Философская сказка: Философские сказки | Мамины сказки

«Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери как философская сказка

Определение 1

Сказка – это повествовательное, как правило, народно-поэтическое произведение о вымышленных событиях и героях, преимущественно с участием фантастических, волшебных сил.

Жанровое своеобразие произведения А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

«Маленький принц» был написан А. де Сент-Экзюпери в 1943 году. Свой отпечаток на это произведение наложили трагедия Европы во Второй мировой войне и воспоминания писателя об оккупированной, разгромленной Франции. Этим светлым, грустным и мудрым произведением Экзюпери защищает неумирающую человечность. Повесть в некотором смысле стала итогом творческого пут писателя, художественным и философским его осмыслением. Обратиться к жанру притчи писателя побудила потребность в глубоких обобщениях. Для этого жанра характерны:

  • Отсутствие конкретно-исторического содержания;
  • Дидактическая обусловленность;
  • Условность.

Эти свойства дали возможность Экзюпери выразить свои взгляды на нравственнее проблемы того периода времени, который крайне волновали писателя.

Замечание 1

Именно жанр притчи дал возможность для реализации размышлений писателя над сущностью бытия человека, над смыслом его жизни.

Сказка, так же, как и притча, является древнейшим жанром устного народного творчества. Она учит человека, как нужно жить, вселяет в него оптимизм, веру в будущее, в торжество справедливости и добра. За всей фантастичностью сказочной фабулы и художественного вымысла неизменно скрыты реальные человеческие отношения. в сказке, как и в притче, всегда торжествует правда, социальная и нравственная.

Сказка-притча А. де Сент-Экзюпери написана не только для детей. Это произведение так же и для взрослых, еще не до конца утративших детскую впечатлительность, по-детски открытый взгляд и способность фантазировать. Сам писатель обладал таким зрением.

Готовые работы на аналогичную тему

То, что произведение Экзюпери является именно сказкой, определяется по сказочным признакам, имеющимся в повести: сказочные персонажи, фантастическое путешествие главного героя.

Прообразом сказки Экзюпери можно считать фольклорную волшебную сказку, в которой прекрасный принц из-за безответной любви уходит из отчего дома и странствует в поисках приключений и счастья по бесконечным дорогам. Он стремится снискать себе славу и тем самым покорить неприступное сердце принцессы.

Писатель взял за основу этот сюжет и по-своему переосмыслил его. Прекрасный принц А. де Сент-Экзюпери еще совсем ребенок, который страдает любви к взбалмошному и капризному цветку. Поэтому в этом случае о счастливом финале со свадьбой не может быть и речи. В своих скитаниях маленький принц встречается не с чудовищами, а с людьми, которые околдованы, будто чарами злого колдуна, мелочными и эгоистическими страстями. Однако это является лишь внешней стороной сюжета. «Маленький принц», в первую очередь, это философская сказка.

«Маленький принц» как философская сказка

За незатейливым, простым сюжетом «Маленького принца» и иронией скрыт глубочайший философский смысл. Автор в этом произведении в отвлеченном виде через символы, метафоры и иносказания затрагивает темы мирового масштаба:

  • Жизни и смерти;
  • Добра и зла;
  • Истинной любви;
  • Человеческого бытия;
  • Нравственной красоты;
  • Бесконечного одиночества;
  • Дружбы;
  • Взаимоотношения личности и толпы и т.д.

Несмотря на то, что герой сказки, Маленький принц, еще ребенок, ему открывается недоступное взрослому человеку истинное видение мира. А люди с омертвевшими душами, с которыми сталкивается на своем пути главный герой, гораздо страшнее сказочных чудовищ. А взаимоотношения Маленького принца и Розы гораздо сложнее, чем отношения принцесс и принцев из фольклорных сказок. Именно ради Розы главный герой жертвует материальной оболочкой и выбирает телесную смерть. В сказке очень сильны романтические традиции. Во-первых, выбор именно жанра сказки. Не случайно романтики обращаются к жанрам фольклора. Он является детством человечества, а в романтизме тема детства – одна из ключевых.

Так как «Маленький принц» является произведением философским, писатель в нем поднимает в обобщенно-отвлеченном виде глобальные проблемы. Экзюпери здесь рассматривает тему Зла в разных аспектах. С одной стороны, это зло внутри отдельного человека, то есть некое «микрозло». Это внутренняя опустошенность, омертвелость жителей планет, олицетворяющих собой все пороки, присущие людям. Автор подчеркивает, насколько драматичен и мелочен мир, современный ему. Однако Сент-Экзюпери совершенно не является пессимистом. Автор верит в то, что подобно Маленькому принцу, человечество когда-нибудь сумеет постичь тайну бытия, и каждый человек когда-нибудь сможет найти свою путеводную звезду, и она будет освещать его путь.

Второй аспект – «макрозло». Баобабы в произведении Экзюпери – это персонифицированный образ зла. Одно из толкований данного метафорического образа связано с фашизмом. Писатель хотел, что все люди заботливо выкорчевывали «баобабы», несущие в себе зло грозившие разорвать на части планету. Писатель просит: «Берегитесь баобабов!».

Неразрешимым является и конфликт между Маленьким принцем и жителями планет – «странными взрослыми». Они никогда не смогут понять принца-ребенка, они чужды друг к другу, глухи и слепы к порыву души и зову сердца. Трагедия этих людей заключается в тот, что у них нет стремления стать Личностью. Эти «серьезные люди» живут в своем, искусственно созданном мирке, отгородившись от всех остальных. У каждого человека своя планета. Эти люди свой мирок считают истинным смыслом бытия. Они никогда не смогут познать, что такое настоящая любовь, истинная дружба и красота. Отсюда вытекает принцип двоемирия – основной принцип романтизма. Мру обывателя, которому духовное начало недоступно, и миру художника (автор, Маленький принц, Роза, Лис), которому характерны нравственные качества, никогда не соприкоснуться. Лишь Художник может увидеть сущность окружающего мира – его гармонию и внутреннюю красоту.

Философская сказка – жанр… — Читариум вдохновляет на чтение

Философская сказка – жанр весьма популярный среди юношества и вполне взрослых людей. Почти каждый проходит период погружения в истории Экзюпери про «Маленького принца» или «Чайку по имени Джонатан Ливингстон» Ричарда Баха. Согласитесь, довольно приятно подумать о вечном как бы невзначай, наполняясь эмоциями и ни к чему не обязывающими выводами, не напрягая голову громоздким категориальным аппаратом и многоступенчатыми рассуждениями.

Но если с «Маленьким принцем» мы знакомы уже давно, то «Маленький король Декабрь» Акселя Хаке нам еще в новинку. А это сказка, в которой невероятный выдуманный персонаж из своей особой Вселенной встречается со взрослым человеком, разговаривает с ним о том, о сём, так что этот взрослый главный герой вдруг находит новый угол зрения и обретает пару истин, а читатель наслаждается своим любимым сочетанием из мудрости и наивности.

«– Ты делаешь успехи. Сперва ничего не мог вообразить, а теперь, оказывается, умеешь придумывать такие замечательные вопросы.
– Да отвечай же наконец!
– Что я тебе, знайка-всезнайка? – закричал он вдруг. Король вскочил, забрался на мою пуговицу, встал на неё, как на маленький пьедестал, и яростно замахал скипетром. – По-твоему, на всякий вопрос есть ответ? На вопросы, на вопросы простаков дать ответ король всегда, всегда готов? Своей головой думай! Или ты меня для того выдумал, чтобы я вместо тебя думал, а ты бы вообще не думал и ничего не придумывал?»

Полное мягкого юмора и хороших эмоций повествование об ожившем внутреннем ребёнке, не заставит много думать о сложном. Скорее наоборот, оно вызовет желание погружаться в атмосферу, созданную толстым маленьким человечком в пурпурной мантии и с мармеладным мишкой под мышкой, и улыбаться его простым истинам. Необычайно трогательный и обаятельный этот Маленький король Декабрь. Сразу хочется выдумать себе такого же, чтобы вести с ним долгие проникновенные беседы о том, где искать радость и как с легкостью переживать долгие зимы. Правда есть большая вероятность, что он ответит: «Откуда мне знать?» и заставит искать ответы самостоятельно…

А еще в этой мааааленькой книжке есть много великолепных иллюстраций. Художник и иллюстратор Михаэль Сова является одним из известнейших мастеров своего дела в Германии и во всем мире (поклонники французского фильма «Амели» наверняка помнят его картины, которые висели на стене в квартире у главной героини).

#читариум_полка

Философская сказка- притча “Маленький принц”. О ком и о чем эта сказка?

Стихотворение 19 октября.Ответьте на вопросы: -Каким настроением проникнуто стихотворение? — К кому обращён осенний пейзаж? — К чему Пушкин подводит … читателей? — Какова тема этого стихотворения? — Какова идея стихотворения? Что хотел показать автор? — Жанр стихотворения.

Скласти iнтрев`ю з Сапфо

складіть твір-роздум Тараса Шевченка який вам найбільше сподобався твір​

помогите срочно!!! дам 50 балов3 вопрос​

Кем Простаков приходиться Скотинин?

Виписати із вірша байрона «Хотів би знову жити у горах» рядки, які характеризують душевний стан героя (від першої особи) ​

введение в сочинение «Положительные герои и их роль в комедии недоросль» ответьте пж

«Напишіть 5 пригод, несподіванних поворотів, надзвичайних подій і таємниць у Острові скарбів» Помогите пожалуйста

Нужно ответить на вопросы по произведению «Витька с Чепаевской улицы» ДАМ 40 БАЛОВ Имена все ребят Что случилось с домом ребят Что случилось с Колей?. … Что случилось с Солей? Что началось пока ребята не были доиа Что случилось с Гошей Кого нашли под вагонеткой Куда пошли все ребята Что ребята нашли в стоге сена На что поспорили ребята(там про нож) Что началось пока ребята не были доиа

Эдип, разреши…Кто знает, о чем думает знаменитый писатель, уплывая иногда, совершенно один, в открытое море. Из одной книги о Л. Андрееве Кто знает, с … колько вдохновений Кипит в великой голове, Когда идет купаться гений В легчайших туфлях по траве? Что так горит в тревожном взоре И в лихорадочном мозгу, Когда вдали он видит море И будок ряд на берегу? Какие творческие мысли Его объяли в тишине — В тот самый миг, когда повисли Его одежды на стене? Какой вопрос его волнует, Когда он, скинув сапоги, Морскую влагу испытует Пытливым кончиком ноги? В каких мечтах закрыл он уши И собирается нырнуть?.. Иль от поклонника-кликуши, Быть может, вздумал улизнуть?.. Отметьте верные утверждения. У Эдипа было много поклонников, поэтому логично обратиться к этому образу. Эдип может ответить на много вопросов, потому что ему известно будущее. Именно Эдип смог доказать одну из теорий, мучивших его современников. Герой Софокла может найти ответ там, где остальные теряются. Это он доказал на страницах книги. Слово «разреши» в заглавии употребляется в значении «найти правильный ответ».

Философская сказка: Рецензия на фильм «Мысленный волк» Валерии Гай Германики

Православный триллер от автора сериала «Краткий курс счастливой жизни» и драмы «Да и да».

Дано: сумрачный лес где-то под Санкт-Петербургом, по которому бредут мать (Юлия Высоцкая), дочь (Лиза Климова) и внук (на самом деле девочка Ася Озтюрк). В сказочном подобии сталкеровской Зоны (все дорожки запутанные и незримые) они пытаются выйти к дому матери. Там она прячется от угроз внешнего мира и опасается сказочного зверя — мысленного волка, обитающего во тьме чащи.

Задача: не только выбраться живьем и найти язык с родными, но и научиться жить с постоянным страхом. Материнства ли, предательства в любви, токсичных отношений с родителями или Богом. В общем, не поддаться бесчисленным экзистенциальным и сиюминутным тревогам, что, по Иоанну Златоусту, мысленный волк и есть: скользкий путь сомнений, приглашение в пасть страха.

Кадр из фильма «Мысленный волк»

Решение: постановщица Гай Германика после скандальной ленты «Да и да» сбавила обороты радикализма, принялась снимать сериалы про рэп и короткометражки о любви к собакам. Духовные искания привели ее к маститому сценаристу Юрию Арабову, некогда постоянному соавтору Александра Сокурова, который последнее время специализируется не только на притчах («Юрьев день»), но и на проповедях («Орлеан»).

Тот написал насыщенный многозначительными и ироничными фразами, а также богословскими и литературными образами сценарий. Его-то режиссер без обработки и перенесла на большой экран. Получилось высказывание на 70 минут о нутряных ужасах, носящих не только религиозный, но и мирской характер.

Кадр из фильма «Мысленный волк»

Ответ: славу Гай Германики, по сути, обеспечил навык фиксировать и выпукло описывать повседневные ритуалы социума. Потому и бытово-мистический сказ Арабова, и показная ирреальность его текста должны были слиться с режиссурой в перегруженную сырокопченую притчу, в которой ни издевательский текст, ни переизбыток аллюзий (дантовский сумрачный лес, раскинувшийся посреди чащи Осирис) не выглядели бы неуместно.

Итог: «Мысленный волк» производит впечатление репетиции спектакля. Не ведьминой ворожбы, а инструкции к древнему заклинанию: Высоцкая и Климова бродят по лесу с отстранением работников сцены, слова произносятся ради того, чтобы они наконец прозвучали. Нарушается эта кажущаяся режиссерская ленность (сама Германика признается, что побоялась хоть как-то адаптировать текст Арабова под себя) лишь финальной сценой. Впечатляющая поездка на всероссийской и вневременной электричке то ли прочь от ужаса, то ли в самое его пекло. Под перекаты гитары Игоря Вдовина становится ясно, что страха больше нет. Или же нас больше нет, есть только черные дыры.

«Мысленный волк» в прокате с 17 октября. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте «КиноРепортер»

А. де Сент-Экзюпери. «Маленький принц» как философская сказка-притча.

А. де Сент-Экзюпери. «Маленький принц» как философская сказка-притча. 1-2 урок.

Цели и задачи:

развивающая:

развивать читательский интерес учащихся;

развивать умения сопоставлять и делать выводы, кратко формулировать свои мысли;

развивать эмоционально-образное и аналитическое мышление;

обучающая:

учить осмысливать идейное содержание сказки, постигнуть нравственную сторону произведения;

учить анализировать художественное произведение;

воспитательная:

вызвать личностно значимые переживания, побудить к активной деятельности по разрешению проблемных ситуаций и поиску ответов на свои жизненные вопросы в художественном тексте;

воспитывать уважительное отношение к чувствам другого человека, душевную чуткость, чувство ответственности за тех, кто рядом.

Метапредметная цель урока: формирование универсальных учебных действий учащихся, имеющих метапредметный характер.

Учебно-организационные:

определять учебную задачу,

формулировать гипотезы,

оценивать свою учебную деятельность.

Учебно-информационные:

работать с художественным текстом.

Учебно-коммуникативные:

формировать умение вступать в диалог, высказывать свою точку зрения,

развивать умение выслушивать мнение других и работать в группе.

Тип урока: проблемный урок изучения нового материала с использованием групповой формы работы.

Ход урока.

Откуда мы родом? Мы родом из детства, словно из какой-нибудь страны… так считал один из самых удивительных людей – мечтатель, летчик, писатель Антуан де Сент-Экзюпери, которого друзья попросту называли Сент-Экс!

А эпиграфом нам послужат слова самого автора и его героя:

Я не очень уверен, что жил после того, как прошло детство”.

“…Все взрослые когда-то были детьми, только мало кто из низ об этом помнит”.

Это был удивительный человек, который жил в окружении друзей и любимых им людей. Жил он не на Земле, он жил на планете Людей, ощущая себя частицей огромной Вселенной и неся ответственность за все, что происходит в мире.

 На уроке вы познакомитесь с интересными фактами  жизни и удивительно трагической судьбой французского писателя І пол. ХХ века Антуана де Сент-Экзюпери. Писатель мечтал о спасении всего человечеств. «Мне всегда была ненавистна роль наблюдателя», – признавался он. На уроке вы познакомитесь с философской сказкой Экзюпери «Маленький принц», которая заставляет читателя задуматься над многими общечеловеческими проблемами.

Имя Антуана де Сент-Экзюпери (рис. 1) становится известным в литературе в 30-е годы ХХ века, а в 50-ые годы появляются первые переводы на русский язык.

Экзюпери был не только писателем, но и военным летчиком. Именно опыт военного летчика лег в основу его романов «Южный почтовый», «Военный летчик», «Земля людей». Но однажды Экзюпери написал одну небольшую, но очень необычную книжку, сказку «Маленький принц», и сам ее иллюстрировал.

Сказка, рассказанная Экзюпери, человечная и мудрая. Ее автор в ней не только поэт, но и философ. 

В последний день июля 1944 Экзюпери исчез в небе над французской Ривьерой. Ушел к звездам так же, как ушел его герой Маленький принц.  

В одном из писем своей матери Экзюпери писал:

«Мне ненавистны люди, пишущие ради забавы, ищущие эффектов. Надо иметь что сказать».

Ему, романтику, человеку, любившему жизнь, было что сказать. И он написал свою сказку «Маленький принц», сказку о самом важном – о жизни на планете Земля.

Сказка «Маленький принц» появилась в годы Второй мировой войны. Она была написано в 1942 году, а в 1943 уже вышла в свет.

В это время писатель участвует в воздушных боях за освобождение Франции. Внимание писателя направлено к тайнам детства, к умению видеть в самом обыкновенном загадочное, умению быть искренним и открытым этому миру.

Экзюпери назвал свое произведение философской сказкой. Философия – это наука о вечных проблемах, о жизни, смерти, любви. Сказка – это произведение о вымышленных героях с участием фантастических сил.

Если откроем книгу, первое, что мы прочитаем, – это посвящение.

«Леону Верту

Прошу детей простить меня за то, что я посвятил эту книжку взрослому. Скажу в оправдание: этот взрослый — мой самый лучший друг. И еще: он понимает все на свете, даже детские книжки. И, наконец, он живет во Франции, а там сейчас голодно и холодно. И он очень нуждается в утешении. Если же все это меня не оправдывает, я посвящу эту книжку тому мальчику, каким был когда-то мой взрослый друг. Ведь все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит. Итак, я исправляю посвящение: Леону Верту, когда он был маленьким».

-Почему такое забавное посвящение? На что оно намекает? на важность детства.

Детство у Экзюпери – понятие не хронологическое, а скорее психологическое. Человек может быть и в 5 лет 70-летним старичком. А 70-летний может сохранять чистоту ощущения мира, яркость мировосприятия и казаться нам ребенком. Сказка Экзюпери – это и есть проверка людей на детскость. Так автор проверяет, кто же из нас стал взрослым, а кто в душе еще ребенок.

Загадка. Посмотрите на иллюстрацию. Что вы увидели на картинке?

Иллюстрация к книге. Худ. Экзюпери

Взрослые видят перед собой шляпу. А дети говорят о том, что это что-то другое.

Об этом мы узнаем в следующем рисунке-подсказке.

Иллюстрация к книге. Худ. Экзюпери

Мы видим, что удав проглотил слона. Именно это способен увидеть ребенок в рисунке, похожем на шляпу.

Автор проверяет взрослых на понятливость и определяет результат, насколько стандартно их мышление, а насколько они еще способны увидеть чистоту и искренность мира, а мыслить нестандартно, необыкновенно, так, как способны мыслить дети.

«Взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им все объяснять и растолковывать» – замечает автор.

А теперь давайте окунемся в мир сказки.

“…Во Франции холодно и голодно…” Почему во Франции холодно и голодно? Когда пишется книга? (Франция оккупирована фашистами.)

“Я не люблю войну, но для меня невыносимо оставаться в тылу, когда другие рискуют жизнью… В мире, где воцарился бы Гитлер для меня нет места… Я хочу участвовать в этой войне во имя любви к людям”. (А. Де Сент-Экзюпери.

– Почему Экзюпери так ценит мир детства? Давайте вспомним, с кем знакомится герой? о ком этот стишок

На моей планете-крошке
Солнце каждый день встаёт.
У меня всего немножко,
Но хватает мне забот: 
Нужно вычистить вулканы,
Баобабов вырвать ряд.
А когда мне грустно станет, 
Я иду смотреть закат…

Как-то раз совсем случайно 
Я в траве нашел росток.
Он тянулся вверх отчаянно,
Драгоценный мой цветок. 
Это было просто чудо,
Это был какой-то сон:
Непонятно мне откуда 
Появился вдруг бутон.

Подбирала Роза краски,
Я её водой поил,
Нежность ей дарил и ласку
И тихонько говорил: 
«Ничего не бойся, 
поскорей раскройся!» 

-Как автор познакомился с Маленьким принцем?

Инсценировка “Встреча летчика с Маленьким принцем”

Звучит музыкальный выход МАЛЕНЬКОГО ПРИНЦА. сидит летчик

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Пожалуйста… нарисуй мне барашка!

ЛЕТЧИК. Что?!.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Нарисуй мне барашка…

ЛЕТЧИК. Но… что ты здесь делаешь?

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Мне нужен барашек Нарисуй мне барашка… пожалуйста.

ЛЕТЧИК. Но я не умею рисовать…

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Все равно, нарисуй барашка. Пожалуйста.

ЛЕТЧИК (рисует пальцем на песке). Ну, вот…

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Нет, нет! Мне не надо слона в удаве! Удав слишком опасный, а слон слишком большой. У меня дома все очень маленькое. Мне нужен барашек. Нарисуй барашка.

ЛЕТЧИК рисует.

Ты же сам видишь — это не барашек. Это большой баран. У него рога…

ЛЕТЧИК (стирает рога). Ну, а так?

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Он все равно слишком старый. Мне нужен такой барашек, чтобы жил долго.

ЛЕТЧИК (потеряв терпение). Вот тебе ящик. А в нем сидит такой барашек, какого тебе хочется.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ (вдруг просияв). Вот это хорошо!.. А как ты думаешь, много этому барашку надо травы?

ЛЕТЧИК. А что? Почему ты об этот спрашиваешь?

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Ведь у меня дома всего очень мало…

ЛЕТЧИК. Ему хватит. Я даю тебе совсем маленького барашка.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Ну, не такой уж он маленький… (Берет «слепок» с рисунка и относит его в сторону). Смотри-ка! Он уснул…

ЛЕТЧИК смотрит… и ничего, кроме нарисованного на песке ящика, не видит… МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ это замечает.

А что это у тебя за штука?

ЛЕТЧИК. Это не штука. Это самолет, мой самолет. Он летает… Вернее, я умел на нем летать…

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Как? Ты упал с неба?

ЛЕТЧИК (скромно). Да.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Вот забавно!.. Значит, ты тоже явился с неба. А с какой планеты?

ЛЕТЧИК. Стало быть, ты попал сюда с другой планеты?..

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ (тихо покачал головой, разглядывая самолет). Ну, на этом ты не мог прилететь издалека.

ЛЕТЧИК. Откуда же ты прилетел, малыш? Где твой дом? Куда ты хочешь унести барашка?

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Очень хорошо, что ты дал мне ящик, барашек будет в нем спать по ночам.

ЛЕТЧИК. Ну конечно. А если ты будешь умницей, я дам тебе веревку, чтобы днем его привязывать. и колышек.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Привязывать? Для чего это?

ЛЕТЧИК. Но ведь если ты его не привяжешь, он забредет неведомо куда и потеряется.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Да куда же он пойдет?

ЛЕТЧИК. Мало ли куда. Все прямо, прямо, куда глаза глядят.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Это ничего, ведь у меня там очень мало места… Если идти все прямо да прямо, далеко не уйдешь… (Помолчав). Пойдем посмотрим, как заходит солнце. Я очень люблю закат.

ЛЕТЧИК. Ну, придется подождать.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ. Чего ждать?

ЛЕТЧИК. Чтобы солнце зашло.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ (рассмеявшись). Мне все кажется, что я у себя дома!.. Однажды я за один день видел заход солнца сорок три раза!.. Знаешь, когда станет очень грустно, хорошо поглядеть, как заходит солнце…

ЛЕТЧИК. Значит, в тот день, когда ты видел сорок три заката, тебе было очень грустно?..

Вступает музыка.

 Вот так и мы с вами познакомились с Маленьким принцем. Каким же он предстал перед вами? Я просила вас дома подготовить словесный портрет Маленького принца. Какой же образ вы нарисовали в своем воображении?

сам автор тоже дает портрет. в некоторых изданиях есть иллюстрации

– Почему Маленький принц появился именно рядом с автором? Чем отличается автор от других взрослых? Он умеет мечтать, воображать. в нем сохранилась дет непосредственность.

-Что мы узнаем о планете принца? Как была устроена жизнь на планете Маленького принца. Первое, о чем мы узнаем из его рассказов, это трагедия с чем? отгадайте по иллюстрации

 

 

гл 5 «На планете Маленького принца, как на любой другой планете, растут травы полезные и вредные. А значит, есть там хорошие семена хороших, полезных трав и вредные семена дурной, сорной травы. Но ведь семена невидимы. Они спят глубоко под землей, пока одно из них не вздумает проснуться. Тогда оно пускает росток; он расправляется и тянется к солнцу, сперва такой милый и безобидный. Если это будущий редис или розовый куст, пусть его растет на здоровье. Но если это какая-нибудь дурная трава, надо вырвать ее с корнем, как только ее узнаешь. И вот на планете Маленького принца есть ужасные, зловредные семена… это семена баобабов. Почва планеты вся заражена ими. А если баобаб не распознать вовремя, потом от него уже не избавишься. Он завладеет всей планетой. Он пронижет ее насквозь своими корнями. И если планета очень маленькая, а баобабов много, они разорвут ее на клочки».

-Зачем же нужно выпалывать баобабы? Если баобабы не выполоть вовремя, они принесут много беды, и этой беды уже будет не миновать.   

-В чем же смысл рассказа о баобабах? Это не просто изображение зла, которое может разорвать планету на клочки. Вспомним, что Экзюпери пишет свою сказку в период Второй мировой войны. И то зло, которое пытается окутать планету, – это фашизм. Разве он не похож на те семена баобаба, которые пытаются разорвать маленькую планету Маленького принца? Но наш герой не позволяет этого. Так же, как и не может позволить человечеству завоевать себя.

-Что же еще мы узнаем о планете, об Астероиде В-612? Маленький принц говорит слова, которые сегодня для нас являются крылатыми.

 «— Есть такое твердое правило, — сказал мне позднее Маленький принц. — Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету. Непременно надо каждый день выпалывать баобабы, как только их уже можно отличить от розовых кустов: молодые ростки у них почти одинаковые. Это очень скучная работа, но совсем не трудная».

-А также Маленький принц рассказывает о том, как он ведет свое хозяйство. А КАК?

«У него было два действующих вулкана. На них очень удобно по утрам разогревать завтрак. Кроме того, у него был еще один потухший вулкан. Но, сказал он, мало ли что может случиться! Поэтому он прочистил и потухший вулкан тоже. Когда вулканы аккуратно чистишь, они горят ровно и тихо, без всяких извержений».

-На планете у Маленького принца было одно развлечение. Какое? Он любовался закатом.  «А на твоей планете тебе довольно было передвинуть стул на несколько шагов. И ты снова и снова смотрел на закатное небо, стоило только захотеть… Однажды я за один день видел заход солнца сорок три раза! И немного погодя ты прибавил: — Знаешь… когда станет очень грустно, хорошо поглядеть, как заходит солнце…»

 

«А если я знаю единственный в мире цветок, он растет только на моей планете, и другого такого больше нигде нет…»

-А еще на планете Маленького принца росла роза. Какие были отношения с этой розой у принца? гл 8.

– Что можно сказать о характере Розы?

Роза была ужасная кокетка. Например, она могла сказать Маленькому принцу:

«— Ах, я насилу проснулась… Прошу извинить… Я еще совсем растрепанная…»

И Маленький принц не удивлялся, что она не страдает избытком скромности, потому что для него это было удивительно красивое создание. Его красавица была горда, обидчива и капризна. И Маленький принц совсем с ней измучился. «…я ужасно боюсь сквозняков. У вас нет ширмы?»

– Какое качество помогает Маленькому принцу все капризы Розы? любовь и терпение «— Если любишь цветок — единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, этого довольно: смотришь на небо и чувствуешь себя счастливым. И говоришь себе: «Где-то там живет мой цветок…»

-Но как изменились их отношения? найдите конец 8 гл

«Хотя Маленький принц и полюбил прекрасный цветок и рад был ему служить, но вскоре в душе его пробудились сомнения. Пустые слова он принимал близко к сердцу и стал чувствовать себя очень несчастным. — Напрасно я ее слушал, — доверчиво сказал он мне однажды. — Никогда не надо слушать, что говорят цветы. Надо просто смотреть на них и дышать их ароматом. Мой цветок напоил благоуханием всю мою планету, а я не умел ему радоваться»

«Она дарила мне свой аромат, озаряла мою жизнь. Я не должен был бежать. За этими жалкими хитростями и уловками я должен был угадать нежность. Цветы так непоследовательны! Но я был слишком молод, я еще не умел любить»

-Он произносит любить. А как вы понимаете, что значит любить кого-то? а любовь д.б. искренней? взаимной? подберите синонимы к слову любить? а вы можете сказать, что любите кго-то в своей ж? а как и кого? как проявляете свою любовь? всегда мы благодарны за любовь других? нет, вот и роза была эгоисткой. но не спешите ее судить. мы тоже бываем легкомысленны.

Любить – это значит понимать и прощать. Любить – это значит испытывать чувство ответственности. Но Маленький принц принимает решение улететь со своей планеты. Посмотрим, какова же была его цель: «…надо же найти себе занятие, да и поучиться чему-нибудь».

– Маленький принц решил путешествовать. Постоянно помните цель, с какой Маленький принц отправляется в путешествие. Он хочет чему-нибудь научиться.

Давайте и мы отправимся в путешествие с Маленьким принцем и попадем с ним на первую планету. На первой планете жил король.

Планета Короля.

«Ближе всего к планете Маленького принца были астероиды 325, 326, 327, 328, 329 и 330».

 Рассказ о героях (или пересказ знак-ва, о герое) нужно прочитать сцену их знакомства по ролям и пересказать с цитатами, у некот задание определить значение слов.

-Дайте краткую характеристику каждому обитателю астероидов, где побывал маленький принц. Какую сторону взрослого мира символизирует каждый из них?

«На первом астероиде жил король

Облаченный в пурпур и горностай, он восседал на троне — очень простом и все же величественном.

А, вот и подданный! — воскликнул король, увидав Маленького принца.

«Как же он меня узнал? — подумал Маленький принц. — Ведь он видит меня в первый раз!»

Он не знал, что короли смотрят на мир очень упрощенно: для них все люди — подданные.

Подойди, я хочу тебя рассмотреть, — сказал король, ужасно гордый тем, что он может быть для кого-то королем».

-Что вызвало недоумение мальчика? планета была такой крохотной, что он не понимал, а где же тут царствовать?  И постепенно пребывая на планете короля, принц понимает, что власть короля на планете бессмысленна, он 1. 

10.

Астероиды с 325 по 329 встретил на одном короля, планета была оч маленькая и там он был один. Не знал как себя вести. Если я прикажу какому-нибудь генералу порхать бабочкой с цветка на цветок, или сочинить трагедию, или обернуться морской чайкой и генерал не выполнит приказа, кто будет в этом виноват — он или я?

— Вы, ваше величество, — ни минуты не колеблясь, ответил Маленький принц.

— Совершенно верно, — подтвердил король. — С каждого надо спрашивать то, что он может дать. Власть, прежде всего, должна быть разумной.

Хотел сделать его министром правосудия, но принц сказал что судить тут некого, а тот мол крысу суди, кот по ночам скребется. Вынеси приговор. А принц не любит их выносить. Хотел уйти, но король не лю непослушания тогда принц сказал, назначьте меня в путешествие, для этого оч благоприятные условия. И тот назначил послом. Странные эти взрослые.

 «Жаль, что тут не поглядишь на заход солнца, когда хочется! И, по правде говоря, ему стало скучновато.— Мне пора, — сказал он королю. — Больше мне здесь нечего делать».

Постоянно помните цель, с какой Маленький принц отправляется в путешествие. Он хочет чему-нибудь научиться. И на этом первом астероиде 325 он понимает, что учиться, в общем-то, нечему.  

-Какие мысли здесь можно назвать филососфскими? «Себя судить куда трудней, чем других. Если ты сумеешь правильно судить себя, значит, ты поистине мудр», «С каждого нужно спрашивать то, что он может дать», «Власть, прежде всего, должна быть разумной».

Планета Честолюбца

объясните, что значит тщеславие, честолюбие и эгоизм? можем ли так этого героя назвать? почему? Какой эпизод иллюстрирует?

ТЩЕСЛА́ВИЕ

Средний род

  1. Кичливое высокомерие, любовь к славе, к почитанию.

ЧЕСТОЛЮ́БИЕ

Средний род

  1. Чрезмерная жажда почестей, стремление к почётному положению.

ЭГОИ́ЗМ

Мужской род

  1. Себялюбие, предпочтение своих, личных интересов интересам других, интересам общественным, пренебрежение ими.

СЛАЙД

«На второй планете жил честолюбец» ГЛ 11 Как они встретились?

О, вот и почитатель явился! — воскликнул он, еще издали завидев Маленького принца.

Ведь тщеславным людям кажется, что все ими восхищаются.

Добрый день, — сказал Маленький принц. — Какая у вас забавная шляпа.

Это чтобы раскланиваться, — объяснил честолюбец. — Чтобы раскланиваться, когда меня приветствуют. К несчастью, сюда никто не заглядывает.

Вот как? — промолвил Маленький принц: он ничего не понял.

Похлопай-ка в ладоши, — сказал ему честолюбец.

Маленький принц захлопал в ладоши. Честолюбец снял шляпу и скромно раскланялся.

«Здесь веселее, чем у старого короля», — подумал Маленький принц. И опять стал хлопать в ладоши. А честолюбец опять стал раскланиваться, снимая шляпу.

Так минут пять подряд повторялось одно и то же, и Маленькому принцу это наскучило.

А что надо сделать, чтобы шляпа упала? — спросил он.

Но честолюбец не слышал. Тщеславные люди глухи ко всему, кроме похвал.

Ты и в самом деле мой восторженный почитатель? — спросил он Маленького принца.

А как это — почитать?

Почитать значит признавать, что на этой планете я всех красивее, всех наряднее, всех богаче и всех умней.

Да ведь на твоей планете больше и нет никого!

Ну, доставь мне удовольствие, все равно восхищайся мною!»

Какой тип людей показ здесь автор? которые хвалятся, но ничего из себя не представляют.

-Смог мал принц у него чему-то научиться? Конечно, и на этой планете Маленький принц ничему не научился. И он сбежал от честолюбца.

Планета Пьяницы

Астероид 327. «На следующей планете жил пьяница Маленький принц пробыл у него совсем недолго, но стало ему после этого очень невесело.

Когда он явился на эту планету, пьяница молча сидел и смотрел на выстроившиеся перед ним полчища бутылок — пустых и полных.

Что это ты делаешь? — спросил Маленький принц.

Пью, — мрачно ответил пьяница.

Зачем?

Чтобы забыть.

О чем забыть? — спросил Маленький принц; ему стало жаль пьяницу.

Хочу забыть, что мне совестно, — признался пьяница и повесил голову.

Отчего же тебе совестно? — спросил Маленький принц, ему очень хотелось помочь бедняге.

Совестно пить! — объяснил пьяница, и больше от него нельзя было добиться ни слова.

И Маленький принц отправился дальше, растерянный и недоумевающий.

«Да, право же, взрослые очень, очень странный народ», — думал он, продолжая путь».

работа над словами: совершенство, деградация.

Деградация это движение вниз. Иногда бывает: увидишь одноклассника спустя 10 лет, и царапнет взгляд его вид: пустые глаза, понурые плечи, вялость или наоборот, суетливая озабоченность не к месту. Еще не понимая до конца, в чем дело, думаешь: «Как он опустился…».

Деградировать, значит опустить для себя планку допустимого. Не осознавая того или поступая вполне осознанно, но человек делать то, что еще вчера считал для себя не приемлемым.

-Почему я говорю об этом слове в момент упоминания о пьянице-герое? это отн к нему. Почему?

Урок, который выносит Маленький принц: пьяница пьет оттого, что ему стыдно за себя, в водке он находит забвение. Каждый человек должен найти в себе силы изменить себя, если это нужно.

Планета Делового человека

Астероид 328

-а ЧТО ЗНАЧИТ ДЕЛОВОЙ ЧЕЛОВЕК? КАК ВЫ СЕБЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА? «Четвертая планета принадлежала деловому человеку. Он был так занят, что при появлении Маленького принца даже головы не поднял.

Добрый день, — сказал ему Маленький принц. — Ваша папироса погасла.

Три да два — пять. Пять да семь — двенадцать. Двенадцать да три — пятнадцать. Добрый день. Пятнадцать да семь — двадцать два. Двадцать два да шесть — двадцать восемь. Некогда спичкой чиркнуть. Двадцать шесть да пять — тридцать один. Уф! Итого, стало быть, пятьсот один миллион шестьсот двадцать две тысячи семьсот тридцать один»

«— Так что же ты делаешь со всеми этими звездами?

Что делаю?

Да.

Ничего не делаю. Я ими владею.

Владеешь звездами?

Да.»

«— У меня есть цветок, — сказал он, — и я каждое утро его поливаю. У меня есть три вулкана, я каждую неделю их прочищаю. Все три прочищаю, и потухший тоже. Мало ли что может случиться. И моим вулканам, и моему цветку полезно, что я ими владею. А звездам от тебя нет никакой пользы…

Деловой человек открыл было рот, но так и не нашелся что ответить, и Маленький принц отправился дальше.

«Нет, взрослые и правда поразительный народ», — простодушно говорил он себе, продолжая путь»

-Почему и в нем герой разочарован?

-Поразмышляем над словами: «А звездам от тебя нет никакой пользы». делает бессмысленное дело, оторван от главного – от звезд, от принесения пользы, вот так и людям некоторые пользы не приносят, хотя вроде бы что-то делают.

-Почему мальчик назыв его гриб? какой урок и мы из этой встречи вынесем?

Урок: если человек считает своим главным достоинством то, что он серьезный и деловой, и занят только делом, его жизнь прожита напрасно. Если он «за всю свою жизнь ни разу не понюхал цветка, ни разу не поглядел на звезду, никого никогда не любил, он не человек, он гриб».

Планета Фонарщика

Астероид 329

-в ЧЕМ ОСОБЕННОСТЬ ЭТОГО ГЕРОЯ И ЕГО ПЛАНЕТЫ? ПОЧЕМУ ПРИНЦ ХОТЕЛ С НИМ ПОДРУЖИТЬСЯ?

Урок: быть верным слову, не покладая рук работать, вопреки лени и трудностям освещать людям путь.

«Она оказалась меньше всех. На ней только и помещалось что фонарь да фонарщик . Маленький принц никак не мог понять, для чего на крохотной, затерявшейся в небе планетке, где нет ни домов, ни жителей, нужны фонарь и фонарщик. Но он подумал:

«Может быть, этот человек и нелеп. Но он не так нелеп, как король, честолюбец, делец и пьяница. В его работе все-таки есть смысл. Когда он зажигает свой фонарь — как будто рождается еще одна звезда или цветок. А когда он гасит фонарь — как будто звезда или цветок засыпают. Прекрасное занятие. Это по-настоящему полезно, потому что красиво».

«Добрый день», «Добрый вечер», – постоянно повторял фонарщик, не успевая включить фонарь. Его приходится включать, потому что наступает вечер, наступает ночь. И Маленький принц не понимает, для кого фонарщик освещает планету. Но в этом действии есть что-то более полезное, чем на предыдущих планетах.

«Планета делает полный оборот за одну минуту, и у меня нет ни секунды передышки. Каждую минуту я гашу фонарь и опять его зажигаю.

Вот забавно! Значит, у тебя день длится всего одну минуту!»

««Вот человек, — сказал себе Маленький принц, продолжая путь, — вот человек, которого все стали бы презирать — и король, и честолюбец, и пьяница, и делец. А между тем из них всех он один, по-моему, не смешон. Может быть, потому, что он думает не только о себе».

Маленький принц вздохнул».

Планета Географа 

 Астероид 330.

«Шестая планета была в десять раз больше предыдущей. На ней жил старик, который писал толстенные книги.

Смотрите-ка! Вот прибыл путешественник! — воскликнул он, заметив Маленького принца.

Маленький принц сел на стол, чтобы отдышаться. Он уже столько странствовал!

Откуда ты? — спросил его старик.

Что это за огромная книга? — спросил Маленький принц. — Что вы здесь делаете?

Я географ, — ответил старик.

А что такое географ?

Это ученый, который знает, где находятся моря, реки, города, горы и пустыни.

Как интересно! — сказал Маленький принц. — Вот это — настоящее дело!»

Но он тут же понимает, что географ всю свою жизнь просидел, не выходя из комнаты, перелистывая толстенные книги.  

«Я географ, а не путешественник. Мне ужасно не хватает путешественников. Ведь не географы ведут счет городам, рекам, горам, морям, океанам и пустыням. Географ — слишком важное лицо, ему некогда разгуливать. Он не выходит из своего кабинета. Но он принимает у себя путешественников и записывает их рассказы. И если кто-нибудь из них расскажет что-нибудь интересное, географ наводит справки и проверяет, порядочный ли человек этот путешественник».

И Маленький принц вновь сталкивается с мыслью, что работа географа бессмысленна. Почему?

работа со словарем: репутация, формалист. На этой планете принц понимает: так жить нельзя.

РЕПУТА́ЦИЯ

Женский род

Создавшееся общее мнение о достоинствах и недостатках кого-чего-н.

«Незапятнанная р.«

ФОРМАЛИ́ЗМ

Мужской род

Соблюдение внешней формы в чём-н. в ущерб существу дела.

-Каких мы увидели героев какой вывод можем сделать? Зачем автор вводит нам этих героев в сказку? показать, что происходит, когда люди забывают об истинном предназначении, утратили все в детстве, а мир взрослых – цифры и формальность.

Удивительно, что,  посетив 6 планет, невозможно научиться ничему. Ребенок видит мир чисто, открыто и не понимает, что же может быть полезного в жизни этих людей. И самое главное, что научиться у них нечему.

«Это впервые он пожалел о покинутом цветке. Но тут же мужество вернулось к нему.

-Мы с вами увидели, что жители всех планет, как им казалось, занимались очень важным делом. Но Маленький принц не находит в их делах никакого смысла.

-КУДА СОВЕТУЕТ ГЕОГРАФ ОТПРАВИТЬСЯ МАЛЬЧИКУ?

Куда вы посоветуете мне отправиться? — спросил он географа.

Посети планету Земля, — отвечал географ. — У нее неплохая репутация…

И Маленький принц пустился в путь, но мысли его были о покинутом цветке».

Итоги урока

Рефлексия. «Дерево знаний»

Домашнее задание. Какие мудрые выражения есть в сказке? Выпишите. Почему автор дает свои иллюстрации?

5.2. «Маленький принц» как философская сказка

Сказка создается в самое тяжелое для Сент-Экзюпери время, в Нью-Йорке, где оказывается автор в вынужденной эмиграции и откуда рвется на фронт. Но сведения до него доходят неуте­шительные: немцы полностью оккупировали территорию Франции. Обо всем этом Сент-Экзюпери говорит в открытом «Письме к заложнику», адресованном оставшемуся в Европе литератору Леону Верту. Перед угрозой фашистской чумы Сент-Экзюпери призывает к единению, ибо «Франция – превыше всего». Посла­ние было сразу напечатано в Канаде и США, читалось по свобод­ному радио. И вслед за ним следует публикация «Маленького принца» («Le Petit prince», 1943). Историческая рама у них общая – вторая мировая война, необходимость активной за­щиты высших ценностей. Сказка имеет общий с посланием адре­сат – она также посвящена Леону Верту, который живет во Франции и «очень нуждается в утешении». Лишь постскриптум – «когда он был маленьким» – обращает сказку в иное время – пору детства. Можно было бы определить эти годы, но такое высчитывание бесполезно, потому что детство у Сент-Экзюпери не хронологическое, а психологическое понятие, огромный край, откуда приходит каждый. «Откуда я родом? – задает себе вопрос и сам же на него отвечает, – Я родом из моего детства, словно из какой-то страны…» И сказано это в самой суровой книге Сент-Экзюпери, в «Военном летчике», осененном предчувствием собст­венной гибели. В «Маленьком принце» уже строй сказки напо­минает о детстве. Фантастичен ее сюжет – встреча потерпев­шего аварию в Сахаре летчика с пришельцем иных миров – забавным крошечным человечком. Как и положено в сказке, Маленький принц свободно передвигается в пространстве, по­сещая одну планету за другой. Люди, животные и растения имеют голоса, слышат и понимают друг друга. Мир предстает единым в его первозданной, присущей детскому взгляду простоте, что не исключает возможности таинственных превращений. Простое и сложное в нем сближены, возможность чуда кроется в обыденных вещах. Сказочный принц просит летчика нарисовать барашка совсем так, как это делают обычные дети. В полученном рисунке малыш видит то, что взрослым не разглядеть. Противо­поставление детей и взрослых проходит через всю сказку. И вопреки привычному – это дети учат взрослых зоркости, доброте и верности, дети обладают высшей мудростью. Такой взгляд отчасти напоминает нам о традициях просветителей XVIII века – Вольтера и Руссо. Но у «Маленького принца» Экзюпери иной исторический контекст, он рожден в XX веке, в годы войны, когда фашизм из угрозы превратился в реальность, когда защита мо­ральных ценностей приобрела политический характер, не теряя философского смысла.

«Маленький принц» – философская сказка. Ее главная проблема – поиск смысла жизни, как и в «Планете людей», связывается с вопросом о том, что такое смерть. И в самый центр повествования выдвинута проблема любви. В своеобразии их решения и сила, и величие Сент-Экзюпери, и дыхание времени Сопротивления. Чтобы убедить читателя в возможности найти подлинный смысл жизни, Сент-Экзюпери демонстрирует смыслы южные. Вереница людских страстей-пороков (и загубленных жизней) предстает в эпизодах посещения принцем разных асте­роидов. Подружиться Маленький принц мог бы лишь с фонар­щиком. Хотя фонарщик тоже единственный обитатель своей планеты, он не так нелеп, как король или пьяница. Он верен дан­ному однажды слову – гасить по утрам и зажигать фонарь вечером. Он занят делом и думает не только о себе. Именно это и сближает его с Маленьким принцем, постоянно возвраща­ющимся мыслями к оставленной на своей планете Розе.

Роза – образ женщины. Вы встречались с ним в средневе­ковой литературе, в знаменитом «Романе о Розе». Он проходит через всю европейскую лирику. Биографы отыскали ему параллель в биографии писателя, в его жене Консуэлло, отделенной от Сент-Экзюпери войной, оставшейся как бы в другом мире. Образ poзы в сказке лишен конкретно-бытовых черт. О ней известно лишь то, что она имеет шипы и прекрасна, как и положено Розе. Маленькому принцу трудно с ней ужиться, ибо Роза изводит его капризами и обидами. Позже принц признается летчику, что сожалеет о своем уходе, о том, что он сердился на Розу, а не глядел на нее и не дышал ее ароматом, что он был слишком молод и не умел любить.

Слово «любовь» – многозначно. Нет двух людей, которые понимали бы под ним совершенно одно и то же. К тому же каждый век вкладывает в понятие любви свой смысл. У Сент-Экзюпери любовь – понятие ключевое. В сказку, заказанную издателем как рождественская история для детей, он вкладывает мысли, которые обдумывал всю жизнь. От первых опытов 20-х годов до незавершенной «Цитадели» проводится мысль о любви – ответственности, бережности за дорогое существо. В сказке «Маленький принц» это и аллегория тревоги: покинутую Розу может съесть барашек, и сложное понятие – apprivoiser – приручать кого-либо. История с цветком проясняется через другую историю – Лиса. Маленький принц встречает его неприрученным. Лис знает только кур, на которых он охотится, и людей с ружьями, которые охотятся на него, материальные блага и страх. Это скучная жизнь, потому что все куры одинаковы и охотники тоже одинаковы. Но для прирученного (apprivoisé) жизнь озаряется новым светом, он начинает видеть и слышать то, что прежде не замечал – шаги любимого, пшеничное поле, напоминающего золото волос, время, наполненное ожиданием встречи.

Создать узы непросто. На пути Маленького принца однажды встречается целый сад роз, и принц чувствует себя обманутым и обедневшим: он верил, что его Роза единственная во вселенной, а в одном только саду пять тысяч таких же, как его красавица. Но секрет в том, что Роза принца все-таки неповторима: «Le Petit prince s’en fut revoir les roses: – Vous n’êtes pas du tout semblables à ma rose, vous n’êtes rien encore, leur dit-il. Personne ne vous a apprivoisées et vous n’avez apprivoisé personne. Vous êtes comme était mon renard. Ce n’était qu’un renard semblable à cent mille autres. Mais j’en ai fait mon ami, et il est maintenant unique au monde.» («Маленький принц пошел взглянуть на розы. – Вы ничуть не похожи на мою Розу, – сказал он им. – Вы еще ничто. Никто вас не приручил, и вы никого не приручили. Таким был прежде мой Лис. Он ничем не отличался от ста тысяч других лисиц. Но я с ним подружился, и теперь он – единственный в целом свете»). В этом главный урок науки любви Сент-Экзюпери: любовь – труд. Дорогим становится тот, о ком заботился, кому отдал душу, кого приручил. Красота не встречается. Она созда­ется любовью. И создавший любовь за нее в ответе.

Так с темой любви смыкается тема подвига. Маленький принц возвращается на свою планету, чтобы защищать Розу. Цена этого возвращения – отказ от земного существования, смерть. У Змеи, к которой обращается за помощью принц, «хороший яд». Малень­кому принцу больно и страшно. И пилот не хочет поверить в его исчезновение. Ему легче представить себе, что это дурной сон. Финал сказки трагичен. И все-таки в этой трагедии звучит светлая нота. Летчик смотрит на звезды и слышит смех Маленько­го принца. Смерти нет, пока жива память. Финал «Маленького принца» возвращает нас к авторскому посвящению, к теме от­ветственности за свою землю и своих любимых. Многими нитями сказка связана с духовной биографией Сент-Экзюпери, вплоть до трагической гибели писателя, «исчезнувшего», пропавшего без вести над Средиземным морем в грозном военном 1944 году. Это и биография тех, кто участвовал в Сопротивлении. И в самом широком философском смысле – это история о любви, жизни и смерти.

Философская сказка А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц». Уроки литературы в 6 классе

1. Источник: Беляева Н.В. Уроки литературы в 6 классе. Поурочные разработки: учебное пособие для общеобразовательных организаций / Н.В.Беляева. — М.: Просвещение, 2021. — 452 с.
Методическое пособие соответствует рабочей программе по литературе и переработанным на основе Федерального государственного образовательного стандарта учебникам (предметная линия под редакцией В. Я. Коровиной).
Основные задачи пособия: способствовать достижению личностных, метапредметных и предметных результатов учебной деятельности, развитию важнейших компетенций шестиклассников: речевой, коммуникативной и информационной. Разработки уроков помогут словеснику комплексно реализовать потенциал учебно-методического комплекта для 6 класса: учебника, дидактических материалов практикума «Читаем, думаем, спорим…», фонохрестоматии — и содержат ссылки на интернет-источники.
В пособии представлены занятия разных видов, которые направлены на активизацию мыслительной деятельности школьников. Предложенные формы контроля ориентированы на своевременную подготовку к Государственной итоговой аттестации и Единому государственному экзамену по литературе. (вернуться)

А. ДЕ СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ
«Откуда я? Я из моего детства»

Из книги: Мижо Марсель. Сент-Экзюпери.

Единственная настоящая роскошь — это роскошь человеческого общения.
Антуан де Сент-Экзюпери

В парке играют дети: два мальчика и три девочки. У них разные характеры, разные и игры. Старшая девочка — Мари-Мадлен — задумчива, созерцательна. Она наблюдает птиц, собирает гербарий. Позже она перестанет рвать цветы, «потому что им больно», и будет только любоваться ими. Если во время прогулки она не видит цветов, то говорит с грустью: «Прогулка была некрасивая».

Четверо других делятся на две пары: девочка и мальчик, мальчик и девочка. Старшая пара — Симона и Антуан — любят шумные игры. Они взбираются на деревья, но там, устроив себе домик среди ветвей, один перепачканными в смоле руками пишет стихи, другая — сказки. В кустах сирени также появляются дома, и там на заросшей мхом земле устраивают пышные приемы.

Фантазер и задира Антуан на полях своей тетрадки со стихами рисует схемы моторов, которые должны потрясти мир.

— Смотри, Моно, это мотор аэроплана. Сейчас я тебе объясню…

— Нет, мне неинтересно.

— Все равно слушай… Вот клапан, а это шатун. Это… Ну смотри же!

— Нет, мне скучно:

— Ну, я прошу. Пойми же…

Антуан огорчен. Он хочет, чтобы его выслушали, поняли, одобрили. Наконец после долгих уговоров и требований ему подчиняются.

Изобретательность так и бьет из него клокочущим гейзером.

— Вот это мотор, а это телефон, это паровоз, а это аэроплан. А вот велосипед. Когда я полечу на моем крылатом велосипеде, толпа воскликнет: «Да здравствует Антуан де Сент-Экзюпери!»

Одиннадцать вечера. Все спят. Вдруг раздается стук. Это Антуан в ночной рубашке, завернувшийся в покрывало или скатерть.

— Я буду читать стихи!

— Но, Тонио, мы спим…

— Неважно. Просыпайтесь. Пойдем к маме.

— Мама тоже спит.

— Мы ее разбудим. Вот увидите. Все будет хорошо.

Мама для порядка протестует, а затем члены маленького кружка с заспанными глазами слушают стихи до часу ночи.

Антуан Мари Роже де Сент-Экзюпери был третьим ребенком графа Жана де Сент-Экзюпери и Марии де Фонсколомб. Мать Антуана из старинной провансальской семьи; еще древнее род Сент-Экзюпери. Это имя носил один из рыцарей святого Грааля. С 1235 года в старинных хрониках упоминаются графы Сент-Экзюпери — «сеньоры Сен-Жермена в Лимузене и Мирмонта в Оверни».

В 1900 году, когда родился Антуан, его отец служил страховым инспектором в Лионе. Четыре года спустя он умер. Госпожа де Сент-Экзюпери осталась без средств к существованию с пятью детьми: Мари-Мадлен, Симоной, Антуаном, его братом Франсуа и младшей сестрой Габриэль. Однако лишения семье не грозят: на помощь приходят две бабушки детей родная и двоюродная. Госпожа Сент-Экзюпери перебирается из Лиона сначала к своей матери в замок Ла Молль подле Коголена в Массиве Мор, тянущемся вдоль средиземноморского побережья департамента Вар. В этом обширном доме с круглыми башнями, а затем в замке Сен-Морис де Реманс, принадлежащем его двоюродной бабушке госпоже де Трико, километрах в пятидесяти от Лиона, в изрезанном отрогами Юрских гор Бюжайском крае, Антуан провел детство, необычайно счастливую пору своей жизни, Когда он вырастет, он скажет: «Откуда я? Я из моего детства. Я пришел из детства, как из страны». Вот она, эта страна, какой увидел ее Антуан издалека, из других стран:

«Мир воспоминаний детства, нашего языка и наших игр… всегда будет мне казаться бесконечно более реальным, чем любой другой… Этим вечером мне вспомнилась холодная прихожая Сен-Мориса. После вечерней трапезы мы усаживались на сундуки и в кожаные кресла, дожидаясь отхода ко сну. А дяди шагали взад и вперед по коридору. В полутьме слышались обрывки фраз, это было таинственно. Так же таинственно, как дебри Африки…

Мы дожидались, пока понесут в гостиную лампы. Их несли, как охапки цветов, и каждая лампа бросала на стены прекрасные тени, похожие на листья пальм… Затем букет света и темных пальмовых листьев запирали в гостиной.

Мы уходили спать…»

«… Иногда вы пели внизу, уложив нас. До нас пение долетало эхом большого праздника — мне так казалось. Я не помню ничего более „доброго“ и мирного, ничего более дружелюбного, чем маленькая печь в „верхней комнате“ Сен-Мориса. Ничто и никогда так не убеждало меня в полнейшей безопасности мира. Когда я просыпался ночью, она гудела, как шмель, и бросала на стены добрые тени. Не знаю почему, но я сравнивал ее с преданным пуделем. Эта печка оберегала нас ото всех бед. Иногда вы поднимались к нам, открывали дверь и удостоверялись, что мы ограждены от всего теплом».

«… Вы склонялись над нами, над нашими кроватками, в которых мы отправлялись навстречу завтрашнему дню, и, чтобы путешествие было спокойным, чтобы ничто не тревожило наши сны, вы разглаживали волны, складки и тени на наших одеялах. Вы смиряли наши кровати, как божественный перст смирял бурю на море».

«Я впервые ощутил необъятность не на самолете, не посреди моря, а на второй кровати в вашей комнате. Заболеть было такой удачей! Каждый из нас мечтал об этом. Грипп давал право на безбрежный океан… Я не очень-то уверен, что жил после того, как прошло детство».

Эти слова Антуана обращены к матери, к первой и самой сильной привязанности в его жизни. После смерти мужа госпожа де Сент-Экзюпери глубоко затаила свое горе. Никогда дети не видели ее печальной и замкнутой, озабоченной. Она сохранила свою нежную, чуть грустную улыбку, гордую и свободную осанку, живое воображение. Она художница, талантливый живописец. Она не знает иного воздействия на детей, кроме любви. Каждому достается равная доля нежности и внимания. Но Тонио (по крайней мере внешне) наиболее предан матери. Он неотступно следует за нею, таская с собой маленький стул. Стоит матери присесть, как он устраивается на стуле у ее ног. Любовь Тонио к матери была тем заметнее, что больше никто из домашних не пользовался его расположением. Тонио не капризен, но требователен, вспыльчив, порой деспотичен. Особенно доставалось от него младшему брату — Франсуа. Достаточно было детям начать игру, как Тонио по своей прихоти менял ее правила, а то и затевал новую. Франсуа протестовал, тогда завязывалась драка. Антуан, подвижный и предприимчивый, пoрой нарушал запреты взрослых. Он любил, например, разгуливать по крыше в Сен-Морисе, и для того, чтобы помешал этим упражнениям, окна детской комнаты, расположенной во втором этаже, пришлось забрать решетка ми. Строгая владелица замка госпожа де Трико пыталась укротить непослушного мальчика, и для этого применялись разные наказания, в том числе и caмое распространенное. Однажды после такого наказания он вышел с сухими глазами к брату и сестре Cимоне, сочувствовавшим ему за дверью, и как ни в чем не бывало сказал: «Мне было совсем не больно».

В замке Ла Молль и в Сен-Морисе Тонио окружает атмосфера сказки, таинственного и загадочного.

Сказки рассказывает мать. «Сударыня, в этом сундуке я запираю угасшие закаты солнца», — говорит ужасный Синяя Борода. Фантастические образы доброго и нежного Андерсена оживают в полутьме детской спальни.

Сказки рассказывает и Паула — первая гувернантка детей, родом из Тироля. Она принесла их из своей страны лесов и гор. Дети готовы до поздней ночи слушать предания, поверья горцев, а Тонио прерывает ее, чтобы пересказать сказку по-своему или озадачивает Паулу вопросом: «А что вы делали, когда были обезьяной? А вы были когда-нибудь львом?»

Очарование сказок в соединении с уютом и нежностью дома бросает на все окружающее мальчика отсвет тайны. Но вот Паула уехала в родной Тироль, ее сменила мадемуазель Маргерит, маленькая и хрупкая. Бельевая комната, в которой мадемуазель Маргерит гладит скатерти и простыни, запахи теплого свежего белья вызывают в Тонио чувство вечности, которое он осознает и выразит потом. Аромат свежего белья станет для Антуана постоянным символом прочности родного дома, устойчивости семейного очага.

Таинственным был и чердак старинного замка. Укрываясь здесь в дождливые дни, дети открывали мир прошлого. «Поколения» костюмов, шляп, ботфортов напоминали о жизни прадедов. Старинные часы хрипло гудели, когда к ним притрагивались.

Здесь, в пыльной тишине, в мире, куда не проникали взрослые, дети чувствовали себя особенно свободно, и каждый занимался тем, к чему у него была склонность. Мари-Мадлен устраивала в уголке «китайскую комнату». Здесь все было вычищено и вымыто. Входить сюда можно было только разувшись. Тонкий и впечатлительный Франсуа слушал в тишине «музыку мух», Антуан храбро отправлялся в путешествие по самым укромным уголкам чердака, одновременно восхищаясь неожиданными находками и пытаясь разгадать прежнее назначение различных вещей.

Тонио свободно рос в этой доброжелательной атмосфере, и ни одно из его качеств, ни одна из наклонностей не выделились, не переросли в главную черту характера. В нем уживались задиристость и изобретательность, вкус к таинственному и острая потребность в материнском внимании, рано возникло в нем чувство самостоятельности и независимости. Стремление выделиться не хитростью, не за счет привилегий, но по праву, в честном соревновании. Все это было выражено и в игре, которую он сам придумал.

Как только дети замечали, что собирается гроза, начинался «турнир рыцаря Аклена». Они собирались в парке на лужайке против дома. Когда первые тяжелые капли падали на землю, дети пускались наперегонки через лужайку, к зданию. Тот, на кого упадет первая капля, выбывал из игры. Затем следующий. Победителем становится тот, кому удалось добежать до замка сухим. Он считался счастливым избранником богов и получал торжественный титул рыцаря Аклена.

Парк и замок, чердак и сказки, устойчивый, ничем не нарушаемый уют-вот обстановка, которая способствовала росту в мальчике чувства достоинства, вкуса к доблести и любви к прекрасному.

Антуан — ровесник нашего века техники. Не удивительно, что значительную долю его интересов составляла механика — все, что движется, вращается, летает, В пять лет как-то машинист взял его на паровоз. После поездки Антуан смог уже воспроизвести по памяти схему устройства паровоза. Недалеко от Сен-Мориса, в Амберье, находился аэродром, и Антуан часто ездил туда на велосипеде. Когда ему исполнилось двенадцать, ему довелось полетать на самолете, и Антуан получил «воздушное крещение».

Летчика, который его «прокатил», звали Жюль Ведрин. Теперь он забыт, а до первой мировой войны он был едва ли не самым известным авиатором мира. В 1912 году, когда он поднялся в воздух с Антуаном, он уже совершил свой знаменитый перелет Париж-Мадрид со скоростью 168 километров в час, побив мировой рекорд. В следующем году он успешно перелетел из Парижа в Каир через Южную Европу и Малую Азию. Во время первой мировой войны он на самолете забрасывал разведчиков в тыл врага.

«Воздушное крещение» не произвело на Антуана сильного впечатления, такого, какое подчас определяет дальнейшую судьбу человека. Тонио сочинил стихи по поводу этого события и забыл его ради новых забав и увлечений.

В 1909 году Антуан и Франсуа поступают учиться в иезуитский коллеж Сен-Круа в Ле Мансе. Его некогда закончил их отец. Отъезд из Сен-Мориса с его черными елями и старыми липами, прощание с «верхней комнатой» — все это прошло для Антуана безболезненно. Ведь разрыв с муром детства был не окончательный: вместе с сыновьями в Мане едет мать. Она, правда, вскоре вернется в Сен-Морис, но будет навещать их зимой. Мальчики — приходящие ученики и лишь частично подпадают под строгий режим монастырской школы. После уроков они возвращаются домой, к тетке Маргерит.

В коллеже братья не перестают ссориться. Товарищи быстро дают Антуану прозвище «Лунатик» за его задумчивый вид и привычку смотреть в небо. Однако дразнить Антуана опасно. Прозвище приводит его в ярость, и обидчикам достается по заслугам. Может быть, именно поэтому в табеле Антуана дисциплина и вежливость оценивались самой низкой оценкой — «е». Такую, же оценку он получал за прилежание и опрятность. Все это создало ему в коллеже репутацию посредственного ученика. В самом деле, школьные отметки, если по ним можно судить об одаренности человека, ничем не предвещают будущий расцвет Антуана. Но может ли помочь развитию дарований католический коллеж, где с самого детства ученикам прививают слишком «взрослые» добродетели и с первых шагов отучают их от детства?!

Наиболее легко удается Антуану французская словесность. У него уже есть опыт сочинительства, а из коллежа он пишет матери письма, очень длинные для такого малыша. И Антуан не без гордости приписывает в конце одного из писем: «Я написал вам восемь страниц!»

Еще рано говорить о призвании Антуана. В озорном подростке, которого занимают столь многие явления жизни, еще не проросли основные интересы, определившие в дальнейшем его жизнь. Но в архиве коллежа уже хранится первое серьезное сочинение Антуана в прозе — школьная работа на довольно забавную тему. Ученикам предложили описать приключения цилиндра. Сама тема была сказочной, и Антуан, чувствовавший себя тем более свободно, чем фантастичнее был предложенный сюжет, написал изящную сказочку. Цилиндр в ней рассказывал о себе сам: «Я появился на свет на большой шляпной фабрике… Однажды меня вместе с моими братьями отправили в один из самых больших магазинов в Париже».

Затем цилиндр рассказывает, как в магазин пришел важный господин и купил его. На следующий день цилиндр имел блестящий успех у друзей этого элегантного джентльмена. Все восхищались бликами на его поверхности и другими достоинствами. Но вот кучер хозяина цилиндра собрался жениться, и владелец подарил цилиндр кучеру.

Кучер плохо с ним обращался, ронял его в грязь, забывал почистить и в конце концов продал старьевщику. Теперь его приобрел некий Матье, чтобы в праздничные дни прогуливаться в обнове по набережным Сены. Но ветер унес цилиндр в Сену, и он мирно поплыл в компании рыб.

На этом приключения цилиндра не заканчиваются. Старьевщик выловил его из Сены, и вскоре цилиндр очутился в грязной лавке «поставщика их величеств королей Африки». Затем цилиндр долго путешествовал и, наконец; увидел перед собой существа темного цвета. «Большую часть их лиц занимали губы». Один из негров сидел на ящике из-под галет, с накинутой на плечи шкурой льва и держал в руках скипетр. Это был самый могущественный властитель Африки, ужасный Бам-Бум.

«Я пишу эти строки на склоне дней, — заканчивал свой рассказ цилиндр. — Я надеюсь, что, когда я стану никуда не годным, мне присвоят титул священной реликвии, некогда покрывавшей череп моего знатного обладателя Бам-Бума II — короля Нигера». Может быть, это не всегда верно, но чаще всего то, что мы пишем в четырнадцать лет, странно определяет будущий характер зрелого человека. В один из моментов подросток, пользуясь поводом, предоставленным школой, вдруг раскрыл самое существо своей натуры, За строчками этого школьного сочинения стоит необычайно светлый, веселый, изобретательный и жизнерадостный характер. Он еще не очень самостоятелен в развитии темы — чувствуется, что Андерсен продолжает жить в сердце мальчика, и все же изящество стиля, законченность этой незатейливой истории ясно говорят о цельности и чистоте индивидуальности, которые станут основой характера Антуана.

***

Каждое лето мальчики возвращались в Сен-Морис. Снова старинный парк наполнялся детскими голосами. Возвращались волшебные сказки, а главное — возвращалось тепло семейного очага, по которому так тосковал Антуан. Наступили каникулы 1914 года. Игры детей оставались такими же шумными, но лица взрослых стали серьезными и озабоченными. Говорили о войне. И она началась. Детям война представлялась не иначе, как с пением труб, с битвами и гулкими взрывами. На войне, конечно, убивали, но там можно было стать и героями. Взрослым обитателям Сен-Мориса война тоже не казалась более страшной. Вспоминали 1871 год, говорили об унижении Франции, об отмщении.

Солдаты отправлялись на фронт с цветами на штыках, от звуков патриотических гимнов сотрясались вагоны. Вскоре поезда вернулись нагруженные молчаливыми забинтованными людьми на вагонных полках.

Как только на станции в Амберье появились первые раненые, госпожа де Сент-Экзюпери берет свой диплом сестры милосердия и отправляется в военный лазарет. Она останется здесь почти до самого конца войны.

Мальчиков отправляют в коллеж Монгре в Вильфранш-на-Соне на полный пансион, и тут только выясняется, насколько дети госпожи де Сент-Экзюпери не приспособлены к жизни в закрытом учебном заведении. А ведь этот коллеж вовсе не походит на казенное учреждение, где с детьми плохо обращаются, не заботятся о них. Но мальчики привыкли к дому, слугам, к довольству, и их прежде всего пугает скромный образ жизни, предложенный коллежем. «Дети здесь слишком несчастны», — решает любящая мать и вскоре отправляет их в Швейцарию во Фри бур, где устраивает их в маристский коллеж «Вилла-Сен-Жан».

Коллеж этот занимает несколько чистых и светлых домов, расположенных над городом, среди леса. Здесь дети, чувствуют себя свободно. Воспитатели коллежа считают, что детям нельзя навязывать правил поведения, дисциплина здесь не возводится в степень высшей добродетели. Святые отцы обращаются к сознанию учеников. Конечно, это не исключает правил и распорядка, но, как говорят ученые монахи, «сознание — голос бога в человеке».

Учителя здесь живут вместе с учениками, беседуют с ними, участвуют в их играх. В распоряжении воспитанников теннисные корты, зал для фехтования, плавательный бассейн, они могут кататься на лыжах по заснеженным горам… Все устроено так, чтобы дети, зачастую приезжающие из самых отдаленных стран, чувствовали себя здесь как дома. У некоторых учеников — в их числе у Антуана — имеются отдельные комнаты.

Братья Сент-Экзюпери живут здесь в довольстве, не догадываясь о том, что их мать взяла на себя непосильные расходы. Их вкусы и требования — результат благополучного детства и окружения товарищей по коллежу — детей из хорошо обеспеченных семейств, которым никогда ни в чем не отказывают. Но сверх всех преимуществ жизни в коллеже имеется еще одно, самое драгоценное для Антуана и Франсуа: каждую неделю к ним приезжает мать. Каждую неделю совершает она пятисоткилометровую поездку, но стоит ей только задержаться, как в Амберье летит письмо:

«Дорогая мамочка! Франсуа только что получил ваше письмо, где вы говорите, что приедете только в начале марта. А нам так хочется видеть вас в субботу! Почему вы задерживаетесь? Ведь для нас ваш приезд — такая радость! Вы получите наше письмо в четверг, может быть, в пятницу. Не можете ли вы сразу же послать нам телеграмму, что вы приедете? Вы отправитесь в субботу утром экспрессом и вечером уже будете во Фрибуре. Мы будем так рады.
Мы так надеемся, что вы приедете! А если вы вер же не сможете, что нас очень огорчит, отправьте телеграмму, что получили наше письмо, чтобы ваш ответ пришел хотя бы в пятницу вечером…»

Сыну, так сильно привязанному к матери, не приходят даже в голову, что у нее много работы, что идет война…

1917 год останется в памяти Антуана омраченным печальным событием: заболел и вскоре умер его пятнадцатилетний брат Франсуа. Смерть брата, совпавшая с переломным для всякого молодого существа возрастом, ошеломила Антуана. Это было первое серьезное потрясение в его жизни. Антуан рос и воспитывался в глубоко религиозной среде, где вера выражается не в словах, но составляет сокровенную основу внутренней жизни. Вера часто избавляет от излишних вопросов, не позволяет задумываться над противоречиями жизни, наблюдаемыми пускай и со стороны. И вот подле умирающего брата Антуан чувствует, что вера его поколеблена. Почему должен умереть пятнадцатилетний мальчик? Если бог добр, всевидящ и всемогущ, как может он допускать такую несправедливость? Теперь-то и начинается всерьез скрытая внутренняя работа в душе юноши. Догмы религиозной морали, такие основательные и «вечные», невозможно опровергнуть простым отказом от них, а душевный опыт Антуана так невелик. Он еще живет «в теплом мирке под крылом наседки». Но уже меняется его нрав. Юноша становится задумчивым, молчаливым. Товарищи замечают странную перемену в его характере. Они не могут объяснить, почему Антуан иногда взрывается из-за пустяков и хмурится, когда все смеются.

Обучение в коллеже близится к концу. Антуан получает здесь широкое гуманитарное образование и основательную подготовку в точных и естественных науках. Для продолжения образования Антуан едет в Париж.

«Стоит только подрасти, и милосердный бог оставляет вас на произвол судьбы»

Жизнь в Париже позволила Антуану накопить первый самостоятельный опыт. Здесь он предоставлен самому себе значительно больше, чем до сих пор. Юноша приносит в Париж свой вкус к удобной, обеспеченной жизни, свою жизнерадостность и беспокойство, свойственные возрасту. Теперь из всего разнообразия увлечений, пристрастий, наклонностей ему предстоит выбрать что-то одно.

Восемнадцатилетний Антуан остановил свой выбор на «Эколь наваль» — Высшем военно-морском училище, В этом выборе не сказалось какого-либо особого влечения. Для круга, к которому принадлежит семья Антуана, морская карьера не представляется исключительной. Недаром в республиканской Франции народ иронически окрестил военно-морские силы «Королевским флотом» — почти весь командный состав в нем носит фамилии с приставкой «де», и в этой среде очень сильны монархические тенденции. Что до самого Антуана, то семейные традиции (один его предок во времена Людовика XVI прославился во флоте и оставил даже интересные мемуары) и романтика моря вполне соответствуют его стремлению к благородной рыцарской деятельности, а давняя любовь к технике всегда может найти себе применение на военном корабле.

Антуану предстоит выдержать серьезный конкурс. Чтобы подготовиться к нему, он поступает в школу Боссюэ, а затем переходит в интернат при лицее Сен-Луи, где проходит дополнительный курс математики. В школе Боссюэ и в лицее о нем сохранилась память как о беспокойном ученике, затейнике и проказнике, постоянно занимающемся чем-то не имеющим прямого отношения к классным занятиям. Так, например, он старательно переводит Цезаря, чтобы хорошенько разобраться в конструкции римских военных машин; он все время что-то придумывает, мастерит — и не только в свободное от занятий время.

Однако это не мешает Антуану «зубрить» математику, чтобы поступить в Военно-морское училище или в «Эколь сентраль». В самом деле, он еще колеблется и, кажется, сам сомневается в правильности избранного пути. И все же в письмах к матери он строит вполне определенные планы на ближайшее будущее:

«… если меня примут в августе, в феврале я буду уже офицером в Шербуре, Дюнкерке или Тулоне Я сниму маленький домик, и мы заживем в нем вдвоем. Вот увидите, нам будет очень хорошо».

Он живет в Париже в привычной среде: в школе Боссюэ его товарищами становятся Бертран де Соссин и Анри де Сегонь, вместе с юношами часто бывает сестра Бертрана-Рене де Соссин, или Ринетта, как называют ее приятели. Молодые люди, принадлежащие к аристократическим семьям Парижа, бродят вместе по улицам, заходят в кафе и ожесточенно спорят о самых различных предметах в особенности об искусстве.

«Сент-Экзю», как называют его товарищи — настойчивый и свирепый спорщик. Эвсебио, юноша чрезвычайно литературный, книжный, — постоянный объект его насмешек. И хотя подчас дело доходит до ссор, они остаются друзьями. Они нужны друг другу: каждый, оспаривая мнение собеседника, вырабатывает самостоятельную точку зрения.

В Париже у Антуана светские родственники: родня эта не очень близкая, но в чинах и званиях, да и к тому же все — люди состоятельные. Юный провинциал, появившийся в парижских гостиных, не хочет ударить лицом в грязь. В интернате дисциплина весьма строгая: учащимся, даже с ведома родителей, не разрешается приобретать что-нибудь самим — и Антуан просит мать то прислать ему котелок (он нужен ему для воскресных прогулок с кузиной), то шнурки для ботинок. В этот период он настолько внимателен к одежде, что подчеркивает: «Шнурки должны быть куплены в Лионе, а не в Амберье. В Лионе они прочнее». Ему доставляет искреннюю радость получить приглашение на ужин к герцогине де Вандом (сестре бельгийского короля!). Генеральша Жордан, подруга матери Антуана, заботится о нравственности молодого человека, снабжая его брошюрками, призванными уберечь от дурных влияний столицы. Антуан читает брошюрки, через него они проникают в школу, и он полуиронически замечает: «Я думаю, они принесут очень большую пользу». Впрочем, нравственность его безупречна. Он просит мать писать ему каждый день, сообщает ей, что был на исповеди.

«Я только что немного читал библию, — пишет он матери. — Какая это прелесть! Какая простота и сила стиля! И сколько поэзии! А заповеди, занимающие добрых двадцать пять страниц, — шедевры законодательства и здравого смысла. И всюду нравственные законы раскрываются в их неизбежности и красоте: и это великолепно!»

Опасаясь несчастных случаев при бомбардировках Парижа (старшеклассники при этом каждый раз вылезают на крышу), администрация лицея Сен-Луи переводит их в интернат при лицее Ляканаль в предместье столицы Бур-ля-Рейн. Едва освоившись с новой обстановкой, Антуан пишет матери:

«Бур-ля-Рейн, лицей Ляканаль, 1918 год.
Дорогая мамочка.
Чувствую себя хорошо. Вчера получил ваше письмо.
Нам здесь неплохо, хотя лицей Сен-Луи и отрядил сопровождать нас сюда самых несносных надзирателей.
Есть здесь и парк, но в нем запрещено гулять. К счастью, дворы лицея очень большие, усажены деревьями и пр. …
Я не слишком хандрю, правда, больше, чем в Париже, потому что мы здесь оторваннее от всего и затеряны в этом огромном лицее.
Кажется, есть возможность получить отдельную комнату.
Так или иначе напишите в следующем письме: «Проси отдельную комнату. Разрешаю тебе это сделать», Если понадобится, я воспользуюсь вашим письмом…
Погода хмурая, и далеко не тепло. Впрочем, как мне кажется, в отношении белья и одежды у меня есть все, что нужно. Разве только мне не хватает галстука.
По существу, Париж куда менее гибельный город, чем провинциальные дыры. Как я замечаю, кое-кто из моих товарищей, ведших в своих провинциальных городах разгульную жизнь, живо остепенились здесь из-за угрозы, которую это представляет в Париже для их здоровья. У меня в отношении нравственности все в порядке. И думаю, я навсегда останусь тем же Тонио, который так любит вас.
Антуан.
Это в отношении физического состояния вашего сына, который ест хорошо, спит хорошо и хорошо занимается…»

Да, Тонио все тот же, каким он был в детстве: честный, прямой и теперь немножко моралист. Однако трезвость ума и прирожденный юмор не покидают его: больше, чем во всякие книжицы, он верит в благотворное влияние страха за свое здоровье. Правила поведения, безусловно, занимают его. В «правительстве» класса товарищи избирают Антуана «блюстителем нравов», и эта должность доставляет ему удовольствие, которого он не скрывает от матери.

Математика, друзья, споры, светские знакомства, вкусные обеды у одной из тетушек, музыка, которую Антуан любит с детства, — таков круг занятий и впечатлений восемнадцатилетнего Экзюпери. Но сказать только это — значит не сказать о нем почти ничего. Главная страсть Антуана не покидает его в Париже; наоборот, она усиливается: уже с шестилетнего возраста Антуан сочиняет стихи и сказки.

В Париже он прочел друзьям целую драму в стихах. Должно быть, она напоминала шиллеровских «Разбойников». В ней действовали благородные разбойники, наводившие ужас на всевозможных носителей зла. Друзья сохранили в памяти образ юноши атлетического сложения, с прядью волос, падающей на глаза; Антуан читал свою драму, отбивая ритм ножом для разрезывания книг, которым он размахивал в воздухе.

Эта любовь к писательству, принесенная Антуаном из детства, становится теперь грузом в его душе. Этот груз лишает равновесия Антуана. Он вносит в душу молодого человека сильнейшее беспокойство, избавиться от которого можно единственным способом — писать. Разумеется, Антуан не помышляет о профессиональном писательстве, он сознает, что оно ему недоступно с любой точки зрения: еще ничего не пережито, не найден способ приложения сил в жизни, а это необходимо писателю. Среда, в которой находится Сент-Экзюпери, по существу, беззаботна. Даже обедневшие аристократы, поставленные перед необходимостью идти на службу, не слишком задумываются о своем будущем: впереди карьера инженера, или моряка, или юриста, или архитектора, вполне достойная способностей и титулов родовитых юношей. Нет, Антуан вовсе не испытывает отвращения перед открывающимися ему путями. Он вполне серьезна хочет стать моряком и вполне добросовестно штудирует математику, которая легко ему дается, но он хочет обрести определенность жизни вообще, а не профессию, к которой готовится. Устроенность, определенность, в жизни нужны ему больше, чем товарищам: и потому, что привычное с детства довольство, уклад жизни навсегда остались позади, и потому, что потребность писать-плохая опора для того, кто ею одержим. Она властно толкает человека на поступки чуждые его привычкам, и, прежде чем стать высшей радостью жизни, становится тяжелым крестом. Нет, Антуан не будет морским офицером, не поселится с матерью в маленьком доме, где она будет ждать его долгие месяцы плавания.

«Расскажите о впечатлениях эльзасца, возвратившегося с войны в родную деревню, снова ставшую французской», — такова тема сочинения, предложенная Антуану при поступлении в Военно-морское училище. Взбешенный той псевдопатриотической белибердой, которую надо написать, чтобы получить хорошую оценку, Сент-Экзюпери пишет всего несколько строк. Он получает самый низкий балл. Зато его работа по математике признана лучшей работой всего конкурса, и его все же допускают к устным экзаменам. Но то ли Антуан строил все свои расчеты на высокие оценки на письменных экзаменах, что обеспечило бы ему высокий средний балл, то ли испытанная неудача выбила его из колеи,-он проваливается на устных экзаменах по истории и географии.

Антуан явно растерян. Впереди теперь не мерцает ясный и легкий путь. Но у него все больше возникает сомнений относительно правильности этого избранного было пути. Собственно, искусство ближе творческим наклонностям его натуры. Нельзя ли совместить любовь к искусству с влечением к технике? И Антуан поступает на архитектурное отделение Академии искусств.

И вот пятнадцать месяцев в Академии искусств в Париже. Еще пятнадцать месяцев, в которые Антуан ищет и не находит себя.

«Стоит только подрасти, и милосердный бог оставляет вас на произвол судьбы», — эту грустную мысль Сент-Экзюпери выскажет значительно позже, когда ему будет лет тридцать, но относится она и ко всему первому периоду жизни в Париже.

Теперь он живет настоящей жизнью богемы. Это самый глухой период его жизни, о котором мы почти ничего не знаем. Антуан не пишет даже матери, переживая все, что с ним происходит, глубоко в себе. Он по-прежнему встречается и спорит с друзьями, посещает ресторан Липпа, ходит на лекции. Несомненно, он много читает, пополняя свои знания в литературе. Среди книг, привлекающих его особенно, книги Достоевского, Ницше, Платона.

Но Латинский квартал со всеми его интересами слишком быстро перестает удовлетворять Антуана. Конечно, он может не спать до утра, писать по ночам стихи и утром читать их друзьям. Или ходить в кино и рассуждать с друзьями о глубоком смысле картин Чаплина, только что появившихся в Европе. Но все это снова вопреки представлениям тех, кто его окружает, не настоящая жизнь. В спорах Антуана с приятелями проступают новые нотки, подчас пугающие его собеседников. Теперь он восстает против самого существа жизни того круга, с которым он связан в Париже и к которому принадлежит по своему происхождению. Здесь говорят о политике, об искусстве, о философии, но и то, и другое, и третье становятся игрушкой в руках тех, для кого они никогда не были насущной необходимостью. И если два года назад круг Антуана оберегал его от зол, которые грозят юноше в Париже, теперь он сам смущает родственников и знакомых неожиданно суровыми морализаторскими настроениями.

Конечно, будь Антуан постарше, он не стал бы вслух упрекать окружающих за то, что они живут неполноценно, понимая, что эти упреки не могут ни к чему привести. То, что в молодости иной раз говорится резко и вслух, позднее уже не вызывает таких вспышек. Критикуя «своих», Антуан на деле порицал себя, свою приверженность к кругу, в котором он рос. Отказывая своим парижским знакомым в самостоятельной жизни, он казнил свою собственную несамостоятельность. И хотя мы не знаем, о чем именно толковал тогда Антуан, можно догадываться, что его суд был очень суровым. Когда много лет спустя одну светскую даму, знавшую Сент-Экзюпери в его двадцать лет, попросили рассказать о нем, она сказала: «Экзюпери? Да это же был коммунист!»

Так, воюя со своим окружением, а на самом деле борясь с самим собой, со своими привычками, с внешними обстоятельствами, толкающими его по гладкому пути, Антуан одерживает свою первую внутреннюю победу: в 1921 году, прервав действие отсрочки, полученной им при поступлении в высшее учебное заведение, он бросает занятия на архитектурном факультете и записывается добровольцем в авиационный полк в Страсбурге. Он еще не знает, к чему приведет его этот шаг. Сказать, что его привлекает авиация, значит намного опередить реальные события. Пока это лишь рывок, подготовленный месяцами напряженных раздумий. Это прыжок в неизвестность, вызванный подспудной вулканической деятельностью натуры Экзюпери, его прекрасным беспокойством, его высоким жизнелюбием.

В 1918 году, после поражения Германии, Страсбург, возвращенный со всем Эльзасом Франции, радостно встретил французскую армию. Эта армия, которой в то время восхищался весь мир, обогатилась за время войны новым оружием — авиацией. Впервые с тех пор, как существует человек, и с тех пор, как он, увы, воюет, сражения происходили в воздухе. Воздушные бои носили характер настоящего единоборства и подчас становились еще более ожесточенными, чем наземные. Летчики бились насмерть: другого выхода, кроме победы, не было. Тот, кто выходил из таких схваток победителем, представлялся другим людям необыкновенным героем. И вот эти новые герои вернулись в Страсбург воздушными путями. Они пролетели над марширующими по улицам войсками на бреющем полете и приземлились к югу от города на обширном поле, которое обступил лес, тянущийся до берегов Рейна. Здесь они должны были обрести мир. Самолеты несли на своих фюзеляжах изображение аиста — эмблему верности родному дому. Ведь аисты всегда возвращаются туда, где они родились. Крылья «аистов» были покрыты боевой славой: Домбрей, Брокар, Дорм, Нэнжессер, Навар, Гинемер и многие другие славные летчики входили в эту эскадрилью.

В начале 1921 года автор этих строк с тремя другими новобранцами прибыл на аэродром Нейдорф под Страсбургом для отбывания действительной службы. По особой льготе всем четверым нам было дано разрешение на обучение летному делу. Но сначала мы должны были, как и все другие призывники, пройти строевую службу, от которой мы, конечно, всячески отлынивали. Большую часть времени мы проводили на авиационном поле, глядя на летающие самолеты. С замиранием сердца следили мы за их эволюциями в небе.

Пилоты «Спадов» и «Анрио» были настоящими сорвиголовами. В большинстве своем это были добровольцы-сверхсрочники, попавшие в армию в самом конце войны и не успевшие проявить своей доблести. В истребительную авиацию их назначили после обучения в школе высшего пилотажа в По. Свои несбывшиеся чаяния — жажду подвигов и военных лавров — они теперь утоляли воздушным лихачеством. И не удивительно. Испытание, которому они подвергались при окончании школы, заключалось в следующем: молодой летчик, налетавший самостоятельно всего несколько часов, должен был подняться на две тысячи метров и ввести машину в штопор. Для того чтобы выйти из штопора, нужен был сложный маневр — особенно сложный для новичка. Если пилоту это удавалось, он попадал в истребительную авиацию. Неудачника отвозили на кладбище. Если же пилот, поднявшись на две тысячи метров, боялся ввести машину в штопор и спускался в планирующем полете, его назначали в бомбардировочную или разведывательную авиацию.

Что до опытных военных летчиков, тех, кто принес крыльям Франции заслуженную славу, то они отнюдь не щеголяли удальством. В воздухе их легко можно было отличить по гораздо более «классическому» полету, да и на земле они вели себя гораздо скромнее и проще. Но со времени войны не прошло и двух с половиной лет, ореол, которым были окружены эти современные рыцари с грудью, увешанной орденами, нисколько не померк, и мы, зеленая молодежь, взирали на этих асов с глубоким почтением.

В нашу четверку входил высокий дородный парень с вздернутым носом и необыкновенным взглядом широко расставленных, сильно удлиненных глаз — рядовой Сент-Экзюпери. Глаза — это первое, что привлекало к нему внимание, должно быть потому, что зрачка цвета спелых каштанов посажены у него очень высоко и, обнажая белки, придавали взгляду особую глубину. Его округлое лицо производило впечатление не то задумчивой серьезности, не то сдержанности. Иногда оно как бы озарялось скользящей по губам застенчивой улыбкой. В постоянно сменяющихся выражениях его лица можно было прочесть несомненные признаки поражающей в его возрасте индивидуальности. Он некрасив, но от него исходило какое-то обаяние.

Рядового Сент-Экзюпери назначили сначала в рабочую команду. Одевался он поначалу с явной нарочитостью, подчеркнуто по регламенту и выглядел при этом забавно в солдатской форме французской армии тех времен. Куцая курточка, брюки в гармошку, пилотка с острыми длинными углами, на ногах тяжелые солдатские башмаки. И при этом немного грузная поступь.

Этот солдат с большими руками, вылезающими из коротких рукавов, смущал тонкостью ума некоторых своих начальников, для которых в армии ум полагалось иметь по количеству нашивок. И, конечно, полк не полк без неизбежного строевика — старшины нелетного состава. Он был здесь злейшим врагом Сент-Экзюпери, и солдат мстил своему начальнику инертностью и медлительностью, выводившими его из себя.

Однажды Антуан был назначен чистить картошку. Но вместо того чтобы приняться за работу, он стоял, засунув руки в брюки, и с рассеянным видом озирался по сторонам. Внезапно из-за кухни появился старшина. Антуан не подал и виду, что заметил его, но в глазах его заиграли лукавые искорки. Подойдя к нему почти вплотную, старшина уставился на него яростным взглядом.

— Вот как! Не работаете, значит?

— Как видите… — отвечал Экзюпери.

— Не хотите работать?

— Наоборот, только и мечтаю…

— Почему не чистите картошку?

— Ножа нет.

— Ножа нет! Почему?

— А вот не дали мне.

— Как это не дали?

— Не могу знать. Когда я прибыл сюда, мне дали котелок, фляжку, ложку, вилку, а ножа вот не дали. — И рядовой де Сент-Экзюпери посмотрел на своего начальника с выражением такой чистосердечной наивности, что тот опешил и, должно быть, впервые задумался над тем, почему новобранцам не выдают вместе с котелком, ложкой, вилкой и нож.

Наконец старшина прервал свои глубокие раздумья и рявкнул:

— Плевать я хотел! Все равно чистите картошку!

Антуан наклонился, поднял с земли картофелину и начал старательно отдирать с нее кожуру ногтем.

Попав в полку в нелетный состав, Сент-Экзюпери внешне как бы отдается на волю судьбы, но внутренне не мирится со своим положением и проявляет большую настойчивость и упорство в поисках своего пути. Он сохраняет дистанцию между собой и пестрым населением казармы, где смешаны тонкость и грубость, глупость и ум. Как и во Фрибуре и в Париже, он очень общителен, но нелегко сближается. Нужно что-то большее, чтобы товарищеские отношения переросли у него в дружбу. Казарменная жизнь, невозможность остаться наедине с самим собой тяготят его больше любой самой черной работы.

К счастью для него, 2-й авиационный полк возглавлял майор Гард — самый очаровательный командир, какого только можно себе пожелать. В прошлом пеший егерь, ставший во время войны летчиком-истребителем, он хорошо разбирался в людях. Его офицеры были ему подстать. Дисциплина в полку не отличалась строгостью — здесь еще царила атмосфера товарищества боевой эскадрильи, сохранившаяся со времени войны. И вскоре в положении Сент-Экзюпери происходит значительная перемена. Он пишет матери:

«Страсбург, 1921 год.
Дорогая мамочка.
… Я нашел замечательную комнату. Ванная и телефон в моем распоряжении. Это в одной семье на самой шикарной улице Страсбурга. Очень милые люди, не говорящие ни слова по-французски. Комната — роскошная: центральное отопление, горячая вода, две электрические лампы, два шкафа, в доме есть лифт — и все это за 120 франков в месяц…
Представьте себе, прежде чем стать учеником-пилотом, я становлюсь… преподавателем. С 26 мая мне поручено вести теоретический курс по двигателям внутреннего сгорания и по аэродинамике. У меня будет свой класс, черная доска и многочисленные учащиеся. После чего, уж несомненно, я стану учеником-пилотом…
Я завтракаю и обедаю в казарменной столовке. Среди моих товарищей есть один-два очень приятных. В шесть часов вечера я возвращаюсь к себе, принимаю ванну и делаю себе чай.
Мне нужно купить немало книг для моей преподавательской работы. Они стоят дорого. Не можете ли вы по получении этого письма выслать мне деньги?
Кроме того, не могли бы вы посылать мне пятьсот франков в месяц? Это приблизительно то, что я трачу…»

Положим, в полковой столовке Антуан бывает в кои веки. Добившись разрешения жить на частной квартире, он является в казарму только на поверку, на занятия и для выполнения очередных нарядов. В городе он даже вопреки регламенту одевается во все штатское. Для того чтобы вести такую жизнь, нужны деньги — не на пятьдесят же сантимов в день, причитающихся от казны рядовому, можно себе это позволить, этих денег едва хватает, чтобы изредка выпить с товарищем кружку пива. Но, как можно заключить из его письма, он над этим не очень-то задумывается и сам себе назначает «пенсию».

Теперь несение военной службы для него не столь мучительно, и он терпеливо ждет дня, когда, наконец, начнется обучение полету. И не в том дело, что он уже почувствовал неудержимую тягу к профессии летчика. Но он считает свое пребывание в полку потерей времени и хочет извлечь из него хоть какую-нибудь пользу. К несчастью для него, в это время на аэродроме в Нейдорфе происходит тяжелая катастрофа, Учебный самолет сразу же при взлете теряет скорость. При этом разбиваются инструктор и ученик-пилот. Министерство запрещает обучение летному делу в полку солдат, проходящих действительную службу. Для этого имеется специальная школа в Истре. Правда, там еще значительно больше несчастных случаев, недаром эта школа заслужила название «Каторги учеников-трупов», но такова военная рутина.

Чтобы получить звание летчика, перед Сент-Экзюпери оставались открытыми два пути: либо записаться на лишний год на сверхсрочную службу (это, конечно, его не устраивает: за два месяца он уже успел возненавидеть солдатчину, «от которой ни черта толку… только тупеешь, и тебя ругает всяк, кому не лень»), либо просить о своем переводе в Марокко, где в авиачастях еще производится обучение летному делу. Антуан открывает третий путь. Для него опять же нужны деньги — и на этот раз сразу значительная сумма.

Но за чем дело стало? У Тонио есть любящая и горячо любимая мать. Мало того, что она ежемесячно присылает ему пятьсот франков на расходы, теперь она должна достать две тысячи франков, Именно достать, потому что денег у нее в обрез. Эти две тысячи франков нужно уплатить за обучение у гражданских летчиков — первые самолеты гражданской авиации летают через Страсбург.

В 1921 году на самом дальнем краю летного поля 2-го авиационного полка в Нейдорфе под Страсбургом примостился старый, залатанный брезентовый ангар военного времени. Здесь закладывалась основа одного из первых аэропортов гражданской авиации.

Первая линия связала Париж с Лондоном, вторая — Тулузу с Касабланкой, третья — Париж с Бухарестом. На этой-то линии Страсбург (Нейдорф) и был первым этапом. Летчики и механики, знавшие друг друга по боевым эскадрильям, вновь встречались на аэродромах, оборудованных на скорую руку. Они уже не могли себе представить жизнь без полетов, вдали от крылатых машин. Но самое удивительное то, что нашлись и пассажиры! Мужчины и женщины, никогда прежде не отрывавшиеся от земли, наперебой шли к ним, чтобы лететь в Париж, Прагу, Бухарест, Касабланку. И на каком самолете! Это был двухместный «Сальмсон», который во время войны использовали для разведки и корректирования огня артиллерии. Пилот помещался перед крыльями, у мотора. Позади, отделенные от него баком для горючего, — пассажиры. Брали не больше двух, да и то они не должны были быть чересчур толстыми. Они умещались на прежнем месте наблюдателя — для этого попросту сняли пулеметную турель.

В тесных шлемах, в защитных очках, открытые ветру и дождю, с путавшимся в ногах портфелем или чемоданчиком, они стоически и гордо путешествовали, подавляя страх упасть на землю. И страх этот был вполне основательным. Количество аварий было столь велико, что если бы это происходило сегодня, авиакомпании прогорели бы немедленно. Говорить о катастрофах было запрещено, пресса о них умалчивала. Аварии объяснялись прежде всего неприспособленностью самолетов к новому назначению. Перегруженные, неустойчивые, без радио, самолеты вылетали в рейс над Вогезами, Карпатами, Пиренеями, не имея никаких сведений об ожидающей их в пути погоде, и тем не менее они никогда не поворачивали обратно. Их вели пилоты, бывавшие и не в таких переделках. Да и потом… Разве не судьба пилота, думали тогда, рано или поздно разбиться? Да, но пассажиры…

Рассказывали, что однажды пилот такого самолета на линии Тулуза-Касабланка, посадив его после часа борьбы с жестокой бурей, крикнул, обернувшись к пассажирам:

— Вам что, шею свернуть захотелось?

Вот у этих-то пилотов Сент-Экзюпери и решил обучиться летному делу.

Как-то заметив только что приземлившийся самолет, Сент-Экзюпери своей грузной походкой пустился в огромное для него путешествие и из края в край пересек все летное поле. Присев на корточки около возившегося с какой-то неполадкой механика, он завязал с ним разговор.

— А ведь на этих машинах можно было бы научиться летать и получить права, не правда ли?

— Что за вопрос? Ничем мы не хуже! — важно ответил механик.

— А сколько бы это стоило?

— Это надо спросить у директора аэропорта.

Солдат Сент-Экзюпери отправился разыскивать «директора аэропорта», а затем и свое начальство.

Мать вся эта затея не обрадовала — и Антуан пишет ей нежные настойчивые письма:

«… Капитан Билли был со мной очарователен… он вполне одобряет мою мысль получить права гражданского летчика… Так или иначе 9-го, как я полагаю, начнется мое обучение на пулеметчика…»

«… Меня будут учить летать на чрезвычайно тихоходном „Фармане“. На нем специально устанавливают двойное управление, чтобы не пришлось начинать на быстроходных учебных „Сопах“.
Клянусь, вам незачем беспокоиться. Раньше, чем через три недели, я без двойного управления не полечу. А поскольку я и так почти каждый день летаю на военных самолетах — например, сегодня, — то ведь это ничего не меняет.
Вы пишете, чтобы я, зрело не обдумав, не принимал окончательного решения. Клянусь, решение вполне зрелое. Не могу терять ни минуты — отсюда и моя спешка.
Как бы там ни было, начинаю и среду; но хотел бы получить деньги еще во вторник, чтобы не оказаться в неловком, я хочу сказать, некрасивом положении перед авиакомпанией.
Умоляю, мама, не говорить об этом никому и выслать мне деньги. Если хотите, я верну их вам мало-помалу из моего жалованья. Тем более что, как только я стану военным летчиком, у меня будет сотня возможностей пройти конкурс для поступления на офицерские курсы. Вы не откажетесь сделать это еще сегодня, не правда ли, мама? Я буду вам так благодарен».

И вот Антуан уже сжимает ручку учебного самолета с двойным управлением. Он держит слегка вибрирующую ручку и повторяет движение инструктора, сидящего рядом. Учитель подает знак, медленно поднимая руку к небу. Увеличены обороты. Ручка отжата от себя. Машина дрожит. Короткий пробег, и вот она уже отделяется от земли. Ручку — влево, одновременно нажим на левую педаль. Шпиль собора, возвышающийся над крышами, уходит вправо. Весь город поворачивается следом за ним. Теперь ручку на себя, а нога нажимает правую педаль. Самолет наклоняется влево. Левое крыло поднимается, заслоняя город. Внизу — поля и серебряное зеркальце пруда, разнообразие оттенков весенней зелени леса и блистающий под солнцем Рейн. Теперь руки и ноги, повторяя движения инструктора, направляют самолет вниз. Крылья ложатся горизонтально, и за ними открывается новый чудесный вид: голубоватые горы, темные леса — Вогезы.

Самолет плавно приземлился. И ученик чувствует тихую гордость, возникающую в первые минуты полета. В этом ощущении есть что-то физическое, плотское, подобное радости первого обладания. И вместе с тем ощущение такой свободы, точно человек парил в воздухе сам, без помощи машины.

Все летчики из тех, кто наделен «чувством полета», испытали это двойное ощущение в пору, когда самолет не был еще сложным сооружением, воздушным кораблем. Пилот составлял тогда одно целое с машиной. Он чувствовал ее каждым нервом. Ягодицы пилота, особенно чувствительные в полете, были тем прибором, который немедленно сигнализировал о самой страшной беде — потере скорости, и летчик успевал предотвратить штопор.

Для пилота в небе самолет живет, и жизнь его прочно связана с жизнью летчика. Она успокаивает его или тревожит. Она родит в пилоте такую же интуитивную близость к машине, какую испытываешь к родному человеку. Страсть к полету — это страсть к самолету.

Все эти чувства Экзюпери испытал с первых своих полетов, и, если он не мог еще ни выразить их, ни признаться в них самому себе, они незаметно отложились в нем для того, чтобы раскрыться впоследствии в острой тоске по самолету, И писатель позднее сам расскажет об этом чудесном слиянии человека с машиной.

После разворота над полями ученик должен был научиться приземляться. Сбавлялись обороты, угасал шум мотора. Потихоньку ручку брали на себя. Становился слышным свист ветра. Небо исчезало перед капотом, и казалось, что земля притягивает к себе самолет. Зеленый луг аэродрома и постройки, люди у ангаров — все это вырастало. Становилась различимой трава. Наконец толчок, отдающийся в животе. Глухой шум, сотрясение всего аппарата и неподвижность.

Соприкосновение с землей — это новая радость, высшее достижение, завоевание. Однако учитель поворачивается к ученику:

— Не цепляйся за ручку, держи ее свободнее. Так лучше почувствуешь машину. На крутых виражах, когда самолет сильно наклоняется, выправляй нажимом на педаль. При посадке нужно уменьшить наклон. Следи за скоростью. А ну, еще раз!

Сент-Экзюпери быстро овладел пилотажем. О его обучении до сих пор рассказывают легенды: ученик, мол, желая как можно скорее летать самостоятельно, поднялся в воздух в отсутствие учителя. Он якобы не умел тогда приземляться, вдобавок к этому в воздухе якобы загорелся мотор его самолета. И все же ученик приземлился. Такого случая на самом деле не было. Можно только сказать, что обучение Экзюпери обходилось компании довольно дорого, так как поломки и аварии происходили часто, как, впрочем, почти у каждого ученика.

Закончив курс подготовки гражданского летчика, Экзюпери просит направить его в Марокко, там он намеревался получить права военного летчика: гражданская школа этих прав не давала.

Полгода, проведенные в Марокко, наполнены для Антуана светом и радостью. Наконец он приобрел профессию, да еще какую — крылатую, редкую по тем временам! И все же дальнейшее он представляет себе очень смутно. Военная служба подходит к концу. Антуан вовсе не горит желанием остаться военным. Несмотря на радость, которую приносят ему полеты, он не относится к своей профессии как к призванию. Он отдался простым внешним обстоятельствам жизни, отказавшись от инертного обыденного существования в Париже, но подвижность и необычность новой жизни как будто тоже его не удовлетворяют.

Любопытно отметить, что, описывая матери свои полеты над пустыней, он сетует на отсутствие в ней зелени и яблонь в цвету. Он видит пустыню еще совсем другими глазами, чем несколько лет спустя, когда он посвятит ей столь замечательные страницы. Теперь же он все чаще вспоминает Сен-Морис и радости детства, в свободное от полетов время много рисует, так много, что даже пишет матери: «Я открыл, для чего я создан: угольный карандаш Конте». Однако и рисование не поглощает Антуана целиком. И вот, наконец, упакованы его блокноты с рисунками. Капрала Сент-Экзюпери для усовершенствования переводят во Францию, в авиационную школу в Истре.

Как уже сказано, эта школа пользовалась среди военных летчиков дурной репутацией. Старые, ветхие самолеты, на которых производилось обучение и которые самим ученикам приходилось ремонтировать, грозили бедой. Чаще, чем в других местах, отсюда увозили цинковые гробы разбившихся. Старшины-строевики нелетного состава в свободное от полетов время здесь просто зверствовали. К счастью для Антуана, он перед переводом в Истр с успехом прошел конкурс для поступления на курсы офицеров резерва — ив Истре ему предстоит пробыть недолго. Короткое пребывание в этой школе как будто бы окончательно настроило Сент-Экзюпери против военной карьеры. Однако срок действительной службы еще не кончился, и он все же заканчивает офицерские курсы в Аворе, где в октябре 1922 года ему присваивают звание младшего лейтенанта.

Из Авора он пишет матери грустное письмо, полное признаний в сыновней любви и тоски по дому детства:

«Мамочка, я только что перечитал ваше последнее письмо, оно такое нежное. Как я хотел бы вернуться к вам! Узнайте, что с каждым днем я учусь любить вас все больше. Я не писал в последние дни, но у нас сейчас так много работы!
Вечер так тих и спокоен, а мне грустно, непонятно отчего. Этот стаж в Аворе тянется утомительно долго. Мне очень нужно лечение отдыхом в Сен-Морисе и ваше присутствие.
Что вы делаете, мама? Пишете ли вы картины?.. Ответьте мне. Ваши письма помогают мне жить, они приносят свежесть. Мамочка, откуда вы берете такие прелестные слова? Хожу под их впечатлением целый день.
Вы нужны мне так же сильно, как в детстве. Старшина, военная дисциплина, уроки тактики — какая сухость, какая черствость! Я представляю, как вы поправляете цветы в гостиной, и я ненавижу старшин.
И как я мог когда-то заставлять вас плакать? Думая об этом, и чувствую себя несчастным. Я заставлял вас усомниться в моей любви. Но если б вы знали, как я вас люблю всегда!
Вы лучшее, что есть в моей жизни. Я тоскую сегодня по дому, как мальчишка. Подумать только — вы там ходите и разговариваете, а мы могли бы быть вместе, но я лишен вашей нежности и сам не стал для вас поддержкой.
Правда, мне грустно до слез этим вечером. И правда, что вы — единственное утешение, когда мне грустно. Мальчишкой я возвращался с моей громадной сумкой на спине, плача оттого, что меня наказали, — помните, в Мансе, — но стоило вам поцеловать меня, как я все забывал. Вы были всемогущей зашитой от инспекторов и монахов-надзирателей. С вами я был в безопасности, я принадлежал только вам, и это было так славно.
Вот и теперь все так же. Только вы — защита, только вы все знаете и можете утешить меня, вольно или невольно я все равно чувствую себя совсем маленьким мальчиком.
До свидания, мама. У меня работы выше головы… Здесь, как и в Сен-Морисе, квакают лягушки, но здесь они квакают куда хуже!
Завтра я полечу километров на пятьдесят в вашу сторону, к Сент-Морису, чтобы вообразить, что я в самом деле направляюсь домой.
Целую вас нежно. Ваш взрослый сын Антуан».

Этот «взрослый сын» видит в самолете только средство добраться до материнского дома. К чему ему самолет, если он не может привести его домой?..

До конца срока осталось еще пять месяцев, и Антуан получает назначение в 34-й авиационный полк в Бурже. Став офицером, Сент-Экзюпери начинает помышлять о том, чтобы остаться в армии, и даже предпринимает некоторые шаги в этом направлении. И вовсе не потому, что его привлекает военная карьера. Однако при всем его ярко выраженном стремлении к самостоятельности, к свободе он до сих пор связан зависимостью от матери. Он хотел бы ей помогать вместо того, чтобы пользоваться ее помощью. Он хотел бы обрести ясность, устойчивость в жизни. Но пока что Антуану ясно только одно: одиночество, которое охватывает тебя, как только ты становишься взрослым, невыносимо. Привязанность Антуана к матери — единственное, что придает его жизни смысл.

Молодой летчик часто бывает теперь в Париже. Внезапно в его жизнь входит первое чувство и захватывает Антуана целиком. Он счастлив. Подобно многим юношам, наделенным обостренной чувствительностью и тонкой душой, Антуан вкладывает в свое чувство все, находит в нем утешение, радость, полноту жизни. Мы почти ничего не знаем об этой любви. Ни тогда, ни позднее Сент-Экзюпери ire обмолвился о ней ни одним словом, настолько затаенным, избегающим огласки было его чувство. Казалось бы, любовь всегда дает писателям благодарный материал, оставаясь вечной темой литературы. Но даже и потом, когда Сент-Экзюпери станет зрелым писателем, он нигде не расскажет открыто ни об этой, ни о второй своей любви. И, может быть, оттого, что он весь ушел в это чувство, пытался строить на его основе жизнь и целиком зависел от него, а оно не смогло дать ему ничего, Антуан особенно глубоко затаил в себе горечь утраты.

Он полюбил девушку из богатой аристократической семьи. Изящная, воспитанная, образованная, она отвечала молодому летчику взаимностью, оба они принадлежали к одной среде. Они помолвлены. Все идет на лад. Но судьба, как будто задавшись целью не пустить Антуана в примелькавшуюся, обычную для его круга жизнь, разрушает планы и надежды молодого человека. Во время одного из тренировочных полетов самолет Сент-Экзюпери, едва оторвавшись от земли, теряет скорость и падает на землю. Антуан получает тяжелые ранения. Родители невесты, узнав об этом, восстают против брака Сент-Экзюпери с их дочерью. Для того чтобы брак стал возможным, Антуану предложено отказаться от его опасной профессии.

И если бы девушка, которую он любил, не была так прочно привязана к своему кругу, не жила во власти установившихся представлений о быте, вряд ли запрет родителей остановил бы Антуана. Но у Сент-Экзюпери нет ни состояния, ни положения, к тому же обнаружилась трещина не только между ним и девушкой, которую он любил, она пролегла между Антуаном и всем ее кругом, скованным, лишенным непосредственности. Там держатся за ценности, пусть освященные традицией, но безнадежно устарелые, ничем не связанные с мятущейся жизнью. Антуан же, в силу своего характера и особых обстоятельств, с юных лет попадает в самую гущу этой жизни. Он пока и сам не понимает еще ее смысла, ее силы и направления. Живое движение не поддается формулировкам. Антуану предложен выбор: семейное счастье или опасная профессия. Но так могут ставить вопрос только консервативные люди. Они всегда только зрители. Антуан же действует. Он отказывается принимать предложенный выбор. Ни семья, ни самолет. Любовь принесла только раны, профессия — тоже. Он отказывается от военной карьеры, но отказывается и от девушки. Снова, как несколько лет назад, жизнь ставит перед ним не решенную еще задачу: как жить, что делать, кем быть?

Будто и не были прожиты эти три года-все опять пошло насмарку. А ведь со времени своей неудачной попытки, поступить в Военно-морское училище он успел посетить множество мест и пережил много новых чувств и ощущений. Он знает жизнь парижского студента, он был солдатом, он освоил едва ли не самую новую профессию века, он побывал в Африке, пережил любовь. Но «как медленно созревает человек!». Понадобится еще по меньшей мере семь лет, прежде чем молодой человек, лишенный всего, что делает жизнь радостной, что придает ей смысл, овладеет этой жизнью, «заново родится» и даст явлениям мира свои собственные имена…

Источник: Мижо Марсель. Сент-Экзюпери. Серия ЖЗЛ. – М.: Молодая гвардия, 1965. (глава «Откуда я? Я из моего детства») (вернуться к уроку)



БИОГРАФИЯ А. ДЕ СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ
1900 – 1944

Из книги: Литература. 6 класс. Под ред. В.Я.Коровиной.

Антуан де Сент-Экзюпери — выдающийся писатель современности, произведения которого наполнены раздумьями о современном мире: о неповторимости и хрупкости красоты, о беспредельных духовных возможностях человека, о необходимости объединения людей на основе любви, взаимопонимания и уважения, об ответственности каждого человека за свои поступки и за свою планету. Поэтизация подвига, всепоглощающая любовь к жизни во всех её проявлениях, гордость за человека, который является мерилом всех её ценностей, умение раскрыть героическое в будничном, стремление осмыслить своё время и своё место в нём отличают творчество французского гуманиста.

Сент-Экзюпери — выходец из аристократической семьи — с детства увлекался искусством, литературой и техникой. Детские мечты воплотились в реальность. Сент-Экзюпери стал известным лётчиком и писателем с мировым именем. В 20-е годы он учился в Школе изящных искусств, откуда ушёл служить в армию, где приобрёл профессию пилота. Мудрый мечтатель в своих литературных произведениях, Сент-Экзюпери и в реальной жизни не расставался с романтикой. Он прокладывал и осваивал новые воздушные трассы над Сахарой, Атлантикой и Южной Америкой, испытывал новые самолёты, несколько раз терпел аварии, был тяжело ранен, но не потерял веры в свои духовные, физические и творческие силы. Всё своё свободное время Сент- Экзюпери уделял журналистике и литературе. Профессия авиатора накладывала определённый отпечаток на художественное творчество Сент-Экзюпери. И это касалось не только тематики, вращающейся вокруг лётных тем, но и того особого, отстранённого от обыденности ощущения окружающего мира, которое может испытать только человек, половину жизни проводящий в небе, близкий к звёздам. Первый свой рассказ «Лётчик» (1926) Сент-Экзюпери посвятил любимой авиации, людям, сидящим за штурвалом самолёта, и до конца жизни он не уходил от этой темы. «Для меня летать и писать — одно и то же… Авиатор и писатель сливаются: оба в равной мере познают мир», — писал Сент-Экзюпери. События современности, человеческие поступки писатель рассматривал с точки зрения нравственных общечеловеческих проблем.

Его произведения зачастую соединяют в себе документальный репортаж с философскими размышлениями о человеке, с психологическим анализом его поступков, с поэтическими пейзажными зарисовками. В романе «Ночной полёт» (1931) рассказано о трагической гибели экипажа самолёта почтовой авиации из-за мощного циклона, неожиданно обрушившегося на Южную Америку. Бытовые подробности уступают в нём место рассказу о человеческом мужестве, о духовной силе, побеждающей страх смерти. За этот роман писатель получил премию «Фелина».

Книга «Планета людей» (1939) отмечена Большой премией Французской академии искусств. Произведение наполнено лирическими раздумьями автора о пережитом, мыслями и высказываниями о лётчиках и о земле, которая открывается перед ними в полёте. В небе человек особенно остро ощущает и свою хрупкую уязвимость, и глубокую связь со всем человечеством. Писатель отрицательно относился к современной цивилизации, где машины ценятся больше людей. Человек в таком мире теряет своё лицо, теряет связь с окружающими. Спасение человечества писатель видит в нравственном самоусовершенствовании, в деятельности, направленной на службу людям.

С ненавистью воспринял Сент-Экзюпери пришествие в Европу фашистов. В 1937 году он пишет ряд репортажей с фронтов сражающейся за свою свободу Испании. Он разоблачает фашистский режим, все те неисчислимые бедствия, которые несёт его идеология. В годы Второй мировой войны Сент-Экзюпери сражается с фашистскими оккупантами как лётчик и как писатель. В «Военном лётчике» (1942) и «Письмах к заложнику» (1943) он с уверенностью предрекает победу демократических сил над фашистской диктатурой.

31 июля 1944 года Сент-Экзюпери трагически погиб, выполняя боевое задание — разведывательный полёт над Средиземным морем.

Всемирную известность принесла Сент-Экзюпери философская сказка «Маленький принц» (1943). Эта мудрая притча обращена и к детям, и к взрослым. С глубоким страданием взирает писатель на пороки окружающего мира, наполненного жестокостью, отсутствием идеалов, непониманием между людьми. Однако Сент-Экзюпери уверен, что красота и чистота человеческих отношений могут победить мировое зло. С грустной, мечтательной улыбкой повествует писатель о радостях и огорчениях своего героя — Маленького принца, хозяина маленькой планеты. Его образ — это средоточие всего лучшего в человеке, особенно отчётливо проявляющегося в душе ребёнка. Сказка «Маленький принц», как и другие произведения Сент-Экзюпери, говорит о важности взаимопонимания между людьми, об ответственности каждого человека за всё добро и зло, что творятся в мире.

Источник: Литература. 6 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. — 6-е изд. — М.: Просвещение, 2016. (вернуться к уроку)


ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ

1. Чем интересен и чем необычен французский писатель Сент-Экзюпери? Что было самым главным в книгах этого писателя?

2. Используя материалы статьи учебника и ресурсы Интернета, подготовьте развёрнутое устное сообщение о жизни и творчестве А. де Сент-Экзюпери.

Источник: Литература. 6 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. — 6-е изд. — М.: Просвещение, 2016.



ФОНОХРЕСТОМАТИЯ
А. де Сент-Экзюпери. «Маленький принц»

1. Почему Маленький принц расстроился, когда попал в сад, полный роз? Как это выразилось в чтении актрисы?

2. О чём рассказал Лис Маленькому принцу? Как более точно вы назвали бы то, что Лис называет «приручением»?

3. Как вы считаете, та роза, что выросла на планете Маленького принца, была единственной или такой же, как тысячи других?

4. Понятны ли вам суждения Лиса о том, что «слова только мешают понимать друг друга» и что «самого главного глазами не увидишь»?

5. Согласны ли вы с тем, что «ты всегда в ответе за тех, кого приручил…»? Знакомо ли это чувство вам?

6. Помогает ли музыка и чтение актрисы лучше понять содержание сказки? Каким образом (создаёт настроение, характеризует героя, обращает внимание на важные слова)?
Источник: Литература. 6 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. — 6-е изд. — М.: Просвещение, 2016. (вернуться к уроку)

Философских сказок: быть альтернативной историей, раскрывающей персонажей, сюжеты и скрытые сцены, составляющие правдивую историю философии: 9781405140379: Коэн, Мартин, Гонсалес III, Рауль: Книги

«Любитель философских идей и опытный разоблачитель интеллектуального притворства, Мартин Коэн сбивает с пьедесталов около тридцати важных философов, от Сократа до Деррида, и представляет в серии философских рассказов различные аспекты их мысли, жизни и личности, которые мало кому из нас когда-либо приходилось делать. подозреваемый.»- Зенон Ставринидес, Университет Брэдфорда

« Философские сказки настоятельно рекомендуются не только для дебютантов, но и для знатоков, которые найдут здесь много забавного и стимулирующего ». Философ

Философы даже больше, чем поэты и композиторы, отделились от обычного человечества, чтобы заниматься своими необычно редкими практиками. В том маловероятном случае, если их постановки станут хотя бы отдаленно известными, они избегают огласки. В их некрологах и энциклопедических статьях достижения за всю жизнь сведены в искаженные отчеты об их философии, датах публикации их более респектабельных работ и странных биографических подробностях.

К счастью, в «Философских сказках» Мартин Коэн собрал весьма занимательные отчеты о слишком человеческих аспектах тридцати философов, по-видимому, наиболее причудливых из их породы. Но, конечно, весь смысл упражнения состоит в выборе поведения, выражающего или резко контрастирующего с изложенной философией их преступников. Шопенгауэр, пример первого, и Маркс, второго, занимают видное место на обложке. Иллюстрации Рауля Гонсалеса III превосходно дополняют текст.Его Августин — шедевр, пригодный для воспроизведения как знак миссала.

Philosophical Tales одновременно читабельны и доставляют удовольствие, с дополнительным преимуществом, заключающимся в том, что горшечные версии их философии, необходимые для оценки актуальности сообщений об их проступках, замечательно освещают работы этих тридцати философов. Они длиннее, чем статьи в энциклопедии, короче, чем расширенные эссе, и позволяют составить в целом округлый отчет ….

Философы часто бывают напыщенными; Собственные насмешливые, напыщенные сноски Коэна показывают, что он сознательно способен к этому жанру, но также и несколько его суждений, с которыми я полностью не согласен, например, приведенное выше.Однако, поскольку цель этой книги — развлекать и стимулировать, пусть никто не сомневается в том, что она превосходно справляется с обоими.

Интересное развлечение. Научное приложение: «Женщины в философии» называет Диотиму матерью западной философии, поскольку она учила Сократа, выразителя философии Платона. Уайтхед доказал это своим утверждением, что западная философия — не более чем сноска к Платону. …

Был ли Паскаль прав в своем утверждении: легкомысленно относиться к философии — значит быть истинным философом, легкомыслие, безусловно, делает этот предмет более увлекательным и вполне может привести к более глубокому исследованию.Поэтому «Философские сказки» настоятельно рекомендуется не только дебютантам, но и знатокам, которые найдут здесь много забавного и вдохновляющего.

Великие философы становятся известными только после их смерти. Действительно, говорить о современных философах-знаменитостях — оксюморон. Тем не менее, нельзя не задаться вопросом, кто из ныне живущих философов достоин будущих философских сказок. — Колин Кирк, Философ Осень 2008

«Любитель философских идей и опытный разоблачитель интеллектуального притворства, Мартин Коэн сбивает с пьедесталов около тридцати важных философов, от Сократа до Деррида, и представляет в серии философских рассказов различные аспекты их мысли, жизни и личности, которые мало кому из нас когда-либо приходилось делать. подозреваемый.” Зенон Ставринидес, Брэдфордский университет

От издателя

«Любитель философских идей и практикующий разоблачитель интеллектуального притворства, Мартин Коэн сбивает с пьедесталов около тридцати важных философов и представляет в серии философских рассказов различные аспекты их мыслей, жизни и личностей, о которых мало кто из нас когда-либо подозревал». (Зенон Ставринидес)

От автора

В ноябре проводится раздача Aazon для: Philosophical Tales: раздача.amazon.com/p/4e300eabe6745c9c

Узнайте все о Генри Торо и Зеленой фасоли, Георге В. Гегеле и о том, как сделать школы более привлекательными, и Марксе о том, где взять пиво в Лондоне …

С внутренней стороны откидной створки

Был ли Сократ действительно святой фигурой, которой он стал для более поздней философии? Почему сомнительно, что Декарт когда-либо действительно сказал: « я мыслю, следовательно, я »? А что вообще имел Сартр против официантов? История философии полна великих сказок — многие из них вымыслы, искажения, ложь, ложь и выдумки.Или это просто искажения, уклонения и повествования, не полностью основанные на фактах? В истинном духе широких философских дебатов, Philosophical Tales погружает ногу в великое море философии, собирая, деконструируя и пересказывая многие великие — и не очень — философские сказки истории.

Просвещение и развлечение, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область.Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.

Но почему кто-то должен знать, что Кант трижды перекатывался в простыне каждую ночь перед сном, что Шопенгауэр столкнул бедную старушку с лестницы или что Маркс тратил столько же времени на пиво и женщин, как и на Британская библиотека? Изучая кажущиеся мелочи жизни философов — и копируя по пути несколько заветных мифов — Philosophical Tales дает нам проницательные идеи, которые будут способствовать более активному и критическому мышлению.Блез Паскаль, возможно, выразился лучше всего, когда сказал: « Легко относиться к философии — значит быть истинным философом ».

С задней стороны обложки

Был ли Сократ действительно святой фигурой, которой он стал для более поздней философии? Почему сомнительно, что Декарт когда-либо действительно сказал: « я мыслю, следовательно, я »? А что вообще имел Сартр против официантов? История философии полна великих сказок — многие из них вымыслы, искажения, ложь, ложь и выдумки.Или это просто искажения, уклонения и повествования, не полностью основанные на фактах? В истинном духе широких философских дебатов, Philosophical Tales погружает ногу в великое море философии, собирая, деконструируя и пересказывая многие великие — и не очень — философские сказки истории.

Просвещение и развлечение, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область.Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.

Но почему кто-то должен знать, что Кант трижды перекатывался в простыне каждую ночь перед сном, что Шопенгауэр столкнул бедную старушку с лестницы или что Маркс тратил столько же времени на пиво и женщин, как и на Британская библиотека? Изучая кажущиеся мелочи жизни философов — и копируя по пути несколько заветных мифов — Philosophical Tales дает нам проницательные идеи, которые будут способствовать более активному и критическому мышлению.Блез Паскаль, возможно, выразился лучше всего, когда сказал: « Легко относиться к философии — значит быть истинным философом ».

Об авторе

Мартин Коэн — учитель и писатель, специализирующийся на философии, этике и образовании, с особым интересом к вычислениям. Его книги включают 101 Philosophy Problems (2-е изд., 2001 г.), «Политическая философия» (2001), 101 «Этические дилеммы» (2003 г.) и «Жук Витгенштейна и другие классические мыслительные эксперименты » (Blackwell, 2005).Он был редактором Философ с 1995 года.

Выдержка. © Печатается с разрешения автора. Все права защищены.

отрывок из раздела «Просвещенная философия»:

Джон Локк изобретает работорговлю
(1632-1704)

Джон Локк родился в тихой деревне Сомерсет в пуританской торговой семье, и в гораздо менее спокойный период гражданской войны между парламентом и роялистами. Высокий и худой, с длинным, как у лошади, носом и тем, что один биограф назвал «мягкими, меланхоличными глазами», в своем «Эссе о человеческом понимании» 1689 года описывает знание как не что иное, как «восприятие связи и согласия» идей.Поскольку это исключает возможность врожденного знания, его философия рассматривалась как противоядие от Декарта. И в описании того, как разум может воспринимать «простые или сложные идеи» через органы чувств, прежде чем собрать их для создания знания, он также отразил механистическую науку того времени.

Однако именно его политическая теория, изложенная в «Двух трактатах о гражданском правительстве» (1690 г.), стала более влиятельной. Считается, что он вдохновил как американскую, так и французскую революции во имя основных прав и свобод.Влияние Локка присутствует в Декларации независимости США, в их конституционном разделении властей и Билле о правах. Это также есть в доктрине естественных прав, появившейся в начале Французской революции, и в Декларации прав человека: «Все равны и независимы, никто не должен причинять вред другой своей жизнью, здоровьем, свободой». , или имущество », — твердо заявляет Локк.

Все, то есть кроме рабов. Как ни странно, у философа, чье имя вдохновляло других требовать «свободы», была и другая, более зловещая сторона.

Project MUSE — Философские сказки: очерк философии и литературы (рецензия)

318 Философия и литература «Философские сказки: очерк философии и литературы» Джонатана Рэ; viii и 162 стр. Нью-Йорк: Метуэн, 1987, статья за 12,95 долл. США. Одним из результатов недавнего всплеска теории литературы стало то, что философов научили, что у них есть еще один способ подойти к трудам своей дисциплины. К сожалению, философы не спешат усвоить урок, возможно, из-за враждебного тона, в котором проводится большая часть теории литературы.Философы, похоже, не любят, когда их учат их делу посторонние. Поэтому для меня становится облегчением обнаружить философа, который сделал своим делом извлекать уроки из теории литературы, представляющие философский интерес. «Философские сказки» — это истории, которые философы рассказывали себе, чтобы понять, о чем они думали и говорили. Речь идет об историях его собственного прошлого, в которых то, что добавлено к работе, имеет смысл. Речь идет об приемах, особенно об иронии и метафоре, которые влияют на философское письмо и придают ему большую значимость.Речь идет о повествовании и голосе; о философских персонажах и авторах, реальных и предполагаемых, и об их читателях, реальных и воображаемых. Нас приглашают заглянуть за кулисы философских дебатов и аргументов, чтобы разобраться в их фигурах обстановки. Многие из текстов, обсуждаемых в книге, имеют «литературный» вид; например, сочинения Монтеня, Кьеркегора и Ницше. Другие не обсуждаются и обычно обсуждаются в других контекстах; например, Декарт, Кант, Бентам, Гегель и Милль.В каждом случае неортодоксальная перспектива проливает свет на их труды в новом и интересном свете. Несмотря на то, что книга небольшая, она сильно сжата, и я могу только разжечь у читателя аппетит к большему. Рассмотрим два примера: «Размышления» Декарта и «Феноменология» Гегеля. Первое обычно рассматривается как кладезь аргументов в пользу дуализма, существования Бога и так далее. В книге Рэ мы должны воспринимать ее всерьез как философскую автобиографию. Вместо набора абстрактных и вневременных утверждений, Медитации привязаны к временным и временным отношениям.Мы должны понять двойное время, время смерти искателя истины, захваченного поисками, и время того самого искателя, который нашел истину и сейчас находится в процессе сообщения нам пути, который он избрал, чтобы попасть туда. Если мы посмотрим на это так, то легче понять недоумение Декарта по поводу возражений его читателей. Его читатели правильно подобрали то, что он сказал, но не смогли понять, что он делал с тем, что он сказал. Декарт использует вымышленную форму, чтобы передать свое чувство открытия истины в философии.С «Феноменологией» Гегеля нам нужна дополнительная помощь. В англо-американской традиции Гегель вряд ли рассматривается, но его следует отбросить. Иногда он используется как хранилище непонятных замечаний, на которые мы можем обратить внимание, чтобы предупредить других о страшных последствиях необузданных спекуляций. Вместо этого нам предлагается рассматривать это как историю о путешествии. У нас есть главный герой, Абсолютный Дух, который отправляет Reviews319 из дома, чтобы увидеть мир, быстро теряется и проводит остаток книги, пытаясь найти дорогу домой.У нас есть протомодернистский роман, в котором используется свободная косвенная речь, чтобы побудить нас пройти через галерею форм Духа, в которой мы тоже, наконец, окажемся. Мы должны быть вовлечены в историю роста Духа и отождествляться с персонажами, которые проходят перед нами как усеченные версии Духа, чьи формы они представляют. Если мы рассмотрим феноменологию в этом свете, у нас будет меньше шансов неверно истолковать то, что делает Гегель. Книга хорошо написана, полна увлекательных цитат и веселья.Последнее не должно откладывать серьезных размышлений. Это высшее искусство — относиться к самым серьезным вещам в игровой форме и ошибочно приравнивать полезное к скучному. В конце книги автор отмечает, что «… что касается систематического применения теории литературы к философии в целом, все остается …

Философская сказка Ибн Туфаила

КЛАССИЧЕСКИЕ АРАБСКИЕ И ИСЛАМСКИЕ ШЕДЕВРЫ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИЗ ИСЛАМСКОГО ЗОЛОТОГО ВЕКА —— «КОРАН», АЛЬ-ХАНСА, ХАФИЗ, АБУ-НАВАС, ОН РУМИ, АЛЬ-ДЖАХИЗ AND ONE NIGHTS, «IBN SINA (AVICENNA), IBN RUSHD (AVERROES), IBN ARABI, IBN-TUFAIL (ABUBACER) & AL-HALLAJ — ИЗ ВСЕМИРНОГО ФОРУМА ЛИТЕРАТУРЫ РЕКОМЕНДУЕМЫЕ СЕРИИ КЛАССИКИ И ШЕДЕВРЫ С ПОМОЩЬЮ РОБЕРТОВ — GOODREADS — GOODREADS ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР

«ЧЕРНИЛА УЧЕНОГО» — ЗОЛОТОЙ ВЕК ИСЛАМА

«Золотой век ислама» был историческим периодом, начавшимся в середине 8-го века и продолжавшимся до монгольского завоевания Багдада в 1258 году, как правило связано с возвышением халифата Аббасидов около 750 г. н.э. и перемещением столицы из Дамаска в Багдад, но также включает пожертвования от остатков рода Уммаяд в Иберии (современная Испания и Португалия) и Северо-Западной Африке.На Аббасидов повлияли предписания Корана и хадисы, такие как «чернила ученого более святы, чем кровь мученика», которые подчеркивали ценность знания и разума, а также были более космополитичными, чем Омейяды, будучи союзниками с персидскими Бармацидами и менее этноцентрически ориентированными на более узкую племенную культуру Курейш, изначального племени Мухаммеда.

Возникновение ислама способствовало объединению враждующих арабских племен в могущественную империю. Аббасиды утверждали, что власть принадлежит той же семье и племени, к которым принадлежал Пророк Мухаммед, и по этой причине считались святыми.В этот период арабский мир стал интеллектуальным центром науки, философии, медицины и образования; Аббасиды отстаивали дело знания и основали Дом Мудрости (Байт-уль-Хикмат) в Багдаде, где как мусульманские, так и немусульманские ученые стремились перевести и собрать все мировые знания на арабский, а также второй придворный язык — персидский. .

Арабы проявили замечательную способность усваивать научные знания цивилизаций, которые они захватили.Многие классические произведения античности, которые в противном случае могли бы быть утеряны, были переведены на арабский и персидский, а затем, в свою очередь, повторно переведены на турецкий, иврит и латынь. Св. Фома Аквинский, например, существенно познакомился с трудами Аристотеля благодаря переводам на арабский, а затем на латынь, сопровождаемых комментариями великого мусульманского ученого-аристотеля Ибн Сины (Авиценны).

В этот период арабский мир представлял собой собрание культур, которые объединили, синтезировали и значительно расширили знания, полученные от древнеримской, китайской, индийской, персидской, египетской, греческой, византийской и финикийской цивилизаций.Десятичная система счисления и «ноль» попали из Индии в арабскую культуру в это время, а в 9 веке ее популяризировал в исламских регионах персидский математик аль-Хорезми. Позже, в XII веке, известный западный монах Абеляр ввел в Европу то, что жители Запада называют «арабскими цифрами», но которые сами арабы называли «хинси» или «индийскими цифрами», указывая на их истинное происхождение. Они также начали использовать алгебру и продвинутые логарифмы для решения сложных математических задач.

Нет единого мнения о точных причинах упадка арабского творчества и интеллектуального лидерства, положившего конец Золотому веку ислама, но, помимо разрушительного вторжения монголов и крестоносцев с разрушением библиотек и медресе, также высказывались предположения. что политическое бесхозяйственность и подавление «иджтихада» (независимое рассуждение) в XII веке в пользу институционализированного «таклида» (имитация и некритическое следование прецедентам) сыграли свою роль.

КОРАН (КОРАН) В МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Любое понимание литератур исламских народов должно начинаться со знакомства с Кораном, так же как любое понимание западной литературы должно включать базовое знакомство с Библией. Мусульмане верят, что Коран явился устно через Ангела Габриэля (Джибриля) от Бога к Мухаммеду постепенно в течение примерно 23 лет, начиная с 609 года нашей эры, когда Мухаммеду было 40 лет, до 632 года нашей эры, года его смерти.

Мусульмане считают Коран главным чудом Мухаммеда, доказательством его пророчества и кульминацией серии божественных посланий человечеству, которые начались с посланий, открытых Адаму, считающегося в исламе первым пророком, и продолжились Свитки Авраама (Сухуф Ибрагим), Таурат (Тора) Моисея, Забур (Техиллим или Псалмы) Давида и Инджил (Евангелия) Иисуса.Коран предполагает знакомство с основными повествованиями, изложенными в еврейских и христианских писаниях, суммируя некоторые из них, подробно останавливаясь на других и в некоторых случаях представляя альтернативные отчеты и интерпретации событий. Коран описывает себя как руководство, иногда предлагающее подробные отчеты об определенных исторических событиях и часто подчеркивающее моральное значение события.

Независимо от того, верит ли кто-либо в Коран или не верит, в равной степени, как и в случае, если кто-то верит или не верит в христианскую или иудейскую Библию, каждый образованный человек неизбежно должен прочитать и ознакомиться с этими произведениями как с литературой. если у кого-то есть надежда понять мировую литературу, западную литературу, исламскую и арабскую литературу, английский, французский, немецкий, русский языки или любую национальную литературу любой культуры, затронутую их влиянием.Никто не может понять английскую или американскую литературу, не зная Короля Иакова и других версий Библии, слова, фразы, стиль, истории и темы которых пронизывают и повторяются в Шекспире, Донне, Милтоне и тысячах верующих и неверующих авторов. и работает. Точно так же любое понимание немецкой литературы невозможно без знания Библии Лютера. Таким образом, Коран занимает свое место в мировой литературе благодаря своему определяющему влиянию на образ мышления и сознание более одного миллиарда мусульман из десятков наций, культур и литератур, а также является культурной основой десятков мусульманских авторов и работ мирового значения, таких как как Руми, Аттар, Хафиз, Тысяча и одна ночь, Мафуз Нагиб, Галиб и другие.Таким образом, это обязательное чтение, по крайней мере частично, для любого гражданина Республики Письма или современного мира, наряду с Библией, буддийскими сутрами, такими как Огненная проповедь, Бхагавад-гита и Дао де Чинг, как часть общее наследие человечества.

По сравнению с Библией Коран — это гораздо более короткий труд, в нем отсутствуют подробные исторические отчеты и хроники Ветхого Завета, а также многократно повторяющиеся Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна Нового Завета, и его можно прочитать в относительно короткое время в переводе большинства людей для базового знакомства.

Основная тема Корана — тема монотеизма, призыв к вере и приверженности единому Богу, Аллаху, Мухаммеда, который также задуман как один и тот же Бог христианской и еврейской авраамической традиции, хотя и с разным пониманием. с другими религиями. Значительная часть Корана посвящена установлению правил поведения в общей жизни, религиозной практике и обществе, поскольку суры широко использовались для обучения Умме или новой конгрегации ислама в Мекке и Медине во время жизни Мухаммеда, как он читал. их.Коран также содержит повторения многих известных библейских историй, таких как Адам и Ева, Потоп, Бытие, Исход и жизнь Моисея, зачатие Иисуса Марией и другие. В Коране Моисей и Иисус считаются соратниками Аллаха, хотя Иисус не считается сыном Бога, как в Библии. Большая часть Корана содержит призывы к вере в единого Бога Аллаха и соблюдению его правил поведения, с блаженством рая в качестве обещанной награды и определенным проклятием в аду как следствие невыполнения этого требования.Подобно Библии, значительная часть Корана сосредоточена на приближающемся Апокалипсисе или конце времен и последующем Страшном суде над всеми душами.

ДОИСЛАМСКАЯ АРАБСКАЯ ПОЭЗИЯ — АЛЬ-ХАНСА, ПОЭТИЧЕСКАЯ ЖЕНЩИНА

Еще до Мухаммеда и появления ислама в арабской литературе сложилась прочная поэтическая традиция. В то время арабская культура в значительной степени основывалась на устной традиции, в центре которой стояла поэзия. Для кочевого народа, такого как арабы-бедуины, поэзия была основным резервуаром знаний народа и выражением самого его существования.Поэты пользовались большим почетом, они получили даже то, что сегодня мы можем назвать статусом «суперзвезды». Поэзия была поэзией племени или клана, излагающей его легенды, героев, генеологию, повторение его сильного «племенного кодекса» норм и подвигов. Среди знаменитых поэтов были традиционалисты, такие как Имру аль-Кайс, «Поэты-разбойники» или поэты, которые индивидуалистически порвали с контролем своих племен и жили за пределами племенной системы, а также знаменитая доисламская поэтесса Аль-Ханса.

Аль-Ханса (575–646) поставила женщин на центральное место в своей поэзии.В каком-то смысле традиционалистка, она писала стихи-оплакивающие храбрых павших героев своего племени, таких как павшие братья, но прославляла женщин, которые остались живыми и сильными в поддержании жизни, чтении и передаче гордых воинских ценностей своим детям. несмотря на превратности битв, поражений и побед. Она сделала роль женщины в символическом порядке сильной и заметной даже в патриархальном племенном обществе.

HAFIZ — ОТЕЦ ГАЗАЛИ ЖАНР ЛЮБВНОЙ ПОЭЗИИ

Хафиз — это псевдоним персидского поэта Шамс ад-Дина Мухаммада Ширази, который известен как основоположник газели, формы поэтического художественного единства. который не является ни тематическим, ни драматическим в западном смысле слова, но состоит в создании поэтического единства путем сплетения образов и аллюзий вокруг одной или нескольких центральных концепций, из которых как божественная, так и сексуальная любовь являются наиболее распространенными.Хафиз был мастером переплетения эротики и мистики благодаря превосходному лингвистическому мастерству и интуитивному пониманию. Некоторые строфы из его «Дома надежды» дают некоторое представление о его темах, часто чувственных и меланхоличных:

Дом надежды построен на песке,
И основы жизни покоятся на воздухе;
Тогда подойди, дай вина мне в руку,
Чтобы нам положить конец заботам.

Не ищи верности
В мире так слабо остановился;
Эта древняя старуха, насмехаясь над тобой,
Тысяча женихов предали.

Не принимай за признак истинного намерения
И улыбку розы не считай искренней;
Сладкий, любящий соловей, плач:
Здесь есть много причин для слез.

Что завидуешь легкости Хафиза,
Бедный поэт-мастер, стонешь?
Чтобы сочинять сладкую музыку и радовать,
Это дар только от Бога.

АБУ-НАВАС — ЭРОТИЧЕСКИЙ СУД ПОЭТ КАЛИФА ХАРУНА АЛЬ-РАШИДА ТЫСЯЧ И ОДНОЙ НОЧИ

Абу-Навас (755-815), возможно, самый любимый из арабских поэтов любого периода.Он неоднократно появляется в качестве персонажа в классических фильмах «Тысяча и одна ночь» или «Арабские ночи» вместе со знаменитым Аббасидским халифом Гаруном аль-Рашидом и его Бармакидом Визиром Джафаром. Он типичный чувственный, эротический и расточительный поэт и багдадский придворный фаворит халифа. Он писал пангирические стихи, а также гетеросексуальные и гомосексуальные газели и с несравненным мастерством обрабатывал вакхические стихи «вино, женщины и песни». Он писал с экзистенциальной гранью своего эпикурейского этоса, который включал в себя всевозможные удовольствия и удовлетворения.О его смерти ходят легенды: одни говорят, что он умер в тюрьме за то, что написал кощунственные стихи, другие, что он умер в публичном доме, некоторые говорят, что он был убит в отместку за высмеивание влиятельного придворного лица, а третьи говорят, что он умер мирно в своем доме. спать в доме ученого шиитского ученого.

РУМИ —- СУФИЙСКИЙ МИСТИЧЕСКИЙ ПОЭТ ЭКСТАЗА ЛЮБВИ

Джалал ад-Дин Руми (1207–1273) был известен как выдающийся суфийский мистический поэт и основатель секты суфийских танцующих дервишей Мавлеви.Первоначально ученый и профессор, странствующий суфийский мистик Шамс ад-Дин Тебризи убедил его принять суфийскую жизнь и поставить любовь к Богу в центр своего существования. Стремясь к божественному озарению различными способами, от благочестивой медитации до экстатических удовольствий вина, сексуальности и дервишского восхищения танцем, он подчеркивал преданность одухотворенной любви, которая игнорирует обряды и условности и концентрируется на внутреннем чувстве и приближении к экстатической бесконечности. .Его оды на протяжении веков пели паломники хаджа по дороге в Мекку, и даже сегодня их поют с величайшим благоговением.

АЛЬ-ДЖАХИЗ — ВЕЛИКИЙ ПИСАТЕЛЬ КЛАССИЧЕСКОЙ АРАБСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Абу Усман ‘Амр ибн Бахр (776-868) из Басры, Ирак был известен как «Аль-Джахиз» или «с выпуклыми глазами» из-за порок развития его глаз и был одной из самых динамичных личностей в кругах мутазилитов, которые регулярно встречались в Басре, напоминающем знаменитые «салоны» Парижа. Басра также была местом проведения ежегодного литературного фестиваля арабской и исламской культуры Аль-Мирбад, который ежегодно проводился с конкурсами и дебатами по философским вопросам и на котором он был известен своим остроумием, острым юмором, бесконечными анекдотами и глубиной познания.Его книга «Духовное лидерство» получила высокую оценку в суде в Багдаде халифом аль-Мамуном, который назначил его судебным писцом, личным секретарем и составителем речей. Его монументальный труд «Книга животных» — первая энциклопедия по животным и зоологии. Его самая известная работа — «Книга скряг» — уникальная портретная галерея человеческих персонажей, богатая их противоречиями и ирониями. В нем содержится острый анализ страсти алчности, сатирических и комических повествований, а также глубокое понимание человеческой психологии.Если восемнадцатый век иногда называют эпохой Вольтера, то девятый век в халифате Аббасидов можно было бы назвать «эпохой Аль-Джахиза»
года из-за его доминирования в прозе на арабском языке.

ВЕЛИКИЕ ФИЛОСОФЫ АРАБСКОГО ЗОЛОТОГО ВЕКА

Если в классической Греции был великий триумвират Аристотеля, Платона и Сократа в области философии, то в Золотой век ислама были Ибн Сина (Авиценна), Ибн Рушд (Аверроэс) и Ибн Араби. . Ибн Рушд и Ибн Сина сыграли важную роль в спасении работ Аристотеля, идеи которого стали доминировать над нерелигиозной мыслью как христианского, так и мусульманского мира.Они также переняли бы идеи из Китая и Индии, добавив к ним огромные знания, полученные в результате собственных исследований. Ибн Сина и другие спекулятивные мыслители, такие как аль-Кинди и аль-Фараби, объединили аристотелизм и неоплатонизм с другими идеями, внедренными через ислам. Авиценна приводил аргументы в пользу своего знаменитого мысленного эксперимента «Парящий человек», касающегося самосознания, в котором человек, лишенный чувственного опыта завязанными глазами и свободным падением, по-прежнему будет осознавать свое существование, что, возможно, является предшественником «cogito ergo sum» Декарта — — «Думаю, значит, я.

Ибн Араби был главным защитником метафизического суфизма, как это выражено в его великом опусе «Безель мудрости», который преобразовал личного Бога ислама в принцип абсолютного бытия, где все есть Бог, а Бог есть все, в котором человечество в своем Суфистская интерпретация играет центральную роль как проявленное божественное существо, возможно, напоминающее панидеализм епископа Беркли.

Арабские философы Золотого века ислама также стимулировали других немусульманских философов, таких как еврейский философ Моисей Маймонид.

ИБН ТУФАИЛ И ИБН АЛЬ-НАФИС — ОТЦЫ АРАБСКИХ ФИЛОСОФСКИХ И НАУЧНЫХ ФИКСИРОВАННЫХ НОВОСТЕЙ

Ибн Туфаил (Абубасер) и Ибн ан-Нафис были пионерами философского романа. Ибн Туфаил написал первый вымышленный арабский роман «Хай ибн Якдхан» («Philosophus Autodidactus») как ответ на «Непоследовательность философов» аль-Газали, а затем Ибн ан-Нафис также написал вымышленный роман «Теолог Автодидактус» как ответ на «Philosophus Autodidactus» Ибн Туфаила. У обоих этих повествований были главные герои (Хей в Philosophus Autodidactus и Камил в Theologus Autodidactus), которые были самодидактическими дикими детьми, живущими в уединении на необитаемом острове, оба являются самыми ранними примерами истории необитаемого острова, предшественником «Робинзона Крузо» Дефо.«Однако, в то время как Хэй живет один с животными на необитаемом острове до конца истории, как Маугли в« Книге джунглей »Киплинга в« Философе Автодидактус », история Камила выходит за пределы необитаемого острова в« Теологус Автодидактус ». развиваясь в историю его возвращения в цивилизацию, самый ранний из известных заговоров о взрослении и в конечном итоге ставший первым примером научно-фантастического романа.

АЛЬ ХАЛЛАДЖ — СУФИ МУЧЕНИК

Аль-Халладж (857-922) был великим суфийским мистиком, поэтом и богословом, жизнь и духовная миссия которого напоминали судьбу Иисуса Христа.Великий духовный исследователь, он посещал дискуссии и салоны в Басре и Багдаде, а затем предпринял тридцать лет странствий, вечного поста, медитации, созерцания и тишины в поисках суфийского просветления. Его паломничество в Мекку привело к дальнейшему просветлению, и он начал привлекать большое количество последователей, нарушив обычную суфийскую практику эзотерической тайны путем публичных проповедей, включая реформу коррумпированных священнослужителей. Его движение было воспринято как угроза крайне коррумпированным религиозным истеблишментом, и его постигла судьба, подобная судьбе Иисуса и Апостолов.Коррумпированные священнослужители обвинили его в богохульстве, и он провел восемь лет в тюрьме в Багдаде, подвергся пыткам, наполовину убит и выставлен на эшафоте. Халиф, не сумев заставить его отречься от своих убеждений, в конце концов приказал обезглавить его, сжечь, а его прах развеять в реке Тигр.

SPIRITUS MUNDI И ЗОЛОТОЙ ВЕК ИСЛАМА

Золотой век ислама также отражен в моей собственной работе, современном футуристическом эпосе Spiritus Mundi. Один из его персонажей Мохаммад ала Рушди — суфий-новичок из Ордена Мевлеви, писатель, а также активист создания Парламентской ассамблеи Организации Объединенных Наций.Он взят в заложники террористами и встречается с верховным лидером Ирана, который позже читает ему написанный им рассказ «Верховный лидер и три мессии», напоминающий «Великий инквизитор» Достоевского, действие которого происходит в исламской обстановке. Часть сюжета романа включает в себя геополитический заговор союзников Китая, России и Ирана с целью провести вторжение в ближневосточные нефтяные резервы, похожее на Перл-Харбор, с целью разорвать «нефтяную яремную вену» Запада, что приведет к угрожала Третья мировая война. Ему мешают космические поиски главных героев в мифическом измерении и изменение взглядов верховного лидера Ирана после визита ангела Джибриля (Габриэля), который приказывает ему «открыть врата иджтихада» или творческих аргументов против традиции слепого прецедента и соответствия прошлому как средство возрождения духа утраченного Золотого века ислама и предотвращения Армагеддона и Третьей мировой войны.

Для более полного обсуждения концепции мировой литературы вам предлагается изучить расширенное обсуждение в новой книге Роберта Шеппарда Spiritus Mundi, одной из основных тем которой является возникновение и эволюция мировой литературы:

Для обсуждения мировой литературы и русской литературной критики в Spiritus Mundi: http: // worldliteratureandliterarycrit …

Роберт Шеппард

Главный редактор
World Literature Forum
Автор, Spiritus Mundi Роман
Блог автора:
http: / / robertalexandersheppard.wordpr …
Spiritus Mundi на Goodreads:
http://www.goodreads.com/book/show/17 …
Spiritus Mundi на Amazon, Книга I: http://www.amazon.com/dp/ B00CIGJFGO
Spiritus Mundi, Книга II: Романтика http://www.amazon.com/dp/B00CGM8BZG

Авторские права Роберт Шеппард, 2013 г. Все права защищены

Лекция, объединяющая философские идеи с «Рассказом о помиловании» Чосера

Это Пост был обновлен 3 апреля в 15:21

Леонард Кофф обращается к книге Джеффри Чосера «Рассказ о помиловании» как к философскому тесту.

В четверг в Центре исследований Средневековья и Возрождения Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе пройдет лекция юриста Коффа. Лекция применяет философские теории Эммануэля Левинаса к «Сказке о помиловании». Глава, часть «Кентерберийских рассказов», рассказана коррумпированным помилователем, который использует поучительную историю, чтобы обманом заставить слушателей дать ему деньги. Как элемент лекции, рассказ станет проводником для изучения теорий Левинаса о том, как человеческое существование определяется взаимодействиями.

«(Левинас) предлагает способ объяснить аспекты литературы, в которых персонажи, как видно,… понимают, кто они такие, как они живут», — сказал Кофф.

Левинас, еврейский философ 20-го века, предположил, что один по-настоящему жив, только когда взаимодействует с «лицом другого». По словам Коффа, участие в таких разговорах ставит под сомнение идею о том, что человек является центром вселенной. Левинас предположил, что противостояние своему восприятию целостности имеет решающее значение для жизни, добавил он.

«Вы встречаетесь с другим, и вы позволяете другому посягать на вас, и вы признаете его существование или ее существование», — сказал Кофф. «Это момент, когда вы существуете».

[СВЯЗАННЫЙ: Q&A: профессор обсуждает участие в философских аспектах «Хорошего места»]

В отличие от других философов, Кофф сказал, что Левинас верил, что люди рождаются с этическим существованием, что означает, что они должны договариваться о взаимодействии с другими с рождения. Люди, которые предпочитают использовать других в чисто эгоистических целях, не живы, по определению Левинаса.

«Когда вы родились… вы уже связаны с теми, кого вы переехали, так что у вас есть место в мире», — сказал Кофф.

В «Рассказе о помиловании» трое бунтовщиков отправляются на поиски Смерти, которая убила своего близкого друга и тысячи других, сказал Генри Келли, выдающийся исследователь английского языка Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. В конце концов, все трое встречают свой конец, когда старый бессмертный человек говорит им, что Смерть находится под ближайшим деревом, где они находят сундук с золотом и убивают друг друга над ним.По словам Келли, хотя Помилование открыто со своими слушателями говорит о своей испорченной натуре, его рассказ эффективно демонстрирует через гибель бунтовщиков, как денег вызывают конфликты и грех.

Но Кофф сказал, что эта история демонстрирует не только теории Левинаса о взаимодействии и существовании, но и об искусстве.

Почетный профессор права и философии Герберт Моррис сказал, что, применяя философию к литературным произведениям, люди могут задавать более широкий круг вопросов о произведениях.В результате философия может привести к альтернативным интерпретациям в литературе, а позволяют учащимся быть внимательными к своему собственному воображению. Кофф сказал, что его цель лекции — расширить предыдущие интерпретации слушателей «Рассказа о помиловании», используя их воображение в сочетании с философией.

[СВЯЗАННЫЙ: книга профессора исследует взаимосвязь эйлизма, гонки через фантазию]

Для Коффа «Повесть о помиловании» поднимает вопрос , может ли аморальный человек рассказать моральную историю.По словам Коффа, история Pardoner предназначена для того, чтобы слушатели захотели расстаться со своими деньгами, чтобы обеспечить свою моральную чистоту, что в конечном итоге заставит слушателей вести более нравственный образ жизни. Морально испорченный человек все еще может знать разницу между добром и злом, даже если он не может следовать морали, которую проповедует.

«Может ли плохой человек… использовать язык, чтобы заставить людей делать добро? Есть ощущение, что можно говорить морально, но нельзя делать моральные вещи, — сказал Кофф. «Человек может иметь хорошее влияние, даже если он сам не может делать то, что говорит.”

Кофф сказал, что его лекция побудит литературных фанатов пересмотреть «Рассказ о помиловании» как нечто большее, чем канонический текст, но как текст, который также может быть использован для извлечения вопросов морали. С помощью теорий Левинаса Кофф надеется расширить понимание слушателями искусства и философии.

«(Чосер) интересен, потому что он философский комик», — сказал Кофф. «Я надеюсь, что (люди) осознают ценность понимания Левинасом того, что такое существование, и что существование уже этично.”

Философских сказок — альтернативная история, раскрывающая персонажей, сюжеты и скрытые сцены, из которых складывается правдивая история: Мартин Коэн: Торговля в мягкой обложке: 9781405140379: Книги Пауэлла

Сводки и обзоры

Был ли Сократ действительно святой фигурой, которой он стал позже философия? Почему сомнительно, что Декарт когда-либо действительно сказал: « я мыслю, следовательно, я »? А что вообще имел Сартр против официантов? История философии полна великих сказок — многие из них вымыслы, искажения, ложь, ложь и выдумки.Или это просто искажения, уклонения и повествования, не полностью основанные на фактах? В истинном духе широких философских дебатов, Philosophical Tales погружает ногу в великое море философии, собирая, деконструируя и пересказывая многие великие — и не очень — философские сказки истории.

Просвещение и развлечение, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область.Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.

Но почему кто-то должен знать, что Кант трижды перекатывался в простыне каждую ночь перед сном, что Шопенгауэр столкнул бедную старушку с лестницы или что Маркс тратил столько же времени на пиво и женщин, сколько на Британская библиотека? Изучая кажущиеся мелочи жизни философов — и копируя по пути несколько заветных мифов — Philosophical Tales дает нам проницательные идеи, которые будут способствовать более активному и критическому мышлению.Блез Паскаль, возможно, выразился лучше всего, когда сказал: « Легко относиться к философии — значит быть истинным философом ».

Review

«Любитель философских идей и опытный разоблачитель интеллектуального притворства, Мартин Коэн сбивает с пьедесталов около тридцати важных философов, от Сократа до Деррида, и представляет в серии философских рассказов различные аспекты их мышления и жизни. и личность, о которой мало кто из нас когда-либо подозревал ». Зенон Ставринидес, Университет Брэдфорда

Review «Нам нужно больше историй в философии, и Мартин Коэн стремится заполнить этот пробел с помощью Философских сказок .[Эта книга] предназначена для широкой аудитории, интересующейся сатирическим введением в упущенные из виду аспекты западной философии и жизни великих философов. Philosophical Tales действительно рассказывает ряд интересных историй, и любой преподаватель философии сочтет полезным иметь эти истории, чтобы оживить класс. Преподаватели также сочтут полезным использовать эти философские рассказы, чтобы поднять интересный вопрос: так ли хороша философия, как философ, предлагающий ее? » ( Teaching Philosophy , декабрь 2009 г.)

«Великие философы становятся хорошо известными только после своей смерти.Действительно, говорить о современных философах-знаменитостях — оксюморон. Тем не менее, нельзя не задаться вопросом, кто из ныне живущих философов достоин будущих философских сказок. ( The Philosopher , осень 2008)

Synopsis Поучительно и развлекательно, Philosophical Tales исследует несколько увлекательных биографических подробностей величайших философов истории (увы, в основном мужчин) и подчеркивает их вклад в эту область. Применяя истинно философский подход к самой философии, текст дает нам освежающую «альтернативную историю» философии.
  • Открывает новую философскую дискуссию, применяя истинно философский подход к самой философии
  • Предлагает краткое изложение наиболее известных и философски интересных историй, их биографию и оценки ведущих игроков
  • Исследует философов и философские школы в одном ключевом философском текст, обеспечивающий прочную основу для философских идей и отдельных личностей
  • Встряхивает некоторые основы философии с целью поощрения возрождения самой философии

Об авторе

Мартин Коэн — учитель и писатель, специализирующийся на философия, этика и образование, с особым интересом к вычислениям.Его книги включают 101 Philosophy Problems (2-е изд., 2001 г.), «Политическая философия» (2001), 101 «Этические дилеммы» (2003 г.) и «Жук Витгенштейна и другие классические мыслительные эксперименты » (Blackwell, 2005). Он был редактором Философ с 1995 года.


Содержание

Вперед !.

Как пользоваться этой книгой.

Философские иллюстрации.

Сказки.

I Древние.

1 Сократ Волшебник (469–399 до н. Э.).

2 Различные формы Платона (ок. 427–347 до н. Э.).

3 Аристотель Аристократ (384 – ок. 322 г. до н. Э.).

II Еще древние.

4 Лао-цзы превращается в ничто (6–5 вв. До н. Э.).

5 Пифагор считает до десяти (ок. 570–495 до н. Э.).

6 Гераклит выбирает темную сторону реки (ок. V в. До н. Э.).

7 Гипатия держит половину неба (ок. 370–415 гг. Н. Э.).

III Средневековая философия.

8 Августин Гиппокрит (354–430 гг. Н. Э.).

9 Св. Фома Аквинский оспаривает существование Бога (1225–1274).

IV Современная философия.

10 Декарт Дилетант (1596–1650).

11 Гоббс квадратов круга (1588–1679).

12 Спиноза самоуничтожается… (1632–1677).

V Просвещенная философия.

13 Джон Локк изобретает работорговлю (1632–1704).

14 Многоликая Дэвид Юм (1711–1776).

15 Руссо Разбойник (1712–1778).

16 Иммануил Кант, китаец из Кенигсбурга (1724–1804).

VI Идеалисты.

17 Готфрид Лейбниц, мыслящая машина (1646–1716).

18 Бермудский колледж епископа Беркли (1685–1753).

19 Урок опасной истории директора школы Гегеля (1770–1831).

20 Артур Шопенгауэр и маленькая старушка (1788–1860).

VII Романтики.

21 Соблазнение Сёрена Кьеркегора (1813–1855).

22 Поэтический поворот Милля (1806–1873).

23 Генри Торо и жизнь в сарае (1817–1862).

24 Революционный материализм Маркса (1818–1883).

VIII Современная философия.

25 Рассел что-то обозначает (1872–1970).

26 Рваная пряжа Людвига Витгенштейна (1889–1951).

27 Рассказ Хайдеггера (и нацисты) (1889–1976).

28 Бенджамин Ли Уорф и Пинклер (ок. 1900–1950).

29 Быть Сартром и не определенно не быть Бовуаром (1905–1980, а не 1908–1986).

30 Разборка Деррида (1930–2004).

Научное приложение: Женщины в философии и почему их немного.

Ключевые источники и дополнительная информация.

Благодарности.

Индекс


Сказка о Гэндзи: философские перспективы Мурасаки Сикибу (Оксфордские исследования в области философии и литературы) (в твердом переплете)

Описание


«» Мурасаки Сикибу «Повесть о Гэндзи » по-разному читается как произведение феминистского протеста, первый в мире психологический роман и даже как шедевр постмодерна.Обычно считается величайшим литературным произведением Японии, его литературное, культурное и историческое значение было полностью признано
. Однако как работа, посвященная сложностям японской придворной жизни в период Хэйан, Сказка о Гэндзи никогда прежде не была предметом философских исследований. Эссе в этом томе обращаются к этому упущению, утверждая, что работа содержит многое, что поддается философскому анализу
. Авторы этого тома демонстрируют, что Повесть о Гэндзи противостоит универсальным темам, таким как природа и осуществление политической власти, свобода, индивидуальная автономия и свобода действий, отречение, пол и самовыражение; он вызывает глубокую озабоченность по поводу эстетики и роли искусства, причинности, отношения человека к природе, памяти и самой смерти.Хотя Мурасаки Сикибу может не выражать эти темы в тексте как явно философские проблемы, сложные психологические напряжения, которые она описывает, и ее наблюдения о человеческом поведении раскрывают основную основу философских предположений
о мире романа, которые имеют значение для того, как мы их понимаем. заботы за пределами мира Гэндзи. Каждое эссе в этом сборнике раскрывает часть этой структуры, помещая отдельные темы в более широкий философский и исторический контекст.При этом эссе
бросают вызов преобладающим взглядам на роман и друг друга, предлагая ряд философских интерпретаций текста и подчеркивая место «Повесть о Гэндзи » как мастерское литературное произведение с широким философским значением.

Об авторе


Джеймс Макмаллен, член Британской академии, специалист по истории конфуцианства в Японии. Он начал свою педагогическую карьеру в Университете Торонто и в настоящее время является почетным членом колледжей Пембрука и Святого Антония при Оксфордском университете.

Философская новелла — punctum books

Что такое душа? Может ли он быть конфискован? Можно ли его продать? Если это возможно, что будет дальше? Какие последствия повлечет за собой потеря души — для человека, для общества, для земли?

В начале девятнадцатого века герой Гете, Фауст, стал определяющим архетипом современности, предвестником экзистенциальных возможностей и моральных сложностей современного состояния. Но сегодня ужасающие последствия фаустовского пакта с дьяволом становятся все более очевидными.В свете этого, как могла бы развлечься, возможно, ошибочная драма Гете в обстановке 21 века? Согласится ли современный Фауст на демоническую сделку? В самом деле, что дьяволу останется предложить ему после двухсот лет социально-экономического развития? Современный Фауст уже обладал бы всем, чего не хватало первоначальному Фаусту в его аскетической обители — богатством и мобильностью; знаменитость и мирское влияние; доступ к информации; религиозный выбор; сексуальная свобода и доступность женщин — хотя женщины, следует отметить, в настоящее время также обладают той же свободой.Единственное, чего не хватало бы нынешнему Фаусту, — это его души. Пропустит ли он это? Душа вообще существует? Если это произойдет, то это, конечно, будет единственной вещью, которую дьявол не может даровать. Итак, у кого или от кого Фауст мог его получить? Одним словом, чего бы больше всего желал современный Фауст?

Преследуя эти вопросы, Ardea обращается к знакомому, но, возможно, ошибочному архетипу Фауста, к незнакомому — белой цапле , заимствованному из одноименного рассказа американского автора XIX века. , Сара Орн Джуэтт.В рассказе Джуэтта предлагается договор души совершенно иного рода, нежели тот, который заключил Фауст. Это договор с дикой природой, клятва верности и недопущения конфискации, который обещает переопределить жестокие психосексуальные и психодуховные модели, лежащие в основе современности. Как современный наследник фаустовской традиции, укоренившийся в привычке обладать правами, но также обремененный последствиями старого пакта, отреагировал бы на новое предложение?

Об авторе

Фрейя Мэтьюз — адъюнкт-профессор философии окружающей среды в Университете Латроба и адъюнкт-профессор Института устойчивого развития Монаша Университета Монаша.Ее книги включают Экологическое Я (1991), Экология и демократия (редактор) (1996), Для любви к материи: современный панпсихизм (2003), Путешествие к источнику Мерри (2003) , Восстановление реальности: на пути к восстановлению культуры (2005). Она является автором более семидесяти статей в области экологической философии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.