Не параной: Недопустимое название — Викисловарь

Паранойя стоит дорого — Ведомости

Официальных намеков о «кольце врагов» и заговоре против нашей страны в последнее время слышно все больше и больше. Среди критиков подобных взглядов вновь модно говорить о паранойе как характерной черте российской политики. Эта черта отражает не только предпочтения круга людей, правящего в стране, но и глубокие исторические причины. Параллели же из области бизнеса позволяют утверждать, что паранойя в политике прямо влияет на экономический успех в развитии страны.

Манфред Кетс де Фрис, профессор бизнес-школы Insead и почетный доктор РАНХиГС, уже давно занимается проблемами организационной структуры фирм. Еще в 1980-е гг. он обратил внимание на то, что стандартный набор рекомендаций консалтинговых компаний по улучшению функционирования бизнеса работает далеко не всегда: многое зависит от культурных и психогенных характеристик менеджмента конкретных компаний. Характеристики менеджмента прямо влияют на организацию и стратегическое развитие всего бизнеса. В случае возникновения проблем рекомендации консалтинговых фирм лучше работают, когда принимается во внимание определенный тип патологии в структуре бизнеса.

Де Фрис предложил различать пять типов таких патологий – параноидальный, заядлый, наигранный, депрессивный и шизоидный. Не вдаваясь в подробности описания всех типов, взглянем на параноидальную фирму. Такой организации в целом свойственна атмосфера недоверия, подозрения, в ней идет постоянный поиск и идентификация врагов, на которых можно возложить вину за те или иные коммерческие неудачи. Менеджмент фирмы старается взять все под свой контроль, а к работникам, которые предлагают альтернативную доминирующей точку зрения на ситуацию на рынке, относятся с подозрением. В лучшем случае их игнорируют и не продвигают по службе, в худшем – увольняют. Со временем организация становится однородной, а управление концентрируется в руках коалиции, которая разделяет одни и те же страхи и видит одних и тех же врагов.

Фирмы-параноики недоинвестируют в НИОКР, но тратят массу лишних средств на обширные системы пассивного сбора информации о конкурентах на рынке, контроля и предотвращения экстренных ситуаций всевозможного толка. Стратегии развития таких фирм продиктованы внешними факторами, а не последовательными целями, планами, объединительными темами и традициями. В итоге фирмы-параноики все время имитируют конкурентов, пытаясь их догнать, но не способны вести рынок за собой. Похоже на Россию?

Де Фрис считает, что революционные изменения могут исправить патологию, но требуют слишком больших затрат, а поэтому нереалистичны. Быстрая реформа фирмы-параноика в принципе возможна лишь в моменты, когда менеджмент допускает серьезную ошибку, приводящую компанию к провалу. Эволюционное лечение возможно, если менеджмент на разных уровнях организации будет представлен людьми различных взглядов: ключ к решению проблемы – в разнообразии мнений и стратегических идей. А для этого, разумеется, требуется время. И определенные демократические свободы.

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге

ТОВАРИЩ, НЕ ПАРАНОЙ!

 Да-да, ты, незнакомый прохожий, не стоит отшатываться в таком неподдельном испуге! У меня нет кашля, и я не болею, всего лишь поперхнулась жвачкой. Бывает, знаешь ли, когда вспомнится что-нибудь очень смешное. (Даже в эту суровую пору иногда хочется посмеяться)) И ты, дорогая соседка, не переживай так сильно, если приходится столкнуться со мной у почтовых ящиков, — ты же всегда в своей стильной чёрной маске! Стильной и, похоже, весьма недешёвой…

  Ох уж эти маски! Похоже, многие люди только и ждали приказа их надеть (и с восторгом его выполняют). Ну а как же, вон японцы и китайцы поголовно в них — и ковид там практически побеждён. Да и у нас теперь средства самозащиты появились на все вкусы и возрасты, на любой уровень доходов. С масками и в самом деле как-то спокойнее. Надел, и ты «в домике», злобный вирус не достанет, — эту психологию я прекрасно понимаю. Но вот чего не в силах понять: как можно таскать их везде и всюду, практически не снимая? Даже летом в самые жаркие дни, даже в парках и на стадионе я видела людей в масках. Самое невероятное, что однажды мне повстречался велосипедист в респираторе! Летом, в отличный тёплый солнечный день. Незабываемое зрелище. Думаешь с завистью: «Вот это дыхалка!»- нам, не слишком спортивным обывателям, такое не под силу…    

  А вообще замечаю, что народ пустился во все тяжкие и, похоже, многие теперь просто «отрываются» с помощью этих щитков и наЛИЧников. Забылись трудности первых недель пандемии, когда масок катастрофически не хватало и их приходилось мастерить из подручных материалов. Рынок быстренько заполнил очередную нишу. Хотя на некоторые образцы «анти-ковидных» намордников просто больно смотреть. Особенно уродливы те, что похожи на нижнюю часть мужских трусов. Не собираюсь дискутировать об их эффективности, но — как можно нацепить ЭТО на лицо? И ведь весьма популярны! Мой внутренний эстет вопит не переставая, когда я оказываюсь в метро или торговом центре. Конечно, не так громко, как вопит по телефону мой родственник, живущий в Москве: «Ты по магазинам ходишь без маски? С ума сошла? Вы что там, на другой планете живёте?»… И рассказывает, кто ещё из его знакомых заболел (к счастью, ковидом заболели далеко не все), и радуется, что ему не приходится ездить в метро. И советует, каким кремом лучше мазать сохнущие от санитайзеров руки. Я его понимаю. И, конечно, мне его очень жаль — в таком стрессе живёт, бедный, аж с весны, да ещё и характер у него далеко не нордический… Трудно сейчас всем, но особенно — сильно тревожным натурам.

  Однако… Понимаю ещё и то, что бояться — нельзя, неправильно и вообще очень-очень неконструктивно. Твёрдо уверена: все наши болезни мы «выбираем» и притягиваем сами — закоснелыми привычками, ленью, запасёнными внутри каждого из нас маленькими и большими страхами, способными перерасти в огромную и не всегда контролируемую панику. Это, конечно, не о врачах, которые работают в самой гуще ковида и априори находятся в наиболее значительной группе риска. Стрессы и усталость действуют разрушительно.

Но любой доктор вам скажет, что чаще и тяжелее всего болеют ипохондрики.

Так что давайте не будем параноить! Прислушиваться к каждому вздоху тоже не стоит, «это вас не поможет!»,  как говорил один из моих дядюшек.

   Да здравствует чеснок, витамин С и свежий воздух! Даёшь ежедневные прогулки в любую погоду! И хотя бы небольшие радости — но как можно чаще, — они особенно хорошо укрепляют иммунную систему)) 

  Так что я с чистой совестью (для себя же, любимой, для собственного внутреннего равновесия!) выбираю в магазине новую помаду — хочу, чтобы даже под маской мои губы сияли! А потом встречаюсь с однокурсницами, с огромным удовольствием провожу с ними почти весь день — и для моего родного иммунитета это самые лучшие витамины в мире, таких ни в одной аптеке не купишь! Мы с девчонками вспоминаем нашу весёлую студенческую жизнь и столько хохочем, что начинает сводить скулы. Вирус? Какой вирус? Мы за целый день ни разу о нём не вспомнили. 

   Испытания приходят, уходят, и снова возвращаются, а жить нужно прямо сейчас. 

   Согласны?

                                                                                                        Лариса ЧЕЛНОКОВА

 

16 ноября 2020

Фильм Паранойя (2013) смотреть онлайн бесплатно в хорошем HD 1080 / 720 качестве

Адам Кэссиди уже несколько лет работает в корпорации под началом Николаса Уайатта. В один прекрасный день, Адам лишился работы за несоблюдение субординации. Уже после увольнения, Адам отправляется в ночной клуб с друзьями, где оплачивает весь счет своей старой корпоративной кредитной карточкой. Николас вызывает Адама на разговор, и, угрожая ему арестом по обвинению в мошенничестве, настойчиво предлагает ему стать личным шпионом Уайатта в конкурентной корпорации.

За обучение Адама берется Джудит Болтон, с ее помощью он внедряется в компанию, которой руководит бывший наставник Уайатта, Огастин Годдарт. Когда-то давно, Годдарт украл несколько идей Николаса. На Адама выходит агент ФБР, который в ходе допроса предупреждает его о том, что трое других сотрудников Уайатта, которых он подсылал в компанию Огастина, были найдены мертвыми.

Адам знакомится с девушкой, Эммой Дженнингс, которая является директором по маркетингу в компании Годдарта. Он инициирует с ней романтическую связь, чтобы в дальнейшем выкрасть ключевые файлы о будущих проектах Годдарта. Николас угрожает Адаму тем, что убьет его отца, если тот не добудет прототип революционного мобильного телефона, который вот-вот должен появиться на рынке. Внезапно, Адам узнает, что компаньон Николаса вместе с Джудит Болтон шпионят за ним, установив камеры даже в его квартире. Это приводит его в ярость, он находит все камеры и уничтожает их одну за другой. В отместку за это, Адаму дают 48 часов на то, чтобы украсть прототип.

Кэссиди использует отпечаток Эммы, чтобы проникнуть в секретное хранилище компании Годдарта. Все это приводит к тому, что Годдарот и Уайатт сталкиваются лицом к лицу, и, в ходе разговора, обсуждают все свои преступления, которые они совершили, чтобы саботировать компании друг друга. Адам тайно записывает все разговоры и передает их в ФБР. Все, кроме Адама арестованы – его самого выпускают за содействие федералам. Он, Эмма и его друзья открывают небольшую компанию по разработке программного обеспечения.

Это не паранойя — ваш телефон подслушивает вас

У вас никогда не было ощущения, что ваши телефонные разговоры подслушивают? Вы не одиноки. Журналист Сэм Николс обнаружил загадочную связь между своими разговорами по телефону и рекламой, которую он видит в соцсеях. «Совпадение? Не думаю», — подумал он и решил разобраться.

Пару лет назад со мной приключилась странная история: мы с другом сидели в баре, делились впечатлениями от недавнего путешествия в Японию и строили планы на следующую поездку. При этом наши телефоны лежали в карманах.

На следующий день мы оба увидели в ленте Facebook рекламные посты дешевых рейсов в Токио. Сначала это показалось просто жутким совпадением, но потом я понял, что мы не одни такие. Это паранойя или наши смартфоны действительно прослушивают?

Эксперимент

Чтобы устройство начало записывать ваш разговор, вы должны произнести слова-триггеры. Например, «эй, Siri» или «окей, Google». Без этих триггеров ваши данные будут обрабатываться только самим смартфоном.

Казалось бы, ничего страшного. Но любые приложения, которые есть на вашем телефоне (тот же Facebook) по-прежнему имеют доступ к этим «незапущенным» данным. Они сами решают, использовать их или нет.

Я решил провести эксперимент. Пять дней подряд дважды в день в разговоре по телефону я произносил слова, которые теоретически могли быть теми самыми триггерами. Например, «Я подумываю вернуться в универ» и «Мне нужны дешевые рубашки, чтобы ходить на работу». После этого я внимательно следил за тем, какая реклама появится в моей Facebook-ленте.

Сэм Николс проводит эксперимент

Изменения произошли буквально за одну ночь — Facebook начал предлагать мне курсы в разных университетах и недорогие бренды одежды.

После этого я пробовал произносить другие фразы. Как-то в разговоре с другом я упомянул, что у меня заканчивается память — и Facebook предложил мне купить недорогую карту памяти на 20 ГБ. И хотя все эти предложения были релевантны, происходящее меня всерьез напугало.

Рекламный пост бренда одежды, который появился в ходе эксперимента

Что говорят киберспециалисты

Старший консультант по кибербезопасности компании Asterisk Питер Ханнай говорит, что гарантировать безопасность личных данных сейчас не может никто. Но ни одна компания не продает данные пользователей напрямую рекламодателям. Хотя для показа рекламы они им и не нужны.

Технологические компании не станут защищать ваши данные от правительственных учреждений только потому, что ценят эту информацию. Поскольку большинство их них находятся в США, Агентство национальной безопасности или ЦРУ могут получить ваши данные независимо от того, законно это в вашей стране или нет.

«Приложения отправляют прослушанные данные в зашифрованном виде, поэтому очень сложно определить, какие именно слова срабатывают», — объясняет Питер.У таких приложений, как Facebook или Instagram, могут быть тысячи секретных внутренних механизмов. Тем не менее, компании-гиганты упорно отрицают, что они прослушивают наши разговоры.

«Google открыто говорит об этом, поэтому я догадываюсь, что другие компании делают то же самое, — говорит Ханнай. — В прослушке есть смысл с точки зрения маркетинга. Все правила использования и законы позволяют записывать аудио. Я полагаю, они так и делают».

Вместо того, чтобы предлагать рекламодателям список людей, которые являются их целевой аудиторией, компании просто говорят: «Почему бы вам не дать нам немного денег, а мы подберем нужные регионы или заинтересованную в вашем продукте аудиторию и они увидят вашу рекламу?». Они не хотят терять эксклюзивный доступ к этой информации, поэтому всеми способами попытаются сохранить ее в тайне.

Наши телефоны действительно прослушиваются, и всё, что мы говорим, может быть использовано против нас. Но по мнению Питера, большинству людей нечего опасаться — если вы не журналист, не юрист и не работаете с конфиденциальной информацией, доступ к вашим данным действительно нужен только рекламодателям.

Если вы живете обычной жизнью и обсуждаете с друзьями поездку в Японию, тогда какая разница, откуда рекламодатели получат ваши данные — из браузера или телефонного разговора?

Читайте нас в Telegram

Почему полезны хаос и паранойя: о чем говорил Талеб на лекции в Москве :: РБК Pro

О том, какие компании антихрупки, как стать богатым, если у вас не так много ресурсов, и в какие технологии инвестировать, рассказал на своей лекции в Москве экономист Нассим Талеб. РБК Pro подготовил краткий конспект его выступления

Нассим Талеб (Фото: Daniel Acker / Bloomberg)

Нассим Талеб — американский публицист, экономист и трейдер, автор книг «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости», «Антихрупкость», «Рискуя собственной шкурой».

28 февраля 2019 года Нассим Талеб прочел в Москве лекцию о том, что такое антихрупкость, как бизнесу извлечь выгоду из хаоса, почему эффективность компании должны оценивать люди, а не эксперты, и почему бизнес-план — это ловушка. Организатором выступает компания BBI

Бизнес должны оценивать потребители, а не коллеги

Любой бизнес, который оценивают коллеги, в конечном итоге погибает. Ориентироваться нужно не на оценки экспертов, а на реальность — на выручку и прибыль. «Вы должны уметь удивить бухгалтера», — отмечает Талеб.

Например, в ресторанном бизнесе есть много разных наград и премий, причем на ежегодные церемонии награждения прилетают далеко не все победители. Не прилетают они по причине банкротства. Почему так происходит, что лучшие рестораны в отрасли, по мнению экспертов, закрываются? Можно сказать, что они слишком озабочены оценками коллег и теряют контакт с реальностью, со своими непосредственными клиентами.

Надо впечатлить прежде всего своего бухгалтера, сделать хороший финансовый отчет, а профессиональными наградами лучше не увлекаться.

Какие компании антихрупки

Любая успешная компания — это та, которая любит подконтрольный хаос. Но запредельное количество ошибок убивает систему. Стресс должен быть ограничен, не доходить до предела, считает Талеб. Как говорится, что нас не убивает — делает нас сильнее (согласно Талебу, антихрупкие компании — организации, которые под внешним давлением становятся только сильнее. — РБК Pro). Поэтому органические системы любят беспорядок до определенной степени.

Паранойя, 2013 — Фильмы — смотреть онлайн легально на MEGOGO.RU

Молодой разработчик Адам Кэссиди готовит открытие в области высоких технологий. Но пока он на низкой должности и нуждается в деньгах. Отец парня болен, а страховая компания прекращает выплаты.

Во время презентации, Адам ссорится с боссом Николасом Уайаттом и его увольняют. В клубе парень знакомится с девушкой Эммой и пара проводит ночь вместе. На утро его вызывает к себе Уайатт и представляет счёт за клуб, который Адам оплатил корпоративной картой. В обмен на долг, босс предлагает устроиться в компанию конкурента Джока Годдарда и выведать о новом продукте. Подготовкой Адама занимается специалист поведенческой психологии Джудит. На собеседовании он видит сотрудницу компании Эмму. Адама берут к Джоку и его жизнь переходит на новый уровень.

Квартиры, машины, корпоративные вечеринки и ничего не подозревающая Эмма. На кону несколько жизней и Адам должен выполнить то, для чего его заставили прийти в компанию.

Премьера драматического триллера Паранойя прошла в августе 2013 года в Голливуде. Основой сюжета взят роман писателя Джозефа Файндера. Совместно с Дж. Холл и Б. Леви автор также работал над сценарием. Режиссёром стал Роберт Лукетич.

Актриса Эмбер Хёрд для подготовки к роли изучала биографию политиков. На роль Уайатта планировали Кевина Спейси, но актёр отказался и место получил Гари Олдман. Ранее у Олдмана уже была совместная работа с Харрисоном Фордом в фильме Самолёт президента. Это не первая экранизация романа Файндера, снят еще один фильм по сюжету его книги.

Кинокартина участвовала в кинопремии Золотой трейлер.

Молодой разработчик Адам Кэссиди готовит открытие в области высоких технологий. Но пока он на низкой должности и нуждается в деньгах. Отец парня болен, а страховая компания прекращает выплаты. Во время презентации, Адам ссорится с боссом Николасом Уайаттом и его увольняют. В клубе парень знакомится с девушкой Эммой и пара проводит ночь вместе. На утро его вызывает к себе Уайатт и представляет счёт

«Паранойи много не бывает». Сбор статистики или вторжение в личную жизнь?

Корпорация Google установила в свою систему безопасности Nest Secure микрофон, но забыла указать это в инструкции и навлекла на себя волну гнева и подозрений в шпионаже. Эта история в очередной раз поставила вопрос, насколько допустимо изучение крупными корпорациями личной жизни пользователей.


С Nest Secure все ясно: на этот раз производитель, похоже, действительно допустил досадную ошибку при презентации продукта. Вряд ли разработчик, желая шпионить за пользователями, открыто указал бы в рекламе, что его устройство выполняет команды голосом.

С другой стороны, мы не можем утверждать, что девайс не является, выражаясь военным языком, устройством «двойного назначения». Не исключено, что микрофон установлен не только для команд от хозяина и Google по традиции будет собирать данные о предпочтениях клиентов и другую «статистическую» информацию.


Да, за нами следят. И собирают данные.


Во многих домах уже давно работают Amazon Echo и Google Home, основная задача которых, кроме проигрывания музыки, как раз и состоит в том, чтобы быть таким персональным «ассистентом» — собирать информацию о предпочтениях, вкусах, выполнять команды, осуществлять покупки по желанию «хозяина». Понятно, что эти устройства слушают и распознают по умолчанию все, что происходит в помещении, и никого это не пугает. Или все-таки пугает?



Такова плата за прогресс: новые сервисы можно всегда использовать как во благо, так и во вред. Amazon Echo случайно, по ошибке записала разговор супружеской пары и отправила постороннему человеку из записной книжки, просто неверно распознав команду, — это вопиющий пример неумных поступков и непреднамеренного вторжения «умных» устройств в личную жизнь. А бывает и наоборот: в штате Нью-Мексико во время ссоры семейной пары «умная колонка» позвонила в полицию — и так предотвратила убийство.

Аудиозаписью, конечно, дело не ограничивается. Вспомним историю с Cambridge Analytics: якобы компания получила открытую информацию о профиле пользователей Facebook и с помощью методов политтехнологий смогла повлиять на выборы в США. Возможно ли это технически (я не про Трампа, а про профилирование пользователей)? Да, возможно.


Каждый лайк, который вы ставите в социальной сети, каждый пост, каждое слово, которое вы набираете в поиске, каждый просмотр любой страницы фиксируется.


На основании этих данных легко можно определить ваши предпочтения, ориентиры, круг общения, да вообще все, что вы сами знаете о себе, — и даже больше.

Зачем это нужно корпорациям? Прежде всего, чтобы зарабатывать. Google, Facebook, Amazon постоянно нужно искать новые рынки сбыта, поэтому кросс-конверсия и кросс-сервисы — это закономерный виток их развития. Вы больше 2-х секунд просматривали фотографию с пылесосом? Или лайкнули новую модель наушников? Пожалуйста, вот вам на следующий день таргетированная реклама. Она «предложит» вам купить пылесос или средство для чистки ковра, а также порекомендует приобрести понравившиеся наушники по суперцене. Это очень похоже на подходы в традиционном оффлайн-ретейле. Любая современная CRM-система ведет профиль покупателя, и если сегодня ты купил пеленки и памперсы, то через 2 года тебе предложат конструктор для детей до 3-х лет, а через 6 лет — школьный ранец.



Другой вопрос — где проходит грань между таким интерактивным маркетингом и вторжением в личную жизнь. Пользователи смартфонов на OC Android неоднократно замечали: стоит лишь обсудить новую модель телефона или поездку на курорт, как на следующий день телефон тебе подсовывает рекламу товаров и услуг, о которых ты говорил. Чудо? Google не сильно скрывает, что собирает «статистическую» информацию — для анализа использования и оптимизации. Похожим образом действует Facebook (вспомните, как он вводил для людей фильтр «склонный к госизмене») и другие социальные сети.

Корпорации уверяют, что «статистическая» информация используется исключительно для обучения системы, монетизации имеющихся технологий, удобства и комфорта пользователя — и не попадет в «третьи» руки. Ну ок, пусть они правы, — вам сильно понравится, что микрофон вашего телефона «в теории» может записывать и распознавать ваши разговоры, а потом куда-то отправлять? Мне лично — не очень.

Одно дело — вам предложат рекламу нового пылесоса, а другое — если этими данными завладеют те, для кого они не предназначены. Например, к преступникам, которые, подслушав ваш разговор, найдут способ вывести деньги с вашего банковского счета, «угнать» ваш аккаунт или, например, шантажировать вас украденными фотоснимками. Если ваше устройство — телефон, ноутбук, планшет — окажется зараженным вредоносной программой, оно превращается в «мобильного шпиона». Его «хозяева» смогут следить за вами через камеру, читать ваши письма, смотреть фото и слушать все, что вы говорите.

Ненавижу давать советы, поэтому просто расскажу, что делаю я, чтобы чувствовать себя немного более защищенным и сохранять некую приватность.

  • Я заклеиваю камеру на сотовом и на ноутбуке.
  • На телефоне я отключаю все возможные сервисы отслеживания местоположения и отправки моих данных куда-либо.
  • Я устанавливаю только те приложения, которые мне нужны (приложением Facebook я не пользуюсь, туда я могу посмотреть и из браузера), и ограничиваю их доступ к контактам, диктофону или камере.
  • В интернет я везде подключаюсь через VPN, чтобы исключить возможность перехвата моих данных. И я всегда очень внимательно думаю о том, что и где я пишу, будь то поисковики, соцсети, мессенджеры, пропуская всю выдаваемую мной информацию через ряд моих собственных «фильтров» (законодательство, интересы работодателя, возможность интерпретации, «выдергивания» из контекста и многое другое).

Паранойи много не бывает. Если даже сейчас собранная умными гаджетами или приложениями информация не используется, то она записывается, архивируется и будет использована в дальнейшем. Если вы пользуетесь благами цифровой цивилизации — приходится жить по новым правилам. И с четким пониманием: все, что вы скажете, напишете или опубликуете в Интернете, может быть использовано против вас.

Шизофрения: помощь параноику

Обзор темы

Вы можете распознать параноика. Человек может обвинять других в попытке причинить ему или ей вред или со страхом оглядываться по сторонам. Человек может говорить о защите себя от нападения.

Вот способы помочь параноику:

  • Не спорь. Задайте вопросы о страхах человека и поговорите с ним о паранойе, если он хочет вас выслушать.Если кто-то вам угрожает, вы должны позвать на помощь.
  • При необходимости используйте простые инструкции. Скажите человеку, что он не причинит вреда и что вы можете помочь. Например, «Сядь, давай поговорим об этом».
  • Дайте человеку достаточно личного пространства, чтобы он или она не чувствовали себя в ловушке или окружении. Оставайтесь с этим человеком, но на расстоянии, удобном для него или нее и вас. Держитесь подальше от вас.
  • Обратитесь за помощью, если считаете, что кому-то угрожает опасность.
  • Уберите человека подальше от причины страха или от шума и активности, если это возможно. Попросите человека рассказать вам, что вызывает страх. Сделайте прямое заявление о том, что вы не боитесь.
  • Сосредоточьтесь на том, что реально.
  • Скажите человеку все, что вы собираетесь сделать, прежде чем вы это сделаете. Например: «Я собираюсь достать свой сотовый телефон».

Чтобы помочь в ситуациях, которые могут вызвать паранойю:

  • Помогите человеку избежать того, чего он или она боится.Например, если человек боится собак, избегайте их.
  • Не выключайте свет, если человек говорит вам, что это его или ее меньше пугает.
  • Расскажите о страхах человека, когда он или она не параноик, и составьте план, как справиться со страхами, когда они возникают.
  • Помогите человеку составить список своих страхов. В конце подумайте о том, чтобы попросить человека написать: «Эти вещи не причинят мне вреда. Эти страхи — симптомы моей болезни. Они исчезнут, если я обращусь за помощью.«Не настаивайте на том, чтобы этот человек сделал это. Это может заставить человека включить вас в параноидальные убеждения.

Кредиты

По состоянию на 23 сентября 2020 г.

Автор: Healthwise Staff
Медицинский обзор: Кэтлин Ромито, доктор медицины, семейная медицина,
Кристина Р. Мальдонадо, доктор философии, психическое здоровье,

Текущее состояние: 23 сентября 2020 г.

Симптомы, причины и методы лечения паранойи

Паранойя — это тип мыслительного процесса, известный как заблуждение.У параноиков есть подозрения или даже убеждения, которые на самом деле не основаны на реальности, что за ними наблюдают или что другие люди, организации или силы действуют против них или пытаются их заполучить.

Понимание того, что такое паранойя, может помочь вам решить, как с ней справиться или как лечиться.

Симптомы паранойи

Паранойя может принимать разные формы, но наиболее распространенными являются:

  • Идеи ссылки : Вера в то, что специальные скрытые сообщения — кроме рекламы — передаются вам через телевидение, газеты, рассылки, массовые электронные письма или Интернет
  • Переоценка вашей роли : Вера в то, что у вас есть особенная роль или значение в мире, которое не осознается, не признается или которому мешают другие
  • Излишнее обдумывание взаимодействий : Думать, что в том, как люди смотрят на вас, в их тоне голоса или в других аспектах их поведения, есть особое значение. на самом деле не имеют никакого особого значения в действительности
  • Подозрение : Ставить под сомнение мотивы или действия других людей (вслух или мысленно), задаваться вопросом, почему люди делают то, что вы наблюдаете, или что, по вашему мнению, они делают, но не наблюдали
  • Проблемы с доверием : Нереалистичное или преувеличенное недоверие к незнакомцам, знакомым или близким

Это всего лишь примеры того, как можно пережить паранойю, чтобы вы могли почувствовать, что кто-то другой или какая-то другая сила действует против вас или подрывает вас, что не входит в этот список, но все же является разновидностью паранойи.

Что вызывает паранойю?

Параноидальные чувства — нормальная часть человеческого опыта и особенно распространены среди уязвимых людей.

Например, когда вы идете поздно ночью в одиночестве, вам может казаться, что за вами следят или наблюдают, даже если это не так; если вы находитесь в состоянии сильного стресса, вы можете подумать, что люди намеренно подрывают вас; или когда вы не выспались, у вас могут развиться нереалистичные параноидальные идеи просто потому, что вы устали и ваш мозг работает не лучшим образом.

Эти параноидальные чувства обычно не вызывают беспокойства и уйдут, как только ситуация закончится. Когда паранойя выходит за рамки нормального человеческого опыта, это может стать проблемой. Двумя наиболее частыми причинами проблемной паранойи являются проблемы с психическим здоровьем и употребление наркотиков.

Паранойя может быть признаком многих проблем с психическим здоровьем, включая депрессию и биполярное расстройство, но чаще всего она связана с психотическими расстройствами, такими как шизофрения.Паранойя также является определяющей характеристикой параноидального расстройства личности.

Как правило, чем тяжелее психическое заболевание, тем меньше у человека осознания или понимания того, что он действительно переживает паранойю, а не предполагаемой угрозы со стороны других людей или мира. Паранойя связана как с интоксикацией, так и с синдромом отмены некоторых наркотиков, включая марихуану, алкоголь, кокаин, метамфетамин, ЛСД и соли для ванн.

Чем больше человек опьянен, тем больше вероятность, что он поверит, что другие против него.В то время как слегка опьяненный человек, употребляющий марихуану, может посмеяться над собой из-за параноидальных чувств, кто-то, кто принимает метамфетамин или отказывается от алкоголя, может быть настолько убежден, что другие против него, что он становится агрессивным, что он воспринимает как самозащиту. Взаимодействие с другими людьми

Лечение паранойи

Поскольку паранойя может быть серьезным симптомом психического заболевания, важно как можно скорее обратиться к врачу, если вы испытали серьезные параноидальные чувства, особенно если они продолжаются несколько дней и вы начинаете верить, что другие на самом деле против. ты.

Помните: для людей, которые чувствуют себя параноиками, естественно бояться разговаривать с авторитетными лицами, включая врачей, поэтому постарайтесь всегда помнить, что единственный интерес вашего врача — помочь вам почувствовать себя лучше.

Ваш врач сможет оценить ваше психическое и физическое здоровье и посоветовать вам причину вашей паранойи. Если вы принимали наркотики, это может включать период детоксикации. Возможно, вам не понравится эта идея, но помните: употребление наркотиков может вызвать спящие проблемы с психическим здоровьем, поэтому, если вы продолжите употреблять наркотики во время параноидальных чувств, это может привести к серьезным последствиям.

Лечение паранойи часто бывает успешным и будет зависеть от первопричины ваших симптомов.

Фармацевтические препараты или лекарства от паранойи очень эффективны при лечении состояния, вызванного депрессией, биполярным расстройством или психозом, но только врач может подобрать для вас подходящее лекарство. КПТ также может быть полезен при паранойе, когда она вызвана употреблением психоактивных веществ или лекарств, и паранойи как симптома проблем с психическим здоровьем.

Как защитить ваши личные данные — и человечество — от правительства

Я, , знал, что на той неделе мы купили в магазине грецкие орехи, и хотел добавить немного в овсянку.Я позвонил жене и спросил, куда она их положила. Она умывалась в ванной, открывала кран и, должно быть, меня не слышала — она ​​не ответила. Я нашел пакет с орехами без ее помощи и размешал горсть в мою миску. Мой телефон заряжался на стойке. Скучно, я взял его, чтобы проверить приложение, которое по беспроводной сети получает данные с фитнес-браслета, который я начал носить месяц назад. Я увидел, что прошлой ночью я проспал почти восемь часов, но получил всего два часа «глубокого сна».«Я увидел, что достиг ровно 30 процентов дневной цели — 13 000 шагов. А потом я заметил сообщение в маленьком окошке, зарезервированном для разных советов по здоровью. «Грецкие орехи», — гласило письмо. Он сказал мне есть больше грецких орехов.

Наверное, совпадение, случайность. Тем не менее, это заставило меня взглянуть на свой браслет, а затем на свой телефон, совершенно новую модель со многими неизвестными, непроверенными возможностями. Мог ли мой телефон улавливать мои слова через микрофон и каким-то образом передавать их моему браслету, который затем сигнализировал приложению?

Устройства разговаривали друг с другом за моей спиной — я знал, что они будут, когда я «спарил» их, — но внезапно я стал настороженно относиться к их отношениям.С кем еще они разговаривали и о чем? А что случилось с их разговорами? Были ли они временно заархивированы, быстро очищены или навсегда включены в «облако», эту призрачную сущность со слишком обезоруживающим именем?

«Думаю, он нас сканирует», — сказал Далтон, и что-то подсказало мне, что он прав.

Это была зима 2013 года, и эти «ореховые моменты» множились, и каждый раз, когда я выходил в Интернет, возникали небольшие толчки извне. Однажды вечером прошлым летом я поехал на встречу с другом в художественную галерею в Голливуде, это был мой первый визит в галерею за многие годы.На следующее утро в моем почтовом ящике появилось несколько спам-писем, призывающих меня инвестировать в искусство. Это было легко понять: я ввел название галереи в Google Maps. Другой простой способ отследить — поток приглашений в реабилитационные центры от наркозависимости и алкоголизма, которые я получал с тех пор, как заглянул в онлайн-календарь собраний анонимных алкоголиков в районе Лос-Анджелеса. Поскольку членство в АА должно быть конфиденциальным, эти электронные письма меня раздражали. Их самонадеянный, задушевный тон меня тоже беспокоил.Устал ли я от своих страданий и безнадежности? Разве я не причинил достаточно боли своим близким?

Некоторые из этих сбивающих с толку подсказок было труднее объяснить. Например, появление на моей странице в Facebook под заголовком «Люди, которых вы можете знать» калифорнийского музыканта, с которым я сталкивался шесть или семь раз на собраниях АА в частном доме. Согласно обычаю АА, он никогда не называл мне своей фамилии и не спрашивал меня. И, насколько я знал, у нас был только один общий друг, особенно одинокий писатель пожилого возраста, который вообще избегал компьютеров.Я провел небольшое исследование на онлайн-форуме по технологиям и узнал, что, введя свой номер в адресную книгу своего смартфона (составление списков телефонов для использования в трудные времена — это ритуал АА), музыкант, вероятно, запустил программу, которая поместила его полное имя и фото у меня на страничке.

Потом было это своеобразное психическое вторжение. Однажды ночью, примерно за год до того, как мой телефон предложил мне съесть больше грецких орехов, я исследовал современное шпионское искусство для книги, которую собирался написать, когда наткнулся на жуткое видео на YouTube.Он состоял из видеозаписей наблюдения из ближневосточного отеля, где агенты, предположительно действовавшие от имени Израиля, якобы убили высокопоставленного должностного лица ХАМАС. Я наблюдал, как агенты преследовали свою цель, которую они, по-видимому, убили в его комнате за кадром, прежде чем снова появиться в коридоре и беспечно вызвать лифт. Поскольку одним из агентов была женщина, я ввела в строку поиска своего браузера следующие слова: Методы соблазнения Моссада . Через несколько минут появился рекламный баннер Ashley Madison, сайта знакомств для неверных женатых людей, который в конечном итоге будет взломан, разоблачая десятки миллионов доверчивых мошенников, выложивших свои идентификаторы в Интернет.Когда я снова попытался посмотреть записи наблюдения, появилась видеореклама. Он продвигал ловкого адвоката по разводам из Санта-Моники, всего в нескольких милях от квартиры в Малибу, где я сбежал из своего холодного дома в Монтане зимой.


Связанная история

Паранойя, полвека назад


Супружеская измена, развод. Я увидел здесь образец, который я нашел особенно нежелательным, потому что в то время я был недавно помолвлен.Очевидно, какой-то бездушный алгоритм делал ставку против моего предстоящего брака и предлагал мне скорейший выход. Неужели просто набрав seduction в поисковике, я пометил меня как негодяя? Или формула была более сложной? Может быть, мой выбор в Интернете в последние недели — путеводитель по Берлину, который я просматривал, кабриолет Porsche, который я оценил, старая подруга, которой я отправил виртуальную открытку на день рождения, — указывал на тоски и разочарования, которые я был слишком глубоко в отрицании, чтобы признать? Когда я позже прочитал, что Facebook, благодаря умной компьютерной детективной работе, смог определить, когда двое его пользователей влюбились, я задумался, может ли Google иметь аналогичные возможности.Меня поразило, что поисковая машина может знать о моем бессознательном больше, чем я — возможность, которая позволила бы ей не только предсказывать мое поведение, но и манипулировать им. Потерять уединение, потерять свободу воли — пугающая мысль.

Примерно в то же время я решил изменить свой полис автострахования. Я узнал, что Progressive предлагает скидки некоторым водителям, которые согласились оснастить свои машины устройством слежения под названием Snapshot. Меня удивило то, что люди когда-либо заключили эту сделку.Время, проведенное в одиночестве в моей машине, незамеченным и непринужденным, было для меня священным, актом самопричастия, и испортить его ради денег казалось еретическим. Я поделился этим мнением с другом. «Я не совсем понимаю, в чем проблема», — ответил он. «Есть ли что-то, чем вы не гордитесь в своей машине? Честно говоря, ты выглядишь немного параноиком.

Мой друг был прав по обоим пунктам. Да, я делал в своей машине вещи, которыми не гордился (разве это не было моим правом по рождению как американец?), И да, я стал немного параноиком.

Я бы сошел с ума, чтобы не быть.

T Ночью я увидел свой первый черный вертолет — или услышал его, потому что черные вертолеты невидимы ночью — я уже начал убеждаться, что мы, разумное большинство, должны извиниться перед множеством так называемых психов. Мы отклонили их, отмахиваясь от них, как от заблуждений или городских легенд, различных предупреждений и анекдотов, которые сейчас раскрываются во многих случаях либо как твердые подсказки, либо как жуткие чудеса интуиции.

Мормонский старейшина, который сказал мне, когда я был подростком в 1975 году, что людям скоро придется носить с собой «фишки» или «их изгонят с рынка.”

Бывший армейский рейнджер в 1980-х годах, который сказал, что« глаз в небе », мог прочитать мой номерной знак.

Подруга в 1993 году, которая запретила мне снимать грязное видео на том основании, что «они ведут списки всего».

Голливудский актер в 2011 году, который отказался присоединиться ко мне на своей террасе, потому что он поправился, а эксперт по безопасности сообщил ему, что папарацци летают на дронах.

Татуированный аспирант, который примерно за год до того, как Эдвард Сноуден рассказал миру о программах слежения с кодовыми названиями, таких как PRISM и XKeyscore, рассказал мне о своем друге детства, который работал в военной разведке и отказывался от всего этого. вечеринки, если только гости не согласились оставить свои телефоны запертыми на улице в багажнике автомобиля или холодильнике, желательно со снятой батареей, и которые также признались, что подглядывали за девушкой через камеру в ее ноутбуке.

В ту ночь, когда я поклялся никогда больше не издеваться над такими людьми, в январе 2014 года я стоял по колено в поле с твердым снегом на краю базы Национальной гвардии недалеко от Саратога-Спрингс, штат Юта, только что приехавшей из-за границы. Заводское общеамериканское поселение, густо огораженное флагштоком и роскошное крыльцо, чуть южнее Солт-Лейк-Сити. Над его крышами луна казалась бледной полоской, а небо заполняли рваные облака, в которых можно было различить лицо Иисуса. На мне была темная куртка, темная шерстяная шапочка и черная нейлоновая маска, чтобы щеки не замерзли.

Ключ должен был выжить в те первые дни после того, как банкоматы перестали работать, а продуктовые магазины были разграблены.

Я пошел туда в целях контрразведки. Я хотел лично увидеть одну из цитаделей современной системы наблюдения: недавно построенный Центр данных в Юте, построенный Агентством национальной безопасности. Я не был уверен, что именно мне нужно — возможно, просто конкретное впечатление от процесса, который казался неуловимым и фантасмагорическим даже после того, как Сноуден раскрыл его работу.Записи, которые АНБ вежливо интерпретировало как простые «данные» и собирались незримо, молча — журналы телефонных разговоров, электронная почта, истории просмотров и цифровые библиотеки фотографий, созданные населением, занимающимся предательским делом повседневной жизни, — требовали ощутимой информации. физическое хранилище. И вот оно: средство стоимостью в несколько миллиардов долларов, явно предназначенное для расшифровки, анализа и хранения огромных масс информации, конечное использование которой было неизвестно. Источники данных Google, по-видимому, существуют только для того, чтобы продавать нам продукты, но правительственные модели нашей внутренней сущности могут быть использованы для продажи нам более странных товаров.Политики. Программ. Может, даже войны.

Такие опасения не казались мне надуманными, но я не хотел озвучивать их в смешанной компании. Я знал, что многие из моих сограждан утешаются собственной банальностью: вы живете скучной жизнью и чувствуете, что вам нечего бояться тех, кто наверху. Но как вы могли предвидеть, как идеи, порожденные шпионажем, могут оказаться полезными для какого-то будущего режима? Новые инструменты порождают новые злоупотребления. Подробные журналы поведения, которое я считал ручным — мои покупки на Amazon, мои онлайн-комментарии и даже мои блуждания по физическому миру, собранные, скажем, биометрическими сканерами или считывателями номерных знаков на полицейских машинах — когда-нибудь можно будет прочитать в сотне разных путями сил, цели которых я теперь не мог понять.Они говорят, что вы можете цитировать Библию, чтобы поддержать почти любое мыслимое предположение, и я мог только представить себе диапазон обвинений, которые выборочный анализ моих данных может сделать правдоподобным.

Центр данных Агентства национальной безопасности штата Юта, к югу от Солт-Лейк-Сити. Для защиты серверов центра от перегрева может потребоваться почти 2 миллиона галлонов воды в день. (Rick Bowmer / AP)

Все в центре обработки данных было засекречено, но просочились отчеты, намекающие на масштабы его операций.На аэрофотоснимках в сети был запечатлен комплекс бетонных зданий, напоминающих плиты, расположенных в форме полумесяца на широком голом склоне холма. Сообщается, что для центра требуется достаточно энергии, чтобы обеспечить город с населением в десятки тысяч человек. Охлаждающие установки, предназначенные для защиты серверов от перегрева и таяния, потребляли бы фантастическое количество воды — почти 2 миллиона галлонов в день при полной работе, как я читал, — перекачиваемой из ближайшего резервуара. Такая статистика не могла передать всю мощь цифрового ядра центра.Какой объем информации он может хранить, систематизировать, отображать и, если потребуется, расшифровать? По словам таких экспертов, как Уильям Бинни, правительственный информатор и бывший ведущий криптолог АНБ, ответ был прост: почти все, сегодня, завтра и на десятилетия вперед. Центр обработки данных, понимаемый поэтически (а как лучше понять объект, беспрецедентный и непроницаемый?), Был так близок, насколько человечество подошло к тому, чтобы поместить бесконечность в коробку.

Со мной был друг по имени Далтон Бринк, бывший техник-ядерщик ВМС.Мы приехали из Монтаны накануне вечером, настроившись на одно из тех утренних ток-шоу, ведущие которого, как правило, страдают от ужасного кашля курильщика и чьи склонные к заговорам гости направляют коллективное бессознательное, которое, по понятным причинам, обеспокоено текущими событиями. Их скрытые разоблачения нелепы, но убедительны, заряжены странной фольклорной энергией: лидеры нашей страны имеют рептильную ДНК и принадлежат к отвратительным сексуальным культам. Микроволновые станции за Полярным кругом, лучи которых вызывают головные боли и амнезию, наносят вред американским подрывникам, ищущим правду.Для тех, кто понимает, что вымысел искажает правду, чтобы говорить правду, буквальный смысл таких сказок не имеет значения. Кошмары — это форма новостей.

Маниакальная трансляция заставила нас задуматься о том, что за несколько дней до поездки мы беспорядочно рассылали по электронной почте информацию о наших планах, используя всевозможные ключевые слова, которые могли заинтересовать шпионских роботов национальной безопасности. И если предположить, что мы подняли красные флажки, было технологически возможно, что наши движения отслеживались с помощью чипов GPS в наших телефонах.К тому времени просочились слухи о так называемых устройствах-скатах (фальшивые вышки сотовой связи, некоторые из которых установлены на летающих самолетах), которые тайно собирают информацию с любого мобильного телефона в пределах их досягаемости. Мы знали, что, если бы нас сочли особенно интересными, наши телефоны могли бы дистанционно активироваться в качестве подслушивающих устройств — об этой возможности впервые сообщили еще в 2006 году, когда ФБР применило эту тактику в расследовании мафии.

Эти дикие предположения казались менее дикими на следующее утро, когда мы проснулись и обнаружили, что у нашей машины спустило колесо.Причиной был длинный острый винт с шайбой, установленной вокруг его основания, так что он стоял бы прямо, когда его поместили за шину. Поскольку во время поездки с шиной было все в порядке, прокол, должно быть, произошел в Солт-Лейк-Сити, где мы ночевали. Без сомнения, озорная шутка. И все же сомнения оставались — не очень много, но некоторые. ПРИЗМА. XKeyscore. Скаты. Они сеют сомнение, и не только в самозванных гонзо-журналистах, развлекающихся. Можно простить мысль, что сеять сомнения — одна из их основных функций.

Мы поехали в центр обработки данных на запаске, по пути остановившись починить старую в магазине Firestone. Его сотрудники относились к нам оптимистично, строго по сценарию, что, казалось, было связано с тем, что они видели несколько камер, установленных под углом к ​​стойке обслуживания. Ситуация напомнила мне, что выяснение секретов — всего лишь одна из целей слежки; он также дисциплинирует, подавляет, лишает взаимодействия спонтанности и превращает их в самосознательные выступления.Сотрудники Firestone, с их улыбками и хорошими манерами, обладали той же вынужденной жизнерадостностью, которую я давно заметил в своей ленте в Facebook, параллельной вселенной объявлений о браке и добрых пожеланий ко дню рождения прямо из Среднего Запада 1950-х годов. Мне пришло в голову, что оба они были миниатюрными версиями общества, в котором мы все скоро будем жить — или уже существовали, но еще не полностью осознали.

Было уже темно, когда мы наконец добрались до Саратога-Спрингс и искали неприметное место для парковки, с которого можно было бы начать наш рейд.Мы оказались в подобном улью районе, чьи безупречные улицы и тупики были названы в честь фруктов (Muskmelon Way) и религиозных концепций (Providence Drive). Над бежевыми домами возвышались шпили совершенно новых мормонских церквей, расположенных так близко, что мы могли видеть шесть из них со своего места для парковки. Многие дома выглядели пустыми, как будто построенные для еще не прибывшей армии рабочих. На одной из подъездных дорожек стояла машина, номерной знак которой заканчивался на NSA .

Phil Toledano

Мы припарковались там, где выходил Providence Drive, на краю поля, через которое мы могли видеть извилистую подъездную дорогу к центру обработки данных.Она вела в гору к входу в комплекс: ворота с колоннами платонической призрачной красоты, которые больше походили не на военный контрольно-пропускной пункт, чем на звездный мост через все измерения. За ним по периметру светились прохладные зеленые огни. Мы пошли. Через несколько минут мы услышали звук thwop thwop . Мы повернули в его направлении, к линии хребта, и по мере того как мы это делали, звук менял характер, становясь глубже и гудя в наших грудях. Корабль имел ощутимое, пузатое присутствие, но без заметных очертаний или силуэта; единственным видимым признаком его приближения был крошечный мигающий красный огонек.Казалось, что он замедлился, а затем парил над головой.

«Я думаю, он нас сканирует», — сказал Далтон, и что-то подсказало мне, что он прав; Современная нервная система, воспитанная в аэропортах, чувствительна к высокотехнологичным исследованиям. Я посмотрел прямо туда, где, как мне показалось, находился невидимый корабль, и представил два зеленых тепловых изображения — наших тел, — отображаемых на экране внутри его кабины. Какие еще подвиги могли выполнять инструменты этого ремесла? Могут ли они извлечь содержимое телефонов, застегнутых на пуговицы, в карманы нашей куртки, узнать наши личности, провести проверку биографических данных и определить уровень угрозы, которую мы представляем? Все казалось возможным.Системы, защищающие эту новую святая святых, несомненно, были одними из самых передовых из имеющихся.

Мы стояли в сапогах, запрокинув головы, поглощая интерес парящего колосса. Опыт был странно бодрящим. В эпоху больших данных и большой слежки повелители редко вылазят навстречу вам. Потом все было кончено. Бесформенная вещь улетела, оставив нам ощущение, с которым мы играли. Мы были никем, два проказника в снегу.

Еще двадцать минут блуждания по сугробам по колено приблизили нас к центру, чем, как я думал, можно было бы.Мы не были уверены, функционирует ли это место — я читал о пожарах внутри зданий, в которых размещались серверы. Возможно, отчеты были правдой; место казалось безлюдным. Луна Юпитера заброшена, как неспособная поддерживать жизнь. Глядя на него с 50 ярдов за его забором, я абсолютно ничего не чувствовал: ни гула, ни пульса, ни гудения, ни ауры, ни излучения, ни излучения любого рода. У него была субстанция, но не было присутствия, как будто вся его сущность была направлена ​​внутрь.

Это меня напугало, центр обработки данных Юты ночью.Это поразило меня каким-то незнакомым образом — не своим размером, который было трудно исправить, а своей подавляющей изолированностью. Подумать только о том, что практически каждое человеческое действие, каждое высказывание, транзакция и разговор, происходящие здесь — здесь, в мире, который казался таким обширным и шумным, таким великолепно сложным, — можно однажды закодировать, сжать и застрять там, в кластер зданий размером не больше пары торговых центров. Потеря уединения внезапно показалась крошечной проблемой по сравнению с большей потерей, которую предвещало место: потерей экзистенциального статуса.

Бой в 20 милях к северу от Саратога-Спрингс, через долину Уосатч от крепости секретов АНБ, — это конференц-центр в Сэнди, штат Юта, где регулярно проходят собрания самых подозрительных умов Америки: Rocky Mountain Gun Показать. На следующий день мы с Далтоном посетили его, все еще измотанные встречей с центром обработки данных и убежденные, что такое чудовищное творение должно отбрасывать какую-то духовную тень. Мы тоже хотели посмотреть, как это выглядит вблизи.

По бокам входа на выставку оружия стояли два огромных армейских грузовика, выкрашенных в камуфляж, с колесами размером с детский бассейн. Их кабины были слишком высокими, чтобы добраться до них без ступенек. Оба были выставлены на продажу, что, казалось, означало, что на таких чудовищ есть покупатели, люди, которые могли вообразить, что нуждаются в них. Но что делать и в каких случаях? Перевозить еду по разрушенным городам? Чтобы заблокировать аэропорт? Штурмовать дата-центр?

Прожив в Монтане почти 25 лет, я знал свою долю апокалиптических чудаков.Они раздумывали над некоторыми странными сценариями и насчитали в своем числе всевозможных фанатиков, чудаков и ненавистников. Но, возможно, они тоже были канарейками в угольной шахте, сверхъестественно чувствительными к плохим вибрациям, которые более спокойные люди только начинали ощущать. Я начал думать о паранойе как о форме народного искусства, о поэтическом извержении мрачных намеков, которое сделало выставку пистолета своего рода галереей. Покупка и продажа огнестрельного оружия и принадлежностей к нему были лишь частью того, что там происходило; это место также было форумом для мрачных видений и примитивных страхов, где единомышленники, спровоцированные событиями, выходящими за рамки их кругозора, делились своими опасениями.Десять лет назад на аналогичном мероприятии в Ливингстоне, штат Монтана, один человек сказал мне, что мой телевизор может смотреть на меня в ответ. Я не воспринял его всерьез — только в этом году, когда я прочитал, что функции распознавания голоса, встроенные в некоторые устройства Samsung, могут захватывать и затем пересылать третьим лицам разговоры, которые велись поблизости.

Внутри шоу аккуратный продавец стоял рядом с женщиной, которая смотрела на него с выражением лица, граничащим с идолопоклонством. Он показал нам линейку боеприпасов для дробовика, предназначенных для уничтожения человеческой цели множеством крошечных многогранных лезвий.Другой снаряд содержал скрученную проволоку, точно взвешенную с обоих концов, так что при выстреле он разматывался и растягивался, рассекая цель на куски. Этот человек также продавал пакеты с ручными пилами, топливными гранулами, аптечками и другим оборудованием, которое могло оказаться полезным, если отношения между наблюдателями и наблюдаемыми катастрофически ухудшились. Ключ, как сказал мужчина, будет жить в первые несколько дней после того, как банкоматы перестанут работать, а продуктовые магазины будут разграблены.

Пара не навязывала нам свои товары, а только свое мировоззрение. Когда они узнали, что мы из Монтаны, они спросили, видели ли мы лагеря FEMA, где предположительно размещались тысячи иностранных солдат в ожидании военного положения. Продавец был обеспокоен тем, что эти войска «заберут наших женщин», и порекомендовал подкаст — The Common Sense Show , организованный неким по имени Дэйв Ходжес, — который подготовит нас к предстоящей осаде. Глаза человека скатились в сторону, когда он говорил, как будто он был начеку, опасаясь тайных агентов.Позже я узнал, что его беспокойство не было полностью беспочвенным. В январе этого года ACLU обнаружил электронное письмо с описанием федерального плана по сканированию номерных знаков автомобилей, припаркованных возле оружейных выставок. План, по-видимому, так и не был реализован, но, читая об этом, я был немного огорчен; Я думал, нервный продавец полностью перевернул парик.

Оружейная выставка была в первую очередь не об оружии, а об автономии, которая в данном случае истолковывалась как право стоять на своем против высокомерного, навязчивого нового порядка, инструменты подавления и контроля которого я сам видел накануне вечером.Казалось, что не было рациональной реакции на чувство бессилия, вызванное кибернетическим паноптикумом; выбор был либо игнорировать это, либо сойти с ума, по крайней мере до некоторой степени. Со своей прохладной плоской архитектурой центр обработки данных демонстрировал суровое безразличие к сомнениям, которые неизбежно вызывали его присутствие. Он практически осмелился поднять против него оружие, Голиаф, пробудивший в себе инстинкт схватить рогатку. Штурмовые винтовки и гранатометы (с одним, надеюсь, в последний раз я обращался), выставленные на продажу, были опорой в драме воображаемого сопротивления, в котором люди поднимались, чтобы защитить себя.Ирония заключалась в том, что подготовка к такой схватке единственным способом, который знали эти люди, — путем составления плана своих ответных действий и накопления боеприпасов — сыграла на тех самых проблемах безопасности, которые повелители используют для оправдания своего слежения. Потенциальные участники этого эпического конфликта, возможно, были более тесно связаны, чем они думали.

Фил Толедано

Голос в системе громкой связи объявил, что шоу закроется через 15 минут, из-за чего продавцы снизят цены, а покупатели набивают свои сумки камуфляжными комбинезонами, радиоприемниками на солнечных батареях и всевозможным снаряжением для кемпинга Судного дня.В машине, направлявшейся на север по I ‑ 15 к дому, я надел свои новые пуленепробиваемые очки для стрельбы, в то время как Далтон подключил свой телефон к стереосистеме и включил эпизод «Шоу здравого смысла». Его мутная подземная акустика наводила на мысль, что он был записан в убежище от радиоактивных осадков. Гость Дэйва Ходжеса, некий доктор Джим Гарроу, выдавал себя за призрака на пенсии, который последние несколько десятилетий провел в «глубоком укрытии» и стал причастным ко многим «пугающим» схемам, в том числе к одной по превращению спортивных арен в огромные. центры содержания под стражей, где несоблюдавшие свободу борцы за свободу подвергались массовому гильотинированию.Гильотинированный? Зачем возвращать эти штуковины? Потому что их клинки убивали мгновенно и чисто, производя высококачественные трупы, части тела которых могли быть разграблены и повторно использованы омерзительными, помешанными на власти элитами, намеревающимися достичь бессмертия.

Поведение мужчин, описывающих этот кошмар, было неторопливым и до странности пресыщенным. Невротики вроде меня, которые все еще учились справляться с наблюдением, были склонны к приступам беспокойства и беспокойства, но для типов The Common Sense Show было возможно странное хладнокровие.Времена, которые были просто тревожными для большинства из нас, для Ходжеса и его поклонников были прелюдией к задержанию и расчленению, мрачно увлекательным для наблюдения, потенциально захватывающим противодействовать, но не поводом для назначения седативных препаратов.

Подкаст привел в состояние транса, идеально подходящее для дальних поездок. Воспоминания о монолитном центре обработки данных исчезли и рассеялись, их сменили видения суперменов, ворующих органы, которые снова возникли в моем воображении, когда я много месяцев спустя прочитал об амбициозном итальянском хирурге, намеревавшемся усовершенствовать трансплантацию «всего тела» с трансплантацией человеческих голов. на тела, кроме их собственного.

W e в сумерках перебрался в южный штат Айдахо и совершил поездку в Лава Хот Спрингс, изолированный горный городок, известный своими лечебными термальными бассейнами. Я хотел смыть с себя черный вертолет. Общение с нервными ребятами из огнестрельного оружия после того, как прятались по центру обработки данных, ослабило мою психологическую иммунную систему. Паранойя — это адская болезнь, которую трудно остановить, когда она укоренится, особенно в то время, когда каждую неделю появляются свежие новости о государственных и коммерческих схемах, которые зажигают сверхактивные рецепторы страха: AT&T и АНБ вступили в сговор, чтобы подслушать ООН; ФБР управляет самолетами Cessnas, оснащенными видеокамерами и сканерами мобильных телефонов, над U.С. города; У Google есть возможность с помощью своего поискового алгоритма повлиять на следующие президентские выборы. Как только вы узнаете, как мало вы знаете о тех, кто хочет знать о вас все, повседневный опыт начинает терять свою невинность, и мелочи начинают ощущаться как щупальца больших вещей.

Сидя по пояс в термальном бассейне под звездами, я завязал разговор с подростком, который бросил школу годом ранее и казался подавленным своими перспективами.Он сказал мне, что не было такой работы, которую бы не мог сделать робот лучше, и предположил, что у него есть самое большее три года, чтобы заработать все деньги, которые он когда-либо заработал. Когда я рассказал ему о своей поездке в АНБ, он вздохнул и покачал головой. По его словам, слежка бессмысленна и бесполезна. Вместо этого власть имущие должны приглашать людей охотно признаться в своих секретах. Он представлял себе огромные центры, оборудованные микрофонами и наушниками, где люди могли подробно и подробно рассказывать о своих переживаниях, мыслях и чувствах, передавая в форме монологов то, что подслушиватели могли собрать лишь по частям.

Воспоминания о центре обработки данных исчезли, их заменили видения суперменов, ворующих органы.

Было ли это представление блестящим или наивным, я не мог решить, но это было откровением. Там, в бассейне, погруженном в клубы пара, которые способствовали возникновению мистической близости, я задавался вопросом, могло ли поколение, которое обнаружило архаичность концепции частной жизни, претерпевать великую мутацию, отдавая внутренние психические миры, чья святость больше не может быть гарантирована. Скрывать свои внутренние стороны за внешними — когда-то важнейшая задача общественной жизни человека — становилось трудоемким и подозрительным делом; почему бы не бросить драку, как мой знакомый подросток? Наблюдение и интеллектуальный анализ данных предполагают, что в нас существует скрытое «я», которое может быть достигнуто через зондирование и анализ, которые лучше всего практиковать на неосведомленных, но что, если бы мы носили все наши существа на рукавах? Возможно, стремление к самораскрытию, вызванное социальными сетями, было упреждающей защитой от злоумышленников: то, что дается даром, нельзя украсть.Внутренняя обстановка на Planet X-Ray — это бремя, которое лучше не брать на себя, а не переносить. Мой друг-подросток что-то понял. Станьте яркой ровной поверхностью. Не отбрасывает тени.

Но я слишком стар для объятий наготы. Я до сих пор верю в границы моего собственного черепа и чувствую себя неловко, когда они пересекаются. Не так давно моя жена уехала из города по делам, и я написал ей, чтобы пожелать спокойной ночи. «Спи крепко и не позволяй клопам кусаться», — написал я. На следующее утро я был встревожен, когда обнаружил в своем списке электронных писем записку от дезинсектора, предлагающего очистить мой дом от клопов.Если бы кто-то сказал мне хотя бы несколько лет назад, что это не было чистой случайностью, у меня были бы сомнения насчет этого человека. Однако сейчас я оставляю свои сомнения для людей, которые все еще доверяют. В наших машинах так много призраков — их местонахождение так скрыто, их методы столь изобретательны, их мотивы столь непостижимы, — что не чувствовать, что их преследуют, — значит не бодрствовать. Вот почему паранойя, даже в ее крайних формах, больше не кажется мне таким расстройством, как способ познания с впечатляющим послужным списком предвидения.

Паранойя, мы презрели вас, и нам очень жаль. Мы боялись, что вы сошли с ума, но теперь мы тоже сошли с ума, то есть готовы слушать, так что давай поговорим. Пора. Прошло время. Давайте узнаем друг друга. Тихо, с опущенными шторами, в темноте, в оставленном нам пространстве, таком маленьком, теперь почти исчезнувшем.

8 ключевых черт параноидальных мыслителей

Источник: Pressmaster / Shutterstock

На обыденном языке термин паранойя относится к кому-то, кто чувствует себя чрезмерно подозрительным без всяких на то оснований, или кого другие замышляют против него.Они слишком много вникают во все, что говорят люди, и быстро критикуют, но сами они не открыты для критики. Термин «горы из мухи слона» точно описывает параноиков.

Исследования показывают, что многие из нас, от 15 до 30 процентов, регулярно сталкиваются с подозрительными мыслями. Например, около 42 процентов студентов колледжей сообщили, что по крайней мере раз в неделю другие люди распространяли о них негативные комментарии. Общее эмоциональное состояние параноика является негативным: оно может включать депрессию, тревогу и низкую самооценку.

Паранойя — это психическое расстройство, а не недостаток характера. Параноики склонны иметь ложные представления о мире и людях. Вот восемь таких предубеждений, которые мешают им быть рациональными:

1. Смещение подтверждения

Подозрительный человек — это человек, который о чем-то думает и усиленно ищет подтверждения своим ожиданиям. Он не будет обращать внимания на рациональные аргументы, кроме как найти в них какой-то аспект или особенность, подтверждающую его первоначальную точку зрения.

2. Смещение внимания

Инструмент для предвзятости подтверждения личности — это его внимание. Его внимание интенсивно и чрезвычайно узко. Например, человек с низкой самооценкой очень чувствителен к тому, что другие люди его игнорируют. Они постоянно ищут признаки того, что они могут не нравиться людям.

3. Расстройства мышления

Как только подозрительный человек принимает убеждение, основанное на некотором свидетельстве, он неохотно отказывается от него.Столкнувшись с новыми доказательствами, он с меньшей вероятностью пересмотрит свои первоначальные суждения о возможности альтернативных объяснений.

4. Искаженная реальность

Параноики навязывают предвзятый взгляд на реальный мир. Их мыслительные процессы переходят от веры к свидетельству. Параноидальный человек обычно прислушивается и наблюдает только за конкретными уликами, которые его интересуют, которые связаны с подозрительными убеждениями. Например, в разговоре с коллегой он упускает из виду нюансы и упускает из виду истинное намерение, поскольку не умеет читать между строк, вместо этого сосредотачиваясь на том, что он хочет видеть.

5. Бред преследования

Параноики обвиняют других и объясняют жизненные события, обвиняя других. Например, они объясняют негативные события, такие как потеря работы, тем, что приписывают их злонамеренным намерениям других, а не беспокоятся о том, не соответствуют ли они каким-либо образом. (Обратной стороной заблуждения преследования является грандиозность, которая служит для защиты от тревог и уязвимостей. Пытаясь справиться с низкой самооценкой и страхом, что их никто не любит, они убеждают себя, что все любят.)

6. Параноидальная проекция

Проекция — это замена внутренней угрозы, которую человек отрицает, внешней угрозой или напряжением. Например, «я ненавижу его» превращается в «он ненавидит меня». Эта умственная операция занимает центральное место в параноидальном мышлении. Например, параноик, допустивший небольшую ошибку на работе, будет искать признаки неодобрения или неприязни в поведении своего босса. Когда он находит этот знак, предвзятое ожидание становится убеждением в неодобрении.

7. Переоцененные идеи

Переоцененная идея — это простая идея, напоминающая заблуждение и часто определяющая конкретное поведение. Пример — стук по дереву, чтобы защитить себя от несчастья. Многие люди поддерживают «правило 10 секунд», согласно которому вы можете есть пищу, упавшую на землю, только если вы немедленно ее поднимете. Один из аспектов суеверия — это идея магического мышления о том, что вы контролируете мир. Во многих отелях нет 13 этажа.Но что могло случиться с гостем на 13 этаже, чего не произошло на 14 этаже?

8. Ошибочное осмысление

Подозрительный человек может быть абсолютно прав в своем восприятии и в то же время абсолютно неправ в своем суждении. Понимание смысла — это глубокая человеческая мотивация, но это не то же самое, что быть правильным. Майкл Газзанига (2008) утверждает, что давление с целью оправдать свои действия отражает работу «системы переводчика» в левом (аналитическом) полушарии мозга.Интерпретатор («Я») вынужден генерировать объяснения и гипотезы независимо от обстоятельств. Другими словами, мозг воспринимает только то, что он хочет. Как заметил Марк Твен: «Проблемы возникают не из-за того, чего мы не знаем, а из-за того, что мы знаем наверняка, но это не так».

Как остановить паранойю и тревогу

Параноидальные мысли

Тревога — это то, что каждый в то или иное время испытывает. Это очень естественная реакция на иногда нормальные повседневные ситуации.Паранойя — это крайняя форма беспокойства, сосредоточенная на других. Это вера в то, что другие хотят причинить нам вред или хотят причинить нам вред. Это приводит к недоверию ко всем вокруг нас и к их намерениям в отношении нас.

Каждый испытывает страх и беспокойство. Они являются частью нашего качества выживания. В конце концов, если мы не боимся чего-то опасного, у нас гораздо меньше шансов избежать этого. К сожалению, поскольку человеческая жизнь сложнее, чем жизнь других животных, у нас появляется гораздо больше идей о том, о чем следует беспокоиться.Однако с помощью правильных инструментов вы можете узнать, как остановить паранойю и тревогу.

Превращается ли ваше беспокойство в паранойю и заставляет вас чувствовать себя некомфортно?

Давай поговорим. Щелкните здесь, чтобы познакомиться с лицензированным терапевтом Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все сборы, связанные с платформой.

Источник: quotationof.com

Здесь мы поговорим о том, что вызывает паранойю, о взаимосвязи между злоупотреблением психоактивными веществами и психическим здоровьем, а также о том, как бороться с паранойей самостоятельно или с помощью психиатрических служб, если это необходимо.

Как остановить беспокойство с помощью паранойи

Беспокойство — не всегда плохо, и даже когда это так, не всегда является признаком психического заболевания. Если вы время от времени испытываете беспокойство, возможно, вам не понадобится помощь экспертов в области психического здоровья. Попробуйте эти советы самостоятельно, и если они не помогут, мы расскажем об этом позже в статье.

Дыши

Первая линия защиты от любых мыслей, ведущих нас по темному пути, — это дыхание. Освоение упражнений на глубокое дыхание и медитация могут помочь замедлить гоночные мысли, чтобы вы смогли сориентироваться.Оказавшись там, вы сможете более ясно и рационально думать о том, что вызывает у вас страх и беспокойство.

Задать вопросы

Когда вы успокоите свое дыхание и разум до такой степени, что сможете ясно мыслить, спросите себя, реагируете ли вы рационально или полезным образом. То, с чем вы столкнулись, непреодолимо? Вы можете справиться с этим, шаг за шагом? Есть ли у кого-нибудь, к кому вы можете обратиться за помощью? Постарайтесь определить, разумно ли вы думаете или ваши эмоции берут верх над вами.

Если можете, не задавайте эти вопросы себе, а кому-нибудь другому. Возможно, другу или члену семьи будет легче сказать, когда ваши мысли иррациональны. Если такое случается часто, это может быть признаком того, что ваше беспокойство является потенциальным признаком психического заболевания, а не просто причудой.

План

Выясните, что будет для вас наиболее полезным, когда вы начнете ощущать нарастающие симптомы беспокойства. Или, может быть, нет «ползучести», и она просто внезапно проявляется.В любом случае план действий может быть чрезвычайно полезным.

Он должен включать в себя все, что вам кажется полезным или уменьшающим тревогу. Например, позвонить другу, которому доверяешь, составить подробный список дел или прогуляться по кварталу.

Убедитесь, что в вашем плане есть несколько шагов на случай, если одного недостаточно или первая пара не помогает в данный момент. Но будьте уверены: даже знание того, что у вас есть план действий, который вы можете использовать, когда возникает тревога, может помочь вам остаться или добраться до места спокойствия.

Как остановить паранойю

Паранойя похожа на тревогу. Однако люди, испытывающие тревогу , часто иррационально беспокоятся о вещах, которые могут произойти. Люди, испытывающие паранойю , часто беспокоятся о вещах, которые никогда не произойдут — например, о том, что люди собираются причинить вам боль или обвинить вас в преступлении.

Мысль о том, что кто-то хочет вас обидеть, может принимать разные формы. Вы можете быть параноиком в том, что партнер или любовник бросит вас ради кого-то другого.Или вы можете постоянно беспокоиться, что незнакомец нападет на вас или ворвется в ваш дом, если вы ослабите бдительность.

Не позволяя паранойе контролировать вас

Общие опасения или беспокойства — это нормально, но когда они мешают вам в повседневной жизни, это может стать проблемой или быть симптомом еще более серьезного психического заболевания. Когда вы начнете чрезмерно беспокоиться об этих вещах, вы можете предпринять следующие шаги, чтобы паранойя не захватила вашу жизнь.

  • Узнай об игре «Что, если»

Многие люди играют в игры своим умом. Это можно назвать игрой «а что, если». Это когда вы беспокоитесь о ситуации в будущем, о чем-то, чего еще не произошло. И вместо того, чтобы визуализировать себя успешным или положительным результатом, вы начинаете думать обо всех возможных негативных сценариях.

Другое слово для этого — «катастрофический», что означает, что вы разыгрываете в своей голове наихудший сценарий без каких-либо доказательств того, что это произойдет.Вы спрашиваете себя, например: «Что, если этот человек считает меня глупым?» Или «Что, если кто-то посмеется над моим мнением?»

Но, если вы по крайней мере можете осознать, что склонны видеть худший сценарий, тогда вы сможете осознавать это, когда играете в эту игру сами с собой. Когда вы поймете, что играете в эту игру, сделайте глубокий вдох и сделайте паузу. Напомните себе, что нет никакой логической причины, по которой наихудший случай мог бы произойти по сравнению с другими, более положительными результатами.

  • Практика позитивных визуализаций

Выберите время, когда вы не испытываете беспокойства или паранойи, и практикуйте сознательное создание положительных образов в своей голове.

Начните с малого, с ситуации, которая обычно не вызывает у вас беспокойства. Проигрывайте ситуацию в уме, представляя, насколько хорошо вы делаете каждый шаг.



Источник: pxhere.com

  • Изгнать самосознание

Если ваша паранойя коренится в социальной тревоге и беспокойстве о том, что другие вас не примут, то лучше всего просто перестать заботиться о том, что думают другие.

Звучит легче сказать, чем сделать, но вы никогда не сможете угодить всем, и постоянные угадывания того, что кто-то хочет от вас, оставят вас истощенными. Большинство наших предположений о том, что о нас думают другие, вызваны нашей неуверенностью, а не фактами или свидетельствами того, что вы кому-то не нравитесь.

Если вместо этого вы будете работать над тем, чтобы быть довольным собой, вы, скорее всего, перестанете проецировать негативные мысли о себе на других. В худшем случае вы можете кому-то не понравиться, и вам все равно!

Сильная тревожность приводит к паранойе, поэтому сначала полезно с ней справиться.Вы уже читали о том, как лучше справиться со своим беспокойством, поэтому этот шаг должен быть легким! Сначала подышите, затем задайте вопросы, составьте план и поговорите со своим врачом о возможных вариантах, если вы чувствуете, что вам нужна дополнительная поддержка.

Как мне перестать быть параноиком?

Если вы параноик, эти чувства трудно контролировать, особенно если ваша паранойя более серьезна, чем в большинстве случаев, или если она вызвана психическим заболеванием. Однако есть шаги, которые вы можете предпринять, чтобы избавиться от паранойи:

  • Поговорите с терапевтом о своей паранойе и о том, почему вы так думаете.Терапевт может помочь определить причины вашей паранойи и дать медицинский совет о том, как вы можете лечить свою паранойю.
  • Сохраняйте хорошее здоровье. Правильно питайтесь, занимайтесь спортом и высыпайтесь. Злоупотребление психоактивными веществами и психическое здоровье также тесно связаны, поэтому, если вы принимаете легкие наркотики или злоупотребляете алкоголем, контроль над этим может помочь. Отсутствие любой из этих здоровых привычек может усилить симптомы паранойи.
  • Практикуйте внимательность и когнитивно-поведенческую терапию — два метода, которые могут помочь с симптомами паранойи.Они помогают, позволяя вам взглянуть на свои мысли и отбросить все, что является токсичным, и позволяют сосредоточиться на настоящем.
  • Что вызывает параноидальные мысли? Запишите несколько возможных триггеров и выясните, как их избежать. Это еще один вопрос, который вы можете обсудить со своим терапевтом. Вы двое можете работать вместе, чтобы предотвратить любые эпизоды.
  • Хотя в крайних случаях это не поможет, взгляните на свою паранойю через рациональную призму. Посмотрите статистику и материалы, которые опровергают вашу паранойю.Относитесь к этому как можно лучше. Опять же, если вам нужна помощь с этим, подумайте о том, чтобы довериться кому-то близкому вам, например другу, члену семьи, или обратитесь за помощью к лицензированному терапевту.
  • Наконец, если вы пытаетесь помочь со своей паранойей, вы уже добиваетесь прогресса. Многие параноики не осознают свою паранойю и могут проявлять агрессию, если кто-то обвиняет их в паранойе. Пытаясь внести изменения, вы доказываете, что хотите получить помощь, чего нельзя сказать о многих случаях паранойи.

Превращается ли ваше беспокойство в паранойю и заставляет вас чувствовать себя некомфортно?

Давай поговорим. Щелкните здесь, чтобы найти лицензированного терапевта
Источник: canva.com Лицензия на использование одного дизайна

Паранойя — это психическое заболевание?

Это может быть психическое заболевание само по себе или может быть симптомом другого психического заболевания. Небольшая паранойя по поводу чего-либо может не быть признаком психического заболевания, особенно если у вас есть разумная причина.Иногда паранойя может быть результатом другого психического заболевания, например, беспокойства или связанного с ним состояния.

Клиническая паранойя, или параноидальное расстройство личности, является психическим заболеванием, стоящим за паранойей для большинства людей, которые с ней сталкиваются. Клиническая паранойя — это когда вы на 100 процентов уверены, что кто-то пытается вас достать, даже если доказательства говорят об обратном. Клиническая паранойя может разрушить жизнь и затруднить функционирование.

Конечно, вам нужно посетить врача, чтобы убедиться, что у вас клиническая паранойя.Иногда клиническая паранойя могла быть признаком чего-то еще.

Не всем, кто время от времени испытывает беспокойство, нужна помощь специалиста по психическому здоровью. Однако, если ваше чувство тревоги и паранойи мешает вам вести счастливую и здоровую жизнь, рекомендуется обратиться к лицензированному терапевту.

Для получения дополнительной информации о том, как лицензированные и профессиональные терапевты и консультанты BetterHelp могут вам помочь, прочтите следующие обзоры консультантов и посетите сайт BetterHelp.

Как избавиться от паранойи и беспокойства

Когда ваше беспокойство стремительно растет и кажется непреодолимым, или ваша паранойя не проходит, было бы очень полезно заручиться помощью экспертов. Хотя наличие некоторых страхов защищает вас от рисков, позволяя этим страхам контролировать вас, вы также не сможете жить полноценной жизнью. Лицензированный терапевт может помочь вам остановить паранойю и тревогу от влияния на вашу жизнь, научив вас избавляться от негативных стереотипов мышления и параноидального или тревожного поведения.На BetterHelp.com вы найдете тысячи терапевтов, готовых помочь вам в достижении ваших целей. Если вы хотите изменить свою жизнь, BetterHelp позволит вам легко обратиться к лицензированному терапевту за помощью при более серьезной паранойе и тревоге.

Часто задаваемые вопросы (FAQ)

Паранойя — это то же самое, что и тревога?

Паранойя и тревога — это не одно и то же, но они во многом пересекаются и иногда идут вместе.

Тревога — это общий термин, охватывающий довольно много расстройств, и паранойя может быть его частью.Тревожный человек может слишком беспокоиться о вещах или беспричинно испытывать приступы паники. Паранойя больше связана с ощущением, что кто-то или что-то пытается вас достать. Однако человек с тревогой не обязательно может быть параноиком.

В каком возрасте развивается паранойя?

Паранойя не имеет волшебного возраста, но с параноидальным расстройством личности многие случаи часто начинаются в детстве или подростковом возрасте, а затем со временем усугубляются. Это обычное дело, когда ты подросток, и начинаются драмы.

Некоторые расстройства, обусловленные возрастом, могут вызывать паранойю. Болезнь Альцгеймера и другие формы деменции, которые встречаются у пожилых людей, могут привести к паранойе.

На что похожа паранойя?

Паранойя может ощущаться каждым по-разному. Вы можете испытывать сильные эмоции или беспокойство, когда кто-то или что-то делает вас параноиком. Они могут вызвать у вас сильный гнев или страх. Ваш разум может зацикливаться на этих людях или вещах, и вы не можете изменить канал в своем мозгу, что бы вы ни делали.

Как преодолеть паранойю в отношениях?

Паранойя в отношениях, особенно в новых, довольно распространена, особенно если у одного из участников отношений в прошлом был неприятный опыт отношений. Некоторые испытывают некоторую паранойю по поводу того, будут ли продолжаться отношения, и вы можете беспокоиться о том, что ваш партнер вам изменяет, даже если нет никаких доказательств.

Если паранойя вызвана психическим расстройством, вам следует обратиться за терапией.Если это произошло из-за того, что вы обгорели в прошлом или потому, что боитесь потерять партнера, вам все равно следует обратиться к терапевту или консультанту по отношениям, но есть несколько способов уменьшить вашу паранойю в отношениях самостоятельно. К ним относятся:

  • Будьте общительны со своим партнером. Выразите свои переживания и беспокойства. Не обвиняйте их прямо в том, чего они не делают, но выражайте здоровое беспокойство о ваших отношениях, особенно если они новые.
  • Убедитесь, что у вас есть самооценка.Некоторые люди, которые могут быть чрезмерно параноиками в своих отношениях, имеют проблемы с самооценкой. Важно поговорить об этом с терапевтом или найти другие способы повысить самооценку.
  • Старайтесь не делать наихудших выводов, если что-то случится. Ваш партнер не отвечает сразу? Этому есть много рациональных объяснений, не связанных с мошенничеством. Это может быть сложно, но проявив немного внимательности, вы сможете узнать, как перестать быть параноиком в отношениях.
  • Обратитесь за помощью к терапевту. Это лучший способ избавиться от любых сомнений или паранойи в отношениях. Психотерапевт — также отличный способ выразить свои чувства, не походя на плохого парня. Довольно часто трудно выразить чувство паранойи, не расстроив своего партнера. Психотерапевт может объяснить ваши чувства таким образом, чтобы их было легко проглотить, но при этом они донесли суть.

Что такое параноидальная мысль?

Параноидальные мысли — это пугающие, часто повторяющиеся мысли, которые вряд ли могут возникнуть в реальной жизни.

У всех время от времени возникают параноидальные мысли, однако они также могут быть симптомом психического заболевания, включая пограничные расстройства личности, биполярное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство и тревожные расстройства. У некоторых людей параноидальные мысли также могут быть вызваны или усугублены злоупотреблением алкоголем или наркотиками.

Паранойя — это симптом тревоги?

Параноидальные мысли могут быть симптомом беспокойства и других состояний психического здоровья, включая беспокойство.Однако беспокойство также может быть симптомом других потенциально более серьезных состояний психического здоровья.

Каковы признаки и симптомы паранойи?

Самый распространенный симптом паранойи, паранойи в мыслях и действиях, обычно трудно идентифицировать человеку, который их испытывает. Другим людям часто легко распознать параноидальные мысли в других, но эти параноидальные мысли часто имеют большой смысл для человека, у которого они есть.

Обычно параноидальные мысли и действия человека идентифицируются кем-то другим, будь то член семьи, близкий друг или специалист службы психического здоровья.

Что вызывает паранойю?

Что вызывает паранойю, зависит от человека и психического заболевания, вызывающего паранойю — если оно есть.

У здоровых в остальном людей параноидальные мысли могут быть вызваны обычным беспокойством, вызванным неудачным повседневным стрессом. Большинство людей способны справиться с этими чувствами и управлять ими здоровым и ответственным образом.

Однако люди, которые чаще испытывают беспокойство из-за тревожных расстройств и связанных с ними состояний психического здоровья, таких как биполярное расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство.Злоупотребление алкоголем и наркотиками также может вызвать или спровоцировать паранойю.

Почему я думаю, что все хотят меня схватить?

Думать, что все хотят тебя достать, — совершенно нормальное явление, особенно если вы недавно пережили травмирующее событие.

Мы привыкли думать о посттравматическом стрессовом расстройстве как о чем-то, что затрагивает только ветеранов боевых действий. Хотя мы знаем, что ветераны боевых действий часто испытывают посттравматическое стрессовое расстройство, мы также знаем, что оно может быть вызвано насильственным преступлением, дорожно-транспортным происшествием или стихийным бедствием.Параноидальные мысли — симптом посттравматического стрессового расстройства.

Как избавиться от паранойи?

В значительной степени то, как вы останавливаете свои параноидальные мысли, зависит от их причины. Однако здесь есть одна загвоздка.

Как упоминалось выше, бывает трудно определить, когда ваши собственные мысли параноидальны, хотя для других это может быть очевидно. Делиться своими мыслями с другими, вероятно, будет недостаточно, чтобы они ушли. Однако этого может быть достаточно, чтобы вы почувствовали себя лучше.

Можно ли вылечить паранойю?

К сожалению, многие проблемы с психическим здоровьем невозможно «вылечить», хотя вы можете научиться управлять ими. Даже в тех случаях, когда за паранойей стоит психическое заболевание, работа с командой психиатров может помочь вам отобразить свои параноидальные мысли и действия в зеркале заднего вида.

Кроме того, если ваша паранойя вызвана или усугубляется злоупотреблением алкоголем и наркотиками, отказа от этих привычек или зависимостей и ведения более здорового образа жизни может быть достаточно, чтобы «вылечить» или свести к минимуму вашу паранойю.

Как я могу избавиться от паранойи?

Если паранойя влияет на ваш образ жизни, первым делом вам следует обратиться за помощью к специалисту по психическому здоровью, сообщив о своих проблемах своему основному лечащему врачу.

Если вы ждете диагноза или не уверены, что ваше психическое здоровье требует медицинского вмешательства, вы можете предпринять другие шаги самостоятельно. Общественные группы поддержки широко распространены, и их легко найти в вашей любимой поисковой системе или в местной газете.

Если ваши опасения более срочны, вы можете позвонить в национальную службу поддержки по предотвращению самоубийств через Интернет или по телефону 1-800-273-8255.

Если вас беспокоят параноидальные мысли или беспокойство, никогда не бойтесь обращаться за помощью.
Связаться с BetterHelp

Для получения дополнительной информации о том, где найти терапевта, который может помочь, вы можете обратиться по адресу [email protected] Вы также можете найти нас в LinkedIn, Twitter, Instagram, Google+, Facebook, YouTube и Tumblr.

Паранойя как дефицит несоциальных убеждений обновление

Рецензент № 1:

В этом исследовании авторы проверили способность людей и крыс отслеживать вероятности вознаграждения в задании различения из трех вариантов. Производительность была поставлена ​​под сомнение: прямая реверсия вероятностей вознаграждения различных опционов (фазовая волатильность), а также сдвиг в распределении вероятностей по блокам (контекстная волатильность). Было смоделировано влияние различных типов нестабильности на производительность и коррелировали с паранойей у людей и с эффектами метамфетамина у крыс, употребление которых было связано с паранойей у людей.Использование паранойи / метамфетамина было связано с худшей производительностью при выполнении задачи, что отражалось в меньшем количестве поворотов у людей и увеличении неоптимального беспроигрышного переключения, реакции на потерянное пребывание, и эти тенденции были связаны с увеличением параметра модели, отражающего фазовую изменчивость, и снижение в параметре модели, отражающем изменчивость контекста. Авторы приходят к выводу, что изменения в восприятии изменчивости окружающей среды — неопределенности — могут играть значительную причинную роль в паранойе.

В целом мне очень нравится использование вариантов задач и моделирования для выявления связей между паранойей и простыми параметрами обучения.Мне действительно было трудно расшифровать некоторые разделы результатов и моделирование. Я думаю, что газете было бы очень полезно, если бы читатели, не очень разбирающиеся в этих концепциях, писали ее с большим вниманием к читателям. Этого можно достичь, более четко изложив, как можно интуитивно понимать различные параметры, чтобы повлиять на обучение / паранойю, а также как они напрямую связаны с поведением в задачах. Это может включать представление большего количества поведенческих данных. В настоящее время представлены только параметры модели.Я думаю, было бы более убедительно, если бы фактическая производительность была показана от испытуемых, а затем от модели вместе с параметрами.

Мы рады, что наша работа понравилась рецензенту. Мы согласны с тем, что некоторые из наших презентаций можно сделать более доступными для читателей с разным опытом моделирования. В сильно переработанной версии статьи мы гораздо более четко обозначили результаты моделирования. По запросу мы показываем моделирование рядом с данными о поведении.

Я также не уверен, что данные о грызунах действительно подходят. Мне нравится его включение в принципе, но задача не соответствует напрямую вариантам, используемым на людях. В частности, отсутствует изменение изменчивости контекста. Мне это кажется очень важным. Думаю, возможно, его можно было бы убрать для упрощения изложения. Аналогичным образом можно удалить варианты задач, которые не включают это.

Берем точку. Бумага была громоздкой. Как мы утверждали выше, мы предпочли бы не удалять ни эти данные о крысах, ни эти данные из вариантов задачи.

Различные варианты задач служат в качестве важных элементов управления для наших манипуляций с изменчивостью в версии 3 — версии задачи, которая увеличивала неопределенность в отношении задачи таким образом, чтобы отличать участников с высокой паранойей от участников с низкой паранойей.

Что касается этих данных о крысах — теперь мы более четко указываем, в чем разница между задачами — и в чем сходство. Рецензент прав, мы не манипулируем контекстом изменчивости в задаче грызунов, как мы это делали в версии 3 задачи, выполняемой человеком.Однако мы считаем, что эти данные по крысам по-прежнему являются ключевыми и информативными. Столкнувшись с повышенной нестабильностью задач, даже участники с низкой паранойей начали вести себя более стохастично. Участники с высокой паранойей продемонстрировали эту стохастичность даже до контекстного сдвига в сторону более высокой волатильности во время блоков простых задач. Блоки простых задач больше похожи на непредвиденные обстоятельства, с которыми столкнулись крысы. Хроническое воздействие метамфетамина заставляло крыс вести себя так же, как люди с высокой паранойей, в этом сопоставимом случае.Мы считаем, что об этом стоит сообщить. Он поддерживает дальнейшее исследование этой задачи на грызунах со всеми инструментами, доступными для вычислительной поведенческой нейробиологии, чтобы лучше понять и в конечном итоге лечить паранойю.

На уровне интерпретации у меня возникло еще два вопроса. Первый — можно ли воспроизвести производительность на более простых моделях? Или насколько улучшается использование более сложной модели?

По мнению этого рецензента и других, мы подбираем более простые модели.Эти более простые модели не отражали поведенческие эффекты или групповые различия в наших данных, и поэтому мы делаем вывод, что наша трехуровневая модель является наиболее подходящей.

Помимо этого, мне также интересно, считают ли авторы, что некоторые из эффектов могут быть компенсирующими — то есть, если я правильно понимаю, они утверждают, что волатильность контекста оказывает меньшее влияние на поведение подопытных. Если это правда, то мне кажется, что это может вызвать большее удивление, когда есть внезапные изменения вероятности вознаграждения, когда происходит разворот….?

Это интересная мысль. Другими словами, может ли повышенное ожидание нестабильности у параноидальных участников быть каким-то образом адаптивным? В беспрецедентной неопределенности, которую мы переживаем в настоящее время, люди, которые готовились все это время (и подвергались насмешкам за это), могут почувствовать себя обоснованными. Есть и другие — экспертно рассмотренные Райхани и Белл 2 — которые использовали «принцип дымового извещателя» 3,4 для объяснения паранойи, то есть серия ложных срабатываний (даже если они дорогостоящие) предпочтительнее катастрофического промаха. 5 .Однако наши данные не позволяют делать вывод о том, что паранойя — это адаптивное решение проблемы высокой волатильности. Это связано с тем, что в дополнение к высокой ожидаемой изменчивости параноидальные участники также, по-видимому, не могут учиться на волатильности (зафиксированной в нашем параметре κ), они ожидают волатильности (захваченной с помощью μ 3 0 ), но не могут использовать ее адаптивно для обновления своих данных. верования уместно (более негативная ω 3 ). Это может показаться крайне вредным сочетанием, которое отражает широкий охват паранойи и тот факт, что она не удовлетворяет своих приверженцев — всегда есть что-то новое, о чем следует беспокоиться, какое-то новое измерение, в которое могут проникнуть преследователи.

Рецензент № 2:

Авторы провели 2 эксперимента на людях (один в лаборатории, другой в Интернете) и повторно проанализировали поведенческие данные у крыс и обнаружили, что: 1) у людей параноидальные оценки коррелируют с нарушением мониторинга волатильности согласно байесовскому анализу. Структура метаобучения: 2) у крыс введение метаамфетамина (фармакологическая манипуляция, вызывающая паранойю у людей) аналогичным образом ухудшает мониторинг неопределенности. В целом эта статья мне понравилась; Я считаю, что это важный вклад.

Мои основные вопросы / предложения касаются выбора безмодельных показателей, статистического анализа и выводов компьютерного моделирования.

1) В эксперименте 1 разница между высокой и низкой паранойей заключается в переменной «количество переворотов». В эксперименте 2 (и на крысах) разница между высокой и низкой паранойей (плацебо / мета-амфетамин) улавливается показателем «победа / переход». Однако мне не удалось найти показатель скорости «выигрыш / переход» для эксперимента 1 и показатель «количество отмен» для эксперимента 2.Авторы должны сообщать одинаковые поведенческие показатели для всех экспериментов.

Мы благодарны за предоставленную возможность уточнить. Средние коэффициенты смены выигрышей и количество возвратов указаны в таблицах 1 и 2. Мы понимаем, что таблицы, возможно, были слишком плотно заполнены информацией. Представление поведенческих данных согласовано между экспериментами 1 и 2, за исключением показателей для конкретных исследований, таких как количество нулевых испытаний, которые имели место только в эксперименте 1.Поведенческие показатели были ранее опубликованы для эксперимента 3 (см. Groman et al., 2018 6 ).

2) Даже если и ожидалось, корреляция между депрессией, тревогой и паранойей немного раздражает. Я убежден, что паранойя является основным фактором, определяющим вычислительные эффекты, но я думаю, что авторы могли бы предоставить некоторые дополнительные доказательства того, что это так. Возможным решением может быть использование моделирования структурным уравнением. Другим (возможно, лучшим) решением было бы запустить PCA по трем шкалам (средним баллам, не обязательно по отдельным элементам): мой прогноз состоит в том, что первый компонент будет иметь положительные нагрузки по трем шкалам, а второй будет специфичен для шкала паранойи.Затем они могли бы коррелировать значения PCA вместо оценок шкал.

Это отличное предложение. Мы выполнили PCA, как было предложено, объединив эти данные из вопросов SCID Paranoia, опросников депрессии Бека и опросников тревожности Бека. На осыпной диаграмме изображено трехкомпонентное решение. Мы регрессировали по каждому параметру каппа, и только основной компонент 1 коррелировал с каппа. Распаковывая вклад каждой шкалы в PC1, становится ясно, что депрессия, тревога и паранойя вносят свой вклад в PC1.Мы предполагаем, что это открытие согласуется с идеей о том, что депрессия и тревога представляют собой контексты, в которых может процветать паранойя, и, аналогичным образом, параноидальная позиция по отношению к миру может вызывать депрессию и тревогу. Мы сообщаем об этом анализе в исправленной версии рукописи. Однако множественная регрессия, которую мы включили в рукопись, предполагает, что связь между паранойей и каппой имеет первостепенное значение, поскольку в этой модели каппа не была связана с депрессией или тревогой, но оставалась в значительной степени связанной с паранойей.

3) Я думаю, что, в дополнение к текущей модели, авторы могли бы также протестировать простую модель RL с разной скоростью обучения для положительных и отрицательных ошибок прогнозирования (см. Lefebvre et al., NHB, 2017). Я думаю, читателям было бы интересно узнать эти результаты, поскольку было показано, что асимметрия скорости обучения коррелирует с полосатым телом, поскольку метаамфетамин влияет на дофамин, а также потому, что при паранойе, похоже, есть аффективный компонент паранойи. Этот анализ может быть проведен параллельно (не в антагонизме) с основной моделью и представлен в SI.

Спасибо. Мы подходим к этой модели. Мы не находим разницы в весах ошибок предсказания между участниками с высокой и низкой паранойей. Эта более простая модель не отражает закономерностей в наших данных. Теперь мы сообщаем об этом анализе в отредактированном документе.

Рецензент № 3:

Это исследование основано на гипотезе о том, что паранойя на самом деле возникает из-за дисфункции в распознавании изменчивости. Они решают эту проблему с помощью двух экспериментов на людях (один при личном сравнении людей с психиатрическим диагнозом и без него; один онлайн с использованием Amazon Mechanical Turk) и эксперимента на крысах, в котором крысы подвергаются воздействию метамфетамина или физиологического раствора.Они оправдывают свои утверждения, подбирая модель с использованием иерархического гауссовского фильтра (HGF) и выявляя изменения в базовых параметрах, в частности, выявляя более крупные априорные значения для более высокой летучести в группе с высокой паранойей и у крыс, подвергшихся воздействию метамфетамина.

Сила этой статьи в том, что она использует простую задачу для изучения важных тем, особенно трансдиагностической точки зрения. Однако у нас есть несколько серьезных проблем с рукописью, включая как коммуникацию, так и эксперименты и сам анализ.Хотя мы хвалим авторов за попытку сравнить эксперименты между видами, мы не считаем эксперимент на крысах хорошей параллелью для человека.

Основные проблемы:

— В целом, читать эту статью было очень сложно. Даже при многократном прочтении каждого и многократных обсуждениях между рецензентами (старшим π и аспирантом) мы не уверены, что понимаем рукопись, ее цели или выводы. Многие рисунки не упоминаются в тексте (таблицы 5 и 9 вообще не упоминаются в документе), многие рисунки неясны относительно их назначения (что изображено на рисунке 4?), И многие из них цифры очень плохо объяснены (мы, наконец, пришли к выводу, что мы должны отслеживать цвета, а не положение на Рисунке 3).Тщательное использование дополнительных фигур, лучшее понимание сюжетной линии и лучшее общение в целом значительно улучшили бы этот документ.

Это справедливая критика. Мы подготовили нашу работу в виде статьи с дополнительными материалами. К сожалению, eLife не допускает дополнительных материалов, поэтому нам пришлось интегрировать их в нашу рукопись. Это делало изделие громоздким. Мы тщательно отредактировали рукопись для ясности изложения. Мы чувствуем, что он намного улучшился.Мы надеемся, что π и аспирант согласны.

— Эксперимент на крысах интересен, но он не подходит для сравнения с человеческими данными. Эксперимент на крысах проводится внутри субъекта, сравнивая до и после манипуляции, в то время как человеческие данные — между субъектами, сравнивая высокие и низкие оценки паранойи. Более того, сам эксперимент совсем другой. В то время как в экспериментах на людях было три колоды, которые менялись повсюду, у крыс было две сменные и одна неизменная колода. Мы рекомендуем удалить эксперимент с крысами.

Мы уважительно не согласны. Конечно, существуют ключевые различия между задачами человека и крысы, однако манипуляции с метамфетамином на крысах улавливают очевидную стохастичность участников с высокой паранойей даже в ответ на простую или легкую случайность. Наши данные показывают, что эта стохастичность возникает у людей с высокой паранойей и крыс, подвергшихся воздействию метамфетамина, по точно таким же вычислительным причинам. Поэтому мы предпочитаем оставить эксперимент на крысах. В сильно переработанной рукописи, которая, как мы надеемся, стала намного яснее, мы теперь подчеркиваем различия в задачах, чтобы читатели знали о них.

Неясные проблемы

— Эти байесовские модели (такие как HGF, показанные на рисунке 2), как известно, нестабильны. Очень маленькие изменения могут привести к совершенно другим результатам. Насколько независимы эти переменные? Есть ли другие модели, которые можно сравнить?

В ответ на эти и все другие рецензенты мы вычислили более простые модели (одну модель обучения с подкреплением и одну более простую модель HGF). Эти модели не смогли уловить вызванные задачами и групповые различия, которые мы стремились объяснить.Принимая во внимание тот факт, что наша выбранная модель дает параметры, которые при использовании для моделирования данных резюмируют переключение выигрышей и стохастическое поведение, которое мы наблюдали в условиях сильной паранойи, мы считаем, что эта модель является наиболее подходящей. Мы надеемся, что наша более тщательная и ясная распаковка нашего подхода к моделированию и наших данных станет более интерпретируемой и понятной.

Единственный выбор, к которому чувствительны результаты моделирования HGF, — это выбор априорных значений оцененных параметров. Хотя выбор априорных значений влияет на производительность модели, природа этого эффекта отличается от того, что наблюдается в хаотических системах, на которые, похоже, ссылается рецензент.В нашей модели небольшие изменения априорных значений приводят к небольшим изменениям в оценочных параметрах и предполагаемых траекториях убеждений.

— Авторы, кажется, пытаются аргументировать, что реальная проблема с паранойей — это не процесс принятия социальных решений, а скорее проблема, лежащая в основе измерения изменчивости (и особенно мета-волатильности). В связи с этим следует изменить название статьи. Важной частью этой статьи (как мы ее понимаем) является не межвидовой перевод (что в лучшем случае проблематично), а скорее новая модель паранойи как дисфункции в другом месте, кроме социальной сферы.

Мы согласны, эта статья посвящена обработке волатильности как механизму паранойи, относительно свободному от социальной сферы (которая была в центре внимания большинства исследований паранойи на людях). Мы не согласны с тем, что межвидовая часть проблематична, как мы отметили выше. Фактически, данные о грызунах — важный краеугольный камень наших аргументов. По сравнению с человеческими и нечеловеческими приматами грызуны относительно асоциальны. Они также свободны от социально-экономических факторов, часто связанных с паранойей.Наблюдение за подобным поведением в аналогичной задаче под влиянием манипуляций, относящихся к человеческой паранойе, поддерживает наш аргумент о том, что наблюдаемый «стиль» дисфункции обучения не ограничивается социальной сферой. Один из самых важных выводов и последствий дисфункции несоциального обучения заключается в том, что будущие исследования могут исследовать нейронные субстраты параноидальных механизмов обучения на животных моделях без необходимости имитировать сложности параноидальных социальных отношений.Но мы согласны с тем, что наша цель — представить отчет о паранойе, фокусирующийся не на социальном, а на основных механизмах обновления убеждений — могла бы быть более ясной. Теперь уточним в отредактированной рукописи.

— Авторам необходимо добавить ссылки на использование крыс, подвергшихся воздействию метамфетамина, в качестве модели паранойи. Хотя, похоже, есть исследования, подтверждающие этот метод, авторы на самом деле не цитируют его. Насколько нам известно, неуместно описывать метамфетамин как нарушение голубого пятна или как изменение норадренергического усиления.Тем не менее, обсуждение эксперимента на крысах, похоже, основано на манипуляциях с норадренергическим усилением.

Теперь мы процитируем обширную литературу о влиянии метамфетамина на высвобождение норадреналина и функцию голубого пятна (см., Например, 7-9 ).

Особые проблемы

— Рисунок 1: в чем разница между изменениями, независимыми от производительности, и изменениями, зависящими от производительности? Объясните в подписи к рисунку.

Спасибо, теперь мы объясняем в заголовке, что изменения, зависящие от производительности, вызывают отмены после определенного количества правильных ответов, изменения, не зависящие от производительности, происходят, когда отмены применяются независимо от поведения участников.

— Рисунок 2B: Когда мы наконец поняли, что ключом к этой цифре были цвета, нам понравилось, что авторы сохранили согласованность цветов у крыс и людей, поскольку сравнения крыс были до Rx вместо двух блоков, и, следовательно, вероятно, неотличим от группы с низким уровнем паранойи до Rx. Однако это сбивает с толку сравнение цифр, потому что мы ожидаем, что сравнение цифр будет означать одно и то же для сравнения результатов. Эта цифра требует гораздо более точных и ясных пояснений.

Мы изменили легенду и текстовое описание этого рисунка.

— Рисунок 3: Есть ли причина, по которой авторы ожидали, что версия 3 будет значительнее, чем версия 4? Почему порядок изменения контекста может иметь значение (или не иметь значения)?

Мы думали, что переход от простого контекста задачи к более сложному будет иметь важное значение, потому что простой контекст будет легче усвоить, чем сложный. Если бы сложное было завершено первым, ожидания были бы слабее и, следовательно, менее искаженными последующими изменениями в основных непредвиденных обстоятельствах.

— Рисунок 4: Эта цифра сбивает с толку и на данный момент не дает дополнительного понимания результатов. Рассмотрите возможность переименования и корректировки подписи к рисунку, чтобы объяснить, что на рисунке, и переместить результаты в раздел «Результаты» или отобразить в таблице (или и то и другое) или иным образом удалить их полностью.

Мы удалили то, что было на Рисунке 4.

— Рисунок 5 кажется важным, но разве мы не должны видеть это для всех важных переменных? Мы думали, что аргумент был в первую очередь о метастойчивости, а не о связи фазовой волатильности.

Каппа — это параметр, который воспроизводился во всех экспериментальных контекстах и ​​выдержал поправку для множественных статистических сравнений и поправку на все запрошенные нами потенциальные демографические факторы. Это параметр, который мы наиболее уверены в объяснении групповых различий. Мы связали это с паранойей в качестве дополнительной проверки нашей гипотезы. Мы не сочли целесообразным соотносить каждый параметр модели с каждой клинической переменной. Дело в том, что скорость обучения волатильности и априорные значения волатильности отражают различия между группами и путешествуют вместе во всех трех экспериментах, о которых мы сообщаем (что подтверждается метааналитическим p-значением и кластерным анализом).

— Рисунок 7 важен, но был плохо обозначен и в основном непонятен. В частности, панель А совершенно неясна. Нет ни этикеток, ни объяснения цветов или каких-либо других компонентов. В чем разница между смоделированными и «восстановленными» параметрами?

Теперь мы наглядно распечатываем цифры в их подписях и в тексте. Смоделированные параметры — это те, которые мы оцениваем на основе смоделированных поведенческих выборов. Восстановленные параметры были извлечены из моделей, соответствующих реальным поведенческим данным.То, что они коррелируют друг с другом, предполагает, что у нас есть подходящая модель, которая резюмирует поведенческий выбор, соответствующий тем, которые мы наблюдали экспериментально.

— Рисунок 8 утверждает, что существует репликация между личным и онлайн-контентом, но онлайн-процесс кажется значительным, а личный — нет.

Мы воспроизводим широкую картину изменений в поведении и параметрах модели в трех экспериментах, о чем свидетельствуют метааналитический анализ p-значения и кластерный анализ.Результаты не обязательно полностью идентичны, но они очень согласуются во всех исследованиях.

— Цифры 9 и 10 непостижимы. Что такое кластерный анализ и как он проводится?

Теперь мы более четко излагаем кластерный анализ в рукописи.

— Рисунок 11 кажется более подходящим для дополнительного рисунка.

Мы удалили этот рисунок.

[Примечание редакции: до принятия были предложены дальнейшие исправления, как описано ниже.]

Рукопись была улучшена, но остались некоторые проблемы, которые необходимо решить до принятия. В частности, хотя проблемы рецензента 1 и 2 были учтены, а рукопись значительно улучшена с точки зрения ясности, рецензент 3 все еще имеет некоторые оставшиеся запросы. Они описаны ниже.

Рецензент № 3:

В целом, в документе гораздо яснее объяснение конструкции, анализа и моделирования. Авторы также привели более четкие аргументы в пользу включения данных о крысах.Однако мы считаем, что им по-прежнему необходимо четко указать ограничения экспериментов на людях и крысах.

Теперь мы явно указываем ограничения по запросу, признавая как конструктивные различия, так и более широкую дискуссию о социальности у крыс:

«Наши выводы имеют несколько важных ограничений. По сравнению с людьми крысы относительно асоциальны. Но они не совсем асоциальны. В нашем эксперименте они были размещены парами, и, в более широком смысле, они демонстрируют социальное аффилированное взаимодействие с другими крысами.Еще одно ограничение связано с сопоставимостью наших экспериментальных проектов. У людей наши сравнения были как внутри (случайный переход), так и между группами (низкая паранойя по сравнению с высокой). На крысах модель также была смешана с некоторыми сравнениями (физиологический раствор против метамфетамина) и некоторыми внутрисубъектными (до и после хронического лечения) сравнениями. Нам должно быть ясно, что в исследовании на крысах не было переключения контекста непредвиденных обстоятельств. Однако точно так же, как этот переход заставил людей с низкой паранойей вести себя как люди с высокой паранойей, хроническое воздействие метамфетамина заставило крыс вести себя в соответствии со стабильной ситуацией, очень похожей на людей с высокой паранойей — даже в отсутствие перехода на непредвиденные обстоятельства.”

Кроме того, графики еще нужно довести до уровня ясности написания (особенно на Рисунке 7). Таким образом, авторы успешно прояснили многие вопросы, касающиеся анализа и выводов, содержащихся в статье, однако необходима дополнительная работа, связанная с экспериментальными сравнениями на крысах и людях.

Мы включили векторные (PDF) файлы рисунков, которые должны быть четче, чем встроенные рисунки. Мы считаем, что лучший способ улучшить ясность — это использовать более подробные условные обозначения фигур, которые мы сейчас включили, с особым акцентом на рисунке 7.

Мы согласны с тем, что некоторые фигуры были плотными и, возможно, отвлекающими. Например, рисунок 10 был задуман как дополнительный рисунок, изображающий наши контрольные анализы для кластеризации. Как мы уже отмечали ранее, eLife не допускает дополнительных цифр. На основании комментариев рецензента мы решили удалить рисунок 10 и описать результаты контрольного анализа в тексте. Мы сочли, что еще одна большая многослойная фигура является избыточной для требований.

Основные проблемы:

— Название необходимо изменить, так как оно вводит в заблуждение относительно выводов.Кажется, что главным аргументом является то, что поведение, подобное паранойе, проявляется в обновлении убеждений за пределами социальной линзы, поэтому, возможно, что-то более ясное может быть в том, как паранойя может возникнуть из обновления убеждений, а не социального познания. Например, мы рекомендуем такой заголовок, как «Паранойя может возникнуть из-за общих проблем с обновлением убеждений, а не из-за конкретного социального познания» или что-то в этом роде.

Хотя мы не согласны с тем, что название вводит в заблуждение, мы изменили название по просьбе рецензента.Мы выбрали:

«Паранойя как недостаток обновления несоциальных убеждений»

— Добавьте параграф, описывающий ограничения межвидового сравнения, в частности тот факт, что крысы сравниваются внутри субъекта, а люди сравниваются между субъектами.

Согласно выше, это было отмечено как ограничение в Обсуждении:

«Наши выводы имеют несколько важных ограничений. По сравнению с людьми крысы относительно асоциальны.Но они не совсем асоциальны. В нашем эксперименте они были размещены парами, и, в более широком смысле, они демонстрируют социальное аффилированное взаимодействие с другими крысами. Еще одно ограничение связано с сопоставимостью наших экспериментальных проектов. У людей наши сравнения были как внутри (случайный переход), так и между группами (низкая паранойя по сравнению с высокой). На крысах модель также была смешана с некоторыми сравнениями (физиологический раствор против метамфетамина) и некоторыми внутрисубъектными (до и после хронического лечения) сравнениями.Нам должно быть ясно, что в исследовании на крысах не было переключения контекста непредвиденных обстоятельств. Однако точно так же, как этот переход заставил людей с низкой паранойей вести себя как сильная паранойя, хроническое воздействие метамфетамина заставило крыс вести себя в соответствии со стабильной ситуацией, очень похожей на людей с высокой паранойей — даже в отсутствие непредвиденного перехода ».

— Социальная природа крыс активно обсуждается, и хотя мы знаем, что они не так социальны, как люди, крысы могут иметь некоторую социальность. Тем не менее, задача по-прежнему асоциальная, и поэтому способствует аргументации статьи.Однако, если авторы собираются обсудить, что крысы являются асоциальными животными, мы думаем, что им следует включить параграф, в котором обсуждаются аргументы в пользу и против этого утверждения, и связать его с асоциальным характером задачи.

Опять же, как указано выше, это заявление было сделано.

Наряду с этим аргументом, пожалуйста, укажите, как были размещены крысы, что говорит об их социальности.

Теперь мы заявляем:

«По сравнению с людьми крысы относительно асоциальны.Но они не совсем асоциальны. В нашем эксперименте они были размещены парами, и, в более широком смысле, они демонстрируют социальное аффилированное взаимодействие с другими крысами 1-3

Крыс содержали парами. Это также было отмечено:

«В нашем эксперименте они были размещены парами»,

— Рисунок 7 не был должным образом обработан с первого раунда пересмотра. Он по-прежнему в значительной степени непроницаем. Например, какова левая сторона 7А? Какие линии? Вы можете описать, что такое «траектория выбора»? Фразы вроде «фиолетовые полосы эрробаров указывают на…» были бы очень полезны для читателя.

Сожалеем, что цифра была в значительной степени непостижимой. Этот тип рисунка обычно включается в дополнительные файлы. Однако, как отмечалось ранее, eLife не позволяет использовать дополнительные цифры. Мы включаем рисунок, чтобы подчеркнуть, насколько похожи фактические выборы участников и предполагаемые убеждения (следуя нашему наблюдательному подходу), а также убеждения, выведенные из смоделированных выборов (которые сами основаны на перцептивных параметрах, оцениваемых на основе фактического поведения).Обнадеживает тот факт, что параметр каппа (который фиксирует влияние фазовой изменчивости на обновление убеждений, выдерживает коррекцию при множественных сравнениях, воспроизводится в исследованиях в связи с паранойей и релевантными паранойе состояниями и стимулирует кластеризацию) хорошо восстановлен.

Теперь мы разбиваем панель легенды на панели, описывая каждую функцию.

Надеемся, что теперь стало понятнее.

Вот новая легенда для Рисунка 7:

«Рисунок 7. Восстановление параметров.a, Фактическая траектория предмета: это пример траектории выбора от одного участника (вверху). Слои соответствуют трем уровням веры в модель HGF (изображенную на рисунке 2A). Сосредоточение внимания на низкоуровневых убеждениях (желтая рамка): фиолетовая линия представляет собой предполагаемое первоначальное убеждение субъекта о ценности выбора колоды 1; синий — их убеждение в ценности выбора колоды 2; и красный — их убеждение в ценности выбора колоды 3. Моделируемая траектория субъекта представляет собой предполагаемые убеждения, основанные на выборе, смоделированном на основе предполагаемых параметров восприятия этого участника (в центре), а восстановленная траектория субъекта представляет то, что происходит, когда мы переоцениваем убеждения из смоделированного варианты (внизу).Важно отметить, что смоделированные траектории близко совпадают с реальными траекториями (увеличение и уменьшение оценочных представлений о значениях каждой колоды [фиолетовые, синие, красные линии] совпадают друг с другом по фактическим, смоделированным и восстановленным траекториям), хотя испытание за испытанием варианты выбора (цветные точки и стрелки) иногда отличаются. Результаты (1 или 0; черные точки и стрелки) остаются прежними. б, Фактический или Восстановленный: эти данные представляют собой параметры убеждений, оцененные на основе ответов участника (Фактические), по сравнению с параметрами, оцененными на основе вариантов, смоделированных с параметрами восприятия участника (Восстановленные).Фактические и восстановленные значения значимо коррелируют для 2 (r = 0,702, p = 2,52E-11) и 𝛋 (r = 0,305, p = 0,011), но не для 𝛚 3 (r = 0,172, p = 0,16) или 𝛍 3 0 (r = 0,186, p = 0,13). Коробчатые диаграммы: серый цвет указывает на слабую паранойю, оранжевый — на сильную паранойю; центральные линии обозначают медианы; рамки указывают 25-й и 75-й процентили; усы расширяются на 1,5 дюйма

— В общем, над цифрами нужно доработать. Шрифты слишком мелкие (особенно рисунок 4), что затрудняет интерпретацию графиков.Наряду с этим, на многих графиках есть много панелей и не так много текста, чтобы описать, что означает каждая из панелей. Тщательное объяснение цифр значительно улучшило бы статью.

Согласно нашему ответу выше, мы включили векторные файлы PDF, которые можно легко увеличить. Мы считаем, что панели необходимы. Мы считаем, что лучший способ улучшить цифры — это увеличить детализацию легенд, что мы и делаем сейчас. Мы также удалили рисунок 10.Его многочисленные панели и сложность в конечном итоге отвлекают от простого сообщения о том, что кластерный анализ устойчив к удалению различных половин данных.

Список литературы

1 Пальминтери, С., Вайарт, В., Коечлин, Э. Важность фальсификации в компьютерном когнитивном моделировании. Trends Cogn Sci 21, 425-433, DOI: 10.1016 / j.tics.2017.03.011 (2017).

2 Райхани, Н. Дж. И Белл, В. Эволюционная перспектива паранойи. Nat Hum Behav 3, 114-121, DOI: 10.1038 / s41562-018-0495-0 (2019).

3 Nesse, R.M. Принцип дымового извещателя: обнаружение сигнала и оптимальное регулирование защиты. Evol Med Public Health 2019, 1, DOI: 10.1093 / emph / eoy034 (2019).

4 Nesse, R.M. Принцип дымового извещателя. Естественный отбор и регуляция защитных реакций. Ann N Y Acad Sci 935, 75-85 (2001).

5 Грин, М. Дж. И Филлипс, М. Л. Восприятие социальной угрозы и эволюция паранойи. Neurosci Biobehav Rev 28, 333-342, DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2004.03.006 (2004).

6 Громан, С. М., Рич, К. М., Смит, Н. Дж., Ли, Д. и Тейлор, Дж. Р. Хроническое воздействие метамфетамина нарушает принятие решений на основе подкрепления у крыс. Нейропсихофармакология 43, 770-780, DOI: 10.1038 / npp.2017.159 (2018).

7 Ferrucci, M. et al. Влияние амфетамина и метамфетамина на высвобождение норэпинефрина, дофамина и ацетилхолина из ретикулярной формации ствола мозга. Front Neuroanat 13, 48, doi: 10.3389 / fnana.2019.00048 (2019).

8 Ферруччи М., Джорджи Ф. С., Барталуччи А., Бушети К. Л. и Форнаи Ф. Влияние голубого пятна и норэпинефрина на токсичность метамфетамина. Curr Neuropharmacol 11, 80-94, DOI: 10.2174 / 157015913804999522 (2013).

9 Ферруччи М., Паскуали Л., Папарелли А., Руджери С. и Форнаи Ф. Пути отравления метамфетамином. Ann N Y Acad Sci 1139, 177-185, DOI: 10.1196 / annals.1432.013 (2008).

https: // doi.org / 10.7554 / eLife.56345.sa2

Как определить, сделала ли вас пандемия Covid-19 параноиком или просто осторожным?

Каждый день в моем все еще виртуальном кабинете психотерапии клиенты задаются вопросом, вернуться ли им на работу, встретиться с друзьями и выпить в уличном кафе , или отправить детей обратно в школу или колледж — и их собственные реакции на эти дилеммы. Застенчивая молодая женщина, которой нравилось укрываться дома во время Covid-19, сказала: «Я не уверена, что мое беспокойство о возвращении на работу — это просто мой регулярный дискомфорт по поводу пребывания в группах, разумное беспокойство по поводу того, что люди внутри, или пандемия. паранойя.«Новый клиент сказал мне:« Раньше у меня никогда не было проблем с разлукой ». Она сказала: «Но теперь я боюсь выпускать своих детей из поля зрения».

Между тем, еще один клиент очень рад вернуться к работе. «Опасности вируса сейчас уменьшаются», — сказали они. «Все осторожны — даже люди в метро носят маски. И как здорово снова быть с людьми, даже если это не полный состав сотрудников. В первый день работы у всех кружилась голова, и все были счастливы снова вместе.Нам это нужно! »

Связанные

С начала пандемии коронавируса возникли вопросы о том, какое нормальное поведение является безопасным, а какое опасным; сама по себе неуверенность может привести к психологическим проблемам. Доктор Элизабет Вайнберг, психиатр и психоаналитик из Центра Остен Риггс в Стокбридже, штат Массачусетс, сказала мне: «Поскольку мы имеем дело с вирусом, который даже самые великие эксперты не полностью понимают, беспокойство кажется разумным, не обязательно паранойей или паранойей. признак посттравматического стрессового расстройства.

Исследования, основанные на прошлых эпидемиях, показывают, что наибольшему риску посттравматического стрессового расстройства подвергаются те, кто заразился вирусом или у кого есть члены семьи, а также те, кто был свидетелем болезни и смертей в непосредственной близости от него, — но исследования показали, что не у всех, кто переживает травму, развивается посттравматическое стрессовое расстройство. Тем не менее, трудность верить в собственные решения — обычная реакция после травмы, как написала специалист по травмам для взрослых доктор Гислен Буланже в своей книге «Раненые реальностью.”

Связанные

Давление со стороны других может сделать решение о том, что делать на этой стадии пандемии, еще более трудным. Родители называются чрезмерно опекающими родителями-вертолетами со стороны других, которые делают другой выбор. Друзей критикуют за решение есть — или не есть — в ресторанах на открытом воздухе. А начальство и коллеги высказывают собственное мнение о том, что, по их мнению, мы должны делать, возвращаясь к работе.

В Соединенных Штатах, где одни школы открываются для учащихся, а другие предлагают только виртуальные классы, родители разрываются между законными опасениями по поводу безопасности и своими опасениями по поводу воздействия продолжающейся изоляции на развитие их детей.Илана Штайнхауэр, исполнительный директор компании Volunteers in Medicine в Беркшире и мать семилетних мальчиков-близнецов, сказала мне: «Как родители, мы привыкли читать разные мнения и расшифровывать то, что у нас есть, но с Covid это невозможно. Никто на самом деле не знает, что правильно, и ответы продолжают меняться ».

Связанные

Тори Пайески, лицензированный клинический психотерапевт по социальной работе, с которым я разговаривал, наблюдала за своими психотерапевтическими пациентами практически во время пандемии. Она сказала, что чувствовала себя в достаточной безопасности, чтобы отправить своего ребенка старшего школьного возраста обратно в школу, потому что в ее районе чрезвычайно низкий уровень инфицирования и потому, что она доверяет готовности школьного комитета внести коррективы, если ситуация изменится.Но вскоре после начала семестра она привезла домой свою старшую дочь с первого года обучения в колледже. «Ее сосед по комнате и несколько других детей в ее общежитии дали положительный результат на Covid», — пояснила она. «Хотя это ужасный год для первокурсников колледжа, мы не чувствовали, что можем поставить под угрозу будущее здоровье нашего ребенка».

Другая подруга недавно сказала мне, что беспокоится о своем взрослом сыне. «В моем сообществе не было смертей или даже госпитализаций, связанных с Covid-19 в течение нескольких месяцев, — пояснила она, — поэтому я чувствовала, что проводить семейные собрания безопасно.Она предложила своим взрослым детям прийти со своими детьми на открытую, социально дистанцированную встречу, попросив всех надеть маски, если они приблизятся на расстояние более шести футов. Но ее сын и его жена отказались присоединиться к ним. «Я не думаю, что мы поступаем так глупо, — сказала она. «Может, он стал параноиком из-за пандемии».

Связанные

Осторожность и рискованное поведение зависят от индивидуальных обстоятельств и психологического уклада. Например, Вайнберг сказал, что иногда дополнительная осторожность может помочь кому-то вроде моего застенчивого клиента, который страдает от беспокойства, вернуться в мир.

У других людей могут быть веские причины проявлять особую осторожность. В недавно опубликованной статье Кимберли Грочер, адъюнкт-профессор Школы социальной работы Колумбийского университета, и несколько коллег написали, что «расовые различия способствовали непропорционально более высокому уровню заражения Covid-19 среди цветных людей, которые умирают от двух до двух лет. в три раза чаще, чем белые, если учитывать возраст «. Доктор Джин Кларк-Митчелл, профессор социальной работы в Государственном университете Вестфилда, сказала мне, что, поскольку «некоторые цветные сообщества были несоразмерно опустошены потерями семей, разумно, что они еще более осторожны в отношении продвижения вперед.”

Связанные

Проблемы физического здоровья также могут повлиять на решение человека. Человек, страдающий аутоиммунным заболеванием, может казаться совершенно здоровым, но, возможно, ему потребуется принять дополнительные меры безопасности, чтобы защитить себя. Оказалось, что сын моего друга, который держался подальше от семейного пикника, не был невротиком: он и его жена только что узнали, что ждут ребенка, и были очень осторожны в отношении возможного заражения Covid-19.

Итак, хотя возвращение в мир, когда он чувствует себя или является достаточно безопасным для этого, может быть полезно для экономики, это может быть полезно для нашей психологии — пока это делается в темпе, который кажется подходящим для каждого из нас .

По теме

Однако Вайнберг добавил: «Я видел пациентов, которые стали иррационально бояться риска (например, выходить на улицу в местах, где легко сохранять дистанцию)». А отрицание потенциальных опасностей может привести к небезопасному рискованному поведению: Вайнберг сказала, что, по ее словам, движение в мир «без каких-либо опасений связано с некоторой минимизацией фактического риска или даже отрицанием».

И хотя мы можем не знать, что лежит в основе чьих-то причин для принятия определенного выбора, важно защитить себя и своих близких от рискованных действий других.Пайески говорит, что ей комфортно брать еду на вынос или есть вне ресторана, но не внутри, где другие люди могут непреднамеренно распространять вирус, разговаривая, смеясь и едя без масок.

По теме

В конце концов, поскольку даже власти не знают, как лучше всего двигаться вперед прямо сейчас, лучшее, что может сделать любой из нас, — это рассмотреть наши варианты, изучить возможности, выбрать то, что кажется правильным для нас и наших семей , и даем себе разрешение принимать не совсем идеальные решения, которые мы будем пересматривать по прошествии времени и появления новой информации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *