Психология виктимного поведения: ВИКТИМНОЕ ПОВЕДЕНИЕ — Старовольский УПК детский сад- НШ

Психологические особенности виктимного поведения подростков, подвергавшихся кибербуллингу

           

2020 №1 — перейти к содержанию номера…

Постоянный адрес этой страницы — https://mir-nauki.com/32psmn120.html

Полный текст статьи в формате PDF (объем файла: 375.4 Кбайт)


Ссылка для цитирования этой статьи:

Шпаковская Е.Ю., Клюкина А.А. Психологические особенности виктимного поведения подростков, подвергавшихся кибербуллингу // Мир науки. Педагогика и психология, 2020 №1, https://mir-nauki.com/PDF/32PSMN120.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.


Психологические особенности виктимного поведения подростков, подвергавшихся кибербуллингу

Шпаковская Елена Юрьевна
ФГБОУ ВО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова», Магнитогорск, Россия
Доцент кафедры «Психологии»
Кандидат педагогических наук, доцент
E-mail: [email protected]
ORCID: http://orcid.org/0000-0002-6427-9114
РИНЦ: http://elibrary.ru/author_profile.asp?id=433154

Google Академия: https://scholar.google.ru/citations?view_op=list_works&hl=ru&user=rMynUjUAAAAJ&gmla

Клюкина Анастасия Андреевна
ФГБОУ ВО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова», Магнитогорск, Россия
Магистрант
E-mail: [email protected]
РИНЦ: http://elibrary.ru/author_profile.asp?id=998037

Аннотация. Психологические особенности виктимного поведения и кибербуллинга среди подростков изучаются многими учеными из различных областей знаний. Участие подростков в ситуациях кибербуллинга в качестве жертвы выступает одним из ключевых факторов становления виктимного поведения, а в дальнейшем, формирования виктимности как устойчивой черты личности. В связи с этим возникает необходимость выявления и описания психологических особенностей виктимного поведения подростков, подвергавшихся кибербуллингу с целью последующей разработки программы психологической профилактики. Авторами представлены результаты исследования, которые показывают, что подростки, подвергавшиеся кибербуллингу, имеют свои отличительные психологические особенности. Они обладают предрасположенностью к виктимному поведению, склонны выступать в роли жертвы и демонстрируют инициирующее виктимное поведение, предполагающее провокацию агрессора и возникновение конфликтных ситуаций, что сопровождается неоправданной самокритикой, чувством вины и неудовлетворенности собой, как правило, готовы к риску, проявляют излишнюю самонадеянность, а при столкновении с затруднениями предпочитают использовать стратегии бегства-избегания. Было обнаружено, что ситуации кибербуллинга специфичны и требуют новых способов совладания, а виктимная предрасположенность и неконструктивные способы поведения, которые не решают данную проблему, способствуют повторному попаданию подростков в ситуации кибербуллинга. В статье определены основные направления вторичной психопрофилактической работы с подростками, подвергавшимися кибербуллингу: информационно-просветительская деятельность, развитие эмоционально-поведенческой, личностной и ценностно-мотивационной сфер психики, которые способствуют формированию совладающих ресурсов личности и позволяют снизить виктимную уязвимость в сетевом взаимодействии. Результаты работы могут быть использованы для дальнейшего изучения представленной проблемы специалистами, занимающимися проблемой коррекции виктимного поведения.

Ключевые слова: кибербуллинг; виктимное поведение; подростковый возраст; жертва; виктимная уязвимость; виктимность; психологическая профилактика; копинг-стратегии; сеть Интернет

Скачать


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

ISSN 2658-6282 (Online)


Уважаемые читатели! Комментарии к статьям принимаются на русском и английском языках.
Комментарии проходят премодерацию, и появляются на сайте после проверки редактором.
Комментарии, не имеющие отношения к тематике статьи, не публикуются.

ПСИХОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ — Педагогика безопасности: от А до Я

 

 

Ларина О.В., Базаров А.И.

Старооскольский индустриальный техникум,

г.Старый Оскол, Россия

 

Согласно энциклопедии Википедия виктимное поведение определяется так: «Виктимология (лат. victima — жертва, греч. logos — наука) — научное направление, в основе которого лежит концепция, согласно которой роль жертвы преступления предопределена специфическими личностными, характерологическими и нравственными качествами, чертами пострадавшего, его социокультуральными особенностями, взаимоотношениями с социальной (в том числе, преступной) средой, определенной ролью в механизме совершения преступления» [4].

Перефразируя простыми словами виктимность – склонность одного отдельного индивида к тому, чтобы в отношении него были совершены преступные действия или прочее воздействие, наносящее ему какой-либо вред. В некотором роде последний разделяется на вред, нанесённый через преступные действия культурному, духовному и психологическому компоненту жизни человека, но в общеупотребительном смысле слова это вред, наносимый имуществу и человеческому телу [2].

Поэтому в механизме виктимизации человека принимают участие как минимум четыре компонента:

1) ситуативные факторы виктимногенного характера — например, случайные повреждения или участие в коллективной драке;

Этому может способствовать различия в уровне мировоззрения, неправильно понятый смысл произнесённой какой-либо стороной конфликта фразы или просто доступность жертвы для нанесения вреда заинтересованными лицами в своих корыстных целях. Усугубить ситуацию может употребление алкоголесодержащих и наркотических веществ, что в условиях современной действительности этой страны не является чем-то изрядным.

2) виктимногенные индивидуально-психологические особенности человек— агрессивность, конфликтность, дерзость, наглость, или же тревожность, боязливость, неуверенность в себе, сниженный уровень самооценки и др.;

Человеческие отношения – есть совокупность управляющего воздействия и подчиненность этому воздействию в психологическом смысле. Этологи знают, что в человеческом обществе существует «ранг» персоны, и если индивид низкоранговый ставит под сомнение ранг другой персоны, то появляется психоэмоциональный конфликт. Который тем сильнее, чем выше ранг персоны, в сторону которой высказано сомнение в принадлежности к какой — социальной касте.

С другой же стороны психологи отмечают, что «Если человек даёт повод использовать себя в каком-либо качестве, то данная персона будет использована в таком качестве». Причин и качеств может быть масса – от профессиональной эксплуатации личности в следствии некомпетентности в отдельных вопросах, до использования комплексов, привитых человеческим обществом в следствие воспитания в детстве. Отдельным видом выступает эксплуатация скрытая, которая может быть выражена фразой: «Каждый в меру понимания работает на себя, а в меру непонимания на того, кто понимает больше». Итог может быть различным – минимальный ущерб человеческие эмоции, затраченные на некий процесс.

3) специфическое психоэмоциональное состояние — эмоциональная возбужденность или же угнетенность, утомленность, фрустрация и др.;

Излюбленный приём манипуляторов – эмоционально «накачать» человека, а потом заставить его выполнить какое-либо необходимое действие. В данном плане уязвимы девушки, потому как женщина, как существо в высокой степени подвластное инстинктам и эмоциям, может стать соучастницей какого-либо преступления, даже не подозревая об этом. В новомодной среде пикаперов – движения за нетрадиционное общение с девушками – существует поговорка: «Нет ничего более милого и покладистого существа, как уставшая девушка». Думается, что в каждой шутке есть доля шутки, потому как приём достаточно известный. Впрочем, на текущий момент известны возможности управлять целыми социальными слоями и поколениями. Механизм известен «высшим посвященным» в деле управления обществом: случались массовые суициды подростков и неугодных политиков вследствие внедрения в их информационную среду психологической «программы-вируса». Обычные люди также подвержены такого рода управлению через телевизор и интернет.

 4) виктимное поведение — например, провоцирование конфликтов, драк или наоборот, демонстрация нерешительности, неуверенности и т.д. [3].

Существуют люди, к которым применимо определение «Скандалист». Они испытывают удовольствие от конфликтов с другими людьми. Известный психолог М.Е. Литвак считает, что это является нарушением психологической структуры личности. Данная проблема вызвана накопившимися противоречиями в личной жизни и неудовлетворённости в сексуальной сфере. Данная точка зрения имеет право на существование, так как новейшие исследования головного мозга говорят о том, что при конфликте у человека возбуждаются нервные центры, ответственные за половое влечение и сексуальную разрядку.

Профилактикой виктимного поведения могут служить следующие ролевые модели и психологические приёмы:

  1. Ограничение человека общения с определённой информационной средой вплоть до изоляции.
  2. Подъём ранга человека в обществе. Разъяснительная работа о ценности отдельного человека изменение облика может помочь человеку.
  3. Помощь в социализации. Объяснение механизма общения между людьми и обретение отдельных приёмов в дружелюбной среде может помочь персоне с виктимнологическими чертами.
  4. Психологическая помощь в личной жизни.
  5. Переселение в другую среду (переезд в другое место жительства) [1].

 

Список литературы

1.Антонян Ю.М.Причины преступного поведения – М., 1992.

2. Алексеев А.И., Васильев Ю.В., Смирнов ГГ. Как защитить себя от преступников/Новое в жизни, науке и технике – М., 1990.

3.Холыст Б. Факторы, формирующие виктимность // Вопросы борьбы с преступностью. — М., 1984

4.Ермакова Л.А. Жертвы мошенничества: виктимологическая профилактика //Гражданин и право. 2006.

5.Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений. М., 1980.

 


 

Педагогика безопасности: наука и образование: материалы всероссийской научной конференции с международным участием, Екатеринбург, 27 апреля 2013 г. / сост. и общ. ред. В. В. Гафнера ; ФГБОУ ВПО «Урал. гос. пед. ун-т». – Екатеринбург, 2013. – 250 с.

Психология жертвы: | MAXIM

 Комплекс падающих штанов 

Умение встречать неловкие ситуации, не дрогнув ни одной лицевой мышцей, — великолепное качество. Вот обычный человек, у которого упали штаны посреди торжественного приема, ушел бы в гардеробную и удавился, а ты лишь хмыкнул, надел штаны и продолжаешь вести светскую жизнь. Но в таком умении справляться со своим смущением есть и элемент виктимности. Три сильнейшие эмоции, призванные обеспечить твою безопасность, — это страх, брезгливость и стыд. Убери страх — и ты через пару недель лишишься головы, попав в опасную ситуацию и не испугавшись ее. Убери брезгливость — и ты станешь обладателем половины статей из «Справочника врача-инфекциониста».

Убери стыд — и ты лишишься своих способностей к социализации. Ребенок, который демонстрирует виктимное поведение такого плана, часто становится изгоем в детских коллективах, потому что не умеет задумываться о том, как на его действия отреагируют другие. Он показывает зад, чтобы рассмешить приятелей, ест червяков, чтобы по­разить их, — и вдруг выясняет, что остальные школьники относятся к нему как к тому червяку. Взрослый человек, который совсем не руководствуется в своих действиях чувством стыда, находится в столь же опасном положении.

Стыд удерживает нас от поступков, которые могут вызвать гнев или отвращение окружающих. И если чувство стыда мешает тебе почему-то рассказать прекрасный матерный анекдот в незнакомой компании, то, не исключено, к нему правильнее будет прислушаться.

 Самостигматизация 

Виктимолог В. Туляков в своей статье «Виды и проявления виктимности» пишет: важным фактором при изучении поведения жертвы является понимание того, что часто виктимность проявляется в готовности пострадавшего принимать на себя вину за действия человека, причинившего ей ущерб. Происходить это может по-разному. Жертва ограбления может винить себя в том, что ей хватило глупости снимать деньги из банкомата в темном малолюдном месте.

Мужчина, брошенный и обобранный жадной женщиной, может при этом оправдывать ее и винить себя в том, что что-то сделал неправильно, не уделял ей должного внимания и не дарил нужного количества душевного тепла. Женщина, избиваемая садистом, может винить себя за то, что не умеет нравиться своему любимому настолько, чтобы он ее не бил. В худших случаях жертвы виктимности вообще априори принимают на себя вину за любые беды, которые с ними случаются. Туляков назвал этот процесс «самостигматизацией» — убежденностью, что ты неудачник, растяпа, гадкий, никому не нужный человечек, который сам виноват в своих бедах. Как ни странно, такое поведение — один из элементов оптимистического восприятия мира.

Часто именно оно помогает человеку не свихнуться от горя в тяжелый момент. Человеку важно верить в то, что этот мир справедлив и правильно устроен. Что в нем существуют правила, которые достаточно соблюдать, и все будет хорошо. И если с тобой произошло что-то плохое, то виноват в этом ты сам. Признавая свою вину, жертвы таким образом пытаются уверить себя, что они все же как-то контролируют окружающую действительность, просто делают ошибки. Туляков же, как и многие виктимологи, полагает, что самостигматизация все-таки приносит больше вреда, чем признание того, что нами правит случай, а этот мир — сплошной бардак, когда смешной, а когда и страшный. Потому что самостигматизация поощряет жертву к виктимному поведению и в будущем.

понятие в психологии, причины и типы виктимного поведения

Человек — это продукт взаимодействия с социальной средой. При этом среда оказывает решающее влияние на формирование личности, и далеко не всегда это влияние идет во благо. В ряде случаев процесс социализации приводит к тому, что индивид превращается в забитое или агрессивное существо, готовое принести себя в жертву. Не ради каких-то высших идеалов или благополучия близких, а просто потому что позиция жертвы для него близка и привычна. Эта особенность поведения и мировоззрения личности называется виктимностью, что в дословном переводе с латинского означает «жертвенность».

В чем проявляется виктимность

Термин «виктимизация» первоначально появился в юриспруденции и криминалистике. Означал он процессы, приводящие к тому, что некоторые люди предрасположены стать жертвами агрессии, насилия, мошенников. Поведение жертв таково, что они сами провоцируют различных асоциальных субъектов на противоправные действия в отношении их.

Виктимное поведение с точки зрения психологии

В психологии это явление стали изучать сравнительно недавно – в конце прошлого века. Но интерес исследователей к нему увеличивался по мере того, как становилось понятно, что истоки виктимного поведения нужно искать именно в психологических особенностях жертв. Тем более было доказано, что склонность подвергать себя опасности стать жертвой насилия – это не просто блажь или глупость, а отклонение от нормы, которое может превратиться в настоящее психическое заболевание, требующее серьезного, в том числе медикаментозного лечения.

Проявляется виктимность в своеобразном поведении человека, который провоцирует людей, склонных к агрессии, вызывает по отношению к себе проявление насилия. В народе о таких очень точно говорят: «Сам напросился». Примеры виктимного поведения разнообразны: жена грубит и ведет себя вызывающе с пьяным мужем; девушка, откровенно заигрывающая с «плохими парнями» в баре; подросток, жалующийся учителям на своих сверстников; заложник, демонстративно отказывающийся подчиняться террористам и т. д.

Но людей, склонных к виктимному поведению, нельзя назвать глупцами или мазохистами. Хоть со стороны кажется, что роль жертв их привлекает, но это верно лишь отчасти. Такие индивиды обычно очень любят жаловаться на свою судьбу, тем самым привлекая к себе внимание, которого иным способом они добиться не могут. Но открыто демонстрируя свои слабости, обиды, раскрывая перед всеми свою жалкую сущность, они вызывают не жалость, а презрение и агрессию.

Это хорошо заметно в компаниях подростков или в школьных классах, где издевательствам подвергаются самые жалкие и, казалось бы, безобидные дети. Известный исследователь поведения людей и высших животных этолог Конрад Лоренц сравнивал подростковую группу со стаей животных. В стае не место слабым и ущербным, они – то слабое звено, из-за которого может пострадать весь социум. Поэтому слабые вызывают неприязнь и агрессию, их изгоняют из стаи, а то и вовсе убивают.

Конечно, общество – это не стая волков или обезьян, однако древние поведенческие механизмы дают о себе знать, особенно у людей, склонных следовать животным инстинктам, а не социальным нормам. К сожалению, здесь справедливо высказывание: «Если есть жертвы, то найдутся и насильники». Правда, проявляется провоцирующее поведение жертв по-разному и далеко не всегда его можно сразу распознать.

Два типа виктимного поведения

Различие в поведении жертв обусловлено их психологическими особенностями. Среди людей, склонных к виктимному поведению, встречаются не только потенциальные жертвы, но и потенциальные насильники, в другой ситуации охотно демонстрирующие агрессию и жестокость. Поэтому можно выделить два типа виктимного поведения, которые существенно различаются.

  • Комформное (соглашательское) поведение людей, с готовностью принимающих роль жертвы, ждущих в отношении себя насилия, оскорблений, обмана. Эти люди робкие, склонные к подчинению, часто боготворящие находящегося рядом с ними насильника, так как видят в нем сильную личность, способную на поступки, которые недоступны жертве. Для таких «жертв» характерна заниженная самооценка и уверенность в собственной никчемности, неудачливости. И в то же время им свойственно чувство перманентной обиды на весь мир, они любят жаловаться, демонстрируя свой статус «жертвы».
  • Эмоционально-неустойчивое, демонстративное и вызывающее поведение. Этот тип виктимного поведения часто проявляется в агрессивности самой «жертвы», в склонности к провокациям. Это характерно, например, для подростков и для людей, страдающих инфантилизмом. Люди с этим типом поведения обычно сами любят травить тех, кто слабее, нередко примеряют роль насильников и преступников. Склонность к жестокости и подавлению слабых делает в глазах этих индивидов подобные действия обычными, и в ситуации, когда насильник сталкивается с более сильной личностью, он сам принимает роль жертвы. Про таких говорят: «Удалец среди овец, а перед удальцом сам овца».

Бывает, что в роли жертвы оказываются сильные, уверенные в себе личности с повышенным чувством ответственности. Иногда обстоятельства складываются так, что эти люди сознательно идут на жертву, чтобы отстоять свои принципы, защитить близких людей, свою страну и т. д. Но несмотря на многие признаки виктимного поведения, такая жертвенность к нему не относится. Чаще всего она объективно оправдана.

Факторы, порождающие склонность к виктимности

Психологи считают, что для людей, склонных к виктимному поведению, характерны различные явления деформации личности и психические заболевания. Однако считать их единственными причинами синдрома жертвы нельзя. Скорее, нарушения в психике и деформация личности не только сопровождают виктимность, но и порождены общими с ней причинами. В психологии выделяют две группы факторов, порождающих психологию жертвы.

Социальные факторы

Совершенно очевидно, что выросший и воспитанный в нормальных условиях человек не может даже подсознательно желать себе вреда. Кроме этого, работает еще и инстинкт самосохранения, препятствующий виктимному поведению. И нужны действительно особые условия, чтобы врожденная программа начала давать сбой. Поэтому многие психологи считают виктимность порождением уродливой социализации, формирующей у индивида искаженные представления о системе ценностей, о себе самом и своих отношениях с другими людьми. Можно выделить несколько социальных причин, влияющих на склонность человека принимать статус жертвы:

  1. Особенности семейного воспитания: конфликты в семье, пьянство, наркомания, асоциальный образ жизни родителей, жестокое обращение с ребенком и манипулирование им.
  2. Отсутствие у ребенка ощущения любви, заботы и чувства защищенности со стороны родителей.
  3. Чрезмерная опека родителей, ограждающих ребенка от всякого влияния внешнего мира. В результате этого он вырастает неспособным различать добро и зло и противостоять опасностям, о которых даже не подозревает. Гиперопека – это причина инфантилизма, социальной недальновидности и незнания часто жестоких законов социума.
  4. Проблемы и конфликты со сверстниками, особенно в подростковом возрасте.
  5. Наличие негативного эмоционального опыта, связанного с наблюдением за сценами насилия.
  6. Ощущение собственной неполноценности и ущербности под влиянием реакции социума на какие-то отклонения, дефекты, травмы человека.

Все эти причины так или иначе связаны с неблагополучной социальной средой, в которой рос ребенок. И эти условия привели к развитию деформированных представлений о своем месте в социуме, о низкой значимости и ценности собственной личности.

Феноменологические факторы

Под влиянием неблагополучной социальной среды формируются качества индивида, которые превращают его в слабовольную и зависимую жертву обстоятельств.

Так, психологи считают важной предпосылкой виктимного поведения повышенную агрессивность, проявляющуюся еще в детском возрасте. Демонстрируя собственную жестокость по отношению к более слабым детям и животным, ребенок привыкает к ней и вырастает человеком, для которого жестокое и агрессивное поведение – норма. Он готов к тому, что и в отношении его будет применено насилие, потому что для него это обычное дело.

Нередко привычной и естественной становится жестокость подростков не только из-за неблагополучного семейного воспитания, но и под влиянием общения с агрессивными сверстниками, жестоких фильмов, компьютерных игр со сценами насилия.

Но все же следует подчеркнуть, что реальные социальные условия играют решающую роль – подросток вполне способен отличить виртуальную действительность от реальной, если только последняя не демонстрирует ему то же самое насилие. Под влиянием постоянных столкновений с жестокостью в своем окружении и на экране дети становятся более черствыми, равнодушными, притом не только к окружающим, но и к самим себе.

Это касается и взрослых, состоявшихся личностей. Постоянное пребывание под влиянием отрицательных эмоций, отсутствие позитива в жизни, душевного тепла близких порождает у людей повышенную тревожность, постоянное ожидание чего-то еще более худшего, а также психические заболевания: неврозы, депривации, депрессии и т. д.

Как избавиться от виктимности

Виктимность, особенно в ярко выраженном виде – это психическое отклонение, болезнь, а лечение любой болезни следует начинать с устранения ее причины. Но в психотерапии это, к сожалению, не всегда возможно. Так, если синдром жертвы сформировался под влиянием дефектов детской социализации, то ничего в прошлом мы изменить уже не можем. Поэтому придется устранять не причину, а ее последствия. И здесь есть несколько путей, но все они требуют вмешательства квалифицированного психолога, психотерапевта, а то и психиатра:

  • Изменение отношения к прошлому. Ведь именно оно в данном случае формирует поведение человека. Психотерапевтические методики позволяют избавиться от последствий детских психических травм, изменить отношение человека к тому, что случилось с ним в прошлом, научить его отпускать прошлое и чувствовать себя независимым от него.
  • Формирование позитивного отношения к себе и окружающим, повышение самооценки и самоуважения. Уверенность в себе и обретение чувства независимости позволят человеку отказаться от статуса жертвы.
  • Использование методов когнитивной психотерапии для коррекции установок, взглядов, ценностей, отношения к себе и окружающим.
  • Развитие самоконтроля, формирование установок на адекватный тип поведения, развитие коммуникативных навыков и способности взаимодействовать с другими людьми, правильно оценивать их намерения и отношение. Этого можно достигнуть с помощью специальных социально-психологических тренингов.
  • Снятие напряженности и последствий стресса, выход из состояния депрессии, что достигается с помощью специальных медикаментозных средств, назначенных психиатром.

Но важным условием коррекции поведения людей с синдромом жертвы является создание благоприятной социальной обстановки, обретение истинных друзей, единомышленников, близких людей. И возможно, для этого необходимо будет сменить место жительства и уехать туда, где в этом человеке не будут видеть жертву.

виды виктимности, симптомы, примеры и лечение

«Синдром жертвы», «психология жертвы», «менталитет жертвы», «феномен жертвы» или виктимность — это все комплекс социальных, психических и физических признаков и черт личности, которые повышают возможность ее преобразования в жертву (к примеру, несчастного случая, деструктивного культа, преступления и т. п. ). Как избавиться от виктимности навсегда?

Что такое виктимность?

Виктимное поведение — это определение, которое распространено в криминалистике и психологии (происходит от лат. victima — существо, приносящее в жертву). Криминалисты определяют виктимным противозаконное, безнравственное или вызывающее поведение пострадавшего, которое стало причиной для совершения преступления. В народе про это поведение говорят проще: сам напросился. Жертвы такого рода совершенно не желают оказываться в любых таких неприятных ситуациях, но все-таки все время в них «вляпываются».

Ущерб материальному благополучию, здоровью или жизни совершенно не обязательно может наносить другой человек — можно быть жертвой диких животных или вооруженного конфликта, несчастного случая, стихии, разных механизмов или аппаратов.

Жертв несчастных случаев и преступлений изучает отдельная наука, которая называется виктимология, ее идея зародилась несколько веков назад. Было доказано, что профилактика криминальности общества влияет не только во время воздействия на потенциального преступника (от семейного воспитания до наказания виноватого в назидание остальным). Виктимология уже с давних времен работает незримо в роли одного из средств, которое предотвращает преступления непосредственно с помощью потенциальных жертв.

Виктимность является выработкой в гражданах сознательного поведения, которое препятствует нанесению материального ущерба, нападениям и несчастным случаям. Причем это и тесное взаимодействие с архитекторами, которые продумывают городское пространство таким образом, чтобы в нем было минимум закрытых мест, хорошо подходящих для совершения противоправных действий.

Во многих развитых странах в школьных курсах производится инструктаж по виктимности. Детей учат не перебегать дорогу в неустановленных местах, не открывать дверь посторонним, не садиться в автомобиль к незнакомым людям и т. д. Выполнение самых элементарных правил каждый день спасает не одну тысячу жизней, а халатное к ним отношение — их губит.

В немалом зависит склонность к виктимному поведению и от семейного уклада. Например, в семье, в которой взрослые за свои слова отвечают и все обещания выполняют, дети больше склонны слушать их советы и в разных ситуациях выбирать правильные решения. Дети знают — родители правильно поступают, а, соответственно, и советы их также являются правильными. Помимо этого, в семьях с виктимными родителями, как правило, вырастают и виктимные дети. В психологии виктимного поведения существует три вида людей, которые провоцируют над ними насилие:

  • неустойчивые;
  • псевдопровоцирующие;
  • пассивно-подчиняемые.

Последний является наиболее распространенным (40%) и характеризуется тем, что жертва обороняется неуверенно и вяло, или совершенно не обороняется и выполняет все требования, которые выдвигает нападающий. Ко второму случаю относится ¼ жертв, эта ситуация характеризуется провокацией нападающего активным сексуальным заигрыванием и даже иногда совместным распитием алкогольных напитков (когда речь идет про изнасилование) либо в иных действиях, которые вызывают агрессию второй стороны. К первому типу пострадавших относится 35%, и он характеризуется резким изменением линии поведения, чередованию и непоследовательности остальных типов.

Виктимное поведение в психологии рассматривается как отклонение, которое основано на двух факторах, работающих порознь или одновременно: негативное влияние социума и личная предрасположенность. Подростки больше подвергаются психологическому комплексу виктимности.

С учетом криминологической классификации виды виктимного поведения делятся на:

  • пассивное;
  • интенсивное;
  • активное.

Активное поведение — это провокация преступления, при этом не редко преступник вначале не предполагал нападать на жертву. Интенсивное — это поведение, когда жертва правильно предпринимала попытки не допустить опасности, но это не смогло ее защитить. Пассивное поведение состоит в полном отсутствии сопротивления.

Факторы риска и причины возникновения виктимности

За долгие годы проводилось довольно много психологических исследований, которые были направлены на изучение разных сторон «виктимизации», с учетом которых выделяются такие факторы риска и причины развития и возникновения такого феномена, как виктимность:

Положение социально-психологического статуса семьи:

  • очень молодые родители, которые не в состоянии в силу своего возраста обеспечивать полностью семью;
  • неполная семья;
  • жизненная неустроенность, к примеру, у обоих из родителей низкая зарплата или у какого-то из родителей нет работы.

Особенности стиля и норм воспитания в семье:

  • аморальный жизненный образ родителей;
  • занижение достижений детей, негативные проявления относительно ожидаемых касательно его поступков и действий.
  • конфликты в семье;
  • эмоциональное отвержение, заброшенность и безнадзорность ребенка;
  • жестокое обращение с детьми, использование ребенка как средства давления и манипуляции.

Социальные причины:

  • напряженные отношения с учителями;
  • напряженные отношения со сверстниками;
  • наличие каких-то дефектов или травм;
  • опыт пережитого насилия;
  • нахождение в антисоциальных группах.

Вышеперечисленные факторы риска и причины активируют процесс формирования агрессивности, тревожности и неадекватной самооценки, что делает эмоционально неустойчивым человека, это увеличивает возможность превращения человека в жертву.

Основные симптомы виктимности

У человека с виктимностью могут отмечаться разные проявления поведения. Среди них можно выделить следующее:

  • высокий уровень нервно-психического перенапряжения выражается в нерешительности и застенчивости, сложности запоминания и сосредоточивания внимания, снижении интеллектуальной работоспособности, в результате этого появляются сложности в общении;
  • эмоциональная неустойчивость, то есть непредсказуемое выражение эмоций, которые проявляются в отсутствии самообладания и импульсивности, раздражительности, резких изменениях настроения;
  • повышенный уровень конформности, то есть неустойчивость давлению группы, неадекватная тяга к подчинению, абсолютная уступчивость и податливость мнению остальных, отсутствие независимости, беспрекословное согласие с мнением общества;
  • повышенный уровень тревожности, который выражается в угнетенном эмоциональном состоянии, апатии, недовольстве своим внешним видом и собой, потере интереса к занятиям, которые приносили удовольствие, в любой ситуации склонность видеть неблагоприятный исход, также вероятно увеличение артериального давления, повышенное потоотделение, учащение сердцебиения;
  • отсутствие критичности, то есть неспособность отказаться от предрассудков, отсутствие своего мнения по какому-то вопросу;
  • легкая внушаемость, доверчивость, робость;
  • неадекватно низкая самооценка выражается в постоянных жалобах на жизнь, склонность обвинять других и жаловаться на них, чувство жалости к себе, заостренность внимания на своих недостатках, любые замечания принимаются на свой счет, неоправданное чувство вины, ощущение постоянного страха ошибиться, отсутствие друзей;
  • излишняя добросовестность и высокая моральная ответственность, что обуславливает «готовность» быть жертвой;
  • выраженное провокационное поведение (человек не понимает, что его поведение провоцирует к насилию), к примеру, жена пьяному мужу предъявляет свое недовольство и претензии;
  • неспособность в проблемных ситуациях на себя взять ответственность за принятие решения;
  • конфликтное и противоречивое поведение, к примеру, открытость проявляется через обвинения и высмеивания, потребность в поддержке — угрозой разрыва отношений, общительность — с помощью навязывания контакта с другими людьми;
  • ощущение безнадежности и беспомощности проявляется в концентрации на выживании, постоянном страхе, отсутствие способности предугадывать результаты своих действий и своего поведения;
  • искаженное восприятие своих чувств может выражаться, к примеру, в восприятии желания открытости и искренности как выражение слабости, либо необходимость в поддержке — как доказательство своей ненужности и бесполезности.

Лечение виктимности

Лечение такого заболевания, как виктимность может производиться в нескольких направлениях: медицинскими препаратами и с помощью психотерапии.

Не существует конкретного лекарства против этого расстройства, поэтому выбор препаратов и подходов в психотерапии будет зависеть от причин и факторов появления нарушения.

Медикаментозное лечение

Может выполняться с помощью использования следующих групп препаратов:

  • Транквилизаторы. Производят противотревожный эффект, то есть снижают уровень страха и тревоги. Кроме того обладают миорелаксирующим и снотворным эффектом.
  • Антидепрессанты. Направлены на восстановление патологически плохого настроения, понижение выраженности нервно-психического перенапряжения и тревоги с помощью повышения количества серотонина в крови, отвечающего за сохранение баланса настроения.
  • Нормотимики. Направлены на смягчение «острых углов характера», на стабилизацию настроения, а также, вспыльчивости, импульсивности и раздражительности.
  • Седативные препараты снижают эмоциональное перенапряжение и вызывают успокоение. К этим средствам относятся: настойки мяты, пустырника и валерианы.

Психотерапевтическое лечение

Это лечение может производиться в таких направлениях:

  • Рационально-эмоциональное лечение. Основная задача — помочь пациенту устранить жизненный подход, который направлен на разрушение.
  • Когнитивное лечение. Основная задача — корректировка представлений, установок и мыслей, приводящих к неадекватному и дезадаптивному поведению. К примеру, пациент может получить такое задание: описать его ощущения в стрессовой ситуации, и фрагментарно определить осознаваемые условия, которые провоцируют проявление негативных установок. Этот метод называется корректировка и распознавание непроизвольных мыслей.
  • Поведенческое лечение направлено на формирование и сохранение навыков применения адекватных действий, устойчивого самоконтроля с помощью изменения неприемлемых действий на приемлемые, а также используя способы, ведущие к ликвидации дезадаптивного поведения. К примеру, нагнетание факторов, вызывающих тревогу, или способ «наводнения» (психолог ставит пациента в пугающую ситуацию, помогая ее преодолеть).

В рамках психотерапии также может использоваться музыкотерапия, основная задача которой гармонизировать душу и тело, уравновесить эмоциональное состояние с помощью музыкальных средств. Также используется арт-терапия, задача, которой гармонизация психического состояния человека через развитие способности самовыражения, а также достижение умиротворения и спокойствия. То есть, виктимное поведение — это то, что необходимо осознать, понять и научиться контролировать.

Факторы виктимного поведения подростков как социальная проблема психологической науки

В последние годы проблема виктимности подвергается глубокому междисциплинарному анализу, связанному с исследованием культуры насилия,  выявлением социальных, культурных, психологических и биологических факторов данного социального феномена, в этом контексте становится необходимым рассмотрение второй стороны процесса, а именно, виктимного поведения жертвы.

Несмотря на то, что изначально поведение жертвы в достаточной степени описано в криминальной виктимологии, остро стоит проблема смещения акцентов изучения данного явления в область общей и возрастной психологии. Важным является рассмотрение природы виктимного поведения детей и подростков, выявление факторов его детерминирующих, причин и возрастных особенностей виктимизации и виктимного поведения в подростковом возрасте как наиболее уязвимом.

В российской психологии крайне мало экспериментальных исследований по теме виктимного поведения личности, имеются лишь единичные работы, изучающие психологические особенности детей и подростков на судебно-психиатрическом материале (Бурелов Э. А., Морозова И. Г., Кузнецов И. В., Догадина М. А., Пережогин Л. О; Кудрявцев И. А., Васильев В. Л., Мамайчук И. И.). Однако необходимость в таких исследованиях все более возрастает в практическом отношении. До настоящего времени малоизученными оказались проблемы генезиса виктимного поведения, системы факторов, детерминирующих его возникновение, особенности проявления этих закономерностей поведения у подростков, не ставших жертвой криминальной ситуации. Практически нет  удовлетворительного диагностического материала, позволяющего выявлять потенциальную виктимность подростка. Также мало разработана система предупреждающих мероприятий, направленных на предотвращение виктимного поведения.

В современной психологической науке при анализе агрессогенных конфликтов  и  ситуаций  выделяются два основных подхода. Один из них акцентирует внимание на характеристиках ситуаций и внешних объективных обстоятельствах, другой — на внутренних качествах личности. Объединяя эти подходы, следует отметить, что на фоне конкретных ситуативных обстоятельств, при наличии определенных виктимогенных особенностей личности ребенка и особого психоэмоционального состояния происходит становление виктимного поведения, следствием актуализации которого становится процесс виктимизации, то есть ребенок оказывается в качестве жертвы. При этом, виктимное поведение  может иметь как провоцирующий характер, так и способствующий.

Наше исследование, раскрывающее факторы виктимного поведения подростков (Матанцева Т.Н., Чашкина К.С., 2014) показало, что  в механизме виктимизации  принимают участие как минимум четыре компонента:

— ситуативные факторы виктимного характера – например, конфликт;

— виктимные индивидуально-психологические особенности – такие как агрессивность, конфликтность, тревожность, неуверенность;

— специфическое психоэмоциональное состояние  – в первую очередь эмоциональная неустойчивость;

—  виктимогенное поведение – например, провоцирование конфликтов, драк или наоборот, демонстрация нерешительности, неуверенности.

Отметим, что именно ситуативные факторы играют главную роль в становлении виктимного поведения подростков, они провоцируют возникновение виктимных ситуаций и их развитие. От особенности ситуации зависит будет ли решающим психоэмоциональное состояние или виктимогенные качества подростка. При этом может иметь место сложное сочетание всех обозначенных компонентов, что определит наибольшую интенсивность процесса виктимизации поведения.

Помимо ситуативных виктимогенных факторов существует немало первичных и вторичных виктимогенных признаков личности и поведения подростка, которые обусловливают его виктимизацию. Большое значение в процессе виктимизации имеют, как мы уже отмечали, индивидуально-психологические особенности, особенности поведения и психоэмоциональные состояния подростков как потенциальной жертвы, без выяснения которых не могут быть раскрыты полностью ни конкретные обстоятельства, ни причины и условия подростковой виктимизации. Если подросток позволяет себе обзывать, дразнить своего сверстника, то закономерным следствием этого  становится конфликт; в котором подросток может оказаться жертвой, это является лишь следствием его  собственного виктимного (в данном случае — провоцирующего) поведения. В процессе обучения также следствием виктимного поведения  в форме неуважения к педагогу могут стать неудовлетворительные оценки, приглашение в школу родителей с последующим конфликтом с родителями. Таким образом, можно констатировать: и в первом и во втором случае подросток проявляет признаки виктимного поведения, что становится причиной его же собственных психологических проблем.

Но не всегда подростки виктимологически уязвимы  вследствие собственных активных действий виктимогенного характера. Существуют определенные категории детей, которые не провоцируют относительно себя ни конфликты, ни проявления агрессии, и все же часто становятся жертвами, страдают от ущемляющих действий  окружающих. В данном случае причиной является виктимность ребенка, которая лежит в основе его виктимного поведения.

Под виктимностью, как особенностью личности подростка, следует понимать совокупность качеств, явлений, психологических особенностей, характеристик личности ребенка, способствующих его виктимизации. Виктимность или виктимогенность — это приобретенные ребенком физические, психические и социальные черты и признаки, которые могут сделать его склонным к превращению в жертву [1].

Ряд исследователей выделяют ситуативную, личностную и ролевую виктимность. Эта классификация видов виктимности в русле анализа проблемы подростковой виктимизации представляется нам наиболее целесообразной и обоснованной, хотя не может считаться достаточно полной и исчерпывающей.

Наше исследование показало, что ситуативная виктимность детей подросткового возраста проявляется очень часто. Подростки  становятся соучастниками конфликтов, агрессивных ситуаций, совершаемых отдельными личностями в отношении сверстников или педагогов, становясь жертвой наказания ввиду наличия признаков ситуативной виктимности. Примером проявления ситуативной (и возрастной) виктимности детей являются также террористические акты, во время которых детей не редко захватывают и удерживают в качестве заложников.

Наиболее сложной является проблема наличия у многих подростков признаков личностной виктимности. Речь идет конкретно о индивидуально-психологических и внешних характеристиках, которые в определенных условиях могут независимо от местонахождения, действий или желаний ребенка провоцировать агрессивность окружающих против него.

В первую очередь речь идет о некоторых индивидуально-психологических характеристиках подростка, которые прямо способствуют его виктимизации. Это  могут быть:

1. негативные, осуждаемые окружающими качества: агрессивность, конфликтность, надменность, демонстративность, наглость, дерзость;

2. «нейтральные» или  социально одобряемые качества: скромность, уравновешенность, спокойность;

3. признаки имеющихся комплексов: нерешительность, неуверенность, тревожность, боязливость.

По мнению Р.Бэрона и Д.Ричардсон существует определенная категория людей, которая сама притягивает к себе несчастья и агрессию; возможно к такой категории можно отнести подростков с обозначенными выше качествами.

Нужно отметить, что нередко внешние признаки виктимного характера подростки могут создавать сами. Например, девочки-старшеклассницы,  отдающие предпочтение коротким юбкам, глубоким декольте и коротким «топам» чаще всего не осознают, что их внешний имидж имеет виктимогенные признаки. Можно  выделить имиджевую виктимность подростков, которая может быть связана со специфическими особенностями одежды (слишком богатый или, напротив, убогий вид; распущенный, «приглашающий»), наличием дорогих вещей, украшений и других аксессуаров. Имидж ребенка составляет также его стиль поведения и высказываний, особенности пола, пантомимики. Все это может быть неадекватно понято и субъективно проинтерпретировано окружающими, в силу чего ребенок может пострадать.

Подростки, полярно осваивающие программу школьного обучения, а также относящиеся к различным социальным слоям не всегда находят общий язык в реальной сфере общения со своими одноклассниками, поэтому не всегда имеют высокий статус в коллективе сверстников. Наоборот, чаще они принадлежат к социометрическим категориям «изолированных», «пренебрегаемых». В результате происходит рост уровня статусной виктимности подростков.

Помимо роли подростка, в классном коллективе сверстников и школьных микрогруппах  ученик  играет определенные роли в сфере межличностного общения: «заводила», «весельчак»,  «козел отпущения» [2]. Ролевая виктимность также может иметь место во время некоторых игр детей; а её уровень  может зависеть от правил игры, особенностей конкретной роли, которую исполняет ребенок. В этом случае ролевая виктимность подростка может сочетаться с ситуативной.

Следует также указать на наличие у подростков возрастной виктимности, которая обусловливает виктимизацию ребенка в так называемом вертикальном направлении: ребенок страдает от действий людей, которые старше его — педагогов, родителей и каких-либо других взрослых (террористов). Это обусловлено отсутствием у подростков достаточного социального и жизненного опыта, определенного объема социальных знаний и достаточного уровня сформированности навыков социального взаимодействия. Принадлежность к определенному возрастному периоду развития создает предпосылки для возможного нахождения ребенка в качестве жертвы мошенничества и грабежа (из-за отсутствия необходимого социального и жизненного опыта, недостаточного развития интеллектуальной сферы, низкого уровня развития критичности мышления и бдительности, доверчивости), хулиганства и разбоев (чаще из-за недостатка физического развития). Негативными последствиями использования подростками неадекватных поведенческих форм самоутверждения могут стать демонстративность, дерзость, наглость, самоуверенность, гиперкоммуникативность, склонность к риску, беспечность, конфликтность, или же конформизм, неуверенность, чуткость, обидчивость, тревожность, замкнутость, пассивность, заторможенность, слабоволие [3].

Наше исследование показало наличие семейной виктимности. Так, в некоторых семьях родители отличаются непомерной авторитарностью, склонностью к наказаниям, следствием которых становятся унижение, подавление чувства собственного достоинства у подростка.

В целом необходимо отметить, что отдельные виды виктимности подростков «в чистом виде» практически не встречаются. Часто встречается сложное «наслоение» нескольких видов, что значительно осложняет прогноз виктимного поведения в каждом конкретном случае. Приведём в качестве примера девушку – подростка, демонстрирующую как минимум шесть видов виктимности: физическую, личностную, имиджевую, возрастную, ролевую и ситуативную, а именно внешне невзрачная, неуверенная, тихая, с тревожным взглядом и тихой речью.

Таким образом, становление виктимного поведения подростков происходит на фоне конкретных ситуационных обстоятельств  при наличии четырех составляющих механизма виктимизации: ситуативные факторы, виктимогенные индивидуально-психологические особенности личности (виктимность), специфическое психоэмоциональное состояние, виктимное (виктимогенное) поведение. В зависимости от набора возрастных и индивидуальных виктимогенных свойств у подростков формируются определенные виды виктимности, детерминирующие разные виды их виктимного поведения.

Факторы виктимизации – это совокупность обстоятельств в жизни людей и общества, которые детерминируют процесс превращения данной личности в жертву преступления либо тем или иным образом способствуют содействию реализации этого процесса.  Условиями виктимизации являются разнообразные явления объективного и субъективного характера, которые наращивают степень виктимности, существенно облегчают возможность возникновения конфликтов, нагнетают эскалацию виктимогенной ситуации [4].

Исследователями выделяются следующие внутренние, психологические факторы, которые способствуют быть жертвой преступлений:

— потребность в престиже, в самоуважении;

— потребность в риске;

— эмоциональная неустойчивость;

— агрессивность;

— наличие акцентуации характера;

— отклонения в психическом развитии;

— низкое самоуважение;

— неадекватная самооценка [5].

К основным причинам и факторам возникновения виктимного поведения относят:

— Индивидуально-психологические особенности несовершеннолетних, способствующие формированию девиаций поведения: нарушения в эмоционально-волевой сфере. Такие особенности чаще всего, если они не являются патологическими, формируются в результате неудовлетворительного, ошибочного воспитания в семье, в результате различного рода нарушений родительско-детских отношений.

— Акцентуации (чрезмерно выраженные отдельные черты) характера подростка как крайний вариант нормы, при которой отдельные черты характера подростка чрезмерно усилены, при этом существует избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. При определенном стечении обстоятельств такие подростки неожиданно иначе, чем другие, реагируют на явления окружающей жизни, неадекватно поступают, казалось бы, в стандартной ситуации.

— Бурно протекающий подростковый кризис, стремление к взрослости, на фоне противоречий физиологического и психического развития (отсюда и неадекватность реакций во взаимоотношениях с окружающими и противоречивость в действиях и поступках). Часто неадекватное, вызывающее поведение несовершеннолетних в подростковом возрасте (что, собственно является нормой в этом возрасте) в результате неправильного, неграмотного реагирования родителей, учителей и других взрослых закрепляется и укореняется.

— Негативное влияние стихийно-группового общения в формировании личности подростков. Основным видом деятельность подростков является общение, хотя они в своем большинстве и не умеют это делать грамотно и конструктивно. Примечательно также, что грамотно и конструктивно общаться подростков специально никто и не учит, поэтому основными источниками научения являются семейные и «киношные» образцы общения. При этом очень велико влияние референтной группы подростков, т.к. процесс освоения общественных норм и ценностей у подростков происходит через неформальную группу. Отверженность в семье, изоляция в классном коллективе вынуждают подростков искать среду обитания вне больших, организованных коллективов, в кругу себе подобных, в сфере стихийно-группового общения. Последнее же является важным фактором социализации несовершеннолетних, здесь подростки находят условия и возможности для собственной самореализации и самоутверждения.

— Школьная дезадаптация также является одной из причин появления виктимности поведения, как правило, агрессивной и социально-пассивной направленности. Педагогические ошибки, особенно на ранних этапах обучения, порождают психосоциальные проблемы личности дезадаптирующего характера, которые не будучи разрешенными в младшем школьном возрасте, становятся основой для всевозможных отклонений психосоциального развития несовершеннолетних и в подростковом возрасте резко изменяют поведение несовершеннолетних в негативную сторону: агрессия, склонность к употреблению психоактивных веществ и уходу в виртуальный мир (компьютерная и интернет-зависимости), самовольные уходы из дома и школы на длительное время, отказ от обучения и т.д.

Анализ субъективных факторов виктимизации показал, что игровая роль жертвы становится «излюбленным» способом адаптации. Подобная адаптация носит несколько консервативный и регрессивный характер, происходит стагнация личностных ресурсов, блокируется стремление к более высокому уровню и качеству жизни. Постепенно четче вырисовываются черты виктимности (безразличие к происходящему; боязнь рисковать; избегание, уход от проблем и трудностей; нежелание действовать, проявлять активность и инициативу; неудовлетворенность своей самореализацией и продуктивностью своей жизни; стремление к комфорту и т.п.). Активизируются рентные установки, выражающиеся в утилитарном подходе к своему бедственному положению; в ощущении себя особенно пострадавшими и беспомощными; в фокусировании психической активности на страданиях; в беспомощности, пассивности и безразличии [6].

Важным фактором виктимизации могут считаться специфические биогенетические особенности, влияющие на изменения поведения и психики подростка.

Пубертатный возраст, с точки зрения биологических изменений, физического и полового созревания является периодом значительных изменений, происходящих на всех иерархических уровнях личности субъекта.

В предложенной российским психологом Е. В. Руденским культурогенетической концепции феномен «социально-педагогическая виктимизация личности» обосновывается с позиции интеграции ряда факторов риска его возникновения. Этим обусловлено то, что в качестве факторов риска социально-педагогической виктимизации  подростка им рассматриваются:

— субъектные, интрасубъектные и интерсубъектные факторы развивающейся личности подростка.

— Субъектные, интрасубъектные и интерсубъектные факторы личности учителя.

— Системные факторы педагогического общения, отраженные в системе взаимодействия учителя (родителя) и развивающейся личности подростка.

— Психосоциальные факторы (макрофакторы) социально-педагогической ситуации развития личности подростка.

—  Индивидуально-психологические факторы (микрофакторы), обусловленные спецификой возрастной индивидуальности и психологической типологией личности подростка  [7].

Таким образом, автор в процессе психологического и социально-педагогического исследования анализирует не только механизм социально-педагогической виктимизации личности подростка с девиантным поведением, но и вовлеченные в него действия подростков, учителей, родителей, педагогические технологии общения и стиль взаимодействия, а также опосредующую этот механизм психосоциальную ситуацию развития личности. В этом позиции автора во многом созвучны с идеями, высказанными ранее известными социологами. Так, например, французский социолог и философ Э. Дюркгейм, характеризуя процесс воспитания и социализации подрастающего поколения, трактовал его как ежеминутно испытываемое ребенком давление социальной среды, стремящейся сформировать его по своему образцу и имеющей своими представителями и посредниками родителей и учителей [8]. Суть позиции Э. Дюркгейма – в признании за обществом его приоритета над личностью.

В этом отношении особое внимание психологи, социологи и педагоги уделяют такому фактору, как влияние личности учителя.

Если следовать позиции Ч. Тойча, то деформированная личность учителя в процессе взаимодействия с развивающейся личностью подростка посредством не только вербальных, но и невербальных средств оказывает репрессивное влияние на личность последнего. Подросток становится экспрессором – жертвой травматической проекции учителя, а педагогическое общение – механизмом компенсирующей проекции опыта травматического развития личности учителя. Компенсирующая проекция социальной травмы или травматического опыта развития определяет не только стиль принуждения в отношении учителя к ученику, но и характеризует обращение к репрессивным социально-педагогическим психотехникам. Вырабатывается и закрепляется своего рода позиция принуждения, характеризующая деформированную личность учителя [8].

Вот какими признаками определяет позицию принуждения ученика учителем, реализуемую в психотехниках социально-педагогического воздействия, А. Ситаров:

— раздражительность, обидчивость, эмоциональная неустойчивость,

— неуверенность в себе,

— негативная открытость (принятие, но с ориентацией на отрицательное),

— эгоцентричность, наличие комплекса психологических защит,

— нетерпимость к чужому мнению, другим людям (детям, учащимся),

— ограничение субъективной свободы,

— приоритет дисциплинарных воздействий над организационными,

— низкий уровень способности подключать детей к собственным целям и подключаться к целям школьников,

— повышение у учащихся напряженности, приоритет негативных форм оценивания над позитивными.

Эти признаки позволяют рассматривать социально-педагогическое воздействие на развивающуюся личность в системе образования как виктимогенное педагогическое влияние, приводящее к виктимизации учащегося, что говорит о необходимости коррекции межличностного взаимодействия субъектов в образовательной системе.

Анализ типичных случаев подростковой виктимизации позволяет определить её конкретные причины: при каких обстоятельствах ребенок может пострадать из-за неблагоприятного стечения обстоятельств; когда главную роль играют особенности обстоятельств, а когда главную роль играет способствующее или провоцирующее виктимное  поведение самого подростка.

Выделение конкретных случаев социальной виктимности детей и подростков представляется очень важным для осуществления дифференциального подхода, который ведет к выявлению путей предупреждения виктимизации школьников. 

61. Типы виктимного поведения. Юридическая психология. Шпаргалки

Читайте также

9.3. Типы интенциональности[85]

9.3. Типы интенциональности[85] Проанализируем четыре типа интенциональности:1) интенциональность природы; 2) интенциональность «Я», или субъективную интенциональность; 3) интенциональность комплекса; 4) интенциональность социально-коллективной среды.Интенциональность

65. Типы конфликтов

65. Типы конфликтов В зависимости от сторон конфликта выделяют:1) Внутри – личностные конфликты – конфликты между элементами структуры личности. выражаются в острых негативных переживаниях личности, порожденных ее противоречивыми стремлениями. По своей природе и

Типы характера

Типы характера Ортодоксальная психоаналитическая литература содержит описания широкого разнообразия характерологических типов: орального, анального, уретрального, фаллического, генитального, компульсивного, истерического, фобическо-го, циклоидного, шизоидного и др.

Глава 4 Типы когнитивного поведения

Глава 4 Типы когнитивного поведения Есть терапевты, которые полагают, что сексуальная дисфункция не является проблемой; если возникают трудности, они считают проблемой «отношения». Но что это значит – проблемы в отношениях? Слово «отношение» – это искаженный дериват

ТИПЫ ЛЖИ

ТИПЫ ЛЖИ Существует четыре основных типа лжи — белая ложь, ложь во благо, злонамеренная ложь и обманчивая ложь. Как мы уже говорили, белая ложь является частью социальной атмосферы. Она помогает нам избежать эмоциональной боли и оскорблений, которые неизбежны, если

Не задумывайтесь над репликами. Следует думать не о причинах поведения противника, а о внешних проявлениях его ненормального поведения

Не задумывайтесь над репликами. Следует думать не о причинах поведения противника, а о внешних проявлениях его ненормального поведения Преподаватель английского развлекается тем, что пытается уязвить учительницу музыки. Ниже приведен их диалог, в котором ответы

ТИПЫ «ПРОГНОЗОВ»

ТИПЫ «ПРОГНОЗОВ» «Прогнозы» о себе «Я не смогу» (или «я смогу»), «я не сумею» (или «я сумею»), «я точно с этим не справлюсь» (или «я справлюсь»), «у меня никогда не получится» (или «у меня получится»), «это для меня слишком трудно» (или «для меня это легко»), «я на 100 %

ТИПЫ «ТРЕБОВАНИЙ»

ТИПЫ «ТРЕБОВАНИЙ» Наибольшей популярностью пользуются у нас требования, предъявляемые к другим людям. Мы хотим, чтобы они нас уважали, ценили, понимали, поддерживали, одобряли, а главное, не делали большую часть из того, что они делают – т. е. не обижали нас, не унижали, не

4.1.4. Типы девиантного поведения

4.1.4. Типы девиантного поведения Различают следующие типы отклоняющегося (девиантного) поведения:– делинквентное – отклоняющееся поведение с отчетливой антиобщественной направленностью, приобретающее в крайних своих проявлениях уголовно наказуемый

6. Типы поведения покупателей во время шопинга

6. Типы поведения покупателей во время шопинга Люди, занимающиеся шопингом, различаются по своему отношению к нему. Это, в свою очередь, ведет к различиям в типах потребительского поведения людей, совершающих тот или иной вид шопинга.Как люди относятся к шопингу и как они

Типы ораторов

Типы ораторов Пытающиеся освоить ораторскую трибуну знатоки могут с превеликой пользой для себя понаблюдать за гримасами других выступающих, прежде чем решиться на подобный шаг или быть втянутым в эту авантюру. Всестороннее изучение вопроса позволило выявить

Типы поведения партнеров, затрудняющие ведение переговоров

Типы поведения партнеров, затрудняющие ведение переговоров Вздорный человек, «нигилист». Часто выходит за профессиональные рамки беседы. В ходе беседы ведет себя нетерпеливо, бывает несдержан и возбужден. Своей позицией и подходом смущает собеседников и неосознанно

Типы НЛП

Типы НЛП Нейролингвистическое программирование, или НЛП, – это метод, который был создан в 1970-х годах для того, чтобы улучшить успешность терапии и личной жизни посредством воспроизведения эффективных паттернов поведения и общения. Эта модель вскоре обрела

23 признака того, что вы страдаете ментальностью жертвы ⋆ LonerWolf

Когда у нас есть менталитет жертвы, мы фильтруем наше все существование через узкую параноидальную ментальную линзу, которая используется для восприятия других людей и реальности.

В то время как важно претендовать на роль жертвы, если мы действительно подверглись преследованию или насилию, мы не сможем жить дальше, пока не выйдем из роли жертвы и не перейдем к роли оставшегося в живых.

Что такое менталитет жертвы?

Менталитет жертвы — это психологический термин, обозначающий тип дисфункционального мышления, который стремится чувствовать себя преследуемым, чтобы привлечь внимание или избежать ответственности за себя. Люди, которые борются с менталитетом жертвы, убеждены, что жизнь не только находится вне их контроля, но и намеренно стремится причинить им вред. Эта вера приводит к постоянным обвинениям, обвинениям и жалости, которые подпитываются пессимизмом, страхом и гневом.


Проще говоря, менталитет жертвы означает, что вы обвиняете других людей и обстоятельства в своих несчастьях.

Как развивается самовиктимизация

Никто не рождается с менталитетом жертвы, так же как никто не рождается клинически подавленным или тревожным.Напротив, менталитет жертвы — это приобретенная черта личности, а это означает, что она является результатом обусловливания и механизмов выживания в раннем возрасте.

Большинство жертв в детстве так или иначе подвергались виктимизации, будь то физическое насилие, сексуальное насилие, эмоциональное насилие или психологическое насилие. Самовиктимизация также может развиваться через созависимые отношения, которые у нас были с нашими родителями, или просто наблюдая и принимая нездоровый менталитет жертвы, проявляемый одним или несколькими членами нашей семьи.

Однако, хотя то, что происходит с нами в детстве, полностью вне нашего контроля, мы, как взрослые, обязаны вступить в нашу силу и вернуть себе ответственность за свое счастье.

9 преимуществ быть жертвой

Игра в жертву на самом деле имеет ряд интересных преимуществ. Эти награды очень затрудняют избавление от такого мышления, поэтому кажется, что большинство жертв так эмоционально вкладываются в сохранение этого типа токсичного поведения.

Некоторые из перков включают следующее:

  • Отсутствие ответственности за что-либо
  • Другие люди, уделяющие вам внимание
  • Другие люди, которым вас жаль
  • Другие люди с меньшей вероятностью будут критиковать или расстраивать вас
  • У вас есть «право» жаловаться
  • Вы у вас больше шансов получить то, что вы хотите
  • Вы чувствуете себя интересным, потому что можете рассказывать людям все свои истории
  • Вам не нужно скучать, потому что происходит слишком много драмы
  • Вы можете избежать и обойти гнев потому что вы слишком заняты грустью

Можете ли вы увидеть, как здесь начинают проявляться некоторые основные закономерности?

Игра в роли жертвы на самом деле дает вам много силы: способность избегать ответственности, способность чувствовать «праведную» печаль и преследование, способность избегать неприятных эмоций и способность манипулировать другими людьми.

Темная сторона игры за жертву

Большинство людей, играющих жертву, делают это бессознательно или непреднамеренно. Даже в этом случае роль жертвы включает в себя огромное количество манипуляций и дерганий за веревочки. Люди, состоящие в отношениях или дружбе с жертвами, часто сообщают, что чувствуют себя марионетками, которые превращаются в то, кем жертва считает себя или хочет, чтобы они были.


Позволить другим людям вас пожалеть — это простой способ обернуть их вокруг вашего мизинца. Это бессознательное стремление контролировать других посредством их симпатий на самом деле является для разума лишь способом укрепить свою веру в эго-идентичность «я — жертва».

Разыгрывание личности жертвы дает много комфорта и искусственной «безопасности». Это не только вознаграждает вас тем, что вам не нужно брать на себя ответственность за любое ваше поведение (потому что «другие люди» всегда несут ответственность), но также предотвращает переживание неприятных эмоций, таких как вина и гнев, и в то же время заставляет вас чувствовать «О которых заботятся» другие.

Игра жертвой также часто используется жестокими людьми и / или социопатами, которые используют эту роль, чтобы держать своих близких на привязи. Например, нарциссический человек может постоянно подавлять своего партнера, а затем зацикливаться на одном моменте, когда его партнер щелкнул и назвал его «монстром», создавая впечатление, будто он на самом деле является «жертвой насилия». Или человек, совершающий физическое насилие, может использовать предлог, что ему «всегда приходится мириться с другим человеком», как повод для избиения своего партнера.

Как мы видим, отношение «я бедняга» может использоваться с обеих сторон человеческого спектра: как с кажущимися «нормальными» людьми, так и с более экстремальными и дисфункциональными психопатическими людьми. Например, в созависимых отношениях самовиктимизация может использоваться инициатором и обидчиком, а иногда и теми и другими одновременно в своего рода борьбе за власть.

Не существует какого-то одного «типа» человека, который подходил бы для роли жертвы, поэтому неправильно говорить, что только нарциссисты или социопаты берут на себя эту роль.Я лично видел, как все люди играют эту роль: от милых старых бабушек до подростков, матерей, отцов, профессионалов и даже «духовно пробужденных» людей.

23 Признаки менталитета жертвы

Вы или кто-то, кого вы любите, играете жертву? Вот некоторые общие признаки, на которые следует обратить внимание:

  • Вы постоянно обвиняете других людей или ситуации в том, что они чувствовали себя несчастными
  • Вы придерживаетесь философии «жизнь против меня»
  • Вы циничны или пессимистичны
  • Вы видите свои проблемы как катастрофы и раздуваете их
  • Вы думаете, что другие намеренно пытаются причинить вам вред
  • Вы верите, что подвергаетесь жестокому обращению только с вами
  • Вы продолжаете переживать прошлые болезненные воспоминания, которые заставляли вас чувствовать себя жертвой
  • Даже когда все идет хорошо, вы находите что-то, что нужно жаловаться на
  • Вы отказываетесь рассматривать другие точки зрения, когда говорите о своих проблемах
  • Вы чувствуете себя бессильным и неспособным эффективно справиться с проблемой или жизнью в целом
  • Вы чувствуете нападение, когда вас критикуют конструктивно
  • Вы верите себе ‘ Вы не несете ответственности за то, что происходит в вашей жизни (другие несут ответственность)
  • Вы считаете, что всем «лучше», чем вам
  • Кажется, вам нравится жалеть себя
  • Вы привлекаете таких же людей, как вы (которые жалуются, обвиняют и чувствуют себя жертвами жизни)
  • Вы верите, что мир — это страшное, в основном плохое место
  • Вам нравится делиться своими трагическими историями с другими людьми
  • У вас есть привычка обвинять, нападать и обвинять тех, кого вы любите, за то, как вы себя чувствуете
  • Вы чувствуете себя бессильным изменить свои обстоятельства
  • Вы ожидаете заручиться сочувствием со стороны других, а когда вы этого не понимаете , вы расстроены
  • Вы отказываетесь анализировать себя или улучшать свою жизнь
  • Вы склонны «на равных», когда дело доходит до обмена травмирующим опытом
  • Вы постоянно унижаете себя

Как мы видим, постоянное ощущение себя жертвой глубоко разрушительно как внутри, так и снаружи.

Как перестать быть жертвой

Если вы читаете эту статью, потому что подозреваете, что цепляетесь за менталитет жертвы, вот несколько советов, которые помогут вам выйти из этой токсичной роли:

1. Начните заменять «вы» на «I»

Например, вместо того, чтобы сказать «ты меня так злишь», вы можете заменить это утверждение на «Я так злюсь, когда слышу, как ты это говоришь». Этот простой прием поможет вам научиться брать на себя большую ответственность за свое счастье.

2. Считайте себя выжившим

Жертва спорит с жизнью, выживший обнимает ее. Жертва живет в прошлом, оставшийся в живых живет в настоящем. Жертва считает себя беспомощной, а оставшийся в живых возвращает себе контроль над своей жизнью. Хотя менталитет жертвы вызывает привыкание, менталитет выжившего дает гораздо больше возможностей в долгосрочной перспективе. Как только вы начнете воспринимать себя как выжившего, вы начнете лучше относиться к жизни и будете привлекать других людей по правильным причинам.Слушать выжившего намного освежает и вдохновляет, чем слушать, как жертва погружается в жалость к себе.

3. Будьте добры и сострадательны к себе

Другими словами, будьте осторожны, чтобы не стать жертвой стать жертвой! Эту роль вы не выбираете: вы развили ее в результате детских обстоятельств. Будьте нежны с собой и проявляйте любовь к себе. Изучите свои основные раны и основные убеждения, которые усугубляют вашу личность жертвы, и замените ненависть к себе самосостраданием.Если вы изо всех сил пытаетесь преодолеть роль жертвы, попрактикуйтесь в уходе за собой, посоветовавшись с терапевтом. Поэкспериментируйте с такими практиками, как ведение дневника, аффирмации, НЛП, КПТ и другие формы любви к себе. Если вам нужен управляемый подход к более глубокой любви к себе, вам может быть интересен наш Журнал любви к себе.

4. Изучите свои ошибочные убеждения

Ошибочные убеждения вызывают тревогу, депрессию, гнев и обвинения. Многие из этих убеждений укоренились в теневой стороне нашей психики и могут быть исследованы только с помощью глубокой теневой работы.Вы, вероятно, будете ошеломлены тем, сколько типов ошибочных убеждений вы бессознательно приняли!

5. Спросите: «Какая мысль вызывает это страдание?»

Все страдания происходят из убеждений, которые не подвергаются сомнению и не исследуются в нашем сознании. Когда мы привязываемся к этим мыслям, мы страдаем. Помните, что вам не нужно верить мыслям в своей голове: мысли — это просто колебания энергии, которым мы придаем значение. Практика медитации может помочь вам заметить преходящие мысли.

6. Практикуйте благодарность

Благодарность — это простой, но действенный способ напомнить себе, что жизнь не так несчастна, как вы думаете. Каждый день старайтесь находить десять вещей, за которые вы благодарны. Вы можете вести дневник благодарности, в который записывать эти десять вещей или просто называть их мысленно. Постарайтесь почувствовать искреннюю благодарность за то, что у вас есть все это.

Узнайте больше о ведении журнала.

7. Подтвердите личную ответственность

Начните замечать все способы обхода ответственности.Будьте безжалостно честными и исследуйте, как получение сочувствия со стороны других заставляет вас чувствовать себя особенным и продолжает цикл показывать пальцем на других. Вы можете использовать такие утверждения, как «Я несу ответственность за свою жизнь» или «Я уполномочен создавать изменения», чтобы помочь вам перепрограммировать эту бессознательную потребность играть роль жертвы. Вы также можете сделать что-то, что укрепит вашу уверенность и на самом деле покажет вам, что вы способны… или поразмышляйте над чем-то в прошлом, с чем вы успешно справились.

8. Сделайте доброе дело для другого

Когда мы играем жертву, мы, как правило, сосредоточены исключительно на себе. Выберитесь из головы, сделав что-нибудь хорошее для другого человека, которого вы любите. Осознание того, что вы можете чувствовать себя хорошо, не манипулируя другим человеком, — важный способ избавиться от зависимости от самопожертвования.

Как поступить с комплексом жертвы в

Другие Люди

Мы все встречали людей, которые постоянно хандрили и жалуются на свою жизнь.

Эти люди, кажется, несут веру в то, что мир против них, и им почти нравится чувствовать себя несчастными. В области психологии таких людей называют людьми, страдающими комплексом жертвы; тип невроза, который вращается вокруг получения жалости от других людей.

Что такое комплекс жертвы?

Комплекс жертвы — это образ мышления, который развивается в течение жизни и запускается, главным образом, в результате обусловленности в детстве. Люди, страдающие комплексом жертвы, постоянно видят себя жертвами других людей или обстоятельств.Это искаженное самовосприятие приводит к желанию получить привязанность и внимание других людей, одновременно избегая ответственности и обвинений.

В чем разница между менталитетом жертвы и комплексом

жертвы ?

Они оба звучат так похоже… так в чем же на самом деле разница?

Хотя и то, и другое может (и действительно) пересекаться, менталитет жертвы — более распространенная проблема. Большинство людей в тот или иной момент в течение жизни борются с менталитетом жертвы.Комплекс жертвы , , с другой стороны, представляет собой коварный и глубоко укоренившийся поведенческий паттерн, который определяет весь взгляд на жизнь человека . В отличие от менталитета жертвы (который обычно бывает недолговечным), комплекс жертвы может определять жизнь человека на годы, даже на всю жизнь.

Другими словами, комплекс жертвы гораздо более серьезен и патологичен, чем менталитет жертвы.

14 Признаков жертвы Комплекс

Люди, страдающие комплексом жертвы, будут демонстрировать большой процент следующих симптомов:

  • Они будут постоянно унижать себя
  • Они будут обвинять других людей или ситуации в том, что они чувствуют себя несчастными
  • Они откажутся анализировать себя, чтобы чувствовать себя лучше в жизни
  • У них есть философия «жизнь против меня»
  • Они чувствуют себя бессильными или беспомощными, чтобы изменить свои обстоятельства
  • Они думают, что другие намеренно пытаются причинить им боль
  • Им нравится делиться своими трагическими историями с другими
  • Даже когда дела идут хорошо, они все равно находят, на что жаловаться
  • Они считают, что мир — это в основном плохое и опасное место
  • Они расстраиваются и реагируют на конструктивную критику
  • Они считают, что всем «лучше», чем им
  • Они склонны обвинять, нападать и обвинять тех, кого они любят, за то, как они чувствовать
  • Они видят свои проблемы как катастрофы и раздувают их
  • Они не берут на себя ответственность за т наследник счастья

Я понимаю, насколько неприятно жить с самопровозглашенной жертвой, работать с ней или просто находиться рядом с ней.Я имел дело со своей справедливой долей тех, кто борется с комплексами жертвы, но важно помнить, что эти люди на самом деле страдают в результате своего мышления. Эти люди на самом деле верят, что они беспомощны и полностью зависят от других людей и жизни. Эта выученная беспомощность не развивается как способ манипулирования вами (хотя ее можно использовать таким образом), она возникла в результате жестокого обращения с вами в раннем возрасте. Поэтому важно, чтобы мы проявляли сострадание к людям в нашей жизни, страдающим от комплексов жертвы, не допуская, конечно, их искаженного самовосприятия.

Как поступать с самопровозглашенными жертвами

Итак, вопрос теперь в том, как вы можете справиться с жертвами, не причинив им вреда?

Справиться с теми, кто борется с комплексом жертвы, может быть непросто, особенно потому, что прямая конфронтация только усиливает их чувство преследования. Вот несколько советов, которые могут вам помочь:

1. Не поддавайтесь их чувствам

Помните, что жертвы бессознательно ищут внимания и признания.Однако когда вы даете им то, чего они хотят, вы эмоционально запутаетесь в них, что плохо как для вас, так и для них. Старайтесь быть пассивным слушателем, не вовлекая себя активно в их жалость. Помните, что они будут обращаться к вам за сочувствием как к способу укрепить свой менталитет жертвы, но не проявляйте к ним сочувствие. Просто оставайтесь нейтральными, если вы не решите практиковать пункт 3 (ниже).

2. Сделайте это своей проблемой

Люди, страдающие комплексным заболеванием, всегда найдут способ возложить вину и ответственность на другого человека, чтобы не брать на себя ответственность.Они также будут пытаться убедить вас согласиться с ними, чтобы укрепить их чувство «правоты». Вместо того, чтобы соглашаться, выразите, насколько вы уверены в их способности справиться с ситуацией в зрелом возрасте.

3. Искренне согласен

В этой практике используется немного обратной психологии: полностью согласитесь с их сопротивлением, чтобы полностью раздуть проблему. Поэтому, если жертва говорит, насколько ужасна ее жизнь в данный момент, согласитесь с ней: жизнь для нее действительно ужасна и ужасна.Эта тактика может заставить жертву изменить свою мелодию, говоря: «Ну, я думаю, жизнь не , а плохо…»

4. Не давать советов

Истина в том, что жертвы не хотят решать свои проблемы, потому что это подорвет их чувство жертвы! Поэтому давать им советы равносильно разговору со стеной: вы зря затаиваете дыхание. Когда жертвы обращаются за «советом и советом», то на самом деле они хотят свидетельства того, что вам не все равно. Это печально о жертвах: они путают жалость с любовью.


Old Souls: Mystics and Sages, электронная книга:

Вы одиноки, вдумчивы и интуитивны? Вы всегда чувствовали себя чужаком на этой планете? Если это так, вы можете быть Старой Душой — и вы не одиноки. Узнайте больше о своих редких подарках!

Попробуйте применить эти советы на практике, и вы обнаружите, что жертва либо начинает брать на себя ответственность за свою жизнь, либо ищет сочувствия в другом месте. В любом случае вам больше не придется быть «жертвой».

Наконец, не забывайте, что комплекс жертвы — это форма психического заболевания.Сохраняйте открытое и сострадательное сердце, но не помогайте.

***

Менталитет жертвы и комплекс жертвы — это поистине коварные и разрушительные формы поведения: они портят дружбу, разрушают отношения и разрушают вашу самооценку. Но, применяя советы из этой статьи, мы надеемся, что вы почувствуете вдохновение и силу, а не будете жертвой того, что с вами происходит.

Вы боретесь с менталитетом жертвы? Или, возможно, у вас есть любимый человек или коллега, который страдает комплексом жертвы.Не стесняйтесь поделиться и высказаться ниже!

Психология жертвы, не обвиняйте жертву, статья Офера Цура, доктора философии.

Офер Цур, доктор философии

В этом документе есть некоторые незначительные исправления и обновления исходной статьи: Зур, О. Переосмысление «Не вините жертву»: Психология жертвы.
Журнал парной терапии , 4 (3/4), 15-36. Авторские права и разрешение на публикацию публикации Haworth Press, Inc.


Аннотация

Ученые и клиницисты в значительной степени игнорировали психологию жертв и динамику виктимности.Если в прошлые годы была тенденция обвинять жертв, то в последнее время ситуация изменилась. В настоящее время политически некорректно исследовать роль жертв в системах насилия, поскольку изучение психологии жертв стало синонимом обвинения жертвы. Избегая обвинений, в этой статье исследуются семейные и культурные корни жертвы, характеристики жертв, их отношения с преступниками и предлагается типология жертвы. По мере того, как мы переходим от обвинения к более сложному пониманию насильственных систем, увековечения этих систем в нашей культуре и роли, которую жертвы играют в этих системах, мы предоставляем себе лучшие инструменты для прогнозирования и предотвращения дальнейшей виктимизации.

Эта статья исследует редко исследуемую политически чувствительную тему природы жертвы. Хотя психология преступников и свидетелей, а также динамика посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) были тщательно изучены (Ochberg & Willis, 1991; Viano, 1990; Walker, 1979), психология виктимности как личного и культурного феномена еще не изучена. .

Иерархия, неравенство и насилие всегда были частью человеческих социальных структур. Всегда были правители и управляемые, лидеры и последователи, удачливые и нуждающиеся, сильные и слабые.Различные культуры по-разному относились к неравенству в статусе, власти, богатстве и способностях. Буддисты подчеркивают аспект кармы и судьбы, в то время как на современном Западе основное внимание уделяется свободе и выбору, а также индивидуальному контролю судьбы. В этом западном мировоззрении неравенство и различия часто связаны с несправедливостью и виктимизацией.

Традиционно в нашем взгляде на виктимизацию на современном Западе преобладали два основных подхода. В первом подходе палец обвиняет жертву (Brownmiller, 1975; Ryan, 1971; Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979).Это может быть избитая жена, изнасилованная женщина, цветное лицо или экономически неблагополучное лицо. Второй подход рассматривает мужчин как единоличную ответственность за насилие, будь то солдаты на полях сражений, политики в правительстве или мужья, участвующие в домашнем насилии (Hughes, 1993; Keen, 1991; Zur & Glendinnning, 1987). Эти два подхода к обвинению не только не смогли разрешить насилие и страдания, но на самом деле, как объясняется в этой статье, имели тенденцию увековечивать и усугублять их.

Это расследование пытается описать сложную взаимосвязь между разнообразными и взаимодополняющими ролями, которые преступники и жертвы в целом и мужчины и женщины в частности берут на себя в динамике насилия. Он не пытается обвинить, а скорее применяет системный анализ для улучшения нашего понимания динамики и происхождения жертвы и различных типов жертв. В нем основное внимание уделяется взрослым жертвам и образцам виктимности, сложившимся в раннем возрасте, а не последствиям единственной травмы.Он фокусируется на интимном насилии, а не на случайных инцидентах между сторонами, не имеющими отношений друг с другом в прошлом.

Вероятным ответом на эту статью могло бы быть мнение, что целью является обвинение жертв. С самого начала я хотел бы заявить, что цель этой статьи — помочь жертвам и жертвам прекратить их оскорбительные отношения. Обвинение контрпродуктивно, но политически корректное отношение к отказу от обвинения, когда оно создает атмосферу, запрещающую исследование роли жертв в системах насилия, также опасно.Страх быть обвиненным сохраняет и увековечивает системы злоупотреблений и виктимизации. Я надеюсь, что эта статья будет полезна жертвам и преступникам, а также профессионалам, которые помогают тем, кто участвует в насильственных системах.

Начало страницы

Подход обвинения

Гражданские права и феминистские движения пролили свет на крайнюю несправедливость возложения на бедных, жертв изнасилования или инцеста, меньшинства или инвалидов ответственность за их несчастья (Ryan, 1971).Наиболее очевидными проявлениями этого подхода «винить жертву» являются дела об изнасилованиях. Женщин-жертв слишком часто обвиняют в том, что они провокационные, соблазнительные, наводящие на размышления, предлагают, дразнят или просто «просят об этом» (Brownmiller, 1975; Keen, 1991; Russel, 1984). Мужчины в этом мифе рассматриваются как беспомощно похотливые, сексуально неудовлетворенные существа, отвечающие сексуально провокационным женщинам. Точно так же в случаях домашнего насилия женщин обвиняли в мазохизме, утаивании и, опять же, в том, что они «просят об этом» или «заслуживают этого» (Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979; Yollo & Bogard, 1988).Афроамериканцы считаются ленивыми и неспособными, если они не имеют работы (Ryan, 1971), девочки, ставшие жертвами сексуального насилия, обвиняются в соблазнительности, а матери дочерей, подвергшихся сексуальному насилию, считаются сексуально холодными, эмоционально холодными и в целом не поддерживали своих мужей (Caplan & Hall-McCorquodale, 1985).

Второй подход также концентрируется на обвинении; однако вся вина за это возлагается на мужчин. Этот подход продвигается брендом феминизма, который возлагает на патриархальную систему, в которой доминируют мужчины, ответственность за все зло в мире.Будь то войны и политика, домашнее насилие и сексуальное насилие, токсичные свалки и корпорации или ядерное оружие и военно-промышленный комплекс, в виноватых указывают на мужчин. В основе этого подхода лежит разделение между агрессивной и агрессивной природой мужчин и присущей женщинам добродетелью (дальнейшее обсуждение см. В Keen, 1991; Sykes, 1992; Zur, 1989, и Zur & Glendinning, 1987).

Начало страницы

Переосмысление вины

Мэрион Бэрри, бывший мэр Вашингтона Д.C., которого поймали с поличным за курением крэка, обвинил в этом ту «суку», которая «подставила меня», а позже настаивал на том, что его прокуроры были мотивированы на расовой почве. Г-жа Роуз Чиполлоне обвинила табачную промышленность в смертельном раке легких, который у нее развился после непрерывного курения в течение 40 лет. Мужчина, который прыгнул перед движущимся поездом в Нью-Йорке, в результате чего ему ампутировали две ноги, подал в суд на инженера и систему метро за халатность.

Не только люди хотят претендовать на статус жертвы; правовая и политическая системы также продвигают и законодательно закрепляют его.Мэрион Бэрри шлепнула только по запястью. Суды присудили г-же Чиполлоне 400 000 долларов в качестве компенсации за ущерб от производителя сигарет, а человек, который сознательно и добровольно прыгнул под поезд метро Нью-Йорка, получил 650 000 долларов в качестве возмещения ущерба.

Виктимизация — явление не недавнее и не сугубо североамериканское. Тем не менее, американская культура предоставила уникальную и все более плодородную почву для культивирования виктимизации. Американский упор на свободу и выбор также подразумевает, что мы несем ответственность за свою судьбу.Будь то упорная работа, чтобы продвинуться вперед, подтягивание себя за шпильки или социальная и политическая активность, мы считаем, что не только можем, но и фактически должны полностью контролировать нашу индивидуальную и социальную судьбу.

В отличие от буддистов, принимающих зло, неравенство и иерархию, в западной культуре и особенно в североамериканской культуре сложились представления о свободе выбора человека, аморальной природе социального неравенства и неотъемлемом праве каждого человека стремиться к счастью.В рамках этой культурной психологии, и особенно в психотерапии, лежит вера в неотъемлемую способность людей изменять себя и свое окружение. С насилием и жертвенностью, такими как зло и неравенство, необходимо бороться и искоренять. Соответственно, когда происходит насилие и страдают жертвы, или когда существует неравенство, это интерпретируется не как стихийное бедствие или проявление кармы, а как неудача, которую необходимо исправить. Такой взгляд на «неудачу» легко ведет к обвинениям и обвинениям.

американцев, в отличие от жителей Дальнего Востока, Ближнего Востока или русских, ожидают, что все будет хорошо.Конституционное обещание всем американцам, что они имеют право на поиски счастья, порождает ожидание того, что американцы должны чувствовать себя счастливыми. Отсутствие ощущения счастья указывает на какую-то неудачу. Жертва говорит: «Это определенно не моя вина».

Культура виктимизации тесно связана с тем, что Амитаи Этциони (1987), социолог из Джорджтаунского университета, назвал «индустрией прав». Эта «индустрия» — собирательный термин для тех, кто борется за права групп, например женщин. , подвергшиеся насилию дети, представители меньшинств, бездомные, подопытные животные, жертвы СПИДа или нелегальные иммигранты.

Понятия «права» и «жертвы» часто тесно связаны. Борьба за «право» означает, что в праве было отказано. Хотя это и не всегда так, многие притязания на права предъявляют моральные претензии к кому-то еще, как, например, в битве между курильщиками и некурящими и очень часто между мужчинами и женщинами. Слишком часто бороться за свои права — значит претендовать на статус жертвы. По иронии судьбы движение за права часто преследует одну группу, освобождая другую. То, что кажется благородным, оправданным, давно назревшим актом защиты жертвы, может легко превратиться в обвинение и войну.Когда это происходит, конфликты, несправедливость и преследования увековечиваются, а возможность разрешения и исцеления уничтожается.

Подобно движению за права, движение восстановления. В последнее десятилетие мы стали свидетелями взрыва программ «12 шагов», направленных на бесконечно растущий список зависимостей. Многие из программ «12 шагов» помогают своим членам справиться с выздоровлением и избавляют от чувства вины и чувства жертвы. Однако в рамках движения за выздоровление некоторые программы, такие как ACA (Взрослые дети алкоголиков) и CODA (Анонимные созависимые), могут легко увековечить у членов чувство виктимизации вместо того, чтобы усиливать их чувство самообладания и личной власти (Kaminer, 1992. ; Таврис, 1993).Идентифицировать себя в первую очередь и в течение длительного периода времени как взрослого ребенка алкоголика — значит принять постоянную идентичность раненой жертвы. Хотя осознание изначальной семейной дисфункции и ее влияния на человека часто необходимо для исцеления, это только первый шаг. Пребывание в группах ACA на неопределенный срок не только удерживает людей в образе жертвы, но также мешает им вырасти до места расширения возможностей и выбора. В то время как такие программы, как AA, NA, GA и OA, занимаются определенными зависимостями, движение совместной зависимости до смехотворности предполагает, что 96% населения являются жертвами болезни, которую они называют «созависимостью» (Schaef, 1986). .

Мы стали нацией жертв, где все перепрыгивают друг через друга, публично соревнуются за статус жертвы, и где каждый определяется как своего рода выживший. Многие выздоравливающие люди бесстыдно сравнивают свои индивидуальные саги о жестоком обращении в семьях алкоголиков или сексуальных домогательствах на работе с опытом переживших Холокост во время Второй мировой войны, которые пережили зверства концентрационных лагерей (Герман, 1992). Сегодня модно быть жертвой. Знаменитости, такие как Опра Уинфри, Китти Дукакис, Элизабет Тейлор и Майкл Рейган, возглавляют эту новейшую тенденцию.Шоу Опры, Джеральдо и Донахью насыщены жертвами из всех слоев общества, гордо признающимися в своих преследованиях на национальном телевидении (Hughes, 1993; Kaminer, 1992; Sykes, 1992; Tavris, 1993).

Подход «обвинение-жертва» не ограничивается движением за права или восстановление. Это также лежит в основе подхода правовой системы, которая пытается реагировать на несправедливость и нарушения путем выявления и судебного преследования виновных и выплаты компенсации жертвам (Sykes, 1992; Hughes, 1993).Ошибочная часть этого правового подхода — упор на упрощенное, линейное, краткосрочное и чистое правосудие. Он связан с различением двух противоположных полюсов: правильное от неправильного, виновный от невиновного или осуждение от оправдания, и нечувствителен к ситуациям, когда часть ответственности разделяют как ответчик, так и истец.

Утверждая статус жертвы и перекладывая всю вину на других, человек может достичь морального превосходства, одновременно отказываясь от ответственности за свое поведение и его последствия.Жертвы «просто» ищут справедливости и справедливости. Если они прибегают к насилию, то только в крайнем случае, в порядке самообороны. Позиция жертвы — мощная. Жертва всегда морально права, не несет ответственности и не несет ответственности и всегда имеет право на сочувствие.

В основе подхода обвинения лежит система ведения войны, которая сосредотачивается на исходе моральных или юридических битв, а не на разрешении конфликта и предотвращении насилия в будущем. Таким образом, он не уменьшает патологию и не защищает жертву.Отправка жестокого мужа в тюрьму останавливает избиения и может дать жене чувство справедливости и мести. Это не поможет мужу справиться с его агрессивным поведением и не научит жену ее более тонкой роли в жестоких отношениях. Подтвердив статус жены как жертвы, юридическое решение может увековечить дальнейшее насилие. С одной стороны, заключенный в тюрьму муж может покинуть тюрьму с большей яростью и склонностями к насилию, чем когда он был в заключении, а с другой стороны, жена может просто найти себе другого жестокого мужчину.Независимо от того, были ли обвинены, осуждены или заключены в тюрьму их жестокие мужья, женщины, подвергшиеся насилию в детстве, скорее всего, будут вступать в жестокие отношения, если не произойдет какое-либо исцеление (Viano, 1990). Надежда для жертв заключается не в подходе к обвинению или правовой системе. Надежда появляется, когда жертвы приобретают более высокую самооценку, учатся различать любовь и насилие и когда они чувствуют, что имеют право на любовные отношения.

Тогда возникает вопрос: если работники психиатрической службы преданы делу исцеления и профилактики, почему подход обвинения так широко распространен? Ответ заключается в понимании того, что работники психиатрической службы не только отражают общую культуру виктимизации, но также придерживаются негласного политкорректного правила, согласно которому НЕ следует исследовать роль жертвы в насильственных системах.

Начало страницы

Переосмысление «не вините жертву»

В ответ на десятилетия расового угнетения движение за гражданские права возглавило попытку прекратить обвинять жертв. Вызвав понятную негативную реакцию, Уильям Райан написал свою книгу « обвиняя жертву » (1971). В нем он утверждает, что обвинение жертвы — это метод сохранения статус-кво в интересах группы, находящейся у власти. Вывод был ясен: «Не вините жертву.Несмотря на то, что это сообщение актуально в историческом контексте, оно также привело к тому, что в последующие десятилетия замолчали любое исследование жертвы, непреднамеренно увековечив дальнейшую виктимизацию.

Теории виктимологии и исследования сосредоточены в основном на домашнем насилии, влиянии травм на жертв (включая исследования посттравматического стрессового расстройства), преступников и прохожих, а также на лечении. Очень немногие авторы предостерегали от нереалистичного и, в конечном счете, покровительственного изображения жертв преступлений как совершенно невинных (Viano, 1990), в то время как большинство ученых вообще избегали этой области, опасаясь обвинений в «обвинении жертвы».«Не обвинять жертву было переведено в: не исследуй роль жертвы.

Сексуальное принуждение преследовало женщин на протяжении многих тысячелетий, аналогично тому, как доминирующие культуры порабощают, эксплуатируют и уничтожают более слабые (Brownmiller, 1992, Herman, 1992). Феминистские движения и движения за гражданские права сыграли важную роль в попытке исправить эту вопиющую несправедливость, борясь за равные права и достоинство для всех людей. Хотя принципы феминизма и гражданских прав бесспорно справедливы, некоторые довели эти принципы до нелогичных крайностей.Есть те, кто сочтет виновным женщину, сознательно встречавшуюся с мужчиной, который ранее ее изнасиловал, наравне с девушкой, ставшей жертвой детского изнасилования.

Хотя очевидно, что жестокое обращение с женщинами со стороны мужчин не может быть оправдано ни при каких обстоятельствах, тем не менее важно различать относительную степень ответственности. Придерживаться идеологии жертвы, согласно которой жертвы всегда и полностью невиновны, абсурдно. Еще предстоит широко понять, что освобождение всех женщин или любой жертвы от любой и всей ответственности за предсказание, предотвращение или даже подсознательное призывы к насилию означает превращение их в беспомощных, недееспособных существ и, по сути, их повторную виктимизацию.

В своей популярной книге The Battered Woman, Walker (1979) использует теорию «выученной беспомощности» Селигмана (1975), чтобы объяснить, почему женщины не прекращают своих мучительных отношений. Этот популярный подход подразумевает, что женщины, вступающие в жестокие отношения, как и экспериментальные собаки, не имеют абсолютно никакого выбора, права голоса и контроля над установлением и сохранением этих оскорбительных отношений. На самом деле эти две ситуации не так просто сравнивать. Нет сомнений в том, что большинство подвергшихся насилию женщин не понимают, что у них есть какие-либо жизнеспособные и безопасные варианты, такие как приюты, консультации по вопросам изнасилования или юридические услуги, специально предназначенные для женщин, подвергшихся насилию.Такое восприятие проистекает из их часто реалистичного страха за свою жизнь и жизнь своих детей, мрачных экономических реалий, а также высокой терпимости социальных, полицейских и правовых систем к избиению жен (Gelles & Straus, 1988; Walker, 1979). Использование модели Селигмана в ситуации избиения не только унизительно и унизительно по отношению к женщинам, но и ставит их в совершенно беспомощную роль жертвы.

Любой анализ, который предполагает, что женщины делают выбор, вносят свой вклад в свое несчастье и что они не единственные жертвы, не являются полностью невинными и беспомощными, рассматривается как обвинение жертвы, предательство женщин и союз с патриархальным обществом и сексистскими мужчинами (Caplan & Hall-McCorquodale, 1985; Cook & Frantz-Cook, 1984; Herman, 1992; Sundberg, Barbaree, & Marshall, 1991; Walker, 1979; Yollo & Bogard, 1988).

Работники психиатрической службы полностью осведомлены о широком спектре саморазрушающего поведения, такого как игра в русскую рулетку или игру с курицей, вождение в нетрезвом виде, курение, злоупотребление наркотиками, навязчивые азартные игры, членовредительство и, конечно же, самоубийства. Они знают, что некоторые люди более подвержены нападкам, что некоторые постоянно попадают в неприятности и что некоторые из них легче становятся жертвами, чем другие. Несмотря на это осознание, психология жертв — это во многом пустое поле.

Чтобы лучше понять динамику систем насилия, мы должны сначала освободиться от пут политически корректного мышления.Мы должны осмелиться выявить культурные и психологические силы, ведущие к насилию, и исследовать взаимодополняющие роли, которые обидчики, оскорбленные лица и прохожие играют в таких системах.

Начало страницы

О потерпевших и потерпевших

Семья всегда считалась одним из важнейших институтов во многих культурах, в идеале обеспечивала своих членов их основными потребностями в безопасности, еде, привязанности, близости и социализации. Фактически, конфликт в семьях неизбежен, а насилие слишком часто повсеместно.В своем смелом анализе насилия и жестокого обращения в семье Геллес и Страус (1988) утверждают: «Вы с большей вероятностью подвергнетесь физическому насилию, избиению и убийству в собственном доме от рук любимого человека, чем где-либо еще, или кем-либо еще в нашем обществе »и заключают, что« домашнее насилие — не исключение, которого мы опасаемся; это слишком часто правило, по которому мы живем »(стр. 18-19).

С самого раннего возраста нас учат не доверять незнакомцам, не брать у них конфеты и не следовать за ними к их машинам.В пакетах из-под молока и в пакетах с продуктами есть фотографии пропавших без вести детей, которые были похищены. Средства массовой информации насыщают нас рассказами о невинных жертвах, которые были изнасилованы, ограблены и убиты неизвестными людьми. Все больше и больше американцев вооружаются, забаррикадируют свои дома и избегают посещать места из-за опасений насильственных преступлений. Распространено мнение, что жертва и обидчики незнакомы друг с другом, но можно утверждать иное.

В то время как средства массовой информации, наши учителя и пакеты с молоком говорят нам, что опасность находится «где-то там», на самом деле дом и окрестности — это те места, где человек с наибольшей вероятностью может пострадать.Статистика убийств проливает дополнительный свет на отношения между жертвами и жертвами. Это показывает, что по крайней мере 88% жертв убийств в США имели постоянные активные отношения со своими убийцами. Отношения варьировались от близких друзей (28%) до родственников (24%), знакомых и любовников (36%). Только 12% случаев касались совершенно незнакомых людей (Jain, 1990; Wolfgang & Ferracuti, 1967). ФБР. сообщает, что ежегодно похищают 1,5 миллиона детей. Агентство также утверждает, что большинство этих детей (80-90%) похищены родителями в результате спора об опеке, а не посторонними лицами (Gelles & Straus, 1988).

На политической арене очень похожая картина. Вражда возрастает с уменьшением близости и увеличением сходства между воюющими сторонами. Гражданская война и освободительные войны часто бывают более жестокими, чем войны между народами, а споры между странами, имеющими общую границу, как сообщается, более кровопролитны и с меньшей вероятностью будут разрешены ненасильственными средствами, в то время как международные войны между странами, не имеющими общего граница (Кин, 1986; Зур, 1991).

Правовые, социологические и клинические данные неоднократно показывали, что, хотя большинство насильников подвергались жестокому обращению в детстве, не все подвергшиеся насилию дети становятся насильниками.В случаях домашнего насилия исследования показали, что как преступники, так и жертвы, вероятно, происходят из среды, в которой они подвергались или были свидетелями постоянного насилия (Gelles & Straus, 1988; Viano, 1990). Судя по всему, грань между жертвами и преступниками не так ясна. Человек, подвергшийся жестокому обращению, вероятно, подвергнется жестокому обращению или подвергнется жестокому обращению снова. Быть жертвой в раннем детстве, несомненно, увеличивает вероятность того, что в дальнейшем человек станет жертвой, жертвой или и тем, и другим.

Подводя итог, преступники и жертвы с большей вероятностью будут тесно связаны друг с другом, чем быть незнакомцами.Оскорбленные и насильники также могут быть воплощены в одном и том же человеке, в том, кто сначала подвергся насилию, а затем стал нарушителем.

Начало страницы

Психология жертв

Чтобы понять психологию жертв, мы должны понимать основные характеристики жертвы или то, что отличает жертву от не пострадавших. Независимо от того, является ли травма домашним насилием, сексуальным домогательством или ситуацией с заложником, возникает вопрос: что отличает тех, кто преодолевает травму и живет осмысленно, от тех, кто долго страдает от острого посттравматического стрессового расстройства? Например, что отличает женщин, которые бросают жестоких мужей, от тех, кто этого не делает? Или что отличает ветеранов Вьетнама, которые сегодня живут осмысленной жизнью, от тех, кто стал наркоманом или живет в горах как вооруженные борцы за выживание? Разница между потерпевшими и не пострадавшими, которые действуют в одном и том же социальном, политическом, экономическом и правовом контексте, заключается не во внешних факторах, как это часто утверждается, а, как описано ниже, в том, как они видят себя, мир вокруг них. , и их отношение к травме.

В следующем разделе дается первое исчерпывающее описание психологии жертвы. В нем описываются основные характеристики жертв, их отношения с обидчиками, истоки виктимности и типология жертв.

1. Характеристики потерпевших

Локус контроля жертвы, скорее всего, будет внешним и стабильным. Внешний локус ориентации на контроль — это убеждение, что то, что происходит с человеком, зависит от событий вне его контроля, а не от того, что он делает.Стабильность в этом контексте относится к последовательности неконтролируемых чувств жертвы по сравнению с верой в то, что исход событий обусловлен удачей или случайными событиями (Роттер, 1971). Точно так же жертвы испытывают чувство собственной неэффективности, неспособности повлиять на свое окружение или свою жизнь. В соответствии с вышеупомянутыми характеристиками жертвы, скорее всего, будут приписывать результат своего поведения ситуативным или внешним силам, а не внутренним силам диспозиции.Низкая самооценка, чувство стыда, вины, беспомощности, безнадежности и внутреннее чувство плохости являются неотъемлемыми элементами психологии тех, кто считает себя жертвами. Согласно теории социального обмена (Worchel, 1984) и поведенческой психологии, Действия жертвы, очевидно и неожиданно, приносят достаточно вознаграждения и преимуществ, чтобы поддерживать тип поведения жертвы. Это означает, что до тех пор, пока цена за то, чтобы быть жертвой, меньше, чем ее выгода, или когда поведение жертвы вознаграждается, человек будет поддерживать такое поведение.Хотя издержки и страдания жертв очевидны, выгоды гораздо более тонкие и, по большей части, неосознаваемые. Они могут включать в себя право на сочувствие и жалость, отсутствие ответственности и подотчетности, праведность или даже облегчение при наказании плохого «я».

2. Диада жертва-жертва

Соалкоголики сочетаются с алкоголиками, насильники — с жертвами насилия, мазохисты — с садистами, а преследователи — с жертвами. Во всех этих диадах роли взаимозависимы и дополняют друг друга.Сила этих ролей наиболее ярко проявилась в отношениях с алкоголиком и со-алкоголиком, а также в интимных агрессивных отношениях. Когда алкоголик прекращает пить, отношения нередко заканчиваются, а со-алкоголик находит другого «мокрого» алкоголика. Вывод простой; потребность соалкоголика контролировать, быть компетентным, ответственным, «морально правым» партнером перевешивает трудности жизни с алкоголиком. Точно так же в отношениях с жестоким обращением, если женщина в прошлом подвергалась жестокому обращению со стороны отца, отчима или бывших мужей и исцеления не происходило, ее, скорее всего, привлекут жестокие мужчины.Пока она связывает любовь с насилием, ее не будут привлекать не жестокие мужчины.

У жертв есть дополнительные потребности в отношениях с жертвами. Эти потребности часто проявляются в контрпереносном анализе во время психодинамической психотерапии. Терапевты, работающие с жертвами, часто испытывают агрессивные, жестокие или оскорбительные чувства. Эти чувства, вызываемые у клинициста жертвой-пациентом, и которые никогда не должны подвергаться действию, иллюстрируют способность, воплощенную в бессознательном образе жертвы, вызывать виктимизацию.

Личность жертвы и (в основном бессознательные) потребности связаны с низкой самооценкой, чувством стыда и вины, низким чувством эффективности, убежденностью в том, что они не контролируют ситуацию, и, возможно, желанием быть наказанным. Взрослых, сохраняющих в первую очередь идентичность жертвы, не будет привлекать партнер, не склонный к насилию, не потому, что они мазохисты по своей природе, а из-за культурных и семейных влияний, которые определенным образом их сформировали, как это описано в следующем разделе.

3.Изготовление жертвы

Жертвы рождаются или рождаются? Этот вопрос связан с дебатами о природе и воспитании и диалектическом балансе между судьбой и выбором. Основное предположение этой статьи — отсутствие гена виктимности. На нашу жизнь больше всего влияют два типа сил: социальные / политические и семейные. Социальные и политические реалии могут систематически преследовать определенные группы, такие как женщины, меньшинства и инвалиды. Семейная среда раннего детства влияет на подготовку людей к принятию или отказу от роли жертвы.Единичное событие, такое как ограбление, война, авиакатастрофа или изнасилование, не превращает человека в жертву. Чтобы поднять жертву, требуется определенная последовательность в окружающей среде (Sykes, 1992).

Как «американская мечта», правовая система, «движение за права», движение за выздоровление и особенно группы взаимозависимости внесли свой вклад в развитие нации жертв, так же как и политики, адвокаты и военные. генералы часто оправдывают свои действия обвинениями. Внешняя политика США основана на заявлениях о «самообороне» и обвинениях.Америка вступила в войну во Вьетнаме и выдержала 40 лет холодной войны, чтобы не «стать жертвой» распространения коммунизма. Позже Америка почувствовала себя жертвой и угрозой со стороны крошечного острова Гранада, Норьега в Панаме и Садама Хусейна в Ираке, а в последнее время — так называемого военного лорда Сомали Адида.

В этом политическом климате обвинения жертвы путь людей к тому, чтобы стать жертвой, часто начинается дома с жестокого обращения или покинутости. Те, кто подвергался насилию в детстве, усваивают стыд, вину и низкую самооценку.Они учатся связывать любовь с насилием, близость с насилием, а заботу с предательством. Они усваивают сообщение о том, что они недостойны любви. Чтобы понять свой мир или защитить свой идеальный взгляд на родителей, они считают, что насилие вызвано их собственной плохостью, и что они должны этого заслужить.

Жертвы жестокого обращения в детстве могут стать виктимизаторами, жертвами или и тем, и другим. Боль и ярость от жестокого обращения и предательства могут обратиться внутрь или на другого человека.При внешней поддержке или внутренней устойчивости они не могут стать ни тем, ни другим (см. Рисунок 1). Когда гнев обращается внутрь себя, человек может стать либо саморазрушающим (нанесение себе увечий, суицидальное и другое саморазрушающее поведение), либо уничтоженным другими (жертва). Для этих людей разрушение себя или других является последним средством поддержания чувства могущества.

Дети, подвергшиеся насилию, в детстве получали неоднократное подкрепление, чтобы действовать как жертвы. Часто это был единственный способ получить признание со стороны родителей.Выявление и имитация ролей родителей в жертвах или виктимизаторах может привести к соответствующему поведению. Если мальчик идентифицирует себя с жестоким отцом, мы можем ожидать, что он попытается повторить жестокое поведение. Точно так же девочка, которая наблюдает, как ее мать подвергается насилию, сама с большей вероятностью будет вести себя так же (Gelles & Straus, 1988). Нередко человек берет на себя обе роли и становится обидчиком, а также жертвой.

Социальная легитимность насилия и виктимизации в нашей культуре выходит далеко за рамки семейных битв.Телевизионные программы, видеоигры, фильмы, школьные игровые площадки, районы, а также национальная и международная политика — все это узаконивает использование насилия для разрешения конфликтов. Будь то воскресные утренние мультфильмы, интерактивная видеоигра с насилием или вооруженное вторжение на чужую землю, посылается четкое сообщение о том, что можно использовать силу как средство для достижения цели. Когда культурно-насильственные послания дополняют семейные, у детей может не быть какой-либо другой системы взглядов, и они, скорее всего, попадут в роль жертв, виктимизаторов или и того, и другого.

4. Типология жертв

Основное предположение правовой системы состоит в том, что одна сторона в споре виновна и несет 100% ответственность за преступление, а другая сторона полностью невиновна. Хотя в некоторых случаях ответственность ясна, в большинстве случаев ситуация более сложная.

Ниже приводится попытка, частично основанная на первоначальной формулировке Мендельсона (1974), классифицировать жертв в соответствии с их относительной степенью ответственности и способности контролировать или влиять на ситуации.Эти категории также позволяют судить о степени вины или ответственности, от полной невиновности / отсутствия вины до 100% ответственности / полной вины.

4а. Невиновная — невиновная жертва:

В эту категорию входят жертвы, которые не разделяют ответственность за преступление с виновными. Это невинные жертвы, от которых мы не можем ожидать, что они смогут предотвратить преступление, предвидя его или предотвращая его.

    Примеры:
  • Дети, подвергшиеся сексуальному или физическому насилию или оставленные без присмотра.
  • Жертвы изнасилования или убийства, когда преступление было непредвиденным, неспровоцированным и совершено совершенно незнакомыми людьми.
  • Взрослые с тяжелыми психическими заболеваниями или инвалидами, пострадавшие или подвергшиеся эксплуатации.
  • Те, кто терпит преступление в бессознательном состоянии.
  • Жертвы случайной или беспорядочной стрельбы.
  • Жертвы неожиданного стихийного бедствия: жертвы землетрясения в неземлетрясной зоне.
  • Жертвы корпоративной жадности, например, тех, которые увековечены корпорациями, которые продают генетически модифицированные продукты, вызывающие рак, или коррумпированные банковские методы, которые обманывают людей их сбережениями или домами.

4б. Жертвы с незначительной виной:

в его категорию входят жертвы, которые с некоторой мыслью, планированием, осведомленностью, информацией или сознанием могли ожидать опасности и избежать или минимизировать нанесенный себе вред. Они «могли или должны были знать лучше».

    Примеры:
  • Взрослые жертвы неоднократного домашнего насилия, если есть приюты (после того, как установлены закономерности, и это уже не является непредсказуемым).
  • Жертвы супружеского изнасилования после нескольких первых эпизодов (когда закономерность установлена, и это уже не является неожиданностью)
  • Женщины, которых изнасиловали после того, как они решили напиться (второстепенная ответственность заключается в том, что они решили стать полностью беспомощными и потерявшими сознание, полностью отданными на милость других, в ситуации, которая потенциально может быть опасной).
  • Взрослые, которые стали жертвами из-за того, что оказались в неправильном месте и в неподходящее время, где с некоторой осведомленностью, подготовкой и осторожностью они могли бы предотвратить нападение.
  • еврея, пострадавших во время Холокоста (конечно, не несут ответственности за зло нацистов, но они могли бы больше сопротивляться, меньше сотрудничать и не пойти, как ягнята, на бойню. Они могли бы лучше понять ситуацию и уйти в раз, как и многие из них (40%)).

4с.Жертвы, которые несут равную ответственность с преступниками:

В эту категорию входят потерпевшие, которые несут равную с правонарушителем ответственность за причиненный им вред. Это люди, которые осознают и осознают ситуацию и решили стать ее частью. Их не застали врасплох, и здравый смысл мог предвидеть нанесенный ущерб.

    Примеры:
  • Мужчина, заразившийся венерическим заболеванием от проститутки.
  • Жертвы, которые ищут, бросают вызов, дразнят или соблазняют преступника.
  • Готовые участники куриной игры, двойного самоубийства или двойного самоубийства.
  • Соалкоголики, со-наркоманы после начальной фазы их отношений (после того, как было четко установлено, что партнер является наркоманом).

4д. Жертвы, которые виноваты чуть больше преступника.

В эту категорию входят жертвы, которые являются активными участниками взаимодействия, в ходе которого они могут пострадать. В то время как они ищут опасный контакт, преступник может легко выйти из ситуации, в отличие от тех, кто находится в категории № 5, и последовать за ним.В отличие от предыдущих категорий № 3, преступник несет меньшую ответственность за ущерб, чем жертва.

    Примеры:
  • Пьяные люди, которые беспокоят трезвых прохожих и получают травмы.
  • Члены культа, которые решили вступить в секту во взрослом возрасте, а затем подверглись «промыванию мозгов» и причинению вреда. (например, Джонстаун, Уэйко).
  • Жестокий муж, убитый своей избитой женой (он несет основную ответственность, но, как говорится в этой статье, насилие следует рассматривать также как взаимодействие, и некоторая ответственность разделяется между парой).
  • Граждане, которые пассивно вступают в сговор в жестоких действиях своей страны и получают травмы от армий других стран (т.е. политически неактивных немецких гражданских лиц, которые не сражались с нацистским режимом и были убиты атаками армии союзников)

4д. Жертвы, которые несут исключительную ответственность за свою виктимизацию:

В эту категорию входят жертвы, которые инициировали контакт и совершили действие, которое может привести к травмам. В этих случаях тот, кто причиняет ущерб, не виновен и действует исключительно в целях самообороны или в соответствии с ожиданиями со своей позиции.Эта категория предназначена для взрослых в здравом уме и клинически здравом уме.

    Примеры:
  • Насильники, убитые совершенно чужими жертвами в целях самообороны.
  • Раненые или убитые наемники.
  • Люди, которые курят и заболевают раком легких.
  • Самоубийство здоровых психически больных. (Психически здоровые и компетентные люди могут выбрать рационально спланированное самоубийство, за которое они несут полную ответственность)

Вышеупомянутые категории представляют собой попытку различить многие ситуации жертвы.Они представляют собой противоречивую, неубедительную и неполную сетку для определения вины или ответственности. Демографические, культурные и личные переменные, хотя и не учитываются в вышеперечисленных категориях, тем не менее имеют решающее значение для оценки вины и ответственности. При оценке степени ответственности необходимо также учитывать следующие параметры: этническая принадлежность (меньшинства более склонны к виктимизации, чем большинство), пол (женщины более склонны к виктимизации, чем мужчины), социально-экономические статус (плохой vs.богатый), физические характеристики (менее привлекательный, слабый против более привлекательного, сильного), психический статус (психически больной, дисфункциональный против здорового, функциональный), семейное происхождение (злоупотребление, пренебрежение против любимого, воспитание) , культурные ценности (культуры, способствующие насилию, по сравнению с культурами, способствующими гармонии).

Начало страницы

От порицания к исцелению

Насилие порождает насилие, точно так же обвинение порождает вину.Обвинение мужчин, женщин, меньшинств, богатых или бедных поддерживает гонку за статус жертвы. Человек или группа могут выиграть битву, стать жертвой года, но проиграть войну. Виновное поведение жертв и отсутствие ответственности — это именно те причины, по которым они могут продолжать получать травмы, травмы и насилие. Очевидно, что подход обвинения неэффективен ни для решения проблем насилия, ни для защиты жертвы от дальнейшей виктимизации, ни для защиты будущих поколений от продолжения цикла жестокого обращения.

Альтернативный подход — подход системного анализа (Bateson, 1979; Laszlo, 1976). Применительно к виктимизации системный анализ касается того, как развивается динамика виктимизации, как она перерастает в насилие и что может повлиять на их переход к ненасильственному разрешению. Кто прав или кто виноват, — это не проблема такого подхода. Вместо этого он предлагает способы вмешаться и, надеюсь, остановить модели насилия.

Применяя системный анализ к виктимизации, возникают следующие допущения:

  • Виктимизация, как и насилие, не запрограммирована генетически.
  • Виктимизация, как обсуждается в этой статье, происходит в контексте отношений и определенной среды или культуры. Следовательно, поведение каждого участника необходимо понимать в контексте отношений и их правового, экономического, политического и социального контекста.
  • Участники в динамике «жертвы-обидчики-свидетели» принимают на себя (в основном бессознательно взаимозависимые и взаимодополняющие роли.
  • Вмешательство или изменение в системе может быть инициировано в любое время любым участником.Любое изменение в поведении одного из участников может повлиять на поведение других и может привести к другому результату.
  • Взаимодействие в среде виктимизатора-жертвы-жертвы может привести к насилию или другим вариантам, таким как ненасильственное или мирное урегулирование. Ненасильственные варианты изменят роли жертвы и обидчика и могут включать прекращение отношений.
  • Культуры могут продвигать системы жертва-виктимизатор, насилие или обвинение, или они могут способствовать уважительным отношениям между своими членами, которые, в свою очередь, берут на себя твердое обязательство разрешать конфликты ненасильственным путем.

Рассмотрение различных ролей в системах потерпевших, таких как обидчик, жертва насилия и посторонние, как взаимозависимые, является краеугольным камнем этого подхода. Хотя психология насильников (Beasley & Stoltenberg, 1992; Viano, 1990) и прохожих (Lantane & Darley, 1970) была тщательно изучена, системный анализ также требует взглянуть на роль жертвы, которую обычно игнорируют.

Виктимизация — сложное явление, и любое исследование или терапия должны включать в себя несколько подходов или точек зрения.Перед любым вмешательством, когда терапевты работают в системе-жертве, следует изучить пять типов соображений, все одинаково важные. Во-первых, необходимо изучить характер взаимодействия между виктимизаторами, жертвами и окружающей средой (включая посторонних). Чрезвычайно важно, чтобы никто не обвинял или не указывал пальцем на обидчика или жертву. Во-вторых, нужно подходить к отдельной жертве с сочувствием и пытаться понять нынешнее саморазрушительное поведение в свете прошлого и эволюции жертвы.В-третьих, необходимо оценить уровень сознания, вменяемости и способности жертвы планировать и контролировать поведение. В-четвертых, необходимо учитывать культурные и субкультурные факторы, присутствующие с детства, такие как раса, экономический статус и пол. Наконец, необходимо учитывать культурный контекст, раскрываемый через правовую, образовательную и политическую системы, средства массовой информации и популярные тенденции.

Применяя эти клинические рекомендации к случаю домашнего насилия (когда муж является обидчиком), терапевты должны сначала понять взаимодействие между мужем и женой и то, как их поведение способствует поддержанию и эскалации насилия.Терапевт не должен винить ни мужа, подвергшегося насилию, ни жену, подвергшуюся насилию, а должен сосредоточиться на деструктивной системе, которую они разработали и поддерживают. Далее, поведение как жертвы, так и обидчика необходимо понимать с сочувствием в контексте их семейной истории. Особое внимание следует уделять истории жестокого обращения и оставления. Впоследствии должны быть оценены умственные, интеллектуальные, физические и экономические ресурсы женщины (при необходимости защита должна быть обеспечена соответствующим образом и / или немедленно).Затем терапевт должен попытаться понять, как пол, раса и другие факторы, такие как инвалидность, применимы к системе насилия в паре. Наконец, терапевт должен знать и понимать, как культура и субкультура, в которых действует пара (включая систему уголовного правосудия, экономические и общественные ресурсы и т. Д.), Вносят свой вклад, вступают в сговор и закрепляют свою систему насилия.

Только с пониманием вышеперечисленных компонентов и использованием теории систем (часто в сочетании с другими теоретическими направлениями) терапевт может эффективно вмешиваться.Независимо от того, работает ли терапевт с отдельными людьми или со всей системой, самая непосредственная задача — предотвратить любое неминуемое насилие. Долгосрочная цель должна заключаться в том, чтобы помочь пациенту, будь то жертва, обидчик или случайный прохожий, взять на себя новую роль и новое поведение. Конечная задача терапии — помочь всем участникам прожить свою жизнь осмысленно и с большим достоинством.

В случаях, когда приходится работать с жертвой индивидуально, нужно пройти тонкую грань между сочувствием и сговором.Не обвиняя, цель терапевта — переместить жертву от обвинения к ответственности, от беспомощности к ответственности и от безнадежности к расширению прав и возможностей. Жертвы никогда не должны нести полную ответственность за свои страдания; однако они должны выработать понимание того, как они способствуют собственной виктимизации. Обретая целостное ощущение себя, жертвам необходимо помочь почувствовать себя лучше, повысить свою самооценку и преодолеть наследие жестокого обращения с ними в детстве.Терапия должна позволить жертвам разорвать опасную и болезненную связь между любовью и насилием, помогая им осознать, что они заслуживают уважения и достоинства, как и любой другой человек.

Понимая типы, происхождение и режим работы жертв, как терапевты, так и не терапевты смогут распознать, предотвратить и вмешаться в насильственные системы, что позволит всем участникам жить лучше. Чтобы это произошло, жертвы должны преодолеть свои чувства беспомощности, безнадежности и низкой самооценки.Они не должны сосредотачиваться на обвинении и избегать морального самодовольства. Они должны поверить в то, что они участвуют в том, что с ними происходит, и преодолеть свои привычки жертвы. Процесс исцеления должен дать им возможность стать сознательными участниками развития своей жизни, которая может стать достойной и значимой.

Начало страницы

Список литературы

Бейтсон, Г. (1979). Разум в природе. Нью-Йорк: Даттон

Beasley, R & Stoltenberg, C.Д. (1992). Личностные характеристики обидчиков мужского пола. Профессиональная психология: исследования и практика , 23 (4), 310-317.

Браунмиллер, С. (1975). Против нашей воли: мужчины, женщины и изнасилование . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Каплан, Л. П. и Холл-Маккоркодейл, И. (1985). Mother Blaming в крупных клинических журналах. Американский журнал ортопсихиатрии , 55 (3), 345-353.

Кук Д. и Франц-Кук А. (1984). Систематический подход к избиению жены. Журнал супружеской и семейной терапии , 10, 83-93.

Etzioni, A. (1987). Отзывчивое общество . Сан-Франциско: Jossey Bass Inc.

Геллес, Р. Дж. И Штраус, М.А. (1988). Интимное насилие . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Герман Дж. Л. (1992). Травма и выздоровление . Нью-Йорк: Basic Books

Хьюз Р. (1993). Культура жалобы: Изнашивание Америки . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Джайн Р. С. (1990). Семейное насилие в отношениях жертвы и правонарушителя. In Viano, E. (Ed.), Справочник по виктимологии , (стр. 107-111), Нью-Йорк: Garland Pub., Inc.

Каминер, В. (1992). Я дисфункциональный, ты дисфункциональный . Нью-Йорк: Аддисон-Уэсли Паб. Ко.

Кин, С. (1991). Пожар в чреве: О мужчине . Нью-Йорк: книги Bantam

Кин, С. (1986). Лица врага . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Лантейн Б. и Дарли Дж. М. (1970). Наблюдатель без ответа: Почему он не помогает? Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Э. Ласло (1976). Системный взгляд на мир . Нью-Йорк: Джордж Бразиллер.

Мендельсон Б. (1974). Происхождение учения о виктимологии. В Драпкин, Л. и Виано, Э. (ред.), Виктимология. Лексингтон: Книги Лексингтона.

Охберг, Ф. М. и Уиллис, Д. Дж. (Ред.) (1991). Психотерапия с пострадавшими. Психотерапия (специальный выпуск) 28 (1).

Роттер, Дж. Б. (1971, июнь). Внешний и внутренний контроль. Психология сегодня, стр 37-42, 58-59.

Рассел, Д. Э. Х. (1984). Сексуальная эксплуатация: изнасилование, сексуальное насилие над детьми и домогательства на рабочем месте . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications, Inc.

Райан У. (1971). Обвинение жертвы . Нью-Йорк: старинные книги.

Сандберг, С. Л., Барбари, Х. Э. и Маршалл, (1991). Обвинение жертвы и растормаживание сексуального возбуждения до эпизодов изнасилования. Насилие и жертвы , 16, 103–120.

Селигман, М. Э. П. (1975). Беспомощность: депрессия, развитие и смерть . Сан-Франциско: В. Х. Фриман.

Schaef, A. W. (1986). Содружество: непонятый-плохое обращение . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Сайкс, К. Дж. (1992). Нация жертв: Упадок американского характера . Нью-Йорк: пресса святого Мартина.

Таврис, К. (1993, январь). Остерегайтесь машины, пережившей инцест. Нью-Йорк Таймс , Книжное обозрение, стр. 1,16-18.

Виано, Э. (Ред.). (1990). Справочник по виктимологии . Нью-Йорк: Garland Pub. Inc.

Уокер, Э. (1979). Избитая женщина . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Вольфганг, М. Э. и Ферракути, Ф. (1967). Субкультура насилия . Нью-Йорк: Барнс и Ноубл.

Worchel, S. (1984). Более темная сторона помощи. В E. Staub et al. (Ред.). Развитие и поддержание просоциального поведения .Нью-Йорк: Пленум.

Йолло, К. и Богард, М. (ред.). (1988). Феминистские взгляды на жестокое обращение с женами . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications, Inc.

Зур О. (1989). Мифы о войне. J. of Humanistic Psychology , 29, 297-327.

Зур О. (1991). Любовь к ненависти: исследование вражды. История европейских идей , 13, 345-369.

Zur, O. & Glendinning, C. (1987). Мужчины / женщины — Война / мир: системный подход. В Macy, M. (Ed.), Решение проблемного мира , (стр.107-121) Боулдер, Колорадо: Earthview Press, Inc.


Начало страницы

Что такое «комплекс жертвы» и почему люди с ним сталкиваются?

Личностная черта, которая заставляет людей думать, что они постоянно становятся жертвами вредных действий других не по их собственной вине — даже если им представлены доказательства, указывающие на обратное, — называется «комплексом жертвы» или «жертвой». менталитет »психологами.

Хотя большинство людей испытывают жалость к себе и бессилие, особенно в трудные времена, это чувство мимолетно и временно.Но для человека с менталитетом жертвы чувства жалости к себе, беспомощности, пессимизма и отчаяния встречаются гораздо чаще и постоянны. Однако, в то время как менталитет жертвы является постоянным состоянием для одних, чувство беспомощности для других может быть более прерывистым, но оно продолжает возвращаться.

Но что делает человека восприимчивым к комплексу жертвы?

Менталитет жертвы часто является результатом травмирующих переживаний, таких как жестокое обращение или тяжелая болезнь, особенно которая возникает в раннем возрасте человека и заставляет их чувствовать себя жертвами, а не брать на себя ответственность.Эмоциональная боль, которую они испытывают в результате, помимо ощущения ловушки и беспомощности, может нарушить их чувство контроля — заставляя их смириться с мыслью, что с ними случаются плохие вещи, и они беспомощны перед лицом этих переживаний.


Связано с Swaddle:

«Эффект прожектора» — это когда вы думаете, что люди замечают ваши недостатки больше, чем они есть на самом деле


Более того, менталитет жертвы может быть результатом созависимых отношений между людьми: либо со своими партнерами или когда они растут в созависимых отношениях со своими опекунами.Находясь в созависимых отношениях, люди часто вынуждены приносить постоянные жертвы ради своего партнера или полагаться на них в своем счастье, заставляя их чувствовать себя разочарованными, обиженными, менее контролирующими и более беспомощными.

Вера в то, что они бессильны и что с ними будут продолжать происходить плохие вещи, неподконтрольные им, возникает как их механизм выживания, позволяющий справиться со всеми кривыми шарами, которые бросает им жизнь. «Такими лихорадками можно разбить надежды и опустошить человека. Так почему бы просто не избежать всего беспорядка, просто оставаясь постоянной жертвой? … [Я] если кто-нибудь когда-либо предлагает [им] некоторые варианты изменения этой жизни, жертва обычно возвращается с длинным списком «да, но» », — написала когнитивный терапевт Энн Мэтьюз в журнале Psychology Today.

Менталитет жертвы также может развиваться как приобретенная поведенческая черта. В детстве, если человек заметил, что его опекуны постоянно прибегают к самоповреждениям или если единственный способ получить внимание и заботу опекунов — это обидеться, они часто улавливают такое поведение и переносят его во взрослую жизнь.

Но, поскольку у людей часто развивается менталитет жертвы как механизм выживания, они также не желают расставаться с ним, потому что он действует как их защитное одеяло.«Просто [им] жизнь тяжелее, чем другим — [они] не знают почему, — но это так. [Они] могут придавать этому утверждению всевозможные обоснования, но правда в том, что [они] должны продолжать верить, что жизнь трудна, иначе она может стать намного труднее », — объяснил Мэтьюз.


Связанные с The Swaddle:

Почему одни люди извиняются чрезмерно, а другие никогда не делают


Однако менталитет жертвы также не позволяет людям брать на себя ответственность за свои действия, либо перекладывая вину на кого-то другого, либо как-то оправдывая свои действия.Это происходит из-за их повсеместного убеждения, что они преследуемые и уязвимые — если они сами являются жертвами, как они могут причинить вред другим? Более того, комплекс жертвы также может сделать людей менее сочувственными и сострадательными к страданиям других, потому что они слишком поглощены своими собственными страданиями — возможно, уменьшая любую ответственность, которую они могут испытывать по отношению к другим. Со временем длительное уклонение от ответственности и обвинение других также может внушить им чувство морального превосходства.В целом они не позволяют им учиться на своих ошибках или работать над собой.

Но, помимо уклонения от ответственности за свои действия, люди с менталитетом жертвы могут также саботировать себя, даже не пытаясь достичь своих собственных целей — не только потому, что они верят, что люди будут мешать им добиться успеха, но также потому, что менталитет жертвы влияет на их уверенность и убеждает их, что они недостаточно хороши.

Однако эксперты предполагают, что менталитет жертвы можно преодолеть с помощью когнитивно-поведенческой терапии, направленной на устранение чувства пессимизма и последующей беспомощности через «приобретенный оптимизм».Кроме того, с помощью терапии люди также могут научиться постепенно восстанавливать чувство контроля — иногда путем обращения к травматическим переживаниям, кульминацией которых стал менталитет жертвы, а иногда путем обучения отказу от одеяла безопасности и принятия на себя некоторой ответственности.

Менталитет жертвы — что это такое и почему он у вас

Автор: Walter Watzpatzkowski

Андреа Бланделл

Тяжелая жизнь? И иногда кажется, что вы не можете продвинуться вперед, как бы вы ни старались? Потому что мир слишком ужасен и опасен? Вы можете попасть в ловушку менталитета жертвы.

Что такое «менталитет жертвы»?

Когда у нас менталитет жертвы, мы смотрим на мир через призму хорошего и плохого. Мы невинные люди, а плохие вещи находятся вне нас.

И, что наиболее важно, мы считаем, что бессильны что-либо сделать перед лицом всего этого «зла». С нами происходит эта жизнь, а не идея, что мы ее выбираем и каким-либо образом создаем.

Это означает, что вы обвиняете в своих жизненных трудностях окружающих, даже если вы не можете доказать их отрицательные действия.Вы также можете во многом винить обстоятельства, которые вы всегда считаете несправедливыми.

Быть жертвой против жалости к себе против менталитета жертвы

В жизни, конечно, случаются плохие вещи. Вы можете стать жертвой преступления, такого как мошенничество или даже сексуальное насилие. Или пережить детскую травму. Вы жертва человек.

В таком случае вы имеете полное право считать, что вещи вышли из-под вашего контроля, потому, что это было так. Очевидно, что любая мысль о том, что это ваша вина и вы виноваты, является ошибочным.

Также совершенно нормально время от времени жалеть себя. Или чувствуют себя бессильными перед лицом такой проблемы, как тяжелая утрата или развод. Это жалости к себе.

С другой стороны, менталитет жертвы означает, что вы отождествляете себя со своим статусом жертвы и полагаетесь на жалость. Травма произошла не просто с вами, она становится тем, кем вы являетесь.

Вы не уходите от травмы, а держитесь за нее, делая ее частью своей истории, которую вы рассказываете снова и снова. И вы застреваете в этом мышлении.

Жертва против здорового человека

По своей сути менталитет жертвы — это неправильно понятый механизм выживания. Часто это травма детства.

А в детстве мы действительно были беспомощны. Жалеть себя было нашим единственным способом успокоить себя. Но вот мы, влиятельные взрослые. Мы можем делать разные выборы, мы можем уйти от вещей, и во многих случаях мы решаем жизнь и отношения, которыми мы живем.

Здоровый человек видит, что он выбирает то, что с ним происходит, и видит свою силу взять на себя ответственность. Они выбрали отношения с кем-то критичным. Они выбрали плохую работу. И они могут решить бросить отношения или бросить работу.

Но менталитет жертвы ослепляет нас. Мы все еще играем этого беспомощного ребенка. Мы парализованы, не в состоянии брать на себя ответственность и принимать решения, которые двигали бы нас вперед. В глубине души мы можем даже верить, что заслуживаем страданий или что единственный способ получить внимание и любовь — это если окружающие сочувствуют нам.

Почему я должен всегда быть жертвой?

Автор: super awesome

Постоянно действующая жертва может иметь много преимуществ. Это может выглядеть следующим образом:

  • Вы не отвечаете за вещи
  • у вас есть «право» пожаловаться и получить внимание
  • другие сочувствуют вам и уделяют внимание
  • человека реже критикуют или расстраивают вас
  • других чувствуют себя обязанными помочь вам и делают то, о чем вы просите
  • Вы можете рассказывать истории о том, что с вами происходило и показаться интересным
  • некогда скучать, потому что в вашей жизни столько драмы
  • , вы можете никогда не испытывать гнева, так как вы слишком заняты, когда грустите и расстраиваетесь.

Тайная сила жертвы

Несмотря на выученную беспомощность, жертва означает определенный тип силы. И это через внимание и сочувствие.

Сожаление о вас другим — это бессознательный способ манипулировать ими, чтобы удовлетворить ваши потребности и желания. Это может быть что-то маленькое, например, кто-то всегда ходит за вами в магазин. Или может быть глубже и коварнее. Ваш поступок «бедный я» может быть использован для того, чтобы другой был вынужден относиться к вам хорошо и никогда не кричать на вас, даже если вы несправедливы.Или держите их настолько виноватыми, что они не могут уйти от вас, даже если захотят.

Созависимость и жертва

Примером жертвы как формы власти являются созависимые отношения , такие как отношения между алкоголиком и их партнером. «Воспитатель» может сыграть роль жертвы, смирившись с ужасным поведением алкоголика и жертвуя собственными потребностями ради заботы о нем. Но затем они могут также использовать чувство вины, жалобы и тирады «бедняга», чтобы затем попытаться контролировать алкоголика.

Автор: Джереми Тененбаум

Почему я из тех, кто играет жертву?

Вы могли научиться играть жертву, потому что наблюдали, как это делают взрослые вокруг вас. Например, твоя мать или отец всегда считали, что мир не за ними? И ежедневно жаловались на всех людей, которые их обидели? Вы бы приняли это во внимание, это был способ получить личную власть и внимание.

Возможно, у вас были созависимые отношения с одним из ваших родителей и вы чувствовали себя ответственными за его благополучие.Это могла быть забота о больном (умственно или физически) родителе. Или вас заставят поверить в то, что вы отвечаете за их счастье.

Или, возможно, вы научились быть жертвой, потому что это был способ выжить в детстве . В детстве мы все нуждаемся в внимании и любви. Если наши опекуны не предлагают его бесплатно, нам остается найти способы получить его. Возможно, в вашем семейном доме единственный способ получить внимание и заботу — это быть больным, вести себя слабым или позволить плохим вещам случиться с вами.

Но опять же, многие люди, живущие с менталитетом жертвы, в детстве страдали от жестокого обращения. Часто бывает сексуальное насилие. Беспомощность, которую испытывает ребенок, в сочетании с глубоким чувством стыда, вызывающим насилие, может означать, что вы вырастете взрослым, у которого нет чувства собственного достоинства и который видит мир как опасное место, в котором они потерялись.

Что мне делать, если я осознаю, что страдаю от виктимизации?

На хорошей ноте, поскольку менталитет жертвы — это выученное поведение, вы действительно можете «отучиться» от него.

Однако это процесс, который требует времени и может быть довольно интенсивным, особенно если он связан с детской травмой, такой как жестокое обращение или пренебрежение.

И борьба с виктимизацией означает, что вы должны столкнуться с гневом, печалью, стыдом и страхом, которые, играя жертву, защищают и скрывают от вас.

Поэтому рекомендуется обращаться за поддержкой, когда вы сталкиваетесь с менталитетом жертвы. Обученный и опытный консультант или психотерапевт может создать для вас безопасное пространство без осуждения, чтобы понять, почему вы действуете как жертва.КПТ-терапия, например, может помочь вам бросить вызов своему взгляду на себя, других и мир, а также найти новые способы видения и поведения.

У вас есть вопрос о менталитете жертвы? Задайте вопрос ниже, мы рады услышать от вас.

Андреа Бланделл — ведущий автор этого сайта. Обучившись коучингу и личностно-ориентированной терапии, она сама преодолела менталитет жертвы и знает, что это меняет правила игры.

[contact-form-7 title = «Форма журналиста»]

Как бороться с «менталитетом жертвы» у других | Кари Грейнджер | Личностный рост

«Жертва».У всех нас есть они в нашей жизни, может быть, вы один из них, может быть, вы работаете с одним, или, может быть, вы женаты на одном. За последние 15 лет в качестве тренера я усвоил одну вещь: есть две вещи, которые никому не нравятся: 1) быть названным «жертвой» и 2) иметь дело с «жертвой».

Позвольте мне прояснить, есть разница между 1) феноменом фактического существования жертвы травмы или трагического события в жизни (виктимизация) и 2) проживанием жизни с менталитетом жертвы (отношение или расположение, которое предопределяет взгляд человека, реакцию и интерпретацию ситуаций).

‌ Я встречал много жертв травм, которые выполняют работу, необходимую для того, чтобы жить продуктивной жизнью после травмы. Эти люди — герои моей книги, а не то, о чем эта статья. Скорее, эта статья посвящена последнему — типу «это не моя вина, мир-заговор против меня и ничто не может помочь». Типа, олицетворяющего беспомощность, бессилие и покорность. Типа, который избегает ответственности за результаты в своей жизни.

Образец жертвы

Образ мышления жертвы — это привычный взгляд на жизнь — автоматическая ориентация на события в своей жизни как на несправедливое получение резкости или использование в своих интересах.Такой образ мышления заставляет человека чувствовать себя бессильным перед лицом обстоятельств. Это также гарантирует, что, несмотря ни на что, они никогда не виноваты (включая черты личности, которые они не могут изменить сами по себе). Поскольку люди являются , а действуют в соответствии со своим видением мира, человек с таким мышлением будет и будет действовать как жертва.

Важно понимать, что это закономерность, и поэтому в этот теперь автоматический способ существования в мире было вложено много «практики».В то же время это не черта личности, и, хотя шаблоны сложно сломать, они податливы, и их можно преодолеть, если есть приверженность.

Почему выбирают образ мышления жертвы

Если вы собираетесь изменить ситуацию с человеком, который воплощает образ мышления жертвы, вам обязательно нужно осознать, что такое мышление не является иррациональным или незаконным. Если бы вы смотрели на жизнь так же, как они, вы бы, вероятно, поступали так же и поступали бы так же.

Никто сознательно не выбирает в качестве жертвы .Это скорее способ, которым мы попадаем, и мы попадаем в него, потому что это работает. Это становится стратегией обращения с жизнью — будь то безопасное пребывание в зоне комфорта, оцепенение, поиск компании, привлечение внимания, уход от ответственности за что-то в своей жизни и т. Д. с тем, что они считают неудачей в жизни — что жизнь идет не так, как они хотят — это слишком болезненно. Чтобы справиться с этим, они прикрываются, объясняя свою ответственность, и в процессе бессознательно отдают свою силу изменить ситуацию.

Внимание, сочувствие и время, которые человек может получить от жертвы , является подтверждением того, что он действительно хороший человек, и если бы обстоятельства были просто другими, они, очевидно, были бы процветающими. Это способ «сохранить лицо» посреди любых неудач. Для некоторых такой образ жизни был смоделирован родителями или другими опекунами и был единственным способом справиться с вещами, которые идут не так, как им положено.

Мышление жертвы также может быть создано из вполне законных опасений, которые не решаются, и как таковая возникает приобретенная беспомощность.Этот человек научился так же, как и мы чему-либо — повторение определенного шаблона с течением времени — говорить, игнорировать, говорить, игнорировать, говорить, просить заткнуться. Жалоба была законной, но она перестала иметь обязательство изменить сверхурочных, поскольку человек узнал, что ничего не изменится.

Что делать

Никогда не бывает универсального подхода, потому что мы люди, и все мы очень разные; тем не менее, я обнаружил, что следующее полезно и продуктивно в поддержке человека, запертого в модели жертвы.Вы увидите, что суть этого подхода заключается в том, чтобы показать, что у них есть выбор, создать подлинную приверженность чему-либо и создать ответственность за действия в соответствии с этим обязательством.

ВНИМАНИЕ! Следующие шаги следует предпринимать только в том случае, если вы действительно заботитесь о поддержке человека, в противном случае вы не захотите делать то, что описано ниже.

Шаг 1. Проверьте себя и оставьте ярлык

«Она такая жертва, я не хочу иметь с ней дело» или «Жертвы так истощают» .Это «мышление против жертв» — и все, что они говорят, скорее всего, будет расценено вами как жалоба или нытье — еще одно доказательство их жертвы. Чтобы действительно эффективно бороться с менталитетом жертвы, вы должны перестать быть праведными и превосходить их в том, что они «такие жертвы».

Поставьте себя в положение искреннего желания поддержать этого человека, чтобы положить конец его собственным страданиям и предпринять продуктивные действия (в противоположность прекращению ваших страданий от их жертвы).

Также — если вы ненавидите жертв, вы можете услышать жертву , когда существует реальное законное общение.Вся исполнительная команда организации, которая придерживалась культуры «анти-жертвы», упустила некоторые очень серьезные признаки того, что что-то действительно не так, что привело к высокой текучести кадров, снижению производительности и невыплате счетов. Когда люди низшего звена в организации жаловались, они только слышали «жертву», закрывали их и увеличивали требования. Когда они поняли, что их ярлык «жертвы» мешает им действительно слышать важную информацию, они были удивлены тем, как они на самом деле закрепили ситуацию, и начали менять то, как они взаимодействуют со своими сотрудниками.

Шаг 2: Подтвердить не сопротивляться

Они ушли в отставку, а это означает, что они отказались от того, что, по их мнению, было возможным. Все, что вы скажете в настроении смирения, будет отброшено. Это означает, что попытки убедить или рассуждать с помощью логики не сработают. Образ мышления — это всего лишь установка, которая заключается в том, что чем больше вы сопротивляетесь, тем более устойчивое мышление будет защищать себя.

Убедитесь, что у них есть представление, которое у них есть. Это не значит, что соглашаться с ними — согласие может подлить масла в огонь.Скорее просто подтвердите то, что они сказали: «Я слышал, вы говорите, что корпорация не заботится о поддержке вас на местах, и никто больше не заботится о том, чтобы делать правильные вещи» или «Я понимаю, о чем вы говорите — нигде нет доступных рабочих мест и никто не хочет нанять вас ». Опять же, вы говорите то, что слышали, не означает, что вы согласны с этим, а просто то, что вы это слышали.

Частью подтверждения является получение не только слов, но также настроения и эмоций, стоящих за тем, что они говорят. Шагните в это смирение, в отчаяние, праведность, несправедливость всего этого.Если бы у вас был такой рассказ и такое настроение, вы, вероятно, звучали бы так же, как они. Не будьте настолько возвышенными, чтобы думать, что вы не были или не могли быть в том же пространстве, в котором они находятся в разное время — это человеческий феномен.

Такое зеркало иногда может создать достаточно пространства, чтобы «жертва» могла слышать себя.

Шаг 3. Говорите и слушайте, чтобы выразить свое обязательство.

Отставка — это настроение, которое возникает, когда вы отказываетесь от некоторой возможности, которую вы видели, — от некоторого обязательства, которое у вас было.Это то, что происходит, когда вы не думаете, что что-то возможно. Хорошая новость в том, что глубоко внутри есть некоторая приверженность.

От какой возможности отказался этот человек?

Когда мы говорим с кем-то, мы часто говорим не с человеком перед нами как таковым, а с нашим суждением о человеке перед нами. Итак, если мы говорим с жертвой, мы вызовем реакцию жертвы. Если мы говорим с преданным, способным человеком, мы действительно можем вызвать целеустремленный и способный ответ.

Во-первых, вам нужно добиться их согласованности, чтобы поддержать их в разговоре — вы можете сказать что-то вроде «Я вижу, что это не лучшая ситуация для вас, вы заинтересованы в разговоре, чтобы увидеть, сможем ли мы увидеть возможный выход? »

Как только вы получите их обязательство даже поговорить, мы захотим выявить следующий уровень приверженности — обязательство быть или действовать в соответствии с тем, что они хотели бы изменить. В зависимости от ситуации есть несколько возможных вопросов, которые могут вызвать определенный уровень приверженности:

· Кем вы стремитесь, чтобы вас знали в своей жизни, независимо от ситуации? Как вы хотите, чтобы вас воспринимали даже в самых отвратительных обстоятельствах?

· От чего вы отказались? Если бы обстоятельства были другими, что бы вы действительно хотели увидеть? Готовы ли вы выступить за то, чтобы это произошло, даже если временами это кажется несправедливым и неравномерным?

· Если бы у вас могло получиться иначе, чем они есть, но вам пришлось бы прилагать неравное количество усилий в течение длительного периода времени, и вы могли бы не получить за это признание или признание, вы бы встали? за то, что это произошло?

· Если бы вы могли сделать это по-своему, что вы действительно делаете под этим? Что бы вы чувствовали, что могли бы сделать то, что вам нужно сделать?

· Если бы вы знали, что эта ситуация не изменится, вы бы сделали выбор, чтобы остаться здесь?

Ключевым моментом здесь является исполнение техники «учитывая это».«Учитывая, что … ситуация ужасная, ты никому не нравишься, мир, кажется, сговорился против тебя, и конца этому не видно …. Кем ты хочешь быть, несмотря на все это? » Другими словами, я не собираюсь спорить по поводу самой ситуации или пытаться убедить их, что она не так уж плоха, я собираюсь принять, что она «такая плохая», и снять ее со стола для обсуждения. Тогда единственный вопрос: а кто вы готовы противостоять всему этому? Какие значения вы хотите отобразить?

Аналогия со спортивной командой, где тренер говорит что-то вроде «хорошо, другая команда вдвое больше нас, поле в гору, трава пятнистая, идет снег… учитывая все это, как мы идем? побеждать?» Тренер смотрит на игровое поле и разрабатывает стратегию победы на этом поле, а не на каком-то другом поле, на котором она хотела бы, чтобы играла ее команда.

Если кажется, что единственное, чему они привержены, — это придерживаться такого образа мыслей, вы можете рискнуть, если думаете, что у вас достаточно отношений, и укажите на это: «Могу я сказать что-то действительно прямое? Я действительно хотел бы поддержать вас, но я чувствую, что вы настроены (и, возможно, даже инвестировали) в то, что решения не существует — правильно ли я уловил это? » или «Похоже, вы довольно сильно попали в FRUMP — вы хотите выйти из него или предпочитаете оставаться в нем?»

Шаг 4: Включите физическое тело

Изменение повествования очень важно, но оно будет малоэффективным, если физическое тело будет исключено.Мышление жертвы имеет сопутствующую стойку тела — обычно оно немного более сутулое и вогнутое. Редко можно увидеть, как кто-то встает, уверенно готовый бросить вызов миру, говоря, что у него просто нет передышки в жизни.

Я включаю тело, задавая еще несколько вопросов, например: «Если бы вас уважала команда руководителей, как бы вы стояли и держались?» Затем я буду поощрять их стоять в таком же положении. «Как ты себя чувствуешь?»

Растет количество исследований, показывающих взаимосвязь между тем, как мы держим свое тело, и влиянием на наше чувство власти.Это исследование даже показывает, что то, как мы держим свое тело, имеет нейрохимические эффекты, такие как высвобождение тестостерона или гормона стресса кортизола. Сгорбившись, трудно быть сильным. Трудно быть бессильным, когда грудь поднята, руки отведены назад, голова высоко поднята, а ноги устойчивы.

Шаг 5: Действие поддержки

После того, как вы установили новое обязательство с соответствующим телом, начинайте действовать. Если он достаточно силен, вы можете просто спросить: «Какие действия вы теперь собираетесь предпринять?»

Если вы не смогли получить твердое обязательство, вы можете взять то, что они сказали на третьем шаге, и спросить их, как бы это выглядело, если бы они были такими сейчас.«Я слышал, вы говорите, что хотите работать в месте, где чувствуете себя ценным, можете отдавать 110% и чувствовать себя хорошо… если бы вы вошли в этот режим прямо сейчас, если бы вы знали, что вас ценят, и могли бы выложиться на полную». … И вы держались с этой гордостью, что бы вы сделали по-другому? Чем бы вы отличались? »

Человек, которого вы поддерживаете, часто говорит что-то, очевидно, так, как ему следует действовать, чтобы получить то, что он хочет. На этом этапе вы можете просто спросить их, что, по их мнению, произошло бы, если бы они просто начали быть такими и вести себя таким образом.Почти всегда они видят, что могут получить лучший результат. Затем мне нравится ставить это как эксперимент: «Как насчет того, чтобы поэкспериментировать и просто посмотреть, что мы можем добиться с помощью этого другого способа существования и поведения — готовы ли вы к этому?»

Другие возможные вопросы для принятия мер:

· Как поступит в этой ситуации тот, кто известен благодаря X?

· Каким будет выражение [значение X]? Каким будет образ жизни или действия?

· Если бы вы знали, что не проиграете, что бы вы делали?

Поначалу мотивация к новым действиям может быть высокой, но если человек не сразу видит результаты, они могут снова погрузиться в образ мышления, поэтому вы захотите сделать его долгосрочным экспериментом и предпринимает последовательные, повторяющиеся действия, чтобы со временем увидеть разницу.

Помните, мы хотим изменить хорошо отработанный шаблон.

Шаг 6: Последующие действия

Поскольку такой образ мышления является хорошо отработанным образцом, потребуется последовательное наблюдение, чтобы помочь установить новый способ видения мира и действий в нем. Поддерживайте новое обязательство постоянным разговором — иначе оно продлится недолго. Позвоните им, зарегистрируйтесь, напишите электронное письмо, отправьте текстовое сообщение: «эй, просто хотел сказать, что меня все еще вдохновляет то, что вы сказали вчера» или «как прошли новые действия?»

Не удивляйтесь, если вы отметитесь, а они не предприняли никаких действий, или если они снова отключатся — им нужно напоминание, и вам, возможно, придется повторить разговор снова.Помните, мы делаем эти шаги только потому, что вы действительно хотите поддержать этого человека.

Будет ли это работать?

Каждый человек индивидуален, каждая ситуация индивидуальна, и вы отличны от меня. Я тренер, поэтому мне легко вступать в эти разговоры естественным образом — возможно, это не для вас. Тем не менее, я надеюсь, что вы сможете извлечь из этой статьи некоторые самородки, чтобы улучшить свою способность эффективно общаться с людьми, которые впали в этот образ мышления.По крайней мере, если все, что вы получите из этой статьи, — это немного сострадания к человечности в другом человеке, вы будете более эффективны независимо от того, что вы делаете.

Кари Грейнджер — коуч для руководителей, который работает с лидерами, чтобы эффективно использовать их платформы в жизни, чтобы оказать смелое влияние в мире. Ее клиенты — это люди, которые искренне стремятся к собственной эволюции, чтобы в течение их жизни происходить великие дела. Сайт: каригрангер.com

Менталитет жертвы: 5 признаков и как с этим бороться (в себе и других)

«Это не моя вина!» «Они хотят меня схватить!» «Почему ты всегда винишь меня?»

Вам знакомы эти слова?

Все мы знаем кого-то, кто обвиняет мир во всех своих несчастьях, хотя в половине случаев их проблемы являются результатом их собственных безответственных действий.

И все мы знаем кого-то, кто предпочел бы плакать и жаловаться, чем что-то делать для решения своих собственных проблем.

Это известно как менталитет жертвы — склонность изображать себя жертвой, даже когда они далеки от этого.

В этой статье мы обсудим все, что касается комплекса жертвы — что это такое, почему у людей он развивается, признаки того, что он есть у вас или кого-то из ваших знакомых, и что можно сделать, чтобы с ним справиться.

Что такое менталитет жертвы?

В вашей жизни может быть кто-то, кто регулярно играет жертву.

По словам Джудит Орлофф, М.Д. в своей книге «Эмоциональная свобода » вы можете знать кого-то с широко распространенным менталитетом жертвы, если испытаете следующее:

  • Вы перегорели из-за их чрезмерной нужды
  • Они часто кажутся безутешно подавленными или угнетенными, часто по разным причинам
  • Они верят в судьбу и «невезение» или всегда говорят о том, что нечестно.
  • Вы знаете, что когда они звонят, болтают или встречаются с вами, вы обязаны выслушать их последние жалобы и личные трагедии
  • Они одержимы негативом, и это ставит под угрозу ваш собственный позитив.

Если вы относитесь хотя бы к трем из вышеперечисленных утверждений, значит, вы знаете профессиональную жертву.

Также известный как комплекс жертвы и синдром жертвы, менталитет жертвы нетрудно распознать в других, хотя бывает почти невозможно распознать в себе.

Менталитет жертвы строится вокруг трех основных убеждений:

  • С вами обречены плохие вещи
  • Эти плохие вещи — результат действий других людей или ваших обстоятельств
  • Нет смысла пытаться изменить эти плохие вещи, потому что им суждено произойти, поэтому все попытки предотвратить, изменить или избежать их потерпят неудачу

Важно отметить, что менталитет жертвы не является официально признанной медицинской концепцией; психиатры и другие врачи неохотно используют этот термин из-за окружающей его стигмы и ассоциаций.

Это также официально не признано, потому что менталитет жертвы не является психическим или психологическим расстройством; вместо этого это приобретенное состояние ума, от которого люди могут отучиться, приложив определенные усилия.

Первый шаг требует, чтобы человек осознал и принял свою тенденцию к принятию менталитета жертвы.

Распознавание менталитета жертвы в себе и в других: 5 признаков уверенности

Каковы признаки менталитета жертвы; как это выглядит?

По словам терапевта Вики Ботник, менталитет жертвы начинается, когда человек наиболее близко идентифицирует себя с ролью жертвы.

Независимо от того, хотите вы этого или нет, мы все считаем, что играем определенные роли в наших отношениях и взаимодействиях.

Люди, демонстрирующие менталитет жертвы, — это те, кто находит мышление и положение традиционных жертв наиболее похожими на их собственные, даже если они сами не являются жертвами.

По словам Ботника, люди идентифицируют себя как жертвы, когда «они склоняются к убеждению, что все остальные причинили им страдания, и ничто из того, что они делают, никогда не изменит ситуацию.”

Вот 5 признаков того, что человек может проявлять менталитет жертвы:

1) Они всегда чувствуют себя бессильными

Виктимизация часто начинается потому, что человек в глубине души признал, что у него нет средств или силы, чтобы изменить или избежать ситуаций, которые ему не нравятся.

Они, возможно, ранее пытались изменить свои нежелательные обстоятельства и потерпели неудачу, а теперь им не хватает силы воли, чтобы попытаться снова.

Это приводит к глубокому чувству бессилия и действует как своего рода защитный механизм для человека — вместо того, чтобы полагать, что их попытки изменить свои обстоятельства были недостаточными, они просто предпочитают верить, что обстоятельства невозможно изменить. вообще, поэтому нет причин пытаться снова.

Хотя может быть болезненно принять идею о том, что вы бессильны улучшить свои обстоятельства, это часто похоже на выбор меньшего зла, а не на принятие идеи о том, что вы недостаточно старались или еще недостаточно хороши, чтобы сделай это.

Это средство избежать подотчетности и ответственности, что приводит к нашему следующему пункту.

2) Они избегают подотчетности и ответственности

Главный признак менталитета жертвы — нежелание брать на себя личную ответственность и ответственность за то, что с вами происходит.

Люди, которые демонстрируют менталитет жертвы, склонны оценивать свою нежелательную ситуацию и выбирать извинения или возлагать вину на других людей, судьбу или что-то еще.

Вы часто слышите, как они говорят: «Я не виноват!», «Это несправедливо!», «Я уже сделал все, что мог!» И «Почему это должно быть моей проблемой?»

Хотя верно то, что мы не всегда можем избежать плохих и нежелательных событий, профессиональные жертвы умеют убеждать себя в том, что каждое нежелательное событие является результатом того, что Вселенная пытается их получить, хотя на самом деле это не так.

Распространенные примеры включают безработицу, низкие оценки и ссоры с другими людьми.

Хотя это может быть результатом неблагоприятных обстоятельств, они также могут быть результатом того, что человек не выполняет свои собственные обязанности и не оправдывает ожиданий.

3) Они подавляют себя негативом и саботажем

Люди с менталитетом жертвы склонны видеть собственную виктимизацию во всем, что они делают, даже если в настоящее время ничего плохого не происходит.

Это потому, что они усвоили собственную виктимизацию; они видят себя жертвой больше, чем что-либо еще, и этот негатив окутывает их, когда они смотрят в зеркало.

Менталитет жертвы учит людей, что они ничего не могут сделать со своей ситуацией, поэтому в конечном итоге они погружаются в мысли вроде:

  • «Никто не заботится обо мне».
  • «Думаю, я заслуживаю все плохое, что испытываю».
  • «Я ничего не могу сделать, так зачем мне вообще беспокоиться?»
  • «Я никогда не испытывал ничего хорошего.”

Проблема с этими мыслями в том, что они действуют как порочный круг.

Чем больше человек убеждает себя, что ничего нельзя сделать, чтобы предотвратить его нежелательную ситуацию, тем меньше у него будет силы воли в следующий раз, когда ему бросят вызов.

Негативный внутренний монолог человека питается его собственной жалостью к себе, подтверждая свою правоту не потому, что ему на самом деле суждено случиться с ним плохие вещи, а потому, что он сформировал свое собственное окружение и привычки таким образом, что только с ними могло случиться плохое.

Это приводит к саботажу, в котором жертвы действительно формируют свою судьбу определенным образом: считая себя жертвами, они лишают себя энергии или силы воли, чтобы улучшить себя, и, таким образом, продолжают доказывать себе, что им не повезло. .

4) Они никогда не признают возможных решений

Есть определенные нежелательные события, которые невозможно контролировать — стихийные бедствия, естественная смерть близких и простое слепое невезение.

Но во многих случаях мы сами контролируем свои состояния, и усилия, которые мы вкладываем в то, что мы делаем, могут повлиять на результаты, которые мы получаем.

Те, у кого комплекс жертвы, не могут видеть это таким образом.

Когда человек очаровывается своей собственной ролью жертвы, он даже не пытается распознать возможные решения для улучшения своей ситуации.

Даже когда есть другие, предлагающие четкую помощь или решения, жертва предпочла бы погрязнуть в собственном жалости к себе, чем принять помощь и попытаться работать над изменением.

В тех редких случаях, когда они принимают любую помощь, они делают это без энтузиазма, как будто только для того, чтобы доказать себе, что даже если они попытаются, ничто не может быть улучшено в любом случае.

Как было сказано выше, люди с комплексами жертвы часто сами себе злейшие враги.

5) Они наполнены гневом и негодованием

С такой маленькой уверенностью в себе и такой большой уверенностью в том, что вселенная не на их стороне, люди, страдающие от собственного комплекса жертвы, обычно оказываются эмоционально нестабильными.

У них горы сдерживаемого негодования, гнева и разочарования по ряду причин. Они могут почувствовать:

  • Безнадежно, потому что они верят, что их положение никогда не улучшится
  • Обижен на успешных и счастливых окружающих
  • Разочарованы тем, что общество не делает больше, чтобы помочь им
  • Обидно и наедине с верой, что окружающим наплевать

Эти тяжелые эмоции могут привести к вспышкам гнева и самоизоляции, с ощущением хронического одиночества и депрессии, которые со временем нарастают.

Подпишитесь на ежедневную рассылку Hack Spirit

Узнайте, как уменьшить стресс, развивать здоровые отношения, обращаться с людьми, которые вам не нравятся, и найти свое место в мире.

Успех! Теперь проверьте свою электронную почту, чтобы подтвердить подписку.

Почему люди принимают менталитет жертвы? 8 льгот, связанных с принятием менталитета жертвы

Для людей, которые живут позитивно и пытаются обогатить себя и окружающих, может быть трудно, если не невозможно, понять, почему другие могут принять этот саморазрушительный, токсичный и в конечном итоге разрушительный менталитет жертвы.

Лучший способ понять менталитет жертвы — это реакция. Никто не рождается с менталитетом жертвы; вместо этого это усвоенное поведение, которое проявляется как побочный продукт событий, которые мы переживаем с детства.

Это могут быть как положительные, так и отрицательные события, вызывающие у человека веру в то, что «игра в жертву» приносит более желаемый результат, чем в противном случае.

Вот несколько быстрых льгот, которые вы можете получить, проявляя менталитет жертвы:

  • Если вы столкнулись с трудной или нежелательной задачей, вам не нужно брать на себя ответственность за нее; люди будут ожидать, что вы скроетесь и поможете вам
  • Люди привыкают уделять вам внимание, когда вы чувствуете необходимость пожаловаться на что-то
  • Другие будут уделять вам внимание и жалеть вас, заставляя вас чувствовать себя лучше
  • Люди научатся не расстраивать вас, не критиковать или вообще строго относиться к вам, потому что они знают, что вы не можете этого принять.
  • Вам никогда не придется выполнять ненужные задачи в одиночку; другие будут жалеть вас и в конечном итоге сделают то, что вы от них хотите.
  • Вы можете сделать себя более интересным человеком, превратив обыденные события в события, истощающие эмоции, представив себя жертвой
  • Вы можете избежать скуки, создав искусственную драму в ваших личных отношениях
  • Вам не нужно учиться стоять и бороться за себя, потому что по умолчанию вы реагируете на грусть и разочарование.

Перки, которые мы перечислили выше, показывают, что есть своего рода мягкая сила, которая приходит с тем, чтобы быть жертвой, которую те, кто усвоили комплекс жертвы, становятся зависимыми от эксплуатации.

Люди, которые знают, как играть жертву, могут делать это потому, что это дает им власть над другими, чувство того, что окружающие их ценят, и внимание.

В некотором смысле, это средство манипулирования не только собой, чтобы не брать на себя личную ответственность за плохие вещи, которые случаются с вами, но и манипулирование другими, чтобы они чувствовали себя жалко и делали то, что вы хотите.

4 причины, по которым у кого-то может быть мышление жертвы

Важно отметить, что не все люди, проявляющие менталитет жертвы, делают это коварно; некоторые случаи самопожертвования являются результатом сильной травмы и одиночества.

Хотя роль жертвы может превратиться в средство манипулирования другими для личной выгоды, истоки такого поведения в человеке не всегда столь коварны.

Слишком часто склонность к самовосстановлению — это усвоенное с детства поведение в результате негативных или позитивных событий.

Вот несколько причин, по которым у кого-то может быть менталитет жертвы:

1) Вы выросли, наблюдая за поведением взрослых

Может быть, это были твои родители или, может быть, это было через телевидение и фильмы.

В любом случае, когда вы росли, вы наблюдали, как взрослые ведут себя как жертвы: всегда жалуются на то, чего они не заслуживают, на то, что другие люди портят свою жизнь, и обвиняют всех, кроме самих себя, в собственных проблемах.

Это простейший способ научиться поведению, наблюдая за своими родителями.

2) Ваши родители лучше всего откликались на ваши крики о внимании

Любовь и внимание — важнейшие требования для детей, но родители не всегда знают, как их дать.

Ваши родители могли игнорировать вас и отказывать вам в любви и внимании, когда вы были счастливы и дисциплинированы; только когда вы кричали и поднимали шум, они пытались вас уговорить.

Это привело к пониманию того, что плохое, жертвенное поведение принесет вознаграждение.

3) Вы пережили жестокое обращение в детстве

Те, у кого менталитет жертвы развивается в результате жестокого обращения с детьми, относятся к наиболее серьезным случаям.

Сексуальное насилие над ребенком может вызвать чувство крайней беспомощности, ведущее к убеждению, что мир опасен, и что они ничего не могут сделать, чтобы помочь себе.

4) У вас и одного из ваших родителей были созависимые отношения

Возможно, у вас был родитель, которому нужно было заботиться о нем физически или морально.

Это может привести ребенка к убеждению, что любовь нужно заслужить, а не отдавать даром, и что они могут лучше всего заслужить любовь других, когда они слабы, больны или просто не могут помочь себе.

Не уверены, действительно ли вы жертва или просто страдаете ментальностью? Обратите внимание на эти 10 вариантов поведения

Распознать менталитет жертвы в других легко, но распознать его в себе может быть сложно, поскольку вы должны оценить свои собственные психические барьеры и идеи и посмотреть, действительно ли они так верны, как вы думаете.

Если другие люди предположили, что у вас может быть менталитет жертвы, вот некоторые признаки, на которые стоит обратить внимание в себе, чтобы подтвердить их теорию:

1) Вы склонны отказываться от задания на ранней стадии или даже не пытаясь, потому что вам не хватает уверенности в том, что вы сможете это сделать

2) Вы бы предпочли, чтобы кто-то другой контролировал вашу жизнь, потому что вы не верите, что у вас есть сила или способность делать правильный выбор

3) Вы склонны ставить себя в ситуации, когда вам абсолютно необходима помощь других людей из-за ваших собственных неправильных действий

4) Кажется, у вас всегда есть прекрасное оправдание, и вы не можете вспомнить, когда в последний раз говорили: «Это была моя вина, я мог бы сделать лучше»

5) Вы не знаете, как пережить потерю или плохое событие без самонаказания или избиения себя физически, эмоционально или психологически

6) Всегда есть другой фактор или человек виноват, и это всегда имеет смысл

7) Ваши стратегии выживания саморазрушительны и привели к тому, что вы разрушили отношения, разрушили прогресс и, в конечном итоге, навредили себе

8) Вы обижены и огорчены тем, что у вас нет той жизни, которую вы хотите, вместо того, чтобы задаться вопросом, почему это могло быть так, и найти ответы

9) Вы саботируете себя, слишком много прислушиваясь к своей самокритике, тем самым не позволяя себе попытаться сделать что-либо, что может быть полезно для вас

10) Вы не верите в человека, которого видите в зеркале

3 Методы борьбы с менталитетом жертвы у других людей

Жизнь с кем-то, кто регулярно возвращается к менталитету жертвы, может быть чрезвычайно сложной задачей, особенно если этот человек является важной или активной частью вашей жизни.

Первый вопрос, который вы должны задать себе: как вы хотите с ними справиться? Вы хотите помочь им преодолеть менталитет жертвы или просто хотите научиться терпеть их?

Что бы вы ни выбрали, важно позволить своей реакции руководствоваться сочувствием, а не силой. Работа с менталитетом жертвы начинается с принятия себя, и вы никогда не сможете заставить кого-либо принять недостаток, который они не готовы признать.

Вот несколько способов помочь им:

1.Не маркируйте их

Называть кого-то с менталитетом жертвы «жертвой» — это последнее, что вы хотите сделать, и это только заставит их копать пятки глубже.

Вместо этого попытайтесь мягко обсудить с ними их проблемы, связанные с жалобами, неспособностью принять ответственность и перекладыванием вины.

Начать разговор; даже если они не принимают это, это помогает вложить эти мысли в их сознание.

2. Определите свои личные границы

Поймите свои собственные пределы, когда дело доходит до их преодоления.Их проблемы не ваши, и вы не должны страдать, потому что они не могут справиться со своими проблемами.

Спросите себя: каковы ваши пределы? Если они переступают эти границы, оторвитесь от них и позвольте им разобраться с самими собой.

Они либо постепенно поймут, как они отталкивают вас, либо окажутся слишком далеко, чтобы вы вообще могли им помочь.

3. Обращайтесь к их внутреннему диалогу

Люди с менталитетом жертвы никогда по-настоящему не занимаются самоанализом.Они никогда не продвигают внутренний диалог дальше. После того, как они перекладывают вину и избегают ответственности, они погрязли в собственном жалости к себе.

Помогите им, поговорив с ними. Если они говорят, что ничего не могут сделать, чтобы помочь своей ситуации, или если они не могут достичь своих целей, продолжайте разговор.

Спросите их: почему они ничего не могут сделать? Что нужно сделать, чтобы позволить им что-то сделать? Дайте им мост между их собственной неуверенностью в себе и реальностью и помогите им перейти этот мост самостоятельно.

Помните: имея дело с людьми, проявляющими менталитет жертвы, вы имеете дело с людьми с сильной эмоциональной нестабильностью. Они часто борются с депрессией и / или посттравматическим стрессовым расстройством, у них низкая самооценка и уверенность в себе, и они уже чувствуют, что у них нет поддержки. Будьте прямыми, но мягкими; направлять их, не заставляя их.

3 стратегии борьбы с ментальностью жертвы в себе

Если вы имеете дело с собственной борьбой с менталитетом жертвы, вы должны осознать, что вы находитесь в начале долгого пути отучения от собственного поведения и замены его более здоровым поведением.

Хотя обсуждение ваших проблем с терапевтом всегда может помочь, мы понимаем, что не всем удобно делиться своими проблемами с незнакомцем, и не у всех есть для этого средства.

К счастью, вы более чем способны помочь себе с менталитетом жертвы самостоятельно. Вы уже прошли первый и, пожалуй, самый сложный шаг — признание собственных недостатков, так что поздравляю.

Вот несколько вещей, о которых следует помнить на пути к самосовершенствованию:

1.Определите убеждения, которые вас ограничивают

Вы всю жизнь уклонялись от решений и проблем и оправдывались своим поведением. Пришло время подумать о ваших собственных реакциях и уделить время, прежде чем им откликнуться.

Двигаясь вперед, найдите момент и подумайте о первоначальной реакции вашего ума на все, что вы переживаете, как хорошее, так и плохое.

Почему вы так думали и почему вы хотели так отреагировать? Это правильный и здоровый способ реагировать? Если нет, что вы можете сделать вместо этого, чтобы бросить вызов самому себе?

2.Возьмите на себя ответственность, когда вы меньше всего хотите

Среди любителей фитнеса есть поговорка: дни, когда ты не хочешь ходить в тренажерный зал, — это дни, когда это самое важное.

Рост может быть достигнут, только если выйти за рамки, к которым вы привыкли. Измерьте время, когда вам наиболее неудобно.

Спросите — почему вам неудобно? Почему ты хочешь сбежать? А затем решите не убегать.

Даже если ваше сердце и разум полностью убеждены, что вы потерпите неудачу, все равно сделайте это.

3. Учиться благодарности ко всему

Просыпайтесь каждый день, спрашивая себя: за что вы благодарны сегодня?

Столкнувшись с негативными обстоятельствами, ищите серебряную подкладку, способ увидеть в ней наполовину полный стакан, а не наполовину пустой.

Думайте о каждой неудаче как о возможности повторить попытку с большим опытом, а не как о двери, закрывающейся перед вами.

Будьте благодарны за все, особенно за то, в чем нет смысла быть благодарным.

Отказ от изучения жертвы — долгая, но возможная дорога

Отказ от усвоенного поведения может быть одним из самых сложных дел, которые вам, возможно, когда-либо придется делать.

Независимо от того, кому нужно перестать возвращаться к менталитету жертвы, вы или кто-то из ваших знакомых, помните: пройдет много времени, прежде чем вы сможете полностью избавиться от этого поведения.

Вы должны загипнотизировать себя позитивом, точно так же, как вы когда-то загипнотизировали себя, сделав себя жертвой.

Это просто то, как вы смотрите на жизнь и измеряете события, которые с вами происходят, и ваша способность контролировать свою первоначальную реакцию и думать о ней, прежде чем позволить этому случиться.

Найдите свой собственный покой, и со временем комплекс жертвы станет просто предыдущей главой в вашей жизни.

Подпишитесь на ежедневную рассылку Hack Spirit

Узнайте, как уменьшить стресс, развивать здоровые отношения, обращаться с людьми, которые вам не нравятся, и найти свое место в мире.

Успех! Теперь проверьте свою электронную почту, чтобы подтвердить подписку.

Поставьте нам лайк на Facebook, чтобы получать полезные статьи в вашу ленту.

Hack Spirit только что запустил канал на YouTube… И это круто!

Мы делимся практическими советами по взаимоотношениям в виде видео. Ранняя обратная связь была невероятной, но наш канал все еще такой маленький…

Мы будем рады получить вашу помощь, подписавшись на канал ниже. Достаточно быстро нажать кнопку, и это так много для нас значит.

Если вы подпишетесь, вы начнете видеть наши видео в своей ленте YouTube. Мы обещаем развлечь и проинформировать вас советами о взаимоотношениях и другими практическими советами по самосовершенствованию.

Подпишитесь ниже!

И посмотрите наше последнее видео: 17 признаков того, что у вас альфа, крутая личность, которую другие находят пугающей

Понравилась моя статья? Поставьте лайк мне на Facebook, чтобы увидеть больше подобных статей в вашей ленте.

инициатив по улучшению психического здоровья жертв травматических преступлений

инициатив по улучшению психического здоровья жертв травматических преступлений

Фон

Для большинства жертв преступлений психологические раны сохраняются еще долго после того, как физические раны зажили. Жертвы преступления могут страдать от сильного страха, шока и ужаса в ходе своей виктимизации, за которыми следуют такие чувства, как гнев, тревога, депрессия, социальная изоляция и беспомощность.Эти реакции могут быть вызваны другими жертвами, которые стали свидетелями травмы или смерти члена семьи или друга. У лиц, переживших длительную и повторяющуюся виктимизацию, например детей и женщин, подвергшихся насилию, могут развиться серьезные проблемы с психическим здоровьем. Хотя не все жертвы преступлений нуждаются в психиатрических услугах и даже получат от них пользу, чтобы справиться с психологическими и эмоциональными последствиями виктимизации, многие жертвы преступлений нуждаются в специализированных психиатрических услугах, чтобы помочь им начать и продолжить процесс выздоровления.Традиционные поставщики услуг в области психического здоровья включают психиатров, психологов, клинических социальных работников, клинических консультантов по психическому здоровью, а также терапевтов по вопросам брака и семьи. Для многих жертв поддержка, понимание и консультации, предоставляемые такими группами, как пастырские советники из духовенства или традиционные целители из культур коренных народов Америки, чрезвычайно полезны.

Целевая группа президентов 1982 года по делам жертв преступлений призвала сообщество психиатров возглавить разработку и обеспечение программ лечения для жертв и их семей, а также разработать обучение для практикующих психиатров, которое даст им понимание и навыки для чуткого и эффективного лечения преступности. жертвы.Хотя большинство защитников интересов жертв и других специалистов в системе уголовного правосудия не являются специалистами в области психического здоровья, услуги и поддержка, которые они оказывают жертвам, имеют жизненно важное значение для их психологического восстановления. Однако потребности жертв преступлений часто выходят за рамки возможностей сообщества, защищающего интересы потерпевших, и требуется профессиональное консультирование по вопросам психического здоровья. Распознавание признаков психологической травмы, чуткое и эффективное взаимодействие с жертвами, страдающими от психологического и эмоционального расстройства, и своевременное направление к специалистам по охране психического здоровья — критически важные навыки для тех, кто оказывает помощь жертвам.

OVC Финансовая поддержка психиатрических услуг

OVC признает, что поставщики услуг по оказанию помощи жертвам должны обладать знаниями и навыками, чтобы чутко и эффективно реагировать на жертв преступлений, и что услуги по охране психического здоровья должны быть доступны жертвам, которые в этой помощи нуждаются. OVC также поддерживает тесное сотрудничество между поставщиками помощи жертвам и практикующими психиатрами. OVC управляет Фондом жертв преступлений, который был учрежден Законом о жертвах преступлений 1984 года (VOCA) для оказания помощи жертвам преступлений по всей стране.Ежегодно OVC распределяет значительные гранты по формуле VOCA для государственных программ помощи жертвам и компенсаций, чтобы обеспечить наличие и доступность жизненно важных услуг для жертв, включая кризисное консультирование и специализированную помощь в области психического здоровья. OVC также напрямую управляет дискреционным грантовым финансированием VOCA для поддержки инновационных национальных инициатив по обучению и технической помощи, которые будут расширять и улучшать услуги жертвам преступлений, включая специализированное обучение по вопросам психиатрической помощи жертвам преступлений как для адвокатов жертв, так и для лицензированных поставщиков психиатрических услуг. .

Программы компенсации жертвам

Все 50 штатов, округ Колумбия и Виргинские острова учредили программы компенсации жертвам преступлений, и все будут возмещать жертвам насильственных преступлений консультации по психическому здоровью, связанные с их виктимизацией. В Штатах принято широкое определение насильственных преступлений, включая такие преступления, как изнасилование, грабеж, нападение, жестокое обращение с детьми, сексуальное домогательство, домашнее насилие и вождение в нетрезвом виде. Сорок пять государств компенсируют оставшимся в живых жертвам убийства расходы, связанные с психологическим консультированием, если жертва не участвовала в преступной деятельности, которая способствовала смерти.Критерии приемлемости и максимальное вознаграждение варьируются от штата к штату, но во всех штатах компенсация выплачивается только тогда, когда другие финансовые ресурсы, такие как частное страхование или реституция правонарушителя, не покрывают убытки. В течение 1997 финансового года в рамках государственных программ компенсации потерпевшим было возмещено почти 43 миллиона долларов на расходы, связанные с психическим здоровьем. Эта компенсация может быть бесценным ресурсом для тех жертв, у которых нет медицинской страховки или когда их медицинская страховка не включает покрытие пособий по психическому здоровью.

Список пределов льгот на консультации по психическому здоровью для каждого штата находится в поле справа. Степень покрытия может быть изменена и определяется законом штата, а не федеральным законом. Конкретные вопросы о праве на льготы и льготах следует направлять персоналу государственного агентства, которое осуществляет программу компенсации жертвам преступлений в этом штате. Национальная ассоциация советов по компенсации потерпевшим от преступлений составила справочник государственных программ компенсации, в котором перечислены государственные органы, которые осуществляют программу компенсации жертвам преступлений в каждом штате, а также описание компенсируемых расходов, покрываемых государством.К этому каталогу можно получить доступ на веб-сайте OVC в разделе «Помощь жертвам».

Помощь жертвам

Все штаты и территории получают ежегодный грант VOCA по оказанию помощи жертвам в дополнение к государственному финансированию, доступному для поддержки агентств по оказанию помощи жертвам. Затем каждый штат выделяет средства VOCA местным общественным организациям для оказания услуг непосредственно жертвам преступлений. В 1997 году финансирование VOCA поддержало почти 2800 организаций по всей стране, многие из которых предоставляют психиатрические услуги, такие как службы экстренной помощи или консультации, как часть непрерывного цикла услуг для жертв преступлений.Список всех организаций в каждом штате, получивших финансирование VOCA в 1997 году, доступен на веб-сайте OVC в подразделе «Помощь жертвам».

Программы дискреционных грантов VOCA

Используя дискреционное финансирование VOCA, OVC поддерживает несколько национальных проектов по обучению и технической помощи, которые сосредоточены на улучшении реакции различных практикующих специалистов на потребности жертв преступлений в области психического здоровья.

Развитие навыков для лиц, ответственных за сексуальное насилие
Ресурсы по вопросам сексуального насилия

В рамках этого проекта будет разработан комплексный пакет обучения и технической помощи для защитников и консультантов жертв сексуального насилия с целью улучшения их навыков и способностей по оказанию помощи жертвам сексуального насилия.Основное внимание будет уделяться личному выздоровлению и исцелению жертв. Получатель гранта проведет пилотное тестирование в Миннесоте в августе 1998 года и в Колорадо в сентябре 1998 года. Во время второй фазы проекта получатель гранта внесет изменения в учебную программу на основе результатов пилотного тестирования и проведет серию региональных обучающих семинаров для сексуальных работников. ответчики на нападение.

Травматическое горе: синергизм травмы и горя
Филадельфийское партнерство по борьбе с насилием (AVP)

В рамках этого проекта будет разработана эмпирически проверенная модель травматического горя, отражающая уникальный опыт жертв насильственных преступлений и, в частности, выживших жертв убийств.AVP разработает междисциплинарный учебный план, призванный способствовать большей согласованности в услугах для жертв насильственных преступлений и дать практикам специальные знания и навыки, необходимые для эффективной работы с жертвами преступлений.

Мультимедийный подход к уменьшению стресса и истощения судов среди потерпевших от преступлений
Национальный центр исследования и лечения жертв преступлений (NCVC), Медицинский университет Южной Каролины

NCVC разрабатывает программу краткосрочного вмешательства для раненых и госпитализированных жертв преступлений, состоящую из двухчастного видео и сопроводительной брошюры.Материалы будут сосредоточены на ознакомлении жертв с процессом уголовного правосудия и уменьшении их психологического стресса. Для поддержки деликатного и эффективного использования этих продуктов в больницах по всей стране получатель гранта разработает дополнительные учебные материалы для медицинского персонала. NCVC также будет следить за потерпевшими после их выписки, чтобы отслеживать эффективность программы в снижении психологической травмы жертв и расширении их участия в процессе уголовного правосудия.

Жертвы душевнобольных правонарушителей
Школа социальной работы Эренкранца, Нью-Йоркский университет (NYU)

Этот проект решает проблемы недостаточно обслуживаемых жертв психически больных правонарушителей, которые часто не получают
основные права и услуги, предоставляемые другим жертвам преступлений. Вопросы, которые будут рассмотрены, включают определение конкретных прав и спектра услуг, предоставляемых жертвам психически больных правонарушителей, выявление проблем и препятствий, рекомендации по необходимым изменениям и разработку руководящих принципов для более справедливого и последовательного обращения с ними. области.Нью-Йоркский университет подготовит отчет об оценке национального масштаба, проведет три фокус-группы в Нью-Йорке, Вашингтоне, округ Колумбия и Чикаго, и подготовит подробный отчет, который будет служить планом действий для OVC и на местах и ​​будет опубликован как бюллетень OVC.

Доступные ресурсы

Ресурсы можно заказать в Центре ресурсов OVC по телефону 1-800-627-6872, используя инвентарный номер, начинающийся с NCJ, указанный в конце каждого описания ниже.

Удовлетворение потребностей жертв преступлений в области психического здоровья (видеокассета)
Национальный центр исследования жертв преступлений (NCVC), Медицинский университет Южной Каролины

Это видео представляет собой сочетание клинического и практического опыта в области психического здоровья, которое касается основных типов краткосрочных и долгосрочных психологических травм жертв, связанных с преступностью, факторов, связанных с исцелением и выздоровлением жертв, и того, как система уголовного правосудия может удовлетворять потребности пострадавших от преступлений.NCJ167235.

Расширение прав и возможностей жертв: объединение систем — поставщики медицинских услуг и услуг для жертв
Коалиция Пенсильвании против изнасилования (PCAR)

Учебный план PCARs фокусируется на способах развития сотрудничества и сотрудничества между службами помощи жертвам и поставщиками психического здоровья, а также на развитии способности обеих групп помогать жертвам посредством ориентированных на жертв и расширяющих их возможностей ответных мер. NCJ161862. (Можно также загрузить с веб-сайта OVC в разделе «Информационные ресурсы».)

Работа с скорбящими детьми (видеокассета)
Национальная организация помощи жертвам

На этой 27-минутной видеозаписи обсуждается влияние насильственной смерти близких на детей. Он содержит интервью с детьми, которые потеряли любимого человека в результате насилия, и предлагает объяснения, как справиться с потерей. NCJ165927.

Работа с скорбящими детьми после насильственной смерти: Руководство для специалистов по оказанию помощи жертвам
Национальная организация помощи жертвам

Это руководство является дополнением к видеофильму «Работа с скорбящими детьми» и служит кратким справочником для специалистов по оказанию помощи жертвам в их работе с детьми, родителями, школьными учителями и консультантами, членами духовенства и другими людьми, когда они обращаются к нуждам скорбящих детей.NCJ165814.

После ограбления: кризис к разрешению (видеокассета)

Эта видеопленка предназначена для отслеживания ограблений от кризиса до решения, чтобы помочь жертвам ограбления банка справиться с эмоциональной травмой, вызванной виктимизацией, и проинформировать их о процессе уголовного правосудия. NCJ162842.

Центр обучения и технической помощи OVC
Офис для жертв преступлений (OVC)

Стремясь расширить и продолжить деятельность, начатую в рамках Бюро тренеров OVC, OVC учредила Центр обучения и технической помощи OVC (TTAC).Учебный центр служит централизованной точкой доступа к информации об обучении OVC и ресурсах технической помощи. Деятельность TTAC будет включать:

  • Продолжение работы Бюро инструкторов OVC путем предоставления экспертов-консультантов, которые специализируются в областях, связанных с потерпевшими от преступлений, для поддержки учебных мероприятий федеральных, государственных, племенных и местных агентств и специализированных организаций, которые участвует в деятельности, связанной с жертвами преступлений.
  • Предоставлять интенсивную техническую помощь на месте для выполнения конкретных программных и административных требований агентств, предлагающих услуги жертвам преступлений.Обеспечение быстрого реагирования на запросы сообществ (а также федеральных, государственных, племенных и местных агентств, отвечающих за сообщества), пострадавших от серьезного кризиса с участием нескольких жертв, через программу реагирования на кризисные ситуации сообщества.
  • Организовывать, организовывать и проводить национальные конференции, региональные семинары и встречи с различными группами участников, включая государственных администраторов VOCA и дискреционных получателей грантов OVC.
  • Планируйте фокус-группы, которые разрабатывают планы действий по реагированию на основные возникающие проблемы.
  • Поддержка деятельности Инициативы по региональной координации.
  • Разработка публикаций и других материалов, таких как брошюры, информационные материалы и информационные пакеты по вопросам, связанным с потерпевшими от преступлений. Эта деятельность может включать адаптацию и модификацию существующих материалов, чтобы сделать их подходящими для различных групп пользователей.
  • Содействовать обмену информацией и сетевым возможностям для администраторов и руководителей аналогичных агентств в целях улучшения реагирования на жертв преступлений.

Для дополнительной информации

Обратитесь в Центр ресурсов OVC для получения списка последние награды, объявления о грантах и ​​информация о процессе подачи заявки или отправьте электронное письмо по адресу [email protected]

Дополнительная информация об Управлении по делам жертв преступлений доступен из следующих источников:

 

OVC ............................................ 202-307- 5983
Веб-сайт OVC.............................. http: //www.ovc.gov
Ресурсный центр OVC ............................ 800-627-6872
Веб-сайт центра ресурсов OVC ............ http: //www.ncjrs.gov

Информация на этой странице заархивирована и предоставляется только для справки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.