Основные идеи диалектического материализма: Диалектический материализм — Психологос

Сталин И.В. О диалектическом и историческом материализме

Сталин И.В. О диалектическом и историческом материализме

 


Сталин И.В.

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 14. –

М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 253–282.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

Диалектический материализм есть мировоззрение марксистско-ленинской партии. Оно называется диалектическим материализмом потому, что его подход к явлениям природы, его метод изучения явлений природы, его метод познания этих явлений является диалектическим, а его истолкование явлений природы, его понимание явлений природы, его теория – материалистической.

Исторический материализм есть распространение положений диалектического материализма на изучение общественной жизни, применение положений диалектического материализма к явлениям жизни общества, к изучению общества, к изучению истории общества.

Характеризуя свой диалектический метод, Маркс и Энгельс ссылаются обычно на Гегеля как на философа, сформулировавшего основные черты диалектики. Это, однако, не означает, что диалектика Маркса и Энгельса тождественна диалектике Гегеля. На самом деле Маркс и Энгельс взяли из диалектики Гегеля лишь ее “рациональное зерно”, отбросив гегелевскую идеалистическую шелуху и развив диалектику дальше с тем, чтобы придать ей современный научный вид.

“Мой диалектический метод, – говорит Маркс, – в основе своей не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он под названием идеи превращает даже в самостоятельный субъект, есть демиург (творец) действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. Для меня, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней” (

К. Маркс, Послесловие ко второму немецкому изданию 1–го тома “Капитала”).

Характеризуя свой материализм, Маркс и Энгельс ссылаются обычно на Фейербаха как на философа, восстановившего материализм в его правах. Однако это не означает, что материализм [c.253] Маркса и Энгельса тождествен материализму Фейербаха. На самом деле Маркс и Энгельс взяли из материализма Фейербаха его “основное зерно”, развив его дальше в научно-философскую теорию материализма и отбросив прочь его идеалистические и религиозно-этические наслоения. Известно, что Фейербах, будучи в основном материалистом, восставал против названия – материализм. Энгельс не раз заявлял, что Фейербах, “несмотря на материалистическую основу, еще не освободился от старых идеалистических пут”, что “действительный идеализм Фейербаха выступает наружу тотчас же, как мы подходим к его этике и философии религии” (

К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XIV, стр. 652–654).

Диалектика происходит от греческого слова “диалего”, что значит вести беседу, вести полемику. Под диалектикой понимали в древности искусство добиться истины путем раскрытия противоречий в суждении противника и преодоления этих противоречий. В древности некоторые философы считали, что раскрытие противоречий в мышлении и столкновение противоположных мнений является лучшим средством обнаружения истины. Этот диалектический способ мышления, распространенный впоследствии на явления природы, превратился в диалектический метод познания природы, который рассматривал явления природы как вечно движущиеся – и изменяющиеся, а развитие природы – как результат развития противоречий в природе, как результат взаимодействия противоположных сил в природе.

В своей основе диалектика прямо противоположна метафизике.

1) Марксистский диалектический метод характеризуется следующими основными чертами:

а) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от друга, изолированных друг от друга и не зависимых друг от друга, а как связное, единое целое, где предметы, явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга.

Поэтому диалектический метод считает, что ни одно явление в природе не может быть понято, если взять его в изолированном виде, вне связи с окружающими явлениями, ибо любое явление в любой области природы может быть превращено в бессмыслицу, если его рассматривать вне связи с окружающими условиями, в отрыве от них, и, наоборот, любое явление может быть понято и обосновано, если оно рассматривается в его

[c.254] неразрывной связи с окружающими явлениями, в его обусловленности от окружающих его явлений.

б) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век.

Поэтому диалектический метод требует, чтобы явления рассматривались не только с точки зрения их взаимной связи и обусловленности, но и с точки зрения их движения, их изменения, их развития, с точки зрения их возникновения и отмирания.

Для диалектического метода важно прежде всего не то, что кажется в данный момент прочным, но начинает уже отмирать, а то, что возникает и развивается, если даже выглядит оно в данный момент непрочным, ибо для него неодолимо только то, что возникает и развивается.

“Вся природа, – говорит Энгельс, – начиная от мельчайших частиц ее до величайших тел, начиная от песчинки и кончая солнцем, начиная от протиста (первичная живая клеточка. – И. Ст.) и кончая человеком, находится в вечном возникновении и уничтожении, в. непрерывном течении, в неустанном движении и изменении” (там же, стр. 484).

Поэтому, говорит Энгельс, диалектика “берет вещи и их умственные отражения главным образом в их взаимной связи, в их сцеплении, в их движении, в их возникновении и исчезновении” (

К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XIV, стр. 23).

в) В противоположность метафизике диалектика рассматривает процесс развития не как простой процесс роста, где количественные изменения не ведут к качественным изменениям, а как такое развитие, которое переходит от незначительных и скрытых количественных изменений к изменениям открытым, к изменениям коренным, к изменениям качественным, где качественные изменения наступают не постепенно, а быстро, внезапно, а виде скачкообразного перехода от одного состояния к другому состоянию, наступают не случайно, а закономерно, наступают в результате накопления незаметных и постепенных количественных изменений.

Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития следует понимать не как движение по кругу, не как простое повторение пройденного, а как движение поступательное, как движение по восходящей линии, как переход от старого [c.255] качественного состояния к новому качественному состоянию, как развитие от простого к сложному, от низшего к высшему.

“Природа, – говорит Энгельс, – есть пробный камень диалектики, и современное естествознание, представившее для этой пробы чрезвычайно богатый, с каждый днем увеличивающийся материал, тем самым доказало, что в природе, в конце концов, все совершается диалектически, а не метафизически, что она движется не в вечно однородном, постоянно сызнова повторяющемся круге, а переживает действительную историю. Здесь прежде всего следует указать на Дарвина, который нанес сильнейший удар метафизическому взгляду на природу, доказав, что весь современный органический мир, растения и животные, а следовательно, также и человек есть продукт процесса развития, длившегося миллионы лет” (там же, стр. 23).

Характеризуя диалектическое развитие как переход от количественных изменений к качественным изменениям, Энгельс говорит:

“В физике каждое изменение есть переход количества в качество – следствие количественного изменения, присущего телу или сообщенного ему количества движения какой-нибудь формы Так, например, температура воды не имеет на первых порах никакого значения по отношению к ее капельножидкому состоянию, но при увеличении или уменьшении температуры жидкой воды наступает момент, когда это состояние сцепления изменяется и вода превращается – в одном случае в пар, в другом – в лед. Так, необходим определенный минимум силы тока, чтобы платиновая проволока стала давать свет, так, у каждого металла имеется своя теплота плавления, так, у каждой жидкости имеется своя определенная, при данном давлении, точка замерзания и кипения – поскольку мы в состоянии при наших средствах добиться соответствующей температуры, так, наконец, у каждого газа имеется критическая точка, при которой соответствующим давлением и охлаждением можно превратить его в жидкое состояние. Так называемые константы физики (точки перехода от одного состояния в другое состояние –

И. Ст.) суть большею частью не что иное, как название узловых точек, где количественное (изменение) прибавление или убавление движения вызывает качественное изменение в состоянии соответствующего тела, – где, следовательно, количество переходит в качество” (там же, стр. 527–528).

Переходя, далее, к химии, Энгельс продолжает:

“Химию можно назвать наукой о качественных изменениях тел, происходящих под влиянием изменения количественного состава. Это знал уже сам Гегель. Возьмем кислород если в молекулу здесь соединяются три атома, а не два, как обыкновенно, то мы имеем перед собой озон – тело, определенно отличающееся своим запахом и действием от обыкновенного кислорода. А

[c.256] что сказать о различных пропорциях, в которых кислород соединяется с азотом или серой и из которых каждая дает тело, качественно отличное от всех других тел” (там же, стр. 528).

Наконец, критикуя Дюринга, который бранит вовсю Гегеля и тут же втихомолку заимствует у него известное положение о том, что переход из царства бесчувственного мира в царство ощущения, из царства неорганического мира в царство органической жизни есть скачок в новое состояние, Энгельс говорит:

“Это ведь гегелевская узловая линия отношений меры, где чисто количественное увеличение или уменьшение вызывает в определенных узловых пунктах качественный скачок, как, например, в случае нагревания или охлаждения вода, где точки кипения и замерзания являются теми узлами, в которых совершается – при нормальном давлении – скачок в новое агрегатное состояние, где, следовательно, количество переходит в качество” (там же, стр. 45–46).

г) В противоположность метафизике диалектика исходит из того, что предметам природы, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, свое прошлое и будущее, свое отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные.

Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития от низшего к высшему протекает не в порядке гармонического развертывания явлений, а в порядке раскрытия противоречий, свойственных предметам, явлениям, в порядке “борьбы” противоположных тенденций, действующих на основе этих противоречий.

“В собственном смысле диалектика, – говорит Ленин, – есть изучение противоречия в самой сущности предметов” (Ленин, “Философские тетради, стр.263).

И дальше:

“Развитие есть “борьба” противоположностей” (Ленин, т. XIII, стр. 301)

Таковы коротко основные черты марксистского диалектического метода.

Нетрудно понять, какое громадное значение имеет распространение положений диалектического метода на изучение общественной жизни, на изучение истории общества, какое громадное [c.257] значение имеет применение этих положений к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата.

Если нет в мире изолированных явлений, если все явления связаны между собой и обусловливают друг друга, то ясно, что каждый общественный строй и каждое общественное движение в истории надо расценивать не с точки зрения “вечной справедливости” или другой какой-либо предвзятой идеи, как это делают нередко историки, а с точки зрения тех условий, которые породили этот строй и это общественное движение и с которыми они связаны.

Рабовладельческий строй для современных условий есть бессмыслица, противоестественная глупость. Рабовладельческий строй в условиях разлагающегося первобытно-общинного строя есть вполне понятное и закономерное явление, так как он означает шаг вперед в сравнении с первобытно-общинным строем.

Требование буржуазно-демократической республики в условиях существования царизма и буржуазного общества, скажем, в 1905 году в России было вполне понятным, правильным и революционным требованием, ибо буржуазная республика означала тогда шаг вперед. Требование буржуазно-демократической республики для наших нынешних условий в СССР есть бессмысленное и контрреволюционное требование, ибо буржуазная республика в сравнении с Советской республикой есть шаг назад.

Все зависит от условий, места и времени.

Понятно, что без такого исторического подхода к общественным явлениям невозможно существование и развитие науки об истории, ибо только такой подход избавляет историческую науку от превращения ее в хаос случайностей и в груду нелепейших ошибок.

Дальше. Если мир находится в непрерывном движении и развитии, если отмирание старого и нарастание нового является законом развития, то ясно, что нет больше “незыблемых” общественных порядков, “вечных принципов” частной собственности и эксплуатации, “вечных идей” подчинения крестьян помещикам, рабочих – капиталистам.

Значит, капиталистический строй можно заменить социалистическим строем так же, как капиталистический строй заменил в свое время феодальный строй.

Значит, надо ориентироваться не на те слои общества, которые не развиваются больше, хотя и представляют в настоящий [c.258] момент преобладающую силу, а на те слои, которые развиваются, имеют будущность, хотя и не представляют в настоящий момент преобладающей силы.

В восьмидесятых годах прошлого столетия, в эпоху борьбы марксистов с народниками, пролетариат в России представлял незначительное меньшинство в сравнении с единоличным крестьянством, составлявшим громадное большинство населения. Но пролетариат развивался как класс, тогда как крестьянство как класс распадалось. И именно потому, что пролетариат развивался как класс, марксисты ориентировались на пролетариат. И они не ошиблись, ибо, как известно, пролетариат вырос потом из незначительной силы в первостепенную историческую и политическую силу.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперед, а не назад.

Дальше. Если переход медленных количественных изменений в быстрые и внезапные качественные изменения составляет закон развития, то ясно, что революционные перевороты, совершаемые угнетенными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление.

Значит, переход от капитализма к социализму и освобождение рабочего класса от капиталистического гнета может быть осуществлено не путем медленных изменений, не путем реформ, а только лишь путем качественного изменения капиталистического строя, путем революции.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом.

Дальше. Если развитие происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.

Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить ее до конца.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику “врастания” капитализма в социализм. [c.259]

Так обстоит дело с марксистским диалектическим методом, если взять его в применении к общественной жизни, в применении к истории общества.

Что касается марксистского философского материализма, то в своей основе он прямо противоположен философскому идеализму.

2) Марксистский философский материализм характеризуется следующими основными чертами:

а) В противоположность идеализму, который считает мир воплощением “абсолютной идеи”, “мирового духа”, “сознания”, философский материализм Маркса исходит из того, что мир по природе своей материален, что многообразные явления в мире представляют различные виды движущейся материи, что взаимная связь и взаимная обусловленность явлений, устанавливаемые диалектическим методом, представляют закономерности развития движущейся материи, что мир развивается по законам движения материи и не нуждается ни в каком “мировом духе”.

“Материалистическое мировоззрение, – говорит Энгельс, – означает просто понимание природы такой, какова она есть, без всяких посторонних прибавлении” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. XIV, стр. 651).

Касаясь материалистического взгляда древнего философа Гераклита, по которому “мир, единый из всего, не создан никем из богов и никем из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно угасающим”, Ленин говорит “Очень хорошее изложение начал диалектического материализма” (Ленин, “Философские тетради”, стр. 318).

б) В противоположность идеализму, утверждающему, что реально существует лишь наше сознание; что материальный мир, бытие, природа существует лишь в нашем сознании, в наших ощущениях, представлениях, понятиях, марксистский философский материализм исходит из того, что материя, природа, бытие представляет объективную реальность, существующую вне и независимо от сознания; что материя первична, так как она является источником ощущений, представлений, сознания, а сознание вторично, производно, так как оно является отображением материи, отображением бытия; что мышление есть продукт материи, достигшей в своем развитии высокой степени совершенства, а именно продукт мозга, а мозг – орган мышления; что нельзя поэтому отделять мышление от материи, не желая впасть в грубую ошибку.

“Высший вопрос всей философии, – говорит Энгельс, – есть вопрос об отношении мышления к бытию, духа к природе… Философы разделились на два [c.260] больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы… составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 329).

И дальше:

“Вещественный, чувственно воспринимаемый мир, к которому принадлежим мы сами, есть единственный действительный мир… Наше сознание и мышление, каким бы сверхчувственным оно ни казалось, является продуктом вещественного, телесного органа, мозга. Материя не есть продукт духа, а дух сам есть лишь высший продукт материи” (там же, стр. 322).

Касаясь вопроса о материи и мышлении, Маркс говорит:

“Нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит. Материя является субъектом всех изменений” (там же, стр. 302).

Характеризуя марксистский философский материализм, Ленин говорит:

“Материализм вообще признает объективно реальное бытие (материю), независимое от сознания, от ощущения, от опыта… Сознание… есть только отражение бытия, в лучшем случае приблизительно верное (адекватное, идеально-точное) его отражение” (Ленин, т. XIII, стр. 266–267).

И дальше:

– “Материя есть то, что, действуя на наши органы чувства, производит ощущение; материя есть объективная реальность, данная нам в ощущении… Материя, природа, бытие, физическое есть первичное, а дух, сознание, ощущение, психическое-вторичное” (там же, стр. 119–120).

– “Картина мира есть картина того, как материя движется и как «материя мыслит»” (там же, стр. 288).

– “Мозг является органом мысли” (там же, стр. 125).

в) В противоположность идеализму, который оспаривает возможность познания мира и его закономерностей, не верит в достоверность наших знаний, не признает объективной истины и считает, что мир полон “вещей в себе”, которые не могут быть никогда познаны наукой, марксистский философский материализм исходит из того, что мир и его закономерности вполне познаваемы; что наши знания о законах природы, проверенные опытом, практикой, являются достоверными знаниями, имеющими значение объективных истин; что нет в мире непознаваемых вещей, а есть только вещи, еще не познанные, которые будут раскрыты и познаны силами науки и практики. [c.261]

Критикуя положение Канта и других идеалистов о непознаваемости мира и непознаваемых “вещах в себе” и отстаивая известное положение материализма о достоверности наших знаний, Энгельс пишет:

“Самое же решительное опровержение этих, как и всех прочих, философских вывертов заключается в практике, именно в эксперименте и в промышленности. Если мы можем доказать правильность нашего понимания данного явления природы тем, что мы сами его производим, вызываем его из его условий, заставляем его к тому же служить нашим целям, то кантовской неуловимой “вещи в себе” приходит конец. Химические вещества, образующиеся в телах животных и растений, оставались подобными “вещами в себе”, пока органическая химия не стала приготовлять их одно за другим; тем самым “вещь в себе” превращалась в вещь для нас, как, например, ализарин, красящее вещество марены, которое мы теперь получаем не из корней марены, выращиваемой в поле, а гораздо дешевле и проще из каменноугольного дегтя. Солнечная система Коперника в течение трехсот лет оставалась гипотезой, в высшей степени вероятной, но все-таки гипотезой. Когда же Леверрье, на основании данных этой системы, не только доказал, что должна существовать еще одна, неизвестная до тех пор, планета, но и определил посредством вычисления место, занимаемое ею в небесном пространстве, и когда после этого Галле действительно нашел эту планету, система Коперника была доказана” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 330).

Обвиняя Богданова, Базарова, Юшкевича и других сторонников Маха в фидеизме (реакционная теория, дающая предпочтение вере перед наукой) и отстаивая известное положение материализма о том, что наши научные знания о закономерностях в природе являются достоверными, что законы науки представляют объективную истину, Ленин говорит:

“Современный фидеизм вовсе не отвергает науки; он отвергает только “чрезмерные претензии” науки, именно, претензию на объективную истину. Если существует объективная истина (как думают материалисты), если естествознание, отражая внешний мир в “опыте” человека, одно только способно давать нам объективную истину, то всякий фидеизм отвергается безусловно” (Ленин, т. ХШ, стр.102).

Таковы коротко характерные черты марксистского философского материализма.

Легко понять, какое громадное значение имеет распространение положений философского материализма на изучение общественной жизни, на изучение истории общества, какое громадное [c.262] значение имеет применение этих положений к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата.

Если связь явлений природы и взаимная их обусловленность представляют закономерности развития природы, то из этого вытекает, что связь и взаимная обусловленность явлений общественной жизни представляют также не случайное дело, а закономерности развития общества.

Значит, общественная жизнь, история общества перестает быть скоплением “случайностей”, ибо история общества становится закономерным развитием общества, а изучение истории общества превращается в науку.

Значит, практическая деятельность партии пролетариата должна основываться не на добрых пожеланиях “выдающихся лиц”, не на требованиях “разума”, “всеобщей морали” и т.п., а на закономерностях развития общества, на изучении этих закономерностей.

Дальше. Если мир познаваем и наши знания о законах развития природы являются достоверными знаниями, имеющими значение объективной истины, то из этого следует, что общественная жизнь, развитие общества также познаваемо, а данные науки о законах развития общества являются достоверными данными, имеющими значение объективных истин.

Значит, наука об истории общества, несмотря на всю сложность явлений общественной жизни, может стать такой же точной наукой, как, скажем, биология, способной использовать законы развития общества для практического применения.

Значит, в своей практической деятельности партия пролетариата должна руководствоваться не какими-либо случайными мотивами, а законами развития общества, практическими выводами из этих законов.

Значит, социализм из мечты о лучшем будущем человечества превращается в науку.

Значит, связь науки и практической деятельности, связь теории и практики, их единство должно стать путеводной звездой партии пролетариата.

Дальше. Если природа, бытие, материальный мир является первичным, а сознание, мышление – вторичным, производным, если материальный мир представляет объективную реальность, существующую независимо от сознания людей, а сознание является отображением этой объективной реальности, то из этого [c.263] следует, что материальная жизнь общества, его бытие также является первичным, а его духовная жизнь – вторичным, производным, что материальная жизнь общества есть объективная реальность, существующая независимо от воли людей, а духовная жизнь общества есть отражение этой объективной реальности, отражение бытия.

Значит, источник формирования духовной жизни общества, источник происхождения общественных идей, общественных теорий, политических взглядов, политических учреждений нужно искать не в самих идеях, теориях, взглядах, политических учреждениях, а в условиях материальной жизни общества, в общественном бытии, отражением которого являются эти идеи, теории, взгляды и т. п.

Значит, если в различные периоды истории общества наблюдаются различные общественные идеи, теории, взгляды, политические учреждения, если при рабовладельческом строе встречаем одни общественные идеи, теории, взгляды, политические учреждения, при феодализме – другие, при капитализме – третьи, то это объясняется не “природой”, не “свойством” самих идей, теорий, взглядов, политических учреждений, а различными условиями материальной жизни общества в различные периоды общественного развития.

Каково бытие общества, каковы условия материальной жизни общества, таковы его идеи, теории, политические взгляды, политические учреждения.

В связи с этим Маркс говорит:

“Не сознание люден определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 269).

Значит, чтобы не ошибиться в политике и не попасть в положение пустых мечтателей, партия пролетариата должна исходить в своей деятельности не из отвлеченных “принципов человеческого разума”, а из конкретных условий материальной жизни общества как решающей силы общественного развития, не из добрых пожеланий “великих людей”, а из реальных потребностей развития материальной жизни общества.

Падение утопистов, в том числе народников, анархистов, эсеров, объясняется, между прочим, тем, что они не признавали первенствующей роли условий материальной жизни общества в развитии общества и, впадая в идеализм, строили свою [c.264] практическую деятельность не на основе потребностей развития материальной жизни общества, а независимо от них и вопреки им -строили на основе “идеальных планов” и “всеобъемлющих проектов”, оторванных от реальной жизни общества.

Сила и жизненность марксизма-ленинизма состоит в том, что он опирается в своей практической деятельности именно на потребности развития материальной жизни общества, никогда не отрываясь от реальной жизни общества.

Из слов Маркса, однако, не следует, что общественные идеи, теории, политические взгляды, политические учреждения не имеют значения в жизни общества, что они не производят обратного воздействия на общественное бытие, на развитие материальных условий жизни общества. Мы говорили здесь пока что о происхождении общественных идей, теорий, взглядов, политических учреждений, об их возникновении, о том, что духовная жизнь общества является отражением условий его материальной жизни. Что касается значения общественных идей, теорий, взглядов, политических учреждений, что касается их роли в истории, то исторический материализм не только не отрицает, а, наоборот, подчеркивает их серьезную роль и значение в жизни общества, в истории общества.

Общественные идеи и теории бывают различные. Есть старые идеи и теории, отжившие свой век и служащие интересам отживающих сил общества. Их значение состоит в том, что они тормозят развитие общества, его продвижение вперед. Бывают новые, передовые идеи и теории, служащие интересам передовых сил общества. Их значение состоит в том, что они облегчают развитие общества, его продвижение вперед, причем они приобретают тем большее значение, чем точнее они отражают потребности развития материальной жизни общества.

Новые общественные идеи и теории возникают лишь после того, как развитие материальной жизни общества поставило перед обществом новые задачи. Но после того, как они возникли, они становятся серьезнейшей силой, облегчающей разрешение новых задач, поставленных развитием материальной жизни общества, облегчающей продвижение общества вперед. Здесь именно и сказывается величайшее организующее, мобилизующее и преобразующее значение новых идей, новых теорий, новых взглядов, новых политических учреждений. Новые общественные идеи и теории потому собственно и возникают, что они [c.265] необходимы для общества, что без их организующей, мобилизующей и преобразующей работы невозможно разрешение назревших задач развития материальной жизни общества. Возникнув на базе новых задач, поставленных развитием материальной жизни общества, новые общественные идеи и теории пробивают себе дорогу, становятся достоянием народных масс, мобилизуют их, организуют их против отживающих сил общества и облегчают, таким образом, свержение отживающих сил общества, тормозящих развитие материальной жизни общества.

Так общественные идеи, теории, политические учреждения, возникнув на базе назревших задач развития материальной жизни общества, развития общественного бытия, сами воздействуют потом на общественное бытие, на материальную жизнь общества, создавая условия, необходимый для того, чтобы довести до конца разрешение назревших задач материальной жизни общества и сделать возможным дальнейшее ее развитие. В связи с этим Маркс говорит:

“Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. I, стр. 406).

Значит, чтобы иметь возможность воздействовать на условия материальной жизни общества и ускорить их развитие, ускорить их улучшение, партия пролетариата должна опереться на такую общественную теорию, на такую общественную идею, которая правильно отражает потребности развития материальной жизни общества и способна ввиду этого привести в движение широкие массы народа, способна мобилизовать их и организовать из них великую армию пролетарской партии, готовую разбить реакционные силы и проложить дорогу передовым силам общества.

Падение “экономистов” и меньшевиков объясняется, между прочим, тем, что они не признавали мобилизующей, организующей и преобразующей роли передовой теории, передовой идеи и, впадая в вульгарный материализм, сводили их роль почти к нулю, следовательно, обрекали партию на пассивность, на прозябание.

Сила и жизненность марксизма-ленинизма состоит в том, что он опирается на передовую теорию, правильно отражающую потребности развития материальной жизни общества, поднимает теорию на подобающую ей высоту и считает своей обязанностью использовать до дна ее мобилизующую, организующую и преобразующую силу. [c.266]

Так решает исторический материализм вопрос об отношении между общественным бытием и общественным сознанием, между условиями развития материальной жизни и развитием духовной жизни общества.

3) Исторический материализм.

Остается выяснить вопрос: что следует понимать с точки зрения исторического материализма под “условиями материальной жизни общества”, которые определяют в конечном счете физиономию общества, его идеи, взгляды, политические учреждения и т.д.

В самом деле, что это за “условия материальной жизни общества”, каковы их отличительные черты?

Несомненно, что в понятие “условия материальной жизни общества” входит прежде всего окружающая общество природа, географическая среда, которая является одним из необходимых и постоянных условий материальной жизни общества и, конечно, влияет на развитие общества. Какова роль географической среды в развитии общества? Не является ли географическая среда той главной силой, которая определяет физиономию общества, характер общественного строя людей, переход от одного строя к другому?

Исторический материализм отвечает на этот вопрос отрицательно.

Географическая среда, бесспорно, является одним из постоянных и необходимых условий развития общества, и она, конечно, влияет на развитие общества, – она ускоряет или замедляет ход развития общества. Но ее влияние не является определяющим влиянием, так как изменения и развитие общества происходят несравненно быстрее, чем изменения и развитие географической среды. На протяжении трех тысяч лет в Европе успели смениться три разных общественных строя: первобытно-общинный строй, рабовладельческий строй, феодальный строй, а в восточной части Европы, в СССР сменились даже четыре общественных строя. Между тем за тот же период географические условия в Европе либо не изменились вовсе, либо изменились до того незначительно, что география отказывается даже говорить об этом. Оно и понятно. Для сколько-нибудь серьезных изменений географической среды требуются миллионы лет, тогда как даже для серьезнейших изменений общественного строя людей достаточно нескольких сотен или пары тысяч лет.

Но из этого следует, что географическая среда не может служить главной причиной, определяющей причиной общественного [c.267] развития, ибо то, что остается почти неизменным в продолжение десятков тысяч лет, не может служить главной причиной развития того, что переживает коренные изменения в продолжение сотен лет.

Несомненно, далее, что рост народонаселения, та или иная плотность населения также входит в понятие “условия материальной жизни общества”, ибо люди составляют необходимый элемент условий материальной жизни общества и без наличия известного минимума людей не может быть никакой материальной жизни общества. Не является ли рост народонаселения той главной силой, которая определяет характер общественного строя людей?

Исторический материализм отвечает на этот вопрос также отрицательно.

Конечно, рост народонаселения имеет влияние на развитие общества, облегчает или замедляет развитие общества, но он не может быть главной силой развития общества, и его влияние на развитие общества не может быть определяющим влиянием, так как сам по себе рост народонаселения не дает ключа для объяснения того, почему данный общественный строй сменяется именно таким-то новым строем, а не каким-нибудь другим, почему первобытно-общинный строй сменяется именно рабовладельческим строем, рабовладельческий строй – феодальным, феодальный – буржуазным, а не каким-либо другим строем.

Если бы рост народонаселения являлся определяющей силой общественного развития, более высокая плотность населения обязательно должна была бы вызвать к жизни соответственно более высокий тип общественного строя. На деле, однако, этого не наблюдается. Плотность населения в Китае в четыре раза выше, чем в США, однако США стоят выше с точки зрения общественного развития, чем Китай, ибо в Китае все еще господствует полуфеодальный строй, тогда как США давно уже достигли высшей стадии развития капитализма. Плотность населения в Бельгии в 19 раз выше, чем в США, и в 26 раз выше, чем в СССР, однако США стоят выше Бельгии с точки зрения общественного развития, а от СССР Бельгия отстала на целую историческую эпоху, ибо в Бельгии господствует капиталистический строй, тогда как СССР уже покончил с капитализмом и установил у себя социалистический строй. [c.268]

Но из этого следует, что рост народонаселения не является и не может являться главной силой развития общества, определяющей характер общественного строя, физиономию общества.

а) В чем же в таком случае состоит та главная сила в системе условий материальной жизни общества, которая определяет физиономию общества, характер общественного строя, развитие общества от одного строя к другому?

Такой силой исторический материализм считает способ добывания средств к жизни, необходимых для существования людей, способ производства материальных благ – пищи, одежды, обуви, жилища, топлива, орудий производства и т.п., необходимых для того, чтобы общество могло жить и развиваться.

Чтобы жить, нужно иметь пищу, одежду, обувь, жилище, топливо и т.п., чтобы иметь эти материальные блага, нужно производить их, а чтобы производить их, нужно иметь орудия производства, при помощи которых люди производят пищу, одежду, обувь, жилища, топливо и т.п., нужно уметь производить эти орудия, нужно уметь пользоваться этими орудиями.

Орудия производства, при помощи которых производятся материальные блага, люди, приводящие в движение орудия производства и осуществляющие производство материальных благ благодаря известному производственному опыту и навыкам к труду, – все эти элементы вместе составляют производительные силы общества.

Но производительные силы составляют лишь одну сторону производства, одну сторону способа производства, выражающую отношение людей к предметам и силам природы, используемым для производства материальных благ. Другую сторону производства составляют отношения людей друг к другу в процессе производства, производственные отношения людей. Люди ведут борьбу с природой и используют природу для производства материальных благ не изолированно друг от друга, не в качестве оторванных друг от друга одиночек, а сообща, группами, обществами. Поэтому производство есть всегда и при всех условиях общественное производство. Осуществляя производство материальных благ, люди устанавливают между собой те или иные взаимные отношения внутри производства, те или иные производственные отношения. Отношения эти могут быть отношениями сотрудничества и взаимной помощи свободных от эксплуатации людей, они могут быть отношениями господства и [c.269] подчинения, они могут быть, наконец, переходными отношениями от одной формы производственных отношений к другой форме. Но какой бы характер ни носили производственные отношения, они составляют – всегда и при всех строях – такой же необходимый элемент производства, как и производительные силы общества.

“В производстве, – говорит Маркс, – люди воздействуют не только на природу, но и друг на друга Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только через посредство этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. V, стр. 429)

Следовательно, производство, способ производства охватывает как производительные силы общества, так и производственные отношения людей, являясь, таким образом, воплощением их единства в процессе производства материальных благ.

б) Первая особенность производства состоит в том, что оно никогда не застревает на долгий период на одной точке и находится всегда в состоянии изменения и развития, причем изменения в способе производства неизбежно вызывают изменение всего общественного строя, общественных идей, политических взглядов, политических учреждений, вызывают перестройку всего общественного и политического уклада. На различных ступенях развития люди пользуются различными способами производства, или, говоря грубее, ведут различный образ жизни. При первобытной общине существует один способ производства, при рабстве существует другой способ производства, при феодализме – третий способ производства и т. д. Сообразно с этим и общественный строй людей, их духовная жизнь, их взгляды, политические учреждения бывают различными.

Каков способ производства у общества, таково в основном и само общество, таковы его идеи и теории, политические взгляды и учреждения.

Или, говоря грубее: каков образ жизни людей, таков образ их мыслей.

Это означает, что история развития общества есть прежде всего история развития производства, история способов производства, сменяющих друг друга на протяжении веков, история [c.270] развития производительных сил и производственных отношений людей.

Значит, история общественного развития есть вместе с тем история самих производителей материальных благ, история трудящихся масс, являющихся основными силами производственного процесса и осуществляющих производство материальных благ, необходимых для существования общества.

Значит, историческая наука, если она хочет быть действительной наукой, не может больше сводить историю общественного развития к действиям королей и полководцев, к действиям “завоевателей” и “покорителей” государств, а должна прежде всего заняться историей производителей материальных благ, историей трудящихся масс, историей народов.

Значит, ключ к изучению законов истории общества нужно искать не в головах людей, не во взглядах и идеях общества, а в способе производства, практикуемом обществом в каждый данный исторический период, – в экономике общества.

Значит, первейшей задачей исторической науки является изучение и раскрытие законов производства, законов развития производительных сил и производственных отношений, законов экономического развития общества.

Значит, партия пролетариата, если она хочет быть действительной партией, должна овладеть прежде всего знанием законов развития производства, знанием законов экономического развития общества.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, партия пролетариата должна исходить как в построении своей программы, так и в своей практической деятельности прежде всего из законов развития производства, из законов экономического развития общества.

в) Вторая особенность производства состоит в том, что его изменения и развитие начинаются всегда с изменений и развития производительных сил, прежде всего с изменений и развития орудий производства. Производительные силы являются, стало быть, наиболее подвижным и революционным элементом производства. Сначала изменяются и развиваются производительные силы общества, а потом, в зависимости от этих изменений и соответственно с ними изменяются производственные отношения людей, экономические отношения людей. Это не значит, что производственные отношения не влияют на развитие [c.271] производительных сил и последние не зависят от первых. Развиваясь в зависимости от развития производительных сил, производственные отношения в свою очередь воздействуют на развитие производительных сил, ускоряя его или замедляя. При этом необходимо отметить, что производственные отношения не могут слишком долго отставать от роста производительных сил и находиться с ним в противоречии, так как производительные силы могут развиваться в полной мере лишь в том случае, если производственные отношения соответствуют характеру, состоянию производительных сил и дают простор развитию производительных сил. Поэтому, как бы ни отставали производственные отношения от развития производительных сил, они должны – рано или поздно – придти в соответствие и действительно приходят в соответствие с уровнем развития производительных сил, с характером производительных сил. В противном случае мы имели бы коренное нарушение единства производительных сил и производственных отношений в системе производства, разрыв производства в целом, кризис производства, разрушение производительных сил.

Примером несоответствия производственных отношений характеру производительных сил, примером конфликта между ними являются экономические кризисы в капиталистических странах, где частнокапиталистическая собственность на средства производства находится в вопиющем несоответствии с общественным характером процесса производства, с характером производительных сил. Результатом этого несоответствия являются экономические кризисы, ведущие к разрушению производительных сил, причем само это несоответствие представляет экономическую основу социальной революции, назначение которой состоит в том, чтобы разрушить нынешние производственные отношения и создать новые, соответствующие характеру производительных сил.

И наоборот, примером полного соответствия производственных отношений характеру производительных сил является социалистическое народное хозяйство в СССР, где общественная собственность на средства производства находится в полном соответствии с общественным характером процесса производства и где ввиду этого нет ни экономических кризисов, ни разрушения производительных сил.

Следовательно, производительные силы являются не только наиболее подвижным и революционным элементом [c.272] производства. Они являются вместе с тем определяющим элементом развития производства.

Каковы производительные силы, таковыми должны быть и производственные отношения.

Если состояние производительных сил отвечает на вопрос о том, какими орудиями производства производят люди необходимые для них материальные блага, то состояние производственных отношений отвечает уже на другой вопрос: в чьем владении находятся средства производства (земля, леса, воды, недра, сырые материалы, орудия производства, производственные здания, средства сообщения и связи и т.п.), в чьем распоряжении находятся средства производства, в распоряжении всего общества или в распоряжении отдельных лиц, групп, классов, использующих их для эксплуатации других лиц, групп, классов.

Вот схематическая картина развития производительных сил от древних времен до наших дней. Переход от грубых каменных орудий к луку и стрелам и в связи с этим переход от охотничьего образа жизни к приручению животных и первобытному скотоводству; переход от каменных орудий к металлическим орудиям (железный топор, соха с железным лемехом и т.п.) и, соответственно с этим, переход к возделыванию растений и к земледелию; дальнейшее улучшение металлических орудий обработки материалов, переход к кузнечному меху, переход к гончарному производству и, соответственно с этим, развитие ремесла, отделение ремесла от земледелия, развитие самостоятельного ремесленного и потом мануфактурного производства; переход от ремесленных орудий производства к машине и превращение ремесленно-мануфактурного производства в машинную промышленность; переход к системе машин и появление современной крупной машинизированной промышленности – такова общая, далеко не полная картина развития производительных сил общества на протяжении истории человечества. При этом понятно, что развитие и улучшение орудий производства осуществлялось людьми, имеющими отношение к производству, а не независимо от людей, – следовательно, вместе с изменением и развитием орудий производства изменялись и развивались люди как важнейший элемент производительных сил, изменялись и развивались их производственный опыт, их навыки к труду, их умение пользоваться орудиями производства. [c.273]

В соответствии с изменением и развитием производительных сил общества на протяжении истории изменялись и развивались производственные отношения людей, их экономические отношения.

Истории известны пять основных типов производственных отношений: первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический, социалистический.

При первобытно-общинном строе основой производственных отношений является общественная собственность на средства производства. Это в основном соответствует характеру производительных сил в этот период. Каменные орудия и появившиеся потом лук и стрелы исключали возможность борьбы с силами природы и хищными животными в одиночку. Чтобы собрать плоды в лесу, наловить рыбу в воде, построить какое-либо жилище, люди вынуждены работать сообща, если они не хотят стать жертвой голодной смерти, хищных животных или соседних обществ. Общий труд ведет к общей собственности на средства производства, равно как на продукты производства. Здесь не имеют еще понятия о частной собственности на средства производства, если не считать личной собственности на некоторые орудия производства, являющиеся вместе с тем орудиями защиты от хищных зверей. Здесь нет эксплуатации, нет классов.

При рабовладельческом строе основой производственных отношений является собственность рабовладельца на средства производства, а также на работника производства – раба, которого может рабовладелец продать, купить, убить, как скотину. Такие производственные отношения в основном соответствуют состоянию производительных сил в этот период. Вместо каменных орудий теперь люди имели в своем распоряжении металлические орудия, вместо нищенского и примитивного охотничьего хозяйства, не знавшего ни скотоводства, ни земледелия, появились скотоводство, земледелие, ремесла, разделение труда между этими отраслями производства, появилась возможность обмена продуктов между отдельными лицами и обществами, возможность накопления богатства в руках немногих, действительное накопление средств производства в руках меньшинства, возможность подчинения большинства меньшинством и превращения членов большинства в рабов. Здесь нет уже общего и свободного труда всех членов общества в процессе производства, – здесь господствует принудительный труд рабов, эксплуатируемых нетрудящимися рабовладельцами. Нет поэтому и общей [c.274] собственности на средства производства, равно как на продукты производства. Ее заменяет частная собственность. Здесь рабовладелец является первым и основным полноценным собственником.

Богатые и бедные, эксплуататоры и эксплуатируемые, полноправные и бесправные, жестокая классовая борьба между ними – такова картина рабовладельческого строя.

При феодальном основой производственных отношений является собственность феодала на средства производства и неполная собственность на работника производства – крепостного, которого феодал уже не может убить, но которого он может продать, купить. Наряду с феодальной собственностью существует единоличная собственность крестьянина и ремесленника на орудия производства и на свое частное хозяйство, основанная на личном труде. Такие производственные отношения в основном соответствуют состоянию производительные сил в этот период. Дальнейшее улучшение плавки и обработки железа; распространение железного плуга и ткацкого станка; дальнейшее развитие земледелия, огородничества, виноделия, маслоделия; появление наряду с ремесленными мастерскими мануфактурных предприятий – таковы характерные черты состояния производительных сил.

Новые производительные силы требуют, чтобы у работника была какая-нибудь инициатива в производстве и наклонность к труду, заинтересованность в труде. Поэтому феодал покидает раба как не заинтересованного в труде и совершенно неинициативного работника и предпочитает иметь дело с крепостным, у которого есть свое хозяйство, свои орудия производства и который имеет некоторую заинтересованность в труде, необходимую для того, чтобы обрабатывать землю и выплачивать феодалу натурой из своего урожая.

Частная собственность получает здесь дальнейшее развитие. Эксплуатация почти такая же жестокая, как при рабстве, – она только несколько смягчена. Классовая борьба между эксплуататорами и эксплуатируемыми составляет основную черту феодального строя.

При капиталистическом строе основой производственных отношений является капиталистическая собственность на средства производства при отсутствии собственности на работников производства – наемных рабочих, которых капиталист не может ни убить, ни продать, ибо они свободны от личной зависимости, но [c.275] которые лишены средств производства и, чтобы не умереть с голоду, вынуждены продавать свою рабочую силу капиталисту и нести на шее ярмо эксплуатации. Наряду с капиталистической собственностью на средства производства существует и имеет на первое время широкое распространение частная собственность освобожденных от крепостной зависимости крестьянина и ремесленника на средства производства, основанная на личном труде. Вместо ремесленных мастерских и мануфактурных предприятий появились громадные фабрики и заводы, вооруженные машинами. Вместо дворянских поместий, обрабатываемых примитивными крестьянскими орудиями производства, появились крупные капиталистические экономии, ведущиеся на основе агротехники и снабженные сельскохозяйственными машинами.

Новые производительные силы требуют, чтобы работники производства были более культурными и понятливыми, чем забитые и темные крепостные, способными понять машину и правильно обращаться с ней. Поэтому капиталисты предпочитают иметь дело со свободными от крепостных уз наемными рабочими, достаточно культурными для того, чтобы правильно обращаться с машинами.

Но, развив до колоссальных размеров производительные силы, капитализм запутался в неразрешимых для него противоречиях. Производя все больше и больше товаров и снижая цены на товары, капитализм обостряет конкуренцию, разоряет массу мелких и средних частных собственников, обращает их в пролетариев и понижает их покупательную способность, ввиду чего сбыт произведенных товаров становится невозможным. Расширяя же производство и собирая на громадных фабриках и заводах миллионы рабочих, капитализм придает процессу производства общественный характер и подрывает тем самым свою собственную базу, так как общественный характер процесса производства требует общественной собственности на средства производства, между тем как собственность на средства производства остается частнокапиталистической, несовместимой с общественным характером процесса производства.

Эти непримиримые противоречия между характером производительных сил и производственными отношениями дают знать о себе в периодических кризисах перепроизводства, когда капиталисты, не находя платежеспособного спроса ввиду ими же учиненного разорения массы населения, вынуждены сжигать [c.276] продукты, уничтожать готовые товары, приостанавливать производство, разрушать производительные силы, когда миллионы населения вынуждены терпеть безработицу и голод не из-за того, что товаров не хватает, а из-за того, что товаров произведено слишком много.

Это значит, что капиталистические производственные отношения перестали соответствовать состоянию производительных сил общества и стали в непримиримое противоречие сними.

Это значит, что капитализм чреват революцией, призванной заменить нынешнюю капиталистическую собственность на средства производства социалистической собственностью.

Это значит, что острейшая классовая борьба между эксплуататорами и эксплуатируемыми составляет основную черту капиталистического строя.

При социалистическом строе, который осуществлен пока что только в СССР, основой производственных отношений является общественная собственность на средства производства. Здесь уже нет ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых. Произведенные продукты распределяются по труду согласно принципу: “кто не работает, тот не ест”. Взаимные отношения людей в процессе производства характеризуются здесь как отношения товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи свободных от эксплуатации работников. Здесь производственные отношения находятся в полном соответствии с состоянием производительных сил, ибо общественный характер процесса производства подкрепляется общественной собственностью на средства производства.

Поэтому социалистическое производство в СССР не знает периодических кризисов перепроизводства и связанных с ними нелепостей.

Поэтому производительные силы развиваются здесь ускоренным темпом, так как соответствующие им производственные отношения дают им полный простор для такого развития.

Такова картина развития производственных отношений людей на протяжении истории человечества.

Такова зависимость развития производственных отношений от развития производительных сил общества, прежде всего от развития орудий производства, в силу которой изменения и развитие производительных сил приводят рано или поздно к [c.277] соответствующим изменениям и развитию производственных отношений.

“Употребление и создание средств труда, – говорит Маркс (под “средствами труда” Маркс понимает главным образом орудия производства. – И. Ст.), – хотя и свойственные в зародышевой форме некоторым видам животных, составляют специфически характерную черту человеческого процесса труда, и потому Франклин определяет человека, как животное, делающее орудия. Такую же важность, как строение останков костей имеет для изучения организации исчезнувших животных видов, останки средств труда имеют для изучения исчезнувших общественно-экономических формаций. Экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем, как производится… Средства труда не только мерило развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд” (К. Маркс, “Капитал”, т. I, стр. 121, издание 1935 года).

И дальше:

– “Общественные отношения тесно связаны с производительными силами. Приобретая новые производительные силы, люди изменяют свой способ производства, а с изменением способа производства, способ обеспечения своей жизни, – они изменяют все свои общественные отношения. Ручная мельница дает вам общество с сюзереном (феодалом. – И. Ст.) во главе, паровая мельница – общество с промышленным капиталистом” (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. V, стр. 364).

– “Непрерывно совершается движение роста производительных сил, разрушение общественных отношений, возникновение идей, неподвижна лишь абстракция движения” (там же, стр. 364).

Характеризуя исторический материализм, формулированный в “Манифесте Коммунистической партии”, Энгельс говорит:

“Экономическое производство и неизбежно вытекающее из него строение общества любой исторической эпохи образуют основу ее политической и умственной истории… В соответствии с этим, со времени разложения первобытного общинного землевладения вся история была историей классовой борьбы, борьбы между эксплуатируемыми и эксплуатирующими, подчиненными и господствующими классами на различных ступенях общественного развития… Теперь эта борьба достигла ступени, на которой эксплуатируемый и угнетенный класс (пролетариат) не может уже освободить от эксплуатирующего и угнетающего его класса (буржуазии), не освобождая в то же время всего [c.278] общества навсегда от эксплуатации, угнетения и классовой борьбы…” (Предисловие Энгельса к немецкому изданию “Манифеста”).

г) Третья особенность производства состоит в том, что возникновение новых производительных сил и соответствующих им производственных отношений происходит не отдельно от старого строя, не после исчезновения старого строя, а в недрах старого строя, происходит не в результате преднамеренной, сознательной деятельности людей, а стихийно, бессознательно, независимо от воли людей. Оно происходит стихийно и независимо от воли людей по двум причинам.

Во-первых, потому, что люди не свободны в выборе того или иного способа производства, ибо каждое новое поколение, вступая в жизнь, застает уже готовые производительные силы и производственные отношения как результат работы прошлых поколений, ввиду чего оно должно принять на первое время все то, что застает в готовом виде в области производства, и приладиться к ним, чтобы получить возможность производить материальные блага.

Во-вторых, потому, что, улучшая то или иное орудие производства, тот или иной элемент производительных сил, люди не сознают, не понимают и не задумываются над тем, к каким общественным результатам должны привести эти улучшения, а думают лишь о своих будничных интересах, о том, чтобы облегчить свой труд и добиться какой-либо непосредственной, осязательной выгоды для себя.

Когда некоторые члены первобытно-общинного общества постепенно и ощупью переходили от каменных орудий к железным орудиям, они, конечно, не знали и не задумывались над тем, к каким общественным результатам приведет это новшество, они не понимали и не сознавали того, что переход к металлическим орудиям означает переворот в производстве, что он приведет в конце концов к рабовладельческому строю, – они просто хотели облегчить свой труд и добиться ближайшей, ощутимой выгоды, их сознательная деятельность ограничивалась узкими рамками этой будничной личной выгоды.

Когда в период феодального строя молодая буржуазия Европы рядом с мелкими цеховыми мастерскими стала строить крупные мануфактурные предприятия, и двигала, таким образом, вперед производительные силы общества, она, конечно, не знала и не задумывалась над тем, к каким общественным последствиям [c.279] приведет это новшество, она не сознавала и не понимала, что это “маленькое” новшество приведет к такой перегруппировке общественных сил, которая должна кончиться революцией и против королевской власти, милости которой она так высоко ценила, и против дворян, в ряды которых нередко мечтали попасть ее лучшие представители, – она просто хотела удешевить производство товаров, выбросить побольше товаров на рынки Азии и только что открытой Америки и получить побольше прибыли, ее сознательная деятельность ограничивалась узкими рамками этой будничной практики.

Когда русские капиталисты совместно с иностранными капиталистами усиленно насаждали в России современную крупную машинизированную промышленность, оставляя царизм нетронутым и отдавая крестьян на съедение помещикам, они, конечно, не знали и не задумывались над тем, к каким общественным последствиям приведет этот серьезный рост производительных сил, они не сознавали и не понимали, что этот серьезный скачок в области производительных сил общества приведет к такой перегруппировке общественных сил, которая даст возможность пролетариату соединить с собой крестьянство и совершить победоносную социалистическую революцию, – они просто хотели расширить до крайности промышленное производство, овладеть колоссальным внутренним рынком, стать монополистами и выкачать из народного хозяйства прибыли, их сознательная деятельность не шла дальше их будничных узкопрактических интересов.

В соответствии с этим Маркс говорит:

“В общественном производстве своей жизни (то есть в производстве материальных благ, необходимых для жизни людей. – И. Ст.) люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие (курсив мой. – И. Ст.) отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 269).

Это, однако, не значит, что изменения производственных отношений и переход от старых производственных отношений к новым протекает гладко, без конфликтов, без потрясений. Наоборот, такой переход происходит обычно путем революционного свержения старых производственных отношений и утверждения новых. До известного периода развитие производительных [c.280] сил и изменения в области производственных отношений протекают стихийно, независимо от воли людей. Но это только до известного момента – до момента, пока возникшие и развивающиеся производительные силы успеют как следует созреть. После того, как новые производительные силы созрели, существующие производственные отношения и их носители – господствующие классы превращаются в ту “непреодолимую” преграду, которую можно снять с дороги лишь путем сознательной деятельности новых классов, путем насильственных действий этих классов, путем революции. Здесь особенно ярко выступает громадная роль новых общественных идей, новых политических учреждений, новой политической власти, призванных упразднить силой старые производственные отношения. На основе конфликта между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями, на основе новых экономических потребностей общества возникают новые общественные идеи, новые идеи организуют и мобилизуют массы, массы сплачиваются в новую политическую армию, создают новую революционную власть и используют ее для того, чтобы упразднить силой старые порядки в области производственных отношений и утвердить новые порядки. Стихийный процесс развития уступает место сознательной деятельности людей, мирное развитие – насильственному перевороту, эволюция – революции.

“Пролетариат, – говорит Маркс, – в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс… путем революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения” (“Манифест Коммунистической партии”, издание 1938 года, стр. 52).

И дальше:

– “Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил” (там же, стр. 50).

– “Насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым” (К. Маркс, “Капитал”, т. I, стр. 603, 1935 год).

Вот гениальная формулировка существа исторического материализма, данная Марксом в 1859 году в историческом “предисловии” к его знаменитой книге “К критике политической экономии”:

“В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные [c.281] отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или – что является только юридическим выражением этого – с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких Переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественнонаучной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче: от идеологических форм, в которых люди сознают этот конфликт и борются с ним. Как об отдельном человеке нельзя судить на основании того, что сам он о себе думает, точно так же нельзя судить о подобной эпохе переворота по ее сознанию. Наоборот, это сознание надо объяснить из противоречий материальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами и производственными отношениями. Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые, высшие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в лоне самого старого общества. Поэтому человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже существуют или, по крайней мере, находятся в процессе становления” (К. Маркс, Избранные произведения, т. I, стр. 269–270).

Так обстоит дело с марксистским материализмом, если взять его в применении к общественной жизни, в применении к истории общества.

Таковы основные черты диалектического и исторического материализма.

 

Правда. 12 сентября 1938 года

[c.282]


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Философия диалектического материализма | Мудрый Философ

Все статьи сайта → Философия Философия диалектического материализма

 

Диалектический материализм — мировоззрение марксистской партии, учение Маркса и Энгельса, развитое в последствие Лениным и Сталиным. Философия Маркса и Энгельса характеризуется тем, что ее метод изучения явлений природы, человеческого общества и мышления является диалектическим, антиметафизическим, а представления о мире и сама философская теория является последовательной научно-материалистической.

Диалектический метод и философский материализм взаимно проникают друг в друга, находятся в неразрывном единстве и составляют цельное философское мировоззрение. Создав диалектический материализм, Маркс и Энгельс распространили его на познание общественных явлений. Исторический материализм явился величайшим завоеванием научной мысли. Диалектический и исторический материализм составлял теоретический фундамент коммунизма, теоретическую основу марксистской партии.

Диалектический материализм возник в 40-х годах XIX столетия как неотъемлемая составная часть теории пролетарского социализма  и развивался в неразрывной связи с практикой революционного рабочего движения. Возникновение его ознаменовало настоящую революцию в истории человеческой мысли, в истории философии. Это был революционный скачок в развитии философии из старого состояния в новое состояние, положивший начало новому, научному мировоззрению.

Эта революция включала в себя преемственность, критическую переработку всего того передового и прогрессивного, что уже было достигнуто историей человеческой мысли. Поэтому, вырабатывая свое философское мировоззрение, Маркс и Энгельс опирались на все ценные приобретения человеческой мысли. Все лучшее, созданное в прошлом философией, было критически пересмотрено Марксом и Энгельсом. Маркс и Энгельс считали свой диалектический материализм продуктом развития наук, в том числе философии за предыдущий период. Из диалектики Гегеля они взяли лишь ее «рациональное зерно».  Материализм Фейербаха был непоследовательным, метафизическим, антиисторическим. Маркс и Энгельс взяли из материализма Фейербаха лишь его «основное зерно» и, отбросив идеалистические и религиозно-этические наслоения его философии, развили материализм дальше, создав высшую, марксистскую форму материализма. Маркс и Энгельс, а затем Ленин и Сталин применили положения диалектического материализма к политике и тактике рабочего класса, к практической деятельности марксистской партии.

После Маркса и Энгельса величайший теоретик марксизма В. И. Ленин, а после И. В. Сталин и другие ученики Ленина были единственными марксистами, которые двигали вперед марксизм. Ленин в своей книге «Материализм и эмпириокритицизм», отстоял огромное теоретическое богатство марксистской философии. Ленин не только защитил диалектический материализм, но и развил его дальше. Он обобщил новейшие достижения наук за период после смерти Энгельса и указал естествознанию путь из тупика, в который его завела идеалистическая философия. Большой вклад в дальнейшее развитие марксистской философии внесли произведения И. В. Сталина «О диалектическом и историческом материализме», «Марксизм и вопросы языкознания», «Экономические проблемы социализма в СССР» и другие его труды.

Составными, неразрывными частями диалектического материализма являются марксистский диалектический метод и марксистский философский материализм. Диалектика дает научный метод познания, позволяющий объективно подходить к явлениям, видеть наиболее общие законы, которые управляют их развитием. Марксистская диалектика учит, что правильно подходить к явлениям и процессам природы и общества значит брать их в их связи и взаимной обусловленности; рассматривать их в развитии и изменении; понимать развитие не как простой количественный рост, а как процесс, в котором количественные изменения на определенной ступени закономерно превращаются в коренные качественные изменения; исходить из того, что внутренним содержанием развития и перехода от старого качества к новому является борьба противоположностей, борьба между новым и старым. Диалектику Ленин и Сталин называли «душой марксизма».

Марксистская диалектика органически связана с марксистским философским материализмом. Основными принципами философского материализма являются положения: мир по своей природе материален, он состоит из движущейся материи, превращающейся из одной формы в другую, материя первична, а сознание вторично, сознание есть порождение высокоорганизованной материи, объективный мир познаваем и наши ощущения, представления, понятия есть отражения существующего независимо от человеческого сознания внешнего мира. Диалектический материализм впервые создал научную теорию познания, имеющую неоценимое значение для понимания процесса познания объективной истины.

Диалектический материализм — мировоззрение марксистско-ленинской партии

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — МИРОВОЗЗРЕНИЕ МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОЙ ПАРТИИ

В. П. ЧЕРТКОВ

Марксизм, по определению товарища Сталина, — это «наука о законах развития природы и общества, наука о революции угнетённых и эксплуатируемых масс, наука о победе социализма во всех странах, наука о строительстве коммунистического общества». (И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, Госполитиздат, 1952, стр. 54-55) Руководствуясь этой великой революционной наукой, Коммунистическая партия ясно определила пути борьбы трудящихся за освобождение от власти помещиков и капиталистов, привела рабочих и крестьян к победе над эксплуататорами, вывела советский народ на широкий и светлый путь коммунизма, сделала Советскую страну могущественной и непобедимой, превратила её в оплот мира во всём мире, в оплот демократии и социализма.

Диалектический материализм является единственно научным мировоззрением, составляет теоретический фундамент коммунизма.

В работе «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин дал следующее определение диалектического материализма:

«Диалектический материализм есть мировоззрение марксистско-ленинской партии. Оно называется диалектическим материализмом потому, что его подход к явлениям природы, его метод изучения явлений природы, его метод познания этих явлений является диалектическим, а его истолкование явлений природы, его понимание явлений природы, его теория — материалистической» (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 574).

Создание Марксом и Энгельсом диалектического материализма было их великим научным подвигом. Маркс и Энгельс обобщили и критически переработали достижения философской мысли, обобщили и творчески переосмыслили достижения естественных и общественных наук, а также весь опыт борьбы трудящихся масс против эксплуатации и угнетения.

Используя всё лучшее, что было накоплено человечеством за предшествующие тысячелетия, Маркс и Энгельс совершили революционный переворот в философии, создали качественно новую философию.

Суть революционного переворота, произведённого в философии основоположниками марксизма, состоит в том, что философия впервые в истории человечества стала наукой, вооружающей людей знанием законов развития природы и общества, служащей орудием борьбы за победу коммунизма. Философские системы прошлого отличались тем, что творцы их, не умея дать единой стройной картины мира, валили в одну кучу самые разнообразные факты, выводы, гипотезы и просто фантазии, претендовали на познание абсолютной истины в конечной инстанции и тем самым по существу ограничивали живой процесс познания человеком законов природы и общества.

Открытие Маркса и Энгельса означало конец старой философии, которую ещё нельзя было назвать научной, и начало нового, научного периода в истории философии. Марксистская философия не является наукой над другими науками. Диалектический материализм — это инструмент научного исследования. Он пронизывает все науки о природе и обществе и сам всё время обогащается новыми достижениями наук и практики строительства социализма и коммунизма.

Марксизм ознаменовал собой качественно новый этап в развитии философской мысли и в том отношении, что только в лице марксизма философия стала знаменем масс.

И. В. Сталин указывает, что марксизм «представляет не просто философское учение. Он является учением пролетарских масс, их знаменем, его почитают и перед ним «преклоняются» пролетарии мира. Следовательно, Маркс и Энгельс являются не просто родоначальниками какой- либо философской «школы» — они живые вожди живого пролетарского движения, которое растёт и крепнет с каждым днём» (И. В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 350).

Поэтому А. А. Жданов, критикуя на философской дискуссии неправильное понимание истории философии как простой смены одной философской школы другой, отмечал, что «с появлением марксизма как научного миросозерцания пролетариата кончается старый период истории философии, когда философия была занятием одиночек, достоянием философских школ, состоявших из небольшого количества философов и их учеников, замкнутых, оторванных от жизни, от народа, чуждых народу.

Марксизм не является такой философской школой. Наоборот, он является преодолением старой философии, когда философия была достоянием немногих избранных — аристократии духа, и началом совершенно нового периода истории философии, когда она стала научным оружием в руках пролетарских масс, борющихся за своё освобождение от капитализма» (А. А. Жданов, Выступление на дискуссии по книге Г. Ф. Александрова «История западноевропейской философии», Госполитиздат, 1952, стр. 12).

Идеи марксистской философии, овладевая массами, сами становятся материальной силой. Такой силы домарксистские философские учения не имели и не могли иметь.

Глубоко принципиальное отличие диалектического материализма от предшествующих философских систем состоит в том, что он служит могучим инструментом практического воздействия на мир, инструментом познания и изменения мира.

Маркс ещё в начале своей революционной деятельности говорил, что если в старые времена философы видели свою задачу лишь в том, чтобы так или иначе объяснить мир, то новая, революционная философия должна научить, как изменить его. Диалектический материализм, созданный Марксом и Энгельсом и развитый дальше Лениным и Сталиным,— это грозное теоретическое оружие в руках рабочего класса, борющегося против капитализма, за социализм и коммунизм.

Под знаменем марксизма-ленинизма Коммунистическая партия Советского Союза и советский народ коренным образом изменили облик старой России.

Отражая величественные итоги пути, пройденного партией, принятый на XIX съезде партии Устав говорит: «Коммунистическая партия Советского Союза, организовав союз рабочего класса и трудового крестьянства, добилась в результате Великой Октябрьской Социалистической Революции 1917 года свержения власти капиталистов и помещиков, организации диктатуры пролетариата, ликвидации капитализма, уничтожения эксплуатации человека человеком и обеспечила построение социалистического общества.

Ныне,— сказано далее в Уставе,— главные задачи Коммунистической партии Советского Союза состоят в том, чтобы построить коммунистическое общество путём постепенного перехода от социализма к коммунизму, непрерывно повышать материальный и культурный уровень общества, воспитывать членов общества в духе интернационализма и установления братских связей с трудящимися всех стран, всемерно укреплять активную оборону Советской Родины от агрессивных действий её врагов» (Устав Коммунистической партии Советского Союза, Госполитиздат, 1952, стр. 3-4).

Перед лицом новых задач партия ещё выше поднимает роль и значение советской социалистической идеологии, ставя своей целью до дна использовать мобилизующую, организующую и преобразующую силу великих идей марксизма-ленинизма в интересах коммунистического строительства, в интересах укрепления мира во всём мире.

XIX съезд партии поставил задачу — усилить идеологическую работу, систематически повышать и совершенствовать научно-политическую подготовку кадров, направить все средства идеологического воздействия на дело коммунистического воспитания советских людей.

Идеи марксизма-ленинизма, идеи гениального труда И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», выступление И. В. Сталина на заключительном заседании XIX съезда партии, решения XIX съезда партии служат вдохновляющим руководством для всего прогрессивного человечества.

Овладение этим огромным теоретическим богатством является обязанностью каждого сознательного строителя коммунистического общества, каждого участника мирового коммунистического движения.

В докладе на XIX съезде партии т. Маленков говорил: «Учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина даёт нашей партии непобедимую силу, умение прокладывать новые пути в истории, ясно видеть цель нашего поступательного движения, быстрее и прочнее завоёвывать и закреплять победы.

Ленинско-сталинские идеи озаряют ярким светом революционной теории задачи и перспективы борьбы народных масс всех стран против империализма, за мир, демократию и социализм» (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), Госполитиздат, 1952, стр. 107-108).

 

***

 

Мировоззрение представляет собою систему взглядов на мир в целом, те основные принципы, с которыми люди подходят к окружающей их действительности и объясняют её и которыми они руководствуются в своей практической деятельности.

Какие бы великие открытия ни имели место в отдельных областях природы, они ещё не давали и не могут дать единого понимания природы, понимания её как целого. Могут ли, например, те или иные открытия в области химических явлений, те или иные химические законы составить мировоззрение, дать понимание природы в целом? Конечно, нет, потому что, как бы они ни были важны, они имеют силу только для узко ограниченных пределов — для области химических явлений, и не вскрывают существа множества других явлений.

То же самое надо сказать и обо всех других науках. Никакая из так называемых конкретных наук не может дать цельного представления о мире, не может устранить необходимость выработки целостного мировоззрения.

В истории было немало попыток создать картину мира в целом посредством распространения законов одной из конкретных наук на все явления природы и общества. Так, в XVIII веке философы распространяли законы механики не только на все явления природы, но пытались истолковать при помощи их и общественные явления. Широкое распространение в буржуазной философии и социологии второй половины XIX века получило перенесение на общество законов дарвинизма, что послужило теоретической основой для возникновения такого реакционного направления в социологии, как социальный дарвинизм.

Нередко имело место и обратное: были попытки распространения социальных законов на явления природы, например, жизнь насекомых уподоблялась деятельности государства, утверждалось, что «и животные трудятся» и т. п.

Попытки перенесения законов, свойственных одним явлениям, на другие антинаучны и реакционны. Подобного рода насквозь реакционные теории особенно процветают в эпоху империализма, когда защитники разлагающегося капитализма сознательно извращают науку, стремясь во что бы то ни стало оправдать капитализм, оправдать агрессивные грабительские войны.

Для выработки всеохватывающего и целостного мировоззрения необходимо обобщение закономерностей природы и общества, открытие общих законов, присущих всем явлениям, предметам, процессам действительности,— таких законов, которые могли бы служить руководящими, исходными принципами при подходе к самым различным явлениям действительности. Открытие таких законов, выработка способа подхода к действительности и её истолкования является задачей специальной науки — философии.

Выступая на философской дискуссии в 1947 году, А. А. Жданов говорил: «Научная история философии, следовательно, является историей зарождения, возникновения и развития научного материалистического мировоззрения и его законов» (А. А. Жданов, Выступление на дискуссии по книге Г. Ф. Александрова «История западноевропейской философии», Госполитиздат, 1952, стр. 7).

Эта история зарождения и развития научного мировоззрения не представляет собой какого-то автономного процесса развития чистых идей, порождающих друг друга. В действительности те или иные открытия в области философии всегда представляют собой сознательное или бессознательное обобщение фактических знаний о природе, сознательное или бессознательное отражение определённых потребностей дальнейшего развития общественной жизни.

Энгельс указывает, что «философов толкала вперед вовсе не одна только сила чистого мышления, как это они воображали. Напротив. В действительности их толкало вперед главным образом мощное, все более быстрое и все более бурное развитие естествознания и промышленности» (Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, Гополитиздат, 1952, стр. 18).

На процесс развития философской мысли оказывало влияние не только производство, не только развитие производительных сил, но и производственные, общественные отношения людей. Философские идеи, являясь надстройкой над реальным базисом того или иного общества, сплошь и рядом отображали изменения, происходящие в сфере производства, и достижения естественных наук в извращённом, на голову поставленном виде.

Это извращение было обусловлено характером общественных отношений в классовых, антагонистических общественных формациях, классовым положением авторов философских систем и учений. Борьба классов, борьба прогрессивных и реакционных общественных сил находила своё отражение в философии в виде борьбы противоположных идейных направлений. Таким образом, в силу того, что общество раскололось на враждебные классы и двигалось вперёд их взаимной борьбой, история философской мысли предстала как история борьбы идей, отражающая в себе историю борьбы классов.

Материализм возник и развивался в ожесточённой борьбе с идеализмом, с различными идеалистическими течениями. Вся история философии есть история борьбы основных лагерей, партий в философии, отражающая собой борьбу общественных классов и представляющих их интересы партий.

«Новейшая философия,— говорил Ленин,— так же партийна, как и две тысячи лет тому назад» (В. И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 343).

Таким образом, история философии — это история борьбы двух противоположных лагерей — материализма и идеализма. Материалисты стремились к правильному объяснению действительности, исходящему из объективных закономерностей действительности, природы. Напротив, идеалисты пытались объяснять мир, природу, исходя не из неё самой, а при помощи выдуманных идеальных, в конечном счёте божественных сил.

Идеалистическое мировоззрение так же ненаучно и реакционно, как и религия, с которой у идеализма общие корни. Идеализм рассматривает мир как воплощение «абсолютной идеи», «мирового разума», «сознания». С точки зрения идеализма окружающие нас явления и предметы природы — весь мир в целом — существуют не сами по себе, а являются якобы порождением потусторонних сил, стоящих над природой.

Идеалисты, в особенности такого толка, как немецкий философ Гегель, много говорят о единстве мира, о том, что им будто бы удалось выработать единое цельное понимание действительности. Но это только слова. На самом деле идеалисты не в состоянии найти реальное единство всех явлений мира и говорят о единстве выдуманном, совершенно фантастическом.

Всякий идеализм, изображает ли он мир, как созданный потусторонними, сверхъестественными силами, или берёт за первично данное человеческое сознание, с неизбежностью ведёт к религии, к поповщине. Не случаен поэтому тот факт, что идеалист Гегель сам говорил о «мировом разуме» как идее «миродержателя», т. е. бога, и что (Махисты фактически играли роль лакеев поповщины. Все идеалисты так или иначе апеллируют к религии. Идеализм вплотную смыкается с религией. В этом состоит враждебная науке, реакционная сущность идеалистического мировоззрения.

Идеалистическими, конечно, являются и сами религиозные взгляды, тоже претендующие на роль мировоззрения. Религиозное мировоззрение, искажающее действительную картину мира, является насквозь реакционным. Как религия, так и идеализм служат буржуазии орудием духовного порабощения трудящихся.

Религия утверждает, будто все многообразные явления природы и общества — едины, ибо все они якобы «созданы богом» и всем дальнейшим существованием обязаны богу. Но это «единство» не действительное, а выдуманное теологами, фантастическое. Как показывает наука и каждодневная практическая деятельность людей, предметы и явления действительности возникают и существуют в силу естественных, материальных причин. Утверждая, что мир создан высшей силой, религиозное мировоззрение не видит действительно существующей связи между различными явлениями природы, обусловливающими друг друга, порождающими друг друга.

Единый взгляд на природу надо искать не в искусственном навязывании законов, присущих одним явлениям, совершенно другим явлениям и не в выдуманном, фантастическом, божественном и ином сверхъестественном «единстве», а в реальном единстве самих вещей, явлений живой и неживой природы. Единство мира состоит в его материальности. Поэтому единственным научным мировоззрением является материалистическое мировоззрение в его современной, высшей форме — диалектический материализм. Учение Маркса, писал Ленин, «полно и стройно, давая людям цельное миросозерцание, непримиримое ни с каким суеверием, ни с какой реакцией, ни с какой защитой буржуазного гнета» (В. И. Ленин, Соч., т. 19, изд. 4, стр. 3).

Но прежде чем стало возможным создание диалектико-материалистического мировоззрения, наука должна была пройти длинный и извилистый путь развития, создать необходимые предпосылки для такого великого открытия.

Товарищ Сталин указывает, что «диалектический материализм является продуктом развития наук, в том числе философии, за предыдущий период» (И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 34).

На основе развития общественной жизни и прежде всего успехов процесса производства материальных благ имели место всё новые и новые приобретения естественных наук, приобретения в области диалектического и материалистического понимания природы и попытки их философского обобщения.

Все успехи естественных наук и философии были в конечном счёте вызваны потребностями производства, потребностями общественной практики. Именно развитие общественного производства в период рабовладельческого строя вызвало к жизни на первых порах ещё неразвитую и нерасчленённую науку, в состав которой входили и философские представления.

Первые попытки выработать научное мировоззрение имели место уже в глубокой древности — в древнем Китае, Индии, а затем в древней Греции. Древнегреческие философы, материалисты и диалектики, рассматривали мир как не созданный никем из богов и существующий независимо от сознания людей. Самый выдающийся из них — Гераклит учил, что мир един, что всё в природе находится в состоянии изменения и развития.

Древние мыслители настолько общо представляли себе природу, что не видели глубоких различий, существующих между её отдельными явлениями. Их представление о природе было ещё наивным. Но мысль о том, что природа существует сама по себе и вечно изменяется, была чрезвычайно плодотворной и прогрессивной, она не пропала даром и оставила глубокий след в истории науки.

Смелую попытку нарисовать единую картину мира сделали французские философы-материалисты XVIII века — Дидро, Гельвеций, Гольбах и др.

Будучи идеологами буржуазии в тот период её развития, когда она была классом прогрессивным, двигавшим вперёд развитие производительных сил общества, французские материалисты отстаивали передовые философские идеи: решительно выступали против религиозного миропонимания и пытались на научной основе объяснить все явления природы. Однако уровень развития наук того времени ещё не давал возможности открыть подлинную взаимозависимость явлений природы, не давал возможности проследить сложные диалектические переходы от одних явлений к другим, процесс превращения одних явлений в другие. Поэтому французские философы-материалисты XVIII века, оставшись в целом метафизиками, высказали лишь отдельные догадки о развитии. Кроме того, французские мыслители, изменяя своим собственным намерениям показать мир как единое целое, при рассмотрении общественных явлений переходили на позиции идеализма, поскольку не умели раскрыть материальные основы жизни общества. Ясно, что то мировоззрение, которое давал французский материализм, не было и не могло быть последовательным, строго научным и цельным.

Дальнейшее развитие естественных наук и общественной практики дало новый толчок развитию философской мысли.

В конце XVIII—начале XIX века, как указывает Энгельс, «уже достаточно были разработаны и геология, и эмбриология, и физиология растений и животных, и органическая химия, и… на основе этих новых наук, уже повсюду зарождались гениальные догадки, предвосхищавшие позднейшую теорию развития…» (Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, 1952, стр. 21).

Так, развитие естествознания, отражавшее успехи в развитии производства, неизменно и всё с большей настойчивостью выдвигало вопрос о диалектическом понимании природы.

В первой трети XIX века Гегель пытался связать все явления мира идеей общности их развития. Но эта его попытка не увенчалась успехом. Идеалистическая философия Гегеля была реакцией на французский материализм. Будучи идеологом немецкой буржуазии, испугавшейся движения низов, Гегель был консервативным мыслителем. И хотя Гегель был знаком с важнейшими достижениями наук своего времени и самую идею всеобщего развития почерпнул в объективной действительности, он в силу реакционности своих политических взглядов представил всё это в извращённом виде.

Гегель объявил, что единство мира состоит не в его материальности, а в том, что всё представляет собой порождение духа. Все явления природы он объявил ступенями в развитии выдуманной им «абсолютной идеи». Таким образом, согласно его системе мир имеет начало и конец, развитие его «начинается» с того момента, когда «мировой дух» начал якобы процесс своего «самопознания», и «кончается», когда тот же «мировой дух» в лице философии самого Гегеля завершает своё «самопознание».

В силу этого идеалистическая диалектика Гегеля не была, да и не могла быть научным методом познания. Диалектика Гегеля была обращена к прошлому, а не к будущему. Развитие природы Гегель отрицал, а развитию общества стремился положить конец, желая увековечить в Германии прусско-юнкерское сословно-монархическое государство.

Однако идея развития, хотя и ограниченная метафизической системой и понятая Гегелем извращённо, идеалистически, была тем «рациональным зерном» его философии, которое было использовано философией в её дальнейшем движении вперёд.

Другой немецкий философ, Фейербах, сыгравший видную роль в истории философской мысли как человек, восстановивший материализм в его правах, вместе с гегелевским идеализмом отверг и диалектический взгляд на мир. Кроме того, материалистически объясняя явления природы, Фейербах, как и все материалисты домарксовского периода, явления и закономерности общества по-прежнему трактовал идеалистически.

Ближе всех мыслителей прошлого подошли к научному, диалектико-материалистическому мировоззрению русские философы — Герцен, Белинский, Чернышевский, Добролюбов. Эти мыслители были революционными демократами, звавшими народные массы на борьбу с крепостническими порядками. В то же время они подвергли резкой критике капитализм с его лживыми демократией и равенством. Все они рассматривали философию как орудие борьбы с социальным и национальным неравенством.

Именно их революционным демократизмом объясняется тот факт, что они подвергли жестокой критике гегелевский идеализм и его боязнь всего передового, революционного. Как материалисты и диалектики, они полнее представляли себе движение самой природы «от камня до человека», подчёркивали решающую роль народных масс в общественном прогрессе и высказали ряд гениальных мыслей о внутренних причинах развития общества.

Подойдя ближе других к научному мировоззрению, русские философы тем не менее, подобно всем другим материалистам до Маркса, не сумели материалистически истолковать явления общества — не смогли тем самым выработать законченного и целостного научного мировоззрения.

Подлинно научное мировоззрение, охватывающее все явления природы и общества, создали лишь основоположники коммунизма — Маркс и Энгельс. Этим мировоззрением является диалектический материализм, который мог быть создан лишь при определённом уровне развития естествознания и наук об обществе и прежде всего при определённой зрелости классовой борьбы пролетариата против буржуазии.

Успехи естественных наук были одной из важнейших предпосылок создания диалектического материализма.

Первая половина XIX века ознаменовалась крупными открытиями в области естествознания. В числе этих открытий необходимо прежде всего отметить открытие закона сохранения и превращения энергии.

Положение о единстве природы, о неуничтожаемости материи и движения было обосновано ещё в XVIII веке основателем русской науки М. В. Ломоносовым, который сформулировал тогда закон сохранения материи и движения. В 1748 году в письме к Эйлеру Ломоносов писал, что «все изменения, совершающиеся в природе, происходят таким образом, что сколько к чему прибавилось, столько же отнимается от другого. Так, сколько к одному телу прибавится вещества, столько же отнимется от другого, сколько часов я употребляю на сон, столько же отнимаю от бдения, и т. д. Этот закон природы является настолько всеобщим, что простирается и на правила движения: тело, возбуждающее толчком к движению другое, столько же теряет своего движения, сколько отдаёт от себя этого движения другому телу» (М. В. Ломоносов, Избранные философские произведения, Госполитиздат, 1950, стр. 160).

Углубляя положения Ломоносова о сохранении материи и движения, русский учёный Г. Г. Гесс установил в 1840 году основной закон, связывающий тепловые явления с химическими, что явилось первой формулировкой закона сохранения и превращения энергии по отношению к этим конкретным процессам. В начале 40-х годов Р. Майер, Джоуль, русский учёный Э. X. Ленц и другие сформулировали общий закон сохранения и превращения энергии, утверждающий естественнонаучное понимание единства различных форм движения материи.

Русский учёный П. Ф. Горянинов в 1827—1834 годах, а затем чешский учёный Пуркинье в 1837 году заложили основы клеточной теории строения живых организмов. В 1838—1839 годах немецкие учёные Шлейден и Шванн развили клеточную теорию дальше, обосновав тем самым единство всех явлений органической природы.

В 1859 году Дарвин выступил с теорией развития органического мира, а в 1869 году великий русский учёный Д. И. Менделеев создал периодическую систему химических элементов.

Энгельс считает середину XIX века таким периодом в развитии естествознания, «когда диалектический характер процессов природы стал непреодолимо навязываться мысли и когда, следовательно, только диалектика могла помочь естествознанию выбраться из теоретических трудностей» (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 160).

Энгельс писал также: «Освобожденная от мистицизма диалектика становится абсолютной необходимостью для естествознания, покинувшего ту область, где достаточны были неподвижные категории…» (там же, стр. 160). Словом, естествознание настоятельно требовало перехода от метафизики к диалектике,— от идеализма к материализму, берущему природу в её диалектическом развитии.

Однако для создания цельного научного мировоззрения одних открытий естествознания было недостаточно. Для этого требовалась определённая зрелость общественных отношений, необходимая для того, чтобы люди могли увидеть и понять внутренние пружины развития общества.

В противоположность всем предшествовавшим капитализму общественным формациям производительные силы при капитализме развиваются чрезвычайно бурно, и впервые становится возможным заметить тот факт, что именно производство составляет основу общественного развития, что изменения, происходящие в производстве, влекут за собой изменения во всех других областях общественной жизни. Вместе с тем капитализм упрощает и обнажает классовые противоречия. Буржуазная эпоха, указывают в «Манифесте Коммунистической партии» Маркс и Энгельс, заменила эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, «эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, черствой». Это обстоятельство позволило теоретически установить тот факт, что «борющиеся друг с другом общественные классы являются в каждый данный момент продуктом отношений производства и обмена, словом — экономических отношений своей эпохи…» (Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 26).

Решающим условием создания диалектического материализма явилось появление нового класса — пролетариата и выступление его на арене истории в качестве самостоятельной политической силы.

Наиболее крупными революционными выступлениями пролетариата в этот период были лионские восстания 1831 и 1834 годов во Франции, массовое движение рабочих в Англии, получившее название чартистского движения и достигшее своей высшей точки в 1838—1842 годах, восстание силезских ткачей в 1844 году в Германии. Эти исторические события, указывает Энгельс, «вызвали решительный поворот в понимании истории». Таким образом, без появления на исторической арене революционного рабочего класса невозможно было научно понять историю общества, а без этого понимания нельзя было выработать и научного мировоззрения.

Рабочий класс является в капиталистическом обществе единственным классом, который в силу своего общественного положения заинтересован в создании научного мировоззрения, научной философии. Рабочий класс призван историей свергнуть капитализм, навсегда покончить со всякого рода формами экономического, политического и духовного рабства, установить свою диктатуру и использовать её как рычаг для построения бесклассового, коммунистического общества. Рабочий класс поэтому жизненно заинтересован в создании такой философии, которая давала бы правильную картину мира и возможность не только познать историю природы и общества и законы их развития в настоящее время, но и предвидеть ход событий в будущем, овладеть законами природы и общества, заставить их служить интересам всего человечества. Этим и объясняется тот факт, что огромные достижения наук первой половины XIX века послужили именно идеологам пролетариата материалом для выработки научного мировоззрения. Идеологи же буржуазии в силу их общественного положения не сделали и не могли сделать надлежащих выводов из научных открытий этого периода.

Пролетариат видит и находит единственный путь к своему избавлению от капиталистического рабства лишь в полном, коренном изменении основ капиталистического строя, в дальнейшем движении общества к новому, более высокому общественному строю. Вот почему учение диалектики о развитии и изменении, о победе нового над старым органически воспринимается пролетариатом как подтверждение и освещение его классовых устремлений. Революционный пролетариат, его авангард — коммунистические партии — не видят и не могут видеть иных средств борьбы за свои цели кроме классовой борьбы против реакционных сил, против эксплуататоров. Материалистическая диалектика выступает для рабочего класса как наука, освещающая революционную борьбу масс: в учении диалектики о том, что развитие является результатом противоречий, борьбы противоположностей, пролетариат находит своё естественное теоретическое оружие в борьбе против капитализма, за социализм.

«Подобно тому как философия находит в пролетариате свое материальное оружие, — писал Маркс,— так и пролетариат находит в философии свое духовное оружие…» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 1, 1938, стр. 398).

Так, критически переработав всё то передовое, прогрессивное, что уже было достигнуто в истории человеческой мысли, Маркс и Энгельс создали цельное научное мировоззрение, поставив его на службу интересам пролетариата.

Диалектический материализм, являясь единственно научным мировоззрением, служит и может служить только передовому, последовательно революционному классу современного общества — пролетариату, его марксистской партии.

В этом состоит суть классовости, партийности диалектического материализма. Классовость, партийность диалектического материализма состоит именно в том, что носителем этой науки в наше время является рабочий класс, его марксистская партия.

Законы диалектики настолько же объективны и точны, насколько объективны и точны законы химии, физики и других наук. Однако если законы химии, физики и других наук могут быть одинаково использованы всеми классами, могут одинаково служить всем классам, то законы диалектики могут быть использованы не всеми классами, а только революционным классом — пролетариатом, его партией. Диалектический материализм по природе своей — мировоззрение пролетариата, как единственного последовательно революционного класса.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин указывает, что в отличие от законов естествознания использование экономических законов имеет в классовом обществе классовую подоплёку.

Это полностью относится к законам марксизма как науки и к законам научного мировоззрения.

Партийность диалектического материализма состоит в том, что он является методом познания и революционного преобразования общества на началах социализма и коммунизма. В силу объективных законов общественного развития, прежде всего в силу закона обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил на смену капитализму идёт социализм. Однако в настоящее время из всех классов современного общества сознательно пользуется этими законами только один рабочий класс, перестраивающий общество на началах социализма и коммунизма.

Это происходит потому, что рабочий класс кровно заинтересован в использовании этих законов. Буржуазия же, напротив, кровно заинтересована в том, чтобы препятствовать использованию и познанию законов общественного развития, препятствовать распространению научного мировоззрения. Стало быть, суть принципа марксистской партийности состоит в том, что нельзя в современном обществе иметь подлинно научное мировоззрение, не разделяя мировоззрения пролетариата, его марксистской партии.

В. И. Ленин учит, что «материализм включает в себя, так сказать, партийность, обязывая при всякой оценке события прямо и открыто становиться на точку зрения определенной общественной группы» (В. И. Ленин, Соч., т. 1, изд. 4, стр. 380-381), на точку зрения рабочего класса.

В философии партийность состоит в том, чтобы не болтаться между направлениями идеализма и материализма, метафизики и диалектики, а прямо и открыто стать на точку зрения определённого направления. Революционный пролетариат, марксистская партия прямо и открыто стоят на позициях диалектического материализма и решительно защищают и развивают его.

«Гениальность Маркса и Энгельса,— писал Ленин, — состоит как раз в том, что в течение очень долгого периода, почти полустолетия, они развивали материализм, двигали вперед одно основное направление в философии, не топтались на повторении решенных уже гносеологических вопросов, а проводили последовательно,— показывали, как надо проводить тот же материализм в области общественных наук, беспощадно отметая, как сор, вздор, напыщенную претенциозную галиматью, бесчисленные попытки «открыть» «новую» линию в философии, изобрести «новое» направление и т. д.» (В. И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 321).

Марксистская философия непримиримо враждебна созерцательности, буржуазному объективизму, аполитичности. Партийность марксистской философии требует решительной, страстной борьбы со всеми врагами материализма, каким бы флагом они ни прикрывались.

В наше время партийность марксистской философии обязывает нас вести повседневную борьбу против всякого рода новых модных направлений и направленьиц, особенно широко расплодившихся в США и Англии и сеющих крайний идеализм, метафизику, «мракобесие, разоблачать прислужнический характер деятельности буржуазных философов, извращающих науку в угоду империалистам, оправдывающих социальный и национальный гнёт и грабительские войны.

Отличительная черта партийности диалектического материализма состоит также в том, что она совпадает с научной объективностью, ибо классовые интересы пролетариата не расходятся с общей линией развития истории, а, наоборот, органически согласуются с ней.

Если всё развитие капиталистического общества вопреки интересам и воле его господствующих классов подготавливает условия для социализма, делает победу социализма неизбежной, то именно с этим объективным процессом развития общества согласуется деятельность пролетариата — его борьба за социализм. Социалистическая революция, осуществление которой является исторической миссией пролетариата, навсегда уничтожает эксплуатацию, открывает широкий путь к коммунизму и тем самым отвечает коренным интересам всего трудящегося человечества.

«…Классовые интересы пролетариата,— указывает товарищ Сталин в работе «Экономические проблемы социализма в СССР»,— сливаются с интересами подавляющего большинства общества, ибо революция пролетариата означает не уничтожение той или иной формы эксплуатации, а уничтожение всякой эксплуатации, тогда как революции других классов, уничтожая лишь ту или иную форму эксплуатации, ограничивались рамками их узкоклассовых интересов, находящихся в противоречии с интересами большинства общества» (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, Госполитиздат, 1952, стр. 50).

Вот почему классовая точка зрения пролетариата, его партийность, правильно выражающая не только интересы пролетариата, но и потребности развития всего человеческого общества, полностью согласуется с объективной истиной. Принцип марксистской партийности требует решительной борьбы за объективную истину в науке, которая не только не противоречит интересам пролетариата, марксистской партии, но и является условием успешной борьбы против того, что изжило себя в науке и общественной жизни.

Словом, партийность марксистской философии чужда классовой ограниченности, субъективизма, которые органически присущи партийности буржуазии. И это понятно. Даже в то время, когда буржуазия была прогрессивным классом, её интересы, как класса эксплуататоров, ограничивали кругозор её идеологов, приводили их к противоречию с действительностью, к субъективизму. В эпоху империализма, являющуюся последней эпохой в жизни капитализма, эпохой его исторической гибели, классовые интересы буржуазии противоречат дальнейшему движению человечества вперёд, непримиримо враждебны всему передовому и прогрессивному в жизни народов. Вот почему классовая точка зрения буржуазии в философии и науке враждебна объективной истине, извращает и отрицает её. Именно в интересах буржуазной партийности всякого рода лакеи империализма — буржуазные учёные, философы, журналисты — извращают истину и лгут, доказывая вечность капитализма. В этой враждебности буржуазных идеологов объективной, научной истине проявляется лишь обречённость капитализма, его неминуемая гибель.

 

***

 

Диалектический материализм, как цельное и научное мировоззрение, характеризуется единством диалектического метода и материалистической теории. Созданный Марксом и Энгельсом и обогащённый и развитый дальше Лениным и Сталиным диалектический метод является одним из самых величайших достижений науки. В. И. Ленин и И. В. Сталин учат, что диалектика есть душа марксизма. Рабочий класс, его авангард — марксистская партия — сознательно пользуются законами диалектики, видят в ней оружие в борьбе за дальнейший общественный прогресс.

Метод познания — это не пособие, искусственно создаваемое и внешнее по отношению к объективной действительности, это определённые объективные законы действительности, открытые людьми в самих вещах, явлениях и служащие средством их познания.

На противоположной позиции стоят идеалисты. Например, представители одной из школок современной буржуазной философии в США, называющие себя инструменталистами, подобно многим другим идеалистам и реакционерам, толкуют метод и теорию познания субъективистски. С точки зрения этих врагов науки не существует объективных законов природы и общества. Метод познания, по их утверждению, искусственно конструируется людьми, представляет собой «удобный» инструмент, при помощи которого человек якобы формирует явления и создаёт свой порядок в природе.

В действительности же метод познания не может быть искусственно создан. Методом, как говорилось, являются сами законы развития природы, открытые, верно понятые и сознательно применяемые людьми в процессе познания.

Диалектико-материалистическое рассмотрение явлений природы и общества означает рассмотрение их такими, каковы они есть сами по себе, объективно.

Маркс писал, что созданный им «диалектический метод не только в корне отличен от гегелевского, но представляет его прямую противоположность. Для Гегеля процесс мышления, который он превращает даже под именем идеи в самостоятельный субъект, есть демиург [творец, созидатель] действительного, которое представляет лишь его внешнее проявление. У меня же, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (К. Маркс, Капитал, т. 1, 1951, стр. 19).

Гегелю диалектика казалась наукой о законах абсолютного духа, об идеалистически понятых законах сознания. Для Маркса—это прежде всего наука об объективных законах природы и общества.

История философии, наук вообще знает множество безуспешных попыток создания всеобщего метода познания. Некоторые буржуазные философы пытались объявить законы математики в качестве метода исследования всех явлений природы. И до сих пор многие буржуазные учёные придерживаются этой точки зрения. Однако несостоятельность подобных попыток очевидна: ни одна из специальных областей знания, как бы она ни была важна и обстоятельно развита, принципиально не может претендовать на роль всеобщего метода. Тем более несостоятельны и реакционны всякого рода субъективистские методы исследования: «субъективный метод в социологии», субъективизм в психологии и физиологии, в химии, физике и т. д., — методы, являющиеся особенно модными среди современных представителей реакционной буржуазной науки.

Только марксизм-ленинизм открыл единственно научный, всеобщий метод познания природы и общества. Этим методом являются всеобщие законы, осуществляющиеся во всех без исключения предметах и явлениях. Именно эти законы марксизм-ленинизм рассматривает в качестве всеобщего метода познания.

В «Диалектике природы» Энгельс указывает, что «диалектика рассматривается как наука о наиболее общих законах всякого движения. Это означает, что ее законы должны иметь силу как для движения в природе и человеческой истории, так и для движения мышления». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 214). В другом месте Энгельс пишет: «Таким образом, история природы и человеческого общества — вот откуда абстрагируются законы диалектики. Они как раз не что иное, как наиболее общие законы обеих этих фаз исторического развития, а также самого мышления». (Ф. Энгельс, Диалектика природы, 1952, стр. 38).

Наука утверждает, что все явления живой и неживой природы существуют в определённой взаимозависимости, а не изолированно друг от друга. Но из этого следует, что и изучать явления живой и неживой природы надо не изолированно друг от друга, а в их реальной взаимосвязи.

Наука утверждает, что во всех явлениях живой и неживой природы имеют место процессы изменения, обновления, развития. Развитие является законом всех предметов и явлений живой и неживой природы. Стало быть, этот закон — всеобщий, универсальный, везде и всюду встречающийся. Стоит только этот всеобщий закон открыть в самих вещах и явлениях и верно понять его, что и сделали впервые в науке Маркс и Энгельс, чтобы стало возможным использовать этот объективный закон природы в качестве метода и сознательно руководствоваться им при исследовании всех явлений природы, общества и мышления.

То же самое надо сказать и о таком законе диалектики, как закон борьбы противоположностей. Марксизм всесторонне доказал, что внутренним источником развития всех явлений живой и неживой природы является борьба противоположностей. Этот закон диалектики также является всеобщим и универсальным. Вот почему знание этого закона даёт возможность в исследовании новых, ещё не известных нам явлений итти верным путём: искать источник их развития не в потусторонних внешних силах, а во внутренней противоречивости самих явлений.

Выходит, таким образом, что благодаря знанию однажды открытых и верно понятых общих законов — законов диалектики — исследование конкретных законов значительно облегчается, люди уверенно ищут и находят их. В этом и состоит руководящее, методологическое значение диалектического метода, его роль как мощного и верного инструмента познания.

В материалистической диалектике марксистская партия находит не только метод для объяснения явлений общественной жизни, но и руководящие принципы для отыскания путей и средств к её изменению.

Диалектический метод — это метод революционного действия. Руководствуясь марксистским диалектическим методом, партия пролетариата основывает свою политику, свою стратегию и тактику на трезвом научном анализе экономического развития общества, учёте конкретных исторических условий, исходит из соотношения классовых сил и реальных задач, стоящих перед рабочим классом в данной обстановке.

Положения материалистической диалектики дают научное представление о закономерности развития природы и общества, вооружают рабочий класс и всех трудящихся правильным методом познания и революционного изменения мира.

Материалистическая диалектика теоретически обосновывает необходимость борьбы за революционное изменение эксплуататорского общества.

Если переход постепенных, медленных количественных изменений в быстрые качественные изменения составляет закон развития, говорит товарищ Сталин, то ясно, что революционные перевороты, совершаемые угнетёнными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление. Не постепенное, медленное изменение условий жизни капиталистического общества путём реформ, а качественное изменение капиталистического строя путём революции и создание новых устоев общественной жизни — вот какой практический вывод вытекает из принципов материалистической диалектики.

Этот вывод разоблачает правых социал-демократов, проповедующих реакционные взгляды, согласно которым капитализм будто бы плавно, без скачков и потрясений перерастает в социализм. Заклятые враги трудящихся — правые социалисты, лакействуя перед американским империализмом, лезут из кожи вон, доказывая «несостоятельность» марксистской диалектики.

Однако жизнь берёт своё. Экономические кризисы, периодически переживаемые капиталистическими государствами, войны, революции, всё полнее вызревающие в разных странах и уже взорвавшие капитализм в ряде стран Европы и Азии, говорят о неотвратимой правде марксистской диалектики и о неминуемом полном поражении её врагов.

Марксистская диалектика глубоко обосновывает историческую неизбежность взрыва старых общественных порядков в обществе, разделённом на враждебные классы. Раскрывая общие законы развития всех природных и общественных явлений, марксистская диалектика показывает закономерность социальных революций, совершаемых угнетёнными классами и, таким образом, наносит серьёзный удар по всякого рода извратителям науки, защищающим отжившие капиталистические порядки.

Марксизм рассматривает развитие природы и общества как процесс их саморазвития, ибо природа и общество изменяются по внутренне присущим им законам. Коренные причины всякого развития заключаются в противоречивости всех явлений природы и общества: всем им свойственна борьба нового со старым, нарождающегося с отживающим.

С точки зрения марксистской диалектики противоречия, существующие в материальном мире, бесконечно многообразны. Это чрезвычайно важное положение подчёркивал В. И. Ленин. В своём письме к Максиму Горькому он писал: «…жизнь идет вперед противоречиями, и живые противоречия во много раз богаче, разностороннее, содержательнее, чем уму человека спервоначалу кажется». (В. И. Ленин, Соч., т. 34, изд. 4, стр. 353).

В обществе, разделённом на антагонистические классы, противоречивость развития выражается в борьбе классов. История эксплуататорского общества есть поэтому история классовой борьбы.

Если борьба противоположных сил, борьба антагонистических классов движет вперёд развитие эксплуататорского общества, то отсюда следует вывод: надо не замазывать противоречия капиталистического общества, а вскрывать их, не тушить классовую борьбу, а доводить её до конца.

Партия большевиков всегда строила свою тактику, искала пути и методы борьбы за новый общественный строй в полном согласии с этим законом материалистической диалектики. Партия мобилизовала трудящихся России на решительную борьбу с капиталистами и помещиками, на победоносное осуществление Великой Октябрьской социалистической революции, на ликвидацию капиталистических элементов города и деревни и построение социалистического общества и ныне уверенно ведёт наш народ вперёд, к коммунизму. Эти исторические победы, одержанные под знаменем Ленина — Сталина, говорят о великой организующей, мобилизующей и преобразующей силе марксистско-ленинской науки.

В наши дни миллионы трудящихся в странах народной демократии, руководимые коммунистическими и рабочими партиями, успешно созидают основы социализма. Диалектический и исторический материализм, марксистско-ленинская теория, как могучий прожектор, освещает им путь вперёд.

Противоречия являются источником всякого развития. Они имеют место и при социализме. Выяснение их особенностей в условиях социализма приобретает исключительно большое значение для практической деятельности Коммунистической партии и советского народа.

В социалистическом обществе, где нет враждебных классов, противоречия не принимают характера борьбы противостоящих друг другу классов. Но здесь также имеют место новое и старое и противоречия и борьба между ними. Однако противоречия и борьба между новым и старым существуют в новых условиях. «…В наших социалистических условиях, — учит И. В. Сталин,— экономическое развитие происходит не в порядке переворотов, а в порядке постепенных изменений…». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 53).

Переход от старого качества к новому совершается в социалистическом обществе без взрывов, ибо в этом обществе нет антагонистических классов. Развитие общества осуществляется при социализме на основе новых движущих сил: морально-политического единства советского общества, дружбы народов, советского патриотизма. Борьба нового со старым в экономической, политической и духовной жизни советского общества не требует ломки основы общества, а совершается на основе дальнейшего укрепления принципов социализма, на основе дальнейшего сплочения рабочих, крестьян, советской интеллигенции вокруг задач строительства коммунизма, вокруг Коммунистической партии. Особенность борьбы нового со старым, конфликтов между ними состоит в том, что на стороне нового выступает в социалистическом обществе абсолютное большинство народа во главе с Коммунистической партией. В силу этого советское общество имеет возможность преодолеть отстающие инертные силы, не доводя дело до конфликта между производительными силами общества и производственными отношениями. Решающую роль в преодолении таких инертных сил, отстаивающих старое, играет критика и самокритика.

Противоречия между новым и старым в развитии социализма вскрываются и разрешаются через развёртывание критики и самокритики. Критика и самокритика — неотъемлемое и постоянно действующее оружие Коммунистической партии. Критика и самокритика — это ключ, при помощи которого советские люди вскрывают и устраняют недостатки и движут общество вперёд.

В докладе на XIX съезде партии т. Маленков указал, что для того, чтобы успешно двигать вперёд дело строительства коммунизма, надо вести решительную борьбу с недостатками и отрицательными явлениями, а для этого необходимо широко развёртывать самокритику и особенно критику снизу.

«Активное участие широких масс трудящихся в борьбе с недостатками в работе и отрицательными явлениями в жизни нашего общества,— говорит Г. М. Маленков,— является ярким свидетельством подлинного демократизма советского строя и высокой политической сознательности советских людей. В критике снизу находит своё выражение творческая инициатива и самодеятельность миллионов трудящихся, их забота об укреплении Советского государства. Чем шире будет развёртываться самокритика и критика снизу, тем полнее будут выявляться творческие силы и энергия нашего народа, тем сильнее будет расти и крепнуть в массах чувство хозяина страны». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального комитета).

XIX съезд партии уделил огромное внимание задаче всемерного развёртывания критики и самокритики и устранения препятствий, мешающих действию этой важной диалектической закономерности развития советского общества. Новый Устав партии, принятый на XIX съезде, обязывает каждого члена партии развивать самокритику и критику снизу, выявлять и устранять недостатки в работе, бороться против парадного благополучия и упоения успехами. Устав объявляет несовместимым с пребыванием в рядах партии зажим критики, подмену её парадностью и восхвалением.

Таковы практические выводы из законов материалистической диалектики.

Всё это говорит о том, что марксистская диалектика представляет собой не только единственно научный метод познания, но и метод революционного действия.

Великая преобразующая сила диалектико-материалистического мировоззрения в том и состоит, что оно, являясь единственно научным, даёт принципы понимания мира в целом и в то же время указывает на пути и средства изменения этого мира. Таким образом, марксизм-ленинизм представляет собой цельное, стройное и практически действенное мировоззрение.

 

***

 

Диалектический материализм является единственно научным истолкованием явлений природы и общества, орудием познания и изменения мира.

Материалистическая теория, подобно диалектическому методу, также не является искусственно созданной, изобретённой. Материалистическое понимание явлений живой и неживой природы — это понимание их такими, какие они есть сами по себе, без всяких посторонних прибавлений.

Материалистическая теория не только даёт возможность научно истолковать все явления природы и общества, но и служит могучим средством преобразования действительности.

Марксистская материалистическая теория, или марксистский философский материализм, исходит из того, что мир материален, что многообразные явления в мире представляют собой различные виды движущейся материи, что мир развивается по законам материи и не нуждается ни в боге, ни в духе, ни в других идеалистических выдумках.

Материалистическая теория исходит далее из того, что явления природы и условия материальной жизни общества представляют собой первичное, а сознание людей, вся сфера духовной жизни общества является вторичным, производным.

Рассматривая сознание в качестве отображения законов природы и общества, материалистическая теория верно истолковывает происхождение идей, взглядов, общественных учреждений. Тем самым материалистическая теория верно указывает и на действительную роль идей, взглядов людей в общественной жизни.

Истолковывая идеи и взгляды людей как отображение объективно существующих законов природы и общества, марксистская теория утверждает познаваемость мира и его закономерностей.

Эти положения материалистической теории являются важнейшими принципами мировоззрения. Они имеют огромное значение для научного понимания всех явлений живой и неживой природы.

Распространяя положения диалектического материализма на общество, марксизм впервые увидел в обществе не скопление случайностей, а осуществление определённых, свойственных развитию общества законов. Это позволило передовым общественным силам, коммунистической партии основывать свою деятельность не на требованиях «разума», «всеобщей морали» и других принципах, выдвигавшихся всякого рода идеалистами, а, как говорит И. В. Сталин, «…на закономерностях развития общества, на изучении этих закономерностей». (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 583).

Марксизм-ленинизм учит, что не только явления природы происходят согласно объективным, независимым от воли людей законам. Процессы, происходящие в общественной жизни, также подчинены объективной закономерности. История, политическая экономия и другие общественные науки изучают объективные закономерности развития общества, вооружают людей знанием этих закономерностей, умением использовать их в интересах общества. «Марксизм,— указывает И. В. Сталин в труде «Экономические проблемы социализма в СССР», — понимает законы науки, — всё равно идёт ли речь о законах естествознания или о законах политической экономии, — как отражение объективных процессов, происходящих независимо от воли людей. Люди могут открыть эти законы, познать их, изучить их, учитывать их в своих действиях, использовать их в интересах общества, но они не могут изменить или отменить их. Тем более они не могут сформировать или создавать новые законы науки». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 4).

Утверждая и творчески развивая коренные положения диалектического материализма об объективном характере законов науки, И. В. Сталин подверг сокрушительному разгрому субъективистские, волюнтаристские воззрения. До появления труда И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» эти субъективистские воззрения на экономические законы социализма были довольно широко распространены среди советских экономистов, философов, историков, правоведов, принося большой вред идеологической работе. Разоблачая субъективизм, И. В. Сталин указывает, что «законы политической экономии при социализме являются объективными законами, отражающими закономерность процессов экономической жизни, совершающихся независимо от нашей воли. Люди, отрицающие это положение, отрицают по сути дела науку, отрицая же науку, отрицают тем самым возможность всякого предвидения,— следовательно, отрицают возможность руководства экономической жизнью». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 9-10).

Признание объективности законов экономического развития отнюдь не должно вести к их фетишизации. Общество не бессильно перед лицом объективных экономических законов. Познавая их, люди могут овладеть объективными законами, «оседлать» их.

Обязывая внимательно изучать объективные законы общественного развития, марксизм-ленинизм вместе с тем отводит огромную роль революционной преобразующей деятельности людей, деятельности передовых классов и партий. Марксизм-ленинизм учит, что историю всегда творят люди, что в истории общества развитие осуществляется не само собой, не автоматически, а только в результате деятельности людей, через борьбу и труд миллионов. Ленин и Сталин учат, что гибель капитализма наступает не автоматически, а в результате упорной борьбы против него всех трудящихся под руководством рабочего класса и его революционной партии.

Отмечая решающую роль материального производства в развитии общества, исторический материализм ни в коей мере не отрицает значения идей. Наоборот, диалектический материализм в противоположность вульгарному материализму подчёркивает активную роль идей в жизни общества. В своём гениальном труде «О диалектическом и историческом материализме» товарищ Сталин указал на огромную роль прогрессивных идей, на их мобилизующее, организующее и преобразующее значение. В работе «Марксизм и вопросы языкознания» товарищ Сталин показывает, какой величайшей активной силой в развитии общества является общественная надстройка над экономическим базисом, т. е. общественные идеи, учреждения.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» И. В. Сталин вновь подчёркивает значение деятельности передовых общественных классов, использующих объективные законы развития общества.

Особенно велика роль активной деятельности людей, роль передовых идей и общественных учреждений при социализме.

О великом значении передовых идей и учреждений в условиях советской действительности свидетельствует всё возрастающая активность советских людей, организующая деятельность Коммунистической партии и Советского государства. Огромное значение для ускорения движения советского общества к коммунизму имеет хозяйственно-организаторская и культурно-воспитательная функция Советского государства, совершенно неизвестная буржуазному государству. Советское государство, опираясь на основной экономический закон социализма и закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства, планирует развитие всех отраслей хозяйства и культуры, мобилизует советских людей на борьбу за новые успехи в неуклонном движении к коммунизму.

Положение исторического материализма о том, что при социализме неизмеримо возрастает роль сознательной деятельности людей, наиболее полно подтверждается руководящей и направляющей деятельностью Коммунистической партии. Коммунистическая партия Советского Союза, вооружённая самой передовой теорией — марксизмом-ленинизмом, определяет на основе знания объективных законов исторического развития пути движения советского общества вперёд. Изучая законы развития общества, обобщая опыт труда и борьбы масс, партия ставит конкретные задачи перед советским народом на каждом отдельном этапе строительства коммунизма. Коммунистической партии принадлежит решающая роль в организации и мобилизации трудящихся нашей Родины на борьбу за дальнейшие успехи коммунистического строительства.

 

***

 

Великая всепобеждающая сила диалектического материализма состоит в том, что он даёт единственно верную картину развития природы и общества.

Одним из важнейших, решающих условий верности выводов и положений диалектического материализма является то, что сам он всегда совершенствуется, усваивая новые достижения естественных и общественных наук и обобщая достижения практики борьбы трудящихся против капитализма, за социализм, за коммунизм.

Диалектический материализм — это не собрание навеки неизменных правил и положений. Диалектический материализм постоянно развивается и обогащается. Он является врагом всякого начётничества, догматизма и талмудизма.

Сама природа диалектического материализма требует этого творческого отношения к марксистской науке.

Если диалектика — это наиболее общие законы развития природы и общества, то из этого следует, что законы диалектики нигде и никогда не проявляются одинаково. Будучи наиболее общими и вечными, законы диалектики проявляются каждый раз в той или иной конкретной области и осуществляются всегда лишь в конкретно-исторической форме.

Так, положение диалектики о том, что всё в природе находится в состоянии изменения, развития,— всеобще и вечно, ибо вечно изменение и развитие природы, материи. Однако оно всегда было разным по своему содержанию: в далёком прошлом на нашей планете имели место одни изменения, одни процессы развития; появление первых живых организмов ознаменовало собой появление новых процессов изменения, развития; появление человеческого общества означало появление новых, невиданных до того процессов изменения, развития. И в каждый данный момент в жизни природы вечные законы диалектики осуществляются по-разному: в одно и то же время процесс движения, изменения проявляется и как движение планет вокруг Солнца, и как окисление металла, и как процесс образования нового биологического вида, и как созидание людьми нового общественного строя и т. д. и т. п.

Это говорит о том, что нельзя метафизически понимать всеобщность и вечность законов диалектики: законы диалектики, будучи всеобщими, проявляются всегда по-новому. Законы диалектики вечны в своей всеобщности и историчны в своём конкретном проявлении.

Марксизм-ленинизм не только нашёл общие законы в самих вещах, не только сумел выделить их из законов конкретных и частных, но и показал, как проявляются в природе эти общие законы.

Законы диалектики, как всеобщие, утверждает марксизм, проявляются в вещах не рядом с конкретными законами, не помимо них, а в них самих — в конкретных законах. «Общее, — говорит В. И. Ленин,— существует лишь в отдельном, через отдельное». (В. И. Ленин, Философские тетради, 1947, стр. 329).

В той области природы, какую изучает, например, физика, законы диалектики проявляются не помимо и не рядом с физическими законами, а в них самих — в физических законах. То же самое имеет место и во всех других явлениях природы и общества, где всеобщие законы — законы диалектики — проявляются только в конкретных законах, свойственных данным явлениям. Вот почему нелепо искать изменение и развитие как таковое помимо конкретных процессов изменения и развития.

Словом, диалектика по самой своей природе требует творческого к себе отношения: не «подгонять» факты под то или иное положение диалектики, а, напротив, находить диалектику в самих фактах, в которых она проявляется всегда своеобразно.

К. Маркс в своём знаменитом труде «Капитал» показал, как проявляются законы материалистической диалектики в исторически конкретный период общественного развития — в условиях капиталистического общества. В то время как буржуазные социологи-метафизики искали вечных принципов морали, права, вечных законов развития общества, Маркс диалектически, конкретно изучил определённое общество — капиталистическое — и тем самым впервые и единственно верно указал реальные законы общественного развития.

Энгельс в своём труде «Диалектика природы» показал, как своеобразно проявляются законы диалектики в явлениях органической и неорганической природы.

Именно эта особенность диалектики, всегда проявляющейся лишь исторически конкретно, обусловливает собой тот факт, что принципы марксизма также никогда и нигде не могут быть проведены в жизнь по шаблону, а, напротив, претворяются и могут быть претворены в жизнь лишь с учётом особенностей экономического, политического, культурного развития данной страны, с учётом особенностей текущего момента внутренней и международной жизни.

Ленин говорит, что теория Маркса «…дает лишь общие руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России». (В. И. Ленин, Соч., т. 4, изд. 4, стр. 192).

Действительность, особенно общественная жизнь, безостановочно изменяется, развивается. Именно вследствие этого постоянного возникновения нового в самой материальной действительности выводы и положения науки не могут быть неизменными, а, напротив, всегда совершенствуются, изменяются.

И. В. Сталин говорит: «Начётчики и талмудисты рассматривают марксизм, отдельные выводы и формулы марксизма, как собрание догматов, которые «никогда» не изменяются, несмотря на изменение условий развития общества. Они думают, что если они заучат наизусть эти выводы и формулы и начнут их цитировать вкривь и вкось, то они будут в состоянии решать любые вопросы, в расчёте, что заученные выводы и формулы пригодятся им для всех времён и стран, для всех случаев в жизни. Но так могут думать лишь такие люди, которые видят букву марксизма, но не видят его существа, заучивают тексты выводов и формул марксизма, но не понимают их содержания… Марксизм, как наука,— говорит далее И. В. Сталин,— не может стоять на одном месте,— он развивается и совершенствуется. В своём развитии марксизм не может не обогащаться новым опытом, новыми знаниями,— следовательно, отдельные его формулы и выводы не могут не изменяться с течением времени, не могут не заменяться новыми формулами и выводами, соответствующими новым историческим задачам. Марксизм не признаёт неизменных выводов и формул, обязательных для всех эпох и периодов. Марксизм является врагом всякого догматизма». (И. В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 54-55).

В тот период развития общества, когда повсюду имела место эксплуатация человека человеком, наука знала борьбу нового со старым только в виде борьбы классов; когда же родилось социалистическое общество, не знающее антагонистических классов, тогда учение диалектики о борьбе противоположностей обогатилось: наука знает теперь, что кроме столкновений классов борьба нового со старым может выражаться также и в форме критики и самокритики.

И. В. Сталин, обобщив опыт жизни советского общества, вскрыл громадное значение критики и самокритики как новой диалектической закономерности, как особой формы борьбы нового со старым в условиях социалистического строя. Тем самым диалектический материализм был обогащён и развит дальше, применительно к новым явлениям общественной жизни.

Не только этот пример, но и все важнейшие явления эпохи империализма и пролетарских революций, эпохи строительства социализма и коммунизма в СССР свидетельствуют о том, как сама жизнь требует постоянного обогащения положений диалектического материализма.

Продолжатели учения и всего дела Маркса и Энгельса — Ленин и Сталин развили диалектический материализм дальше, применительно к новым историческим условиям — к условиям эпохи империализма и пролетарской революции, эпохи строительства социализма в СССР. Основоположники и вожди большевистской партии и создатели первого в мире Советского государства обогатили диалектический материализм новым опытом революционной борьбы пролетариата, новыми теоретическими положениями и выводами, подняли марксистскую философию на новую, высшую ступень.

Ленин и Сталин подняли диалектический материализм на высшую ступень, обобщив не только опыт общественной жизни, но и достижения естественных наук.

В своём замечательном труде «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленин проанализировал важнейшие открытия естествознания за период после смерти Энгельса.

Книга Ленина, пишет И. В. Сталин, является «…материалистическим обобщением всего важного и существенного из того, что приобретено наукой и, прежде всего, естествознанием за целый исторический период, за период от смерти Энгельса до появления в свет книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм»». («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 98).

Труды «Анархизм или социализм?», «О диалектическом и историческом материализме», «Марксизм и вопросы языкознания», «Экономические проблемы социализма в СССР» и все другие произведения И. В. Сталина являются замечательными образцами творческого марксизма.

Такие законы и категории материалистической диалектики, как взаимозависимость предметов и явлений, неодолимость нового, возможность и действительность, формы перехода от одного качественного состояния к другому, закон борьбы противоположностей и др., обогащены и развиты И. В. Сталиным применительно к последним достижениям всех отраслей знания.

В своём труде «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин впервые в марксистской литературе дал стройное, цельное изложение основных черт марксистского диалектического метода и марксистского философского материализма. И. В. Сталин говорит о четырёх основных чертах диалектического метода: 1) о всеобщей связи и взаимообусловленности явлений; 2) о движении, изменении, развитии; 3) о переходе от одного качественного состояния к другому; 4) о борьбе противоположностей как внутреннем источнике развития.

И. В. Сталин показал органическую взаимозависимость всех черт марксистского диалектического метода. Закон борьбы противоположностей, составляющий суть последней, четвёртой, черты диалектического метода, И. В. Сталин рассматривает как внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание перехода количественных изменений в качественные, т. е. неразрывно связывает четвёртую черту марксистского диалектического метода с предшествующей ей третьей чертой.

Что касается закона «отрицания отрицания», сформулированного Гегелем и материалистически истолкованного Марксом и Энгельсом, то И. В. Сталин отбросил эту терминологию и более полно и верно выразил суть диалектики в этом вопросе, выдвинув положение о развитии «от простого к сложному, от низшего к высшему».

В сталинской работе «О диалектическом и историческом материализме» столь же стройно и полно изложен и марксистский философский материализм.

И. В. Сталин формулирует основные черты марксистской материалистической теории: 1) материальность мира и закономерности его развития, 2) первичность материи и вторичность сознания, 3) познаваемость мира и его закономерностей.

И. В. Сталин подчёркивает органическую связь диалектического метода и материалистической теории, показывает, какое громадное значение имеет распространение положений философского материализма на изучение общественной жизни, применение этих положений к истории общества, к практической деятельности партии пролетариата.

В своём произведении «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин развил дальше и исторический материализм, сформулировав коренные положения, демонстрирующие конкретное применение диалектического материализма к пониманию законов общественного развития.

Труды И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» и «Экономические проблемы социализма в СССР» открывают новый этап в развитии марксистской теории.

В классическом труде «Марксизм и вопросы языкознания» И. В. Сталин обогащает и развивает дальше марксистскую диалектику, философский и исторический материализм.

В этом труде разработаны вопросы о закономерном характере общественного развития, о производительных силах и производственных отношениях, о базисе и надстройке. Товарищ Сталин раскрыл характерные особенности и роль языка в общественной жизни, указал перспективы дальнейшего развития национальных культур и языков.

Крупнейшим вкладом в сокровищницу марксизма-ленинизма является гениальный труд И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР».

Теоретическое и практическое значение этого труда товарища Сталина поистине огромно. В нём товарищ Сталин на основе глубокого научного анализа объективных процессов развития советского общества показал пути постепенного перехода от социализма к коммунизму.

XIX съезд партии поручил комиссии по переработке программы партии руководствоваться основными положениями произведения товарища Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР».

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» И. В. Сталин подверг уничтожающей критике антимарксистские «точки зрения» и ошибочные взгляды по вопросам экономики социалистического общества. Товарищ Сталин глубоко и всесторонне разработал вопросы об экономических законах социализма, о перспективах развития социалистической экономики, о путях постепенного перехода от социализма к коммунизму.

Крупнейшим вкладом в марксистскую теорию является открытие И. В. Сталиным основного экономического закона современного капитализма и основного экономического закона социализма. Главные черты и требования основного экономического закона современного капитализма товарищ Сталин формулирует следующим образом: «…обеспечение максимальной капиталистической прибыли путём эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны, путём закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых стран, наконец, путём войн и милитаризации народного хозяйства, используемых для обеспечения наивысших прибылей». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 38).

Основной экономический закон современного капитализма показывает, что при капиталистической системе хозяйства интересы миллионов простых людей приносятся в жертву небольшой кучке магнатов капитала. Этот закон вскрывает паразитический характер современного капитализма, находящегося в стадии загнивания, обнажает корни агрессивной политики капиталистических государств.

Напротив, основной закон социализма показывает, что при социалистической системе хозяйства производство развивается в интересах всего общества, в интересах трудящихся, освобождённых от эксплуататорских классов. Главные черты основного экономического закона социализма И. В. Сталин формулирует следующим образом: «…обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 40).

Таким образом, если при капитализме человек подчинён безжалостному закону извлечения максимальной прибыли, то при социализме, наоборот, производство подчинено человеку, удовлетворению его потребностей. Эта благородная цель оказывает благотворное влияние на производство, на темпы его развития. Действие основного экономического закона социализма ведёт к подъёму производительных сил общества, к бурному росту производства, к неуклонному повышению материального благосостояния и культурного уровня всех членов общества. Оно ведёт к укреплению социалистической системы, в то время как действие основного закона современного капитализма ведёт к углублению общего кризиса капитализма, к нарастанию и обострению всех противоречий капитализма и неизбежному взрыву. Сопоставление основного экономического закона социализма и основного экономического закона современного капитализма вскрывает решающие преимущества социалистического строя над капиталистическим, как строя несравненно более высокого.

Программное значение имеют положения товарища Сталина о путях перехода от социализма к коммунизму.

И. В. Сталин учит, что для того, чтобы подготовить переход к коммунизму, нужно осуществить по крайней мере три основных предварительных условия:

«1. Необходимо, во-первых, прочно обеспечить не мифическую «рациональную организацию» производительных сил, а непрерывный рост всего общественного производства с преимущественным ростом производства средств производства». (И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 66-67).

«2. Необходимо, во-вторых, путём постепенных переходов, осуществляемых с выгодой для колхозов и, следовательно, для всего общества, поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, а товарное обращение тоже путём постепенных переходов заменить системой продуктообмена, чтобы центральная власть или другой какой-либо общественно-экономический центр мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества». (Там же, стр. 67).

«3. Необходимо, в-третьих, добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда, к одной какой-либо профессии». (Там же, стр. 68-69).

Для этого требуется, указывает товарищ Сталин, сократить рабочий день по крайней мере до 5—6 часов, ввести общеобязательное политехническое обучение, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое.

Товарищ Сталин учит, что «только после выполнения всех этих предварительных условий, взятых вместе, можно будет перейти от социалистической формулы — «от каждого по способностям, каждому по труду» к коммунистической формуле — «от каждого по способностям, каждому по потребностям»». (Там же, стр. 69).

И. В. Сталин разработал такие новые проблемы, как вопрос о мерах повышения колхозной собственности до уровня общенародной, о постепенном переходе от товарного обращения к системе прямого продуктообмена между государственной промышленностью и колхозами посредством «отоваривания» продукции колхозов, как вопрос о ликвидации остающихся ещё в социалистическом обществе существенных различий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом.

И. В. Сталин провёл чёткое разграничение между вопросом об уничтожении противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом и вопросом о ликвидации существенных различий между ними. Товарищ Сталин показал, что противоположность между городом и деревней, между умственным и физическим трудом исчезла вместе с уничтожением капитализма и укреплением социалистического строя. Однако при социалистическом строе имеются существенные различия между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, и проблема ликвидации этих различий является в высшей степени серьёзной проблемой.

Наряду с разработкой экономических проблем и проблем научного коммунизма И. В. Сталин в труде «Экономические проблемы социализма в СССР» развивает и конкретизирует диалектический и исторический материализм, углубляя понимание таких вопросов диалектического и исторического материализма, как вопрос об объективных законах развития общества и их использовании, о диалектике производительных сил и производственных отношений, о возможности и действительности, об отношении старой формы и нового содержания и многие другие.

Труды И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и «Марксизм и вопросы языкознания» наносят сокрушительный удар по вульгаризаторам марксизма-ленинизма, обогащают и развивают дальше марксистскую политическую экономию, диалектический и исторический материализм, служат руководством в практической деятельности по строительству коммунизма.

«Теоретические открытия товарища Сталина имеют всемирно-историческое значение, вооружают все народы знанием путей революционного переустройства общества и богатейшим опытом борьбы нашей партии за коммунизм». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 107).

Огромное значение имеет борьба товарища Сталина против догматического подхода к теории.

И. В. Сталин, развивая и двигая вперёд марксистскую теорию, обогатил её новыми положениями и выводами, уточнил и конкретизировал на основании исторического опыта некоторые общие положения марксизма, указал на то, что отдельные тезисы классиков марксизма утратили силу ввиду новых исторических условий.

Товарищ Сталин подверг резкой критике тех, кто понимает марксизм начётнически, догматически, кто устанавливает аракчеевский режим в науке. Борьба мнений и свобода критики, учит товарищ Сталин, — это решающее условие развития науки.

Творческим развитием важнейших принципов марксизма, борьбой против начётничества и талмудизма товарищ Сталин внёс неоценимый вклад в сокровищницу марксистско-ленинской науки.

Учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина ярко и далеко вперёд освещает пути победоносного движения народов к коммунизму.

Учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина всесильно и непобедимо, потому что оно верно. Более чем за столетний период существования марксистского мировоззрения идеологи буржуазии не раз предпринимали попытки «ниспровергнуть» его и каждый раз разбивали себе лоб в борьбе с несокрушимыми, научно обоснованными и подтверждёнными общественно-исторической практикой положениями и выводами марксизма-ленинизма. В наши дни подобный поход против марксизма-ленинизма предпринимают презренные холопы американо-английского империализма, злостные поджигатели новой мировой войны.

Однако и их ждёт такая же бесславная участь. Мировоззрение марксистско-ленинской партии — диалектический материализм — с каждым днём всё ярче освещает коммунистическим и рабочим партиям и всем трудящимся путь к коммунизму. 

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — это… Что такое ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ?

        философия марксизма-ленинизма, науч. мировоззрение, всеобщий метод познания мира, наука о наиболее общих законах движения и развития природы, общества и мышления. Д. м. основывается на достижениях науки и передовой обществ. практики, постоянно развивается и обогащается вместе с их прогрессом. Философия марксизма является материалистической, так как исходит из признания материи единственной основой мира, рассматривая сознание как свойство высокоорганизованной формы материи, функцию мозга, отражение объективного мира; она называется диалектической, так как признаёт всеобщую взаимосвязь предметов и явлений мира, движение и развитие мира как результат действующих в нём самом внутр. противоречий (см. Диалектика). Д. м. — высшая форма материализма, представляющая собой итог всей предшествующей истории развития филос. мысли.         Возникновение и развитие Д. м. Марксизм в целом и Д. м. как его составная часть возникли в 40-х гг. 19 в., когда борьба пролетариата за своё социальное освобождение властно требовала познания законов развития общества, что было невозможно без материали-стич. диалектики, материалистич. объяснения истории. К. Маркс и Ф. Энгельс, подвергнув всестороннему анализу обществ. действительность, критически переработав и усвоив всё положительное, что было создано до них в области философии, истории, экономич. жизни, создали качественно новое мировоззрение. Они разрабатывали Д. м. в острой идейной борьбе против различных форм бурж. мировоззрения.         Непосредств. идейными источниками марксизма были осн. филос., экономич. и политич. учения кон. 18 — 1-й пол. 19 вв. Маркс и Энгельс творчески переработали идеалистич. диалектику Гегеля и предшествующий филос. материализм, в особенности учение Фейербаха. В диалектике Гегеля они вскрыли революц. моменты — идею развития и противоречие как его источник и движущую силу. Для формирования марксизма важное значение имели идеи представителей классич. бурж. поли-тич. экономии (Смит, Рикардо и др.); труды социалистов-утопистов (Сен-Симон, Фурье, Оуэн и др.) и франц. историков времён Реставрации (Тьерри, Гизо, Минье). Большую роль в развитии Д. м. сыграли достижения естествознания конца 18 и 19 вв., в котором диалектика стихийно пробивала себе дорогу.         Сущность и осн. черты революц. переворота, совершённого Марксом и Энгельсом в философии, заключаются в распространении материализма на понимание истории общества, в обосновании роли обществ. практики в познании, в органическом соединении и творч. разработке материализма и диалектики. Поэтому философия марксизма называется диалектич. и историч. материализмом.         Принципиальное отличие философии марксизма от всех предшествующих филос. систем состоит в том, что её идеи проникают в массы народа, реализуются ими; сама же она развивается именно на основе историч. практики нар. масс. «Подобно тому как философия находит в пролетариате своё материальное оружие, так и пролетариат находит в философии свое духовное оружие…» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1, с. 428). Эта философия ориентировала рабочий класс на революц. преобразование общества, на создание нового общества.         В разработке положений Д. м. после смерти Маркса и Энгельса, гл. обр. в его пропаганде и защите, в борьбе против бурж. идеологии много сделано их наиболее выдающимися учениками и последователями в различных странах: в Германии — Мерингом, во Франции — Лафаргом, в Италии — Лабриолой, в России — Плехановым, который с большим талантом и блеском критиковал идеализм и филос. ревизионизм. Филос. труды Плеханова кон. 19 — нач. 20 вв. В. И. Ленин оценивал как лучшие во всей междунар. филос. литературе марксизма.         Новым, высшим этапом в развитии марксистской философии является теоретич. деятельность Ленина. Защита Д. м. от ревизионизма и натиска бурж. идеологии, творч. развитие Д. м. были у Ленина теснейшим образом связаны с разработкой теории социалистич. революции, учения о революц. партии, о союзе рабочих» класса с крестьянством, о социалистич. государстве, о строительстве социализма. Разработка Д. м. органически сочеталась у Ленина с применением диалектич. метода к конкретному анализу достижений естествознания. Развивая Д. м. в борьбе против идеалистич. направлений филос. мысли, Ленин углубил понимание осн. категорий материалистич. диалектики, и прежде всего категории материи. Обобщив достижения науки, философии и обществ. практики, Ленин разработал осн. проблемы теории отражения, творчески развил учение марксизма о роли обществ. практики в теории познания, подчеркнув, что «точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания» (ПСС, т. 18, с. 145). Анализируя гл. ступени чело-веч, познания и рассматривая практику как основу процесса познания и как критерий истины, Ленин показал, что познание идёт от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике.         В связи с критикой махизма, стоявшего на позициях субъективного идеализма и релятивизма, Ленин развил дальше марксистское учение об объективной, относит. и абс. истине и показал их диалектич. взаимосвязь. В учении Ленина об истине центр. место занимает проблема конкретности истины: «… то, в чем самая суть, в чем живая душа марксизма: конкретный анализ конкретной ситуации» (там же, т. 41, с. 136).

        Ленин сформулировал положение о единстве диалектики, логики и теории познания, определил осн. принципы диалектич. логики.

        В развитии марксистско-ленинского мировоззрения и его теоретич. основы — Д. м., в борьбе против извращений этого мировоззрения, а также в претворении его в практику рабочего движения, в строительство социализма и коммунизма большое значение имеет теоретич. и практич. деятельность коммунистич. и рабочих партий. На совр. этапе Д. м. представляет собой результат творч. деятельности марксистов мн. стран.

        Материя и сознание. Как ни многообразны филос. учения, все они, явно или неявно, имеют в качестве своего отправного теоретич. пункта вопрос об отношении сознания к материи, мышления к бытию. Этот вопрос является осн. вопросом любой философии, в том числе и Д. м. (см. Основной вопрос философии). Материализм исходит из признания первичности материи и производности сознания. Д. м., исходящий из принципа материалистич. монизма, считает, что мир есть движущаяся материя. Материя как объективная реальность несотворима, вечна и бесконечна. Материи свойственны такие всеобщие формы её существования, как движение, пространство и время. Движение — это универс. способ существования материи. Нет материи вне движения, а движение не может существовать вне материи.         Мир представляет собой картину неисчерпаемого многообразия: неорганич. и органич. природа, механич., физич. и химич. явления, жизнь растений и животных, человек и его сознание, жизнь общества. Но при всём качеств. многообразии составляющих мир вещей и процессов — мир един, поскольку всё, что входит в его состав, — лишь различные формы, виды и разновидности движущейся материи, подчинённые некоторым всеобщим законам.

        Все составные части материального мира имеют историю своего развития, в ходе крого, напр. в пределах планеты Земля, совершился переход от неорганич. к органич. материи (в виде растит. и животного мира) и, наконец, к человеку и обществу.

        Материя существовала до появления сознания, обладая в своём «фундаменте» лишь свойством, сходным с ощущением, свойством отражения. На уровне живой организации материя обладает способностью раздражимости, ощущения, восприятия и элементарным интеллектом высших животных. С воаникновением человеч. общества возникает обществ. форма движения материи, носителем которой является человек; как субъект обществ. практики он обладает сознанием и самосознанием. Достигнув в своём развитии высокой организации, мир сохраняет своё материальное единство. Сознание неотделимо от материи. Психика, сознание составляют особое свойство высокоорганизованной материи, выступают как высшее, качественно новое звено в ряду различных свойств материального мира.         Согласно Д. м., сознание есть функция мозга, отражение объективного мира. Процесс осознания мира и психич. деятельность вообще возникают и развиваются из реального взаимодействия человека с миром через его обществ. отношения. Т. о., за пределами гносеологии сознание не противостоит материи и «различие идеального от материального… не безусловно, не uberschwenglich (чрезмерно. — Ред.)» (Ленин В. И., там же, т. 29, с. 104). Предметы, их свойства и отношения, будучи отражёнными в мозгу, существуют в нём в форме образов — идеально. Идеальное же — это не особая субстанция, а продукт деятельности мозга, субъективный образ объективного мира.         В противоположность агностицизму Д. м. исходит из того, что мир познаваем и наука всё более глубоко проникает в законы бытия. Возможность познания мира безгранична при условии бесконечности самого процесса познания.         Теория познания. Исходными моментами теории познания Д. м. являются материалистич. решение вопроса об отношении мышления к бытию и признание основой процесса познания обществ. практики, представляющей собой взаимодействие человека с окружающим миром в конкретно-историч. условиях обществ. жизни. Практика — основа формирования и источник знания, осн. стимул и цель познания, сфера применения знания, критерий истинности результатов процесса познания и «… определитель связи предмета с тем, что нужно человеку» (там же, т. 42, с. 290).         Процесс познания начинается с ощущений и восприятий, т. е. с чувств. ступени, и поднимается на уровень абстрактного логич. мышления. Переход от чувств. познания к логич. мышлению является скачком от знания об единичном, случайном и внешнем к обобщённому знанию о существенном, закономерном. Будучи качественно различными уровнями познания мира, чувств. отражение и мышление неразрывно связаны между собой, образуя последовательно восходящие звенья единого познават. процесса.         Человеч. мышление, будучи историч. явлением, предполагает преемственность приобретаемых от поколения к поколению знаний и возможность их фиксации средствами языка, с которым мышление находится в неразрывной связи. Познание мира отд. человеком всесторонне опосредствовано развитием познания мира всем человечеством. Мышление совр. человека есть, т. о., продукт обществ.-историч. процесса. Из историчности человеч. познания и прежде всего историчности объекта познания вытекает необходимость историч. метода, который находится в диалектич. единстве с логич. методом (см. Историзм, Историческое и логическое).         Необходимыми приёмами познания являются сравнение, анализ, синтез, обобщение, абстракция, индукция и дедукция, которые по-разному выявляются на различных уровнях познания. Результаты процесса познания, поскольку они являются адекватным отражением вещей, их свойств и отношений, всегда имеют объективное содержание и составляют объективную истину.         Человеч. познание не может сразу полностью воспроизвести и исчерпать содержание объекта. Всякая теория обусловлена исторически и поэтому заключает в себе не абс., а относит. истину. Но человеч. мышление может существовать только как мышление прошлых, настоящих и будущих поколений, и в этом смысле возможности познания безграничны. Познание есть развитие истины, а последняя выступает как выражение исторически определ. ступени бесконечного процесса познания, из относит. истины складывается абс. истина. Признавая относительность знания в смысле историч. условности пределов приближения к полному знанию, Д. м. вместе с тем отвергает релятивизм.         Каждый объект наряду с общими чертами имеет и свои неповторимые особенности, каждое обществ. явление обусловлено специфич. обстоятельствами места и времени. Поэтому наряду с обобщённым необходим конкретный подход к объекту познания, что выражается в принципе: отвлечённой истины нет, истина конкретна. Конкретность истины предполагает прежде всего всесторонность и цельность рассмотрения объекта, учёт того, что он постоянно изменяется и в силу этого не может быть правильно отражён в неподвижных категориях. Предупреждая против ошибок, связанных с неконкретным подходом к истине, Ленин писал, что «… всякую истину, если ее сделать «чрезмерной» …, если ее преувеличить, если ее распространить за пределы ее действительной применимости, можно довести до абсурда, и она даже неизбежно, при указанных условиях, предращается в абсурд» (там же, т. 41, с. 46). Категории и законы Д. м. Категории — наиболее общие, осн. понятия и вместе с тем существ.опредедения форм бытия и отношений вещей; категории обобщённо , выражают универс. формы бытия и познания. В них аккумулирован весь предшествующий познават. опыт человечества, прошедший испытание обществ. практикой. В анализе категорий Д. м. основывается на прин-ципах марксистско-ленинской теории отражения и диалектики. В системе материалистич. диалектики каждая категория занимает определ. место, являясь обобщённым выражением соответствующей ступени развития знания о мире. В основу исторически развивающейся системы материалистич. диалектики должна быть положена такая категория, которая не нуждается ни в каких предпосылках и сама составляет исходную предпосылку к развёртыванию всех остальных категорий. Таковой является категория материи; с ней неразрывно связаны осн. формы существования материи: движение, пространство и время.         Исследование бесконечного многообразия форм материи начинается с вычленения объекта, констатации его бытия, т. е. существования, и имеет целью раскрыть свойства и отношения объекта. Каждый объект предстаёт перед практически действующим человеком своей качеств. стороной. Качество есть специфика данного предмета, его своеобразие, отличие от др. предметов. Осознание качества служит предпосылкой познания количества. Любой объект представляет собой единство количества и качества, т. е. количественно определ. качество, или меру. Раскрывая качеств. и количеств. определённость вещей, человек вместе с тем устанавливает их различие и тождество.         Все объекты обладают внеш. сторонами, непосредственно постигаемыми в ощущении и восприятии, и внутренними, знания о которых достигаются опосредствованно, путём отвлечённого мышления. Это различие ступеней познания выражается в категориях внешнего и внутреннего. Формирование этих категорий в сознании человека предваряет осмысление причинности или отношений причины и следствия. Отношение причины и следствия может быть рассмотрено как взаимодействие, т. е. как универс. связь вещей и процессов, выражающаяся в их взаимном изменении. Взаимодействие предметов между собой и различных сторон, моментов внутри предмета, выражающееся в борьбе противоположностей, представляет собой коренящуюся в природе вещей универс. причину их изменения и развития, которые совершаются не вследствие внеш. толчка как одностороннего действия, а в силу взаимодействия и противоречия. Внутр. противоречивость любого объекта состоит в том, что в одном предмете в одно и то же время имеет место и взаимопроникновение и взаимоисключение противоположностей. Развитие есть одновременно и непрерывный и прерывный процесс, и эволюционный, и революционный (скачкообразный).         Всякое возникающее звено в цепи явлений включает в себя собств. отрицание, т. е. возможность перехода в новую форму бытия. Т. о. выявляется, что бытие вещей не ограничивается их наличным бытием, что вещи заключают в себе скрытое, потенциальное, или «будущее бытие», т. е. возможность, которая до своего превращения в наличное бытие существует в природе вещей в качестве тенденции их развития. При этом оказывается, что в действительности заключены различные возможности, но в наличное бытие превращаются лишь те, для реализации которых имеются необходимые условия.         Углублённое осознание связи внешнего и внутреннего раскрывается в категориях содержания и формы. Практич. взаимодействие людей с множеством сходных и различных вещей послужило основой для выработки категорий единичного, особенного и общего. Постоянное наблюдение предметов и явлений в природе и произ-. водств. деятельности подводило людей к уяснению того, что одни связи носят устойчивый, постоянно повторяющийся характер, а другие выступают нерегулярно. Это послужило основой формирования категорий необходимости и случайности. Постижение сущности, а на более высокой ступени развития — раскрытие порядка сущностей означает раскрытие заключённого в объекте внутр. основания всех происходящих с ним изменений при взаимодействии с др. объектами. Познание явлений означает раскрытие того, как обнаруживается сущность. Сущность и явление обнаруживаются как моменты действительности, которая представляет собой результат возникновения наличного бытия из реальной возможности. Действительность богаче, конкретнее возможности, т. е. последняя составляет только один из моментов действительности, которая является единством осуществлённой возможности и источником новых возможностей. Реальная возможность имеет условия своего возникновения в действительности и сама есть часть действительности.         С точки зрения Д. м. формы мышления, категории являются отражением в сознании всеобщих форм предметной деятельности обществ. человека, преобразующего действительность. Д. м. исходит из утверждения единства законов бытия и мышления. «… Наше субъективное мышление и объективный мир подчинены одним и тем же законам…» (Энгельс Ф., Диалектика природы, см. Маркс К. и Энгельс Ф., т. 20, с. 581). Всякий уни-верс. закон развития материального и духовного мира в определ. смысле является вместе с тем и законом познания: любой закон, отражая то, что есть в действительности, указывает также на то, как следует правильно мыслить о соответствующей области действительности.         Последовательность развития логич. категорий в составе Д. м. диктуется прежде всего объективной последовательностью развития знания. Каждая категория — обобщённое отражение объективной реальности, результат вековой общественно-историч. практики. Логич. категории «… суть ступеньки выделения, т. е. познания мира, узловые пункты в сети (природных явлений, природы. — Ред.), помогающие познавать ее и овладевать ею» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 85). Любая из логич. категорий определяется лишь путём систематич. прослеживания её связи со всеми другими, лишь внутри системы категорий и посредством неё. Разъясняя это положение, Ленин намечает общую последовательность развития логич. категории: «Сначала мелькают впечатления, затем выделяется н е чт о, — потом развиваются понятия качества… (определения вещи или явления) и количества. Затем изучение и размышление направляют мысль к познанию тождества — различия — основы — сущности versus (по отношению к… — Ред.) явления, — причинности etc. Все эти моменты (таги, ступени, процессы) познания направляются от субъекта к объекту, проверяясь практикой и приходя через эту проверку к истине…» (там же, с. 301).         Категории диалектики находятся в неразрывной свя-зи с её законами. Каждая область природы, общества и мышления имеет свои законы развития. Но вследствие материального единства мира в нём существуют некоторые общие законы развития. Их действие распространяется на все области бытия и мышления, по-разному развиваясь в каждой из них. Диалектика как раз и изучает законы всякого развития. Наиболее общими законами материалистич. диалектики являются: переход количественных изменений в качественные, единство и борьба противоположностей, отрицанния отрицания закон. Эти законы выражают универс. формы движения и развития материального мира и его познания и составляют основу всеобщего метода диалектич. мышления. Закон единства и борьбы противоположностей состоит в том, что развитие объективного мира и познания осуществляется путём раздвоения единого на взаимоисключающие противоположные моменты, стороны, тенденции; их взаимоотношения, «борьба» и разрешение противоречий, с одной стороны, характеризует ту или иную систему как нечто целое, качественно определённое, а с другой — составляет внутр. импульс её изменения, развития, превращения в новое качество. Закон взаимного перехода количеств. изменений в качественные вскрывает наиболее общий механизм развития: изменение качества объекта происходит тогда, когда накопление количеств. изменений достигает определ. предела, происходит скачок, т. е. смена одного качества другим. Закон отрицания отрицания характеризует направление развития. Его осн. содержание выражается в единстве поступательности, прогрессивности и преемственности в развитии, возникновении нового и относит. повторяемости в итоге некоторых элементов, существовавших прежде.         Знание всеобщих законов служит руководящей основой изучения специфич. законов. В свою очередь, всеобщие законы развития мира и познания и конкретные формы их проявления можно изучать лишь на основе и в тесной связи с изучением и обобщением частных законов. Это взаимоотношение общих и специфич. законов составляет объективное основание взаимной связи Д. м. и конкретных наук. Будучи самостоят. филос. наукой, Д. м. даёт единственно науч. метод познания, адекватный закономерностям объективного мира. Таким методом является материалистич. диалектика, «… ибо только она представляет аналог и тем самым метод объяснения для происходящих в природе процессов развития, для всеобщих связей природы, для переходов от одной области исследования к другой» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 367).         Д. м. и конкретные науки. Историч. миссия Д. м. состоит в творч. развитии науч. мировоззрения и обще-методологич. принципов исследования в области ес-теств. и обществ. наук, в правильной теоретич. ориентации практич. борьбы прогрессивных обществ. сил. Он опирается на прочный фундамент всей науки и обществ. практики. Д. м., как отмечал Энгельс, есть «… мировоззрение, которое должно найти себе подтверждение и проявить себя не в некоей особой науке наук, а в реальных науках» (там же, с. 142). Каждая наука исследует качественно определ. систему закономерностей в мире. Однако ни одна спец. наука не изучает закономерности, общие для бытия и мышления. Эти всеобщие закономерности являются предметом филос. познания. Д. м. преодолел искусств. разрыв между учением о бытии (онтологией), теорией познания (гносеологией) и логикой. Д. м. отличается от спец. наук качеств. своеобразием своего предмета, его универсальным, всеобъемлющим характером. В пределах каждой спец. науки имеются различные уровни обобщения. В Д. м. обобщению подвергаются сами обобщения спец. наук. Филос. обобщения поднимаются, т. о., на самые верхние «этажи» интегрирующей работы чет ловеч. разума. Д.м. сводит в единое целое результаты исследований во всех областях науки, создавая тем самым синтез знания универс. законов бытия и мышления. Предмет науч. познания определяет и характер применяемых в подходе к нему методов. Осн. орудием филос. познания является теоретич. мышление, опирающееся на совокупный опыт человечества, на достижения всех наук и культуры в целом.

        В различных областях науч. познания постоянно в чем дальше, тем всё больше возникает внутр. потребность в рассмотрении логич. аппарата познават. деятельности, характера теории и способов её построения, анализа эмпирич. и теоретич. уровней познания, исходных понятий науки и методов постижения истины. Всё это является задачей филос. исследования. Решение этих проблем предполагает объединение усилий представителен спец. наук и философии.

        В совр. мире революция в науке превратилась в науч.-технич. революцию. В этих условиях особенно актуальны слова Энгельса, воспроизведённые Лениным в «Материализме и эмпириокритицизме», что «… „с каждым, составляющим эпоху, открытием даже в естественноисторической области … материализм неизбежно должен изменять свою форму» …» (ПСС, т. 18, с. 265). Преобразования в совр. науке столь глубоки, что они касаются самих её теоретико-познават. основ. Потребности развития науки вызывали к жизни существ. изменения в трактовке большинства категорий Д. и. — материи, пространства и времени, сознания, причинности, части и целого и др. Усложнение предмета науч. познания резко усложнило и саму процедуру, приёмы познават. деятельности. Прогресс науки не только ставит перед Д. м. новые вопросы, но и обращает внимание филос. мысли на некоторые стороны старых проблем. Одной из важнейших тенденций совр. науч. познания является превращение ряда спец. понятий в общенауч. и филос. категории. К их числу относятся вероятность, структура, система. Принципы, законы и категории Д. м. активно участвуют в синтезе новых науч. представления, находясь в тесной связи с эмпирич. и теоретич. представлениями соответствующей науки. Многообразнее проявляется эвристич. роль Д. м. в синтезе совр. науч. картины мира.         Разработка материалистич. диалектики как всестороннего учения о развитии невозможна без исследования актуальных проблем совр. обществ. развития. Филос. обобщение многообразной социальной практики, постижение общих законов социальной сферы обогащает и углубляет разработку проблем методологии науч. познания. Исследования в области Д. м. касаются фундаментальных основ марксистско-ленинского мировоззрения. Реализация диалектикоматериалистич. философией своей мировоззренч. функции связана с осмыслением таких коренных проблем, как смысл и цель жизни человека, роль и место человека в природном и социальном мире, социально-нравств. идеал человека и человечества. Образцом решения этих сложнейших проблем служат классич. произведения Маркса, Энгельса и Ленина, представляющие собой филос., диалектич. синтез разнообразных явлений развития природы, общества и мышления.         Д. м. развивается в борьбе против различных направлений совр. бурж. философии. Бурж. идеологи, усматривая в Д. м. осн. преграду для распространения своих взглядов, всё чаще выступают с критикой Д. м., искагкая при этом его существо. Некоторые бурж. идеологи стремятся лишить материалистич. диалектику ре-волюц. содержания и в таком виде приспособить её к своим нуждам. Большинство совр. бурж. критиков Д. м. пытается истолковать его как разновидность религ. веры, отрицать его науч. характер, найти общие черты между Д. м. и католич. философией — неотомизмом. Эти и др. «аргументы» бурж. критиков используются и различными представителями совр. ревизионизма в их попытках пересмотреть и «исправить» отд. положения Д. м.         В своей борьбе как против бурж. философии, так и против совр. ревизионизма и догматизма марксизм-ленинизм последовательно проводит принцип партийности, рассматривая философию диалектич. и историч. материализма как науч. оружие в руках рабочего класса и трудящихся масс, борющихся за своё освобождение от капитализма, за победу коммунизма.         см. также Марксизм-ленинизм, Исторический материализм. Научный коммунизм, Философия, Материализм, Мировоззрение, Диалектика, Методология, Теория познания.         Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; Маркс К., Тезисы о Фейербахе, там же; его ж е, Нищета философии, там же, т. 4; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; е г о же, Диалектика природы, там же; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Три источника и три составных части марксизма, там же, т. 23; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; его ж е, О значении воинствующего материализма, там же, т. 45; К е д ? о в Б. М., Единство диалектики, логики и теории познания, М., 1963; Совр. проблемы теории познания Д. м., т. 1—2, М.. 1970; Копнин П. В., Диалектика, логика, наука, М., 1973; Оизерман Т. И., Формирование философии марксизма, ?., 19742; его ж е, Д. м. и история философии, М., 1979; Д. м., М., 1975; Критика совр. бурж. философии в курсе Д. м., ?., 1975; Марксистско-ленинская философия, ч. 1— Д. м., М., 1976«; Ильичёв Л. Ф., Философия и науч. прогресс, М., 1977; Федосеев П, Н., Марксизм в 2Q в., М., 19772; его же, Диалектика совр. эпохи, М., 19788; Диалектика науч. познания. Очерк диалектич. логики, М., 1978; Марксистская философия в 19 в., кн. 1—2, М., 1979; Основы марксистско-ленинской философии, ?., 19805; Матерналистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980; Материалистич. диалектика, т. 1, М., 1981; т. 2, М., 1982—; Материалистич. диалектика как общая теория развития т. 1-2, М., 1982.

        А. Г. Спиркин.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Основные идеи диалектического материализма

Карл Маркс, Фридрих Энгельс.

Пытались соединить диалектику и материализм. Маркс: «у Гегеля диалектика стоит на голове, надо поставить на ноги». Надо отказаться от некоей первоначальной идее — идее абсолютного разума. Необходимо увидеть развитие диалектических принципов в самой действительности. Единство мира в его материальности. Существует только материя и ее проявления. Принцип атрибутивности движения материи — движение обладает абсолютным статусом и носит универсальный характер. Формы существования материи: пространство и время; являются объективной формой. (Принципы марксисткой онтологии).

Энгельс: «Диалектика природы», «Анти-Дюринг», «Людвиг Фейербах» и пр. Маркс: «Капитал». 1. Марксистская политическая экономия (неустранимость эксплуатации при капитализме на основе теории прибавочной стоимости, основа — частная собственность на средства производства), 2. философия (попытка соединить французский материализм и Фейербаха с диалектикой Гегеля), 3. теория научного социализма (коммунизма). Диалектика — наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления (Маркс). Материя — все то, что существует вне сознания человека. Развитие мира заключается в концепции системной организации форм движения материи. Окружающий мир системно организован. Энгельс выделяет пять форм: механическая, физическая, химическая, биологическая, социальная. 1. Принцип последовательности.

Существует некая преемственность в развитии форм движения материи — от низшей к высшей (химическая не может появиться раньше механической и т. п.). 2. Принцип нередуцированности высших форм к низшим. Все эти законы должны действовать в природе в полном объеме. Пространство и время — формы существования материи, они объективны и не зависят от человеческого сознания. Движение — атрибут материи. Специфические формы движения высших форм. Принцип естественного развития высшей формы развития материи, эволюция человека, эволюция познавательных способностей. Теория отражения (французская школа). Отражение постулируется как некая форма самой материи. Развитие его происходит от неорганической стадии к органической и затем к человеку (гипотезы, теории и пр.) Но отражение не полно, не абсолютно.

Познание носит диалектический характер: от живого созерцания к абстрактному мышлению, а через них к практике. Движение сознания от созерцания к практике (Ленин). Праксис — активность человека для того, чтобы осуществлять свои мысленные конструкции. Дело в том, чтобы изменить мир (Фейербах). Ниша революционного действия. Идеи становятся материальной силой, когда они овладевают массами (Маркс). Абсолютные истины — процесс, который может осуществляться лишь частично. Не существует абстрактных истин. Истина всегда конкретна и зависит от социума (в историческом плане — процесс). Абсолютная истина — как истина отдельно установленных фактов, имеет только регулятивный характер. Результат абстрагирования от конкретной действительности. Силлогизмы, много раз повторенные, принимают статус идеальной конструкции. Процесс познания носит бесконечный характер, связанный с бесконечностью мира. Эту бесконечность можно понимать по разному: бесконечность в пространстве, структурная бесконечность. Человек никогда не может познать мир до конца.

Диалектика

Диалектический материализм.
— 11.04.07 г.

[В отличие от других информационных источников в данной статье приводятся ранее плохо раскрытые методологические и некоторые критические аспекты диалектического материализма. Многие положения заслуживают детализации, но для первой статьи приведенного их изложения, на наш взгляд, вполне достаточно.]

Диалектический материализм – специализированное философское направление, основанное на (только) рационально-материалистическом использовании диалектики. Это, с одной стороны, определяет эффективность этого направления при решении конкретных материальных вопросов развития природы и общества, но, с другой стороны, обуславливает ограниченность, в т.ч. его существенности, в частности, обрекает диалектический материализм на забвение при уходе пролетариата с исторической сцены. Существенной проблемой для диалектического материализма была утрата диалектическим методом Маркса в СССР гносеологического источника и внутреннего содержания. Быть может, диалектический материализм и мог быть развит, для чего потребовалось бы сменить ряд его основоположений и принципов, что не противоречит воззрениям К. Маркса и В.И. Ленина, но этого не случилось: диалектический материализм был догматизирован и канул в Лету…

Возникновение диалектического материализма означало революционный переворот в истории развития человеческой мысли. В определенном смысле он являлся качественно новой философией, точнее – философским направлением, определенным в XIX в. 1) историческими событиями, в первую очередь, борьбой антагонистических классов, 2) развитием философии и наук, 3) существовавшими (утопическими) представлениями о смене капитализма и 4) новой совокупностью образующих принципов, в первую очередь, диалектическими гносеологическими подходами, но в совокупности с материалистическим пониманием природы и истории.
    Существенным фактором появления диалектического материализма было то, что в первой половине XIX в. расширялось революционное движение, а его центр перемещался в Германию. Более того, сильно было общественное осмысление развивающейся ситуации. При этом следует учитывать развитие радикальной буржуазии и формирование ее взглядов, в т.ч. на основе воззрений младогегельянцев (левое крыло последователей философии Гегеля), к которым примыкал К. Маркс. Но К. Маркс не поддержал идеалистических взглядов младогегельянцев, более того, пришел к выводу о том, что течение жизни общества определяется материальными интересами классов. В статьях «Немецко-французских ежегодников» К. Маркс определил пролетариат, как единственную силу, которая может осуществить революционное преобразование, и фактически принципы диалектического материализма. В статье «К критике гегелевской философии права» уже определялось, что никакие идеи не могут сами по себе освободить человека от социального рабства, только материальная сила может опрокинуть материальные основы капитализма и, главное, то, что теория может стать материальной силой, когда она овладеет массами. Хотя… этот вывод был известен еще задолго до Гегеля и Маркса…
    В становлении воззрений Маркса, можно сказать, диалектического материализма имела место острая критика Гегеля (но основанная на игре понятий «идея» и «сознание», что было уместно в силу выдвижения новых принципов; см. «Экономико-философские рукописи 1844 г.» К. Маркса), Фейербаха и других мыслителей того времени. Показательной стала работа «Святое семейство», в которой дана историческая ретроспектива материалистического и идеалистического познания, а также проводится острая критика капитализма и безнравственности современной Марксу элиты.
    Наиболее ярко диалектический материализм, как новое мировоззрение, был представлен в «Манифесте Коммунистической партии». По словам Ленина, в этом труде обрисовано было новое мировоззрение, 1) последовательный материализм, охватывающий и область социальной жизни, 2) диалектика, как наиболее глубокое и всестороннее учение о развитии, и 3) всемирно-историческая революционная роль пролетариата (а также теория классовой борьбы и другие положения).
    Диалектический материализм был существенно развит в работах В.И. Ленина, например, таких как «Материализм и эмпириокритицизм» и «Империализм, как высшая стадия капитализма». На его основе были сделаны великие открытия, например, о неравномерности развития капиталистических стран…

[Если у пользователей будет желание, то аспекты применения В.И. Лениным диалектического материализм в научном познании мира и к решению насущных проблем будут изложены отдельно.]

Диалектический материализм базируется на опорных положениях диалектического метода Маркса:
 1. всеобщая связь и взаимозависимость явлений – вне закономерной связи не существуют никакие явления,
 2. движение, изменение, развитие и обновление природы и общества,
 3. переход количественных изменений в качественные преобразования, борьба старого и нового,
 4. борьба противоположностей, в т.ч. как источник и внутренне содержание любого процесса развития.
[Критика указанных положений при их применении в узком, рационально-материалистическом подходе дана в статье «Диалектический метод Маркса».]

Диалектический материализм имеет основоположения материалистической теории познания:
 1. материальности мира,
 2. первичности материи и вторичности сознания,
 3. познаваемости мира.
[Критика указанных положений при их применении в узком, рационально-материалистическом подходе дана в статье «Материалистическая теория познания».]

Диалектический материализм характеризуется рядом группируемых аспектов, из которых укажем следующие (остальные в данной краткой статье по причинам ее изрядного увеличения и инструментализации освещены не будут):
 А. методологические аспекты. 
    В частности, был изменен предмет (понимание) философии: были отвергнуты претензии на ее понимание как науки наук (что соответствует и представлениям философии Гегеля и Новейшей философии, но по другим причинам и в других плоскостях). Было утверждено субъективное рационально-материалистическое использование диалектики. Диалектический материализм стал инструментом познания, методом, пронизывающим все науки;
 Б. общественные аспекты. 
    Был определен и распространен материалистический подход на область общественных явлений, на жизнь отдельных людей и всего общества. Другое дело, что такой подход является частным, не может считаться единственным и самым общим, но и он, как частный, должен был быть и появился благодаря диалектическому материализму;
 В. классовые аспекты.
    Диалектический материализм характеризуется связью с определенным классом – с пролетариатом. Это, с одной стороны, дает ему практическую силу, но, с другой стороны, является слабым местом, ибо с исчезновением этого класса сам диалектический материализм теряет свою социальную основу;
 Г. аспект теоретического развития.
    Диалектический материализм был сформирован как творческая и развивающая теория (другое дело, что он был извращен в СССР). Следующей из этого является глубокая связь диалектического материализма с историей, научными открытиями и обществом, что выгодно его отличало от остальных, по сути консервативных или слишком уж общих, непрактичных теорий и течений.

Диалектический материализм оказался принципиально важным для понимания материального развития мира, открытия политико-экономических законов развития общества, обоснования негативности капитализма и возможности перехода к социализму на основе диктатуры пролетариата. 
    Существенной является явная антагонистичность диалектического материализма идеалистическим и реакционным философским и научным позициям и течениям, напр., таким как агностицизм, позитивизм, эмпириокритицизм, а также общественным и политическим позициям и течениям, напр., таким как оппортунизм и ревизионизм.
    Но в силу своей ограниченности диалектический материализм оказался нежизненным, догматизированным и превратился в советский диалектический материализм. А, быть может, и по причине идеологической деградации общественных наук в СССР. 
    В любом случае, диалектический материализм не оставил теоретического наследника, поэтому в России в 90-х годах стали рассуждать о философии вообще, об эпистемологии, о зарубежных философствованиях… 
    Оказался существенным бег на месте российской философии и вырождение философии…


Добавление.
Учения К. Маркса, В.И. Ленина и диалектический материализм ни только не являются диалектическими учениями, но и противоположны диалектическому учению – диалектической философии (диалектической философии Гегеля и современной диалектической философии).

Продолжение: «Советский диалектический материализм».

См. также «Исторический материализм» и «Материализм» и «История диалектики».

Диалектический материализм | Рабочий путь

Диалектический материализм как мировоззрение марксистско-ленинской партии представляет единство двух неразрывно связанных между собой сторон: диалектического метода и материалистической теории.

Материалистическая теория К. Маркса и Ф. Энгельса представляет единственно научную философскую теорию, которая даёт правильное истолкование явлений природы и общества, правильное понимание этих явлений.

Ограниченность предшествовавшего материализма заключалась прежде всего в том, что он не был способен понять мир как процесс развития, что ему была чужда, диалектика. У ряда представителей предшествовавшего К. Марксу и Ф. Энгельсу материализма, особенно у материалистов XVII и XVIII вв., материализм принял односторонне механистический характер, т. к. они, отражая состояние науки своего времени, пытались истолковывать все явления в мире как результат механического движения частиц материи. Коренный недостатком всего старого материализма была его неспособность распространить материалистический взгляд и на истолкование явлений общественной жизни; в этой области представители домарксового материализма покидали почву материализма и скатывались на позиции идеализма. К. Маркс и Ф. Энгельс впервые в истории материалистической философии преодолели эти недостатки прежнего материализма.

К. Маркс и Ф. Энгельс выработали свою материалистическую теорию в борьбе с идеализмом, прежде всего с идеализмом Гегеля и младогегельянцев. В совместных трудах К. Маркса и Ф. Энгельса «Святое семейство» и «Немецкая идеология», в «Тезисах о Фейербахе» К. Маркса впервые были изложены основы их диалектико-материалистического мировоззрения. В дальнейшем в течение почти полустолетия К. Маркс и Ф. Энгельс развивали материализм, двигали его дальше вперёд, беспощадно отметая, по выражению В. И. Ленина, как сор, вздор, напыщенную претенциозную галиматью, бессмысленные попытки «открыть» «новую» линию в философии, изобрести «новое» направление и т. д. Во всех работах К. Маркса и Ф. Энгельса выступает неизменно основной мотив: последовательное проведение материализма и беспощадная критика всяких отступлений к идеализму. «Маркс и Энгельс от начала и до конца были партийными в философии, умели открывать отступления от материализма и поблажки идеализму и фидеизму во всех и всяческих „новейших» направлениях». (Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 14, стр. 324)

Основные положения диалектического материализма развиты в трудах Ф. Энгельса «Анти-Дюринг» (1877—78 гг.), «Диалектика природы (1873—8 гг.), «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» (1886 г.). В этих трудах Ф. Энгельс дал глубокую характеристику основ материалистической теории и материалистическое истолкование многообразным данным естественных наук: физики, химии, биологии и т. д.

Материалистическая теория развивается на основе обобщения новых научных открытий. После смерти Ф. Энгельса естествознание сделало величайшие открытия: было установлено, что атомы не являются неделимыми частицами материи, какими их представляли естествоиспытатели раньше, были открыты электроны и создана электронная теория строения вещества, были открыты радиоактивность и возможность превращения атомов и т. д. Назрела необходимость философского обобщения этих новейших открытий в естествознании. Эта задача была выполнена В. И. Лениным в его книге «Материализм и эмпириокритицизм» (1908 г.). Появление книги В. И. Ленина в период реакции, наступившей после поражения русской революции 1905—07 гг., было связано с необходимостью дать отпор наступлению буржуазии на идеологическом фронте и подвергнуть критике враждебную марксизму идеалистическую философию Маха и Авенариуса, под флагом которой велась ревизия марксизма. В. И. Ленин не только защитил теоретические, философские основы марксизма и дал сокрушительный отпор всякого рода противникам и «критикам» марксизма, но вместе с тем развил все важнейшие стороны диалектического и исторического материализма. В книге В. И. Ленина дано материалистическое обобщение всего важного и существенного из того, что было приобретено наукой, и прежде всего естествознанием, за целый исторический период после смерти Ф. Энгельса. Таким образом, В. И. Ленин выполнил задачу дальнейшего развития материалистической философии в соответствии с новыми достижениями наук.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» всесторонне обоснован принцип партийности в философии, показано, что борющимися партиями в философии являются материализм и идеализм, борьба которых в последнем счёте выражает тенденции и идеологию враждебных классов буржуазного общества. Эти мысли развиты В. И. Лениным дальше в статье «О значении воинствующего материализма» (1922 г.), в которой дана программа борьбы за материализм в эпоху диктатуры пролетариата. В этой статье В. И. Ленин показал, что без солидного философского обоснования никакие естественные науки, никакой материализм не могут выдержать борьбы против натиска буржуазных идей. Провести эту борьбу до конца с полным успехом естественник может лишь при том условии, если он является сознательным сторонником философского материализма Маркса.

Противоположность материализма и идеализма определяется прежде всего решением основного вопроса философии — вопроса об отношении мышления к бытию, духа к природе. Идеализм рассматривает мир как воплощение «абсолютной идеи», «мирового духа», сознания. В противоположность этому, диалектический материализм утверждает, что мир по своей природе материален; его исходным положением является признание материальности мира, а следовательно, и его единства. В борьбе с идеалистическими вывертами Дюринга Ф. Энгельс показал, что единство мира заключается не в его бытии, а в его материальности, что доказывается долгим развитием философии и естествознания. Все многообразные явления в мире — как в неорганической природе, так и в органическом мире, а также в человеческом обществе — представляют различные виды, формы, проявления движущейся материи. При этом, в отличие от метафизического материализма, марксистский философский материализм не только последовательно распространяет положение о единстве мира на все явления, включая общественную жизнь, но и признаёт их качественное многообразие. Многие представители метафизического материализма понимали признание единства мира как сведение всех многообразных явлений к простейшему механическому движению качественно однородных частиц материи. Напротив, марксистский философский материализм усматривает в мире бесконечное множество качественно разнообразных явлений, которые, однако, едины в том смысле, что все они материальны.

Материя движется в пространстве и времени, которые собой представляют формы существования материального мира. В противоположность идеализму, рассматривавшему, например, пространство и время как априорные формы человеческого созерцания (И. Кант), диалектический материализм утверждает объективность пространства и времени. При этом пространство и время находятся в неразрывной связи с движущейся материей, а не представляют «пустых форм» бытия, как их понимали многие естествоиспытатели и философы-материалисты XVII—XVIII вв.

Движение и материя рассматриваются диалектическим материализмом в их нераздельном единстве. В отличие от метафизического материализма, многие представители которого признавали существование материи, хотя бы временное, без движения, диалектический материализм рассматривает движение как форму существования материи. В книге «Анти-Дюринг» Ф. Энгельс всесторонне показал нераздельность материи и движения и подверг критике метафизику Дюринга, утверждавшего, будто материя находилась первоначально в неизменном, самому себе равном состоянии. В своём понимании движения марксистский диалектический материализм отличается от предшествовавшего, механического материализма также и тем, что рассматривает движение как изменение вообще, имеющее качественно многообразные формы: механическую, физическую, химическую, биологическую, общественную. «Движение, рассматриваемое в самом общем смысле слова, т. е. понимаемое как форма бытия материи, как внутренне присущий материи атрибут, обнимает собою все происходящие во вселенной изменения в процессы, начиная от простого перемещения и кончая мышлением» (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1952, стр. 44). Высшие формы движения всегда включают в себя низшие, но не сводятся к ним, а имеют свои качественные особенности и в связи с этим подчиняются своим специфическим законам.

Дальнейшее развитие этих положений марксистского философского материализма дано В. И. Лениным в книге «Материализм и эмпириокритицизм». Подвергнув критике различные направления т. н. физического идеализма, В. И. Ленин показал несостоятельность утверждений идеалистов о том, что «материя исчезла». Новейшие открытия в естествознании, указывал В. И. Ленин, не опровергают, а, наоборот, подтверждают положения марксистского философского материализма о материи, движении, пространстве и времени. Опровергнутым оказался лишь метафизический материализм, признающий существование последних неизменных частиц материи. Но диалектический материализм никогда не стоял и не стоит на позиции признания таких неизменных частиц. «Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна, но она бесконечно существует, и вот это-то единственно категорическое, единственно безусловное признание ее существования вне сознания и ощущения человека и отличает диалектический материализм от релятивистского агностицизма и идеализма» (Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 14, стр. 249).

Решительно возражая против отождествления философского понятия материи с теми или иными естественно-научными взглядами на строение вещества, В. И. Ленин подчеркнул, что единственное «свойство» материи, с которым связано признание материализма, это её объективное существование. В борьбе с махистами В. И. Ленин сформулировал определение материи как объективной реальности, которая, воздействуя на наши органы чувств, вызывает у нас ощущения. В. И. Ленин подчеркнул, что понятие материи — это предельно широкое понятие, которым охватывается всё то, что существует вне и независимо от нашего сознания. Идеалистические попытки оторвать движение от материи, мыслить движение без материи были подвергнуты В. И. Лениным уничтожающей критике. Подобно тому как материя немыслима без движения, так и движение невозможно без материи.

Из признания материальности мира, его объективного существования диалектический материализм делает вывод о том, что объективный характер носят и закономерности явлений в мире. Диалектический материализм стоит на позициях строжайшего детерминизма и отвергает вмешательство каких бы то ни было сверхъестественных сил, доказывая, что мир развивается по законам движения материи. Марксистский материализм отвергает также вымыслы идеалистов насчёт того, что человеческий разум якобы вносит закономерность в природу и устанавливает законы науки. Так как законы науки отражают объективные процессы, происходящие независимо от воли людей, то люди не властны отменять или создавать эти законы. Взаимная связь и взаимная обусловленность явлений, устанавливаемые диалектическим методом, представляют закономерности развития движущейся материи.

Показав, что мир по своей природе материален, диалектический материализм дал научный ответ и на вопрос о том, как относится к материальному миру сознание человека. Материалистическое решение этого вопроса состоит в том, что первичным признаётся бытие, природа, а вторичным — мышление, сознание. В противоположность идеализму, диалектический материализм доказывает, что материя первична по отношению к сознанию, ибо:

1) она существует независимо от сознания, тогда как сознание, мышление не может существовать независимо от материи;

2) материя предшествует в своём существовании сознанию, которое представляет собой продукт развития материи;

3) материя является источником ощущений, представлений, сознания, а сознание — отображением материи, отображением бытия.

В отличие от многих представителей домарксистского материализма, диалектический материализм рассматривает сознание как свойство, присущее не всей материи, а лишь высокоорганизованной материи, являющееся результатом высшего развития материи. При этом сознание не отождествляется с материей. Диалектический материализм отвергает утверждения вульгарных материалистов (Бюхнера, Молешотта и др.), которые считали мысль материальной.

Рассматривая сознание как отображение материи, бытия, диалектический материализм разрешил и вопрос о том, способно ли сознание правильно, адекватно отобразить мир, способно ли оно познать мир.  Это, как отмечал Ф. Энгельс, другая сторона основного вопроса философии.

К. Маркс и Ф. Энгельс подвергли резкой критике положения Канта и других идеалистов о невозможности познания мира, подчеркнув, что решающим опровержением этих вымыслов является общественная практика. Еще в «Тезисах о Фейербахе» К. Маркс показал, что вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью — вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. «Все мистерии, которые завлекают теорию в мистицизм, находят свое рациональное разрешение в человеческой практике и в понимании этой практики» (Маркс К. и Энгельс Ф. Избр. произв., т. 2, 1952, стр. 385). Впервые в истории философии К. Маркс и Ф. Энгельс ввели критерий практики в теорию познания и тем самым разрешили коренные вопросы теории познания, над которыми билась предшествовавшая философская мысль. Именно практика доказывает неограниченную способность человека познать мир. В то же время К. Маркс и Ф. Энгельс отвергли претензии догматиков на законченное познание истины. Познание они рассматривали как процесс бесконечного совершенствования и углубления человеческих знаний.

Основные положения марксистской теории познания развиты дальше В. И. Лениным в книге «Материализм и эмпириокритицизм» и в других его работах. Приведя положение Ф. Энгельса, который подтверждает познаваемость мира ссылкой на практическую деятельность человека, научившегося добывать из каменноугольного дёгтя ализарин, В. И. Ленин сделал из этого три важных гносеологических вывода:

«1) Существуют вещи независимо от нашего сознания, независимо от нашего ощущения, вне нас, ибо несомненно, что ализарин существовал вчера в каменноугольном дегте, и так же несомненно, что мы вчера ничего не знали об этом существовании, никаких ощущений от этого ализарина не получали.

2) Решительно никакой принципиальной разницы между явлением и вещью в себе нет и быть не может. Различие есть просто между тем, что познано, и тем, что еще не познано, а философские измышления насчет особых граней между тем и другим, насчет того, что вещь в себе находится „по ту сторону» явлений (Кант), или что можно и должно отгородиться какой-то философской перегородкой от вопроса о непознанном еще в той или иной части, но существующем вне нас мире (Юм),—все это пустой вздор, Schrulle, выверт, выдумка.

3) В теории познания, как и во всех других областях науки, следует рассуждать диалектически, т. е. не предполагать готовым и неизменным наше познание, а разбирать, каким образом из незнания является знание, каким образом неполное, неточное знание становится более полным и более точным» (Соч., 4 изд., т. 14, стр. 90—91).

Марксистская теория познания, всесторонне разработанная В. И. Лениным, есть теория отражения, рассматривающая понятия, представления, ощущения как более или менее правильное отображение объективного мира, существующего независимо от человека. Эта теория безусловно признаёт существование объективной истины, т. е. наличие в познании такого содержания, которое не зависит ни от человека, ни от человечества. Знания людей о законах природы, проверенные опытом, практикой, являются достоверными знаниями, имеющими значение объективных истин. Признавая существование объективной истины, марксистская теория познания, однако, не считает, что человеческие представления выражают объективную истину сразу, целиком, безусловно и абсолютно. Вопрос о соотношении a6солютной и относительной истины, как и все другие вопросы, решается марксистским философским материализмом диалектически. Развивая положение Ф. Энгельса по этому вопросу, В. И. Ленин показал, что из суммы относительных истин складывается истина абсолютная, что познание представляет собой процесс всё большего и большего приближения мысли к действительности. В связи с этим В. И. Ленин обосновал положение о том, что диалектика и есть теория познания марксизма. В «Философских тетрадях» В. И. Ленин подчёркивал, что отражение действительности в сознании человека представляет процесс, в котором возникают и разрешаются противоречия.

Положение диалектический материализма о познаваемости мира означает, что в мире нет непознаваемых вещей, а есть вещи, еще не познанные, которые будут раскрыты и познаны силами науки и практики. Это положение утверждает беспредельную мощь человеческого разума, его способность неограниченно познавать мир, оно раскрепощает человеческий разум от тех оков, которыми пытаются сковать его идеализм и религия. Признавая возможность познания законов природы, диалектический материализм доказывает способность людей использовать эти законы в своей практической деятельности. Объективную закономерность, необходимость в природе диалектический материализм не рассматривает фаталистически, как это делало большинство предшествовавших Марксу и Энгельсу материалистов. К. Маркс и Ф. Энгельс впервые в истории философии разрешили проблему свободы и необходимости, показали, что познание необходимости и использование этого знания в практической деятельности человека делает его свободным. «…Люди, познав законы природы, учитывая их и опираясь на них, умело применяя и используя их, могут ограничить сферу их действия, дать разрушительным силам природы другое направление, обратить разрушительные силы природы на пользу общества» (Сталин И., Экономические проблемы социализма в СССР, 1952, стр. 4).

Будучи распространены на познание истории общества, на изучение общественной жизни, положения диалектического материализма приводят к выводу о том, что общественная жизнь, так же как и природа, подчинена объективным закономерностям, которые могут быть познаны людьми и использованы ими в интересах общества. Марксизм-ленинизм доказал, что развитие общества представляет естественно-исторический процесс, подчинённый объективным закономерностям, существующим вне нас, независимо от воли и сознания людей. Законы общественной науки являются отражением в головах людей существующих вне нас закономерностей развития общества. Открытие объективной закономерности развития общества дало возможность основоположникам марксизма-ленинизма превратить изучение истории общества в такую же точную науку, как, например, биология. В своей практической деятельности партия пролетариата руководствуется не какими-либо случайными, субъективными мотивами, а законами развития общества, практическими выводами из этих законов.

Если материалистическая теория К.Маркса и Ф.Энгельса дала правильное истолкование явлений природы и общественной жизни, то их диалектический метод указал правильные пути познания и революционного преобразования мира. Ф. Энгельс отмечал, что К. Маркс вылущил из гегелевской диалектики её «рациональное зерно» и восстановил диалектический метод, освобождённый от его идеалистических оболочек, в той простой форме, в которой он только и становится правильной формой развития мыслей.

Диалектический метод Маркса в самой своей основе противоположен диалектическому методу Гегеля. Если у Гегеля саморазвитие идей выступает в качестве творца действительности, то у Маркса развитие мышления, напротив, рассматривается как отражение развития самого объективного мира. Идеализм Гегеля заставлял его ограничивать диалектическое развитие, обращать свою диалектику исключительно к прошлому. В противоположность этому материалистическая диалектика применяется не только к прошлому, но и к настоящему и будущему развитию человеческого общества. Как отмечал В. И. Ленин, она учит не только объяснению прошлого, но безбоязненному предвидению будущего и смелой практической деятельности, направленной к его осуществлению. Попытки врагов марксизма (например, меньшевиствующих идеалистов) смазать противоположность между диалектикой Гегеля и диалектикой Маркса, отождествить их нашли решительный отпор в постановлении ЦК ВКП(б) «О журнале „Под знаменем марксизма»» от 25 января 1931. Рецидивы такого отождествления были осуждены в постановлении ЦК ВКП(б) «О недостатках и ошибках в освещении истории немецкой философии конца XVIII и начала XIX вв.», принятом в 1944. В этом постановлении было подчёркнуто, что противоположность идеалистической диалектики Гегеля и марксистского диалектического метода отражает противоположность буржуазного и пролетарского мировоззрения.

Творческий дух марксизма-ленинизма неразрывно связан с его методом — материалистической диалектикой, которая требует рассматривать вещи и явления в их непрерывном движении и развитии, в их конкретном своеобразии и, следовательно, исключает свойственную догматикам окостенелость понятий и представлений. В послесловии ко второму изданию первого тома «Капитала» (1873 г.) К. Маркс отмечал: «В своем рациональном виде диалектика внушает буржуазии и ее доктринерам-идеологам лишь злобу и ужас, так как в позитивное понимание существующего она включает в то же время понимание его отрицания, его необходимой гибели, каждую осуществленную форму она рассматривает в движении, следовательно также и с ее преходящей стороны, она ни перед чем не преклоняется и по самому существу своему критична и революционна». (Маркс К., Капитал, т. 1, 1983, стр. 22).

Диалектика—душа марксизма, она даёт возможность рабочему классу и его партии брать самые неприступные крепости. Применение диалектического метода к анализу нового опыта ведёт к обогащению и развитию теории, При этом не только теория, но и метод в процессе своего применения развивается, совершенствуется.

В противоположность идеализму, марксизм-ленинизм рассматривает научный метод как отражение объективных законов развития самой действительности. Диалектика представляет науку о наиболее общих законах всякого движения, её законы имеют силу как для движения в природе и в человеческой истории, так и для процесса мышления. Именно потому, что марксистская диалектика вооружает людей знанием общих законов движения и развития в природе, обществе и мышлении, правильно отражает объективные закономерности, существующие независимо от воли и сознания людей, она и представляет единственно научный метод познания действительности. «Так называемая объективная диалектика,— писал Ф. Энгельс, — царит во всей природе, а так называемая субъективная диалектика, диалектическое мышление, есть только отражение господствующего во всей природе движения путем противоположностей, которые и обусловливают жизнь природы своей постоянной борьбой и своим конечным переходом друг в друга либо в более высокие формы» (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1952, стр. 166).

Блестящим образцом применения К. Марксом диалектического метода к анализу экономического строя современного ему общества явился «Капитал», в котором раскрыты законы возникновения, развития и гибели капитализма. В предисловии к этому труду К. Маркс дал классическую характеристику своего диалектического метода в противоположность идеалистической диалектике Гегеля. Историческое возникновение марксистской диалектики освещено в брошюре Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», а её основные законы охарактеризованы в его трудах «Анти-Дюринг» и «Диалектика природы». К. Маркс и Ф. Энгельс указывали на три основных закона диалектики: закон перехода количества в качество, закон взаимного проникновения (единства) и борьбы противоположностей и закон отрицания отрицания.

Основные положения материалистической диалектики, открытые К. Марксом и Ф. Энгельсом, получили дальнейшее развитие в грудах В. И. Ленина. Проблемы материалистической диалектики разрабатывались В. И. Лениным в неразрывной связи с анализом новой исторической эпохи -эпохи империализма и пролетарских революций. Применив материалистическую диалектику к анализу этой эпохи, В. И. Ленин разработал свою теорию империализма, создал новую теорию пролетарской революции. К периоду первой мировой войны относятся конспекты и наброски В. И. Ленина, опубликованные после его смерти под названием «Философские тетради». В этих конспектах, особенно в фрагменте «К вопросу о диалектике», В. И. Ленин ставил задачу разработки диалектики как философской науки. Характеризуя диалектику как многостороннее учение о развитии и как метод познания действительности, В. И. Ленин указывал на 16 элементов диалектики (объективность рассмотрения вещей, явлений, изучение всей совокупности многоразличных отношений этой вещи к другим, её развития, присущих ей внутренних противоречивых тенденций, их борьбы и т. д.). С особой силой В. И. Ленин показал, что законом познания и законом объективного мира является закон единства и борьбы противоположностей.

Дальнейшее развитие марксистского диалектического метода дано в трудах И. В. Сталина на основе обобщения богатейшего опыта революционной борьбы пролетариата и социалистического строительства в СССР, обобщения достижений современной науки. В произведении И. В. Сталина «О диалектическом и историческом материализме» (1938 г.) глубоко показана взаимная связь между всеми основными чертами марксистского диалектического метода, показано громадное значение применения положений диалектического метода к истории общества, к практической деятельности революционной партии рабочего класса.

Исходное положение марксистского диалектического метода состоит в том, что в противоположность метафизике, рассматривающей предметы и явления обособленно, вне связи друг с другом, природа должна рассматриваться как связное, единое целое, где предметы, явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга. Сообразно с этим диалектический метод требует, чтобы явления природы изучались в их неразрывной связи с окружающими явлениями, в их обусловленности от окружающих явлений.

Требование изучать явления в их взаимной связи всегда рассматривалось классиками марксизма как первейшее требование марксистской диалектики.

В наброске общего плана к «Диалектике природы» Ф. Энгельс определил диалектику как науку о всеобщей связи. «Первое, что нам бросается в глаза при рассмотрении движущейся материи, — писал Ф.Энгельс, — это взаимная связь отдельных движений отдельных тел между собою, их обусловленность друг другом» (там же, стр. 182). В. И. Ленин также со всей силой подчёркивал значение изучения явлений, в их взаимной связи, имея в виду, что без этого невозможно конкретное познание явлений. Основные требования диалектического метода сформулированы В.И.Лениным следующим образом: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения. Это во-1-х, Во-2-х, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, «самодвижении»…, изменении… В-З-х, вся человеческая практика должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. В-4-х, диалектическая логика учит, что «абстрактной истины нет, истина всегда конкретна»…» (Соч., 4 изд., т. 32, стр. 72).

Все эти требования диалектического метода исходят из того, что в самой действительности предметы, явления взаимосвязаны и взаимообусловлены. При этом марксистский диалектический метод подчёркивает существование органической, т. е. необходимой взаимосвязи явлений в мире, образующей единый закономерный процесс развития.

Это положение марксистского диалектического метода имеет неоценимое значение в борьбе с современной буржуазной идеалистической философией, которая пытается подорвать идею, закономерности в природе и обществе. Протаскивая идеализм в науку, буржуазные учёные отрицают причинную обусловленность внутриатомных процессов и провозглашают «свободу  воли» атома, рассматривают развитие видов в биологии как результат случайных мутаций, не подчинённых какой-либо закономерности, и т. д. Такой подход ведёт, по существу, к ликвидации науки, которая не может развиваться без признания объективных закономерностей. Задача науки заключается в том, чтобы за хаосом случайностей, выступающих на поверхности явлений, открыть внутреннюю закономерность, которой они подчиняются. Поэтому наука — враг случайностей. Познание закономерности мира даёт возможность предвидеть ход событий, активно преодолевать неблагоприятные случайности, подчинять стихийные силы природы активной преобразующей деятельности человека.

Изучение явлений в их взаимной связи показывает, что они воздействуют друг на друга, следовательно, изменяются. Поэтому марксистский диалектический метод отвергает догмы метафизики, которая, рассматривая явления изолированно друг от друга, берёт, их в состоянии покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости. Марксистская диалектика, напротив, рассматривает природу как процесс, в котором все явления претерпевают непрерывные изменения. «…Вся природа, — писал Ф. Энгельс, — начиная от мельчайших частиц ее до величайших тел, начиная от песчинки и кончая солнцем, начиная от протиста и кончая человеком, находится в вечном возникновении и уничтожении, в непрерывном течении, в неустанном движении и изменении» (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1952, стр. 11).

Изменение, развитие, марксистский диалектический метод рассматривает как обновление, как рождение нового и отмирание старого. Такое понимание развития, подчёркивал В. И. Ленин, несравненно богаче содержанием, чем ходячая идея эволюции, сводящая развитие к простому росту, увеличению или уменьшению существующего. Постоянное созидание и разрушение, отмирание старого и нарастание нового представляет собой закон развития.

Это положение марксистской диалектики ведёт к чрезвычайно важному в теоретическом и практическом отношениях выводу о неодолимости нового. В этом выводе обобщён великий опыт исторического развития, показывающий, что, вопреки всем попыткам капиталистической реакции повернуть вспять ход истории, прогрессивные силы, силы социализма и демократии растут и крепнут, новое одерживает победу.

Установив, что природа находится в состоянии постоянного движения, изменения и развития, марксистская диалектика дала ответ и на вопрос о том, как происходит это движение, как возникает новое и отмирает старое. Марксистская диалектика отвергла домыслы метафизиков о том, что развитие сводится лишь к росту, к количественному увеличению или уменьшению, происходящему якобы исключительно постепенно. В действительности, как показали К. Маркс и Ф. Энгельс, имеется закономерная связь между количественными и качественными изменениями. Эта связь выражается законом перехода количества в качество, устанавливающим, что постепенные количественные изменения ведут на определённой ступени развития к скачкообразным качественным изменениям. Ф. Энгельс показал, что этот закон действует во всей природе: так, например, в физике изменения агрегатных состояний тел представляют результат количественного изменения присущего им движения; химию Ф. Энгельс назвал наукой о качественных изменениях тел, происходящих под влиянием изменения количественного состава. Создание великим русским химиком Д. И. Менделеевым периодической системы элементов и предсказание им открытия новых, неизвестных до того времени элементов Ф. Энгельс оценил как научный подвиг, явившийся результатом бессознательного применения закона о переходе количества в качество. В «Капитале» К. Маркс показал действие этого всеобщего закона и в экономическом развитии капиталистического общества (например, превращение денег в капитал).

Марксистский диалектический метод раскрывает связь между постепенными изменениями и скачками, между эволюцией и революцией. Движение имеет двоякую форму — эволюционную и революционную. Эти формы движения закономерно связаны между собой, т. к. эволюционное развитие подготовляет революцию, а последняя завершает эволюцию и содействует её дальнейшей работе. «…Развитие скачкообразное, катастрофическое, революционное; — „перерывы постепенности»; превращение количества в качество»,— так охарактеризовал это положение марксистской диалектики В. И. Ленин в статье «Карл Маркс» (Соч., 4 изд., т. 21, стр. 38). Развитие переходит от незначительных и скрытых количественных изменений к изменениям открытым, коренным, качественным; при этом качественные изменения происходят в виде скачкообразного перехода от одного состояния к другому состоянию не случайно, а закономерно, в результате накопления незаметных и постепенных количественных изменений. Из этого следует, что скачкообразный переход представляет:

1) коренное качественное изменение, которое меняет структуру предмета, его существенные черты и свойства;

2) открытое, явное изменение, которое разрешает противоречия, постепенно, незаметно накапливавшиеся в период эволюционного развития;

3) быстрое по сравнению с предшествующим периодом эволюционной подготовки изменение, означающее коренной поворот в ходе развития.

Скачкообразный переход от одного состояния к другому может иметь различную форму. Переход от старого качества к новому в обществе, разделённом на враждебные классы, неизбежно принимает форму взрыва. Но такая форма перехода от старого к новому вовсе не является обязательной для общества, не имеющего враждебных классов. Так, например, переход от буржуазного, индивидуально-крестьянского строя к социалистическому, колхозному строю в сельском хозяйстве СССР представлял революционный переворот, который, однако, совершился не в порядке взрыва, а в порядке постепенного перехода. Такой переход стал возможным «потому, что это была революция сверху, что переворот был совершён по инициативе существующей власти при поддержке основных масс крестьянства» (Сталин И., Марксизм и вопросы языкознания, 1952, стр. 29). Это положение раскрывает особенности действия рассматриваемого закона диалектики в условиях социалистического строя. (Вот и буржуазная контрреволюция в СССР представляла из себя контрреволюционный переворот, который совершился не в порядке взрыва, а в порядке постепенного перехода, потому, что это была контрреволюция сверху — переворот по инициативе существующей тогда в СССР власти. — прим. РП.)

В противоположность метафизике, которая рассматривает процесс развития как движение по кругу, как повторение пройденного, диалектика считает, что процесс развития представляет поступательное движение, движение по восходящей линии, от простого к сложному, от низшего к высшему. В этом положении о поступательном развитии выражено основное содержание закона диалектики, который К. Маркс и Ф. Энгельс называли законом «отрицания отрицания».

Переход от старого качественного состояния к новому качественному состоянию может быть объяснён только на основе изучения тех внутренних противоречий, которые свойственны развивающимся явлениям. Марксистская диалектика выяснила внутреннее содержание процесса развития, дала возможность понять источник развития, его движущую силу. Закон взаимного проникновения и борьбы противоположностей, сформулированный К. Марксом и Ф. Энгельсом, вскрывает источник развития. Согласно этому закону все процессы в природе обусловливаются взаимодействием и борьбой противоположных сил и тенденций. Как отмечал Ф. Энгельс, в физике мы имеем дело с такими противоположностями, как, например, положительное и отрицательное электричество; все химические процессы сводятся к явлениям химического притяжения и отталкивания; в органической жизни, начиная с простой клетки, каждый шаг вперёд до наисложнейшего растения, с одной стороны, и до человека — с другой, совершается через постоянную борьбу наследственности и приспособления; в истории общества движение путём борьбы противоположностей выступает особенно наглядно во все критические эпохи, когда разрешаются противоречия между новыми производительными силами и устаревшими производственными отношениями.

Значение диалектического закона единства и борьбы противоположностей всесторонне выяснил В И. Ленин. Творчески разрабатывая вопросы материалистической диалектики, В. И. Ленин подчеркнул, что сутью диалектики, её ядром является признание внутренним источником развития борьбы противоположностей. В. И. Ленин указывал: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его… есть суть (одна из «сущностей», одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики» (Ленин В. И., Философские тетради, 1947, стр. 327).

В. И. Ленин противопоставил друг другу две концепции развития — эволюционистскую, которая рассматривает развитие как простое увеличение или уменьшение, как повторение, и диалектическую, которая рассматривает развитие как борьбу противоположностей. Первая концепция не даёт возможности понять источник развития, его движущие силы, она оставляет этот источник в тени или переносит его во вне, приписывая движущую силу богу, субъекту. Вторая концепция раскрывает глубочайший источник движения, развития. «Первая концепция мертва, бедна, суха. Вторая — жизненна. Только вторая дает ключ к «самодвижению» всего сущего; только она дает ключ к „скачкам», к „перерыву постепенности», к „превращению в противоположность», к уничтожению старого и возникновению нового».

«Условие познания всех процессов мира в их «самодвижении», в их спонтанейном развитии, в их живой жизни, есть познание их, как единства противоположностей», — указывал В. И. Ленин (там же, стр. 328 и 327).

Марксистская диалектика исходит из того, что всем явлениям природы и общества свойственны внутренние противоречия, что все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, своё прошлое и будущее, своё отживающее и развивающееся. Борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим я развивающимся составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные. Поэтому процесс развития от низшего к высшему протекает не в порядке гармонического развёртывания явлений, а в порядке раскрытия противоречий, свойственных предметам, явлениям, в порядке «борьбы» противоположных тенденций, действующих на основе этих противоречий.

Марксистский диалектический метод требует конкретного анализа формы, характера противоречий. Необходимо различать противоречия антагонистические и неантагонистические. В обществе, разделённом на враждебные классы, противоречия неизбежно превращаются в противоположность, приводят к социальным конфликтам, взрывам. В обществе, которое не знает враждебных классов, например в социалистическом обществе, также возникают противоречия. Но при правильной политике руководящих органов эти противоречия не превратятся в противоположность, дело здесь не дойдет до конфликта между производственными отношениями и производительными силами общества. Правильная политика Коммунистической партий и Советского государства даёт возможность своевременно вскрывать и преодолевать эти противоречия, не допуская их обострения до степени конфликта. Важнейшим средством выявления и разрешения возникающих в социалистическом обществе противоречий является критика и самокритика; она помогает партии своевременно их обнаружить, наметить необходимые практические меры и мобилизовать массы на преодоление противоречий. (Это при правильной политике. А вот при неправильной, как мы имели возможность убедиться на собственном историческом опыте, общественные противоречия вполне способны дойти до уровня конфликта, развитием которого вполне может стать реставрация капиталистических производственных отношений. Подробнее см. здесь и здесь. — прим. ред РП).

Марксистский диалектический метод имеет громадное значение для практической деятельности Коммунистической партии. В. И. Ленин отмечал, что основную задачу тактики пролетариата К. Маркс определял в строгом соответствии с основными посылками своего материалистически-диалектического мировоззрения. Марксистская тактика требует объективного учёта соотношения классовых сил, взаимоотношений всех классов, следовательно, и учёта объективной ступени развития данного общества и его взаимоотношений с другими обществами, При этом, как подчёркивал В. И. Ленин, все классы и все страны рассматриваются не в неподвижном состоянии, а в их движении, в их диалектическом развитии.

Руководствуясь марксистским диалектическим методом, пролетарская партия рассматривает общественную жизнь и общественные движения не с точки зрения какой-либо отвлечённой, предвзятой идеи, а с точки зрения тех условий, которые их породили. Всё зависит от условий, места и времени. Марксистский диалектический метод вооружает партию пролетариата пониманием необходимости ориентироваться в политике на те слои общества, которые развиваются, имеют будущность, хотя бы они и не представляли в данный момент преобладающей силы. Чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперёд, а не назад.

Марксистский диалектический метод обосновывает революционную политику пролетарской партии и вскрывает нecocтоятельность реформистской политики. Чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом. К этому же выводу ведёт и требование марксистского диалектического метода рассматривать процесс развития как процесс раскрытия внутренних противоречий, в результате преодоления которых происходит переход от низшего к высшему. Из этого следует, что нельзя замазывать противоречия капиталистических порядков, как это делают реформисты, а надо вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить её до конца. Разоблачение враждебной сущности реформистских теорий поднимает мобилизационную готовность трудящихся против их классовых врагов, учит быть непримиримыми и твёрдыми в борьбе с врагами, воспитывая трудящихся в духе высокой политической бдительности.

Идеи Маркса о диалектическом материализме

На интеллектуальные усилия Маркса повлияли три вещи:

1. Немецкие философские идеи

2. Французский социализм

3. Британская политическая экономия.

Маркс был не только мыслителем, но и революционным деятелем. Он сказал: «Философы истолковали мир, однако цель состоит в том, чтобы изменить его». В этом заключается самая суть марксистской диалектики. Он был не только заинтересован в распространении мысли или идеи, но и его идеи заключались в том, чтобы изменить весь мир.

Понятие диалектики:

Слово диалектика относится к методу интеллектуального обсуждения посредством диалога. Это логический термин. Смысл диалектики — это конфликт двух противоположных сил или тенденций. Согласно греческому философу Аристотелю (384–322 до н. Э.), Это относилось к искусству депутации путем вопросов и ответов.

До Аристотеля другой греческий философ Платон (427–397 до н. Э.) Разработал этот термин в связи со своим учением об идеях.Он развил это как искусство анализа идей самих по себе и по отношению к идее конечного блага. Еще до Платона другой греческий философ Сократ (470–390 до н. Э.) Использовал этот термин для исследования предпосылок, лежащих в основе всех наук.

До конца средневековья этот термин оставался частью логики. Продолжая ту же традицию трактовки этого термина как разума, в современной философии Европы это слово использовал немецкий философ Иммануил Кант (1724-1804), чтобы обсудить невозможность применения к объектам нечувственного понимания принципов, которые являются обнаружено, что они управляют феноменами чувственного опыта.

Есть еще одна нить в значении термина диалектика. Это идея диалектики как процесса. Это означает, что диалектика — это процесс разума в восходящей и нисходящей формах. В восходящей форме диалектики можно продемонстрировать существование высшей реальности, например форм Бога.

В нисходящей форме диалектики можно объяснить проявление высшей реальности в феноменальном мире чувственного опыта. Слово диалектика было взято из греческого слова «диалего», что означает способность вести споры и попытки урезать противоречия.Этот термин использовался Марксом для понимания противоречия между противоположными тенденциями в обществе.

Диалектика означает противоречия в самой сути вещей. Все видят противоречия своей противоположности, и эти противоречия составляют саму основу социальных изменений. Социальные изменения в обществе возможны из-за наличия в обществе противоположных тенденций. Что-то новое должно прийти.

Эта диалектика может помочь понять саму природу направлений социальных изменений.Диалектика — это метод, используемый Марксом для продвижения своих аргументов, с помощью которых можно ожидать перемен в обществе. Это называется методологией Маркса. Метод — техническая процедура, с помощью которой делаются выводы. Его основные намерения состояли в том, чтобы вызвать изменение основного строя общества.

Диалектика — сама основа социальных изменений, основана на следующих предположениях:

1. Существование противоположностей.

2. Поляризация противоположностей.

3. В основе изменений лежит система.

4. Каждый последующий этап намного более продвинутый, чем предыдущий.

Должны быть противоположные тенденции. Они на противоположных полюсах. Их интересы различаются. Между ними нет ничего общего. Один всегда пытается противопоставить другому. Между этими двумя классами существует явный двусторонний интерес. Если это ситуация в обществе, изменение всегда происходит изнутри, а не извне. Природа такого изменения носит сложный характер.Одна стадия проходит, другая возникает. Каждая последующая стадия разрушена гораздо сильнее, чем предыдущая.

Фактически, диалектические школы мысли разделились на две школы.

1. Идеалистическая школа в лице Гегеля

2. Школа материализма в лице Форбич.

Маркс находился под влиянием как Гегала, так и Форбича. Он начал с гегелевской идеалистической диалектики во время своего пребывания в Германии, а позже проголосовал за материалистическую диалектику Форбича во время своего пребывания во Франции.Гегель был наставником и учителем Маркса. Часто говорят, что «Маркс перевернул Гегала с ног на голову». Он отверг идеализм и принял материализм. «Гегал повернул Маркса прямо вверх».

Диалектический материализм :

Материализм предполагает, что мир материален по самому своему названию. Все вызывается, ориентируется, движется и развивается материей. Материя решает и определяет все в обществе. Материя имеет объективное существование. Из материи мы получаем материализм, который можно увидеть, наблюдаемый материал и его истинную ценность можно установить.Дело познаваемое. С другой стороны, это можно узнать. Для Гегеля мир идеален по самой своей природе. Идеи определяют дело или реальность. Разум — это суть реальности. Идея — это то, что она есть, а не то, что нет.

Идеи управляют миром, а материя управляет тем, что существует субъективно. Материя имеет субъективное существование. На самом деле, это вопрос курицы-курицы, какая идея первая или материя первая. Маркс говорит: «Мои идеи диалектики не только отличаются от Гегелевских, но и являются их прямой противоположностью.Следовательно, Маркс считает, что идеалисты поверхностны в своей позиции. На самом деле идея Маркса — это не что иное, как материальный мир, отраженный человеческим разумом и переведенный в человеческое мышление. Маркс считает, что идеальное тоже материально.

Пример-I Причина грозы:

Идеалисты верят, что гроза возникла по воле Бога. Но материалист будет утверждать, что это произошло не из-за воли Бога, а из-за суеты частиц в облаках.

Пример-II Причина бедности:

Идеалисты верят, что человек беден, потому что Бог сделал его бедным, тогда как материалисты считают, что с человеком, из-за которого он беден, должно быть что-то не так.Итак, диалектический материализм, развитый Марксом, диаметрально противоположен гегелевской диалектике. Он пытается объяснить все в терминах противоречий материи. Диалектический материализм устанавливает абстрактные законы естественных и социальных изменений. В отличие от метафизики, он считает, что в природе вещи взаимосвязаны, взаимосвязаны и определяются друг другом. Он рассматривает природу как единое целое.

Диалектический материализм заявляет, что закон реальности есть закон изменения.Неорганическая природа и человеческий мир постоянно преобразуются. Нет ничего вечно статичного. Эти преобразования не являются постепенными, но происходит резкий революционный сдвиг. Коллега Маркса Фридрих Энгельс выдвинул три основных закона диалектического материализма.

Законы диалектического материализма :

Три закона диалектического материализма:

1. Закон единства и борьбы противоположностей.

2.Закон превращения количества в качество.

3. Закон отрицания отрицания.

Закон единства и борьбы противоположностей говорит о самой природе или причине социальных изменений.

Закон преобразования количества в качество говорит о самом способе социальных изменений.

Закон отрицания отрицания говорит о самом направлении социальных изменений.

Изменение относится к любому разрыву непрерывности, который существовал, больше не существует.То, чего не было, находится в существовании. Если происходит изменение, то меняется существующая ситуация. Если есть тезис, то есть антитезис, тогда должно произойти изменение, которое называется синтезом.

Диссертация — Антитезис — Синтез.

Диссертация предлагает саму систему, составляет саму основу социальных изменений. Есть противоречие между тезисом и антитезисом. Здесь тезис означает позицию.

Антитезис означает оппозицию.

Синтез означает комбинацию.

Тезис — это существо, Антитезис — это не существо, а синтез — это изменение. Это существо определяет сознание. Но сознание не определяет одно существо. Эти три разговора об освещении социальных изменений.

1. Закон единства и борьбы противоположностей :

Этот закон указывает на саму причину социальных изменений. Система такова, что изменение должно произойти. Это связано с законом единства и борьбы противоположностей.Единство означает сосуществование или одновременное присутствие противоположностей. Единство здесь не означает сотрудничество / координацию. Когда есть одновременное присутствие, они неизбежно будут бороться друг с другом. Из-за этого в обществе существует борьба и противоречие.

Маркс приводит ряд примеров для понимания единства и борьбы противоположностей, то есть основы закона изменения. Он сказал, что это можно найти в мире природы. Пример: найден магнит с южным и северным полюсами.Капиталист и труд сосуществуют в одном месте, поэтому им придется бороться.

2. Закон преобразования количества в качество :

Этот закон говорит о самом способе социальных изменений. Здесь важны два термина: количество и качество. Качество проявляет свойство. Количество относится к мере или числу, с помощью которого можно узнать интенсивность или объем объекта. Маркс говорит, что этот закон предполагает, что количественное преобразование после определенного момента должно вызвать определенное качественное преобразование.Таким образом, любое изменение меры, стоимости, интенсивности вещей должно вызывать их свойство.

Это означает, что то, что существовало, не существует, а то, что не существовало, теперь существует из-за преобразования количества.

Например, H 2 + O = H 2 O.

3. Закон отрицания отрицания :

Этот закон говорит о направлении социальных изменений по доходам. Идеи Маркса о социальных изменениях связаны с однолинейной теорией эволюции.Отрицание не означает сказать «нет» чему-либо, скорее отрицание является условием позитивного продвижения. Отрицание означает отбрасывать старое и приветствовать новое.

Отрицание — это новый этап, который является продуктом качественного изменения, и это постепенное изменение, которое заменяет старый.

(-) x (-) = + по математике.

Такой процесс будет продолжен, и тогда будет достигнута непрерывность. В биологии мы находим: Яйцо → Личинка → Куколка → Насекомое.

В историческом материализме:

Первобытный коммунизм → → Рабство → Феодализм → Капитализм → Социализм

Каждый последующий век намного старше предыдущего.Каждый этап истории человечества несет в себе семена собственного разрушения. Этот закон в основном предполагает смену старого порядка сменой нового. Когда то, что возникло как отрицание старого, в свою очередь заменяется новым. Это отрицание отрицания. Это качественное изменение.

объективизм | философия | Британника

объективизм , философская система, отождествляемая с мыслью родившейся в России американской писательницы Эйн Рэнд и популяризируемая в основном благодаря ее коммерчески успешным романам Источник (1943) и Атлас расправил плечи (1957).Его основные доктрины состоят из версий метафизического реализма (существование и природа вещей в мире не зависят от их восприятия или размышления), эпистемологического (или прямого) реализма (вещи в мире воспринимаются непосредственно или непосредственно, а не выводятся на основании основа перцептивного свидетельства), этический эгоизм (действие является морально правильным, если оно способствует личным интересам агента), индивидуализм (политическая система справедлива, если она должным образом уважает права и интересы индивида) и laissez- справедливый капитализм.Объективизм также затрагивает вопросы эстетики и философии любви и секса. Возможно, наиболее известным и наиболее спорным аспектом объективизма является его описание моральных добродетелей, в частности его нетрадиционное утверждение, что эгоизм — это добродетель, а альтруизм — порок.

Рэнд считал, что все люди, осознают они это или нет, руководствуются в своих мыслях и действиях философскими принципами и предположениями. Таким образом, философия имеет большое практическое значение, и действительно, владение правильной философией необходимо для успешной и счастливой жизни.Разделы философии, которые наиболее непосредственно влияют на повседневную жизнь, — это этика и политическая философия.

Объективистская этика

В этике Рэнд придерживался неопределенно аристотелевской теории добродетели, основанной на телеологической концепции живых организмов, включая людей. Ценность, согласно Ранду, — это «то, что человек действует, чтобы получить и / или сохранить». Все организмы действуют так, чтобы сохранить свою жизнь, и жизнь — единственное, что организмы действуют, чтобы сохранить ради себя, а не ради чего-то еще.Таким образом, жизнь является высшей ценностью для всех организмов не только потому, что все другие ценности являются средством ее сохранения, но и потому, что она устанавливает стандарт оценки для всех меньших целей (и всего в целом): то, что сохраняет жизнь, хорошо, и то, что угрожает жизни или разрушает ее, есть зло. Рэнд понимал, что эти утверждения применимы к организмам как индивидуально, так и в целом: то, что сохраняет жизнь организма, хорошо для этого организма, а то, что угрожает или разрушает его, является злом (или плохим) для этого организма.Таким образом Рэнд утверждал, что решил вековую проблему «должно быть» — проблему демонстрации того, как утверждение о том, что должно быть, может быть логически выведено исключительно из утверждения (или утверждений) о том, что есть.

Рэнд определил добродетель как «действие [или образец действия], посредством которого человек получает и / или сохраняет» ценность. Поскольку «разум — основное средство выживания человека», рациональность, добродетель, соответствующая ценности разума, является высшей человеческой добродетелью. Соответственно, высшей ценностью для каждого человека является не его жизнь как таковая, а его жизнь как «разумного существа», которая, таким образом, является его основным критерием оценки.В чем состоит жизнь рационального существа для Рэнда, является предметом научных дискуссий, но, похоже, это влечет за собой приверженность основным ценностям разума, цели (целенаправленности), самоуважению и действию в соответствии с соответствующими добродетелями рациональности. продуктивность и гордость. Следствием и сопровождением такой жизни является счастье, «состояние сознания, проистекающее из достижения чьих-либо ценностей».

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

«Рациональный эгоизм» — это стремление к собственной жизни в качестве разумного существа или (что эквивалентно) стремление к собственному счастью. В таком понимании эгоизм — это фундаментальная добродетель. Таким образом, объективистская этика является формой этического эгоизма. И наоборот, альтруизм, который Рэнд охарактеризовал как «ставление других над собой, своих интересов над своими собственными», является как раз отрицанием добродетельной деятельности и, следовательно, фундаментальным пороком.

Объективистская политическая философия

Основной принцип политической философии Рэнда состоит в том, что «ни один человек не имеет права инициировать применение физической силы против других.Она истолковала этот «принцип ненападения» как несовместимый с перераспределением богатства или других социальных благ или льгот через программы социального обеспечения и большинство государственных услуг, поскольку такие институты полагаются на скрытую угрозу применения силы правительством против тех, кто у кого отбирается богатство. Согласно Рэнд, надлежащая роль правительства — защищать незыблемые права человека на жизнь, свободу, собственность и стремление к счастью. Единственная справедливая социально-экономическая система — это капитализм — «полный, чистый, неконтролируемый, нерегулируемый laissez-faire», поскольку только он полностью уважает право человека на собственность и полностью соответствует принципу ненападения.

Брайан Дуиньян

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

элементов диалектического материализма

элементов диалектического материализма

Джордж Новак пишет как «Уильям Ф. Уорд»


Написано: август 1940 г.
Первая публикация: Fourth International , Volume I, No. 4, август 1940 г., 8/40, стр. 108-111.
Транскрипция / Редактирование: 2005 Даниэль Гайдо
Разметка HTML: 2005 Дэвид Уолтерс
Общественное достояние: Интернет-архив Джорджа Новака 2005; Эта работа совершенно бесплатна.При любом воспроизведении мы просим вас указывать этот Интернет-адрес и информацию о публикации выше.


Марксизм — это научная теория революционного пролетарского движения, цель которого — ниспровергнуть отжившую капиталистическую систему и установить вместо нее новый социалистический порядок. Диалектический материализм — философская основа марксизма.

Возможности диалектического материализма

Много раз в истории рабочего движения представители капиталистов стремились ограничить деятельность рабочих узкими рамками.Работникам рекомендуется ограничить свою деятельность конкретным заводом или отраслью или в пределах одной страны. Профсоюзные организации предостерегают от участия в политике, и, как только они станут независимой силой в политической жизни, их предостерегают от захвата государственной власти по собственной инициативе. Эти знаки «Запрещать проникновение» установлены с одной целью: удержать рабочих от вторжения в эти привилегированные районы, чтобы реакционные силы могли пользоваться своим бесспорным владением.

Мы сталкиваемся с аналогичным явлением в интеллектуальной жизни.Здесь откровенные буржуазные враги марксизма стремятся сузить революционную социалистическую мысль в самых узких пределах: области человеческого разума. Они утверждают, что марксизм ложен; диалектический материализм — интеллектуальный абсурд. Мелкобуржуазные ревизоры марксизма, не столь смелые или последовательные в своей оппозиции, пытаются ограничить его применение другим способом. Они говорят, что марксизм — это полуправда или верна только для половины мира. Это применимо к социальным явлениям, но не имеет отношения к чисто физическим явлениям.Теория диалектического материализма — это пережиток религии или гегелевского идеализма. Обе школы критики, буржуазная и мелкобуржуазная, соглашаются исключить диалектический материализм из природы.

Диалектический материализм не допускает таких преград для своей деятельности. Он носит универсальный характер. Он принимает всю реальность за свою провинцию. Материалистическая диалектика применима ко всем явлениям, от самых далеких туманностей и самых отдаленных времен до самых сокровенных чувств и возвышенных мыслей человека.

Подобно тому, как революционный пролетариат стремится завоевать землю для социализма, так и диалектический материализм, являющийся философским выражением этого движения, стремится распространить свое влияние на все области знания, оспаривая право конкурирующих идеологий господствовать над ними. Это воинственная, бескомпромиссно критическая, революционная философия, которая стремится изменить старый мир мысли столь же радикально, как революционный пролетариат стремится восстановить существующий общественный порядок.

Единство марксизма

Марксизм должен отражать любую попытку ограничить сферу его применения, потому что это монистический взгляд на вселенную. Дуалистическая и плюралистическая философии разделяют реальность на радикально разные категории бытия, абсолютно противоположные друг другу. Разум настроен против материи; личность против общества, общество против природы. Теории, основанные на абсолютном разъединении и противопоставлении различных аспектов реальности, страдают неизлечимыми противоречиями.Внутренняя разобщенность их представлений о мире не может быть преодолена.

Однако диалектический материализм рассматривает действительность как единый исторический процесс материального развития. Этот процесс объединяет его материальное строение и связи. В то же время эта материальная вселенная стала количественно и качественно диверсифицированной в ходе своей эволюции, так что отдельные сегменты и аспекты можно различать и рассматривать как отдельные единицы. Но какими бы изолированными они ни были, эти подразделения существования продолжают поддерживать существенные отношения друг с другом и с историческим процессом в целом.

Соответственно, диалектический материализм не может признать никаких абсолютных расхождений между составными частями вселенной. Природа, общество и человеческий разум — три качественно различных, но органически связанных творения и составляющие одного исторического процесса. Природа — первичный продукт материальной эволюции; общество развилось из природы и сознания вне общества.

Теория диалектического материализма демонстрирует такое же внутреннее единство, органические взаимосвязи и систематический характер, что и различные подразделения материальной реальности, которые она представляет в мышлении.Его идеи были получены в результате всестороннего изучения природных, социальных и интеллектуальных процессов и отношений.

Основные концепции диалектического материализма в первую очередь взяты из природы, а не произвольно навязаны ей, как настаивают злобные критики. Они были извлечены из природы в соответствии с лучшими методами научной мысли и моделями научной практики. Эти идеи отражают процессы, силы и отношения, которые действительно существуют и действуют в объективной реальности до того, как они были сформулированы диалектической мыслью, поскольку радий присутствует и активен в руде смоляной обманки до его извлечения в чистом виде путем плавления.Эти принципы впоследствии используются для дальнейшего исследования природных явлений и для благосостояния людей, поскольку рентгеновские лучи используются в экспериментальных целях в лабораториях или для лечения определенных видов болезней.

Несмотря на то, что человеческое общество отличается от остальной природы во многих важных отношениях, оно является неотъемлемой частью материального мира, его продолжением и порождением. Исторический материализм является результатом применения законов диалектического материализма к этой конкретной части материальной реальности, человеческому обществу в его многообразных процессах развития.Это особая форма более общей теории, так же как общество — особая форма материального существования.

Те же общие законы, которые управляют бесчисленными способами движения и трансформации в природе, также справедливы для той части материального мира, состоящей из связанных человеческих существ, которую мы называем обществом. Но человеческое общество имеет, помимо естественных законов, общих с другими материальными образованиями, свои собственные особые законы развития, которые необходимо было открыть, прежде чем человечество могло получить научные знания об обществе.В теории и методе исторического материализма Маркс впервые дал миру ключ к пониманию законов эволюции общества.

Подобно тому, как каждая фаза эволюции природы вплоть до ее высочайшего продукта, связанного с ней человечества, имеет свои собственные особые законы развития, так и каждая стадия эволюции общества на этой планете имела свой собственный вид материальной организации и особого рода. законы развития. Научный социализм — это результат применения исторического материализма к капитализму и его перехода на следующую более высокую ступень — социалистическую организацию общества.Каждый из этих трех разделов марксистской системы отражает определенную часть реальности в процессе ее исторической реализации. Диалектический материализм охватывает вселенную в целом, исторический материализм — человеческое общество, а научный социализм — человеческое общество в его нынешней и перспективной фазах существования.

Эти три части марксистской теории развиваются одна из другой: конкретное — от общего, конкретное — от абстрактного. Они настолько органически связаны между собой, что их действительно невозможно разделить, хотя для размышлений их можно рассматривать отдельно.

Помимо природы и общества, у реальности есть третье измерение — человеческое сознание. Сознание возникает в человеческом виде на пороге его выхода из животного состояния как выражение и расширение социальной жизни. Люди начали постигать идеи о своей деятельности и окружающей среде в сочетании с производством материальных средств их социального существования. Каждая последующая стадия общественного развития имела интеллектуальную организацию, формы сознания и методы мышления, соответствующие его производительным силам и материальному уровню.Чем выше уровень социального развития, тем лучше было понимание реальности, поскольку каждый последующий шаг в прогрессе человеческого знания основан на материальных и интеллектуальных достижениях своих предшественников.

Как научная система социалистического движения, наиболее передовая тенденция исторического развития, марксизм достиг новых высот в понимании интеллектуальных, а также природных и социальных процессов. Он создал отличительную теорию о природе и деятельности душевной жизни, свой собственный метод мышления, свою индивидуальную логику.Марксистский метод мышления — это материалистическая диалектика. Диалектический метод рассуждений о материальной реальности — это высшая форма сознательного мышления.

Связность марксистской теории коренится в материальном единстве исторического процесса. Общие закономерности развития этого процесса составляют содержание материалистической диалектики. Материалистическая диалектика — это не только инструмент для анализа мысли, но и для проникновения в глубину социальных и природных явлений.До сих пор его величайшие достижения приходились на область социологии, но при правильном применении метод диалектического материализма может оказать огромную помощь научным исследованиям во всех областях знания.

Материалистические основы марксизма

Марксистская мысль прежде всего материалистическая. Он считает, что вселенная во всех ее проявлениях состоит из движущейся материи. Материю не следует изображать инертной, бесхарактерной и свинцовой, как ее часто искажают противники материализма.Напротив, материальная субстанция оказалась электрически энергичной, бесконечно пластичной и у органических существ даже может стать чувствительной, живой и разумной.

Материя в процессе своего развития приняла самые разнообразные формы. Луч света и вошь, сон и солнечная система — все это проявления материального существования. Способы материального движения так же безгранично разнообразны, как и его фактические и потенциальные формы. Сеть электронных пульсаций в субатомном мире, стремительное движение планет в космосе, миграции животных, деятельность общества и замысловатые контуры нервной системы и мозга человека — все это комбинации материального движения в низшей или высшей ступени. степень развития.

Свойства материи безграничны, и постоянно появляются новые. Электромагнетизм, который сегодня считается основной формой материальной энергии и быстро становится главной движущей силой современной технологии, был открыт, исследован и применен на практике только в прошлом веке. Многие способы его деятельности остаются неясными или неизвестными. Какие еще силы и свойства материальная реальность хранит в себе, скрытых от нашего восприятия, мы даже не можем догадываться.

Физический мир существовал до появления человечества или любого живого существа на этой земле. Он существует независимо от человеческого существования, восприятия или мысли. Ни Бог, ни человечество не создали мир; мир породил человека, а человек создал идею Бога.

Материалистическая теория познания

Если, согласно материализму, все во вселенной состоит из движущейся материи, то человеческий разум также должен быть материальным явлением.Диалектический материализм не уклоняется от этого вывода, но всем сердцем его принимает. В соответствии с практикой современной науки он рассматривает разум как естественный продукт и высший продукт универсальной эволюции.

Отдельные науки от астрономии до социальной психологии изучают основные звенья цепи материального развития, кульминацией которой стало появление человеческого разума. Помимо многочисленных свидетельств научных исследований, материальное происхождение психических сил можно наблюдать в росте каждого человеческого существа от сперматозоидов, полностью поглощенных в материнской утробе, до независимого существования и разумного контроля над его телесной деятельностью.Жизненный цикл особи в сжатом виде воспроизводит историческую эволюцию вида.

Если коллективный разум человечества развился из природы и общества, разум индивидуума не существует и не может существовать иначе, как как функция его мозга и его тела. Постепенный рост интеллекта, влияние нехватки еды, наркотиков или сильного удара по голове на собственное сознание, исчезновение разума после смерти свидетельствуют о зависимости разума от его материальных основ.

Психическое функционирование — полностью естественный органический процесс. Операции человеческого разума, такие как запоминание, сновидения, обучение, рассуждение, речь и т. Д., Имеют тот же материальный характер, что и такие функции пищеварительного аппарата, как глотание, жевание, переваривание и выделение. Многие философские школы скрывают разум, считая его некой сверхъестественной силой. Хотя деятельность мыслительного процесса имеет свои особенности и особые законы, которые можно раскрыть только посредством прямого анализа, они сами по себе не более загадочны, чем другие виды органического поведения.Люди думают так же спонтанно, как работают, едят и воспроизводят себя. Через мозг и нервную систему разум связан с телом, через тело — с обществом, а через общество — с остальной природой. Эти сферы существования обеспечивают разум материалами и мотивами для его деятельности, точно так же, как они снабжают желудок пищей для его усвоения. Разум каждого человека постоянно привязан к этим материальным основам. Самые экстравагантные размышления о мысли, самые смелые мечты, самые изысканные идеи не могут выйти за пределы материального внушения и найти какие-либо источники материала для своего производства, кроме тех, которые даны материальными формами и силами, которые охватывают человека со всех сторон.Природа — мать всех вещей и всех идей, и к ней они в конце концов возвращаются.

С материалистической точки зрения нетрудно решить проблему, которая волновала стольких мыслителей и приводила ко многим неправильным и фантастическим представлениям: «Как мы можем познать окружающий мир?» Материалист немедленно отвечает скептическому философу, сомневающемуся в нашей способности познавать внешний мир: «Почему мы не можем его знать?» Мы вышли из чрева этого мира; мы сделаны из одного материала; мы остаемся его частью на протяжении всей жизни; и раствориться в нем при смерти.Разве человеческий разум отражает окружающий мир более необычно, чем море — небо? Если тело может перемещаться в пространстве, почему ум не может активно проникать в реальность? Если человеческая рука может захватывать предметы, а созданные человеком инструменты могут изменять их форму, почему человеческий разум не может также захватывать и преобразовывать объекты?

Фактически, умственная деятельность преобразует физические ощущения в определенные идеи и системы мышления, так же как физический труд превращает сахарный тростник в чистый сахар.Разум, один из видов органической энергии, поглощает и изменяет свои материалы, как и любой другой природный фактор, во что-то, несущее свой собственный отпечаток и характерное для его собственного способа производства.

Конечно, человеческое размышление, интеллектуальное проникновение и философская концепция являются гораздо более сложными и высокоразвитыми способами органического функционирования, чем более простые природные и социальные процессы, упомянутые выше. Но для материалиста, для научного мыслителя нет непреодолимых преград между этими различными категориями явлений.Все они иллюстрируют способность одной части и процесса природы реагировать и воздействовать на другую, представлять и трансформировать ее, разделять, рекомбинировать и выражать свои основные качества.

Вторая загадка, выдвинутая скептиками: «Откуда разум может знать правду о внешнем мире?» можно решить по тому же принципу. Люди начали рассуждать и не продолжают рассуждать для чистого удовольствия думать. Люди думают для практических целей, чтобы действовать правильно и достигать своих целей.Интеллектуальные способности человека; идеи и философии развивались вместе с социальной борьбой человека против природы и его растущим господством над ней. Если бы их мысль более или менее правильно отражала объективную реальность, если бы она не помогала им действовать более эффективно, если бы она не заставляла природу служить целям человека и, таким образом, удовлетворять его жизненные потребности, люди давно бы перестали культивировать свои умственные способности. Они бы засохли или потеряли бы значение, как хвостовой придаток или обоняние.

Проверку способности человека по-настоящему познавать внешний мир нужно проводить на практике. Несмотря на неудачи и застой, интеллектуальное понимание мира человеком неуклонно растет вместе с его практическим господством над природой. Каждое улучшение материальных условий и производственных возможностей человека сопровождалось развитием его умственных способностей. Поскольку мы не видим каких-либо непреодолимых границ материальной производительной силы общества, мы не можем устанавливать никаких ограничений на прогресс интеллектуальных сил человечества.

Интересная иллюстрация этого факта содержится в Anti-Duehring. Там Энгельс выражает сомнение в возможности прямого исследования и познания субатомного мира благодаря интерференции световых лучей. Однако недавно ученые изобрели электронный микроскоп, который позволяет избежать интерференции световых лучей и позволяет физикам гораздо глубже проникнуть в структуру материи, чем считалось возможным всего несколько лет назад.

Материализм против идеализма

Вопрос об отношениях между разумом и материей разделил философов на две основные школы мысли.Материалисты рассматривают материю как первичную реальность, рассматривая ощущение, сознание и рассуждение как вторичные и производные качества. Совершенно иное представление идеалистов о своих взаимоотношениях. Если допустить, что она вообще существует, материя считается низшей, деградированной формой существования, происходящей от разума или Бога, автора разума, и зависящего от него.

Материалистическая теория познания и природы разума противоречит идеалистическим воззрениям по каждому важному пункту.Если материалист утверждает, что разум является продуктом естественной эволюции, идеалист утверждает или подразумевает, что он обладает какой-то сверхъестественной силой. Эта сила, согласно идеалисту Платону, проистекает из доступа разума к царству ранее существовавших вечных идей; согласно христианской философии, оно происходит из божественных источников.

Материалист рассматривает умственные операции как функции и формы органического поведения. Идеализм отделяет разум от остальной человеческой деятельности и наделяет его уникальным статусом и совершенно разными силами.Благодаря таинственным трансцендентным способностям интуиции или откровения, идеализм заявляет, что разум имеет понимание особых сфер бытия, помимо грубого материального мира и недоступных для обычных людей. Самая яркая форма этого — вера в общение с душами умерших смертных или с призраками. Он принимает религиозную форму в вере в то, что высшие личности или избранные члены религиозных сект, пророки, мистики, святые, священники и папы могут общаться с Богом.

Там, где идеализм сомневается или отрицает способность человека познавать внешний мир или знать его самые сокровенные характеристики, материализм твердо придерживается непоколебимого убеждения, подтвержденного интеллектуальным прогрессом человечества, научным знанием и повседневным опытом, что мир вокруг нас подвержен интеллектуальному проникновению и пониманию во все возрастающей мере. Там, где идеализм ограничивает человеческие знания, материализм видит путь к его продвижению. Какими бы несовершенными, частичными и приближенными ни были наши представления о реальности в любой момент времени, материализм, в отличие от религиозных или идеалистических теорий познания, отказывается поклоняться и ниц перед нынешним невежеством человека.Наши знания о природе, обществе и самих себе абсолютно выросли на наших глазах. Человечество далеки от того, чтобы приблизиться к концу своих интеллектуальных достижений и возможностей, сегодня оно находится только в начале.

Часто возражают, что, поскольку разум понимает многие вещи, которых нельзя найти в реальности, разум должен существенно отличаться от остальной реальности. Здесь сделан ложный вывод из правильного факта. Тот факт, что одна часть материальной реальности, ум, обладает свойствами и продуктами, которые нельзя найти где-либо еще, не свойственен уму.Это универсальная черта реальности. Подобно тому, как в уме есть многое, чего не может быть и никогда не будет присутствовать в других частях природы, так и в остальной природе есть многое, чем еще не овладел и никогда не будет владеть ум. Воображение человечества все еще превосходит его невежество.


Диалектический материализм — Философская энциклопедия Рутледжа

DOI

10.4324 / 9780415249126-N013-1

DOI: 10.4324 / 9780415249126-N013-1
Версия: v1, Опубликовано в Интернете: 1998
Получено 9 ноября 2021 г., с https: // www.rep.routledge.com/articles/thematic/dialectical-materialism/v-1


Краткое содержание статьи

Диалектический материализм — официальное название, данное марксистско-ленинской философии ее сторонниками в Советском Союзе и их филиалами в других странах. Термин, никогда не использовавшийся ни Карлом Марксом, ни Фридрихом Энгельсом, был изобретен русским марксистом Георгием Плехановым, который впервые применил его в 1891 году. Энгельс, однако, выгодно противопоставил «материалистическую диалектику» «идеалистической диалектике» Гегеля и Гегеля. Немецкая идеалистическая традиция и «диалектический» взгляд на марксизм с «механистической» или «метафизической» точки зрения других материалистов XIX века.

Диалектический материализм провозглашает верность методам эмпирической науки и выступает против всех форм скептицизма, отрицающих, что наука может знать природу реальности. Диалектические материалисты в целом отвергают религиозные убеждения, отрицая существование нематериальных или сверхъестественных сущностей (таких как Бог или бессмертная человеческая душа). Однако, в отличие от других форм материализма, диалектические материалисты утверждают, что основные законы, управляющие как материей, так и разумом, являются диалектическими в том смысле, в котором этот термин используется в философии Г.W.F. Гегель.

Хотя предполагается, что диалектический материализм составляет философскую основу марксизма, единственным крупным вкладом Маркса в него была его материалистическая концепция истории. Более фундаментальные философские взгляды диалектического материализма берут начало в трудах Энгельса, особенно в работах «Анти-Дюринг» (1878), «Диалектика природы» (1875–82) и «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» (1886). К этой последней работе Энгельс приложил одиннадцать «Тезисов о Фейербахе», написанных Марксом в 1845 году, в которых «старый» или «созерцательный» материализм противопоставлялся практически ориентированному материализму, который должен был стать основой пролетарского движения.Дальнейшее развитие диалектического материализма можно найти в трудах В.И. Ленин и последующие советские писатели. Основными добавлениями Ленина были его критика «эмпириокритицизма» (эмпирический феноменализм некоторых русских последователей Эрнста Маха, которые утверждали, что вопрос должен быть сведен к чувственным данным) и его концепция «партийности» всех философских взглядов.

Цитирование этой статьи:
Вуд, Аллен В. Диалектический материализм, 1998, DOI: 10.4324 / 9780415249126-N013-1.Энциклопедия философии Рутледжа, Тейлор и Фрэнсис, https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/dialectical-materialism/v-1.
Авторские права © 1998-2021 Routledge.

Центр политического просвещения | МАРКСИЗМ 101 СЕССИЯ 3: ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ И ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ

Цель третьего занятия «Марксизм 101» — помочь участникам понять концепцию исторического материализма, его отношение к диалектическому мышлению и способы их применения в качестве методологий в работе движения.

НАЗНАЧЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ВОПРОСЫ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ
1. Почему идеи так важны?
2. Зачем революционерам марксистская философия?
3. Что такое диалектический материализм?
4. В чем опасность диалектики без материализма? Приведите пример.
5. В чем опасность материализма без диалектики? Приведите пример.
6. Почему материализм — это демократическое мировоззрение?
7. Чем диалектика отличается от метафизики?
8. Каковы законы диалектического развития? Приведите пример каждого.
9. Как эти концепции соотносятся с историческим развитием политической экономии?
10. Верно ли это?

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СЧИТЫВАНИЕ

УРОК
Мария Поблет из LeftRoots провела серию заданий, чтобы помочь участникам понять основные концепции диалектического исторического материализма.

Обрамление : Помощь участникам понять корни концепций

Контрастные мировоззрения

  • Метафизика в нашей жизни : участники посмотрели видео, в котором член Конгресса делится мнениями по поводу изменения климата, и участвуют в пародии об автобусе, который опаздывает.
  • Сравнение идеализма и материализма : участники используют эту таблицу, чтобы помочь понять различия между идеалистическими и материалистическими ориентациями.

Диалектический материализм

  • Три закона диалектики : Мария представила три закона диалектики: преобразование количества в качество и наоборот; закон единства и борьбы противоположностей; отрицание отрицания

Применение этих идей в работе движения : Мария поделилась тематическим исследованием от Союза таксистов, чтобы помочь участникам применить идеи.Она также провела участников через пять шагов к использованию диалектики.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Наряду с изучением основных материалов, мы призываем людей, заинтересованных в более глубоком погружении, ознакомиться со следующими ресурсами, относящимися к основным материалам и темам, обсуждаемым на этом занятии «Марксизм 101».

Что такое диалектика?

Выбор из Маркса для начинающих Риуса, Нью-Йорк: Pantheon Books, 1989.стр. 66-82

«О противоречии» Мао Цзэ-дуна
Хорошим дополнением к «О противоречии» является «О конфликте» из «Продолжение революции: политическая мысль Мао» Джона Брайана Старра Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1979

«Диалектика и революция» в Революция и эволюция в двадцатом веке Джеймс и Грейс Ли Боггс, Нью-Йорк: Monthly Review Press, 1974.

«Оружие теории» Амилкар Кабрал

«Доминирование и гегемония» в Культурология 1983: Теоретическая история Стюарт Холл, Дарем, Северная Каролина: Duke University Press, 2016
Лекция Стюарта Холла является ответом на работу Луи Альтюссера.Если вы не знакомы с Альтюссером и хотите узнать о нем больше, посмотрите это: https://www.marxists.org/glossary/people/a/l.htm#althusser-louis

«Диалектика: Алегбра революции», Рая Дунаевская

«Диалектический исторический материализм для организаторов» Бадили Джонса

Карл Маркс об отчуждении от BBC Radio 4 [ВИДЕО]

Марксизм для новичков: диалектический материализм | by Dash в Интернете Марксист

«Диалектический материализм» — это термин, часто используемый для описания марксистского мировоззрения — , как вещи работают во вселенной , согласно Марксу.Причудливое название и крупные немецкие слова часто заставляют людей предполагать, что в философии есть странный мистицизм или магический элемент, хотя на самом деле это не могло быть дальше от истины. Есть несколько громких имен, которые внесли свой вклад в диалектический материализм, но в большинстве своем он исходит от Карла Маркса.

«Взгляни в мою диалектику и скажи мне, что ты видишь?»

Диалектический материализм — это просто набор инструментов, которые Карл Маркс и большинство его последователей используют для изучения, анализа и понимания мира, а его аналог « исторический материализм » — это тот же набор инструментов, который применяется специально для человеческая история.Теперь стоит отметить, что этот термин был введен не Марксом, и вы не найдете его конкретно в трудах Маркса — вместо этого он исходит от Карла Каутского, который был своего рода «президентом фан-клуба Карла Маркса» после Маркса и Энгельса. скончаться. Вы можете думать о диалектическом материализме (иногда называемом « Diamat» для краткости) просто как о полезном инструменте для понимания того, как большинство марксистов пытается смотреть на вещи, но если вы действительно понимаете его достаточно хорошо, он может помочь обеспечить серьезное и реальное понимание и объяснительную силу о мире.Действительно, многие ученые и профессионалы уже делают это, часто не подозревая, что их «маленькие умственные уловки» или «скрытые знания» на самом деле являются лишь частью более крупной и устоявшейся философии. Но что именно влечет за собой это мировоззрение и что вообще означает «диалектика , »?

Диалектика — это способ понимания понятий в мире как всегда находящемся в состоянии изменения и взаимодействия — вещи никогда не бывают просто статичными и нейтральными, но всегда постоянно взаимодействуют и движутся.Но также понимание того, что движение в одном месте, как воздух, проталкиваемый через вентиляционное отверстие, перемещает вместе с ним другие вещи. Мир состоит из взаимодействующих систем, и, как бы вы ни разбивали вещи, вы всегда можете смотреть на части мира как на часть более крупной системы, в которой также содержатся более мелкие системы. Внутри любой из этих систем есть то, что мы (марксисты и гегельянцы) называем противоречиями (обычно это не то же самое, что противоречия в аналитической философии, поэтому пока избегайте этого недоразумения), которые являются двумя взаимно Противодействующие силы, которые также требуют друг друга, и борьба между ними — вот что движет вперед более крупную систему.

Способ (возможно, слишком упрощенный) думать об этом, как уравнение в математике. В какой-то момент у вас в голове возникает концепция — или идея . Через некоторое время эта идея может измениться, деформироваться или стать отличной от того, с чего она начиналась (подумайте обо всех либертарианцах, чей «минархизм малого правительства» превратился в неистовый милитаристский фашизм!). Мы можем взглянуть на исходную идею и назвать ее Идея-1 , а затем посмотрим на более позднюю идею, назовем ее Идея-2, , а затем посмотрим, как идея изменилась или трансформировалась от первой идеи ко второй. .Это не всегда линейное преобразование, поскольку идеи и влияния могут двигаться туда-сюда, но в конце у вас есть изменение состояния ( дельта , для вас, математики), так что вы можете подумать об дельта-идее ( изменение состояния идеи) как диалектика .

«Уравнение» (не буквальное математическое уравнение — образно) линии — это диалектика . Если вы понимаете «уравнение», тогда вы понимаете, как изменилась идея и почему она изменилась. Этот график будет лучше понят тем, у кого есть некоторый опыт в математике, поэтому не волнуйтесь, если вы не уследите за ним.

Итак, в качестве особенно простого примера, если бы идея, которую мы изучали с помощью диалектики, была температура, то одним из противоречий, помогающих нам лучше понять температуру, было бы противоречие между горячим и холодным . Если идея была войной, то мы могли бы рассмотреть ее как серию из наступлений, и отступлений, , чтобы лучше понять, что произошло. Вещи не являются вещами в себе, они тоже существуют как часть чего-то еще.

Причина, по которой мы понимаем вещи как противоречий исходит от Георга Вильгельма Фридриха Гегеля , одного из самых известных философов всех времен, оказавшего большое влияние на Карла Маркса.Хотя они никогда не встречались, Гегель в конечном итоге оказал наибольшее влияние на Маркса, несмотря на то, что Маркс в конечном итоге опроверг все творчество Гегеля. Что касается Гегеля, он говорит, что мы действительно не понимаем, как квалифицировать информацию или идеи сами по себе , без другой информации или идей, чтобы противопоставить их. Возвращаясь к предыдущему примеру, вы на самом деле не понимаете идею «холодного», если у вас нет некоторой концепции «горячего» (или, по крайней мере, «чего-то не холодного», чтобы противопоставить «горячее»).Попытка понять идею сама по себе, изолированно, дает очень мало информации, потому что вы не понимаете, что анализируете — что вы ищете . Только противопоставив две идеи друг другу, вы увидите разницу между ними.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель

Итак, говорит Гегель, если вы хотите понять более широкую идею (например, идею температуры), тогда вам необходимо понять концепции «горячего» и «холодного» и их отношения (или более в частности, их противоречие ), чтобы правильно понять идею температуры.Таким образом, противоречие , — это своего рода единство противоположностей — две вещи, которые противостоят и конфликтуют друг с другом, но также требуют друг друга для своего существования, по крайней мере, до тех пор, пока не произойдет существенное изменение в их отношениях, которое фундаментально изменяет оба.

Отношения между двумя различными, взаимоисключающими, противоречащими друг другу идеями — вот что в конечном итоге определяет каждую из них, и, поняв этот конфликт / борьбу между этими противоречащими идеями, мы можем достичь более высокого, лучшего состояния понимания всей системы в целом ( мир).Но поскольку эти идеи всегда влияют друг на друга и меняют друг друга, мы не можем разделить их — мы всегда должны понимать их как движущиеся части в более крупном целом. В некоторых случаях вы можете услышать фразу «Недиалектично!», Выкрикиваемую разгневанным марксистом (это недавний мем, вы не найдете его в старой теории). Хотя эта фраза сбивает с толку посторонних и часто используется неправильно (или по иронии судьбы) инсайдерами, правильное использование этой фразы заключается в описании чьих-то идей, которые забывают, что мир тоже находится в движении .Они предвидели одно изменение, но забыли, что все вещи, с которыми связана эта идея, также меняются вместе с ней и вокруг нее. Если вы думаете: «Что, например, эффект бабочки ? », значит, вы на правильном пути.

Важно помнить и о Гегеле, и о Марксе — это эпоха, из которой они вышли — мир тоже менялся, оставляя феодализм позади и полностью переходя к капиталистическому способу производства, вместе с происходящей индустриальной революцией, меняющей мир. .Большая часть их философии заключалась в интерпретации, понимании и объяснении происходящих вокруг них изменений. Если Гегель был очень религиозным и политически своего рода реформатором (умеренные постепенные изменения посредством политики), то Маркс, с другой стороны, был стойким атеистом и политическим революционером (разбейте старую систему и создайте новую).

Многие любительские видео и эссе «Введение в Гегеля», доступные в Интернете, тратят слишком много времени и усилий на « тезис-антитезис-синтез .Людям нравится ссылаться на это, потому что здесь требуется один из самых сложных для чтения и понимания философов в истории, и его идеи складываются в красивое, понятное и легкое для понимания небольшое уравнение. Проблема, однако, в том, что люди обычно не понимают, что это просто описания, а не сам процесс — вроде того, как люди говорят, что E = mc² — это теория относительности Эйнштейна , когда на самом деле это всего лишь небольшой ключевой компонент теории, и они упускают из виду гораздо более широкую картину, сосредотачиваясь на ней.Итак, вставьте булавку в тезис-антитезис-синтез на сегодняшний день и сразу перейдем к тому, что Гегель считал самым важным: идеям.

Возможно, самая большая дискуссия в философии в то время была о взаимосвязи между «, мышление, » и «, это » — концептуализациями, которые мы имеем в нашем сознании, по сравнению с тем, как мы видим, как эти вещи разыгрываются в Физический мир. Для Гегеля связующим звеном или чем-то подобным центральным элементом этих отношений между мышлением и бытием была «ИДЕЯ.Что такое идей, (или мыслей), и откуда они берутся? Конечно, это не просто случайные явления, отключенные от остального существования (ваши представления о вещах не приходят ниоткуда ). Но они не являются осязаемыми вещами в физическом мире — вы не можете уловить, измерить или взвесить мысль или идею — тем не менее, вы, кажется, можете использовать их, чтобы изменить мир.

Идеи для Гегеля особенные, потому что они представляют собой эту абстрактную нематериальную вещь в нашем сознании, но с правильной идеей люди могут формировать физический мир вокруг себя.Если вы собираетесь присоединиться к нейробиологии здесь, да, это правильно, и, конечно, мы можем сказать, что идеи на самом деле, на самом деле, просто нейроны, запускаемые в нашем мозгу — но, тем не менее, это не способ, это не КАК, мы понимаем, интерпретируем или постигаем идеи, когда они приходят нам в голову. Например, вы не говорите: «О, нейроны 1132, 4490 и 155794 только что сработали, поэтому я хочу пиццу». Вы просто думаете об идее пиццы и идее ее съесть. И для Гегеля идеи особенные, потому что эти идеи приходят нам в голову, а затем мы берем эти идеи, идем и проецируем их из нашего разума, и они воздействуют на физический мир (далее именуемый Материальный мир , по причинам, объясненным вкратце), меняя его!

В качестве примера, если бы вы были архитектором, вы могли бы получить концепцию (идея ) в своей голове для дома.Но затем вы можете пойти и физически «спроецировать» этот дом на реальный физический мир (не с помощью какой-то магической проекции, а физически построив дом из реальной физической материи), и тогда некогда нематериальная идея, существовавшая только в вашем уме, обретает стать чем-то, что теперь является физическим и осязаемым и материальным — чем-то, что мы можем войти внутрь.

Слева — физический, осязаемый мир, справа — нематериальный мир, в котором идеи «существуют». Не буквально проектирование физического дома, а просто проектирование идеи на данный момент.Теперь фактически проецируем идею на мир, но не с помощью какой-то магической проекции, а с помощью труда и взаимодействия с миром. Объект, который когда-то существовал только как неосязаемая идея, теперь является физическим, осязаемым объектом, существующим в мире. .

И у нас могут быть идеи о самых разных вещах (не только об объектах, но и о действиях, системах или иерархических структурах), и эти идеи можно проецировать на мир всеми способами. Вот почему идеи важны и особены для Гегеля — идеи являются источником / сущностью существования! Так говорит Гегель, если вы действительно понимаете идею о вещи в своем уме, тогда вы действительно понимаете эту вещь в том виде, в каком она существует в мире.И для Гегеля, когда вы выходите и проецируете идею на мир, вы как бы наполняете осязаемой вещью в мире идеей этой вещи . Таким образом, дом, построенный архитектором, содержит в себе , по сути, , первоначальную идею этого дома. Но идея вещи на самом деле, действительно (говорит Гегель), вещь это чистейшая форма , и вещь, которая физически существует в материальном мире, является своего рода несовершенной копией этой идеи.Он всегда будет немного менее совершенен, чем идеальный вариант той вещи, из-за реальных ограничений или недостатков материала.

Но идеи — это прежде всего, а идеи — это самое важное, — утверждает Гегель. Это была точка зрения философской школы, известной как « идеализм ». Поскольку многие мыслители того времени были религиозными, Бога также часто истолковывали как неосязаемую идею. Бог не был физическим предметом, который имел массу и занимал пространство, а был нематериальным предметом за пределами физического, материального царства.И из этой идеи, Бога, происходит физический, материальный мир, как проявление от Бога идеи о мире. Это колоссальное сжатие философии Гегеля, но , в конечном счете, идей исходят от Бога. Эти идеи приходят нам в голову, а затем мы проецируем их на мир. Мы можем создать ярлык для философии Гегеля и назвать его: « Диалектический идеализм ».

Так откуда вообще взялась идея дома? Если мы просто скажем «это от Бога», это будет чрезмерным упрощением, потому что это больше похоже на то, каков окончательный источник идей? Вот где в значительной степени должен войти Бог.Гегельянец где-то смотрит на это изображение и пишет ответ из 21 абзаца, объясняющий, почему оно вводит в заблуждение. Обратите внимание, что идеи не исходят исключительно от Бога (но, по сути, «сверхважные») для Гегеля.

Итак, диалектическая часть диалектического идеализма происходит от осознания того, что, как упоминалось ранее, идеи находятся в движении. Идеи в вашей голове постоянно взаимодействуют и порождают новые идеи. Итак, вы можете думать о диалектическом идеализме как о идей в движении .

Одна из самых больших философских дискуссий, бушевавших в эту эпоху, заключалась в том, чтобы ответить на вопрос: «, что является фундаментальной субстанцией Вселенной? ”Две основные школы мысли возникли, чтобы ответить на этот вопрос: идеалистов , которые говорят, что нематериальный мир, или, точнее говоря, идеи появляются на первом месте, а физический, материальный мир возникает из этих идей (около идеалистов включают: Гегеля , Целлер или Фихте) против материалистов — которые говорят, что нет, на самом деле сначала идет физическая материя, а идеи возникают гораздо позже, из физических процессов живых существ, которые в конечном итоге сами составляют материи (около материалистов включают Фейербаха, Штрауса или Маркса).

Сегодня термин «материалист» иногда имеет другое значение, когда он стал означать одержимость банальным потреблением или гедонизмом — поиском материальных удовольствий. Пусть это вас не смущает. В философии материалисты взяли такое название, потому что пришли к выводу, что «материя» является фундаментальной субстанцией Вселенной. Сегодня, с квантовой теорией и, возможно, теорией струн (которой на самом деле не было в 19 веке), мы теперь понимаем, что материя может быть разбита дальше (элементарные частицы и т. Д.), Но идея о том, что Вселенная состоит из физических, материальные вещи, которые можно изучить и измерить эмпирически , по-прежнему являются основой материализма .

Итак, когда вы видите «материальный мир», имеется в виду реальный, физический мир, в котором мы живем. Когда вы говорите об идеальном мире , , в материалистическом мировоззрении, вы говорите о нематериальном мире — том, который существует в концептуализациях, мыслях или формах — как о просто продукте (возможно, побочном продукте) материального мира и его физического мира. процессы. Для современного материалиста Вселенная в основном состоит из чего-то эмпирического, что мы можем наблюдать и измерять; и до сих пор наше лучшее понимание называется стандартной моделью, в настоящее время состоящей из: элементарных частиц, которые содержат атомы, которые затем в цифрах создают молекулы, которые, если они достаточно организованы, могут в конечном итоге создать ДНК, которая затем может реплицировать клетки, которые образуют ткань , формируя организм, который затем потребляет, эволюционирует и воспроизводит, и в конечном итоге может развить мозг, который затем может начать формировать идеи.Идеи, конечно, по-прежнему интересны для материалистов, но они представляют собой лишь крохотное подмножество событий, существующих во вселенной, а не конечную цель существования идеалиста.

Что касается идей — с точки зрения материалистов, сейчас эти — это нейронов, запускаемых в мозгу, да, но опять же, вы их не переживаете, не обсуждаете или не развиваете таким образом. . Это человеческое понимание идей нематериально, в том числе и для материалистов, и мы снова можем назвать эти концепции в уме «миром» идей. Но знайте, что это гораздо более ограниченный «мир» идей для материалиста, чем для идеалиста. Если разум (физический мозг) поврежден или отключен, идеи и «мир» идей для этого человека также теряются. Идеи — это не вещи, которые можно измерить эмпирически или уловить с помощью наших физических органов чувств, но они по-прежнему важны из-за того, как они существуют по отношению друг к другу, взаимодействуют друг с другом и с миром , и как они «связаны» (опять же это диалектика ).

Итак, «, что является фундаментальной субстанцией Вселенной? »- от идеалистов :« Идеи — фундаментальная субстанция вселенной »и от материалистов: « Материя — фундаментальная субстанция вселенной ». (отсюда и название, материалисты — все состоит из материала). Поэтому, когда вы говорите о вещах в гегелевской философии, вы должны быть осторожны, объясняя, где эта вещь существует — в материальном мире или в идеальном мире.Или, проще говоря, реальный, физический, осязаемый мир (где существуют атомы и деревья, Монреаль, тележки и т. Д.) И концептуальный мир («мир», в котором идеи, восприятия и ментальные конструкции — например, дом, который вы планируете построить. построить, или новую организационную структуру для учреждения, на которое вы надеетесь — существовать). Проще говоря:

Материализм — это материальный мир, который порождает нематериальный мир

Идеализм — это нематериальный мир, который порождает материальный мир

Итак, вернемся к идеалистам , таким как Гегель сначала возникает идея о вещах, а затем материальный мир возникает и развивается из этих нематериальных идей.Как уже упоминалось, Бог в понимании Гегеля — это не физическая вещь в мире, которая занимает пространство, имеет массу или живет в области, куда вы можете отправиться на космическом корабле. Бог — это нематериальная идея, и та, которая существовала до этого. всем остальным. Именно Бог сначала создает мир как идею, а затем преобразует ее в материал — физическую форму, которая физически занимает пространство и обладает физическими наблюдаемыми свойствами. Идеалисты утверждают, что без идеального мира материальный мир не существовал бы, и что реальный, фундаментальный мир , — это мир идей , и если бы вы искали Бога, вы бы нашли его там, а не здесь в несовершенном материальном мире.

Напротив, материалисты утверждают, что нет, на самом деле первым появился материал — большой взрыв, атомы и молекулы и так далее, пока вы не дойдете до жизни, — который все еще состоит из этих физических материальных субстанций. И на этих ранних этапах жизни физические процессы развиваются дальше, формируя все более и более сложные органы, пока, в конце концов, у некоторых форм жизни не начинает развиваться мозг — и из некоторых физических, осязаемых процессов, происходящих внутри нашего мозга , возникает идеальный мир — отсюда происходит мир идей — мир наших восприятий, концепций, визуализаций и воображения, , который существует только в наших головах как способ восприятия, представления и понимания более сложных функций, происходящих вокруг нас в (физический) материальный мир.

Чтобы проиллюстрировать разницу между материалистами и идеалистами, представьте себе, если бы все живое во Вселенной (представьте себе двойной Танос, щелчок ) было бы уничтожено в одно мгновение! Что ж, материалисты будут утверждать, что идеальный мир может больше не существовать (если он когда-либо существовал на самом деле , вообще существовал), но вся материя и физические вещи продолжали бы тикать как по существу механический процесс. Может быть, атомы снова устроятся правильно, жизнь снова эволюционирует, и из этого идеальный мир может триумфально вернуться! Но дело в том, что физический материал является доминирующим, фундаментальным и самым важным.

Если вас интересует точка зрения марксистов против Таноса (философский аналог Мальтуса), вам захочется еще раз прочитать эти эссе Энгельса, Ленина и Ленина.

И наоборот, идеалисты утверждают, что если никто не услышит, как дерево падает посреди леса, оно замолкает. Другими словами, (в случае двойного Таноса, щелкнувшего ), если бы вся жизнь во вселенной прекратилась, физический, материальный мир для идеалистов стал бы (в основном) неактуальным, поскольку все действия будет погружаться в неосязаемый, идеальный мир, все еще продолжая двигаться, неустрашимый.

Здесь есть другие философские позиции, которые у нас просто нет времени обсуждать, например дуалисты или плюралисты, которые утверждают, что идеальный и материальный мир существуют одновременно и отдельно, а наши души подобны связке, соединяющей разум и тело, и отсюда два разных мира, но материалистов, , таких как Маркс, будут критиковать эти позиции так же, как они критикуют идеализм, и обычно рассматривают эти альтернативные позиции как идеализм .К настоящему времени, вероятно, очевидно, что идеалистов обычно (хотя и не всегда, но большую часть времени) были религиозными, тогда как материалистов были обычно (не всегда, но большую часть времени) атеистами.

Говорить об атеизме Маркса не так уж и много — он не сильно отличается от любых других атеистических дискуссий, которые вы можете наблюдать в мире вокруг вас сегодня. Краткая версия состоит в том, что материализм — это неверие в магию и отвергает любые магические объяснения, в том числе исходящие от Бога или другого божества.Магические или сверхъестественные объяснения не являются достоверным описанием мира и его событий, говорят материалисты , и только объяснения, которые в конечном итоге выводят из материала , имеют вес.

Карл Маркс, как это предусмотрено MSPaint

Основное влияние на атеизм Маркса оказал другой ученик Гегеля — Людвиг Фейербах. Дело в том, что Фейербах был материалистом, но он был « метафизическим материалистом » — он рассматривал материальный мир как статичный, что-то, что вы исследуете изолированно и может быть изменено только посредством внешних добавлений и вычитаний.Фейербах вообразил вселенную, состоящую из материи, но он не смог признать, что все части и части вселенной всегда находятся в движении. Маркс разработал другой способ понимания материального мира, взяв концепцию « диалектика » у Гегеля и развив понимание мира, которое позже было бы названо «диалектическим материализмом ». Маркс считал материальный мир динамичным! — не статичный или жесткий, но всегда в движении — , можно сказать, что он всегда постоянно менялся и всегда развивался, как и все вещи и системы, содержащиеся внутри.

Итак, помните, что в — диалектическом идеализме Гегель утверждает, что идеи возникают из духовного, нематериального мира — идеи, по сути, исходят от Бога. Они преодолевают барьеры этого неосязаемого, идеального царства, проявляющегося в нашем сознании, что затем позволяет нам проецировать эту идею на мир, позволяя нам создавать несовершенную копию этой идеи, которая затем существует в материальном мире. Это заставляет вас чувствовать себя немного особенным, потому что показывает нам, где именно люди и наше сознание находятся в своего рода общении с божественным, и как мы воплощаем идеальный мир в ущербный материальный мир.Вещь в мире для Гегеля — это несовершенное воссоздание идеи, и мы можем только надеяться приблизить ее к тому идеализированному состоянию, которое существует в нашем сознании, — но, как уже обсуждалось, идея всегда будет чистейшая и совершенная форма этой вещи.

И снова гегелевская формулировка

Но Маркс качает головой: «Нет!» Это важно, поскольку вы, наконец, можете начать понимать, почему Марксизм не является идеалистической философией . Те, кто обвиняют Маркса и марксистов в том, что они вообразили идеальный мир и хотят его создать (часто с ужасными последствиями, утверждают эти неверные критики) и что их «высокий идеализм» обречен на провал, — эти утверждения всегда делаются по неведению.Марксисты отвергают это представление о том, что источником являются идеи, и отвергают представление о том, что мир является продуктом идеи. Совершенно верно, все наоборот — наоборот. Марксисты материалисты , а не утописты, и именно на основе материала марксисты стремятся изменить мир. Как видите, проблема, которую Маркс обнаружил у Гегеля, заключалась в том, что все идеи Гегеля основывались на абстрактном мышлении, и что это было причиной того, почему все идеи Гегеля не могли вызвать изменения в реальном, материальном мире.

Теперь вспомните, что Маркс материалист , и материалисты видят, что реальный, материальный мир стоит на первом месте, и наши идеи развиваются из него. Итак, именно здесь Маркс « переворачивает Гегеля с ног на голову » (что по сути является философским эквивалентом Гробовщика , сбрасывающего Человечество из ада в камере ). Маркс признал, что изменение материальных условий вызывает изменение идей ; полная противоположность более ранней формулировке Гегеля! Маркс говорит «нет» диалектическому идеализму — мы не получаем наши идеи от Бога, а затем проецируем их на мир. Мы черпаем идеи из мира. Маркс устраняет духовное царство (как оно существует для идеалистов) и возвращает диалектику обратно в себя. Мы проецируем идеи в мир, да, но все наши идеи в первую очередь исходят из мира. Не Бог, а сам мир является источником наших идей. Идеи в нашем сознании — это не передача от Бога, это система, процесс, берущий свое начало в материальном мире и происходящий полностью в нем. И это тот, который постоянно возвращается в себя, постоянно меняется, постоянно развивается, постоянно растет и развивается с каждой новой принятой идеей и каждой новой идеей, проецируемой обратно в мир. Дело в движении .

Для Гегеля идея была «чистейшей» истинной сущностью вещи, а то, как она существовала в мире, было всего лишь несовершенной копией. Но для Маркса это полная противоположность: вещь в мире — это все, что существует, и это истинная, настоящая вещь. Все недостатки и несовершенства не являются деградацией исходной идеи, а скорее идея — это принятие желаемого за действительное в отношении материальных вещей, существующих в мире. Конечно, он всегда будет совершеннее, потому что он никогда не должен существовать материально!

Маркс отвергает идеализм.Идеи происходят не из абстрактной духовной области. Ваши идеи действительно исходят откуда-то , говорит Маркс, но они не от Бога.

Но наши материальные условия диктуют наши идеи, и затем мы можем использовать наши идеи, чтобы влиять на наши материальные условия и изменять их. На самом деле, это круговорот, но он не круговой, потому, что он всегда меняет курс и развивается каждый раз, когда он идет назад и вперед от материи к идее и обратно к материи.Если бы этим отношениям присвоили «форму», это была бы спираль, а не круг. И эти новые изменения в наших материальных условиях в результате наших действий и определяют наши новые представления о мире. Которые мы затем используем, чтобы еще больше влиять на материальные условия мира, при условии, что мы понимаем большую систему, в которой мы находимся, и что мы просто часть продолжающегося процесса, который постоянно меняется, развивается и развивается. Это также связано с другой важной марксистской концепцией, которая хорошо называется « сверхдетерминация », но это тема для другого раза.

Итак, примитивный человек, например, не придумал сделать молот от Бога, вселив идею молотка в его разум. Первобытный человек увидел в мире что-то, что развило его идею — видение того, что один объект может быть использован, чтобы разбить другой — и идею создания молота медленно, через несколько «циклов» изменений, наблюдаемых в мире, приводящих к изменению идей, в конечном итоге разработан вне мира. Идея использования одного объекта для разрушения другого в какой-то момент была спроецирована из их опыта в мир во что-то материальное и физическое, что можно использовать и даже воспроизвести.И с помощью этого молотка они смогли по-новому изменить свои материальные условия, что позволило им развить еще больше новых представлений о мире.

Так как же познать мир? Просто, , посмотрев на него . Наблюдая за ним, исследуя его, взаимодействуя с ним и наблюдая за изменениями в нем. Вы, наверное, слышали странную загадочную фразу, произнесенную самыми пылкими марксистами: « вечная наука марксизм-ленинизм .Но теперь вы можете начать понимать, как и почему это утверждение фактически подтверждается марксистами , поскольку правильно является наукой . В самом деле, именно так понимала наука большая часть мира — что такое наука, — это , а — это примерно (что я делаю, если «занимаюсь наукой?» — до тех пор, пока Советский Союз не утвердился. В тот момент Запад отчаянно искал способ отделить науку от Маркса и обратился к книге Карла Поппера Falsifiability , чтобы предоставить (недостаточную) альтернативу, свободную от всего этого мерзкого марксизма.

Итак, как мы воспринимаем мир, как мы можем понять мир? Нашими чувствами. С помощью эмпирического исследования, основанного на знаниях и понимании, полученных в результате наблюдения, наблюдения и исследования мира. А как тогда изменить мир? Просто — действуя в соответствии с ней!

Возвращаясь к нашему «домашнему» примеру — для Маркса «мир» идей не существует сам по себе, только как концепции в вашем уме и только как концепции вещей, которые вы наблюдали в мире. И ваши идеи не переходят от «наблюдения за деревьями» до «идеи дома».В этом примере, согласно Марксу и материалистам, они начали бы с «представления» о тех деревьях, которые вы наблюдали. Наблюдатель свидетельствует в качестве одного из возможных примеров того, как они могли бы в конечном итоге
прийти к идее дома. молния (это произвольно, здесь нет ничего особенного в молниях) ударила по дереву, опрокинув его. Изменение материального мира (поваленное дерево) привело к изменению представлений. Во время ливня наш наблюдатель смотрит и видит, что область под упавшим деревом сухая, в то время как другая прилегающая территория остается влажной.Он начал примитивную формулировку идеи о приюте . Теперь наш наблюдатель использует идеи, пришедшие из этого мира, чтобы затем выйти и физически воздействовать на материальный мир, еще больше изменяя его и создавая еще больше новых идей о материальном мире. В конце концов, внося изменения в физический мир (в данном случае срубая деревья, а затем используя их для строительства дома, как расширение и развитие идеи убежища, чем было раньше), вы можете прийти к тому же самому Дом, который постулировал Гегель, должен был быть от Бога.Маркс говорит: нет, этот дом и все другие ваши идеи пришли из мира. (Дом, вероятно, должен быть больше похож на бревенчатую хижину, но я не умею рисовать достаточно хорошо, так что не @ меня!)

Это одна из самых любимых черт Маркса — он заявил, что это не философская работа просто смотреть на мир и анализировать происходящее. Это была ошибка всех предыдущих философов — они сидели в сторонке, наблюдая за «игрой», пытаясь проанализировать, как в нее играют. Но Маркс говорит, что это не настоящая роль философа.Философ должен выйти на поле и изменить счет! Роль философа — воздействовать на мир и изменять его! Это так просто и так легко сказать на поверхности, но это понятие глубокое, глубокое и мощное, когда оно понимается и исследуется.

А теперь вспомните, что диалектика значила для Гегеля, что идеи постоянно меняются и развиваются. Что ж, для Маркса он идет вперед и берет всю гегелевскую структуру — всю «структуру» существования, которую Гегель собирал всю свою жизнь, отбрасывает все абстрактные представления об идеях и Боге и закладывает точно такие же рамки на основе реальный, материальный мир.Диалектика сохраняет акцент на процессах и отношениях — понимание того, что эти компоненты мира являются частями более крупных материальных систем, которые постоянно меняются. Но это не идей в движении , а, скорее, для Маркса материя в движении. Другими словами, не только мир состоит из материи, но и эта материя движется, сталкивается и взаимодействует со всей другой материей в сложных структурах и процессах, постоянно происходящих вокруг нас.Это движение руководствуется теми же внутренними противоречиями , за исключением того, что это не просто c противоречия идей , но реальные, осязаемые противоречия в мире. Силы материи толкаются и притягиваются друг к другу, иногда вызывая странные или интересные реакции.

Помните, что противоречие — это «единство противоположностей» или взаимно антагонистических сил, которые движут развитием, но вместе они составляют большее целое.Итак, для Маркса самым большим противоречием во всем мире, составлявшим более широкую идею человеческого общества , было противоречие классов, в обществе — противоречие между теми, кто правит, и теми, кем правят. Маркс видел в борьбе между этими двумя группами силу, движущую историю вперед. В самом деле, если вы возьмете это мировоззрение диалектического материализма и затем примените его к истории человечества, мы, марксисты, называем это « историческим материализмом , », где вы придете к буржуазии , пролетариат , классовая война и — но это уже тема для другого времени.

И, как и для Гегеля, то же самое верно и для Маркса: идеи не существуют просто сами по себе, но также и материал никогда не существует просто сам по себе. Подумайте о белой комнате в The Matrix, , где Нео мгновенно вызывает огромный арсенал оружия — это понятие было бы антимарксистским, потому что в реальном мире, чтобы оружие существовало, оно не просто появляется, а должно быть произведено. на фабриках, собранных из материалов, добытых с Земли, образованных из взорвавшихся звезд эоны назад — и все эти компоненты должны быть частью «уравнения», диалектики этого оружия — вы не получите чтобы отделить пистолет или идею пистолета от того, как оно действительно существует в мире.Мир и материя всегда взаимодействуют с другими идеями и другим материалом, существующим в мире.

Эй … Эй, Тринити … Хочешь попробовать диалектику?

Итак, еще раз вкратце — Диалектический материализм — философия марксистов, которую они используют для анализа мира. Часть Материализм означает, что объяснения марксистского мировоззрения в конечном итоге должны исходить из реального, физического материального мира, а не быть вызваны магическими, сверхъестественными или нематериальными силами. Диалектическая часть означает, что, исследуя мир, мы пытаемся исследовать его как систему или как часть более крупной системы, которая всегда находится в движении и постоянно меняется, никогда не существуя в статической изоляции. Когда вы вносите изменения в одну систему (или часть этой системы), это также приведет к изменению всех других систем, с которыми она взаимодействует. Вы не можете представить себе одно изменение в мире, а затем все остальные вещи, связанные с ним, останутся такими же.

Итак, вам, начинающий философ, не сидите сложа руки и не читайте это, желая перемен в мире.Не тратьте свое время и усилия на idealism , надеясь, что вы можете изменить представления о мире, чтобы вызвать изменения в мире — поскольку это понятие как раз наоборот! Вместо этого роль марксиста состоит в том, чтобы воздействовать на мир и изменять материальный мир, и, внося изменения в него, также изменятся идеи человечества!

Объясняет все и ничего одновременно — OpEd — Eurasia Review

Диалектика! Какая мощная концепция, объясняющая все и ничего одновременно в советской действительности.Любые изменения в экономической, социальной, внешней или военной политике Советского Союза рассматривались в их естественном движении и рационализировались материалистической диалектикой. Например, введение Новой экономической политики (НЭП) после военного коммунизма было диалектикой; заключение Пакта о ненападении с нацистской Германией после многих лет взаимной неприязни и критики было диалектикой; даже хроническое отставание советской экономики в обеспечении товарами первой необходимости также находило диалектическое оправдание.

Материалистическая диалектика была основным и универсальным методом, используемым в философии, науке и даже в повседневной жизни. В качестве анекдота вспоминаю, как мне удалось избежать плохой отметки о марксизме-ленинизме, когда преподаватель спросил меня: «Почему ты не набросал некоторые работы Ленина?» Я ответил, что могу объяснить это диалектически. И я ответил, что учение Маркса-Ленина вечно, но футбольный матч между моей любимой командой и ее главным соперником — временное событие. Так что позже я смогу изучить произведения классиков, но навсегда пропущу главное соперничество сезона.Однако положительные эмоции от победы моей команды помогут мне изучить тему с еще большим энтузиазмом. Конечно, в моем ответе было немного диалектики; вместо этого мы с инструктором болели за одну команду — плюс, он оценил остроумие.

И вообще, что такое диалектика? Материалистическая диалектика — универсальный инструмент для понимания природы и общества?

Диалектика имеет долгую историю и разные интерпретации. Тем не менее, мы будем полагаться на версию Гегеля, создавшего три закона диалектики: единство и конфликт противоположностей, взаимное преобразование количества в качество и отрицание отрицания.Он предложил путь достижения истины, имеющий триадную структуру: определенное явление (тезис) проявляется в его противоречивом аспекте (антитезисе), требующем разрешения (синтеза), которое отрицает их логическое противопоставление. Что касается одного из главных вопросов философии — что первично, материя или идея? — Гегель был представителем идеализма, и его философию лучше описать как диалектический идеализм. Напротив, Маркс был сторонником материализма, и его несогласие с идеализмом Гегеля нужно было разрешать диалектически.Другими словами, идеализм Гегеля можно было считать тезисом, а материализм Маркса, заимствованный им у Фейербаха, был антитезисом. В результате третьего этапа триады — синтеза — ожидалось рождение нового тезиса, поскольку предполагается, что синтез разрешит противоречие и приведет к созданию новой парадигмы.

Однако Маркс не смог применить третью составляющую диалектики, так как в результате получился тот же материализм. Людвиг фон Мизес в книге Theory & History заявил, что «Никакой компромисс невозможен между этим гегелевским идеализмом и любым материализмом.История философской мысли показывает, что попытки примирить идеализм и материализм уже предпринимались, например, некоторыми школами дуализма, и будут продолжаться в будущем. Но суть вопроса в том, что Маркс вообще не синтезировал. Он остановился на стадии антитезиса, позаимствовал гегелевскую диалектику и назвал ее новой философской концепцией. Как это ни парадоксально, оказывается, что диалектический материализм является продуктом неправильного использования самого диалектического метода.

Мизес также заметил, что марксистский материализм неправильно выдвигался как антитезис, потому что «его доктрина вообще не имеет отношения к проблеме разума и тела». Он указал, что марксистский материализм не смог объяснить, как определенные мысли и ценностные суждения возникают в человеческом разуме. Более того, неясно, как буржуазная среда, из которой выросли Маркс и Энгельс, повлияла на возникновение пролетарских революционных мыслей в их головах, потому что бытие определяет сознание в соответствии с их собственной доктриной.

Мизес предположил, что Маркс решил развить гегелевскую диалектику из-за престижа гегельянства в Германии и боялся радикально отклониться от него. Не подвергая сомнению значение Мизеса, следует добавить, что концепция разрешения конфликта между противоположностями и поиска истины таким образом также хорошо вписывалась в идеологический конвой Маркса и Энгельса. Не забывайте, что Маркс был прежде всего коммунистом-революционером, а затем философом. Как революционер, он искал научное обоснование идеи социального конфликта как разрушительной силы капитализма.Он механически перенес диалектический метод познания истины и превратил его в теорию конфликта, управляющую историческим процессом.

В общем, в конфликте могут участвовать многие стороны, но Маркс предпочел ограничиться областью дихотомии, согласно диалектическому закону единства и конфликта противоположностей. В капиталистическом обществе он видел две противоположные стороны — буржуазию и пролетариат. Мизес неоднократно заявлял, что классификация членов капиталистического общества в соответствии с их положением в общественном разделении труда неоправданна и имеет смысл только в рамках самого марксизма, но не за пределами его учения.Но даже если мы примем марксистскую классификацию, можно спросить, почему эта доктрина не касалась крестьян, которые составляли значительную часть населения Германии и Англии во времена Маркса, и, конечно же, так называемой мелкой буржуазии.

Маркс абстрагировался от неудобных слоев населения, которые не очень хорошо вписывались в его теорию научного социализма. Вместо этого он выдвинул гипотезу о том, что бедные станут беднее, а богатые — еще богаче, что в пределе приведет к тому, что все богатство будет сосредоточено в руках немногих, и большинство из них будет бедным пролетариатом.То есть все крестьяне потеряют землю и станут батраками, и мелкая буржуазия тоже перестанет существовать. У математиков есть метод, при котором поведение функции исследуется в пределе, но изучение общества — это не математика, и такие операции ненаучны.

В конечном счете, марксизм не описал социологические отношения во всем их разнообразии. Более того, представление Маркса о классовой борьбе буквально рушится, когда речь идет о самозанятых членах капиталистического общества.Самозанятый слой общества является основой капитализма, а не крупная буржуазия. Самостоятельно занятые люди наделены всеми чертами индивидуализма — автономией, зрелой ответственностью и уникальностью, что делает их оригинальными участниками рынка. Между тем для некоторых групп людей крупная буржуазия — это просто суперположительный результат рыночной конкуренции. Маркс не видел и не понимал этой сущности экономической структуры капитализма.

Индивидуальный предприниматель или небольшой семейный бизнес демонстрирует глубокий дуализм, который ведет к логическому краху теоретических положений Маркса.Двойственность присутствует в том факте, что самозанятый человек является одновременно тружеником и предпринимателем. Как предприниматель, он / она эксплуатируется с еще большей жестокостью, чем видный капиталист. Другая их ипостась — труженик — не может быть объединена в профсоюзы, не может бастовать, обычно работает больше восьми часов в день и не имеет установленных законом перерывов или отпусков. Это должен быть самый эксплуатируемый и бесправный трудящийся капиталистического общества. Однако Маркс закрыл глаза на эти характеристики самозанятых членов общества и предсказал, что они исчезнут с лица земли.

Самозанятый человек был бы потрясающим дидактическим примером диалектики, потому что он включает внутреннее противоречие и единство. Было бы интересно узнать, как эти противоречия поведут себя на стадии синтеза и что мы увидим в результате. Должен ли фундаментальный дуализм и постоянная классовая борьба против самого себя привести к полному уничтожению его как класса? Маркс не смог провести такое научное исследование с использованием диалектики. Вместо этого Маркс подверг мелкую буржуазию воздействию внешних факторов, которые смыли бы ее богатство и превратили бы в пролетариат.Марксизм не предсказывал и не предполагал, что самозанятость будет процветать во время развития капитализма. Мелкая буржуазия не исчезла, а стала основой растущего среднего класса, которому не нашлось места в теории Маркса. Представление об эксплуатации самого себя — абсурдный и логичный тупик, а также свидетельство ошибочности марксистского классового разделения и идеи классовой борьбы.

Диалектика не определяет количество итераций триады «тезис-антитезис-синтез» для достижения истины и по умолчанию равна бесконечности.В то же время марксизм неявно предполагает, что последняя итерация произойдет во время перехода к коммунизму. Тогда диалектика будет неприменима, потому что в утопическом раю больше не будет классовых противоречий. Как это ни парадоксально, материалистическая диалектика отрицает сама себя.

Использование диалектики в рамках диалектического материализма органически и целиком подпадает под критику диалектики как метода научного познания. То есть Маркс оказал гегелевскую диалектику медвежью услугу.Очень часто диалектику обвиняют в том, что фаза синтеза субъективна и определяется не только материалом тезиса и антитезиса, но и разумом, который его защищает. Кроме того, из противоречия может следовать все, что угодно, и не существует научного метода, который управлял бы синтезом. Таким образом, Маркс довольно произвольно решил, что пролетариат в конечном итоге выйдет победителем в классовой борьбе.

Марксизм включает в себя значительный набор концепций, опровергнутых экономистами, историками и философами, таких как трудовая теория стоимости, труд как товар, теория стоимости и прибавочной стоимости и сам диалектический материализм.Итак, кто в здравом уме может рассматривать марксизм как науку или философию? Возвращаясь к началу статьи, я хотел бы повторить, что научная небрежность Маркса и несоответствие между реальной жизнью и учением были очевидны для всех в Советском Союзе, кто хотел это увидеть. Слово диалектика стало предметом шуток и насмешек, поскольку считалось, что оно объясняет все и ничего одновременно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.