П экман: Экман Пол — интернет-магазин OZON.ru

Экман П. (Экман Пол/Ekman Paul)

Пол Экман — выдающийся американский психолог, профессор Калифорнийского университета в Сан-Франциско, крупнейший специалист в области психологии эмоций, межличностного общения, психологии и распознавания лжи. Профессор Экман известен во всем мире и как вдохновитель и консультант популярного телесериала «Обмани меня» («Lie to me»), а также прототип его главного героя, доктора Лайтмана. В 2009 году журнал «Time» включил Пола Экмана в список 100 наиболее влиятельных людей мира.

Пол Экман посвятил больше 30 лет изучению теории лжи и является одним из наилучших специалистов в этой области. Его услугами пользуются не только ведущие политики, предприниматели, руководители, но и разные министерства и агентства федерального правительства США.

На данный момент Пол Экман возглавляет «Paul Ekman Group» — небольшую компанию, которая занимается разработкой методик и учебных устройств в сфере изучения эмоций и микровыражений.

Биография

Пол Экман получил образование в Университете Чикаго и Нью-Йоркском Университете. Степени Доктора Философии (в области клинической психологии) удостоился в Университете Адельфи (Нью-Йорк) в 1958 году, после года работы в Нейропсихиатрическом Институте имени Лэнгли Портера. Затем, отслужив два года в армии США в роли офицера клинической психологии, Экман вернулся в Институт имени Лэнгли, где проработал с 1960 по 2004 годы. Исследования мимики и языка тела начались ещё в 1954 году как предмет его научной работы (1955 года) и первой публикации (1957 года). В эти годы его достижения в исследованиях невербального общения показали, насколько он разборчив в межличностных отношениях. В течение следующих 10 лет основными направлениями его работы были социальная психология и различия культурных слоёв, и всё больше возрастал его интерес к семиотике. Вдобавок к его исследованиям человеческих эмоций и выражений следующие 30 лет он также посвятил изучению теории обмана.

В 1971 году Пол Экман был удостоен награды «Национального института психического здоровья» (National Institute of Mental Health) за достижения в сфере научных исследований. Позднее он получал эту награду в 1976, 1981, 1987, 1991 и 1997 годах. «Национальный институт психического здоровья» продолжал поддерживать изыскания Экмана стипендиями, грантами и премиями в течение 40 лет.

Статьи и интервью с доктором Экманом появлялись в таких изданиях как «Time Magazine», «Smithsonian Magazine», «Psychology Today», «The New Yorker» и в других как американских, так и зарубежных журналах. Очень много его статей было опубликовано в «New York Times» и «Washington Post».

Пол Экман появлялся в шоу «48 Hours», «Dateline», «Good Morning America», «20/20», «Larry King», «Oprah», «Johnny Carson». Также его можно было лицезреть и в телевизионных программах, например «News Hour with Jim Lehrer» и «The Truth About Lying». Он послужил прототипом главного действующего лица доктора Кэла Лайтмана в телесериале «Теория лжи».

Пол Экман является соавтором таких книг как «Human Face» (1971), «Unmasking the Face» (1975), «Facial Action Coding System» (1978), редактором книги Чарльза Дарвина о мимических микровыражениях (1973 года), а также книг «Handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research» (1982), «Approaches to Emotion» (1984), «The Nature of Emotion» (1994), «What the Face Reveals» (1997).

Его собственные книги — «Face of Man» (1980), «Telling Lies» (первое издание — 1985, второе издание — 1992, третье — 2001), «Why Kids Lie» (1989), «Emotions Revealed», (2003), «New Edition» (2009) «Telling Lies, Dalai Lama-Emotional Awareness» (2008) и «New Edition Emotions Revealed» (2007).

Одна из наиболее известных в России книг Пола Экмана  – «Психология лжи» [Telling Lies: Clues to Deceit in the Marketplace, Politics, and Marriage].

Также является автором более 100 статей.

Достижения и награды

1983 — Faculty Research Lecturer (Университет Калифорнии, Сан-Франциско)
1991 — Distinguished Scientific Contribution Award (самая почётная награда Американской Ассоциации Психологов)
1994 — Honorary Doctor of Humane Letters (Университет Чикаго)
1998 — William James Fellow Award (награда Американского Сообщества Психологов)
2001 — был назван Американской Ассоциацией Психологов одним из самых значимых психологов 20 века.


пол экман, психология лжи, обмани меня если сможешь

Психология эмоций, Экман П., К28903

Психология эмоций, Экман П., К28903

Онлайн гипермаркет

ЗАКАЗЫ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО

Пн-Пт с 10:00 до 18:00 СБ-ВС — выходные

0
    Главная
  1. Книги
  2. Популярная психология и семейная педагогика
  3. Психология взаимоотношений
  4. Психология эмоций, Экман П., К28903

Все товары бренда Питер

Что играет решающую роль в управлении поведением? Что читается по лицам и определяет качество нашей жизни? Что лежит в основе эффективного общения? Что мы испытываем с самого раннего детства? На все эти вопросы ответ один — эмоции. Эмоции явные, скрытые, контролируемые. Распознавать, оценивать, корректировать их на ранних стадиях у себя и у других научит книга Пола Экмана.

Издание изобилует интересными фактами, случаями из жизни и конкретными практическими рекомендациями, а удачная подборка фотографий превосходного качества не оставит равнодушными даже самых строгих читателей.

ISBN 978-5-4461-1304-0
Автор Экман П.
Возрастное ограничение 12+
Год издания 2019
Издательство Питер
Количество страниц 448
Объем 0.0007
Серия #экопокет
Страна Россия
Тематика Психология
Тип обложки мягкая обложка
Язык издания русский

Дополнительно

Личный кабинет

Обратная связь

© 2021. Канцтовары Brauberg

Экман П. Психология лжи

Экман, Пол.

Психология лжи [Текст]: перевод с английского языка / Пол Экман; предисл. А. Л. Свенцицкого. — Санкт-Петербург: Питер, 2007. — 270 с.: ил. — (Мастера психологии). — Библиогр.: с. 266-268.
Имеются экземпляры в библиотеках: 13, 06, ЦРБ, 02, 04, 05, 03.

 

Пол Экман родился в Вашингтоне в 1934 году. В 1954 г. получил степень доктора философии по клинической психологии, свою профессиональную деятельность осуществлял в Нейропсихиатрическом институте. Два года отслужил в армии, вернулся в институт и продолжил свои исследования человеческих эмоций. Он является автором и основоположником теории распознавания лжи. Путём многолетних наблюдений жестов, мимики и эмоций людей, Пол Экман разработал методику разоблачения истинных мыслей человека. Американский «Национальный институт психологического здоровья» всецело поддерживал научные изыскания философа на протяжении 40 лет и многократно удостаивал его наградами.

Это одна из самых одиозных личностей нашего времени. 14 книг, написанных Экманом, переведены на множество языков мира. Сегодня он работает профессором в университете Сан-Франциско и является главой компании, которая разрабатывает методики и устройства по изучению эмоционального поведения людей.

«Психология лжи. Обмани меня, если сможешь

» – самая популярная книга. Фактически, это пособие для тех, кто хочет разобраться в тонкостях выражений лиц и эмоций, чтобы не стать жертвой обмана и психологических манипуляций. В ней приводится не только теоретическая часть – техника обнаружения лжи, но и примеры из практики профессора, раскрывающие те или иные признаки обмана. Это учебник для тех, кто стремится видеть то, чего не видят другие. Много говорится в книге об испытаниях на детекторе лжи – аппарате, часто используемом в полиции и при трудоустройстве. Можно ли обмануть детектор, насколько точным может быть распознавание лжи, какие процессы происходят в организме человека, когда он лжёт.

Пол Экман был консультантом первых сезонов сериала «Обмани меня». Его считают прототипом доктора Лайтмана, хотя сам профессор говорит, что Лайтман заимствовал только основы его профессии, но не качества характера.

В наше время тема манипуляций сознанием и поведением людей очень притягательна. НЛП, гипноз, магия и колдовство, психотропное воздействие, психологическое зомбирование и прочие способы заглянуть в тайны подсознания активно используются и, подчас, не во благо человеку. Распознавание лжи, пожалуй, самый верный и надёжный способ не попасть в ловушку к тем, кто желает «повелевать» вами. В профессиональной деятельности это тоже хорошо помогает. Кстати, литературы на эту тему, написанной русскими авторами, тоже не мало. С одним из авторов мы знакомы лично. В 2011 году в нашей библиотеке проходил семинар «Психология лжи. Невербальная диагностика». Ведущий – полиграфолог А.А. Степанов, основатель и руководитель Школы детекции лжи, Центра достоверности информации, член-корреспондент Международной Кадровой Академии, советник-консультант по совместным проектам Администрации и Правительства Санкт-Петербурга. Таких школ в нашей стране всего три, и настоящих специалистов тоже немного. В первую очередь, там обучаются сотрудники госбезопасности, МВД и спецслужб. Степанов А.А. – автор многих методик и пособий. Среди них «Современная комплексная методика организации и проведения прикладных психофизиологических исследований с использованием полиграфа. Базовый курс четырехгодичной подготовки», «Практическая методика бесконтактной диагностики лжи (конспиративная психофизиологическая проверка на искренность)», «Психографологический анализ почерка. Диагностика лжи по почерку», «Практическая психологическая методика по отбору и подготовке переговорщиков с лицами, захватившими заложников» и др. Это для углублённого изучения психологии лжи. Именно на семинаре Степанова А.А. я заинтересовалась этой темой и обратилась к первоисточнику – Полу Экману. Начните и вы с этой книги!

Т.А. Кондрашёва, зав. библиотекой № 4

Пол Экман — фото, биография, личная жизнь, новости, психология 2021

Биография

Пол Экман – американский ученый-психолог, доктор наук, бывший преподаватель Калифорнийского университета, посвятивший жизнь изучению человеческих эмоций и феномена лжи. Талантливый писатель, ищущий ответ на вопрос, почему люди врут и как распознать обманщика, создал методику обучения «волшебников правды», которая широко применяется в криминологии и других сферах общественной жизни.

Детство и юность

Пол Экман родился 15 февраля 1934 года в Вашингтоне, округ Колумбия. Его отец был терапевтом, а мать адвокатом. Сестра Джойс практиковала психологию и до выхода на пенсию работала в Нью-Йорке.

Пол Экман

В детстве Экман был необыкновенно способным ребенком. Не окончив средней школы, в 15 лет он поступил Чикагский университет, где за 3 года получил степень бакалавра в области психологии. В то время Пола увлекали сеансы групповой терапии, проводимые среди студентов, в числе которых были писательница Сьюзан Зонтаг, режиссер Майк Николс и актриса Элен Мэй.

Эта практика стала темой первого исследования молодого Экмана, которое он провел в Университете Нью-Йорка под руководством профессора Маргарет Тресселт.

Пол Экман в молодости

В 1955 году Пол окончил аспирантуру Университета Адельфи и защитил докторскую диссертацию по клинической психологии. Его работа была основана на наблюдениях за пациентами Психоневрологического института Лэнгли Портера и посвящена изучению мимики и телодвижений.

В 1958 году Экмана призвали в армию на должность военного психолога, где, кроме выполнения прямых обязанностей, он следил за изменениями в сознании и поведении пехотинцев во время базовой боевой подготовки.

Психология

По окончании срока военной службы Пол изучал особенности речевого поведения у пациентов больницы для ветеранов Пало-Альто. В 1963 году эти исследования помогли молодому ученому получить грант от Национального института психического здоровья (NiMH), который в течение следующих 40 лет финансировал проекты Экмана по диагностике особенностей невербального поведения.

Пол Экман в Папуа-Новой Гвинее

Расширяя географический круг исследуемых объектов, в 1965 году Пол направил интерес в область кросс-культуры. Сначала он отслеживал эмоции и жесты жителей острова Бали по фильмам, отснятым антропологом Грегори Бейтсоном, а затем отправился в Папуа-Новую Гвинею, чтобы наблюдать за представителями диких племен. Результатом 3-летней работы стали подтверждение дарвиновской теории об универсальности выражений лиц и публикация труда под названием «Система кодирования лицевых движений».

В 1967 году Экман совместно с коллегой и армейским другом Уолли Фризен и психологом Морин О’Салливан заинтересовался феноменом лжи. Первые открытия в этой области ученые сделали в процессе наблюдения за лицами пациентов с суицидальными наклонностями, пытавшимися скрыть мотивы собственных поступков.

Пол Экман на трибуне

Исследовательскую работу Пол совмещал с преподаванием в Калифорнийском университете на кафедре психиатрии. Там он руководил проектом под названием «Волшебник» и изучал способность людей обнаруживать ложь. После тестирования 20 тыс. человек из разных слоев общества, включая представителей ФБР и секретных спецслужб, Экман обнаружил, что лишь 50 испытуемых смогли идентифицировать обман с точностью не менее 80%.

«Волшебники правды» обладали естественной способностью распознавать микровыражения и обнаруживать несогласованность эмоций, языка тела и произнесенного слова. По окончании эксперимента Пол продолжил работу с победителями тестирования, чтобы ответить на вопрос: откуда берется навык обнаружения лжи.

Психолог Пол Экман

Кроме того, ученый-психолог создал тренажер для начинающих «волшебников», используя который, каждый человек мог определить, насколько он компетентен в определении обмана. «Теория лжи» стала делом жизни Экмана и его соратников. Ученый опубликовал множество работ, посвященных этой проблеме, а после ухода с профессорской должности основал компанию «Paul Ekman Group» (PEG).

Книги и фильмы

С 1957 года Экман начал обнародовать собственные исследования в области психиатрии и поведенческого анализа. В первой публикации он описал методы измерения невербальной коммуникации, разработанные на стажировке в Нейропсихиатрическом институте Лэнгли Портера. Пол обнаружил, что лицевые мышечные движения, которые создают мимику, могли быть точно идентифицированы с помощью эмпирических исследований. По его мнению, люди способны воспроизводить более 10 тыс. выражений лица, 3 тыс. из которых относятся к эмоциям.

Книги Пола Экмана

В «Системе кодирования лицевых движений», изданной в 1978 году в соавторстве с Уолли Фризен, Пол описал «эмоциональные ярлыки» у народов западных и восточных культур, среди которых универсальными были гнев, смирение, радость, грусть и некоторые другие. На основании этого исследователи разработали анатомически обоснованную систему, описывающую все видимые движения лица при проявлении той или иной эмоции.

В 1990 году ученый дополнил список выражениями, закодированными не только в лицевых мышцах, но и в телодвижениях и жестикуляции. В него вошли презрение, удовлетворение, смущение, волнение, вина, гордость за достижения, облегчение, удовлетворение, чувственное удовольствие и стыд.

Пол Экман

Кроме того, Пол с коллегой разработали и описали инструменты, позволяющие идентифицировать более тонкие состояния, возникающие при желании подавить эмоции. Это помогло психиатрам в «чтении» пациентов с синдромом Аспергера и аутизмом.

Двумя годами ранее Экман создал и опубликовал знаменитый тест под названием «Картинки лицевого аффекта» (POFA), состоявший из 110 черно-белых изображений, иллюстрировавших 6 универсальных эмоций и нейтральные выражения. Многократно проверенный на людях с разной степенью психиатрического здоровья, он стал широко использоваться во врачебной практике по всему миру.

Тест «Картинки лицевого аффекта»

Зрелые работы Экмана посвящены «теории лжи», в них ученый искал ответы на вопросы: почему люди говорят неправду, как с помощью наблюдений выявить лгуна и кто из людей способен это сделать. В этот период Пол написал книги «Почему лгут дети», «Психология лжи», «Узнай лжеца по выражению лица» и другие.

В 2008 году Экман опубликовал диалог с великим мудрецом Далай-ламой XIV, где выдающиеся представители восточной и западной культуры обсуждают животрепещущие темы и пытаются найти ответы на многие философские вопросы. «Психология равновесия» обогатила знания читателей о науке и религии, эмоциональных состояниях, практиках медитации для достижения эмоциональной уравновешенности и способах достижения радости.

Пол Экман и Далай-лама

В 2000-х годах популярность Экмана привела его на телевидение. В 2001-м Пол сотрудничал с британским актером Джоном Клизом в документальном сериале BBC «Человеческое лицо». Целью проекта было исследование человеческого лица на предмет семейного сходства, физической привлекательности и способности выражать эмоции без помощи слов.

В 2009 году ученый-психолог стал прототипом главного героя сериала «Обмани меня», доктора Кэла Лайтмэна, который руководил «The Lightman Group», коллективом мастеров по распознаванию лжи. Шоу, частично основанное на биографии Экмана, стартовало на канале Fox в 2009 году и просуществовало в течение 3 сезонов. Пол был научным руководителем съемочной группы и личным консультантом Тима Рота, исполнявшего главную роль в этом телевизионном проекте.

Пол Экман и Тим Рот

Сериал демонстрировал методы идентификации обмана, придуманные Экманом, в какой-то степени, популяризировал его тренажер, а также показывал безграничные возможности применения «теории лжи» для установления справедливости и свершения правосудия.

В 2015 году Пол помогал режиссеру Питу Доктеру в работе над мультипликационным фильмом «Головоломка». Ученый написал руководство для родителей, рассказывающее о том, как правильно преподнести анимационную историю, чтобы дети смогли разобраться в собственных эмоциях и проявлениях чувств вымышленных персонажей.

Личная жизнь

О личной жизни Пола Экмана известно немного, будучи психологом, он предпочитает хранить семейные отношения в тайне.

Пол Экман и его жена Мэри Энн Мейсон

Во введении к книге «Почему дети лгут» автор упоминает приемного сына Тони, который в подростковом возрасте обманул Пола и его жену Мэри Энн Мейсон, организовав шумную вечеринку в загородном доме без их ведома. В середине произведения также есть несколько глав, посвященных родным автора, в которых рассматриваются примеры взаимоотношений, основанные на собственном опыте.

У Экмана есть дочь, Ева, которая стала доктором наук. На официальном сайте психолог рассказал об их совместной работе над изданием «Атласа Эмоций» при поддержке Далай-ламы, опубликованном в ноябре 2018 года.

Пол Экман сейчас

Экман – практикующий психолог, работающий в компании «Paul Ekman Group», которая занимается тренировкой эмоциональных навыков, поведенческим анализом и другими аспектами невербальной психологии .

Пол Экман в 2018 году

Сейчас основатель и руководитель «PEG» проводит обучение сотрудников по программе «Ekman Associate». Весной и осенью 2019 года Экман планирует провести выездные семинары в Англии, где в течение 3 дней будет обучать желающих мастерству распознавания эмоций и анализу вербальных и невербальных поведенческих сигналов.

Библиография

  • «Почему дети лгут»
  • «Психология лжи»
  • «Узнай лжеца по выражению лица»
  • «Психология эмоций»
  • «Мудрость Востока и Запада»

Фильмография

  • 2001 — «Человеческое лицо»
  • 2009-2011 — «Обмани меня»
  • 2015 — «Головоломка»

Книги Пол Экман читать онлайн бесплатно

ФИО: Пол Экман

Родился: 15 февраля 1934 г.

Пол Экман получил образование в Университете Чикаго и Нью-Йоркском Университете. Степени Доктора Философии (в области клинической психологии) удостоился в Университете Адельфи (Нью-Йорк) в 1958 году, после года работы в Нейропсихиатрическом Институте имени Лэнгли Портера. Затем, отслужив два года в армии США в роли офицера клинической психологии, Экман вернулся в Институт имени Лэнгли, где проработал с 1960 по 2004 годы. Исследования мимики и языка тела начались ещё в 1954 году как предмет его научной работы (1955 года) и первой публикации (1957 года). В эти годы его достижения в исследованиях невербального общения показали, насколько он разборчив в межличностных отношениях. В течение следующих 10 лет основными направлениями его работы были социальная психология и различия культурных слоёв, и всё больше возрастал его интерес к семиотике. Семио́тика, или семиоло́гия — наука, исследующая свойства знаков и знаковых систем (естественных и искусственных языков) . Вдобавок к его исследованиям человеческих эмоций и выражений следующие 30 лет он также посвятил изучению теории обмана. На настоящий момент он возглавляет “Paul Ekman Group“, небольшую компанию, занимающуюся разработкой устройств для тренировок способностей к определению эмоций и микровыражений. Также компания занимается разработкой программ для Агентств Национальной Безопасности и Судебных Расследований. В 1971 году Пол Экман удостоился награды Института “National Institute of Mental Health” за достижения в области научных исследований. Позже он получил эту награду в 1976, 1981, 1987, 1991 и 1997 годах. “National Institute of Mental Health” продолжал поддерживать его исследования стипендиями, грантами и премиями на протяжении 40 лет. Статьи и интервью с Доктором Экманом появлялись в таких изданиях как “Time Magazine”, “Smithsonian Magazine”, “Psychology Today”, “The New Yorker” и в других как американских, так и зарубежных журналах. Огромное количество его статей было опубликовано в “New York Times” и “Washington Post”. Пол Экман появился в шоу “48 Hours”, “Dateline”, “Good Morning America”, “20/20”, “Larry King”, “Oprah”, “Johnny Carson”. Также его можно было увидеть и в телевизионных программах, например “News Hour with Jim Lehrer” и “The Truth About Lying”. Доктор Экман является соавтором таких книг как “Human Face” (1971), “Unmasking the Face” (1975), “Facial Action Coding System” (1978), редактором книги Чарльза Дарвина о мимических микровыражениях (1973 года), а также книг “Handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research” (1982), “Approaches to Emotion” (1984), “The Nature of Emotion” (1994), “What the Face Reveals” (1997). 

Пол Экман. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь

Правда ли, что современный человек в среднем лжет трижды за десять минут разговора? Как реагировать на то, что ложь проникла во все сферы человеческой жизни? Что делать, если не удается распознать ложь по словам и голосу? В книге «Психология лжи» Пола Экмана вы найдете исчерпывающие ответы на эти вопросы. Помните, что скрыть обман чрезвычайно сложно. Универсальные микровыражения и микрожесты всегда выдают лжеца, независимо от социального статуса и национальной принадлежности.   Научитесь замечать то, чего не видят другие.

См. также. Аллан Пиз. Язык телодвижений.

Пол Экман. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. – СПб.: Питер, 2017. – 304 с.

Скачать конспект (краткое содержание) в формате Word или pdf

Купить книгу в Ozon или Лабиринте

Глава 1. ЛОЖЬ. УТЕЧКА ИНФОРМАЦИИ И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ПРИЗНАКИ ОБМАНА

Я определяю ложь, или обман, как действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды. Существуют две основные формы лжи: умолчание и искажение. При умолчании лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает ложной. При искажении же лжец предпринимает некие дополнительные действия – он не только скрывает правду, но и предоставляет взамен ложную информацию, выдавая ее за истинную. Зачастую только сочетание умолчания и искажения приводит к обману, но в некоторых случаях лжец может достичь успеха и просто не говоря всей правды.

Обман особенно необходим при сокрытии эмоций. Лучший способ скрыть сильные эмоции – это маска. А самая лучшая маска – фальшивая эмоция. Но не всякая ситуация позволяет лжецу подменять одну эмоцию другой. Например, во время игры в покер игрок, получивший на руки великолепные карты и возбужденный перспективой сорвать большой банк, должен скрывать любые признаки своего волнения от других игроков. Маскировка подлинного переживания какой-либо другой эмоцией опасна.

В качестве маски может быть использована любая эмоция. Чаще всего для это применяется улыбка, являющаяся противоположностью всех отрицательных эмоций: страха, гнева, огорчения, возмущения и тому подобного. А вот намеренное изображение отрицательных эмоций для большинства людей дается с трудом. Благодаря исследованию удалось установить, что большинство людей не может преднамеренно вызывать сокращение определенных мышц лица для достоверной имитации горя или страха.

Есть два вида признаков обмана. Когда лжец нечаянно выдает себя, я называю это утечкой информации. Когда же лжеца выдает его поведение, но правда при этом не обнаруживается, я называю это информацией о наличии обмана.

Глава 2. ПОЧЕМУ ЛОЖЬ ИНОГДА НЕ УДАЕТСЯ

Нас интересуют только ошибки, происходящие непосредственно в процессе обмана, ошибки, совершаемые лжецом вопреки его желанию; нас интересует ложь, выдаваемая поведением обманщика. Признаки обмана могут проявляться в мимике, телодвижениях, голосовых модуляциях, глотательных движениях, в слишком глубоком или же, наоборот, поверхностном дыхании, в длинных паузах между словами, в оговорках, микровыражениях лица, неточной жестикуляции.

Неумение предвидеть необходимость лжи, подготовить нужную линию поведения и адекватно реагировать на меняющиеся обстоятельства, придерживаться первоначально принятой линии поведения дает легко узнаваемые признаки обмана. То, что говорит человек, противоречит либо само себе, либо уже известным или выплывающим позже фактам.

Невозможность заранее продумать и отрепетировать линию поведения только одна из причин, по которым совершаются ошибки, дающие признаки обмана. Гораздо больше ошибок происходит из-за эмоций, которые трудно подделать или скрыть.

Спутниками лжи могут оказаться совершенно различные эмоции, но чаще всего переплетаются с обманом три из них – боязнь оказаться разоблаченным, чувство вины по поводу собственной лжи и то чувство восторга, которое порой испытывает обманщик в случае удачи.

Информация о возможном наличии у лжеца боязни разоблачения может быть хорошим подспорьем для верификатора. Он будет гораздо бдительнее в отношении именно признаков страха, если знает, что подозреваемый очень боится быть пойманным.

Как и боязнь разоблачения, угрызения совести у лжеца могут его выдать. Угрызения совести могут быть различной интенсивности. Они могут быть настолько сильными, что обман не удастся, потому что чувство вины спровоцирует утечку информации или даст какие-либо другие признаки обмана. Принимая решение солгать впервые, люди часто и не предполагают, как сильно будут страдать потом от угрызений совести.

Также тесно смыкается с виной и чувство стыда, но, если для угрызений совести не нужна публика (в этом случае человек сам себе судья), то для чувства стыда требуется неодобрение или осмеяние со стороны других.

Отсутствие чувства вины или стыда считается признаком психопатии. Но лишь в том случае, если распространяется на все или почти все области жизни. Существуют также разногласия между специалистами и в том, следствием чего является отсутствие вины или стыда – воспитания или наследственных факторов. Однако все придерживаются единого мнения в том, что если что-либо и способно выдать психопата, то только не чувство вины и не боязнь разоблачения.

Лжецы гораздо меньше испытывают угрызений совести, когда объекты их обмана безличны или незнакомы. Когда жертва обмана анонимна, гораздо легче потворствовать всякого рода фантазиям, уменьшающим собственную вину, например, представлять, что ей это совсем не повредит и, возможно, никто даже ничего и не обнаружит; или еще того лучше – что она сама этого заслужила или сама хочет быть обманутой.

Помимо отрицательных (боязнь разоблачения и угрызения совести) ложь может вызывать также и положительные эмоции. Лжец может испытывать радостное возбуждение либо от вызова, либо непосредственно в процессе обмана, когда успех еще не совсем ясен. В случае же успеха может возникнуть удовольствие от облегчения, гордость за достигнутое или чувство самодовольного презрения к жертве. Люди могут признаваться в обмане, желая поделиться своим восторгом с другими.

Глава 3. ОБНАРУЖЕНИЕ ОБМАНА ПО СЛОВАМ, ГОЛОСУ И ПЛАСТИКЕ

Люди лгали бы меньше, если бы думали, что существуют верные признаки обмана. Но признаков обмана как таковых не существует – нет ни одного жеста, выражения лица или непроизвольного сокращения мышц, которые единственно и сами по себе означали бы, что человек лжет. Существуют только признаки, по которым можно заключить, что слова плохо продуманы или испытываемые эмоции не соответствуют словам. Эти признаки обеспечивают утечку информации.

Обнаружить ложь не так-то просто. Одна из проблем – это обвал информации. Слишком много информации приходится рассматривать сразу. Слишком много ее источников – слова, паузы, звучание голоса, выражение лица, движения головы, жесты, поза, дыхание, испарина, румянец или бледность и т. д.

Лжецы обычно отслеживают, контролируют и скрывают не все аспекты своего поведения. Лжецы скрывают и фальсифицируют только то, за чем, по их мнению, другие будут наблюдать наиболее внимательно. Лжецы склонны особенно тщательно подбирать слова и следить за выражением лица.

По мимике легче заметить обман, чем по словам. Лицо непосредственно связано с областями мозга, отвечающими за эмоции, а слова – нет. Когда что-то вызывает эмоцию, мышцы лица срабатывают непроизвольно. Людям, подозревающим собеседника во лжи, следовало бы обращать больше внимания на голос и тело.

Слова. Как это ни удивительно, многих лжецов выдают неосторожные высказывания. Еще Зигмунд Фрейд в «Психопатологии обыденной жизни» продемонстрировал, что промахи, совершаемые в повседневной жизни, например, оговорки, ошибочные именования и ошибки, совершаемые при чтении и письме, не случайны и свидетельствуют о внутренних психологических конфликтах. Верификатор должен быть осторожен, так как далеко не каждая оговорка свидетельствует об обмане. Некоторые люди, когда лгут, не дают прямых ответов, уклончивы или сообщают больше информации, чем требуется.

Голос для характеристики человеческой речи даже более важен, чем слова. Здесь наиболее распространенными признаками обмана являются паузы. Признаками обмана также могут быть и речевые ошибки: междометия, например, «гм», «ну» и «ээ»; повторы, например, «я, я, я имею в виду, что я…»; лишние слоги, например, «мне очень по-понравилось».

Если целью лжи является сокрытие страха или гнева, голос будет выше и громче, а речь, возможно, быстрее. Прямо противоположные изменения голоса могут выдать чувство печали, которое пытается скрыть обманщик.

Наш эксперимент со студентками-медсестрами впервые документально зафиксировал изменение высоты голоса лгущего человека. Мы обнаружили, что при обмане высота голоса возрастала. Однако, в общем случае, повышение тона голоса не является индикатором лжи; это признак страха или гнева и, возможно, возбуждения. Правдивый человек, боясь, что ему не поверят, может из-за этого повышать голос так же, как и лжец, боящийся быть уличенным.

Ни один признак обмана не является универсальным, но порознь и в сочетаниях в большинстве случаев они могут помочь верификатору.

Пластика. Телодвижения тоже выдают информацию о скрываемых чувствах. Пожатие плечами и выставление пальца представляют собой примеры действий, которые с целью отличия их от всех остальных известных жестов называют эмблемами. Эмблемы имеют очень конкретное значение, известное каждому, принадлежащему к определенной культурной группе. Всякий знает, что выставленный средний палец означает «имел я тебя» и что пожатие плечами означает «не знаю», «ничего не могу поделать» или «какая разница?».

Признаком того, что эмблема является скорее «оговоркой», нежели намеренным действием, является то, что она выполняется не в привычной позиции. Большинство эмблем демонстрируется прямо перед собой, между талией и областью шеи. При «оговорках» же эмблему никогда не выполняют в привычной позиции (рис. 1). Эмблематическим оговоркам можно доверять. Они являются     подлинными признаками невольно вырвавшейся информации.

Рис. 1. Непреднамеренный жест – эмблема

Иллюстрация – это еще один тип телодвижений, который может быть признаком обмана. Однако, если количество эмблематических оговорок в процессе лжи увеличивается, количество иллюстраций обычно уменьшается. Этот тип телодвижений назван так потому, что иллюстрирует речь.

Давид Эфрон, аргентинский еврей, учившийся в Колумбийском университете у антрополога Франца Боаса, изучал иллюстрации людей, живущих на восточной окраине Нью-Йорка. Эфрон продемонстрировал, что характер используемых человеком иллюстраций является не врожденным, а приобретенным. Люди различных культур не только используют разные типы иллюстраций, но еще и с различной степенью интенсивности.

Студентки-медсестры в нашем эксперименте, пытавшиеся скрыть реакции, которые вызвал у них фильм об ампутациях и ожогах, иллюстрировали меньше, чем те, которые смотрели фильм о цветах и честно описывали свои чувства. Это уменьшение количества иллюстраций происходило по крайней мере по двум причинам: во-первых, у студенток не было опыта лжи такого рода, и они не имели времени подготовиться, а во-вторых, у них возникли сильные эмоции: боязнь разоблачения и отвращение, вызванное кровавым фильмом.

Следующий тип телодвижений – манипуляции. К манипуляциям относятся все те движения, которыми отряхивают, массируют, потирают, держат, щиплют, ковыряют, чешут другую часть тела. Хотя люди и думают, что возросшее количество манипуляций является надежным признаком обмана, это не соответствует истине. Манипуляции находятся на краю сознания. Никакие старания не могут помочь большинству людей отказаться от них надолго. Люди привыкли к манипуляциям.

Вегетативная нервная система (ВНС) также производит в организме определенные изменения, заметные в случае возникновения эмоций: изменения частоты и глубины дыхания, частоты сглатывания, интенсивности потоотделения. Эти изменения, сопровождающие возникновение эмоций, происходят непроизвольно, их очень трудно подавить, и по этой причине они являются вполне надежными признаками обмана. Детектор лжи замеряет эти изменения в вегетативной нервной системе, но многие из них видны и без использования специальной аппаратуры.

Большинство психологов думают, что изменения ВНС зависят от силы эмоции, а не от ее характера. Мои исследования показали, что это не так.

Глава 4. МИМИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ ОБМАНА

Лицо является весьма ценным источником информации для верификатора, ибо оно может и лгать, и говорить правду, и делать то и другое одновременно. Обычно лицо несет сразу два сообщения – то, что лжец хочет сказать, и то, что он хотел бы скрыть.

Исследования людей с различными повреждениями головного мозга убедительно показывают, что за произвольные и непроизвольные выражения лица ответственны различные участки мозга. Пациенты, страдающие от повреждений одних участков, включающих так называемую пирамидальную систему, не могут улыбаться, если их об этом попросить, но улыбаются в ответ на шутку или от радости. Непроизвольное выражение эмоций на лице является результатом эволюции. Некоторые эмоциональные выражения универсальны, одинаковы для всех людей, независимо от возраста, пола, расовых и культурных различий.

Уже в первые годы жизни дети учатся контролировать выражение своего лица, скрывая истинные чувства и изображая эмоции, которых не испытывают. Взрослея, люди настолько привыкают к этим правилам лица, что такие выражения входят в привычку, которую трудно искоренить. Большинство людей полагает себя способными заметить фальшь в лице другого, однако наши исследования говорят о том, что на самом деле это не так. Когда человек лжет, его самая красноречивая мимика, на которую прежде всего обращаешь внимание, как раз и оказывается подделкой, а более тонкие проявления неискренности и мимолетные признаки скрываемых эмоций остаются, как правило, незамеченными.

Давайте начнем с наиболее сложного источника утечки информации – с микровыражений. Эти проявления дают полную картину скрываемых эмоций, но настолько мимолетную, что ее обычно не успевают заметить. Микровыражение охватывает все лицо, но очень ненадолго, занимая лишь ничтожную часть обычной длительности, и его трудно заметить. Рис. 2 показывает выражение печали. Это выражение легко опознать, потому что оно «сфотографировано». Но если оно промелькнет за одну двадцать пятую долю секунды и сменится другим, как это и происходит в жизни, его легко можно пропустить.

Рис. 2. Выражение печали

Микровыражениями в полном объеме проявляются довольно редко. Гораздо более часто встречались смазанные выражения; человек успевает осознать появление этого выражения на лице и пытается убрать его, порой прикрывая другим выражением.

Не все лицевые мышцы одинаково легко поддаются контролю. Некоторых мышцы «не могут лгать», то есть находятся вне контроля человека.

Еще одна проблема, стоящая на пути расшифровки верных мимических и других признаков обмана, – актерская техника, позволяющая посредством мимики имитировать любые чувства. Актерская техника (известная также как система Станиславского) учит актера запоминать собственные эмоциональные переживания, чтобы впоследствии правдоподобно воспроизводить их на сцене. Когда актер пользуется этой техникой, выражение его лица является не имитацией, а результатом повторного проживания эмоции.

До сих пор я говорил о трех путях утечки информации: микровыражения, смазанные выражения и так называемые верные признаки эмоций, возникающие в результате работы трудно управляемых мышц лица. Большинство людей считают, что есть еще и четвертый источник – глаза. Когда человек отводит взгляд, это свидетельствует о наличии определенных чувств: движение вниз означает грусть, в сторону – отвращение, вниз и в сторону – вину или стыд. Моргание глазами учащается при эмоциональном возбуждении. К тому же при этом расширяются зрачки, и эта реакция, в отличие от предыдущей, не поддается сознательному контролю.

Румянец считается признаком смущения, а также чувства стыда и, возможно, вины.

Помимо техники Станиславского есть еще три вида признаков, по которым можно судить о фальшивости выражения лица: асимметрия, длительность и несвоевременность выражения лица. При асимметричном выражении одна и та же эмоция проявляется на какой-то половине лица сильнее, чем на другой. Длительность есть общая протяженность мимического выражения во времени, от момента его появления до полного исчезновения. Выражения, длящиеся более десяти секунд, несомненно, а около пяти секунд – с большой долей вероятности, являются фальшивыми. Большинство искренних выражений сменяется значительно быстрее. Весьма мимолетным является удивление, которое длится не более секунды.

Несвоевременность выражения лица по отношению к речи, интонациям и телодвижениям является третьим признаком неискренности эмоций. Допустим, человек изображает гнев и говорит: «Я сыт по горло твоим поведением». Если гневное выражение появляется позже слов, то, скорее всего, гнев является поддельным, поскольку подлинное выражение появилось бы либо в самом начале фразы, либо даже чуть раньше ее.

Улыбка отличается от всех других выражений – она выражает радость с помощью только одной мышцы, тогда как на выражение других эмоций требуется от трех до пяти. Естественную, непринужденную и радостную улыбку дают только скуловые мышцы. В выражении искренней улыбки другие мышцы нижней части лица не участвуют, в верхней же части единственным заметным изменением может быть напряжение мышц вокруг глаз.

Существует ряд признаков, отличающих притворную, претендующую казаться искренней, улыбку от действительно искренней:

  • Притворная улыбка более асимметрична, чем искренняя.
  • Искренняя улыбка сопровождается движением мышц, расположенных вокруг глаз.

Глава 5. ОСНОВНЫЕ ОШИБКИ И МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

Обычно лжецам прекрасно удается обмануть большую часть людей. А ошибки в выявлении лжи предполагают не только то, что человек верит обманщику, но, что гораздо хуже, и то, что он не верит говорящему правду. Поскольку не существует возможности полностью избежать ошибок в обнаружении обмана, необходимо принимать все меры предосторожности, чтобы снизить насколько возможно количество этих ошибок. И первая из таких мер заключается в том, чтобы толковать поведенческие признаки как можно более точно.

Вторая мера состоит в стремлении как можно яснее понимать природу ошибок, случающихся в процессе обнаружения лжи. Существуют два рода таких ошибок: неверия правде и вера лжи. Избежать полностью обеих ошибок невозможно; выбор состоит только в том, чтобы предпочесть наименее опасную из них в данный момент.

Во-первых, следует обратить особое внимание на индивидуальные различия (капкан Брокау – игнорирование индивидуальных различий человеческого поведения). Ошибки веры лжи здесь происходят оттого, что некоторые люди вообще не допускают просчетов, когда лгут. Это не только психопаты, но и прирожденные лжецы, а также люди, использующие систему Станиславского, и те, кто сам искренно верит в свою ложь. И верификатор всегда должен помнить, что отсутствие признаков обмана еще не есть доказательство правдивости.

Чтобы уменьшить вероятность ошибок, связанных с капканом Брокау, нужно стремиться выносить суждения, основываясь только на изменениях в поведении подозреваемого. Капкан Брокау не так опасен при толковании четырех следующих источников утечки информации: речевых и эмблематических оговорок, эмоциональных тирад и микровыражений. Для их оценки в сравнении нет необходимости, ибо они имеют смысл сами по себе.

Другим не менее серьезным источником беспокойства, ведущим к совершению ошибок неверия правде, является ошибка Отелло. Она случается тогда, когда верификатор не верит правдивому, испытывающему стресс человеку. Любая из эмоций, касающихся лжи и приводящих к утечке информации, может испытываться и по другим причинам, когда честного человека подозревают во лжи. Я назвал это ошибкой Отелло, ибо сцена из трагедии Шекспира являет собой, пожалуй, самый блестящий и самый известный ее пример. Мавр только что обвинил жену в измене с Кассио и потребовал полного признания; в противном случае пригрозил смертью за чудовищное предательство. Дездемона просит привести Кассио, чтобы тот мог засвидетельствовать ее невиновность, на что муж сообщает ей, что тот уже убит им. Тогда она понимает всю безысходность своего положения: доказать невиновность невозможно.

Отелло считает, что страх и страдание Дездемоны являются реакцией на известие о смерти любовника, и это только подтверждает его уверенность. Отелло не понимает того, что, будучи невиновной, жена тоже может выказывать эти же самые эмоции: страдание и отчаяние, из-за одного лишь его неверия, из-за невозможности оправдаться и быть испуганной перед неминуемой смертью.

Ошибка Отелло является отличным примером и того, как предвзятые мнения могут создавать у верификатора предубежденные суждения. Отелло конечно же являет собой крайний пример, однако предвзятые мнения очень часто приводят к неправильным выводам, вынуждая верификатора пренебрегать соображениями, возможностями или фактами, не соответствующими его уже сложившейся точке зрения.

Из недоверчивых людей получаются ужасные верификаторы, поголовно подверженные ошибкам неверия правде. Легковерные же люди, как правило, впадают в противоположную крайность и постоянно совершают ошибки веры лжи, порой даже не подозревая, что их обманывают.

В большинстве случаев люди склонны подозревать обман потому, что обман является наиболее впечатляющим и удобным объяснением загадочного и ставящего в тупик мира. Стоит только кому-либо посчитать, что его ребенок, отец, друг или партнер вышел из доверия, ошибки неверия правде становятся практически неизбежными; обман подозревается везде и всюду, ибо человек пытается объяснить необъяснимое. Потому что, раз возникнув, предвзятое мнение начинает методично отсекать всю информацию, которая могла бы опровергнуть его.

Верификатор должен стремиться ясно отдавать себе отчет в возможности собственного предвзятого отношения к подозреваемому. Верификатор никогда не должен забывать о возможности того, что эмоция является не признаком обмана, а лишь реакцией на подозрение в нем.

В поведении, как правило, проявляется не одна, а много эмоций, и если одна из них указывает на то, что подозреваемый лжет, а другая – что говорит правду, в них надо усомниться.

Росс Маллэни, специалист в области подготовки следователей, отстаивает так называемую стратегию троянского коня, которая заключается в том, что полицейский притворяется полностью доверяющим подозреваемому, давая ему тем самым возможность разговориться и запутаться в собственных же хитросплетениях. Эта стратегия является прямой реминисценцией совета Шопенгауэра: «Подозревая, что кто-нибудь лжет, притворимся, будто мы верим ему; тогда он становится наглым, лжет еще больше, и маска спадает».

Дэвид Ликкен, психолог физиолог, предложил тест на знания виновного: следователь спрашивает подозреваемого не о том, совершил ли он какое-либо конкретное преступление, а о том, что может знать только действительно виновный. Предположим, кого-то подозревают в убийстве. В этом случае можно попытаться восстановить картину, которая в подлинном виде известна только следователю и только действительно виновному. Например, у подозреваемого могут спросить: «В каком положении находился убитый – лицом вниз, лицом вверх или на боку?» После каждой части вопроса подозреваемый должен сказать «нет» или «я не знаю». Тот, кто действительно совершил убийство, знает, что убитый лежал, например, лицом вверх. В своих лабораторных исследованиях Ликкен обнаружил, что у человека, обладающего знанием виновного, при упоминании истинного положения дел тут же происходят изменения в ВНС, фиксируемые детектором; в то время как невиновный на все вопросы реагирует одинаково.

Тест на знания виновного устраняет самую большую опасность, существующую при попытках обнаружения лжи, – ошибку неверия правде, происходящую из-за того, что чувства заподозренного во лжи, но говорящего правду человека, путают с чувствами лжеца.

Глава 6. ДЕТЕКТОР ЛЖИ В КАЧЕСТВЕ ВЕРИФИКАТОРА

Множество примеров дают весьма противоречивое отношение к детектору лжи. Научных же свидетельств его точности, к сожалению, очень мало. В Соединенных Штатах проводят миллион испытаний в год. Чаще всего (около 300 000) их проводят частные работодатели. На втором месте по использованию детектора находятся правоохранительные службы, занимающиеся расследованием уголовных преступлений. Двадцать два штата принимают эти результаты в качестве доказательств, если это было оговорено заранее и согласовано с обвинением и защитой. Адвокаты, как правило, используют такое соглашение в обмен на обещание прокурора закрыть дело, если детектор покажет, что подозреваемый говорит правду (Верховный Суд в своих решениях никогда не принимает в расчет результаты испытаний на детекторе лжи).

Третье место занимают федеральные правительства. В 1982 году по сообщению различных федеральных агентств на детекторе лжи было проведено 22 597 испытаний.

Бюро технологической оценки (БТО) в ноябре 1983 года опубликовало заключение о применении детектора. Это заключение является беспримерным документом, дающим глубокий подробный обзор и критический анализ доказательств научной обоснованности испытаний на детекторе лжи.

Некоторые полагают, что заключение БТО трактует работу детектора лжи слишком негативно. В заключении БТО, к сожалению, нет единого простого вывода, который можно было бы принять в качестве закона. Как и следовало ожидать, точность детектора лжи (так же, как и иных техник по обнаружению обмана) зависит от природы лжи, самого лжеца и верификатора. Кроме того, она зависит и от конкретной техники постановки вопросов, и от умения оператора определить круг этих вопросов, и от того, как отлажена аппаратура.

Все было бы гораздо проще, если бы существовал некий уникальный признак, всегда и везде свидетельствующий о лжи и никогда ни о чем другом. Но такового нет. И хотя отношение к детектору лжи очень противоречиво, все тем не менее сходятся в одном: ложь как таковую он не обнаруживает. Единственное, что он делает, – измеряет интенсивность проявлений возбуждения ВНС, то есть физиологические изменения, происходящие от эмоционального волнения человека.

Для того чтобы обнаружить ложь, оператор детектора сравнивает показатели деятельности ВНС, полученные во время нейтральных вопросов и во время вопросов «решающих». Подозреваемого признают виновным, если детектор при релевантных вопросах показывает усиление деятельности ВНС по сравнению с нейтральными.

Испытания на детекторе, как и опора на поведенческие признаки, весьма уязвимы для того, что я называю ошибкой Отелло. Вспомните, как Отелло не сумел понять, что страх Дездемоны был не страхом пойманной изменницы, а страхом невинной жертвы, не видящей никакого способа доказать собственную невиновность.

На мой взгляд, больший вес должен придаваться тем результатам испытаний, которые предполагают, что подозреваемый говорит правду, а не тем, которые предполагают обман с его стороны. Если доказательства сомнительны, следователю лучше снять обвинения в адрес подозреваемого, показавшего на детекторе правдивость.

И заключение БТО, и Рэскин, и Ликкен единодушно и категорически протестуют против применения детектора лжи для предварительного испытания при приеме на работу. Рэскин говорит, что предварительное тестирование на детекторе лжи «является принудительным и, вероятно, вызывает чувство возмущения, которое может сильно повлиять на точность результатов». То, что в обоих случаях поставлено на карту, также весьма различно. Наказание за разоблачение обмана в предварительном тестировании при приеме на работу гораздо меньше, чем в делах уголовных. А поскольку ставки ниже, то и боязнь разоблачения лжецы здесь испытывают в гораздо меньшей степени, и поймать их труднее. И наоборот, честные и очень желающие получить работу люди могут бояться, то их оценят неправильно, но именно из-за этого страха их и могут неправильно оценить.

Если мы проверим 1000 человек, а точность детектора составляет 90%, то при базовой норме лжи в 20% получим результаты, отраженные на рис. 3.

Рис. 3. Результаты испытаний на детекторе лжи. Из 1000 испытуемых 20% оказались лжецами

Если же при той же точности (90%) базовая норма лжи составляет 5%, результаты будут еще хуже (рис. 4).

Рис. 4. Результаты испытаний на детекторе лжи. Из 1000 испытуемых 5% оказались лжецами

Глава 7. ТЕХНИКА ОБНАРУЖЕНИЯ ЛЖИ

Обнаружение лжи – дело непростое и небыстрое. Чтобы увидеть, допускает ли оппонент ошибки, и оценить, каковы они, какие могут или должны проявиться еще и как обнаружить их по определенным поведенческим признакам, приходится задавать немало вопросов. При этом, обнаружение лжи представляет собой всего лишь догадку, основанную на информации. Но эта догадка все же значительно снижает возможность совершения ошибок веры лжи и неверия правде.

Самые большие трудности при обмане возникают из-за тех эмоций, которые человек ощущает в момент лжи; чем сильнее эмоции, которые необходимо скрывать, и чем их больше, тем трудней лгать.

Глава 8. ОБНАРУЖЕНИЕ ЛЖИ И УЛИЧЕНИЕ ЛЖЕЦОВ В 1990е ГОДЫ

С момента первого выхода в свет этой книги в 1985 году мы получили результаты, которые привели меня к новым выводам. Я обнаружил, что некоторые специалисты прекрасно узнают ложь по поведенческим признакам. Вскоре после выхода книги меня стали приглашать руководить семинарами для городских, государственных и федеральных судей, адвокатов, полицейских и операторов детекторов лжи ФБР, ЦРУ и др. Как-то за ленчем один судья спросил меня, не следует ли ему сделать перестановку в зале суда, чтобы видеть не затылок свидетеля, а его лицо.

В сентябре 1991 года наши открытия, касавшиеся деятельности профессиональных верификаторов, были опубликованы. Оказалось, что лишь одна профессиональная группа показывает результаты, превышающие уровень случайных догадок, – это Секретная служба США. Примерно половина ее агентов узнавали ложь с точностью около 70%, а почти треть – с точностью 80% и выше. Хотя я и не могу с уверенностью утверждать, почему именно Секретная служба столь сильно превосходит остальные профессиональные группы, думаю, причина здесь в том, что многим агентам приходилось заниматься личной охраной – наблюдать за толпой, пытаясь по каким угодно признака вычислить того, кто может угрожать человеку, которого они охраняют. Такого рода бдительность является хорошей подготовкой для того, чтобы замечать тончайшие поведенческие признаки.

Многие люди немало удивляются, когда узнают, что все остальные профессиональные группы, имеющие дело с ложью (судьи, адвокаты, полицейские, операторы детекторов, работающие в ЦРУ, ФБР или Агентстве национальной безопасности, военные специалисты и психиатры), демонстрируют результаты на уровне случайных.

Сравнив ответы всех профессиональных групп, мы обнаружили, что те, кому удается точно определять ложь, пользуются информацией, которую дает выражение лица, голос и тело подозреваемого, в то время как те, кто не справляется с этой задачей, основывают свои суждения только на словах подозреваемых.

Глава 10. НОВЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЛЖИ И ЕЕ ОБНАРУЖЕНИИ

В новых экспериментах начала 90-х, когда надо было сообщить ложное мнение или солгать, мы смогли отличить лжецов от людей, говоривших правду, в 80% случаев, опираясь только на выражение лица. Полагаю, что если добавить в систему оценок движения тела, голос и речь, то можно добиться правильного определения в 90% случаев.

Мое первое объяснение того, почему мы плохо распознаем ложь заключается в том, что в процессе эволюции у нас не развились способности ни к верификации, ни к злоумышленному обману. Можно предположить, что в древности было не так много возможностей для того, чтобы обмануть и остаться ненаказанным, а наказание для пойманного на лжи сурово. Если это предположение верно, то, следовательно, не происходило никакого отбора людей, искусных ни в верификации, ни в обмане.

Если мы допускаем, что в процессе эволюции мы не получили способность обнаруживать ложь по поведению, то почему же мы этому не учимся по мере взросления? Существует вероятность, и это мое второе объяснение, что родители учат нас не распознавать их собственную ложь. Личная жизнь зачастую требует того, чтобы родители вводили в заблуждение своих детей относительно того, что они делают, когда и ничем. Сексуальные действия валяются одним из очевидных предметом такого обмана, но могут существовать и другие действии, которые родители хотели бы скрыть от своих детей.

Третье объяснение заключается в том, что мы обычно предпочитаем не замечать обман, поскольку доверие в отличие от подозрительности делает жизнь лучше, несмотря на возможные неприятности. Всегда сомневаться, выдвигать ложные обвинения – это не просто неприятно для сомневающегося, но и лишает возможности построить близкие отношения с друзьями или коллегами по работе.

Четвертое объяснение заключается в том, что мы сами хотим заблуждаться, мы невольно являемся соучастниками обмана, потому что нам выгодно не знать правды.

Пятое объяснение. Нас учат быть вежливыми при взаимодействии с другими и не красть информацию, которая для нас не предназначена.

Почему же полицейские и следователи контрразведки не могут лучше определять лжецов по поведению? Я полагаю, им мешают завышенная базовая норма лжи и нехватка обратной связи. Они убеждены, что базовая норма лжи составляет более 75%. Из-за этого они часто ориентированы не на то, чтобы распознать ложь, а на то, как получить доказательства и «прижать» лжеца. Существует предположение6 если предупреждать людей, что базовая норма лжи составляет около 50%, и давать им конкретную обратную связь по каждому их суждению, то, возможно, они научатся более точно выявлять ложь по поведению.

 

Пол Экман — биография, творчество, отзывы, лучшие книги.

Пол Экман получил образование в Университете Чикаго и Нью-Йоркском Университете. Степени Доктора Философии (в области клинической психологии) удостоился в Университете Адельфи (Нью-Йорк) в 1958 году, после года работы в Нейропсихиатрическом Институте имени Лэнгли Портера. Затем, отслужив два года в армии США в роли офицера клинической психологии, Экман вернулся в Институт имени Лэнгли, где проработал с 1960 по 2004 годы. Исследования мимики и языка тела начались ещё в 1954 году как предмет его…

Пол Экман получил образование в Университете Чикаго и Нью-Йоркском Университете. Степени Доктора Философии (в области клинической психологии) удостоился в Университете Адельфи (Нью-Йорк) в 1958 году, после года работы в Нейропсихиатрическом Институте имени Лэнгли Портера. Затем, отслужив два года в армии США в роли офицера клинической психологии, Экман вернулся в Институт имени Лэнгли, где проработал с 1960 по 2004 годы. Исследования мимики и языка тела начались ещё в 1954 году как предмет его научной работы (1955 года) и первой публикации (1957 года). В эти годы его достижения в исследованиях невербального общения показали, насколько он разборчив в межличностных отношениях. В течение следующих 10 лет основными направлениями его работы были социальная психология и различия культурных слоёв, и всё больше возрастал его интерес к семиотике. Семио́тика, или семиоло́гия — наука, исследующая свойства знаков и знаковых систем (естественных и искусственных языков) .Вдобавок к его исследованиям человеческих эмоций и выражений следующие 30 лет он также посвятил изучению теории обмана. На настоящий момент он возглавляет “Paul Ekman Group“, небольшую компанию, занимающуюся разработкой устройств для тренировок способностей к определению эмоций и микровыражений. Также компания занимается разработкой программ для Агентств Национальной Безопасности и Судебных Расследований. В 1971 году Пол Экман удостоился награды Института “National Institute of Mental Health” за достижения в области научных исследований. Позже он получил эту награду в 1976, 1981, 1987, 1991 и 1997 годах. “National Institute of Mental Health” продолжал поддерживать его исследования стипендиями, грантами и премиями на протяжении 40 лет.Статьи и интервью с Доктором Экманом появлялись в таких изданиях как “Time Magazine”, “Smithsonian Magazine”, “Psychology Today”, “The New Yorker” и в других как американских, так и зарубежных журналах. Огромное количество его статей было опубликовано в “New York Times” и “Washington Post”.Пол Экман появился в шоу “48 Hours”, “Dateline”, “Good Morning America”, “20/20”, “Larry King”, “Oprah”, “Johnny Carson”. Также его можно было увидеть и в телевизионных программах, например “News Hour with Jim Lehrer” и “The Truth About Lying”.Доктор Экман является соавтором таких книг как “Human Face” (1971), “Unmasking the Face” (1975), “Facial Action Coding System” (1978), редактором книги Чарльза Дарвина о мимических микровыражениях (1973 года), а также книг “Handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research” (1982), “Approaches to Emotion” (1984), “The Nature of Emotion” (1994), “What the Face Reveals” (1997).
На нашем книжном сайте Вы можете скачать книги автора Пола Экмана в самых разных форматах (epub, fb2, pdf, txt и многие другие). А так же читать книги онлайн и бесплатно на любом устройстве – iPad, iPhone, планшете под управлением Android, на любой специализированной читалке. Электронная библиотека КнигоГид предлагает литературу Пола Экмана в жанрах .

Биография Пола Экмана

Пол Экман — современный психолог, изучающий взаимосвязь между эмоциями и выражениями лица. Он хорошо известен своей способностью обнаруживать ложь.

Профессиональная жизнь

Пол Экман родился в Вашингтоне, округ Колумбия, в 1934 году и все детство жил во многих штатах. Он учился как в Нью-Йоркском, так и в Чикагском университетах. Он окончил Университет Адельфи в 1958 году со степенью доктора философии в области клинической психологии.

Экман проходил практику в психоневрологическом институте им. Лэнгли Портера, а затем работал там консультантом. Он был профессором психологии на факультете психиатрии Калифорнийского университета в Сан-Франциско. В 2004 году он ушел на пенсию из Нейропсихиатрического института им. Лэнгли Портера и Калифорнийского университета. Экман был удостоен множества наград, включая премию научного сотрудника Национального института психического здоровья шесть раз, и он был назван одним из 100 журнала TIME . Самые влиятельные люди.

Вклад в психологию

Экман наиболее известен своей работой с мимикой. Он предположил, что не все выражения являются результатом культуры. Вместо этого они выражают универсальные эмоции и поэтому являются биологическими. Он обнаружил, что некоторые выражения эмоций на лице, такие как страх, гнев, печаль, радость и удивление, универсальны и что люди могут легко прочитать эти выражения у людей из разных культур.

В сотрудничестве с Dr.Морин О’Салливан, Экман изучала микровыражения людей, чтобы определить, говорят ли они правду или лгут. Эти микровыражения представляют собой крошечные непроизвольные изменения выражения лица, которые могут указывать на беспокойство и дискомфорт. Исследование, получившее название «Wizards Project», обнаружило, что лишь относительно небольшой процент людей может естественным образом распознать обман. Экман назвал этих людей Волшебниками Истины.

Экман создал Систему кодирования действий на лице (FACS), которая классифицирует каждое выражение не только на лице, но и на всем остальном теле.Экман изучал научное и социальное влияние лжи, а также то, какое значение ложь имеет для нашего психического благополучия.

На основе своих исследований, проведенных с племенами Новой Гвинеи, Экман составил список универсальных эмоций и выражений, которые, по его мнению, присутствовали у всех людей. К ним относятся удивление, печаль, счастье, отвращение, гнев и страх. Экман пришел к выводу, что есть как отрицательные, так и положительные эмоции, присущие всем людям, хотя не все они проявляются в выражениях лиц.В этот список универсальных эмоций вошли:

  • неуважение
  • довольство
  • развлечения
  • азарт
  • смущение
  • рельеф
  • вина
  • гордость за достижение
  • стыд
  • удовлетворение
  • чувственное удовольствие

Экман продолжил свою работу в области мимики, применив ее к проблемам доверия, особенно к отношениям между родителями и детьми. Он является автором журнала Greater Good Magazine и работает с Научным центром Greater Good при Калифорнийском университете в Беркли.

Популярный телесериал Обмани меня был основан на работе Экмана. Главный герой, доктор Кэл Лайтман, обучен обнаружению обмана и основан на самом Экмане.

Противоречие и критика

Теория универсальных эмоций Экмана была широко популяризирована, но некоторые исследователи критиковали его теории, отмечая, например, что ни одно население не является полностью изолированным и что культуры имеют тенденцию влиять друг на друга.Другие утверждали, что его эксперименты не контролируются строго или что испытуемые не распознают эмоции повсеместно, а просто распознают их чаще, чем не могут их распознать.

Пол Экман Ph.D. | Авторы

Вопросы и ответы

Ты откуда? Я родился в Вашингтоне, округ Колумбия, но никогда там не жил. В течение пятидесяти лет я жил в районе залива Сан-Франциско, а до этого в Ньюарке, штат Нью-Джерси; Пасадена, Калифорния; Чикаго; и Нью-Йорк.
Какие ученые оказали наибольшее влияние на ваше мышление?
Дарвин и мой наставник, психолог Сильван Томкинс
Какой учитель оказал наибольшее влияние на вашу жизнь?
Покойный Роберт Берриман из Университета Адельфи
Какой вопрос чаще всего задают ваши читатели?
«Что вас заинтересовало в мимике?»
Каков ответ?
Это была в значительной степени неизведанная, но, очевидно, богатая область исследований.После полевой работы в Папуа-Новой Гвинее в 1960-х годах я опубликовал свою первую книгу «Эмоции в человеческом лице» . В нем я проанализировал научную литературу двадцатого века о лице, пытаясь понять, почему многообещающие выводы были отброшены, а важные открытия игнорировались со времен Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных».
Как вы впервые познакомились с Его Святейшеством Далай-ламой?
Изначально интерес моей дочери к тибетским беженцам побудил меня искать и принимать приглашение на конференцию Института разума и жизни между Далай-ламой и западными учеными.Я хотел взять ее с собой, чтобы она могла познакомиться с ним. У меня не было никакого интереса встречаться с ним для себя. Но я был удивлен, увидев его очень привлекательным, и у меня возникло чувство дежа вю, как будто я знал его всю свою жизнь.
Как ваша встреча привела к написанию совместной книги «Эмоциональное осознание»?
Из публичных выступлений Далай-ламы и его книг ясно, что эмоции занимают центральное место в его мировоззрении, но есть еще много вопросов, касающихся эмоций, которые ни буддисты, ни западные психологи полностью не рассмотрели.С помощью многих людей мы нашли время в очень плотном графике Далай-ламы для серии более длительных разговоров об эмоциях.
Во время разговора мы исследовали практические шаги по улучшению эмоциональной жизни, которые ни один из нас раньше не делал явными, а также новое понимание эмоций и сострадания, которых никто из нас раньше не развивал, и все это отражено в книге.
Мои любимые писатели?
Беллоу и Рот
Каковы ваши хобби и внешние интересы?
Каякинг и губная гармошка
Самый лучший совет, который вам когда-либо давали?
«Никогда не принимайте отрицательный ответ.«

Почему лица не всегда говорят правду о чувствах

Человеческие лица появляются на экране, сотни их, одно за другим. У некоторых широко распахнутые глаза, у других — сжатые губы. У некоторых зажмурены глаза, подняты щеки и разинуты рты. Для каждого вы должны ответить на этот простой вопрос: это лицо человека, испытывающего оргазм или испытывающего внезапную боль?

Психолог Рэйчел Джек и ее коллеги набрали 80 человек для прохождения этого теста в рамках исследования 1 в 2018 году.Команда из Университета Глазго, Великобритания, привлекла участников из западных и восточноазиатских культур для изучения давнего и очень важного вопроса: надежно ли выражения лица передают эмоции?

Исследователи десятилетиями спрашивали людей, какие эмоции они воспринимают на лицах. Они опросили взрослых и детей в разных странах и коренное население в отдаленных частях мира. Влиятельные наблюдения 1960-х и 1970-х годов американского психолога Пола Экмана показали, что во всем мире люди могут достоверно определять эмоциональные состояния по выражениям лиц, что подразумевает универсальность эмоциональных выражений 2 , 3 .

Эти идеи не оспаривались на протяжении целого поколения. Но новая когорта психологов и когнитивистов пересмотрела эти данные и поставила под сомнение выводы. Многие исследователи теперь думают, что картина намного сложнее и что выражения лица сильно различаются в зависимости от контекста и культуры. Исследование Джека, например, показало, что, хотя жители Запада и Восточной Азии имели схожие представления о том, как лица отображают боль, у них разные представления о выражении удовольствия.

Исследователи все больше расходятся во мнениях относительно обоснованности выводов Экмана. Но дебаты не помешали компаниям и правительствам согласиться с его утверждением о том, что лицо является оракулом эмоций, и использовать его таким образом, чтобы влиять на жизни людей. Например, во многих правовых системах на Западе чтение эмоций обвиняемого является частью справедливого судебного разбирательства. Как писал в 1992 году судья Верховного суда США Энтони Кеннеди, это необходимо, чтобы «познать сердце и разум преступника».

Расшифровка эмоций также лежит в основе спорной программы обучения, разработанной Экманом для Управления транспортной безопасности США (TSA) и представленной в 2007 году. Программа под названием SPOT (Проверка пассажиров с помощью методов наблюдения) была создана для обучения персонала TSA. как отслеживать пассажиров на наличие десятков потенциально подозрительных признаков, которые могут указывать на стресс, обман или страх. Но он был широко раскритикован учеными, членами Конгресса США и такими организациями, как Американский союз гражданских свобод, за неточность и расовую предвзятость.

Подобные опасения не остановили ведущие технологические компании, придерживавшиеся идеи о том, что эмоции можно легко обнаружить, и некоторые фирмы создали программное обеспечение именно для этого. Системы проходят испытания или продаются для оценки пригодности кандидатов на работу, выявления лжи, повышения привлекательности рекламы и диагностики расстройств от слабоумия до депрессии. По оценкам, стоимость отрасли исчисляется десятками миллиардов долларов. Технологические гиганты, включая Microsoft, IBM и Amazon, а также более специализированные компании, такие как Affectiva в Бостоне, Массачусетс, и NeuroData Lab в Майами, Флорида, предлагают алгоритмы, предназначенные для определения эмоций человека по его лицу.

Поскольку исследователи все еще спорят о том, могут ли люди воспроизводить или воспринимать эмоциональные выражения с верностью, многие в этой области считают, что попытки заставить компьютеры делать это автоматически являются преждевременными, особенно когда технология может иметь разрушительные последствия. AI Now Institute, исследовательский центр Нью-Йоркского университета, даже призвал к запрету использования технологии распознавания эмоций в деликатных ситуациях, таких как прием на работу или правоохранительные органы 4 .

Выражение лица чрезвычайно сложно интерпретировать даже людям, — говорит Алейс Мартинес, изучающий эту тему в Университете штата Огайо в Колумбусе.Имея это в виду, говорит он, и учитывая тенденцию к автоматизации, «мы должны быть очень обеспокоены».

Глубокая кожа

Человеческое лицо состоит из 43 мускулов, которые могут растягивать, приподнимать и деформировать его, принимая десятки выражений. Несмотря на такой широкий диапазон движений, ученые долгое время считали, что определенные выражения выражают определенные эмоции.

Одним из тех, кто продвигал эту точку зрения, был Чарльз Дарвин. Его книга 1859 года « О происхождении видов », результат кропотливой полевой работы, была мастер-классом по наблюдению.Его вторая по значимости работа, Выражение эмоций у человека и животных (1872), была более догматичной.

Дарвин заметил, что движения лица приматов напоминают человеческие выражения эмоций, таких как отвращение или страх, и утверждал, что эти выражения должны иметь некоторую адаптивную функцию. Например, скручивание губ, морщинка носа и сужение глаз — выражение, связанное с отвращением — могли возникнуть для защиты человека от вредных патогенов.Только по мере того, как социальное поведение начало развиваться, эти выражения лица приобрели более коммуникативную роль.

Трактат Дарвина об эмоциях содержал множество постановочных выражений, например, эти испытуемые изо всех сил пытались имитировать горе. Фото: Алами

Первые межкультурные полевые исследования, проведенные Экманом в 1960-х годах, подтвердили эту гипотезу. Он проверил выражение и восприятие шести ключевых эмоций — счастья, печали, гнева, страха, удивления и отвращения — по всему миру, в том числе у отдаленного населения Новой Гвинеи 2 , 3 .

Экман выбрал эти шесть выражений из практических соображений, сказал он Nature . По его словам, некоторые эмоции, такие как стыд или вина, не имеют очевидных результатов. «Шесть эмоций, на которых я сосредоточился, действительно имеют выражения, а это значит, что их можно было изучить».

Эти ранние исследования, по словам Экмана, продемонстрировали доказательства универсальности, на которую рассчитывала теория эволюции Дарвина. А более поздние исследования подтвердили утверждение, что некоторые выражения лица могут давать адаптивное преимущество 5 .

«Долгое время предполагалось, что выражения лица являются обязательными движениями», — говорит Лиза Фельдман Барретт, психолог Северо-Восточного университета в Бостоне, изучающая эмоции. Другими словами, наши лица бессильны скрыть наши эмоции. Очевидная проблема с этим предположением состоит в том, что люди могут симулировать эмоции и испытывать чувства, не двигая лицом. Исследователи из лагеря Экмана признают, что выражения «золотого стандарта», ожидаемые для каждой эмоции, могут значительно различаться.

Но все больше исследователей утверждают, что вариации настолько обширны, что доводят идею золотого стандарта до предела. Их взгляды подтверждаются обширным обзором литературы 6 . Несколько лет назад редакторы журнала « Психологическая наука в интересах общества» собрали группу авторов, которые не соглашались друг с другом, и попросили их изучить литературу.

«Мы сделали все возможное, чтобы отказаться от наших предварительных требований», — говорит Барретт, возглавлявший команду.Вместо того, чтобы начинать с гипотезы, они углубились в данные. «Когда возникли разногласия, мы просто расширили наш поиск доказательств». В итоге они прочитали около 1000 статей. Спустя два с половиной года команда пришла к однозначному выводу: практически не было доказательств того, что люди могут достоверно определить чье-то эмоциональное состояние по набору движений лица.

Лица одни только говорят о настроении. Прокрутите вниз, чтобы увидеть полную картину. Авторы: Лэнс Кинг / Гектор Вивас / Роналду Шемидт / Кевин Винтер / Гетти

С одной стороны, группа процитировала исследования, которые не обнаружили четкой связи между движениями лица и внутренним эмоциональным состоянием.Психолог Карлос Кривелли из Университета Де Монфор в Лестере, Великобритания, работал с жителями островов Тробриан в Папуа-Новой Гвинее и не нашел доказательств выводам Экмана в его исследованиях. Кривелли заключает, что пытаться оценить внутреннее психическое состояние по внешним маркерам — все равно что пытаться измерить массу в метрах.

Другая причина отсутствия доказательств универсальности выражений заключается в том, что лицо — это не вся картина. Другие вещи, включая движения тела, личность, тон голоса и изменения оттенка кожи, играют важную роль в том, как мы воспринимаем и отображаем эмоции.Например, изменение эмоционального состояния может повлиять на кровоток, а это, в свою очередь, может изменить внешний вид кожи. Мартинес и его коллеги показали, что люди способны связывать изменения тона кожи с эмоциями 7 . Визуальный контекст, например фоновая сцена, также может дать ключ к разгадке эмоционального состояния человека 8 .

По часовой стрелке, сверху слева: баскетболист Зион Уильямсон празднует данк; Болельщики Мексики празднуют победу в групповом матче чемпионата мира; певица Адель выигрывает альбом года на премии Грэмми в 2012 году; Поклонники Джастина Бибера плачут на концерте в Мехико.Кредиты: Лэнс Кинг / Гектор Вивас / Роналду Шемидт / Кевин Винтер / Гетти

Смешанные эмоции

Другие исследователи считают, что отрицание результатов Экмана является немного чрезмерным — не в последнюю очередь сам Экман. В 2014 году, отвечая на критику Барретта, он указал на ряд работ, которые, по его словам, подтверждают его предыдущие выводы, включая исследования мимики, которые люди делают спонтанно, и исследования связи между выражениями лица и лежащим в основе мозгом и состоянием тела.По его словам, эта работа предполагает, что выражения лица информативны не только о чувствах людей, но и о паттернах нейрофизиологической активации (см. Go.nature.com/2pmrjkh). По его словам, его взгляды не изменились.

По словам Джессики Трейси, психолога из Университета Британской Колумбии в Ванкувере, Канада, исследователи, которые приходят к выводу, что теория универсальности Экмана ошибочна на основе нескольких контрпримеров, преувеличивают свою правоту. По ее словам, одна популяция или культура с немного другим представлением о том, что вызывает гневное лицо, не опровергают всю теорию.«Большинство людей узнают сердитое лицо, когда видят его», — добавляет она, цитируя анализ почти 100 исследований 9 . «Множество других свидетельств говорят о том, что большинство людей в большинстве культур во всем мире действительно считают это выражение универсальным».

Трейси и трое других психологов утверждают 10 , что обзор литературы Барретта карикатурно изображает их позицию как жесткое взаимно однозначное сопоставление шести эмоций и движений их лиц. «Я не знаю ни одного исследователя в области науки об эмоциях, который думает, что это так, — говорит Диса Саутер из Амстердамского университета, соавтор ответа.

Заутер и Трейси считают, что для понимания выражений лица требуется гораздо более богатая классификация эмоций. Вместо того, чтобы рассматривать счастье как отдельную эмоцию, исследователи должны разделить эмоциональные категории на их компоненты; зонтик счастья охватывает радость, удовольствие, сострадание, гордость и так далее. Выражения для каждого могут отличаться или совпадать.

В некоторых исследованиях для случайного создания лиц используются компьютеры. В исследовании Рэйчел Джек в 2018 году участников спрашивали, насколько каждое лицо соответствует их представлению о выражении боли или оргазма.Кредит: С. Чен и др. / PNAS (CC by 4.0)

В основе дискуссии лежит то, что считается значимым. В исследовании, в котором участники выбирают одну из шести меток эмоций для каждого лица, которое они видят, некоторые исследователи могут посчитать, что вариант, который выбирается более чем в 20% случаев, показывает значительную общность. Другие могут подумать, что 20% — это далеко не все. Джек утверждает, что порог Экмана был слишком низким. Она читала его ранние работы, будучи аспирантом. «Я продолжала ходить к своему руководителю и показывать ему эти диаграммы 1960-х и 1970-х годов, и каждая из них показывает огромные различия в культурном признании», — говорит она.«До сих пор нет данных, подтверждающих всеобщее признание эмоций».

Помимо значимости, исследователям также приходится бороться с субъективностью: многие исследования полагаются на экспериментатор, который пометил эмоцию в начале теста, чтобы можно было сравнить конечные результаты. Итак, Барретт, Джек и другие пытаются найти более нейтральные способы изучения эмоций. Барретт изучает физиологические показатели, надеясь дать представление о гневе, страхе или радости. Вместо того, чтобы использовать поставленные фотографии, Джек использует компьютер для случайной генерации выражений лица, чтобы не зацикливаться на общих шести.Другие просят участников сгруппировать лица в столько категорий, сколько, по их мнению, необходимо, чтобы уловить эмоции, или побуждают участников из разных культур маркировать изображения на своем родном языке.

In silico sentiment

Фирмы, занимающиеся разработкой программного обеспечения, обычно не допускают таких возможностей для своих алгоритмов для свободного объединения. Типичная программа искусственного интеллекта (ИИ) для обнаружения эмоций загружает миллионы изображений лиц и сотни часов видеоматериалов, в которых каждая эмоция помечена и по которым она может различать закономерности.Affectiva утверждает, что обучила свое программное обеспечение более чем 7 миллионам лиц из 87 стран, и это дает ему точность в 90-м процентиле. Компания отказалась комментировать научные данные, лежащие в основе ее алгоритма. Лаборатория нейроданных признает, что существуют различия в том, как лица выражают эмоции, но говорит, что «когда у человека случается эмоциональный эпизод, некоторые конфигурации лица возникают чаще, чем позволяет случай», и что ее алгоритмы учитывают эту общность. Исследователи по обе стороны дебатов скептически относятся к подобному программному обеспечению, однако выражают озабоченность по поводу данных, используемых для обучения алгоритмов, и того факта, что наука все еще вызывает споры.

Экман говорит, что напрямую оспорил претензии фирм. Он написал нескольким компаниям — он не скажет, какие, только что «они являются одними из крупнейших компаний-разработчиков программного обеспечения в мире» — с просьбой предоставить доказательства того, что их автоматизированные методы работают. Он не получил ответа. «Насколько мне известно, они заявляют о вещах, которым нет доказательств», — говорит он.

Мартинес допускает, что автоматическое обнаружение эмоций могло бы кое-что сказать о средней эмоциональной реакции группы.Например, Affectiva продает программное обеспечение маркетинговым агентствам и брендам, чтобы помочь предсказать, как клиентская база может отреагировать на продукт или маркетинговую кампанию.

Если это программное обеспечение совершит ошибку, ставки невелики — реклама может быть немного менее эффективной, чем предполагалось. Но некоторые алгоритмы используются в процессах, которые могут иметь большое влияние на жизнь людей, например, при собеседовании при приеме на работу и на границах. В прошлом году Венгрия, Латвия и Греция ввели в действие систему предварительной проверки путешественников, которая направлена ​​на обнаружение обмана путем анализа микровыражений на лице.

Урегулирование дебатов по поводу эмоциональных выражений потребует различных исследований. Барретт, которую часто просят представить свои исследования технологическим компаниям и которая посетила Microsoft в этом месяце, считает, что исследователи должны сделать то, что Дарвин сделал для Происхождение видов : «Наблюдать, наблюдать, наблюдать». Посмотрите, что люди на самом деле делают со своим лицом и телом в реальной жизни, а не только в лаборатории. Затем используйте машины для записи и анализа реальных материалов.

Барретт считает, что больше данных и аналитических методов могут помочь исследователям узнать что-то новое, вместо того, чтобы пересматривать утомленные наборы данных и эксперименты. Она бросает вызов технологическим компаниям, стремящимся использовать то, что она и многие другие считают шаткой наукой. «Мы действительно находимся у этой пропасти», — говорит она. «Собираются ли компании, занимающиеся ИИ, продолжать использовать ошибочные предположения или они собираются делать то, что нужно делать?»

Межкультурное распознавание основных эмоций посредством невербальной эмоциональной вокализации

Аннотация

Эмоциональные сигналы имеют решающее значение для обмена важной информацией, например, с аналогами для предупреждения людей об опасности.Люди используют ряд различных сигналов, чтобы сообщить другим о своих чувствах, включая мимические, голосовые и жестовые сигналы. Мы исследовали распознавание невербальных эмоциональных вокализаций, таких как крики и смех, в двух совершенно разных культурных группах. Западных участников сравнивали с людьми из отдаленных, культурно изолированных деревень Намибии. Вокализации, передающие так называемые «базовые эмоции» (гнев, отвращение, страх, радость, печаль и удивление), распознавались двунаправленно.Напротив, набор дополнительных эмоций распознавался только внутри культурных границ, но не за их пределами. Наши результаты показывают, что у ряда преимущественно отрицательных эмоций есть вокализации, которые можно распознать в разных культурах, в то время как большинство положительных эмоций передаются с помощью культурных сигналов.

Несмотря на различия в языке, культуре и экологии, некоторые человеческие характеристики у людей во всем мире схожи. Поскольку мы разделяем подавляющее большинство нашего генетического состава со всеми другими людьми, существует большое сходство в физических характеристиках, типичных для нашего вида, хотя незначительные характеристики различаются у разных людей.Как и многие физические особенности, аспекты человеческой психологии являются общими. Эти психологические универсалии могут служить основой для аргументов в пользу того, какие особенности человеческого разума являются частью нашего общего биологического наследия, а какие являются преимущественно продуктами культуры и языка. Например, у всех человеческих обществ есть сложные системы коммуникации для передачи своих мыслей, чувств и намерений окружающим (1). Однако, хотя между разными коммуникативными системами есть некоторые общие черты, говорящие на разных языках не могут понимать слова и предложения друг друга.Другие аспекты коммуникативных систем не полагаются на общие лексические коды и могут быть общими для разных языковых и культурных границ. Эмоциональные сигналы — это пример коммуникативной системы, которая может составлять психологический универсум.

Люди используют ряд сигналов для передачи эмоций, включая вокализацию, мимику и позу (2 –4). Слуховые сигналы обеспечивают эмоциональное общение, когда получатель не может видеть отправителя, например, на расстоянии или ночью.Младенцы чувствительны к голосовым сигналам с самого начала жизни, когда их зрительная система еще относительно незрела (5).

Вокальные выражения эмоций могут накладываться на речь в форме аффективной просодии. Однако люди также используют ряд невербальных вокализаций, чтобы сообщить о своих чувствах, таких как крики и смех. В этом исследовании мы исследуем, передают ли определенные невербальные эмоциональные вокализации одни и те же аффективные состояния независимо от культуры слушателя.В настоящее время единственными доступными кросс-культурными данными о голосовых сигналах являются исследования эмоциональной просодии в речи (6 –8). Эта работа показала, что слушатели могут делать выводы о некоторых аффективных состояниях на основе эмоционально измененной речи, пересекающей культурные границы. Однако на сегодняшний день ни одно исследование не изучало распознавание эмоций по голосу у населения, которое не имело контакта с другими культурными группами через СМИ или личные контакты. Кроме того, эмоциональная информация, накладываемая на речь, ограничена несколькими факторами, такими как сегментарная и просодическая структура языка и ограничения на движение артикуляторов.Напротив, невербальные вокализации — это относительно «чистые» выражения эмоций. Без одновременной передачи вербальной информации артикуляторы (например, губы, язык, гортань) могут свободно перемещаться, что позволяет использовать более широкий спектр акустических сигналов (9).

Мы исследовали голосовые сигналы эмоций с использованием подхода двух культур, в котором сравниваются участники из двух популяций, максимально различающихся по языку и культуре (10). Претензия на универсальность усиливается, поскольку одно и то же явление обнаруживается в обеих группах.Этот подход ранее использовался в работе, демонстрирующей универсальность выражений на лице эмоций счастья, гнева, страха, печали, отвращения и удивления (11), результат, который теперь широко воспроизводится (12). Также было показано, что эти эмоции надежно передаются внутри культурной группы с помощью голосовых сигналов, и, кроме того, вокализация эффективно сигнализирует о нескольких положительных аффективных состояниях (3, 13).

Чтобы выяснить, передают ли эмоциональные вокализации эмоциональные состояния в разных культурах, мы сравнили носителей английского языка из Европы с химба, полукочевой группой из более чем 20 000 скотоводов, живущих в небольших поселениях в регионе Каоколанд на севере Намибии.Некоторые поселения химба, в основном те, что расположены недалеко от столицы региона Опуво, представляют собой так называемые «выставочные деревни», которые за плату принимают иностранных туристов и СМИ. Однако в очень отдаленных поселениях, где были собраны данные для настоящего исследования, люди живут полностью традиционной жизнью, без электричества, водопровода, формального образования или каких-либо контактов с культурой или людьми из других групп. Таким образом, они не подвергались аффективным сигналам людей из других культурных групп, кроме своей собственной.

Участники услышали короткую эмоциональную историю, описывающую событие, которое вызывает эмоциональную реакцию: например, человек очень грустит из-за того, что его близкий родственник скончался [см. Таблицу S1]. После подтверждения того, что они поняли намеченную эмоцию рассказа, им были воспроизведены два звуковых сигнала. Один из стимулов был из той же категории, что и эмоция, выраженная в рассказе, а другой был отвлекающим фактором. Участника спросили, какая из двух человеческих вокализаций соответствует эмоции в рассказе (рис.1). Эта задача позволяет избежать проблем с прямым переводом терминов, связанных с эмоциями, с одного языка на другой, поскольку она включает в себя дополнительную информацию в сценариях и не требует от участников умения читать. Английские звуки были из ранее проверенного набора невербальных вокализаций эмоций, произведенных двумя взрослыми британскими англоговорящими мужчинами и двумя женщинами. Звуки химба издавались пятью мужчинами и шестью взрослыми химба женщинами и отбирались аналогично английским стимулам (13).

Рис.1.

Участница наблюдает за тем, как экспериментатор воспроизводит стимул ( верхний, ) и показывает свой ответ ( нижний, ).

Результаты

Чтобы изучить межкультурное распознавание невербальных вокализаций, мы проверили распознавание эмоций по голосовым сигналам от другой культурной группы в каждой группе слушателей (рис. 2 A ). ). Английские слушатели сопоставили звуки Химба с рассказом на уровне, значительно превышающем случайность (χ 1 = 418.67, P <0,0001), и они показали лучшие результаты, чем можно было бы случайно ожидать для каждой из категорий эмоций [χ 1 = 30,15 (гнев), 100,04 (отвращение), 24,04 (страх), 67,85 (печаль). , 44,46 (удивление), 41,88 (достижение), 100,04 (развлечение), 15,38 (чувственное удовольствие) и 32,35 (облегчение), все P <0,001, исправлено Бонферрони]. Эти данные демонстрируют, что английские слушатели могли сделать вывод об эмоциональном состоянии каждой из категорий вокализаций химба.

Рис. 2.

Показатели распознавания (из четырех) для каждой категории эмоций внутри и между культурными группами. Пунктирными линиями обозначены уровни вероятности (50%). Сокращения : ач, достижение; аму, развлечение; анг, гнев; дис, отвращение; fea, страх; Ple, чувственное удовольствие; отн, облегчение; грусть, грусть; и сюрприз. ( A ) Распознавание каждой категории эмоциональных вокализаций для стимулов из другой культурной группы для слушателей химба ( светлых полос, ) и англичан ( темных полос, ).( B ) Распознавание каждой категории эмоциональных вокализаций для стимулов из их собственной группы для слушателей химба ( светлых полос, ) и англичан ( темных полос, ).

Слушатели химба подобрали английские звуки к рассказам на уровне, который был значительно выше, чем можно было бы ожидать случайно (χ 1 = 271,82, P <0,0001). Что касается индивидуальных эмоций, они проявили себя на более чем случайном уровне для подмножества эмоций [χ 1 = 8.83 (гнев), 27,03 (отвращение), 18,24 (страх), 9,96 (грусть), 25,14 (удивление) и 49,79 (веселье), все P <0,05, исправлено Бонферрони]. Эти данные показывают, что передача этих эмоций посредством невербальной вокализации не зависит от общей культуры между производителем и слушателем: эти сигналы распознаются через культурные границы.

Мы также исследовали распознавание вокализаций из собственных культурных групп слушателей (рис. 2 B ). Как и ожидалось, слушатели из британской выборки сопоставили британские звуки с рассказом на уровне, который значительно превышал вероятность (χ 1 = 271.82, P <0,0001), и они показали лучшие результаты, чем можно было бы случайно ожидать для каждой из категорий эмоций [χ 1 = 81,00 (гнев), 96,04 (отвращение), 96,04 (страх), 81,00 (печаль). , 70,56 (удивление), 96,04 (достижение), 88,36 (развлечение), 51,84 (чувственное удовольствие) и 67,24 (облегчение), все P <0,001, исправлено Бонферрони]. Это повторяет предыдущие результаты, которые продемонстрировали хорошее распознавание ряда эмоций от невербальных голосовых сигналов английского языка как внутри (13), так и между (3) европейскими культурами.

Слушатели Химба также сопоставили звуки из своей группы с рассказами на уровне, который был намного выше, чем можно было бы ожидать случайно (χ 1 = 111,42, P <0,0001), и они выступили лучше, чем следовало бы. ожидаются случайно почти для всех категорий эмоций [χ 1 = 39,86 (гнев), 42,24 (отвращение), 44,69 (печаль), 9,97 (удивление), 15,21 (страх), 33,14 (достижение), 19,86 (веселье)) , и 12,45 (чувственное удовольствие), все P <0.05, поправил Бонферрони]. Только звуки облегчения не были надежно связаны с соответствующей историей. В целом, неизменно высокое распознавание химба звуков химба подтверждает, что эти стимулы представляют собой узнаваемые голосовые сигналы эмоций для слушателей химба, и дополнительно демонстрируют, что этот диапазон эмоций может надежно передаваться в культуре химба с помощью невербальных голосовых сигналов.

Обсуждение

Эмоции, которые были надежно идентифицированы обеими группами слушателей, независимо от происхождения стимулов, составляют набор эмоций, обычно называемых «базовыми эмоциями».Считается, что эти эмоции представляют собой развитые функции, общие для всех людей, как с точки зрения феноменологии, так и с точки зрения коммуникативных сигналов (14). Примечательно, что эти эмоции имеют универсально узнаваемую мимику (11, 12). Напротив, озвучивание нескольких положительных эмоций (достижение / триумф, облегчение и чувственное удовольствие) не распознавалось двунаправленно обеими группами слушателей. Это открытие несмотря на то, что они, за исключением облегчения, были хорошо известны в каждой культурной группе и что невербальные вокализации этих эмоций распознаются в нескольких группах западных слушателей (3).Этот паттерн предполагает, что могут существовать универсально узнаваемые голосовые сигналы для передачи основных эмоций, но это не распространяется на все аффективные состояния, включая те, которые могут быть идентифицированы слушателями из близкородственных культур.

Наши результаты показывают, что эмоциональные голосовые сигналы передают аффективные состояния через культурные границы. Основные эмоции — гнев, страх, отвращение, счастье (веселье), грусть и удивление — были надежно идентифицированы слушателями как англичан, так и химба на основе вокализаций, произведенных людьми из обеих групп.Это наблюдение указывает на то, что некоторые аффективные состояния передаются голосовыми сигналами, которые в целом согласованы в человеческих обществах и не требуют, чтобы продюсер и слушатель разделяли язык или культуру. Полученные данные согласуются с исследованиями в области визуальных аффективных сигналов. Выражение основных эмоций на лице распознается во многих культурах (12) и соответствует последовательным сочетаниям движений лицевых мышц (15). Кроме того, эти лицевые конфигурации вызывают изменения в сенсорной обработке, предполагая, что они, вероятно, эволюционировали, чтобы помочь в подготовке к действиям в особенно важных типах ситуаций (16).Несмотря на значительные различия в лицевой мускулатуре человека, лицевые мышцы, которые необходимы для создания выражений, связанных с основными эмоциями, у разных людей постоянны, что позволяет предположить, что определенные структуры лицевых мышц, вероятно, были выбраны, чтобы позволить людям воспроизводить универсально узнаваемые эмоциональные выражения (17). . Согласованность эмоциональных сигналов в разных культурах поддерживает идею универсальных программ аффектов: то есть развитых систем, которые регулируют передачу эмоций, которые принимают форму универсальных сигналов (18).Считается, что эти сигналы уходят корнями в коммуникативные проявления предков приматов. В частности, выражения лиц людей и шимпанзе имеют существенное сходство (19). Хотя некоторые виды приматов производят аффективные вокализации (20), степень, в которой эти параллельные человеческие голосовые сигналы пока неизвестны. Данные текущего исследования предполагают, что голосовые сигналы эмоций, как и выражения лица, являются биологически управляемыми коммуникативными проявлениями, которые могут быть общими с нечеловеческими приматами.

Преимущество внутри группы.

У людей основные эмоциональные системы модулируются культурными нормами, которые диктуют, какие аффективные сигналы должны быть подчеркнуты, замаскированы или скрыты (21). Кроме того, культура вносит тонкие корректировки в универсальные программы, создавая различия во внешнем виде эмоционального выражения в разных культурах (12). Эти культурные вариации, приобретенные в процессе социального обучения, лежат в основе вывода о том, что эмоциональные сигналы обычно распознаются наиболее точно, когда производитель и воспринимающий принадлежат к одной и той же культуре (12).Считается, что это связано с тем, что выражение и восприятие фильтруются с помощью наборов правил, специфичных для конкретной культуры, определяющих, какие сигналы являются социально приемлемыми в определенной группе. Когда эти правила являются общими, интерпретация облегчается. Напротив, когда культурные фильтры различаются между производителем и воспринимающим, понимание состояния другого становится более трудным. Чтобы проверить, лучше ли у тех слушателей, которые принадлежали к той же культуре, где создавались стимулы, распознавание эмоциональных вокализаций, мы сравнили эффективность распознавания для двух групп и двух наборов стимулов.Было обнаружено значимое взаимодействие между культурой слушателя и культурой производителя стимула (F 1,114 = 27,68, P <0,001; средство распознавания английских звуков на английском языке: 3,79; распознавание звуков химба на английском языке: 3,34; химба распознавание английских звуков: 2,58; распознавание звуков химба: 2,90), подтверждая, что каждая группа лучше справлялась со стимулами, производимыми представителями их собственной культуры (рис. 3). Анализ не выявил основного эффекта от типа стимула (F <1; среднее распознавание английских стимулов: 3.19; среднее распознавание стимулов Химба: 3.12), демонстрируя, что в целом два набора стимулов были одинаково узнаваемы. Однако анализ действительно привел к основному эффекту группы слушателей, потому что слушатели-англичане лучше справились с задачей в целом (F 1,114 = 127,31, P <0,001; среднее значение по английскому языку: 3,56; среднее значение по Химбе: 2,74). Этот эффект, вероятно, связан с более широким психологическим тестированием и обучением английских участников.

Таким образом, данное исследование расширяет модели межкультурной коммуникации эмоциональных сигналов до невербальных вокализаций эмоций, предполагая, что эти сигналы модулируются культурными вариациями аналогично эмоциональным мимикам и аффективной речевой просодии (12).

Рис 3.

Групповые средние значения (из четырех) для распознавания по всем категориям эмоций для каждого набора стимулов для слушателей Химба ( черная линия, ) и английского языка ( серая линия, ). Планки погрешностей обозначают стандартные ошибки.

положительных эмоций.

Некоторые аффективные состояния передаются с помощью сигналов, которые не являются общими для разных культур, но специфичны для определенной группы или региона. В нашем исследовании вокализации, предназначенные для передачи ряда положительных эмоций, не были достоверно определены слушателями химба.Почему это могло быть? Возможно, это связано с функцией положительных эмоций. Хорошо известно, что передача положительного аффекта способствует социальной сплоченности с членами группы (22). Такое аффилированное поведение может быть ограничено членами группы, с которыми создаются и поддерживаются социальные связи. Однако может быть нежелательно делиться такими сигналами с людьми, не принадлежащими к какой-либо собственной культурной группе. Исключением могут быть самоусиливающиеся проявления положительного аффекта.Недавние исследования показали, что постуральное выражение гордости общепризнано (23). Однако гордость свидетельствует о высоком социальном статусе отправителя, а не о принадлежности к группе, что отличает ее от многих других положительных эмоций. Хотя гордость и достижение могут рассматриваться как эмоции «агентного подхода» (вовлеченные в действия, связанные с вознаграждением; см. Ссылку 24), они различаются по своим сигналам: достижение хорошо распознается в культуре по голосовым сигналам (3), тогда как гордость широко распознается по визуальным сигналам (23), но не по вокализациям (24).

Мы обнаружили, что звуки облегчения не совпадали с рассказом о облегчении слушателями Химба, независимо от того, были ли стимулы английскими или химба. Это могло означать, что история помощи не была истолкована как передача облегчения участникам Химба. Однако такое объяснение кажется маловероятным по нескольким причинам. После прослушивания рассказа каждого участника попросили объяснить, какие эмоции, по их мнению, испытывает человек из рассказа. Только после того, как стало ясно, что человек понял намеченную эмоцию рассказа, экспериментаторы приступили к предъявлению вокализационных стимулов, таким образом гарантируя, что каждый участник правильно понял целевую эмоцию каждой истории.Более того, вокализации химба, выражающие облегчение, были достоверно распознаваемы английскими слушателями, демонстрируя, что люди химба, производящие вокализации (из той же истории, представленной слушателям), были способны производить соответствующие голосовые сигналы для эмоции рассказа о облегчении. Более экономным объяснением этого открытия может быть то, что вздох, используемый обеими группами для обозначения облегчения, не является однозначным сигналом для слушателей химба. Несмотря на то, что они используются для обозначения облегчения, что демонстрируется способностью людей химба издавать вокализации, узнаваемые английскими слушателями, вздохи могут быть интерпретированы как указание на ряд других состояний, а также слушателями химба.Существуют ли аффективные состояния, о которых можно судить по вздохам в разных культурах, остается вопросом для будущих исследований.

В настоящем исследовании один тип позитивной вокализации достоверно распознавался обеими группами участников. Слушатели согласились, независимо от культуры, что звуки смеха передают веселье, примером которого является чувство щекотки. Щекотка вызывает похожие на смех вокализации у нечеловеческих приматов (25), а также у других млекопитающих (26), что позволяет предположить, что это социальное поведение имеет глубокие эволюционные корни (27).Считается, что смех возник как часть игрового общения между младенцами и матерями, а также чаще всего возникает как у детей, так и у нечеловеческих приматов в ответ на физическую игру (28). Наши результаты подтверждают идею о том, что звук смеха повсеместно ассоциируется с щекоткой, поскольку участники из обеих групп слушателей выбирали забавные звуки в соответствии со сценарием щекотки. Действительно, учитывая хорошо установленную взаимосвязь между выразительной и эмпирической системами эмоций (15), наши данные показывают, что смех повсеместно отражает чувство удовольствия от физической игры.

В нашем исследовании смех был признан в разных культурах сигналом радости. В визуальной сфере улыбка повсеместно признана визуальным сигналом счастья (11, 12). Это повышает вероятность того, что смех является слуховым эквивалентом улыбки, поскольку оба они сообщают о состоянии удовольствия. Однако другая интерпретация может заключаться в том, что смех и улыбки на самом деле являются совершенно разными типами сигналов, при этом улыбка функционирует как сигнал в целом положительного социального намерения, тогда как смех может быть более конкретным эмоциональным сигналом, возникающим в игре (29).В этом выпуске подчеркивается важность учета положительных эмоций в кросс-культурном исследовании эмоций (30). Включение ряда положительных состояний следует распространить на концептуальные представления в семантических системах эмоций, которые исследовались в контексте преимущественно отрицательных эмоций (31).

Заключение

В этом исследовании мы показываем, что ряд эмоций распознается в разных культурах по голосовым сигналам, которые воспринимаются как передача определенных аффективных состояний.Эмоции, распознаваемые по голосовым сигналам, соответствуют тем, которые повсеместно выводятся из выражения эмоций на лице (11). Этот вывод подтверждает теории, предполагающие, что эти эмоции являются психологическими универсалиями и представляют собой набор основных, эволюционирующих функций, которые разделяют все люди. Кроме того, мы демонстрируем, что некоторые положительные эмоции распознаются внутри культурных групп, но не между ними, что может свидетельствовать о том, что аффилиативные социальные сигналы передаются в основном членам группы.

Материалы и методы

Стимулы.

Английские стимулы были взяты из ранее проверенного набора невербальных вокализаций отрицательных и положительных эмоций. Набор стимулов состоял из 10 жетонов каждой из девяти эмоций: достижения, веселья, гнева, отвращения, страха, чувственного удовольствия, облегчения, печали и удивления, основываясь на демонстрациях того, что все эти категории можно достоверно распознать по невербальной вокализации. Английские слушатели (13).Звуки производились в безэховой камере двумя мужчинами и двумя женщинами, носителями английского языка, и набор стимулов был нормализован по пиковой амплитуде. Актерам был представлен краткий сценарий для каждой эмоции и их попросили произнести тот вид вокализации, который они произвели бы, если бы почувствовали себя персонажем из истории. Вкратце, звуки достижения были приветствиями, звуки развлечения были смехом, звуки гнева были рычанием, звуки отвращения были рвотой, звуки страха были криками, звуки чувственного удовольствия были стонами, звуки облегчения были вздохами, грустные звуки были рыданиями, а звуки удивления были резкими вдохами.Более подробную информацию об акустических свойствах английских звуков можно найти в исх. 13.

Стимулы химба были записаны от пяти взрослых мужчин и шести взрослых женщин химба с использованием процедуры, эквивалентной процедуре получения стимула на английском языке, а также были сопоставлены по пиковой амплитуде. Исследователи (D.A.S. и F.E.) исключили плохие образцы, поскольку было невозможно провести пилотные тесты с множественным выбором с участниками Химба для пилотного тестирования стимулов. Стимулы, содержащие речь или обширный фоновый шум, были исключены, как и несколько одинаковых стимулов от одного и того же говорящего.Примеры звуков можно найти как Audio S1 и Audio S2.

участников.

Общая выборка состояла из двух англичан и двух групп химба. Английский образец, который слышал английские стимулы, состоял из 25 носителей английского языка (10 мужчин, 15 женщин; средний возраст 28,7 года), а те, кто слышал звуки химба, состояли из 26 носителей английского языка (11 мужчин, 15 женщин; средний возраст 29,0 лет). ). Двадцать девять участников (13 мужчин, 16 женщин) из поселений химба в Северной Намибии составили образец химба, который слышал звуки английского языка, а другая группа из 29 участников (13 мужчин, 16 женщин) слышала звуки химба.У химба нет системы измерения возраста, но в исследование не были включены дети или очень пожилые люди. Информированное согласие было дано всеми участниками.

Дизайн и процедура.

Мы использовали адаптированную версию задачи, использованной в предыдущем кросс-культурном исследовании распознавания эмоциональных выражений лица (11). В исходном задании участник услышал историю о человеке, который чувствует себя определенным образом, а затем его попросили выбрать, какое из трех эмоциональных выражений лица соответствует истории.Эта задача подходит для использования с дописьменным населением, поскольку она не требует умения читать, в отличие от формата принудительного выбора с использованием нескольких меток, который является обычным в исследованиях восприятия эмоций. Кроме того, текущая задача особенно хорошо подходит для межкультурных исследований, поскольку она не полагается на точный перевод терминов, связанных с эмоциями, поскольку включает в себя дополнительную информацию в рассказах. Первоначальная задача включала в себя три варианта ответа на каждое испытание, при этом все три стимула предъявлялись одновременно.Однако, поскольку звуки неизбежно распространяются со временем, альтернативные варианты ответа в текущей задаче должны были быть представлены последовательно. Таким образом, участники должны были помнить другие варианты ответа, когда они слушали текущий вариант ответа. Чтобы избежать перегрузки рабочей памяти участников, количество вариантов ответа в текущем исследовании было сокращено до двух.

Испытание английских участников проводилось в присутствии экспериментатора; Тестирование участников химба проводилось в присутствии двух экспериментаторов и одного переводчика.Для каждой эмоции участник слушал короткую предварительно записанную историю эмоции, описывающую сценарий, который вызовет эту эмоцию (Аудио S3 и Аудио S4). После каждого рассказа участнику задавали вопрос, как он себя чувствует, чтобы убедиться, что он понял рассказ. При необходимости участники могли снова услышать рассказ. Ни один из участников не смог определить предполагаемую эмоцию ни в одной из историй, хотя некоторым людям нужно было услышать рассказ более одного раза, чтобы понять эмоцию.Рассказы об эмоциях, используемые участниками химба, были разработаны совместно с местным жителем, хорошо знающим культуру народа химба, который также выступал в качестве переводчика во время тестирования. Истории эмоций, использованные с английскими участниками, были максимально приближены к рассказам Химба, но адаптированы для облегчения понимания англоязычными участниками. Истории воспроизводились в наушниках с записей, которые произносились нейтральным тоном голоса носителем каждого языка (местного языка химба, отджи-гереро и английского).После того, как они поняли историю, участнику в наушниках прозвучало два звука. Подача стимула контролировалась экспериментатором, который по очереди нажимал на две компьютерные мыши, каждая из которых воспроизводила один из звуков (см. Рис. 1). Подгруппа участников химба, слушавших звуки химба, выполнила слегка измененную версию задания, в которой стимулы воспроизводились без использования компьютерных мышей, но процедура была идентична процедуре других участников во всех других отношениях. Участника спросили, какой из них будет издавать человек в рассказе.Им разрешалось слышать стимулы столько раз, сколько им было необходимо для принятия решения. Участники указали свой выбор в каждом испытании, указывая на компьютерную мышь, которая издавала звук, соответствующий рассказу (см. Рис. 1), и экспериментатор вводил свой ответ в компьютер. На протяжении всего тестирования экспериментаторы и переводчик были наивны в отношении того, какой ответ был правильным и какой стимул слышал участник. Пол говорящего был постоянным в любом испытании, участники слушали по два испытания каждой эмоции, мужского и женского пола.Таким образом, все участники выполнили четыре испытания для каждой из девяти эмоций, в результате чего получилось 36 испытаний. Целевой стимул был той же эмоции, что и рассказ, а отвлекающий фактор варьировался как по валентности, так и по сложности, так что для любой эмоции участники слышали четыре типа отвлекающих факторов: максимально и минимально легкие с той же валентностью, а также максимально и минимальные. легко противоположной валентности, основываясь на данных о путанице из предыдущего исследования (13). Какая мышь была правильной в любом испытании, а также порядок рассказов, пол стимула, тип отвлекающего фактора и то, была ли цель первой или второй, были псевдослучайно изменены для каждого участника.Презентацию стимула контролировали с помощью PsychToolbox (32) для Matlab, запущенного на портативном компьютере.

Благодарности

Благодарим Дэвида Мацумото за обсуждения. Это исследование финансировалось за счет грантов Совета по экономическим и социальным исследованиям, Фонда исследовательских проектов высшей школы Лондонского университетского колледжа и Центрального исследовательского фонда Лондонского университета (для DAS), взноса на дорожные расходы Департамента психологии Университетского колледжа Лондона и грант Wellcome Trust (С.К.С.).

Сноски

  • 1 Кому следует отправлять корреспонденцию по настоящему адресу: Институт психолингвистики Макса Планка, PO Box 310, 6500 AH Nijmegen, Нидерланды. Эл. Почта: disa.sauter {at} mpi.nl
  • Вклад авторов: D.A.S., F.E., P.E. и С.К.С. спланированное исследование; D.A.S. и F.E. провели исследование; D.A.S. и F.E. проанализировали данные; и D.A.S. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/cgi/content/full/0

  • 9106/DCSupplemental

Доступно бесплатно в Интернете через опцию открытого доступа PNAS.

Пол Экман Ph.D. | Профиль выпускников Adelphi

Глаза могут быть зеркалом нашей души, но, по словам Пола Экмана, доктора философии. ’58, ’08 Достопочтенный, наши лица — истинное зеркало наших эмоций.Доктор Экман, почетный профессор психологии Медицинской школы Калифорнийского университета в Сан-Франциско, известен своими исследованиями эмоций и обмана и их физических проявлений, в частности мимолетных выражений лица или микровыражений. В сентябре он опубликовал свою 15-ю книгу «Эмоциональное осознание : преодоление препятствий на пути к психологическому равновесию и состраданию» (Нью-Йорк: Генри Холт и компания, 2008), которую он написал в соавторстве с Далай-ламой, основанной на 39 часах диалога и обмен идеями, охватывающий такие темы, как природа эмоций, достижение эмоционального баланса и расширение глобального сострадания.Он поговорил с журналом Adelphi University Magazine о своей работе и о глубоком разговоре с изгнанным лидером тибетского народа.


Что побудило вас изучать эмоции в целом и эмоциональные выражения в частности?

Это было, когда я был студентом в Адельфи, и часть моего обучения была психотерапией, и я думал, что происходит гораздо больше, чем слова, и что выражения и движения тела действительно важны. И если мы собирались действительно продвинуть наше понимание психотерапии и техники, нам нужно было вывести это на научную арену.

Как вы определяете эмоции?

На самом деле есть только семь эмоций, обладающих набором характеристик, который я сейчас опишу для вас. Во-первых, их обычно не приглашают… Мы воспринимаем их как захватывающие нас. Вторая характеристика заключается в том, что они происходят через очень быструю систему оценки, в которой сознание не участвует. Так что подумайте о возможной автомобильной аварии. Менее чем за четверть секунды вы делаете очень сложную оценку скорости этого другого автомобиля и угла и вычисляете, какие настройки вам нужно внести в рулевое колесо, тормоз и педаль газа.И все это вы делаете без сознательной мысли, и делаете это менее чем за четверть секунды. А если бы вы этого не сделали, вы бы не выжили. Эмоция обладает способностью к немедленной, быстрой, но непрозрачной для сознания оценке… Третья (характеристика) состоит в том, что она довольно краткая. Мы можем быть эмоциональными всего несколько секунд, редко дольше нескольких минут… Еще одна ключевая особенность заключается в том, что кажется, что наши эмоции не уникальны для людей. У других животных, особенно у других приматов, тоже есть эмоции.

Какие семь эмоций?

Я дам вам семь универсальных: гнев, страх, отвращение, печаль… удивление, удовольствие и презрение.

Каким образом люди могут более внимательно относиться к своим эмоциям?

То, что вытекает из буддийской практики и других созерцательных традиций, — это сосредоточение на всем, что вы обычно делаете автоматически. Итак, вы можете делать то, что называется медитацией при ходьбе, когда вы ходите так, как вы делали, когда только учились.(Вы) поднимаете ногу, поднимаете ее, выставляете вперед, опускаете и удерживаете свой ум сосредоточенным на том, что вы делаете. Или вы делаете то же самое с дыханием. Вы можете сосредоточиться на каждом вдохе и выдохе. Это вещи, о которых мы обычно не думаем, но если вы сможете научиться думать об этих автоматических процессах, которые происходят без мысли, это поможет вам контролировать возбуждение эмоций, которое происходит без мысли … Западный подход к то же самое — … быть более знакомым с ощущениями, которые возникают в вашем теле, когда эмоция начинается, чтобы вы могли знать, что вы становитесь эмоциональными, а затем направить сознание на то, как вы собираетесь разыграть эту эмоцию или вы не хотите испытывать эти эмоции.

Как встреча с Далай-ламой изменила вашу жизнь?

Я почувствовал, помимо всего прочего, огромное веселье, волнение, близость и взаимопонимание, которые у меня с ним возникли довольно быстро. Я также чувствовал от него много добра в некоторых случаях, которые я считал очень полезными для меня, и все же добро — это не то понятие, с которым мы имеем дело в науке … Тот факт, что я не могу понять, как измерить, что такое добро не означает, что его не существует. Это просто означает, что у нас еще нет инструментов или даже инфраструктуры.(Далай-лама) не думал, что мы когда-либо будем, и я сказал ему, что через 50 лет мы узнаем довольно много об этом с научной точки зрения.

Как вы думаете, ваша встреча с Далай-ламой повлияла на его мышление?

Я знаю, что теперь он считает себя дарвиновцем… Он цитирует мне Дарвина. Он принял дарвиновское объяснение происхождения … И я думаю, что он также более четко сформулировал тот факт, что эмоции сами по себе не являются проблемой. Это зависит от того, как вы их разыгрываете.

Что такое сострадание и почему оно сейчас важнее, чем когда-либо?

Разные люди определяют это по-разному… Я и Далай-лама определяем это (как) желание уменьшить страдания всех живых существ… Сострадание дано нам от природы.Так родители относятся к своим детям, а иногда и друг к другу. Когда вы видите, как ребенок страдает, не задумываясь, вы действуете так, чтобы облегчить его, вплоть до принесения в жертву собственной жизни … Есть несколько людей, которые … без какой-либо специальной подготовки или опыта чувствуют это по отношению ко всем люди. Но большинство из нас не чувствует этого, за исключением людей, с которыми мы связаны … Вы можете утверждать, что в 19-м и даже большей части 20-го века у вас могла быть исключительно индивидуалистическая философия … Но эта планета не собираемся выжить… в основном из-за глобального потепления, нехватки продовольствия, воды и энергии, если только мы не разовьем более сострадательные отношения со всеми людьми.


За дополнительной информацией обращайтесь:

Тодд Уилсон
Директор по стратегическим коммуникациям
p — 516.237.8634
e — [email protected]

Культура сочувствия Строитель: Пол Экман

Строитель культуры сочувствия: & nbsp Пол Экман
http: // j.mp / JJDMc4

Пол Экман

Эксперт по эмпатии Большая страница:

Психолог, работал в UCSF. ‘Он считается одним из 100 самых выдающихся психологов двадцатое столетие.’ википедия
Автор многих книг. Изучает эмоции и мимику
Говорит, что существует 3 типа сочувствия:
— познавательный
— эмоциональный
— сочувствие.



2011-02-28 — Пол Экман рассказывает о природе сочувствия Эдвину Ратчу

  • Введение:

    • профессор психологии на пенсии из Калифорнийский университет в Сан-Франциско

    • имеет малый бизнес, развивает обучение для эмоциональные навыки

  • Вы много работали над темой Сострадание?

    • сострадание возникло недавно

    • моя основная работа была на эмоциях и самовыражении, физиология

    • в эмоциях есть универсалы

    • он объединяет человечество и разделяет виды

    • мы можем видеть, слышать эмоции, пока мысли, отношения, ценности, спокойны

    • эмоциональные сигналы тоже универсальны

    • С тех пор как я познакомился с Дали Ламой 11 лет назад заинтересовался состраданием

      • отличается от эмоций

      • это заинтересовало меня сочувствием

        • что-то вроде минного поля

        • Не считаю себя экспертом по эмпатии

        • Я никогда не изучал сочувствие как таковое.

        • Я должен думать об этом, чтобы писать о сострадание

      • Есть два вида сочувствия

      • сочувствие шире сострадания — сострадание со страданием

        • если я чувствую твою радость, ты не страдаешь, но это чуткий ответ

        • если я чувствую твой гнев, и я присоединяюсь к тебе в твоей гнев, это чуткий

      • Сострадание — это разновидность когнитивного и аффективные части эмпатии

  • 4:40 Я видел сострадание как сопереживание боли?

    • страданий больше, чем боли

      • боль — это буквально физическая боль

      • человеческое тело оснащено удивительным разновидность физической боли, нервных окончаний

    • есть еще душевные страдания

    • сострадание включает в себя и

      • если я знаю ваше расстройство, чувство беспокойства, потери надежды, я чувствую сострадание

      • когда я говорю, что они психические, я имею в виду они без физической боли

      • конечно все ментально — это в мозг в уме

      • Дали-лама не согласен, он считает, что когда мозг мертв, разум все еще жив и продолжается

  • 6:50 У Дали-ламы такой же определение сочувствия и сострадания?

    • Я знаю, что у него такое же определение сострадание,

    • мы еще не говорили об определении сочувствие.

    • Резонанс — означает наличие фактического стаж

      • Я могу резонировать двумя способами

      • если ты злишься, я могу сказать

      • это еще один термин для сочувствия, если мы уйдем из сочувствия действовать, чтобы облегчить

    • сострадание включает желание облегчить ваши страдания

    • мы можем чувствовать эмоцию и не действовать в соответствии с ней

    • может сочувствовать и не действовать в соответствии с этим

    • требует ли действие аффективного чувство?

      • Дали-лама считает, что это так, по крайней мере, в ранние стадии

      • он считает, что действие стало недобровольным

      • нельзя не действовать,

    • Меня интересует профилактическое сострадание

      • предвидеть будущие страдания и действия, чтобы уменьшить что страдает

      • нет или мало аффективных чувств задействовано

      • есть мотивация — желание делать добро

      • например — пытаясь избежать катастрофы, как предотвращение землетрясений

      • Мотивации для поступления в медицину, желая делать добро

  • 13:00 У вас есть личная метафора для сочувствие? глядя чьими-то глазами

    • это я все еще ищу — через твои глаза?

    • или я слился с самим собой.

    • распространяется ли сочувствие на весь человеческий опыт? или это ограничено эмоциями или эффектом?

    • эмпатия, связанная с пониманием в целом?

    • эмпатия больше сосредоточена на эмоциональном опыт, а может и настроение

  • 16:00 На основе зеркальных нейронов?

    • У меня есть некоторые сомнения на этот счет.

    • приближение? это открытый вопрос

    • каждый из нас испытывает одни и те же эмоции, зашит в наш мозг

      • они играют на разном оборудовании

      • та же эмоция, которую испытывают два человека, может восприниматься иначе

    • вероятность того, что 2 человека когда-либо будут идентичные эмоциональные переживания низкий

    • это не имеет отношения к вопросу о сострадании или сочувствие

    • сочувствие — это еще один шаг к сопереживанию

      • знаю, что вы чувствуете, но испытываете некоторую озабоченность

      • это уместно или неуместно

      • обычно мы думаем о сочувствии как о подходящем

  • 19:00 Сочувствие и горе?

    • сочувствовать вашему гневу

    • отзывчивый к любым эмоциям

    • оправданность

    • понимание того, почему возникает эмоция и это целесообразность

  • 21:20 Метафора сочувствия?

    • как ученый я мало занимаюсь мир метафор.

    • Я их избегал, метафора не дает точность.

  • 25:00 На протяжении вашей жизни как сочувствие стало для вас важным?

    • Я не особо задумывался о сочувствии, пока Последние несколько лет.

    • только навязанный мне из-за того, что Дали-лама интерес к состраданию

    • Я говорю принудительно, потому что предпочел бы не иметь дела со всей запутанной литературой по эмпатии

    • научная литература о сострадании меньший и более сходящийся

    • литература по эмпатии повсюду

    • Я почти уверен, что нет сигнала, что уникальный для сострадания, как и для страха, печали и т. д.

    • Я заинтересован в сострадании и поведение, физиология и происхождение.не просто выражение

  • 27:30 Я слышал определение сочувствия как когда убираются препятствия к действию?

    • это совпадение действий

    • у каждого может быть свое определение, я не определил бы это так.

    • Я могу чувствовать то же, что и ты, не действуя.

  • 28:40 Вы знакомы с работой Карл Роджерс?

  • 30:00 Эту традицию продолжили Маршалл Розенберг и ненасильственное общение, они сочувствуют слушаете?

    • вы можете использовать его по-разному.

    • Использую на допросе по уголовным делам, учу в правоохранительные органы

    • для другой цели, чтобы люди говорили более

    • если вы можете заставить людей говорить больше, это говорящий процесс, который полезен

    • раньше мы думали, что отзывчивый слушатель был важным ингредиентом

    • На самом деле слушатель не кажется вопрос, я скептически отношусь к этому.

    • важность характера слушатель, некоторые качества

  • 32:00 Насколько я понимаю, качество услышанного / сопереживания высвобождает окситоцин? снимает стресс.

  • Мой опыт танцев и сочувствия. «Слышать» человека физически.

    • важно определить ситуации, которые чувствую себя хорошо и хочу повторить

    • некоторые вещи чувствуют себя хорошо, чего мы не хотим повторить.

    • некоторые вещи, например, смотреть в окно на парусник

  • 35:00 Как мы можем построить культуру сочувствие?

    • выживание планеты, какой мы ее знаем зависит от всеобщего сострадания

    • мы должны чувствовать заботу о сокращении страдания всех людей

    • мир далек от этого

    • сможем ли мы добраться туда вовремя?

    • мы должны в первую очередь заботиться о других

      • Сочувствие играет роль в достижении этого?

      • У меня нет ответов, у меня просто есть вопросы

      • это проблема номер один

      • Я говорю об этом с Дали Ламой

        • он считает, что существуют буддийские практики, которые поможет

        • Я чувствую, даже если он прав, это безнадежное дело потому что это займет длинную позицию

        • он говорит по одному «человеку за раз», я чувствую у нас нет на это времени.

      • Мы должны найти другие средства, и я не знаю какие они

    • Если бы у нас было более глобальное сострадание, эти проблем не будет

      • мы должны заботиться о других людях

      • потенциал встроен в нас.

        • семя у нас есть для младенца, но не остальной мир

        • как мы можем продлить это

        • Я задаю вопрос, где бы я ни находился шанс.

      • Я не уверен, какое исследование я бы сделал это.

  • 40:30 Барак Обама пробежал тему сочувствие? упомянул дефицит эмпатии.

  • 41:15 Какие-нибудь подытоживающие мысли?

    • Если я был президентом, слава богу, я нет, я бы начал Манхэттенский проект на глобальная эмпатия. В нем есть актуальность Манхэттенского проекта. Это нужно объединение лучших умов мира, чтобы сосредоточиться на этом вопрос, потому что это тоже срочно. Я думаю, что Эл Гор был прав, это время уходит.Мы не можем ждать 20 или 40 лет, чтобы понять что делать с этой проблемой.

Пол Экман — Is Сострадание Эмоция? — Сочувствие и сострадание в обществе 2013

  • сострадание — это не эмоция

  • качеств семейного сострадания

  • Нам нужно всеобщее сострадание

Что такое сострадание? Д-р Пол Экман разговаривает с Лили и Алекси

Можем ли мы развить сострадание? Интервью доктора Экмана молодыми людьми для молодежь

Сострадание и обман

Типы сострадания

Пол Экман — Дарвин, Далай-лама и природа сострадания

Пол Экман: Корни сострадания

21.06.2010 — Пол Экманс Таксономия сострадания
Дарвин и Далай-лама, объединенные Сострадание
21.06.2010 — Дарвин и Далай-лама, объединенные состраданием
известный психолог показывает, что есть у Дарвина и Далай-ламы в общего, исследует корни героизма и обсуждает необходимость всеобщее сострадание.

Сострадание

  • Взгляд Дарвина на симпатию

  • Дали Лама и сострадание.

  • В Стэнфорде говорят о сострадании

  • Распознавание лиц

Таксономия сострадания Пола Экманса

  • Распознавание эмоций

  • Эмоциональный резонанс

  • Семейное сострадание

  • Глобальное сострадание

  • Чувственное Сострадание

  • Героическое Сострадание

РАЗГОВОР С: ПОЛОМ ЭКМАНОМ; 43 лицевых мышцы, которые вызывают даже самые мимолетные эмоции

Q.Если бы я получил инъекции ботокса по всему лицу и не мог нормально выражать свои эмоции, уменьшились бы мои эмоции?

А. Наверное, нет. Я провел исследование с Робертом Левенсоном, профессором психологии Калифорнийского университета в Беркли, на людях, родившихся с параличом лицевого нерва. Мы не обнаружили нарушений в их способности распознавать или испытывать эмоции. Однако есть проблема с ботоксом. Ограничение лицевой анимации может сделать людей менее привлекательными.

Q.Люди все время лежат лицом вниз, не так ли? Вы проводите исследование под названием «Проект Диоген» с Морин О’Салливан, психологом из Университета Сан-Франциско, чтобы увидеть, как несколько человек, менее 1 процента населения, исключительно хорошо умеют использовать мимику и голосовые подсказки. , язык тела и речь, чтобы отличить лжецов от правдивых. Как они это делают?

A. Наиболее важно то, что это высокомотивированные, внимательные наблюдатели, которые без обучения способны замечать тонкие подсказки о скрытых эмоциях, которые мы называем микровыражениями.Это очень быстрые интенсивные выражения скрытых эмоций, которые большинство людей пропускают, потому что обычно длятся менее четверти секунды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.