворяют потребности наших клиентов-женщин.

А: Почему?

B: Потому что наше общество лучше всего функционирует, когда все его члены достигают своего потенциала, а в настоящее время мы теряем серьезный потенциал экономического роста и социальных инноваций.

Мы рождены, чтобы знать «почему», как вы знаете, если вы провели время с четырехлетним ребенком!

Гетти

Просто продолжайте спрашивать себя «почему» и интересоваться вашими ответами. Этот простой процесс удивительно хорошо работает с коллегами и непосредственными подчиненными, помогая им соединить точки между своим влиянием на вашу команду и , означающим, что они делают или могли бы извлечь из него, и, в конечном итоге, целью , которая объединяет и мотивирует их работа.

Но зачем беспокоиться?

Приятно быть частью этой эволюции корпоративных целей в двадцать первом веке, которая ведет нас к более справедливой и возрожденной форме капитализма. Но мы должны и 1) обосновать наши высокие личные и организационные цели в действии, и 2) помочь всем сотрудникам соединить точки их повседневного воздействия с его значением — значением, которое оно имеет для них лично. Не тратя время и деньги на обучение и осмысление этого процесса, мы просто муравьи, строящие холмы.И обязательства лидеров в Давосе, на Круглом столе бизнеса и в портфеле BlackRock останутся достойными восхищения, но пустыми обещаниями.

С другой стороны, когда мы находим время, чтобы понять, а затем поделиться текущим и потенциальным влиянием нашей работы, а также изучить, что это может значить для каждого из нас как сотрудников, мы создаем мотивацию, необходимую для преобразования нашей экономики. У нас есть все технологии и ресурсы, чтобы сделать наше влияние более позитивным. Процесс создания смысла прост — вспомните нашу четырехлетнюю игру «Почему».И цель возникает органически, когда мы действительно уделяем внимание темам в том смысле, который мы извлекаем из нашей работы, индивидуально или коллективно.

Все, что требуется, — это уверенность в том, что предприятия могут и должны работать вместе с государственным сектором и некоммерческими организациями, чтобы оказывать положительное влияние на планету и всех людей. И затем помните, что работа может быть очень значимой частью человеческого опыта. Если мы произведем эти фундаментальные сдвиги в системах убеждений (которые давно были и остаются во многих глобальных сообществах), мы будем готовы к быстрому переходу к самому справедливому, мирному и здоровому глобальному обществу из когда-либо существовавших.

Переход к более здоровому, справедливому и возрожденному капитализму вполне достижим.

Гетти

Duke University Press — The Meaning of Soul

«Книга Эмили Дж. Лорди The Meaning of Soul , вероятно, будет самой важной книгой, которую я прочту в этом десятилетии. Lordi напоминает нам, что для того, чтобы услышать душу, нужно активно прислушиваться к извилистым путям черного народа. Лорди — величайший слушатель, которого создал эта нация, и эта книга напомнит нам, что освобождение начинается с черного звука.»- Кизе Лаймон

«Эмили Дж. Лорди остро и проницательно берется за грандиозную задачу воскрешения, анализа и распутывания обширного наследия души, разлития и пересечения в массовой культуре черных, черной академии и радикальной черной политике. Ее сменяющие друг друга контрасты наиболее одухотворенных и радикальных аватаров эпохи соула и пост-соула, от Джеймса Брауна до Бейонсе, представляют собой острые и часто пикантные музыкологические откровения о классических, эпохальных записях эпохи гражданских прав и современном винтажном стиле.Lordi освещает эволюционный артистизм, который гарантирует, что поэтика, производство и этос соул-кулча выдержат роль преследуемого (и преследуемого) арбитра черной стойкости, сопротивления и борющегося футуризма бордового цвета. С остроумием, подробностями и задором Лорди повествует и вопрошает, как путешествие движений мема души в музыкальной темноте проходит через перекресток, полный раздвоенного желания как зажигательных массовых действий, так и бесконечного сокровенного освобождения ». — Грег Тейт

«Изысканная научная работа, The Meaning of Soul предлагает новое повествование о музыке соул, которое заставляет нас переосмыслить то, что мы упустили в жанре и политическом моменте, который он населял.Наконец-то он формулирует пригодное для использования, всеобъемлющее определение души, заполняя критический пробел в нашем понимании черной музыки и социально-политического опыта в Соединенных Штатах и ​​во всей диаспоре ». — Зандрия Ф. Робинсон

«Отдельные взгляды Lordi на этот жанр освежают, основаны на внимательном прослушивании таких артистов, как Рипертон и Донни Хэтэуэй, и на исследованиях альбомов, которые находятся вне канона соула». — Kirkus Отзывы

« The Meaning of Soul — это вдумчивое, живое путешествие по богатым музыкальным архивам, которое расширяет определение того, что
означает быть соул-артистом.»- Рэйчел Ягарески, Предисловие Обзоры

«Lordi наглядно демонстрирует, что соул-исполнители предлагают в своих песнях модели черного сопротивления, радости и общности. Это обязательное чтение для музыковедов, критиков и поклонников соула». (Избранные обзоры) — Publishers Weekly

«Книгу Лорди необходимо прочитать, потому что она блестяще помогает нам пересмотреть значение души и переопределить его». — Генри Карриган, No Depression

«Отличный выбор для библиотек, поддерживающих афроамериканские исследования или популярные американские музыкальные программы.»- Джеффри Хастингс, Библиотечный журнал

«Детализируя не только эволюцию жанра, но и критику вокруг него, The Meaning Of Soul — это искренняя признательность, а также долгожданное дополнение к академическому канону души». — Майкл Гонсалес, The Wire

«Мало кто из теоретиков культуры слушает музыку так хорошо или радостно; немногие критики помещают свои суждения и удовольствия в столь убедительные теоретические рамки». — Кейт Харрис, CityPages

«С вниманием к необъяснимым музыкальным нововведениям чернокожих женщин в эпоху души, книга Лорди способна выявить повседневные музыкальные практики души, не отказываясь от концепции ее более широкого политического значения в сопротивлении насилию белых. Превосходство.»- Тайлер Бунзи, Новый черный человек (в изгнании)

«С приветливой прозой, которая противоречит ее плотности, The Meaning of Soul фокусируется на якобы нетрадиционном творческом выборе: кавер-версии соул-исполнителей на песни, написанные белыми артистами; импровизации, импровизации и ошибки; использование фальцета и ‘ ложные концовки », которые просачиваются через творчество многих чернокожих художников. Она внимательно относится к значительному вкладу женщин-архитекторов этого жанра.Lordi умело и точно описывает политическую и социальную среду соул-музыки «. — Даниэль А. Джексон, Bookforum

Значение души — необходимое исправление, бросающее вызов тому, как ученые и большая часть популярной культуры помнят эпоху соул-музыки. Lordi отказывается от описаний эпохи, которые допускают полное рассмотрение только ее самых ярких звезд и самых громких имен … Ее работа служит образцом для всеобъемлющего жанрового анализа, который оставляет место для музыкальных возможностей.”- Фредара Марева Хэдли, Журнал музыковедческих исследований

«Проза [Лорди] переходит от академической к поэтической, когда она описывает песни в каноне души …. The Meaning of Soul предлагает читателям достать свои альбомы и снова послушать, на этот раз более внимательно, послание в музыка.» — Роберт М. Марович, ARSC Journal

Доминик Рааб в интервью BBC не понимает смысла женоненавистничества | Доминик Рааб

Доминик Рааб отверг идею о том, что женоненавистничество должно стать преступлением на почве ненависти после убийства Сары Эверард, но затем не понял его значения, поскольку предположил, что это может относиться к насилию в отношении женщин или мужчин.

Министр юстиции, который сказал, что он не феминист, и ранее жаловался на «грубую сделку», которую получают мужчины, сказал, что для него «приоритет номер один — сделать так, чтобы женщины чувствовали себя уверенно в системе правосудия».

Однако, когда BBC Breakfast настаивал на том, должно ли женоненавистничество считаться преступлением на почве ненависти, он, похоже, не понимал этого термина, говоря, что «женоненавистничество абсолютно неверно, будь то мужчина против женщины или женщина против мужчины».

Женоненавистничество — это ненависть, направленная конкретно против женщин, и некоторые участники кампании хотели бы, чтобы она была признана уголовно наказуемой.

Отвечая на вопрос о своем замешательстве, Рааб сказал: «Я имел в виду, что если мы говорим о вещах ниже уровня общественного порядка, такие преступления, как преследование, запугивание, которые справедливо считаются уголовно наказуемыми — если мы говорим, по сути, о оскорблениях с сексистское основание, я не думаю, что введение уголовной ответственности за подобные вещи решит проблему, которая лежит в основе дела Сары Эверард ».

Он сказал, что проблема заключается в правоприменении, а не в отсутствии законов, поддерживая точку зрения Бориса Джонсона о том, что преступление на почве ненависти в виде женоненавистничества не является необходимым.

Рааб также преуменьшил статистику, согласно которой менее 1,4% предполагаемых изнасилований подвергаются судебному преследованию, заявив, что большая часть данных о преступлениях проверяется при предъявлении обвинений.

«Боюсь, статистика судимости часто искажается», — сказал он. «Если вы посмотрите на обычный способ, которым люди измеряют уровень обвинительных приговоров — как долю от числа возбужденных уголовных дел, — на самом деле, как только вы попадаете в суд, вероятность обвинительного приговора составляет около 70%.

«Наша задача состоит в том, чтобы сообщать о делах… вплоть до подготовки файла, который направляется в CPS, а затем принятия решения о возбуждении уголовного дела… критически важно довести дела до суда с доказательствами, подтверждающими вынесенный приговор. .

Отвечая на вопрос об обвинениях в том, что женоненавистнические настроения допускаются в полиции, Рааб сказал, что именно поэтому правительство приказало действующим полицейским провести расследование обстоятельств убийства Сары Эверард. Он сказал, что необходимо внести некоторые системные изменения.

«Я знаю многих, очень преданных своему делу полицейских, мужчин и женщин, которые потрясены этим и полны решимости решить эту проблему. Но нам действительно нужно взглянуть на культуру в полиции, и вторая фаза проверки, расследование, объявленное министром внутренних дел, направлена ​​на этот вопрос », — сказал он.

Позднее, выступая в программе «Сегодня» BBC Radio 4, Рааб признал, что длительное накопление дел в судах отчасти объясняется сокращениями в системе уголовного правосудия, добавив, что он надеется, что это будет разрешено в течение шести-12 месяцев.

Статуя Свободы: значение и использование национального символа

Мероприятие 1. Разве это не символ?

В классе просмотрите, что такое символ, и найдите примеры символов в классе. Объясните учащимся, что символ напоминает идею.С годами символ имеет тенденцию обретать значение, связанное с его историей, функцией или внешним видом. Например, Бартольди, создатель Статуи Свободы, знал, что для большинства людей цепи олицетворяют тиранию; Точно так же оборванная цепь символизирует свободу. Эти ассоциации были встроены в Статую во время ее создания.

Идеи также можно постепенно переносить на объект с течением времени. Таким образом, объект может обрести новое, иногда непреднамеренное значение. Когда миллионы иммигрантов попали в Америку у Статуи Свободы, это стало ассоциироваться с их борьбой за свободу и стремлением к лучшей жизни.В 1989 году китайские студенты, участвовавшие в демонстрации на площади Тяньаньмэнь, сделали модель Статуи Свободы, символизирующую свою революцию. Когда вы видите Статую Свободы, вы можете просто увидеть одну из самых больших статуй, когда-либо построенных, или вы можете связать ее с универсальными качествами свободы или демократии, или у вас могут возникнуть личные чувства по этому поводу, основанные на вашем собственном опыте.

Если возможно, дайте учащимся возможность изучить урок о символах, доступный на веб-сайте The Metropolitan Museum of Art, посвященном исследованию и изучению.Если доступ к технологиям ограничен, адаптируйте урок для прямого обучения, загрузив и скопировав изображение одной или обеих статуй; затем используйте музейную деятельность в качестве руководства для обсуждения.

Более крупные изображения статуй, упомянутых в этом уроке, также доступны здесь:

Задание 2. Могучая женщина с факелом

Предложите учащимся провести мозговой штурм по поводу того, что они уже знают о Статуе Свободы. Напишите все идеи на доске или большом листе бумаги.При отображении идей, полученных в результате мозгового штурма, поощрите дальнейшее обсуждение, задав следующие вопросы:

  • Почему статуя смотрит на дальше от США, если это символ свободы? (Примечание: статуя обращена к Франции как символ прочной дружбы между двумя странами. Такое расположение было случайным, поскольку статую впоследствии увидели более 12 миллионов иммигрантов, когда они въехали в США, что сделало ее одним из первых, что они увидели. в Америке.)
  • Для чего люди используют фонарики? Что заставляет вас думать о статуе факел?
  • Кто пользуется короной? Что корона заставляет вас думать о статуе?
  • Как огромные размеры статуи влияют на то, как вы к ней относитесь?
  • Почему так много людей знакомы со Статуей Свободы? Почему так много людей знают, что он представляет?

Удобная для детей справочная информация о Статуе Свободы доступна в Библиотеке Америки по ссылке из ресурса EDSITEment American Memory и в Путеводителе Бена по U.S. Правительство для детей и Служба национальных парков, две ссылки из публичной Интернет-библиотеки ресурса EDSITEment.


Вышеупомянутое видео из Liberty Treehouse представляет краткую историю строительства и прибытия Статуи Свободы в гавань Нью-Йорка.

Задание 3. Встроенные символы

Класс теперь готов подробно рассмотреть Статую, начиная с ее дизайна, наполненного символами. Разделите класс на пять групп.Попросите каждую группу внимательно изучить одно из следующих изображений статуи из ресурса EDSITEment American Memory и записать детали, которые наблюдает каждый член группы:

Попросите каждую группу поделиться своими фотографиями и наблюдениями. Какие детали о Статуе отметили ученики, которые не были упомянуты во время мозгового штурма в Задании 2? Табличка, топор, сломанные цепи, семь лучей в короне, 25 окон? Сделайте предположения об их значении.

Упражнение 4. Использование символа

Теперь ваши ученики рассмотрят несколько примеров того, как Статуя Свободы использовалась для ее символики.Вместе с классом проанализируйте один или все архивные материалы, перечисленные ниже. (Примечание: первый предмет, знаменитое стихотворение Эммы Лазарус «Новый Колосс», содержит сложный язык, который, вероятно, потребует указания учителя; остальные предметы представляют собой цифровые изображения фотографий, плакатов и листов с песнями.) Когда ученики просматривают предметы, они следует спросить:

  • Почему создатель решил использовать Статую Свободы в качестве символа?
  • Какое сообщение передает статуя Свободы в каждом случае?

Поэзия

Новый Колосс — Написанное Эммой Лазарус в 1883 году для сбора средств в Фонд пьедестала Бартольди, стихотворение начертано на бронзовой доске, которая была помещена на внутренней стене пьедестала в 1903 году.Сосредоточьтесь на элементах статуи, которые обсуждал класс и которые упоминаются в стихотворении (например, факел, размер, расположение в гавани). Что поэт подчеркивает в статуе? Почему студенты думают, что это стихотворение было начертано на пьедестале статуи?

Ноты

Liberty 1916 — Интересны как обложка, так и тексты песен. Что автор песен говорит о свободе? В 1916 году в Европе шла война. Вы думаете, что автор песен был бы за то, чтобы U.С. вступить в войну?

Когда ты вернешься: и ты вернешься, тебя ждет весь мир; Мартовская песня 1918 г. — Особый интерес представляет обложка с изображением автора песен Джорджа М. Кохана, окруженного изображениями Статуи Свободы и Капитолия. Почему Кохан, очень известный артист своего времени, поместил свою фотографию на обложку между двумя символами? Почему он выбрал Статую Свободы для кавера на эту песню, написанную для солдат, отправляющихся воевать во время Первой мировой войны?

Плакаты

Свобода слова, вероисповедания, от нужды, от страха повсюду в мире (1941) —Доступно на ресурсе EDSITEment American Memory.Статуя Свободы на плакате? Упомянутые свободы взяты из знаменитой речи президента Франклина Д. Рузвельта. Согласно плакату, как люди во всем мире смогут достичь этих свобод?

Свобода для всех: держите их в воздухе (около 1942 г.) — Доступно на ресурсе EDSITEment «Память Америки». Почему художник решил сопоставить Статую Свободы и авианосец? Что это за сообщение? Как вы думаете, что происходило в то время в нашей стране?

Фото

«Человеческая статуя Свободы.18000 офицеров и солдат в Кэмп Додж, Де-Мойн, Айова. Полковник Уильям Ньюман, командующий. Полковник Раш С. Уэллс, режиссер Молл и Томас. (NWDNS-165-WW-521B (1)) 09/1918. « — Найдите изображение, выполнив поиск по терминам« Человек »и« Статуя »в поиске изображений на ресурсе EDSITEment« Цифровой класс ». На этой фотографии 1918 года изображен «Человеческая статуя свободы», состоящая из 18 000 солдат и офицеров в Кэмп Додж в Де-Мойне, штат Айова. Это интересная картина, но почему именно она была выбрана в качестве упражнения для подготовки войск к Первой мировой войне?

«Объявление перемирия 11 ноября 1918 года стало поводом для чудовищного празднования в Филадельфии, штат Пенсильвания.Тысячи людей собрались со всех сторон от копии Статуи Свободы на Брод-стрит и без устали аплодировали. Philadelphia Public Ledger ». — Найдите изображение, выполнив поиск по терминам« копия »и« Статуя Свободы »в поиске изображений на ресурсе EDSITEment Цифровой класс. Зачем отмечать окончание Первой мировой войны этой статуей?

«Свобода, освещающая мир (около 1920 г.)» — Найдите изображение, выполнив поиск по точной фразе «Свобода, освещающая мир» в поиске изображений на ресурсе EDSITEment Цифровой класс.С какой точки зрения кажется, что фотография была сделана? Почему фотограф поместил фото в рамку с окном? Кому еще довелось увидеть Статую Свободы таким образом? Какое послание фото?

Найдите следующие фотографии в поиске изображений на ресурсе EDSITEment Цифровой класс, выполнив поиск по точным названиям:

  • «Мусор покрывает свалку, обозначенную как будущий парк (Liberty State Park). На заднем плане появляется Статуя Свободы.«
  • «Предлагается вид на Статую Свободы, которую редко замечают туристы — заваленная мусором свалка».
  • «Нефтяное пятно окружает Статую Свободы в гавани Нью-Йорка.» — Обратите внимание, что сегодня более четверти века активности и бдительности местных жителей создали, защитили и взрастили Государственный парк Либерти, который открылся 14 июня 1976 года. , и является самым загруженным городским парком США. Более 4 миллионов посетителей в год и бесчисленное количество дикой природы теперь наслаждаются множеством удовольствий, а отдельные лица и организации продолжают поддерживать будущее парка как «бесплатного, зеленого и некоммерческого городского оазиса на набережной».»- С сайта Liberty State Park.

Какое сообщение передает каждая фотография? Как изображение Статуи Свободы на каждой фотографии помогает фотографу донести это послание?

Упражнение 5. Выберите символ, любой символ

На этом уроке учащиеся будут работать в небольших группах, чтобы исследовать еще один знакомый символ США. Их цель — понять историю символа и понять его значение. Попросите каждую группу выбрать символ (некоторые примеры перечислены ниже) и найти информацию о нем в Интернете или в библиотеке.Для начала студенты могут просмотреть следующие ресурсы, доступные через EDSITEment. Все они носят общий характер и доступны для поиска, за исключением Публичной библиотеки в Интернете, которая организована в виде каталога.

Вот несколько источников информации о конкретных символах, в основном предназначенных для молодежи, доступных через EDSITEment:

Аламо

Американский флаг

Эмпайр Стейт Билдинг

Колокол Свободы

Метчики

Дядя Сэм

Смысл (семантика и прагматика) | Лингвистическое общество Америки

Уильям Лэдзоу

Значение кажется одновременно и самой очевидной чертой языка, и самым непонятным аспектом для изучения.Это очевидно, потому что это то, для чего мы используем язык — чтобы общаться друг с другом, эффективно передавать то, «что мы имеем в виду». Но шаги в понимании того, что нам говорят на языке, на котором мы свободно говорим, настолько быстры и прозрачны, что мы плохо чувствуем принципы и знания, лежащие в основе этой коммуникативной способности.

Вопросы «семантики» являются важной частью изучения языковой структуры. Они охватывают несколько различных исследований: как каждый язык предоставляет слова и идиомы для фундаментальных понятий и идей (лексическая семантика), как части предложения интегрируются в основу для понимания его значения (композиционная семантика) и как наша оценка того, что кто-то означает, что в конкретном случае это зависит не только от того, что на самом деле сказано, но и от аспектов контекста его высказывания и оценки информации и убеждений, которыми мы делимся с говорящим.

Приложения

Исследования в этих областях раскрывают принципы и системы, которые имеют множество применений. Изучение лексической (словарной) семантики и концептуальных различий, неявных в словарном запасе языка, улучшает словари, которые позволяют носителям языка расширять свои знания о его словарном запасе. Он также улучшает материалы, которые помогают тем, кто изучает второй язык посредством обучения. Изучение правил, управляющих компоновкой значений слов в значения предложений и более широкие дискурсы, позволяет нам создавать компьютерные системы, которые могут взаимодействовать со своими пользователями на более естественном языке.Изучение того, как на наше понимание сказанного влияют наши индивидуальные и культурные предположения и опыт, которые гораздо менее заметны, чем то, что явно сказано, может помочь нам стать более осведомленными и эффективными коммуникаторами. Результатом всех этих (иногда очень абстрактных) исследований является более глубокое понимание и оценка сложности и выразительной элегантности отдельных языков и уникальной человеческой системы языкового общения.

Важность контекста

Мы можем понять, как кто-то может иметь в виду больше, чем они «строго говоря» говорят, рассматривая одно и то же, сказанное в двух разных контекстах.Рассмотрим двух человек, Пэт и Крис, которые знакомятся друг с другом на первом свидании. Если Крис скажет Пэту в конце вечера: «Ты мне очень нравишься», Пэт, скорее всего, будет доволен ситуацией. Но представьте, что Пэт и Крис встречаются уже несколько недель, и Пэт спрашивает: «Ты меня любишь?» Теперь, если Крис скажет: «Ты мне очень нравишься», реакция, скорее всего, будет совсем другой, поскольку утверждение Криса будет воспринято как отрицательный ответ! Разница заключается не в содержании сказанного, а в действии общего прагматического принципа: при оценке чего-либо по шкале ценностей, помещая это в определенную точку шкалы, подразумевает, что все более высокие значения на шкале являются приемлемыми. неприличный.По нашей общей оценке, положительные чувства оцениваются по шкале «любовь» выше, чем «нравится», что заставляет ответ Криса во втором контексте передавать «Нет, не люблю тебя». Мы применяем этот скалярный принцип настолько автоматически, что легко упустить из виду фундаментальное прагматическое различие между тем, что на самом деле сказано, и тем, что подразумевается под этим высказыванием.

Тщательное изучение большинства слов показывает, что у них много разных значений, и правила, которые объединяют их в значения предложений, часто дают несколько возможностей для интерпретации.Обычно мы неосознанно разрешаем потенциальную двусмысленность — если только кто-то тщательно не сочиняет шутку, которая включает двусмысленность. Возьмем, к примеру, эту шутку из «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса. Форд и Артур — безбилетные пассажиры на космическом корабле.

Ford: Вы должны подготовиться к прыжку в гиперпространство; это неприятно, как быть пьяным.
Артур: Что неприятного в пьяном виде?
Форд: Просто попросите стакан воды.

Этот отрывок раскрывает двусмысленность слова «пьяный», которое может быть прилагательным, означающим «подверженный алкоголю», или пассивной формой глагола «пить».Артур считает, что у Форда возникло первое чувство «пьяного» — и на то есть веская причина: он вряд ли имеет в виду, что его кто-то выпьет. Но Форд показывает, что странная интерпретация — это то, что он намеревался. Искусство изображения — это метафорическое отношение к человеку как к жидкости; шутка включает ловкость рук, которая заставляет нашего семантического интерпретатора наклоняться в одном направлении, прежде чем неожиданным образом утащить нас назад с устранением неоднозначности.

Эти примеры иллюстрируют наши семантические и прагматические способности в действии.Цель лингвистического исследования значения — осветить задействованные процессы и знания.

Рекомендуемая литература

Кьеркия, Дженнаро и Салли МакКоннелл-Гине. 1990. Значение и грамматика. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.