Сентиментальное: Недопустимое название — Викисловарь

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ — это… Что такое СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ?

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ
СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ

чувствительный, иначе — сантиментальный.

Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке.- Попов М., 1907.

сентимента́льный

(фр. sentimental)

1) сентименталистский — связанный с сентиментализмом в литературе;

2) излишне чувствительный, приторно-нежный, слезливо-умилительный.

Новый словарь иностранных слов.- by EdwART, , 2009.

сентиментальный

[фр. sentimental]. 1. Чувствительный, приторно нежный, в проявлении чувств доходящий до слащавости (чаще неодобрит.). Сентиментальная девушка. 2. Прил., по знач. связанное с сентиментализмом в литературе (лит.).

Большой словарь иностранных слов.- Издательство «ИДДК», 2007.

сентиментальный

ая, ое, лен, льна (фр. sentimental чувствительный).
1. полн. ф. Основанный на принципах сентиментализма. С. роман.
2. О произведении искусства: слащавый, такой, которым легко растрогать. С. фильм.
3. О человеке: способный легко растрогаться, расчувствоваться. Сентиментальная барышня.
Сентиментальность
1) свойство сентиментального 2, 3;
2) сентиментальный 2 поступок, сентиментальное поведение, выражение.
Сентиментальничать (разг.) —
1) быть сентиментальным3, нежничать;
2) обращаться с кем-н. чересчур мягко, снисходительно.

Толковый словарь иностранных слов Л. П. Крысина.- М: Русский язык, 1998.

.

Синонимы:
  • СЕНТЕНЦИОЗНЫЙ
  • СЕНТИМЕНТАЛИЗМ

Смотреть что такое «СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ» в других словарях:

  • сентиментальный — См. нежный… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. сентиментальный неестественный, нежный; на розовой водичке, слащавый, приторный, сусальный, сентименталистский, разнеженный,… …   Словарь синонимов

  • СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ — [сэ] (или сантиментальный), сентиментальная, сентиментальное; сентиментален, сентиментальна, сентиментально (франц. sentimental). 1. Чувствительный, приторно нежный, в проявлении чувств доходящий до слащавости (чаще неод.). Сентиментальный романс …   Толковый словарь Ушакова

  • СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ — СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ, (сантиментальный) франц. приторно чувствительный, изнеженно трогательный; ность, качество это; ничать, щеголять приторною чувствительностью, нежностью, тонкостью чувств. Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863 1866 …   Толковый словарь Даля

  • СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ — СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ, ая, ое; лен, льна. 1. полн. Основанный на принципах сентиментализма (в 1 знач.). Сентиментальная повесть. 2. Слащавый, а также такой, к рым легко растрогать, умилить. С. стишок. С. романс. 3. Способный легко растрогаться,… …   Толковый словарь Ожегова

  • сентиментальный — ая, ое. sentimental, ale adj. 1. литер. Отн. к сентиментализму. Она сидит перед окном. Пред ней открыт четвертый том Сентиментального романа. Пушк. Граф Нулин. 2. Излишне чувствительный, приторно нежный в выражении чувств. БАС 1. А что после? ..… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • сентиментальный — и устарелое сантиментальный. Произношение [сэнтиментальный] устаревает …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • сентиментальный — • крайне сентиментальный • страшно сентиментальный …   Словарь русской идиоматики

  • сентиментальный — ая, ое; лен, льна 1) Относящийся к сентиментализму, связанный с сентиментализмом. Сентиментальное направление в литературе. 2) О человеке: легко приходящий в умиление, способный быстро растрогаться, расчувствоваться. Мы теперь довольно знаем… …   Популярный словарь русского языка

  • сентиментальный — также сантиментальный. Форма на е – из нем. sentimental или англ. sentimental (Ричардсон, 1753 г.; Стерн, 1768 г.; см. также Клюге Гётце 560). Форма на а – из франц. sentimental …   Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

  • Сентиментальный — I прил. 1. соотн. с сущ. сентиментализм I, связанный с ним 2. Свойственный сентиментализму [сентиментализм I], характерный для него. II прил. 1. Излишне чувствительный, приторно нежный в выражении чувств. отт. Свойственный излишне чувствительному …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Книги

  • Сентиментальный пейзаж, К. Дебюсси. К. Дебюсси, Сентиментальный пейзаж, Ноты, Для голоса и фортепиано Тип издания: Ноты Инструменты: голос, фортепиано Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1883… Подробнее  Купить за 459 руб
  • Сентиментальный роман, Панова В.. В книгу известной советской писательницы Веры Федоровны Пановой (1905—1973) вошли роман и три повести, созданные в различные периоды ее жизни и раскрывающие разные грани ее творчества.… Подробнее  Купить за 225 руб
  • Сентиментальный роман, Вера Панова. В книгу известной советской писательницы Веры Федоровны Пановой вошли роман, повесть и два рассказа, созданные в различные периоды ее жизни и раскрывающие разные грани ее творчества.… Подробнее  Купить за 159 руб
Другие книги по запросу «СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ» >>

«Сентиментальное путешествие»

Понедельник
23 декабря

Литературно-музыкальная фантазия по роману Лоренса Стерна в двух актах

«Это скромное путешествие сердца…»

— Лоренс Стерн, «Сентиментальное путешествие»

250 лет назад английский священник Лоренс Стерн отправился в путешествие по Франции и Италии. Читателям его романа «Сентиментальное путешествие» открылся совершенно новый мир –– мир личных впечатлений, эмоций, размышлений, ассоциаций. Стерн породил и новый тип путешественника, целью его странствий становится не мир окружающий – достопримечательности, музеи, памятники, чудеса природы – а мир внутренний: тонкая, напряженная, невидимая глазу работа сердца, совершаемая ежечасно и ежесекундно, не прекращающаяся, пока жив человек.

Да и что такое наша жизнь, как не путешествие от рождения до смерти? Вечный путь: новый оборот колеса — и снова рождение. Жизнь продолжается, и под «ропот колес непрестанный» чередой проходят картины нашего прошлого, настоящего и будущего.  Возникают «лица, давно позабытые», галерея фамильных портретов, «начав изучать которую, уверуешь в переселение душ». Именно об этом наш спектакль – о путешествии сердца длиною в жизнь; о непрерывающейся связи времен, событий, стран и людей; об отражениях, пересечениях, воспоминаниях, проекциях, о том самом – платоновском – «припоминании души».

Ироничные – без малейшего следа занудства – тексты истинного англичанина Стерна, кумира Карамзина и Пушкина соединятся с сочинениями Джона Филда – композитора-ирландца, чье сердце навсегда – в прямом и переносном смысле – осталось в России. Прозвучат произведения русских композиторов – Глинки, Фомина, Бортнянского, Козловского, – без которых немыслим сентиментализм в музыке, и сочинения наших современников Николая Капустина и Игоря Холопова. Вместе с актерами Дарьей Мороз и Валерием Крупениным выступят музыканты Мария Симакова, Томаш Риттер, Сергей Фильченко, Сергей Тищенко, Наталья Косарева и Александр Гулин. Сценарий и постановка Екатерины Василёвой.

Русское путешествие на английский манер

«…все английское кажется нам теперь хорошо, прелестно, и все нас восхищает».
Н.И. Новиков

250 лет назад английский священник Лоренс Стерн отправился в путешествие по Франции и Италии, чтобы поправить здоровье, точнее сказать, попытаться ускользнуть от мучившего его всю жизнь туберкулеза. Стерн был отнюдь не первым англичанином-путешественником – весь XVIII век в Англии можно назвать «веком на колесах». Жажда передвижения овладевает не только отважными мореплавателями во главе с небезызвестным Джеймсом Куком, но и аристократами – куда же без обязательного гранд-тура на континент! Даже простые обыватели и те перемещаются в пространстве – кто по долгу службы, кто по торговым делам, а кто от скуки или для поправки здоровья – как Стерн. Мало того, что все путешествуют, все еще и пишут: выходит огромное количество «литературы путешествий» – от «Дневника путешествия в Лиссабон» одного из значительнейших английских писателей Генри Филдинга до «Писем леди Монтегю», о которой в литературном плане больше-то ничего и не известно.

Единственное, что поначалу отличало роман Стерна от тысяч дорожных опусов – название: почему-то вдруг «Сентиментальное путешествие». И вот здесь случился переломный момент: кроме того, что Стерн впервые использовал слово sentimental в том смысле, как мы его понимаем сейчас – чувствительный (а ведь раньше sentimental означало разумный, назидательный – и как не упомянуть роман Джейн Остин «Разум и чувство», корни которого тоже уходят к Стерну), фокус повествования (впервые!) совершенно четко смещается от политики и географии к поэзии и психологии. «Сентиментальное путешествие» знаменует собой и начало нового литературного стиля – сентиментализма, ставшего для русской литературы поистине знаковым: именно писатели-сентименталисты создали тот самый новый русский литературный язык, которым мы пользуемся до сих пор.

Читать полностью на Яндекс.Дзен


Sutton Place, Surrey. E. O. Hoppé. England. Baukust und Landschaft. Berlin, 1926. ГМИИ им. А.С. Пушкина

Продажа билетов на концерты фестиваля осуществляется только на официальном сайте музея.
Чтобы первым узнавать о новостях фестиваля, подпишитесь на нашу рассылку.

Мое сентиментальное фортепиано

Л. Рассел, С. Краевский, Д. Леннон, Э. Джон, К. де Бург, А. Денисов

Перед тем, как лечь спать, Александр Скрябин целовал на ночь свой инструмент. Кому-то это покажется излишне сентиментальным, но за этим жестом стоит определенное отношение. Высокое. Представляете, какие чувства испытывал композитор, прежде чем прикоснуться к клавишам?

А теперь прочитайте название программы. Как говорится, комментарии излишни – «Мое сентиментальное фортепиано». Андрей Денисов окончил Академию музыки им. Гнесиных у профессора Игоря Бриля. Такая школа позволяет ему одинаково комфортно чувствовать себя в джазе, в классике и на эстраде. Сегодня за плечами музыканта огромный опыт работы с мастерами экстра-класса! Андрей играл в джаз-рок-ансамбле «Арсенал» Алексея Козлова, семь лет был музыкальным руководителем и клавишником группы «Рецитал» Аллы Пугачевой. В 2005 году Денисов создал ансамбль «АБэнд» специально для сопровождения концертов Демиса Руссоса и таких групп, как «Бэд Бойз Блю». Помимо дисков с «Арсеналом», Аллой Пугачевой, Стасом Михайловым, Андрей Денисов записал и выпустил три сольных инструментальных альбома. Последний из них, вышедший в прошлом году, так и называется «My Sentimental Piano».

Замечательный вечер погружения в мир дорогих сердцу мелодий, где «Imagine» Джона Леннона соседствует с прелюдиями Баха, а «Song For Guy» Элтона Джона с композициями самого Андрея Денисова. Позвольте и вы себе быть хоть чуточку сентиментальным.

ПРИЯТНОГО ВЕЧЕРА



Программа:
I отделение
I отделение
Л. Расселл. A song for you
C. Краевский. Remedium
Д. Леннон. Imagine
Э. Джон. Song for guy
Э. Бенци. Breathing
С. Уорд, В. Паллавичини, П. Лозито, Т. Кутуньо. L’été indien
С. Влавианос. From souvenir to souvenirs
А. Денисов. Invisible live
А. Денисов. Happy nothing
А. Денисов. Games of the future
И.С. Бах. Прелюдия ре минор № 6 (оригинальная аранжировка А. Денисова)

II отделение
А. Денисов. On the wings of love
К. де Бург. The lady in red
М. Заррилло. Ragazza D’ Аrgento
C. Краевский. Восход солнца в табуне лошадей
Д. Д’Алессио. Зачем тебе другой мужчина
Д. Леннон. Lady madonna
И.С. Бах. Прелюдия До мажор № 1
А. Денисов. Night highway
А. Денисов. I belive
И.С. Бах. Прелюдия до минор № 2

СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ — Перевод на английский

сентиментальный

сентиментальный

сентиментальный

И эта женщина обходилась без сентиментального сострадания.

And that woman did not have sentimental compassion.

Выставка «Сентиментальное путешествие» (г. Москва)

Выставка «Сентиментальное путешествие» (г. Москва)

В выставке «Сентиментальное путешествие» принимают участие восемь художниц из Москвы: Татьяна Бабушкина, Светлана Вуцен, Елена Епифанова, Марина Кабыш, Ольга Кожемякина, Ольга Мельгунова, Светлана Мурзина, Ольга Самовская. Они представляют поколение художников, сформировавшихся, в основном, в 1990-е годы – период отказа от идеологических установок советского времени, смелых художественных поисков, абсолютной творческой свободы.

 

Участниц выставки объединяет не только гендерный признак, но и схожее образование, и профессиональная специализация – все они занимаются монументально-декоративными видами искусства, все учились у известных педагогов и художников-монументалистов Москвы таких, как Е.Н. Максимов, В.А. Кулаков и др., у каждой ¬ целый ряд выполненных работ по оформлению интерьеров и экстерьеров частных и общественных зданий, в том числе храмов, в России и за рубежом. Почти все участницы выставки являются членами секции художников монументально-декоративного искусства Московского союза художников и во многих аспектах определяют жизнь этого творческого союза, активно участвуя в работе Правления и профильных комиссий.

На выставке художницы представляют свои живописные произведения, выполненные на пленэрах и по впечатлениям от путешествий за рубеж – в Грецию, Италию, Нидерланды, Францию, Китай, Таиланд, и по своей стране – по городам средней полосы (Рязань, Смоленск), южных областей (Гурзуф) и др. В условиях пандемийных ограничений такие впечатления и их визуальные отражения особенно дороги, позволяя художникам всколыхнуть собственные чувства, а зрителю дать возможность пережить их вместе с авторами. Все художницы обладают ярко выраженной индивидуальной художественной манерой при том, что в основе каждой из них лежат общие принципы – умение выявить сущностные характеристики изображаемого, обобщить формы и придать им монументальный характер.

Наряду с групповой выставкой развернута персональная экспозиция одной из участниц – Ольги Самовской. Она представляет избранные работы, созданные за последние 20 лет, в которых ярко и многогранно раскрывается талант художницы. Ее особенно интересует человек в его разнообразных взаимоотношениях с окружающим миром. Она умеет подметить наиболее характерное в поведении и внешнем облике и изобразить это так, что частный случай из повседневной жизни наполняется глубоким смыслом, превращается в обобщенный образ. При этом свойственное художнице чувство юмора, тяготение к примитивистской эстетике защищают ее работы от пафоса, наполняя композиции легкой иронией.

Ольга Улемнова, кандидат искусствоведения

Город, театр, язык. Сентиментальное путешествие в Тбилиси

Подкаст «Вавилон Москва», из архивной тревел-серии «Далеко от Москвы».

Первая передача из цикла «Сентиментальное путешествие в Тбилиси». В этой части – город осенью 2001 года. Театр Королевского округа и новая грузинская драматургия, Мцхета и храм Светицховели, грузинское вино и грузинские женщины. Фестиваль современного искусства «Арт-Груз» в грузинской столице. Культура и ее творцы после грузино-абхазской войны и до русско-грузинского конфликта 2008 года.

«…Свет и льдистый блеск воздуха создали у меня первое впечатление о Тифлисе как о городе таинственном и увлекательном, как о некоей восточной Флоренции. Я еще не видел такого путаного, пестрого и легкого города, как Тифлис». (Константин Паустовский)

Алексей Айги, музыкант: Я очень боюсь летать, и очень боялся лететь в ту сторону. Смотрел на людей и думал: «Все погибнем или не все?» В самолете мы познакомились с одним из музыкантов ансамбля «Орэра», который праздновал свое 50-летие. Замечательный совершенно, такой вальяжный, огромный, в халате, красивый седовласый мужчина. И мы разговорились. Он: «Вы музыканты?» Мы стали рассказывать, куда едем. Ему сказали, что вот, человек боится, он тогда обнял меня по-отечески и сказал: «Не бойся, сынок. Я летаю 40 лет. С тобой ничего не будет. Я, – говорит, – как только ни садился, на каких только самолетах ни летал». И я сразу успокоился.

Елена Фанайлова: Организаторы московского клуба и издательства ОГИ везли пачки книг по железной дороге до Владикавказа и добирались до Тбилиси по Военно-Грузинской дороге.

Николай Охотин, издатель: Забавно, что мы очень боялись, потому что нам все говорили, что это чудовищно тяжело: там фактически военное положение. С другой стороны – бандиты, и все такое. Ну, мы столкнулись с некоторыми неприятностями на границах, на постах, которые кончались банальной дачей взятки, но что забавно, что стоило отъехать от Осетии (последнего русского пункта), и все там, кто попадался – и грузины, и чеченцы какие-то попадались нам по дороге, – нас принимали абсолютно как своих. Поили на каждом удобном углу, кормили. И абсолютно никаких проблем на таможне. Дикая красота – эта перевальная дорога. В Тбилиси тоже, конечно, хорошо, но это особенно.

Станислав Львовский, литератор: Пока мы там были, в первые два дня все время нас спрашивали, не собирается ли Россия Грузию бомбить? И впечатление было совершенно ирреальное: как это, Грузию бомбить? А еще кого бомбить? Может быть, Нижний Новгород еще побомбить, или что-нибудь в этом роде? Для меня это, как для человека, который смотрит российские новости, было некоторым, ну, шоком – не шоком, но сильным довольно смещением восприятия. Видимо, до сих пор подсознательно Грузия воспринимается как какое-то общее культурное пространство. Ты видишь страну, где люди разговаривают по-русски, и какие-то знакомые с детства топонимы, но все уже совершенно другое. Это уже совершенно другая страна.

Театр Королевского округа, Тбилиси

Елена Фанайлова: В зале театра Королевского округа на улице Леселидзе (в десяти минутах ходьбы от проспекта Руставели), в фойе мы разговариваем с режиссером Давидом Сакварелидзе. Он – один из организаторов молодежного культурного центра, который находится в старинном здании театра. Давиду 31 год. Он поставил более 30 музыкальных спектаклей, несколько итальянских опер, работал с Робертом Стуруа и Питером Бруком в Италии и Америке. Давид Сакварелидзе рассказывает об одном из последних своих проектов.

Давид Сакварелидзе, режиссер: Я и драматург Лаша Бугадзе, мы вместе написали новый грузинский вариант «Доктора Франкенштейна», перенесли сюжет в 1932 год, когда были нацистские идеи создания новой расы. Заинтересовался я этим потому, что надо проанализировать то, что происходит с нами сейчас. Что-то существует по ту сторону жизни. Через Франкенштейна я хочу подтвердить для самого себя и всем подтвердить, что существует Бог, действительно. Физически можно это увидеть. Потому что этот герой – пришелец из другого мира. Год тому назад мы создали Центр современной драматургии в Тбилиси. В нем несколько молодых драматургов. Абсолютно новые имена и новый для меня язык. Потому что разница между поколениями – еще и разница языковая. Допустим, есть живой грузинский классик, он пишет. И вдруг появляется 19-летний драматург, который тоже на грузинском создает абсолютно другой язык. У нас больше юмора, безалаберности и отношения другого к тем событиям, которые они, старое поколение, воспринимают очень трагично. Мы это воспринимаем с юмором. Грузины не сентименталисты. Они более всего реалисты, потому что от жизни это. Трагичное мы, молодые, не можем подчеркивать, хотя ужас чувствуется.

Давид Сакварелидзе, режиссер

История грузинского театра знает много попыток стать новаторским, но это смогли сделать только несколько режиссеров. Михаил Туманишвили, например, Роберт Стуруа, Тимур Чхеидзе. Очень много режиссеров в Грузии, но остаются имена, которые создали свой язык, театральный художественный язык. Я думаю, что мое поколение должно освободиться от их влияний, потому что мы прошли очень интересную жизнь. Перед нами – целая история. С 1989 года и до сих пор мы живем в катаклизмах. Это интересно, с одной точки зрения, но с другой – надо проанализировать это и как-то показать.

Театр Королевского округа – очень старое здание. Его построил Зубалашвили, был такой грузин-католик, очень известный меценат и очень известная личность, потому что половину Тбилиси построил он. И это в 1800 каком-то году, точно не помню. На втором этаже была католическая школа, женская гимназия. А внизу — караван-сарай. Были какие-то разногласия, потому что считали, что это бывшая синагога.

С 1930-х годов здесь был клуб Берии. В 1980-х и 1970-х годах просто заброшено было, и мы сами зашли и все почистили. Сцену мы не трогали, потому что там аура сохраняется… Там шли концерты разных интернациональных песен, танцевали-плясали во времена коммунистов. В 1930-е годы здесь фильмы показывали. А сейчас мы назвали это театр Королевского округа, потому что это очень старая часть города, и здесь жили короли, грузинские царские фамилии.

Александр Анашевич, литератор: Была еще сильная и сложная история – поездка в Мцхету, старинную грузинскую столицу. Именно там Бог жил и, возможно, что он там временно даже поселился и живет в настоящее время. И русские бомбы, которые падают на Абхазию, я надеюсь, не долетят до этой местности, потому что любое изгнание страшно. Нельзя выгнать оттуда Бога. Если говорить о здании, о самом кафедральном соборе Светицховели, в общем-то, это, наверное, скелет. Но оказывается, суть не в этом. Я видел невероятные фрески и невероятно красивых людей, и было понятно, что здесь все по-настоящему, все идет вот так, как нужно. Первое, что я увидел, когда мы входили туда, это белые голуби, которые, совершенно не думая о людях, жили над входом этого храма. Когда входишь туда, присутствие Бога усиливается. Первое время ты ничего не понимаешь. Когда понимаешь, что Он там живет, то видишь, что ты стоишь на могилах грузинских царей. Поющие, стоящие кругом мужчины, которые делают свое дело от сердца и откровенно. В первую очередь, это откровение, они как бы порождают откровение в данном храме, стоя на тех могилах царей. Я бы хотел там находиться часами, я бы не уставал от этого.

Возможно, что это ощущение отчасти приходит и в русских деревнях, в туркменских деревнях, везде, где люди несут в себе сильные эмоциональные переживания, которые не могут высказать. А здесь просто все это на тебя нависает. Как будто Он здесь прошелся. То есть никто не пришел к нему, но Он здесь прошелся, в этой местности, в этом соборе. То есть Он как бы оценил это строение.

Я не понимал, что говорит Белла Ахмадулина про Грузию, которая выражала свои эмоции, не объясняя, почему она это говорила, да? Она говорила: «Я люблю тебя, Грузия, дорогая моя». То есть земля, полная не божественными эмоциями, а сознанием присутствия Бога. Я настаиваю на этой фразе. Ты существуешь всегда в ожидании чуда. И чудо тебя настигает тут, в любой момент, о котором ты даже не подозреваешь. С такой периодичностью это возникает, это чудо, что просто потом его, может быть, даже не замечаешь.

Белла Ахмадулина, 1984

Белла Ахмадулина:

Сны о Грузии – вот радость,
И под утро так чиста
Виноградовая сладость,
Осенившая уста.
Ни о чем я не жалею,
Ничего я не хочу.
В золотом Светицховели
Ставлю бедную свечу.
Малым камушкам во Мцхета
Воздаю хвалу и честь.
Господи, пусть будет это
Вечно так, как ныне есть.
Пусть всегда мне будет в новость
И колдуют надо мной
Родины родной суровость,
Нежность стороны чужой.

Александр Анашевич, литератор: Храм строился всегда в центре города, и вокруг него паперть переходила в торговлю. И сейчас это очень ярко. Это живое место, в котором есть кровь, стало туристическим центром Грузии. Там была масса чудесных вещей. Национальные грузинские инструменты и какие-то совершенно смешные поделки. Глиняная посуда для того, чтобы пить из нее вино. Давать оценку грузинскому вину было бы очень странно, потому что оно есть, понятно, что оно хорошее. Но ощущение, которое ты от него получаешь, для северного человека очень странное. Оно не кружит голову, оно дает тебе спокойствие.

Там мало магазинов, в которых можно купить какие-то вещи. Я вот видел в основном людей, которые покупают в магазинах хлеб. Они не покупают даже вино. И при этом много салонов красоты. Одинокие девушки, которые заходили туда, просиживали часами. Они стараются оставлять длинные волосы, как требует грузинская культура, но при этом красить их в белый цвет. Мне жутко хотелось подслушать, о чем они говорят. Я бы это сделал, если бы это было в России. Очень интересно, о чем они сплетничают.

Станислав Львовский, литератор: Молодые люди по-русски уже не говорят, а говорят по-английски. Я имел долгий разговор с продавцом в магазине пластинок по-английски. Я так и не понял, говорит он по-русски или нет. Он обратился ко мне по-английски, и как-то так мы по-английски с ним и говорили. Есть у меня подозрение, что, судя по возрасту, по-русски он и не говорит.

Сололаки, старинный район Тбилиси

Елена Фанайлова: На одной из маленьких улочек Тбилиси в один из дней фестиваля «Арт-Груз» молодые грузинские художники устроили красочную акцию протеста против застройки старого центра города особняками богатых людей, против варварского отношения к старинным тбилисским кварталам. Улица, на которой мы стоим, всего метров 300 в длину и 20 в ширину. За нашими спинами перестраивается старинный дом. А рядом висят ковры, работают две художественные галереи. Играют на старинных инструментах 4 старика. Это дудук, армянский инструмент. Эту музыку много веков исполняли в этом районе Тбилиси, где жили не только грузины, но и армяне, евреи, персы, русские.

Юлия Шагинурова, переводчик: Мне очень нравится этот город, я его очень люблю. Это действительно один из самых красивых городов на Земле. Грустно смотреть, как его облик нарушается. Но, слава Богу, мы не можем переписывать стихи великих поэтов, так, чтобы наши дети уже никогда не знали оригинала. И не можем перерисовать великие полотна. А с архитектурой и с духом города, с духом поколений, которые жили здесь до нас, мы якобы можем делать все, что угодно. Это зависит от каких-то застройщиков. Мне очень хочется, чтобы наше слово что-то значило. Я верю, что это будет так.

Антон Ольшванг, художник, Москва: Вот эти потрескавшиеся, казалось бы, старые дома, по которым течет вода, это кожа города, которая тоже может дышать. А то, что это временно, так жизнь людей – это 80 лет, или сколько там? И сохранить это необходимо.

Николай Охотин, издатель: Меня очень удивило, что они даже в рамках фестиваля провели акцию по защите старого города от, условно говоря, новых застроек. Треть города можно считать разрушенной, ну, четверть. Но это производит впечатление какой-то абсолютной части ландшафта. Это не производит впечатления разрухи, какой-то национальной беды.

Подписывайтесь на «Вавилон Москва» на сайте Радио Свобода

Слушайте нас на Apple podcasts Google podcasts Yandex music

Абанотубани, старинный район серных бань

Сентиментальное воспитание | Colta.ru

Елена Костылева

В романе Валерия Панюшкина «Все мои уже там» герои, очень похожие на группу «Война», похищают Янтарного прапорщика с целью перевоспитания. По просьбе COLTA.RU книгу прочитала ЕЛЕНА КОСТЫЛЕВА


Огромную неловкость испытываю я, когда передо мной стоит задача написать о новой книге Валерия Панюшкина «Все мои уже там», имеющей подзаголовок «Повесть покойного Алексея Константиновича Зайцева». Книга вот-вот выйдет в издательстве «Эксмо». А что тут скажешь?

Мой друг Валерий Панюшкин относится к числу добрейших и глубочайших людей на свете. Каждая его колонка про больных детей, несправедливое государство или бессмысленные конфессиональные конфликты между людьми трогает до слез. Мы все знаем, что много лет Валера спасает онкобольных детей, борется за хорошие законы, за лекарства и т.д. Он точно заслужил честного и серьезного разговора о своей книге, которого не заслужила, увы, сама книга.

В ней художники-перформансисты Обезьяна, Ласка и Банько похищают Янтарного прапорщика и запирают его в загородном доме для перевоспитания. Замысел залихватский, но, к сожалению, не Валерин: автор сам говорит в интервью, что взял идею у Олега Воротникова — из разговора с группой «Война» в журнале Esquire.

Реальный Жемчужный прапорщик жестоко избивал людей на митингах. Панюшкинский Янтарный прапорщик убивает одного из перформансистов, видимо, для обострения конфликта. Перевоспитывать прапорщика должен 70-летний экс-главред глянцевого журнала. Художники предлагают ему за это сто тысяч долларов. Мотивированный авансом в пятьдесят тысяч Зайцев должен за год посеять в душе ментовского зверя Разумное, Доброе, Вечное. Столкновение с искусством и науками, а также с ножом, вилкой и словом «извините» должно, по идее, привести прапорщика к раскаянию.

Первое, что замечаешь, — неоднородность текстовой ткани. Начинается все с предисловия, стилизованного как бы под «Повести Белкина», но тут же идут воспоминания главного героя, пионера мужского глянца, о том, как в 90-е нанимает к себе секретаршей выпускницу филфака, — выполненные уже в беглой технике какого-нибудь «Дьявол носит Прада». Присутствует и сцена бала, то есть корпоративной вечеринки. Секретарша приглашает главного редактора на белый танец. Здесь очень странные слова: «и она счастливо засмеялась, совершенно отдаваясь мне» (это в вальсе), «ее ресницы вспорхнули» — в общем, будто бы продолжается стилизация, но уже есть и «низкозадая» жена водителя Татьяна, и «капиталистическое party», в общем, все то, за что мы ненавидим русский язык.

Второе, что бросается в глаза, — это некоторая неубедительность драматической канвы. Секретарша становится главой издательского дома и увольняет своего бывшего босса, постаревшего и сильно пьющего. Коллизия длиной в целую жизнь описана так: секретарша мстит редактору за то, что он в нищие 90-е купил ей для той вечеринки туфли и платье, и именно поэтому через тридцать лет выгоняет его с работы. В этом можно было бы усмотреть даже неуважение к читателю, но, как мы увидим дальше, автора это не волнует ни в малейшей степени.

Предположим, Панюшкин писал все это, усмехаясь в несуществующие усы, но стиль меняется по пять раз на странице, и за писательской иронией уследить трудно: так, жена главного героя стреляет в грабителя, попадает в ветку липы, ветка падает на грабителя, грабитель теряет сознание — это уже фирменный панюшкинский магический реализм, назовем это его «методом чудес», который в повести ему еще не раз пригождается.

Начинается основное действие: появляются «гибкий и пружинистый» (все время в сопровождении этих эпитетов) Обезьяна и другие художники-перформансисты, а именно — несостоявшийся маркетолог Банько и Ласка, которая всю дорогу покладиста, мила и напугана, как животное (речь, стало быть, о Козе). Дело не в том, что это не похоже на Козу — автор утверждает, что не хотел прямого узнавания и намеренно не связывал повествование с реальностью, не желая знать никаких подробностей о том, как все есть на самом деле. Он шел от чистого замысла, чистой фантазии. Стало быть, перед нами внутренний мир автора. Стало быть, его и приходится как-то осмыслять рецензенту.

Столкновение с искусством и науками, а также с ножом, вилкой и словом «извините» должно привести прапорщика к раскаянию.

Ну, вот центральный женский образ. Ласка кротка, практически нема, подвергается опасностям, нуждается в защите. С нею связаны многочисленные чувства главного героя: ее он все время мысленно называет «девочкой», с нежностью растирает голую водкой после того, как ее вытащили из пруда, ее прямо при нем по очереди «жахают» Обезьяна и Банько, и вообще она всю дорогу такая беременная, безответная, ласковая и прекрасная, что 70-летнему Зайцеву только и остается уговаривать себя, слыша скрип пружин за стенкой, что он тут ни при чем: «И я понимал, конечно, что Ласка понимала, что это я закрыл дверь снаружи, как бы говоря: меня не касается, девочка, как там распределяются роли в тройственном вашем союзе, меня это не касается…» Вещь, мимо которой также сложно пройти, — это сильно мешающее повествованию частое описание сексуальных фантазий героя (не решусь все же приписывать их автору) — фантазий более чем скромных, реализация которых, тем не менее, ведет Зайцева к неминуемой смерти.

Однако что Зайцев вообще делает в этой повести и зачем он там оказался, если не затем, чтобы со старческим упоением слушать скрип пружин? В идее Олега никакого репетитора не было, и из первого же урока, который Обезьяна дает прапорщику, даже самому герою становится ясно, что с перевоспитательным процессом перформансисты прекрасно справились бы сами. Рискну предположить, что автору нужен был протагонист, который мог бы за него предстательствовать (такое предположение вообще иногда возникает, когда роман написан от лица героя). Предположу также, что автору, как и герою, самому хотелось оказаться в этом диком, необузданном, значит, мире художников-перформансистов. Жаль только, что даже качественно вообразить этот сияющий и прекрасный мир бесконечного акционизма автору мешают недостатки самого метода. Он декларирован Панюшкиным в интервью газете «Известия». Корреспондент спрашивает: «А вы прослеживали историю реального Жемчужного прапорщика?» «А насколько Гоголь прослеживал реальную историю ревизора, которую ему рассказал Пушкин? Нинасколько. Он ее узнал, и больше ему ничего не было нужно», — отвечает автор.

К несчастью, фантазия автора в этом фантазийном сюжете идет не слишком далеко и лишь отражает предрассудки обычного мира: осторожность мысли, нелюбопытство, полное и сознательное презрение к известным фактам (и, как следствие, совсем никакая проработка образов), нежелание что-либо дополнительное понимать по отношению к тому, что он и так понимает, а именно — что все люди братья, все способны примириться и простить.

Да в пень вообще всю книгу, кого волнует этот прапорщик! Ведь чудо явлено Господне!

Как именно должен произойти тот переворот в душе прапорщика, ради которого, собственно, все и затевалось? Что такого должны были показать этому прапорщику эти перформансисты, если они сами крадут, развратничают, предают — какое у них есть моральное право кого-либо перевоспитывать? Ну, «девочку» Ласку мы вообще не считаем, с нее-то что взять. В чем моральное превосходство Обезьяны? Да ни в чем, по мнению автора. Чем он лучше прапорщика, убившего их друга? Да, похоже, ничем.

Что ж, это вполне может быть и так. Может, и не лучше. Такова авторская воля. Но в чем, скажите, тогда сюжет?

Моральным превосходством наделен у автора лишь он сам, и то лишь в том неожиданном монологе, где он совершенно искренне, взахлеб осуждает косметические и фитнес-увечья, которые нанесла себе его секретарша в процессе старения, — вместо того чтобы стать рыхлой и доброй рожавшей женщиной, она стала высушенной селедкой и стервой. Тут уж автора охватывают нешуточные жалость и праведный гнев. Кстати, это довольно большой кусок. Можно было бы даже сказать, что лишний, если бы понять, какие основные.

Почему и зачем автор взялся перенести своего героя в мир художников-перформансистов, если не собирался никаким образом этот мир описывать? То, что в фантазиях автора они едят с шикарной посуды омаров и у них дом на Рублевке, не может считаться описанием, ведь правда?

И этот редактор мало чему, как выясняется, способен обучить прапорщика: на уроках всплывают неизбежные «Менины», силлогизмы, фехтование, потом зачем-то мерчендайзинг, короче говоря, образование прапорщик получает крайне беспорядочное и не систематическое. Янтарный страшно тупит и говорит только «как-то где-то», пока не выдает вдруг письменную автобиографию, стилизованную под «Капитанскую дочку». По всему видать, что он наконец перевоспитался, то есть овладел интонацией, которой раньше маркировались внутренние монологи главного героя. Янтарный прапорщик научился мыслить как редактор Зайцев, постиг некий идеал, припал к корням русской духовности. Но это смешно даже самому автору.

Такое впечатление, что инженер человеческих душ, каковым неминуемо должен был стать писатель, берущийся за такую фабулу, сам оказывается в плену дешевых силлогизмов, самурайских кодексов, обрывков великой русской литературы (от нее в повести остается лишь шарж, лишь узнаваемая псевдоинтонация) — и вырваться из этого плена совершенно не пытается. Ему уютно в этом всем, как уютно в сборнике веселых задач преподавателю младших классов. Жаль, во взрослую литературу этот уют мысли не удается перенести без смертельных последствий: бедная повесть трещит по швам и корежится на сгибах от всей этой авторской приблизительности, от нездешней легкости и самоуверенности и в конечном итоге гибнет — как погиб бы всякий младенец, кабы его родители полагались лишь на волю Божью.

Писатель знает одно: всех и вся можно простить, со всем можно примириться и всех примирить. Ничто другое его не интересует, и ему не нужно доказывать читателям возможность чудес. Достаточно лишь зарядить повесть, как Кашпировский воду. Прапорщика-убийцу можно заставить пойти сдаться полиции (похоже, его не перевоспитали, а зомбировали — в остальном он остался прежним). Ну да, люди не всегда способны измениться, даже если выучат силлогизмы, но это ведь, в сущности, ерунда! Все под Богом ходим! Дети ведь рождаются! Ура! Что может быть важнее? Да в жопу ваше искусство! Но это с самого начала было ясно. Да в пень вообще всю книгу, кого волнует этот прапорщик! Ведь чудо явлено Господне! Приблизительно такова кульминация повести Панюшкина — ну, потому, что это повесть Панюшкина.

Валера, мы все равно тебя любим, но, что называется, не за это.

Определение сентиментализма от Merriam-Webster

сен · ти · мен · тал · изм | \ ˌSen-tə-ˈmen-tə-ˌli-zəm \

Определение

сентиментализма

Определение сентиментальности по Merriam-Webster

sen · ti · men · tal · i · ty | \ ˌSen-tə-ˌmen-ˈta-lə-tē , -mən- \ 1 : качество или состояние сентиментальности, особенно чрезмерной или аффектной

2 : сентиментальная идея или ее выражение

Сентиментальный роман | литература | Britannica

Сентиментальный роман , в широком смысле, любой роман, который в непропорциональной степени эксплуатирует способность читателя к нежности, состраданию или симпатии, представляя затуманенное или нереалистичное представление о его предмете.В ограниченном смысле этот термин относится к широко распространенному европейскому романистическому развитию 18 века, которое частично возникло как реакция на строгость и рационализм неоклассического периода. В сентиментальном романе чувства превозносятся над разумом, а анализ эмоций возведен в изящное искусство. Ранним примером во Франции является книга Антуана-Франсуа Прево Manon Lescaut (1731 г.), рассказ о куртизанке, для которой молодой ученик семинарии благородного происхождения оставляет свою карьеру, семью и религию и заканчивается карточной акулой и самоуверенным человеком.Его продвижение вниз, если на самом деле не оправдано, изображается как жертва любви.

Подробнее по этой теме

Роман: Сентиментальный

Термин «сентиментальный» в его употреблении в середине 18-го века обозначал утонченное или возвышенное чувство, и именно в этом смысле он …

В основе сентиментального романа лежали доктрина Жан-Жака Руссо о природной добродетели человека и его вера в то, что нравственное развитие поддерживается сильными симпатиями.В Англии сентиментальный роман Сэмюэля Ричардсона «Памела » (1740 г.) был рекомендован священнослужителями как средство воспитания сердца. В 1760-х годах сентиментальный роман превратился в «роман чувственности», в котором представлены персонажи, обладающие ярко выраженной восприимчивостью к тонким ощущениям. Такие персонажи были не только глубоко тронуты симпатией к своим собратьям, но и эмоционально отреагировали на красоту, присущую естественной обстановке, произведениям искусства и музыке. Прототипом послужила книга Лоуренса Стерна Tristram Shandy (1759–1767), в которой несколько страниц посвящено описанию ужаса дяди Тоби перед убийством мухи.Литература романтизма приняла многие элементы романа о чувственности, включая отзывчивость к природе и веру в мудрость сердца и силу сочувствия. Однако он не ассимилировал роман, характеризующийся оптимизмом, присущим чувствительности.

сентиментальный — определение и значение

  • В то время как термин « сентиментальный » может использоваться чаще, чем не намекать на снисходительность к эмоциональности, которую он может подразумевать, когда речь идет о фильме, он может относиться к фильму, который используется для того, чтобы задеть струны сердца и вызвать слезы. каналы аудитории в надуманной и расчетной манере.

    Кэрол Смальдино: Сюрприз чувств и 50-50

  • В то время как термин « сентиментальный » может использоваться чаще, чем не намекать на снисходительность к эмоциональности, которую он может подразумевать, когда речь идет о фильме, он может относиться к фильму, который используется для того, чтобы задеть струны сердца и вызвать слезы. каналы аудитории в надуманной и расчетной манере.

    Кэрол Смальдино: Сюрприз чувств и 50-50

  • В то время как термин « сентиментальный » может использоваться чаще, чем не намекать на снисходительность к эмоциональности, которую он может подразумевать, когда речь идет о фильме, он может относиться к фильму, который используется для того, чтобы задеть струны сердца и вызвать слезы. каналы аудитории в надуманной и расчетной манере.

    Кэрол Смальдино: Сюрприз чувств и 50-50

  • Я вернулся на Филиппины с Макартуром в его последнее путешествие туда в 1961 году, которое он назвал своим сентиментальным путешествием .

    По нашему образу: Империя Америки на Филиппинах

  • Он хотел бы совсем оставить их позади, и даже попытался рассмешить Бет из-за того, что он называл ее сентиментальной привязанностью к разногласиям; но поскольку большая часть вещей принадлежала тете Виктории, она восприняла его насмешки так плохо, что он благоразумно оставил эту тему.

    Книга Бет — исследование жизни гениальной женщины Элизабет Колдуэлл Маклур

  • Генерал Бота и генерал Смэтс были готовы уступить почти по каждому материальному пункту при условии, что индийское сообщество отклонит то, что они называли сентиментальным возражением против расовых различий.

    74. О ЮЖНОЙ АФРИКЕ

  • «Но разве это не то, что вы называете сентиментальным ?» — сказал Винсент.

    Отец Пейн

  • Вы говорите: « сентиментальный — это всегда приподнятая вещь», или «делай в конце».

    Отрывки из писем Джеральдин Эндсор Джудсбери Джейн Уэлш Карлайл

  • Мы уже установили на этих страницах (блога), что я не думаю, что « сентиментальный » — ругательное слово — пока эмоции честно заработаны, я обожаю хороший плач — пока я не Меня не дергают, и это я считаю «старомодным» термином искусства, а не оскорблением.

    Фанни

  • Мы уже установили на этих страницах (блога), что я не думаю, что « сентиментальный » — ругательное слово — пока эмоции честно заработаны, я обожаю хороший плач — пока я не Меня не дергают, и это я считаю «старомодным» термином искусства, а не оскорблением.

    Фанни

  • Что не так с сентиментальностью? — The Atlantic

    Есть раздел, в котором вы говорите о стрижке и о том, как мы обычно воспринимаем призывы к вниманию как такие эгоистичные и греховные поступки.И мы склонны пренебрежительно относиться к людям, стоящим за ними, потому что «О, это просто крик о внимании» или «Она — шлюха внимания» или что-то в этом роде. И затем вы говорите: «Не является ли желание внимания одной из самых фундаментальных черт человеческого бытия? … И не является ли предоставление этого одним из самых важных подарков, которые мы можем когда-либо подарить?»

    Фраза «внимание шлюха» — , так что интересно! И я даже не задумывался об этом в связи с тем моментом, когда я говорю о внимании, потому что оно действительно привносит гендер таким интересным образом.Каким-то образом желание внимания связано с привлечением внимания в сексуальном плане или просто с желанием распространиться таким по-настоящему постыдным образом. И я никогда не думал об этой фразе как об этой странной петле между всеми этими идеями, так что спасибо!

    В этих эссе вы раскрываете некоторые очень личные вещи, особенно в «Великой объединенной теории женской боли» и в заглавной статье «Экзамены на сочувствие», которая появляется первой в сборнике.

    Это эссе, безусловно, было наиболее основанным на мемуарах.Его центральной отправной точкой было мое желание разобраться в этих двух травмирующих переживаниях, которые я пережил. [Другие] привносят некоторый аспект личного опыта, но личный опыт служит для решения этих более серьезных вопросов. Мне было так ясно, что эта книга по структуре, корешку просто не могла быть мемуарами. Я хотел, чтобы это было глубоко личным, но мне нужно, чтобы это было основано на этих внешних исследованиях.

    Ставя это эссе на первое место, я хотел приблизить читателей к моей жизни и предложить разоблачение в качестве своего рода вступительного акта.Например, я хочу показать вам эти вещи о том, что я чувствовал и чем жил, чтобы вы почувствовали себя рядом со мной, пока мы продолжим этот путь в другие жизни.

    Было ли это трудным выбором?

    Ага … Да. Было что-то сложное в написании личного материала в этом эссе, а также ощущение, знаете ли, . Я выставляю напоказ свои раны? Могу ли я нажиться на определенных событиях, имеющих повествовательную ценность?

    Вот почему это последнее эссе действительно важно для меня как часть книги: «Послушайте, я знаю, что люди проходят через тяжелые вещи, а затем они применяют эти сложные вещи, чтобы получить определенное доверие.

    Когда вы писатель и с вами случается что-то трудное, одной из причин этого является проявление повествовательного потенциала. И затем возникает некое застенчивость, когда вы рассказываете историю, в которой вы страдали. Но для меня это самосознание никогда не [сигнал] «Держись подальше». Все, что меня смущает или стыдно, похоже на эту ревущую неоновую вывеску: «Если у тебя есть силы пойти сюда, иди сюда. Потому что тот факт, что вы стесняетесь этого, означает, что здесь есть что сказать.«Это усложняет задачу, но также заставляет меня чувствовать, что я на правильном пути.

    Урон, Оч. 13: Сентиментальная ценность личной собственности

    Автор: Колин Э. Флора

    Прошел почти год с тех пор, как мы завершили нашу серию из двенадцати частей, посвященных различным аспектам ущерба, возмещаемому в судебном порядке. Эта серия была чрезвычайно успешной, и до настоящего времени статья о возмещении ущерба по контракту оставалась нашим самым читаемым постом каждый месяц. Я всегда стремился создать двенадцать частей в этой серии, а затем перейти к различным аспектам права.Тем не менее, есть некоторая отдаленная область закона о возмещении убытков, которая, как мне кажется, заслуживает возобновления нашей серии возмещений убытков и диктует эту тринадцатую часть. На этой неделе блог Hoosier Litigation Blog рассмотрит спорную область возмещения ущерба, а именно возмещение сентиментальной ценности личного имущества.

    Поскольку возможность возмещения сентиментального ущерба существенно различается от штата к штату, наше обсуждение будет сосредоточено на том, как эта форма возмещения ущерба функционирует в соответствии с законодательством штата Индиана.Хотя мы сосредоточимся на законодательстве штата Индиана, поскольку существует фантастическое решение окружного судьи округа Колумбия Розмари М. Коллайер, обсуждающего эту концепцию, мы также включим обсуждение судьи Коллайер в ее заключение 2008 года по делу Эдмондс против Соединенных Штатов .

    В деле Эдмондс судью Коллайера попросили определить, может ли лицо в соответствии с законодательством округа Колумбия требовать возмещения сентиментальной стоимости утраченной части личной собственности — фотографий.Признав, что прецедентное право округа Колумбия никогда раньше не рассматривало этот вопрос, судья Коллайер рассмотрел дела в других штатах и ​​авторитетный Пересмотр закона. Судья Коллайер признал, что и большинство штатов, и Пересмотр не поддерживают разрешение на взыскание сентиментальной ценности утраченного имущества. В конечном итоге судья Коллайер предпочел использовать подход большинства. Однако, прежде чем прийти к такому выводу, она отметила, что несколько штатов признают сентиментальную ценность как ущерб, который можно возместить.

    При обсуждении меньшинства штатов, допускающих взыскание сентиментальной ценности, судья Коллайер обратился к делу Верховного суда Вашингтона Mieske v. Bartell Drug Co. , в котором говорилось:

    Что такое сентиментальная ценность? Согласно широкому словарному определению, сентиментальность означает подчинение чувствам, чувствительности или эмоциональному идеализму. . . . Третий новый международный словарь Вебстера (1963). Очевидно, это не исключение, подразумеваемое заявлением о том, что сентиментальная ценность не подлежит компенсации.Если бы это было так, никто не смог бы получить компенсацию за неправомочную смерть супруга или ребенка. Скорее, тип сантиментов, который не подлежит компенсации, — это то, что связано с необоснованным потаканием чувствам или с аффективной или слабоумной эмоциональностью.

    Судья Коллайер также рассмотрел решение Индианы и Техаса, в котором соответствующие суды сочли целесообразным разрешить взыскание сентиментального ущерба.

    Как мы можем судить из дела Edmonds , суды, рассматривавшие этот вопрос, редко допускают взыскание сентиментальной ценности утраты личного имущества.Однако в ограниченных обстоятельствах некоторые суды разрешили взыскать сентиментальный ущерб. Индиана — это штат, в котором существует прецедентное право, согласно которому суд счел целесообразным разрешить взыскание сентиментального ущерба. Яркое дело Индианы, касающееся сентиментальных убытков, — Campins v. Capels .

    В деле Campins , дело возникло в результате кражи и уничтожения четырех колец. Три из них были кольцами национальных гоночных чемпионатов, награжденными автоклубом США (USAC).Другой — обручальное кольцо произвольной формы с двенадцатью бриллиантами. Первичный вопрос, связанный с кольцами, заключался в том, какие повреждения могли восстановить жертвы при полной потере колец. Стандартное правило потери личного имущества состоит в том, что «ущерб измеряется его справедливой рыночной стоимостью на момент потери, справедливая рыночная стоимость — это цена, которую согласный продавец примет от желающего покупателя». Суд установил, что стандартный метод не подходит для предметов личного имущества, не имеющих справедливой рыночной стоимости, поскольку они не доступны на рынке.В частности, как отметил суд, кольца USAC «были желанными наградами и символами определенных достижений, достигнутых очень немногими, такие награды не имели большого количества желающих продавцов и, следовательно, не имели реального рынка. Эти кольца следует ценить иначе, чем другие украшения ».

    Суд, обсудив многочисленные решения других штатов в отношении предметов, справедливая рыночная стоимость которых ниже, чем ценность полезности для их истинного владельца, определил, что в таких случаях, как Campins , «лучший способ обеспечить справедливость для обеих сторон — получить широкую набор элементов для рассмотрения в действительной стоимости.Кроме того, одним из таких подходящих соображений является сентиментальная ценность, но только в ограниченных обстоятельствах. Суд обязательно уточнил, что имеется в виду под сентиментальной ценностью.

    Когда мы говорим о сентиментальной ценности, мы не имеем в виду чрезмерно эмоциональную или необоснованную привязанность к личной собственности. Скорее, мы имеем в виду чувства, вызываемые предметами почти чисто сентиментальной ценности, такими как реликвии, семейные документы и фотографии, изделия ручной работы и трофеи. В основном мы имеем в виду предметы , как правило, , способные вызывать сентиментальные чувства, а не только эмоции, присущие владельцу.Другими словами, у любого владельца колец USAC были бы похожие чувства. Самая подходящая аналогия нашей ситуации — это трофеи. В двух случаях суды присудили компенсацию ущерба, исходя из «крови, пота и слез», потраченных на завоевание этих предметов. Мы не видим разницы в том, чтобы уделять особое внимание таким предметам, как эти, и трем кольцам USAC, награжденным за три года «крови, пота и слез» и, таким образом, имеющим особое сентиментальное значение [.]

    В конечном итоге суд пришел к выводу, что истцы имели право требовать сентиментальной компенсации за потерю колец.

    Через тринадцать лет после решения 1984 года по делу Кампинс Апелляционный суд Индианы еще раз рассмотрел возможность возмещения сентиментального ущерба в деле Mitchell v. Mitchell . В этом деле дочь умершего мужчины подала в суд на мачеху за лишение ее доступа к фотографиям, видео и личным вещам ее покойного отца. В данном случае вопрос заключался в том, можно ли рассматривать сентиментальную ценность при определении возмещаемого ущерба. В соответствии с решением Campins суд постановил, что сентиментальная ценность может быть рассмотрена.Суд также расширил закон о сентиментальном возмещении ущерба, отметив, что лицо, заявляющее иск, «находится в лучшем положении, чтобы оценить размер своего ущерба». Это означает, что суд признал, что рассмотрение жюри оценки сентиментального ущерба может полностью основываться на показаниях человека, который имел сентиментальное отношение к собственности.

    Решение Mitchell , хотя и полезно для обсуждения доказательств при установлении сентиментальной ценности, не сделало ничего другого для изменения картины сентиментальной ценности ущерба.Предметы с сентиментальной ценностью в Mitchell были специально перечислены судом Campins как подлежащие сентиментальному ущербу. В отличие от Mitchell , дело 2005 года Lachenman v. Stice стремилось резко расширить доступный класс личной собственности, за которую можно было бы возместить сентиментальную ценность.

    В деле Lachenman истец стремился взыскать сентиментальную цену за потерю своего джек-рассел-терьера после того, как на него напала и убила немецкая овчарка ее соседки.Суд пришел к выводу, что «семейная собака вполне может иметь сентиментальную ценность, но это не предмет почти чисто сентиментальной ценности, такой как семейная реликвия». Таким образом, суд постановил, что он не может расширить сентиментальную стоимость ущерба, чтобы включить в него семейную собаку.

    Я хочу отметить, что любителям животных — я сам включаюсь в эту категорию — прилагается много усилий для расширения закона в других штатах, чтобы разрешить возмещение потери домашнего животного за пределы простой стоимости животного. Фактически, только в прошлом году случай в Колорадо позволил восстановить потерю домашнего животного.Однако это единственный случай такого рода, о котором мне известно. Кроме того, в решении есть множество процедурных аспектов, которые не позволяют ему сильно волноваться.

    Итак, чтобы повторить то, что мы обсуждали сегодня. Большинство штатов, обращавшихся к этому вопросу, обнаружили, что сентиментальная ценность утраченного личного имущества не подлежит возмещению. Индиана признала ограниченный набор обстоятельств, которые позволяют восстановить сентиментальную ценность. Одним из ключей к определению, можно ли рассматривать для восстановления сентиментальную ценность, является ли предмет лишен какой-либо ценности, кроме сентиментальной ценности.Кроме того, там, где сентиментальная ценность может быть восстановлена, лучшим доказательством этой ценности может быть свидетельство человека, понесшего потерю.

    Присоединяйтесь к нам снова в следующий раз для дальнейшего обсуждения изменений в законодательстве.

    Источники

    • Эдмондс против США , 563 F. Supp. 2d 196 (D.D.C. 2008).

    • Пересмотр (Второе) Правонарушение § 911, cmt. е (1979).

    • Mieske v.Bartell Drug Co. , 92 Wash, 2d 40, 593 P, 2d 1308, 1311 (Вашингтон, 1979).

    • Campins v. Capels , 461 N.E.2d 712 (Ind. Ct. App. 1984).

    • Mitchell v. Mitchell , 685 N.E.2d 1083 (Ind. Ct. App. 1997), частично подтверждено и пересмотрено по другим основаниям , 695 N.E.2d 920 (Ind. 1998).

    • Лахенман против Стайса , 838 N.E.2d 451 (Ind. Ct. App. 2005).

    • См. Также Colin E.Флора, Когда книжная полка больше, чем книжная полка: Сентиментальные повреждения в Индиане , 62 Res Gestae 13 (октябрь 2018 г.).

    * Заявление об ограничении ответственности: Автор имеет лицензию на практику в штате Индиана. Информация, содержащаяся выше, предназначена только для информационных целей и не должна рассматриваться как юридическая консультация по какому-либо вопросу. Законы различаются в зависимости от штата и региона. Кроме того, закон постоянно меняется. Таким образом, приведенная выше информация может быть неточной в настоящее время.Ни один читатель этого контента, клиенты или другие лица не должны действовать или воздерживаться от действий на основании любого контента, включенного в данный документ, без обращения за соответствующей юридической или другой профессиональной консультацией по конкретным фактам и обстоятельствам, о которых идет речь.

    Как упростить избавление от сентиментальных элементов

    Недавно я спросил своих подписчиков по электронной почте (зарегистрируйтесь здесь, если вас нет в списке!), Какова их самая большая проблема с расхламлением и минимализмом. Безусловно, наиболее распространенным ответом было избавление от сентиментальных предметов.Я полностью понимаю. Трудно отказаться от того, что нам дорого и важно для нас.

    Избавление от сентиментальных предметов: поиск баланса

    Можно оставить некоторые важные и сентиментальные предметы. Проблема в том, что у нас так много сентиментальных вещей, что мы чувствуем себя обремененными ими. Когда у нас слишком много сентиментальных подарков на память, мы часто не можем по-настоящему насладиться ими, потому что их просто слишком много. Они теряют свою особенность и теряются друг в друге.

    Но когда у нас меньше сентиментальных вещей, мы можем выделить, оценить, использовать и оценить их больше.Потому что мы храним только самые важные и особенные вещи.

    Фото Кари Ши на Unsplash

    Избавление от сентиментальных предметов: это сложно, но того стоит

    Удаление сентиментальных предметов от беспорядка может быть одним из самых сложных моментов в уборке нашего дома. Но сделать решительный шаг и потратить время и усилия на расхламление сентиментальных вещей, может иметь огромное положительное влияние на наш дом и жизнь.

    Когда ваша кладовая не заполнена коробками с сентиментальными вещами, это снимает тяжесть с ваших плеч.И вы часто можете найти способы использовать, демонстрировать и в целом ценить сентиментальные предметы, которые вы храните, больше.

    Представьте, что вы роетесь в коробках со школьными бумагами, фотографиями, детской одеждой, сувенирами и т. Д. В поисках важного предмета. Это может расстраивать и утомлять просто потому, что вещей слишком много.

    А теперь представьте, что вы отпустили некоторые из своих сентиментальных вещей. Избавьтесь от вещей, которые не имеют для вас особой ценности или значения. Вместо того, чтобы рыться в коробках с «вещами», вы точно знаете, где находится этот предмет.Может быть, вы даже демонстрируете его у себя дома или используете, чтобы наслаждаться и ценить его каждый день.

    Это прекрасный пример принципа «лучше меньше — да лучше». Избавившись от сентиментальных предметов и оставив только те, которые вы действительно цените и значимые, вы сможете наслаждаться, использовать и / или ценить эти важные предметы еще больше.

    11 способов облегчить расхламление сентиментальных предметов

    Но избавиться от сентиментальных предметов может быть сложно. У нас есть эмоциональная связь с нашими сентиментальными вещами.Может быть трудно решить, какие предметы действительно особенные, а какие создают беспорядок и обременяют вас.

    Вот 11 советов, которые помогут упростить избавление от ненужных вещей. Так что вы можете отпустить лишнее и оставить только действительно значимые сентиментальные вещи. Эти советы и уловки не только упростят избавление от лишних сентиментальных вещей. Но они также позволяют вам чувствовать себя хорошо во время процесса очистки и после него!

    1. Погрузитесь в мир!

    Когда мы знаем, что что-то будет трудным, например, избавиться от сентиментальных вещей, мы иногда избегаем этого и откладываем это на потом.Проект начинает нависать над нами. И чем дольше мы откладываем ее и беспокоимся о ней, тем больше она может превратиться в большую или более страшную работу в нашем сознании.

    Иногда лучший способ взяться за большой проект — это погрузиться в него и начать! Перестаньте откладывать это и беспокоиться о том, насколько это будет сложно, и просто начните.

    Часто, приступив к работе, мы понимаем, что это не так сложно или страшно, как мы представляли. Сделать первый шаг и начать — может быть самым трудным шагом. Как только вы начнете действовать, у вас появится импульс, мотивация и уверенность, чтобы продолжать идти.

    2. Дайте себе время и / или место, если у вас проблемы.

    Иногда вы ныряете и начинаете, взволнованные тем, что собираетесь избавиться от сентиментальных вещей. Но по какой-то причине сегодня он просто не работает. Все в порядке! Оставьте это на сегодня и перейдите к чему-нибудь другому. А завтра вернись к тому, чтобы убирать сентиментальные вещи.

    Не позволяйте вашей борьбе с уборкой сентиментальных предметов полностью сорвать рельсы и положить конец вашим ежедневным усилиям по уборке мусора. Оставьте сентиментальные вещи, если вы боретесь, и вместо этого перейдите к чему-то более легкому.

    Вы должны быть в правильном уме, чтобы избавиться от сентиментальных вещей. Не откладывайте избавление от сентиментальных вещей на неопределенный срок, но позвольте себе немного расслабиться, если сегодня это не работает. Перейдите к чему-нибудь еще и завтра снова погрузитесь в нее.

    Большинство из нас все равно не в состоянии полностью очистить свой дом одним махом. Часто требуется два, три или более раундов очистки. Каждый раз вы хотите и можете отпустить все больше и больше.И это тоже нормально. Убирайте беспорядок так безжалостно, как вы чувствуете сегодня. Через шесть месяцев вы почувствуете себя еще более безжалостным.

    Еще один отличный способ освободить себе время и место при расхламлении сентиментальных предметов — это провести пробное расхламление. Если вы сомневаетесь в чем-то, положите это в коробку и уберите с глаз долой. Отметьте дату на коробке, чтобы вернуться к ней. Поместите в телефон напоминание об этой дате. Если вы даже не подумали о предметах в то время, вам будет легче их отпустить.

    Фотография Mr Cup / Fabien Barral на Unsplash

    3. Ваши воспоминания в вашем уме и в вашем сердце, а не в сентиментальном предмете

    Помните, ваши воспоминания и особые моменты не находятся в сентиментальном объекте. Они в вашем разуме и вашем сердце. У вас всегда будут воспоминания, независимо от того, сохраните ли вы сентиментальный предмет или нет.

    Иногда напоминания себе о том, что объект — это просто напоминание о воспоминании или особом моменте, а не само воспоминание, достаточно, чтобы помочь вам отпустить некоторые сентиментальные вещи.

    4. Можно оставлять некоторые сентиментальные вещи в пределах разумного.

    Принятие минимализма и уборка дома не означает, что вы должны избавляться от каждого сентиментального предмета, который у вас есть. Это нормально — оставлять сентиментальные вещи, которые вы цените и значимы для вас.

    Уловка состоит в том, чтобы держать количество сентиментальных вещей в пределах разумного. Помните, если у вас слишком много особых предметов, это уменьшает их особенность, потому что они теряются друг в друге. Выбор действительно особенных и важных позволит вам выделить, оценить и получить от них больше удовольствия.

    Установите для себя какой-то предел, который поможет вам быть более безжалостным при уборке сентиментальных предметов. Ограничения могут помочь вам сохранить только самые важные предметы. Например, дайте себе две пластиковые корзины для сентиментальных вещей. Тогда оставляйте только то, что умещается в сумках.

    Выясните, какой предел подходит для вашего дома и жизни. Затем придерживайтесь его, чтобы держать свои сентиментальные вещи под контролем.

    5. Найдите способ использовать или перепрофилировать сентиментальные предметы

    Даже лучше, чем хранить сентиментальные предметы, найти способы их использовать или перепрофилировать.Тогда вы сможете наслаждаться и ценить их каждый день.

    Например, вместо того, чтобы хранить сентиментальные предметы в коробке, покажите их или используйте в качестве домашнего декора. Они придадут вашему дому неповторимый характер. И вы также сможете видеть и ценить их каждый день. Вместо того, чтобы покупать обычные предметы декора, демонстрируйте то, что имеет для вас значение. Вещи, которые рассказывают историю вашей жизни и семьи. Будьте изобретательны и мыслите нестандартно. Вы даже можете обрамить специальные предметы в теневой ящик и повесить их на стены!

    Еще один отличный способ оценить свои сентиментальные вещи — это использовать их! Вместо того чтобы хранить их подальше, почему бы не использовать их и не ценить каждый раз, когда вы это делаете.

    Например, у меня есть старая серебряная сервировочная ложка, которая принадлежала моей бабушке. Моя мама помнит, как моя прабабушка пользовалась им до того, как он принадлежал моей бабушке. Возможно, до этого им даже пользовалась моя прабабушка. Теперь он у меня есть, и я использую его несколько раз в неделю. Мне нравится знать, что он уже послужил многим поколениям моей семьи и до сих пор продолжает служить нашей семье. Неважно, подают ли он рождественский ужин или макароны с сыром в обычный вторник. Мне нравится, что мы используем и ценим его на регулярной основе.

    У Pinterest есть много отличных идей, как перепрофилировать сентиментальные предметы. От лоскутных одеял на футболках до брошей в рамке для теней. Найдите способы отображать, использовать или переориентировать значимые предметы, чтобы вы могли наслаждаться ими в повседневной жизни.

    Но будьте избирательны — не просто убирайте беспорядок

    Предостережение — убедитесь, что вы не добавляете беспорядка в свой дом, показывая, используя или перепрофилируя сентиментальные предметы. Будьте избирательны при выборе элементов для отображения или перепрофилирования. Выбирайте только самые особенные предметы.Вы же не хотите просто переносить сентиментальный беспорядок из кладовой в другие части дома.

    6. Сделайте снимок

    Если у вас есть сентиментальные вещи, которые вы хотите запомнить, но не обязательно оставлять, сфотографируйте их. Затем отпустите предметы.

    Часто изображений сентиментальных предметов достаточно, чтобы сохранить воспоминания, связанные с предметами, без сохранения предметов.

    7. Ваш дом должен быть жизненным пространством для вашей нынешней жизни, а не местом для хранения вашего прошлого

    Напоминание себе о том, чтобы сделать ваш дом жизненным пространством для вашей нынешней жизни, а не местом для хранения вашего прошлого — хорошая мантра. при расхламлении сентиментальных предметов.

    Если ваш дом переполнен сентиментальными вещами из вашего прошлого, трудно найти место для жизни и создания новых воспоминаний в настоящем. В вашем доме не должно быть места для хранения вещей. Найдите время и место, чтобы жить настоящим!

    Фото Джоанны Косински на Unsplash

    8. Зачем вы его сохраняете?

    Спросите себя , почему вы сохраняете каждый сентиментальный предмет. С какой целью вы его храните? Потому что это то, что вы любите и имеет для вас большое значение? Напоминает ли это вам об особом моменте? Это для ваших детей, когда они станут взрослыми? У всех нас есть разные причины держаться за сентиментальные вещи.Ясно спросите себя, зачем вы его сохраняете.

    Если у вас нет четкой причины хранить его, вероятно, он вам не нужен или не цените его так сильно, как вы думали.

    Если это что-то, что вы откладываете для своих детей, как вы думаете, они на самом деле захотят это ? Хотели бы вы, чтобы ваши родители принесли вам это? Иногда мы сохраняем вещи для наших детей, но они не хотят или не хотят. Будь честен с собой.

    Старайтесь оставлять только те сентиментальные вещи, которые вы действительно любите или которые имеют для вас большое значение.Иногда ясное понимание того, почему вы храните предмет, может помочь избавиться от вещей, которые не являются такими сентиментальными или особенными, как вы думали.

    Будьте честны и реалистичны в том, что побуждает вас сохранить сентиментальный предмет.

    9. Как вы себя чувствуете?

    Подумайте, какие чувства вызывает у вас каждый сентиментальный предмет. Если он вызывает у вас негативные чувства, вы действительно хотите его сохранить?

    10. Это действительно сентиментально для вас, или есть другие причины, по которым вы его храните?

    Иногда мы храним предметы и думаем, что они сентиментальны для нас, но на самом деле чувство вины или чувство долга заставляют нас чувствовать, что мы должны хранить их.

    Вы чувствуете себя виноватым, избавляясь от него? Может быть, это был подарок, и вы чувствуете себя виноватым, избавляясь от него, даже если вы не используете и не любите его. Помните, подарок дается в знак любви. Вы принимаете подарок и выражаете свою признательность дарителю. После этого вам решать, что вы решите с этим делать. Если это не то, чем вы пользуетесь или не любите, не позволяйте чувству вины заставлять вас хранить это. Представьте, что вы подарили кому-то подарок, а потом узнали, что он им не пользуется или не любит. Вы бы хотели, чтобы они чувствовали себя виноватыми из-за того, что избавились от этого? Возможно нет!

    Иногда мы чувствуем себя обязанными хранить сентиментальные вещи.Может быть, это семейная реликвия или что-то, что мы считаем необходимым сохранить. Помните: если это не то, что вы цените и не имеет для вас значения, не позволяйте этому занимать ваше время и место, удерживая его. Если кто-то заставляет вас оставить что-то себе, скажите ему, что вы собираете мусор и не хотите оставлять его. Дайте им понять, что они могут принять это, если захотят, иначе вы избавитесь от этого.

    Чувство вины и долга — не причина, чтобы в вашем доме оставался беспорядок. Освободитесь от обоих.Дайте себе время, пространство и свободу жить только тем, чем вы регулярно пользуетесь или любите.

    11. Будьте нежны с собой — всегда есть исключения

    Будьте безжалостны, убирая сентиментальные вещи, но также дайте себе некоторую грацию и будьте нежны с собой.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *