Дезадаптивность: Дезадаптация | Понятия и категории

Дезадаптация | Понятия и категории

ДЕЗАДАПТАЦИЯ (в психологии) — нарушение приспособительного поведения индивида в силу действия тех или иных внешних или внутренних причин — непосильных или несправедливых требований, чрезмерных нагрузок, трудностей и возникающего в ответ несогласия, сопротивления, самозащиты и т.д. Основу Д., как правило, составляет конфликт, а под его влиянием неадекватное реагирование на условия или требования среды в форме тех или иных отклонений в поведении.

У детей Д. развивается по-разному, в зависимости от индивидуально-психологических особенностей, психического состояния, состояния здоровья и степени социально-педагогической запущенности. Резко выраженные, спонтанные проявления Д. случаются довольно редко: спокойный, воспитанный ребёнок вдруг неожиданно резко, конфликтно реагирует на непосильные или несправедливые требования учителя или родителей. Чаще всего дезадаптивное поведение формируется постепенно как реакция на систематически, постоянно провоцирующие факторы, справиться с которыми ребёнок своими силами не может. Началом является дезориентация ребёнка: он теряется, не знает, как ему правильно поступить в данной ситуации, выполнить данное, непосильное для него, непонятное требование, и он либо никак не реагирует, либо реагирует первым попавшимся способом. Например, в ответ на грубость родителей или на их несправедливый, по его мнению, гнев по поводу плохой отметки или проступка ребёнок, не зная как поступить, теряется, обижается, плачет или замыкается в себе. Это состояние усложняется, если родители в одной и той же ситуации непостоянны в своих реакциях на учебные неуспехи (проступки) ребёнка: то не обращают внимания, то сурово наказывают. Ребёнок растерян, обеспокоен, т.е. психически дестабилизирован. Через некоторое время эта растерянность проходит и он успокаивается. Если же такие проявления родителей повторяются часто, ребёнок становится тревожным, озлобленным. При очередных неприятностях в школе он неохотно идёт домой, пытается скрывать свои неудачи и промахи (обманывает, заводит дневник-дубликат, делает вид, что ничего не произошло) или начинает открыто враждовать с родителями. Возникают стойкий внутренний (недовольство собой, своим положением) и внешний (между ребёнком и его родителями) конфликты, которые ведут к стойкому психологическому дискомфорту и, как результат такого состояния, к дезадаптивному поведению.

К сожалению, ответственность за такое поведение и его последствия несут обычно дети, хотя виновны взрослые. Эта несправедливость усугубляет конфликт и как его следствие — отклонения в поведении детей и подростков. Такое положение может привести к деструктивным формам поведения, вызывающим необратимые изменения в личности (правонарушения, преступления, пьянство и алкоголизм, наркомания, токсикомания, половая распущенность). Предупреждение охарактеризованных выше ситуаций — основной путь профилактики дезадаптивного поведения детей и подростков. Но нельзя назвать дезадаптивным поведением протест подростка против несправедливости, грубости, жестокости в школе, в семье. Когда он не согласен с навязываемыми ему формами поведения или с поведением окружающих, он возмущён. Это свойственно подростковому возрасту, процессу становления личности.

Использованы материалы кн.: Психолого-педагогический словарь. / Сост. Рапацевич Е.С. – Минск, 2006, с. 150-151.

2. Дезадаптивное поведение. Руководство по системной поведенченской психотерапии

2. Дезадаптивное поведение

В настоящее время намечается тенденция рассматривать так называемую «эмоциональную напряженность» у лиц с непатологическими невротическими проявлениями как адаптивную реакцию34. По сути, речь идет о психологической реакции, аналогичной процессу воспаления, которая, несмотря на свой защитный характер, как известно, может привести и к гибели организма. Подобный подход при оценке указанного поведения в ситуации стресса в определенной мере оправдан, равно как и утверждения, касающиеся адаптивного характера того, что принято называть «защитными реакциями», которые служат, по сути, адаптации больного неврозом к своей болезни

35. Более того, сам невроз зачастую вполне может рассматриваться как своего рода адаптивная реакция, поскольку возникающий симптом, выполняя роль своеобразной доминанты, как правило, оттесняет насущные проблемы индивида, предлагая себя в качестве некой «безобидной» замены «суровым реалиям жизни»36.

Кроме того, предприняты попытки выделить «компенсаторные» механизмы приспособления37, занимающие промежуточную позицию между патологическими проявлениями и реакциями полноценной адаптации. Нетрудно заметить, что подобная «гибкая» тактика при использовании понятия «адаптация», которую, вероятнее всего, поспешат расценить как диалектическую специфику последней

38, на деле является лишь слабостью указанного термина, его пространностью и неопределенностью, являющихся следствием методологической непоследовательности.

КМ СПП не может оперировать подобными понятиями, лишенными внятной прагматической основы39, и, опираясь на методологический базис психософии40, определяет понятие адаптации следующим образом.

Психологическая адаптированность – это соответствие индивида условиям существования, проявляющееся чувством удовлетворенности самим собой, другими, миром событий и явлений.

Процесс психологической адаптации – это выработка таких стереотипов поведения, которые позволяют человеку соответствовать условиям его существования (включая его предуготованность к изменению этих стереотипов при меняющихся условиях) и сопровождаются чувством удовлетворенности самим собой, другими, миром событий и явлений.

Соответственно, дезадаптивным поведением является такое поведение, которое сопровождается чувством неудовлетворенности, не имеет качества законченности и вызывает постоянные непроизвольные реминисценции к уже свершившимся событиям, что не позволяет человеку адекватно реагировать на происходящие события. По сути, чувство неудовлетворенности есть результат неприятия фактической данности, сопротивления реально существующему. Иными словами, несоответствие порождается заведомо безуспешными попытками подменить реальность желаемой реальностью с последующей неизбежной фрустрацией.

Всякий конфликт – есть признак несоответствия41, поэтому именно несоответствие (неадекватность) и приводит человека к субъективному ухудшению качества жизни. Впрочем, данный тезис не исключает возможности влияния человека на условия его существования, однако всякие попытки изменить условия существования из состояния психологической дезадаптированности могут привести лишь к усугублению этого состояния42, поскольку подобные попытки продиктованы не конструктивной направленностью, а инертностью разбалансированной системы. Иными словами, попытки изменения условий существования могут рассматриваться как проявление процесса адаптации только в том случае, если они имеют позитивную, а не негативную направленность.[9]

Поэтому КМ СПП, соглашаясь с фактом существования процессов аккомодации и ассимиляции43, рассматривает их не как единый процесс44, но как последовательное изменение тактики действий: первоначальное приведение поведения человека в соответствие с требованиями условий существования (аккомодация) и последующее, при желании, изменение условий существования (ассимиляция).[10] Фактически процесс адаптации есть всегда двухфазное действие, где этап принятия условий существования («правил игры») сменяется этапом совершения желаемых изменений этих условий.

Чувство неудовлетворенности, таким образом, является ключевым признаком психологической дезадаптации (причем фабула или повод этого недовольства не имеют принципиального значения) и показанием к терапии. При этом само по себе стремление к усовершенствованию (совершенству) нельзя считать патологическим, его качество – патологическое оно или нет – определяется движущей силой этого стремления. Если подобная активность проистекает из ущербной позиции неудовлетворенности, то даже внешне благоприятный исход определенной психологической проблемы не свидетельствует об успешной адаптации45.

Процесс психологической адаптации начинается лишь после того, как индивидом безоговорочно приняты условия его существования (то есть поведение приведено в соответствие с требованием обстоятельств)46, дальнейшие задачи процесса адаптации сводятся к подбору, наработке и закреплению новых стереотипов поведения, направленных на последовательное изменение тех позиций реальности, которые могут быть изменены. Совершенствоваться и совершенствовать может лишь тот индивид и такое его отношение со средой, когда отсутствует необходимость компенсировать несоответствие. Совершенствование – это движение в континууме соответствия. «Вот образ действия, – писал А.А. Ухтомский, – отправляться от того, что есть в человеке, и на нем давать ему тянуться вверх к высшему. Это и есть подлинная эволюция»

47. Или подлинная адаптация…

В целом, само понятие адаптации предполагает наличие, с одной стороны, условий, к которым эта адаптация должна быть осуществлена («условия существования»), с другой стороны, «интересов» адаптирующегося, которые, конечно, прежде всего есть интересы его выживания (физического, социального и т. п.). Однако в значительной части случаев неудовлетворенность, являющаяся основным признаком отсутствия полноценной адаптации индивида, продиктована патовой ситуацией – наличием у него «интересов», которые не могут быть удовлетворены, по крайней мере, в таком виде, в каком бы они «устроили» данное лицо. Не изменение «условий существования», но избавление от этих потребностей – есть приведение данной психической организации в соответствии с требованиями «условий существования» (аккомодация). Удовлетворить можно только ту потребность, тот «интерес», которые могут быть удовлетворены. Таким образом, в задачах психотерапии – не простая адаптация к «условиям существования», а реконструкция самого адаптирующегося, в целях устранения его интенций к недостижимому. Далее, конечно, должны быть выработаны стереотипы поведения, позволяющие индивиду достигать того, что может быть достигнуто (ассимиляция).

Наконец, надо иметь в виду, что упомянутое «приведение в соответствие» – есть процесс принятия данности, к которой в начале психотерапии относится и дезадаптивное поведение. Иными словами, пациенту необходимо сначала признать за собой дезадаптацию, наличие дезадаптивных форм поведения, причем именно в таком их качестве: «мое дезадаптивное поведение» (аккомодация). И только после этого возможно движение в направлении изменения данных форм поведения, в результате чего, разумеется, претерпят изменения и «условия существования» (ассимиляция), которые, как мы помним, никогда не являются «внешними», но всегда «внутренне внешними». Причем и это должно быть осмыслено именно таким образом: возможность изменения еще не есть изменение, а само изменение невозможно без соответствующей последовательной работы (редукции прежних форм поведения, освоения новых, модификации структуры психической организации).[11] Побудительной силой для изменения дезадаптивного поведенческого шаблона не может быть чувство неудовлетворенности, но лишь желание человека к изменению своего поведения (на всех его уровнях и во всех аспектах) для достижения определенных желаемых им целей.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Дезадаптивные особенности личности подростков, обучающихся по программам повышенной сложности

Чернецкая Надежда Игоревна,кандидат психологических наук, доцент, зав. кафедрой психологии,Ангарскийобразовательныйцентр ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет», г. Иркутск[email protected]

Дезадаптивные особенности личности подростков, обучающихся по программам повышенной сложности

Аннотация.Статья посвященаописанию результатов специального исследования различий в дезадаптивных особенностях личности подростковгимназистов и подростков, обучающихсяв обычных школах. На основе предположения о том, что программы повышенного уровня сложности сопряжены с появлением / усилением дезадаптивных особенностей личности в подростковом возрасте, было проведено исследование, подтвердившее это предположение по таким параметрам, как агрессивность, тревожность, самооценка, стрессоустойчивость и др.Ключевые слова:дезадаптация личности, дезадаптивные особенности личности, дезадаптация у подростков.

Не секрет, что рост количества гимназий и лицеев является одной из самых заметных тенденций развития среднего образования. Рост количества подобных учебных заведений продиктован постоянным повышенным спросомна высокий уровень школьного образования, которое должно стать «трамплином»в престижный университет. Отчасти спрос на гимназии и лицеи связан со стремлением родителей «обезопасить» будущее своих детейподростков, поскольку им кажется, что повышенный уровень сложности обучения, повышенныетребования к их ребенку заранее подготовятего к жестокому миру рыночной экономики, сделают его способным выдерживать конкуренцию на рынке труда и побеждать в ней.

Действительно, результаты олимпиад, результаты ЕГЭ показывают существенно более высокий уровень учебных достижений учащихся из гимназий и лицеев по сравнению с обычными школьниками. Специальные исследования интеллектуального и творческого развития подростов из гимназий и лицеев, предпринятые нами в разное время, убедительно показали, что более высокими у этих учащихся являются не только непосредственные достижения в учебе, нои творческие навыки –они способны решать самые сложные задачи на гибкость, беглость, оригинальность и точность, а действие по образцу является для них лишь отправной точкой мышления, ни в коей мере не исчерпывая его [1], [2]. Причем эти творческие навыкине определяются ни полом, ни другими социальнодемографическими характеристиками подростка, а являются результатом именно системного обучения по программам повышенного уровня сложности [3], [4].

Отдельным аспектом этих исследований стала разработка интегрального подхода к развитию творческого мышления учащихся в разных типах общеобразовательных учреждений [5].Однакообучение по программам повышенного уровня сложности может иметь не только позитивные последствия. Последнее время специалисты, работающие с детьми (детские психологи, детские психиатры, учителя)отмечают, что подростки чаще стали жаловаться на плохое настроение, недовольство жизнью, отсутствие прочных дружеских связей, одиночество. Наблюдения специалистов показывают, что особенно много таких жалоб встречается среди учащихся, которые обучаются по усложненным программам[6].Школа с усложненной программой предъявляет к детям повышенные требования, которым необходимо соответствовать. Это приводит к тому, что внутренние требования таких детей к себе тоже очень высоки. Ребенок начинает тревожиться, что не справится с учебной задачей. В такой школе невозможно быть постоянно успешным. Растет ощущение собственной неэффективности, общая школьная тревога. Тревога может приводить к снижению успеваемостии к формированию тревожности как постоянного качества личности. Это в свою очередь снижает самооценку ребенка. Образуется замкнутый круг: тревога порождает тревожность, которая дестабилизирует самооценку, что еще больше вызывает чувство тревоги и усугубляет тревожность подростка[7].Личностное неблагополучие подростка –один из объектов пристального внимания школьных психологов, педагогов, родителей. Своевременная и качественная диагностика подобного неблагополучия, адекватные коррекционные меры могут уменьшить риск возникновения нежелательных тенденций в развитии личности[8]. Настоящее исследование было посвящено проверке следующей гипотезы: в выборке подростковгимназистов достоверно чаще встречаются дезадаптивные особенности личности, чем среди подростковиз обычной школы. Иными словами, мы решили проверить, действительно ли подростки, обучающиеся по программам повышенного уровня сложности, отличаются от своих сверстников, обучающихся по обычным программам, более выраженными дезадаптивными личностными особенностями.В исследовании принимали участие 420подростков.*

Выборку составили ученики89 классов7образовательных школ Иркутской области (220человек) и 4гимназий(200человек). Половой состав в подвыборках был относительно уравновешен и выглядит следующим образом: 60% девочек и 40% мальчиков. Относительность равновесия выборки по полу представляется нам несущественной с учетом доказанной роли учебного заведения в формировании дезадаптивных личностных особенностей подростка по сравнению с ролью пола учащегося. Кроме того, указанное распределение подростков по полу отражает реальное положение дел в Иркутских общеобразовательных учреждениях на момент проведения исследования.На диагностическом этапе были использованыследующиеметоды: 1) тесттревожных состояний у детей (CMAS),2) тестагрессии / агрессивностиБассаДарки**,3) опросник социальнопсихологической адаптированности,4) шкала учебной тревожности, 5) методика диагностикисамооценки методом ранговой корреляции, 6) методика оценки психическихсостоянийшкольников А.О. Прохорова, 7) тест стрессоустойчивости С. Коухена и Г. Виллиансона.Согласно идее исследования, эти тестовые методики в совокупности позволяли оценить личностное благополучие подростка, степень выраженности у него дезадаптивных личностных качеств.Полученные данные обрабатывались с помощью угловогопреобразованияФишера(этот статистический критерий был наиболее удобен для проверки достоверности различий процентных долейи был адекватен собранным данным с точки зрения их инструментальной разнородности).Рассмотрим показатели, полученные в ходе исследования особенностей личности подростковгимназистов. Начнем представление результатов с описания данныхдиагностики форм агрессии (рис. 1). *Исследование выполнялось в течение 20082011 гг. в рамках нескольких учебных работ студентов специальности «Психология» филиала ФГБОУ ВПО «ИГУ» в г. Ангарске (Сарапова Е.С. и др.) и в рамках собственного научного диссертационного исследования автора.**Изза некоторой противоречивости в трактовке терминов «агрессия» и «агрессивность» в указанном тесте в настоящем исследовании мы с его помощью получали данные, прежде всего, о формах агрессии, более характерных для того или иного подростка, хотя в самом тесте агрессивность трактуется как один из параметров агрессии (индекс агрессивности).

Примечание: 1. Физическая агрессия, 2. Косвенная агрессия, 3. Раздражение, 4. Негативизм, 5. Обида, 6. Подозрительность, 7. Вербальная агрессия, 8. Чувство вины, 9. Индекс агрессивности, 10. Индекс враждебностиРис. 1. Распределение показателей уровней и форм агрессии гимназистов и учеников общеобразовательной школы,(средние)

Можно сказать, что уровень агрессивности учеников общеобразовательной школы (22,3) выше, чем у гимназистов (17,2), индекс враждебности находится примерно на одном уровне.Разнятся показатели по таким формам агрессии,как физическая агрессия(испытуемые общеобразовательной школы чаще используют этот вид агрессии), вербальная агрессия (показатели подростков школы преобладают над показателями гимназистов), негативизм (у испытуемых учеников школы он больше, чем у гимназистов). Исходя из данных статистической обработки можно сказать, что выявлены значимые различия между группами учеников общеобразовательной школы и гимназистами по показателям физической агрессии (φ*=3,46, р≤0,001), раздражения (φ*=2,01, р≤0,05), вербальной агрессией (φ*=4,18, р≤0,001), подозрительности (φ*=1,89, р≤0,05), общему индексу агрессивности (φ*=1,73, р≤0,05). По шкалам «подозрительность», «обида»и «чувство вины»полученыпримерно одинаковые данные.Рассмотрев данные по шкале учебной тревожности (рис.2). Ученики общеобразовательной школы менее тревожны по сравнению с гимназистами во всех трех измеряемых показателях:в отношении самооценочной тревожности их показатели равны 52%, когда как у гимназистов этот показатель равен 74%. То же можно сказать о показателях межличностной тревожности:у гимназистов он равен 77%,а у учеников общеобразовательной школы 37%. Показатели школьной тревожности также больше у гимназистов (69%), чем у учеников школы (58%). Полученные данные подтвержденыстатистически(все три эмпирических значения углового преобразования Фишера указывают на статистически значимые различия на однопроцентном уровне вероятности ошибки вывода). Таким образом, гимназисты испытывают тревожное состояние значительночаще, чем подростки изобщеобразовательной(обычной)школы. Это говорит о том, что учебная ситуация с повышенными требованиями у гимназистов ведетк ощущению большей тревожности в ситуациях, связанных с учебным процессом. Повышенная по сложности учебная программа создает не только потенциальную возможность отвержения значимыми людьми за несоответствие ожиданиям взрослых, но и ситуацию избыточной конкурентности между учениками. Страх неуспеха становится, повидимому, слишком сильным внутренним регулятором для гимназистов, делая их более уязвимыми, в определенной степени личностно дезадаптированными.Итак, было статистически доказано, что ученики гимназии проявляют тревожность значимо вышеи чаще, чем ученики общеобразовательной (обычной) школы. 5,77,33,95,55,56,32,33,64,24,77,16,95,98,76,16,117,222,311,211,6051015202512345678910гимназистышкольникиТе же тенденции видны присравнении в выборках выраженности тревожности в целом (рис.3).

Рис. 2. Показатели учебной тревожностиу гимназистов и обычных школьников, (%)

Рис. 3. Показатели общейтревожности учеников обычнойшколы и гимназистов,(усредненные стены)

Перейдем крассмотрению данных по социальнопсихологической адаптации учеников гимназиииучеников обычнойшколы(рис.4).

Примечание: 1. Адаптация, 2. Принятие других, 3. Интернальность, 4. Самовосприятие, 5. Эмоциональный комфорт, 6.Стремление к доминированиюРис. 4. Показателисоциальнопсихологической адаптации гимназистов и учеников обычнойшколы, (%)

Показатель адаптации гимназистов составил 78%. Принятие других 93% и самовосприятие 88%

это наиболее выраженные показатели социальнопсихологической адаптации гимназистов. Правомерно утверждать,что окружающие люди принимаются гимназистами позитивно, они не конфликтуют с окружающими. Данная шкала также свидетельствует овысокой толерантности гимназистов. Принятие себя говорит о том, что ученики гимназии, прежде всего, способны управлять своим внутренним миром (своими мыслями, переживаниями, фантазиями и т.п.), который для личности становится главной ценностью.Менее выражены такие шкалы,как эмоциональная комфортность 64% и стремление к доминированию 66%. Показатели эмоциональной комфортности говорят об удовлетворительном состоянии учеников в эмоциональном плане. Восновном эмоциональная комфортность определяется физическим самочувствием, психологическим климатом в семье, самооценкойучащегося, его взаимоотношениями с одноклассниками, отношением учителя, особенностями образовательной среды и пр. Показатели стремления к доминированию говорят о том, что гимназистыне стремятся к абсолютному лидерству и доминированию в жизнедеятельности. Показатели интернальности (72%) говорят о тенденции учеников считать себя ответственными за происходящее с ними, они пытаются устанавливать связь между собственными качествами и проявленными усилиями с результатами деятельности.Показатель адаптации учеников обычнойшколы составил 75%. Наиболее выраженными можно считать такие шкалы,как самовосприятие(78%) и стремление к доминированию (74%). Это говорит о том, что ученики обычнойшколы обладают высоким принятием себя независимо от оценок окружающих. Ученики стремятся к лидерству, к доминированию над окружающими.Минимальные показатели относятся к шкалам эмоциональнойкомфортности(45%), принятиюдругих (50%) и интернальности(54%). Показатели эмоциональной комфортности говорят о том, что ученики не чувствуют себя комфортно в эмоциональном плане, иэто может свидетельствовать о негативных отношениях в школе со сверстниками, с учителем.

Обращает на себя внимание в данном случае низкие показатели принятия других. Показатели интернальности также занижены, вероятно, в связи с недостаточно развитым чувством ответственности. Сравнительное исследование социальнопсихологической адаптации показало, что такие показатели,как принятие других, интернальность, эмоциональный комфорт у школьников обычнойшколы значимониже, чем у гимназистов. Можно утверждать, что подростки из обычной общеобразовательной школы отличаются от подростковгимназистовво всехуровнях социальнопсихологической адаптации(угловое преобразование Фишера подтвердило статистическую достоверность различий между выборками подростков на пятипроцентном (70% всех названных показателей)и на однопроцентном (остальные 30% показателей социальнопсихологической адаптации) уровнях значимости ошибки вывода). Сравнительное исследование различия психических состояний учеников общеобразовательной школы и учеников гимназии показало, что психические состояния исследуемых групп различаются только в состоянии,связанных с интеллектом (φ*=2,47, р≤0,001).Иными словами,интеллектуальное состояние подростков из гимназии значимо выше, чем интеллектуальное состояние подростков общеобразовательной школы, что было достаточно ожидаемо.Исследование стрессоустойчивости учеников гимназии показало удовлетворительную оценку, что в процентном соотношении равно 58%. Ученики общеобразовательной школы в свою очередь показали хорошую стрессоустойчивость(79%).Полученные данные говорят о том, что ученики гимназии менее стрессоустойчивы, чем ученики общеобразовательной школы. Возможно, повышенная стрессочувствительность вызвана влиянием высоких нагрузок в учебной деятельности, имеют место частые и необоснованные страхи не справиться с различными учебными задачами, а также ученики гимназии вне зависимости от пола имеют больше проблем в сфере межличностных отношений (на статистически значимом уровне) в сравнении с учениками общеобразовательной школы. Исследование самооценки у учеников общеобразовательной школы показали, что уровень самооценки у них несколько завышен–ученики показали средний коэффициент самооценки 0,7, что попадает в пределот 0,5 до 1. Уучеников гимназии самооценка нормальна с тенденцией к снижению (в среднем 0,4). Кажущийся парадокс склонной к снижению самооценки у более успешных, интеллектуально развитых и творчески одаренных подростков можно объяснить, вопервых, уже упомянутой ранее высокой тревожностью этих подростков, и, вовторых, их излишней критичностью к себе и своим достижениям: вероятно, гимназии и лицеи прививают своим учащимся более высокие критерии успеха, которым трудно соответствовать.В ситуации межличностного взаимодействия обращает на себя внимание наличие внутриличностного конфликта, когда гимназисты, с одной стороны, доверяют окружающим, а с другой стороны,более подозрительны, осторожно относятся к людям. Данное противоречие в отношении к окружающим людям может быть свидетельством проявления личностной дезадаптации подростка, что и приводит к повышенной тревожности в межличностном взаимодействии с окружающими. Повышенная стрессочувствительность в этой ситуации может приводить к эмоциональным срывам.

В результате практического диагностического исследования была доказана выдвинутая ранее гипотеза: в выборке подростков, обучающихся по программам повышенного уровня сложности, достоверно чаще встречаются признаки личностной дезадаптации, чем у подростков, обучающихся по обычным программам. У гимназистов, в частности,достоверно более высокий уровень тревожности, достоверно чаще встречаются проблемы межличностного взаимодействия.Таким образом, можно говорить о том, что школы с усложненной программой,давая много знаний, умений, навыков,успешно стимулируя интеллектуальный и творческий потенциал своих учащихся,могут создавать неблагоприятную ситуацию для эмоционального развития ребенка, способствовать развитию дезадаптивнойсимптоматики.Очевидность и масштабность последней, несомненно, указывает на необходимость разработок специального психологического сопровождения подростков, обучающихся в гимназиях и лицеях, отличного от стандартного психологического сопровождения учащихся обычных школ.В противном случае вместо умных и успешных людей, готовых решать современные актуальные социальные и экономические задачи, мы получим лишь психологически неблагополучных интеллектуалов.

Ссылки на источники1.Чернецкая Н. И. Особенности развития творческого мышления в младшем школьном и подростковом возрасте // Концепт. –2012. –№ 8 (август). –ART 12108. –0,6 п. л. –URL:http://www.covenok.ru/koncept/2012/12108.htm.2.Чернецкая Н.И. Интегральная концепция творческогомышления и его развития у школьников // Монография. –Иркутск: Издво ИГУ, 2012. –321 с.3.Чернецкая Н. И. Гендерные особенности творческого мышления младших школьников и подростков // Вестник Кемеровского государственного университета. №3(55). –Т.1. –2013 г. –С. 159165.4.Чернецкая Н.И. Интегральный подход к развитию разных видов творческого мышления подростков // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Психология». Том 1, №2, 2012. С. 93101.5.Чернецкая Н.И. Использование интерактивных методов в развитии творческого мышления школьников // Омский научный вестник, №3(98), 2011. С. 126128.6.Каменская В.Г., Зверева С.В., Мельникова И.Е. Психологические характеристики старшеклассников в массовых школах и школахгимназиях // Вопросы психологии, №3, 2005. С.3851.7.Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. М., 2000.8.Ярцев Д.В. Особенности социализации современного подростка // Вопросы психологии, №6, 1999. С.5459.

ChernetskayaNadezhdaIgorevna,PhD in psychology, assistant professor, chief of the chair of psychology of Angarsk Educational Centre of the Irkutsk State University, [email protected] personal peculiarities of teenagerstought in higher complexity degree programsAbstract.Thepaperreferstothespecialresearchresultsdescriptiondevotedtoinadaptivepersonalpeculiaritiesofteenagersthataretoughtingymnasiumsandlyceumsandotherswhoaretoughtinregularschools. Based on the supposal that higher complexity degree programs are related to uprise / development of inadaptive personal peculiarities of teenagers a special research have been designed. It confirmed that supposal on the following characteristics: aggression, anxiety, selfesteem, stress resistance, etc. Key words:personal inadaptability, inadaptive personal peculiarities, inadaptation of teenagers.

Дезадаптивные люди | Статья на Psysovet.ru

Поведение, не соответствующее требованием ситуации называется дезадаптивным. Соответствующее — адаптивным. А если еще ярче выражена особенность? Тогда в большинстве ситуаций он не способен действовать по ситуации, а будет действовать так, как требует его натура. Когда в большинстве ситуаций он действует не по ситуации, а как того требует его натура, понятно, что в большинстве случаев он будет дезадаптивен.

То есть, грубо говоря, в 10% он попадает, а в 90% ему мешает. Получается, что есть люди обычные, есть люди с особенностями, есть люди акцентуированные (половина на половину), а есть люди дезадаптивные.

Мы сейчас не говорим о типах, а о степени выраженности свойств, не важно каких. Подробнее о типах далее.

У нас уже третий уровень, когда человек, фактически, входит в зону дезадаптации. А если он всегда и везде действует так, как требует его натура и таких людей психиатры и клинические психологи начинают дифференцировать в зоне уже этой дезадаптации.

Есть внешняя дезадаптация и есть внутренняя дезадаптация. Человек, который вне ситуаций неэффективен. И его будут оценивать большинство людей как неадекватного и неэффективного. Если большинство людей считает его неадекватным, он испытывает переживания неуспеха и он испытывает негативные эмоции. Чем наполнена его эмоциональная жизнь? Переживанием неуспеха и обратными негативными связями. Поэтому, внешняя дезадаптация, она почти всегда сопряжена с внутренней. И условно, психиатры дифференцируют таких людей, с очень сильной дезадаптацией называют невротиками или психопатами. Упрощая их можно дифференцировать так: невротики — душа у них болит, им плохо, у них внутренняя дезадаптация, а психопаты — от них всем плохо, это внешняя дезадаптация. Это деление условно, так как у человека с сильной внешней дезадаптацией рано или поздно будет и внутренняя дезадаптация. Нет чистых невротиков и чистых психопатов. Любой психопат станет невротиком, а любой невротик — психопатом. Потому что если у него сильная внутренняя дезадаптация, он также не может эффективно действовать и соответствовать требованиям других людей.

Это касается уровней выраженности. Те особенности и типажи, о которых мы будем говорить, они могут иметь разную степень выраженности, при этом оставаясь тем или иным типажом. Механизмы одни и те же, степень выраженности — разная. Просто для того, чтобы было понятнее, мы будем говорить о психопатах и невротиках.

Вся эта градация — градация в пределах психического здоровья. А вот дальше уже идет большая психиатрия — психозы. Граница такая: в сумасшедшем доме — сумасшедший, на свободе — здоровый. Хотя не всегда. Мы речь не ведем о психических заболеваниях, мы ведем речь о разных степенях выраженности психического здоровья: от здоровых людей до невротиков и психопатов Мы вводим градацию не по критерию здоровье/болезнь, а по критерию адаптация/дезадаптация внешняя/внутренняя.

Показатели социально-психологической адаптации и эмоционального статуса подростков и лиц юношеского возраста | Эверт

1. Бодров В.А. Информационный стресс : учеб. пособие для вузов. — М.: ПЕРСЭ. — 2000.

2. Григорьева М.В. Основные концептуальные положения исследования школьной адаптации // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Педагогика, психология.—2011.—Т. 2, № 5.—С. 63-66.

3. Григорьева М.В. Психология взаимодействий школьника и образовательной среды. — Саратов. — 2009.

4. Дубовицкая Т.Д, Крылова А.В. Методика исследования адаптированности студентов в вузе // Психологическая наука и образование. — 2010. — № 2. URL: http://psyedu.ru/journal/2010/2/Dubovitskaya_Krilova.phtml (дата обращения 09.01.2014).

5. Зорина И.Г. Особенности психоэмоционального состояния школьников в течение учебного года // Российский педиатрический журнал. — 2013. — № 2. — С.47-51.

6. Иванова И.В, Черная Н.Л, Сенягина Е.И. Состояние здоровья и социальнопсихологические особенности учащихся школ разного типа // Российский педиатрический журнал. — 2010. — № 2. — С. 53-55.

7. Караваева Е.М, Печерский В.Г, Иванов Д.Е. Различия показателей социальнопсихологической адаптации у школьников и студентов. PsyJournals.ru. — 2010. — С. 807-811. URL:http://psyjournals.ru/fles/34873/exp_collection_Karavaeva.pdf

8. Карвасарский Б.Д. (ред). Психотерапевтическая энциклопедия — 3-е изд., перераб. и доп. — Питер-Юг. — 2006.

9. Кожевникова Н.Г. Особенности заболеваемости студентов-подростков в процессе адаптации к обучению в ВУЗе // Педиатрия. — 2011. — №4. — С.65-68.

10. Локаткова О.В. Социально-психологические факторы адаптации первокурсников в высших и средних профессиональных учебных заведениях // Известия Саратовского университета. Серия Акмеология образования. Психология развития. — 2012.— Т.1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sotsialno-psihologicheskie-faktoryadaptatsii-pervokursnikov-v-vysshih-i-srednihprofessionalnyh-uchebnyh-zavedeniyah

11. Лыткин В.А, Эверт Л.С. Вазовагальные и ортостатические обмороки у детей и подростков // Сибирское медицинское обозрение. — 2011. — Т.1, № 67. — С.106-109.

12. Мельникова Н.Н. Диагностика социальнопсихологической адаптации личности: учеб. пособие. — Челябинск. — 2004.

13. Осницкий А.К. Определение характеристик социальной адаптации // Журнал практического психолога. — 1998. — №1. — С.54- 64.

14. Реан А.А, Кудашев А.Р, Баранов А.А. Психология адаптации личности. — СПб. — 2008.

15. Тарасова Л.Е. Взаимосвязь характеристик Я–концепции старшеклассников и показателей адаптации к образовательной среде // Современные проблемы науки и образования. — 2013. — №4. URL: www.science-education.ru/110-9860. (ссылка доступна на 21.08.2013).

16. Тарасова Л.Е. Психологическая безопасность образовательной среды как условие развития адаптационной готовности старшеклассников. — 2012. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskaya-bezopasnostobrazovatelnoy-sredy-kak-uslovie-razvitiyaadaptatsionnoy-gotovnosti-starsheklassnikov

17. Туттер Н.В. Клинические, нейрофизиологические и психологические особенности пациентов с паническими расстройствами при неврозах // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. — 2008. — №12. — С.11-15.

18. Украинец О.В. Социально-психологические аспекты адаптации детей школьного возраста к обучению в школе // Ученые записки Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы. — 2007. — Т.8, № 8. — С.45–47.

19. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. — М. — 2009.

20. Филиппова Е.А. Ранняя диагностика невротических и патохарактерологических расстройств у школьников // Педиатрия. — 2011. — №2. — С.138-141.

21. Чубаровский В.В., Некрасов М.А. Пограничные психические расстройства и аддиктивные формы поведения у лиц подросткового и юношеского возраста. — Орел. — 2005.

22. Dymond R. Adjustment changes over Terapy Self-sorte. Psychotherapy and Personality Changes / Ed. by Rogers and R. Dymond. — Chicago. — 1954.

23. Zigmond AS., Snaith RP. Te Hospital Anxiety and Depression scale. — Acta Psychiatr. Scand. — 1983. — Vol.67. — P.361-370.

ПСИХОПАТИЯ. Дезадаптивность в… — Прикладная Психология

– Тебя выгонят с волчьим билетом из детского сада, и все станет фарфолен! – сказала бабушка.

Что такое «фарфолен», я не знал. Но не это меня интересовало.
– А куда волки ходят по билету? – спросил я.
– В баню! – в сердцах крикнула бабушка. – Нет, этот ребенок специально придуман, чтоб довести меня до Свердловки!
– Мне не нужен волчий билет, – поставил я бабушку в известность. — Я пока хожу в баню без билета. Так что, наверное, не выгонят, – успокоил я ее.

Дело в том, что я отказался читать на детском утреннике общеобразовательные стихи типа «Наша Маша…» или «Бычок» и настаивал на чем-то из Есенина.

В те времена стихи Сергея Есенина не очень-то издавали, но бабушка знала их великое множество. И любила декламировать. В общем, сейчас и пожинала плоды этого.

Воспитательницы пошли бы и на Есенина, если бы я согласился, например, на березку, но я категорически хотел исполнить «Письмо матери». Предварительное прослушивание уложило в обморок нянечку и одну из воспитательниц. Вторая продержалась до лучших строк в моем исполнении. И когда я завыл: – Не такой уж жалкий я пропойца… – попыталась сползти вдоль стены.
– Слава Богу, что нормальные дети это не слышат! – возопила она, придя в себя.

Ну, тут она малость загнула. Тот случай! Я стану читать любимого поэта без публики? Дождетесь!
Короче, дверь в игровую комнату я специально открыл, да и орал максимально громко.
– А что такое тягловая бредь? – спросила, едва воспитательница вошла в игровую, девочка Рита.
– Тягостная! – поправил я.
– Марина Андреевна, почему вы плачете? – спросила на этот раз Рита.
В общем, снова досталось родителям.

После серьезного разговора с папой, во время которого им была выдвинута версия, что дать пару раз некоему мерзавцу по мягкому месту — мера все-таки воспитательная.

Как лицо, крайне заинтересованное в исходе дискуссии, я выдвинул ряд возражений, ссылаясь на такие авторитеты, как бабушка, Корчак и дядя Гриша. (У дяди Гриши были четыре дочери, поэтому меня он очень любил и баловал).
– Как на это безобразие посмотрит твой старший брат? – вопросил я папу, педалируя слово – старший.
Дело закончилось чем-то вроде пакта. То есть я дал обещание никакие стихи публично не декламировать!
– Ни-ка-ки-е! – по слогам потребовал папа.
Я обещал. Причем подозрительно охотно.
– Кроме тех, которые зададут воспитательницы! – спохватился папа.
Пришлось пойти и на это.

Нельзя сказать, что для детсадовских воспитательниц наступило некое подобие ренессанса. Все-таки кроме меня в группе имелось еще девятнадцать «подарков». Но я им докучал минимально. А силы копились… Ох, папа… Как меня мучило данное ему слово!

И вот настал какой-то большой праздник. И должны были прийти все родители и поразиться тому, как мы развились и поумнели. И от меня потребовали читать стихи.
– Какие? – спросил я.
– Какие хочешь! – ответила потерявшая бдительность воспитательница.
– А Маршака можно?
– Разумеется! – заулыбалась она. Для нее Маршак – это были мягкие и тонкие книжечки «Детгиза».

Когда за мной вечером пришел папа, я все-таки подвел его к воспитательнице и попросил ее подтвердить, что я должен читать на утреннике стихотворение Самуила Маршака. Та подтвердила и даже погладила меня по голове.
– Какое стихотворение? – уточнил бдительный папа.
– Маршака? – удивилась она и назидательно добавила: – Стихи Маршака детям можно читать любые! Пора бы вам это знать!
Сконфуженный папа увел меня домой.

И вот настал утренник. И все читали стихи. А родители дружно хлопали.

Пришла моя очередь.
– Самуил Маршак, – объявил я. – «Королева Элинор».
Не ожидая от Маршака ничего плохого, все заулыбались. Кроме папы и мамы. Мама даже хотела остановить меня, но папа посмотрел на воспитательницу и не дал.

– Королева Британии тяжко больна, – начал я, – дни и ночи ее сочтены… – и народу сразу стало интересно. Ободренный вниманием, я продолжал…
Когда дело дошло до пикантной ситуации с исповедниками, народ не то чтобы повеселел, но стал очень удивляться. А я продолжал:
– Родила я в замужестве двух сыновей… – слабым голосом королевы проговорил я.
– Старший сын и хорош и пригож…

Тут мнения разделились. Одни требовали, чтоб я прекратил. А другим было интересно… И они требовали продолжения. Но мне читать что-то расхотелось. И я пошел к маме с папой. Поплакать.

По дороге домой очень опасался, что мне вот-вот объявят о каких-то репрессиях. Тем более папа что-то подозрительно молчал.

– Да, кстати, – наконец сказал он, – ты ж не дочитал до конца. Прочти сейчас, а то мы с мамой забыли, чем дело-то кончилось!

И прохожие удивленно прислушивались к стихам, которые, идя за ручку с родителями, декламировал пятилетний мальчишка…

©️Александр Бирштейн

18 ранних дезадаптивных схем и типичные способы справиться с ними

Схема и «девиз»

Описание схемы

Типичные способы справиться со схемой (копинги)

 

Капитуляция

Избегание

Сверхкомпенсация

Потребность в надежной привязанности (включая безопасность, понимание, принятие, руководство)

 

1.Брошенность/

Покинутость

 

«Пожалуйста, не покидай меня!»

 

 

Люди со схемой Брошенности уверены, что отношения с другими ненадежны и нестабильны. В любой момент может что-то произойти и их покинут. По множеству разных причин: от внезапной смерти близкого человека до встречи с кем-то другим, более достойным.

Выбирает недоступных или непредсказуемых партнеров и значимых других.  

 

1. Избегает близких отношений из-за страха быть покинутым.

2. Покидает сам, чтобы избежать покидания. 3.Отстраняется в ответ на минимальное отвержение/расставание.

 1. Постоянно контролирует близких.

2. Все время на связи с  близкими.

3. Гнев и ревность в ответ на минимальное отвержение/расставание.

2. Недоверие

 

«Ты опасен для меня»

Убеждены, что любые (не только близкие) отношения опасны. Если людям позволить, они будут использовать, манипулировать, пренебрегать, унижать.

 

1.Выбирает ненадежных партнеров и значимых других.

 

2.Постоянно чрезмерно насторожен и подозрителен по отношению к другим

1. Избегает тесного взаимодействия с другими в личной жизни и в бизнесе; 2. Никогда не раскрывается.

1.Плохо обращается или использует других.

 

3. Эмоциональная депривация

«Мне нужна любовь, но я не могу ее получить»

 

Люди со схемой Эмоциональной депривации чувствуют, что между ними и другими  «стена», им трудно  почувствовать контакт и близость. Объяснение «стены» может быть разным для разных людей. От «иначе не бывает, о чем вы вообще говорите», до «мне так много нужно, что другие не могу понять, принять и разделить со мной мою потребность в тепле, заботе и поддержке».  

Выбирает холодных, отстраненных партнеров и значимых других;

 

2. Влюбляется «на расстоянии».

Избегает близких эмоциональных отношений

1. В отрыве от реальности  требует,  чтобы другие удовлетворяли все его/ее потребности,

2. влюбляется, быстро остывает, чувствуя, что ему «недостаточно».

4. Социальная изоляция/

отчуждение

 

«Я отдельно».

Постоянно чувствуют себя изолированными, уверены, что совершенно не похожи на других. Нигде не чувствуют себя по-настоящему своими и часто уверены, что для них найти «свою стаю» невозможно, что ее просто не существует.

Становится членом группы, но держится особняком;

Избегает социализации; большую часть времени проводит один

Притворяется «своим», но чувствует свое отличие и отчужденность

5. Дефективность

 

 Я «бракованный».

Люди со схемой Дефектности чувствуют, что с ними что-то не так и это невозможно изменить, только спрятать. Они уверены, что если другие узнают, какие они «на самом деле»,  то  обязательно отвергнут их. Часто застенчивы, очень уязвимы к критике и отвержению. Одна из наиболее отрицаемых схем.

 

1.Выбирает критикующих партнеров и значимых других,

 

2. Унижает сам себя.

1. Избегает делиться мыслями и чувствами.

 

2. Отказывается от спонтанности, тщательно контролирует свое поведение.

 

3. Не вступает в близкие отношения.

 

4. Часто меняет партнеров, друзей, круги общения.

1. Осуждает или ведет себя свысока по отношению к другим;

 

2. Стремится выглядеть «идеальным», чрезвычайно озабочен своим внешним видом.

 

3. Стремиться действовать, чувствовать и думать «правильно».

Потребность в автономии, компетентности и чувстве идентичности

6. Зависимость

«Я ничего не могу сам по себе»

Убеждены в своей неспособности самостоятельно справляться с обычной жизнью, чувствуют свою беспомощность перед лицом повседневных проблем.

1.Постоянно просит о помощи;

 2. Проверяет решения с другими, нерешителен,

3. Выбирает гиперопекающих партнеров, которые все делают для него/ для нее

1. Откладывает решения.

 

2. Избегает действовать самостоятельно брать на себя обычные обязанности взрослого человека

Демонстрирует излишнюю уверенность в себе даже тогда, когда попросить помощи у других было бы нормально и разумно

7. Уязвимость к ущербу/ болезням

 

«Все может рухнуть в любую минуту»

 

Убеждены, что мир – это очень опасное место и в любую минуту может произойти что-то плохое, с чем невозможно справиться: катастрофа, болезнь, авария и т.п.

1.Постоянно переживает, что с ним/ с ней  случится катастрофа;

2. Постоянно просит у других утешения

Избегает «опасных» ситуаций

1.Использует магическое мышление и ритуалы;

 

2 Совершает безрассудные опасные поступки

 

8. Слияние/неразвитая идентичность

 

 

«Без тебя нет меня».

Чувствуют, что  без другого человека их жизнь не имеет смысла или даже невозможна. Чрезмерно вовлечены в жизнь другого человека, вплоть до восприятия себя как «мы», а не как «я».  Часто уверены, что это совершенно нормально и иначе не должно быть.  

 

1.Имитирует поведение значимого другого,

 

2. Постоянно запрашивает мнение другого, предпочитает, чтобы действовал он.

Избегает отношений с теми, кто не готов к слиянию.

Создает чрезмерную автономию

9. Негативизм/ пессимизм

 

«Все пойдет самым худшим образом»

Уверены, что мир – это очень мрачное место, что все в конце концов пойдет не так и  все будет плохо.  Сосредоточены на возможных негативных событиях и не думают о  возможных позитивных.

Ожидает и готовится к худшему.  

 

Не надеется на слишком много; сохраняет низкие ожидания

Ведет себя нереалистично позитивно, с неувядаемым оптимизмом, подобно Поллианне

10. Несостоятельность/обреченность на неудачу.

 

«Я вряд ли справлюсь».

 

 

Люди со схемой Несостоятельности уверены,  что они менее умны и менее способны, чем большинство. Поэтому они считают, что не могут справиться с обычными жизненными достижениями, доступными всем остальным. Их единственный шанс сравняться – постоянно прилагать огромные усилия. Эти переживания не зависят от их реальных достижений.

1.Работает ниже уровня своих возможностей;

2. Уже почти достигнув цели, «срывает» рабочие достижения.

3. Необъективно сравнивает свои достижения с достижениями других, выставляя их в невыгодном свете

1. Прокрастиниует.

 

2. Избегает новых или сложных задач;

 

3. Избегает ставить цели в карьере, соответствующие уровню возможностей

1. Очень, очень много работает, «трудоголик»;

 

2. Умаляет достижения других;

Потребность свободно выражать свои чувства, переживания и нужды

11. Подчинение

 

«Я вынужден действовать»

Чувствуют, что вынуждены действовать так, как хотят другие или как этого требуют обстоятельства.  Убеждены, что если будут делать то, что хотят или то, что  им нужно произойдет что-нибудь плохое.  Плохое может быть разным: от гнева других людей до сумасшествия.

1. Выбирает доминирующих, контролирующих партнеров и значимых других; подчиняется их желаниям.

 

2. Не говорит о своих желаниях прямо, только подразумевает.

1. В целом избегает отношений;

 

2. Избегает ситуаций, в которых его/ее желания отличаются от желаний других.

 

3. Не проявляет симпатии.

 

1.Ведет себя пассивно-агрессивно или бунтарски.

 

2.Неконтролируемые вспышки ярости.

 

3.Опаздывает, прокрастинирует,

 

4. Соглашается, но не делает, использует отговорки.

12. Самопожертвование

 

«Ваши нужды важнее моих»

Уверены, что не имеют права заботиться о своих потребностях, не позаботившись о потребностях других. Чувствуют вину, если их жизнь доставляет неудобства другим людям. Считают себя эгоистами, если заботятся о своих потребностях или даже просто говорят о них. Часто видят себя сильными среди нуждающихся и слабых.

Занимается самоотрицанием; делает слишком много для других и недостаточно – для себя. Дает много больше чем получает.

Избегает близких отношений

Злится на значимых других за то, что те не отвечают взаимностью или не выражают благодарность; решает больше ничего для других не делать

13. Поиск одобрения/ признания

 

«Я отношусь к себе так, как вы относитесь ко мне»

 

Самооценка людей с схемой Поиска Одобрения напрямую зависит от оценки других людей. Они нуждаются во внимании других людей, чтобы чувствовать себя хорошо и знать, как к себе относится. Они часто чувствуют пустоту, потому что не знают собственные потребности, особенности и желания. И часто выстраивают свою жизнь, опираясь не на свои потребности, а на мнение других людей или групп.  

1.Привлекает внимание других к своим достижениям.  

 

2.Принимает  важные жизненные решения в ушерб своим потребностям,  чтобы получить признание.

Избегает отношений с теми, кого уважает, из страха не получить их одобрение 

Ведет себя скандально, чтобы привлечь внимание.

Потребность в спонтанности и игре 

14. Подавление эмоций

 

«Чувства должны быть спрятаны».  

Уверены, что эмоции – нечто совершенно лишнее, что они только мешают или опасны.  Считают недопустимым проявление чувств даже в пиковые переживания (рождение ребенка, похороны и т.п). Чувствуют пустоту и бессмысленность жизни, т.к. не в контакте со своими эмоциями и потребностями. Подавленные эмоции не считываются другими людьми, поэтому  у них часто возникают  трудности в общении.

1.Действует очень обдуманно и рационально;

 

2.Не показывает спонтанных эмоций как негативных, так и позитивных.

 

Избегает деятельности, требующей эмоционального самовыражения (таких как выражение любви или страха) или раскованности (например, танец)

Действует импульсивно и раскованно (иногда под действием расслабляющих веществ, таких как алкоголь) 

 

    

15. Жесткие стандарты

 

«Никогда не бывает достаточно хорошо»

Убеждены, что если их поведение и достижения не соответствуют высоким стандартам, то они  не могут быть любимы и приняты. Придерживаются нереалистичных и ригидных стандартов, но считают их нормальными или  даже заниженными. Достижения не приносят удовольствия и никак не влияют на самооценку: «Можно было лучше».  Чувствуют тревогу и страх, вплоть до паники, если возникает угроза неудачи в значимой области. Часто считают удовольствия напрасной тратой времени. Часто чувствуют напряжение и/или вину, если позволяют себе получать удовольствие или расслабляться.

 

1. Перфекционизм,

 

2. Не позволяет себе развлечения, не ценит виды деятельности, не связанные с успехом.

 

3. Озабочен рациональным использованием времени, «личным ростом»

 

Прокрастинирует.

Полностью отбрасывает высокие стандарты и довольствуется результатами ниже среднего.

 

 

 

 

 

16. Пунитивность

 

«Ошибки и слабости должны быть наказаны»

Уверены, что за несовершенства нужно наказывать себя и других. Чувствуют ненависть по отношению к себе, когда совершают ошибки. Чувствуют праведный гнев, когда другие делают то, что они считают ошибочным.

Ведет себя излишне сурово или грубо со значимыми другими, проявляет гнев, винит себя и других.

Избегает ситуаций, предполагающих оценку, из страха быть наказанным

Ведет себя излишне великодушно, а внутри злится и пунитивен

Потребность в реалистичных границах и  самоконтроле 

 

17. Грандиозность

 

«Я должен получить то, что хочу».

Убеждены, что всегда должны получать то, что хотят, вне зависимости от реальности, потребностей и чувств других людей.   Испытывают гнев и разочарование, если не получают сразу то, что им нужно.  Считают себя особенными и чувствуют себя уязвимыми, если обнаруживается, что они такие же, как и все остальные.

 

1.Создает  неравные и холодные отношения с партнерами и значимыми другими;

 

2. Ведет себя эгоистично; игнорирует потребности и чувства других;

 

3. Ведет себя

высокомерно

 

4. Постоянно конкурирует и стремится доминировать.

1. Избегает ситуаций, в которых не может превзойти других и выделиться.

 

2. Вступает в отношения только с теми, кого считает ниже себя.

Делает экстравагантные дорогие подарки или жертвует на благотворительность  бОльшие  суммы, чем позволяет его бюджет,

18. Недостаточность самоконтроля/ самодисциплины

 

«Невозможно удержаться»

Не хотят и/или не могут контролировать свои чувства и желания. 

Причины возникновения: 1) нормы семьи, 2) темперамент, с которым не могли справиться родители, 3) недостаток опеки в детстве.

1.Небрежно выполняет скучные или неприятные задачи;

2. Постоянно теряет контроль над эмоциями; злоупотребляет едой, алкоголем.

3.Играет в азартные игры или употребляет наркотики ради получения удовольствия.

1.Не работает или бросает учебное заведение;

 

2. Не ставит долгосрочные цели в карьере

Предпринимает краткосрочные, значительные усилия, чтобы закончить проект или проявить самоконтроль

определение дезадаптации по The Free Dictionary

Говоря далее, Юл-Ифоде в пресс-релизе директора университета по СМИ и рекламе Ибрагима Схема, который был доступен для журналистов в Интернете, сказал, что последствия нарушения коммуникации выходят за рамки коммуникативной активности, «из-за взаимосвязи между людьми. развивающийся ребенок и его язык, средство общения, которое является показателем нормального / здорового развития, дезадаптации, а также некоторых нарушений развития.Надежда Гладырь, руководитель кризисного центра «Подруги», сказала: «В ходе семинара обсуждались вопросы доступа жертв домашнего насилия к специальным социальным услугам, а также критерии оценки наличия жестокого обращения, ведущего к социальной дезадаптации и депривации. «И это особенно ханжественно по сравнению с настоящими круглогодичными социальными недугами, такими как женоненавистничество и гендерное насилие (противоядие от которого не является дальнейшая дезадаптация), которые удобно игнорируются теми, кто стремится запретить все межгендерные взаимодействия.[США], 30 декабря (ANI): Проблемы с высокой физической агрессией в подростковом возрасте могут подвергать детей повышенному риску насильственных преступлений, социальной дезадаптации, злоупотребления алкоголем и наркотиками. Это связано с тем, что эти жертвы демонстрировали более низкую самооценку по сравнению с хулиганами, которая позже превратилась в депрессия и психосоциальная дезадаптация. Предыдущая литература также показала, что эта виктимизация беспокоит академиков студентов8,16,19. Они легко теряют иллюзии, и риск дезадаптации высок. Escala de Inadaptacion ([Шкала дезадаптации] EI; Echeburua, Corral, & Fernandez-Montalvo, 2000) отражает, как дезадаптация влияет на работу и / или учебу, социальную жизнь, свободное время, отношения в паре, семейную жизнь и степень глобальной дезадаптации.Предыдущие исследователи показали, что на психологическую адаптацию негативно влияет культурная дистанция (Furukawa, 1997), тогда как культурные конфликты являются основной причиной социальной дезадаптации при адаптации к другому культурному стандарту или норме (Center, 1990; Freedman, Kaplan, & Sadock, 1976). Несмотря на выводы JC Report, политика Белуджистана стала символом фальсификации и дезадаптации. Если недавнее изменение в ассамблее Белуджистана является каким-либо признаком того, что кандидат, который едва выиграл из своего избирательного округа Аварн с 544 голосами в 2013 году, занял пост главного министра, то в отношении чистых выборов в Белуджистане не должно быть никаких сомнений.После замужества ее охватило разочарование, поскольку отношения со свекровью ухудшились из-за неприспособленности. В то время ее муж, мелкий бизнесмен, сумел убедить ее, что все ее напряжение исчезнет, ​​и она будет рада, если она примет контрабандный наркотик яба. связано с эмоциональной дезадаптацией (в форме депрессии, низкой самооценки или низкой уверенности в себе) (Garber, Robinson, & Valentiner, 1997).

Неправильная регулировка — обзор | Темы ScienceDirect

Процесс кибервиктимизации

Опыт кибервиктимизации подростков связан с негативными социальными и эмоциональными последствиями как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.Подростки, подвергающиеся кибервиктимизации, чаще пропускают школу (Beran, & Li, 2005; Tokunaga, 2010), имеют более низкую успеваемость (Wright, 2015) и чувствуют себя в меньшей безопасности в школе (Burgess-Proctor, Patchin & Hinduja, 2010; Tokunaga, 2010). ). Также было показано, что жертвы киберагрессии испытывают более неадаптивные модели поведения, связанного со здоровьем (например, проблемы со сном, изменение аппетита, головные боли; Beckman et al., 2013; Kowalski & Limber, 2007). Было показано, что сверхурочная работа кибервиктимизации связана с более высоким уровнем тревожности, депрессии, суицидальности, одиночества и снижения самооценки (Bauman, Toomey, & Walker, 2013; Bonanno & Hymel, 2013; Campbell, Spears, Slee, Butler, & Kift, 2012; Wigderson & Lynch, 2013).Кроме того, люди, подвергающиеся кибервиктимизации на более постоянной основе, как правило, сталкиваются с большим количеством неадаптивных результатов, связанных с кибервиктимизацией (Tokunaga, 2010). Однако исследования показали, что даже единичные случаи кибервиктимизации предсказывают худшие социальные и психологические результаты для жертв-подростков (Bauman, 2013; Cook, Williams, Guerra, Kim, & Sadek, 2010; Runions et al., 2013). Было обнаружено, что эти эффекты контролируют опыт виктимизации подростков в личных контекстах, при этом некоторые исследования указывают на то, что кибервиктимизация является более сильным предиктором дезадаптации подростков с течением времени, чем личная виктимизация (Bauman, 2013; Runions et al., 2013; Вигдерсон и Линч, 2013 г.).

Хотя виктимизация со стороны сверстников в школах и сообществе была давней проблемой, цифровые технологии изменились: кто может преследовать своих сверстников, на кого можно нападать, как происходит виктимизация и степень воздействия опыта виктимизации ( Barlett & Gentile, 2012; Демпси и др., 2011). Исторически сложилось так, что подростки, участвующие в виктимизации со стороны сверстников в условиях личного общения, нуждаются в достаточной физической или социальной силе для агрессии против своей целевой жертвы (Adler & Adler, 1998).Цифровые технологии сокращают разницу в силе между людьми и изменяют личные характеристики и способности, необходимые подростку, чтобы унижать и унижать других (Barlett & Gentile, 2012). Кибервиктимизация также может происходить в любое время дня и ночи и когда агрессоры находятся на физическом расстоянии (Dempsey et al., 2011). Физически слабые или не обладающие социальной властью люди могут преследовать соперников и сверстников в цифровом контексте, несмотря на то, что им не хватает возможности делать это при личной встрече (Vandebosch & Van Cleemput, 2008).Поскольку более широкий круг подростков может вести агрессию против более широкого круга сверстников в самые разные временные рамки с помощью цифровых технологий, подростки, как правило, сталкиваются с увеличением личного риска в результате такой демократизации.

Цифровая среда может усугублять негативные последствия такого опыта виктимизации. Выше было отмечено, что взрослые используют расширение цифровых социальных сетей, повышенную способность сохранять анонимность и усиление контроля над информацией, которой они делятся с подростками, чтобы завоевать доверие и использовать ее в своих собственных целях (Bauman, 2013; Runions et al., 2013). Соперники и агрессивные сверстники, стремящиеся получить преимущества в группе сверстников, могут использовать широкий цифровой охват, анонимность и контроль информации для получения союзников и прямого функционирования группы сверстников (Ranney & Troop-Gordon, 2020; Subrahmanyam & Šmahel, 2011). Кроме того, подростки могут участвовать в киберагрессии без риска немедленного возмездия или физического вреда (Barlett & Gentile, 2012). Избежать агрессоров труднее в цифровой среде, поскольку простые поисковики в Интернете позволяют людям находить учетные записи в социальных сетях, которые создают почти постоянную угрозу преследования (Bauman, 2013; Runions et al., 2013; Субрахманьям и Шмахель, 2011). Хотя подростки могут не предоставлять злоумышленникам прямой доступ к своим цифровым учетным записям, сверстники в цифровых сетях могут непреднамеренно или намеренно предоставлять злоумышленникам доступ через свои страницы или путем совместного использования более прямых средств связи (Bauman, 2013; Runions et al., 2013; Subrahmanyam & Шмахель, 2011). Кроме того, случаи виктимизации в автономном режиме, как правило, происходят в короткие сроки, в присутствии ограниченного числа сверстников и в конечном итоге исчезают, когда внимание сверстников привлекается к другим повседневным проблемам (Bellmore, Chen, & Rischall, 2013).Поскольку кибервиктимизация происходит в основном с помощью изображений и текста, даже единичные случаи сохраняются и могут многократно отрицательно влиять на подростков-жертв (Bauman, 2013; Cook et al., 2010; Runions et al., 2013). Кроме того, агрессорам в цифровой среде легко поделиться свидетельствами унижения своих жертв через группу сверстников, а подростки должны предпринять активные шаги для удаления свидетельств виктимизации из цифровой среды (Cook et al., 2010; Livingstone & Smith, 2014 ).Опыт кибервиктимизации, как правило, наносит больше вреда подросткам, особенно в цифровой среде, которая является более общедоступной (например, социальные сети, чаты; Nesi et al, 2018a; Subrahmanyam & Šmahel, 2011). Жертвы никогда не могут быть по-настоящему уверены, что они полностью исключили эти доказательства, поскольку их коллеги могут загружать и сохранять эти опыты (Slonje, Smith, & Frisén, 2013). Простая осведомленность о виртуальной аудитории, которая существует с кибервиктимизацией, усугубляет эмоциональную и психологическую дезадаптацию подростков, поскольку возможность доказательства того, что их унижение сохраняется, увеличивает восприятие подростками продолжительности и серьезности опыта кибервиктимизации (Bauman, 2013; Runions et al., 2013).

Неправильная регулировка — обзор | Темы ScienceDirect

Определение факторов риска

Факторы риска были определены как стрессоры, которые увеличивают вероятность дезадаптации у детей (Sameroff and Gutman, 2004). Факторы риска включают катастрофические события, такие как войны и стихийные бедствия, семейные невзгоды, такие как тяжелая утрата и развод, экономические условия, такие как бедность, и воздействие негативной среды, такой как насилие в обществе (см. Таблицу 1). Факторы риска представляют собой повсеместную угрозу из-за лишения детей основных потребностей, таких как физическая поддержка и защита, эмоциональная безопасность и привязанность, а также социальное взаимодействие.В результате подверженность факторам риска предсказывает множество трудностей в адаптации и адаптации на протяжении всей жизни. Подверженность детей риску зависит от возраста. Из-за нейрональной пластичности младенцы и маленькие дети особенно чувствительны к токсическому стрессу и химическим воздействиям, например опасностям окружающей среды (Shonkoff et al., 2012). Дети в первые несколько лет жизни все еще приобретают базовый уровень самостоятельного функционирования (например, ходят, разговаривают) и поэтому сильно зависят от своих семей.Маленькие дети особенно уязвимы перед невзгодами их родителей и опекунов, которые могут нарушить процесс привязанности. Однако маленькие дети по-прежнему подвержены рискам на уровне общины или общества из-за их негативного воздействия на здоровье родителей и воспитание их детей.

Таблица 1. Примеры факторов риска для детей

Домен Фактор
Семейные процессы Утрата ребенка
Распад семьи
Жестокое обращение
Жестокое воспитание
Конфликт между родителями
Характеристики родителей Плохое физическое здоровье
Плохое психическое здоровье
Злоупотребление психоактивными веществами
Низкое образование
Структура семьи Родительство-одиночка
Многочисленные стрессовые жизненные события
Скученность в семье
Бедность
Бездомность
Свидетели Отказ от сверстников
Правонарушители
Издевательства и жертвы таймизация
Школы Низкоквалифицированные учителя
Нехватка школьных ресурсов
Сообщество Насилие
Бедность
Преступность
Социальная Дискриминация
Расизм
Предубеждение
Окружающая среда Война
Катастрофические стихийные бедствия

Одним из наиболее травмирующих событий для детей является смерть одного из родителей (Ribbens and McCarthy, 2006).Родительская утрата включает в себя безвозвратную утрату и разлуку с основным опекуном. Процесс утраты близких может усугубляться дополнительными стрессовыми факторами, такими как реструктуризация семьи, новые ожидания в отношении поведения детей, горе и страдания родителей, а также напоминания о смерти (Sandler et al., 2003).

Распад семьи в результате развода родителей также увеличивает риск возникновения у детей психологических, поведенческих, социальных и академических проблем по сравнению с не разведенными семьями с двумя родителями (Hetherington and Kelly, 2002).Риск наиболее высок для детей разведенных родителей, которые испытывают высокий уровень межродовых конфликтов, потерю контакта с одним из родителей, проблемы с психическим здоровьем родителей, меньшую экономическую стабильность и многократные смены брака (Hetherington and Elmore, 2003). Тем не менее, устойчивость — это нормативный результат для детей, которые сталкиваются с переходной семейной жизнью своих родителей, и при отсутствии дополнительных невзгод большинство детей разведенных родителей вырастают в достаточно компетентных и хорошо приспособленных взрослых (Hetherington and Elmore, 2003).

Жестокое обращение и жестокое обращение с детьми представляют серьезную угрозу для развития детей, имея долгосрочные и широкомасштабные последствия (Klika and Herrenkohl, 2013). Жестокое обращение с детьми предполагает значительное отклонение от нормативной среды, необходимой для успешного развития детей, и в результате лишь немногие дети, подвергшиеся жестокому обращению, обладают жизнестойкостью. Несмотря на это, есть дети, подвергшиеся жестокому обращению, которые достигают более высокого уровня адаптации, чем другие (Cicchetti and Rogosch, 1997; Klika and Herrenkohl, 2013).Вероятно, это связано с неоднородностью опыта жестокого обращения. Дети, которые старше в возрасте начала жестокого обращения и которые подвергаются более короткому, менее серьезному и повсеместному опыту жестокого обращения, с большей вероятностью будут иметь жизнестойкость (Bolger and Patterson, 2003).

Плохое материнское здоровье также является фактором риска раннего развития ребенка. Все больше данных указывает на то, что дородовое здоровье, включая материнский стресс и питание, играет важную роль в прогнозировании не только неонатальных исходов, таких как низкий вес при рождении, но и последующих эмоциональных и поведенческих проблем у детей (Talge et al., 2007; Walker et al., 2011).

Психологические расстройства матери, такие как проблемы с психическим здоровьем и употребление наркотиков / алкоголя, были связаны с различными поведенческими, социально-эмоциональными и когнитивными проблемами у детей (Lutharet et al., 2003; Rutter, 1979; Sameroff et al., 1987; Самерофф и др., 1993; Вернер, 1993). Многие из этих расстройств сосуществуют, и поэтому часто бывает трудно разделить их влияние на детей (Luthar et al., 2003). Психологические расстройства родителей мешают межличностным отношениям в семье, а также ставят под угрозу семейное функционирование.Например, родители в депрессивном состоянии демонстрируют менее позитивное и более негативное родительское поведение по отношению к своим детям, чем матери без депрессии, что сильнее всего сказывается на социально-экономически неблагополучных матерях и матерях детей в возрасте до одного года (Lovejoy et al., 2000) . Такие негативные взаимодействия родителей и детей могут привести к ненадежной привязанности и плохим навыкам межличностного общения, что в конечном итоге может привести к нарушению социального и психологического функционирования, сохраняющемуся во взрослой жизни (Goodman and Gotlib, 1999).

Детская бедность, определяемая проживанием в семье, доход которой ниже определенного уровня, необходимого для минимального покрытия основных расходов, как было показано, увеличивает риск отрицательных результатов для ребенка. Бедность имеет более пагубные последствия для тех детей в возрасте до 5 лет, которые живут в экстремальных или стойких условиях нищеты (Duncan et al., 1998; Schoon et al., 2002). Негативные последствия бедности для развития детей проявляются через связанные с ней риски, такие как материнская депрессия, детское недоедание, воздействие свинца и неадекватная когнитивная стимуляция, ведущие к ухудшению физического здоровья; более низкая успеваемость и успеваемость в школе; и повышенная вероятность социальных, эмоциональных и поведенческих трудностей (см. McLoyd, 1998; Walker et al., 2011). Дети, которые сталкиваются с крайними формами бедности, включая бездомность, особенно подвержены ряду неблагоприятных исходов (Herbers et al., 2014).

Другой фактор риска касается количества стрессовых жизненных событий, с которыми сталкивается ребенок и / или его семья (Grant et al., 2006, для обзора). Эти жизненные события могут варьироваться от тривиальных до тяжелых и от желаемых до нежелательных. Например, переезд домой может вызвать стресс, даже если это более желательное место. Ежедневные неприятности — или раздражающие, расстраивающие события, которые случаются почти каждый божий день — также могут усугубить стресс.Хотя стрессовые жизненные события могут иметь большее влияние на родителей, данные свидетельствуют о том, что как крупные, так и второстепенные события вносят вклад в вариации в развитии детей (Armstrong and Boothroyd, 2008; Ford et al., 2007).

В детском окружении сверстники, школы и районы также могут представлять риск для развития детей. Было показано, что негативное взаимодействие со сверстниками, включая издевательства, способствует дезадаптации маленьких детей в течение первых нескольких лет обучения в школе (Arseneault et al., 2006). Дети, живущие в бедных городских районах и странах с низким и средним уровнем доходов, особенно подвержены риску столкнуться с целым рядом сложных обстоятельств, включая насилие в обществе, неадекватные жилищные условия и токсины из окружающей среды, и имеют меньший доступ к качественной школе и другим социальным ресурсам. (Walker et al., 2011). Насилие в сообществе включает в себя множество форм, таких как переживание виктимизации, наблюдение за насилием и выслушивание того, как насилие переживают друзья и члены семьи.Все больше исследований связывают это воздействие с психологическими и поведенческими проблемами и неуспеваемостью в школе (Gorman-Smith and Tolan, 2003; Walker et al., 2011).

В более широком контексте было показано, что социальные механизмы дискриминации, расизма и предрассудков негативно влияют на жизнь детей. Расовая и этническая дискриминация связана с множеством психологических симптомов, таких как низкий уровень контроля, тревога и разочарование (Simons et al., 2002; Szalacha et al., 2003). Расизм и дискриминация также влияют на другие ресурсы в жизни детей, включая заниженные ожидания учителей в отношении академической успеваемости (см. McLoyd, 1998; обзор). Этот опыт, несомненно, играет роль в неуспеваемости многих детей из числа этнических меньшинств.

В более широком смысле, катастрофические события, такие как война, крайние бедствия и стихийные бедствия, явно нарушают развитие детей. В таких тяжелых невзгодах дети переживают огромные и огромные разрушения.Дети часто менее способны справиться с последствиями таких катастроф, включая отсутствие предметов первой необходимости. Эти дети переживают потерю своих близких и становятся свидетелями невообразимых зверств (Werner, 2012). Опыт устойчивости определяется самим их выживанием. Тем не менее, исследования детей, переживших такие катастрофы, показывают, что большинство из них, будучи помещенными в новую среду, ведут нормальную и компетентную жизнь.

Каковы причины неправильной адаптации на рабочем месте? | Малый бизнес

Автор: Chron Contributor Обновлено 12 августа 2021 г.

Некорректные сотрудники могут оказать значительное негативное влияние на рабочее место.Они часто страдают от низкого морального духа и выполняют задания слишком медленно или неправильно. Они также испытывают высокий уровень стресса, который может повлиять на производительность труда, а также на их отношения с коллегами и руководителями. Причины неправильной адаптации очень разнообразны.

Вопросы корпоративной культуры

Каждая компания, даже небольшая, имеет свою культуру. Некоторым работникам может быть трудно приспособиться к культуре компании, особенно если они пришли из совершенно другой культуры.Они могут чувствовать себя некомфортно из-за таких аспектов, как дресс-код компании, методы общения или просто то, как сотрудники относятся друг к другу или взаимодействуют друг с другом. Если сотрудник не может адаптироваться, он может разочароваться в компании и потерять мотивацию.

Работники, принадлежащие к разным культурным традициям, могут чувствовать себя изолированными, игнорируемыми или преследуемыми, если с ними не обращаются с уважением. Они могут подавать жалобы и жалобы, если руководство не примет меры для прекращения гражданского поведения.

Неадекватное обучение

Сотрудники, получившие недостаточное начальное обучение, могут никогда не чувствовать себя полностью комфортно на своей работе и в компании.Чистая прибыль компании может сильно пострадать, когда работники совершают ошибки и тратят больше времени, чем необходимо для выполнения простейших задач. Плохая подготовка также может привести к действиям, которые могут поставить под угрозу репутацию сотрудника в компании.

Неспособность выполнять работу должным образом может привести к разочарованию и стрессу, а также к негативному отношению к коллегам и руководителям. Для опытных сотрудников недостаточное обучение новым политикам или процессам может затруднить адаптацию к организационным изменениям.Они могут искать другую работу или рано выходить на пенсию.

Завышенные ожидания

Сотрудники, которые считают требования, предъявляемые к ним руководителями, слишком высокими или необоснованными, могут оказаться неприспособленными. От них может потребоваться многочасовая работа для удовлетворения требований, что может вызвать высокий уровень стресса и, в конечном итоге, привести к выгоранию, а также негативно повлиять на их семейную жизнь.

Эти работники могут также начать обижаться на коллег, которые, по их мнению, несут меньшую ношу, особенно если они чувствуют, что к коллегам относятся преференциально со стороны руководства.Они могут отказываться от рекламных акций, которые связаны с нереалистичными ожиданиями и ограниченными ресурсами.

Плохое соответствие должности

Причины несоответствия включают непреднамеренное назначение не тех людей на неправильную работу. Некоторые сотрудники могут быть недовольны тем, что они плохо подходят для своей должности. Сотрудник, переведенный на должность с меньшим количеством обязанностей, может почувствовать, что ее новая роль унизительна, и ей будет трудно адаптироваться.

Напротив, другие сотрудники могут быть продвинуты на должность, к которой они плохо подготовлены, и эта концепция называется «принципом Питера».«Работники, которые сталкиваются с новой ролью, могут быстро разочароваться и не смогут адекватно приспособиться без надлежащего наставничества.

Отсутствие возможностей

Немногие сотрудники довольны тем, что смиряются с тупиковой работой. По словам Роберта Халфа, сотрудника недомогание часто наступает, когда работники застревают на низкооплачиваемой работе без особой надежды на продвижение по службе. Мотивация и производительность падают, когда работники ставят перед собой одну цель — пройти через еще одну скучную смену. Формализация карьерной лестницы, которая вознаграждает и стимулирует инновации, эффективность и упорный труд может принести пользу работникам и повысить прибыльность компании.

Согласно Gallup, чувство разобщенности является основной причиной увольнения с работы. Талантливые профессионалы не хотят приспосабливаться к условиям работы, в которых мало признания, подтверждения или признания их работы.

Типы дезадаптации, обнаруженные у детей начальной школы, по данным интервью с 50 учителями начальной школы

Версия PDF также доступна для скачивания.

Кто

Люди и организации, связанные либо с созданием этой диссертации, либо с ее содержанием.

Какие

Описательная информация, помогающая идентифицировать этот тезис.Перейдите по ссылкам ниже, чтобы найти похожие предметы в Электронной библиотеке.

Когда

Даты и периоды времени, связанные с этой диссертацией.

Статистика использования

Когда в последний раз использовалась эта диссертация?

Взаимодействовать с этим тезисом

Вот несколько советов, что делать дальше.

Версия PDF также доступна для скачивания.

Ссылки, права, повторное использование

Международная структура взаимодействия изображений

Распечатать / Поделиться


Печать
Электронная почта
Твиттер
Facebook
Tumblr
Reddit

Ссылки для роботов

Полезные ссылки в машиночитаемом формате.

Ключ архивных ресурсов (ARK)

Международная структура взаимодействия изображений (IIIF)

Форматы метаданных

Изображений

URL

Статистика

Вудрам, Милдред М.Типы дезадаптации у детей начальной школы, выявленные в ходе интервью с пятьюдесятью учителями начальной школы. Тезис, Август 1942 г .; Дентон, Техас. (https://digital.library.unt.edu/ark:/67531/metadc663629/: по состоянию на 7 ноября 2021 г.), Библиотеки Университета Северного Техаса, Цифровая библиотека UNT, https://digital.library.unt.edu; .

A «Период дезадаптации»: | Журнал медицинских правил

Конечно, в прошлом были и другие периоды дезадаптации.Например, одно время в культовой маленькой черной сумке было достаточно, чтобы вместить все медицинские инструменты. Но после Второй войны разработка антибиотиков, отделений интенсивной терапии и новых клинических специальностей с их собственными инструментами и инструментами открыла новые диагностические и терапевтические возможности — условия, в которых у пациентов и врачей было много выбора. Определить, что делать правильно, часто бывает непросто. В конце концов, в ответ на эту среду возникла область биоэтики, которая предложила клиницистам и общественности способы исследовать и аргументировать вопросы о правах и обязанностях, представленные этими модернизациями.

Сегодня, несмотря на образовательные усилия, направленные на оказание этичной медицинской помощи, многие врачи и медицинские работники сталкиваются с новыми проблемами. Приведенные выше примеры из практики наглядно демонстрируют, как возрастающая сложность современного здравоохранения требует пропорционально большего осмысления, проницательности и профессионального суждения. Это может прозвучать парадоксально, но теперь, когда темпы оказания медицинской помощи стали такими быстрыми, еще более важно, чтобы клиницисты нашли время, чтобы обдумать, обдумать, перепроверить и сосредоточиться на своих профессиональных обязательствах.Точно так же, как регулятор скорости на грузовике предотвращает его слишком быстрое движение, медицинские работники должны управлять самостоятельно.

Самоуправление особенно сложно в современной медицинской среде с ее осознанием затрат, нехваткой врачей и болезнями пациентов, вызванными социальными проблемами и недостаточным доступом к базовому медицинскому обслуживанию. Как показано в некоторых из приведенных выше случаев, врачи социализированы, чтобы быть самостоятельными и независимыми в решении проблем.Таким образом, сталкиваясь с растущими требованиями к производительности или отсутствием адекватных ресурсов, некоторые склонны изобретать обходные пути и ярлыки. Они обращаются к самим себе, чтобы найти решения, многие из которых порождены социальными, рыночными и политическими силами. Неудивительно, что более половины врачей сообщают, по крайней мере, об одном симптоме профессионального выгорания26. Когда врачи и помощники врача совершают профессиональные ошибки, как правило, они несут единоличную ответственность за заблуждение. Хотя отдельные лица должны нести ответственность, следует ожидать, что система практики будет идти в ногу с темпами изменений и обеспечивать среду, в которой поставщики могут хорошо работать.

Две недавние статьи предполагают, что институциональная культура и организационные системы играют важную роль в поведении врачей, особенно в ответ на модернизацию оказания медицинской помощи. В первой статье Шанафельта и Носуорти указывается, что «большинство учреждений действуют в рамках ошибочных рамок, согласно которым выгорание и профессиональное удовлетворение являются исключительной ответственностью отдельного врача» 27. Напротив, выгорание врача на самом деле является проявлением системных сбоев, которые препятствуют профессионалу от эффективного управления требованиями современной медицинской практики.Более точно и реалистично признать, что отдельные практикующие врачи и системы, в которых они работают, разделяют ответственность за целостность оказываемой медицинской помощи. Более того, после публикации Хартии врачей о медицинском профессионализме 28 отдельных врачей оказались не в состоянии оправдать профессиональные ожидания из-за структурных факторов в системе здравоохранения. Таким образом, Хартия профессионализма медицинских организаций была разработана с учетом того, что приоритет благополучия пациентов — это не просто обязанность отдельных поставщиков медицинских услуг, а зависит от организационной культуры профессионализма.29

Размышление о призыве к действию для систем и организаций здравоохранения позволяет нам представить среду, в которой будет поддерживаться позитивное ролевое моделирование, будет выделяться время для образовательных мероприятий, а этические ошибки будут рассматриваться как нарушения, подходящие для реабилитации, как было предложено выше. Возможно, использование модели дерева решений по инцидентам, например, используемой Национальной службой здравоохранения Великобритании 30, могло бы помочь руководству учреждений определить структурные опоры, которые позволили бы клиницистам предвидеть неблагоприятные последствия определенных действий и разрабатывать ряд более профессиональных решений. оправданные альтернативные варианты.В нашей новой медицинской среде, на которую все чаще влияют новые и непредвиденные конфликты, проблемы и этические вопросы, отдельные практикующие врачи и системы, в которых они функционируют, должны объединиться, чтобы нести ответственность в интересах защиты пациентов, клиницистов и самой медицинской профессии. .

Оценка дезадаптации | Оценка дезадаптации

В психологическом плане дезадаптация означает неспособность человека успешно и удовлетворительно реагировать на требования окружающей среды.Эта оценка измеряет уровень тревоги , Депрессия , Мания , Неполноценность , Паранойя и меру значения Total Maladjustment для испытуемого.

Начать оценку

Подробнее

Учитывая рост насилия среди школьников и в кампусах, правильное понимание концепции становится все более актуальным в наши дни. Мы внедрили Инвентаризацию Мэтьюса сглаживания (MMI), автором которой является Джордж Мэтью.Оценка используется здесь с разрешения автора

Инвентаризация Мэтью дезадаптации (MMI) измеряет дезадаптацию у человека по пяти основным аспектам, а также показывает общую оценку дезадаптации.

Краткое их описание приведено ниже:

1. Тревога: Тревога — это чувство надвигающейся гибели и беспокойство о будущем. Может сопровождаться потоотделением, сердцебиением, тремором и т. Д.

2.Депрессия: Депрессия — это эмоциональное состояние, характеризующееся чувством безнадежности, незаинтересованности или неудачи, ведущее к неспособности нормально функционировать. Это может привести к отчаянию, бессоннице или суицидальным мыслям.

3. Мания: Мания характеризуется длительными периодами аномально повышенной энергии, чрезмерной активности, беспокойства или раздражительного настроения.

4. Неполноценность: Неполноценность — это ощущение того, что вы не так хороши или хуже других. Для него характерны застенчивость, застенчивость, неуверенность в себе, чувствительность и легкость травм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.