Гениальность в психологии это: Гениальность. Что такое «Гениальность»? Понятие и определение термина «Гениальность» – Глоссарий

Гениальность или талант?

     Говоря о гениях, мы сразу вспоминаем Леонардо да Винчи, Микеланджело, Данте, Ньютона… Список можно продолжать долго. Каждый из этих людей внес большой вклад в развитие человечества, и сомнения в их гениальности не возникает, но что скрывается за этим понятием?

Этимология уводит нас в далекую римскую мифологию. Древние римляне считали, что человека, который многого достиг, отличался необыкновенными способностями, сопровождают по жизни гении – личные духи. И чем они сильнее, тем одареннее человек. С тех пор общепринятого и всеобъемлющего определения гениальности так и не появилось. Просто принято считать, что гениальность – это высший уровень развития интеллектуальных и творческих способностей человека, позволяющих ему делать выдающиеся открытия в разных областях науки и искусства, и часто – с опережением своего времени, поэтому так же часто гении бывают признаны только следующими поколениями.

Некоторые ученые приравнивают гениальность к таланту – так, например, считал в XVIII веке Иммануил Кант.

Однако в конце XIX – начале XX века эти понятия уже систематически разделяются. Многие факторы говорят в пользу последней, более современной точки зрения. Например, итальянский врач-психиатр Чезаре Ломброзо (1835–1909) писал, что талант более рационален, а гениальность проявляется спонтанно и бессознательно. Немецкий психиатр XIX века Вильям Гирш считал, что «талант – это… как бы инструмент художника, тогда как гениальная творческая сила соответствует художественной деятельности, умеющей извлекать из инструмента звуки». Талант означает выдающиеся способности, а гениальность – это высшая ступень развития таланта, она двигает человечество вперед, в новую эпоху. Так что талантливыми можно назвать многих, а гениальными – единицы.

Оксфордский словарь приводит следующее определение гениальности: «Природная интеллектуальная сила необычайно высокого типа, исключительная способность к творчеству, требующему воображения, оригинального мышления, изобретения или открытия». И здесь есть важное слово, которое очень точно характеризует этот феномен, – оригинальность. Талант может проявиться и в подражательстве, а гений – только в особости. Французский физиолог Шарль Рише (1850–1935), помимо оригинальности, указывал на такие свойства гениальности, как новизна, индивидуальность, бессознательность и внезапность: «Гений не приобретается путем огромных усилий. Очень часто глубокая мысль появляется внезапно, не вызывая со стороны ее автора ни малейшего усилия».

Предметом физиологических, социологических и психологических исследований феномен гениальности становится в конце XIX века. Именно в это время было написано множество работ: Ш. Рише «Гениальность и помешательство» (1893), Г. Жоли «Психология великих людей» (1894), В. Гирш «Гениальность и вырождение» (1895), Ч. Ломброзо «Гений и помешательство» (1895), Дж. Селли «Гениальность и помешательство» (1895) и др. Несмотря на тысячелетия философского интереса, объект изучения был новым, не были еще выработаны основы для исследований – как изучать, с какой стороны подойти? Если посмотреть на названия вышеуказанных книг, становится понятно, что феномен гениев рассматривали при помощи идиографического метода, то есть на примере отдельных личностей искали особенности, которые отличают гениев от обычных людей, часто связывая гениальность с психическими отклонениями, например с шизофренией, или с физическими болезнями, например с подагрой.

Философ-идеалист Вильгельм Оствальд еще в 1910 году в своем исследовании «Великие люди» подметил, что одаренных людей рождается намного больше, чем тех, кто смог развить свои способности. Об этом говорит и современная статистика: около 90 % вундеркиндов при взрослении теряют свою одаренность и вырастают обычными людьми. А можно ли создать особые условия, при которых из ребенка вырастет гений? Увы, природа гениальности до сих пор остается загадкой, несмотря на множество исследований. Каждая наука дает свои объяснения, но ни одно не является абсолютной истиной.

Историки считают, что гениальная личность появляется на своеобразный «запрос» общества, когда человечеству необходим скачок в развитии, – это может быть и важное техническое изобретение, и новое направление в искусстве. Американский антрополог Альфред Кребер (1876–1960) объяснял появление гения в ту или иную эпоху культурным ростом общества, степенью его социокультурного развития. Но почему тогда многих гениев не признают при жизни?

Философская теория гениальности основывается на двух, по сути противоположных, началах: во-первых, божественная природа гениев, во-вторых, их историческая и культурная необходимость в ту или иную эпоху.

Биология связывает феномен гениальности с генетикой: не ясно пока, каким образом, но некая комбинация генов дает на выходе особо одаренного индивида. Но достоверно известно, что гениальность не передается по наследству, не определяется расовой принадлежностью, размерами мозга или еще какими-либо физиологическими особенностями.

Психология предлагает самый оптимистичный вариант для исследователей. Психологи, как и генетики, не отрицают, что способности являются врожденными, но считают, что большую роль для развития этой врожденной гениальности играет среда, которая окружает человека, жизненные обстоятельства, в рамках которых он взрослеет. Эту теорию подтверждает и тот факт, что женщины-гении встречаются гораздо реже гениев-мужчин. Долгие века социальной неактивности женщин, их притеснения, когда девушки не могли получить образование и реализовать себя, говорят о многом. Особенно это касается технического, естественнонаучного, математического и философского образования.

Девушка-«технарь» долгое время была просто нонсенсом. А музыкальные, артистичные, художественные дарования часто не могли развиться из-за обязательной биологической роли женщины, то есть материнства. Получается, что девушка фактически не могла позволить себе стать гениальной. Но это не означает, что женская гениальность невозможна в принципе. Исследования XX века доказывают, что средний коэффициент интеллекта у женщин выше, чем у мужчин. И все чаще мы говорим о талантливых женщинах. Поэтому постепенно соотношение полов в сфере гениальности вполне может измениться в пользу «слабой» половины человечества.

Есть ли вообще какие-то универсальные свойства, присущие феномену гениальности? Как мы выяснили, пол не является его абсолютным признаком. То же самое касается возраста раскрытия гения: чаще одаренность видна уже с детства, но есть и «поздние» гении, например, Кант, Гете, Ван Гог. При этом раннее начало творческой деятельности зачастую не означает ее большей продуктивности, «молодые» гении часто рано «сгорают», терпят кризисы, так как неокрепшая личность не всегда способна нести бремя гениальности.

«Поздние» гении зачастую более стабильны, могут творить долго и плодотворно.

Да, среди гениев часто встречаются люди, которые больны психически или физиологически. Советский генетик Владимир Эфроимсон (1908–1989), изучив множество исторических и биографических материалов, выяснил, что многие гениальные люди были подагриками. По статистике ученого, на 400 гениальных людей приходится 50 больных подагрой. Многие гениальные люди страдали психическими расстройствами (о них вы прочтете на с. 24), но не все – соответственно, болезнь тоже нельзя назвать универсальным признаком.

В итоге получается, что исследователи до сих пор не определили однозначно, что такое гениальность, что ей присуще и откуда она берется. Практически единственная общая характеристика – это уже вышеназванная оригинальность, уникальная способность создавать то, чего раньше не существовало. Но почему она появляется только у некоторых людей? Можно предположить, что мозг гениальных людей работает по-особому: всю информацию, поступающую из окружающей среды, он перерабатывает на свой лад.

Как сказал австрийский философ и психолог Отто Вейнингер (1880–1903), «гений есть тот человек, который знает все, не изучив ничего». Ну а мы понимаем, что гений далек от стереотипов и эталонов. Возможно, с точки зрения обывателя, в голове у него царит хаос, не подчиняющийся общепринятым законам. Но этот хаос – творческий, он позволяет человеку оставаться свободным и непредсказуемым, а именно эти качества дают возможность сделать невозможное! 

Болезнь и творчество

В психопатологии нет, пожалуй, еще одной же столь увлекательной, как и малоизученной проблемы, как проблема гениальности и безумия. Глядя на биографии многих высокоодаренных личностей, воздвигших шедевры мировой культуры, психиатрия сталкивается с парадоксальными фактами существования не только личностных акцентуаций у гениальных, но и расстройств, в прямом смысле отвечающих понятию психической болезни (шизофрения, бредовые психозы etc.). В данном разделе сайта будут размещаться «патографические» очерки, включающие анализ творчества и жизнедеятельности талантливых людей с позиции психиатра.

В первую очередь это касается поэтов и писателей, которые лучше всего подходят для индивидуально-психологических целей.

 

  • Творчество душевнобольных и его влияние на развитие науки, искусства и техники (PDF 2.6 Mb ) Карпов П.И.
  • Всеобщая психология с физиогномикой (PDF, 664 Mb), И.А. Сикорский
  • Гениальность и помешательство, Чезаре Ломброзо.
  • Даниил Хармс. Опыт патографического анализа. — П. Бологов
  • Стриндберг и Ван Гог, Карл Ясперс.
  • Эдгар По и Всеволод Гаршин: Одна болезнь, одна судьба. — П. Бологов
  • Клинический архив гениальности и одаренности 1925 год. ТОМ 1 ВЫПУСК 1.
  • Клинический архив гениальности и одаренности 1925 год. ТОМ 1 ВЫПУСК 2.
  • О задачах патографической работы. — П.М. Зиновьев
  • Психопатические типы в «Братьях Карамазовых». — Д. А. Аменицкий
  • Психологические особенности восприятия образа. — Е.П. Крупник
  • Непротиворечивая концепция художественного творчества. — А.Л. Гройсман
  • Исследование процессов восприятия произведений литературы и искусства: социально-психологические аспект. — В.Е. Семенов
  • Вопросы психологии художественного восприятия в трудах А.В. Запорожца. — Дубовис Д.Н., Хоменко К.Е.
  • Многогранность способностей как общий критерий художественного таланта. — В.Л. Дранное
  • О содержании понятий «способности» и «одаренность». — В.Д Шадриков
  • Проблема музыкальных способностей и ее социальное значение. — Мясищев В.Н., Готсдинер А.Л.
  • Бессознательное, установка, музыка. — Кечхуашвили Г.Н., Эсебуа Р.Ш.
  • Бессознательное, функциональная асимметрия, язык и творчество (К постановке вопроса). В.В. Иванов
  • Бессознательное психическое и творческий процесс. — Л.И. Слитинская
  • О двух разновидностях неосознаваемого психического: под- и сверхсознании. — П.В. Симонов
  • Психофизиологические аспекты изучения творчества. — B.C. Ротенберг
  • Психология рефлексии: проблемы и исследования. — Степанов С.Ю., Семенов И.Н.
  • Развитие современных исследований творчества. — Пономарев Я.А., Семенов Я.Н., Степанов С.Ю.
  • Некоторые принципы творческого воспитания и образования современной молодежи. — П.Л Капица
  • Психология творчества и творчество в психологии. — М.Г. Ярошевский
  • К вопросу о психологии творчества актера. — Л.С. Выготский
  • Об отношении аналитической психологии к поэтико-художественному творчеству. — К.Г. Юнг
  • Зигмунд Фрейд Достоевский и отцеубийство.Зигмунд Фрейд
  • Психастенический мир Чехова. — П. Бологов
  • Сопереживание и сотворчество (диалектика и взаимообусловленность). — В.Б. Блок
  • Процесс изобразительного творчества и проблема «обратных связей». — Н. Волков
  • Эстетика и психология художественного творчества. — Отто Ранк
  • Роль психологии в изучении «неевропейских» форм художественного творчества. — Е.А Лапина
  • Фантастика и современное натурфилософское мифотворчество. — Т.А. Чернышева
  • Можно ли учить тому, чему нельзя научить? — А.С. Шведерский
  • Проблемы и поиски в изучении художественных способностей. — Н.В. Рождественская
  • Время и пространство как факторы музыкального. — В.И. Мартынов
  • Бессознательное, функциональная асимметрия, язык и творчество. — В.В. Иванов
  • Патография Пушкина. Я.В. Минц

Одаренность, талант, гениальность с точки зрения психологии

Положение человека в обществе, его социальный статус, благополучие, признание окружающих во многом зависят от качеств личности. И каждый, кто стремится к успеху, мечтает стать если не гениальным, то талантливым или хотя бы одаренным. В психологии понятия «одаренность», «талант», «гениальность» так или иначе связаны со способностями. Иногда даже их называют высшими уровнями развития способностей, но это не совсем так.

Способности и их виды

Способности – это сложное образование, совокупность самых разных качеств человека, которые дают ему возможность добиться успеха в определенной деятельности. Именно возможность, а вот станет ли эта потенциальная возможность реальностью, зависит от трудолюбия, упорства и целеустремленности личности.

Способности формируются и развиваются в течение всей жизни. Известны случаи, когда люди добивались успехов в живописи, литературе, изобретательстве в довольно зрелом, а то и преклонном возрасте.

Основой способностей являются природные задатки, которые носят врожденный (но не обязательно наследственный) характер, например:

  • музыкальный слух;
  • высокая чувствительность к цветоразличению;
  • большой объем легких;
  • повышенная активность правого или левого полушария головного мозга и т. д.

Без наличия задатков добиться успеха сложно, но и природные качества человека его не гарантируют. Задатки могут развиться в способности только в процессе овладения деятельностью, систематических занятий и упорного труда.

Наряду со специальными способностями, связанными с конкретной деятельностью и проявляющимися в ней, имеются и общие способности, в первую очередь познавательные. Без них не обойтись в любой деятельности. Человеку с низким уровнем интеллекта или плохой памятью стать выдающимся композитором не удастся даже при наличии феноменального музыкального слуха. Уровень общих способностей определяет эффективность и скорость получения, хранения и обработки информации и результативность взаимодействия человека с окружающей средой, в том числе с обществом.

Вот совокупность задатков, которые предполагают высокий уровень общих способностей, чаще всего и называют одаренностью.

Одаренность и ее роль в жизни человека

В психологии единого мнения о том, что такое одаренность, нет, и чаще всего это понятие употребляется в педагогике. Там одаренность рассматривают как комплекс качеств личности, который способствует успешному овладению знаниями и освоению навыков учебной деятельности.

В психологии есть несколько точек зрения на суть этого понятия, но чаще всего одаренность связывают с познавательными способностями: вниманием, памятью, мышлением, воображением и творчеством. В понятие «одаренность», таким образом, включаются следующие индивидуальные особенности:

  • наблюдательность и высокий уровень концентрации внимания;
  • способность быстро и часто спонтанно запоминать разнородную информацию;
  • свободный доступ к хранящейся в памяти информации и, как следствие, ассоциативное мышление;
  • гибкое мышление, способное оперировать понятиями и категориями из разных областей знаний;
  • высокий уровень логического мышления;
  • развитое образное мышление и воображение;
  • способность мыслить оригинально, творчески и находить нестандартные решения задач.

Таким образом, одаренность обеспечивает человеку возможность овладения различными видами деятельности, но возможность эта потенциальная, так как для успеха необходимы также и специальные способности. Хотя, учитывая, что одаренность предполагает склонность к творчеству и значительную общую активность, человек с высоким уровнем этой характеристики всегда найдет сферу самореализации и ту область, где он может добиться успеха. А ряд психологов к тому же выделяют еще и специальную одаренность, связанную со специальными способностями.

Талант как природный дар и уровень способностей

Часто можно услышать выражение: «Ему дан талант от Бога». Оценка таланта как некоего дара связана, конечно, с желанием хоть как-то оправдать собственную «бесталанность» — уж раз не дано, так не дано. Но определенная доля истины в этом высказывании есть.

Талант – это очень высокий уровень специальных способностей и он, действительно, дан не каждому. В основе таланта лежат задатки – природные качества, врожденная предрасположенность человека к определенной деятельности. Проявляется она чаще всего в анатомо-физиологических или психофизиологических особенностях:

  • музыкальный слух;
  • чувствительность зрительного анализатора;
  • активность центра математических способностей в коре головного мозга;
  • скорость психических реакций и т. д.

Все это создает условия для потенциального успеха в деятельности. Но этой деятельностью еще надо овладеть, причем не на среднем уровне, а на уровне мастерства – только тогда люди будут говорить о вашем таланте.

То есть талант хоть и предполагает природные данные, но это прежде всего труд, упорство в овладении приемами, методами деятельности, процесс развития и совершенствования способностей. Даже если человек родился с отличными задатками, но не проявляет упорства и трудолюбия в развитии способностей, то успеха он не достигнет, в лучшем случае станет крепким середнячком, ремесленником, а не мастером. Вот о таких обычно и говорят: «Зарыл свой талант в землю».

Но, так или иначе, талантливость – явление довольно распространенное, более того, практически все дети рождаются потенциально талантливыми. И только от воспитания и собственного упорства зависит, превратится ли потенциальный талант в реальный.

А вот гениальность – явление совсем иного порядка, хоть и она связана с уровнем способностей. Но можно сказать, что гениальность выходит за пределы верхней границы психической нормы, поэтому и встречается крайне редко.

Сверхспособности или дар? Узнайте от самих суперлюдей о их способности.

Что такое гениальность

Говоря, что гениальность выходит за пределы нормы, мы имеем в виду не патологию, не болезнь, а то, что способности гения существенно превышают некую стандартную, принятую в обществе норму. Это и позволяет гениям не только добиться успеха часто в нескольких видах деятельности, но и оказать влияние на сам ход развития человеческой цивилизации.

Талантливый человек от просто способного отличается количественно – уровнем развития способностей, а вот гениальный отличается качественно.

Высший уровень способностей человека

Для гения характерно:

  • необычное восприятие окружающего;
  • нестандартное мышление;
  • высочайший уровень креативности.

Причем креативности спонтанной, когда новые, оригинальные идеи рождаются как бы сами по себе, а интуитивное мышление опережает рациональное.

Не менее важно такое качество гения, как заинтересованность, увлеченность, нередко переходящая в одержимость. Гениальные люди часто увлекаются разными областями, видами деятельности, и везде способны добиться успеха не только благодаря своей одаренности, талантливости, но и колоссальному трудолюбию, упорству, целеустремленности. Ради нового знания или овладения новой деятельностью гений может жертвовать многим, в том числе и собственным здоровьем, и благополучием близких.

Гении обладают способностью научного предвидения не только благодаря своим анализаторским способностям, но и потому, что сами во многом опередили свое время, а их открытия и творения, казалось бы, взяты ими из будущего.

Основа гениальности – очень высокий уровень одаренности и таланта, который проявляется в разных видах деятельности. Казалось бы, гений способен добиться успеха во всем. Например:

  • Леонардо да Винчи был не только художником, но и архитектором, и выдающимся изобретателем, чьи идеи на сотни лет опередили его время.
  • Джордано Бруно известен не только как гениальный астроном, высказавший идеи, несопоставимые с уровнем развития науки того времени, но как поэт и философ.
  • Иоганн Кеплер, открывший законы движения планет Солнечной системы, прославился и как известный математик, механик и оптик.
  • Выдающийся философ Рене Декарт был еще создателем аналитической геометрии, физиком и даже физиологом. Кстати, российский физиолог И. П. Павлов считал его своим предшественником.
  • Один из самых ярких русских гениев – Михайло Ломоносов проявил способности в очень разных сферах: в поэзии и механике, химии и истории, живописи и металлургии, географии и астрономии.

Читая о гениях, понимаешь, что это люди, которые находятся явно за пределами нормы. Но насколько они ненормальны?

Может, все же патология?

Именно к такой мысли пришли ряд исследователей, изучавших в начале XX века феномен «гения», — уж слишком деятельность этих гениальных людей и их поведение отличались от обычных.

Одним из наиболее известных сторонников идеи связи гениальности с психической патологией был итальянский психиатр Чарльз Ломброзо. Он написал книгу «Гений и сумасшествие», в которой собрал и проанализировал большой статистический материал различных отклонений талантливых людей. Ломброзо сделал вывод, правда, довольно осторожный, что гениальность часто связана с проявлением болезни, причем не только психической. Прав ли он?

Отчасти да, прав. Но не в том, что между гениальностью и сумасшествием имеется очевидная связь, а в том, что гениальные люди часто предрасположены к болезням, в том числе психическим. Причин тут несколько:

  • Для гениев характерна высокая степень чувствительности, они как губка впитывают в себя всю информацию, в том числе эмоциональную. Поэтому нередко гениальные люди отличаются экзальтированностью, несдержанностью и ранимостью.
  • Обладая высокой работоспособностью и часто одержимостью своей деятельностью, гении тратят физической и психической энергии значительно больше, чем обычные люди. Поэтому часто страдают от «отката» — резкого спада активности, когда эмоциональный подъем сменяется резким спадом, а нередко и депрессией.
  • В силу подвижности, неустойчивости нервной системы и повышенной эмоциональности гении тяжелее, чем обычные люди переносят жизненные неурядицы, у них чаще возникают проблемы социального характера, они хуже уживаются с другими людьми. Поэтому нередко страдают от одиночества.
  • Достижения гениальных людей опережают их время, поэтому они часто не получают признания современников, а бывает, что их подвергают гонениям. И как следствие отторжения обществом, у них могут развиться неврозы и депрессия. Даже Леонардо да Винчи, казалось бы, один из самых благополучных гениев, современниками (да и не только современниками) был признан как великий художник, а вовсе не как гениальный изобретатель. А вот сам он считал живопись малозначительным хобби и большее значение придавал изобретениям, которые, увы, в XV–XVI веках так и не были воплощены в жизнь.

Есть и еще одна причина, не связанная напрямую с гениальностью. Гении заметны в толпе, они слишком неординарны, нестандартны, чтобы считаться нормальными. Они кажутся странными, а слухи, бывает, значительно преувеличивают эти странности.

Но гениев можно назвать настоящими двигателями цивилизации. А странности? Они есть у всех. Современные психологи вообще утверждают, что нормальных людей не существует, норма – это абстракция. Гению, по крайней мере, странности простительны.

Школы для одаренных детей: хорошо или плохо?

Феномен гениальности сквозь призму психоанализа

Феномен гениальности сквозь призму психоанализа

Калашникова А. А., Ксенофонтова В.А.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

Актуальность данного исследования связана с тем, что вопрос о возможностях человеческого интеллекта, о психологических особенностях тех людей, которые внесли вклад в развитии мира, всегда интересовал ученых. Интеллект гениев необходимо изучать уже потому, что именно они являются создателями идей, проектов и технологий, т.е. наиболее ценной продукции мирового рынка. Психология стремится дать объяснения происхождения гениальности, согласно ей гений — это не мистическое явление, а результат наследственности, воспитания, окружения. Проблема гениальности получает широкое освещение в различных психологических теориях, одной из которых является психоанализ.

Психоаналитическая психотерапия базируются на представлении, согласно которому люди являются сложными энергетическими системами. Поскольку психоанализ нацелен на изучение глубинных мотивов, которые движут человеком, то и человеческое поведение, опыт и познание во многом определены внутренними, иррациональными влечениями. Гений по уровню развития не отличается от обычного человека, их различие состоит только в том, как применяет гений свои способности под воздействием сильной мотивации. Следовательно, феномен гениальности зависит от благоприятного сочетания разнообразных мотивационных, интеллектуальных и средовых факторов.

Согласно теории Фрейда, мотивация человека полностью основана на энергии возбуждения, производимого телесными потребностями. В основном психическая энергия направлена на умственную деятельность, позволяя снижать уровень возбуждения, вызываемого потребностью. Психоанализ видит основу творчества гения в сфере бессознательного, куда вытесняются различные влечения, чтобы потом быть раскрытыми в произведениях. Определяя гениальность как врождённое умение сублимировать свои глубинные сексуальные комплексы, основным методом ее изучения называет биографический метод, который предполагает тщательное изучение всего доступного печатного материала.

Психоанализ позволяет взглянуть на феномен гениальности с точки зрении мотивации, движущей людьми. Взгляды представителей психоаналитической теории схожи с идеями представителей современных патологических теорий тем, что на передний план выходит как раз мотивация, а не интеллектуальные способности человека. Но в отличие от них психоанализ не говорит о сходстве гениальности с патологией, а раскрывает глубинный, бессознательный механизм творчества гения.

Талант и гениальность как уровни способностей | Материал:

Талант и гениальность как уровни способностей

Выполнила: Вахитова А.Г., воспитатель

1 квалификационной категории

 

Кутерем – 2017

Содержание

Введение         .3

1. Способности……………………………………………………………………4

1.1. Основные понятия……………………………………………………………4

1.2. Условия формирования способностей……………………………………..6

1.3. Виды способностей…………………………………………………………. 7

2. Талант…………………………………………………………………………..8

2.1. Основные понятия……………………………………………………………8

2.2. Классификация таланта………………………………………………………9

3. Гениальность…………………………………………………………………..10

3.1 Общее понятие гениальности……………………………………………….10

4. Талант и гениальность: сходство и различия…………………………………..12

Заключение……………………………………………………………………….13

Список литературы ……………………………………………………………….15

Введение

         Талант попадает в цели, в которые никто попасть не может, а гений — в цели, которые никто не видит. (А. Шопенгауэр)

           Как пишет В.Т. Кудрявцев: «Со времен Аристотеля природа души, психики, сознания человека связывалась с его способностью свободно ориентироваться и действовать в неопределенных ситуациях, предполагающих поиск и построение таких способов действия, которые были бы сообразны логике будущего».

          Как справедливо отмечает Т.И. Артемьева: «Рассмотрение способностей в широком личностном плане, а также попытка определять способность через личность переводит саму проблему способностей в область проблем личности. Личность и способности имеют прямую связь, однако это вовсе не означает, что одно может подменяться другим». Мы постараемся четко разграничить эти два понятия и подробно рассмотреть непосредственно интересующие нас способности.                                                                  

        Проблема выявления способностей, таланта и гениальности постоянно ставится перед человеком жизнью. Постоянно обнаруживается, что даже в относительно одинаковых условиях жизни и деятельности психические свойства людей неодинаковы и развиваются в разной степени. Поэтому, на мой взгляд, проблема выявления способностей, одаренности и таланта, а так же взаимосвязи и различия этих явлений актуальны и в наше время.

          Изучением способностей, таланта, занимались многие психологи как в нашей стране и за рубежом. Среди них можно выделить работы известного советского ученого, доктора педагогических наук в области психологии            Б.М. Теплова. Стоит также отметить работы ученика и сотрудника Теплова, известного отечественного психолога, доктора психологических наук                  Н. С. Лейтеса. Его работы по изучению психики одаренных, талантливых детей занимают видное место в русской психологии.

1. Способности

1.1. Основные понятия

         Когда мы пытаемся понять и объяснить, почему разные люди, обстоятельствами жизни, поставленные в примерно одинаковые условия, достигают разных успехов, мы обращаемся к понятию способности, полагая, что разницу в успехах можно вполне удовлетворительно объяснить ими.

          На мой взгляд, способности — это индивидуальные свойства личности, являющиеся субъективными условиями успешного осуществления определённого рода деятельности. Таким образом, способности не сводятся к имеющимся у человека знаниям, умениям, навыкам. Они обнаруживаются в быстроте, глубине и прочности овладения способами и приёмами некоторой деятельности.

         А.В. Петровский в своем учебнике по общей психологии дал такое определение «способности»:

        «Способности — это такие психологические особенности человека, от которых зависит успешность приобретения знаний, умений, навыков, но которые сами к наличию этих знаний, навыков и умений не сводятся» [1, 475].

          Значительный вклад в разработку общей теории способностей внес наш отечественный ученый Б.М. Теплов. Он выделил «три признака способностей, которые и легли в основу определения, наиболее часто используемого специалистами:

         1) способности – это индивидуально-психологические особенности, отличающие одного человека от другого;

         2) только те особенности, которые имеют отношение к успешности выполнения деятельности или несколько деятельностей;

         3) способности несводимы к знаниям, умениям и навыкам, которые уже выработаны у человека… » [2,14].

         В.Н. Дружинин считал, что чем больше развита у человека способность, тем он быстрее и успешнее овладевает какой-либо деятельностью, а процесс обучения и сама работа, в той сфере, в которой он не имеет способностей, дается ему субъективно тяжелее.

         По мнению Теплова, способности не могут существовать иначе, как в постоянном процессе развития. Способность, которая не развивается, которой на практике человек перестает пользоваться, со временем теряется. Только благодаря постоянным упражнениям, связанным с систематическими занятиями такими сложными видами человеческой деятельности, как музыка, техническое и художественное творчество, математика, спорт и т.п., мы поддерживаем у себя и развиваем дальше соответствующие способности [2].

         К.К. Платонов в книге «О системе психологии» дает следующую формулировку понятию «способность»:

         «Способности — это совокупность свойств личности, уже входящих в четыре ее основные подструктуры, но только тех из них, которые нужны для освоения определенной деятельности, выполнения ее и совершенствования в ней. Способности — это степень соответствия данной личности в целом требованиям определенной деятельности, раскрытая через структуру данной личности и структуру требований к личности данного вида деятельности с учетом возможной компенсации одних качеств личности другими» [3, 135].

          Когда мы говорим о способностях человека, то имеем в виду его возможности в той или иной деятельности. Эти возможности приводят как к значительным успехам в овладении деятельностью, так и к высоким показателям труда.

          При равных условиях (уровень подготовленности, знания, навыки, умения, затраченное время, умственные и физические усилия) способный человек получает максимальные результаты по сравнению с менее способными людьми, а высокие достижения способного человека являются результатом соответствия комплекса его нервно-психических свойств и требованиям деятельности.

1.2. Условия формирования способностей

         В своих трудах Б.М. Теплов указывает на некоторые условия формирования способностей. Сами по себе способности не могут быть врождёнными. По мнению ученого, врождёнными могут быть только задатки. Под задатками он понимал некоторые анатомо-физиологические особенности. Задатки лежат в основе развития способностей, а способности являются результатом развития. Если же способность сама по себе не врождённая, следовательно, она формируется в течение всей жизни (важно обратить внимание на то, что Теплов разделяет термины «врождённый» и «наследственный»;  «врождённый» — проявляющийся с момента рождения и формирующийся под воздействием как наследственных, так и средовых факторов, «наследственный» — формирующийся под воздействием факторов наследственности и проявляющийся как сразу после рождения, так и в любое другое время жизни человека). Способности формируются в деятельности. Теплов пишет, что «…способность не может возникнуть вне соответствующей конкретной предметной деятельности» [4,133]. Таким образом, к способности можно отнести то, что возникает в соответствующей ей деятельности. Продукт деятельности и влияет на успешность выполнения данной деятельности. Согласно утверждению Б.М. Теплова, способность начинает существовать только вместе с деятельностью, она не может появиться до того, как началось осуществление соответствующей ей деятельности. Причём, способности не только проявляются в деятельности, они в ней создаются [4].

         Говоря о способностях, необходимо упомянуть то, что они у каждого человека разные. Каждый человек имеет индивидуально-своеобразное сочетание способностей, и его успешность определяется наличием того или иного сочетания способностей. Одни способности могут заменяться другими, отличающимися по своему происхождению, но схожими по проявлениям. На успешность одной и той же деятельности могут влиять разные способности, поэтому, отсутствие одной способности может быть скомпенсировано наличием другой.

1.3. Виды способностей

        Способности делятся на общие и специальные. Ученые выделяют следующие виды специальных способностей:

1. учебные и творческие

2. умственные и специальные

3. математические

4. конструктивно-технические

5. музыкальные

6. литературные

7. художественно — изобразительные.

       Учебные и творческие способности отличаются друг от друга тем, что первые определяют успешность обучения и воспитания, усвоения человеком знаний, умений, навыков, формирования качеств личности, в то время как второе — создание предметов материальной и духовной культуры, производство новых идей, открытий и произведений, словом — индивидуальное творчество в различных областях человеческой деятельности.

        Когда мы изучаем психологическую характеристику способностей, можем выделить качества, которые отвечают требованиям не одной, а одновременно нескольких видов деятельности, и специальные качества, которые отвечают более узкому кругу требований данной деятельности. В структуре способностей некоторых людей эти общие качества могут быть очень ярко выражены. Это говорит о наличии у людей разносторонних способностей, а также об общих способностях к широкому спектру различных деятельностей, специальностей и занятий.

2. Талант

2.1. Основные понятия

         Талант — присущие от рождения определённые способности, которые раскрываются с приобретением навыка и опыта. Слово «талант» происходит от меры веса «талант». В Новом Завете есть притча о трёх рабах, которым хозяин подарил монету под названием «талант». Один закопал свой талант в землю, второй разменял его, а третий приумножил. Отсюда и три выражения: закопал, разменял и умножил, то есть развил свой талант. Из Библии слово «талант» распространилось в переносном смысле: как дар Божий, возможность творить нечто новое, не пренебрегая им.

          Современные учёные выделяют определенные типы таланта, которыми обладают люди в той или иной степени.

          А.В. Петровский писал, что «нельзя ставить знак равенства между талантом как потенциальной возможностью создания значительных ценностей в науке, искусстве и социальной жизни и реализацией этих возможностей в продуктах материальной и духовной культуры общества. То, какие дарования получат наиболее благоприятные условия для полноценного развития, зависит от потребностей эпохи и особенностей конкретных задач, которые стоят перед государством» [1,484].

           Высшую ступень развития способностей называют талантом. Так же как и способности, талант представляет собой лишь возможность приобретения высокого мастерства и значительных успехов в творчестве. В конечном счете, творческие достижения зависят от общественно-исторических условий существования людей. Если общество испытывает необходимость в талантливых людях, если подготовлены условия для их развития, то появление таких людей становится возможным. Пробуждение талантов общественно обусловлено. То, какие дарования получат при наиболее благоприятных условиях полноценное развитие, зависит от потребностей эпохи и особенностей конкретных задач, которые стоят перед государством. Например, в период войн можно наблюдать рождение полководческих талантов, а в мирное время – инженерные, архитектурные. Талант — настолько сложное сочетание психических качеств личности, что он не может быть определен какой-либо одной-единственной способностью. Скорее, наоборот, отсутствие или, точнее сказать, слабое развитие какой-либо даже важной способности, как об этом свидетельствуют психологические исследования, может быть с успехом компенсировано интенсивным развитием других способностей, входящих в сложный ансамбль качеств таланта.

2.2. Классификация таланта

           В психологии принято выделять восемь типов таланта:

       1. Вербально-лингвистический. Он отвечает за способность писать и читать, присущ журналистам, писателям и юристам.

        2. Цифровой. Данный тип характерен для математиков, программистов, то есть людей, которые каждый день работают с цифрами.

        3. Слуховой. Присущ музыкантам, лингвистам и языковедам.

        4. Пространственный. Характерен для дизайнеров и художников, архитекторов и модельеров.

        5. Физический. Свойственен спортсменам и танцорам, поскольку эти люди легче обучаются на практике.

        6. Личностный, его ещё называют эмоциональным. Он отвечает за то, что человек говорит сам себе.

        7. Межличностный. Люди с этим талантом, преимущественно, в процессе своей деятельности тесно связаны с социумом. Это политики, продавцы, актеры.

       8. Талант окружающей среды. Данным типом талантом чаще бывают наделены дрессировщики, земледельцы.

        Из выше изложенного, талант — это сочетание способностей, их совокупность. То есть отдельно взятая, изолированная способность не может быть аналогом таланта, даже если она достигла очень высокого уровня развития и ярко выражена. Об этом, в частности, свидетельствуют обследования людей, обладавших феноменальной памятью. Между тем, именно в памяти, ее прочности и емкости многие готовы видеть эквивалент таланта.

3. Гениальность

3.1 Общее понятие гениальности

Наивысшую ступень развития способностей, проявляющихся в творческой деятельности, результаты которой имеют историческое значение в жизни общества, в развитии науки, литературы, искусства, называют гениальностью. Гениальность отличается от талантливости общественной значимости тех задач, которые человек решает. Гений выражает передовые тенденции своего времени.

 Индивидуальные особенности способностей оказываются в разносторонности или односторонности их развития. Разносторонние способности имели М. Ломоносов, Д. Менделеев, Н. Бородин, Т. Шевченко и др. Например, М. В. Ломоносов достиг выдающихся результатов в различных областях знаний: химии, астрономии, математике и в то же время был художником, литератором, языковедом, превосходно знал поэзию.

 Однако это «…не означает, что все индивидуальные качества гения развиты в одинаковой степени. Гениальность, как правило, имеет свой «профиль», какая-то сторона в ней доминирует, какие-то способности проявляются ярче» [12, c. 106].

 Индивидуальные особенности способностей каждого человека является результатом ее развития. Поэтому для развития способностей нужны соответствующие социальные условия, активность личности в деятельности.

 «В жизни гениальных людей бывают моменты, когда эти люди представляют большое сходство с помешанными, например усиленная чувствительность, экзальтация, сменяющаяся апатией, оригинальность эстетических произведений и способность к открытиям, бессознательность творчества и употребление особых выражений, сильная рассеянность и наклонность к самоубийству, а также нередко злоупотребление спиртными напитками и, наконец, громадное тщеславие».

         Проблема таланта и гениальности стоит перед психологами в течение долгого времени и на сегодняшний день не существует единой концепции в рамках какой-либо теории личности, которая бы объясняла её в полном объёме. Большинство теорий личности рассматривают лишь некоторые аспекты данной проблемы. Тем не менее, изучение вопросов структуры одаренности, таланта и гениальности имеет очень большое значение, как для теории психологии, так и для решения конкретных психолого-педагогических задач современного образования.

 Как за рубежом, так и у нас в стране разрабатываются новые программы развития талантливых детей и подростков, дающие им возможности как можно раньше начать реализовывать свой потенциал. Но на наш взгляд, по-настоящему хорошие методики могут быть разработаны только на основе твёрдой теоретической базы, после того как проблема будет всесторонне изучена и будет сформирована единая психолого-педагогическая концепция.

4. Талант и гениальность: сходство и различия

Существует мнение, что гениальность и талант отличаются тем, что последний следует развивать, а гениальность дается человеку свыше. Но все же ничего нельзя сделать без упорного труда. Представьте себе гения, который не занимается тем делом, которое предписано ему судьбой, он пустил свою жизнь на самотек и совсем не реализовывает себя. Вряд ли он создаст что-то новое или как-то поможет человечеству. Понятие «талант» (и «гениальность» также) включает в себя неустанный труд, самоконтроль и самосовершенствование. Недаром Томас Эдисон, американский изобретатель утверждал, что гений – это 1% вдохновения и 99% пота. Нельзя не согласиться с ним. Также очень важно, чтобы способности, задатки, одаренность, талант, гениальность человека были направлены в положительное русло. Ведь миру известны также злые гении, которые использовали свои способности во вред людям: Гитлер, Чингисхан, Саддам Хусейн, Иван Грозный…  Эти и некоторые другие люди залили человеческой кровью страницы истории в разные времена. Гениальность и талант — это слуги Добра, а не Зла. Хотя, как видим, есть и исключения. Психологи говорят, что каждый человек гениален по-своему, необходимо только открыть в нем задатки. Талант, гениальность придут со временем. Именно поэтому заботливые родители должны внимательно наблюдать за своим малышом, чтобы обнаружить в нем творческие способности. Регулярные занятия с профессионалами сделают свое дело. Способности превратятся в одаренность, а в дальнейшем и в талант. Сможет ли человек стать гением в своем деле, будет зависеть только от него. Способен ли он трудиться без отдыха, сможет ли он посвятить всего себя любимому делу, отказавшись от всего остального. Стоит учесть, что семейная жизнь и быт могут помешать гениальности, притупить её.          

Заключение

          Из всего материала можно сделать вывод, что способностями называют такие психические качества, благодаря которым человек сравнительно легко приобретает знания, умения и навыки и успешно занимается какой-либо деятельностью.

         Вопросы таланта, гениальности, как верно было подмечено Рубинштейном, несмотря на регулярность изучения, так и остаются не понятыми до конца, с настолько разными вариантами причинно-следственных отношений, что трудно говорить о какой-либо логической связи между этими теориями. Например, в психологической литературе вопрос о соотношении понятий  талант и гениальность имеет зачастую очень противоречивые ответы. Во многих источниках понятия «одарённость» и «талант» трактуются как синонимичные и не разделяются, а гениальность рассматривается как высшая степень проявления таланта или одарённости.

           Для того чтобы талант, гениальность смогли найти проявление и начать развиваться, личности необходимо иметь высокую работоспособность, мотивацию, самоотдачу, знания и умения в конкретной области деятельности. Учитывая эти факторы, ученые и пытаются разграничить эти три понятия. Способности, гениальность, талант есть в каждом человеке, их просто нужно обнаружить и развивать.

          Среди ученых в связи с этим распространено мнение, что способности биологически обусловлены и их проявление целиком зависит от унаследованного генетического фонда. Обучение и воспитание, считают ученые, стоящие на этой позиции, может лишь ускорить процесс проявления способностей, но и без педагогического воздействия они обязательно проявятся.

        Лучшим периодом развития способностей, раскрытия одаренности, таланта является детство. Именно этот период жизни человека является самым благоприятным, потому что идет узнавание мира и сначала не произвольно развиваются некие способности, а потом уже и родители, и в школе помогают их развивать.

Список литературы:

  1. Аверин В. А. Психология личности: Учебное пособие. — СПб.: ИстНоваПресс, 2007. – 398 с.
  2. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. — М.: Нова, 2006. – 376 с.
  3. Дружинин В.Н., Психология общих способностей. 3-е изд.- СПб.: Питер, 2008. – 368 с.
  4. Лейтес Н.С. Возрастная одаренность и индивидуальные различия: Избранные труды. – М.: МПСИ, 2003. – 412 с.
  5. Лурия А. Р. Лекции по общей психологии. – СПб.: Питер, 2006. – 320 с.
  6. Маклаков А.Г. Общая психология: Учеб. Пособие. – СПб.: Питер, 2001. – 592с.
  7. Общая психология: Учебник/ Под ред. Тугушева Р. X., Гарбера Е.И. – М.: Эксмо, 2006. – 592с.
  8. Петровский А. В., Ярошевский М.Г. Психология: Учебник для студентов высших пед. учеб. заведений. – 3-е издание, стереотип.- М.: Издательский центр «Академия», 2002. – 512с.
  9. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: Учеб. Пособие. – СПб.: Питер Ком, 1999. – 720с.
  10.  Сорокун П.А. Основы психологии: Учеб. пособие. – Псков: ПГПУ, 2005. – 312с.
  11.  Теплов Б. М. Проблемы индивидуальных различий. – М.: Политиздат, 1961. – 503 с.
  12.  Теплов Б.М Способности и одаренность: Психология индивидуальных различий. — М.: изд-во Московского Университета, 1982. – 404 с.
  13.  Узнадзе Д.Н. Общая психология. – М.: Смысл, 2004. – 413 с.

Гениальность — это… Что такое Гениальность?

  • ГЕНИАЛЬНОСТЬ — ГЕНИАЛЬНОСТЬ, высшая степень одаренности, проявляющаяся в максимальной творческой продуктивности, имеющей для соц. жизни исключительное историческое значение. Г.можетпроявиться в самых различных областях человеческого творчества в науке,… …   Большая медицинская энциклопедия

  • гениальность — (от лат. genius дух) высший уровень развития способностей как общих (интеллектуальных), так и специальных (см. способности; Способности специальные). О наличии Г. можно говорить лишь в случае достижения личностью таких результатов творческой… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ГЕНИАЛЬНОСТЬ — ГЕНИАЛЬНОСТЬ, гениальности, мн. нет, жен. (книжн.). отвлеч. сущ. к гениальный. Гениальность Мертвых душ Гоголя. || Высшая одаренность; то же, что гений в 1 знач. Гениальность Пушкина. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • Гениальность — Воспитание * Величие * Гений * Здравый смысл * Идеал * Манеры * Мнение * Мораль * Помощь * Поступок * Привычка * Репутация * Совет * Тайна * Талант * Характер …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • ГЕНИАЛЬНОСТЬ — ГЕНИАЛЬНОСТЬ, наивысшая степень проявления творческих сил человека. Связана с созданием качественно новых, уникальных творений, открытием ранее неизведанных путей творчества. От античности идет взгляд на гениальность как на род иррационального… …   Современная энциклопедия

  • ГЕНИАЛЬНОСТЬ — наивысшая степень проявления творческих сил человека. Связана с созданием качественно новых, уникальных творений, открытием ранее неизведанных путей творчества. Исторические воззрения на природу гениальности определялись общим пониманием… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ГЕНИАЛЬНОСТЬ — (этим. см. гений). Высшие природная способности, дающие возможность творить что либо, выходящее из ряда обыкновенного. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ГЕНИАЛЬНОСТЬ от слова гений. Высшие природные… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • гениальность — гений Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011. гениальность сущ., кол во синонимов: 5 • величие (11) …   Словарь синонимов

  • Гениальность — ГЕНИАЛЬНОСТЬ, наивысшая степень проявления творческих сил человека. Связана с созданием качественно новых, уникальных творений, открытием ранее неизведанных путей творчества. От античности идет взгляд на гениальность как на род иррационального… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • гениальность — ГЕНИАЛЬНЫЙ, ая, ое; лен, льна. Обладающий гением (в 1 знач.), свойственный гению. Г. поэт. Гениальное произведение. Просто, как всё гениальное (о том, чему нашлось лёгкое и простое объяснение; шутл.). Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю.… …   Толковый словарь Ожегова

  • Одаренность: понятие, виды, метод идентификации

     

     

    Сегодня при переходе общества к инновационной экономике к провозглашенным лозунгам: «модернизация» и «выращивание интеллектуальной элиты» добавился призыв к воспитанию конкурентоспособной личности.

    Конкурентоспособная личность — это личность, обладающая богатыми резервами, более высокими, чем у других. В этом плане одаренные дети являются резервом решения поставленной проблемы. Поэтому в настоящее время особое внимание педагогов и психологов привлечено к поиску одаренной молодежи. В связи с этим актуальной становится задача теоретического обоснования понятия одаренности, поскольку пути ее развития и идентификация определяются ее пониманием.

     

    Традиционное понимание одаренности           

    Новое содержание понятия одаренности как системного качества было раскрыто в отечественной «Рабочей концепции одаренности» [5], которая разрабатывалась по заданию Минобразования России. Это позволило на новом уровне решать проблему, тезискоторой был сформулированпраотцом данной проблематики Ф. Гальтоном [14]. По его мнению, гениальность отражает сплав трех важных компонентов: таланта (как высшего проявления ума), характера (как личностных и мотивационных черт, обеспечивающих его реализацию) и выносливости, способности к усердной работе (как энергетического показателя). В «широкую одаренность» Ф. Гальтон включил исключительную приверженность делу, характерную для деятельности одаренного человека. Следует поражаться проницательности Ф. Гальтона, поскольку он не просто предполагал наличие личностных черт в структуре одаренности, но, главное, четко осознал их функциональное значение, которое заключается в обеспечении реализации ума.

    Когда сегодня сводят одаренность к умственным способностям «выше статистически среднего», то отмечают средство, но упускают суть того, что есть одаренность. Почему потеряна квинтэссенция этого понятия? Как ни грустно, но начало отхода от его понимания заложил сам же Ф. Гальтон. Для подкрепления своего доказательства наследования гениальности и полагая, что социальный статус является ее надежным показателем, Ф. Гальтон обратился к анализу выдающихся английских семейных кланов. Необходимо было формализовать этот массив данных. Для этого их нужно было, прежде всего, измерить, т.е. сопоставить большое число разнообразных признаков с соответствующими им «единицами». Материал для рассмотрения оборотной стороны высоких проявлений ума — потерю интеллекта — Ф.  Гальтон нашел в работах психиатра Сегэна. Это позволило Ф. Гальтону выявить континуальность распределения природных способностей. Введение представления о континуальном распределении проявлений способностей в популяции было ключевым для формирования измерительного подхода. Ф. Гальтон установил совпадение содержательных интерпретаций репутации, как высшего выражения гениальности, и способностей. При сопоставлении двух классификаций — гениальности и способностей — он определил в целом сходные тенденции популяционных распределений их проявлений и на основании этого допустил, что преимущественно умственные способности репрезентируют гениальность. Исследование Ф. Гальтона, будучи действительно фундаментальным, отразило всю сложность проблемы и те исходные противоречия, которые сопутствуют ее решению с XIX по XXI в. Ф. Гальтон как бы наметил своего рода Сциллу и Харибду, между которыми мечутся все последующие ученые. Их понимание одаренности с необходимостью включало личность, а именно ее духовную зрелость [6, 13]. Как нельзя более точноВ.М. Экземплярский указывает на «гордиев узел»проблемы: «Лишь недостаточность имеющихся у нас экспериментальных методов для определения высоты развития эмоционально–волевой сферы и наоборот значительное развитие методики количественного исследования интеллекта ограничивают до сих пор по преимуществу интеллектуальной сферой разрешение проблемы. С этим ограничением естественно придется считаться и в самом принципиальном выяснении проблемы и путей к ее разрешению…» [12. С. 264]. Позиция В. Штерна последовательна — потребность измерения приводит к сужению понятия одаренности: «Мы не только ограничиваем умственную одаренность от эмоциональных и волевых свойств индивидуума, но отводим ей ясно очерченное место и среди интеллектуальных функций» [10. С. 58].

     

    Проблема измерения одаренности           

    На многие десятилетия в психологии воцарилось редуцированное представление об одаренности и сведение ее измерения к IQ. Итак, раскрытие понятия одаренности завязано на способе ее измерения. В свою очередь это определяет замену измерения целого на измерение одного из его элементов. Так возник антитезис. Именно этот факт замены лежит в основе тенденции, которую Л.С. Выготский назвал поэлементным анализом — сведением целого к одной его части. Но «на пути отождествления целого с элементами проблема не решается, а просто обходится» [3. С. 12]. Вместе с тем данная тенденция четко прослеживается и далее на протяжении XX в. при классификации видов одаренности, что всё более уводит от решения проблемы.

    В структуре Гилфорда [15] все факторы — независимые способности, что и создает объективную возможность их отдельного рассмотрения в тестах интеллекта «IQ» и специальных тестах креативности «Cr». Это, кстати, демонстрируют многочисленные сопоставительные исследования креативности и интеллекта на протяжении всей второй половины XX в. Подобные исследования проходят в триаде, в которую также включили обучаемость (или профессиональную успешность) как показатель жизненной валидности тестов интеллектаи креативности. Эти три показателя и легли в основу классификации одаренности на три отдельных вида:

    академическую;

    интеллектуальную;

    творческую.

    Думается, что предлагаемое деление одаренности весьма прагматично и скорее просто привязано к типу диагностической процедуры (отметкам, тестам «IQ», тестам «Cr»). Таким образом, способ измерения определяет объект, а не наоборот. При таком подходе не вскрывается сущность явления и в его основе лежит ориентация на частные признаки. С одной стороны, расщепление одаренности на три вида отражает само понимание природы творческих способностей. С другой — такое понимание одаренности от прямого отождествления с интеллектом перешло подчас к прямому их противопоставлению (критическое мышление тормозит генерацию идей).

    Согласно новому подходу, факторы креативности существуют параллельно факторам, фиксируемым тестами интеллекта, и имеют свою локализацию (факторы дивергентного мышления). Выделение Гилфордом показателя креативности Cr, отличного от IQ — коэффициента интеллекта, иллюстрирует тенденцию, которая заключается «в колебании от полного отождествления к столь же метафизическому, столь же абсолютному разрыву и разъединению». А затем начинается установление между ними «чисто внешней механической зависимости как между двумя различными процессами», что характерно именно для поэлементного анализа [3. С. 12]. Этот факт, с одной стороны, подтверждает прогностичность выдвинутого Л.С. Выготским методологического принципа и лежит в основе объяснения понимания творческих способностей и одаренности, которое складывалось на протяжении ХIХ—ХХ вв. С другой — его идея в том, что психология, желающая изучать сложные психические единства, должна заменить методы разложения на элементы методами анализа, расчленяющего на единицы [Там же]. Иными словами, для корректного раскрытия понятия одаренности требуется выделение единицы его анализа.

     

    Новый подход к пониманию одаренности         

     «Развитие деятельности»             

    Основная трудность в понимании одаренности как системного качества заключалась в невозможности систематического наблюдения всех его компонентов: эмоциональных, мотивационных, волевых и др. Действительно, систематически наблюдаемыми трудно одновременно сделать отдельно все компоненты целого. Но это можно сделать, если мы «схватили» целое, выделив его «единицу анализа», что соответствует методологическим представлениям Л.С. Выготского. Все согласятся с тем, что одаренность проявляется в том, как человек овладевает деятельностью и далее ее развивает. В «Рабочей концепции одаренности» нашло отражение авторское понимание одаренности. Поскольку деятельность всегда осуществляется личностью, ее цели и мотивы оказывают влияние на уровень выполнения деятельности. Если цели личности лежат вне самой деятельности, например, если ученик готовит уроки только для того, чтобы его не ругали за плохие отметки или чтобы не потерять свой престиж отличника, то деятельность выполняется в лучшем случае добросовестно, и ее результат даже при блестящем исполнении не превышает нормативно требуемый продукт [5. С. 22]. Отмечая способности такого ребенка, не следует говорить о его одаренности, поскольку последняя предполагает увлеченность самим предметом, поглощенность деятельностью, «приверженность к делу». В этом случае деятельность не приостанавливается даже тогда, когда выполнена исходная задача, реализована первоначальная цель. То, что человек делает с любовью, он постоянно совершенствует, реализуя всё новые замыслы, рожденные в процессе самой работы, т.е. проявляет познавательную самодеятельность. «Мне кажется, — писал М. Горький, — что <…> талант — в сущности его — есть только любовь к делу, процессу работы…» [4. С. 30]. В результате новый продукт его деятельности значительно превышает первоначальный замысел. В этом случае можно говорить о том, что имело место «развитие деятельности». Развитие деятельности по инициативе самой личности, по мнению В.Д. Шадрикова [9], является операциональным раскрытием одаренности.Развитие деятельности приводит к получению творческого продукта, что в конечном счете определяет ценность одаренности как таковой. Поскольку одаренность мы оцениваем через успешность овладения деятельностью и ее развитие, то при таком понимании понятия «одаренность» и «творческая одаренность» выступают как синонимы. Творческая одаренность не рассматривается нами как особый, самостоятельный вид одаренности. Вместе с тем развитие деятельности по своей инициативе (познавательная самодеятельность — ПС) является реализацией позиции субъекта деятельности, это и есть авторская позиция.

     

    Метод «Креативное поле»                                                                          

    Наше понимание одаренности соответствует позиции С.Л. Рубинштейна, который писал, что одаренность нельзя отождествлять с качеством одной функции — даже, если это мышление. Одаренность так же, как и характер, определяет более синтетические, комплексные свойства личности.К аналогичному выводу приходит затем в процессе фундаментальных исследований способностей Б.М. Теплов:«В этой характеристике личности, которую мы называем одаренность, нельзя видеть простую сумму способностей: по сравнению со способностями она составляет новое качество» [8]. Согласно Б.М. Теплову, нельзя понять одаренность, если ограничиваться лишь анализом способностей. Разбирая приемы творчества гениальных музыкантов, Б.М. Теплов указывает на особенности их личности. Значительным музыкантом, отмечает он, может быть только человек с большим духовным …содержанием.

    Выше было показано, как редукция понятия одаренности определялась наличными методами измерения. Понятие не может быть рабочим, если оно не сопровождается процедурой его идентификации. Разработанный ранее (мною — Д.Б.) психодиагностический метод «Креативное поле» реально обеспечивает вычленение «в чистом виде» способности к развитию деятельности по собственной инициативе. Его разработка потребовала отказа не только от традиционных методов исследования, но и от стоящей за ними модели эксперимента, что обусловило построения новой модели. Она, в отличие от модели проблемной ситуации, в которой мысль движется как бы в одной плоскости (решение заданной задачи), должна быть объемной, чтобы проявилась другая плоскость для прослеживания хода мысли за пределами решения исходной задачи. В этом качестве может выступать система однотипных задач, содержащая ряд общих закономерностей. Такая система задач обеспечивает построениедвухслойной модели деятельности. Первый, поверхностный слой — заданная деятельность по решению конкретных задач. Второй — глубинный слой, замаскированный внешним слоем и неочевидный для испытуемого, — это деятельность по выявлению скрытых закономерностей, которые содержит вся система задач, но для их решения не требуется раскрытие этих закономерностей. Требование решить задачу выступает в качестве стимула мыслительной деятельности до тех пор, пока испытуемый не находит и не отрабатывает надежный и оптимальный алгоритм решения. Дальнейший анализ материала, который не диктуется утилитарной потребностью выполнить требование (решить задачу), мы и называем образно вторым слоем. Однако познавательный поиск может стимулироваться не только внешними требованиями, но и чувством неудовлетворенности результатами собственной работы. Оно проявляется в ситуации, когда испытуемый не владеет достаточно надежным алгоритмом выполнения заданной деятельности.

    Напомним, что наш подход требует создания условий для изучения деятельности, осуществляемой не как ответ на стимул. Реализация этого требования (первый принцип — отсутствие внешнего и внутреннего оценочного стимула) возможна именно в силу того, что второй слой не задан эксплицитно (т.е. не представлен в явном виде) в экспериментальной ситуации, а содержится в ней имплицитно, скрыто. Он вызывается к жизни и реально обнаруживает себя лишь как результат проявленной активности человека. Поскольку возможности испытуемого могут быть обнаружены лишь в ситуации преодоления и выхода за пределы требований исходной ситуации. Может быть ограничение, «потолок», но он должен быть преодолен, снят. Структура экспериментального материала должна предусматривать систему таких ложных, видимых «потолков» и быть более широкой, неограниченной. И чем богаче этот «слой» деятельности, чем шире система закономерностей, чем четче их иерархия, тем большей диагностической и прогностической силой обладает конкретная экспериментальная методика. Таким образом, второй принцип заключается в требовании отсутствия «потолка», ограничения деятельности в целом. Полноценная, методологически последовательная реализация перечисленных принципов возможна только в том случае, если деятельность испытуемого не будет ограничена во времени и эксперимент будет многократным. Это третий принцип метода, который мы условно назвали «Креативное поле». Его наличие позволило сделать одаренность в своей целостности систематически наблюдаемым феноменом.

    Потенциальное присутствие второго слоя в любой деятельности еще раз подтверждает представление С.Л. Рубинштейна о мышлении как познании, а не просто решении задач. Фактически здесь совершается, говоря словами Ю.М. Лотмана, «выход за пределы семантического поля», поскольку по смыслу происходит уже другая деятельность.

    Данный метод позволил экспериментально по одному объективному критерию выделить уровни, соответствующие овладениюдеятельностью, то, что в искусстве соответствует уровню «мастерства», а затем ее развитию, что расценивается уже как «искусство». Перечислим эти уровни.

    — Стимульно-продуктивный уровень. Деятельность может выполняться очень успешно, но она всегда стимулирована извне. Задачи рассматриваются как частные. Это анализ на уровне единичного. Высшие проявления на этом уровне отражают лишь высокий уровень развития способностей, т.е. это уровень мастерства.

    — Эвристический уровень. Овладев деятельностью, человек развивает ее далее по своей инициативе, благодаря чему выходит на открытие новых закономерностей, осуществляя анализ на уровне особенного.

    — Креативный уровень. Открытые закономерности рассматриваются человеком как вставшая перед ним новая проблема, требующая своего доказательства, т.е. теоретически обосновывается. Это анализ на уровне всеобщего, который позволяет выявить сущность явления, а значит возможность прогнозирования качественных скачков в его развитии. Наличие этого уровня позволяет диагностировать также прогностические способности. В отличие от стимульно-продуктивного, последние два уровня идентифицируют одаренность.

    Полная процедура принципиально индивидуального эксперимента представляет собой минимум 5 серий, занимающих в среднем от 20 до 40 минут, что отвечает четвертому принципу метода — длительности и многократности эксперимента, так как только многократность тестирования может контаминировать влияния привходящих факторов и, главное, обеспечивает возможность овладения предлагаемой в эксперименте деятельностью. Лишь при условии максимальной отработки испытуемым надежного алгоритма можно судить о наличии или отсутствии способности к нестимулированному извне развитию деятельности, что отражает наше концептуальное раскрытие понятия одаренности.

    Метод «Креативное поле», кроме того, что он выявляет способность субъекта к развитию деятельности за пределами исходных требований, позволяет тщательно отслеживать все процессуальные составляющие. Это находит выражение в фиксации момента и характера проявления познавательной самодеятельности, в детальном шкалировании и иерархии всех способов действий в ходе овладения экспериментальной деятельностью и дальнейшего ее развития. Стиль и способ овладения новой деятельностью в эксперименте, время и динамика выхода во второй слой позволяют дать детальный анализ всего процесса, его операционального и мотивационного состава. Чем большее число параметров фиксируется экспериментатором, тем более детальный анализ предшествует выводам, тем он объективнее.

    На начальном этапе эксперимента оцениваются умственные способности испытуемого по уровню их развития, культуре мышления и сформированности саморегуляции. Они оцениваются, прежде всего, по скорости и приемам овладения деятельностью. В этом качестве выступают

    параметры обучаемости: самостоятельность, обобщенность способа действия, его характер, перенос, экономичность;

    степень сформированности операционального и регуляторного аппарата: полнота анализа условий задачи, частичный анализ условий задачи;

    степень планирования (стратегия поиска): хаотическая, направленная, оптимальная.

     

    Обсуждение результатов                                                              

    Надежность методик, построенных по принципу «Креативного поля», подтверждена в нескольких циклах исследований по четырем релевантным методикам. Коэффициент корреляции между ними колеблется от Q = 0,653 до Q = 0,87 при P < 0,01. Валидность метода коллективом, работающим под моим руководством, доказана экспериментально в течение 39 лет на более 8,5 тыс. испытуемых от 5 до 80 лет. Из них, свыше 6 тыс. учащихся из 48 школ разных регионов с первого по одиннадцатый классы и дошкольники, а также свыше 2 тыс. взрослых людей широкого спектра профессий.

    Описание качественных различий ПС позволяет нам более содержательно, чем статистический анализ, обратиться к проблеме не только валидности метода «Креативное поле», но его прогностичности. Она доказана при отслеживании жизненного пути наших испытуемых, прежде всего, в ряде лонгитюдных исследований длительностью 6, 10, 18 и 39 лет. Благодаря лонгитюдному эксперименту мы смогли получить подтверждение своему прогнозу возможности роста ПС при изменении социальной ситуации развития в школьном возрасте. Более того, мы обнаружили, что данные, полученные в эксперименте, не только получили подтверждение в профессиональной деятельности наших испытуемых, но совпал характер и уровень их профессиональных достижений со стилем работы в эксперименте. Факт подтверждения прогноза, сделанного нами около 40 лет назад, говорит о прогностичности метода идентификации одаренности. (Например, среди учащихся 10 классов, обследованных в 1971 г. и показавших высокие результаты, ныне — академик РАН, директор института РАН, член союза композиторов России, член союза писателей Германии).

    Изложенный метод «Креативное поле» интенсивно используется нами в условиях психологической службы и в рамках работы по федеральной программе «Одаренные дети».

     

     

    Литература

    1.            Богоявленская Д.Б. Психология творческих способностей. — М.: Академия, 2002.

    2.            Богоявленская Д.Б., Богоявленская М.Е. Психология одаренности: понятие, виды, проблемы. —М.: МИОО, 2005.

    3.            Выготский Л.С. Собрание сочинений. Т. 2.

    4.            Горький М.Письма к рабкорам и писателям. — М., 1937.

    5.            Рабочая концепция одаренности / Под ред. Д.Б. Богоявленской, В.Д. Шадрикова. — М. , 2003.

    6.            Ревеш Г. Раннее проявление одаренности и ее узнавание // Что такое одаренность / Под ред. А.М. Матюшкина, А.А. Матюшкиной. — М.: ЧеРо, 2006.

    7.            Рубинштейн С.Л. Основы психологии. — М., 1948.

    8.            Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. — М., 1961.

    9.            Шадриков В.Д. Мир внутренней жизни человека. — М.: Логос, 2006.

    10.         Штерн В. Умственная одаренность. — СПб, 1997.

    11.         Эльконин Б.Д. Введение к развитию психики. — М., 1994.

    12.         Экземплярский В.М. Проблема одаренности. Измерение одаренности как теоретическая и практическая проблема // Что такое одаренность / Под ред. А.М. Матюшкина, А.А. Матюшкиной. — М.: ЧеРо, 2006.

    13.         Юнг К. Феномен одаренности // Что такое одаренность / Под ред. А.М. Матюшкина, А.А. Матюшкиной. — М.: ЧеРо, 2006.

    14.         GaltonF. Hereditary Talent and Character. MacMillan’s Magazin, vol. XII, 1865.

    15.         Guilford J. P. Three faces of intellect. American Psychologist, 1959, pp. 469—479.

     

    Tweet

    Есть ли гении в области психологии?

    Недавно я был потрясен, прочитав книгу Уолтера Айзексона о ботаниках и гениях, которые принесли нам цифровую революцию (см .: « Самая вдохновляющая книга, которую я прочитал »). Но помимо трепета, я также немного завидовал. Я спросил себя: есть ли в психологии гении, сопоставимые с Аланом Тьюрингом, Стивом Джобсом или Джеком Килби (получившим Нобелевскую премию за участие в изобретении кремниевого чипа)?

    Область психологии, безусловно, привлекла свою долю людей с высоким IQ.Но создали ли все эти блестящие психологи какие-либо поведенческие технологии, способные конкурировать с цифровыми технологиями, созданными компьютерными учеными?

    Однако, прежде чем поделиться своими размышлениями по этому вопросу, я хотел бы попросить вас на секунду перестать читать и записать одно или два имени, которые придут вам в голову, а также пару предложений о том, почему этот человек заслуживает называться гением. Это поможет вам подготовиться к тому, что будет дальше (и если вы захотите поделиться своими номинациями, я бы хотел их услышать, так что не стесняйтесь оставлять комментарии):

    Может ли пожизненное невежество стать возможностью?

    Сначала я подумал, что это будет легкая задача, которую я смогу выполнить за несколько часов.Черт возьми, я изучаю психологию почти 50 лет, я был соавтором учебника общей психологии, который выдержал несколько изданий и каждую главу открывал с исторической точки зрения. Я также являюсь соавтором учебника социальной психологии, который находится в шестом издании, и написал несколько других книг по психологии. Все эти годы чтения и изучения психологии должны были дать мне возможность быстро составить достойный список.

    Хотя я без особых проблем составил первоначальный список, прошло уже более трех недель, и я все еще работаю над этим вопросом.Фактически, я, вероятно, все еще буду работать над этим через 3 месяца. Почему задержка? Что ж, однажды я сел, чтобы серьезно задуматься над вопросом: «Кто такие гении психологии?» Я с болью осознал, как сильно мне нужно еще 40 лет в этой сфере, чтобы лучше учиться. Это унизительное осознание усилилось после того, как я задал тот же вопрос полдюжине самых умных психологов, которых я знаю. Оказывается, я на удивление мало знаю о некоторых из величайших мыслителей в области психологии, и мне даже есть что узнать о психологах, работы которых, как мне казалось, я знаком.

    Итак, в интересах продолжения образования, я провел последнюю неделю или две, копаясь в своих старых книгах по истории психологии, проверяя работы авторов, которые попали в мой первоначальный список или которые были упомянуты моей группой экспертов. экспертные жюри, заказывающие еще несколько книг для добавления в мою библиотеку и скачивание классических статей, написанных членами возможного списка гениев. Это вряд ли эффективный способ избавиться от публикации в блоге, но он заставляет меня ценить лучшее в моей работе профессора университета — обучение на протяжении всей жизни является центральной частью моей должностной инструкции.

    Раздел методов

    Сообщения в блогах должны быть короткими и приятными. Но мое недавнее чтение дало достаточно информации, чтобы напрячь внимание самого преданного читателя Atlantic Monthly. Итак, я собираюсь ответить на вопрос «Кто такие гении психологии» несколькими отдельными частями:

    Во-первых, я поделюсь с вами своим первоначальным незапланированным списком, версией, созданной до того, как я проконсультировался со сторонними экспертами и начал свою программу чтения. Это не самый строгий метод, но он может помочь вам осознать некоторые ограничения работы вашего мозга.Я также предложу несколько чтений для каждого из моих кандидатов, если вы также хотите, как и я, продолжить свое образование (или просто отвлечься от выполнения своего списка дел).

    Во-вторых, я поделюсь с вами другими номинациями, которые я слышал от нескольких моих блестящих и вдумчивых коллег: Боба Чалдини (социальный психолог, изучающий социальное влияние), Арт Гленберг (когнитивный психолог, изучающий воплощенное познание), Боб Хоган ( личностный психолог, изучающий лидерство и организационное поведение), Питер Киллин (экспериментальный психолог, изучающий обучение), Стив Нойберг (эволюционный социальный психолог, изучающий социальное познание и предрассудки), Марк Шаллер (социальный психолог, изучающий культуру и предрассудки) и Куинси-Робин Янг (клинический психолог, работающий с пациентами после трансплантации сердца). Каждый из этих людей вносил свой вклад в научную литературу и много думал о возможных гениях психологии.

    В-третьих, я сравню списки, составленные мной и моими коллегами вне пределов наших голов, с более тщательно составленным списком выдающихся психологов 20-го века (Haggbloom, 2002). Высокопреосвященство и гениальность — не совсем одно и то же, но я также задумаюсь над вопросом о том, что делает гениальным и выдающимся человеком по отдельности и вместе.

    В-четвертых, я спрошу, есть ли кто-нибудь, кто должен был быть в этих списках, чей гениальный вклад был либо забыт в современную эпоху, либо просто принимался как должное после того, как поле зрения включило их идеи.

    Наконец, я рассмотрю вопрос, поднятый моим коллегой Марком Шаллером, который решительно высказал свое мнение: «Кто такие гении психологии?» был плохой вопрос. Вместо этого, подумал Шаллер, мы должны спросить: «Какие гениальные идеи порождает область психологии?» Частично возражение состоит в следующем: действительно ли справедливо называть гением любого отдельного ученого, когда наука — это совместное упражнение в групповом интеллекте, и почти любой «первооткрыватель», вероятно, будет стоять на плечах своих коллег-ученых? Оказывается, этот же вопрос был важным для Исааксона, когда он писал свою вдохновляющую книгу о гениях компьютерной революции.

    Часть I: Мой топ-список

    Вот неполный список психологов, которые впервые пришли в голову, когда я впервые задумался над вопросом о возможных гениях психологии:

    Б.Ф. Скиннер был первым человеком, который пришел мне на ум. Он также был человеком, который, скорее всего, был назначен моими экспертами-консультантами. Согласно одной из моих книг по истории психологии, случайная выборка психологов APA в 1970 году оценила Скиннера как наиболее влиятельное лицо в современной психологии, а другой опрос поместил Скиннера в число 100 самых важных людей в современном мире (Hothersall , 1984).Три десятилетия спустя, когда более 1000 психологов попросили назвать «величайших психологов 20 века», Скиннер все еще оставался номером 1.

    Источник: Wikimedia Commons. Общественное достояние

    Скиннер был блестящим человеком, который провел большую часть своей карьеры в Гарварде, участвуя в эрудированных дебатах с философами и учеными-когнитивистами об эпистемологических преимуществах логического позитивизма и радикального бихевиоризма. Но самый важный вклад Скиннера не требует понимания от ученого-ракетчика или оксфордского философа.Скиннер прямо или косвенно внес свой вклад в развитие поведенческих технологий, которые действительно конкурируют с цифровыми технологиями, созданными компьютерными учеными, — принципами оперантного обусловливания. На самом простом уровне идея состоит в том, что люди и другие подвижные существа (включая собак, крыс, жаб и парамеций) повторяют то произвольное поведение, которое сопровождается положительными последствиями, и прекращают выполнение того поведения, которое сопровождается отрицательными последствиями.

    Скиннер смиренно отметил, что его главный вклад состоял в том, чтобы взять Э.Закон действия Л. Торндайка серьезно. Но это немного белое преуменьшение. На самом деле Скиннер строго и кропотливо изложил многие принципы подкрепления, используя свою знаменитую камеру оперантов (получившую название Скиннер ), чтобы тщательно задокументировать, как различные графики подкрепления влияют на то, как быстро животное чему-то учится, а также сколько времени нужно, чтобы это обучение погасло. Когда однажды у него закончились гранулы вознаграждения, он случайно обнаружил, что прерывистое подкрепление может привести к поведению, которое очень устойчиво к исчезновению — факт, который многие родители учатся на горьком опыте (или, чаще, никогда не учатся, а вместо этого). просто продолжайте копать глубже, время от времени подкрепляя то самое поведение, от которого они хотят отказаться).Еще один простой, но важный принцип, изложенный Скиннером, — это важность для формирования — или тренировки сложного и трудного поведения из простых ответов с использованием принципа последовательных приближений (см. Мой предыдущий пост о превращении мега-угроз в микротриумфы).

    Принципы подкрепления Скиннера широко применяются — в школе, на рабочем месте и при лечении различных видов психических расстройств. Каждый, у кого есть ребенок или сотрудник, или кто хочет контролировать себя, должен знать эти принципы наизусть и, что более важно, применять их на практике.

    Скиннер также выступал за использование «обучающих машин» с использованием «запрограммированного обучения» — во многом предвосхищая способность современных компьютеров вознаграждать каждый шаг процесса обучения (и привлекать внимание ребенка) практически невозможными способами. даже для индивидуального репетитора, не говоря уже о учителе с классом, состоящим из 25 разных учеников, работающих в разных темпе.

    Частично привлекательность Скиннера объяснялась тем, что он был интересным писателем. Он провел год, пытаясь стать писателем, прежде чем вернуться в аспирантуру по психологии, и одной из самых известных его книг был роман о бихевиористской Утопии, который он написал много лет спустя (который он назвал Уолденом 2).

    Вот несколько рекомендуемых отрывков из обширной библиографии Скиннера:

    Скиннер, Б. Ф. (1953). Наука и поведение человека. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Скиннер, Б. Ф. (1956). История болезни в научном методе. Американский психолог , 11 (5), 221-233.

    Скиннер, Б. Ф. (1958). Учебные машины. Наука. 128 , 969-977.

    Скиннер, Б. Ф. (1976). Подробности моей жизни. Нью-Йорк: Кнопф.

    Источник: Wikimedia Commons / Public Domain

    Дональд Кэмпбелл защитил докторскую диссертацию. в Беркли в 1947 году и провел большую часть своей карьеры в Северо-Западном университете, где внес значительный интеллектуальный вклад в психологические методы и теорию. Его книга « экспериментальных и квазиэкспериментальных схем для исследований » (с Джулианом Стэнли) является классикой, как и его статья о конвергентной и дискриминантной проверке (с Дональдом Фиске). В своем президентском обращении 1975 года к Американской психологической ассоциации Кэмпбелл помог психологам начать учитывать эволюционные факторы в своих исследованиях социального поведения человека.Он был выдающимся междисциплинарным ученым, соединяющим психологию, социологию, биологию, политологию и философию. Одно из его блестящих междисциплинарных направлений работы продвигало идею эволюционной эпистемологии — что научные идеи выживают или исчезают в соответствии с теми же принципами слепого изменения и выборочного сохранения, что и биологические виды.

    Кэмпбелл Д. Т. (1975). О конфликтах между биологической и социальной эволюцией, а также между психологией и моральной традицией. Американский психолог, 30 , 1103-1126.

    Кэмпбелл, Д. Т., и Фиск, Д. В. (1959). Сходящаяся и дискриминантная проверка с помощью матрицы мультитрейт-мультиметод. Психологический вестник, 56 , 81-105.

    Кэмпбелл, Д. Т. (1960). Слепые вариации и выборочное удержание в творческой мысли, как и в других процессах познания. Психологическое обозрение, 67 , 380-400.

    Источник: Википедия, Добросовестное использование

    Роджер Сперри и Майкл Газзанига .Роджер Сперри был профессором психобиологии в Калифорнийском технологическом институте, где он проводил исследования пациентов с «расщепленным мозгом» (у которых было разрезано мозолистое тело для уменьшения приступов). Эта работа принесла Сперри Нобелевскую премию. Майкл Газзанига был докторантом Сперри, и на него была возложена основная ответственность за проведение большей части этого исследования. Они обнаружили, что пациенты, у которых полушария мозга были разделены, очень по-разному реагировали на стимул, направленный в правое или левое полушарие. Если показать пугающую картинку правому (менее вербальному) полушарию, пациент испытает страх, но затем его левое (более вербальное) полушарие попытается объяснить это чувство (придумывая неправильное объяснение, не осознавая действительную причину).Один пациент, левое полушарие которого не подозревало, что его правое полушарие увидело очень пугающую картину, объяснил свое чувство страха тем, что Газзанига в тот день был в плохом настроении. Наиболее важным выводом из этой работы было то, что обработка данных в мозге не является единым процессом, а разные модули мозга «думают» о разных входах или об одних и тех же входах по-разному в одно и то же время. Эта работа оказала большое влияние на то, как психологи теперь думают о взаимосвязи между мозгом и разумом (см. Kenrick & Griskevicius, 2013).В наших головах не одно «я».

    Сперри, Р. У. (1968). Разъединение полушария и единство в сознательном осознании. Американский психолог, 23 (10), 723.

    Газзанига, М. С. (1967). Расщепленный мозг в человеке. Scientific American, 217 (2), 24-29.

    Газзанига, Майкл С. (1987). S Официальный мозг: открытие сетей разума . Основные книги

    Источник: Британское психологическое общество. Общественное достояние

    Уильям Макдугалл — Макдугалл написал первый учебник по социальной психологии в 1908 году.На самом деле он был вничью первым, потому что E.O. Росс, блестящий социолог, в том же году написал книгу под названием «Социальная психология»). В то время как Росс сосредоточился на процессах на уровне группы (таких как причуды и поведение толпы), Макдугалл сосредоточился на индивидуальной мотивации. Следуя классической книге Чарльза Дарвина об эмоциях, Макдугалл утверждал, что на решения человека сильно влияют социальные инстинкты и связанные с ними эмоциональные компоненты. Список основных инстинктов Макдугалла включал бегство (связанное с эмоцией страха), отталкивание (отвращение), любопытство (удивление), самоуничижение (подчинение), самоутверждение (восторг), драчливость (гнев) и родительский инстинкт ( нежность / забота).Подход Макдугалла, основанный на инстинктах, был отвергнут ранними бихевиористами, а сам он так и не разработал влиятельную исследовательскую программу. Однако позже в 20 веке этологи возродили изучение инстинктивного поведения как прибыльную исследовательскую парадигму (см. Alcock, 2001, 2013). И современные психологи возродили не только общую полезность размышлений об инстинктивном контроле поведения (Pinker, 1994), но и полезность дифференцирования конкретных мотивационно-эмоциональных систем в соответствии с некоторыми из основных предположений Макдугалла (см. Bugental, 2000; Kenrick et al., 2010; Плутчик, 1980).

    Макдугалл, У. (1908). Введение в социальную психологию. Бостон: J.W. Люс и Ко.

    Продолжение следует

    В мой первоначальный список вошли также четыре блестящих психолога, которых я знаю лично. Я расскажу об их вкладе и о том, почему я считаю их кандидатами в список гениев, в своем следующем сообщении в блоге. А потом я расскажу о некоторых других кандидатах в гении, выдвинутых моими блестящими друзьями. Следите за обновлениями.

    Дуглас Кенрик является автором: — The Rational Animal: Как эволюция сделала нас умнее, чем мы думаем и

    Секс, убийство и смысл жизни: Психолог исследует, как эволюция, познание и сложность революционизируют наши взгляды на человеческую природу.

    Артикул:

    Алкок, Дж. (2001). Торжество социобиологии. Oxford University Press.

    Алкок, Дж.(2013). Поведение животных: эволюционный подход. (10-е издание). Синауэр: Сандерленд, Массачусетс.

    Пинкер, С. (1994). Языковой инстинкт: как разум создает язык. Нью-Йорк: Уильям Морроу.

    Бугентал, Д. Б. (2000). Приобретение алгоритмов социальной жизни: предметный подход. Психологический бюллетень, 126 (2), 187-219.

    Хаггблум, С. Дж., Варник, Р., Варник, Дж. Э., Джонс, В. К., Ярбро, Г. Л., Рассел, Т.М., Борецки, С. М .; McGahhey, R .; Powell III, J. L .; Beavers, J .; И Монте, Э. (2002). 100 самых выдающихся психологов ХХ века. Обзор общей психологии, 6 (2), 139-152.

    Хотерсолл Д. (1984). История психологии. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

    Кенрик, Д.Т., и Грискявичюс, В. (2013). Разумное животное: как эволюция сделала нас умнее, чем мы думаем. Нью-Йорк: Основные книги.

    Кенрик, Д. Т., Грискявичюс, В., Нойберг, С. Л., и Шаллер, М. (2010). Реставрация пирамиды требует современных пристроек, построенных на древнем фундаменте. Перспективы психологической науки, 5 (3), 292-314.

    Плутчик Р. (1980). Общая психоэволюционная теория эмоций. В Р. Плутчик и Х. Келлерман (ред.). Эмоция: теория, исследования и опыт. (Том 1: Теории эмоций) стр. 3–31.

    Источники фото:

    Дональд Кэмпбелл: Википедия, указана как добросовестное использование, https: // en.wikipedia.org/wiki/File:Donald_T_Campbell-lg.jpg

    Майкл Газзанига. Его собственное общедоступное изображение из его лаборатории. https://www.psych.ucsb.edu/people/faculty/gazzaniga

    Уильям Макдугалл: С веб-страницы Британского психологического общества.

    http://www.bps.org.uk/what-we-do/bps/history-psychology-centre/history-…

    Б.Ф. Скиннер: Wikimedia commons

    https://commons.wikimedia.org/wiki/File:B.F._Skinner_at_Harvard_circa_1…

    Роджер Сперри: Википедия: Зарегистрировано как добросовестное использование

    https: // en.wikipedia.org/wiki/File:Roger_Wolcott_Sperry.jpg

    Связаны ли гений и безумие? Современные ответы на древний вопрос

    Эмпирические данные

    Научные данные, касающиеся этого вопроса, поступают из трех основных источников: историометрических, психиатрических и психометрических. Хотя у каждого источника есть свои методологические проблемы, все результаты сходятся к одним и тем же общим выводам.

    Историометрические исследования . При таком подходе исторические данные подвергаются объективному и количественному анализу.В частности, систематически анализируются биографии выдающихся творцов, чтобы выявить наличие симптомов, связанных с различными психопатологическими синдромами. Подобные историометрические исследования позволяют сделать четыре вывода.

    Во-первых, частота и интенсивность психопатологических симптомов, по-видимому, выше среди выдающихся творцов, чем среди населения в целом (Ellis, 1926; Raskin, 1936). Хотя разница зависит от конкретного используемого определения, разумная оценка заключается в том, что у очень творческих людей примерно в два раза больше шансов испытать какое-либо психическое расстройство, чем у других сопоставимых некреативных людей (Ludwig, 1995).Депрессия кажется наиболее частым симптомом, наряду с коррелятом алкоголизма и самоубийства (Goertzel et al., 1978; Ludwig, 1990; Post, 1996).

    Во-вторых, в среднем, чем более выдающимся является творец, тем выше ожидаемая частота и интенсивность психопатологических симптомов (Ludwig, 1995).

    В-третьих, частота и интенсивность симптомов варьируется в зависимости от конкретной области творческих способностей (Ludwig, 1992; Post, 1994). Например, психопатология выше среди творцов искусства, чем среди творцов науки (Post, 1994; Раскин, 1936).Так, согласно одному исследованию, 87% известных поэтов испытали психопатологию, тогда как только 28% выдающихся ученых сделали это, что близко к исходному уровню населения (Ludwig, 1995).

    В-четвертых, те семейные линии, которые производят самых выдающихся творцов, также обычно характеризуются более высокой частотой и интенсивностью психопатологических симптомов (Jamison, 1993; Juda, 1949; Karlsson, 1970).

    Таким образом, хотя есть некоторые свидетельства того, что образ жизни, связанный с творческой деятельностью, может иметь неблагоприятные последствия для психического здоровья (Schaller, 1997), остается тот факт, что может существовать общий генетический компонент как для творчества, так и для психопатологии (Ludwig, 1995). ).

    Психиатрические исследования . Этот тип доказательств зависит от частоты клинических диагнозов и терапевтического лечения в образцах современных авторов. Следовательно, исследование не требует ретроспективного анализа, как в историометрических исследованиях, а оценка психопатологии отражает современные стандарты. В любом случае психиатрические исследования, похоже, также обнаруживают более высокую частоту и интенсивность симптомов у выдающихся творцов, особенно у тех, кто занимается художественным творчеством (Andreasen and Canter, 1974; Jamison, 1989).И снова депрессия, алкоголизм и самоубийства являются наиболее распространенными индикаторами. Более того, данные свидетельствуют о том, что творческие способности и психические заболевания происходят по одним и тем же семейным линиям (Andreasen, 1987; McNeil, 1971; Myerson and Boyle, 1941).

    Психометрические исследования . Здесь к современным авторам применяются стандартные инструменты оценки. Отобранные создатели либо существенно различаются по творческим достижениям, либо их сравнивают с контрольной группой некреативных участников, которые в остальном сопоставимы.Психометрические измерения включают Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI) и опросник личности Айзенка (EPQ) (Gough, 1953). В целом, высоко творческие люди получают оценки выше нормы по нескольким параметрам, связанным с психопатологией (Barron, 1963). Например, креативность положительно коррелирует с оценками психотизма в EPQ (Eysenck, 1995, 1994). Кроме того, чем выше проявляется уровень творческих способностей, тем выше баллы по клиническим шкалам.Тем не менее, творческие деятели все еще имеют более высокие оценки, чем научные творцы (Simonton, 2004).

    Те времена, когда выдающиеся создатели принимали участие в MMPI или EPQ, давно прошли: классические исследования были проведены в 1950-х и 60-х годах. Работа Айзенка представляет собой исследовательское объединение работ, опубликованных намного раньше. Более поздние работы, как правило, сосредотачиваются на конкретных компонентах, таких как исследования латентного торможения, обсуждаемые позже. Кроме того, психометрическая литература предоставляет некоторые уникальные эмпирические результаты, которые могут пролить свет на специфический характер отношений между творчеством и психопатологией.Особо выделяются следующие два набора результатов.

    Во-первых, хотя очень творческие люди, как правило, демонстрируют повышенные оценки по определенным психопатологическим симптомам, их оценки редко бывают настолько высокими, чтобы отражать истинную психопатологию. Напротив, оценки лежат где-то между нормальным и ненормальным диапазоном (Barron, 1963; Eysenck, 1995). Например, хотя успешные писатели набирают больше, чем нормальные по большинству клинических шкал MMPI, а высоко творческие писатели получают еще больше, оценки для обеих групп остаются ниже, чем у психотических людей (, рисунок ).На этих умеренных уровнях человек будет обладать чертами, которые фактически можно считать адаптивными с точки зрения творческого поведения. Например, более высокие, чем средний баллы по психотизму связаны с независимостью и несоответствием, особенностями, которые поддерживают новаторскую деятельность (Eysenck, 1995). Кроме того, повышенные оценки психотизма связаны со способностью к расфокусированному вниманию (например, снижение негативного прайминга и латентного торможения), что позволяет идеям проникать в разум, которые обычно отфильтровываются во время обработки информации (Айзенк, 1993).Этот менее ограничительный способ обработки информации также связан с открытостью опыту, когнитивной склонностью, которая положительно связана с творчеством (Peterson and Carson, 2000; Peterson et al., 2002).

    Во-вторых, творческие личности имеют высокие оценки по другим характеристикам, которые, казалось бы, ослабляют воздействие любых психопатологических симптомов. В частности, создатели демонстрируют высокий уровень силы эго и самодостаточности (Barron, 1963; Cattell and Butcher, 1968). Соответственно, они могут осуществлять метакогнитивный контроль над своими симптомами, пользуясь причудливыми мыслями, вместо того, чтобы использовать их в своих интересах.Кроме того, способность использовать необычные идеи поддерживается общим интеллектом. Хотя интеллект не коррелирует с творчеством на верхних уровнях распределения интеллекта, для исключительной креативности требуется определенный минимальный уровень интеллекта (Simonton, 2000). Этот пороговый уровень находится в диапазоне одаренных, примерно эквивалентном IQ 120. Создатели не обязательно обладают IQ гениального уровня, но у них есть достаточная мощность обработки информации, чтобы выбирать, развивать, обрабатывать и совершенствовать оригинальные идеи в творческий вклад.

    Теоретическая интерпретация

    Означают ли эти результаты, что творчество и психопатология тесно связаны? Равнозначны ли гений и безумие? На первый вопрос ответ положительный, на второй — отрицательный. Утверждение исходит из того факта, что различные показатели психического здоровья, по-видимому, отрицательно связаны с творческими достижениями. Этот факт подтверждается историометрическими, психиатрическими и психометрическими источниками.Отрицание проистекает из столь же важной реальности, что немногие творческие личности могут считаться действительно душевнобольными. Действительно, явная психопатология обычно скорее тормозит, чем помогает творческому самовыражению.

    Еще более значительным является тот факт, что очень большая часть создателей не проявляет никаких патологических симптомов, по крайней мере, в какой-либо измеримой степени. Следовательно, психопатология ни в коем случае не является непременным условием творчества. Вместо этого, вероятно, правильнее будет сказать, что творчество разделяет определенные когнитивные и диспозиционные черты с конкретными симптомами, и что степень этой общности зависит от уровня и типа творческих способностей, которые проявляет человек.Чтобы быть более конкретным, отношения можно выразить следующим образом.

    В целом творчество требует когнитивных способностей и диспозиционной готовности «мыслить нестандартно»; исследовать новые, нетрадиционные и даже необычные возможности; быть открытым для случайных событий и случайных результатов; и воображать неправдоподобное или рассматривать маловероятное. Из этого требования возникает необходимость для создателей иметь такие черты, как расфокусированное внимание, дивергентное мышление, открытость опыту, независимость и несоответствие.Назовем эту сложную конфигурацию черт «творческим кластером».

    Чем выше проявленный уровень креативности, тем выше вероятность того, что индивидуум проявит этот кластер. Кроме того, для некоторых доменов этот кластер требуется больше, чем для других. Например, научное творчество, как правило, более ограничено логикой и фактами, чем художественное творчество. Соответственно, этот кластер атрибутов творчества будет более очевиден у художников, чем у ученых (Simonton, 2004).Однако даже для каждого из этих общих доменов будут некоторые различия. Например, художники, работающие в формальном, классическом или академическом стилях, будут работать в условиях большего количества ограничений, чем художники, работающие в более выразительных, субъективных или романтических стилях (Ludwig, 1998). Степень, в которой они демонстрируют кластер творчества, будет отражать этот стилистический контраст.

    Поскольку некоторые психопатологические симптомы коррелируют с некоторыми характеристиками, составляющими кластер творчества, умеренное количество этих симптомов будет положительно связано с творческим поведением.Более того, более творческие личности будут в большей степени проявлять эти качества. Создатели, работающие в менее ограниченных областях, также будут в большей степени проявлять эти симптомы.

    В той мере, в какой эти симптомы имеют генетическую основу, можно сказать, что творчество частично определяется биологическими факторами. Тем не менее психопатологические симптомы — не единственный возможный источник когнитивных и диспозиционных атрибутов, лежащих в основе творчества. Многие экологические события и условия также могут способствовать развитию одного и того же кластера.Хотя некоторые из этих влияний на развитие также связаны с психопатологией, другие — нет. Таким образом, с одной стороны, творческое развитие часто связано с травматическими переживаниями в детстве или подростковом возрасте, переживаниями, которые также могут способствовать депрессии и суицидным тенденциям (Eisenstadt, 1978; Goertzel and Goertzel, 1962). С другой стороны, развитие также связано с обогащенной и разнообразной интеллектуальной и культурной средой, средой, нейтральной по отношению к психопатологии (Simonton, 1999).Взросление в таких условиях способствует появлению многих когнитивных и диспозиционных черт, определяющих творческий кластер.

    Последствия

    Только что представленная теоретическая интерпретация утверждает, что креативность и психопатология имеют общий набор черт. Как следствие, авторы часто проявляют симптомы, часто связанные с психическим заболеванием. Частота и интенсивность этих симптомов будут варьироваться в зависимости от величины и области творческих достижений.В то же время эти симптомы не эквивалентны явной психопатологии. Помимо того факта, что характеристики обычно находятся на субклиническом уровне, их эффекты смягчаются положительными качествами, такими как высокая сила эго и исключительный интеллект. Более того, многие из соответствующих компонентов могут подпитываться факторами окружающей среды, которые уменьшают их зависимость от любых психопатологических наклонностей. В целом это означает, что творчество несовместимо с психическим и эмоциональным здоровьем.Это утверждение подкрепляется существованием множества творческих личностей, у которых практически отсутствуют симптомы, выходящие за рамки нормального уровня.

    В результате создатели не должны опасаться, что терапевтическое лечение психических или эмоциональных расстройств подорвет их творческий потенциал. Поскольку отношения между определенными симптомами и творческими способностями описываются криволинейными перевернутыми U-образными кривыми, одной из целей психиатрического вмешательства должно быть определение оптимального уровня функционирования и последующее поддержание творческой личности на этом уровне.

    Кроме того, лечение может также концентрироваться на тех аспектах творческой личности, которые имеют положительную линейную связь как с творчеством, так и с психическим здоровьем. Примеры включают силу эго и открытость опыту. Хотя такое вмешательство явно требует тонкого балансирования, задача ни в коем случае не является невыполнимой. Тщательное выполнение должно помочь клиентам стать более креативными и в то же время более здоровыми.

    Раскрытие информации:

    Dr.Саймонтон — выдающийся профессор психологии Калифорнийского университета в Дэвисе и автор почти 300 публикаций, посвященных различным аспектам гениальности, творчества и лидерства. Его последняя книга — Creativity in Science: Chance, Logic, Genius, and Zeitgeist, , опубликованная издательством Cambridge University Press в 2004 г. .

    Ссылки:

    Андреасен NC (1987), Творчество и психические заболевания: показатели распространенности среди писателей и их близких родственников. Am J Psychiatry 144 (10): 1288-1292.

    Андреасен NC, Canter A (1974), Автор творчества: психиатрические симптомы и семейный анамнез. Compr Psychiatry 15 (2): 123-131.

    Barron FX (1963), Творчество и психологическое здоровье: истоки личной жизнеспособности и творческой свободы. Принстон, Нью-Джерси: Ван Ностранд.

    Кеттелл Р. Б., Мясник Х. Дж. (1968), Предсказание достижений и творчество. Индианаполис: Боббс-Меррилл.

    Eisenstadt JM (1978), Потеря родителей и гений. Am Psychol 33 (3): 211-223.

    Эллис Х (1926), Исследование британского гения, ред.изд. Бостон: Хоутон Миффлин.

    Айзенк HJ (1993), Творчество и личность: предложения по теории. Психологический опрос 4: 147-178.

    Айзенк HJ (1994), Творчество и личность: словесные ассоциации, происхождение и психотизм. Журнал исследований творчества 7: 209-216.

    Айзенк HJ (1995), Гений: естественная история творчества. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Goertzel MG, Goertzel V, Goertzel TG (1978), 300 выдающихся личностей. Сан-Франциско: издательство Jossey-Bass.

    Goertzel V, Goertzel MG (1962), Колыбели преосвященства. Бостон: Маленький, Браун.

    Гоф HG (1953), Тесты личности: анкеты. А. Миннесотский многофазный опросник личности. В: Вклад в медицинскую психологию: теория и психодиагностические методы, Weider A, ed. Нью-Йорк: Рональд Пресс, стр. 545-567.

    Джеймисон К. Р. (1989), Расстройства настроения и образцы творчества у британских писателей и художников. Психиатрия 52 (2): 125-134.

    Джеймисон К.Р. (1993), Тронутый огнем: маниакально-депрессивное заболевание и артистический темперамент.Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Иуда А. (1949), Взаимосвязь между высшими умственными способностями и психическими отклонениями. Am J Psychiatry 106: 296-307.

    Карлссон Дж. И. (1970), Генетическая ассоциация одаренности и творческих способностей с шизофренией. Наследие 66: 177-182.

    Людвиг А.М. (1990), Потребление алкоголя и творческий результат. Br J Addict 85 (7): 953-963.

    Людвиг AM (1992), Творческие достижения и психопатология: сравнение профессий. [Опубликованная ошибка появляется в Am J Psychother 47 (1): 160.] Am J Psychother 46 (3): 330-356.

    Людвиг AM (1995), Цена величия: разрешение споров о творчестве и безумии. Нью-Йорк: Guilford Press.

    Людвиг AM (1998), Метод и безумие в искусстве и науке. Журнал исследований творчества 11: 93-101.

    Макнил Т.Ф. (1971), Влияние до и после рождения на взаимосвязь между творческими способностями и зарегистрированным психическим заболеванием. J Pers 39 (3): 391-406.

    Майерсон А., Бойл Р. Д. (1941), Заболеваемость маниакально-депрессивным психозом в некоторых социально значимых семьях: предварительный отчет.Am J Psychiatry 98: 11-21.

    Петерсон Дж. Б., Карсон С. (2000), Скрытое торможение и открытость к опыту в группе студентов с высокими успеваемостями. Личность и индивидуальные различия 28 (2): 323-332.

    Петерсон Дж. Б., Смит К. В., Карсон С. (2002), Открытость и экстраверсия связаны со снижением латентного торможения: репликация и комментарий. Личность и индивидуальные различия 33 (7): 1137-1147.

    Post F (1994), Творчество и психопатология. Исследование 291 всемирно известного мужчины.Br J Psychiatry 165 (2): 22-34 [см. Комментарий].

    Сообщение F (1996), Вербальное творчество, депрессия и алкоголизм. Расследование ста американских и британских писателей. Br J Psychiatry 168 (5): 545-555 [см. Комментарий].

    Раскин Е.А. (1936), Сравнение научных и литературных способностей: биографическое исследование выдающихся ученых и литераторов XIX века. Журнал аномальной социальной психологии 31: 20-35.

    Шаллер М. (1997), Психологические последствия славы: три теста гипотезы самосознания.J Pers 65: 291-309.

    Саймонтон Д.К. (1999), Истоки гения: дарвиновские взгляды на творчество. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Саймонтон Д.К. (2000), Творчество. Познавательные, личностные, развивающие и социальные аспекты. Am Psychol 55 (1): 151-158.

    Саймонтон Д.К. (2004), Творчество в науке: шанс, логика, гений и дух времени. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Психологи изучали 5 000 гениальных детей за 45 лет — вот их 6 основных выводов | The Independent

    Следите за тысячами сверхмощных детей на протяжении четырех с половиной десятилетий, и вы узнаете кое-что о том, как воспитать отличника.

    Один из важных выводов: даже детям с гениальным IQ нужны учителя, которые помогут им полностью раскрыть свой потенциал.

    С момента своего начала в 1971 году «Исследование математически недоразвитой молодежи», или SMPY, отслеживало 5000 самых умных детей в Америке — первые 1%, 0,1% и даже 0,01% всех студентов. Это самое продолжительное исследование одаренных детей в истории.

    Вот что показало исследование.

    Лучшие 1%, 0,1% и 0,01% детей ведут исключительную жизнь.

    SMPY (произносится как «симпи») первоначально проверял интеллект детей с помощью SAT, вступительных экзаменов в университет и других тестов IQ. Позже исследователи начали рассматривать дополнительные факторы, такие как поступление в колледж и карьерный рост в более позднем возрасте.

    Они обнаружили, что наиболее одаренные дети продолжали получать докторские и научные степени, а также имели патенты гораздо чаще, чем менее одаренные дети. Большинство из них относятся к 5% самых богатых людей.

    «Нравится нам это или нет, но эти люди действительно контролируют наше общество», — недавно сказал журналу Nature Джонатан Вай, психолог из Программы выявления талантов Университета Дьюка.

    Гениальным детям не хватает внимания.

    Проблема в том, что гениальным детям часто уделяется слишком мало внимания со стороны своих учителей, которые могут быть склонны списывать одаренных учеников как уже реализовавших свой потенциал.

    Когда исследователи SMPY посмотрели, сколько внимания учителя уделяют этим одаренным детям, они обнаружили, что подавляющее большинство учебного времени тратится на то, чтобы помочь ученикам с низкими успеваемостями добраться до среднего уровня.

    SMPY предлагает учителям избегать преподавания универсальной учебной программы и вместо этого сосредоточиться на том, чтобы делать все возможное для создания индивидуальных планов уроков для учащихся.

    Пропуск класса работает.

    Чтобы помочь детям раскрыть свой потенциал, учителям и родителям следует подумать о переводе одаренного ребенка в класс, считает SMPY.

    Когда исследователи сравнили контрольную группу одаренных студентов, которые не пропустили класс, с теми, кто это сделал, оказалось, что пропускающие классы на 60% чаще получают патенты и докторскую степень — и более чем в два раза чаще получают докторскую степень в область, связанная с наукой, технологией, инженерией или математикой.

    Интеллект очень разнообразен.

    Быть умным — это не просто иметь способность запоминать факты или вспоминать имена и даты. SMPY неоднократно обнаруживал в ходе многочисленных последующих анализов, что некоторые из самых умных детей обладают большой способностью к пространственному мышлению.

    Эти дети обладают талантом визуализировать системы, такие как кровеносная система человека или анатомия Honda. В 2013 году последующие опросы выявили тесную связь между навыками пространственного мышления и количеством поданных патентов и опубликованных рецензируемых статей.

    Стандартизированные тесты — не всегда пустая трата времени.

    Стандартизированные тесты — SAT среди самых известных из них — не могут измерить все, что учителя и родители должны знать о ребенке.

    Но данные SMPY показывают, что SAT и другие стандартизированные показатели интеллекта обладают некоторой прогностической силой, но при этом учитывают такие факторы, как социально-экономический статус и уровень практики.

    Камилла Бенбоу, одна из исследователей SMPY, сказала, что эти тесты лучше всего использовать для определения того, что у детей хорошо получается, чтобы учителя могли сосредоточить свое внимание на разных областях.

    Упорство не затмевает ранние когнитивные способности.

    Психолог Кэрол Двек обнаружила, что успешные люди склонны придерживаться того, что известно как «установка на рост», в отличие от «установки на данность». Они считают себя подвижными, изменчивыми существами, которые могут адаптироваться и расти — они не статичны.

    SMPY согласен с этой оценкой, но он также обнаружил, что самые ранние признаки когнитивных способностей у детей могут предсказать, насколько хорошо они будут действовать в дальнейшей жизни, игнорируя всю практику, которая может или не может появиться между ними.

    С таким будущим на кону, родители и учителя должны распознавать способности на раннем этапе и развивать их в максимально возможной степени.

    Подробнее:

    • Эту диаграмму легко интерпретировать: в ней говорится, что мы облажались
    • Как Uber стал самым ценным стартапом в мире
    • Эти 4 вещи могут спровоцировать следующий кризис в Европе

    Прочитать оригинальная статья на Business Insider UK. © 2016. Следите за новостями Business Insider UK в Twitter.

    Каковы характеристики гения?

    Многие утверждали, что все рождаются с равным потенциалом.Однако есть люди, которые, кажется, обладают уровнем способностей или навыков, который не поддается вере. Эти люди обычно проявляют черты гения.

    Гений определяется как человек, обладающий выдающимися интеллектуальными или творческими способностями или другими природными способностями. Есть определенные исторические и общественные деятели, признанные гениями, в том числе Альберт Эйнштейн, внесший большой вклад в область физики. Возможно, вы вышли замуж за человека, который считает себя гением, но вы можете думать иначе!

    Итак, что именно делает гением? И какие общие характеристики у них есть? Чтобы выяснить это, мы подробно рассмотрим гениев, в том числе трех знакомых лиц, которых многие считают выдающимися мыслителями в истории.

    Быстрые ссылки

    Что такое гений?

    Быть гением не так просто, как быть умным или иметь высокий IQ. Хотя интеллект, конечно, является предпосылкой статуса гения, здесь есть и другие вещи, в том числе творчество, самосознание и врожденная способность задавать вопросы, которые мало кто когда-либо задавал.

    Именно по этой причине таких, как Альберт Эйнштейн, Стивен Хокинг и Чарльз Дарвин, можно отнести к той же группе гениальности, что и Моцарт, Бетховен и Пикассо.Потому что, хотя на бумаге эти выдающиеся фигуры представляют собой разные миры, они обладают схожей способностью раздвигать границы человеческого мышления и нашего понимания мира.

    Итак, определить гения непросто, но можно с уверенностью сказать, что интеллект, креативность и нестандартное мышление — все это играет свою роль в превращении гения в гения.

    Каковы характеристики гения?

    Гениев не так легко классифицировать. Однако они обладают схожими чертами и характеристиками, каждая из которых способствует их способности видеть мир иначе, чем мы, обычные люди.

    Давайте подробнее рассмотрим некоторые ключевые характеристики, которые определяют гений.

    1. Любопытный

    Само собой разумеется, что вам нужно обладать большой степенью любопытства, чтобы достичь совершенства. Будучи любознательным, вы с большей вероятностью разовьете новые способы мышления и обнаружите ранее неизведанные идеи. Люди, которых считают гениями, часто стремятся к знаниям в почти навязчивой манере, превышающей то, что средний человек может счесть разумным.

    1. Абстрактные мыслители

    Люди с гениальными качествами склонны думать о проблемах и концепциях гораздо более динамично. В результате они вряд ли примут информацию и факты за чистую монету. Вместо этого они захотят бросить вызов общепринятому мышлению и проверить его. Поговорить с кем-то, кто обладает гениальными качествами, может быть непросто, так как они могут захотеть бросить вызов вашему образу мышления.

    1. Любители риска

    По-настоящему новаторские люди захотят раздвинуть границы.Им не понравится безопасный путь, особенно если они чувствуют, что близки к открытию. Такой подход к жизни иногда может означать, что они подвергают себя риску, будь то физический или связанный с продвижением своей карьеры, но в конечном итоге это может привести к новаторской работе.

    1. Процедура отклонения

    Типичные характеристики гения означают, что им может быть трудно подчиняться обычному распорядку, возможно, потому, что у них в голове постоянно возникают идеи и вопросы.Очень часто люди, достигшие величия, также ведут ночной образ жизни и будут продолжать исследовать свои идеи и придумывать объяснения, пока все остальные крепко спят.

    3 знаменитых гения и что они подарили миру

    Теперь, когда мы выяснили, кто такие гении и что ими движет, пришло время поместить весь этот разговор в контекст. Здесь мы рассмотрим трех знаковых фигур, которые определяют наше понимание того, что делает гений.

    1.Альберт Эйнштейн

    Немногие исторические личности улавливают сущность гения так легко, как Альберт Эйнштейн. Физик немецкого происхождения единолично изменил определение науки в 20, и годах, разработав, среди прочего, теорию относительности, которая остается одним из столпов современной физики.

    Эйнштейн улавливает самую суть гения. Первоначально его сверстники относились к нему со скепсисом, но он рисковал и задавал вопросы, которые никто даже не задумывал, — коренным образом изменив наше понимание Вселенной навсегда.

    2. Леонардо да Винчи

    Леонардо да Винчи, возможно, наиболее известен своими культовыми произведениями искусства, такими как Мона Лиза и Сикстинская капелла, но этот итальянский эрудит для многих является абсолютным гением. Одаренный практически во всем, к чему он приложил руку, да Винчи заложил основу современного мышления, каким мы его знаем, оказав влияние на некоторых из выдающихся гениев в истории, включая Шекспира и Эйнштейна.

    Что делает Леонардо да Винчи уникальным среди своих собратьев-гениев, так это его высокий уровень понимания концепций и процессов, выходящий за рамки своего времени.На протяжении столетий были обнаружены груды записных книжек да Винчи, каждая из которых полна теоретической прозы и сложных диаграмм, относящихся к вещам, на осуществление которых потребуется еще пять столетий — от медицинских операций до полета человека.

    3. Уильям Шекспир

    Невозможно переоценить вклад Уильяма Шекспира в культуру, литературу, философию и английский язык. Любимый бард Англии был на световые годы впереди своих современников, и его творчество продолжает оказывать прямое влияние на писателей, художников и философов здесь в 21, и годах.

    Шекспир, как и другие гении, обладал врожденным талантом к мысли. Такому навыку едва ли можно научить, особенно в 16 веках, когда большая часть населения не умела читать и писать, не говоря уже о том, чтобы переосмыслить английскую литературу на следующую тысячу лет.

    Мы надеемся, что вам понравилось это глубокое погружение в то, что движет гениями. Если вы хотите узнать больше о когнитивных способностях и поведении людей, наши курсы психологии вас заинтересуют.Эти курсы дистанционного обучения включают курс психологии A-Level , который рассматривает как познание, так и развитие. Если вы не можете быть гением, возможно, вы сможете попытаться понять их!

    Биография Льюиса Термана

    Льюис Терман был влиятельным психологом, известным своей версией теста интеллекта Стэнфорда-Бине и своим лонгитюдным исследованием одаренности. Его исследование является самым продолжительным из когда-либо проводившихся продольных исследований.Его работа внесла важный вклад в понимание того, как интеллект влияет на жизненный успех, здоровье и результаты.

    Влияние Льюиса Термана на психологию

    Терман наиболее известен:

    • Генетические исследования гения
    • Пионер педагогической психологии
    • Евгеника
    • Дальнейшее развитие и усовершенствование теста Binet-Simon IQ
    • Психологическое тестирование

    Ранняя жизнь

    Льюис Мэдисон Терман был 12-м из 14 детей, родившихся 15 января 1877 года в фермерской семье в Индиане.В то время как немногие из его сверстников учились после 8-го класса, Терман был одновременно книжным и амбициозным. Его ранний опыт, возможно, подпитывал его более позднюю страсть к изучению интеллекта и одаренности.

    Получив ссуды от семьи, Терман получил степени бакалавра, бакалавра и бакалавра в Центральном педагогическом колледже с 1892 по 1898 год. Затем он получил степень бакалавра и магистра в Университете Индианы в Блумингтоне в 1903 году. В 1905 году он получил докторскую степень. .D. Кандидат психологии в Университете Кларка.

    Карьера и исследования

    Доктор ТерманаДокторская диссертация была посвящена ментальным тестам, с помощью которых можно было бы отличить одаренных учащихся от учащихся с когнитивными нарушениями. Он разработал тесты, которые измеряли сложные когнитивные способности и включали измерения творческих способностей, математических способностей, памяти, моторики, логики и владения языком.

    После окончания учебы он сначала работал директором школы в Калифорнии, а два года спустя стал профессором в Государственной педагогической школе Лос-Анджелеса. В 1910 году он стал профессором Стэнфордского университета, где оставался до своей смерти в 1956 году.

    Став профессором Стэнфорда, он работал над пересмотром оригинальных шкал Бине-Саймона для использования с американским населением. Его обновленная версия теста стала известна как Стэнфорд-Бине и стала наиболее широко используемым тестом IQ. В дополнение к пересмотру первоначального теста он также начал использовать формулу, которая включала взятие умственного возраста, деление его на хронологический возраст и умножение его на 100, чтобы получить так называемый коэффициент интеллекта или IQ.

    Первое широкомасштабное использование теста Термана произошло во время Первой мировой войны, когда тест был адаптирован и объединен с другими оценками, чтобы сформировать армейские альфа-тесты (текстовые) и альфа-бета-тесты (рисунки).Миллионы солдат получили эти оценки, и те, кто получил оценку «A» или «B», были переведены на офицерскую подготовку, а те, кто получил «D» или «E», не прошли такую ​​подготовку.

    Терман был также известным евгенистом, когда-то цитируя Гальтона как наиболее влиятельного человека. В какой-то момент он провел тесты по английскому языку для носителей испанского языка, а также для чернокожих студентов без образования и пришел к выводу, что последовавшие низкие баллы были результатом наследственности и имели расовую основу. Терман также был членом Human Betterment Foundation, группы, которая, среди прочего, выступала за принудительную стерилизацию тех, кто считался психически неполноценным.

    Исследование гения Термана

    В 1921 году Терман начал свои «Генетические исследования гения», продольное исследование, целью которого было выяснить, были ли студенты с высоким IQ более успешными в жизни. Он обнаружил, что его испытуемые с высоким IQ (которых он называл «термитами»), как правило, были более здоровыми, высокими и более социально адаптированными, чем другие дети.

    Основываясь на своих результатах, Терман предложил рано выявлять одаренных детей, предлагать индивидуальное обучение и иметь доступ к специально подготовленным учителям.Терман обнаружил, что, хотя многие из его испытуемых с высоким IQ были очень успешными, не у всех были такие же успехи, и большинство фактически оказалось не лучше среднего. Он действительно обнаружил, что те, кто в конечном итоге оказался наиболее успешным, в детстве, как правило, выше оценивали уверенность в себе, настойчивость и целеустремленность.

    Исследование продолжается и сегодня, проводится другими психологами, и стало самым продолжительным исследованием в истории.

    Избранные публикации

    Терман опубликовал ряд книг и статей, в которых подробно описаны проведенные им исследования по тестированию интеллекта и IQ.Некоторые из них включают:

    Терман, Л. М. (1916). Измерение интеллекта: объяснение и полное руководство по использованию Стэнфордской версии и расширения шкалы интеллекта Бине-Саймона . Бостон. Houghton Mifflin Co.

    Терман, Л. М. (1917). Стэнфордский пересмотр и расширение шкалы Бине-Саймона для измерения интеллекта . Балтимор. Warwick & York, Inc.

    Терман, Л. М. (1925). Генетические исследования гения .Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

    Терман, Л. М. (1930). Автобиография Льюиса Термана . В Карл А. Мерчисон и Эдвин Г. Скучно. История психологии в автобиографии . Вустер, Массачусетс: Издательство Университета Кларка.

    Терман, Л. М., и Меррилл, М. А. (1937). Измерение интеллекта: руководство по применению новых пересмотренных тестов Стэнфорда-Бине для интеллекта . Бостон: компания Houghton Mifflin.

    Терман, Л.М., Оден. М. Х. и Бейли Н. (1947). Одаренный ребенок растет: двадцать пять лет наблюдения за высшей группой . Генетические исследования гения. т. 4. Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

    Вклад в психологию

    Льюис Терман сыграл важную роль в раннем развитии педагогической психологии, и его тест интеллекта стал одним из наиболее широко используемых психологических тестов в мире. Он выступал за поддержку и руководство для детей, признанных одаренными, с целью развития их талантов и способностей.

    Тем не менее, наследие Термана испорчено одной из причин, лежащих в основе большей части его ранних исследований — верой в выборочное устранение определенных «нежелательных» черт с помощью евгеники и принудительной стерилизации так называемых «слабоумных» людей. Позже он отказался от этой стойкой позиции в дальнейшей жизни, но формально никогда не отказывался от убеждений, которые так долго отстаивал.

    Борьба с тяжелым наследием Термана включает в себя взвешивание его многочисленных вкладов в эту область и влияние, которое его тест IQ оказал на мир, с хладнокровным отношением, которое мотивировало так много его работы.

    «С одной стороны, его работа вдохновила почти на все инновации, которые мы используем сегодня, чтобы бросить вызов умным детям и обогатить их образование», — написал Митчелл Лесли для Stanford Magazine . «С другой стороны, как отмечает биограф Минтон, те самые качества, которые сделали Термана новаторским ученым — его рвение, его уверенность, — также сделали его догматичным, не желающим принимать критику или исследовать свои наследственные взгляды».

    В одном исследовании, составившем рейтинг самых влиятельных психологов ХХ века, Терман был привязан к Дж.Стэнли Холл под номером 72.

    Терман умер 21 декабря 1956 года.

    Психологических подходов к биографии гения в JSTOR

    Информация о журнале

    Science, основанный Томасом А. Эдисоном в 1880 году и издаваемый AAAS, сегодня является крупнейшим в мире общенаучным журналом по тиражу. Публикуемый 51 раз в год, журнал Science известен своими высоко цитируемыми, рецензируемыми научными работами, своей особой силой в дисциплинах наук о жизни и отмеченным наградами освещением последних научных новостей.Интернет-издание включает в себя не только полный текст текущих выпусков, но и научные архивы, относящиеся к первому изданию Эдисона в 1880 году. В журнале Science Careers, в печатном и электронном виде, публикуются еженедельные статьи о карьере, тысячи объявлений о вакансиях обновляются несколько раз неделя и другие услуги, связанные с карьерой. В интерактивном научном мультимедийном центре представлены научные подкасты, изображения и слайд-шоу, видео, семинары и другие интерактивные функции. Для получения дополнительной информации посетите www.sciencemag.org.

    Информация для издателей

    AAAS, основанная в 1848 году, превратилась в крупнейшее в мире междисциплинарное научное общество, насчитывающее почти 130 000 членов и подписчиков. Миссия «продвигать науку, технику и инновации во всем мире на благо всех людей» вывела организацию на передний план национальных и международных инициатив. Глобальные усилия включают программы и партнерства по всему миру, от Азии до Европы и Африки, а также обширную работу в области прав человека с использованием геопространственных технологий для подтверждения нарушений.Программы по науке и политике включают в себя крупный ежегодный форум по политике в области науки и технологий, стипендии в рамках политики в области науки и технологий в Конгрессе США и правительственных агентствах, а также отслеживание финансирования США исследований в области НИОКР. Инициативы в области естественнонаучного образования заложили основу для обучения на основе стандартов и предоставляют учителям инструменты поддержки в Интернете. Мероприятия по привлечению общественности создают открытый диалог с учеными по таким социальным вопросам, как глобальное изменение климата. AAAS также выступает в качестве зонтичной организации для федерации, состоящей из более чем 270 аффилированных научных групп.Расширенная серия веб-сайтов включает в себя исчерпывающие ресурсы по развитию карьеры. Для получения дополнительной информации посетите www.aaas.org.

    Уильям Джеймс — ГЛАВА I. СФЕРА ПСИХОЛОГИИ

    Психология — это наука о душевной жизни, как о ее явлениях, так и об их состояниях. Феномены — это такие вещи, которые мы называем чувствами, желаниями, познаниями, рассуждениями, решениями и т. Д .; и, при поверхностном рассмотрении, их разнообразие и сложность таковы, что производят хаотическое впечатление на наблюдателя.Наиболее естественным и, следовательно, самым ранним способом объединения материала было, во-первых, его классификация, насколько это возможно, и, во-вторых, присоединение различных ментальных модусов, обнаруженных таким образом, к простой сущности, личной Душе, которую они принято считать, что так много факультативных проявлений. Теперь, например, Душа проявляет свою способность к памяти, то к рассуждению, то к волеизъявлению, то есть к воображению или аппетиту. Это ортодоксальная «спиритуалистическая» теория схоластики и здравого смысла.Другой и менее очевидный способ объединения хаоса состоит в том, чтобы искать общие элементы в различных ментальных фактах, а не в общем агенте, стоящем за ними, и конструктивно объяснять их различными формами расположения этих элементов, как каждый объясняет дома с помощью камней и кирпичи. «Ассоциативные» школы Гербарта в Германии и Юма, Миллса и Бейна в Британии, таким образом, построили психологию без души, взяв дискретные «идеи», слабые или яркие, и продемонстрировав, как их сплоченность, отталкивание, и формы преемственности, такие как воспоминания, восприятия, эмоции, воления, страсти, теории и все другие элементы индивидуального разума.Таким образом, само «Я» или эго индивидуума больше не рассматривается как ранее существовавший источник представлений, а скорее как их последний и самый сложный плод.

    Так вот, если мы будем строго стремиться упростить явления любым из этих способов, мы скоро обнаружим недостатки в нашем методе. Любое конкретное познание, например, или воспоминание, учитывается в теории души, будучи отнесенным к духовным способностям познания или памяти. Сами по себе эти способности считаются абсолютными свойствами души; то есть, если взять случай с памятью, не приводится никаких причин, по которым мы должны помнить факт в том виде, в каком он произошел, за исключением того, что запоминание составляет сущность нашей Воспоминательной Силы.Мы, как спиритуалисты, можем попытаться объяснить недостатки и промахи нашей памяти вторичными причинами. Но его успехи не могут вызывать никаких факторов, кроме существования определенных объективных вещей, которые нужно помнить, с одной стороны, и нашей способности к памяти, с другой. Когда, например, я вспоминаю свой выпускной день и перетаскиваю все его происшествия и эмоции из бессмертной ночи смерти, никакая механическая причина не может объяснить этот процесс, равно как и никакой анализ не может свести его к более низким терминам или заставить его природу казаться иной, чем конечное данное, которое, независимо от того, восстаем мы или нет против его загадочности, должно просто приниматься как само собой разумеющееся, если мы вообще хотим психологизировать.Как бы ассоцианист ни представлял настоящие идеи как скопление и упорядочивание самих себя, тем не менее, утверждает спиритуалист, он должен, в конце концов, признать, что что-то, будь то мозг, будь то « идеи » или « ассоциации », знает прошедшее время как прошлое, и наполняет его тем или иным событием. И когда спиритуалист называет память «несводимой способностью», он говорит не более того, что уже дает признание ассоцианиста.

    И все же это признание далеко не удовлетворительное упрощение конкретных фактов.Ибо почему эта абсолютная Богом данная способность должна так лучше сохранять вчерашние события, чем события прошлого года, и, что лучше всего, события час назад? Почему, опять же, в старости его понимание событий детства должно казаться более твердым? Почему болезнь и истощение ослабляют его? Почему повторение опыта должно укреплять наши воспоминания о нем? Почему лекарства, лихорадка, асфиксия и возбуждение должны оживлять давно забытые вещи? Если мы довольствуемся простым утверждением, что способность запоминания так своеобразно устроена природой, что проявляет именно эти странности, нам кажется, что мы мало лучше воспользуемся ею, поскольку наше объяснение становится таким же сложным, как и объяснение грубых фактов, с которыми мы начал.Более того, есть что-то гротескное и иррациональное в предположении, что душа наделена элементарными способностями такого гениально сложного вида. Почему наша память легче цепляется за ближнее, чем за удаленное? Почему он должен терять понимание собственных имен раньше, чем абстрактных имен? Такие особенности кажутся довольно фантастическими; и могут, насколько мы можем видеть a priori, быть точными противоположностями того, чем они являются. Очевидно, что факультета не существует абсолютно, а работает на определенных условиях; и поиск условий становится самой интересной задачей психолога.

    Как бы твердо он ни держался за душу и ее способность к запоминанию, он должен признать, что она никогда не проявляет последнюю без подсказки, и что что-то всегда должно предшествовать и напоминать нам о том, что мы должны вспомнить. «Идея!» — говорит ассоциативный деятель, — «идея, связанная с запомненным предметом; и это также объясняет, почему вещи, с которыми неоднократно встречались, легче вспомнить, поскольку их партнеры в различных случаях предоставляют так много различных способов припоминания». Но это не объясняет эффектов лихорадки, истощения, гипноза, старости и тому подобного.И вообще, описание нашей ментальной жизни чистым ассоциативистом почти так же сбивает с толку, как и взгляд чистого спиритуалиста. Это множество идей, которые существуют абсолютно, но при этом цепляются друг за друга и ткут из себя бесконечный ковер, как домино в непрерывном изменении или осколки стекла в калейдоскопе, — откуда они получают свои фантастические законы цепляния и почему они цепляются только за формы, которые они делают?

    Для этого ассоциативист должен ввести порядок переживаний во внешнем мире.Танец идей — это несколько искаженная и измененная копия порядка явлений. Но малейшее размышление показывает, что явления не имеют абсолютно никакой силы влиять на наши идеи, пока они не затронут наши чувства и мозг. Само существование прошлого факта не является основанием для его запоминания. Если мы этого не увидим или каким-то образом не испытали, мы никогда не узнаем, что это было. Таким образом, телесные переживания являются одним из условий того, что способность памяти быть тем, чем она является.И очень небольшое размышление над фактами показывает, что одна часть тела, а именно мозг, является той частью, переживания которой имеют непосредственное отношение. Если нервная связь между мозгом и другими частями будет прервана, переживания этих других частей перестанут существовать для ума. Глаз слеп, ухо глухое, рука бесчувственная и неподвижная. И наоборот, если мозг будет поврежден, сознание исчезнет или изменится, даже если любой другой орган в теле будет готов играть свою нормальную роль.Удар по голове, внезапное вычитание крови, давление апоплексического кровоизлияния могут иметь первый эффект; в то время как несколько унций спирта, зерен опия или гашиша, или запах хлороформа или закиси азота, обязательно будут вторым. Лихорадочный делирий, измененное безумие — все это происходит из-за инородных тел, циркулирующих в мозгу, или из-за патологических изменений в веществе этого органа. Тот факт, что мозг является единственным непосредственным телесным условием умственных операций, действительно настолько общепризнан в наши дни, что мне не нужно больше тратить время на его иллюстрацию, я просто постулирую это и перейду к следующему.Вся оставшаяся часть книги будет более или менее доказательством того, что постулат был правильным.

    Таким образом, телесные переживания и, в частности, переживания мозга должны занимать место среди тех состояний психической жизни, которые психология должна принимать во внимание. И спиритуалист, и ассоциативист должны быть «церебралистами», по крайней мере, в той степени, в которой они должны признать, что определенные особенности в способах работы их собственных любимых принципов можно объяснить только тем фактом, что законы мозга являются определяющим фактором результата.

    Итак, наш первый вывод состоит в том, что определенная часть физиологии мозга должна быть предусмотрена или включена в психологию.

    Еще по-другому психолог вынужден быть чем-то вроде нервного физиолога. Психические явления не только частично обусловлены телесными процессами; но они ведут к ним парти-пост. То, что они приводят к действиям, конечно, самая известная из истин, но я имею в виду не просто действия в смысле произвольных и преднамеренных мышечных действий.Психические состояния вызывают также изменения калибра кровеносных сосудов или изменение сердечных сокращений или, еще более тонкие, процессы в железах и внутренних органах. Если их принять во внимание, а также действия, которые следуют в какой-то отдаленный период из-за того, что психическое состояние когда-то было, будет безопасно установить общий закон, согласно которому никогда не происходит никаких психических изменений, которые не сопровождаются или не сопровождаются телесными изменениями. менять. Идеи и чувства, например, которые эти настоящие печатные символы возбуждают в уме читателя, не только вызывают движения его глаз и возникающие в нем движения артикуляции, но и когда-нибудь заставят его заговорить, принять чью-то сторону в дискуссии или дать совет. , или выберите книгу для чтения, иначе, чем это было бы, если бы они никогда не впечатляли его сетчатку.Поэтому наша психология должна принимать во внимание не только условия, предшествующие ментальным состояниям, но также и их вытекающие из них последствия.

    Но действия, первоначально вызванные сознательным интеллектом, могут стать настолько автоматическими из-за привычки, что будут очевидно выполняться бессознательно. Стоять, ходить, застегивать и расстегивать пуговицы, играть на пианино, разговаривать и даже молиться можно, когда ум поглощен другими вещами. Проявления животного инстинкта кажутся полуавтоматическими, и рефлекторные акты самосохранения, безусловно, таковыми.Тем не менее, они напоминают разумные действия в достижении тех же целей, к которым сознание животных в других случаях сознательно стремится. Должно ли изучение подобных машинных, но целенаправленных действий быть включено в психологию?

    Граница ментального, конечно, расплывчата. Лучше не быть педантичным, но позволить науке быть столь же расплывчатой, как ее предмет, и включать такие явления, как эти, если, поступая таким образом, мы сможем пролить свет на основной бизнес, который сейчас ведется. Я верю, что скоро станет ясно, что мы сможем; и что мы получаем гораздо больше благодаря широкому, чем узкому пониманию нашего предмета.На определенном этапе развития каждой науки степень неопределенности — это то, что лучше всего заключается в плодородии. В целом, несколько недавних формул оказали более реальную услугу грубого типа в психологии, чем спенсеровская, согласно которой сущность душевной жизни и телесной жизни едины, а именно «приспосабливание внутренних к внешним отношениям». Такая формула — воплощение неясности; но потому что он принимает во внимание тот факт, что умы обитают в окружающей среде, которая воздействует на них и на которую они, в свою очередь, реагируют; Короче говоря, он берет разум посреди всех его конкретных отношений, он гораздо более плодороден, чем старомодная «рациональная психология», которая рассматривала душу как обособленное существующее, достаточное для себя и предполагала, что рассматривает только его природа и свойства.Поэтому я не стесняюсь делать любые вылазки в зоологию или в чистую нервную физиологию, которые могут показаться поучительными для наших целей, но в остальном оставлю эти науки физиологам.

    Можем ли мы еще более отчетливо указать, каким образом ментальная жизнь, кажется, вмешивается между впечатлениями, производимыми извне на тело, и реакциями тела на внешний мир? Давайте посмотрим на несколько фактов.

    Если на стол насыпать железные опилки и поднести к ним магнит, они полетят по воздуху на определенное расстояние и прилипнут к его поверхности.Дикарь, наблюдающий это явление, объясняет его притяжением или любовью между магнитом и опилками. Но позвольте карточке покрывать полюса магнита, и опилки навсегда прижмутся к его поверхности, и им никогда не придет в голову, что они пройдут по ее сторонам и, таким образом, войдут в более прямой контакт с объектом их любви. Выдувайте пузырьки через трубку на дно ведра с водой, они поднимутся на поверхность и смешаются с воздухом. Их действие снова можно поэтически истолковать как следствие стремления воссоединиться с материнской атмосферой над поверхностью.Но если вы перевернете кувшин, полный воды, над ведром, они поднимутся и останутся застрявшими под его дном, закрытыми от внешнего воздуха, хотя вначале они будут слегка отклоняться от их курса или снова опускаться к краю ведра банка, когда они обнаружили, что их движение вверх затруднено, легко могла их освободить.

    Если теперь мы перейдем от таких действий к действиям живых существ, мы заметим разительную разницу. Ромео хочет Джульетту так же, как опилкам нужен магнит; и если нет препятствий, он движется к ней по прямой линии, как и они.Но Ромео и Джульетта, если между ними будет построена стена, не оставайтесь идиотски прижимая свои лица к противоположным сторонам, как магнит и опилки с картой. Вскоре Ромео находит окольный путь, перелезая через стену или иным образом, напрямую касаясь губ Джульетты. Опилками путь фиксируется; Достигнет ли оно конца, зависит от случайностей. У любовника фиксируется конец, путь может изменяться бесконечно.

    Предположим, что живая лягушка находится в положении, в котором мы поместили наши пузырьки воздуха, а именно на дно кувшина с водой.Недостаток дыхания скоро заставит его также захотеть воссоединиться с материнской атмосферой, и он пойдет по кратчайшему пути к своему концу, поплыв прямо вверх. Но если над ним перевернуть кувшин, полный воды, он не будет, как пузыри, постоянно прижиматься носом к его непоколебимой крыше, а будет беспокойно исследовать окрестности, пока, снова спустившись, он не обнаружит тропу вокруг ее краев, чтобы цель его желаний. Снова фиксированная цель, изменяющиеся средства!

    Такие контрасты между живыми и неодушевленными представлениями заканчиваются тем, что люди начинают отрицать, что в физическом мире вообще существуют конечные цели.Сегодня любовь и желания больше не приписываются частицам железа или воздуха. Теперь никто не предполагает, что конец любой деятельности, которую они могут продемонстрировать, является идеальной целью, руководящей деятельностью с самого начала и выманивающей или вовлекающей ее в жизнь своего рода vis a fronte. Конец, напротив, рассматривается как простой пассивный результат, превращенный в терго, не имеющий, так сказать, голоса в своем собственном производстве. Измените ранее существовавшие условия, и с неорганическими материалами вы каждый раз вызываете различный очевидный конец.Но с интеллектуальными агентами изменение условий меняет отображаемую активность, но не достигает цели; поскольку здесь идея еще не реализованной цели взаимодействует с условиями, чтобы определить, какими должны быть действия.

    Преследование будущих целей и выбор средств для их достижения, таким образом, являются признаком и критерием наличия ментальности в явлении. Мы все используем этот тест, чтобы различать интеллектуальные и механические характеристики. Мы не приписываем ментальность палкам и камням, потому что они, кажется, никогда не двигаются ради чего-либо, но всегда, когда их толкают, а затем равнодушно и без всяких признаков выбора.Поэтому мы без колебаний называем их бессмысленными.

    Именно так мы принимаем решение по глубочайшей из всех философских проблем: является ли Космос выражением разума, рациональным по своей внутренней природе, или грубым внешним фактом, чистым и простым? Если при созерцании этого мы обнаруживаем, что не в состоянии избавиться от впечатления, что это царство конечных целей, что оно существует ради чего-то, мы помещаем разум в его основу и исповедуем религию. Напротив, если, исследуя его непоправимый поток, мы можем думать о настоящем только как о простом механическом ростке из прошлого, происходящем без привязки к будущему, мы атеисты и материалисты.

    В длительных дискуссиях, которые психологи вели по поводу количества интеллекта, проявляемого низшими млекопитающими, или количества сознания, вовлеченного в функции нервных центров рептилий, всегда применялся один и тот же тест: является ли характер действия, такие, что мы должны верить, что они выполняются ради их результата? Рассматриваемый результат, как мы убедительно увидим в дальнейшем, является, как правило, полезным: животное, в целом, более безопасно в данных обстоятельствах для его появления.Пока действие носит телеологический характер; но такая простая внешняя телеология все еще могла быть слепым результатом vis a tergo. Рост и движения растений, процессы развития, пищеварения, секреции и т. Д. У животных обеспечивают бесчисленные примеры действий, полезных для человека, которые, тем не менее, могут быть и, как большинство из нас предполагают, должны быть произведены автоматическим механизмом. . Физиолог не утверждает с уверенностью осознанного интеллекта в спинном мозге лягушки до тех пор, пока он не покажет, что полезный результат, который нервный механизм вызывает при данном раздражении, остается неизменным при изменении механизма.Если взять стандартный пример, правое колено обезглавленной лягушки раздражено кислотой, правая нога вытерет ее. Однако, когда эта ступня ампутируется, животное часто поднимает левую ступню на место и вытирает оскорбительный материал.

    Пфлюгер и Льюис рассуждают на основании таких фактов следующим образом: если первая реакция была результатом простого механизма, говорят они; если этот раздраженный участок кожи разряжает правую ногу, когда спусковой крючок стреляет из собственного ствола дробовика; тогда ампутация правой стопы действительно нарушит процесс вытирания, но не заставит левую ногу двигаться.Это просто привело бы к тому, что правая культя двигалась в пустом воздухе (что на самом деле иногда наблюдается). Правый спусковой крючок не прикладывает усилия для выстрела из левого ствола, если правый не заряжен; и электрическая машина никогда не становится беспокойной, потому что она может испускать только искры, а не подшивать наволочки, как швейная машина.

    Если, напротив, правая нога изначально двигалась с целью стереть кислоту, тогда нет ничего более естественного, чем то, что когда самые простые средства достижения этой цели оказываются бесплодными, следует попробовать другие средства.Каждая неудача должна держать животное в состоянии разочарования, которое приведет ко всем видам новых испытаний и приспособлений; и успокоение не наступит, пока один из них счастливым ударом не достигнет желаемого конца.

    Подобным образом Гольц приписывает интеллект зрительным долям лягушки и мозжечку. Выше мы упоминали о том, как здоровая лягушка, заключенная в воду, находит выход в атмосферу. Гольц обнаружил, что лягушки, лишенные полушарий головного мозга, часто проявляли подобную изобретательность.Такая лягушка, поднявшись со дна и обнаружив, что ее дальнейшее движение вверх останавливается перевернутым над ней стеклянным колпаком, не будет упорно биться носом о препятствие до тех пор, пока не умрет от удушья, а часто будет снова спускаться и выходить из-под его обода, как если бы не определенное механическое движение вверх, а скорее сознательное желание добраться до воздуха всеми правдами и неправдами, было главной движущей силой его деятельности. Из этого Гольц пришел к выводу, что полушария не являются средоточием интеллектуальной силы лягушек.Он сделал такой же вывод, наблюдая, как безмозглая лягушка перевернется со спины на живот, когда одна из его ног зашита, хотя требуемые движения в этом случае сильно отличаются от движений, вызываемых при нормальных обстоятельствах из-за того же раздражающего положения. Следовательно, они кажутся детерминированными не только предшествующим раздражителем, но и конечным концом, хотя раздражитель, конечно, и делает желаемым конец.

    Другой выдающийся немецкий писатель, Либманн, возражает против механизма мозга, отвечающего за умственную деятельность, очень похожими соображениями.По его словам, машина как таковая будет давать правильные результаты, если она в хорошем состоянии, и неправильные, если она не ремонтируется. Но оба вида результатов проистекают с одинаково фатальной необходимостью из своих условий. Мы не можем представить себе часовой механизм, структура которого фатально определяет его до определенной скорости, замечая, что эта скорость слишком медленная или слишком быстрая, и тщетно пытаясь ее исправить. Его совесть, если она есть, должна быть такой же хорошей, как совесть лучшего хронометра, потому что оба одинаково хорошо подчиняются одним и тем же вечным законам механики, находящимся сзади.Но если мозг выходит из строя и человек говорит: «Дважды четыре — два» вместо «Дважды четыре — восемь» или «Я должен пойти на уголь, чтобы купить причал» вместо «Я должен пойти в пристань для покупки угля », немедленно возникает сознание ошибки. Неправильное выполнение, хотя и подчиняется тому же механическому закону, что и правильное, тем не менее осуждается, — осуждается как противоречащее внутреннему закону — закону спереди, цели или идеалу, ради которого должен действовать мозг, независимо от того, делает он это или нет. .

    Нам не нужно здесь обсуждать, сделали ли эти авторы, делая свои выводы, справедливость все предпосылки, задействованные в делах, которые они рассматривают. Мы цитируем их аргументы только для того, чтобы показать, как они апеллируют к принципу, согласно которому никакие действия, кроме тех, которые совершаются с целью и демонстрируют выбор средств, могут быть названы несомненным выражением Разума.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.