Психологическая помощь военнослужащим – » Оказание психологической помощи военнослужащим Военные страницы Статьи военной тематики

Психологическая помощь в армии — Литера.рус

С какими проблемами сталкиваются призывники и военнослужащие в армии нам рассказала психолог воинской части Екатеринбурга Наталья Савельева. Она награждена почетной грамотой Министерства обороны РФ, медалью «За заслуги в обеспечении законности и правопорядка». Дважды призер Всеармейского конкурса специалистов психологической работы. Участница апробации новых методик профессионально-психологического отбора и углубленного психологического изучения военнослужащих.

Можно ли психологически подготовиться к предстоящей службе в армии?

— Еще до получения реального личного опыта у каждого из призывников есть картинки предстоящей службы, основанные на патриотических фильмах, позитивных или негативных оценках отслуживших, на новостях, показанных по телевидению. И первое к чему нужно быть готовым – что эти картинки могут не совпасть с действительностью (чаще и не совпадают). Армия будет для каждого своей, узнать какой, можно только получив собственный опыт прохождения военной службы.

Что касается физической подготовки, она важна, но, по моему мнению, находится на втором месте после устойчивой психики. Армия ­– это оружие. И давать в руки автомат физически развитому, но склонному к эмоциональным срывам в сложной ситуации военнослужащему никто не будет.

Стрессоустойчивость, умение отстаивать личные границы, взаимодействовать с людьми качественно и плюс начальная физическая подготовка – залог успешного прохождения службы.

Наталья Савельева, военный психолог

С какими проблемами психологического характера чаще всего приходится сталкиваться призывникам?

— Армия требует смены привычек, окружения, ограничения личной свободы юноши, а это вызывает сильный стресс. К примеру, на первом этапе привыкания солдат проживает так называемую «сшибку»  – то есть встречаются его представления об армии и действительность. Избежать этой «сшибки» не удается никому, образно говоря, эта опция включена в комплект услуг под названием «адаптация». Причем, чем идеальнее и красивее были представления, тем тяжелее проходит процесс. Проиллюстрирую: одна из самых распространенных фантазий допризывников-водителей заключается в том, что их, как обладателей водительских прав, командиры встретят с распростертыми объятиями. Подобное заблуждение может стать причиной тяжелого нервного стресса молодого солдата — он шел служить с огромным желанием и был уверен в том, что ему поручат перевозку, как минимум, командира части. Но мы живем в такое время, когда отсутствие водительского удостоверения является чуть ли не неприличным для молодого человека. А в армии это уже повод для настоящей конкуренции среди потенциальных водителей. И на вас обратят внимание, если у вас действительно выдающиеся умения в области, например, еще и ремонта техники.

Что касается серьезных проблем. Служба в армии для мужчины – это обряд вступления во взрослую жизнь, разрыв с миром детства. Процесс болезненный, непростой, особенно на начальном этапе. Именно в такой период может происходить дезадаптация (то есть срыв этого процесса) и как следствие, возможно отклоняющееся или даже противоправное поведение.

Часто ли военнослужащие обращаются к военному психологу, и с какими проблемами в основном идут, если вообще идут?

— Армия – не изолированная вселенная: ее состояние полностью определяется состоянием общества. Насколько в нем развита культура обращения к психологу, настолько она проявляется в Вооруженных силах. Проблемы, с которыми обращаются: отношения с девушкой, сложности в отношениях в семье, не складывается общение с товарищами, трудности адаптация к условиям службы. Психолог может в таком случае выступать как принимающий слушатель, оказывает поддержку. Иногда достаточно поговорить со взрослым умным человеком, чтобы стало легче. К тому же психолога в институте обучили специальным техникам ведения беседы, поэтому общается он профессионально. С другой стороны, я повторюсь, что армия равно оружие. Поэтому, конечно, мы работаем и в режиме принудительного консультирования, когда бойца к нам направляют медики, командиры подразделения и т.д. И да, мужчине по ряду причин обратиться за помощью сложнее, в независимости от того, военный он или нет.

Можете дать практические советы как лучше адаптироваться новобранцам на военной службе? Как вести себя со старослужащими?

— Во-первых, перед призывом завершить важные дела на «гражданке». Важно осознать, что пока вы служите, все события дома будут происходить без вас. К примеру, если вы женаты, ваша семья снимает жилье, есть ребенок — позаботьтесь о накоплениях для них на ближайший год. Завершите юридические  споры и конфликты. Если на гражданке остается одна мама в возрасте, имеющая хронические заболевания, договоритесь с соседями и друзьями, как часто они смогут ее навещать или с какой периодичностью буду ей звонить. Поверьте, эти простые предварительные действия помогут избежать тяжелых душевных волнений в ситуации, когда поддержку родным вы сможете оказывать только по телефону.

Во-вторых, помните, армия для новобранца – это, прежде всего, люди. Учитесь налаживать контакты с первого дня. Всегда оставайтесь человечным, не обманывайте, не воруйте, помогайте, защищайте слабых и не выслуживайтесь перед сильными. В первые дни, когда многое неясно, старайтесь следовать всем неписаным правилам, сложившимся в части. Пока многого не знаете, не ориентируетесь в тонкостях межличностных взаимоотношений в подразделении, так поступать безопасно и благоразумно.

В-третьих, после того, как стали служить год, дедовщины, какой она была раньше, больше не существует. Отношения со старослужащими должны строиться на основе уважения к тому опыту, который они уже приобрели, а вам только предстоит это сделать. Но не унижайтесь перед ними. О побоях, выполнении работы за них не может быть и речи, это уже неуставные отношения.

В армии служат немало девушек, женщин. По вашим наблюдениям, они более или менее психически устойчивы к разным трудностям армейской жизни, чем мужчины?

— Женщины  отлично справляются с обязанностями военных, они выносливы, трудолюбивы, им удаётся более ответственно подходить к выполнению той или иной задачи. Из моего опыта: обращаются они к психологу реже, чем мужчины, но запросы не отличаются – семейные и служебные взаимоотношения, потребность быть выслушанными.

Может ли перевод армии на контрактную основу значительно уменьшить количество психологических проблем в армии?

— Уже сегодня есть воинские части, укомплектованные только  военнослужащими по контракту. Количество задач, которые решает психолог в таком подразделении, не уменьшается. Они просто другие.

Служба информации сетевого издания «Литера»

Фото: пресс-служба ЦВО

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

xn--80ajil1ak.xn--p1acf

» Профессиональные возможности психолога по оказанию психологической помощи военнослужащим Военные страницы Статьи военной тематики

Исследование индивидуальных психологических особенностей военнослужащих позволяет выявить лиц с теми или иными психологическими трудностями, которые тем самым нуждаются в оказании психологической помощи. Психологическая помощь оказывается в целях сохранения психического здоровья военнослужащих. Это связано с тем, что в условиях армии военнослужащий сталкивается с многочисленными проблемными ситуациями, требующими определенного уровня психического ресурса человека для их успешного преодоления.  Чем больше энергетических усилий требует ситуация определенного класса, тем больше вероятность снижения психического ресурса духовного, характерологического и психофизического уровня и разбалансированности психического здоровья военнослужащего в целом.

Таким образом, объектом психологической помощи являются военнослужащие, испытывающие

проблемы и трудности личностного роста, преодоления трудных ситуаций и расстройства психического здоровья. При этом под психическим здоровьем в условиях воинской службы понимается комплексное многоуровневое качество жизнедеятельности, выражающее соответствие психофизического состояния и самочувствия, ориентирования и поведения уровню развития, психофизической усталости, истощенности, наличных адаптивно-компенсаторных возможностей психики.

Для определения необходимости оказания психологической помощи очень важным является как субъективное ощущение психологического неблагополучия самим военнослужащим, так и обобщенные представления о норме психического здоровья, позволяющие с определенной долей вероятности определить наличие отклонений от нее у конкретного человека. Наиболее общие критерии нормы психического здоровья

сводятся к следующему:

— соответствие субъективных образов отражаемым объектам действительности, а также соответствие и соразмерность характера реакций внешним раздражителям, значению жизненных событий;

— адекватный возрасту уровень зрелости эмоционально-волевой и познавательной сфер личности;

— способность к адаптации в микросоциальных отношениях;

— способность к самоуправлению собственным поведением, разумному планированию жизненных целей и поддержания активности в их достижении.

Другими словами нормальный человек — это человек, соответствующий в основных своих психических проявлениях основным тенденциям половозрастного развития и социальным нормам на данном этапе развития общества. Отклонения от этой нормы могут иметь временный или постоянный характер, а также различную степень выраженности: от более «заостренных» отдельных черт характера (акцентуации) до различного рода невротических состояний и деформаций личности. Данные психологические особенности конкретного человека находят выражение в его поведении, отличающемся, как правило, от общепринятых взглядов. В сочетании с нарушением социальных (правовых и нравственных) норм такое поведение характеризуется как

девиантное (отклоняющееся). Именно эти военнослужащие являются объектом наиболее пристального внимания должностных лиц и, в первую очередь, психолога воинской части.

Однако круг лиц, нуждающихся в оказании им психологической помощи не ограничивается субъектами отклоняющегося поведения. Очень часто, человек, попадая в непривычные для него условия, ситуации жизнедеятельности не может самостоятельно найти выход из сложившейся ситуации, правильно определить для себя наилучшую линию поведения, или попросту не обладает необходимыми навыками (принятия решений, взаимодействия с другими людьми и т.п.).

Наиболее типичной по уровню  субъективной трудности для большинства военнослужащих таковой является ситуация адаптации к условиям воинской службы. Под термином «адаптация» понимается, с одной стороны, устойчивость личности к условиям среды, с другой, процесс приспособления биосистемы человека к меняющейся обстановке. Процесс адаптации воина к условиям службы требует огромного нервного труда, связанного с отказом от многих привычек и склонностей, выработанных в течение многих лет, подчинения своего поведения новым требованиям. Процесс адаптации протекает больше и чаще сопровождается различными нервно-психическими расстройствами у лиц, перенесших поражения центральной нервной системы, имеющих отклонения в домашнем воспитании, а также слабый адаптационный потенциал.

Усугублению негативных психологических проявлений могут служить не только индивидуальные особенности конкретного военнослужащего, но и те условия макро-  и микросоциальной среды, в которых осуществляется его жизнедеятельность (отношения в воинском коллективе, разрыв привычных связей, неблагоприятные вести из дома, отсутствие внимания и дефицит уважительного отношения со стороны командиров и т.п.).

 Исходя из этого психологическая помощь имеет комплексный характер, выражающийся:

— в осуществлении профилактических мероприятий: систематической и согласованной работе психолога и других должностных лиц по созданию благоприятных условий для обучения и воспитания военнослужащих, предупреждению их психологической перегрузки;

— своевременном выявлении лиц, нуждающихся в оказании им психологической помощи и постоянном психологическом сопровождении;

—  непосредственном применении специальных процедур по оказанию психологической помощи конкретным военнослужащим методами психологического консультирования, психотерапии и психореабилитации.

Особым предметом внимания психолога и других должностных лиц должны являться военнослужащие с признаками нервно-психической неустойчивости.

Под «нервно-психической неустойчивостью»  (НПН)  понимают  склонность к срывам нервной системы военнослужащего при значительных физических и психических нагрузках. НПН как интегральный показатель психического состояния подвержена динамике и может изменяться под воздействием многих факторов. НПН не равнозначна психическому заболеванию, а является временным, обратимым явлением. НПН можно сравнить с гранью, за которой начинается болезнь.

Наиболее важными факторами, способствующими развитию НПН являются:

— слабая подготовка к военной службе и негативное отношение к ней;

— психотравмирующие конфликты между молодыми воинами и старо-служащими;

— грубость и педагогические ошибки командиров;

— особенности черт характера самого военнослужащего (чрезмерная обидчивость, вспыльчивость, мнительность, неуверенность, упрямство и др.), в том числе и физиологические особенности организма, предопределяющие ненадежность адаптационных и компенсаторных механизмов;

— психологический климат до призыва (в семье, в кругу ровесников) и в воинском подразделении;

— злоупотребление алкоголем, приводы в милицию, ранний сексуальный опыт, употребление наркосодержащих препаратов;

—   факт разлуки с семьей, близкими людьми, неблагоприятные известия из дома и др.

Организация работы по выявлению военнослужащих  с признаками НПН должна предусматривать плановые мероприятия в период прибытия молодого пополнения в часть, в период адаптации к военной службе (первые 3-5 месяцев), а также в период последующего прохождения военной службы.

С прибытием молодого пополнения в часть  психолог  проводит  инструктивно-методическое занятие с должностными лицами пункта приема молодого пополнения и офицерами подразделений. На этом занятии он в доступной форме рассказывает о сущности и признаках проявления НПН в общении,  поведении,  деятельности, внешнем виде военнослужащих, а также указывает на что обратить внимание при изучении документов,  наблюдении и в процессе беседы с прибывшим пополнением.

Так, например, в результате изучения документов могут  быть  получены  косвенные признаки нервно-психической неустойчивости:  психические заболевания у родителей и близких родственников,  перенесенные травмы и инфекционные заболевания  головного мозга,  наблюдение в психо-неврологическом диспансере,  ночное недержание мочи,  воспитание в неблагополучной семье, отсутствие одного из родителей, наличие отсрочки от призыва по состоянию здоровья,  приводы в милицию, трудности в обучении и освоении профессии,  вовлечение в антисоциальные группы, сложные отношения с товарищами,  низкая общественная активность,  узость и несоответствие возрасту интересов и увлечений,  вспыльчивость,  раздражительность, неустойчивость настроения,  обидчивость,  замкнутость,  безынициативность, излишняя принципиальность, слабоволие, раннее пристрастие к алкоголю, курению, употреблению наркосодержащих препаратов.

При наличии 1-2 признаков военнослужащий  заслуживает  более пристального внимания и наблюдения, а при наличии 3-5 признаков — заносится в списки для более глубокого обследования  психологом части.

Дата: Июнь 29th, 2012

warpages.ru

От суицида солдат спасет круглосуточная служба психологической помощи

Поговорить со специалистом о своих проблемах военные смогут круглосуточно из любой точки России, где есть мобильная связь. Об этом «Известиям» рассказал куратор социально-психологической службы военнослужащим, член правления общественной организации «Совет родителей военнослужащих» Андрей Доронин. В первую очередь новая служба предназначена для солдат-срочников.

— Мы подобрали профессиональных военных психологов, которые раньше уже работали с военнослужащими. Их около 10 человек, в призыв будем привлекать больше, — пояснил Доронин. — Люди работают круглосуточно, ведь войсковые части дислоцированы от Калининграда до Камчатки.

 

Психологи работают на добровольных основах, но помощь нескольких спонсорских организаций позволяет выплачивать им небольшие деньги. В период апробации проекта на линию поступало в среднем 10–20 звонков ежедневно. Короткий номер, по которому можно позвонить в службу, публикуют на конвертах с SIM-картами для звонков родителям по льготному тарифу — их новобранцам раздавали в военкоматах.

— У нас работают именно военные психологи. У них большой стаж в Вооруженных силах, и они могут объяснить, почему в армии всё должно быть так, а не иначе, — рассказала военный психолог службы социально-психологической помощи военнослужащим Наталья Корнилова. — Новобранцы попадают в новый коллектив, ощущают физические и морально-психологические нагрузки. Дети «вылезают из-под маминой юбки» и часто не понимают элементарных вещей.

За время апробации службы было зафиксировано несколько звонков от солдат, находившихся в глубокой депрессии и на грани суицида.

— Мы пытаемся объяснить им, что жизнь не заканчивается. Рассказываем, почему суицид считается смертным грехом, какие будут последствия для родителей и родственников, как можно посмотреть на ситуацию иначе, ищем, что можно сделать, — поясняет Корнилова. — Потихоньку человек психологически разгружается, решает подождать, и мы считаем, что это уже результат.

Побеги из части, суициды и многие другие неразумные поступки обычно совершаются в состоянии аффекта, когда солдат не в состоянии контролировать свое поведение. Именно в эти моменты особенно важна помощь психолога, поясняет руководитель «Психологического центра на Волхонке» Анна Карташова.

Военнослужащий, уже обращавшийся в службу, организованную обществом родителей военнослужащих, скептически отозвался о беседе с ее специалистом.

— Первое время после призыва мне хотелось домой — я постоянно не высыпался и хотел есть, — говорит призывник. — Психолог ко мне сразу начал обращаться на ты, разговаривал, как со школьником. Он говорил, чтобы я «не тормозил», «был как все» и «не качал права, а то сделают крайним».

По словам Краташовой, телефонные психологические службы созданы для оказания экстренной помощи, «в моменте».

— Но необходимо, чтобы во время телефонного разговора военного никто не слышал, — считает она. — Не очень представляю, насколько это возможно в условиях современной армии.

— Может быть, сто военнослужащих из миллиона и дозвонятся на эту линию, но у большинства из них нет возможности позвонить по телефону матери, жене, не то что в психологический центр — это нереально, — заявили в приемной «Комитета солдатских матерей России». — Кому-то просто захотелось внедрить что-то новенькое в армейскую службу.

Как пояснили «Известиям» в Минобороны, в военных частях и соединениях уже есть специальные комнаты психологической разгрузки, где с военнослужащим может провести беседу войсковой психолог. Кроме того, в его обязанности входит ежедневный контроль психологического состояния военнослужащих. «Разговоры по душам» также ведут военные священники. Кроме того, в каждой казарме есть доска документации — на ней опубликованы телефоны военной прокуратуры, военных следственных отделов, органов внутренних дел и военной контрразведки.

— Военнослужащий вряд ли будет звонить по этим телефонам (расположенным в казарме. — «Известия»), — считает Доронин. — Он звонит человеку, далекому от всего этого (его окружения. — «Известия»). Ему нужно высказаться кому-то нейтральному — на это и был наш упор.

realarmy.org

Психологическая поддержка военнослужащих, как фактор снижения отклонений поведения в боевой обстановке

Психологическая поддержка направляется на актуализацию имеющихся и создание дополнительных психологических ресурсов, обеспечивающих активные действия военнослужащих на поле боя. Она оказывается в профилактическом плане (в целях предупреждения развития отрицательных психологических явлений) всем военнослужащим, а в целях психологической коррекции применяется по отношению к лицам с симптомами непатологических и патологических психогенных реакций.

Своеобразной экспресс-методикой, позволяющей в боевой обстановке выявлять лиц, нуждающихся в поддержке, может служить сама классификационная сетка, предложенная Ю.А. Александровским. В соответствии с ней к непатологическим (физиологическим) невротическим явлениям относятся реакции на боевой стресс (адаптационные реакции). Они проявляются в повышенной эмоциональной напряженности и психомоторных изменениях, вызванных страхом (паника, уход с поля боя, множество нецелесообразных движений; беспорядочное, бесцельное метание; ступорозное обездвижение; отрывистая, несвязная речь). К названным симптомам прибавляются такие вегетативные реакции, как учащенное мочеиспускание, дисфункция желудка и кишечника; тошнота, головокружение, ознобоподобный тремор; изменение пигментации кожных покровов; ощущение нехватки воздуха, чувство удушья; ощущение сильной физической слабости, жара или холода и др.

Психогенные патологические реакции проявляются в симптомах астенического, депрессивного, истерического и других синдромов. Основным показателем того, что наблюдаемая симптоматика отражает непсихотический уровень травматизации военнослужащего, является сохранение им в достаточной степени критической оценки происходящего и способности к целенаправленной деятельности.

 

Таблица 4.2

Способы психологической поддержки военнослужащих в боевой обстановке

Название группы способов Содержание способов психологической поддержки
Коммуникативные Вербальные: а) доведение до военнослужащих мобилизующей информации: убеждение по типу «мы справлялись и не с такими задачами, справимся и с этой»; б) внушение по типу: «Ты справишься с этим! … у тебя достаточно сил»; в) подкрепление по типу: «Молодец!», «Орел!», «Так держать!»; г) психологическое заражение настроением по типу: «Мужики мы или нет?», «Десантники не отступают!»; д) шутки, приказы, угрозы и др. Визуальные: контакт глазами; одобряющие жесты и мимика. Тактильные: прикосновения, пожатие руки, похлопывание по плечу, «встряхивание» и др. Эмоциональные – нахождение рядом с нуждающимся в поддержке в трудную минуту, сопереживание, дружеская улыбка. Личный пример активных и решительных действий. Поддержка действиями и огнем, угощение сигаретой, водой и др. Побуждение военнослужащего выполнить один из экспресс-приемов психической саморегуляции, основанных на изменении типа дыхания и тонуса скелетной мускулатуры.
Организационно-деятельностные Прекращение или ослабление интенсивности действия психотравмирующих факторов боевой обстановки – вывод военнослужащего в безопасное место; ликвидация или блокирование источников травматизации. Предупреждение контактов военнослужащих с лицами, подвергшимися деморализации. Твердое управление действиями подчиненных, отвлечение их от психотравмирующих факторов, постановка четких задач на продолжение боевых действий по типу: «Рядовой Петров! Противник справа, за горящим автобусом. Уничтожить!». Или: «Петров! Посмотри на Сидорова. Он делает правильно. Делай как Сидоров!» и др. Перестановка военнослужащих, усиливающая эффект положительного психологического влияния на нуждающихся. В крайних случаях при невозможности воинов продолжать боевые действия из-за неуемного тремора выдать минимальную дозу седативных средств.

 

Опыт работы с военнослужащими, подвергшимися боевому стрессу, накопленный в российской армии[190] и армиях других государств[191], позволяет выделить основные способы и средства их психологической поддержки. Непосредственно в ходе боевых действий применяются коммуникативные и организационно-деятельностные способы, которые представлены в таблице 4.2.

Боевая обстановка предъявляет жесткие требования к средствам психологической поддержки. Они, во-первых, должны быть простыми и доступными для применения. Во-вторых, результат их воздействия не может носить отсроченный характер (не более 3-5 минут). В-третьих, они не должны вызывать побочных явлений (например, сонливость). Этим требованиям соответствуют экспресс-методы психической саморегуляции и ряд фармакологических средств*, проверенных в процессе боевых действий войск.

При появлении первой возможности (в перерывах между боевыми действиями) необходимо применить к военнослужащим с указанными выше симптомами более существенные способы поддержки. Специалисты рекомендуют для этого такую экспресс-программу. После доставки военнослужащего в пункт оказания психологической помощи дать ему возможность умыться, согреть кисти рук и ступни ног с помощью теплой ткани или воды. Дать успокоительное средство (седуксен, элениум, феназепам и др.) и уложить спать. В случае отсутствия необходимых медикаментов можно использовать шприц-тюбик промедола из индивидуальной аптечки или алкоголь (50-100 мл) как разовый вариант. После сна пострадавшего необходимо накормить и опять уложить спать. Если отмеченные симптомы сняты, военнослужащий возвращается в строй.

Боевые действия частей Сухопутных войск в Чечне показали, что потребность военнослужащих в психологической поддержке особенно остро ощущается в период с 1 – 5-е сутки и после 30 суток участия в боевых действиях. Именно в это время отмечалось большее число отклонений в поведении бойцов[192].

Общими для всех участников боевых действий мерами психологической поддержки должны быть: ведение строгого контроля за продолжительностью и качеством сна; рациональное чередование активной деятельности и отдыха; проведение рекреационных, культурно-досуговых и информационно-воспитательных мероприятий.

Как было показано, одной из причин снижения уровня мотивации, возникновения отклоняющихся форм поведения, негативных психических состояний у участников военных конфликтов является реальная или кажущаяся утрата социально-психологического единства воюющей армии со своим народом. Это явление наблюдалось в контингенте советских войск в Афганистане, в российских частях в Чечне, в американской армии во Вьетнаме. Следовательно, важной задачей психологической поддержки участников боевых действий является всемерное укрепление или фиксированное обозначение наличия таковых связей. Опыт такой работы накоплен в некоторых частях ВС РФ. Так, во время боевых действий в Чечне руководство СибВО постоянно и эффективно использовало эту форму психологической поддержки*.

 

 

Литература

1. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. — М.: Изд. МГУ, 1999.

2. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология: Учебник для вузов. – М.: ЮНИТИ, 2001.

3. Бандура А., Уолтерс Р. Подростковая агрессия. Изучение влияния воспитания и семейных отношений. – М.: Эксмо-Пресс, 1999.

4. Барабанщиков А.В., Киряшев Н.И., Феденко Н.Ф. Советская военная педагогика и психология в годы Великой Отечественной войны. – М.: ВПА,1987.

5. Беккер Г, Босков А. Современная социологическая теория в ее преемственности и развитии. — М., 1961.

6. Беленки Г., Ной Ш., Соломон З. Стресс на поле боя: опыт Израиля // Милитари ревью. – 1995. – №11.

7. Беловодский В.Л. Уклонение от военной службы как социально-психологическое явление: Автореф. дис. … канд. психол. наук. — М., 1997.

8. Берковец Л. Агрессия. Социально-психологический анализ. – М., 1962.

9. Боенко А.В Суицидальное поведение военнослужащих срочной службы и его предупреждение: Автореф. дис. … канд. психол. наук. — М., 1993.

10. Быков С.В. Социально-психологические детерминанты девиантного поведения подростков. – Тольятти, 2003.

11. Вицин С.Е. Системный подход и преступность. – М., 1980.

12. Габриэль Р. Героев больше нет / Пер с англ. – Нью-Йорк, 1987.

13. Герасимов В.Н. Развитие превентивной педагогической теории и практики в Вооруженных Силах России (на материалах частей и подразделений Сухопутных войск): Автореф. дис. … д-ра пед. наук. – М., 1996.

14. Гершельман Р. Распущенность в войсках // Военный сборник. – СПб.,        – 1908. – №3.

15. Гилинский Я.И. О системном подходе к преступности // Правоведение. – 1981. – №5 .

16. Голованов В.Н. Законы в системе научного знания. — М., 2000. — С.679.

17. Головин Н.Н. Исследование деятельности и свойств человека как бойца. – СПб., 1907.

18. Джонсон В. Как заставить наркомана или алкоголика лечиться. — М., 2000.

19. Дохолян С.Б. Предупреждение агрессивного состояния военнослужащих по призыву в повседневной деятельности: Автореф. дис. … канд. психол. наук. – М.: ВУ. – 1998.

20. Дубнин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.И. Генетика, поведение, ответственность: (О природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения). – М.: Политиздат, 1982.

21. Дюндик Ю.Н. Методика работы командира по профилактике суицидальных явлений в подразделении: Учебно-методическое пособие.  – Калининград. – 1998.

22. Евенко С.Л. Уклонение от военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по призыву в ВС РФ и пути минимизации: Автореф. дис. … канд. социал. наук. – М.: ВУ, 2001.

23. Ениколопов С. Профилактика агрессивных и террористических проявлений у подростков. — М.: Просвещение, 2002.

24. Заколодный В.П. «Деятельность политорганов в Красной Армии по укреплению военной дисциплины в действующей армии в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.)»: Автореф. дис. … д-ра. ист. наук. Приложение №2.

25. Згуро В.П. Психологические условия предупреждений в дисциплинарной практике командиров подразделений (взвод, рота): Автореф. дис. … канд. психол. наук. — М., 1991.

26. Зиммель Г. Война и духовные решения (русс. пер.) – Пб., 1923;

27. Змановская Е.В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): Учеб. пособие для студ. высш. учеб, заведений. — М.: Издатель­ский центр «Академия», 2003.

28. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. — СПб.: Питер, 2000.

29. Иншаков С.М. Преступность и ее основные причины в Вооруженных Силах. – М., 1995.

30. Караяни А.Г. Девиантное поведение на войне. – М., Ориентир, 2003.

31. Китаев-Смык Л.А. Стресс под прицелом снайпера // Миллениум.     – 2001. – №2-3.

32. Кладо Н.Л. Военно-морские очерки и заметки. Морской сборник.     – 1902. — № 8.

33. Клаузевиц К. О войне. – М.: Воениздат, 1941. – Т.1.

34. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения. – М., 2003.

35. Ковалевич Ю.В. Организационно-социальная роль неформальных групп военнослужащих в социальной структуре воинского коллектива: Автореф. дис. … канд. социал. наук. – М.: ГАВС, 1994.

36. Конин С.В. Неуставные взаимоотношения в воинских коллективах как социальное явление: Автореф. дис. … канд. социал. наук. – М.,1991.

37. Корф Н.А. О воспитании воли военноначальников. – СПб., 1906.

38. Корф Н.А. Общее введение в стратегию, понимаемую в обширном смысле. Этюды по философии военных наук. – СПб., 1897.

39. Крук В.М.. Предупреждение неуставных взаимоотношений срочной службы в первичном воинском коллективе: Автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 1998.

40. Лебон Г. Психология народов и масс //Тексты по истории социологии XIX-XX вв.: Хрестоматия. – М.: Наука, 1994.

41. Леер Г.А. Метод военных наук. – СПб., 1894.

42. Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство. Анархисты. Политическая преступность. –СПб.: Эксмо., 2003.

43. Мальтус Т.Р. Опыт о законе народонаселения. — Петрозаводск: «Петроком», 1999.

44. Мамонтов Ю.В. Армия: целостность, система, организация. – М.: ВПА, 1986;

45. Маслов И.П. Анализ нравственных сил бойца. – СПб., 1896.

46. Новиков В.В. Психологическое управление производственной организацией. – М., 2003.

47. Образцов И.В. «Дедовщина» сущность, формы проявления и профилактика: Уч. пос. – М., 1994.

48. Оликов С. Дезертирство в Красной Армии и борьба с ним. Изд. военной типографии и управ делами наркомвоенмор и РВС СССР. 1926.

49. Оллпорт Г. Личность в психологии. — М.: Прогресс, 1999.

50. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. – М.: Международная педагогическая академия, 1994.

51. Полянский М.С. Предупреждение отрицательного лидерства в первичных воинских коллективах (социально-психологическое исследование): Автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 1991.

52. Психология деструктивных культов: Профилактика и терапия культовых травм // Журнал практического психолога. Спец. вып. – М., 2000. – № 1-2.

53. Психология и лечение зависимого поведения / Под ред. С. Даулинга. — М., 2000.

54. Реан А.А, Коломинский Я.Л. Социальная педагогическая психология.      – СПб., 2000.

55. Ремарк Э.М. На западном фронте без перемен. – М., 1972. – С.75.

56. Санковский С.О. Предупреждение уклонений от военной службы. – М.: ВПА, 1990.

57. Семенюк Л.М. Психологические особенности агрессивного поведения подростка и условия его коррекции. – М., 1996.

58. Скок А.С. Социальные технологии в системе управления военной организацией. – М., 1997.

59. Снедков Е.В. Боевая психическая травма: Автореф. д-ра. мед. наук.      – М., 1997.

60. Съедин С.И., Крук В.М. «Дедовщина» в воинских коллективах: причины, пути выявления и искоренения. (Социально-психологический аспект). – М.: ВПА. – 1990.

61. Сыромятников И.В., Чайка В.Г. Психология девиантного поведения военнослужащих и его профилактика. – М.: ВУ, 2001.

62. Тюриков А.Г. Регулирование девиантного поведения военнослужащих как функция военно-социальной организации. – М.: ВУ, 2000.

63. Уиткин Д. Защити себя от стресса. — М., 2001.

64. Утлик Э.П. Основы психологической теории дисциплинарных систем: Автореф. дис. … докт. психол. наук. — М., 1996.

65. Фельдштейн Д.И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. – М., 1995.

66. Фрейд З. Тотем и табу. — М., 1914.

67. Фрейд З. «Я» и «Оно». Труды разных лет. – 2-е изд. –М., 2000. Кн. 1.

68. Фромм Э. Бегство от свободы. — М.: Прогресс, 1990.

69. Хрестоматия по антропологии: учебное пособие для студентов психологов высших учебных заведений. – 2-е изд. – М.: Российское психологическое общество, 1999.

70. Хрестоматия по русской военной истории. – М.: Воениздат, 1947.

71. Шумков Г.Е. Психология бойцов во время сражений. Общество ревнителей военных знаний. – СПб., 1810.

72. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. — М.: Прогресс, 1996.

73. Ядринцев Н. М. Психология заключенных. — М.: Прогресс, 1972.

74. Яковлев П.П. Влияние веры на военное дело в нашей и иностранных армиях. — М., 1900.

75. Яссман Л.В. Психологические проблемы ранней профилактики правонарушений у несовершеннолетних: Автореф. дис. … д-ра психол. наук. — М.: Ак. МВД. 1998.

Приложение 1

 

Программа экспертного опроса

«Анализ отношений военнослужащих, участников боевых действий

к боевикам и мирным жителям в ходе Чеченской компании»

studopedia.net

тезисы лекции военного психолога Альберта Фельдмана / Страна Врачей

11 июня 2015 года в Киеве, в Министерстве здравоохранения Украины состоялась открытая лекция военного психолога израильской армии в отставке Альберта Фельдмана на тему: «Организация системы психологической защиты военнослужащих». Организаторами мероприятия был Украинский научно-исследовательский институт социальной и судебной психиатрии МОЗ Украины. Лекцию прослушали более 150 психиатров, социальных работников, психологов и волонтеров со всей Украины. Альберт Фельдман рассказал о многолетнем опыте психологической помощи военным израильской армии и на примере своей страны аргументировал необходимость создания системы охраны психического здоровья в армии Украины.

Основной вопрос, который был озвучен на данном мероприятии — необходимость построения в Украине четкой системы психологической помощи и реабилитации военнослужащих и лиц, мобилизованных с военной службы.

О структуре системы охраны психического здоровья Израиля

Израильская система охраны психического здоровья включает пять составляющих:

  1. система диагностики и профориентации;
  2. система психологической поддержки военнослужащего;
  3. реабилитация и работа с демобилизованными;
  4. поддержка гражданского населения в кризисных ситуациях;
  5. служба по работе с семьями пострадавших.

Успех работы психологической службы армии Израиля оценивается по следующим критериям: количество людей, которым потребовалась впоследствии госпитализация вследствие проявления острых форм психиатрической патологии; количество суицидов; количество девиантных действий, вызванных той или иной формой психических отклонений.

Основой работы израильских психологов является вербальное обследование всех военнослужащих — как работающих в армии на постоянной основе, так и резервистов, с последующей разработкой рекомендаций (психотерапия в специальных центрах, разные формы отдыха, групповые занятия). Данная методика признана самым качественным методом обследования, снижающая вышеперечисленные показатели практически к «нулю».

Становление психологической помощи военнослужащим Израиля

Система психологической помощи военнослужащим и психологической реабилитации демобилизованных в Израиле строилась одновременно с формированием вооруженных сил страны. Изначально, армейские психологи (дословной перевод с иврита «офицер по защите души») обеспечивали реабилитацию военнослужащих после ранений. Однако уже на самом раннем этапе появилась идея о том, что в медицинский корпус необходимо ввести систему психологической помощи военным, так или иначе сталкивающимся с агрессией. Перед психологами была поставлена задача не только выявлять симптомы, указывающие на необходимость реабилитации военнослужащего во время активных действий, но и контролировать и корректировать его состояние защищать военнослужащего в мирное время (когда он служит в армии, но нет военных действий).

В 2004-2006 году должность «офицера по защите души» приобрела окончательный статус: количество армейских психологов в структуре системы было значительно уменьшено, но при этом в 4 раза увеличили число социальных работников с педагогическим или психологическим образованием, которые выполняли смежные функции. Цель этих изменений — адаптировать систему для нужд военнослужащих и повысить частоту обращения за психологической и психиатрической помощью в условиях типичного для израильского общества нежелания идти на прием к психологам/психиатрам. В результате был увеличен штат социальных психологов и социальных работников в системе вооруженных сил, и основная работа с военнослужащими по выявлению симптомов дезадаптации была возложена на них. Военные психологи и психиатры занимаются выявленными клиническими случаями.

Как и граждане Украины, израильские военные не спешат обращаться за специализированной психолого-психиатрической помощью. Что же им мешает? Во-первых, завышенная самооценка: большинство военнослужащих воспринимают себя как защитников Родины, солдат, сильных людей, у которых не может быть никаких проблем. Во-вторых, многие опасаются дальнейших последствий, которые могут привести к записи в личном деле, о том, что человек самостоятельно обратился к психологу или к психиатру, опасаясь что такая запись может затруднить дальнейшее продвижение по службе или стать причиной демобилизации.

Они считают себя здоровыми людьми, и в гораздо большей степени обеспокоены вопросами социальной и юридической проблематики. Поэтому важна система районных/местных реабилитационных пунктов адаптации. Основная работа может вестись социальными работниками, адвокатами–добровольцами, которые смогут параллельно выявлять тех, кому необходима специализированная помощь. При такой организации в специализированной медицинской помощи нуждается относительно небольшое число военнослужащих. Такой подход направлен на работу с военнослужащими, не получившими ранений. Военнослужащие израильской армии получившие даже незначительные ранения в обязательном порядке проходят психологическую реабилитацию, некоторые поступают на неврологическое лечение с элементами психологической помощи, другие — под постоянное наблюдение клинических психологов.

Система диагностики и профориентации призывников и военнослужащих

Первый этап — система диагностики и профориентации. Призывник приходит в военкомат в возрасте 16 лет и проходит медкомиссию, в которую включено глубинное психологическое тестирование, состоящее из специально адаптированных лингвистических и культурологических тестов для каждой категории населения Израиля. Эти тесты делятся на три группы: методики интеллектуальной оценки, методики оценки адаптации психологических качеств и методики поисковых интеллектуальных способностей (оценка способностей к восприятию языка). В рамках этого тестирования определяется степень психического здоровья и профиль призывника. Каждый призывник в 16 лет получает свой профиль, к 18 годам этот профиль может измениться, после 18 лет он меняется в редких случаях.

Каждый потенциальный военнослужащий получает медицинский профиль, который является совокупной оценкой его физического и психического здоровья по 100-балльной шкале. Абсолютно здоровый человек получает 97 баллов. Подростки, получившие менее 21 балла, освобождаются от воинской службы. В 18 лет людей с низкими баллами по их просьбе могут обследовать еще раз, чтобы изменить этот параметр. Военнообязанные с 22 -го по 97-ой профиль распределяются по разным родам войск, в зависимости от того, куда человек наилучшим образом подходит. Эта методика очень эффективна, ею пользуются также в вооруженных силах США, Франции и Великобритании.

Примерно в 90-е годы был введен второй профиль – профиль социальной адаптации. Он в основном опирается на историю семьи потенциального военнослужащего и учитывает социальное происхождение, способности к учебе, наличие девиантных отклонений, участие в событиях, приведших к полицейскому преследованию и т.д. Самый высокий социальный профиль 56, при таком социальном профиле есть возможность претендовать на офицерскую должность. Если профиль ниже 20, то призывник может освобождаться от воинской службы, что случается при выявлении признаков устойчивой наркомании или алкоголизации, наличия уголовного прошлого или при происхождении из семьи, члены которой ведут антигосударственную деятельность.

Последующее тестирование в рамках психодиагностики и профориентации проводится в воинской части, где призывник проходит обучение продолжительностью 4 месяца. На этом этапе комиссия специалистов рассматривает возможность изменения профилей, вопросы направления его на другие работы/службу. Эта же комиссия разбирает случаи, связанные с попытками суицидов, неуставными отношениями и неадекватным поведением командиров по отношению к младшим военнослужащим.

Конфликтные комиссии. Одна из которых занимается исключительно психиатрической патологией, которая не была диагностирована ранее; другая — рассматривает конфликты между комиссией и военнослужащими в контексте освобождения от воинской службы или кардинального изменения того или иного профиля, полученного военнослужащим. За надлежащее выполнение своих функциональных обязанностей специалисты несут серьезную ответственность, особенно в случае, если произошел суицид. Каждый случай суицида подвергается рассмотрению конфликтной комиссией, которая определяет виновных, которые получают реальные сроки заключения в военной тюрьме, взыскания, понижения в звании и т.д. Даже попытка суицида приводит к серьезному разбирательству, в котором участвуют военные прокуроры и военные суды.

Посткризисное тестирование является обязательным после проведения любой воинской операции или учений, на которых произошел хотя бы один травматический случай. Тестирование проходят все лица, контактировавшие с происшествием. Посткризисное тестирование включает непосредственный контакт со специалистом: сначала с социальным работником, а затем, если потребуется, с психологом. В его ходе проводят вербальное собеседование, тестирование по специально подготовленным синопсисам, согласно выводам которых направляют на дальнейшее обследование, на реабилитацию или возвращают к прохождению воинской службы. Подобное посткризисное тестирование проводится в случае некоторых событий в воинских частях – при нарушение устава, смещение командира, выход командира в отставку и т.д.. Еще один повод к проведению посткризисного тестирования — факт двух и более обращений военных из одного подразделения в специальные психологические центры, например, в центр по сексуальному насилию. В этом случае проводится 100% тестирование всего подразделения.

Психологическая подготовка военнослужащих к ведению боевых действий включает два основных аспекта такой работы: поведение военнослужащих вне и в ходе боевых действий. Она частично выполняется командирами, которые должны обучить подчиненных визуальной диагностике основных психологических проблем с последующей эвакуацией или защитой проблемного бойца на поле боя и умеют выполнять ее сами. При этом огромное внимание уделяется подготовке командиров к воздействию боевого шока, оружия, подготовка к боевому столкновению и т.д. В виде ролевых игр прорабатываются различные ситуации, много внимания уделяется визуальным и аудиальным элементам боевого шока и травмы войны. Аналогичные знания (на уровне обязательных к заучиванию и отработке алгоритмов действий) получают и сами военнослужащие, чтобы иметь возможность оказать помощь сослуживцу.

Специализированные центры помощи жертвам сексуальных домогательств — это горячая телефонная линия, в рамках которой работают психологи, предоставляющие информационную поддержку по коррекции поведения и предоставляющие информацию по центрам, оказывающим юридическую, психологическую и медицинскую помощь и защиту. В Израиле этот центр ежегодно обслуживает порядка 15-17 тыс. человек.

Центр конфликтов и примирений, в основном, занимается проблемой неуставных отношений в самых разных их проявлениях, связанные как с взаимоотношениями между военнослужащими разного призыва, так и между военнослужащими и их командирами. Работники центра работают на уровне обычных конфликтологических методик — собирают все стороны конфликта, выявляют проблемы двух сторон, затем пытаются найти методы решения; если такие методы не находятся — решение проблемы передается на более высокий уровень.

Центр поддержки дезадаптантов занимается решением проблемы наркотической и алкогольной зависимости и смежных проблем, включая девиации уголовного характера, то есть кражи и попытки использовать армейское имущество тех или иных целях.

Совсем недавно был создан еще один Центр поддержки мотивации, в который обращаются военнослужащие, предлагающие идеи или решения по совершенствованию армии, которые не могут быть реализованы в рамках текущей воинской службы.

Работа с демобилизованными

Основа этого направления — военные комиссариаты, в которых обязательно работают психологи. Применяются специальные методики, в рамках которых реабилитация происходит наиболее адекватным образом, включая учет демобилизованных, контакт как с самим демобилизованным военнослужащим так и с его семьей с целью своевременного выявления той или иной проблемы. Параллельно демобилизованные получают социальную помощь.

На этом уровне крайне важно выработать некий стройный механизм взаимодействия между психологической помощью, социальной помощью и психиатрическим лечением. В Израиле каждый демобилизованный и его семья считаются потенциально социально неблагополучными или, как минимум, нуждающимися в социальном наблюдении. С такими людьми обязательно должен быть постоянный контакт, например, по телефону. Телефонные беседы проводятся по специально разработанным синопсисам и направлены на выявление проблем, которые могут относиться к числу проявлений посттравматического синдрома. После такого собеседования можно приглашать человека к психологам или на групповые занятия по психологической реабилитации, либо проводить семейную групповую психотерапию.

Следует отметить, что организацией психологической помощи военнослужащим Израиля занимаются Министерства Здравоохранения, Обороны и Внутренних дел, создавшие единый координационный штаб для координации сил в кризисных ситуациях, включая военные операции, крупные террористические акты, стихийные бедствия. Также большая доля работы ложится на волонтеров, которых обучают четким методикам поведения в конкретных ситуациях.

Работа с семьями погибших военнослужащих. Здесь критически важно ориентироваться в вопросе психологии горя, понимать ее этапность, знать правильную методику борьбы с феноменом горя и иметь четкое понимание того, что на каждом этапе должны делать соответствующие службы. Группу оповещения родственников о гибели военного в Израиле составляют 7 человек — 2 психолога (мужчина и женщина), высокопоставленный военный командир, два врача (один врач общей практики и один врач-реабилитолог) и социальный работник. Задача социального работника — забота о детях погибшего до момента, когда мать сможет вернуться к своим обязанностям. Для каждого случая заранее составляется план. В целом, оповещение проводится в ближайшие 2 часа после опознания. До момента сообщения семье ни одно средство массовой информации никакой информации о жертвах и их количестве не озвучивает. СМИ, раньше времени озвучившее эту информацию, может быть оштрафовано или закрыть. Поддержка семей погибших проводится специальной службой в течение десятков лет.

Психологическая помощь на поле боя важный момент этого этапа психологической помощи — это ургентная диагностика боевого шока, психологической травмы войны, непосредственно возникающих в момент боя, и посттравматического психологического синдрома. Боевой шок и травма войны в обязательном порядке диагностируются непосредственно на поле боя, что связано с очень высокой уязвимостью бойца в этом состоянии за счет таких явлений как ступор, дезориентированные активные действия, которые делают его отличной мишенью для врага. Людей, в таком состоянии сразу же эвакуируют с поля боя как раненых и дальше они направляются на обязательную реабилитацию.

Каждое боевое подразделение (30-50 человек) при выдвижении на поле боя сопровождает действующий военный врач с бригадой, в которой всегда есть человек, обученный методам выявления острой психической травмы. Он сортирует пострадавших военных по степени травмы, по ее характеру, а также определяет необходимость медикаментозной коррекции. На поле боя или на этапе эвакуации за пределы зоны военной операции, при необходимости, проводится первое ургентное воздействие. Если в нем нет потребности — вся психологическая реабилитация проводится уже в госпитале (это 90% случаев). Специализированных военных госпиталей в Израиле нет, так как каждое медицинское учреждение само по себе является военным госпиталем. От военных врачей бойцы обычно поступают к обычным гражданским врачам в систему здравоохранения, и система здравоохранения реализует все свои терапевтические методики, технологии и протоколы, исходя из требований, которые предъявляются к обычному пациенту. Но в каждом из этих процессов обязательно участвует система военной психологической реабилитации.

Психиатрическая помощь

Психиатрическая помощь нуждающимся осуществляется на двух уровнях — ургентная психиатрическая помощь, которую обеспечивают военные врачи-психиатры (такие врачи работают в военных частях, на крупных военных базах, в поликлиниках военных частей), и психиатрическая помощь, которую оказывают в психиатрических клиниках общегражданского профиля. Волонтерская помощь и другое непрофессиональное воздействие на этом этапе запрещено.

Ответственность психолога

Ответственность психолога в первую очередь определяется его базовой подготовкой, уровнем квалификации, допуском до определенных действий и должностью. Ситуации, когда психологическая помощь необоснованно прерывается, не фиксируется специальным протоколом и записью в истории болезни, а также применение невалидированных методик — недопустимы и запрещены.

Привлечение волонтеров

Роль волонтеров в решении множества проблем, возникающих во время болевых действий и вне военных операций, неоценима. Однако, использование волонтеров в психологической реабилитации, особенно в сложных случаях, не всегда дает положительный результат. В то же время работа волонтеров очень важна в рамках неспециализированной психологической помощи, адаптации и реабилитации, которая может осуществляться любыми подготовленными кадрами.

medstrana.com

Посттравматические стрессовые расстройства у военнослужащих и их реабилитация //Психологическая газета

Проблема изучения, диагностики и коррекции негативных психологических последствий, возникающих в результате воздействия стрессогенных факторов, источниками которых являются различные  травмирующие события (аварии, катастрофы, военные действия, насилие), относится к числу наиболее актуальных. Это заставило психологов вплотную заняться проблемами реабилитации пострадавших. В особом внимании нуждаются участники вооруженных конфликтов, так как во всем  мире, и в России, в том числе, много очагов напряженности, сопровождающихся активными боевыми действиями. Все большее число военнослужащих вовлекается в решение этих конфликтов, участвует в боях. Опыт боевых действий свидетельствует, что войска, наряду с физическими потерями, несут ощутимые психологические потери. Они связаны с получением военнослужащими боевых психических травм, которые в свою очередь приводят к расстройствам психической деятельности, полной или частичной потере боеспособности. Мировая статистика наглядно свидетельствует  о растущей актуальности проблемы психологических  потерь в процессе боевых операций. 62% опрошенных участников боевых действий в Чеченской Республике испытывали предельные психические нагрузки, 92% — перед началом боевых действий испытывали напряженность различной тяжести, 80% солдат, сержантов и 60% офицеров перенесли стрессовые ситуации, которые затрудняли эффективность их действий. В психологической реабилитации нуждается более 13 тысяч военнослужащих, проходящих службу в МВД РФ,  и около 26 тысяч бывших военнослужащих, участвовавших в боевых действиях,  25% из них необходимы длительные реабилитационные  мероприятия.

В отечественной психологической науке комплексных и теоретически обоснованных исследований ПТСР – синдрома, который наблюдается у военнослужащих-участников боевых действий в «горячих точках», — не проводилось. Их отсутствие не позволяет получить полное представление о количестве страдающих посттравматическими нарушениями, в частности, участников вооруженных конфликтов, и, следовательно, делает невозможной организацию теоретически обоснованной системы социально-психологической помощи этим людям.

Способы психологической реабилитации участников боевых действий

Осознание необходимости проведения специальных программ и мероприятий психологической реабилитации молодых людей, переживших психотравмирующие события в боевой обстановке в Чеченской Республике, в настоящее время становится реальностью для значительного количества наших сограждан, представляющих различные общественные организации, объединения людей, а также для многих региональных властных структур.

Вернувшиеся с войны люди сталкиваются с отсутствием общественной признательности за честно выполненный воинский долг, за готовность жертвовать жизнью ради его выполнения. Декларированная государством ценность — «восстановление конституционного порядка» на территории Российской Федерации – далеко неоднозначно преломляется в общественном сознании и поддерживается им. Проблема посттравматических стрессовых реакций и расстройств не только не имеет необходимой социальной среды для успешного разрешения, но и в значительной степени усугубляется. Люди, вернувшиеся с войны, существенно отличаются от остальных. У них совершенно иная система нравственных ценностей, другой уровень духовного развития, при котором  обостряются интуитивные ощущения неискренности отношений, фальши, корыстных устремлений по отношению к ним, это подтверждает ряд исследований проведенных российскими учеными.

Назрела необходимость создания государственной системы комплексной реабилитации военнослужащих, принимающих или принимавших участие в боевых действиях, перенесших боевые психические травмы. Создание такой системы позволит целенаправленно осуществлять мероприятия по обеспечению сохранности физического и психического здоровья  военнослужащих, обеспечит профилактику постстрессовых реакций, будет способствовать поддержанию готовности личного состава к выполнению задач в любых условиях обстановки.

Психологическая реабилитация — это система психологических, психолого-педагогических, социально-психологических мероприятий, направленных на восстановление или компенсацию  нарушенных психологических функций, состояний, личного и социального статуса людей, получивших психическую травму. Целью психологической реабилитации является оказание военнослужащему помощи в восстановлении оптимального для продолжения профессиональной деятельности психического здоровья.

Психологическая реабилитация, по мнению А.Н.Глушко, Б.В.Овчинникова, Л.А.Янышева, должна включать четыре ключевых этапа:
1. Диагностический
— изучение характера имеющихся у военнослужащих психологических проблем, степени влияния этих проблем на их психическое здоровье и жизнедеятельность.

Задачами изучения психического состояния военнослужащих, подвергшихся воздействию боевого стресса, являются:
а) определение наличия, состава и выраженности выявленных негативных психологических последствий боевого стресса;
б) выяснение причин их возникновения и сохранения;
в) установление эффективности способов совладания военнослужащего с негативными психологическими последствиями боевого стресса;
г) определение целесообразности использования тех или иных методов психологической помощи конкретному военнослужащему.

Процесс осуществления диагностической беседы возможен при условии преодоления коммуникативного барьера, который, как правило, возникает у военнослужащих относительно информации, связанной с пережитым ими психотравмирующим опытом. Проведение диагностической беседы позволяет военнослужащим рассказать о том, что с ними произошло в психотравматизирующей обстановке боевой деятельности, отреагировать эмоции, связанные с периодом их жизни, который тяжело вспоминать, взглянуть на произошедшее как бы со стороны, восстановить целостную картину значимых для их актуального психического состояния событий. Глубже осознать и, возможно, переосмыслить то,  что они пережили в психотравматизирующей ситуации, и то, как это повлияло на их последующие поступки, жизнедеятельность и здоровье. Полноценное проведение диагностической беседы способствует также психологической подготовке военнослужащих к дальнейшему участию, если это необходимо, в реабилитационной работе.

2. Психологический этап подразумевает целенаправленное использование конкретных методов воздействия на психику реабилитируемых военнослужащих.

3. Реадаптационный этап осуществляется, преимущественно, при проведении специфической реабилитации.

4. Этап сопровождения включает наблюдение за военнослужащими, их консультирование и, в случае необходимости, оказание им дополнительной психологической помощи после этапа психологической реабилитации.

Основными принципами проведения психологической реабилитации являются:
1. оперативность;
2. системность;
3. гибкость;
4. многоступенчатость.

Первый из них означает целесообразность оказания психологической помощи в ближайшее время после окончания воздействия стрессов боевой деятельности. Второй – использование методов, позволяющих осуществлять комплексное и взаимосвязное воздействие на психику военнослужащих, исходя из структуры основных форм проявления негативных последствий боевого стресса. Третий – своевременное изменение форм и методов психологического воздействия в зависимости от психического состояния военнослужащих и условий проведения психологической реабилитации.  Четвертый – оперативное использование пунктов и центров психологической реабилитации в зависимости от сложности задач, решаемых в процессе реабилитации.

Методы психологической реабилитации

Психологическая помощь военнослужащим может оказываться индивидуально и в психотерапевтической группе. Индивидуальная психотерапия может основываться на подходе психотерапевтического обучения, который включает в себя шесть основных компонентов:
1. коррекцию наиболее часто встречающихся ошибочных представлений относительно стрессовой реакции;
2. предоставление пациенту информации  природе стрессовой реакции;
3. фокусировку на роли чрезмерного стресса в развитии заболевания;
4. приведение пациента к самостоятельному осознанию проявления стрессовой реакции и характерных симптомов ПТСР;
5. развитие у пациента способности к самоанализу, для идентификации характерных для него стрессов;
6. сообщение пациенту о той активной роли, которую он сам играет в терапии чрезмерного стресса.

Посттравматические симптомы оказывают губительное воздействие на взаимоотношения с другими людьми. Неконтролируемый гнев, эмоциональное отчуждение и неспособность должным образом общаться с представителями социальных институтов власти – все это осложняет отношения между подвергшимися травмам и теми, кто соприкасается с ними в жизни. Вследствие этого актуальной становится трехфазная модель групповой психотерапии. В первой фазе терапии формируются «группы взаимопонимания», состоящие исключительно из тех, кто получил серьезные психические травмы. На второй фазе к группе присоединяются, по меньшей мере, 2-3 новых лица, диагноз которых несколько отличается. Образовавшуюся группу называют «психотерапевтической». Введение новых членов способствует эмоциональному всплеску наиболее дезорганизованных пациентов с травмированными «Я». Результатом такого терапевтического маневра обычно является раздражительное поведение членов группы, ослабление «мы-чувства», гнев, связанный с тем, что члены группы столкнулись с «реальным» миром и его сложностями. Тем не менее, под руководством психотерапевта члены группы постепенно учатся управлять своим гневом и анализировать свои переживания, после чего переходят в третью фазу, т.е в «психоаналитически ориентированную группу».

Чрезвычайно важны для психосоциальной адаптации травмированных  их отношения в семье. Говоря о работе с семьями участников боевых действий, выделяют два аспекта: а) работу с ними как с одним из наиболее важных и значимых факторов психореабилитации и психологической помощи вернувшимся с войны; б) оказание непосредственной психологической помощи самим членам семей воевавших.

Одним из основных направлений в рамках данной программы должна стать работа с семьями военнослужащих перед их возвращением, проведение семинаров и распространение следующих рекомендаций:
1. Необходимо внимательно выслушивать рассказы своего партнера о том, что ему пришлось пережить. Очень важно дать ему выговориться в комфортной обстановке моральной поддержки близкого и любимого человека.
2. Постарайтесь помочь своему близкому человеку психологически вернуться в нормальную привычную жизнь.
3. Проявите внимание и терпение к проблемам близкого человека, которые неизбежно возникают после боевого стресса, к его психологическому дискомфорту, к повышенной раздражительности, возможному длительному депрессивному состоянию и т.п. Это временное явление, помогите ему с ним справиться;
4. Необходимо учитывать, что за время разлуки вы все несколько изменились, необходимо какое-то время, чтобы опять привыкнуть друг к другу.
5. Особое внимание уделите детям. Важно, чтобы при восстановлении отношений с мужем, они не оказались без должного внимания и заботы.
6. Создайте благоприятную интимную обстановку, дайте понять партнеру, что вы в нем нуждаетесь и что пойдете ему навстречу.
7. Не поощряйте употребление алкоголя.

Должны быть активные расспросы, доброжелательные и внимательные выслушивания наиболее неприятных переживаний — при этом уменьшается аффективное напряжение, структурируются переживания, активизируется  целенаправленная деятельность пострадавших. В результате достигается:
• изменение отношения к ситуации как к одной из возможных, уже произошедших, случившихся, ставших реальностью;
• релаксация;
• повышение порога чувствительности к психогенному фактору;
• отреагирование;
• эмоциональная поддержка;
• тактильный контакт с пострадавшим.

Кроме того, используют различные методы и техники психодинамической, поведенческой, когнитивной, гипносуггестивной терапии, гештальт-терапии, нейролингвистического программирования, терапии искусством и творческим самовыражением, логотерапии, трансактного анализа, психодрамы, иглотерапии и другие методики. При этом методы ориентированы на:
1. осознание и осмысление тех событий, которые послужили причиной актуального психического состояния;
2. отреагирование переживаний, связанных с воспоминаниями о психотравмирующих событиях боевой деятельности;
3. принятие случившегося как неотъемлемой части жизненного опыта;
4. актуализацию совладающего поведения, необходимого для преодоления негативных последствий боевого стресса и реадаптации к изменившимся внутренним и внешним условиям жизнедеятельности.

В Калужской области медико-психологическое сопровождение лиц, убывающих в горячие точки и прибывающих из них, осуществляется на базе отдыха «Голубые озера». Военнослужащие могут приезжать туда со своей семьей. Психологическая реабилитация направлена на восстановление или компенсацию нарушенных психологических функций, состояния и социального статуса людей.

Психологами проводится следующий комплекс мероприятий:
1. В день приезда военнослужащие заполняют тест Спилберга (шкала стресса), тест «несуществующее животное», тест Катенева, тест по методике САН.
2. По окончании курса реабилитации военнослужащие повторно заполняют тест Спилберга.

К концу реабилитационного периода психологическое состояние у большинства военнослужащих пришло в норму. Для военнослужащих проводился следующий комплекс психотерапевтических мероприятий: цветомузыка, фитобар, массаж, сауна, медитация, спортивные игры.

Таким образом, психологическая реабилитация является важным составным элементом психологической работы в современных условиях военной службы. Полностью избежать психотравм среди военнослужащих в боевой обстановке невозможно, однако с помощью психопрофилактирующих мероприятий, посредством своевременного оказания психологической помощи и осуществления реабилитационных мероприятий можно снизить процент психологических потерь.

И.о. начальника центра психофизиологической диагностики УВД по Калужской области, подполковник милиции Инна Владимировна Вдовина.

psy.su

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *