Девиациями: Чем опасна девиация? — Корочанская центральная районная больница

Чем опасна девиация? — Корочанская центральная районная больница

Четверг,  8  Август  2019

Мария Чуйкова – об асоциальном поведении детей и подростков.

 

Практикующий психолог рассказала, как помочь родителям избежать проблем с собственным чадом.

 «У меня же был такой замечательный ребёнок, а сейчас он подросток и совершенно меня не слушает, общается с плохой компанией, у него появились вредные привычки», — эта фраза в современном мире звучит не редко. Такое асоциальное поведение подростков вызывает неодобрение, а часто и удивление у родителей, заставляя их не на шутку беспокоиться и переживать за своё чадо.

«Термин „девиация“ применим к подросткам, но психологи говорят, что к такому поведению склонны дети и младших возрастов. Девиантное поведение — это обширное понятие, подразумевающее поведение детей, которые совершают асоциальные поступки, переступают черту закона, или ведут нездоровый образ жизни.

В результате чаще всего подросток наносит ущерб себе, окружающим его людям или среде. Поведение девианта отличается от общепринятого и подвергается осуждению и резкой негативной оценке родителей и общества», — начала разговор психолог Корочанской центральной районной больницы Мария Чуйкова.

 

Почему так происходит

Есть чёткие предпосылки девиантного поведения. Психологи советуют искать первопричину именно в семье. Там у ребёнка формируются представления о культуре и модели поведения. Если он чувствует и понимает, что родители им не занимаются, уделяют мало внимания, не замечают его, естественно, он пытается удовлетворить свои базовые потребности в любви и заботе в другом месте. Зачастую удовлетворение этих потребностей и признание он получает среди сверстников, которые принимают его таким, какой он есть.

«Нужно понимать, что подросток не равен девианту. Хотя переходный период также характеризуется некоторыми чертами девиантности.

Например, желание делать всё не так, как делают родители, резкие высказывания по отношению к старшим по возрасту, перепады настроения и эмоциональная замкнутость. Всё это является нормой в переходном периоде, когда ребёнок превращается во взрослого, ищет себя, расширяет свои границы, смотрит на возможности», — отметила психолог.

 

Всё гениальное просто

Любить своего ребёнка, заниматься с ним, воспитывать, принимать его таким, какой он есть, — это самый простой способ, позволяющий избежать девиантного поведения.

«Ответственность за воспитание детей лежит на родителях. Принято как: до садика ребёнка повоспитывали, а потом взрослые перекладывают эту задачу на работников дошкольных и школьных учреждений. „Я работаю, мне некогда этим заниматься“, — говорят они, тем самым возлагая свою прямую обязанность на кого‑то ещё. Это грубая ошибка. Только родители должны воспитывать детей, все остальные — помощники», — продолжила психолог.

Бывают ситуации, когда сами родители абстрагируются от своего 13–15-летнего ребёнка, считая, что они ему уже не нужны. Это заблуждение, потребность в родительском общении, внимании и любви у детей есть всегда, правда, с возрастом она проявляется не так сильно, как в младенчестве.

«Наладить отношения с ребёнком хорошо помогают «ритуальные выходные». Стоит чаще интересоваться, чем он живёт. Например, вместе сходить в поход, отдохнуть на природе, устраивать каждую пятницу или субботу традиционный семейный ужин. В такие моменты, когда родители и дети объединяются, обсуждают проблемы, разговаривают, ребёнок чувствует себя нужным и любимым. Он становится открытым для общения, энергичным, а главное, счастливым», — отметила Чуйкова.

Или другая ситуация: ребёнок приходит к родителям, чтобы рассказать о своей проблеме или поделиться чувствами и переживаниями, а взрослые заняты своими делами. Психологи советуют поступать однозначно: бросить всё и выслушать своё чадо.

«Получив несколько раз отказ, ребёнок больше не попросит о помощи, а это приведёт к нарушению взаимодействия между родителями и детьми. И опять же ребёнок будет искать то место или компанию, где его примут таким, какой он есть», — прокомментировала психолог.

Также избежать многих проблем в воспитании позволит правильное взаимодействие между поколениями. Родители не должны позволять вседозволенности и в то же время не доминировать над ребёнком настолько, чтобы сломать его как личность. Взрослые только помогают детям познавать мир, они заботятся о них, создают безопасные условия, а ребёнок сам должен прийти к определённым жизненным выводам.

«Родители часто говорят: „Я тебя люблю, когда ты себя хорошо ведёшь, получаешь хорошие оценки в школе, радуешь маму с папой. А если ты балуешься, кричишь, дерёшься, не помогаешь, я тебя таким не люблю“. Или другая фраза: „Посмотри, какой хороший мальчик Коля. Он учится хорошо и помогает во всём“. Ребёнок слышит эти слова так: „Ты плохой“. Получается, что взрослые запрещают выражать детям свои негативные эмоции. А дети не понимают, почему взрослым можно злиться, а им нет.

Надо принимать ребёнка таким, какой он есть, разговаривать с ним как со взрослым, объяснить все доводы за и против. Например, к чему приведёт ребёнка общение с плохой компанией. В процессе вывести ребёнка на диалог, чтобы он сам пришёл к правильному выводу и не воспринимал советы как нравоучения», — посоветовала психолог.

 

Чтобы не было беды

Профилактика девиантного поведения ложится на плечи родителей. В первую очередь должно быть исключено физическое воздействие на ребёнка.

«Ни в коем случае нельзя прибегать к насилию за проступки и ошибки. Физическое наказание — это грубейшая форма нарушения личностных границ ребёнка. Это знак того, что только силой можно повлиять на ситуацию, это унижение. Ведь бьёт тот, кто сильнее, кому нельзя ответить. Возникает злость и обида. Поэтому все девианты так агрессивны по отношению к другим людям», — подчёркнула собеседница.

Психолог отмечает, что родители должны говорить о своём истинном отношении к каким‑то вещам и поступкам, уметь признавать ошибки, просить прощения у своего подростка (когда действительно виноваты). А главное: говорить о своих чувствах с ребёнком.

«Ключевое слово „своих“. Часто родители говорят: „Вот ты такой-сякой, неправильный! Натворил с три короба!“ Несомненно, реагировать на поведение девианта в более мягком ключе очень сложно, но нужно постараться. Оценивайте его поступки своим истинным отношением и озвучиванием чувств: „Знаешь, мне очень больно наблюдать, как ты сделал то‑то“. И ни в коем случае не давать оценку его поведения. Если ребёнок вам однажды нахамил, стоит сказать не о том, какой он плохой и нехороший, а что вам (родителям) это было неприятно и больно. И обнять… Подростковый возраст пройдёт, ребёнок повзрослеет и будет благодарен вам за проявленное понимание. Задача родителей не мешать и очень тактично и почти незаметно исправлять поведение детей», — подытожила Мария Чуйкова.


Выходя за рамки / Идеи и люди / Независимая газета

Без нарушения правил социального поведения общество развиваться не может

Он не как все. А это наказуемо. Сассетта. Сожжение еретика. 1430–1432. Национальная галерея Виктории, Мельбурн, Австралия

Я не сумасшедший. Только ум мой не такой, как у вас.

Диоген

Творчество и преступления

Девиация – отклонение от норм поведения. Еще Эмиль Дюркгейм отметил «двойственность» девиаций: есть преступление и было «преступление» Сократа, проложившего дорогу к морали будущего. Более основательно обратил внимание на «симметричность» девиаций Питирим Сорокин. В своей первой монографии петербургского периода «Преступление и кара, подвиг и награда» (1914) он отметил «курьез» научной мысли: «В то время как один разряд фактов социальной жизни (преступления-наказания) обратил на себя исключительное внимание научной мысли, другой разряд фактов, не менее важных и играющих не меньшую социальную роль, почти совершенно игнорируется тою же научною мыслью. Мы говорим о «подвигах и наградах». Преступления и наказания служат и служили до сих пор единственным объектом исследования представителей общественных наук и теоретиков уголовного права. Подвиги же и награды как совершенно равноправная категория, как громадный разряд социальных явлений огромному большинству юристов и социологов даже неизвестны». Но еще больший «курьез» состоит в том, что «курьез», отмеченный Питиримом Сорокиным в 1914 году, сохраняется до сих пор и в мировой, и  особенно в российской науке.

Первоначальное неприятие великих творений с последующим (чаще всего слишком поздним для их создателей) признанием, восхищением и почитанием – общее место истории науки, техники, искусства. Новое всегда выступает отклонением от нормы, стандарта, шаблона поведения или мышления и потому воспринимается как аномалия. Вообще «каждый новый шаг вперед необходимо является оскорблением какой-нибудь святыни, бунтом против старого, но освященного привычкой порядка». И чем значительнее новое отличается от привычного, обыденного, усвоенного, тем аномальнее оно выглядит.

Неудивительны поэтому бесчисленные высказывания о связи гениальности и безумия, о патологии творчества, об изначальной (генетической) отягощенности творческой личности и т.п., достигшие наибольшего признания среди последователей фрейдизма. У гениев ищут и находят следы «вырождения», как Чезаре Ломброзо находил их у преступников…

Людей всегда интересовали загадки научного и художественного творчества. Но лишь в научном активе XX столетия нашлось место для формирования эврологии – комплексной, междисциплинарной науки о творчестве. Наряду с философскими, психологическими, психофизиологическими вопросами творческой деятельности значительный интерес представляет ее социологическая сторона.

Естественно, что предметом социологии служит творчество как социальный феномен, а не индивидуальный творческий акт (предмет психологии и истории). Однако именно социологии творчества повезло у нас менее всего. Может быть, это связано с тем, что ни в годы сталинизма, ни во времена застоя общество, следуя за вождями, не предъявляло спрос на социальное творчество.

А недолгий период хрущевской «оттепели», всколыхнувший научную мысль, литературное, художественное творчество, был слишком краток для формирования социологии творчества как относительно самостоятельного направления. Горбачевская перестройка открыла невиданные перспективы для развития любой отрасли знания, но продолжалась, увы, недолго. В современной же России («стабильных нулевых») приветствуется единомыслие, угодное власти и доходящее до не виданного даже в советское время ханжества и мракобесия…

Философское осмысление творчества есть в работах Владимира Библера и Генриха Батищева. Но пока не сформировалась социология творчества как более общая теория.

Эвристически перспективны, думается, исследования социального творчества как формы (вида, проявления) девиантности. Однако такое утверждение нуждается в дополнительном обосновании.

Существование любой системы (в том числе общества) есть динамическое состояние, процессирующее тождество сохранения/изменения. Наиболее общим средством обеспечения динамического равновесия системы, сохранения через изменения выступают девиации.

При этом отклонения, по законам диалектики в соответствии с принципами симметрии и дополнительности, не могут не быть полярными – позитивными и негативными, ибо «отрицательное и положительное абсолютно соединены в субстанциональной необходимости» (Гегель). Механизмом общественного развития выступает прежде всего социальное творчество (позитивная сторона девиантного поведения), то есть такая деятельность, которая не ограничивается воспроизводством известного (вещей, идей, отношений), а порождает нечто новое, оригинальное, качественно новые материальные и духовные ценности. На противоположном полюсе девиантного поведения находится его «дурная» сторона – негативные девиации (преступность, пьянство, наркотизм, коррупция и т.п.) как неизбежное alter ego социального творчества.

И различные виды творчества, и различные виды нежелательных для общества проявлений суть формы социальной активности. При всей их общественной разнозначности имеется нечто общее, позволяющее уловить их единство: нестандартность, нешаблонность поступков, выход за рамки привычного. В отличие от творчества, отклонение от социальных норм может носить и негативный характер, проявляясь как преступление, пьянство, наркотизм, проституция (вообще продажность). То есть уклонение от норм может быть, с позиций социального целого, объективно полезным, прогрессивным, а может быть общественно опасным, задерживающим его развитие.

Сложная, диалектическая, поражающая обыденное сознание связь не только нормы и аномалии, но и полюсов отклоняющегося поведения издавна привлекала художников. Это и пушкинское «гений и злодейство – две вещи несовместные», и искания Достоевского, доходившие «до последнего предела» и переходившие «за черту», «бесовщина» и метания от «высших типов человека» к человеку гнусному «до последней степени», и мысль Пауля Хиндемита о том, что преступление и творчество – две стороны единого процесса, и, наконец, преследовавшая Томаса Манна мысль: творчество как преступление. В интереснейшей незавершенной статье «Проблемы творчества в произведениях Томаса Манна» Борис Грязнов писал: «Любое творчество – всегда преступление, конечно, не в юридическом смысле этого слова… Творчество (преступление) как созидание. Художник может стать сильнее отпущенного ему природой (Богом), но для этого он должен совершить преступление против природы (Бога), то есть творчество оказывается делом дьявольским… Итак, творчество есть боль, страдание…»

Даже в науке как социальном институте, функцией которого является создание нового, творчество может выступать как деятельность, отклоняющаяся не только от нормы нетворческого существования, но и от норм самого научного сообщества. Разумеется, то же самое относится и к художественному творчеству. Достаточно вспомнить восприятие новых художественных стилей, течений, направлений (импрессионизм, экспрессионизм, кубизм, сюрреализм, абстракционизм и проч.) не только читателями, зрителями, слушателями, но и собратьями по искусству.

Все это выдвигает много социологических и социально-психологических проблем, заслуживающих специальных исследований. Как соотносятся нравственные нормы общества и таких «нормативных субкультур», как научное сообщество или сообщество деятелей искусства? Как соотносятся нормы жизнедеятельности, образ жизни творческих сообществ и отдельных индивидов, входящих в них? Как влияет на творческую активность размер группы, степень ее сплоченности и не оборачивается ли здесь, как это часто бывает, добро – злом, когда, например (по Георгу Зиммелю), групповая деятельность ведет к снижению уровня интеллектуальных достижений?

Совершенствование адаптационных возможностей рода Homo sapiens и способа его существования идет в ходе своеобразного отбора. Поскольку носителем социального наследования выступает культура как способ существования общественного человека, постольку для социальных систем объектом отбора являются способы деятельности общественного человека. При этом отбор, как известно, выполняет две функции: движущую (обеспечение развития) и стабилизирующую (обеспечение сохранения). Движущая форма отбора обеспечивается деятельностью, нарушающей существующие нормы (для общества – социальными девиациями, девиантным поведением).

Социальное творчество и есть тот «ряд положительных отклонений», который обеспечивает развитие общественной системы. Реально социальное творчество осуществляется через деятельность людей, через индивидуальные творческие акты, к рассмотрению механизма которых мы и перейдем.

Позитивное девиантное поведение

Еретики – горючее прогресса,

Господь, благослови еретиков!

Нателла Болтянская

Побудительной силой человеческой деятельности выступают потребности, определяющие ее содержание и интенсивность. «Первичны» витальные, биологические потребности. В конечном счете на их удовлетворение направлены усилия людей. Однако человек может удовлетворять свои потребности лишь в обществе и посредством общества, в социально определенных формах, опосредующих, очеловечивающих и социализирующих самые что ни на есть естественные, чисто биологические потребности.

Здесь лишь заметим, что творчество выступает попыткой, способом разрешить противоречия между универсальностью, тотальностью человеческой жизнедеятельности и ее социальной формой, существующими нормами, стандартами, эталонами; между социально сформированными потребностями людей и социально обусловленными возможностями их удовлетворения. Девиантность есть прорыв социальной формы тотальной жизнедеятельностью. Так, «Фауст, находя человеческие границы слишком тесными, со всей необузданной силой пытался поднять их над действительностью» (Гегель).

На уровне индивидуального поведения источником социальной активности служат социальная неустроенность, конфликтность бытия, противоречия между потребностями индивида и возможностями их удовлетворения. Очевидно, социальной неустроенностью объясняется повышенная активность (как позитивная, так и негативная) маргинальных групп, аутсайдеров, «исключенных».

Объективный социологический феномен социальной неустроенности нередко интерпретируется как повышенная трагедийность существования творцов: «Страдание составляет привилегию высших натур. .. Великий человек имеет великие потребности и стремится удовлетворить их. Великие деяния проистекают только из глубокого страдания души» (Гегель). Творчество, рассматриваемое с позиции социальной обусловленности поведения, должно наряду с другими феноменами социальной активности изучаться как следствие вполне определенных условий существования, как одно из возможных проявлений поисковой активности, как метод разрешения противоречий общественной жизни и конфликтных ситуаций, как способ самоутверждения.

Так, для Альберта Эйнштейна, согласно его «Автобиографическим заметкам», теория относительности была «актом отчаянья»! Впрочем, творческая деятельность, являясь реакцией на жизненные неурядицы, конфликтность и трагичность бытия, очевидно, порождает (по принципу обратной связи) повышенную чувствительность, открытость, ранимость ее субъектов, что основательно исследовано психологией и психофизиологией творчества.

И в связи с этим еще один сюжет. Размышления о смысле жизни, его поиски – значимый фактор в детерминации человеческого поведения. (Гораздо более значимый, чем это обычно предполагается.) Жизнь каждого из нас – либо постоянный поиск смысла существования, или же примирение с его отсутствием («а жить-то надо!»), или уверенность в обретенном смысле (будь то служение Богу, или науке, или революции). Вообще же человек чаще всего не думает об этом смысле («все это философия, метафизика!»). Но, не думая о смысле жизни, отгоняя от себя саму мысль о нем («свихнуться можно!»), человек действует в условиях выбора так, как будто он учитывает в своих действиях этот самый тщательно отгоняемый Смысл. Иметь или быть, созидать или разрушать, любить или ненавидеть в значительной степени зависит от мировоззрения человека, его смысла жизни.

Осознание смертности – важнейший импульс человеческой активности, творчества. Страх смерти – источник философии, науки, искусства, религии. Томас Манн так объяснял творчество Льва Толстого: «Что же было всему основой? Плотский страх смерти».

Достойная «подготовка» к смерти – полнота жизни, самоосуществление в созидании, творчестве. Как заметил великий знаток трагизма и абсурдности бытия Франц Кафка, «тот, кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни». И не о том же ли хорошо известное утверждение Николая Островского, писателя, полярного Кафке: «Самое дорогое у человека – это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».

Социология творчества как социология позитивных девиаций

Может возникнуть вполне закономерный вопрос: не есть ли изложенное выше лишь дань авторской концепции? Слишком уж непривычно для многих из нас видеть нечто общее в социальном (научном, техническом, художественном) творчестве и социальной патологии (преступности, наркотизме, пьянстве, коррупции и т.п.), рассматривать то и другое как следствие неких общих социальных причин. Социальная норма, определяя исторически сложившуюся в конкретном обществе меру допустимого поведения, может или соответствовать законам общественного развития, или отражать их недостаточно адекватно, а то и находиться с ними в противоречии, будучи продуктом искаженного отражения объективных закономерностей. И тогда социальная норма оказывается сама анормальной. Именно поэтому девиантное поведение может быть позитивным, ломающим устаревшие нормы и объективно способствующим прогрессу (социальное творчество), и негативным, объективно препятствующим развитию или существованию.

Именно поэтому нестандартность, нешаблонность, необычность мыслей и действий – необходимое условие развития общества. Поэтому же преследование инакомыслия и инакодействия – верный гарант стагнации, застоя. Свидетельство тому – отечественная история 30–80-х годов прошлого столетия, да и нынешних, нулевых…

Творчество как создание чего-то нового принципиально не планируемо. Можно предвидеть «точки роста», предсказывать направления будущих открытий, но нельзя предугадать (а следовательно, и планировать), кто, когда, где и как что-то создаст или откроет неизвестное. Весь опыт нашей истории свидетельствует о вреде жесткого планирования, заорганизованности, занормированности деятельности, приводящей к социальному склерозу и параличу. Хорошо, когда общество, государство поддерживают творческую деятельность, финансируя ее, обеспечивая технически. Но хотя бы они не мешали бесконечностью бюрократических требований, отупляющих, оглупляющих вынужденных исполнителей бюрократического зуда и бреда, чем славится, например, современное отечественное «управление» наукой, высшим, да и средним образованием…

Эмпирические социологические исследования последних лет свидетельствуют о вполне определенных и относительно устойчивых взаимосвязях между различными проявлениями негативной девиантности и социальным творчеством. Думается поэтому, что рассмотрение социального творчества как одного из элементов (подсистем) девиантности не является лишь абстрактной схемой, а таит эвристические возможности комплексного социологического исследования закономерностей распространенности, а также взаимосвязей позитивных и негативных проявлений социальной активности в пространственно-временном континууме социума, построения математических моделей девиантности как системы, с выходом на управленческие проблемы развития социального творчества «в ущерб» негативным девиациям.

Концепция позитивных/негативных девиаций представляет не только теоретический интерес. Имеются многочисленные исследования, свидетельствующие о сложных соотношениях позитивных и негативных девиаций. В общем виде представляется, что рост позитивных девиаций может отражаться в снижении негативных и наоборот. Существует гипотетическая возможность «замены» (замещения) некоторой доли негативных девиаций позитивными (и наоборот) или же вытеснения тех и других нормальным поведением. Последнее, правда, может вести к застою общества.

Практически это означает, что предоставление обществом (государством) максимальных условий для развития творческой активности (разнообразные и доступные кружки, секции, творческие объединения и т.п.) должно сократить нежелательную для общества активность. Как утверждают, в частности, наркологи: «Среди наших пациентов людей с хобби не бывает».

Однако эмпирическая база социологии творчества как девиантности еще крайне слаба. По мере «очеловечивания» нашего общества (да и всего человечества: иного выхода нет, альтернатива – самоубийство рода Homo sapiens в результате экологической или ядерной катастрофы), утверждения общечеловеческих ценностей, достоинства личности и понимания ее самоценности, а равно объективной ценности бесконечного разнообразия индивидуальностей, творчество из отклонения-привилегии превратится в норму жизнедеятельности. Девиантность социума примет формы, которые трудно предсказать сегодня. Но можно думать, что нетворческое, приспособительное, потребительское существование сместится к полюсу негативных отклонений. «Что поделаешь, бесцветная и безвкусная усредненность: она ничему не дает сделаться ни по-настоящему дурным, ни по-настоящему хорошим» (Гегель).

Пока же, на протяжении всей истории человечества, общество и государство преследуют и наказывают творцов, как преступников. Азбучные примеры осуждения за научное творчество (отстаиваемые научные идеи, представления) как преступление – смертный приговор Сократу (399 год до н.э.), сожжение на костре Джордано Бруно (1600) и Мигеля Сервета (1553), заточение в темницу Галилео Галилея (1633).

Менее известно, что Синод православной христианской церкви обвинил Михаила Ломоносова в распространении в рукописи антиклерикальных произведений по статьям 18 и 149 Воинского артикула Петра I, предусматривавшим смертную казнь. Представители православного духовенства требовали сожжения Ломоносова (!). Указом императрицы Елизаветы Петровны Ломоносов был признан виновным, однако от наказания освобожден.

Антуан Лавуазье, знаменитый химик, был гильотинирован 8 мая 1794 года в Париже по решению революционного трибунала. Председатель трибунала в ответ на апелляцию к мировой славе ученого произнес: «Республика не нуждается в ученых»… Путь почти каждого по-настоящему великого ученого – от осуждения к мировой славе (нередко, увы, посмертной).

Создается впечатление, что современники преследуют творцов – писателей, художников, композиторов, ученых, не говоря уже о политиках-реформаторах – едва ли не с большей ненавистью и последовательностью, нежели убийц, насильников и грабителей…

И это относится далеко не только к давно прошедшим временам. И не только к массовым репрессиям ученых в годы гитлеровского и сталинского режимов.

Так, доктор Джеймс Роджерс в 1965 году (!) был приговорен к казни на электрическом стуле за так называемый массачусетский эксперимент, однако за два дня до казни, будучи в камере, он покончил с собой, отравившись цианидом калия. Недавно Массачусетский университет психологии и невропатологии, в котором работал доктор Роджерс, официально заявил, что этот эксперимент имеет большое научное значение, а его эффективность неоспорима. В связи с этим ректор университета доктор Филл Розентерн попросил прощения у оставшихся родственников Джеймса.

Не менее известно преследование «девиантов» в сфере художественного творчества. От непризнания импрессионистов и запрета выставлять их картины до «бульдозерной выставки» времен Хрущева…

Комментарии для элемента не найдены.

Социальная норма и девиации: теоретический анализ — диссертация

Аннотация:

Быстрый рост преступности, непрерывность и необратимость этого процесса, признается современной наукой непременным компонентом развития человеческой цивилизации, своеобразной платой за эволюцию. Так, по данным ООН темпы прироста преступности за последние 35 лет увеличивались из года в год, достигнув к настоящему времени 5 % в год , причем, высочайший уровень этого показателя демонстрируют индустриально развитые и социально обустроенные страны. Примечательно, что различие между ни-ми и развивающимися странами по этому показателю достигает 40-кратных величин . Одной из ключевых причин этой тенденции, ее катализатором традиционно называется повышение разнообразия форм социальных девиаций, служащих источником общего криминогенного фона: алкоголизм, наркозависимость, проституция, бродяжничество, суицидальные проявления, дет-ская и подростковая преступность выступают в качестве криминогенного фона и первопричины краж, грабежей, убийств, изнасилований, поджогов и т.д. С начала 1990-х годов Россия вступила на путь цивили-зационного развития по западному образцу, что не могло не вызвать к жизни указанные негативные социальные феноме-ны. За последние два десятилетия в нашей стране резко обострился весь комплекс проблем, связанных с социальны-ми девиациями. Динамика уровня самоубийств в России только за пе-риод 1987-1996 свидетельствует о катастрофическом росте: с 35 700 самоубийств в 1987 до 57 800 – в 1996 . Смертность вследствие употребления наркотиков только за последние 10 лет возросла среди взрослых россиян в 12 раз, среди детей – в 42 раза , а преступления, связанные с преступным оборо-том наркотических и психотропных средств, по своей чис-ленности вышли на второе место после краж (9%), и в стоимостном выражении достигли по разным подсчетам от 7 до 11 млрд. долл. США. Особую озабоченность специалистов вызывают темпы прироста преступности среди несовершеннолетних, которые на сегодняшний день обгоняют темпы прироста преступности среди взрослых в 2-2,5 раза; при этом преступность несовершеннолетних растет примерно в 6 раз быстрее, чем изменяется общее число этой возрастной группы в составе всего населения России, что служит неоспоримым доказательством тенденции криминализации российского общества. Впрочем, некоторые криминологи считают, что критерием оценки отклоняющихся форм поведения, должны служить отнюдь не искусственно созданные социальные нормы, а, конкретные интересы «данного конкретного общества», а также «законы общественного развития». Очевидно, что предложенный критерий исторической «прогрессивности» приводит к тому, что поведение, нарушающее социальные нормы, но делающее это «в интересах прогресса», должно быть признано «позитивным». Наша позиция на этот счет однозначна: катастрофический рост криминогенности общества не может быть признан нормальным, даже если он приводит к повышению цивилизованности общества. Таким образом, тенденция роста числа девиаций раз-личных форм и видов превращается для нашей страны в проблему номер один среди всего перечня проблем, появившихся со времени распада СССР. Причем, есть объективные основания полагать, что в ближайшие годы масштабы девиант-ного поведения в России будут только возрастать; «во всяком случае, – пишет В.В. Лунеев, – по этим признакам у нас нет сколько-нибудь значимых доказательств снижения криминогенности социальных условий» . В этих условиях исследования социальных девиаций приобретают не только научную, но и высочайшую практическую и политическую значимость. Длительное развитие криминологической науки привело к формированию целого ряда школ и направлений, каждое из которых обладает и разрабатывает собственный терминологический аппарат; сего-дня можно с уверенностью говорить о насущной необходимости в исследованиях не только самих социальных девиаций, но и понятийного аппарата девиантологов, собственно терминологической концептуализации базовых понятий социологии девиантного поведения; и это служит неоспоримым доказательством актуальности данного исследования.

Классификация психических расстройств VS. Систематика поведенческих девиаций: Медикализация как тренд | Менделевич

1. Альтшулер В.Б. Симптомы и синдромы наркологических заболеваний. /В Национальном руководстве по наркологии. — М. — 2008. — 720 с.

2. Бобров А.Е. Методологические вопросы диагностики психических расстройств и современные программы подготовки специалистов в психиатрии. // Социальная и клиническая психиатрия. — 2014. — № 2. — С. 50-54.

3. Боязитова А.Н. Медикализация как социальный процесс. Дисс. мед. канд. — Волгоград. — 2007. — 159 с.

4. Брюханов А.В. Смена парадигмы в психиатрии: от неокантианства к метамодернизму // Таврический медико-биологический вестник. — 2013. — № 1. — С. 57-61.

5. Бухановский А.О., Солдаткин В.А. Подход к классификации патологического гемблинга. // Психическое здоровье. — 2008. — № 3. — с. 69-74.

6. Власова О. Антипсихиатрия. Социальная теория и социальная практика. М.: Высшая Школа Экономики (Государственный Университет). — 2014. — 432 с.

7. Выгонский С. Психиатрический диагноз как феномен культуры. // Медицина Юга России. — 2001. — № 12. — С.12.

8. Горинов В.В. Расстройства личности в зрелом и пожилом возрасте: к вопросу о проблеме исходов личностной патологии (аналитический обзор)//Российский психиатрический журнал. — 2009. — № 5. — с. 51-55.

9. Доброродний Д.Г., Черняк Ю.Г. Медикализация как социокультурный феномен и предмет междисциплинарного исследования // Философия и социальные науки. — 2012. — № 1/2. — С. 82-88.

10. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Номо Postmodernus. Психологические и психические нарушения в постмодернистском мире. — Новосибирск: Изд. НГПУ — 2009. — 248 с.

11. Коцюбинский А.П., Шейнина Н.С., Мельникова Ю.В. с соавт. Проблемы современной диагностики психических расстройств // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. — 2012. — № 4. — С. 7-11.

12. Курсаков А.А. К вопросу об эволюции и перспективах развития психометрического метода: опыт применения клинического интервью для оценки депрессии и смежных синдромов // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2013. — № 3. — С. 78-81.

13. Лебедева И.С., Ахадов Т.А., Семенова Н.А. и др. На пути к мультидисциплинарному синтезу в психиатрии: методы нейровизуализации. / Медицинская (клиническая) психология: традиции и перспективы (К 85-летию Юрия Федоровича Полякова) / сборник научных статей. — М.: МГППУ — 2013. — C. 229-235.

14. Лехциер В.Л. Эффекты медикализации и апология патоса // Вестник Самарской гуманитарной академии. Выпуск «Философия. Филология». — 2006. — № 1. — С. 113-125.

15. Медведева Л.М. Homo medicus как возможный результат медикализации // Историческая и социально-образовательная мысль. — 2012. — № 1. — С. 210-214.

16. Меззич Х., Салоум И. К вопросу об усовершенствованных классификационных и диагностических системах: МКБ-11 и личностноориентированный интегративный диагноз // Независимый психиатрический журнал. — 2007. — № 3. — С. 15-19.

17. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-10). Психические и поведенческие расстройства. — СПб. — 1994. — 304 с.

18. Менделевич В.Д. Поведенческие расстройства или девиации поведения // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2000. — т. 2. — № 6. — С. 166-168.

19. Менделевич В.Д. Аддиктивное влечение: теоретико-феноменологическая оценка//Нар-кология. — 2010. — № 5. — C.94-100.

20. Менделевич В.Д. Влечение как влечение, бред как бред//Вопросы наркологии. — 2010. — № 5. — C. 95-102.

21. Менделевич В.Д. Психопатологизация наркологических расстройств как доминирующая парадигма отечественной наркологии // Независимый психиатрический журнал. — 2010. — № 3. — С. 21-27.

22. Михель Д.В. Медикализация как социальный феномен // Вестник СГТУ. — 2011. — № 4. — Выпуск 2. — С. 256-263.

23. Мосолов С.Н. Шкалы психометрической оценки симптоматики шизофрении и концепция позитивных и негативных расстройств. — М.: Новый цвет. — 2001. — 238 с.

24. Новохацки А.В. Принципы доказательной медицины в клинической психологии: современный подход к принятию объективных клинических решений // Вестник ЮУрГУ — 2010. — № 17. — С. 85-88.

25. Полищук Ю.И., Летникова З.В. Диагностическое и терапевтическое значение врачебной эмпатии в психиатрии// Социальная и клиническая психиатрия. — 2013. — № 3. — С. 99-103.

26. Попов Ю.В., Вид В.Д. Современная клиническая психиатрия. — М.: Экспертное бюро. — 1997.

27. Психиатрия: национальное руководство. / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, В.Н. Краснова, Н.Г. Незнанова, В.Я. Семке, А.С. Тиганова. — М. ГЭОТАР-Медиа. — 2012. — 622 с.

28. Сиволап Ю.П. Основные понятия в наркологии. Представления об аддиктивной патологии // Наркология. — 2008. — № 1. — С. 83-90.

29. Смулевич А.Б. Психопатологические образования и расстройства личности (к проблеме динамики психопатий) // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. — 2000. — № 6. — С. 8-13.

30. Снежневский А.В. Общая психопатология. /6-е издание. — М.: МЕДпресс-информ. — 2010. — 208 с.

31. Собчик Л.Н. Психодиагностика в медицине: практическое руководство. — М.: БОРГЕС. — 2007. — 416 с.

32. Соловьева С.Л. Критерии нормы в клинической психологии // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. — 2014. — № 3. [Электронный ресурс]. — URL: www.mprj.ru (дата обращения: 12.10.2015).

33. Ткаченко А.А. Аномальное сексуальное поведения. — М. — 1997. — 426 с.

34. Трущелёв С.А. Условия применения диагностических тестов в психиатрии (аналитический обзор) // Российский психиатрический журнал. — 2014. — № 5. — С. 81-91.

35. Циркин С.Ю. Ревизия психопатологических категорий // Независимый психиатрический журнал. — 2008. — № 2. — с. 9-14.

36. Цыганков Б.Д., Овсянников С.А. О целесообразности перехода к национальной классификации психических заболеваний для использования в педагогической работе и при проведении научных исследований (проект) // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2011. — № 2. — С.8-9.

37. Ясперс К. Общая психопатология. — М.: Практика. — 1997. — 1056 с.

38. Anckarsäter H. Beyond categorical diagnostics in psychiatry: Scientific and medicolegal implications // Int J Law Psychiatry. — 2010. — Vol. 33. — P. 59-65.

39. Batstra L., Hadders-Algra M., Nieweg E. et al. Childhood emotional and behavioral problems: reducing overdiagnosis without risking undertreatment // Developmental Medicine & Child Neurology. — 2012. — V. 54. — P. 492-494.

40. Bech P. Clinical psychometrics. Oxford: Wiley-Blackwell. — 2012. — 200 p.

41. Bouras N, Ikkos G. Ideology, psychiatric practice and professionalism // Psychiatriki. — 2013. — V. 24. — P.17-26.

42. Bracken P., Thomas Ph. Postpsychiatry: a new direction for mental health // The British Medical Journal. — 2001. — V. 322. — P.724-727.

43. Bradley L. A spirited critique of the practice of psychiatry in the United States that argues for the democratization of psychiatric knowledge. / Moving Beyond Prozac, DSM, and the New Psychiatry. The Birth of Postpsychiatry. — Michigan Press. — 2006. — 216 p.

44. Christmas D. DSM-5: Fictions, Fallacies, and the Future of Classification. http://www.rcpsych.ac.uk/pdf/DChristmas_DSM-5FFFC.pdf

45. Clark J. Medicalization of global health 4: the universal health coverage campaign and the medicalization of global health // Glob Health Action. — 2014. — V. 7. — P. 24004. dx.doi.org/10.3402/gha.v7.24004

46. Conrad P. Identifying Hyperactive Children: The Medicalization of Deviant Behavior / P. Conrad. Burlington: Ashgate. — 2006. — P. 33-49.

47. Conrad P. Deviance and Medicalization: From Badness to Sickness / P. Conrad, J.W. Schneider. — Philadelphia: Temple University Press. — 1992. — P. 263-265.

48. Fava G.A., Guidi J., Grandi S. et al. The Missing Link between Clinical States and Biomarkers in Mental Disorders // Psychother Psychosom. — 2014. — V. 83. — P. 136-141.

49. Fontenelle L.F., Grant J.E. Hoarding disorder: a new diagnostic category in ICD-11? // Revista Brasileira de Psiquiatria. — 2014. — V.36. — P. 28-39.

50. Frances A. The past, present and future of psychiatric diagnosis // World Psychiatry. — 2013. — V. 12. — P. 111-112.

51. Freeman R., Lewis D., Michels R. et al. The initial Field Trials of DSM-5: New Blooms and Old Thorns // Am. J. Psychiatry — 2013. — V. 170. — P. 1-5.

52. Kagee A., Tsai A.C., Lund C. et al. Screening for common mental disorders in low resource settings: Reasons for caution and a way forward // Int. Health. — 2013. — V. 5. — № 1. — P. 11-14.

53. Katschnig H. Are psychiatrists an endangered species? Observations on internal and external challenges to the profession //World Psychiatry. — 2010. — V. 9. — P. 21-28.

54. Lock M. An Anthropology of Biomedicine / M. Lock, V.-K. Nguyen. Oxford: Blackwell. — 2010. — P. 303-347.

55. Moynihan R., Smith R. Too Much Medicine? // British Medical Journal. — 2002. — V. 324. — P. 859-860.

56. Petho B. Recent crisis of psychiatry in the context of modern and postmodern science // Psychiatr Hung. — 2008. — V.3. — P. 396-419.

57. Pinna F., Del Vecchio V., Luciano M. et al. Shall psychiatry change its target? Reflections on the evolving role of psychiatry // Riv Psichiatr. — 2015. — V. 50. — P. 3-7.

58. Szasz T.S. The Myth of Mental Illness // American Psychologist. — 1960. — V. 15. — P. 113-118.

59. Vilhelmsson A. The devil in the details: public health and depression // Frontiersin Public Health. Epidemiology. — 2014. — V 2. — Article 192.

60. Whitley R. Postmodernity and mental health // Harv Rev Psychiatry. — 2008. — V. 16 (6). — P. 352-364.

Любовные и сексуальные девиации на приеме практического психолога

Структура программы

Основные темы курса

1. Введение: психолог — основная фигура в помощи  клиентам с проблемами и расстройствами в интимной сфере.

2. Распространенность любовных и сексуальных девиаций в населении; доля этих расстройств на приеме психолога. Почему 23% мужчин стремятся к «совсем другому», к «альтернативному» сексу?

3. Любовные отношения как сфера женских девиаций. Сексуальное  «раздвоением личности» при любовной зависимости — проявления, нейрофизиологические механизмы и загадки «гормонального всплеска». Какова природа резервов «скрытой» интимной личности женщины?

4. Мужской характер как психопатологическая структура, предрасполагающая к формированию половых расстройств, отклонений и парафилий.

5. Группа девиаций «по способу обладания». Интернет-порнофилия как эпидемические явление. Экзгибиционизм в его новых формах. «Подчинение — доминирование».

6. Группа девиаций » по объекту влечения».

7. «Атипичные» девиации. Методы определения уровня половой коррекции при трансексуализме.

8. Новые формы полового поведения. Динамика и прогнозы. Методы и приемы психологического консультирования клиентов с оргиастичными наклонностями.

9. Деление девиаций на транзиторные, эпизодические, преферентные и облигатные. Критерии, на основе которых психолог определяет устойчивость девиации. Социально опасные и нейтральные парафилии.

10. Гомосексуализм как половая особенность.  Любовная и интимной жизни гомосексуалов, их проблемы и расстройства. Природа гомосексуализма. 

11. Психотерапия сексуальных девиаций, проводимая психологом: принципы, методы и приемы.

12. Собственно сексуальная терапия половых девиаций.

13. Современные гипотезы и теории возникновения половых отклонений. Роль Интернета в возникновении, формировании, распространении и росте девиаций.

Записаться в группу

Сексуальные девиации — журнал #64



Лев ЩЕГЛОВ
Сексуальные девиации

Лев Моисеевич, в последнее время темы обсуждения в нашей рубрике задают сами читатели. Сегодня наиболее интересным нам показался вопрос о «девиациях» в сексуальной сфере. Просветите нас, пожалуйста, расскажите, что такое сексуальные девиации и какими они бывают.
— Девиации — один из сложнейших вопросов сексологии, потому что четко описать критерии различия нормы и отклоняющегося поведения очень сложно. Примеров тому масса, и они говорят о том, что очень многое зависит от культурного контекста эпохи, в которой мы живем, и от общества, частью которого являемся. Все знают, что в высококультурной, продвинутой Древней Греции, подарившей миру философию, понятие о прекрасном, поиски золотого сечения, архитектуру, скульптуру, гомосексуальные отношения, в том числе с мальчиками, были не просто делом обычным, а даже воспевались. Платон считал гомосексуальную любовь выше гетеросексуальной, поскольку любовь мужчины к женщине и наоборот — это всего лишь реализация биологической программы, как у любого насекомого или млекопитающего. Какое-то время гомосексуальная любовь даже называлась «греческой».
Что же касается девиаций, то их много, очень много. Кстати, если говорить о самом термине, то «девиация», то есть «отклонение» — намного более мягкий, и в данном случае более подходящий термин, чем, например, «извращение». Последний носит оценочный, даже оскорбительный характер. К тому же, как мы убедились, граница между нормой и отклоняющимся поведением условна и в разные эпохи существенно меняется.

Создается такое впечатление, что в современном мире все больше людей с различными сексуальными девиациями. Так ли это?
— Среди всех девиаций в последнее время явный рост отмечается только у транссексуализма, и это большая загадка для науки. Остальные девиации остаются примерно на одном уровне с тех пор, как человечество более или менее наладило статистику. Хотя статистика здесь весьма условна, поскольку даже в обществах, которые толерантны к девиантному поведению, люди не всегда искренни при ответах, даже при условии анонимности.
У нас в последнее время все уверены, что количество гомосексуалистов увеличивается. Это не так. Просто представители этой группы стали более шумными, заметными, а в желтой прессе, естественно, часто муссируется эта тема. Поэтому некоторым обывателям кажется, что «гомосексуалисты наступают».

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о гомосексуализме.
— В разные эпохи к гомосексуальности отно- шение было различным: от воспевания в античности до смертной казни в некоторых европейских странах в период средневековья. Во всех главенствующих религиях отношение отрицательное. Впервые гомосексуальность осуждается как «мерзость» в иудаизме, потом в христианстве и мусульманстве.
В Советском Союзе в 1934 году в Уголовный кодекс была введена статья 121, которая карала за мужеложство, предусматривая до пяти лет лишения свободы. Парадокс в том, что преследовался только мужской вариант, причем именно за технику проведения гомосексуального контакта. Считается, что более 50 тысяч людей понесли наказание по этой статье, и это была, конечно же, совершенная дикость. Сейчас, к счастью, статья снята. Главный редактор нашего журнала А. Г. Рахманова, кстати, была одной из активных сторонниц отмены этой статьи.
Многие, конечно, считали (и считают), что гомосексуалисты — это больные люди, но даже если бы это было так, тем более, как можно наказывать за болезнь?
Но гомосексуальность — не болезнь, и мировое сообщество признает это уже несколько десятилетий: в 1973 году была опубликована известная декларация американских психиатров и сексологов, где было с опорой на научную аргументацию провозглашено, что гомосексуальность является не болезнью, а вариантом сексуальной ориентации.

Что же такое гомосексуальность? Сколько людей — столько мнений?
— На сегодняшний день существуют разные точки зрения на то, что такое гомосексуальность. Первая, примитивная, антинаучная, антидемократическая и античеловеческая, заключается в том, что гомосексуальность — это одновременно и пакость, и грех, и дефект поведения, и отрицательные моральные качества, и болезнь. За это можно человека унижать, стыдить и наказывать. Эта точка зрения, естественно, в науке не рассматривается, но в общественном сознании присутствует. Вторая точка зрения предполагает, что это не болезнь, поскольку у болезни есть причины, начало и благоприятный или неблагоприятный конец, и гомосексуальность просто не подходит под этот термин. В то же время, это и не норма.
И, наконец, третий вариант предусматривает, что к болезни гомосексуальность никакого отношения не имеет, это именно вариант сексуальной ориентации. Пожалуй, именно эта точка зрения наиболее справедлива. Хотя сказать, что это полностью гармоничные люди, трудно. Единственная сфера отношений, которая в данном случае полностью нарушена, — это возможность в гомосексуальной паре иметь детей. Во всем остальном у гомосексуалов весь спектр чувств и варианты поведения такие же, как и у гетеросексуалов. Есть влечение, есть влюбленность, есть любовь, ревность, есть разовые связи и есть длительные многолетние отношения, есть даже проституция — то есть все то же, что и у гетеросексуалов, только на фоне общественного неприятия. Поэтому люди, которые своей гомосексуальной ориентации не скрывают, все же находятся под гнетом общественного мнения, и жить им, наверное, тяжеловато.

А почему человек начинает проявлять гомосексуальное поведение? Общество влияет?
— В подавляющем большинстве случаев сегодня гомосексуальность рассматривается как врожденное состояние. Это судьба человека. Конкретные причины, почему именно этот человек рождается гомосексуалом, непонятны. Но косвенные элементы врожденности установлены, и лишь незначительная часть гомосексуалистов может определенное время вести гомосексуальную практику под воздействием среды. Поэтому вопли о том, что гомосексуалисты якобы «плодятся» и «втягивают все больше людей в свои ряды» не имеют совершенно никаких оснований, это просто невозможно.

Значит, сексуальную ориентацию определяет генетический код?
— Это точно не гены. Предполагается, что это некие факторы, воздействующие на плод, когда он находится в животе матери. Научные исследования показывают, что у тех, кто становится истинным гомосексуалистом (то есть гетеросексуальный контакт для него так же чужд и невозможен, как для гетеросексуала — гомосексуальный) есть некоторые специфические особенности, которые при обратной размотке показывают, что и в два и в три года, когда повлиять еще никто не мог, уже были незаметные тогда окружающим, отклонения в поведении. Предполагается, что в человеческой популяции около 4–6% гомосексуально ориентированных людей. Цифра условная, потому что, как мы говорили, четкой статистики быть не может. Сами гомосексуалисты склонны к завышению этой цифры, они называют себя одной десятой человечества.

Распространено мнение, что люди гомосексуальной ориентации зачастую более талантливы, ярче проявляют себя в искусстве…
— Нет, это не совсем так. Это тоже говорит о немного дискриминативном отношении. Только люди попроще говорят, что все гомосексуалисты — скоты, отвратительные манерные существа с высокими голосами и так далее, а другие говорят, что они все гении и утонченные натуры. Просто мы всегда более осведомлены о тех людях, которые на виду, как деятели эстрады, искусства в целом. И мы не знаем этого о сантехниках, водителях, дворниках. Может быть, они чуть более утонченные лишь потому, что преследуемы, они выживают не за счет растительного существования и физической силы, а за счет приобретения каких-то свойств и качеств. Это то же, что говорить, что еврейский народ славится талантами. Возможно, но если бы две тысячи лет эта нация не подвергалась гонениям, то это был бы рядовой народ, как другие, стационарно живущие, не подвергающиеся какому-либо прессингу. Да, Чайковский, да, Леонардо да Винчи и многие другие, но ведь можно выставить в десятки раз больше талантливых гетеросексуалов.

Получается, что гомосексуализм — это, так сказать, самая признанная из девиаций, даже некая субкультура?
— Гомосексуальность наиболее известна потому, что она всегда описывалась в литературе и других видах искусства. Упоминания есть и в Ветхом Завете. И все-таки эти 4–6% — это очень существенная цифра. Кроме того, любая девиация, где возможны партнерские отношения, переносится гораздо легче. Пусть это преследуется обществом, но, к примеру, два молодых гея могут спокойно жить на какой-нибудь квартирке, реализовывать себя и зачастую совершенно не интересоваться тем, что о них подумает общество. Педофил, садист и некрофил не могут этого сделать, поскольку будут рано или поздно наказаны обществом. Девиации, где партнерские отношения невозможны, — это страшные переживания, которые часто заканчиваются суицидом.

Каково происхождение других девиаций? Они тоже врожденные?
— Точной причины их возникновения никто не знает. До психоанализа считалось, что все они врожденные (тип биологической дегенерации). С появлением психоанализа и других психологических теорий возник другой крен — считалось, что все это приобретенное (детские переживания, комплексы и т. д.). Сейчас приходят к тому, что более логично: есть и такие случаи, и такие. Поэтому, если классифицировать девиации, можно разделить их на истинные, основанные на каких-то механизмах врожденности, приобретенные (их меньше, но они бывают) и мозаичные, происходящие на фоне какого-то психического дисбаланса — у психопатов, лиц с органическими поражениями головного мозга.

Интервью подготовил Михаил ЗЕЛЕНСКИЙ

Вы можете задать свои вопросы
доктору ЩЕГЛОВУ,
ректору Института психологии и сексологии,
по телефону:
+7 (812) 237 18 52
237 14 80
e-mail: [email protected]
или направить их в адрес редакции ССЗ

Поведенческие расстройства или девиации поведения? — Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина №06 2000

 Существовавшая на протяжении многих лет неоднозначность ситуации в области оценки отклоняющегося поведения человека, в определении его границ, проявлений, в причислении к психической патологии или условной норме привела к тому, что эту сферу психической жизни индивида и научно-практического раздела ученые стали обходить стороной. Психиатры, которые до появления психологии девиантного поведения занимались изучением исключительно патологической психической деятельности, вначале посчитали эту область знаний малозначимой в сопоставлении с учением о психозах, заполонивших психиатрическую науку и практику. В сравнении с шизофренией гемблинг (увлечение азартными играми) рассматривался как «озорство», не требующее внимания специалиста и тем более терапии.
   По мере естественного сужения сфер влияния психиатрии за счет становления клинической психологии и отнесения к ее ведению значительной части так называемой малой психиатрии «большая психиатрия» начала экспансию в смежные научные области. Девиантные формы поведения, которые ранее расценивались ею как не существенные и малозначимые, стали рассматриваться как важные в плане предрасположенности к тяжелым психическим заболеваниям и были названы донозологическими (предболезненными) формами психических расстройств. Именно расстройств, а не психологических феноменов. Современная мировая психиатрия раскрыла себя в новой международной классификации (5-я глава МКБ-10). Из прежней классификации (МКБ-9) психических заболеваний (т.е. нозологических форм) она превратилась в классификацию психических и поведенческих расстройств (т.е. симптомов). С одной стороны, подобную метаморфозу можно приветствовать, поскольку, наконец, психиатрия стала перемещаться с ортодоксальных на феноменологические позиции; с другой — включение в сферу деятельности психиатрии так называемых поведенческих расстройств, которые автоматически стали как бы симптомами (ведь медицина занимается патологией и изучать здоровье не вполне подготовлена), следует признать по меньшей мере спорным. Сегодня, основываясь на новой классификации, врач-психиатр имеет возможность ставить такие диагнозы, как: ковыряние в носу и сосание пальца (шифр F98.8), речь взахлеб (шифр F98.6) и кусание ногтей. Но диагносту не предоставлены медицинские критерии для разграничения, к примеру, поведенческого расстройства в виде «ковыряния в носу» и привычки «ковырять в носу». Особо следует отметить тот факт, что врачу-психиатру не предписывается, как прежде, использовать научные термины. Достаточно простой констатации факта, облеченной в форму обыденных выражений. Несмотря на то, что медицинский подход к терминологической оснащенности специалиста традиционно отличается жесткостью, точностью и четкостью. А около 80% всех используемых в медицине терминов имеют латинское или греческое происхождение, что признается единственно правильным и способствует отделению науки от паранауки или других наук.
   Таким образом, можно утверждать, что сугубо психиатрическая парадигма в оценке отклоняющегося (не всегда относящегося к симптомам и расстройствам) поведения не способна быть объективной и этот путь развития психологии девиантного поведения следует причислить к тупиковым.
   Попытки ортодоксальной психологии в противовес психиатрии заняться изучением поведенческих девиаций и организацией помощи людям с подобными отклонениями также следует признать неудачными. Причина неудач кроется в стремлении априорно развести психологию и психопатологию девиантного поведения, заранее разделить психические и поведенческие расстройства, с одной стороны, и отклонения, с другой. Как следствие, предлагалось приписать психиатрии сферу психопатологии девиантного поведения, а психологии — условной нормы. Обратим внимание на парадокс, что проблема как раз и заключается в диагностике и в последующем в способах оказания помощи. Нельзя решить лишь на основании внешних клинических признаков отклонения поведения, болен девиант психически или нет. Нельзя составить реестр однозначно психопатологических или стопроцентно психологически обусловленных девиаций. Попытки разделить психологию и психопатологию девиантного поведения до того, как проанализирован конкретный случай и определены мотивы выбора человеком подобного стиля поведения, являются по сути нонсенсом. Да к тому же ортодоксальная психология не имеет инструмента для научно обоснованной диагностики и коррекции наблюдающихся особенностей поведения. Она предполагает, что диагностическая парадигма должна быть следующей: вначале психиатры должны отвергнуть «свою патологию», а затем психологи анализируют случай и оказывают психологическую помощь страждущему.
   В настоящем сообщении приводится один из взглядов на решение проблемы анализа и дифференциации поведенческих расстройств от девиантных форм поведения, который не претендует на исключительность и бесспорность.
   С нашей точки зрения, современная психология девиантного поведения — это междисциплинарная область научного знания, изучающая механизмы возникновения, формирования, динамики и исходов отклоняющегося от разнообразных норм поведения, а также способы и методы их коррекции и терапии. Данная дисциплина находится на стыке клинической психологии и психиатрии и для ее освоения требуются знания и навыки из этих научных областей. Психология девиантного (отклоняющегося) поведения в данном контексте представляет собой типичный пример научной области, в которой знания, полученные учеными различных специальностей, до настоящего времени не привели к становлению отдельной научной дисциплины. Причиной тому является столкновение мнений между ортодоксально психологическим и ортодоксально психиатрическим взглядами на отклоняющееся от нормативного поведение. Отнюдь не риторическими остаются вопросы о том, следует ли относить девиации поведения к патологии (т.е. к признакам психических расстройств и заболеваний, обозначаемых как симптомы, синдромы) или же они должны быть признаны крайними вариантами нормы; являются ли девиации поведения этапами психопатологических нарушений (т.е. донозологическими психическими расстройствами) или между поведенческими болезненными расстройствами и девиантными формами поведения лежит пропасть; каковы причины (психогенез) отклоняющихся форм поведения: нарушения мозговой деятельности, навыков адаптивного поведения или социальных ожиданий; какие меры необходимы для восстановления адекватного поведения (если это возможно в принципе): психофармакологическая терапия или психологическая коррекция.
   До последнего времени отмечалась тенденция дистанцировать проблемы, изучаемые в рамках психологии девиантного поведения, от проблем смежных дисциплин, что приводило и приводит к одностороннему, пристрастному взгляду на сложные теоретические и практические вопросы отклоняющегося от общепринятых стандартов поведения. Наиболее распространенной является попытка противопоставить психологию и психопатологию девиантного поведения, четко разделить проблемы здоровой и больной психической деятельности, что, видимо, должно быть признано ошибочным. Следствием данного подхода являются попытки выделения девиаций «в рамках психической нормы» и при психопатологических расстройствах, последние из которых предлагается обозначить иным термином (не девиацией). Ярким примером может служить неудачная попытка разделить такую проблему девиантного поведения, как употребление наркотических веществ, на собственно психологическую (когда существует лишь психологическая зависимость от наркотика) и медицинскую (в случае «злоупотребления» наркотиком, формирования физической зависимости и заболевания — наркомании).
   Приведенный широко распространенный подход, основанный на ортодоксальных принципах, не позволяет, с одной стороны, всесторонне объективно и беспристрастно анализировать механизмы психогенеза, т.е. психические процессы, ответственные за формирование девиаций, с другой — он не дает возможности оказывать адекватную и эффективную помощь. Консерватизм данной позиции отражается в поиске альтернативы ответственности за формирование и исход девиации.
   Предметом изучения психологии девиантного поведения являются отклоняющиеся от разнообразных норм ситуационные реакции, психические состояния, а также развития личности, приводящие к дезадаптации человека в обществе и/или нарушению самоактуализации и принятия себя в силу выработанных неадекватных паттернов поведения. Существенным параметром девиантного поведения выступает отклонение в ту или иную сторону с различной интенсивностью и в силу разнообразных причин от поведения, которое признается нормальным и не отклоняющимся вне зависимости от наличия или отсутствия психопатологических расстройств (см. схему).


   К характеристикам нормального (нормативного) и гармоничного поведения относятся: сбалансированность психических процессов (на уровне свойств темперамента), адаптивность и самоактуализация (на уровне характерологических особенностей) и духовность, ответственность и совестливость (на личностном уровне). Так же, как норма поведения базируется на этих трех составляющих индивидуальности, так и аномалии и девиации основываются на их изменениях, отклонениях и нарушениях. Таким образом, девиантное поведение человека можно обозначить как систему поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе нормам и проявляющиеся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля за собственным поведением.
  Выделяется несколько подходов к оценке поведенческой нормы, патологии и девиаций: социальный, психологический, психиатрический, этнокультуральный, возрастной, гендерный, профессиональный и феноменологический.
   Социальный подход базируется на представлении об общественной опасности или безопасности поведения человека. В соответствии с ним к девиантному относят любое поведение, которое явно или потенциально является опасным для общества, окружающих человека людей. Упор делается на социально одобряемые стандарты поведения, бесконфликтность, конформизм, подчинение личных интересов общественным. При анализе отклоняющегося поведения социальный подход ориентирован на внешние формы адаптации и игнорирует индивидуально-личностную гармоничность, «приспособленность к самому себе», принятие себя и отсутствие так называемых психологических комплексов и внутриличностных конфликтов.
   Психологический подход в отличие от социального рассматривает девиантное поведение в связи с внутриличностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности. Имеется в виду тот факт, что сутью девиантного поведения следует считать блокирование личностного роста и даже деградацию личности, являющихся следствием, а иногда и целью отклоняющегося поведения. Девиант в соответствии с данным подходом осознанно или неосознанно стремится разрушить собственную самоценность, лишить себя уникальности, не позволить себе реализовать имеющиеся задатки.
   В рамках психиатрического подхода девиантные формы поведения рассматриваются как преморбидные (доболезненные) особенности личности, способствующие формированию тех или иных психических расстройств и заболеваний. Под девиациями зачастую понимаются не достигшие патологической выраженности в силу различных причин отклонения поведения, т.е. те «как бы психические расстройства», которые не в полной мере соответствуют общепринятым критериям для диагностики симптомов или синдромов. Несмотря на то, что эти отклонения и не достигли психопатологических качеств, они все же обозначаются термином расстройства.
   Этнокультуральный подход подразумевает тот факт, что девиации следует рассматривать сквозь призму традиций того или иного сообщества людей. Считается, что нормы поведения, принятые в одной этнокультуральной группе или социокультуральной среде, могут существенно отличаться от норм (традиций) иных групп людей. Вследствие этого существенным признается учет этнических, национальных, расовых, конфессиональных особенностей человека. Предполагается, что диагностика поведения человека как отклоняющегося возможна лишь в случаях, если его поведение не согласуется с нормами, принятыми в его микросоциуме или он проявляет поведенческую ригидность (негибкость) и не способен адаптироваться к новым этнокультуральным условиям (например, в случаях миграции).
   Возрастной подход рассматривает девиации поведения с позиции возрастных особенностей и норм. Поведение, не соответствующее возрастным шаблонам и традициям, может быть признано отклоняющимся. Это могут быть количественные (гротескные) отклонения, отставание (ретардация) или опережение (ускорение) возрастных поведенческих норм, так и их качественные инверсии.
   Гендерный подход исходит из представления о существовании традиционных полоролевых стереотипов поведения, мужском и женском стиле. Девиантным поведением в рамках данного подхода может считаться гиперролевое поведение и инверсия шаблонов гендерного стиля. К гендерным девиациям могут относиться и психосексуальные девиации в виде изменения сексуальных предпочтений и ориентаций.
   Профессиональный подход в оценке поведенческой нормы и девиаций базируется на представлении о существовании профессиональных и корпоративных стилей поведения и традиций. Имеется в виду, что профессиональное сообщество диктует его членам выработку строго определенных паттернов поведения и реагирования в тех или иных ситуациях. Несоответствие этим требованиям позволяет относить такого человека к девиантам.
   Феноменологический подход к оценке поведенческой нормы, патологии и девиаций в отличие от социального, психологического или психиатрического позволяет учитывать все отклонения от нормы (не только социально опасные или способствующие саморазрушению личности). Используя его, можно диагностировать и нейтральные, с точки зрения общественной морали и права, поведенческие отклонения (к примеру, аутистическое поведение), и даже положительно окрашенные девиации (например, трудоголизм). Кроме того, феноменологическая парадигма позволяет усматривать за каждым из отклонений в поведении механизмы психогенеза, что способствует в дальнейшем выбору адекватной и эффективной тактики коррекции поведения. Так, трудоголизм как поведенческая девиация может быть рассмотрен и истолкован как аддикция, сформированная на базе стремления к уходу от реальности путем фиксации внимания на строго определенном виде деятельности, так и как проявление психопатологических особенностей, например, в рамках маниакального синдрома. Лишь феноменологический подход способен беспристрастно и объективно подойти к анализу отклоняющегося поведения и способствовать пониманию сущностных мотивов поведения человека.
   Основой оценки девиантного поведения человека является анализ его взаимодействий с реальностью, поскольку главенствующий принцип нормы — адаптивность — исходит из приспособления (адаптивности) по отношению к чему-то и кому-то, т.е. к реальному окружению индивида. Взаимодействия индивида и реальности можно представить пятью способами: приспособление, противодействие или болезненное противодействие, уход и игнорирование.
   При противодействии реальности индивид активно пытается разрушать ненавистную ему действительность, изменять ее в соответствии с собственными установками и ценностями. Он убежден, что все проблемы, с которыми он сталкивается, обусловлены факторами действительности, и единственным способом достижения его целей является борьба с действительностью, попытка переделать реальность под себя или максимально извлечь выгоду из нарушающего нормы общества поведения. При этом ответом со стороны действительности по отношению к такому индивиду становится также противодействие, изгнание или попытка изменить индивида, подстроить его под требования реальности. Противостояние реальности встречается при криминальном и делинквентном поведении. Если рассмотреть все типы взаимодействия индивида и реальности на примере наркозависимости, то в рамках противостояния употребление наркотиков можно рассматривать как протест, эпатаж, нежелание мириться с окружающей действительностью.
   Так называемое болезненное противостояние реальности обусловлено признаками психической патологии и психопатологическими расстройствами, при которых окружающий мир воспринимается враждебным в связи с субъективным искажением его восприятия и понимания. Симптомы психического заболевания нарушают возможность адекватно оценить мотивы поступков окружающих и вследствие этого эффективное взаимодействие с окружением становится затруднительным. Если при противостоянии реальности здоровый человек осознанно выбирает путь борьбы с действительностью, то при болезненном противостоянии у психически больного человека данный способ взаимодействия является единственным и вынужденным. На примере употребления наркотических веществ в рамках наркозависимости данный тип взаимодействия с реальностью можно трактовать как использование этих средств, в частности, с целью купирования психопатологической симптоматики.
   Способ взаимодействия с действительностью в виде ухода от реальности осознанно или неосознанно выбирают люди, которые расценивают реальность негативно и оппозиционно, считая себя неспособными адаптироваться к ней. Они могут также ориентироваться на нежелание приспосабливаться к действительности, «не заслуживающей того, чтобы к ней приспосабливались» по причине несовершенства, консервативности, единообразия, подавления экзистенциальных ценностей или откровенно антигуманной деятельности. Употребление наркотиков в данном случае следует рассматривать как аддикцию — уход от скучной реальности в виртуальный мир, созидаемый химическим веществом.
   Игнорирование реальности проявляется автономизацией жизни и деятельности человека, когда он не принимает в расчет требования и нормы реальности, существуя в собственном узкопрофессиональном мире. При этом не происходит ни столкновения, ни противодействия, ни ухода от реальности. Стороны существуют как бы сами по себе. Подобный вариант взаимодействия с реальностью довольно редок и встречается лишь у небольшого числа повышенно одаренных, талантливых людей с гиперспособностями в какой-либо одной области. Употребление наркотических веществ следует рассматривать при этом типе взаимодействия с реальностью как признак «особости», избранности, причастности к богеме.
   Гармоничный человек выбирает приспособление к реальности. Однако нельзя однозначно исключать из ряда гармоничных индивидов лиц, которые используют, к примеру, способ ухода от реальности. Это связано с тем, что реальность, так же как и отдельный индивид, может носить негармоничный характер. Например, добровольное приспособление к условиям авторитарного режима, разделение его ценностей и выбор соответствующего поведения нельзя рассматривать как гармоничное.
   В зависимости от способов взаимодействия с реальностью и нарушения тех или иных норм общества девиантное поведение разделяется на пять типов: делинквентное, аддиктивное, патохарактерологическое, психопатологическое и на базе гиперспособностей. Клинические же формы (проявления) представлены: агрессивным и аутоагрессивным поведением, нарушением пищевого поведения, злоупотреблением веществами, изменяющими психическое состояние, сексуальными девиациями, сверхценными увлечениями, коммуникативными, этическими и эстетическими девиациями, или нарушениями стиля поведения (В.Д.Менделевич, 1998). В рамках каждой из клинических форм отклоняющееся поведение можно трактовать и как психологическое (т.е. собственно девиантное), и как психопатологическое (т.е. как поведенческое расстройство).
   Таким образом, анализ современного положения в сфере изучения поведенческих отклонений позволяет утверждать, что поведенческие расстройства и девиации поведения, имея феноменологическое сходство и даже идентичность, отличаются друг от друга этиопатогенетически. Недоучет данного обстоятельства в МКБ-10 приводит, с одной стороны, к размыванию границ между психической и поведенческой нормой и патологией, с другой — к дискредитации научности психиатрической науки и практики. Учитывая тот факт, что в рамках девиантного поведения могут сочетаться психологические и психопатологические механизмы, в сфере оказания помощи данному контингенту лиц следует сочетать психофармакотерапию с психотерапией.
  

Стандартное отклонение и дисперсия

Отклонение просто означает, насколько далеко от нормы

Стандартное отклонение

Стандартное отклонение — это мера того, насколько разброс наши числа есть.

Его символ — σ (греческая буква сигма)

Формула проста: это квадратный корень из дисперсии. Итак, теперь вы спрашиваете: «Что такое дисперсия?»

Разница

Разница определяется как:

Среднее из в квадрате отклонений от среднего.

Чтобы вычислить отклонение, выполните следующие действия:

  • Вычислите среднее (простое среднее номеров)
  • Затем для каждого числа: вычтите Среднее и возведите результат в квадрат. (разница в квадрате ).
  • Затем вычислите среднее значение квадратов разностей. (Почему Квадрат?)

Пример

Вы и ваши друзья только что измерили рост ваших собак (в миллиметрах):

Высота (в плечах): 600мм, 470мм, 170мм, 430мм и 300мм.

Найдите среднее значение, дисперсию и стандартное отклонение.

Ваш первый шаг — найти среднее значение:

Ответ:

Среднее значение = 600 + 470 + 170 + 430 + 300 5
= 1970 5
= 394

, поэтому средняя (средняя) высота составляет 394 мм.Нарисуем это на графике:

Теперь посчитаем разницу для каждой собаки со Средним значением:

Чтобы вычислить дисперсию, возьмите каждую разницу, возведите ее в квадрат и затем усредните результат:

Разница
σ 2 = 206 2 + 76 2 + (−224) 2 + 36 2 + (−94) 2 5
= 42436 + 5776 + 50176 + 1296 + 8836 5
= 108520 5
= 21704

Таким образом, отклонение составляет 21,704

А стандартное отклонение — это просто квадратный корень из дисперсии, итак:

Стандартное отклонение
σ = √21704
= 147.32 …
= 147 (с точностью до мм)

И стандартное отклонение хорошо то, что оно полезно. Теперь мы можем показать, какие высоты находятся в пределах одного стандартного отклонения. (147 мм) среднего:

Итак, используя стандартное отклонение, мы имеем «стандарт» способ узнать, что является нормальным, а что очень большим или дополнительным маленький.

Ротвейлеры — это высоких собак. А таксы стоят немного короче, правда?

Использование

Можно ожидать, что около 68% значений будут в пределах плюс-минус 1 стандартное отклонение.

Прочтите Стандартное нормальное распределение, чтобы узнать больше.

Также попробуйте калькулятор стандартного отклонения.

Но … есть небольшое изменение с

Sample Data

Наш пример был для популяции (5 собак — единственные собаки, которые нас интересуют).

Но если данные представляют собой образец (выборка, взятая из более крупной совокупности), то расчет меняется!

При наличии «N» значений данных:

  • Население : разделите на N при вычислении дисперсии (как мы это делали)
  • Пример : разделите на N-1 при вычислении дисперсии

Все остальные вычисления остаются такими же, включая то, как мы вычислили среднее значение.

Пример: если наши 5 собак — это всего лишь выборка из большей популяции собак, мы делим на 4 вместо 5 следующим образом:

Выборочная дисперсия = 108,520 / 4 = 27,130

Стандартное отклонение выборки = √27,130 = 165 (с точностью до мм)

Думайте об этом как о «исправлении», когда ваши данные — всего лишь образец.

Формулы

Вот две формулы, объясненные в разделе Формулы стандартного отклонения, если вы хотите узнать больше:


« Население Стандартное отклонение»:

« Sample Standard Deviation »:

Выглядит сложно, но важное изменение состоит в том, что
делится на N-1 (вместо N ) при вычислении дисперсии выборки.

* Сноска: Почему квадрат различия?

Если просто сложить отличия от среднего … отрицательные значения отменяют положительные:

4 + 4-4-4 4 = 0

Так что это не сработает. Как насчет того, чтобы использовать абсолютные значения?

| 4 | + | 4 | + | −4 | + | −4 | 4 = 4 + 4 + 4 + 4 4 = 4

Выглядит хорошо (и является средним отклонением), но как насчет этого случая:

| 7 | + | 1 | + | −6 | + | −2 | 4 = 7 + 1 + 6 + 2 4 = 4

О нет! Это также дает значение 4, Хотя различия более разрозненные.

Итак, давайте попробуем возвести в квадрат каждую разницу (и извлечь квадратный корень в конце):

√ ( 4 2 + 4 2 + (-4) 2 + (-4) 2 4 ) = √ ( 64 4 ) = 4
√ ( 7 2 + 1 2 + (-6) 2 + (-2) 2 4 ) = √ ( 90 4 ) = 4.74 …

Это приятно! Стандартное отклонение больше, чем больше различий … как раз то, что мы хотим.

Фактически, этот метод аналогичен расстоянию между точками, но применяется по-другому.

И проще использовать алгебру для вычисления квадратов и квадратных корней, чем абсолютные значения, что позволяет легко использовать стандартное отклонение в других областях математики.

Вернуться к началу

Среднее отклонение

Насколько далеко в среднем все значения от середины.

Расчет

Найдите среднее значение всех значений … используйте его для вычисления расстояний … затем найдите среднее значение этих расстояний!

В три этапа:

  • 1. Найдите среднее всех значений
  • 2. Найдите расстояние каждого значения от этого среднего (вычтите среднее значение из каждого значения, игнорируйте знаки минус)
  • 3. Затем найдите среднее значение этих расстояний

Как это:

Пример: среднее отклонение 3, 6, 6, 7, 8, 11, 15, 16

Шаг 1. Найдите среднее значение :

Среднее значение = 3 + 6 + 6 + 7 + 8 + 11 + 15 + 16 8 = 72 8 = 9

Шаг 2: Найдите расстояние каждого значения от этого среднего:

Значение Расстояние от 9
3 6
6 3
6 3
7 2
8 1
11 2
15 6
16 7

Что выглядит так:

(без минуса!)

Шаг 3.Найдите среднее значение этих расстояний :

Среднее отклонение = 6 + 3 + 3 + 2 + 1 + 2 + 6 + 7 8 = 30 8 = 3,75

Итак, среднее значение = 9 , а среднее отклонение = 3,75

.

Он сообщает нам, насколько далеко в среднем все значения от середины.

В этом примере значения в среднем находятся на расстоянии 3,75 от середины.

Для отклонения просто подумайте расстояние

Формула

Формула:

Среднее отклонение = Σ | x — μ | N

  • Σ — это сигма, что означает суммирование
  • || (вертикальные полосы) означают абсолютное значение, в основном, чтобы игнорировать знаки минус
  • x — каждое значение (например, 3 или 16)
  • μ — среднее значение (в нашем примере μ = 9 )
  • N — количество значений (в нашем примере N = 8 )

Давайте посмотрим на них подробнее:

Абсолютное отклонение

Каждое вычисляемое расстояние называется абсолютным отклонением , потому что это абсолютное значение отклонения (насколько далеко от среднего).

Чтобы показать «Абсолютное значение» ставим «|» маркирует обе стороны следующим образом:

| -3 | = 3

Для любого значения x :

Абсолютное отклонение = | x — μ |

В нашем примере значение 16 имеет Абсолютное отклонение = | x — μ | = | 16 — 9 | = | 7 | = 7

А теперь сложим все …

Сигма

Символ для «Суммирования» — Σ (так называемая сигма-нотация), поэтому мы имеем:

Сумма абсолютных отклонений = Σ | x — μ |

Делим на сколько значений N и получаем:

Среднее отклонение = Σ | x — μ | N

Давайте снова рассмотрим наш пример, используя правильные символы:

Пример: среднее отклонение 3, 6, 6, 7, 8, 11, 15, 16

Шаг 1. Найдите среднее значение :

μ = 3 + 6 + 6 + 7 + 8 + 11 + 15 + 16 8 = 72 8 = 9

Шаг 2: Найдите абсолютных отклонений :

x | x — μ |
3 6
6 3
6 3
7 2
8 1
11 2
15 6
16 7
Σ | x — μ | = 30

Шаг 3.Найдите среднее отклонение :

Среднее отклонение = Σ | x — μ | N = 30 8 = 3,75

Примечание: среднее отклонение иногда называют средним абсолютным отклонением (MAD), потому что это среднее значение абсолютных отклонений.

Что это значит?

Среднее отклонение показывает, насколько далеко в среднем все значения от середины.

Вот пример (с использованием тех же данных , что и на странице стандартного отклонения):

Пример: вы и ваши друзья только что измерили рост ваших собак. (в миллиметрах):

Высота (в плечах): 600мм, 470мм, 170мм, 430мм и 300мм.

Шаг 1. Найдите среднее значение :

μ = 600 + 470 + 170 + 430 + 300 5 = 1970 5 = 394

Шаг 2: Найдите абсолютных отклонений :

x | x — μ |
600 206
470 76
170 224
430 36
300 94
Σ | x — μ | = 636

Шаг 3.Найдите среднее отклонение :

Среднее отклонение = Σ | x — μ | N = 636 5 = 127,2

Итак, средний рост собак составляет 127,2 мм от среднего значения .

(сравните со стандартным отклонением 147 мм )

Полезный чек

Отклонения на одной стороне среднего должны равняться отклонениям на другой стороне .

Из нашего первого примера:

Пример: 3, 6, 6, 7, 8, 11, 15, 16

Отклонения составляют:

6 + 3 + 3 + 2 + 1 = 2 + 6 + 7
15 = 15

Аналогично:

Пример: собаки

Отклонения слева от среднего: 224 + 94 = 318

Отклонения справа от среднего: 206 + 76 + 36 = 318

Если они не равны… возможно вы сделали msitake!

Простое определение, пошаговое видео


Содержание: Стандартное отклонение (щелкните, чтобы перейти в раздел):

Основы:

  1. Стандартное отклонение Определение
  2. Как Найти стандартное отклонение вручную

Дополнительные темы:

  1. Стандартное отклонение для бинома
  2. Стандартное отклонение дискретной случайной величины
  3. Стандартное отклонение для распределения частот

Использование технологии:

  1. Найдите стандартное отклонение в Minitab
  2. Найдите стандартное отклонение в SPSS
  3. в Excel
  4. TI-89 Инструкции

Статьи по теме:

  1. Абсолютное стандартное отклонение

Стандартное отклонение — это мера разброса в статистике.«Разброс» показывает, насколько разбросаны ваши данные. В частности, он показывает, насколько ваши данные разбросаны относительно среднего или среднего значения. Например, все ли ваши оценки близки к среднему? Или много баллов намного выше (или намного ниже) среднего балла?

Как это выглядит на графике?

Кривая колокола (то, что статистики называют «нормальным распределением») обычно рассматривается в статистике как инструмент для понимания стандартного отклонения.

Следующий график нормального распределения представляет большой объем данных в реальной жизни.Среднее или среднее значение представлено греческой буквой μ в центре. Каждый сегмент (от темно-синего до светло-синего) представляет собой одно стандартное отклонение от среднего. Например, 2σ означает два стандартных отклонения от среднего.

Пример из реальной жизни

Кривая нормального распределения может отображать сотни ситуаций в реальной жизни. Вы когда-нибудь замечали в классе, что большинство учеников получают четверку, а некоторые — пятерку или пятерку? Это можно смоделировать с помощью колоколообразной кривой.Вес, рост, привычки питания и режим упражнений людей также можно смоделировать с помощью графиков, подобных этому. Эти знания позволяют компаниям, школам и правительствам делать прогнозы относительно будущего поведения. Для поведения, которое соответствует этому типу колоколообразной кривой (например, успеваемость на SAT), вы сможете предсказать, что 34,1 + 34,1 = 68,2% учащихся наберут очень близко к среднему баллу, или на одно стандартное отклонение от нормы. иметь в виду.

Когда вы проводите эксперимент (или тест, или опрос), вы обычно работаете с выборкой — небольшой частью генеральной совокупности.Формула для определения стандартного отклонения при работе с образцами:

Знак Σ в формуле означает «сложить» (см .: сигма-обозначение). Чтобы решить формулу,

  1. Сложите числа,
  2. пл. Им.
  3. Тогда разделите.

Звучит просто, но становится утомительно при работе с большими размерами выборки (потому что вам придется складывать и возводить в квадрат несколько раз). В приведенном ниже примере задачи всего 9 точек данных, но она должна дать вам хороший пример того, насколько утомительными могут быть ручные вычисления.Если вам все же приходится рассчитывать его вручную (для домашнего задания или теста), обязательно используйте калькулятор, чтобы проверить свой ответ.

Пример проблемы:

Q. Найдите стандартное отклонение для следующих результатов:
{12, 15, 17, 20, 30, 31, 43, 44, 54}

Шаг 1: сложите числа:
12 + 15 + 17 + 20 + 30 + 31 + 43 + 44 + 54 = 266.

Шаг 2: возведите ответ из шага 1 в квадрат:
266 x 266 = 70756

Шаг 3: Разделите свой ответ из шага 2 на количество предметов ( n ) в вашем наборе.В этом примере у нас 9 элементов, поэтому:
70756/9 = 7861.777777777777 (деление на n)

Отложите это число на мгновение. Он понадобится вам позже.

Шаг 4. Возведите исходные числа {12, 15, 17, 20, 30, 31, 43, 44, 54} в квадрат по одному, затем сложите их:

(12 x 12) + (15 x 15) + (17 x 17) + (20 x 20) + (30 x 30) + (31 x 31) + (43 x 43) + (44 x 44) + ( 54 х 54) = 9620

Шаг 5: вычтите шаг 4 из шага 3.

9620 — 7861.777777777777 = 1758.2222222222226

Обратите внимание, что я еще не округляю. Вы должны сохранить все десятичные разряды до самого конца, затем можете округлить. Округление в середине приведет к тому, что ваш ответ будет неправильным, чтобы получить неправильный ответ из учебника. Отложите это число на мгновение.

Шаг 6: Вычтем 1 из n . У нас 9 элементов, поэтому n = 9:

.

9 — 1 = 8

Шаг 7: Разделите шаг 5 на шаг 6, чтобы получить отклонение :
1758,2222222222226 / 8 = 219.77777777777783

Шаг 8: Извлеките квадратный корень из шага 7:
√ (219,77777777777783) = 14,824

1958058
Стандартное отклонение составляет 14,825.

В начало

нужна помощь с домашним заданием? Посетите нашу страницу обучения!

(Щелкните, чтобы перейти к разделу)
Стандартное отклонение для бинома: TI-83
Стандартное отклонение для бинома: вручную

TI 83 Стандартное отклонение для бинома

TI 83 не имеет встроенной функции для определения стандартного отклонения для бинома.Вы должны ввести уравнение вручную.

Пример задачи : Найдите стандартное отклонение для биномиального распределения с n = 5 и p = 0,12.

Шаг 1: Вычтите p из 1, чтобы найти q.
1 — 0,12 ВВОД
= 0,88

Шаг 2: Умножить n раз p на q.
5 * .12 * .88 ВВЕДИТЕ
= .528

Шаг 3: Найдите квадратный корень из ответа на шаге 2.
√.528 = =.727 (округлено до 3 знаков после запятой).

Стандартное отклонение для бинома: вручную

Подбрасывание монеты может быть биномиальным экспериментом.


Биномиальное распределение — это один из простейших типов распределений в статистике. Это тип распределения, в котором есть либо успех, либо неудача. Например, выиграть в лотерею: или не выиграть в лотерею. Вы можете найти стандартное отклонение для биномиального распределения двумя способами:
  1. С формулой
  2. С таблицей распределения вероятностей (шаги прокрутите вниз)

Формула для определения стандартного отклонения для биномиального распределения:

Посмотрите видео или прочтите инструкции ниже:

Пример вопроса:

Найдите стандартное отклонение для следующего биномиального распределения: подбросьте монетку 1000 раз, чтобы узнать, сколько орлов вы получите.

Шаг 1: Определите n и p из вопроса. N — количество попыток (дано как 1000), а p — вероятность, равная 0,5 (у вас есть 50% шанс получить орел при любом подбрасывании монеты).

На этом этапе вы можете вставить эти числа в формулу и решить. Если формулы не ваша сильная сторона, выполните следующие дополнительные действия:

Шаг 2: Умножьте n на p:
1000 * 0,5 = 500.

Шаг 3: Вычтите «p» из 1:
1 — 0,5 = 0,5.

Шаг 4: Умножьте Шаг 2 на Шаг 3: 500 *.5 = 250,

Шаг 5: Извлеките квадратный корень из шага 4:
√ 250 = 15,81.

Вот и все!

При использовании дискретных случайных величин иногда вместо «p» и «n» предоставляется таблица распределения вероятностей. Пока у вас есть таблица, вы можете рассчитать стандартное отклонение дискретных случайных величин по этой формуле:

Пример вопроса: Найдите стандартное отклонение дискретных случайных величин, показанных в следующей таблице, которые представляют собой подбрасывание трех монет:

Шаг 1: Найдите среднее значение (это также называется ожидаемым значением), умножив вероятности на x в каждом столбце и сложив их все:
μ = (0 * 0.125) + (1 * 0,375) + (2 * 0,375) + (3 * 0,125) = 1,5

Шаг 2: обработайте внутреннюю часть приведенного выше уравнения без квадратного корня:

  • ((0 — 1,5) 2 * 0,125) +
  • ((1 — 1,5) 2 * 0,375) +
  • ((2 — 1,5) 2 * 0,375) +
  • ((3 — 1,5) 2 * 0,125) +
  • = 0,75

Шаг 3: Извлеките квадратный корень из Шага 2:
σ = √ 0,75 = 0,8660254.

Вот и все!

В начало

Наверх
Формула для определения стандартного отклонения для частотного распределения:

Где:

  • μ — среднее значение для частотного распределения,
  • f — индивидуальные отсчеты частоты,
  • x — значение, связанное с частотами.

Если формулы не ваша сильная сторона, посмотрите это короткое видео, в котором показано, как работать с формулой:

Посмотрите видео или выполните следующие действия:

Пример вопроса: Найдите стандартное отклонение в Minitab для следующих данных: 102, 104, 105, 110, 112, 116, 124, 124, 125, 240, 245, 254, 258, 259, 265, 265, 278 , 289, 298, 311, 321, 321, 324, 354

Шаг 1: Введите данные в один столбец на листе Minitab.

Шаг 2: Нажмите «Статистика», затем нажмите «Базовая статистика», затем нажмите «Описательная статистика».

Шаг 3: Выберите переменные, для которых требуется найти стандартное отклонение для , а затем нажмите «Выбрать», чтобы переместить имена переменных в правое окно.

Шаг 4: Щелкните кнопку «Статистика».

Шаг 5: Установите флажок «Стандартное отклонение» и дважды нажмите «ОК». Стандартное отклонение будет отображаться в новом окне.

Вот и все!

В начало

Инструмент для вычисления стандартного отклонения в SPSS находится в разделе «Аналитика> Описательная статистика» на панели инструментов. Вы также можете использовать опцию «Частоты» в том же меню. На видео ниже показаны оба варианта, или прочтите ниже шаги только с первым вариантом.

Если вы уже ввели свои данные в рабочий лист, переходите к шагу 3.

Шаг 1: Откройте новый рабочий лист для ввода данных. После открытия SPSS выберите переключатель «введите данные» справа от диалогового окна «Что бы вы хотели сделать».

Шаг 2: Введите данные в рабочий лист. Вы можете использовать любое количество столбцов для ввода данных, но не оставляйте пустых строк между данными.

Шаг 3: Щелкните «Анализировать» на панели инструментов, а затем наведите указатель мыши на «Описательная статистика». Щелкните «Descriptives», чтобы открыть диалоговое окно переменных .

Шаг 4: Выберите переменные, для которых требуется найти описательную статистику для .SPSS необходимо знать, где находятся данные, для которых вы хотите рассчитать стандартное отклонение. Система заполнит левое поле возможными вариантами (столбцы данных, которые вы ввели), но вам нужно будет выбрать, какие переменные вы хотите включить, и перенести эти списки в правое поле. Чтобы передать списки, щелкните центральную стрелку, чтобы переместить эти переменные из левого поля в правое.

Шаг 5: Отметьте поле «Стандартное отклонение», затем нажмите «ОК». Ответ будет показан справа от окна в последнем столбце, озаглавленном «Стандартное отклонение.”

В начало

Содержание:
Excel 2013 и новее
Excel 2007/2010
СТАНДОТКЛОН или СТАНДОТКЛОН.P?

Примечания для Mac:
Для стандартного отклонения для всей совокупности (σ) используйте:
STDEV.P (A1: A10)
Для стандартного отклонения выборки (часть генеральной совокупности) используйте:
STDEV .S (A1: A10)

Excel 2013

Посмотрите видео или прочтите ниже:

Стандартное отклонение можно определить двумя разными способами:

  1. Функция STDEV.
  2. Пакет инструментов для анализа данных.

Рассмотрите возможность установки пакета инструментов анализа данных, особенно если вы собираетесь выполнять несколько анализов своих данных.

1. Функция STDEV

Шаг 1: Введите данные в один столбец. Например, столбец A.

Шаг 2: Щелкните любую пустую ячейку.

Шаг 3: Введите «= СТАНДОТКЛОН (A1: A99)», где A1: A99 — расположение ячеек ваших данных.

Шаг 4: Нажмите «ОК».

2. Пакет инструментов

Шаг 1: Щелкните вкладку «Данные», затем щелкните «Анализ данных».”

Шаг 2: Нажмите «Описательная статистика», затем нажмите «ОК».

Шаг 3: Щелкните поле Диапазон ввода , затем введите, где находятся ваши данные. Например, если вы ввели данные в ячейки от B1 до B50, введите в поле «B1: B50».

Шаг 4. Выберите переключатель «Строки» или «Столбцы». Это зависит от того, как вы вводите свои данные.

Шаг 5. Щелкните поле «Ярлыки в первой строке», если у ваших данных есть заголовки столбцов. Заголовок столбца — это первое поле в столбце (например,грамм. A1, A2, A3…), на котором есть какой-то ярлык, например «кошки», «образец» или «луны».

Шаг 6: Установите флажок «Описательная статистика».

Шаг 7: Выберите место для ваших результатов. Например, щелчок по переключателю «Новый рабочий лист» выведет ваши результаты на новый рабочий лист.

Шаг 8: Нажмите «ОК».

В начало

Excel 2007

Шаги по существу те же для Excel 2007/2010/2013. В этом видео показано, как использовать функцию STDDEV.

STDEV, STDEV.P, STDEV.S, STDEVA, STDEVPA и STDEVP


Посмотрите видео или прочтите ниже:

Excel 2013 имеет ШЕСТЬ функций для стандартного отклонения:
  • СТАНДОТКЛОН,
  • СТАНДАРТ.П,
  • СТАНДОТКЛОН.S,
  • СТАНДАРТ,
  • STDEVPA
  • СТАНДОТКЛОНП.

Какую функцию вы выберете, зависит от того,:

  1. Вы работаете с выборками или популяциями.
  2. Вы хотите оценить числовые данные или другие типы данных (например, двоичные ИСТИНА и ЛОЖЬ).

В таблице ниже показаны различия между шестью типами.

ВЫБОРКА / НАСЕЛЕНИЕ ВИД ДАННЫХ СОВМЕСТИМОСТЬ *? НАЗНАЧЕНИЕ
ОБРАЗЕЦ ЧИСЛО НЕТ = СТАНДАРТ.S
ОБРАЗЕЦ ЧИСЛО ДА = СТАНДОТКЛОН
ОБРАЗЕЦ ОБЕ НЕТ = СТАНДОТКЛОН
НАСЕЛЕНИЕ ЧИСЛО НЕТ = СТАНДОТКЛОН.P
НАСЕЛЕНИЕ ЧИСЛО ДА = СТАНДОТКЛОН
НАСЕЛЕНИЕ ОБЕ НЕТ = СТАНДАРТНЫЙ ПАРАМЕТР

* В более ранних версиях Excel.

В начало

Посмотрите видео или прочтите ниже.

Пример задачи: Что такое стандартное отклонение для этого списка? 1, 34, 56, 89, 287, 598, 1001.

Шаг 1: Нажмите HOME.

Шаг 2: Нажмите КАТАЛОГ .
Он расположен под клавишей APPS в верхней средней части клавиатуры.

Шаг 3: Прокрутите до stdDev (.
Нажмите ENTER.

Шаг 4: Нажмите 2nd, затем (.
На дисплее должно отображаться:
stdDev ({
Обратите внимание на фигурную скобку:

Шаг 5: Введите числа . Обязательно вводите запятые после каждого числа.
Конечный результат должен выглядеть так:
stdDev ({1,34,56,89,287,598,1001

Шаг 6: Нажмите 2-й, затем) дважды.
Это закрывает выражение:
stdDev ({1,34,56,89,287,598,1001}).

Шаг 7: Нажмите ENTER , чтобы получить решение:
375,149.

В начало

Список литературы

Гоник, Л. (1993). Мультяшный справочник по статистике. HarperPerennial.
Кенни, Дж. Ф. и Кепинг, Э. С. Математика статистики, Pt. 2, 2-е изд. Princeton, NJ: Van Nostrand, 1951.
Kotz, S .; и др., ред. (2006), Энциклопедия статистических наук, Wiley.
Папулис, А. Вероятность, случайные величины и случайные процессы, 2-е изд. Нью-Йорк: McGraw-Hill, стр. 144–145, 1984.
Vogt, W.P. (2005). Словарь статистики и методологии: нетехническое руководство для социальных наук. МУДРЕЦ.
Линдстрем, Д. (2010). Краткое изложение статистики Шаума, второе издание (Schaum’s Easy Outlines), 2-е издание. McGraw-Hill Education

————————————————— —————————-

Нужна помощь с домашним заданием или контрольным вопросом? С помощью Chegg Study вы можете получить пошаговые ответы на свои вопросы от эксперта в данной области.Ваши первые 30 минут с репетитором Chegg бесплатны!

Комментарии? Нужно опубликовать исправление? Пожалуйста, оставьте комментарий на нашей странице в Facebook .

Дисперсия и стандартное отклонение


Если нет крайних или выпадающих значений переменной, среднее значение является наиболее подходящим обобщением типичного значения, и для обобщения изменчивости данных мы специально оцениваем изменчивость в выборке вокруг выборочного среднего.Если все наблюдаемые значения в выборке близки к среднему по выборке, стандартное отклонение будет небольшим (то есть близким к нулю), а если наблюдаемые значения сильно различаются вокруг среднего по выборке, стандартное отклонение будет большим. Если все значения в выборке идентичны, стандартное отклонение выборки будет равно нулю.

При обсуждении выборочного среднего мы обнаружили, что выборочное среднее для диастолического артериального давления составило 71,3. В таблице ниже показано каждое из наблюдаемых значений вместе с соответствующим отклонением от выборочного среднего.

Таблица 11 — Диастолическое артериальное давление и отклонение от выборочного среднего

X = диастолическое артериальное давление

Отклонение от среднего

76

4,7

64

-7,3

62

-9.3

81

9,7

70

-1,3

72

0,7

81

9,7

63

-8.3

67

-4,3

77

5,7

Отклонения от среднего значения отражают, насколько далеко диастолическое артериальное давление каждого человека от среднего диастолического артериального давления.Диастолическое кровяное давление первого участника на 4,7 единицы выше среднего, а диастолическое кровяное давление второго участника на 7,3 единицы ниже среднего. Что нам нужно, так это сводка этих отклонений от среднего, в частности, мера того, насколько в среднем каждый участник находится от среднего диастолического артериального давления. Если мы вычислим среднее значение отклонений, суммируя отклонения и разделив их на размер выборки, мы столкнемся с проблемой. Сумма отклонений от среднего равна нулю.Так будет всегда, поскольку это свойство выборочного среднего, т.е. сумма отклонений ниже среднего всегда будет равна сумме отклонений выше среднего. Однако цель состоит в том, чтобы зафиксировать величину этих отклонений в виде сводной меры. Чтобы решить эту проблему суммирования отклонений до нуля, мы могли бы взять абсолютные значения или возвести в квадрат каждое отклонение от среднего. Оба метода решат проблему. Более популярный метод суммирования отклонений от среднего включает возведение отклонений в квадрат (абсолютные значения затруднены в математических доказательствах).Таблица 12 ниже отображает каждое из наблюдаемых значений, соответствующие отклонения от выборочного среднего и квадратичные отклонения от среднего.

Таблица 12

X = диастолическое артериальное давление

Отклонение от среднего

Квадратное отклонение от среднего

76

4.7

22.09

64

-7,3

53,29

62

-9,3

86,49

81

9,7

94.09

70

-1,3

1,69

72

0,7

0,49

81

9,7

94.09

63

-8.3

68,89

67

-4,3

18,49

77

5,7

32,49

Квадрат отклонений интерпретируется следующим образом.Отклонение в квадрате первого участника составляет 22,09, что означает, что его / ее диастолическое кровяное давление составляет 22,09 единицы в квадрате от среднего диастолического кровяного давления, а диастолическое кровяное давление второго участника составляет 53,29 единицы в квадрате от среднего диастолического кровяного давления. Величина, которая часто используется для измерения изменчивости в выборке, называется дисперсией выборки, и по сути представляет собой среднее значение квадратов отклонений. Выборочная дисперсия обозначается s 2 и вычисляется следующим образом:

Щелкните под вопросом, чтобы просмотреть ответ.

Это содержимое требует включения JavaScript.

В этой выборке из n = 10 диастолического артериального давления дисперсия выборки составляет s 2 = 472,10 / 9 = 52,46. Таким образом, в среднем диастолическое артериальное давление составляет 52,46 единицы в квадрате от среднего диастолического артериального давления. Из-за возведения в квадрат дисперсию нельзя особо интерпретировать. Более распространенной мерой изменчивости в выборке является стандартное отклонение выборки, определяемое как квадратный корень из дисперсии выборки:

вернуться наверх | предыдущая страница | следующая страница

2.Среднее и стандартное отклонение

Медиана известна как мера местоположения; то есть он сообщает нам, где находятся данные. Как указано в, нам не нужно знать все точные значения для вычисления медианы; если бы мы сделали наименьшее значение еще меньшим, а наибольшее — еще большим, это не изменило бы значение медианы. Таким образом, медиана не использует всю информацию, содержащуюся в данных, и поэтому можно показать, что она менее эффективна, чем среднее или среднее значение, которое действительно использует все значения данных.Чтобы вычислить среднее значение, мы складываем наблюдаемые значения и делим их на их количество. Сумма значений, полученных в таблице 1.1, составила 22,5, которые были разделены на их количество, 15, и получили среднее значение 1,5. Этот знакомый процесс —
удобно выражается следующими символами: (произносится как «x bar») означает среднее значение; x — каждое из значений свинца в моче; n — количество этих значений; а σ, греческая заглавная сигма (наша буква «S») означает «сумму». Главный недостаток среднего — то, что он чувствителен к удаленным точкам.Например, замена 2,2 на 22 в таблице 1.1 увеличивает среднее значение до 2,82, в то время как медиана останется неизменной. Помимо показателей местоположения, нам нужны меры того, насколько изменчивы данные. Мы встретились с двумя из этих показателей, размахом и межквартильным размахом, в главе 1.

Диапазон — это важное измерение, поскольку цифры вверху и внизу обозначают результаты, наиболее далекие от общности. Однако они не дают большого представления о разбросе наблюдений за средним значением.Именно здесь на помощь приходит стандартное отклонение (SD).

Теоретическая основа стандартного отклонения сложна и не должна беспокоить обычного пользователя. Мы обсудим выборку и совокупности в главе 3. Практический момент, который следует отметить здесь, заключается в том, что, когда совокупность, из которой возникают данные, имеет распределение, которое является приблизительно «нормальным» (или гауссовым), тогда стандартное отклонение обеспечивает полезную основу для интерпретация данных с точки зрения вероятности.

Нормальное распределение представлено семейством кривых, однозначно определяемых двумя параметрами: средним значением и стандартным отклонением генеральной совокупности.Кривые всегда имеют симметричную форму колокола, но степень сжатия или сплющивания колокола зависит от стандартного отклонения генеральной совокупности. Однако сам факт того, что кривая имеет форму колокола, не означает, что она представляет собой нормальное распределение, потому что другие распределения могут иметь подобную форму.

Многие биологические характеристики соответствуют нормальному распределению достаточно близко для того, чтобы его можно было широко использовать — например, рост взрослых мужчин и женщин, артериальное давление в здоровом населении, случайные ошибки во многих типах лабораторных измерений и биохимических данных.На рисунке 2.1 показана нормальная кривая, рассчитанная на основе диастолического артериального давления у 500 мужчин, среднее значение 82 мм рт. Ст., Стандартное отклонение 10 мм рт. Ст. Отмечены диапазоны, представляющие [+ -1SD, + 12SD и + -3SD] относительно среднего значения. Более обширный набор значений приведен в Таблице А печатного издания.

Рисунок 2.1

Причина, по которой стандартное отклонение является такой полезной мерой разброса наблюдений, заключается в следующем: если наблюдения следуют нормальному распределению, диапазон, охватываемый одним стандартным отклонением выше среднего и одним стандартным отклонением ниже него.

включает около 68% наблюдений; диапазон двух стандартных отклонений выше и двух ниже () около 95% наблюдений; и трех стандартных отклонений выше и трех ниже () около 99.7% наблюдений. Следовательно, если мы знаем среднее значение и стандартное отклонение набора наблюдений, мы можем получить некоторую полезную информацию с помощью простой арифметики. Поместив одно, два или три стандартных отклонения выше и ниже среднего, мы можем оценить диапазоны, которые, как ожидается, будут включать около 68%, 95% и 99,7% наблюдений.

Стандартное отклонение от разгруппированных данных

Стандартное отклонение — это суммарная мера отличий каждого наблюдения от среднего.Если сложить сами различия, то положительный результат точно уравновесит отрицательный, и их сумма будет равна нулю. Следовательно, квадраты разностей складываются. Затем сумма квадратов делится на количество наблюдений за вычетом одного, чтобы получить среднее квадратов, и извлекается квадратный корень, чтобы вернуть измерения к единицам, с которых мы начали. (Деление на количество наблюдений минус один вместо самого числа наблюдений для получения среднего квадрата связано с тем, что необходимо использовать «степени свободы».В этих условиях их на единицу меньше, чем общее количество. Теоретическое обоснование этого не должно беспокоить пользователя на практике.)

Чтобы получить интуитивное представление о степенях свободы, подумайте о выборе шоколада из коробки из n конфет. Каждый раз, когда мы выбираем шоколад
, у нас есть выбор, пока мы не дойдем до последнего (обычно с орехом!), И тогда у нас нет выбора. Таким образом, у нас есть n-1 выбор или «степень свободы».

Расчет дисперсии показан в таблице 2.1 с 15 показаниями в предварительном исследовании концентрации свинца в моче (Таблица 1.2). Показания указаны в столбце (1). В столбце (2) записывается разница между каждым показанием и средним значением. Сумма разностей равна 0. В столбце (3) разности возведены в квадрат, а сумма этих квадратов приведена в нижней части столбца.

Таблица 2.1

Сумма квадратов разностей (или отклонений) от среднего, 9,96, теперь делится на общее количество наблюдений минус один, чтобы получить дисперсию.Таким образом,

В этом случае мы находим:

Наконец, квадратный корень из дисперсии дает стандартное отклонение:
, из которого мы получаем
Эта процедура иллюстрирует структуру стандартного отклонения, в частности, то, что два крайних значения 0,1 и 3,2 вносят наибольший вклад в сумму квадратов разностей.

Процедура калькулятора

Большинство недорогих калькуляторов имеют процедуры, которые позволяют вычислять среднее и стандартное отклонения напрямую, используя режим «SD». Например, на современных калькуляторах Casio нажимаются клавиши SHIFT и ‘.’, И на дисплее должен появиться маленький символ« SD ». На более ранних Casios нужно нажимать INV и MODE, тогда как на Sharp 2nd F и Stat следует использовать. Данные сохраняются с помощью кнопки M +. Таким образом, установив калькулятор в режим «SD» или «Stat», из таблицы 2.1 мы вводим 0,1 M +, 0,4 M + и т. Д. Когда все данные введены, мы можем проверить правильность количества наблюдений, включенных Должны отображаться Shift и n, и «15». Среднее значение отображается как Shift и, а стандартное отклонение — как Shift и.Избегайте нажатия Shift и AC между этими операциями, так как это очищает статистическую память. На многих калькуляторах есть еще одна кнопка. В этом случае при вычислении стандартного отклонения используется делитель n, а не n — 1. На калькуляторе Sharp обозначается, тогда как обозначается s. Это значения «генеральной совокупности», и они получены при условии, что доступна вся генеральная совокупность или что интерес сосредоточен исключительно на имеющихся данных, и результаты не будут обобщаться (см. Главу
3 для получения подробной информации о выборках и популяциях). .Поскольку такая ситуация возникает очень редко, ее следует использовать и игнорировать, хотя даже для средних размеров выборки разница будет небольшой. Не забудьте вернуться в нормальный режим перед возобновлением вычислений, потому что многие из обычных функций недоступны в режиме «Stat». На современных Casio это Shift 0. На более ранних Casios и Sharps повторяется последовательность, вызывающая режим «Stat». Некоторые калькуляторы остаются в «Стат»
. даже в выключенном состоянии. Mullee (1) дает советы по выбору и использованию калькулятора.В формулах калькулятора используется соотношение «Правое выражение можно легко запомнить, используя выражение« среднее квадратов минус средний квадрат »». Выборочная дисперсия получается из приведенного выше уравнения, как видно из таблицы 2.1, где сумма квадратов наблюдений равна 43,7l.

Таким образом, мы получаем

то же самое значение, которое указано для итога в столбце (3). Следует проявлять осторожность, потому что эта формула включает вычитание двух больших чисел, чтобы получить маленькое, и может привести к неверным результатам, если числа очень большие.Например, попробуйте найти на калькуляторе стандартное отклонение 100001, 100002, 100003. Правильный ответ — 1, но многие калькуляторы выдадут 0 из-за ошибки округления. Решение состоит в том, чтобы вычесть большое число из каждого из наблюдений (скажем, 100000) и вычислить стандартное отклонение для остатков, а именно 1, 2 и 3.

Стандартное отклонение от сгруппированных данных

Мы также можем вычислить стандартное отклонение для дискретные количественные переменные. Например, помимо изучения концентрации свинца в моче 140 детей, педиатр спросил, как часто каждый из них осматривался врачом в течение года.После сбора информации он свел данные, представленные в столбцах (1) и (2) таблицы 2.2. Среднее значение рассчитывается путем умножения столбца (1) на столбец (2), добавления произведений и деления на общее количество наблюдений. Таблица 2.2.

Как и для непрерывных данных, для расчета стандартного отклонения мы возводим квадраты каждого из наблюдений по очереди. В этом случае наблюдение — это количество посещений, но поскольку у нас есть несколько детей в каждом классе, как показано в столбце (2), каждое число в квадрате (столбец (4)) необходимо умножить на количество детей.Сумма квадратов приведена в нижней части столбца (5), а именно 1697. Затем мы используем формулу калькулятора, чтобы найти дисперсию: и. Обратите внимание, что, хотя количество посещений обычно не распределяется, распределение достаточно симметрично относительно иметь в виду. Приблизительный диапазон 95% представлен в: Исключая двух детей без посещений и
шесть детей с шестью и более посещениями. Таким образом, восемь из 140 = 5,7% выходят за пределы теоретического 95% диапазона. Обратите внимание, что дискретные количественные переменные обычно имеют так называемое асимметричное распределение, то есть они не симметричны.Одним из ключей к отсутствию симметрии на основе производных статистических данных является существенное различие среднего и медианного значений. Другой случай — стандартное отклонение того же порядка, что и среднее значение, но результаты наблюдений должны быть неотрицательными. Иногда преобразование будет
преобразовать искаженное распределение в симметричное. Когда данные подсчитываются, например количество посещений врача, часто помогает преобразование квадратного корня, а если нет нулевых или отрицательных значений, логарифмическое преобразование сделает распределение более симметричным.

Преобразование данных

Анестезиолог измеряет боль во время процедуры с помощью визуальной аналоговой шкалы 100 мм у семи пациентов. Результаты представлены в таблице 2.3 вместе с преобразованием журнала (кнопка ln на калькуляторе). Таблица 2.3.

Данные представлены на Рисунке 2.2, который показывает, что выбросы не выглядят столь значительными в зарегистрированных данных. Среднее значение и медиана составляют 10,29 и 2 соответственно для исходных данных со стандартным отклонением 20,22. Если среднее значение больше медианы, распределение имеет положительный перекос.Для зарегистрированных данных среднее значение и медиана составляют 1,24 и 1,10 соответственно, что указывает на более симметричное распределение зарегистрированных данных. Таким образом, было бы лучше проанализировать записанные преобразованные данные
в статистических тестах, чем с использованием исходной шкалы. Рисунок 2.2. При представлении этих результатов будет дана медиана исходных данных, но следует пояснить, что статистический тест проводился на преобразованных данных. Обратите внимание, что медиана зарегистрированных данных совпадает с логарифмом медианы необработанных данных, однако это неверно для среднего значения.Среднее значение зарегистрированных данных не обязательно равно значению среднего значения необработанных данных.
Антилогарифм (exp или на калькуляторе) среднего зарегистрированных данных известен как среднее геометрическое и часто составляет
лучшая суммарная статистика, чем среднее значение для данных из положительно искаженных распределений. Для этих данных среднее геометрическое в 3,45 мм.

Стандартное отклонение между субъектами и внутри субъектов

Если проводятся повторные измерения, скажем, артериального давления у человека, эти измерения могут отличаться.Это внутри предметной или внутрипредметной изменчивости, и мы можем вычислить стандартное отклонение этих наблюдений. Если наблюдения близки по времени, это стандартное отклонение часто называют ошибкой измерения. Измерения, сделанные на разных объектах, различаются в зависимости от предметной или межпредметной вариабельности. Если бы было сделано много наблюдений над каждым человеком и было взято среднее значение, то можно было бы предположить, что внутрипредметная изменчивость была усреднена, а вариация средних значений обусловлена ​​исключительно межпредметной изменчивостью.Единичные наблюдения за людьми явно содержат смесь межпредметных и внутрипредметных вариаций. Коэффициент вариации (CV%) — это стандартное отклонение внутри объекта, деленное на среднее значение, выраженное в процентах. Его часто называют мерой повторяемости биохимических анализов, когда анализ проводится несколько раз на одном и том же образце. У него есть то преимущество, что он не зависит от единиц измерения, но также и многочисленные теоретические недостатки. Обычно бессмысленно использовать коэффициент вариации как меру вариативности между предметами.

Общие вопросы

Когда мне следует использовать среднее, а когда — медианное значение для описания моих данных
?

Распространено заблуждение, что для нормально распределенных данных используется среднее значение, а для ненормально распределенных данных используется медиана. Увы, это не так: если данные распределены нормально, среднее значение и медиана будут близкими; если данные распределены ненормально, то полезную информацию могут дать как среднее, так и медианное значение. Рассмотрим переменную, которая принимает значение 1 для мужчин и 0 для женщин.Ясно, что это не распространяется нормально. Однако среднее значение дает долю мужчин в группе, тогда как среднее значение просто говорит нам, в какой группе было более 50% людей. Точно так же среднее значение упорядоченных категориальных переменных может быть более полезным, чем медиана, если упорядоченным категориям можно дать значимые оценки. Например, лекция может быть оценена от 1 (плохо) до 5 (отлично). Обычной статистикой для подведения итогов будет среднее значение. В ситуации, когда небольшая группа находится на одном конце распределения (например, годовой доход), тогда медиана будет более «репрезентативной» для распределения.Мои данные должны иметь значения больше нуля, но при этом среднее и стандартное отклонение примерно одинакового размера. Как это произошло? Если данные имеют очень асимметричное распределение, то стандартное отклонение будет сильно завышено и не является хорошим показателем изменчивости для использования. Как мы показали, иногда преобразование данных, такое как преобразование журнала, делает распределение более симметричным. Или укажите межквартильный размах.

Список литературы

1. Mullee M A.Как выбрать и пользоваться калькулятором. В: Как это сделать 2. Издательская группа BMJ
, 1995: 58-62.

Упражнения

Упражнения 2.1

В ходе кампании против оспы врач спросил, сколько раз 150 человек в возрасте 16 лет и старше были вакцинированы в эфиопской деревне. Получил следующие цифры: никогда — 12 человек; один раз, 24; дважды, 42; трижды, 38; четыре раза, 30; пять раз, 4. Каково среднее количество вакцинаций этим людям и каково стандартное отклонение? Ответ

Упражнение 2.2

Получите среднее и стандартное отклонение данных в и приблизительное значение
95% диапазона. Ответ

Упражнение 2.3

Какие точки исключаются из среднего диапазона — 2SD на среднее + 2SD? Что
доля данных исключена? Ответы
Глава 2 Q3.pdf Ответ

Определение полуотклонения

Что такое полуотклонение?

Полуотклонение — это метод измерения колебаний доходности инвестиций ниже среднего.

Полуотклонение показывает наихудшие результаты, которых можно ожидать от рискованных инвестиций.

Полуотклонение — это измерение, альтернативное стандартному отклонению или дисперсии. Однако, в отличие от этих мер, полуотклонение учитывает только отрицательные колебания цен. Таким образом, полуотклонение чаще всего используется для оценки риска потери инвестиций.

Понимание полуотклонения

При инвестировании полуотклонение используется для измерения отклонения цены актива от наблюдаемого среднего или целевого значения. В этом смысле разброс означает степень отклонения от средней цены.

Ключевые выводы

  • Полуотклонение — это альтернатива стандартному отклонению для измерения степени риска актива.
  • Полуотклонение измеряет только колебания цены актива ниже среднего или отрицательные.
  • Этот инструмент измерения чаще всего используется для оценки рискованных инвестиций.

Смысл упражнения — определить серьезность риска потери инвестиций. Затем число полувыклонения актива можно сравнить с эталонным числом, например индексом, чтобы увидеть, является ли он более или менее рискованным, чем другие потенциальные инвестиции.2} \\ & \ textbf {где:} \\ & n \ = \ \ text {общее количество наблюдений ниже среднего} \\ & r_t \ = \ \ text {наблюдаемое значение} \\ & \ text {среднее} \ = \ text {среднее или целевое значение набора данных} \ end {выровнено} Полу-отклонение = n1 × rt

Весь портфель инвестора можно оценить по полу-отклонениям в доходности его активов. Проще говоря, это покажет наихудшие результаты, которые можно ожидать от портфеля, по сравнению с потерями в индексе или другом сопоставимом выбранном.

История полуотклонения в теории портфеля

Полуотклонение было введено в 1950-х годах специально для того, чтобы помочь инвесторам управлять рискованными портфелями. Его разработку приписывают двум лидерам современной теории портфелей.

  • Гарри Марковиц продемонстрировал, как использовать средние, дисперсии и ковариации распределений доходности активов портфеля, чтобы вычислить эффективную границу, на которой каждый портфель достигает ожидаемой доходности для данной дисперсии или минимизирует дисперсию для заданной дисперсии. ожидаемый результат.В объяснении Марковица функция полезности, определяющая чувствительность инвестора к изменению богатства и риска, используется для выбора подходящего портфеля на статистической границе.
  • Между тем,
  • A.D. Рой использовал полувеличение для определения оптимального соотношения риска и доходности. Он не верил, что возможно смоделировать чувствительность человека к риску с помощью функции полезности. Вместо этого он предположил, что инвесторы захотят вложить средства с наименьшей вероятностью того, что они окажутся ниже уровня бедствия.Понимая мудрость этого утверждения, Марковиц осознал два очень важных принципа: риск снижения цен актуален для любого инвестора, и на практике распределение доходов может быть асимметричным или асимметричным. Таким образом, Марковиц рекомендовал использовать меру изменчивости, которую он назвал полувариантностью , поскольку она учитывает только подмножество распределения доходности.

Общие инструкции по заполнению отчета об отклонении биологического продукта (BPDR) — Форма FDA 3486

Для использования производителями для сообщения в Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов отклонений в отношении биопрепаратов (BPD), которые могут повлиять на безопасность, чистоту или эффективность распространяемого продукта в соответствии с 21 CFR, часть 600.14 или 606.171. Также для использования производителями человеческих клеток, тканей и продуктов на клеточной и тканевой основе (HCT / Ps) для сообщения об отклонениях HCT / P в соответствии с 21 CFR 1271.350 (b).

Общие инструкции:

  • Заполните все разделы, относящиеся к вашему отчету.
  • Если вы не знаете точных дат, угадайте.
  • Заполните отдельный отчет для каждой BPD. Если BPD включает более одного продукта, необходимо заполнить только одну форму, в которой перечислены все распределенные продукты, которые могут быть затронуты.
  • Отправляйте только заполненные страницы отчета. Не отправляйте пустые страницы (например, 2, 3, 4 и 7), если дополнительное пространство не требуется.
  • Код
  • НЕ включает код , содержащий личную идентификационную информацию донора, пациента или сотрудника или другую конфиденциальную информацию.
  • НЕ используйте эту форму для сообщения о смертельных случаях, произошедших в результате сбора или переливания крови или компонентов крови. О смертельных случаях необходимо сообщать в соответствии с 21 CFR 606.170.
  • НЕ используйте эту форму для сообщения о Неблагоприятном опыте, связанном с биологическими продуктами, отличными от крови или компонентов крови или HCT / Ps.О неблагоприятном опыте следует сообщать в соответствии с 21 CFR 600.80 и, для HCT / Ps, 21 CFR 1271.350 (a). Информация о сообщениях о неблагоприятном опыте доступна на сайте www.fda.gov/medwatch/. Информация об отчетах о неблагоприятном опыте использования вакцин для вакцинных продуктов доступна на нашей странице VAERS.
  • Отправьте исправленные или последующие отчеты или информацию в CBER по электронной почте [email protected]s.gov. Для получения информации об изменениях или последующих действиях по отчету HCT / P Deviation отправьте электронное письмо по адресу hctp_deviations @ fda.hhs.gov. При отправке отчета с поправками или отчета о последующих действиях укажите, что отчет был изменен, или отчет о последующих действиях, а также укажите изменения и / или дополнительную информацию. Пожалуйста, укажите идентификационный номер предприятия, номер для отслеживания, номер первой единицы или партии и дату представления отчета.
  • Для получения информации о подаче отчетов BPD в CDER, пожалуйста, свяжитесь с [email protected]

A. Информация об объекте

Отчитывающееся предприятие — это предприятие, которое контролировало распределенный продукт в момент, когда это произошло.

Например:

  • Корпоративный офис может сообщить о BPD, произошедшем в центре сбора исходной плазмы. Тем не менее, идентификационный номер подотчетного предприятия центра сбора плазмы источника должен быть введен как подотчетное предприятие.
  • О ПРЛ, возникшей во вспомогательном учреждении (например, донорском центре, распределительном центре), действующем при банке крови или центре крови, следует сообщать в банк крови или центр крови как учреждение, сообщающее об этом.
  • О BPD, произошедшем в одном из нескольких мест лицензированного предприятия, можно сообщить местонахождение штаб-квартиры. Однако идентификационные данные отчитывающегося предприятия о местонахождении, контролировавшем продукт, следует указывать как отчитывающееся предприятие.
  • О BPD, произошедшем на площадке контрактного производства (например, в испытательной лаборатории, на предприятии по розливу), должен сообщать владелец лицензии на продукт.
  • Об отклонении HCT / P, которое происходит на предприятии, которое делает HCT / P доступным для распространения, или на предприятии, которое находится в соответствии с договорным соглашением или другой договоренностью, должно сообщаться учреждением, которое определило, что HCT / P соответствует всем критериям выпуска и сделал HCT / P доступным для распространения.

1. Информация об отчитывающейся организации

Введите название и адрес подотчетной организации.
Введите следующую информацию на случай, если нам потребуется дополнительная информация или нам необходимо связаться с вами:
Контактное лицо: Имя лица, с которым мы обращаемся для отчета.
Телефон: введите номер телефона контактного лица.
Электронная почта: Введите адрес электронной почты человека, с которым вы контактируете.

2. Идентификационный номер подотчетного предприятия

Вы должны ввести действительный регистрационный номер или номер CLIA.

Регистрационный номер — идентификатор учреждения FDA (FEI), присвоенный вашему учреждению. Чтобы получить свой номер FEI, воспользуйтесь ссылкой на поисковый портал FDA FEI по адресу https://www.accessdata.fda.gov/scripts/feiportal. Этот портал позволит вам найти свой номер (а) FEI и получить регистрационную информацию. За создание учетной записи плата не взимается. Если у вас возникнут трудности с доступом к вашей информации через портал, вы можете связаться с сотрудниками по регистрации, указанными ниже, чтобы получить информацию о вашей компании.

CBER (Учреждения крови): [email protected]
CBER (Ткани человека): [email protected]
CDER (Лекарства): [email protected]
CDRH: (Устройства): устройство .reg @ fda.hhs.gov

Номер CLIA — 10-значный номер, который присваивается Центром услуг Medicare и Medicaid (CMS) учреждениям, имеющим право на возмещение расходов по программе Medicare. Указывайте этот номер, только если у вас нет регистрационного номера. Услуги по переливанию крови, которые являются частью учреждения, сертифицированного в соответствии с Поправками по улучшению клинических лабораторий (CLIA) и которые занимаются тестированием совместимости и переливанием крови и компонентов крови, но которые не собирают и не обрабатывают кровь и компоненты крови в обычном порядке, освобождаются от регистрации с FDA [21 CFR 607.65 (f)]. Для получения действительного номера CLIA свяжитесь с вашим государственным инспекционным агентством CLIA.

3. Если BPD произошла где-то в другом месте, кроме вышеуказанного, заполните этот Раздел и Раздел A4, в противном случае перейдите к Разделу B1.

Введите название и адрес предприятия.

4. Идентификационный номер предприятия: введите идентификационный номер предприятия — регистрационный номер или номер CLIA.

B. Отклонение от биологических продуктов (BPD)

1.Номер для отслеживания предприятия — внутренний номер для отслеживания вашего предприятия для идентификации отдельных отчетов. Этот номер может состоять не более чем из 25 цифр и / или символов. Номер отслеживания должен быть , а не , чтобы быть идентификационным номером вашего учреждения. Это должен быть уникальный идентификатор для каждого отчета. Ваша система присвоения номера отслеживания не должна допускать дублирования номеров.
2. Дата возникновения BPD — дата отклонения или непредвиденного события. Введите, пожалуйста, в формате мм / дд / гггг.
3. Дата обнаружения BPD — дата обнаружения отклонения или неожиданного события. Дата обнаружения — это дата получения вами информации, обоснованно предполагающей, что произошло событие, о котором необходимо сообщить. Если событие произошло у вашего подрядчика, датой обнаружения является то, когда подрядчик узнает об отклонении или неожиданном событии. Введите, пожалуйста, в формате мм / дд / гггг.
4. Дата отчета BPD — дата завершения отчета. Введите, пожалуйста, в формате мм / дд / гггг.
5. Описание BPD — подробно опишите событие, включая описание того, что произошло, и краткое изложение всей соответствующей информации (e.ж., маркировка, результаты анализов, причина отсрочки донора и т. д.). Не указывайте конфиденциальную информацию, например имена пациентов, доноров или сотрудников. Используйте страницу 2 для дополнительного места.
6. Описание способствующих факторов или основной причины — Опишите все способствующие факторы или основные причины отклонения или неожиданного события. Пожалуйста, укажите, если после расследования не удается определить основную причину. Используйте страницу 3 для дополнительного места.
7. Последующие действия — Опишите предполагаемые краткосрочные и долгосрочные планы последующих действий, если применимо.Вам не нужно выполнять корректирующие действия, указанные во время заполнения этого отчета. Используйте страницу 4 для дополнительного места.
8. Введите 6-значный код BPD: Введите код из списка кодов BPD, который лучше всего описывает BPD.

  • Используйте коды отклонения крови для ПРЛ, связанных с продуктами крови.
  • Используйте коды отклонения, не связанные с кровью, для ПРЛ, связанных с продуктами, не относящимися к крови.
  • Используйте коды отклонения HCT / P для отклонений, связанных с HCT / Ps.

Код BPD состоит из трех уровней .

Первый уровень (XX) определяет затронутую систему, в которой произошел сбой или сбой, который привел к распространению неподходящего продукта. Используйте соответствующий руководящий документ для определения затронутой системы.
Код BPD | XX | | | | |


Сводка кодов продуктов по типам продуктов

Для продуктов крови системы включают:

Для продуктов, не относящихся к крови, системы включают:

Для HCT / Ps системы включают:

DS — Скрининг доноров

IM — Технические характеристики входящего материала

DE — Право донора

DD — Отсрочка донора

ПК — Управление процессами

DS — Скрининг доноров

г. до н.э. — Сбор крови

г.

TE — Тестирование

DT — Тестирование доноров

CP — Подготовка компонентов

LA — Маркировка

FA — Помещения

VT — Тестирование на инфекцию, передающуюся при переливании крови

PS — Технические характеристики

EC — Экологический контроль и мониторинг

RT — Текущее тестирование

QC — Контроль качества и распределение

EQ — Оборудование

LA — Маркировка

SR — Расходные материалы и реагенты

QC — Контроль качества и распределение

RE — Восстановление

ПК — Обработка и управление процессами

LC — Контроль маркировки

ST — Склад

SD — Получение, предварительное распределение, отгрузка и распространение

Второй уровень (YY) кода — это подмножество затронутой системы.Третий уровень (ZZ) содержит более подробную информацию о BPD. Выберите код, который наиболее точно описывает отклонение или неожиданное событие (см. Список кодов отклонения). Если вы не можете определить подходящий код, введите вопросительные знаки. Например ??-??-?? или ЛА — ?? — ??

BPD Код | | | YY | | ZZ |

C. Информация об устройстве / продукте

Проверьте тип продукта : Проверьте либо кровь, либо не кровь, чтобы определить тип продукта, на который потенциально может повлиять BPD.

Продукт крови — включает продукты, произведенные предприятиями крови и плазмы, такие как цельная кровь, эритроциты, свежезамороженная плазма, тромбоциты и плазма для дальнейшего производства, а также исходная плазма.

Продукт, не относящийся к крови — включает продукты, произведенные на предприятии, отличном от крови. учреждения, такие как вакцины, терапевтические средства, аллергены, средства диагностики in vitro, производные плазмы и HCT / Ps.

C1. Продукты / компоненты крови

Общее количество единиц: введите общее количество единиц.Например, если одна единица цельной крови была произведена для производства эритроцитов, свежезамороженной плазмы и тромбоцитов, общее количество единиц будет 1.

Для каждого компонента укажите следующее:

Номер единицы — номер партии, относящийся к единице донор.

Дата сбора — дата сбора единицы. Если дата сбора неизвестна, оставьте это поле пустым.

Срок годности — дата истечения срока действия компонента. Если срок годности не применим (например,для восстановленной плазмы) оставьте это поле пустым.

Код продукта — используйте список конкретных кодов продуктов крови (Коды продуктов крови). Используйте код YY01 для продуктов для дальнейшего производства, таких как восстановленная плазма. Используйте код DB00 для продуктов, не указанных в списке кодов продуктов для крови, и укажите продукт в разделе комментариев.

Распоряжение — предоставьте распоряжение продуктом, используя следующий список — НЕ ВСТАВЛЯЙТЕ перечислять какие-либо продукты, которые не были распространены.Допустимые варианты:

Укажите, было ли распределено устройство:

Внутреннее (IH) — распределено из банка крови в больнице в другое отделение, например, отделение неотложной помощи, хирургическое отделение, отделение медперсонала и т. Д.

В другое отделение учреждение (AF) — распространяется из центра крови в больницу, из одной больницы в другую или из центра крови или плазмы производителю биологических продуктов, кроме крови и компонентов крови.

Действительные диспозиции:

  • Нет информации — продукт распределен, информация об окончательной утилизации не доступна на момент составления отчета.
  • Исправлено грузополучателем — товар распределяется и отклонения корректируются грузополучателем.
  • Уничтожен грузополучателем — товар распределяется и уничтожается грузополучателем.
  • Просрочено — продукт распространен, срок годности истек, другой информации нет.
  • Возвращено и исправлено — продукт распределен, возвращен производителю и отклонения исправлены.
  • Возвращено и уничтожено — продукт распределяется, возвращается производителю и уничтожается.
  • Отправлено на дальнейшее производство — продукт передан для дальнейшего производства.
  • Отправлено только для дальнейшего производства неинъекционных продуктов — продукт распространяется для дальнейшего производства только в неинъекционные продукты.
  • Transfused — продукт, распределенный и перелитый пациенту.
  • Другое — если выбрано другое, поясните в дополнительных комментариях.

Уведомление — укажите «да» или «нет», чтобы указать, уведомили ли вы грузополучателя. Если получатель уведомил вас об отклонении или неожиданном событии, выберите RN для обратного уведомления.

Ниже приведены примеры того, как сообщить информацию об утилизации и уведомлении:

  1. Единица эритроцитов передается из банка крови в медпункт. Перед переливанием медсестра обнаруживает несоответствие в маркировке. Медсестра возвращает устройство в банк крови, и банк крови исправляет этикетку. Аппарат переоформляется и переливается.

Распоряжение: IH, возвращено и исправлено — Уведомление: RN (обратное уведомление)

  1. Единица эритроцитов передается из центра крови в больницу.Центр крови обнаруживает отклонение при тестировании устройства и уведомляет больницу о возврате устройства. Единица была перелита до уведомления из центра крови.

Утилизация: AF, Перелита — Уведомление: Да (да)

D. Дополнительные комментарии — используйте этот раздел для дальнейшего объяснения любой недостающей информации или информации о продукте, такой как код продукта, расположение продукта или уведомление. Если несколько единиц имеют одинаковую информацию (например, дату сбора, срок годности, продукт, расположение и уведомление), введите информацию для первого номера единицы и перечислите дополнительные номера единиц в этом разделе.Если потенциально пострадали более 18 единиц, введите информацию о продукте для первых 18 единиц и введите номера оставшихся единиц в этом разделе.

Ниже приведены примеры способов ввода информации, когда задействовано несколько единиц:

Страница дополнительных комментариев: Дополнительные единицы — 1235, 1236, 1345, 1844, 2900 и 4344

  1. Информация для одного компонента (номер блока 1234) введена на странице информации о продуктах / компонентах крови, и есть дополнительные блоки с такой же информацией.
  2. Информация о 18 компонентах введена на странице информации о продуктах / компонентах крови, дополнительная информация о компонентах введена на странице дополнительных комментариев (2 примера).
    1. Дополнительные продукты — Переливание, без уведомления — Код продукта DB29: 01X1111, 01X0000, 01X2222, 01X3333, 01X4444. Код продукта DB56: 01X5555, 01X6666, 01X77777, 01X8888, 01X9999.
    2. Дополнительные продукты — Уведомление: Да — 25 DB29 Распространено; 6 DB56 Распределенный; 1 DB00 (детская аликвота) Распределенный; 1 DB01 Распределенный; 1 DB05 Распределенный; Перелит 1 DB45; 7 DB53 Распределенный; 25 YY01 Отправлено на дальнейшее производство.

С2. Продукты, не относящиеся к крови

Общее количество лотов : Введите общее количество распределенных лотов, потенциально затронутых BPD.

По каждому лоту указать:

№ лота — номер лота товара.

Срок годности — дата истечения срока действия продукта.

Тип продукта — основная категория продуктов:

Аллергены
Производные
Диагностика in vitro
Терапия (регулируется CDER)
Вакцины
«351» HCT / Ps **
«361» HCT / Ps **
Генная терапия Продукция

** «351» HCT / Ps — Лицензированные человеческие клетки, ткани и продукты на клеточной и тканевой основе (HCT / Ps), которые регулируются как биологические продукты в соответствии с разделом 351 Закона о государственном здравоохранении и пищевых продуктов, лекарств и косметических средств. Действовать.Например, гематопоэтические клетки-предшественники, пуповинная кровь (HPC-C), аутологичные культивируемые хондроциты, продукты иммунотерапии аутологичных Т-клеток.
** «361» HCT / Ps — Клетки, ткани и продукты на клеточной и тканевой основе человека (HCT / Ps), которые регулируются исключительно в соответствии с разделом 361 Закона о государственной службе здравоохранения, поскольку они соответствуют всем критериям в 21 CFR 1271.10 ( а).

Код продукта

— используйте список конкретных кодов продуктов, не связанных с кровью (коды продуктов, не связанных с кровью).

Утилизация — укажите расположение продукта, используя следующий список — НЕ указывайте какие-либо продукты, которые не были распространены.Действительные диспозиции:

  • Уничтожен грузополучателем — товар распределяется и уничтожается грузополучателем.
  • Распределено — продукт распределен, информация об окончательном удалении недоступна на момент составления отчета.
  • Просрочено — продукт распространен, срок годности истек, другой информации нет.
  • Возвращено и уничтожено — продукт распределяется, возвращается производителю и уничтожается.
  • Возвращено и переработано — продукт передан, возвращен производителю и переработан в соответствии с соответствующей процедурой.
  • Отправлено дистрибьютору — продукт доставлен на предприятие вне вашего контроля для дальнейшего распространения.
  • Другое — если выбрано другое, поясните в дополнительных комментариях

Варианты утилизации для 351 и 361 HCT / P включают:

  • (361 HCT / P) Распространение внутри компании / трансплантация или инфузия.
  • (351 или 361 HCT / P) Распространен в другое учреждение / трансплантирован или введен.
  • (361 HCT / P) Распространено внутри компании / истек.
  • (361 HCT / P) Распространен на другой объект / срок истек.
  • (361 HCT / P) Распространено собственными силами / уничтожено.
  • (361 HCT / P) Распространен на другой объект / уничтожен.
  • (361 HCT / P) Распространяется собственными силами / возвращается.
  • (361 HCT / P) Переданы в другое учреждение / возвращены.

Уведомление — укажите «да» или «нет», чтобы определить, был ли уведомлен грузополучатель.

D. Дополнительные комментарии — используйте этот раздел для дальнейшего объяснения любой недостающей информации или информации о продукте, такой как код продукта, расположение продукта или уведомление.Если несколько партий содержат одинаковую информацию (например, срок годности, код продукта, расположение и уведомление), введите информацию для первого номера партии и укажите дополнительные номера партий в этом разделе. Если потенциально затронуто более 18 партий, введите информацию о продукте для первых 18 единиц и введите номера оставшихся единиц в этом разделе.

Ниже приведены примеры способов ввода информации при участии нескольких партий:

Дополнительные продукты — Распределенные, без уведомления — Код продукта GR65: X0111, X0022, X2244, код продукта GS22: S5555, S6666, S7777, код продукта: GS34: T8888, T9999.

  1. Информация для одного лота введена, дополнительные лоты с такой же информацией введены в разделе комментариев:

Дополнительные лоты- 1235, 1236, 1345A, 1345B

  1. Информация о продукте введена для 18 лотов, дополнительная информация о лоте введена в разделе комментариев

Отчеты об отклонениях биологических продуктов, требуемые 21 CFR 600.14, 21 CFR 606.171 или 21 CFR 1271.350 (b), в отношении продуктов, регулируемых Центром оценки и исследований биологических препаратов, следует отправлять по адресу:

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов
Центр для Оценка и исследования биопрепаратов
Центр контроля документации
10903 Нью-Гэмпшир-авеню
WO71-G112
Silver Spring, MD 20993-0002

Отчеты об отклонениях от биологических продуктов, требуемые 21 CFR 600.14, включающий терапевтический продукт, регулируемый Центром оценки и исследований лекарственных средств, следует направлять по адресу:

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов,
Центр оценки и исследований лекарственных средств
Управление качества фармацевтических препаратов
Управление надзора
Отдел качества и надзора Оценка (DQSA)
10903 New Hampshire Ave. Bldg. 75, Rm 6654
Сильвер Спринг, Мэриленд 20993-0002

Проблемы?

Связанная информация

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *