Интуиция в психологии это: Интуиция. Что такое «Интуиция»? Понятие и определение термина «Интуиция» – Глоссарий

ИНТУИЦИЯ | Энциклопедия Кругосвет

ИНТУИЦИЯ. Интуиция на бытовом уровне характеризуется как чутье, проницательность, тонкое понимание, проникновение в самую суть чего-нибудь. В психологии интуиция рассматривается как особый вид знания, как специфическая способность, как механизм творческой деятельности.

Философы определяют интуицию как непосредственное, без обоснования доказательствами постижение, усмотрение (от лат. Intueri – пристально, внимательно смотреть) истины.

В зависимости от сферы применения различают интуицию в повседневной жизни («здравый смысл»), в науке, философии, искусстве (художественная интуиция), в изобретательской деятельности (техническая интуиция), профессиональную интуицию (врачей, следователей, педагогов и др.).

Существуют различные объяснения феномена интуиции. Но при всех различиях подчеркивается связь интуиции с неосознаваемыми формами психической деятельности, хотя специфика интуиции лежит не в самом факте неосознанности, а в познавательных, творческих и оценочных функциях неосознаваемой деятельности.

На интуитивном уровне задействованы все формы чувственности (ощущения, восприятия, память, воображение, эмоции, воля («чувственная интуиция»)) и интеллекта, логического мышления («интеллектуальная интуиция»).

В истории учения об интуиции были попытки (Бергсон и др.) резко противопоставить интуицию и интеллект, логику. Особенно это касалось художественной интуиции. Самонаблюдения выдающихся мастеров искусства (Эйзенштейн, Михоэлс и др.) говорят об обратном. В актах художественного творчества, не говоря уже о научном и техническом творчестве, на неосознаваемом уровне наряду с чувственностью, образами активно работает понятийное, логическое мышление. Интуитивный творческий акт предполагает сжатие во времени, свертывание и переход в подсознание некоторых алгоритмов. Здесь есть нечто общее с закономерностями внутренней речи, где мысль выражается сокращенно. Логика интуиции похожа структурно на алгоритмическое сознательное мышление. Точно так же все формы интуитивной чувственности сохраняют структурное сходство (но в сокращенном виде) с формами сознания.

Интуиция – это специфическая человеческая способность, производная от сознания. В этом ее коренное отличие от неосознаваемой психической деятельности животных, от «звериного чутья», имеющего инстинктивную природу. Чутье животных не поднимается до уровня сознания, сознание человека «опускается» на подсознательный уровень «чутья». Зачем это делается?

Благодаря «сокращению», «сжатию», «свертыванию» психических процессов происходит колоссальный выигрыш во времени. Расчеты показывают, что на бессознательно-психическом уровне перерабатывается за единицу времени примерно в 10 000 000 раз бóльший объем информации, чем на сознательном уровне. Кроме того, происходит значительная экономия энергии. Многократно замечено, что интуитивный акт совершается быстро и «легко», что свидетельствует об избыточном энергетическом потенциале.

Интуиция обычно проявляется в неразрывной связи с особым состоянием подъема духовных и физических сил. В интуитивном творчестве это состояние известно как вдохновение. В процессе интуитивного постижения происходит повышение функциональной активности всех анализаторов (органов чувств), вследствие чего улучшается память. Очень часто замысел, идея интуитивно формируются тогда, когда внимание человека (а внимание – это всегда затрата энергии) сосредоточено совершенно на другой работе. Это перекликается с известным призывом «мыслить в сторону», содержащимся в высказываниях таких крупных ученых, как Лагранж, Пуанкаре, Адамар, Эйнштейн, Вертгаймер и др. Заслуживает внимание

тот факт, что интуитивное понимание нередко свойственно природно одаренным, но еще недостаточно эрудированным людям. Это свидетельствует о том, что интуиция может совершаться при неполноте предварительного сознательного анализа. Осуществление интуитивного акта стимулирует самосовершенствование, стремление к творческой деятельности.

Когда результат работы интуиции – будь это образ, идея или волевой импульс – «созрел», человек ощущает состояние, напоминающее предродовое. Известна жалоба математика Гаусса о том, что имея давно готовые результаты, он не знает, как к ним осознанно подойти. По поводу таблицы химических элементов Д.И.Менделееву приписываются слова: «Все в голове сложилось, а выразить таблицей не могу». Наступает момент – внезапный, случайный, незапрограммированный, когда созревший результат мгновенно преодолевает порог сознания. Эту «вспышку» сознания называют по-разному – «наитием», «озарением», «инсайтом».

Хотя «озарение» произвольно вызвать нельзя, на опыте установлены условия, способствующие, приближающие преодоление порога сознания. Можно назвать несколько таких условий.

Фиксация и повторение условий задачи, которую надо решить. Сконцентрировать на них внимание. Закрепить рамки, в которых должна двигаться мысль. В результате растет подпороговая вероятность искомого результата. Счастливая случайность, как последняя капля, переполнившая чашу, одним толчком, скачком может привести к озарению. Важно умение ждать, терпение. Время, проведенное в разумном бездействии – а разумность заключается в том, чтобы не мешать бессознательному процессу – работает на интуитивное озарение.

В этой связи полезной может оказаться техника медитации с ее приемами концентрации внимания и преодоления отвлекающих факторов.

Отсутствие стереотипов, предрассудков, предубеждений и других «вредных привычек» – другое важное условие преодоления порога. Иногда для получения принципиально нового решения полезно пригласить не опытного профессионала с устоявшимися взглядами, а свободного от стереотипов новичка.

Периодическое переключение на другую, в особенности контрастную деятельность. За время «отключения», отдыха, порог может снизиться настолько, что возвращение к задаче сразу приводит к ее решению.

Устранение отвлекающих факторов, действующих не в перерывах, а в процессе работы над задачей. Наличие таких факторов во время работы повышает порог принятия решения и препятствует его появлению на свет.

Уменьшение энергетических затрат за счет устранений всех излишних, необязательных факторов, не помогающих решению. «Ядро» задачи должно быть представлено в наиболее экономной, компактной и наглядной форме (четкий почерк, размещение на меньшем пространстве, хорошее освещение, удобная поза и т. п.). Станиславский подчеркивал, что для того, чтобы «выманить» вдохновение, нужны приемы, иногда до смешного простые и рутинные.

Определяющим для подъема, которое называют вдохновением, является мобилизация и концентрация энергетики. Утомление, истощение, голод, кислородное голодание (гипоксия), отравление, болезнь и т.п. не благоприятствуют работе интуиции. Напротив, отдых, избыток сил, здоровье способствуют творческим успехам. Поэты и художники, да и люди других профессий нередко обращаются в поисках духовного подъема к искусственным стимуляторам: кофе, табак, а нередко и кокаин, ЛСД. Все эти средства подстегивают мозговую энергетику. Но имеются и сугубо индивидуальные приемы, усиливающие приток крови к голове в ущерб остальным органам тела. Шиллер ставил ноги в лед, Мильтон и Декарт опрокидывались головою на диван, Лейбниц мыслил, как правило, в горизонтальном положении, Россини работал, лежа в постели, Руссо обдумывал свои произведения под ярким полуденным солнцем с открытой головой.

Определенное влияние оказывает погода, особенно температура. Замечено особенно благоприятное действие знойных месяцев. Известно, что все давние великие цивилизации, когда были получены многие творческие достижения, возникли в широтах с оптимальной среднегодовой температурой – около +20 С°.

Интуиции помогает подсказка, которую нередко играет конкретный объект, обладающий многими признаками искомого решения. Когда решение созрело, порой случайная подсказка может сыграть роль последнего толчка, вызывающего разряд, взрыв, озарение. Широко известен пример из биографии Ф.А.Кекуле: сцепившиеся в кольцо обезьяны подсказали ему кольцеобразную структуру формулы бензола. Особенно эффектен в качестве «подсказки» конкретный образ. Многим художникам и изобретателям знаком феномен, когда одни признаки образа тянут за собой другие и образ спонтанно обрастает новыми замечательными деталями и признаками. В считанные секунды абстрактная идея превращается в законченное конкретное решение. Вообще, неосознаваемый скачок от идеи, понятия к образу и от образа к понятию – существенная черта акта интуиции.

Когда условия, способствующие преодолению порога сознания не соблюдаются, нарушается способность к целостному, непосредственному «схватыванию» объекта как еще одна важнейшая черта интуиции. В этом случае неосознаваемый процесс «схватывания», постижения целого подменяется рассмотрением деталей и логическим рассуждением. Такая подмена отчетливо видна при заболевании, которое называется «агнозия»: больной может описать предмет, перечисляя его детали и признаки, и при этом не узнать предмет как нечто целостное. У них резко сужен объем восприятия. Такое наблюдается и у нормальных людей при восприятии «больших» систем. Человек не может сразу, с одного взгляда составить целостное представление о незнакомом городе, крупном заводе или архитектурном сооружении и т.п. Нужно время и повторное рассмотрение. И лишь люди, наделенные сильной интуицией, способны к целостному восприятию сложных объектов как простых и неразложимых. Сложность у них превращается в простое и единое качество

. Именно так воспринимают художественные произведения (портреты, сложные сюжетные композиции и т. п.) люди с развитой художественной интуицией. При этом «схватывают» суть произведения, его глубокий, не лежащий на поверхности сознательного усмотрения смысл.

Тот факт, что в сознание входит лишь результат интуитивной обработки информации, а сам процесс не осознается, человеку порой кажется, что кто-то иной, высший, водил его рукой или пером. В момент наивысшего творческого подъема инопобуждение осознается, как доминирующее. На протяжении тысячелетий инопобуждения объяснялись вмешательством богов, муз, «гениев», демонов, «шестикрылого Серафима», «голоса» и т.п. Например, Декарт верил, что на него снизошло божественное откровение, он пал на колени и стал молиться, когда ему пришла в голову идея аналитической геометрии. В 19 в. на смену религиозно-мистическому объяснению приходит психологическое объяснение. Место бога и муз заняло «бессознательное». При этом бессознательный «голос» часто понимался как «внеличностный», «безличностный», «надличностный» и т.п. Бессознательное Я входит в структуру человека.

Полноценный творческий акт – это диалектическое единство побуждений реального, сознательного Я и подсознательного, интуитивного Я. Сегодня это нашло дополнительное подтверждение в исследованиях об асимметрических функциях левого (сознательного) и правого (бессознательного) полушарий. В процессе творчества они работают одновременно. Когда в случаях болезни частично отключается левое полушарие (например, у известного композитора вследствие инсульта), творческие функции могут сохраниться. Это происходит тогда, когда правое полушарие берет на себя отчасти функции левого, функции сознательного Я.

Личностная природа интуиции отчетливо видна в таком ее проявлении как эмпатия, «вчувствование», вживание, перевоплощение. В этих интуитивных актах, широко представленных в творчестве, в особенности (но не только!) в художественном, Я творца бессознательно идентифицирует (отождествляет) себя с другой личностью, с другим Я, реальным или воображенным. В напряженном диалоге этих двух личностей протекает процесс творчества, будь это художественная, научная, изобретательская деятельность или акты обычного речевого общения. Доказано, что речь – это единство сознательных и бессознательных, интуитивных процессов. Например, теория информации объясняет наличие в речевом общении двух противоположных тенденций: сознательной тенденции к утвердительным и соединительным (союз «и») формам и бессознательной тенденции к отрицанию («не») и разделительным (союз «или») структурам.

Поскольку личность человека предполагает не только работу мозга (физиология) и души (психология), но и работу духа, есть основание постулировать наряду с чувственной и интеллектуальной интуицией, существование духовной интуиции. Бессознательное постижение, переживание, понимание духовного (мировоззренческого) родства с другой личностью как раз и составляет ядро актов эмпатии. И здесь можно согласиться с известным философом Бергсоном, что высшим проявлением духовной интуиции являются акты художественного творчества и художественного восприятия. С этим связана неповторимая и великая роль искусства в жизни человечества.

Сегодня много спорят о том, могут ли «думающие» машины смоделировать процессы интуиции. С большой долей вероятности можно предположить в отношении духовной интуиции, что она не подвластна машинам. В работе индивидуального, неповторимого, свободного человеческого духа нет алгоритма, результат этой работы в принципе не поддается предвидению. Ее нельзя до конца формализовать, а значит передать машинам. В данном случае знаменитый спор между «физиками» и «лириками» решается в пользу «лириков».

Евгений Басин

Что такое интуиция: жизненный опыт, мистика или дешевая придумка?

Фильм «ВВС. Разум человека»

Когда есть огромный опыт, твоя голова уже без твоего ведома начинает замечать важные мелочи. Иногда это спасает жизнь.
скачать видео

Фильм «Непристойное предложение»

Не стоит бездумно полагаться на то, что подсказывают чувства.
скачать видео

Фильм «Программа Доверие»

Интуиция — способность понимать происходящее мгновенно и вне сознательного контроля, не прибегая к осознанным умозаключениям и рассуждению. Мистическая интуиция понимается как знания, полученные от Высших сил, рациональная интуиция основывается на опыте и противопоставляется рассуждению, развернутому дискурсивному мышлению.

Принимая решение, мужчины чаще обращаются к голове, и для них интуитивное решение то, где все ясно сразу, без долгих рассуждений. Женщины чаще живут чувствами и телом, и для них интуитивное решение то, с которыми они себя уютно чувствуют, после принятия которого им становится внутренне спокойно и комфортно.

Когда на свою интуицию ссылается мудрый, опытный человек — прислушайтесь к нему. Интуиция как свернутое, бессознательное рассуждение, интуиция как показатель опыта и профессионализма — вызывает уважение.

В совсем новой ситуации мышление вначале протекает в развернутой и осознанной форме, в форме рассуждения. Осваивая ситуацию, повторяясь раз за разом, рассуждения становятся более сжатыми и менее осознанными. Если такое внутреннее рассуждение совсем сжато, уже неосознанно и протекает без напряжения, легко, на фоне привычного расслабления, человек чаще говорит уже не задумываясь, иногда затрудняясь привести промежуточные звенья рассуждения и ссылаясь просто на интуицию. То есть — на уже бессознательно усвоенный опыт.

Опытный глаз видит всегда больше, чем глаз новичка. Тот, кто занимается чем-то годами, многие вещи знает уже без всякой логики, просто на основе опыта: «Так — происходит, а так — нет». «Я это чувствую». Опытные конструкторы самолетов могут без расчетов, только взглянув на самолет, сказать, каковы его летные перспективы. Опытный психолог или психиатр-мужчина лучше молоденькой девочки предскажет поведение окружающих — работает просто опыт. С другой стороны, женщины чаще и лучше мужчин интуитивно чувствуют, что происходит и будет происходить в отношениях, здесь также срабатывает опыт. Если девочки минимум по четыре часа ежедневно день за днем играют в человеческие отношения, а взрослые женщины на досуге обсуждают в первую очередь те же самые отношения, если внимание женщин приковано не к предметам, а к людям и отношениям, они естественным образом становятся в этой сфере профессионалами и часто могут уверенно предсказывать (на языке тела — «предчувствовать») то, что непонятно мужчинам.

Как пишет Даниэль Канеман, психолог, лауреат Нобелевской премии по экономике, «Психология точной интуиции не содержит никакой магии. Пожалуй, лучше всех ее кратко описал Герберт Саймон, который, исследуя процесс мышления гроссмейстеров, показал, что после тысяч часов занятий шахматисты иначе видят фигуры на доске. Саймон, раздраженный приписыванием сверхъестественных свойств интуиции экспертов, однажды заметил: «Ситуация дала подсказку, подсказка дала эксперту доступ к информации, хранящейся в памяти, а информация дала ответ. Интуиция – это не что иное, как узнавание»».

При этом важно поставить рамки: профессионал пользуется подсказками интуиции, но больше доверяет знанию и точному расчету. Где можно узнать точно, профессионал позаботится, чтобы узнать точно. Если же вопрос не такой важный, времени не хватает и в принципе можно не напрягаться и схалтурить — значит, воспользуемся интуицией. Это не так хорошо, как точное знание, но в исполнении профессионала и это сойдет. Можно сказать, что в сравнении с элитным точным знанием, интуиция — это бюджетное решение.


Профессионал пользуется интуицией, когда можно схалтурить…


При этом интуиция — не только опыт и профессионализм, не только свернутое дискурсивное мышление. Оперируя картинками и образами, можно быстро находить решение, выходящее за рамки обычного логического рассуждения, и это называют интуицией также. Человек с развитым сценарийным мышлением, просто глядя на ситуацию и представляя ее возможные развороты, знает заранее: «Так пойдет, а так нет». Если человек развил у себя образное и сценарийное мышление, тем более развил вчувствование, то в окружении людей, этим не владеющих, он нередко производит впечатление мага.

Что касается женской интуиции, то она — когда-то вымысел, а когда-то сплав опыта и природной способности отлично понимать и разговаривать на языке тела.

Нередко женщины настаивают на том, что они «чувствуют» другого человека лучше мужчины, не имея на то оснований. Группа исследователей из Хертфордширского университета под руководством Ричарда Вайзмана провели эксперимент с участием 15 тысяч испытуемых. 80% женщин и 58% мужчин заявили, что обладают хорошей интуицией. Всем добровольцам предложили изучить снимки смеющихся людей и установить, кто из них искренне радовался, а кто притворялся, у кого улыбки были искренними, а кого — искусственными. Как пишет «Портал искусственного интеллекта», правильно ответили одинаковое количество женщин и мужчин — по 70% (точнее — 72% мужчин и 71% женщин).

При этом скорее правдой является то, что в сфере человеческих отношений женщины разбираются лучше мужчин. Обычная женщина лучше обычного мужчины «считывает» собеседника, чувствует его состояние и понимает его скрытые намерения. Однако, начавшись в сфере человеческих отношений, женская интуиция там же и кончается: в предметном мире на женскую интуицию полагаться не следует. Да и в сфере человеческих отношений женский глаз видит чаще то, то находится «здесь и сейчас», просчитывать будущее женщине труднее. Если же на женскую интуицию начинают влиять ее эмоции, настроения, надежды и страхи, то ошибок становится еще больше.

Когда девушка влюблена и надеется, ее интуиция подсказывает, что все будет отлично. Когда женщина боится, ее интуиция будет подсказывать, что есть причины для тревог и нужно волноваться…

Нередко за интуитивное решение выдается просто то, что первое случайно придет на ум.

Предположим, девушка говорит что-то не подумав, просто первое что придет ей в голову — милым девушкам это позволяется. Но если вдруг ее спросят: «Почему ты так думаешь?» и от нее ожидают хоть какие-то основания, то говорить, что она просто не думала, ей будет уже неудобно. В такой ситуации ей приятнее и солиднее сказать: «Я это чувствую. Это моя интуиция!» Понятно, что за такими словами ничего не стоит. Это — интуиция-дешевка, симулякр, пустышка вместо интуиции, и доверять такой интуиции не стоит.

Отдельный разговор — о мистической интуиции как иррациональном процессе. Люди, для которых привлекательна мистика, допускают наличие в мире Высших сил и возможность контакта с ними. Для них интуиция — это проникновение в особое пространство, где вдруг перед ними могут открыться все загадки мира и приоткроет свои завесы будущее. Они знают, что если войти в особое состояние внутренней тишины и долго к себе прислушиваться, можно понять, идти на собеседование сегодня или завтра, когда позвонит подруга и на какой авиарейс нужно брать билет, чтобы не попасть в катастрофу.

В отличии от рациональной интуиции, основанной на опыте и имеющей свои границы, мистическая интуиция выходит за рамки каких-либо ограничений, ей доступно все. Отличие между этими видами простое: если предсказание в каких-либо разумных рамках, это рациональная интуиция. Если предсказание за пределами границ реальности — мистическая. Спортивный тренер может интуитивно почувствовать, когда нужно в игре заменить одного игрока на другого — это рациональная интуиция. А вот чтобы точно раз за разом предсказывать, с каким счетом завершится игра, нужно иметь доступ к мистической интуиции, к Высшим силам. Или — доступ к спортивной мафии, которая договаривается о результатах игры.

Склонность верить в мистику и мистическую интуицию научных подтверждений не имеет, но по-человечески понятна. В ситуации, когда достаточных данных для принятия решения нет и нужно рассчитывать риски, открыто беря полную ответственность лично на себя, некоторым людям нужен смягчающий ответственность буфер: «подсказка интуиции». Чем менее уверен в себе человек, чем труднее ему (или ей) принять решение, тем чаще человек обращается не к своей голове, а к подсказкам интуиции. Подсказки интуиции более всего ищут неуверенные подростки, ищущие опору вовне, девушки и женщины, которым хочется верить, что они в этом мире не одиноки, что они могут рассчитывать на общение с Высшими силами и добрые от них подсказки.

Интуицию, если это не иррациональный процесс, а основанное на опыте свернутое рассуждение, вполне можно развивать. Как? Давайте подумаем вместе, вспомня тех, у кого интуиция развита обычно лучше. См.→


Интуиция с точки зрения философии

Интуиция (позднелат. созерцание, от лат. intueor — пристально смотрю), способность принимать правильные решения, минуя промежуточные результаты. Интуитивное решение может возникнуть как в результате напряженного раздумывания над решением вопроса, так и без него.

Интуиция – способность прямого, непосредственного постижения истины без предварительных логических рассуждений и без доказательств.

В истории философии понятие Интуиции включало разное содержание. Интуиция понималась как форма непосредственного интеллектуального знания или созерцания (интеллектуальная Интуиция). Так, Платон утверждал, что созерцание идей (прообразов вещей чувственного мира) есть вид непосредственного знания, которое приходит как внезапное озарение, предполагающее длительную подготовку ума.

В истории философии нередко чувственные формы познания и мышление противопоставлялись. Рене Декарт, например, утверждал: «Под интуицией я разумею не веру в шаткое свидетельство чувств и не обманчивое суждение беспорядочного воображения, но понятие ясного и внимательного ума, настолько простое и отчётливое, что оно не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим, или, что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемое лишь естественным светом разума и благодаря своей простоте более достоверное, чем сама дедукция…».

Г. Гегель в своей системе диалектически совмещал непосредственное и опосредствованное знание.

Интуиция трактовалась также и как познание в виде чувственного созерцания (чувственная Интуиция): «…безоговорочно несомненное, ясное, как солнце… только чувственное», а потому тайна интуитивного познания и «…сосредоточена в чувственности» (Фейербах Л.).

Интуиция понималась и как инстинкт, непосредственно, без предварительного научения определяющий формы поведения организма (А. Бергсон), и как скрытый, бессознательный первопринцип творчества (З. Фрейд).

В некоторых течениях философии Интуиция трактуется как божественное откровение, как всецело бессознательный процесс, несовместимый с логикой и жизненной практикой (интуитивизм). Различные толкования Интуиции имеют нечто общее — подчёркивание момента непосредственности в процессе познания, в отличие (или в противоположность) от опосредствованного, дискурсивного характера логического мышления.

Материалистическая диалектика усматривает рациональное зерно понятия Интуиции в характеристике момента непосредственности в познании, которое представляет собой единство чувственного и рационального.

Процесс научного познания, а также различные формы художественного освоения мира не всегда осуществляются в развёрнутом, логически и фактически доказательном виде. Нередко субъект схватывает мыслью сложную ситуацию, например во время военного сражения, определения диагноза, виновности или невиновности обвиняемого и т. п. Роль Интуиции особенно велика там, где необходим выход за пределы существующих приёмов познания для проникновения в неведомое. Но Интуиция не есть нечто неразумное или сверхразумное. В процессе интуитивного познания не осознаются все те признаки, по которым осуществляется вывод, и те приёмы, с помощью которых он делается. Интуиция не составляет особого пути познания, идущего в обход ощущений, представлений и мышления. Она представляет собой своеобразный тип мышления, когда отдельные звенья процесса мышления проносятся в сознании более или менее бессознательно, а предельно ясно осознаётся именно итог мысли — истина.

Интуиции бывает достаточно для усмотрения истины, но её недостаточно, чтобы убедить в этой истине других и самого себя. Для этого необходимо доказательство.

Интуиция с точки зрения психологии | Психологические проблемы

«Интуиция — это священный дар, а рациональный ум — верный слуга. Мы создали общество, которое воздает почести слуге и забыло о даре» А. Эйнштейн

Интуиция — это прямое, целостное, бессознательное восприятие реальности — вдохновение, опережающее сознательное восприятие, видение (intuicio — от латинского слова intueri – смотреть). Опытный врач видит больного, ставит верный диагноз и только потом его обосновывает, математик видит ответ не решая задачи, шахматист видит исход партии за много ходов, продавец безошибочно узнает перспективного покупателя и все это основано на опыте использования интуиции.

В числе других функций сознания интуиция первична и предшествуют мышлению и чувствам. Интуицию описывают как некий предварительный набор ответов, идей, вероятностей и возможностей, улавливаемых человеком (предвидение) и как трудно оформляемая в словах склонность к чему-либо (предчувствие). В обыденном языке есть слова «кажется», «показалось» и они довольно точно отражают особенность интуитивного восприятия.

Когда говорят, что интуиция это шестое чувство, то здесь надо уточнять. Чувства это эмоциональная (чувственная) связь и отношения, которые появляются у ребенка в контактах со значимыми людьми. А восприятие/ощущения это зрение, слух, обоняние, тактильная и проприоцептивная чувствительность, с которыми человек рождается и осваивает в первые недели и месяцы жизни. Условно интуицию можно записать под номером шесть в этот ряд, но в юнговской систематике она выделена как отдельная функция, независимая и конкурирующая с ощущениями.

К.Г. Юнг предлагает такое понимание функций сознания: «Ощущение говорит вам, что нечто есть. Мышление, грубо говоря, говорит вам, что это. Чувство говорит нам, хорошо это или нет, нужно это принять или отвергнуть. А вот интуиция – это трудно. Мы обычно не знаем, как работает наша интуиция». Через интуицию мы получаем субъективное и объективное знание в виде готового продукта, целостного образа, набора идей, но процесс получения остается неосознаваемым.

К.Г. Юнг различал конкретные и абстрактные формы интуиции. Конкретная интуиция передает восприятия, относящиеся к фактической стороне вещей. Например, если я высунусь из окна слишком далеко, то вывалюсь на улицу. Это я знаю определенно и доказательств не нужно. Такая конкретная интуиция еще мало отделена от ощущений и зависит от них. Абстрактная же интуиция передает восприятие идеальных связей. Мы сосредоточены, работаем в режиме направленного внимания, фантазирования и воображения. Может быть что-то пишем, мечтаем, рисуем и одновременно с этим интуиция неожиданно подбрасывает нам что-то о чем не думали за секунду до этого.

Представьте рыбака с удочкой сосредоточенного на поплавке, который неожиданно увидел проплывающий мимо него сапог или русалку. Здесь даже неважно что он увидел, главное, что он об этом не думал и это его восприятие случилось совершенно бессознательно. Так работает любое интуитивное восприятие: Я жду записанного ко мне на встречу человека, в ежедневнике его имя и мы уже много раз встречались. Я думаю о нем, но вдруг в памяти всплывает образ совсем другого человека с таким же именем. А секунд через двадцать он мне звонит и говорит, что уже подошел и ждет в приемной. И нет никаких рациональных объяснений почему я неожиданно для себя вспомнил именно того человека, который действительно был записан на встречу, но которого я по ошибке заменил в памяти на другого. Интуиция срабатывает неожиданно, но в нужный момент и всегда точно. Главное услышать ее послание.

«Я думаю» и «я воспринимаю интуитивно» это разные вещи. Интуиция проявляется как яркая мгновенная вспышка, а мысль обычно следует за интуицией и обрабатывает полученное. Иногда мышление блокирует интуицию и чтобы не сбиться с верного курса нужно сделать перерыв, остановить мыслительный процесс, отвлечься, восстановит контакт с интуицией, получить дополнительный намек, важную подсказку и уже потом продолжать осмысливать и формулировать. В результате получается не то, что задумал и придумывал, а нечто гораздо более живое, многоплановое и более интересное для самого себя. В этом и особенные мучение от того, что не можешь поймать необходимое, и увлеченность, и удовлетворения от творческого процесса.

Когда включается интуиция, мы бессознательны — ни «сном, ни духом», а когда мы просыпается, начинаем думать и пытаемся что-то понять, интуиция развеивается как неуловимое облако. Так называемая творческая интуиция ученого или художника, например, таблица элементов Менделеев, привидевшаяся ученому во сне к интуиции отношения не имеет. Это вторичный эффект мышления, почти сознательное связывание информации воедино — сновидческая доработка темы. 

Приобретаемые вслед за интуицией мышление, чувства и ощущения дополняют и докомплектовывают сознание взрослого человека. Интуиты среди людей с другой типологией это те, кто сохраняет доверие к интуиции и не путают нанятую квалифицированную обслугу (мышление, чувства и ощущения) с хозяином дома. То есть, интуиция это во многом доверие к тому, что в нас есть изначально, к способности непосредственного восприятия, к «откровениям внутреннего человека» (И.В. Гёте).

Интуиция присуща западной культуре так же как и восточной, она есть у современного человека как и у первобытного, просто принятый у нас приоритет второй сигнальной системы и логического мышления ослабляет интуицию и подменяет ее логикой. В результате мы описываем интуитивное восприятие через аналогии, ассоциации или метафоры. Это мыслительный способ проявления интуиции. Но она может достучаться до сознания и через ощущения в теле и через чувства. По сути ощущение, мышление и чувства это каналы интуиции или, как заметил А. Эйнштейн, «подлинной ценностью является в сущности, только интуиция».

Согласно библейской легенде чистая интуиция была знакома только Адаму, который напрямую слышал обращение к нему Бога, потом мы утратили и передоверили эту связь пророкам. Но и сегодня если существует нечто, что можно назвать Богом, то его главным инструментом будет, конечно, интуиция — интуиция как ведущая функция сознания Бога. Обдумывающий, чувствующий или осязающий на человеческий манер Бог это карикатура на Бога. Он настоящий — это интуиция. Может интуиция любви или чего-то еще. Наверное, есть Боги, у которых ведущей функцией является не интуиция, а ощущения. Но таких Богов мы называем архаичными и языческими. Наш современный Бог является интуитом.

Принято воспринимать интуицию как дар свыше и поэтому быть интуитивным по бытующему мнению это как бы принадлежать к касте избранных и отмеченных этим высшим даром. Так складывается мнение о том, что интуиция есть что-то редкостное и диковинное. Возможно, из-за того, что предвидения известных людей зафиксированы в текстах, а интуиции обычного человека исчезают вместе с ним и даже он сам относится к ним с подозрением. В этом трудность для современного человека: как можно доверять непостижимому и полагаться на недоступное привычному восприятию?

Между тем, интуитивное познание универсально, это восприятие ребенка на ранней доречевой стадии развития. Это откровения маленьких детей, которые безошибочно угадывают скрытое от глаз, знают о том, чего знать не должны и указывают на факты, которых не было в их опыте. Это также обыденный способ ориентировки первобытных людей, для которых интуиция была частью повседневной жизни — способом и условием выживания, воздухом, которым они дышали. Вот что на эту тему пишет К.Г. Юнг, подчеркивая, что исторически интуиция свойственна всем людям:

«Когда живешь в первобытных условиях, очень много непредсказуемых вещей может случиться. И тут нужна интуиция, потому что, вероятно, невозможно сказать по чувственным восприятиям, что должно случиться. Например, вы идете по джунглям. Видно только на несколько шагов вперед. Может быть, у вас есть компас, но вы все равно не знаете, что впереди. Это неизведанная страна. Если вы используете свою интуицию, у вас возникает «чувство». Вот благоприятное место: вот неблагоприятное место. Вы ни за что на свете не скажете, что это за чувство, но лучше ему последовать, потому что что угодно может случиться, самые непредвиденные вещи … Интуитивные озарения случаются у вас и в наших джунглях, которые мы называем городом. У вас может возникнуть чувство, что что-то идет не так, особенно, когда вы ведете автомобиль. Например, сегодня такой день, когда на улицах везде няньки. … И потом у вас возникает такое особое чувство, и действительно, на следующем углу уже вторая нянька перебегает дорогу прямо перед вашим автомобилем».

Про интуицию детей есть интересное наблюдение, которое вы можете примерить и к себе. Дети, которых еще не загрузили родительскими ожиданиями, нередко очень точно угадывают будущую профессию. Вспомните, что вы действительно любили и что вас по-настоящему увлекало в детстве. Возможно, вы увидите связь этих детских приоритетов с тем, чем занимаетесь сегодня.

Для понимания интуитивного восприятия реальности приведем две иллюстрации:

«Вселенная предохраняет нас от нашей склонности предопределять. Когда тебя вынимают вон из твоего тела и дают тебе полную свободу, ты понимаешь, что в мире есть разумы куда более великие, чем человеческий. И тогда ты становишься по-настоящему скромным. Потом тебе всегда нужно вернуться, и ты думаешь: «Ну что ж, вот он я, снова в этом чертовом теле, и я уже не такой умный, как был, когда находился там, с ними» (Дж. Лилли, исследователь измененных состояний сознания).

«Для того, чтобы участвовать в действиях в соответствии с основными предпосылками не требуется ни образования, ни опыта, ни особого уровня психического развития. Они появляются мгновенно, автоматически и импульсивно» (У. Бион, психоаналитик, исследователь групповой динамики).

В философии, литературе, искусствоведении появилась тенденция приписывать авторам известных произведений склонность к кодированию информации. Якобы писатели, поэты, художники, мистики похожи на авторов детективов, создателей шифров или конспирологов, послания которых должны разгадывать потомки. Все это и правда увлекательно, немного параноидно и всегда избыточно. Тем более, что есть и простое объяснение многослойности и глубины великих произведений — они созданы интуитивно. Их авторы следовали за своей интуицией.

Одним из таких великих интуитов был А.С. Пушкин. Поэтический талант — это вообще всегда интуиция, а некоторые стихи можно рассматривать как рассказы поэта про интуицию. Например, стихотворение «Утопленник», в котором он представляет свой поэтический дар не как летающего коня с крыльями или фею с арфой, а в облике утопленника, всплывшего из глубины бессознательного. В этом произведении автор на время становится невежественным мужиком, безуспешно прогоняющим навязчивый образ. Утопленник — это и наше отношение к интуиции и нежелание иметь дело с бессознательным.

УТОПЛЕННИК

Прибежали в избу дети
Второпях зовут отца:
«Тятя! тятя! наши сети
Притащили мертвеца».
«Врите, врите, бесенята,—
Заворчал на них отец; —
Ох, уж эти мне робята!
Будет вам ужо мертвец!

Суд наедет, отвечай-ка;
С ним я ввек не разберусь;
Делать нечего; хозяйка,
Дай кафтан: уж поплетусь…
Где ж мертвец?» — 
«Вон, тятя, э-вот!»
В самом деле, при реке,
Где разостлан мокрый невод,

Мертвый виден на песке.
Безобразно труп ужасный
Посинел и весь распух.
Горемыка ли несчастный
Погубил свой грешный дух,
Рыболов ли взят волнами,
Али хмельный молодец,
Аль ограбленный ворами
Недогадливый купец?

Мужику какое дело?
Озираясь, он спешит;
Он потопленное тело
В воду за ноги тащит,
И от берега крутого
Оттолкнул его веслом,
И мертвец вниз поплыл снова
За могилой и крестом.

Долго мертвый меж волнами
Плыл качаясь, как живой;
Проводив его глазами,
Наш мужик пошел домой.
«Вы, щенки! за мной ступайте!
Будет вам по калачу,
Да смотрите ж, не болтайте,
А не то поколочу».

В ночь погода зашумела,
Взволновалася река,
Уж лучина догорела
В дымной хате мужика,
Дети спят, хозяйка дремлет,
На полатях муж лежит,
Буря воет; вдруг он внемлет:
Кто-то там в окно стучит.

«Кто там?» — «Эй, впусти, хозяин!» —
«Ну, какая там беда?
Что ты ночью бродишь, Каин?
Черт занес тебя сюда;
Где возиться мне с тобою?
Дома тесно и темно».
И ленивою рукою
Подымает он окно.

Из-за туч луна катится —
Что же? голый перед ним:
С бороды вода струится,
Взор открыт и недвижим,
Все в нем страшно онемело,
Опустились руки вниз,
И в распухнувшее тело
Раки черные впились.

И мужик окно захлопнул:
Гостя голого узнав,
Так и обмер: «Чтоб ты лопнул!»
Прошептал он, задрожав.
Страшно мысли в нем мешались,
Трясся ночь он напролет,
И до утра всё стучались
Под окном и у ворот.

Есть в народе слух ужасный:
Говорят, что каждый год
С той поры мужик несчастный
В день урочный гостя ждет;
Уж с утра погода злится,
Ночью буря настает,
И утопленник стучится
Под окном и у ворот.

Продолжение темы в будущих статьях «Интуиты» и «Развитие интуиции»

Записаться на косультацию

Записаться на консультацию

Тема: Интуиция

Возврат к списку

Интуиция и ее значение. Как развить интуицию и скрытые способности

Знаете ли вы, что ждет вас в будущем? Какое решение будет оптимальным для вас в той или иной ситуации? Чувствуете, как к вам относится человек, которому вы симпатизируете?

На самом деле у каждого есть ответ на подобные вопросы. Мы знаем о себе и окружающем мире гораздо больше, чем думаем. Но для многих из нас эта информация остается бесполезной – мы не осознаем ее и не готовы использовать.

Почему так происходит и где ее искать? Ответ – в устройстве нашей психики.

Сознание, подсознание и бессознательное


Наша личность имеет сложную структуру. В психологии ее принято подразделять на три составляющих. Это сознание, подсознание и бессознательное.

Сознание – процессы нашей психики, которые мы легко можем понять и осознать в повседневной жизни. Это мысли и чувства, которые находятся в зоне внимания. Например, в данный момент вы знаете, что вам нравится тот или иной человек, что вы хотите есть и что вы предпочитаете читать книги, а не ходить в кино.

Подсознательное – то, что мы не понимаем и не осознаем в данный момент, но при определенном усилии, занявшись своего рода самоисследованием, можем увидеть. То есть это слабо осознаваемые процессы, но если мы переведем на них внимание, их можно распознать. Примером могут служить убеждения и идеи, которые уже усвоены, и о них не нужно думать постоянно, но вы их учитываете: «воровать нехорошо», «деньги зарабатываются трудом» или даже не такие важные: «каша вкуснее на молоке, чем на воде».

Бессознательное – психические процессы, которые мы не можем осознать без специальных техник или помощи специалиста просто усилием воли, и которые не поддаются контролю со стороны личности. Примером тоже могут быть убеждения, но более глубокие, усвоенные в раннем детстве, детские впечатления, полученные до начала развития сознания, примерно до 2-4 лет.

Что такое интуиция?

Интуиция – наша связь с неосознаваемыми частями личности, «прямая линия» с самим собой.

Сознание – как бы вершина айсберга, которая оказывает наименьшее влияние на наши действия и решения. Основная информация, впечатления, а также наши убеждения и стереотипы, жизненные правила и тому подобное, лежат в подсознании и бессознательном.

Часто ответы на важные вопросы находятся именно там, а не в сознании. И если интуиция не развита, то нам сложно принять решение, мы подолгу сомневаемся, не уверены в собственном выборе.

Если у вас развита интуиция, нет нужды сомневаться, как правильно поступить, не нужно ходить к гадалкам и экстрасенсам, задаваться вопросом «мое – не мое». Вы сами будете чувствовать, что ваше, а что – нет.

Как проявляется интуиция?


Порой вы просто чувствуете, что надо сделать, не так ли? Вы ощущаете что-то. Почему-то вам хочется пойти по определенной дороге, сделать дела в определенном порядке, хотя с точки зрения логики разницы нет. Это и есть интуиция. Никакой мистики в ее проявлениях нет. Просто она опирается на всю информацию, которой располагает ваша психика, а не только на видимую вам.

Интуиция есть у каждого. И она проявляется даже тогда, когда вы её забиваете, не слушаете её. Бывает, вы действуете под влиянием внутреннего импульса, не осознавая себя, просто действуете по какому-то внутреннему призыву, делаете что-то, что не можете не сделать.

Когда вы что-то чувствуете, прислушайтесь к себе. Когда вас о чем-то спрашивают, а вы отвечаете: «Мне кажется…», часто вы говорите именно об интуитивном чувстве.

Отношение к интуиции


Каждый из нас слышал в ответ на свое «кажется» — «когда кажется – креститься надо». В нашей стране привыкли отвергать то, что нельзя увидеть, нематериальное. Этим невозможно было управлять и потому этого боялись. И защищались, как могли – циничными поговорками, отрицанием, насмешкой. Это отношение во многом сохранилось и в наше время.

Часто – и это относится уже не только к советскому времени, но и к современной системе образования – эту тонкую часть нашей природы ломают в детстве. Когда ребенок в школе начинает говорить о том, что не может объяснить, его заставляют дать обоснование – в этом суть обучения.

Система образования очень негативно влияет на нашу связь с подсознанием еще и потому, что оценивает. Необходимо выучить урок, придти и правильно, грамотно ответить. Интуиция тут не помогает, потому что требуется объяснение, логика. И люди начинают жить головой. И если мужчинам это проще, то для женщин порой оборачивается просто катастрофой.

Роль интуиции для женщин


Интуиция – во многом женское качество. В системе отношений в паре интуиция – это «шестой этаж», который идет после безопасности, желаний, денег, любви и творчества. И за этот этаж отвечает обычно женщина. Если на предыдущих уровнях отношений наведен порядок, тогда уже открывается интуиция, как более тонкая сфера.

При этом на самом деле доступ к интуиции есть у каждого человека. Есть интуитивные мужчины, и они обычно творческие и разносторонние личности. Но для женщины связь со своим внутренним миром особенно важна.

Именно женщина с развитой интуицией нужна мужчине, миру и самой себе. Если интуиция развита, не надо искать внешнего поводыря, проводника, не нужно ждать от других людей заботы и поддержки, так как ее дает интуиция. Такая женщина слушает и хорошо знает себя, «не виснет» на мужчине – у нее есть внутренняя поддержка и уверенность.

Не путайте интуицию с мыслями


Интуицию можно распознать, у нее есть свой язык. Это не что-то сверхъестественное, это то, что находится в вас, вам нужно просто получить к ней доступ.

Интуиция не приходит через бесконечное обдумывание. Мышление и интуиция – разные вещи. Между тем, что мы думаем, и тем, что мы чувствуем, существует дистанция. Когда вы размышляете с точки зрения здравого смысла, из каких-либо выгод, которые понятны вашему уму, но не вашему внутреннему «я», которому они безразличны, когда вы начинаете обдумывать свои шаги – это логика. Если вы начинаете обмозговывать свой выбор – плюсы, минусы, выгоды для себя, то перестаете слушать интуицию.

Логическое мышление, разум – это, разумеется, нужные качества, которые нужно развивать. Но не стоит преувеличивать их значение. Даже если мы будем сосредоточенно заниматься своим интеллектуальным развитием, мы никогда не сможем полностью осознать всю свою личность, всю информацию, все нюансы собственной психики. А у интуиции, в отличие от логики, есть доступ ко всему тому, что мы имеем, и не только. И все это открыто нам – если у нас есть связь с интуицией.

Не путайте интуицию со страхом


Следует также отличать интуицию от страха и сомнения. Страх служит нам для защиты, он уберегает нас от неприятностей – вымышленных или настоящих. А интуиция зовет вперед, к возможностям.

В тот момент, когда у вас начинаются качели «мое – не мое», спросите себя, что вы чувствуете в данной ситуации? Если ответ будет: страх, сомнения, напряжение – это не интуиция.

Интуиция всегда знает, что для вас лучшее, ваше подсознание не подставит вас, у него нет такой задачи. Его задача – чтобы вы прожили наилучшую жизнь, наилучшие возможности для вас на данный момент. И интуиция подталкивает вас в нужном направлении.

Как получить доступ к интуиции


Чтобы развить интуицию, меньше используйте язык логики. Не говорите: «Я думаю», говорите: «Я чувствую!». При этом вам не нужно будет самому себе логично объяснять, что это значит. По сути, через «я чувствую» вы открываете дорогу к интуитивному состоянию. Когда вы будете говорить «я чувствую», у вас также не будет необходимости объяснять что-то окружающим.

В момент, когда вы понимаете, где живёт интуиция, каким языком она разговаривает, как она проявляет себя, где она сохранилась живой, у вас появляется возможность наладить с ней контакт.

Если вы женщина, то, выражаясь подобным языком, вы легче сможете донести какой-то совет до вашего мужчины. Когда вы говорите «я думаю», то становитесь его оппонентом, так как и он думает, и вы думаете. Предлагайте ему свое восприятие на языке интуиции. Говорите: «Знаешь, я чувствую, что лучше будет сделать так». Но и здесь не путайте интуицию со страхом, когда вы говорите: «Дорогой, я чувствую, тебе туда не надо, это опасно». Через это вы транслируете страх.

При этом у большинства мужчин нет потребности развивать интуицию, для них то, что жизнь можно объяснить чувствами – это какая-то загадка. Им непонятно, что можно чувствовать не просто «тепло-холодно», «приятно-неприятно», а чувствовать жизнь, будущее и так далее.

Но на самом деле им тоже не повредит немного больше прислушиваться к себе.

Тренировка интуиции


Самый простой способ тренировки интуиции – работа со временем.

Возможно, вы обращали внимание, что есть люди, которые могут ответить, сколько времени, не глядя на часы, причем порой очень точно. У них обычно сильная интуиция. И ее можно так тренировать.

Если вам интересно, который час, не смотрите на часы, а попробуйте угадать, сколько сейчас времени. Попробуйте настраивать себя и просыпаться в нужное время (поставив для подстраховки будильник на 10 минут попозже). Попробуйте делать какое-то дело с расчетом, что сделаете его за определенный срок, например 30 минут или 2 часа. И постарайтесь уложиться в это время, не глядя на часы.

Так можно натренировать свое ощущение времени и чувствительность в целом.

Вадим Куркин

Интуиция — Intuition — qaz.wiki

Френологическое отображение в мозге — френологии были одным из первых попыток коррелировать психические функции с определенными частями головного мозга

Интуиция — это способность приобретать знания, не прибегая к сознательным рассуждениям . В разных областях используется слово «интуиция» по-разному, включая, но не ограничиваясь: прямой доступ к бессознательному знанию; бессознательное познание; внутреннее ощущение; внутреннее понимание бессознательного распознавания образов; и способность понимать что-то инстинктивно, без каких-либо сознательных рассуждений.

Слово интуиция происходит от латинского глагола intueri, переводимого как «рассматривать», или от позднего среднего английского слова intuit , «созерцать».

Философия

И восточные, и западные философы изучили эту концепцию очень подробно. Философия разума имеет дело с концепцией.

Восточная философия

На Востоке интуиция в основном переплетается с религией и духовностью , и разные значения существуют из разных религиозных текстов.

индуизм

В индуизме делались различные попытки интерпретировать ведические и другие эзотерические тексты.

Для Шри Ауробиндо интуиция относится к сфере знания посредством идентичности; он описывает психологический план у людей (часто называемый на санскрите маной ), имеющий две произвольные природы, первая из которых — это импринтинг психологических переживаний, который создается посредством сенсорной информации (ум, стремящийся познать внешний мир). Вторая природа — это действие, когда оно стремится осознать себя, в результате чего люди осознают свое существование или осознают, что злятся и осознают другие эмоции. Он называет эту вторую природу знанием от личности. Он обнаруживает, что в настоящее время в результате эволюции разум привык полагаться на определенные физиологические функции и их реакции как на нормальные средства вступления в отношения с внешним материальным миром. В результате, когда мы стремимся узнать о внешнем мире, преобладающей привычкой является получение истины о вещах через то, что нам передают наши чувства. Однако знание по идентичности, которое в настоящее время мы даем только осознанию существования людей, может быть расширено за пределы нас самих, что приведет к интуитивному знанию.

Он считает, что это интуитивное знание было общим для людей старшего возраста ( ведическая наука ), а позже было принято разумом, который в настоящее время организует наше восприятие, мысли и действия, вытекающие из ведической философии в метафизическую, а затем в экспериментальную науку. Он обнаруживает, что этот процесс, который кажется приличным, на самом деле представляет собой цикл прогресса, поскольку более низшие преподаватели вынуждены брать столько же от более высокого способа работы. Он обнаруживает, что когда самоосознание в уме применяется к самому себе и внешнему (другому) самому себе, это приводит к яркой самопроявленной идентичности; разум также преобразуется в форму самосветящегося интуитивного знания.

Ошо считал, что сознание людей находится в возрастающем порядке от основных животных инстинктов до интеллекта и интуиции, и люди, постоянно живущие в этом сознательном состоянии, часто перемещаются между этими состояниями в зависимости от своей близости. Он также предполагает, что жизнь в состоянии интуиции является одной из конечных целей человечества.

Адвайта веданта (школа мысли) рассматривает интуицию как переживание, посредством которого человек может соприкоснуться с переживанием Брахмана .

буддизм

Буддизм считает интуицию способностью разума к непосредственному знанию и ставит термин интуиция за пределы ментального процесса сознательного мышления , поскольку сознательная мысль не может обязательно получить доступ к подсознательной информации или преобразовать такую ​​информацию в передаваемую форму. В дзен-буддизме были разработаны различные техники, помогающие развить интуитивные способности, такие как коаны, разрешение которых приводит к состояниям малого просветления ( сатори ). В некоторых частях дзен-буддизма интуиция считается ментальным состоянием между Вселенским умом и индивидуальным, различающим умом.

Западная философия

На Западе интуиция не выступает в качестве отдельной области исследования, но эта тема занимает видное место в трудах многих философов.

Античная философия

Первые упоминания и определения интуиции восходят к Платону . В своей книге « Республика» он пытается определить интуицию как фундаментальную способность человеческого разума постигать истинную природу реальности . В своих работах « Менон и Федон» он описывает интуицию как ранее существовавшее знание, находящееся в «душе вечности», и феномен, с помощью которого человек осознает ранее существовавшее знание. Он приводит пример математических истин и утверждает, что они пришли не с помощью разума. Он утверждает, что доступ к этим истинам можно получить с помощью знания, уже присутствующего в неактивной форме и доступного для нашей интуитивной способности. Эту концепцию Платона также иногда называют анамнезом . Позднее исследование было продолжено его интеллектуальными последователями, неоплатониками .

ислам

В исламе есть различные ученые с различными интерпретациями интуиции (часто называемые хадас ( арабский : حدس), правильное попадание в цель), иногда связывающих способность интуитивного знания с пророчеством . Сихаб аль-Дин-аль-Сухравади в своей книге « Философия просветления» (ишрак), следуя влиянию Платона, обнаруживает, что интуиция — это знание, приобретенное через просветление, имеет мистическую природу, а также предлагает мистическое созерцание ( мушахада ) для правильного суждения. . Также под влиянием идей Платона, Ибн Сина (Авиценна) считает способность интуиции «пророческой способностью» и описывает ее как знание, полученное без намеренного приобретения. Он обнаруживает, что обычное знание основано на подражании, а интуитивное знание основано на интеллектуальной уверенности.

Ранняя современная философия

В своей книге Размышлениях о первой философии , Декарт относится к «интуиции» , как уже существующие знания , полученные за счет рационального рассуждения или открытия истины через созерцание. Это определение обычно называют рациональной интуицией . Более поздние философы, такие как Юм , имеют более неоднозначные интерпретации интуиции. Юм утверждает, что интуиция — это признание отношений (отношения времени, места и причинности), в то время как он утверждает, что «сходство» (признание отношений) «бросается в глаза» (что не требует дальнейшего изучения), но продолжает утверждать «или, скорее, в уме» — приписывание интуиции силе разума, что противоречит теории эмпиризма .

Иммануил Кант

Представление Иммануила Канта об «интуиции» значительно отличается от картезианского представления и состоит из базовой сенсорной информации, предоставляемой когнитивной способностью чувствительности (эквивалентной тому, что можно было бы условно назвать восприятием ). Кант считал, что наш разум выражает все наши внешние интуиции в форме пространства , а все наши внутренние интуиции ( память , мысль) — в форме времени.

Современная философия

К интуиции обычно обращаются независимо от какой-либо конкретной теории того, как интуиция обеспечивает доказательства для утверждений, и существуют различные мнения о том, что такое интуиция психического состояния, от простого спонтанного суждения до особого представления необходимой истины. В последние годы ряд философов, таких как Джордж Билер, пытались защитить апелляции к интуиции от сомнений Куайни в концептуальном анализе . Другой вызов апелляциям к интуиции недавно исходил от философов-экспериментаторов , которые утверждали, что апелляции к интуиции должны основываться на методах социальных наук.

Metaphilosophical предположение , что философия должна зависеть от интуитивных недавно была поставлена под сомнение экспериментальных философов (например, Стивен Стич). Одна из основных проблем, выдвигаемых философами-экспериментаторами, заключается в том, что интуиции различаются, например, от одной культуры к другой, и поэтому кажется проблематичным цитировать их в качестве доказательства философского утверждения. Тимоти Уильямсон ответил на такие возражения против философской методологии, утверждая, что интуиция не играет особой роли в философской практике и что скептицизм в отношении интуиции не может быть осмысленно отделен от общего скептицизма в отношении суждений. С этой точки зрения нет качественных различий между методами философии и здравым смыслом, науками или математикой. Другие, такие как Эрнест Соса, стремятся поддержать интуицию, утверждая, что возражения против интуиции просто подчеркивают словесное несогласие.

Философия математики и логики

Интуиционизм — это позиция, выдвинутая Луитценом Эгбертусом Яном Брауэром в философии математики, основанная на утверждении Канта о том, что все математические знания — это знание чистых форм интуиции, то есть интуиции, которая не является эмпирической.

Интуиционистская логика была разработана Арендом Хейтингом, чтобы приспособить эту позицию (и была принята другими формами конструктивизма в целом). Он характеризуется отказом от закона исключенного третьего : как следствие, он в целом не принимает такие правила, как исключение двойного отрицания и использование reductio ad absurdum для доказательства существования чего-либо.

Психология

Фрейд

Согласно Зигмунду Фрейду , знание может быть достигнуто только путем интеллектуального манипулирования тщательно сделанными наблюдениями и отказом от любых других средств приобретения знания, таких как интуиция, и его открытия могли быть аналитическим поворотом его ума по отношению к предмету.

Юнг

В теории эго Карла Юнга , описанной в 1916 году в « Психологических типах» , интуиция — это «иррациональная функция», которой наиболее прямо противостоят ощущения, и в меньшей степени — «рациональные функции» мышления и чувств. Юнг определил интуицию как «восприятие через бессознательное»: использование чувственного восприятия только в качестве отправной точки для выявления идей, образов, возможностей, путей выхода из заблокированной ситуации с помощью процесса, который в основном является бессознательным.

Юнг сказал, что человек, в котором преобладает интуиция, «интуитивный тип», действует не на основе рационального суждения, а на основе чистой интенсивности восприятия. Экстравертный интуитивный тип, «естественный защитник всех меньшинств с будущим», ориентируется на новые и многообещающие, но недоказанные возможности, часто уходя в погоню за новой возможностью до того, как старые предприятия принесут плоды, не обращая внимания на собственное благополучие в стране. постоянное стремление к изменениям. Интровертный интуитивный тип ориентируется на образы из бессознательного, когда-либо исследует психический мир архетипов , стремится постичь смысл событий, но часто не заинтересован в том, чтобы играть какую-либо роль в этих событиях и не видит никакой связи между содержанием этих событий. психический мир и себя. Юнг считал, что экстравертные интуитивные типы, скорее всего, были предпринимателями, спекулянтами, культурными революционерами, которых часто подавляло желание избежать любой ситуации до того, как она урегулируется и ограничит — даже неоднократно оставляя любовников ради новых романтических возможностей. Его интровертные интуитивные типы, вероятно, были мистиками, пророками или чудаками, которые боролись с напряжением между защитой своих видений от влияния других и тем, чтобы их идеи были понятны и достаточно убедительны для других — необходимость того, чтобы эти видения приносили реальные плоды.

Современная психология

В современной психологии интуиция может включать в себя способность знать правильные решения проблем и принимать решения . Например, модель принятия решений, ориентированных на признание (RPD), объясняет, как люди могут принимать относительно быстрые решения без необходимости сравнивать варианты. Гэри Кляйн обнаружил, что в условиях нехватки времени, высоких ставок и меняющихся параметров эксперты использовали свой опыт для выявления похожих ситуаций и интуитивного выбора возможных решений. Таким образом, модель RPD представляет собой смесь интуиции и анализа. Интуиция — это процесс сопоставления с образцом, который быстро предлагает возможные варианты действий. Анализ ментальное моделирование, сознательное и намеренное обзор курсов действий.

Инстинкт часто ошибочно принимают за интуицию, и его надежность считается зависимой от прошлых знаний и событий в конкретной области. Например, тот, у кого больше опыта общения с детьми, будет лучше понимать, что им следует делать с ними в определенных ситуациях. Это не означает, что у человека с большим опытом всегда будет точная интуиция.

Интуитивные способности были количественно проверены в Йельском университете в 1970-х годах. Изучая невербальное общение , исследователи отметили, что некоторые испытуемые могли читать невербальные лицевые сигналы до того, как имело место подкрепление. Используя аналогичный дизайн, они отметили, что очень интуитивные субъекты быстро принимали решения, но не могли определить их обоснование. Однако их уровень точности не отличался от уровня неинтуитивных испытуемых.

Согласно работам Даниэля Канемана , интуиция — это способность автоматически генерировать решения без длинных логических аргументов или доказательств.

Разговорное использование

Интуиция как интуиция, основанная на опыте, оказалась полезной для руководителей бизнеса при вынесении суждений о людях, культуре и стратегии. Сотрудники правоохранительных органов часто заявляют, что наблюдают за подозреваемыми и немедленно «знают», что у них есть оружие или запрещенные наркотические вещества, что также может быть результатом инстинктов . Часто не имея возможности сформулировать, почему они отреагировали или что побудило их во время события, они иногда ретроспективно могут планировать свои действия, основываясь на явных и настоящих сигналах опасности. Такие примеры уподобляет интуицию к « инстинктивным чувствам » и когда жизнеспособному иллюстрируют предсознательную активность.

Почести

Пик интуиции в Антарктиде назван так «в знак признательности за роль научной интуиции в развитии человеческих знаний».

Смотрите также

Рекомендации

Источники

дальнейшее чтение

  • Чауран, Александра (2012). Итак, вы хотите быть экстрасенсом, обладающим интуицией . Llewellyn Worldwide. ISBN   978-0-7387-3065-3 .
  • Чопра, Дипак и Джудит Орлофф . Сила интуиции . Hay House , 2005. (Аудио) ISBN   978-1-4019-0622-1
  • Дэвис, Элизабет . Женская интуиция . Небесные искусства, 1989. ISBN   978-0-89087-572-8
  • Фраде, Пьер-Александр, Деррида-Бергсон. Sur l’immédiateté , Герман , Париж, сб. «Философия Германа», 2014. ISBN   9782705688318
  • Хёфлих, Кристина. Во что все верили: воспоминания об интуиции и пробуждении . Between Worlds Publishing, 2008. ISBN   978-0-9796589-0-7
  • Левин, Михал. Духовный интеллект: пробуждение силы вашей духовности и интуиции . Hodder & Stoughton, 2000. ISBN   978-0-340-73394-3
  • Майер, Элизабет Ллойд. Чрезвычайное знание: наука, скептицизм и необъяснимые силы человеческого разума . Бантам, 2008. ISBN   978-0-553-38223-5
  • МакТаггарт, Линн . Эксперимент с намерением . Free Press, 2008. ISBN   978-0-7432-7696-2.
  • Саад, Эзехиль Хасард и интуиция, французский язык, предисловие мастера дзен Жака Бросса. Эд. Дерви, Париж , 1991. ISBN   2-85076-438-8
  • Шульц, Мона Лиза и Кристриан Нортрап. Пробуждение интуиции . Three Rivers Press, 1999. ISBN   978-0-609-80424-7
  • Уайльд, Стюарт Интуиция . Hay House, 1996. (Аудио) ISBN   978-1-4019-0674-0
  • Уайльд, Стюарт . Шестое чувство: включая секреты эфирного тонкого тела . Hay House, 2000. ISBN   978-1-56170-501-6.

внешние ссылки

В Викицитатнике есть цитаты, связанные с: Интуиция

Интуиция, психология и сознание — AUM News

ИСТОРИЧЕСКАЯ И ЛОГИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ
ПРОБЛЕМЫ ИНТУИЦИИ
Проблема интуиции имеет богатейшее философское наследие. Пожалуй, немногие философские проблемы в своем развитии претерпевали такие качественные изменения и подвергались анализу представителей самых различных областей знания. Вопрос об интуиции часто оказывался предметом острой борьбы между представителями материализма и идеализма. Вокруг него образовался целый круговорот нередко исключающих друг друга концепций. Но без учета историко-философских традиций невозможно было бы осмыслить сложнейшую эволюцию взглядов на природу интуиции и создать научное диалектико-материалистическое представление о ней.

Таким образом, историко-философский анализ в исследовании проблемы интуиции представляется логически вполне оправданным. При этом следует не только поставить вопрос о преемственности в историческом развитии концепций интуиции, но и сделать из такого анализа важные как в практическом, так и в теоретическом отношении выводы, позволяющие говорить об интуиции как одной из актуальных проблем современного научного познания.

ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ КОНЦЕПЦИИ ИНТУИЦИИ
Под интуицией древние мыслители понимали непосредственное (прямое) усмотрение (в буквальном смысле слова) реально существующего положения вещей. Отсутствие сомнений в истинном характере данных интуитивного познания было основано на безусловном доверии к чувственным и прежде всего зрительным восприятиям. Такого рода знание получило впоследствии наименование «чувственной интуиции». Простота и наглядный характер этой формы знания не только не вызывали необходимости ее включения в систему каких-либо философских теорий, но и вообще лишали всякой проблемности.

Впервые черты философской проблематики в вопросе об интуиции наметились в учениях Платона и Аристотеля. Но именно здесь была отвергнута чувственная природа интуитивного познания. Интуиция была как бы перенесена в сферу абстрактного мышления и как форма теоретического знания приобрела статус гносеологической проблемы. Однако первостепенную значимость в качестве высшей способности к познавательной деятельности интуиция приобретает в философии нового времени.

Френсис Бэкон (1561-1626) – родоначальник английского материализма XVII в. – занимает в истории философии особое место. Его теоретическая система явилась переходным этапом от эпохи Возрождения к философии нового времени. С его произведениями в науку пришли нерешенные проблемы познания и метода. Чему отдаст предпочтение наука будущего: ощущениям или разуму, методу интуитивного постижения или логического рассуждения? Острее, чем когда-либо, перед философией XVII в. встает проблема метода. Практика естественнонаучных исследований диктовала необходимость избрания механистической концепции метода. Все крупные научные исследования опирались на его использование. Разработки велись по двум основным направлениям: эмпирическому с его индуктивным методом и рационалистическому.
 
Основную цель своей теории познания Бэкон видит в том, чтобы «с помощью особой науки сделать разум адекватным материальным вещам, найти особое искусство указания и наведения»1
Согласно Бэкону, «чувства непогрешимы и составляют источник всякого знания. Наука есть опытная наука и состоит в применении рационального метода к чувственным данным»2, – отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс.

История, поэзия и философия, с точки зрения Бэкона, основаны соответственно на трех источниках: памяти, воображении и рассудке. Причем история и опытное знание для него идентичны точно так же, как философия и наука. Рассуждения Бэкона о воображении по внешней форме чем-то напоминают представления о чувственной интуиции. «На разум человеческий больше всего действует то, что сразу и внезапно может его поразить; именно это обыкновенно возбуждает и заполняет воображение»3. Однако основоположник эмпиризма не случайно нигде в своих произведениях не употребляет понятия «интуиция». Не решаясь использовать чувственную интуицию древних мыслителей, автор «Нового Органона» разрабатывает свою методологию.
 

Бэкон первым использовал индукцию как особый метод научного исследования, основанный на выведении теоретических принципов из опыта. Однако эмпиризм был бессилен понять подлинное значение и специфику математической науки. И потому вопреки его методологии в науке стихийно складывались свои теоретические методы исследования.

В роли полноправной и полнокровной философской концепции интуитивное знание выступило в эпоху рационализма XVII в. От натурфилософии Бэкона материалистическая линия пройдет затем через Т. Гоббса к Б. Спинозе. Эту преемственность, однако, не следует рассматривать так уж прямолинейно, ибо она несомненно берет свое начало и от физики Р. Декарта. В этом сказывается взаимосвязь философии и естествознания, обусловившая и прогрессивную тенденцию к спиралевидному развитию философских систем XVII в., которая была подмечена Гегелем и научно охарактеризована В. И. Лениным.

Естествознание и математика XVII в. вступили в эпоху так называемого механистического естествознания с господствующим в нем метафизическим способом мышления. Арифметика, геометрия, алгебра достигли почти современного уровня развития. Галилей и Кеплер заложили основы небесной механики. Складываются собственно математические методы исследования, значительная роль в появлении которых принадлежит Декарту. Получают распространение атомистическое учение Бойля, механика Ньютона. Непер публикует таблицы логарифмов. Кеплер, Ферма, Кавальери, Паскаль подготавливают своими открытиями дифференциальное и интегральное исчисление.

Характерной особенностью науки того времени явился процесс формирования математических методов и их проникновения в естествознание. Причем, с одной стороны, без анализа бесконечно малых величин, опирающихся на понятие переменной величины, были бы невозможны такие успехи в области механики и всего естествознания; с другой – это имело непосредственное значение и для самой математики: «Поворотным пунктом в математике была Декартова переменная величина. Благодаря этому в математику вошли движение и тем самым диалектика, и благодаря этому же стало немедленно необходимым дифференциальное и интегральное исчисление»5. Открытие дифференциального исчисления имело огромное значение для науки, и прежде всего потому, что «дифференциальные выражения с самого начала служили в качестве оперативных формул для нахождения потом реальных эквивалентов»6.

Правда, сами основоположники дифференциального исчисления – Ньютон, Лейбниц – не ставили даже вопроса о происхождении и значении символов дифференциального исчисления. Напротив, они пытались с помощью этих символов объяснить суть математических категорий, таких, как «нуль», «бесконечно малое», «дифференциал» и т. п. К. Маркс отмечает, что для того, чтобы снять мистическое покрывало с понятия «дифференциальное исчисление», необходимо строго следовать от исторического к логическому. И именно этот диалектический метод является отправным пунктом при анализе процесса возникновения и построения обобщенных математических теорий.

Развитие естествознания и математики в XVII в. выдвинуло перед наукой целый ряд гносеологических проблем: о переходе от единичных фактов к общим и необходимым положениям науки, о достоверности данных естественных наук и математики, о методе научного познания, позволяющем определять специфику математического знания, о природе математических понятий и аксиом, о попытке подвести логическое и гносеологическое объяснение математическому познанию и т.д. Все они в итоге сводятся к следующему: как из знания, обладающего относительной необходимостью, может следовать знание, обладающее абсолютной необходимостью и всеобщностью.

Бурное развитие математики и естествознания требовало новых методов в теории познания, которые позволили бы определить источник необходимости и всеобщности выведенных наукой законов. Интерес к методам научного исследования повышается не только в естествознании, но и в философской науке, в которой появляются рационалистические теории интеллектуальной интуиции. Отправным пунктом рационалистической концепции было разграничение знания на опосредствованное и непосредственное, т.е. интуитивное, являющееся необходимым моментом в процессе научного исследования. Появление такого рода знания, по мнению рационалистов, обусловлено тем, что в научном познании (и особенно в математическом) мы наталкиваемся на такие положения, которые в рамках данной науки не могут быть доказаны и принимаются без доказательства. Иными словами, истинность их не может быть опосредствована и непосредственно усматривается умом.

Истина для рационалиста – нечто абсолютное, полное, неизменное, не поддающееся никаким изменениям и добавлениям, нечто, не зависящее от времени. Это прямое усмотрение истины вошло в историю философии как учение об интеллектуальной интуиции – учение о существовании истин особого рода, достигаемых прямым «интеллектуальным усмотрением» без помощи доказательства.

Рене Декарт (1596-1650), чье имя тесно переплетается с открытиями в математике и естествознании того времени, является одним из «первооткрывателей» философской проблемы интуиции. Во всяком случае, его определение интуиции можно считать господствующим в науке XVII в. Занятия математической наукой определили дальнейшее стремление Декарта преобразовать эту науку с помощью философии. С этой целью он обращается к дедуктивно-рационалистическому методу научного познания. Отрицая роль чувственного познания как источника знания и критерия истины, рационализм XVII в. предопределил гипертрофированное отношение к дедукции. Отсюда – и убеждение Декарта в том, что от «самого себя» человек черпает гораздо больший объем знаний, нежели от других. При этом «только из самых простых и наиболее доступных вещей должны выводиться самые сокровенные истины»7.

Путь достижения этих истин не может быть ничем иным, кроме «отчетливой интуиции и необходимой дедукции»8. «Под интуицией, – писал Декарт, – я разумею не веру в шаткое свидетельство чувств и обманчивое рассуждение обманчивого воображения, но понятие ясного и внимательного ума настолько простое и отчетливое, что оно не представляет никакого сомнения в том, что мы мыслим, или, что одно и то же, прочное понятие ясного и внимательного ума, порождаемого лишь естественным светом разума и благодаря своей простоте гораздо более достоверное, чем сама дедукция»9.

В этом рационалистическом определении интуиции четко прослеживается ее интеллектуальный характер. Интуиция – высшее проявление единства знания, и притом знания интеллектуального, ибо в акте интуиции разум человеческий одновременно мыслит и созерцает. Декарт тесно увязывает интуицию с логическим процессом, считая, что последний просто не может начаться без некоторых исходных, предельно ясных положений. При этом не делается никакого противопоставления интуитивного, и дискурсивного знания. Эти виды знания, по Декарту, не исключают, а предполагают друг друга. Вместе с тем интуитивное познание представляет собой наиболее совершенный вид интеллектуального познания.

Декарт не может вовсе отказаться от рассмотрения проблемы чувственного познания. Однако он стремится при этом оставаться приверженцем основных принципов рационализма. Познавательный процесс, по его мнению, базируется на идеях трех типов: врожденных, полученных в результате чувственного опыта и изобретенных мысленной деятельностью. Убеждение Декарта как рационалиста в невозможности выведения необходимого и всеобщего знания из чувственного опыта породило его стремление вооружить интуицию средством для построения содержательного знания.

Признание существования врожденных идей (хотя и не тождественное признанию существования рациональной интуиции) и должно было послужить реальной основой для толкования функций интуиции. Врожденные идеи позволяют человеку лишь получать знание, а интуиция осуществляет осознание этого знания и свидетельствует о его истинности. По Декарту, все врожденное – интуитивно, но не все интуитивное – врожденное.

И это вполне понятно. Декарт, будучи прекрасным математиком своего времени, не мог поставить физическую науку в зависимость от врожденных идей. Зато формула Декарта «Я мыслю, значит я существую» означает признание реальности врожденных идей. В этом проявился идеализм Декарта и одновременно его последовательность в приверженности рационализму. Итак, тезис: «Я мыслю, значит я существую», следовательно, есть мыслящая вещь (субстанция, душа, дух) Cogito ergo sum ergo sum ressive substantia cogitans, amina, mens»10 – Декарт считает наиболее достоверной интуицией, нежели интуиция математическая. Самоочевидность интуиции роднит ее вместе с тем с утверждением о существовании бога.

8 истин об интуиции | Психология сегодня

Мэтью Хатсон опубликовано 19 декабря 2019 г. — последний раз редактировалось 29 января 2020 г.

Лу Брукс, используется с разрешения

В 1997 году суперкомпьютер IBM Deep Blue обыграл лучшего шахматиста мира Гэри Каспарова. Сразу же некоторые люди отметили, что мы все еще превосходили древнюю китайскую игру го. Они рассудили, что в обозримом будущем Го останется вне досягаемости роботов.Множественность возможных ходов и нюансы в оценке даже того, кто побеждает, выводят его из царства механической комбинаторики в орбиту интуиции, предположительно специальности человечества. «Может пройти сто лет, прежде чем компьютер превзойдет людей в го», — сказал астрофизик из Принстона. Нью-Йорк Таймс вскоре после матча Каспарова. «Может быть, даже дольше». Если вы следите за новостями, то знаете, что прошло до 2016 года.

Что успех DeepMind’s AlphaGo против лучших мясных игроков говорит об интуиции, человеческой или какой-либо иной? С одной стороны, это опровергает некоторые фальшивые заявления об этом особом чувстве, обнаруживая, что это, как давно считали некоторые психологи, не что иное, как распознавание образов.

С другой стороны, «распознавание образов» не в полной мере отражает многие закономерности, которые распознает интуиция. Большая часть человеческого поведения происходит автоматически, руководствуясь генетикой и привычками, а не осознанно. «Вы не смогли бы обойтись, если бы вы вошли в ресторан и вам пришлось бы из первых принципов восстановить, как себя вести», — говорит Валери Томпсон, психолог из Университета Саскачевана в Канаде.

Даже при решении более сложных проблем интуиция определяет решения, говорит Герд Гигеренцер, психолог из Института развития человека Макса Планка в Берлине.Работая с руководителями крупнейших немецких фирм, он обнаруживает, что «они просматривают все имеющиеся у них данные — а они погребены под данными — и в конце концов данные не говорят им, что им следует делать». Интуиция, по его словам, «является формой бессознательного интеллекта, который так же необходим, как и сознательный интеллект».

Несмотря на повсеместность интуиции, мы питаем множество ошибочных интуитивных представлений об интуиции. Здесь мы рассмотрим восемь аспектов бессознательной обработки, включая ее применение к творчеству, морали и социальному взаимодействию, с учетом того, что она делает хорошо, где терпит неудачу, кто ее использует, когда мы ей доверяем и как ее улучшить.Создание Deep Blue и AlphaGo потребовало большого количества напряженных, осознанных размышлений, но также потребовало много человеческой интуиции и проницательности. Тот факт, что мы взломали машины, чтобы победить нас в нескольких маленьких уголках нашей собственной игры, доказывает, что мы можем взломать и нашу собственную интуицию.

1. Интуиция очень эффективна, если вы не думаете об этом слишком много

Ряд исследований показывает, что интуиция может быть не только быстрее отражения, но и более точной.

Мы довольно хорошо умеем судить о людях на основе первого впечатления, тонких кусочков опыта — от взгляда на фотографию до пятиминутного взаимодействия, а обдумывание может быть не только посторонним, но и навязчивым. В одном исследовании способности, которую она назвала «тонким нарезанием», покойный психолог Налини Амбади попросила участников посмотреть немые 10-секундные видеоклипы с профессорами и оценить общую эффективность преподавателя. Их оценки сильно коррелировали с рейтингами студентов в конце семестра.Другой группе участников приходилось считать в обратном порядке от 1000 до девяти, когда они смотрели клипы, занимая свою сознательную рабочую память. Их оценки были столь же точными, что свидетельствует об интуитивном характере социальной обработки.

Важно отметить, что другую группу попросили потратить минуту на то, чтобы записать причины своего суждения, прежде чем давать оценку. Резко упала точность. Амбади подозревал, что обсуждение сосредоточило их на ярких, но вводящих в заблуждение сигналах, таких как определенные жесты или высказывания, вместо того, чтобы позволить сложному взаимодействию тонких сигналов сформировать целостное впечатление. Она обнаружила аналогичные помехи, когда участники смотрели 15-секундные ролики о парах людей и судили, были ли они незнакомцами, друзьями или партнерами по свиданию.

Другое исследование показывает, что мы лучше распознаем обман и сексуальную ориентацию по тонким кусочкам, если полагаемся на интуицию, а не на размышления. «Это как если бы вы управляли рычагом переключения передач, — говорит Джудит Холл, психолог из Северо-Восточного университета, — и если вы начнете думать об этом слишком много, вы не сможете вспомнить, что делаете.Но если вы поедете на автопилоте, все в порядке. Такова большая часть нашей общественной жизни ».

Слишком много размышлений также может повредить нашей способности формировать предпочтения. Оценки студентами клубничного джема и курсов колледжа лучше согласовывались с мнением экспертов, когда студентов не просили анализировать их обоснование. И люди принимали решения о покупке автомобилей, которые были объективно лучше и более удовлетворяющими для себя, когда их просили сосредоточиться на их чувствах, а не на деталях, но только в том случае, если решение было сложным — когда им нужно было обработать много информации.
Особые силы интуиции проявляются только при определенных обстоятельствах. В одном исследовании участники выполнили батарею из восьми задач, в том числе четыре, которые касались рефлексивного мышления (распознавание правил, понимание словарного запаса) и четыре, которые задействовали интуицию и творчество (создание новых продуктов или фигур речи). Затем они оценили степень, в которой они использовали интуицию («интуиция», «интуиция», «мое сердце»). Использование интуиции, как и ожидалось, ухудшило их производительность в первых четырех задачах и помогло им в остальных.Иногда сердце умнее головы.

Лу Брукс, используется с разрешения

2. Мы слишком сильно привязываемся к интуитивным убеждениям

Когда приходит интуиция, мы цепляемся за нее, несмотря на опасности. Интуиция может, например, приводить к разного рода когнитивным и социальным предубеждениям, таким как эффект привязки (когда на решения влияет первая информация, брошенная нам) и расовые предрассудки. Даже в тех областях, где должно править сердце, например в романтике, оно может быть бессознательным.В классическом исследовании, когда мужчин на мосту останавливала привлекательная женщина и просила заполнить анкету, они с большей вероятностью попытались связаться с ней позже, если это был страшный подвесной мост, ошибочно приписывая эмоциональное возбуждение сексуальному влечению.

Наши сны, эти невольные ночные видения содержат мощную ауру истины, которую мы не можем полностью погасить. Люди сообщают, что они с большей вероятностью изменят свои планы поездок, если им приснилась авиакатастрофа, чем если бы правительство объявило фактическое предупреждение о поездках.И тестируемые не могут избавиться от «ошибки первого инстинкта». Трое из четырех студентов колледжа сообщили, что при пересмотре ответа на экзамене их первоначальный выбор обычно оказывается правильным. Но когда были проанализированы стирания оценок на реальных экзаменах, оказалось наоборот: в два раза больше измененных ответов пошли с неправильных на правильные, чем с правильных на неправильные.

«В целом, — говорит психолог Саша Тополински из Кельнского университета в Германии, — интуиция — это нечто эмоциональное, что дает вам уверенность в идее.«Вы не можете отнять у меня это чувство. Я не доверяю этому продавцу автомобилей. Не могу сказать почему, но уверен, что он мне не нравится ».

Интуиция о точности интуиции еще более подвержена ошибкам. Когда людей просили оценить их уверенность в том, что их «интуиция» умело руководила ими на тесте, оценки уверенности не имели никакого отношения к фактическим результатам.

Даже когда мы признаем абсурдность интуиции, мы часто придерживаемся ее. Учитывайте суеверия.Я атеист, который стучит по дереву, зная, что это чушь. «Когда интуиция привлекает внимание и вызывает эмоции, может быть особенно трудно избавиться от нее», — говорит Джейн Ризен, психолог из Чикагского университета. Она называет сохранение убеждений, которые, как мы знаем, ложными, «уступкой интуиции». Интуиция не может быть магией, но мы действительно находимся под ее чарами.

3. Интуицию можно улучшить с помощью практики

Чтобы иметь хорошую интуицию в любой области, требуется много практики.Но не все области поддаются хорошей интуиции. Во-первых, должны быть закономерности, связывающие события и результаты — домен должен иметь высокую «достоверность».

Гэри Кляйн, психолог консалтинговой фирмы MacroCognition из Вашингтона, округ Колумбия, давно исследовал роль мудрости в интуиции таких экспертов, как командиры пожарных, которые могут быстро оценить горящее здание. «Пожары подчиняются законам физики», — говорит Кляйн.

Глобальная экономика значительно более хаотична, что препятствует предсказуемости.(Как отмечает Гигеренцер, за пять лет до жилищного кризиса 2007 года президент Американской экономической ассоциации сказал: «Макроэкономика… добилась успеха. Ее центральная проблема предотвращения депрессии была решена».)

Следует ли вам доверять своим чувствам, должно зависеть не от силы этих чувств (у нас плохая интуиция относительно интуиции), а от структуры области, в которой вы работаете. Смотрите вовне, а не внутрь.

Во-вторых, вам нужна четкая обратная связь, чтобы отточить свои интуитивные решения.Обзор литературы показывает, что синоптики, летчики-испытатели и шахматисты обладали более надежным опытом, чем психологи, приемные комиссары и судьи. Результаты в последних областях более нечеткие и могут проявиться еще долго после того, как вы приняли решение. Это касается и большей части повседневной жизни: «Вы не ведете дневник и файл Excel, в котором пишете:« Хорошо, 1 октября я принял это решение или я купил этот продукт »и т. Д.» — говорит Тополинский. Нам не хватает достоверных данных о том, что мы делаем.

Хорошая интуиция в одной области не гарантирует хорошей интуиции в другой.Как выразился Гигеренцер: «Футболист, обладающий прекрасной интуицией в отношении забитого мяча, может иметь плохую интуицию относительно того, как тратить свои деньги. Так что не может быть общей проверки интуиции ». Даже в пределах одной предметной области опыт может различаться для разных задач.

Мы можем использовать сфокусированное мышление не только для тренировки нашей интуиции с течением времени, но и для того, чтобы привлекать или избегать интуиции в данный момент. Метафоры и наброски — отличные инструменты, которые помогают нам переосмыслить проблемы или более четко увидеть решения.

Кляйн учит людей рассматривать премортемы: обдумывая план, представьте с точки зрения будущего, что он провалился, и подумайте, что пошло не так. Этот инструмент мышления делает слабые места реальными — интуитивные объекты, а не абстрактные и игнорируемые гипотезы.

Философ Дэниел Деннет из Университета Тафтса ввел термин насосы интуиции для мысленных экспериментов, призванных переосмыслить проблемы. Но он отмечает, что их можно использовать во благо или во зло.

«Следует понять, насколько легко создать поддельные насосы интуиции, которые будут вызывать колотые интуиции, не стоящие вашей преданности, — говорит Деннетт.«Но также насосы интуиции могут помочь вам выйти из блокады воображения. Рекомендуется соблюдать осторожность ».

Роль обдумывания в оттачивании инстинктов и знании того, когда им доверять, показывает тесное сотрудничество рефлексии с интуицией как в ее развитии, так и в применении. «Наше рефлексивное размышление опровергает нашу интуицию, но действует в обоих направлениях, — говорит психолог Гордон Пенникук из Университета Реджайны в Канаде. Мы также склонны использовать их в тандеме.

Лу Брукс, используется с разрешения

4.Интуиция ощущает; Проницательность видит

Интуиция тесно связана с другим словом, проницательностью. Иногда эти два понятия объединяются, что и понятно. Оба связаны с реализациями, возникающими из подсознательных процессов, предлагая руководство и скрывая свои следы. Но они принципиально разные.

«Понимание — это способность видеть», — говорит Юджин Сэдлер-Смит, исследователь в области менеджмента из бизнес-школы Суррея в Англии. «Вы можете сформулировать решение и объяснить его кому-то другому.В то время как интуиция ощущает: «Мы можем почувствовать решение проблемы или мы можем почувствовать решение, которое мы должны принять. Это суждение, почти как гипотеза. Мы не знаем, правильно это или неправильно, пока не примем меры ».

По словам Гэри Кляйна из MacroCognition, «интуиция — это то, как мы используем свой опыт, чтобы знать, как действовать. Проницательность работает в противоположном направлении. Это не просто использование того, что вы знаете. Это меняет то, что вы знаете «.

Для этого нам иногда нужно избавиться от интуиции, чтобы получить внезапные решения, которые мы называем прозрением.Прорывы часто противоречат здравому смыслу. Один из способов продемонстрировать роль привычных помех — взглянуть на фокусы. Иллюзии работают через ментальное джиу-джитсу, используя наши предположения против нас. Чтобы понять, как выполняется трюк, нужно ослабить определенные умственные ограничения — это хорошая тактика для выявления идей в целом.

В одном исследовании участники просмотрели видеоклипы с дюжиной фокусов, и половина из них получили вербальную подсказку, направившую их внимание на предположение. Например, когда маг, казалось, бросал монету из одной руки в другую, прежде чем заставить ее исчезнуть, ключ к разгадке был «передать в другую руку».«Учитывая такие призывы, которые противоречат их интуиции относительно того, что они видели, процент их решения вырос с 21 до 33 процентов.

Связь интуиции с прозрением сложна. Иногда это может указывать, когда возможно понимание. Распространенным лабораторным тестом на понимание является тест удаленных сотрудников (RAT): даны три слова, например коттедж, швейцария, и торт Вы можете найти четвертый, который их связывает? (В этом случае, сыр .) Вариант этой задачи показывает людям связную или случайную триаду слов и заставляет их быстро угадывать, разрешимо ли это, прежде чем просить их о решении.Даже в тех случаях, когда люди не могут найти решение, они лучше, чем шанс судить о связности триады.

Ученые используют творческую интуицию, чтобы выбрать пути к потенциальным открытиям. «Это идея определения правильного направления, — говорит Сэдлер-Смит, — как радар, который говорит:« Иди туда, но не туда »». Нобелевские лауреаты обсудили использование интуиции. Майкл С. Браун («Медицина», 1985) сказал: «Я думаю, когда мы выполняли свою работу, мы иногда почти чувствовали, что нас ведет почти рука.”

Но мы, как правило, плохо понимаем, насколько мы близки к пониманию. В одном исследовании участникам предлагали математические и логические задачи, для решения которых требовалось либо центральное понимание, либо простое измельчение, и их просили оценивать расстояние до решения каждые 15 секунд. В отличие от задач, не связанных с инсайтом, оценки для задач инсайта оставались довольно плоскими до финального «Ага!»

Во втором исследовании предсказания участников относительно того, смогут ли они решить задачи понимания, не коррелировали с истиной, в отличие от обычных задач алгебры.Тополинский отмечает, что давняя попытка выполнить математический подвиг под названием «возведение круга в квадрат» до того, как это было доказано в 1882 году, оказалась невозможной. «Было много слепых следов, по которым люди шли тысячелетиями, — говорит он. Точно так же Эйнштейн разработал свои теории относительности, «затем всю оставшуюся жизнь выдумывает возможную теорию всего». Такая теория может существовать, но «для его возможностей и его времени это было неправильной интуицией».

5. Стресс способствует интуиции; Печали нет

Неторопливость — это роскошь.В ужасных ситуациях, например, когда вас преследует медведь, у вас нет времени взвесить все возможные варианты. Вы следуете своему первому инстинкту (предположительно, бегите). Тревога, возникающая в любой ситуации, точно так же подталкивает вас к быстрым и экономным рефлексам. Если вы действительно в опасности, это может быть полезно. В противном случае отражение могло бы быть лучше.

В одном исследовании изучалось влияние стресса на принятие решений путем прикрепления электродов к рукам участников и их случайного включения. Тем временем беднякам приходилось проводить аналогии, листая ответы по одному: «Сливочное масло для маргарина так же, как сахар…свекла, сахар, мед, лимон, конфеты, шоколад ». По сравнению с участниками, которые не подвергались электрошоку, они с большей вероятностью поспешили на ответ, даже не просмотрев все варианты, и, как следствие, ошиблись еще больше.

Воздействие стресса на мозг частично опосредуется высвобождением гормона кортизола. В одном эксперименте исследователи дали участникам препарат, повышающий уровень кортизола, или плацебо, а затем заставили их сделать что-то, называемое тестом на когнитивное отражение (CRT). CRT состоит из трех вопросов, на каждый из которых есть интуитивно понятный, но неправильный ответ.Например, «Бита и мяч стоят 1,10 доллара. Бита стоит на 1 доллар больше, чем мяч. Сколько стоит мяч? » Вы хотите сказать 10 центов, но быстрый подсчет показывает, что мяч стоит 5 центов, а бита — 1,05 доллара. Большинство людей, даже студенты элитных колледжей, не могут правильно решить все три задачи, но кортизол еще больше снижает количество правильных ответов.

Даже если стресс вызывает эвристическое мышление — привычки и кратчайшие пути — он ухудшает более сложную интуитивную обработку. Помните тест удаленных сотрудников (дачный, швейцарский, торт)? Одно исследование показало, что усиление тревожности у участников из-за показа им вызывающих волосы изображений нарушило их интуицию о существовании связующего слова.

Болезненные образы могли повлиять на этот показатель производительности, называемый индексом интуиции, частично из-за снижения настроения участников. Печаль заставляет людей мыслить аналитически. Нам грустно, когда что-то не так, а это может быть время для целенаправленного решения проблемы.

Лу Брукс, используется с разрешения

6. Некоторые люди более интуитивны, чем другие

Некоторые исследователи полагают, что есть индивидуальные различия в широких интуитивных способностях. Недавнее исследование выявило две группы интуитивных навыков.Один из них связан с пониманием — например, создание новой метафоры — связан с интеллектом. Другой, связанный с неявным обучением или изучением сложной информации без осознания того, что вы выучили, — скажем, освоения нового языка — не сильно связан с интеллектом.

Возможно, более важное значение для поведения, чем общая интуитивная способность, имеет стиль мышления — степень, в которой вы в первую очередь полагаетесь на интуицию и рефлексию. Обычной мерой в исследованиях является шкала веры в интуицию (FI), по которой люди оценивают согласие с такими утверждениями, как «Я верю в то, что доверяю своим догадкам.«ФИ и аналогичные меры были связаны с несколькими положительными характеристиками. Люди с высоким FI получают высокие баллы по индексу интуиции, пока они находятся в позитивном настроении, состоянии, которое задействует интуицию.

Другая шкала с такими пунктами, как «Я обычно принимаю решения, которые кажутся мне правильными», коррелирует с лучшим признанием социальных норм, измеряемых тем, насколько точно люди оценивают принятие их сверстниками такого поведения, как воровство и драки. И еще один связан с большим творчеством в нескольких задачах, таких как рисование и обдумывание использования картонной коробки.

Но люди, которые полагаются на интуицию, тоже платят цену. Они хуже справляются с задачами, требующими логики. Они сообщают, что столкнулись с большим количеством неудач из-за неправильных решений, начиная от пропуска рейса и заканчивая разводом. Они сообщают о более высоком магическом мышлении — вере в астрологию, призраков, удачу, Бога и так далее. И в одном исследовании они чаще придерживались стереотипов по признаку пола (но только в положительном настроении).

Тополинский предполагает, что люди могут захотеть найти карьеру, соответствующую их стилю мышления.Бухгалтер не так сильно полагается на свою интуицию, как, скажем, консультант. И в любой профессии, если вы знаете, что очень доверяете своим чувствам, вы можете найти место для дополнительных размышлений о задачах, решения которых могут привести к неприятностям, например, добраться до аэропорта.

7. Моральные интуиции легко поколебать

Некоторые из наших глубочайших убеждений связаны с моралью, с тем, как, по нашему мнению, люди должны вести себя по отношению друг к другу. И хотя они могут показаться столь же убедительными, как факт — Не убий — они так же руководствуются интуицией, как и все остальное.

Мы можем рассуждать о многих из них, но только до определенной степени. Для многих, особенно в спорных или тонких вопросах, таких как аборт, все сводится к интуиции: это просто кажется неправильным (или правильным).

Моральные интуиции неизбежны и также ценны, — говорит психолог Мэтью Файнберг из Школы менеджмента Ротмана в Торонто. Они движут добротой и движением за социальную справедливость. «Но нравственная интуиция также лежит в основе многих, многих проблем в обществе». Пылкая внутренняя реакция может сорвать рациональную дискуссию, поскольку противников заклеймили злом.

Многие находки подчеркивают бессознательную обработку, встроенную в моральное суждение. Часто мы основываем свое мнение на вещах, которые никогда не принимали во внимание в сознательном решении. В одном исследовании одобрение участниками секса между двоюродными братьями и сестрами зависело от того, использовал ли кто-то поблизости спрей для пердежа. Внутреннее отвращение привело к моральному отвращению.

В другом исследовании участников спросили, можно ли столкнуть крупного человека с пешеходного моста, чтобы заблокировать троллейбус от убийства еще пяти человек.Если бы они только что посмотрели клип из Saturday Night Live, а не документальный фильм, их настроение было бы более позитивным, и они в четыре раза чаще одобряли его. Это не похоже на размышление: «Не убивай», если только ты недавно не слышал хорошую шутку.

Конечно, мораль основана не только на мимолетных случайных сигналах. У нас также есть более глубокие ценности, такие как справедливость и лояльность, каждая из которых является абстракцией, сформированной из жизненного опыта. Психолог Джонатан Хайдт из Нью-Йоркского университета выделил пять различных «моральных основ», которыми руководствуется наше поведение: справедливость, верность, авторитет, чистота и избегание вреда.Исследования показывают, что политические либералы ставят во главу угла справедливость и предотвращение вреда; консерваторы предпочитают верность, авторитет и чистоту.

И Файнберг обнаружил, что мы можем формировать моральную интуицию людей, соглашаясь на сообщения с их предпочтительными ценностями. Когда он сформулировал аргумент в пользу всеобщего здравоохранения с точки зрения чистоты (меньшее количество заболевших американцев) против справедливости (здравоохранение для всех), консерваторы выразили большую поддержку Obamacare. Когда он сформулировал аргумент в пользу военных расходов с точки зрения справедливости (борьба с неравенством) по сравнению с властью (американское превосходство), либералы выразили большую поддержку.

Точно так же он убедил консерваторов поддержать однополые браки посредством лояльности (патриотические пары) и защиты окружающей среды через чистоту (чистая планета). Он также использовал моральное переосмысление, чтобы уменьшить консервативную поддержку Дональда Трампа (он легкомысленно уклонился от призыва) и либеральную поддержку Хиллари Клинтон (она несправедливо поддерживает Уолл-стрит).

Примеры, метафоры, образы и истории могут придать форму нашей собственной и чужой интуиции не только в политике, но и во всех сферах жизни: науке, взаимоотношениях, образовании.Мы получаем новые модели мира, и мысль — сознательная и бессознательная — заполняет их.

Что касается сообщений, предназначенных для того, чтобы вызвать инстинктивную реакцию, «в наши дни мы видим много такого в Интернете», — говорит Томпсон из Саскачеванского университета. «Мемы. Это именно то, что они есть «. Можно справедливо назвать мемы пердящими брызгами Интернета.

8. Вы можете читать людей, читая то, что они пишут в Интернете

У людей есть сильная интуиция относительно других людей. Это потому, что суждение о характере имеет такие ужасные последствия, и потому что у нас есть такой большой опыт с ним на протяжении всей нашей жизни и эволюции.Что происходит, когда люди читают онлайн? И когда это ограничивается чтением того, что пишут другие? Нам все чаще приходится оценивать друг друга по фрагментам текста, а не, скажем, бегущими глазами или добрыми улыбками, но это не сдерживает наших поспешных суждений.

Как правило, когда просят оценить черты личности писателя на основе электронных писем, личных эссе, потоков сознания, фиктивных дневниковых записей, фиктивных сообщений в блогах, каналов Twitter и объявлений о знакомствах, читатели соглашаются друг с другом больше, чем позволяет случай, что указывает на то, что в письменных отчетах есть подсказки, которые надежно вызывают нашу интуицию.Какие подсказки мы используем?

Исследования показывают, что в профилях свиданий нецензурные выражения указывают на высокий невротизм, а также на низкую сознательность и уступчивость. Гневные слова предполагают то же самое в твитах. В личных эссе преувеличение предполагает экстраверсию и открытость опыту. Прошедшее время предполагает депрессию в сообщениях в блогах, а когнитивные слова вроде знаю предлагаю в дневниках. Конечно, обдумывание играет роль в суждениях, но я сомневаюсь, что кто-то считает глаголы в прошедшем времени.

Наши суждения о чертах характера по образцам письма также часто более точны, чем позволяет случайность.И некоторые люди лучше других читают между строк. Одно исследование, проведенное Холлом Северо-Восточного университета, показало, что лучшие судьи были женщинами, приятными, сознательными, эмоционально стабильными, сострадательными, интересующимися жизнями других, и большими читателями, особенно художественной литературы.

Суждения о личности могут исходить из самых тонких кусочков — даже просто адреса электронной почты. Что тоньше адреса электронной почты? Пунктуация. Исследование показало, что в электронных письмах, которые кажутся сердитыми и счастливыми, есть много восклицательных знаков и мало вопросительных знаков, а в электронных письмах, которые кажутся женственными, есть и то и другое.Другая работа показала, что смайлы в официальных электронных письмах не вызывают у автора сочувствия, но заставляют его или ее казаться некомпетентным. Между тем, добавив смайлик с носом в профиль знакомств, вы получите больше ответов, а добавление смайлика без носа — меньше ;-). Подумать только, ваше будущее может зависеть от смайликов.

Ни голова, ни сердце не могут выжить сами по себе, и согласовать их симбиоз — задача намного сложнее, чем овладение шахматами или го. «Дело не в том, что лучше — интуиция или анализ», — говорит Сэдлер-Смит менеджерам.«Настоящий навык в принятии решений, решении проблем, творчестве и т. Д. — это сочетание этих двух вещей. И в каком-то смысле это проект всей жизни, не так ли? »

Отправьте свой ответ на эту историю по адресу [email protected] Если вы хотите, чтобы мы рассмотрели ваше письмо для публикации, укажите свое имя, город и штат. Буквы можно редактировать для увеличения длины и ясности.

Получите копию Психология сегодня в газетных киосках или подпишитесь, чтобы читать оставшуюся часть последнего номера.

Интуиция — это больше, чем чувство — Ассоциация психологической науки — APS

Великие лидеры принимают разумные решения даже в сложных обстоятельствах. От Альберта Эйнштейна до Опры Уинфри многие высшие руководители объясняют свой успех тем, что следовали своей интуиции. Новое исследование показывает, как интуиция помогает нам принимать более быстрые и точные решения.

Интуиция — идея о том, что люди могут принимать успешные решения без сознательного аналитического мышления — интересовала философов и ученых, по крайней мере, со времен древних греков.Но ученым было сложно найти количественные доказательства того, что интуиция действительно существует.

Теперь группа исследователей из Университета Нового Южного Уэльса разработала новую технику, демонстрирующую, насколько бессознательная интуиция может влиять на принятие решений и даже улучшать их. Исследовательская группа — ученые-психологи Галанг Луфитянто, Крис Донкин и Джоэл Пирсон — недавно опубликовали свои выводы в журнале Psychological Science .

«Многие люди используют фразу« интуиция »для описания ощущения или чувства, которое они испытывают при принятии решений, но это всего лишь описания, они не предоставляют убедительных доказательств того, что мы можем использовать бессознательную информацию в нашем мозгу или теле для управления нашим поведением. , — объясняет Пирсон.«Это первый раз, когда мы смогли показать убедительные доказательства того, что что-то вроде интуиции действительно существует».

Чтобы измерить интуицию, исследователи разработали эксперимент, в котором участникам были представлены эмоциональные образы за пределами осознания, когда они пытались принять правильные решения. Результаты исследования демонстрируют, что даже когда люди не знали об изображениях, они все равно могли использовать информацию с изображений для принятия более уверенных и точных решений.

«Эти данные показывают, что мы можем использовать бессознательную информацию в нашем теле или мозге, чтобы помочь нам вести себя по жизни, чтобы принимать более правильные решения, быстрее принимать решения и быть более уверенными в принимаемых нами решениях», — говорит Пирсон.

В эксперименте группам студентов были показаны стимулы, состоящие из облака из множества движущихся точек, которые выглядели как шумный «снег», который можно было увидеть на старом телевизоре. Участники должны были сообщить, в каком общем направлении двигалось облако точек, влево или вправо.

«Пока наши испытуемые принимали эти решения, мы представили одному из их глаз эмоциональные фотографии, а затем использовали другую технику, называемую непрерывным подавлением вспышки, чтобы сделать эти эмоциональные фотографии невидимыми или бессознательными», — объясняет Пирсон. «Таким образом, пока испытуемые принимали эти сенсорные решения, они никогда не знали, что им показывают эти эмоциональные фотографии».

Участники были оснащены зеркальным стереоскопом во время эксперимента, который позволял непрерывное подавление вспышки маскировать эмоциональные образы в другом глазу.

Вызывающие эмоции фотографии включали как положительные образы, например очаровательных щенков, так и тревожные отрицательные образы, например, змею, готовую атаковать. Тип изображения, положительный или отрицательный, указывал, в каком направлении движется облако точек.

В четырех различных экспериментах Пирсон и его коллеги обнаружили, что люди могут принимать более быстрые и точные решения, когда они неосознанно просматривают эмоциональные образы. По сути, человеческий мозг был способен обрабатывать и использовать информацию из изображений для улучшения своих решений.

«Еще одним интересным открытием этого исследования является то, что интуиция со временем улучшалась, что позволяет предположить, что механизмы интуиции могут быть улучшены с практикой», — добавляет Пирсон.

Дополнительным доказательством интуиции стали физиологические данные участников. В одном эксперименте исследователи измерили проводимость кожи участников — индикатор физиологического возбуждения — когда они принимали решения о рое точек. Ученые обнаружили, что кожная проводимость предсказывает поведенческую интуицию; то есть, даже когда люди не осознавали изображения, их тела проявляли физиологическую реакцию на эмоциональное содержание стимулов.

По словам Пирсона, способность количественно измерять интуицию может быть благом для многих различных областей, особенно когда дело доходит до найма на работу: «Это можно применить на рабочем месте, заменив существующие анкеты, которые действительно только проверяют мнение людей о собственное чувство интуиции. У нас действительно есть интуиция, и мы можем ее измерить с научной точки зрения ».

Номер ссылки

Луфитянто, Г., Донкин, К., & Пирсон, Дж. (2016). Измерение интуиции: бессознательная эмоциональная информация повышает точность решений и уверенность. Психологические науки . DOI: 10.1177 / 0956797616629403

Сообщение о творчестве | 10 вещей, которые интуитивно понятные люди делают по-разному

Интуицию сложно определить, несмотря на огромную роль, которую она играет в нашей повседневной жизни. Стив Джобс назвал это, например, «сильнее интеллекта». Но как бы мы ни выразились словами, мы все, ну, интуитивно знаем, что это такое.

Практически каждый испытывал внутреннее чувство — это бессознательное рассуждение, которое побуждает нас что-то делать, не говоря нам, почему и как. Но природа интуиции давно ускользнула от нас и вдохновила на столетия исследований и исследований в области философии и психологии.

«Я определяю интуицию как тонкое знание, даже не понимая, почему вы это знаете», — говорит Софи Бернхэм, автор бестселлеров книги «Искусство интуиции ».«Это отличается от мышления, от логики или анализа … Это знание без знания».

Наша интуиция всегда рядом, осознаем мы это или нет. Как пишет президент и главный редактор HuffPost Арианна Хаффингтон в своей книге Thrive :

Даже когда мы не на развилке дорог, гадаем, что делать, и пытаемся услышать этот внутренний голос, наша интуиция всегда рядом, всегда читает ситуацию, всегда пытается направить нас в правильном направлении.Но можем ли мы это слышать? Обращаем ли мы внимание? Живем ли мы жизнью, которая не блокирует путь к нашей интуиции? Питание и воспитание нашей интуиции, а также жизнь, в которой мы можем использовать ее мудрость, — это один из ключевых способов преуспевать на работе и в жизни.

Когнитивная наука начинает демистифицировать сильное, но иногда необъяснимое присутствие бессознательного мышления в нашей жизни и наших мыслях. Интуиция, которую часто называют ненаучной из-за ее связи с психическим и паранормальным, — это не просто кучка ура о наших «паутинных чувствах» — U.S. military даже исследует силу интуиции, которая помогает войскам быстро принимать решения во время боя, что в конечном итоге спасает жизни.

«Растет количество анекдотических свидетельств в сочетании с серьезными исследовательскими усилиями, которые показывают, что интуиция является критическим аспектом того, как мы, люди, взаимодействуем с окружающей средой и как, в конечном итоге, мы принимаем многие наши решения», — говорит Айви Эстабрук, менеджер программы. в Управлении военно-морских исследований, сообщил New York Times в 2012 году.

Вот 10 вещей, которые люди с интуицией делают по-разному.

Они слушают этот внутренний голос.

«Очень легко отказаться от интуиции», — говорит Бернхэм. «Но это отличный подарок, на который нужно обратить внимание».

Первое, что отличает интуитивных людей, — это то, что они слушают, а не игнорируют руководство своей интуиции и интуиции.

«Все связаны со своей интуицией, но некоторые люди не обращают внимания на нее как на интуицию», — говорит Бёрнем. «Мне еще предстоит встретить успешного бизнесмена, который не сказал бы:« Я не знаю, почему я это сделал, это было просто догадкой ».'»

По словам Фрэнсиса Чолла, автора книги «Интуитивный компас », для того, чтобы принимать наилучшие решения, нам необходим баланс интуиции, которая служит для преодоления разрыва между инстинктом и рассуждением, и рационального мышления. Но культурное предубеждение против своего инстинкта или интуиции часто приводит к игнорированию наших предчувствий — во вред нам.

«Нам не нужно отказываться от научной логики, чтобы извлечь пользу из инстинкта», — говорит Чолле. «Мы можем уважать и использовать все эти инструменты, и мы можем искать баланс.И, ища этот баланс, мы наконец задействуем все ресурсы нашего мозга ».

Им нужно время для уединения.

Если вы хотите войти в контакт со своей интуицией, побыть наедине с собой может быть наиболее эффективным способом. Подобно тому, как одиночество может способствовать развитию творческого мышления, оно также может помочь нам соединиться с нашей глубочайшей внутренней мудростью.

По словам Бернхэма, интуитивные люди часто бывают интровертами. Но независимо от того, интроверт вы или нет, уединение может помочь вам погрузиться в более глубокие размышления и восстановить связь с самим собой.

«Вы должны уметь немного побыть в одиночестве, немного тишины», — говорит она. «Среди сумасшествия … вы не можете распознать [интуицию], прежде всего, среди шума повседневной жизни».

Они создают.

«Творчество лучше всего работает, когда оно действует интуитивно», — пишет исследователь и писатель Карла Вульф.

На самом деле, творческие люди очень интуитивны, объясняет Бернхэм, и так же, как вы можете развить свои творческие способности с помощью практики, вы можете улучшить свою интуицию.Фактически, практика одного может способствовать развитию другого.

Они практикуют внимательность.

Медитация и другие практики внимательности могут быть отличным способом задействовать свою интуицию. Как объясняет Институт лидерства «Поиск внутри себя», «внимательность может помочь вам отфильтровать мысленную болтовню, объективно взвесить ваши варианты, настроиться на свою интуицию и в конечном итоге принять решение, за которое вы можете полностью отстоять».

Внимательность также может соединить вас с интуицией, повысив самопознание.Исследование 2013 года, опубликованное в журнале Perspectives on Psychological Science , показало, что внимательность, определяемая как «внимание к текущему опыту без осуждения», может помочь нам лучше понять нашу собственную личность. И как отмечает Арианна Хаффингтон в Thrive , повышенная интуиция, сострадание, творчество и мир — все это прекрасные побочные эффекты медитации.

Они все наблюдают.

«Первое, что нужно сделать, это заметить — вести небольшой дневник и замечать, когда случаются странные вещи», — говорит Бернхэм.Вы почувствуете, как часто совпадения, неожиданные связи и мгновенные интуиции происходят в вашей повседневной жизни — иными словами, вы начнете использовать свою интуицию.

Они прислушиваются к своему телу.

Интуитивные люди учатся настраиваться на свое тело и прислушиваться к своим «внутренним ощущениям». Если вы когда-либо начинали чувствовать тошноту в животе, когда знали, что что-то не так, но не могли понять, что именно, вы понимаете, что интуиция может вызвать физические ощущения в теле.Наши инстинктивные чувства не зря называют инстинктивными чувствами — исследования показывают, что эмоции и интуиция в значительной степени укоренены во «втором мозгу» кишечника.

Они глубоко связаны с другими.

Чтение мыслей может показаться фантастикой и псевдонаукой, но на самом деле мы делаем это каждый день. Согласно Psychology Today, это называется эмпатической точностью — термином в психологии, который относится к «кажущейся магической способности отображать чей-то умственный ландшафт на основе его слов, эмоций и языка тела».

«Когда вы видите паука, ползающего по чьей-то ноге, вы испытываете жуткое ощущение», — пишет Марсия Рейнольдс в Psychology Today. «Точно так же, когда вы наблюдаете, как кто-то обращается к другу, и его отталкивают, ваш мозг регистрирует ощущение отторжения. Когда вы смотрите, как ваша команда побеждает или пара обнимается по телевизору, вы чувствуете их эмоции, как если бы вы были там. Социальные такие эмоции, как вина, стыд, гордость, смущение, отвращение и похоть, можно испытать, наблюдая за другими »

По словам Рейнольдса, настройка на собственные эмоции и проведение времени, наблюдая и выслушивая других людей лицом к лицу, может помочь повысить вашу способность к эмпатии.

Они обращают внимание на свои мечты.

Бернхэм рекомендует обращать внимание на свои сны как на способ соприкоснуться с бессознательными мыслительными процессами вашего разума. И сны, и интуиция берут начало в бессознательном, поэтому вы можете начать подключаться к этой части своего разума, обращая внимание на свои сны.

«Ночью, когда вы спите, вы получаете информацию из бессознательной или интуитивной части вашего мозга», — говорит Бернхэм. «Если вы настроены на свои мечты, вы можете получить много информации о том, как прожить свою жизнь.«

У них много времени на отдых.

Мало что так легко подавляет интуицию, как постоянная занятость, многозадачность, подключение к цифровым устройствам, стресс и выгорание. По словам Хаффингтона, у нас всегда есть интуитивное представление о людях в нашей жизни — на глубоком уровне мы знаем хороших людей от «льстецов и лицемеров», — но мы не всегда достаточно бодрствуем для нашей интуиции, чтобы признать разница для себя. Проблема в том, что мы просто слишком заняты.

«Когда они появляются, мы всегда получаем предупреждения от нашего сердца и нашей интуиции», — пишет она в Thrive . «Но мы часто слишком заняты, чтобы замечать».

Они сознательно отпускают отрицательные эмоции.

Сильные эмоции, особенно негативные, могут омрачить нашу интуицию. Многие из нас знают, что когда расстроены, мы чувствуем себя не в своем роде или «не сами», и это может быть связано с тем, что мы отключены от нашей интуиции.

«Когда вы очень подавлены, вы можете обнаружить, что ваша интуиция не работает», — говорит Бернхэм.«Когда вы злитесь или находитесь в обостренном эмоциональном состоянии … ваша интуиция [может] полностью вас подвести».

Свидетельства — не просто анекдоты: исследование 2013 года, опубликованное в журнале Psychological Science , показало, что позитивное настроение повышает способность к интуитивным суждениям в словесной игре.

Это не значит, что интуитивные люди никогда не расстраиваются — но ваша интуиция будет работать лучше, если вы сможете осознанно принимать и отпускать отрицательные эмоции по большей части, а не подавлять их или зацикливаться на них.

Эта статья изначально была опубликована в Huffington Post.

границ | Потеря кишечных чувств. Интуиция в депрессии

Введение

Во многих ситуациях люди судят и решают без долгих размышлений о рассматриваемой проблеме. Несмотря на отсутствие длительного обсуждения, результаты принятия решений и суждений часто бывают разумными и удовлетворительными (Gigerenzer, 2007). Другими словами, мы иногда знаем, что правильно, даже если мы не можем объяснить почему.Во многих ситуациях это происходит потому, что мы пользуемся своей интуицией. Хотя интуиция — это когнитивная способность, которая влияет на многие решения и последующие действия в повседневной жизни (Kahneman, 2011), до сих пор ей уделялось мало внимания в клинических исследованиях когнитивных процессов и принятия решений при депрессии. Это кажется неудачным, потому что люди, страдающие депрессией, часто сообщают, что им сложно принимать решения (Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013). Пятое издание «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» (DSM-5), сходное с предыдущими версиями, включает нерешительность в качестве диагностического критерия большого депрессивного расстройства (Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013).Вопрос, который может вытекать из этого часто описываемого явления, заключается в том, нарушается ли интуитивное принятие решений во время депрессии. Однако исследований по этой гипотезе мало.

Цели текущей статьи

В данном документе решаются три задачи. Наша первая цель — разработать гипотезу о том, что интуиция нарушена при депрессии и что рассмотрение интуиции в рамках исследования депрессии может иметь важные теоретические и практические последствия. Вторая цель статьи — указать на методологические проблемы и открытые вопросы.На фоне новых открытий о взаимодействии депрессии и интуиции мы предложим направления для будущих исследований и конкретные идеи относительно того, как исследования интуиции могут расширить наши знания о трудностях принятия решений при депрессии. Третья цель данной статьи — принять практическую и терапевтическую точку зрения, ответив на вопрос, как можно улучшить принятие решений пациентами с депрессией. Учитывая, что общие знания о взаимодействии между депрессией и интуицией все еще ограничены, мы будем поднимать новые вопросы, а не давать окончательные ответы на эту тему, и тем самым стремимся подготовить почву для будущих исследований.

Принятие решений во время депрессии

Перед принятием решения пациенты, страдающие от острого эпизода большой депрессии, часто не могут решить, что им делать. Депрессивный ум сужается до туннельного видения, в котором пациенты склонны обводить одни и те же (отрицательные) фрагменты информации. Такой стиль обработки называется руминацией (Nolen-Hoeksema et al., 2008; Любомирский и др., 2015). Руминация означает постоянно обдумывать причины и последствия своей ситуации или настроения (Nolen-Hoeksema et al., 2008). Было показано, что задумчивая самооценка предсказывает и продлевает депрессию и препятствует решению проблем (см. Обзор в Любомирском и др., 2015). Таким образом, размышления могут мешать интуитивным процессам, поскольку они способствуют узкому аналитическому стилю обработки информации (Watkins and Teasdale, 2004).

Исследования показали, что люди с депрессией принимают неправильные решения (Leykin and DeRubeis, 2010) или вообще не принимают решений (Okwumabua et al., 2003) — феномен, от которого они серьезно страдают, согласно данным Американской психиатрической ассоциации [APA] (2013).Более того, было показано, что депрессивная симптоматика в значительной степени связана с сокращением поиска информации (Leykin et al., 2011). Лица с более высоким уровнем депрессии далее сообщают, что двусмысленности и неопределенности остаются неразрешенными после принятия решения (Leykin et al., 2011). Кроме того, более высокий уровень депрессии связан с уменьшением восприятия имеющихся ресурсов (например, помощи других людей; собственных талантов) и снижения удовлетворенности решениями (Leykin et al., 2011). Люди с депрессией имеют высокий риск неуверенности в своих решениях (Stacey et al., 2008). Более того, депрессивные люди сообщают о более ожидаемых сожалениях (Schwartz et al., 2002; Monroe et al., 2005). В то время как упреждающее сожаление может служить предупреждающим механизмом, защищающим человека от неправильных решений (McCormack et al., 2015), похоже, что депрессивные люди испытывают такой высокий уровень упреждающего сожаления, что это приводит к пассивности и бездействию. В соответствии с этим, пациенты с депрессией сообщают, что у них меньше уверенности и самоуважения в отношении своих способностей к принятию решений (Leykin and DeRubeis, 2010), и они склонны принимать решения, которые ранее приводили к негативным результатам (Leykin et al., 2011). Таким образом, пациентам с депрессией, похоже, трудно учиться на предыдущем опыте принятия решений, и они склонны неоднократно использовать дезадаптивные стратегии.

Из вышесказанного видно, что принятие решений во время депрессии кажется затруднительным. Вопрос о том, какой компонент принятия решений нарушается во время депрессии, остается открытым. Следует отметить, что существует ряд факторов, которые могут быть связаны с трудностями принятия решений, например, нарушение способности рассуждать при депрессии (Radenhausen and Anker, 1988; Sedek and von Hecker, 2004; Perham and Rosser, 2012; Jung et al. ., 2014), недостаточное понимание информации (Hindmarch et al., 2013) или ограничения в объеме рабочей памяти (Channon and Baker, 1994) и усиление процессов размышления (Nolen-Hoeksema et al., 2008). Однако в дальнейшем мы стремимся затронуть тему потенциально нарушенных интуитивных процессов, поскольку интуиция является важным и — среди здоровых выборок — часто используемым инструментом принятия решений (Gigerenzer, 2007; Kahneman, 2011) с высокоадаптивными функциями, особенно в лично значимые, сложные ситуации принятия решений (Kuhl, 2001; Topolinski and Strack, 2009a).

Что такое интуиция?

С тех пор, как исследователи изучают процесс принятия решений и суждения, тема интуиции стала увлекательной. Древние философы использовали термин nous (греч .: noein) для обозначения способности людей понимать, что является реальным или истинным. Nous (или noesis ) часто переводится как «здравый смысл» или «интуиция», что контрастирует с рациональным, сознательным рассуждением. В этом древнем определении интуиция понимается как средство, с помощью которого можно осознать то, что уже известно.Таким образом, это может позволить людям получить доступ к уже существующим знаниям. В дальнейшем интуиция получила значительное внимание в рамках психоанализа. Юнг (1921) концептуализировал интуицию как средство, с помощью которого человек может увидеть более широкую картину . Согласно Юнгу (1921), интуиция стремится к новым возможностям в том, что дано объективно. Интуиция — это средство, которое действует автоматически, как только никакая другая психологическая функция не может найти выход из сложной ситуации (Jung, 1921).В соответствии с этим для Юнга интуиция — это открытие — аспект, который до сих пор применим к нынешним концепциям интуиции (Bowers et al., 1990).

Современная социальная и когнитивная психология операционализирует интуицию как особый продукт, в котором кусочки головоломки быстро складываются. Интуиция возникает в результате информационных процессов, которые действуют быстро, ассоциативно и бессознательно (Kahneman, 2011). Предыдущий опыт и его ментальные представления создают основу для интуитивных суждений и решений.Таким образом, действуя как механизм завершения паттернов, кажется, что интуитивные суждения связаны с предшествующим опытом обучения и возникают через бессознательные целостные процессы распространения (Sadler-Smith, 2008). Часто они воспринимаются так, как будто они возникли из ниоткуда, и позволяют людям обнаруживать взаимосвязи и закономерности (Kahneman and Klein, 2009). Интуиция обычно описывается феноменом , зная что-то, не зная как (Эпштейн, 2010).

Чтобы напрямую выявить и измерить интуицию в лаборатории, исследователи разработали парадигмы, такие как задача семантической согласованности, хорошо зарекомендовавшая себя экспериментальная парадигма, разработанная Bowers et al.(1990). В задаче семантической согласованности интуиция операционализируется как внезапное восприятие или реализация когерентности, основанная на бессознательной активации, распространяющейся внутри ассоциативных сетей (Bolte et al., 2003; Bolte and Goschke, 2005). Во время выполнения задания участники видят триады слов. Каждая триада слов состоит из трех слов, представленных в виде стопки на экране компьютера. Участников просят интуитивно судить, имеет ли представленная триада слов общий знаменатель (например, СОЛЕНАЯ ГЛУБОКАЯ ПЕНА; все слова связаны с концепцией решения SEA; связная триада) или состоит ли триада из случайно выбранных слов (DREAM BALL BOOK; нет общий знаменатель; бессвязная триада).Интуитивное исполнение отражается в степени, в которой участники могут различать связные и бессвязные словесные триады, не имея возможности явно назвать слово-решение (что свидетельствует о проницательности, а не интуиции; Bolte and Goschke, 2005; Topolinski and Strack, 2009a , б, в; Topolinski, Reber, 2010). Было показано, что здоровые участники, как правило, способны обнаруживать семантическую согласованность выше случайного уровня (Bolte and Goschke, 2005). Они знают, когда триада является связной, не имея возможности явно назвать лежащее в основе слово решения.Это даже показано в экспериментальных планах, в которых участники имеют менее 3 с для принятия решения, временного окна, в течение которого выполнение явных процессов очень маловероятно (Bolte and Goschke, 2005). Таким образом, задача семантической согласованности операционализирует и измеряет интуицию, оценивая активацию информации (слово решения), которая не является сознательно доступной (Bolte et al., 2003; Bolte and Goschke, 2005).

Согласно непрерывной модели (Bowers et al., 1990), интуиция возникает в результате постепенного двухэтапного процесса.На первом этапе информация распространяется и накапливается. Это приводит к активации связанной сети. Из-за своей активации мнемоническая сеть обрабатывается более плавно (Topolinski and Strack, 2009a, c), что, в свою очередь, сопровождается тонкими положительными аффективными изменениями (Topolinski and Strack, 2009a, c для эмпирических демонстраций беглости обработки). Именно на этой первой стадии, , на руководящей стадии , человек может испытать чувство согласованности — интуицию (Bowers et al., 1990). Если бессознательная активация распространения связной информации превышает определенный порог, первоначальное интуитивное чувство согласованности может развиться в явное представление решения. Эта вторая стадия, на которой человек может явно рассуждать о решении или действии, предпринятом в рамках управляющей стадии, называется интегративной стадией (см. Zander et al., 2015, где показаны различные паттерны активации мозга для каждой стадии процесса генерации интуиции ).

Теоретическая концепция непрерывного двухэтапного прогресса от интуиции к явному прозрению позволяет нам предположить, на какой стадии могут возникнуть нарушения у людей с небольшими интуитивными способностями.Например, неспособность принимать решения на основе интуитивной обработки может быть связана с нарушениями на очень ранних этапах процесса генерации интуиции, такими как снижение активации расширения в семантических сетях. Однако также возможно, что нарушения интуиции могут возникать из-за того, что люди не могут использовать тонкие положительные аффективные сигналы, обычно вызываемые когерентным восприятием (Topolinski and Strack, 2009a, b). На более позднем этапе может оказаться, что у человека есть интуиция, но она не используется из-за низкой уверенности в своих способностях принимать решения.В целом становится ясно, что концептуализация генерации интуиции как двухэтапного процесса может иметь важные последствия для дальнейшего теоретизирования.

Преимущества интуиции

В течение долгого времени интуиция была черным ящиком современной экспериментальной психологии (Catty and Halberstadt, 2008), и первоначальные исследовательские программы в этой области были сосредоточены на тех случаях, когда непреднамеренные эвристические стратегии решения проблем приводят к ошибочным и неоптимальным результатам (Tversky и Канеман, 1974).Однако в последние десятилетия исследованиям потенциальных преимуществ интуитивного принятия решений уделялось особое внимание. Например, исследования в рамках парадигмы натуралистического принятия решений (Klein, 1998, 2008) продемонстрировали, что субъекты различного профессионального уровня, такие как пожарные, врачи, шахматисты, медсестры и судьи, используют свою интуицию в сложных ситуациях и в сложных ситуациях. стресс и цейтнот. Особенно в ситуациях, когда рационально-аналитическая обработка невозможна (например,g., в состоянии стресса или неуверенности), а в случае большого опыта решения данной проблемы интуиция может привести к впечатляющим адаптивным результатам. Когда необходимо закодировать большие объемы информации, интуитивные решения дают лучшие результаты и приводят к большему количеству диагностических суждений, чем обширные рассуждения. Яркая демонстрация этого была продемонстрирована Betsch et al. (2001). В своем исследовании участникам был предоставлен большой объем информации о численном увеличении и уменьшении пяти гипотетических долей.Семьдесят пять единиц информации были кратко представлены на экране компьютера. Несмотря на то, что участники не могли точно сказать, какова, например, средняя денежная доходность, у них сформировалось внутреннее представление о том, какие варианты были лучшими и худшими.

Последующие исследования подтвердили идею о том, что опора на интуитивные догадки особенно полезна, когда рассматриваемая проблема носит сложный характер (Dijksterhuis, 2004; Dijksterhuis and van Olden, 2006; см. Также Wilson and Schooler, 1991; Topolinski and Strack, 2008) и что осознанные процессы, такие как поиск решений или запоминание, могут даже ухудшить способность принятия решений (Topolinski and Strack, 2008).Также в контексте социального познания интуиция получила значительное внимание (Либерман, 2000). Исследования, в которых интуиция была операционализирована с помощью задачи семантической согласованности, показали, что интуитивная обработка кажется особенно актуальной для реализации мотивов аффилированности (Maldei et al., В обзоре) и что интуитивное исполнение положительно связано со смыслом жизни (Hicks et al., 2010).

Более того, было показано, что люди также более удовлетворены решениями, основанными на их интуиции.В своем плодотворном исследовании Wilson et al. (1993) предложили участникам выбрать плакат, который они могли бы забрать домой. Испытуемые могли выбирать либо интуитивно, либо после обдумывания причин, по которым им понравилась или не понравилась каждая альтернатива. Результаты показали, что испытуемые, находящиеся в состоянии рационального мышления, были менее удовлетворены своим выбором, когда его спросили примерно через 3 недели после экспериментальной сессии, по сравнению с испытуемыми, которые выбрали плакат интуитивно. Снижение уровня удовлетворения в аналитической группе могло произойти из-за того, что аналитическая обработка обычно абстрагируется от эмоционального и личного значения принимаемого решения (Kuhl et al., 2015). Другими словами, аналитические процессы уменьшают сложность проблемы, разбивая неоднозначную информацию на один аспект, который важен в конкретной ситуации (Dijksterhuis, 2004; Kuhl et al., 2015). Это полезно для логического решения проблем, но имеет недостаток, когда проблема включает различные аспекты, которые необходимо учитывать (например, решение сложной личной проблемы; межличностные отношения; борьба с болезнью; см. Kuhl et al., 2015). Для последнего типа проблем интуитивное принятие решений кажется предпочтительным.

Также в контексте психологии личности интуиции, основанные на последовательностях целостной и ассоциативной обработки, рассматриваются как высокоадаптивные. В частности, теория взаимодействия систем личности (PSI; Kuhl, 2000, 2001) различает интуиций низкого уровня и интуиций высокого уровня . Интуиция низкого уровня помогает людям выполнять конкретные действия и обычно возникает при высоком уровне положительного аффекта (Kuhl, 2001). Они руководствуются системой под названием интуитивное управление поведением. Одним из самых ранних онтогенетических наблюдений таких процессов является автоматическое имитация и заражение эмоциональных выражений у новорожденных детей (Meltzoff and Moore, 1994). Таким образом, в то время как интуиция низкого уровня помогает реализовывать намерения и запускать автоматизированные поведенческие программы, интуиции высокого уровня происходят из того, что теория PSI называет расширенной памятью , системой, которая хранит весь опыт человека и интегрирует новую информацию (Kuhl , 2001; Kuhl et al., 2015; см. нейропсихологические доказательства основанного на интуиции самопознания в Lieberman et al., 2004). Расширенная память работает на основе бессознательно действующих процессов распространения активации, которые позволяют человеку без особых усилий включать огромное количество информации, касающейся опыта, потребностей и целей, одновременно в процесс принятия решений (Kuhl et al., 2015). Таким образом, интуиции высокого уровня концептуализируются как чувства или предчувствия, в которые могут быть интегрированы расходящиеся аспекты личности.Интуиция помогает людям согласовать многие — возможно, даже противоречивые — аспекты принимаемого решения и тем самым привести к адаптивным и полезным результатам, даже если человек не задумывался прямо обо всех важных аспектах.

В целом вышеизложенное показывает, что способность использовать высокоуровневые интуитивные процессы может приводить к адаптивным результатам в сложных ситуациях и объединяет нас с самими собой интегрированным образом. В дальнейшем мы, таким образом, дополнительно разработаем наше основное предположение о нарушении интуиции при депрессии, ссылаясь на влиятельные теоретические объяснения и эмпирические доказательства из базовой психологии.

Теоретические и эмпирические указания на нарушение интуиции при депрессии

Хотя, как правило, интуиция ведет нас через повседневную жизнь, кажется, существуют психологические состояния, в которых люди менее интуитивны и, следовательно, менее способны принимать адаптивные решения без долгих размышлений. С одной стороны, исследования были сосредоточены на внешних факторах, от которых могут зависеть интуитивно понятные процессы, таких как нехватка времени или сложность проблемы (Klein, 1998, 2008). С другой стороны, существуют внутриличностные условия, при которых более или менее вероятно, что люди воспользуются своей интуицией.Таким образом, вопрос заключается в том, в каких психологических состояниях люди легко принимают решения интуитивно, а когда они заблокированы и не могут принять решение из живота. Поскольку большая депрессия — это аффективное расстройство, которое в первую очередь характеризуется устойчивым негативным настроением, мы обратимся к эмпирическим данным фундаментальных исследований взаимосвязи между настроением и когнитивными способностями, чтобы закрепить наши предположения в следующем.

Интуиция и настроение

Что касается вопроса о том, как интуитивные способности людей связаны с их текущим состоянием настроения, важные выводы дают соображения, вытекающие из теории аффекта как информации (Schwarz, 2002) и теории расширения и построения (Fredrickson, 2001).Согласно этим оценкам, ассоциативные, гибкие информационные процессы, необходимые для развития интуиции, с большей вероятностью работают в положительном настроении. Действительно, было показано, что позитивное настроение заставляет людей находить необычные (но разумные) ассоциации и способствует более гибкой категоризации материала (Isen, 2001). Влияние позитивного настроения на решение проблем, гибкость и новаторство можно наблюдать в широком диапазоне условий и среди различных групп населения (Isen, 2001).Что наиболее важно для нынешней направленности, было убедительно установлено, что позитивное настроение способствует активации отдаленных семантических ассоциаций (Isen et al., 1985, 1987; Estrada et al., 1994; Fredrickson and Branigan, 2005) и что интуитивные Суждения о согласованности выигрывают от положительного настроения (Bolte et al., 2003; Balas et al., 2012). Кроме того, позитивное настроение повышает вероятность использования чувств и интуитивных предчувствий в процессе принятия решений (см. Теорию информации как аффекта; Schwarz and Clore, 2007).В соответствии с этим, существует несколько исследований, показывающих, что люди с большей вероятностью полагаются на свою интуицию, когда они находятся в позитивном настроении (Bless et al., 1990; Elsbach and Barr, 1999; Ruder and Bless, 2003; King et al. , 2007), а сама интуиция сопровождается тонкими позитивными аффективными сигналами (Topolinski and Strack, 2009a). Таким образом, позитивное настроение расширяет наш репертуар мысли и действия, расширяет ассоциативное поле и заставляет нас рассматривать все больше и больше новой информации (Csikszentmihalyi, 1990).В результате люди подходят и исследуют свое окружение во время состояний позитивного настроения и, следовательно, участвуют в деятельности (Diener and Diener, 1996; Fredrickson, 2001).

Негативное настроение, напротив, сигнализирует о проблемах в окружающей среде. Это, в свою очередь, сужает репертуар мысли и действия (Fredrickson, 2001). Следовательно, выбираются более аналитические и систематические подходы к принятию решений, а гибкая обработка, необходимая для развития интуиции, запрещается. В соответствии с этим теория аффекта как информации (Schwarz, 2002) утверждает, что состояния отрицательного настроения, такие как грусть, способствуют когнитивно-аналитическому мышлению, которое заставляет людей обращать внимание на несколько деталей, а не на общую картину.Таким образом, в то время как положительная аффективность указывает на нисходящие процессы, отрицательная аффективность побуждает восходящую, управляемую данными и конкретную обработку данных (Clore et al., 2001; Clore and Storbeck, 2006). В соответствии с этим, влиятельное исследование показало, что в счастливом настроении участники сопоставляют геометрические фигуры на основе глобального сходства, тогда как в грустном настроении испытуемые склонны сопоставлять фигуры на основе локального сходства (Gasper and Clore, 2002). Следовательно, предполагается, что интуитивные процессы нарушаются во время состояний отрицательного настроения, потому что отрицательное настроение способствует аналитическому мышлению.Бауман и Кул (2002) исследовали взаимодействие между интуицией, аффектом и способностью регуляции аффекта и обнаружили, что интуиция семантической связности была нарушена негативным аффектом у участников, которые сообщили, что испытывают трудности с подавлением негативных состояний настроения. Напротив, у участников, которые в целом успешно подавляли негативные аффективные состояния, негативное настроение не влияло на интуитивную деятельность (Baumann and Kuhl, 2002).

С клинической точки зрения эти результаты заслуживают внимания, поскольку одной из основных характеристик психологических расстройств и особенно большой депрессии является стойкое переживание негативной аффективности, а также неспособность подавлять дисфорическое настроение.Таким образом, стойкие состояния отрицательной аффективности, а также неспособность испытывать положительные аффективные состояния могут быть аспектами депрессии, которые препятствуют открытому и гибкому способу обработки информации, необходимой для интуиции. Подводя итог, можно сказать, что предположение о нарушении интуитивной обработки информации во время депрессии обосновывается с нескольких различных теоретических точек зрения.

Депрессия и интуиция: предварительные выводы

Далее мы представим три недавних исследования, в которых эмпирически проверялась гипотеза о нарушении интуиции при депрессии.Мы опишем дизайн исследования, а также результаты этих трех исследований. Более того, мы критически обсудим картину результатов, а затем сделаем вывод, какие будущие исследования следует провести, чтобы еще больше прояснить взаимосвязь между депрессией и интуитивным принятием решений. Первое исследование, посвященное изучению интуиции при депрессии (Remmers et al., 2015a), сравнивало интуитивные способности пациентов с депрессией ( n = 29) со здоровой контрольной выборкой ( n = 27).Обе выборки были сопоставимы с точки зрения гендерного распределения, в то время как депрессивная выборка была немного моложе контрольной группы. Для оценки интуиции использовалась устоявшаяся мера интуиции, описанная выше, а именно задача семантической когерентности. Результаты показали, что стационарные пациенты с депрессией были менее способны обнаруживать семантическую согласованность, чем здоровые участники контрольной группы. Кроме того, пациенты с депрессией, которые соответствовали критерию A8 DSM-5 (Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013), отражающему трудности пациентов думать, концентрироваться и принимать решения, имели значительно более низкую интуитивную точность, чем пациенты без этих симптомов.Таким образом, это первое исследование интуитивных способностей во время депрессии подтвердило гипотезу о нарушении интуиции у пациентов с депрессией.

Два последующих исследования были направлены на то, чтобы повторить открытие, что интуиция семантической связности нарушена при депрессии, и обобщить это открытие на другой показатель интуиции. В своем первом исследовании Remmers et al. (2016a) использовали выборку пациентов с депрессией ( N = 39) из дневного стационара. Чтобы повторить обнаружение нарушения семантической согласованности, тяжесть депрессивных симптомов у пациентов измерялась с помощью опросника депрессии Бека (BDI-II, Beck et al., 1996) коррелировали с их выполнением в задаче на семантическую согласованность. Чтобы обобщить нарушение интуитивной обработки на другой показатель интуиции, пациенты дополнительно выполнили задачу на визуальную когерентность (Bowers et al., 1990; Bolte and Goschke, 2008; Topolinski and Strack, 2009c), которая аналогична задаче семантической когерентности, потому что он реализует интуицию как быстрое неаналитическое обнаружение когерентности. Однако задания различаются по типу стимула, так как в задании на визуальную согласованность участники видят размытые картинки (вместо триад слов, представленных в задании на семантическую согласованность).Одна половина пула стимулов является когерентной, поскольку содержит искаженные значимые, но очень редко явно идентифицируемые изображения. Для другой половины стимулов информация о пикселях когерентных изображений повернута до такой степени, что никакой значимый гештальт не сохраняется. Таким образом, когерентные и некогерентные изображения содержат одинаковую информацию о пикселях, но различаются по своему расположению. Во время задания испытуемых просят оценить, является ли представленное изображение связным (с изображением реального объекта) или несвязным (без изображения объекта).Подобно задаче на семантическую согласованность, было показано, что участники могут различать связные и несвязные изображения, не имея возможности явно назвать изображенные изображения (Bowers et al., 1990). В своем исследовании Remmers et al. (2016a), обнаруженные в соответствии с исследованием Remmers et al. (2015a), что более высокий уровень депрессии был связан с меньшей интуитивной точностью в задаче семантической согласованности. Однако результаты, касающиеся задачи визуальной согласованности, противоречили первоначальной гипотезе.Пациенты с более высоким уровнем депрессии показали улучшенную способность обнаруживать визуальную согласованность. Примечательно, что корреляция между двумя показателями интуиции в выборке была почти нулевой.

Чтобы изучить неожиданное открытие, что обнаружение визуальной когерентности улучшается у пациентов с более высоким уровнем депрессии, авторы провели второе исследование, в котором они сравнили выполнение задачи визуальной согласованности у пациентов с депрессией ( n = 27) с подобранный здоровый контрольный образец ( n = 30).Подобно дизайну исследования Remmers et al. (2015a) диагностический статус испытуемых определялся с помощью SCID-интервью. Результаты показали, что пациенты с депрессией не только показывали такие же хорошие результаты, как и здоровые испытуемые, но и превосходили здоровую контрольную выборку в различении когерентных и несвязных размытых изображений. Допуская, что оба показателя оценивают одну и ту же конструкцию, а именно интуицию (см. Обсуждение этого ниже), можно предварительно сделать вывод, что для депрессивных людей процессы, лежащие в основе обнаружения визуальной и семантической когерентности, отличаются друг от друга и что только семантические интуиции, основанные на языке, кажутся быть нарушенным в депрессии.Обнаружение визуальной когерентности, напротив, похоже, помогает в подавленном настроении. Однако, учитывая предварительный характер этих результатов, будущие исследования должны повторить эти результаты, прежде чем делать твердые выводы.

Как объяснить вредные и полезные аспекты интуиции во время депрессии?

Новое разделение интуиции на семантическую и визуальную когерентность во время депрессии поднимает вопросы о различных последствиях депрессии для принятия решений и о конструктивной валидности мер интуиции.Несмотря на то, что ранее было постулировано, что успешное выполнение задачи семантической и визуальной согласованности является результатом эквивалентных процессов, это предположение требует дальнейшего изучения. Например, почти нулевая корреляция между индексом семантической интуиции и индексом визуальной интуиции у Remmers et al. (2016a) вызывает сомнение в том, что обе задачи измеряют одну и ту же конструкцию. Более того, пагубное влияние негативного настроения на интуицию когерентности пока было показано только для интуиции семантической связности (Baumann and Kuhl, 2002).

Специфические особенности стимула и процессы, необходимые для успешной работы, могут объяснить диссоциацию между работой депрессивных пациентов в задачах семантической и визуальной согласованности. Основное различие между двумя задачами, используемыми в Remmers et al. (2016a) заключается в том, что один основан на визуальной обработке, тогда как другой требует семантической обработки на основе языка. Предполагалось, что, несмотря на это различие в типах стимулов, две задачи измеряют один и тот же конструкт, а именно обнаружение интуитивной когерентности (например,г., Topolinski, Strack, 2009a). Однако текущая картина результатов, касающихся этой способности во время депрессии, предполагает, что различия перевешивают общие черты между задачами — по крайней мере, в том, что касается людей с депрессией.

Во-первых, обнаружение того, что интуиция, основанная на языке, нарушена, а визуальная интуиция нет, может быть связано с эмпирическими данными, показывающими, что предвзятые ответы в задачах неявной памяти постоянно обнаруживаются при депрессии только для задач, которые требуют обработки , что означает стимулы (Watkins, 2002).Задачи неявной памяти, требующие внимания к перцепционным характеристикам , напротив, не смещены во время депрессии. Ссылаясь на эти результаты на результаты Remmers et al. (2016a), возможно, именно интуиция семантической когерентности нарушена, поскольку она требует обработки семантического значения, тогда как размытые изображения в задаче визуальной когерентности нет и поэтому остаются нетронутыми.

Наряду с этим, исследования с использованием магнитоэнцефалографии (МЭГ) для изучения нейронных механизмов, лежащих в основе интуитивного восприятия когерентности, заслуживают внимания при разработке идеи о том, что интуиция семантической и визуальной когерентности может различаться в отношении основных механизмов и процессов, необходимых для успешного выполнения.Horr et al. (2015) обнаружили, что орбитофронтальная кора головного мозга (OFC) служит важным интегратором неполного ввода стимула для семантических, а также визуальных интуиций. Однако, похоже, есть разительная разница во временной динамике. В то время как при обнаружении визуальной когерентности OFC является одной из самых ранних областей, показавших дифференциальную активацию (Horr et al., 2014), активация OFC была сравнительно задержана в семантической интуиции. В соответствии с вышеизложенным, авторы указывают на концептуальное различие двух задач.Интуиция визуальной когерентности специфична для одной сенсорной области и основана на низкоуровневых характеристиках стимула, которые могут быть напрямую интегрированы с помощью OFC в грубое целостное представление информации о пикселях. Напротив, для интуиции семантической согласованности семантическая обработка более высокого уровня должна происходить до или параллельно процессу активации распространения, который сигнализирует о согласованности или несогласованности, потому что каждое слово триады слов само по себе является значимым понятием, которое требует кодирования, соответственно (Хорр и другие., 2015).

Кроме того, диссоциация между семантической и визуальной интуицией при депрессии может быть связана с тем феноменом, что пациенты с депрессией имеют тенденцию попадать в круговорот размышлений (см. Watkins and Teasdale, 2004). Руминация работает в основном на основе языка, и можно предположить, что во время депрессии режим обработки на основе языка находится под высокой нагрузкой, что может стать очевидным из-за низкой производительности в задачах, требующих этой способности.

Другая важная специфическая особенность задачи, которую следует обсудить, заключается в том, что обнаружение гештальта в задаче визуальной когерентности требует изоляции объекта внутри стимула.Таким образом, успешное выполнение задачи визуальной согласованности требует, чтобы субъекты обращали внимание на то, что уже есть (объект в размытом изображении). С точки зрения теории PSI этот процесс может быть отнесен к тому, что Kuhl (2000) называет системой распознавания объектов . Важно отметить, что эта система специализируется на изоляции элементов от контекста. Он выигрывает от негативного настроения и способствует детальной аналитической обработке, с одной стороны, но ухудшает целостную обработку и проверку самосовместимости, с другой стороны (Kazén et al., 2014). В соответствии с этим было показано, что испытуемые с трудностями в регулировании эмоций лучше обнаруживают орфографические ошибки в словах (внимание к деталям; выделение элементов из контекста), когда они находятся в негативном настроении, по сравнению с испытуемыми, у которых нет трудностей. в регуляции эмоций (Kazén et al., 2014). В задаче на семантическую согласованность субъекты тоже сосредотачиваются на том, что есть: на трех словах, написанных на экране. Однако, в отличие от объекта в размытом изображении в задаче визуальной согласованности, который присутствует во время задания, слово-решение (общий знаменатель) не присутствует (на экране) в задаче семантической согласованности.Таким образом, для успешного выполнения задачи семантической согласованности необходимо позволить вниманию уйти, чтобы интегрировать и, наконец, использовать активированные ассоциации в следующем суждении. В отличие от обнаружения объекта в размытом изображении, этой последовательности обработки может быть назначена расширенная память (Kuhl, 2000), система, которая способствует интеграции отдельных элементов (DEEP SALT FOAM) в единое целое (SEA) через высокоуровневые интуитивно понятные целостные последовательности обработки, и он связан с интегрированным «я».Таким образом, в соответствии с теоретическими допущениями, изложенными выше, эта расширенная система памяти, включающая в себя параллельно-целостные гибкие последовательности обработки, на которые она опирается, кажется, нарушена во время депрессии.

Наконец, но это важно, результаты улучшенных суждений о визуальной когерентности во время депрессии могут быть дополнительно включены в исследования, показывающие, что отрицательное настроение — в целом — способствует более детальной и ранней визуальной обработке (Bocanegra and Zeelenberg, 2009). Например, Phelps et al.(2006) обнаружили, что контрастная чувствительность участников увеличивается после просмотра испуганных лиц. Кроме того, было показано, что негативные аффективные состояния способствуют развитию пространственных возможностей рабочей памяти, тогда как они ухудшают вербальных возможностей рабочей памяти (Gray, 2001; Storbeck, 2012).

В заключение отметим, что детальный анализ характеристик стимула, а также когнитивных и эмоциональных процессов, необходимых для успешного выполнения задачи, может помочь понять, насколько разные задачи в конечном итоге измеряют одни и те же или разные результаты и как разные характеристики задач взаимодействуют с психологическими процессами.На основании имеющихся данных можно сделать вывод, что у людей с депрессией нарушена интуиция, основанная на гибких ассоциативных процессах семантического распространения , но что депрессия может не оказывать никакого или даже положительного влияния на зрительные процессы и зрительное гештальт-восприятие. Если бы эти результаты были объединены в будущих исследованиях, можно было бы сделать важные практические выводы. Например, при терапевтических вмешательствах можно считать, что депрессивные люди испытывают трудности с повторением целостных семантических ассоциаций при решении проблем.Таким образом, поддержка терапевтических сеансов с использованием визуальных материалов может помочь пациентам увидеть более широкую картину и интегрировать информацию целостным образом.

Однако на данный момент мы считаем, что к выводам следует подходить с осторожностью, поскольку эмпирическая база недостаточно надежна. Несмотря на то, что текущие данные показывают, что в одних случаях интуиция усиливается при депрессии, а в других — нарушается, мы считаем, что окончательный вывод был бы преждевременным.Например, мы не можем сделать вывод из текущих исследований, повлияли ли нарушения в других способностях, таких как аналитические процессы, на работу интуитивных процессов в текущих исследованиях. Предстоящие исследования могут хорошо помочь в изучении взаимодействия между интуитивными процессами и рационально-аналитическими процессами, которые также могут быть нарушены или смещены при депрессии (Beevers, 2005). Кроме того, будущие исследования должны прежде всего выяснить конструктивную валидность задач интуиции. Более того, следует изучить, в какой степени операционализация интуиции, использованная в предыдущих исследованиях, связана со стилями принятия решений депрессивными людьми в повседневной жизни.Основываясь на этих соображениях, мы изложим предложения относительно будущих исследований, направленных на дальнейшее прояснение взаимодействия между интуицией и депрессией.

Направления будущих исследований

Какие механизмы лежат в основе интуитивного принятия решений при депрессии?

Исследование интуиции и депрессии все еще находится на ранней стадии. Исходя из текущих результатов, кажется важным, что будущие исследования прежде всего выяснят, эффективно ли различные задачи интуиции измеряют одни и те же психологические явления.Более того, с точки зрения непрерывного осмысления интуиции (Bowers et al., 1990), в будущих исследованиях следует изучить, на какой стадии процесса зарождения интуиции происходят нарушения. Во-первых, следует исследовать, нарушается ли лежащий в основе процесс активации семантического распространения при депрессии или он остается неизменным, что станет очевидным при успешном выполнении задач семантического прайминга (см. Topolinski and Strack, 2009a, c). На следующем этапе следует изучить, связано ли ухудшение интуитивной деятельности с низкой уверенностью пациентов в своих интуитивных догадках (см., Например, Rolison et al., в прессе для исследования влияния тревожности и снижения уверенности на принятие решений). Если было бы показано, что лежащие в основе процессы распространения активации не нарушены при депрессии, а нарушение интуитивной способности в основном происходит из-за низкого уровня уверенности, это имело бы важные последствия для терапевтических вмешательств, которые, следовательно, могут быть направлены на повышение доверия пациентов к своим интуитивным способностям. Более того, следует выяснить, не влияет ли распространение активации при депрессии.Это можно проверить, используя аффективно нагруженные триады слов. Одно из предположений может заключаться в том, что отрицательные словесные триады обрабатываются более плавно при депрессии, что приведет к большей интуитивной точности для отрицательных стимулов по сравнению с положительными стимулами (пул стимулов см. В Topolinski and Strack, 2009a).

Следует дополнительно изучить, связаны ли нарушения интуиции при депрессии со сниженной способностью депрессивных людей испытывать положительные эмоции (Heller et al., 2009; Joormann and Vanderlind, 2014).Это было бы важно изучить, поскольку интуитивные предчувствия сопровождаются тонкими положительными аффективными изменениями (Topolinski and Strack, 2009a, b), а само интуитивное принятие решений подкрепляется эмоциональной информацией (Bolte et al., 2003; Lufityanto et al. ., 2016). В этой связи недавнее исследование показало, что позитивное настроение особенно полезно людям с трудностями регуляции аффекта при принятии интуитивных решений (Maldei and Baumann, 2015). Однако у депрессивных людей могут быть проблемы с использованием или даже с переживанием этих положительных аффективных сигналов, необходимых для интуитивных решений.Другими словами, в то время как у здоровых людей интуитивные решения только кажутся правильными , пациенты с депрессией могут не обладать способностью испытывать такое позитивное чувство согласованности. Это, в свою очередь, может привести к менее благоприятным решениям или вообще к их отсутствию. Изучение этих идей поможет понять, почему люди с депрессией борются за принятие решений, которые кажутся правильными.

Более того, будущие исследования будут полезны для оценки трудоемких аналитических способностей пациентов с депрессией в принятии решений.Было бы интересно изучить, как нарушение одной способности влияет на другую. Например, следует выяснить, связаны ли интуитивные процессы с ограничениями в рассуждениях или объемах рабочей памяти. Кроме того, следует изучить, в какой степени возникновение нерелевантных мыслей или размышлений ухудшает интуитивное принятие решений, поскольку для сознательного рассуждения было показано, что нерелевантные мысли, вызванные негативным настроением, ухудшают производительность (Perham and Rosser, 2012).В дополнение к этим идеям было бы интересно исследовать в будущих исследованиях, какое нейрофизиологическое влияние антидепрессанты оказывают на бессознательные процессы обнаружения когерентности. В целом, существует ряд исследовательских вопросов, вытекающих из текущих эмпирических данных об интуиции при депрессии, которые относятся к экспериментальным задачам, используемым в предыдущих исследованиях (Remmers et al., 2015a; Remmers et al., 2016a).

Помимо этих конкретных вопросов, которые касаются устоявшихся мер интуиции, таких как задачи визуальной и семантической согласованности, в предстоящих исследованиях следует продолжить изучение интуитивных способностей при депрессии, используя меры, которые затрагивают другие аспекты интуиции (Sinclair, 2011).Например, исследование интуиции, основанной на стимулах, которые являются более релевантными для себя, может быть особенно важным для повышения экологической достоверности эмпирических результатов (Lieberman et al., 2004). Это направление исследований должно учитывать, что интуиция находится под сильным влиянием опыта, поскольку это «не что иное, как признание» (Kahneman and Klein, 2009, p. 520). Таким образом, даже несмотря на то, что интуиции индивидуально сопоставимы с точки зрения процессов, на которых они основаны (т.е., ассоциативные, бессознательные, быстрые) люди могут различаться в отношении содержания этих процессов и продуктов, которые в результате них возникают. Таким образом, становится очевидным, что некоторые интуиции, такие как интуиции семантической когерентности, оцениваемые с помощью задачи семантической когерентности, являются межличностными сопоставимыми (большинство участников согласятся с тем, что SEA SALT FOAM все семантически связаны с SEA), тогда как другие в значительной степени идиосинкразические, поскольку люди могут различаться в их ассоциативная сеть и содержимое памяти, которое активируется в определенных ситуациях (Lieberman, 2000; Lieberman et al., 2004). В соответствии с этим, данные нейрофизиологических исследований обнаружили различные паттерны активации мозга для представлений о себе, основанные на интуиции (Lieberman et al., 2004). Предубеждения в этой области могут дать важную информацию, особенно потому, что основанные на интуиции самопрезентации, вероятно, будут меняться медленно и являются относительно нечувствительными явными отзывами от других (Lieberman et al., 2004). Более того, использование более релевантных стимулов для интуитивного принятия решений важно, потому что мы не знаем, в какой степени интуиция, оцениваемая с помощью экспериментальных парадигм, таких как задача семантической согласованности, соотносится с повседневным интуитивным принятием решений.

В этом направлении было бы интересно провести различие между интуитивной обработкой низкого и высокого уровня, предложенной теорией PSI (Kuhl, 2000). Будущие исследования могут помочь выяснить, как депрессия влияет на низкоуровневые последовательности интуитивной обработки, связанные с автоматизированными поведенческими программами и помогающие претворять планы в жизнь. Более того, что важно, было бы интересно изучить, как активация или ингибирование систем саморегуляции, таких как расширенная память и интуитивная система управления поведением, взаимодействуют друг с другом у пациентов с депрессией, и в какой степени они играют роль в прогнозировании начало депрессивных эпизодов.

Расследование принятия решений в реальной жизни

Исследования, которые отслеживают идиосинкразические профили принятия решений депрессивными или уязвимыми субъектами, помогут понять , как субъектов принимают решения, когда сталкиваются с важными или второстепенными повседневными жизненными решениями, например, принимать ли предложение о работе или встречаться с друзьями. Идут ли они со своей интуицией? Или они аналитически размышляют об этих проблемах? Есть ли у депрессивных людей трудности с принятием решения в сложных ситуациях, в которых может помочь интуиция? Или нерешительность возникает и в отношении довольно простых решений, в которые не нужно интегрировать большие объемы информации? Чтобы ответить на эти вопросы, методы выборки опыта могут быть полезным вариантом, поскольку они могут более непосредственно оценивать способы принятия решений, побуждая субъектов предоставлять отчеты много раз в день (Larson and Csikszentmihalyi, 1983; Hektner et al., 2006). Таким образом, в будущих исследованиях можно будет выяснить, в каких областях принятия решений пациентов (работа, отношения, свободное время, здоровье) сообщают о более или менее трудностях. Вкратце, получение более точной картины того, как людей, страдающих депрессией, принимают решения в повседневной жизни, может дать нам представление о трудностях принятия решений и может расширить наше понимание интуиции при депрессии.

Другой метод, который может быть использован для этого толчка, — ретроспективные отчеты, оцениваемые с помощью интервью или анкетирования (Klein, 1998; Dane and Pratt, 2009).Эти методы позволяют участникам описать, как они подошли к проблеме принятия решения, а исследователям — оценить такие факторы, как сложность проблемы и состояние настроения до и после принятия решения. Ретроспективные отчеты могут дополнительно проинформировать нас, когда люди с депрессией склонны принимать функциональные или дисфункциональные решения и было ли решение основано на интуитивных или рациональных процессах или на обоих. Однако следует отметить, что, несмотря на преимущество высокой экологической достоверности, ретроспективные отчеты имеют ограниченную точность.Исследователям было бы трудно контролировать, действительно ли решения принимались интуитивно (обсуждение этого вопроса см. В Dane and Pratt, 2009).

И последнее, но не менее важное: исследования должны изучить этиологическую роль интуитивных способностей высокого уровня. Например, с клинической точки зрения было бы интересно изучить, сохраняется ли нарушение интуитивных способностей при определенных трудностях и трудностях принятия решений в целом после ремиссии. Кроме того, возникает вопрос, не обладают ли уязвимые люди менее интуитивным пониманием даже до того, как разразится депрессия.Таким образом, продольные планы могут быть рекомендованы для будущих исследований.

Есть ли дезадаптивная интуиция при депрессии?

Выше мы рассмотрели исследовательские и экспериментальные парадигмы, в которых интуиция концептуализируется как адаптивная способность, которая позволяет быстро обнаруживать когерентность, а также быстро и без усилий принимать решения (Gigerenzer, 2007; Klein, 2008). С целью четкого разграничения и применения этой конструкции в будущих исследованиях и теоретизированиях в клинической психологии было бы важно изучить интуицию и ее связь с другими когнитивными явлениями, связанными с депрессией.Эмоциональное рассуждение, например, описывает феномен, когда на основе эмоциональной реакции делается вывод о том, что что-то доказано или верно (Beck et al., 1979). Он направляет решения и суждения и напоминает интуицию на феноменологическом уровне, но также и в отношении процессов, на которых она основана. И интуиция, и эмоциональное рассуждение объединяет то, что они находятся под влиянием аффекта, появляются автоматически и воспринимаются как самоочевидные.

Риск спутать интуицию с другими когнитивными явлениями будет проиллюстрирован на следующем примере.Представьте, что женщина идет по улице и видит двух друзей, сидящих в кофейне. Не задумываясь о ситуации, женщина сразу же догадывается пройти мимо кафе, стараясь остаться незамеченной. С одной стороны, можно возразить, что это не пример интуиции, потому что лежащие в основе процессы не работали целостно. Используя свою интуицию, женщина увидела бы большую картину . Она бы интегрировала в свое решение неявные цели и желания (например, необходимость взаимодействия с другими людьми).Более того, были бы приняты во внимание более позитивные ассоциации с этими двумя друзьями (Kuhl et al., 2015). Это, в свою очередь, могло привести к интуитивному решению присоединиться к друзьям. Таким образом, реакция женщины может быть истолкована как результат эмоционального мышления. Текущее состояние настроения могло повлиять на способ обработки информации (Klein, 1998; Hogarth, 2001; Kahneman and Klein, 2009) и служить доказательством правильности решения ( не считает, что хорошо присоединяться к ним, поэтому я не присоединюсь к ним »; Schwarz, 2002).Таким образом, с этой точки зрения решение, скорее, отражает автоматическое решение, которое следует из эмоциональных рассуждений и активации подсознательных негативных схем. С этой точки зрения доступ к адаптивной интуиции в данном примере был затруднен. Однако аргумент, что это действительно был пример интуиции, показывающий, что интуитивные решения и суждения могут быть предвзятыми и ошибочными, также возможен. Таким образом, будущие исследования помогут отделить интуицию от других процессов, основанных на эмоциях и опыте и влияющих на решения и суждения.

Помимо этих проблем разграничения, представляется важным шагом для будущих исследований изучить, в какой степени на интуицию у пациентов с депрессией могут влиять негативные искажения и отпечатки неявной структуры памяти. В соответствии с этим текущие модели депрессии с двойным процессом (Beevers, 2005) предполагают, что когнитивная уязвимость к депрессии проистекает из предвзятой ассоциативной, неявной обработки (Beevers, 2005; но также см. Teachman et al., 2012). Важно отметить, что утверждается, что всякий раз, когда смещенная ассоциативная обработка самореферента остается неисправленной (например,g., когда когнитивные ресурсы недоступны для выполнения рефлексивной корректирующей обработки) дается когнитивная уязвимость к депрессии (Beevers, 2005). Таким образом, возникает вопрос, могут ли интуиции стать дисфункциональными или нереалистичными, если они являются результатом предвзятости, лежащей в основе имплицитной памяти. Поскольку предубеждения в неявной памяти в основном проявляются в семантической области (Watkins, 2002), и особенно интуиция, основанная на семантических сетях, кажется, нарушена при депрессии (Remmers et al., 2015a, 2016a), исследования, которые связывают эти два направления исследований (е.g., как неявные искажения памяти влияют на интуицию?) кажутся очень многообещающими.

Значение для клинического лечения

Из вышесказанного ясно, что интуиция влияет на решения и последующие действия людей. С одной стороны, проблема депрессии может заключаться в том, что пациенты не используют функциональную интуицию, вытекающую из целостной обработки информации (см. Kuhl, 2000, 2001). Следствием этого может быть то, что им трудно прийти к решениям, которые объединяют большие объемы информации и согласовывают различные аспекты личности.Неспособность использовать такие интуиции может в дальнейшем привести к действиям и поведению, несовместимым с потребностями, желаниями и целями. Более того, решения, которые являются результатом довольно неинтегративного процесса, могут восприниматься как неудовлетворительные и отчуждающие (см. Baumann and Kuhl, 2003). С другой стороны, негативные схемы себя и дисфункциональные базовые убеждения могут не только стабилизировать депрессивную симптоматику, но также могут способствовать развитию дисфункциональных интуиций (Beevers, 2005).Несмотря на то, что это последнее предположение все еще нуждается в проверке, мы предварительно заключаем, что получение доступа к интуиции может быть важным практическим следствием нынешнего теоретизирования. С практической точки зрения установление осознания интуитивных догадок кажется важным, потому что это позволило бы людям различать те интуиции, которые функциональны и на которые можно воздействовать, и те интуиции, которые следует отбросить или исправить, поскольку они могут привести к дисфункциональным и депрессогенным состояниям. действиями (Шапиро, Спенс, 1997; Биверс, 2005).Эта идея согласуется с утверждением Канемана и Кляйна (2009), что «когда есть признаки того, что интуитивное суждение может быть неверным, Система 2 [рационально-аналитические процессы] может навязать другую стратегию, заменяя интуицию осторожным рассуждением» (стр. 519). Другими словами, с практической точки зрения, может быть целесообразно узнать об интуиции и изучить ее, прежде чем действовать в соответствии с ней или отвергать ее.

С клинической и практической точки зрения следует вопрос , как такое понимание интуиции может быть усилено.Интересно отметить, что мудрость, заключенная в повседневном выражении «иди интуицией», соответствует широко распространенной терапевтической концепции, утверждающей, что «прислушивание» к внутренним голосам и к телу может быть полезным, когда мы пытаемся понять что нам нужно, или когда мы пытаемся изменить то, что заставляет нас страдать. В этом направлении исследования в рамках исследования воплощения (Niedenthal, 2007) показали, что связь между телом и когнитивно-эмоциональными реакциями является двунаправленной.Далее было показано, что степень, в которой люди способны правильно воспринимать телесные сигналы (интероцепция), влияет на интуитивное принятие решений (Damasio, 1994; Dunn et al., 2010). Таким образом, можно сделать вывод, что это важная способность знать, какому сигналу (телесному, интуитивному) можно доверять, а от какого следует отклонить.

Одним из подходов, подчеркивающих этот аспект внимательного слушания телесных переживаний, является метод Focusing , введенный Гендлином (1981).Основная предпосылка заключается в том, что Focusing помогает пациентам войти в контакт с feel-sense . Ощущаемое чувство влечет за собой довербальное знание о «чем-то», например, о том, что человеку нужно или чего нужно, и к этому можно получить доступ через тело. Ощущаемое ощущение — это не эмоция или состояние настроения, и оно влечет за собой неявную сложность. Прикоснувшись к ощущаемым ощущениям, пациенты могут лучше осознавать, что вызывает трудная ситуация или ожидаемое решение, и затем они могут мягко исследовать этот телесный опыт и его значение.На следующем этапе им предлагается найти слово, фразу или картинку для телесного ощущения и проверить, соответствует ли это слово или фраза еще не сформулированному знанию. Если словесное представление совпадает с чувством, телесные переживания обычно меняются, что можно назвать чувственным сдвигом . Это изменение чувственного восприятия может быть результатом предшествующего процесса интуиции и тщательного исследования. Таким образом, ощущаемое чувство можно понимать как «целостное, неявное, телесное ощущение сложной ситуации» (Гендлин, 1996, стр.20), который выходит за рамки интеллектуальных размышлений о проблеме.

Другой подход, с помощью которого можно получить доступ к интуиции через тело, — это внимательность. С помощью упражнений на осознанность люди учатся прислушиваться к ощущениям здесь и сейчас, не защищаясь и не реагируя. Основываясь на определении внимательности как формы внимания, которое фокусируется на настоящих чувствах, мыслях и телесных ощущениях (Kabat-Zinn, 1990), мы проверили предположение о том, что внимательность также улучшает доступ к интуитивным реакциям в одном из наших собственных исследований (Remmers et al. al., 2015b). После индукции печального настроения здоровые участники ( N = 94) были случайным образом распределены для выполнения упражнений на внимательность, отвлечение или размышление. Чтобы оценить влияние соответствующего упражнения на интуицию, участники затем выполнили задание на семантическую согласованность. Несмотря на то, что внимательность была успешной в подавлении негативного настроения, она не оказала никакого влияния на выполнение задачи (подробное обсуждение см. В Remmers et al., 2015b). Кроме того, было обнаружено, что уровни личностной внимательности по самооценке, оцененные с помощью Kentucky Inventory of Mindfulness Skills (Baer et al., 2004), были негативно связаны с интуитивным исполнением. Таким образом, гипотеза не была подтверждена, а результаты даже указывали в противоположном направлении.

Ряд методологических аспектов может объяснить такую ​​картину результатов. Например, задача на интуицию требует от участников мгновенного принятия решений и суждений. Это, в свою очередь, может контрастировать с аспектом внимательности, который требует, чтобы люди занимали безреактивную, непредвзятую и наблюдательную позицию. Действительно, результаты Remmers et al.(2015b) показали, что общая отрицательная корреляция между внимательностью к чертам и интуитивной точностью была обусловлена ​​сильной отрицательной корреляцией между подшкалой , действующей без суждений, и интуитивной эффективностью. Кроме того, выборка состояла из субъектов, которые были наивны в практике внимательности, и было показано, что степень опыта внимательности может объяснять различное влияние особой внимательности на когнитивные задачи (Jha et al., 2007). Например, новички в области внимательности тренируются, чтобы сузить фокус своего внимания (внимание к дыханию), тогда как опытные медитаторы расширяют поле внимания (Jha et al., 2007). Таким образом, низкий уровень внимательности в выборке мог повлиять на результаты исследования Remmers et al. (2015b).

Другой подход, который может способствовать доступу к интуитивным процессам, — это психодинамическая психотерапия (Shedler, 2010). Этот подход проистекает из психоанализа, центральной целью которого, согласно Фрейду (1916/1917), было получение доступа к неявным или бессознательным репрезентациям и переживаниям. В соответствии с этим, ключевым направлением психодинамического лечения является расширение доступа пациентов к изначально бессознательным знаниям о себе (Hayes et al., 1996). Таким образом, можно сделать вывод, что интуиция также становится более доступной в результате психодинамического лечения. Однако, конечно, необходимо определить точную взаимосвязь между бессознательными процессами, как они определены в психоанализе, и интуицией, исследуемой с помощью экспериментальных парадигм, описанных выше.

В более общем плане, все упомянутые выше методы лечения, похоже, развивают форму самофокусировки, которая сохраняет преимущества самопознания (Watkins and Teasdale, 2004, p.6; см. также Kuhl, 2000). Таким образом, можно предположить, что направление внимания на самого себя полезно, если оно выполняется более адаптивным образом, чем во время размышлений (Watkins and Teasdale, 2004). В таких случаях это может позволить людям не думать о внутренних переживаниях, а познавать (я в) настоящий момент интуитивным, эмпирическим способом (см. Watkins and Teasdale, 2004, p. 2). Подходы, способствующие такому типу эмпирической самофокусировки (например, различные гуманистико-эмпирические подходы; см. Elliott et al., 2013) могут создать базовые требования для доступа к интуиции. Более того, можно подозревать, что люди, имеющие доступ к интуиции, могут осознавать тонкие конфликты между ранее бессознательными, интуитивными реакциями и сознательными разработками. Таким образом, разрешение таких конфликтов или несоответствий между интуитивными и рациональными реакциями может быть еще одним адаптивным следствием получения доступа к интуиции. Действительно, что касается осознанности, в ряде исследований было показано, что одним из средств, с помощью которого внимательность проявляет свои положительные эффекты, является усиление согласованности между неявными и явными реакциями (Brown, Ryan, 2003; Koole et al., 2009; Кресентини и Капурсо, 2015; Remmers et al., 2016b).

В заключение мы хотели бы заявить, что интуиция влияет на то, что мы решаем и делаем, и на то, что мы впоследствии чувствуем. Таким образом, решение вопроса о том, как интуитивное принятие решений работает во время психопатологических состояний, таких как депрессия, является важным направлением для науки и практики. В конечном итоге это направление работы может помочь депрессивным людям принимать адаптивные решения и находить выход из нерешительности.

Авторские взносы

CR задумал и написал текущую рукопись. JM внес вклад в дизайн статьи и критически отредактировал рукопись на предмет интеллектуального содержания. Оба автора дают окончательное согласие на публикацию версии. Все авторы несут полную ответственность за содержание статьи.

Финансирование

Работа поддержана фондом кафедры клинической психологии Университета Виттен-Хердеке.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing.

Google Scholar

Баер Р. А., Смит Г. Т. и Аллен К. Б. (2004). Оценка внимательности по самоотчету. Assessment 11, 191–206. DOI: 10.1177 / 10731

268029

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Balas, R., Sweklej, J., Почватко, Г., Годлевска, М. (2012). О влиянии аффективных состояний на интуитивную связность суждений. Cogn. Эмот. 26, 312–320. DOI: 10.1080 / 02699931.2011.568050

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауманн, Н., Кул, Дж. (2002). Интуиция, аффект и личность: бессознательная согласованность суждений и саморегуляция негативного аффекта. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 1213–1223. DOI: 10.1037 / 0022-3514.83.5.1213

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауманн, Н.и Кул Дж. (2003). Самоинфильтрация: путают назначенные задачи с выбранными вами в памяти. чел. Soc. Psychol. Бык. 29, 487–497. DOI: 10.1177 / 0146167202250916

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бек А. Т., Раш А. Дж., Шоу Б. Ф. и Эмери Г. (1979). Когнитивная терапия депрессии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Биверс, К. Г. (2005). Когнитивная уязвимость к депрессии: модель двойного процесса. Clin. Psychol. Ред. 25, 975–1002. DOI: 10.1016 / j.cpr.2005.03.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бетч, Т., Плесснер, Х., Швирен, К., и Гютиг, Р. (2001). Мне это нравится, но я не знаю почему: ценностный подход к неявному формированию отношения. чел. Soc. Psychol. Бык. 27, 242–253. DOI: 10.1177 / 0146167201272009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bless, H., Bohner, G., Schwarz, N., and Strack, F. (1990).Настроение и убеждение: анализ когнитивной реакции. чел. Soc. Psychol. Бык. 16, 331–345. DOI: 10.1177 / 01461672

013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боканегра, Б. Р., Зеленберг, Р. (2009). Эмоции улучшают и ухудшают раннее зрение. Psychol. Sci. 20, 707–713. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02354.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Болте, А., Гошке, Т. (2005). О скорости интуиции: интуитивные суждения о семантической согласованности в разные сроки ответа. Mem. Cogn. 33, 1248–1255. DOI: 10.3758 / BF03193226

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Болте, А., Гошке, Т. (2008). Интуиция в контексте восприятия объекта: интуитивные гештальт-суждения основываются на бессознательной активации семантических представлений. Познание 108, 608–616. DOI: 10.1016 / j.cognition.2008.05.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bolte, A., Goschke, T., and Kuhl, J. (2003). Эмоции и интуиция: влияние положительного и отрицательного настроения на неявные суждения о семантической связности. Psychol. Sci. 14, 416–421. DOI: 10.1111 / 1467-9280.01456

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауэрс, К. С., Регер, Г., Бальтазард, К., и Паркер, К. (1990). Интуиция в контексте открытия. Cogn. Psychol. 22, 72–110. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (90)

-N

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, К. В., и Райан, Р. М. (2003). Преимущества присутствия: внимательность и ее роль в психологическом благополучии. J. Pers. Soc. Psychol. 84, 822–848. DOI: 10.1037 / 0022-3514.84.4.822

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэтти С. и Хальберштадт Дж. (2008). «Использование и нарушение осведомленности в интуитивных суждениях», в Новый взгляд на интуицию в суждении и принятии решений, , ред. Х. Плесснер, К. Бетч и Т. Бетч (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates Inc.).

Google Scholar

Ченнон С. и Бейкер Дж. (1994). Стратегии рассуждения в депрессии: влияние депрессивного настроения на задачу силлогизма. чел. Индивидуальный. Отличаются. 17, 707–711. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (94)

-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Clore, G. L., and Storbeck, J. (2006). «Аффект как информация о симпатиях, эффективности и важности» в Аффект в социальном мышлении и поведении , изд. Дж. Форгас (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Psychology Press), 123–142.

Google Scholar

Клор, Г. Л., Вайер, Р. С., Динес, Б., Гаспер, К., Гом, К., и Исбелл, Л. (2001). «Аффективные чувства как обратная связь: некоторые когнитивные последствия», в Theories of Mood and Cognition: A User’s Handbook , eds L.Л. Мартин и Г. Л. Клор (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 27–62.

Google Scholar

Crescentini, C., и Capurso, V. (2015). Медитация осознанности и явные и неявные индикаторы изменений личности и самооценки. Фронт. Psychol. 6:44. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00044

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Csikszentmihalyi, M. (1990). Поток: Психология оптимального опыта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Google Scholar

Дамасио, А.Р. (1994). Ошибка Декарта. Эмоции, разум и человеческий мозг. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Avon Books.

Google Scholar

Динер Э. и Динер К. (1996). Большинство людей счастливы. Psychol. Sci. 7, 181–185. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1996.tb00354.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dijksterhuis, A. (2004). Думайте иначе: преимущества бессознательного мышления в развитии предпочтений и принятии решений. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 586–598. DOI: 10.1037 / 0022-3514.87.5.586

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dijksterhuis, A., и van Olden, Z. (2006). О пользе бессознательного мышления: бессознательное мышление увеличивает удовлетворение после выбора. J. Exp. Soc. Psychol. 42, 627–631. DOI: 10.1016 / j.jesp.2005.10.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Данн, Б. Д., Гальтон, Х., Морган, Р., Эванс, Д., Оливер, К., Мейер, М. и др. (2010). Прислушиваясь к своему сердцу: как перехват формирует эмоциональный опыт и интуитивное принятие решений. Psychol. Sci. 21, 1835–1844. DOI: 10.1177 / 0956797610389191

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллиотт Р., Гринберг Л.С., Уотсон Дж., Тимулак Л. и Фрейре Э. (2013). «Исследования гуманистической экспериментальной психотерапии», в Справочник Бергина и Гарфилда по психотерапии и изменению поведения , изд. М. Дж. Ламберт (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 495–538.

Google Scholar

Эльсбах, К. Д., и Барр, П. С. (1999). Влияние настроения на использование людьми структурированных протоколов принятия решений. Орган. Sci. 10, 181–198. DOI: 10.1287 / orsc.10.2.181

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эпштейн, С. (2010). Демистификация интуиции: что это такое, что она делает и как она это делает. Psychol. Inq. 21, 295–312. DOI: 10.1080 / 1047840X.2010.523875

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эстрада, К., Изен, А. М., и Янг, М. Дж. (1994). Положительный эффект влияет на творческое решение проблем и на источник удовлетворенности врачами. Mot. Эмот. 18, 285–299. DOI: 10.1007 / BF02856470

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фредриксон, Б. Л. (2001). Роль положительных эмоций в позитивной психологии: теория позитивных эмоций, развивающая и развивающая. Am. Psychol. 56, 218–226. DOI: 10.1037 / 0003-066X.56.3.218

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фредриксон Б. Л. и Браниган К. (2005). Положительные эмоции расширяют репертуар внимания и мысли-действия. Cogn. Эмот. 19, 313–332. DOI: 10.1080 / 02699930441000238

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрейд, С. (1916/1917). Vorlesungen zur Einführung in die Psychoanalyse. GW XI, Франкфурт: Fischer.

Google Scholar

Гаспер, К., и Клор, Г. Л. (2002). Внимание к общей картине: настроение и глобальная и локальная обработка визуальной информации. Psychol. Sci. 13, 34–40. DOI: 10.1111 / 1467-9280.00406

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гендлин, Э.Т. (1981). Фокусировка: Technik der Selbsthilfe bei der Lösung persönlicher Probleme. Зальцбург: Отто Мюллер.

Гендлин, Э. Т. (1996). Ориентированная психотерапия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Гигеренцер, Г. (2007). Внутренние чувства: Разум бессознательного. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пингвин.

Google Scholar

Грей, Дж. Р. (2001). Эмоциональная модуляция когнитивного контроля: состояния подхода-отстранения дважды отделяют пространственное от вербального выполнения заданий с двумя заданиями. J. Exp. Psychol. Gen. 130, 436–452. DOI: 10.1037 / 0096-3445.130.3.436

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейс, А. М., Кастонгуай, Л. Г., и Голдфрид, М. Р. (1996). Эффективность воздействия на факторы уязвимости депрессии в когнитивной терапии. J. Consult. Clin. Psychol. 64, 623–627. DOI: 10.1037 / 0022-006X.64.3.623

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hektner, J. M., Schmidt, J. A., and Csikszentmihalyi, M.(ред.). (2006). Метод выборки опыта: измерение качества повседневной жизни. Thousand Oaks, CA: Sage Publications, Inc.

Google Scholar

Хеллер А.С., Джонстон Т., Шакман А.Дж., Лайт С.Н., Петерсон М.Дж., Колден Г.Г. и др. (2009). Снижение способности поддерживать положительные эмоции при большой депрессии отражает снижение активности лобно-полосатого тела мозга. Proc. Nat. Акад. Sci. США 106, 22445–22450. DOI: 10.1073 / pnas.01106

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хикс, Дж. А., Цицерон, Д. К., Трент, Дж., Бертон, К. М., и Кинг, Л. А. (2010). Положительный аффект, интуиция и чувство смысла. J. Pers. Soc. Psychol. 98, 967–979. DOI: 10.1037 / a0019377

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хиндмарч Т., Хотопф М. и Оуэн Г. (2013). Депрессия и способность принимать решения для лечения и исследований: систематический обзор. BMC Med.Этика 14:54. DOI: 10.1186 / 1472-6939-14-54

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хогарт Р. М. (2001). Воспитание интуиции. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Хорр, Н. К., Браун, К., Фольц, К. Г. (2014). Чувство, прежде чем знать почему: роль орбитофронтальной коры в интуитивных суждениях — исследование МЭГ. J. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 14, 1271–1285. DOI: 10.3758 / s13415-014-0286-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хорр, Н.К., Браун, К., Зандер, Т., и Фольц, К. Г. (2015). Время имеет значение! Нейронная подпись интуитивных суждений различается в зависимости от способа представления информации. Сознательное. Cogn. 38, 71–87. DOI: 10.1016 / j.concog.2015.10.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Изен, А. М. (2001). Влияние положительного аффекта на принятие решений в сложных ситуациях: теоретические вопросы с практическим применением. J. Consum. Psychol. 11, 75–85. DOI: 10.1207 / S15327663JCP1102_01

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Изен, А. М., Даубман, К. А., и Новицки, Г. П. (1987). Положительное влияние способствует творческому решению проблем. J. Pers. Soc. Psychol. 52, 1122–1131. DOI: 10.1037 / 0022-3514.52.6.1122

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзен, А.М., Джонсон, М.М.С., Мертц, Э., и Робинсон, Г.Ф. (1985). Влияние положительно сказывается на необычности словесных ассоциаций. Дж.Чел. Soc. Psychol. 48, 1413–1426. DOI: 10.1037 / 0022-3514.48.6.1413

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джа А. П., Кромпингер Дж. И Байме М. Дж. (2007). Тренировка внимательности изменяет подсистемы внимания. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci 7, 109–119. DOI: 10.3758 / CABN.7.2.109

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джорманн, Дж., И Вандерлинд, В. М. (2014). Регулирование эмоций при депрессии: роль предвзятого познания и снижения когнитивного контроля. Clin. Psychol. Sci. 2, 402–421. DOI: 10.1177 / 2167702614536163

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юнг, К. Г. (1921). Psychologische Typen. Цюрих: Rascher Verlag.

Google Scholar

Юнг, Н., Вранке, К., Гамбург, К., и Кнауф, М. (2014). Как эмоции влияют на логическое рассуждение: данные экспериментов с участниками, которым манипулируют настроением, людьми, страдающими страхом от пауков, и людьми, испытывающими страх перед экзаменами. Фронт. Psychol. 5: 570.DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00570

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кабат-Зинн Дж. (1990). Жизнь в полной катастрофе: использование мудрости своего тела и разума для преодоления стресса, боли и болезней. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Делакорте.

Google Scholar

Канеман Д. (2011). Мыслить, быстро и медленно. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Фаррар, Штраус, Жиру.

Google Scholar

Канеман Д., Кляйн Г. (2009). Условия для интуитивной экспертизы: несогласие. Am. Psychol. 64, 515–526. DOI: 10.1037 / a0016755

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Казен М., Кул Дж. И Квирин М. (2014). Личность взаимодействует с неявным аффектом, чтобы прогнозировать эффективность аналитической обработки по сравнению с целостной. J. Pers. 83, 251–261. DOI: 10.1111 / jopy.12100

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кинг, Л. А., Бертон, К. М., Хикс, Дж. А., и Дриготас, С. М. (2007). Призраки, НЛО и магия: положительный эффект и система переживаний. J. Pers. Soc. Psychol. 92, 905–919.

Google Scholar

Кляйн, Г. (1998). Источники власти: как люди принимают решения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Куле, С. Л., Говорун, О., Ченг, К., и Галуччи, М. (2009). Соберитесь вместе: медитация усиливает соответствие между явной и скрытой самооценкой. J. Exp. Soc. Psychol. 45, 1220–1226. DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.05.018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куль, Дж.(2000). «Функциональный дизайн-подход к мотивации и саморегуляции: динамика взаимодействий систем личности», в справочнике по саморегулированию , ред. М. Боекаертс, П. Р. Пинтрих и М. Зейднер (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press ), 111–169.

Google Scholar

Kuhl, J. (2001). Motivation und Persönlichkeit: Interaktionen Psyischer Systeme [Мотивация и личность: взаимодействие психических систем]. Гёттинген: Hogrefe.

Куль, Дж., Куирин, М., и Кул, С. Л. (2015). Быть кем-то: нейропсихологическая модель интегративного Я. Soc. Чел. Psychol. Компас 9, 115–132. DOI: 10.1111 / spc3.12162

CrossRef Полный текст

Ларсон, Р., Чиксентмихайи, М. (1983). «Метод выборки опыта», в Новые направления методологии социальной и поведенческой науки , том 15, изд. Х. Т. Рейс (Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс), 41–56.

Google Scholar

Лейкин, Ю.и ДеРубейс Р. Дж. (2010). Стили принятия решений и депрессивная симптоматика: разработка анкеты по стилям принятия решений. Judgm. Decis. Мак. 5, 506–515.

Google Scholar

Лейкин Ю., Робертс К. С., ДеРубейс Р. Дж. (2011). Принятие решения и депрессивная симптоматика. Cogn. Ther. Res. 35, 333–341. DOI: 10.1007 / s10608-010-9308-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либерман, М. Д. (2000). Интуиция: подход социальной когнитивной нейробиологии. Psychol. Бык. 126, 109–137. DOI: 10.1037 / 0033-2909.126.1.109

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либерман, М. Д., Ярчо, Дж. М., и Сатпуте, А. Б. (2004). Самопознание на основе фактов и интуиции: исследование фМРТ. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 421–435. DOI: 10.1037 / 0022-3514.87.4.421

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Луфитянто, Г., Донкин, К., и Пирсон, Дж. (2016). Измерение интуиции: бессознательная эмоциональная информация повышает точность и уверенность в принятии решений. Psychol. Sci. 27, 622–634. DOI: 10.1177 / 0956797616629403

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Любомирский С., Лайоус К., канцлер Дж., Нельсон С. К. (2015). Размышляя о размышлениях: научный вклад и интеллектуальное наследие Сьюзен Нолен-Хоксема. Ann. Преподобный Clin. Psychol. 11, 1–22. DOI: 10.1146 / annurev-Clinpsy-032814-112733

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мальдей, Т., и Бауманн, Н. (2015).«Глобальная обработка данных в контексте интуиции», в плакате , представленном на 27-м ежегодном съезде Ассоциации психологических наук (APS) , Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Google Scholar

Маккормак, Т., О’Коннор, Э., Бек, С., и Фини, А. (2015). Развитие сожаления и облегчения по поводу результатов рискованных решений. J. Exp. Child Psychol. 135, 86–92.

Google Scholar

Мельцов А.Н., Мур М.К. (1994). Подражание, память и представление людей. Infant Behav. Dev. 17, 83–99. DOI: 10.1016 / 0163-6383 (94)

-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Монро, М. Р., Сковронски, Дж. Дж., Макдональд, В., и Вуд, С. Е. (2005). Легкая депрессия испытывает больше сожалений после принятия решения, чем люди без депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 24, 665–690. DOI: 10.1521 / jscp.2005.24.5.665

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нолен-Хуксема, С., Виско, Б.Э., Любомирский, С.(2008). Переосмысление размышлений. чел. Psychol. Sci. 3, 400–424. DOI: 10.1111 / j.1745-6924.2008.00088.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оквумабуа, Дж. О., Вонг, С. П., и Дурье, Э. Дж. (2003). Симптомы депрессии и принятие решений среди афроамериканской молодежи. J. Adolesc. Res. 18, 436–453. DOI: 10.1177 / 0743558403255062

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перхам, Н., Россер, Дж. (2012). «Не думать» помогает рассуждать. Curr. Psychol. 31, 160–167. DOI: 10.1007 / s12144-012-9140-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фелпс, Э., Линг, С., и Карраско, М. (2006). Эмоции облегчают восприятие и усиливают перцептивные преимущества внимания. Psychol. Sci. 17, 292–299. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2006.01701.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раденхаузен, Р. А., и Анкер, А. М. (1988). Влияние индукции депрессивного настроения на способность рассуждать. Восприятие. Mot. Навыки 66, 855–860. DOI: 10.2466 / pms.1988.66.3.855

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реммерс, К., Тополински, С., Бакстон, А., Дитрих, Д. Е., и Михалак, Дж. (2016a). Благоприятное и вредное влияние большой депрессии на интуитивное принятие решений. Cogn. Эмот. DOI: 10.1080 / 02699931.2016.1154817 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реммерс К., Тополински С. и Коул С.Л. (2016б). Почему внимательность может принести больше преимуществ, чем вы думаете: внимательность улучшает как явное, так и скрытое настроение. Внимательность 7, 829–837. DOI: 10.1007 / s12671-016-0520-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реммерс К., Тополински С., Дитрих Д. Э. и Михалак Дж. (2015a). Нарушение интуиции у пациентов с большим депрессивным расстройством. Br. J. Clin. Psychol. 54, 200–213. DOI: 10.1111 / bjc.12069

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реммерс, К., Тополинский, С., Михалак, Дж. (2015b). Внимательная (l) интуиция: влияет ли внимательность на доступ к интуитивным процессам? J. Posit. Psychol. 10, 282–292. DOI: 10.1080 / 17439760.2014.950179

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ролисон, Дж. Дж., Морсани, К., и О’Коннор, П. (в печати). Могу ли я рассчитывать на улучшение? Связь между математической тревогой и плохим пониманием снижения медицинских рисков. Med. Decis. Изготовление.

Google Scholar

Рудер, М., и Блесс, Х. (2003). Настроение и опора на эвристику простоты поиска. J. Pers. Soc. Psychol. 85, 20–32. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.1.20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сэдлер-Смит, Э. (2008). Внутренняя интуиция. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.

Google Scholar

Шварц Б., Уорд А., Монтероссо Дж., Любомирский С., Уайт К. и Леман Д. Р. (2002). Максимизировать против удовлетворения: счастье — это вопрос выбора. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 1178–1197. DOI: 10.1037 // 0022-3514.83.5.1178

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, Н. (2002). «Чувства как информация: настроения влияют на суждение и стиль обработки», в Эвристика и предубеждения: Психология интуитивного суждения , ред. Т. Гилович, Д. Гриффин и Д. Канеман (Кембридж, Массачусетс: издательство Кембриджского университета), 534 –547.

Шварц, Н., Клор, Г. Л. (2007). «Чувства и феноменальные переживания», в Социальная психология.Справочник основных принципов , 2-е изд., Ред. Э. Т. Хиггинс и А. Круглански (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 385407.

Google Scholar

Седек, Г., и фон Хеккер, У. (2004). Влияние субклинической депрессии и старения на генеративные рассуждения о линейных порядках: одинаковые или разные ограничения обработки? J. Exp. Psychol. Gen. 133, 237. doi: 10.1037 / 0096-3445.133.2.237

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шапиро, С., Спенс, М.Т. (1997). Управленческая интуиция: концептуальная и операционная основа. Автобус. Horiz. 40, 63–68. DOI: 10.1016 / S0007-6813 (97)

-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Синклер, М. (ред.). (2011). Справочник по исследованию интуиции. Cheltenham: Edward Elgar Publishing.

Google Scholar

Стейси Д., Менар П., Габор И., Якобсен М., Шариф Ф., Ричи Л. и др. (2008). Потребности в принятии решений пациентов с депрессией: описательное исследование. J. Psychiatr. Ment. Здоровье медсестер. 15, 287–295. DOI: 10.1111 / j.1365-2850.2007.01224.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Storbeck, J. (2012). Затраты на производительность, когда эмоция настраивает неадекватные когнитивные способности: последствия для умственных ресурсов и поведения. J. Exp. Psychol. Gen. 141, 411–416. DOI: 10.1037 / a0026322

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тичман Б.А., Джорманн Дж., Штейнман С. и Готлиб И.Х. (2012). Автоматизм при тревожных расстройствах и большом депрессивном расстройстве. Clin. Psychol. Ред. 32, 575–603. DOI: 10.1016 / j.cpr.2012.06.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Topolinski, S., and Reber, R. (2010). Понимание опыта «ага». Curr. Реж. Psychol. Sci. 19, 402–405. DOI: 10.1177 / 0963721410388803

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Topolinski, S., и Strack, F. (2008). Там, где есть воля, нет интуиции: непреднамеренная основа суждений семантической связности. J. Mem. Lang. 58, 1032–1048.

Google Scholar

Topolinski, S., и Strack, F. (2009a). Сканирование «периферии» сознания: что чувствуется и что не чувствуется в интуиции о семантической связности. Сознательное. Cogn. 18, 608–618. DOI: 10.1016 / j.concog.2008.06.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Topolinski, S., and Strack, F. (2009b). Анализ интуиции: беглость обработки и аффект в суждениях семантической связности. Cogn. Эмот. 23, 1465–1503. DOI: 10.1080 / 02699930802420745

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Topolinski, S., and Strack, F. (2009c). Архитектура интуиции: беглость и аффект определяют интуитивные суждения о семантической и визуальной связности, а также о грамматичности при искусственном изучении грамматики. J. Exp. Psychol. Gen. 138, 39–63. DOI: 10.1037 / a0014678

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тверски А. и Канеман Д.(1974). Суждение в условиях неопределенности: эвристика и предубеждения. Наука 185, 1124–1131. DOI: 10.1126 / science.185.4157.1124

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э., и Тисдейл, Дж. Д. (2004). Адаптивная и дезадаптивная самооценка при депрессии. J. Affect. Disord. 82, 1–8. DOI: 10.1016 / j.jad.2003.10.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, Т. Д., Лайл, Д. Дж., Школьник, Дж. У., Ходжес, С. Д., Кларен, К.J., и LaFleur, S.J. (1993). Самоанализ о причинах может снизить удовлетворенность после выбора. чел. Soc. Psychol. Бык. 19, 331–339. DOI: 10.1177 / 0146167293193010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, Т. Д., и Скулер, Дж. У. (1991). Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. J. Pers. Soc. Psychol. 60, 181–192. DOI: 10.1037 / 0022-3514.60.2.181

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зандер Т., Хорр, Н. К., Болте, А., Фольц, К. (2015). Интуитивное принятие решений как постепенный процесс: исследование решений на основе семантической интуиции и на основе прайминга с помощью фМРТ. Brain Behav. 6, 1–22. DOI: 10.1002 / brb3.420

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Можно ли полагаться на интуицию?

«Я согласен с интуицией, — говорит инвестор Джудит Уильямс. Конечно, вы можете подумать: «Я тоже» — если вы выбираете между шоколадом и ванильным мороженым. Но Уильямс имеет дело с реальными деньгами в пяти- и шестизначной форме.

Уильямс — один из львов в программе The Lions ’Den, — немецком телешоу, похожем на Shark Tank . Она и другие участники вкладывают собственные деньги в бизнес-идеи, представленные конкурсантами. Она не единственная, кто доверяет своей интуиции. Интуиция, кажется, на ходу: книжные магазины полны руководств, которые советуют нам, как лечить, есть или инвестировать интуитивно. Они обещают высвободить нашу внутреннюю мудрость и силы, о которых мы еще не подозреваем.

Но можем ли мы полагаться на интуицию или это совет к неудаче? Хотя исследователи десятилетиями спорят о ценности интуиции при принятии решений, они по-прежнему не соглашаются.

Источник ошибки?

Интуицию можно рассматривать как озарение, которое возникает спонтанно без осознанного обоснования. Даниэль Канеман, получивший Нобелевскую премию по экономике за свою работу о человеческих суждениях и принятии решений, предположил, что у нас есть две разные системы мышления: система 1 быстрая и интуитивно понятная; система 2 медленнее и полагается на рассуждения. Он считает, что быстрая система более подвержена ошибкам. У него есть свое место: он может увеличить шансы на выживание, позволяя нам предвидеть серьезные угрозы и распознавать многообещающие возможности.Но более медленная система мышления, задействуя критическое мышление и анализ, менее восприимчива к принятию неверных решений.

Канеман, который признает, что обе системы обычно работают, когда люди думают, описал много способов, которыми интуитивная система может затуманивать суждения. Рассмотрим, например, эффект кадрирования: склонность поддаваться влиянию способа постановки проблемы или постановки вопроса. В 1980-х Канеман и его коллега Амос Тверски представили добровольцам гипотетическую проблему общественного здравоохранения и по-разному сформулировали набор возможных решений для разных добровольцев.Во всех случаях добровольцам предлагалось представить, что США готовятся к вспышке необычной болезни, которая, как ожидается, унесет жизни 600 человек, и что были предложены две альтернативные программы борьбы с этой болезнью.

Для одной группы выбор был сформулирован Тверски и Канеманом с точки зрения выгоды — сколько людей будет спасено:

  • Если программа А будет принята, 200 человек будут спасены.
  • Если программа B будет принята, существует 1/3 вероятности того, что 600 человек будут спасены, и 2/3 вероятности, что ни один человек не будет спасен.

Большинство добровольцев выбрали первый вариант, Программа А.

Для другой группы выбор был сформулирован в терминах потерь — сколько людей погибнет:

  • Если программа C будет принята, 400 человек умрут.
  • Если будет принята программа D, вероятность того, что никто не умрет, составляет 1/3, а вероятность смерти 600 человек — 2/3.

В этом случае подавляющее большинство добровольцев захотели сыграть и выбрали второй вариант, программу D.

На самом деле, варианты, представленные обеим группам, были одинаковыми: первая программа спасла бы 200 человек и потеряла 400. Вторая программа предлагала один из трех шансов, что все будут жить, и два из трех шансов, что все умрет. Разница была в том, чтобы сформулировать альтернативы с точки зрения спасенных или потерянных жизней. Когда выбор формулируется в терминах выгод, люди часто избегают риска, тогда как когда выбор формулируется в терминах потерь, люди часто становятся более склонными к риску.

Преимущества интуиции

Другие ученые-когнитивисты утверждают, что интуиция может приводить к эффективному принятию решений чаще, чем предполагает Канеман. Среди них Герд Гигеренцер из Берлинского института развития человека им. Макса Планка. Он тоже говорит, что люди редко принимают решения только на основе разума, особенно когда возникающие проблемы сложны. Но он считает, что заслуги интуиции сильно недооценивают. Он рассматривает интуицию как форму бессознательного интеллекта.

Интуитивные решения можно обосновать эвристикой: простыми эмпирическими правилами. Эвристика отсеивает большие объемы информации, тем самым ограничивая объем обработки. Такие эмпирические правила могут применяться сознательно, но в целом мы просто следуем им, не осознавая, что мы это делаем. Хотя они могут приводить к ошибкам, как указывает Канеман, Гигеренцер подчеркивает, что они могут быть основаны на надежной информации, но при этом не учитываются ненужные. Например, человек, который хочет купить хорошую пару кроссовок, может обойти исследования и умственную работу, просто купив те же кроссовки, которые использует знакомый, который является опытным бегуном.

В 2006 году в статье Ап Дейкстерхуиса и его коллег, работавших тогда в Амстердамском университете, был дан такой же благоприятный взгляд на ценность интуиции. Исследователи проверили то, что они назвали гипотезой «обдумывания без внимания»: хотя сознательное мышление имеет наибольший смысл для простых решений (например, какой размер сковороды использовать), на самом деле оно может быть вредным при рассмотрении более сложных вопросов, таких как покупка посуды. жилой дом.

В одном из экспериментов испытуемых попросили выбрать, какая из четырех машин была лучшей, принимая во внимание четыре характеристики, среди которых расход топлива и объем багажного отделения.У одной группы испытуемых было четыре минуты на обдумывание решения; другой сет отвлекся на решение головоломок. Отвлеченная группа делала неправильный выбор (согласно критериям исследователей в отношении лучшей машины) чаще, чем те, кто мог думать, не отвлекаясь. Но если участников просили оценить 12 характеристик, происходило обратное: невозмутимое размышление оказывало негативное влияние на принятие решений; только 25% выбрали лучшую машину. Напротив, 60 процентов испытуемых, которых отвлекали головоломки, сделали все правильно.

Однако исследователи не смогли воспроизвести эти выводы. А в обзоре 2014 года Бен Р. Ньюэлл из Университета Нового Южного Уэльса и Дэвид Р. Шанкс из Университетского колледжа Лондона пришли к выводу, что эффект интуиции был переоценен многими исследователями и что существует мало доказательств того, что сознательное мышление приходит к худшим решениям. в сложных ситуациях.

А как насчет реальной жизни?

Конечно, задачи в реальном мире могут быть значительно сложнее, чем искусственно построенные задачи, часто представляемые в лабораторных экспериментах.В конце 1980-х это различие вызвало движение за натуралистическое принятие решений, которое стремится определить, как люди принимают решения в реальной жизни. С помощью анкет, видео и наблюдений он изучает, как пожарные, медсестры, менеджеры и пилоты используют свой опыт для решения сложных ситуаций, связанных с нехваткой времени, неопределенностью, нечеткими целями и организационными ограничениями.

Исследователи в этой области обнаружили, что опытные люди склонны сравнивать модели при принятии решений.Они способны распознавать закономерности, повторения и сходства между доступной им информацией и их прошлым опытом. Затем они представляют себе, как может разыграться данная ситуация. Такое сочетание позволяет им быстро и грамотно принимать нужные решения. Далее стало очевидно, что уверенность в принятии решения необязательно возрастает с увеличением объема информации. Напротив: слишком много информации может оказаться вредным.

Гэри Кляйн, один из основателей движения, назвал сопоставление с образцом «интуитивной частью», а ментальное моделирование — «сознательной, осознанной и аналитической частью».Он объяснил преимущества этой комбинации следующим образом: «Чисто интуитивная стратегия, основанная только на сопоставлении с образцом, была бы слишком рискованной, потому что иногда сопоставление с образцом порождает ошибочные варианты. Полностью обдуманная и аналитическая стратегия была бы слишком медленной ». В случае с пожарными, отмечает он, если использовать медленный, систематический подход, «пожары выйдут из-под контроля к тому времени, когда командиры закончат свои обсуждения».

Интуиция не иррациональна

Камила Малевска из Познанского университета экономики и бизнеса в Польше также изучала интуицию в реальных условиях и аналогично обнаружила, что люди часто применяют комбинацию стратегий.Она спросила менеджеров пищевой компании, как они используют интуицию в своей повседневной работе. Почти все они заявили, что, помимо рационального анализа, при принятии решений они использовали интуицию. Более половины склонялись к рациональным подходам; около четверти использовали стратегию, сочетающую рациональные и интуитивные элементы; а примерно пятая часть обычно полагалась только на интуицию. Интересно, что менеджеры высшего звена больше склонны к интуиции.

Malewska считает, что интуиция не является ни иррациональной, ни противоположной логике.Скорее, это более быстрый и автоматический процесс, который поглощает многие глубокие ресурсы опыта и знаний, которые люди накопили в течение своей жизни. Интуиция, по ее мнению, — это способность, которую можно тренировать, и которая может играть конструктивную роль в принятии решений.

Результаты полевых исследований, опубликованные в 2017 году Лутцем Кауфманном из Школы менеджмента Отто Байсхайма в Германии и его коллегами, подтверждают мнение о том, что сочетание стилей мышления может быть полезным при принятии решений.Участники исследования, все менеджеры по закупкам, указали, насколько сильно они согласны или не согласны с различными утверждениями, касающимися принятия ими решений за предыдущие три месяца. Например: «Я тщательно искал информацию, прежде чем принять решение» (рационально), «У меня не было времени на аналитическое решение, поэтому я полагался на свой опыт» (на основе опыта) или «Я не был полностью уверен, как это сделать. решить, поэтому я решил, основываясь на своем чутье »(эмоционально). Исследователи, которые рассматривают основанные на опыте и эмоциональные процессы как «два измерения интуитивной обработки», также оценили успех менеджера на основе цены за единицу товара, которую человек договорился о приобретенном продукте, а также качества продукта и пунктуальность доставки.

Рациональное принятие решений связано с хорошей производительностью. Смесь интуитивного и рационального подходов также оказалась полезной; однако подход, основанный исключительно на опыте и чисто эмоциональный подход, не сработал. Другими словами, смешение стилей, которое часто наблюдается в повседневной жизни, кажется полезным.

Экономисты Марко Сам из Бамбергского университета и Роберт К. фон Вайцзекер из Мюнхенского технического университета изучают, в какой степени наши базовые знания определяют, насколько эффективны рациональность или интуиция.И Сам, и Вайцзеккер — заядлые шахматисты, и они использовали эти знания в своих исследованиях. В детстве они оба учились интуитивно, имитируя движения своих противников и видя, куда они ведут. Позже они подошли к игре более аналитически, прочитав шахматные книги, в которых объяснялись и иллюстрировались перспективные ходы. Со временем Вайцзекер стал очень хорошим шахматистом и выигрывал международные призы. В наши дни он основывает свою игру в основном на интуиции.

Два экономиста разработали математическую модель, в которой учитываются затраты и выгоды обеих стратегий.Они пришли к выводу, что лучше ли полагаться на рациональные оценки или интуицию, зависит как от сложности конкретной проблемы, так и от предшествующих знаний и когнитивных способностей человека. Рациональные решения более точны, но требуют более высоких затрат, чем интуитивные — например, они требуют больших усилий, затрачиваемых на сбор и последующий анализ информации. Эта дополнительная стоимость может со временем уменьшаться, но никогда не исчезнет. Затраты могут окупиться, если проблема многогранна и лицо, принимающее решения, быстро получает много полезной информации (если «кривая обучения лица, принимающего решения, крутая»).Тем не менее, как только человек имеет достаточный опыт решения связанных проблем, интуитивное принятие решений, основанное на прошлых знаниях, с большей вероятностью приведет к эффективным решениям, говорят Сахм и Вайцзекер. В этом случае интуитивный подход работает лучше, поскольку использование накопленного опыта и интуитивного распознавания образов избавляет от высоких затрат на рациональный анализ.

Ясно одно: интуиция и рациональность не обязательно противоположны. Лучше овладеть как интуицией, так и аналитическими навыками.Не будем слепо следовать своему внутреннему голосу, но не будем недооценивать его.

Интуиция (знания) | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Индекс философии: Эстетика · Эпистемология · Этика · Логика · Метафизика · Сознание · Философия языка · Философия разума · Философия науки · Социальная и политическая философия · Философия · Философы · Список списков


Интуиция — это непосредственная форма знания, в которой знающий непосредственно знакомится с объектом знания.Интуиция отличается от всех форм опосредованного знания, которые обычно включают концептуализацию объекта знания с помощью рациональных / аналитических мыслительных процессов (и, следовательно, размещение опосредующей идеи или концепции между знающим и известным).

Некоторые философы считают, что человеческое восприятие сырых эмпирических данных (иногда называемых «квалиа») интуитивно. Например, когда человек видит желтое пятно, этот человек непосредственно знаком с желтизной объекта, даже если у него или нее нет названия или понятия желтизны.

Интуиция отличается от мнения, поскольку интуиция — это способ познания объектов, а мнение основано на этом опыте. Интуиция также отличается от инстинкта, который вовсе не обязательно имеет эмпирический элемент. Человек, имеющий интуитивную основу для своего мнения, вероятно, не может сразу полностью объяснить, почему он или она придерживается этого мнения. Однако позже человек может рационализировать интуицию, развивая логическую цепочку, чтобы более структурно продемонстрировать, почему интуиция верна.

В распространенном понимании интуиция является одним из источников здравого смысла, а также может помочь в индукции для получения эмпирических знаний.

Интуиция в принятии решений [править | править источник]

В психологии интуиция может включать в себя способность знать правильные решения проблем и принимать решения. Например, модель принятия решения, основанного на признании (RPD), была описана Гэри Кляйном для того, чтобы объяснить, как люди могут принимать относительно быстрые решения без необходимости сравнивать варианты.Кляйн обнаружил, что в условиях нехватки времени, высоких ставок и меняющихся параметров эксперты использовали свой опыт, чтобы выявить похожие ситуации и интуитивно выбрать возможные решения. Таким образом, модель RPD представляет собой смесь интуиции и анализа. Интуиция — это процесс сопоставления с образцом, который быстро предлагает возможные варианты действий. Анализ — это мысленная симуляция, сознательный и преднамеренный анализ образа действий.

Важным интуитивно понятным методом определения вариантов является мозговой штурм.

Интуицию иногда называют шестым чувством. Очевидно, что внутри человека происходит много бессознательных процессов, и когда эти бессознательные сигналы становятся достаточно сильными, возникает сознательная мысль. Например, человек может идти по темной аллее и внезапно чувствует, что что-то не так. Ее интуиция стала достаточно сильной, чтобы предупредить ее о возможной опасности. Информация, которая способствует интуиции, поступает из различных малозаметных наблюдений за окружающей средой, которые человек не регистрирует сознательно.

В философии Иммануила Канта интуиция — одна из основных когнитивных способностей, эквивалентных тому, что можно было бы условно назвать восприятием. Кант считал, что наш разум выражает все наши внешние интуиции в форме пространства, а все наши внутренние интуиции (память, мысль) — в форме времени.

Интуиционизм — это позиция в философии математики, вытекающая из утверждения Канта о том, что все математические знания — это знание чистых форм интуиции, то есть интуиции, которая не является эмпирической ( Prolegomen, p.7 ).

Интуиционистская логика — это класс логик, разработанный и продвинутый Арендом Хейтингом и Луитценом Эгбертусом Яном Брауэром, а в последнее время Майклом Даммитом, чтобы приспособить интуиционизм в математике (а также антиреализм в целом). Эти логики характеризуются отрицанием закона исключенного третьего: как следствие, они в целом не принимают такие правила, как дизъюнктивный силлогизм и reductio ad absurdum. Интуиционизм — это форма конструктивизма.

Ситуация, которая является или кажется верной, но нарушает нашу интуицию, называется парадоксом (парадокс также может быть логическим внутренним противоречием).Примером этого является парадокс дня рождения.

Некоторые системы действуют нелогично. Попытки изменить такие системы часто приводят к непредвиденным последствиям.

Интуиция не означает немедленного поиска решения, хотя и означает, что решение приходит необъяснимо. Иногда помогает поспать одну ночь. Есть старинное русское изречение: «Утро вечера мудреннее». Однако решение о том, когда действовать, зависит от собственной интуиции.

Интуиция играет ключевую роль в романтизме, и это высшая форма приобретения навыков в модели Дрейфуса и Дрейфуса.

Эта фраза часто используется мужчинами и женщинами, когда женщина делает интуитивное утверждение или предложение. Некоторые могут посчитать эту фразу сексистской, поскольку ее можно прочитать как подразумевающую, что женщины используют интуицию, потому что они неспособны к рациональному мышлению, или как подразумевающую, что женщины лучше мужчин благодаря указанной интуиции.

Рационально ли доверять своей интуиции? Нейробиолог объясняет

Представьте, что директор большой компании объявляет о важном решении и оправдывает его, основываясь на интуиции.Это было бы встречено с недоверием — неужто важные решения нужно обдумывать тщательно, осознанно и рационально?

Действительно, полагаться на свою интуицию, как правило, плохо, особенно в западной части мира, где аналитическое мышление неуклонно продвигалось на протяжении последних десятилетий. Постепенно многие пришли к выводу, что люди перешли от опоры на примитивное, магическое и религиозное мышление к аналитическому и научному мышлению. В результате они рассматривают эмоции и интуицию как ненадежные и даже причудливые инструменты.

Однако это отношение основано на мифе о когнитивном прогрессе. На самом деле эмоции — это не глупые реакции, которые всегда нужно игнорировать или даже исправлять с помощью рациональных способностей. Это оценка того, что вы только что испытали или о чем подумали — в этом смысле они также являются формой обработки информации.

Интуиция или инстинктивные чувства также являются результатом большой обработки, происходящей в мозгу. Исследования показывают, что мозг — это большая прогностическая машина, которая постоянно сравнивает поступающей сенсорной информации и текущего опыта с сохраненными знаниями и воспоминаниями о предыдущем опыте, а предсказывает того, что будет дальше.Это описано в том, что ученые называют «структурой прогнозной обработки».

Это гарантирует, что мозг всегда будет максимально подготовлен к тому, чтобы справиться с текущей ситуацией как можно оптимальнее. Когда возникает несоответствие (то, что не было предсказано), ваш мозг обновляет свои когнитивные модели.

Это соответствие между предыдущими моделями (на основе прошлого опыта) и текущим опытом происходит автоматически и подсознательно. Интуиция возникает, когда ваш мозг обнаружил значительное совпадение или несоответствие (между когнитивной моделью и текущим опытом), но это еще не достигло вашего осознания.

Например, вы можете ехать по проселочной дороге в темноте, слушая музыку, и вдруг у вас возникнет интуиция, чтобы съехать на одну сторону полосы. Продолжая движение, вы замечаете, что только что пропустили огромную выбоину, которая могла серьезно повредить ваш автомобиль. Вы рады, что полагались на свое чутье, даже если не знаете, откуда оно взялось. На самом деле машина на дальнем расстоянии перед вами сделала такой же небольшой поворот (так как они местные жители и знают дорогу), и вы уловили это, не осознавая этого.

Когда у вас большой опыт в определенной области, мозг имеет больше информации, с которой можно сопоставить текущий опыт. Это делает вашу интуицию более надежной. Это означает, что, как и в случае с творчеством, ваша интуиция может действительно улучшиться с опытом.

Предвзятое понимание

В психологической литературе интуиция часто объясняется как один из двух основных способов мышления наряду с аналитическим рассуждением. Интуитивное мышление описывается как автоматическое, быстрое и подсознательное.С другой стороны, аналитическое мышление медленно, логично, сознательно и обдуманно.

Многие считают, что разделение на аналитическое и интуитивное мышление означает, что два типа обработки (или «стили мышления») являются противоположностями, работающими по принципу «качели». Однако недавний метаанализ — исследование, в котором измеряется влияние группы исследований — показал, что аналитическое и интуитивное мышление, как правило, не коррелируют и могут происходить одновременно.

Итак, хотя верно то, что один стиль мышления, вероятно, кажется доминирующим над другим в любой ситуации — в частности, аналитическое мышление, — подсознательная природа интуитивного мышления затрудняет точное определение того, когда это происходит, поскольку так много всего происходит под капотом наша осведомленность.

Действительно, два стиля мышления на самом деле дополняют друг друга и могут работать согласованно — мы регулярно используем их вместе. Даже новаторские научные исследования могут начинаться с интуитивного знания, которое позволяет ученым формулировать новаторские идеи и гипотезы, которые впоследствии могут быть подтверждены путем тщательного тестирования и анализа.

Эйнштейн ценил интуицию. википедия

Более того, хотя интуиция считается неряшливой и неточной, аналитическое мышление также может быть вредным.Исследования показали, что чрезмерное обдумывание может серьезно помешать нашему процессу принятия решений.

В других случаях аналитическое мышление может просто состоять из апостериорных обоснований или рационализаций решений, основанных на интуитивном мышлении. Это происходит, например, когда нам приходится объяснять свои решения моральными дилеммами. Этот эффект позволил некоторым людям называть аналитическое мышление «пресс-секретарем» или «внутренним юристом» интуиции. Часто мы не знаем, почему принимаем решения, но все же хотим иметь причины для своих решений.

Инстинкты доверия

Так должны ли мы просто полагаться на нашу интуицию, учитывая, что она помогает нам принимать решения? Все сложно. Поскольку интуиция полагается на эволюционно более старую, автоматическую и быструю обработку данных, она также становится жертвой заблуждений, таких как когнитивные предубеждения. Это систематические ошибки мышления, которые могут возникать автоматически. Несмотря на это, ознакомление с распространенными когнитивными предубеждениями может помочь вам обнаружить их в будущем: здесь и здесь есть хорошие советы о том, как это сделать.

Точно так же, поскольку быстрая обработка является древней, иногда она может быть немного устаревшей. Рассмотрим, например, тарелку с пончиками. Хотя вас может заинтересовать их все, маловероятно, что вам понадобится такое большое количество сахара и жиров. Однако во времена охотников-собирателей запасаться энергией было мудрым инстинктом.

Таким образом, для каждой ситуации, которая включает решение, основанное на вашей оценке, подумайте, правильно ли ваша интуиция оценила ситуацию.Это эволюционная старая или новая ситуация? Связаны ли это с когнитивными предубеждениями? Есть ли у вас опыт или знания в подобной ситуации? Если он эволюционно старый, связан с когнитивной предвзятостью и у вас нет в нем опыта, положитесь на аналитическое мышление. Если нет, не стесняйтесь доверять своему интуитивному мышлению.

Пора прекратить охоту на ведьм, основанную на интуиции, и увидеть, что это такое: быстрый, автоматический, подсознательный стиль обработки, который может предоставить нам очень полезную информацию, недоступную при преднамеренном анализе.Мы должны принять тот факт, что интуитивное и аналитическое мышление должны происходить вместе и сравниваться друг с другом в сложных ситуациях принятия решений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *