Трансцендентная: Недопустимое название — Викисловарь

1.2.5. Трансцендентальная аналитика — Департамент философии

Это исследование той части наших знаний, которая имеет источник в самом рассудке («чистого» знания, в терминологии Канта), т.е. исследование априорных  структур рассудка. В то же время, как подчеркивает Кант, «условием применения этого чистого знания служит то, что предметы нам даны в созерцании, к которому это знание может быть приложено» [Кант, Т. 3, с.162]. Это — очень важное обстоятельство. Все его значение выяснится для нас постепенно. Но уже сейчас обратим внимание на эту принципиальную особенность кантовской трактовки априорных структур мышления: они являются не столько готовыми истинами (как это было у Декарта),  сколько принципами работы рассудка с данными чувственного опыта.

Трансцендентальная аналитика дает ответ на второй трансцендентальный вопрос:  Как возможно чистое естествознание? Под «чистым» естествознанием подразумевается та часть науки о природе, которая не может иметь происхождения из опыта. Это, как уже объяснялось выше, всеобщие и необходимые суждения, т.е.

законы науки (или законы природы).  В любом  реальном научном законе,   конечно, априорная компонента перемешана  с апостериорными. Однако сама форма закона,  т. е. его качество необходимого и всеобщего суждения, опирается на априорные основания. Зрелая теоретическая наука, как известно, отличается тем, что она формулирует законы, а не только эмпирические обобщения. Таким образом, получается, что сама форма научности  обязана своим происхождением  априорным структурам рассудка, и без них   не может быть науки (а могут быть в лучшем случае коллекции сведений).

Итак, естествознание исследует природу и формулирует ее законы.  «Природа есть существование вещей, поскольку оно определено по общим законам» [Кант, Т. 4, Ч.1, с. 111].  В самом деле, ученый, подходя к исследованию того или иного явления, уже заранее знает, что оно подчинено определенным регулярностям (хотя пока не знает, каким именно — на это и направлено его исследование), что  изменения изучаемого явления  имеют причину  и скоррелированы с ней, что в природе ничто не возникает ниоткуда и не исчезает бесследно и т.п.  Ученый исходит из того, что в природе дело обстоит именно так, — иначе его исследовательская деятельность потеряла бы смысл. Итак, до всякого исследования познающий субъект подходит к природе как подчиненнной некоторым общим законам. Такой подход не вытекает из опыта, напротив, он составляет условие возможности опыта и научного исследования. Получается, что рассудок априори предписывает природе, что она

должна  подчиняться некоторым законам. Это и имеет в виду Кант.

Но откуда у рассудка такая способность законодательства относительно природы?  Если понимать природу как  существование вещей самих по себе, то, как утверждает Кант, мы вообще не могли бы ее познать: ни апостериори (поскольку опыт не дает знания с необходимостью), ни априори (поскольку вещи сами по себе не обязаны считаться с законами рассудка). Следовательно, природа — не  вещь сама по себе, а явление. Она есть совокупность предметов возможного опыта.

Мы уже знаем, что опыт представляет собой результат синтетического связывания данных чувственности благодаря априорным формам, заложенным в самом познающем субъекте. В трансцендентальной аналитике мы узнаем, сколь сложным является этот процесс синтетического связывания, благодаря которому возникает тот опыт, который только и может быть положен в основание научного познания.

В самом деле: опыт есть нечто, имеющее объективную — т.е. интерсубъективную — значимость.  Это означает: “Чему опыт учит меня при определенных обстоятельствах, тому он должен учить меня всегда, а также и всякого другого” [Кант, Т. 4.Ч.1, с. 117].  Разумеется, нормальный человеческий опыт, а также научный опыт должен обладать этим свойством.  Только оно и делает опыт

объективным,  т.е. опытом, в котором мы имеем дело с некоторым объектом. А теперь посмотрим, какие нетривиальные философские выводы можно извлечь из этого признания. 

Итак, в нормальном опыте мы имеем многообразие чувственных впечатлений, но они воспринимаются как относящиеся к самому объекту, как свойства объекта или как наблюдение взаимодействия самих объектов. Вот примеры Канта. Когда мы говорим «Комната теплая» или «сахар сладкий», то эти суждения имеют лишь субъективную значимость.  В них лишь выражается отношение двух восприятий к самому субъекту. Это для субъекта восприятие комнаты связывается с ощущением тепла. Кому-то другому та же комната может показаться и холодной. Но вот если мы наблюдаем, что воздух упруг, то мы мыслим, что свойство упругости присуще самому воздуху. Значит, здесь связь между восприятиями  «подчинена условию, которое делает ее общезначимой, т. е. я хочу, чтобы и я, и всякий другой необходимо связывали всегда эти восприятия при одинаковых условиях» [Кант, Т. 4.Ч.1, с. 118].

Следовательно, опыт может иметь объективное содержание, только если в него привносится нечто  деятельностью связывания.  Эту деятельность и осуществляет  рассудок.  Мы не замечаем деятельность рассудка в собственном восприятии. Тем не менее, ее не может не быть. В самом деле: органы чувств дают нам многообразие разрозненных чувственных впечатлений: зрительных, слуховых, тактильных и пр. А в нашем  опыте  все  это связано так, что мы имеем восприятие определенных целостных объектов  и их свойств и отношений. В любом опыте мы воспринимаем больше, нежели нам могут доставить органы чувств. Благодаря чему же в опыт привносится единство и определенная законосообразная упорядоченность, благодаря чему опыт приобретает объективную значимость? Благодаря деятельности рассудка (в самом деле, отдельные органы чувств дают только отдельные последовательные восприятия).  Именно деятельность рассудка составляет условие любого возможного опыта.

ОПЫТ ЕСТЬ СОВМЕСТНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЧУВСТВ И РАССУДКА.

Таким образом, опыт формируется благодаря тому, что данные чувственного созерцания оформляются с помощью особых  понятий, коренящихся в  самом  рассудке. Т.е. чувства дают ощущения, рассудок же беспрестанно выносит суждение о них тем, что он подводит ощущения под чистые понятия рассудка, или категории.  Категории не могут следовать из опыта, ибо  они сами есть условие всякого опыта. Категории есть “понятия о предмете вообще, благодаря которым созерцание (предмета) рассматривается как

определенное с точки зрения одной из логических функций суждения” [Кант, Т. 3, с.189], тогда как сам рассудок представляет собой способность априори связывать и подводить многообразие наших представлений под единство.

Без такого единства  не было бы нормального опыта, составляющего основу  и для научного исследования природы. Мы привыкли считать, что это единство опыт приобретает сам собой, за счет того, что в опыте на нас действуют цельные предметы или явления, единая природа и т. п. Кант же показывает, что это единство коренится в субъекте. Оно возникает благодаря основополагающей трансцендентальной структуре, присущей познающему субъекту.

Итак, мы установили, что опыт не есть простая совокупность восприятий. Восприятия превращаются в опыт благодаря действию рассудка, который привносит  в опыт суждение, представляющее собой подведение некоторого восприятия под категорию рассудка. Кант приводит такой пример: «Когда солнце освещает камень, он становится теплым; это суждение есть не более как суждение восприятия и не содержит никакой необходимости: как бы часто я и другие это ни воспринимали, восприятия обычно связаны таким образом. Если же я говорю: солнце

нагревает камень, то здесь мы кроме восприятия имеем еще рассудочное понятие причины, необходимо связывающее с понятием солнечного света понятие теплоты, и синтетическое суждение становится необходимо общезначимым, следовательно, объективным и из восприятия превращается в опыт» [Кант, Т. 4, Ч.1, с.119).

На этом примере мы увидели одну из априорных категорий рассудка: причинность. Вспомним  доводы Юма о том, что опыт не может дать нам знание причинной связи (см. гл. 1.1).  Юм  приходит к утверждению, что наша идея причинности обусловлена всего лишь

психологической установкой. Кант не может принять такой вывод. И он отчасти соглашается с Юмом, отчасти поправляет Юма, постулируя, что познающий субъект обладает априорной категорией причинности.   Рассудок упорядочивает и организует опыт, как бы вставляя неопределенное многообразие чувственных впечатлений в рамку этой категории. Тем самым, Кант, как и Юм, не берется утверждать, что причинность присуща вещам самим по себе. Однако его  позиция отличается от юмовской тем, что он со всей определенностью утверждает: причинность присуща объектам нашего опыта. Благодаря этому, Кант  может защищать  объективный характер научного знания, базирующегося на принципе причинности. Но это достигается в кантовской системе благодаря тому, что
объект
рассматривается как  результат конструирующей деятельности  трансцендентального субъекта.  При этом важно учесть следующее: 1) субъект конструирует объект, исходя из данных чувственности, в которых ему являет себя вещь сама по себе; 2) трансцендентальный субъект — это не то же, что отдельный эмпирический субъект. Это, так сказать, закон организации опыта, присутствующий в каждом эмпирическом субъекте; благодаря наличию такого закона, опыт одного человека согласуется с опытом другого, и возможна наука, принадлежащая всему человечеству.

Итак, мы выяснили, что объекты мышления являются в разъясненном выше смысле продуктами самого мышления. Кант подробно анализирует этот процесс (он  называет его продуктивным синтезом воображения).  Данные восприятия подводятся под априорные категории, которых Кант выделяет 12. Среди них, помимо причинности,   назовем категории единства, множественности, реальности, субстанции, возможности, необходимости.

Процесс подведения данного чувственности под категорию не прост. Что общего между отдельным чувственным восприятием  и категорией рассудка, чтобы их объединить? Для ответа на данный вопрос Канту приходится постулировать промежуточное звено, которое он называет «априорные категориальные схемы». Вообще, общим для чувств и рассудка  является их связь со временем. Поэтому посредником между чувственностью и рассудком выступает время:  ведь именно время  есть форма внутреннего чувства.

Соответственно, априорные категориальные схемы неразрывно связаны со  временем. Они представляют собой схемы деятельности по организации и упорядочиванию доставляемого чувствами материала. При этом оказывается, что  каждая отдельная категория  связана с определенной схемой деятельности рассудка и при этом обладает схематическим сходством с особой формой отношений во

времени. Кант особенно подчеркивает то обстоятельство, что в основе наших чистых понятий рассудка лежат не какие-то статичные образы, а именно схемы деятельности.  Например, говорит Кант, мы  не можем мыслить прямую линию, не проводя ее мысленно;  мыслить число означает мыслить метод, каким представляют некоторое множество;  мыслить треугольник вообще (т е. не остроугольный либо тупоугольный или прямоугольный) означает мыслить способ построения треугольника.  Такой же деятельный характер присущ даже эмпирическим понятиям: так, “понятие о собаке означает правило, согласно которому мое воображение может нарисовать четвероногое животное в общем виде, не будучи ограниченным каким-либо единичным частным обликом” [Кант, Т. 3, с.223]. 

Таким образом, априорные категории участвуют в конструировании рассудком объективной реальности из неопределенного многообразия чувственных данных.  Они функционируют как правила для соединения представлений в сознании.    В силу этого, естественно, категории становятся необходимыми чертами объективного мира. “Категории, — говорит Кант, — суть понятия, априори предписывающие законы явлениям, стало быть, природе как совокупности всех явлений” [Кант, Т. 3,с.212].

Поэтому рассмотрение системы априорных категорий логично подводит к теме всеобщих и необходимых законов природы: “Основоположения возможного опыта суть вместе с тем всеобщие законы природы, которые могут быть познаны априори” [Кант, Т. 4, Ч.1, с.124]. Поэтому анализ категорий приводит к ответу на второй трансцендентальный вопрос:  как возможно чистое естествознание. Ответ состоит, во-первых, в том, что оно возможно, потому что изучает явления, а не вещи сами по себе. Во-вторых, потому что априорная, присущая самому познающему субъекту система категорий объясняет «то систематическое, что необходимо для формы науки» [Кант, Т. 4, ч.1, с.124].

Следует обратить особое внимание на этот момент: научное познание невозможно без определенной системы. Независимо от своего конкретного содержания, существует определенная форма научности,  которую и стремится описать Кант. Она  не может быть случайным результатом  простого наблюдения природы.  Если бы дело обстояло так, как представлял себе, например, Бэкон, то было бы совершенно необъяснимым и неожиданным, что все многообразие данных опыта укладывается в простые и точные, сформулированные на математическом языке системы законов. Даже более того: эти законы никогда бы и не появились, потому что опыт может подсказать их только такому исследователю, который заранее убежден в их возможности и ищет их.  Как разъяснял эту очень важную мысль неокантианец Э. Кассирер: «Научная теория природы не есть нечто двойственное, она не вышла из эклектического соединения гносеологически гетерогенных составных частей; она составляет замкнутый и единый метод. Понять это единство и объяснить его аналогично единству чистой математики из общего основного принципа — такова задача, которую ставит себе трансцендентальная критика. В постижении этой задачи  она сразу же преодолела как односторонность рационализма, так и односторонность эмпиризма. Ни ссылка на понятие, ни ссылка на восприятие и опыт не определяют, как становится теперь очевидным, сущность естественнонаучной теории; обе выделяют лишь отдельный момент, вместо того, чтобы определить подлинное отношение моментов, от  которого здесь зависит все решение» [Кассирер Э. Жизнь и учение, с.150 — 151].   Это отношение моментов  состоит в том, что опыт есть конструкция, в который участвуют и чувственность (с присущими ей априорными формами), и рассудок (с присущими ему априорными категориями).

Перечисляемые  Кантом   основоположения чистого рассудка  не потеряли своей актуальности и для современной науки.    Например,  суть «аксиом восприятия»  заключается в том, что все явления есть величины, подчиняющиеся законам математики.  Это объясняется тем, что, «как созерцания в пространстве и времени, они должны быть представляемы посредством того синтеза, которым определяются пространство и время вообще» [Кант, Т. 3, с.238].  Значение этого основоположения состоит в том, что «именно благодаря (ему), чистая математика со всей ее точностью становится приложимой к предметам опыта, тогда как без него это не было бы ясно само собой и, более того, вызывало бы много противоречий» [[там же, с.240].  Интересно, что Кант  особо формулирует еще одну группу основоположений, — «антиципации восприятия» —  согласно которой то, что мыслится как реальное свойство объекта, данное нам в ощущении, мыслится как  непрерывное.  Поэтому, подчеркивает Кант, все явления суть непрерывные величины [там же, с. 244-245].

Кант продолжает свое рассмотрение методологических оснований точного естествознания,  формулируя следующую группу основоположений, которую он называет «аналогиями опыта»: «принцип их таков: опыт возможен только посредством представления о необходимой связи восприятий» [там же, с.248]. При этом, поскольку  подобные необходимые связи восприятий  обеспечиваются посредством наложения априорных категориальных схем, а эти последние связаны, как говорилось выше, со временем, то отсюда вытекают «три правила всех временных отношений явлений, согласно которым можно определить существование каждого явления относительно единства всего времени» [Кант, Т. 3, с.249]. Эти три правила связаны с такими  модусами времени как  постоянность, последовательность  и одновременное существование» [там же]. Первое правило, или первая аналогия опыта гласит: «При всякой смене явлений субстанция постоянна, и количество ее в природе не увеличивается и не уменьшается» [Кант, Т. 3, с.252].  Обоснование данного правила заключается в том, что «все явления находятся во времени, и только в нем как в субстрате (как постоянной форме внутреннего созерцания) могут быть представлены и одновременное существование, и последовательность. Стало быть, время, в котором должна мыслиться всякая смена явлений, само сохраняется и не меняется, так как оно есть то именно, в чем последовательность или одновременное существование могут быть представлены только как его определения» [Кант, Т. 3, с.253]. Но, поскольку  время само по себе не может быть воспринято, то это постоянное, в чем пребывает всякое изменение, мыслится как субстанция, т.е. «реальное (содержание) явления, всегда остающееся одним и тем же как субстрат всякой смены» [там же].

Обратим внимание, что, благодаря такому кантовскому истолкованию, «субстанция» из умопостигаемой сущности вещей и основной категории метафизики, превращается  в категорию эмпирического познания. Она лежит в основе таких принципов, согласно которым ничто не возникает из ничего и не исчезает бесследно. Думается, что Кант прав в том, что без подобных принципов познание природы было бы невозможно. Однако то, как именно мыслить это постоянное и неизменное, лежащее в основе смены явлений – как материю,  энергию, материю плюс энергию или еще как-то иначе, будет определяться  развитием науки.

Следующая аналогия опыта, относящаяся к временной последовательности явлений,  гласит: «Все изменения происходят по закону связи причины и действия». Кант разъясняет это основоположение таким образом: познающий субъект связывает  восприятия во времени, т.е. как следующие одно за другим. Однако это связывание может происходить двояким образом.  Кант поясняет свою мысль двумя примерами. Первый: я схватываю многообразное в таком явлении, как стоящий передо мною дом, последовательно. Однако определенная последовательность здесь связана с воспринимающим субъектом. Его восприятия могут начаться с верхней части дома и закончиться его основанием, или иметь иной порядок. По иному обстоит дело при восприятии лодки, плывущей вниз по течению реки. Здесь ее восприятие ниже по течению следует за восприятием выше по течению. Обратного порядка   в данном случае быть не может. Это означает, что должно существовать некое правило, задействованное в процессе нашего синтеза восприятий, которое делает его необратимым. В то же время, в ситуациях такого рода, мы относим последовательность восприятий к объективной последовательности самих явлений.  Механизмом (или правилом)  такого синтеза последовательности  восприятий, когда ей придается необходимость и она «помещается» в объект, и является категория причинности. Воспринимая некоторое явление, познающий субъект помещает его в определенное место во времени.  «Свое определенное место во времени в этом отношении оно может получить только благодаря тому, что в предшествующем состоянии предполагается нечто, за чем оно всегда следует, т. е. по некоторому правилу» [Кант, Т. 3,с.265]. 

Поскольку речь идет о синтезе, который осуществляет по собственному правилу рассудок, то понятно, что причинно-следственные цепи связывают явления, а не вещи сами по себе. При этом важно понять, что, по Канту, познающий субъект обладает априорным механизмом такого рода связывания.  Но это не значит, что субъект априори знает о наличии или отсутствии определенных причинных связей между известным классом явлений.   Познающему субъекту может иногда удаваться такого рода связываниЯ имеющихся у него восприятий, и тогда он говорит об открытии причинной связи в природе.

Что касается отношения одновременности, то третья аналогия опыта гласит, что мы воспринимаем или мыслим некоторые явления как  одновременно существующие, лишь мысля их взаимодействующими.

На этом мы прервем наш краткий обзор кантовского учения об основоположениях чистого рассудка.

В заключение подчеркнем  еще раз, что априорные категории, по Канту – это   формы мысли и приобретают объективную реальность только в применении к данным созерцания.    Они теряют всякое значение, если отделить их  от предметов опыта и соотнести с вещами самими по себе, которые не могут быть даны в опыте.     Мы можем только мыслить о таких вещах, составить себе их идею. Поэтому Кант в данном контексте называет вещи сами по себе ноуменами. Важно понять, что категории неприменимы к ноуменам. Они применимы только к тому, что может быть предметом возможного опыта. Тем самым, мы опять приходим к теме границ познания.

Трансцендентная природа импровизации Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

она построена на правде и очевидности, как на принципиальном повторе того, что уже было. Можно сказать, что в этом случае преобладает коммуникация с прошлым, как с посредником. В первом случае также есть третий собеседник, но он потаен, он провокационного, скрытого типа, как туз в рукаве.

В тимосе имманентно предполагается миссия, означающая будущий слом того, что есть в настоящее время, при этом человек вовсе не неудовлетворен тем, что есть, скорее наоборот, он готов отказаться от хорошего, чтобы получить лучшее. Это предполагает переменчивость чувств и общение в стиле противоречивости с самим собой. При этом реализация проекта миссии означает также и ее понимание, и понимание себя.

В пути совершенствования себя понимать не надо, так как «Я» понимается как повторение предков. Человек гораздо более устойчив и традиционен, он дорожит тем, что имеет и вряд ли способен отказываться от этого. В целом, можно сказать, что общая динамика первой стратегии предполагает дивергенцию всех и вся, аналитическое разделение понятий и позиций в коммуникации, во втором случае — преобладает конвергенция, и попытки возвращения и объединения состояний и положений.

Отметим, что лддер в западном пути — яркая иллюстрация динамичного типа конфликта и толерантности, а традиция в восточном — статичного. Опыт сопоставления западной и восточной модели развития — статики показывает, что относительность существенно меняется в зависимости от культуры. Это ставит вопрос о разной роли и структуре развития в разных цивилизациях и о возможности успешной статичной стратегии, в восточной традиции, а также о ее проблематичности в западной.

Пока можно предположить рабочую гипотезу, что восточная система соучастия подразумевает толерантность совершенно иного типа, которая построена не на отделении своего и чужого, а на адаптации чужого к своему, то есть она в статике снимает разрывность толерантной самокоммуникации. Идентификация в рамках этой установки и традиции должна протекать существенно иначе, то есть она должна не подчеркивать границу своего и чужого, а постоянно перешагивать эту границу в целях эффективного «переваривания» чужого своим. Без понимания этого существенного отличия развитие статичной конфликтности в рамках толерантности чревато эскалацией конфликтов.

Библиографический список

1. Фукуяма, Ф. Конец истории и последний человек / Ф. Фукуяма. — М. : ACT, 2005. — С. 304.

2. Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне / Ю. Хабермас. — М. : Весь мир, 2008. — С. 309-310.

ВАСИЛЮК Ксения Викторовна, преподаватель Неф-теюганского филиала ОмГТУ, аспирантка кафедры «Дизайн и технологии медиаиндустрии» Омского государственного технического университета. ДМИТРИЕВА Лариса Михайловна, доктор философских наук, профессор (Россия), заведующая кафедрой «Дизайн и технологии медиаиндустрии» Омского государственного технического университета.

Адрес для переписки: [email protected]

Статья поступила в редакцию 19.12.2011 г.

© К. В. Василюк, Л. М. Дмитриева

уДК 130 2 Е. Б. НОВИКОВА

Омский государственный педагогический университет

ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ПРИРОДА ИМПРОВИЗАЦИИ________________________________________

В статье рассматривается концепт трансцендентной природы импровизации, который включает в себя её внеположенность, интенциональную устремлённость к высшим началам, изменение ею существующего культурного текста. Т рансцендентность импровизации проявляется в ускользании её от рациональной рефлексии. Импровизация как наивысшее проявление творческих способностей субъекта рассматривается на примере музыки.

Ключевые слова: трансцендентность, импровизация, музыка, интенциональность, культурный текст.

Трансцендентный, то есть выходящий за пределы, недоступный познанию, находящийся за пределами всякого возможного опыта [1, с. 699]. Трансцендентный — значит, внеположенный, находящийся вне чего-то, что можно постичь с помощью разума. Трансцендентным в философии принято полагать Бога, как высшее существо, недоступное возможному опытному познанию. Насколько правомерно ставить вопрос о трансцендентной природе импровизации, если импровизация (англ. improvisation) определяется в гу-

манитарном дискурсе как особый вид творчества, предполагающий создание продукта творчества непосредственно в момент его исполнения, без предварительной подготовки? Что может быть внеполо-женного, недоступного познанию в творчестве, осуществляемом без подготовки? Импровизация как творчество без подготовки достаточно широко представлена как в искусстве музыки, театра, танца, так и в иных областях творческой деятельности. В то же время частная искусствоведческая рефлексия импро-

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №1 (105) 2012 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №1 (105) 2012

визации, например в джазе, упирается в тупик невыразимости, несмотря на вполне убедительные с музыковедческой точки зрения типологические классификации джазовых импровизаций, поскольку определить тип импровизации, выявить её музыкальные характеристики ещё не значит выявить её сущность. А сущность данного явления ускользает от частного знания и требует философского взгляда.

Поскольку импровизация наиболее ярко представлена в музыке, и музыковеды подходят вплотную к её предельным основаниям и невозможности выразить музыковедческим языком эту предельность, мы рассмотрим трансцендентную природу импровизации именно в музыке. В качестве приёма раскрытия трансцендентной природы импровизации возьмём концепцию истока творения, предложенную М. Хайдеггером [2], который в качестве истоковых бытийных форм творчества выделил такие как: принадлежность творения, переворачивание им порядка, а затем его воздвижение и освящение. Импровизация как творение вполне укладывается в эту онтологию. Действительно, бытие импровизации осуществляется через её принадлежность к чему-то уже существующему: импровизация всегда творится на основе чего-либо, какой-либо темы, сюжета, мотива, стандарта. Отталкиваясь от них, импровизация переворачивает то, что существовало до неё, она меняет порядок. Смена ею порядка ведёт в свою очередь к воздвижению в бытии того нового, чем она явилась и, тем самым, к освящению нового порядка. Акцентируем в этой последовательности процесса творения позиции воздвижения и освящения. Воздвижение творения есть его определённое наличное бытие с интенцией устремлённости ввысь. Освящение есть сакрализация сотворённого. Таким образом, можно сказать, что воздвижение и освящение, осуществляемые в импровизации, есть устремлённость к трансцендентному и проявление самого трансцендентного. Здесь возможен вывод, что импровизация наглядно представляет сакральную сторону процесса творения. Указанные позиции в концепте творения М.Хайдеггера соотнесём с пониманием трансцендентного и импровизации, с целью выявления её трансцендентной природы. Принадлежность творения, смена им порядка, его воздвижение и освящение, представляя собой структуру истока творения и его процесс, изоморфны таким проявления трансцендентности импровизации как её внеположенность существующему; интенциальность, устремлённость к высшим началам; изменение ею существующего культурного текста; ускользание её от логической рациональной рефлексии; постига-емость импровизации субъектом через откровение. Предлагая данную основу конструкта трансцендентности импровизации, подтвердим выявленные позиции обращением к философии музыки.

Внеположенность существующему, данному как характеристика трансцендентной природы импровизации заложена в самой музыке. Так, Г. В. Ф. Гегель, полагая музыку романтическим искусством, где большое значение имеет выражение субъективного духа, считает, что «деятельность в сфере прекрасного можем рассматривать как освобождение души, как отказ от принуждения и ограниченности, причем само искусство теоретическим формированием смягчает грозную трагическую судьбу и превращает её в предмет наслаждения, то музыка доводит эту свободу до последнего предела» [3, с. 283]. Гегель полагает, что невербальная природа музыки способствует её наибольшему воздействию на человека: «Среди всех других искусств музыка заключает в себе наи-

большие возможности освободиться не только от любого реального текста, но и вообще от выражения какого-либо определённого содержания, находя удовлетворение в замкнутом ограниченном чисто музыкальной сферой звуков течении сочетаний, изменений, противоположностей и опосредований» [3, 289]. В настоящее время известно, что реакция на музыку имеет место уже во внутриутробный и младенческий периоды жизни человека, чего нельзя сказать ни о живописи, ни о скульптуре, ни о литературе. Музыка же способна привести младенца в состояние экстаза. Взрослый человек лишён детской непосредственности, его жизнью управляет рассудок, однако, «если же мы абстрагируемся от этой рассудочности и отдадимся свободному порыву, то музыкальное произведение целиком поглотит нас и увлечет за собой, независимо от влияния, оказываемого на нас искусством как таковым. Своеобразная сила музыки является стихийной силой, она заключается в стихии звука, в которой развёртывается это искусство» [1, с. 293]. Внеположенность, трансцендентность музыки обусловливает её импровизационную репрезентативность. И, хотя Г. В. Ф. Гегель не рассматривает импровизацию как таковую, все суждения о музыкальном искусстве он строит на понятиях свободы и необходимости, определяющих суть импровизации.

То, что Гегель называет стихийной силой музыки, её воздействием на нас помимо нашего желания и порой даже помимо мастерства самого исполнителя, можно объяснить трансцендентным импровизационным началом музыкального творчества, которое в силу невербального характера музыки проявляется более наглядно, чем в иных искусствах. Свободу, освобождение души отказ от принуждения, столь очевидные именно в музыке, проживаемые как музыкантом, так и слушателем, можно рассматривать как внеположенность — проявление трансцендентного начала импровизации.

Интенциальность, устремлённость к высшим началам как проявление трансцендентной природы импровизации находит подтверждение в философии творчества Н.А. Бердяева [4], который, как и Гегель, акцентирует в творчестве, прежде всего свободу: «Творчество неотрывно от свободы. Лишь свободный творит. Из необходимости рождается лишь эволюция; творчество рождается из свободы. Когда мы говорим на нашем несовершенном человеческом языке о творчестве из ничего, то мы говорим о творчестве из свободы» [4, с. 130]. Эта, по сути, гегелевская мысль находит у Бердяева развитие, он указывает на интенцию творческого акта, который «тран-сцендентен по отношению к мировой данности, к замкнутому кругу мировой энергии. Акт творческой свободы прорывает детерминированную цепь мировой энергии» [4, с. 130]. Эмпирика импровизации подтверждает это. И импровизатор, и слушатели проживают состояние откровения, ощущение приобщения к возвышенному, воссоединения с ним. Бердяев подчёркивает, что «подлинное творчество не может быть демоническим, оно всегда есть выход из тьмы. Демоническое зло человеческой природы сгорает в творческом экстазе, претворяется в иное бытие. Ибо всякое зло есть прикованность к этому «миру», к его страстям и его тяжести. Творческий подъем отрывает от тяжести этого «мира» и претворяет страсть в иное бытие». Проживание эмпирической импровизации есть устремление ввысь, отрыв от тяжести мира, то есть воссоединение с божественным началом. На это указывает и известное выражение: «творческий подъём».

Изменение культурного текста является естественным этапом в творческом процессе. Это изменение осуществляется в процессе устремленности к трансцендентному. Действительно, эмпирическая музыкальная импровизация меняет существующий культурный музыкальный текст, раздвигая привычные рамки, устои и представления. Здесь уместно привести метафору Ортеги-и-Гассета «размышления о рамке». Рамка, как щель в нереальное, наиболее очевидна в живописи, но в скрытом виде она присутствует в любом искусстве. «Передо мною вид на холсте, а не в реальности, и мост, если разобраться, здесь вовсе не мост, дым — не дым, а поле — не поле. Все тут — только метафора, воображаемая реальность. Живопись — как, впрочем, и поэзия, и музыка, да и любое иное искусство — это щель в нереальное, чудесно прорезавшаяся среди окружающей нас реальной жизни» [5, с. 487]. То есть и искусство само по себе, и творческий акт есть рамка, захватывающая в своё пространство нечто. Рамка — инструмент и способ изменения существующего культурного контекста. Это — портал трансцендирования. Импровизация, таким образом, есть щель в нереальное, прорыв пространства реального мира к возвышенному. Благодаря импровизации музыкант и слушатель может почувствовать Бога, приобщиться, прикоснуться к нему, слиться с ним.

Качество трансцендентности импровизации проявляется в ускользании её от логической рациональной рефлексии. При этом, как уже было отмечено, частное искусствоведческое знание определённо испытывает недостаток стратегий, подходов, лексикона. Однако и философия музыки не миновала тупика невыразимости. Так, у А. Ф. Лосева [6] музыка есть «живоописание внутренней жизни духа и бытия», «в одно время и мы сами, и та вожделенная глубина мироздания» [6, с. 620], «музыка есть смеющаяся беспочвенность, страдающая радость, тоскующий Бог» [6, с. 628]. Согласимся что отождествление музыки с Бытием, Духом, Богом, Жизнью включает её в ряд метакатегорий, пока ещё неотрефлексиро-ванных философией в полной мере. В то же время наличие музыки, а значит и музыкальной импровизации в этом категориальном ряду затрудняет философам задачу рациональной рефлексии музыки. Примером тому сам А. Ф.Лосев, который, несмотря на исследование музыкальной формы с позиций логики, приходил к неуловимости музыки для логического анализа и опирался в её понимании на своё непосредственное проживание и чувствование музыки. Так, инфернальной он считал музыку Скрябина и божественной музыку Римского-Корсакова. Скрябинские образы хтонических сил для Лосева с его просветлённо православным видением мира являются воплощением зла, а опора на православные распевы Римского-Корсакова определяет светонос-ность его музыки, возвышенное, трансцендентное начало.

Прямое упоминание Бога в философских трудах, в стремлении характеризовать музыку, говорит о том, что именно музыка является наиболее благоприятной почвой для импровизации, в своей устремлённости

к Богу. Поэтому «бытие музыкальное прямо неописуемо и несказанно, как, впрочем, неописуемо и несказанно вообще всё непосредственное» [6, с. 628].

Неописуемость и несказанность музыкального бытия, а, следовательно, и трансцендентной природы импровизации, можно постичь через откровение в процессе творчества. Субъектная сторона импровизации отражает принадлежность импровизации к индивидууму. Она зарождается не сама по себе, а внутри конкретной личности, посредством её связи с божественным началом. «Творчество есть то, что идёт изнутри, из бездонной и неизъяснимой глубины, а не извне, не из мировой необходимости. [4, с. 131]. Свою божественную природу человек может постичь через творческий акт импровизации. Свобода импровизации, в первую очередь есть освобождение от зла. Полёт творческой фантазии переносит импровизатора в иное, идеальное бытие, он как бы улетает от зла и тяжести реального мира. «Творчество — такое же религиозное делание, как и аскетика. В творческом религиозном опыте есть не отрицательное, а положительное преодоление «мира». [4, с. 149]. Импровизация — это своеобразная молитва, но смысл её не в отказе от греха, а в развороте сознания в сторону противоположную тьме. В момент импровизации уходит сама мысль о греховном, борьба с ним не нужна, поскольку тьма просто рассеивается, ибо ей не остаётся ничего другого, так как о ней забывают. И если импровизация является наивысшим проявлением творческих способностей, то она, из всех искусств, вправе считаться самой божественной, наиболее трансцендентной. Глубинный смысл её не только в самовыражении и торжестве свободы и креативности, скорее в очищении и освящении мира. В этом, возможно, её высшее предназначение.

Библиографический список

1. Словарь иностранных слов / под ред. И. В. Лёхина и проф. Ф. Н. Петрова. — М., 1954. — 856 с.

2. Хайдеггер, М. Исток художественного творения / М. Хайдеггер ; пер. с нем. Михайлова А. В. — М. : Академический проект, 2008. — 528 с. — (Философские технологии: философия).

3. Гегель, Г. В. Ф. Эстетика. В 4 т. Т. 3. / Г. В. Ф. Гегель. — М. : Искусство, 1971. — 624 с.

4. Бердяев, Н. А. Смысл творчества: Опыт оправдания человека / Н. А. Бердяев : худож-офор. Б. Ф. Бублик. — Харьков : Фолио ; М. : АСТ, 2002. — 668 с.

5. Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс : сб. : пер с исп. / Х. Ортега-и-Гассет. — М. : АСТ, 2001. — 509 с.

6. Лосев, А. Ф. Форма — Стиль — Выражение / А. Ф. Лосев : сост. А. А. Тахо-Годи; Общ. Ред. А. А. Тахо-Годи и И. И. Ма-ханькова. — М. : Мысль, 1995. — 944 с.

НОВИКОВА Екатерина Борисовна, аспирантка кафедры философии.

Адрес для переписки: email: [email protected]

Статья поступила в редакцию 16.03.2011 г.

© Е. Б. Новикова

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №1 (105) 2012 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

«Трансцендентная философия» И. Н. Тетенса как фундаментальная наука и критическая пропедевтика к метафизике

Секундант С. Г.

«Трансцендентная философия» И. Н. Тетенса как фундаментальная наука и критическая пропедевтика к метафизике

DOI
10.5922/0207-6918-2014-1-1
Страницы / Pages
8-24
Аннотация

В трактате «О всеобщей спекулятивной философии» И. Н. Тетенс пытается обосновать возможность и необходимость метафизики как общей спекулятивной науки. Основная задача Тетенса — защитить метафизику от ее противников, среди которых наиболее серьезным он считает Д. Юма. В этой связи Тетенс подвергает резкой критике традиционный эмпиризм и разрабатывает новый взгляд на опыт и основания его достоверности. Главным предметом своей критики делает популярную философию, апеллирующую к обыденному рассудку, и защищает от ее нападок систематическое знание вообще и метафизику в частности. В споре сторонников «геометрической философии Лейбница-Вольфа» и их противников ему удается занять нейтральную позицию, осуществив своеобразный синтез британской наблюдающей философии, французской рассуждающей философии и геометрической философии Лейбница-Вольфа. Тетенс выделяет два основных раздела метафизики: интеллектуальная метафизика, которая опирается на внутренний опыт и имеет дело с бестелесными сущностями, и «философия телесного», связанная с телесными вещами и их свойствами (физика, математика и др.). Оба раздела метафизики нуждаются в общей для них фундаментальной науке, которая определяла бы их статус как теоретических. Такую фундаментальную науку Тетенс называет «трансцендентной философией». Фактически, Тетенс закладывает основы новой, феноменологической методологии, направленной на такое изучение сознания, которое исключало бы из исследования установки, основанные на предрассудках метафизического и обыденного разума.

Abstract

In his treatise On General Speculative Philosophy, J. N. Tetens sets out to justify the possibility and necessity of metaphysics as a general speculative science. His primary objective is to defend metaphysics against the opponents, the most serious of which, in Tetens’s opinion, is D. Hume. In this connection, Tetens sharply criticises traditional empiricism and develops a new perspective on experience and the bases of its certainty. The main target of his critique is ‘popular philosophy’, which appeals to common understanding; he seeks to defend it from the criticism of systemic knowledge in general and metaphysics in particular. In the argument between the advocates of the Leibniz-Wolff geometric philosophy and their opponents — enlighteners-eclecticists and pietists, Tetens manages to take a neutral position conducting a synthesis of the British observing philosophy, French ‘reasoning philosophy’, and the Leibniz-Wolff ‘geometric philosophy’. Tetens attempts to show the limitedness of common understanding and the supremacy of scientific reason. In this relation, he is an advocate of the Leibniz and Wolff’s philosophy oriented towards the ideal of scientific reason. He identifies to major branches of metaphysics: intellectual metaphysics based on internal experience and dealing with incorporeal entities and the ‘philosophy of the corporeal’ dealing with the things corporeal and their properties (physics, mathematics, etc.). Both branches of metaphysics require a common basic science, which would define their status of theoretical sciences. Tetens calls such science ‘transcendental philosophy’, since its notions are transcendental. Having rejected reductionism and the related metaphysical premises of traditional empiricism, Tetens creates the framework for a new, phenomenological methodology aimed at such study of consciousness that would exclude attitudes based on the prejudices of the metaphysical and common understanding.

Список литературы

1. Тетенс И. Н. О всеобщей спекулятивной философии. М., 2013
2. Nowitzki H.-P. Platner und die Wolfische Philosophietradition // Ernst Platner (1744—1818): Konstellationen der Aufklärung zwischen Philosophie, Medizin und Anthropologie/ Naschert G., Stiening G. (Hrsg.). Hamburg, 2007.

Reference

1. Tetens, Johann Nicolaus. 2013. O vseobshhej spekuljativnoj filosofii [On universal speculative philosophy. Introduction, translation and notes Alexey N. Kruglov, preface Norbert Hinske]. Moscow: “Kanon” ROOI “Reabilitacija”. 2. Nowitzki, Hans-Peter. 2007. Platner und die Wolfische Philosophietradition // Naschert, Guido; Stiening, Gideon (Hrsg.). Ernst Platner (1744—1818): Konstellationen der Aufklärung zwischen Philosophie, Medizin und Anthropologie. Hamburg: Felix Meiner.

Джеффи Миллер. «Трансцендентная функция»: philologist — LiveJournal

Трансцендентная функция — это уникальная способность психики к самооздоровлению, примирению конфликта и соединению противоположностей. Успешная психотерапия пробуждает трансцендентную функцию, неудачная не может её задействовать. Но что это за функция? Какова её природа, какие противоположности она соединяет, как Юнг развивал свой взгляд на нее и как эта идея отразилась в других, не юнгианских направлениях. Джеффри Миллер убежден — понять суть трансцендентной функции значит понять само сердце юнгианской психологии.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ………………………..………………………………….……………………….. 6
ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ В ТРАНСЦЕНДЕНТНУЮ ФУНКЦИЮ………………………………… 9
Развитие эго в западном сознании…………………………..………………………… 9
Возникновение глубинной психологии и упор на бессознательное…………….10
Трансцендентная функция для начинающих………………………………………….11
Рамки и организация работы…………………………….……………………………..15

ГЛАВА 2. ДЕТАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЭССЕ «ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ФУНКЦИЯ»……………19
1916: исторический контекст трансцендентной функции…………………………19
Опубликованные версии эссе 1916 и 1958 годов……………………………..……21
Исследование деталей статьи «Трансцендентная функция»………………………23
Синтез: трансцендентная функция как она отражена в эссе……………………..47

ГЛАВА 3. ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ФУНКЦИЯ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ РАБОТ ЮНГА……………48
Тематический анализ ссылок на трансцендентную функцию…………………….49
Собрание воедино ссылок на трансцендентную функцию………………………106

ГЛАВА 4. ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ФУНКЦИЯ КАК СЕРДЦЕ ТЕОРИИ ЮНГА……………110
Трансцендентная функция как ключевая метафора Юнга……………………….111
Последствия расширенного взгляда на трансцендентную функцию
за пределами работ Юнга………………………………………………………………113
Суть трансцендентной функции……………………………………………………….114
Трансцендентность трансцендентной функции……………………………………116

ГЛАВА 5. ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ФУНКЦИЯ И ДРУГИЕ ТЕОРИИ………………………..119
Винникот: переходные объекты как элементы-посредники…………………….120
Аналитическое поле: третье как агент-посредник…………………….………….124
Фрейд и эго-психология: эго как структура-посредник………………………….127
Другие глубинные аналоги: Кохут, Кляйн, Фордхэм и Хиллман………………..130
Аналоги из не-глубинной психологии:
гештальт, клиент-центрированная и когнитивная терапии……………………..134
Третье как универсальная психологическая конструкция……………………….136

ГЛАВА 6. БОЛЕЕ ГЛУБОКИЕ КОРНИ ТРАНСЦЕНДЕНТНОЙ ФУНКЦИИ………………138
Бинарные противоположности, присущие сознанию…………………………....138
Преодоление пропасти между субъектом и объектом…………………………...141
Лиминальность и инициация: архетипическое
«пространство между»…………………………….………………………………….…145
Гермес: архетипический посредник между мирами……………………………...150
Третий: основания числа три……………………………….………………………….152
Ритм сознания между дифференциацией и объединением…………………….155
Трансцендентное: связь с превосходящим сознанием………………………….159
Ни/ни и автохтонные стремления психики………………………………………….162

ГЛАВА 7. ОЖИВЛЕНИЕ ТРАНСЦЕНДЕНТНОЙ ФУНКЦИИ
В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ……………………………..…………………………………...167
Метафорический взгляд на трансцендентную функцию…………………………167
Исследование трансцендентной функции
при помощи алхимической метафоры…………………………..…………………..169
Позиция ни/ни и метафорическое третье…………………………….…………….172
Зарождение алхимического четвёртого……………………………………………..174
Поле трансцендентной функции в отношениях…………………………………….177
Поиск трансцендентной функции в социальных
и культурных вопросах…………………………..………………………………….…..183
Трансцендентная функция в повседневности……………………..……………….188
Заключительные замечания………………………….………………………………..194
ПРИЛОЖЕНИЕ А. ДОСЛОВНОЕ СРАВНЕНИЕ
ВЕРСИЙ ЭССЕ «ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ФУНКЦИЯ» 1916 И 1958 гг……………………197

ПРИЛОЖЕНИЕ В. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ,
ИМЕЮЩЕЙ ОТНОШЕНИЕ К ТРАНСЦЕНДЕНТНОЙ ФУНКЦИИ…………………………236
Введение…………………………..………………………………….…………………..236
Юнг и его сочинения………………………….………………………………….……..236
Основные справочные материалы………………………….………………………..238
Элементы юнгианской психологии……………………………………………………239
Истоки трансцендентной функции……………………………………………………246
Роль аналитика………………………….………………………………….…………….247
Клинические аспекты и приложения………………………………………………….250
Культурные, политические и социальные аспекты………………………………..251
Религиозные и духовные вопросы……………………………………………………252
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………………….……………254

http://castalia.ru/magazin/knigi-po-yungianstvu/product/view/2/94.html

Революция смысла. Сила трансцендентного лидерства

 Основная идея

Сотрудникам сегодня нужно нечто большее, чем зарплата или бонусы, – им нужно ощущение цели, чувство истинного товарищества и уверенность, что у них есть влияние внутри компании и за ее пределами. По мнению автора, людям нужно трансцендентное лидерство. В чем оно заключается и каких результатов позволяет достичь?

Корпоративная дилемма

Автор уверен: в норме сотрудникам компании не платят за то, что они делают свою работу. Им платят за то, что они исполняют свою роль. Причем иногда работа может вступать в противоречие с ролью, например требовать от человека изменить свои приоритеты.

В результате нередко возникает такая ситуация: каждый сотрудник или подразделение преследует свои цели, не обращая внимания на то, как это отразится на всей организации. Об этой проблеме говорил еще Уильям Эдвардс Деминг, пионер теории менеджмента и управления качеством: «Люди, имеющие целевые показатели и зависящие от их достижения, скорее всего, добьются своего, даже если им придется для этого уничтожить компанию».

Может показаться, что эту сложность можно разрешить, изменив систему вознаграждений. Но на самом деле такая идеальная система является некой мифической сущностью, подобной идеальной машине. Когда вы покупаете автомобиль, вам все равно приходится выбирать между некоторыми характеристиками. Ведь семейная машина, вместительная и надежная, не будет такой же быстрой и мощной, как спортивный автомобиль.

Точно так же и лидеры вынуждены делать выбор между автономией и контролем, индивидуальными или коллективными показателями эффективности и стимулами. Индивидуальные показатели порождают зашоренность сотрудников, а коллективные – негативно влияют на продуктивность. Кажется, что выхода из этой ситуации не существует, и большинство компаний просто останавливаются на индивидуальных показателях и смиряются с теми сложностями, которые возникают в итоге.

Кофман убежден, что существует лучший способ – использовать смысл как универсальный нематериальный мотиватор. Однако проблема в том, что не каждому лидеру это будет по плечу.

Трансцендентное лидерство

По определению автора, лидерство – это процесс, в котором один человек (лидер) вызывает в других (последователях) чувство внутренней ответственности за достижение миссии в соответствии с ценностями группы. Этого внутреннего чувства нельзя добиться с помощью наград или наказаний. Оно возникает тогда, когда человек верит, что его усилия, его вклад в компанию обогатят его жизнь.

В организации каждый сотрудник является частью команды, и глобально он не может выиграть, если не выиграет команда в целом. Традиционное командно-контролирующее лидерство предполагает, что достичь такого результата можно с помощью правильной мотивации. Такие управленцы задаются вопросами: как мне правильно мотивировать подчиненных добиваться индивидуальных и командных целей? как комбинировать вознаграждения и наказания, чтобы максимизировать результат? Другими словами, они рассматривают людей как объекты, которыми можно манипулировать, которых можно стимулировать на определенное поведение.

Такой подход лишен смысла. Можно сравнить подобное «лидерство» с ситуацией, когда вы направляете на сотрудников дуло пистолета и говорите: «Уважайте меня!» Кофман считает, что выдающихся лидеров интересуют совершенно другие вопросы. Например, как сделать свою жизнь и жизни окружающих по-настоящему осмысленными? Как помочь людям взять полную ответственность за свои результаты и в то же время научиться вкладываться в общие цели? Как сочетать индивидуальную ответственность и сотрудничество?

Такое лидерство Кофман называет трансцендентным, основанным на смысле. Он уверен, что, хотя этот термин и звучит очень «софтово», он позволяет решить самые «хардовые» проблемы организации.

В борьбе со сложностями

Автор выделяет несколько сложных проблем, с которыми часто сталкивается бизнес.

Отсутствие вовлеченности. По данным Gallup Organization, после 2000 года процент сотрудников, которые ощущали себя активно вовлеченными (то есть создавали инновационные идеи, приводили в компанию новых клиентов и т.д.), колеблется в районе 30% и даже ниже. Остальные люди в той или иной степени чувствуют себя чужими в организации. Среди миллениалов этот показатель еще ниже: лишь 14% из них утверждают, что миссия, или предназначение, компании помогает им почувствовать, что их работа важна.

Последствия низкой вовлеченности могут заключаться в ухудшении качества продукции, в неприятных происшествиях на рабочих местах и, разумеется, в снижении эффективности работы. Осознавая это, компании пытаются разработать всевозможные программы повышения вовлеченности, но на практике большинство из них основывается на манипулировании потребностями людей.

По убеждению Кофмана, лидер является одним из самых значимых факторов в вопросе вовлеченности. Этот тезис подтверждают исследования. Сотрудники хотят, чтобы руководитель интересовался их жизнью, хотят ощущать его поддержку. Способность управленца выстраивать взаимоотношения с людьми и руководить в человекоцентричном стиле – вот то, что создает атмосферу, необходимую для продуктивной работы.

Дезорганизация. Это серьезное заболевание, с которым сталкиваются в основном зрелые компании. Отдельные участки начинают пытаться захватить как можно больше энергии, ресурсов, власти, даже если это вредит системе в целом. В конечном итоге такие «опухоли» могут разрушить организм.

Решить эту проблему невозможно с помощью даже самой хорошей системы мотивации. Необходимо системно прививать компании здоровые привычки: создать общую визию, четкую стратегию, наладить сильные взаимо­связи между людьми.

Дезинформация. Компанию можно сравнить со слоном из известной притчи, в которой один человек, потрогав ногу животного, думал, что слон похож на колонну, а другой, пощупав хобот, предполагал, что слон выглядит, как труба. Сотрудники и отдельные подразделения организации видят только часть целого, но делают свои выводы и считают, что могут принимать адекватные решения. Каждый считает, что он лучше других понимает ситуацию, что он прав, что его знаний достаточно, чтобы определить, в чем нуждается бизнес. И при этом все они заблуждаются.

В результате, даже если у компании есть общая цель, с которой все согласились, она движется несогласованно. Ведь дезинформация приводит к тому, что люди не могут прийти к единому решению, каким путем идти к общей цели.

Казалось бы, это задача управленца – улаживать подобные разногласия, принимать во внимание всю доступную информацию и формировать максимально объективные решения. Однако проблема в том, что поистине полное описание организации должно было бы включать так много нюансов, что его сложно себе представить. Кроме того, обстоятельства меняются все время. Знания быстро становятся неактуальными, практически сразу после того, как информация была передана коллегам.

Таким образом, лидеру необходимо доверять своим сотрудникам, которые находятся в локальном контексте, принимать решения. Однако, чтобы они не разрывали организацию в разных направлениях и не провоцировали дез­информацию, нужно, чтобы у людей было чувство общей ответственности за совместную работу. Этот вопрос вновь приводит нас к трансцендентному лидерству.

Разочарование. Сотрудники хотят видеть в своем лидере того, кто будет влиять на их мышление и действия. Они хотят доверять ему и верить, что руководитель позаботится об удовлетворении их фундаментальных потребностей. Если этого не происходит, наступает разочарование в лидере, и это, подобно черной дыре, поглощает эффективность и даже может разрушить компанию.

Трансцендентному лидеру необходимо столкнуться (помимо вышеперечисленных трех проблем) с одним из самых суровых противников – своей собственной властью. Большая власть часто приводит к тому, что мы начинаем пренебрегать чувствами и потребностями других людей. Более того, исследования показали, что 20% руководителей в бизнесе и государственном секторе проявляют нарциссические и психопатические признаки. Примерно такая же пропорция наблюдается и в тюрьмах, в то время как в общей популяции с подобными проблемами сталкивается всего 1%. Следовательно, лидеру необходимо не просто пользоваться своей властью, но и делать это мудро.

Глубины мотивации

Кофман утверждает, что более 30 лет пытался решить четыре описанные проблемы с помощью стандартных экономических инструментов. Но в конечном итоге он признал поражение и пришел к выводу, что они требуют «софтового» подхода.

Ответ на вопрос «Как мотивировать людей?» должен лежать не в экономической, а в психологической плоскости. Он должен касаться темы смысла. Когда руководитель помогает своим сотрудникам стать теми, кем они горды быть, в группе, к которой они горды принадлежать, – мотивация рождается сама собой.

Gallup провела масштабное исследование, в котором приняли участие свыше 400 организаций и 18 тыс. менеджеров. На основании таких показателей, как продажи, прибыль, удовлетворенность клиентов, текучесть персонала, организация хотела определить, чем отличаются хорошие компании от плохих. Оказалось, что хорошие бизнесы фокусируются не только на материальной мотивации, но и не забывают о внутренней.

Разумеется, людей интересуют материальные блага, однако для большинства из нас они стоят на первом месте лишь до тех пор, пока мы не получили достаточно для себя и своих близких. Их можно считать «гигиеническим фактором»: их нехватка может снизить вовлеченность сотрудников, но их значительное увеличение не повысит мотивацию. Более того, как показывает практика, чем больше компания использует материальные вознаграждения и наказания, тем реже люди будут действовать, исходя из внутренних побуждений.

Чтобы стать трансцендентным лидером, нужно понять, что по-настоящему мотивирует людей. Для этого можно пригласить сотрудников к дискуссии по следующим вопросам.

О предназначении:

  • Почему мы существуем как организация?
  • Каков наш уникальный вклад в жизнь клиентов и мир в целом?
  • Почему наш успех важен для кого-то, кроме нас?
  • Почему наша организация достойна наших усилий?
  • Понимает ли каждый из нас, каков его личный вклад в наше общее предназначение?

О принципах:

  • Какие ценности мы хотим демонстрировать миру?
  • Каким поведением мы можем гордиться, независимо от полученных результатов?
  • Что мы манифестируем во всем, что делаем?
  • Какое поведение подстегнет взаимодействие между нами, повышая индивидуальную свободу и ответственность?

О людях:

  • Как мы создаем среду, где каждый, кто разделяет нашу миссию и ценности, чувствует свою принадлежность?
  • Благодаря чему мы можем ощутить аутентичную связь между нами?
  • Как мы можем убедиться, что каждый из нас ощущает себя признанным, уважаемым и ценным членом коллектива?
  • Как мы можем усилить узы доверия и солидарности в компании?
  • Как можно еще эффективнее помогать друг другу расти и учиться новому?

Об автономии:

  • Как мы стимулируем информированное принятие решений каждым сотрудником?
  • Как мы можем совершенствоваться в том, что важно для нас?
  • Какие вызовы мы принимаем, чтобы проверить и усилить наши сильные стороны?
  • Какие действия могут помочь каждому из нас развиваться?
  • Какие механизмы обратной связи способны поддержать наши усилия по самосовершенствованию?
Сила целостности

Одной из важных характеристик истинного лидера Кофман считает такое качество, как целостность. Он считает, что человек, который обладает этой характеристикой, уважает свое слово: выполняет обещания всегда, когда это возможно, и не забывает о них, если это невозможно, принимая последствия. Такое же качество важно заложить в основу системы исполнения, существующей в компании.

Кофман составил список правил, которые могут помочь руководителю стать целостнее (и помочь в этом своим сотрудникам):

  •  Обещать только то, что вы сможете сделать (по крайней мере, то, во что вы верите). Если у вас есть сомнения, не стоит давать обещания до тех пор, пока вы не проясните ситуацию. Обещания – это всегда о будущем, поэтому есть риск, что что-то пойдет не так, как планировалось. Однако это не должно останавливать вас. В конце концов, каждый имеет право на ошибку.
  •  Составлять план. Для того чтобы быть уверенным, что у вас получится выполнить обещанное, необходимо учесть навыки и ресурсы, которыми вы обладаете, а также продумать вероятные сложности, которые могут возникнуть, и стратегии по борьбе с ними.
  •  Иметь механизм отслеживания. После того как план составлен, нужно периодически проверять, нет ли отклонений, движется ли все так, как вы задумали.
  •  Составить протокол коммуникации, с помощью которого вы будете уведомлять человека, которому дали обещание, о проблемах, которые могут возникнуть.
  •  Обещать только то, что вы имеете намерение выполнить. Этот пункт отличается от первого, потому что он отбрасывает те обещания, которые мы можем дать из лучших побуждений, но на самом деле не намереваемся исполнять. Здесь важно принять такое правило: не давать обещаний только для того, чтобы не обидеть просящего.
Трансцендентное лидерство

С чего начать руководителю, который хочет ступить на путь трансцендентного лидерства? Кофман предлагает такие шаги:

1. Определить предназначение компании и придерживаться его. К примеру, у компании ABC Supply, 11-кратной обладательницы премии Gallup, занимающейся дистрибуцией окон и кровельных материалов и имеющей 12 тыс. сотрудников, предназначение звучит таким образом: «Мы стремимся заботиться о наших клиентах лучше, чем кто-либо другой».

2. Сформулировать миссию вашей организации таким образом, чтобы ваши дети гордились вами, рассказывая о ней своим одноклассникам. При этом полезно поговорить с сотрудниками и попросить их рассказать своими словами, как реализовать миссию.

3. Преобразовать согласие в ответственность. Приглашайте сотрудников по-настоящему стать частью организации: не потому что задания, над которыми они трудятся, – это их работа, а потому что это часть их собственной жизненной миссии.

4. Определить для себя разницу между ролью и работой. Донести до сотрудников, что их истинная работа состоит в том, чтобы помочь своей команде побеждать. И регулярно разрушать иллюзию необходимости оптимизировать локальные показатели эффективности.

5. Установить этические принципы, которые будут поощрять развитие каждого, кто сталкивается с вашей организацией. Действовать в соответствии с этими принципами каждый день, требуя того же от своих сотрудников. Как говорил древнегреческий философ Гераклит: «Содержание вашего характера – это ваш выбор». По мнению Кофмана, то же самое можно сказать и о корпоративной культуре.

6. Побуждать сотрудников сталкиваться с вызовами, которые сделают их сильнее и заставят изучить новые способы мышления и действия. Стоит поощрять умный риск и рассматривать его как полезный эксперимент.

7. Платить людям справедливую и конкурентную зарплату, но не надеяться на то, что финансовые стимулы мотивируют их.

8. Демонстрировать то, чего вы хотите от сотрудников. Правило, которое работает при воспитании детей, отлично подходит и для формирования корпоративной культуры. Если ваши действия отражают ваши ценности, то люди пойдут за вами. Стоит также прислушаться к тем, кто думает, что ваше поведение вступает в противоречие с ценностями, которые вы декларируете. Выслушайте их аргументы и попробуйте найти в них рациональное зерно.

9. Рассматривать конфликт как стратегическое несогласие по поводу того, каким путем эффективнее всего достичь цели. Конфликты неизбежны, потому что люди оперируют разной информацией. Устранять их нужно с помощью сотрудничества, не забывая о ценностях компании.

10. Научиться укрощать свое эго. Не беспокойтесь о том, достаточно ли у вас влияния, и не защищайте свою позицию, столкнувшись с любой критикой. Только в этом случае вы сможете помочь сотрудникам найти смысл в том, что они делают в компании

Трансцендентное не удается свести к физиологии

| Поделиться Изучение функциональной структуры мозга человека самыми современными методами свидетельствует о том, что в нем нет специального «трансцендентного» отдела, хотя наличие религиозных переживаний само по себе является психологическим фактом. Новое исследование показало, что в мозге человека нет какого-либо одного, специального отдела, отвечающего за восприятие такой категории, как Бог или за мистические и религиозные переживания — несмотря на то, что ряд ранее осуществленных экспериментов косвенно свидетельствовал о возможности локализации подобного рода активности в определенной области мозга. Как сообщает Livescience, исследование было проведено специалистами из Монреальского университета под руководством Марио Борегара ( Mario Beauregard).

Оказалось, что восприятие единения с богом или чего-то большего, чем простое «самовосприятие» (т. е. мистических или религиозных чувств), связано с активацией нескольких отделов мозга. Обычно, активность этих отделов отражает такие «нормальные» функции, как самосознание, эмоции или ощущение своего тела.

В работе ученых ставилась задача выявить наличие возможной корреляцией между активностью разных отделов мозга и мистическими переживаниями. Проводя исследования, ученые не пытались подвергнуть сомнению ни существование бога, ни возможность или значимость мистических и религиозных переживаний.

В ходе экспериментов, ученые просили нескольких монашек-кармелиток разного возраста, воспроизвести в памяти, но не сымитировать и не пережить заново, их самые сильные мистические воспоминания, во время которых они ощущали свое единение с Богом. Одновременно ученые сканировали активность различных отделов головного мозга.

Оказалось, что мистические переживания сопровождаются одновременной активацией более чем дюжины различных отделов мозга. Интересно, что как было показано ранее, один из этих отделов – так называемое «хвостатое ядро» (nucleus caudatus), отвечает за такие позитивные эмоции, как ощущение счастья, романтическую и родительскую любовь.

Таким образом, ученые пришли к выводу о том, что нет особого отдела мозга, в котором «живет Бог». С другой стороны, мистические, религиозные ощущения, чувство единения с Богом, связаны с активностью тех же отделов мозга, которые отвечают за чувство радости и любви. Это пусть косвенно, но подтверждает христианскую максиму «Бог есть любовь».

Дмитрий Павлов



Трансцендентальная медитация: почему вам стоит ее практиковать, чтобы избавиться от стресса и тревоги

О том, как важно медитировать, мы не раз вам рассказывали. А между тем появляется все больше доказательств пользы практики не только от осознанных йогов, но и от серьезных ученых. Медитация, согласно недавнему исследованию, вовсе не должна длиться часами. Окружать себя кристаллами на берегу моря — тоже совсем не обязательно. Для ясности ума, спокойствия и хорошего самочувствия достаточно всего 20 минут трансцендентальной практики утром и вечером в домашних условиях.

Преимущества трансцендентальной медитации 

Сначала разберемся с терминологией. Трансцендентальная медитация — это методика снижения стресса, в ходе которой человеку необходимо переместить внимание с активного и поверхностного уровня мышления на более спокойную и абстрактную ступень восприятия. Необходимое состояние глубокого отдыха и осознанности можно добиться определенными мантрами вместе с медитативной музыкой. В результате за несколько регулярных сеансов вы научитесь бороться с умственным и физическим стрессом — обещают ученые.

Научный интерес 

В новом итальянском исследовании ученые выяснили, что во время такой медитации в мозге происходит ряд изменений, которые и вызывают чувство расслабленности после практики.

Дело в том, что трансцендентальная медитация отличается от других ее форм. Она не учит нас фокусироваться на настоящем и уделять внимание текущим мыслям и ощущениям. Напротив, практика не требует особой концентрации и внимания, как обычно. Все, что нужно, — это прислушаться к внутреннему миру и выйти за пределы своих мыслей и ощущений. 

В одном из экспериментов участвовали 19 человек. Они медитировали три месяца подряд два раза в день по 20 минут. Вначале участники заполнили анкеты, чтобы зафиксировать свой уровень тревожности и стресса, а также то, насколько хорошо они умеют с ними справляться. А еще им сделали функциональную магнитно-резонансную томографию, чтобы наблюдать за изменениями активности мозга.

Как вы уже догадываетесь, группа, которая начала практиковать трансцендентальную медитацию, показала снижение уровня беспокойства. Ученые объясняют, что это вызвано специфическими изменениями в связях между разными церебральными областями мозга, которые играют важную роль в регуляции эмоций и внутреннего состояния.

Говоря более простым языком, такой вид медитации вносит реальные изменения в работу мозга, регулируя текущее состояние нашего разума. И самое главное — все это происходит всего лишь за несколько месяцев регулярной практики. Попробуйте трансцендентальную медитацию сами, чтобы прочувствовать изменения внутри, как в свое время это сделали Кэмерон Диас, Лив Тайлер и Дженнифер Лопес.

определение трансцендентального по The Free Dictionary

У нас, русских, вообще говоря, никогда не было тех глупых трансцендентальных «романтиков» — немцев, а тем более французов, — на которых ничто не действует; если бы произошло землетрясение, если бы вся Франция погибла на баррикадах, они остались бы такими же, у них не хватило бы даже приличия, чтобы повлиять на изменение, но они все равно продолжали бы петь свои трансцендентные песни до часа своей смерти, потому что они глупцы. И если что-то в этой главе должно показаться противоречащим высоким идеалам предыдущей главы, я могу только сказать, что, хотя этот эпизод не должен строго соответствовать условиям трансцендентального, ничто не могло быть более характерным для этого. ранняя юность, которой я поклялся.И хор внутри поет «Радость миру». Для Мэгги и остальной аудитории это был трансцендентный реализм. А теперь вы, так долго привязанные к самым узким и материальным взглядам, вы, отрицавшие силу трансцендентальной медицины, вы, высмеивавшие своих начальников — вот ! »Одеяние из спекулятивной паутины, расшитое цветами риторики, пропитанное росой болезненных чувств, это трансцендентное одеяние, в которое немецкие социалисты завернули свои жалкие« вечные истины », сплошь кожа и кости, служило чудесному увеличению продаж их товары среди такой публики.«Ты слишком трансцендентен для меня», — проворчал Осипон с мрачной тревогой. Но Хорн Фишер, несмотря на свое притворное безразличие, был человеком с любопытной и почти трансцендентальной чувствительностью к атмосфере, и он уже ощущал присутствие чего-то большего. чем случайность. «Самые трансцендентные идеи кажутся мне в пределах моей досягаемости, когда он говорит». В то время я посвятил три дня усердному перевариванию всего этого пива, говядины и хлеба, во время которых случайно возникло много глубоких мыслей. для меня, способного к трансцендентному и платоническому применению; и, кроме того, я составил собственные дополнительные таблицы, касаясь вероятного количества запаса рыбы и т. д., потребляемого каждым гарпунером из Нижнего Голландии в той древней Гренландии и на Шпицбергене, где вылавливали китов. «Ну, вы всегда героичны и трансцендентны», — сказал мистер Его трансцендентные устремления — все еще бессознательно основанные на геоцентрическом взгляде на вещи, зенитный рай, надиральный ад — были так чужды его собственному, как если бы они были мечтами людей с другой планеты. Его тонкие губы, как кости машины, штамповали фразы, которые режут и ужаливают; или, опять же, ласково ухаживая за зарождающимся звуком, который они произносили, тонкими губами в форме мягких и бархатных вещей, мягкими фразами сияния и славы, преследующей красоты, отражающими тайну и непостижимость жизни; и снова тонкие губы были подобны горну, из которого раздался треск и смятение космической борьбы, фразы, которые звучали ясно, как серебро, которые сияли, как звездные пространства, которые олицетворяли последнее слово науки и, тем не менее, говорили кое-что еще — слово поэта, трансцендентная истина, неуловимая и не имеющая слов, которую можно было выразить, и которая, тем не менее, нашла выражение в тонких и почти неуловимых коннотациях обычных слов.

Трансцендентальная медитация: преимущества, техники и многое другое

Трансцендентальная медитация (ТМ) — это техника, позволяющая избегать отвлекающих мыслей и способствовать состоянию расслабленного осознавания. Покойный Махариши Махеш Йоги заимствовал ТМ из древней ведической традиции Индии. Он привез эту технику в США в 1960-х годах.

Во время медитации человек, практикующий ТМ, сидит в удобном положении с закрытыми глазами и молча повторяет мантру. Мантра — это слово или звук из ведической традиции, которые используются для сосредоточения вашего внимания.

По словам сторонников ТМ, при медитации обычный мыслительный процесс «выходит за рамки». Его заменяет состояние чистого сознания. В этом состоянии медитирующий достигает совершенного покоя, покоя, стабильности, порядка и полного отсутствия ментальных границ.

Некоторые исследования показали, что регулярная медитация может уменьшить хроническую боль, беспокойство, высокое кровяное давление, уровень холестерина и уменьшить потребность в медицинских услугах.

Медитация, как ТМ, так и другие формы, в целом безопасна и может улучшить качество жизни человека.Но эксперты сходятся во мнении, что медитацию не следует использовать в качестве единственного средства лечения какого-либо конкретного состояния здоровья или вместо традиционной медицинской помощи.

Изучение и практика Трансцендентальной Медитации

В отличие от некоторых форм медитации, техника ТМ требует прохождения курса обучения из семи шагов от сертифицированного учителя.

Преподаватель ТМ представляет общую информацию о технике и ее эффектах во время вводной 60-минутной лекции. Затем следует вторая 45-минутная лекция, в которой дается более конкретная информация.Люди, заинтересованные в изучении этой техники, затем посещают 10-15-минутное интервью и 1-2 часа личного инструктажа. После короткой церемонии каждому из них дается мантра, которую они должны хранить в тайне.

Далее следуют 3 дня проверки правильности с 1 или 2 часами обучения. На этих занятиях учитель делает следующее:

  • Более подробно объясняет практику
  • При необходимости исправляет
  • Предоставляет информацию о преимуществах регулярной практики

В течение следующих нескольких месяцев учитель регулярно встречается с практикующими. для обеспечения правильной техники.

Люди практикуют ТМ дважды в день по 15-20 минут. Обычно это означает один раз утром перед завтраком и один раз во второй половине дня перед ужином.

TM не требует больших усилий. Это также не требует концентрации или созерцания. Вместо этого ученикам предлагается дышать нормально и сосредоточить внимание на мантре.

По некоторым данным, медитация может вызывать или ухудшать симптомы у людей с определенными психическими расстройствами. Если у вас уже есть психическое заболевание, перед началом ТМ проконсультируйтесь с врачом.Также сообщите своему инструктору по медитации о своем состоянии.

За занавесом ТМ — фальшивая наука, скрытые программы и кампания Дэвида Линча, направленная на то, чтобы подтолкнуть миллион школьников к трансцендентальной медитации: Сигел, Арье: 9780999661505: Amazon.com: Книги

Это книга, которую необходимо прочитать, если вы хотите знать факты о Трансцендентальной Медитации! Как лицензированный консультант по психическому здоровью, который работал с бывшими членами самых разных групп, оказывающих «чрезмерное влияние», включая культы, я с большим интересом прочитал эту книгу.Я рад сообщить, что он тщательный и точный в отношении всех исследований и опыта бывших членов, с которыми я консультировал, а также брал интервью. Широкая публика очень благосклонно относится к организации ТМ Махариши Махеш Йоги, и это потому, что подавляющее большинство людей перестали заниматься этим после того, как получили посвящение и дали мантру. Но, к сожалению, есть процент людей, которые все глубже и глубже погружаются в группу, возможно, даже посещая Университет Махариши в Фэрфилде, штат Айова.Я хорошо осведомлен об обмане и психологическом ущербе, который может нанести некоторым людям причастность к этой группе. Пожалуйста, прочтите эту книгу внимательно и внимательно, если вы собираетесь получить посвящение в ТМ или уже проходили. Пожалуйста, прочтите его, если вы политик, знаменитость, родитель или неверующий человек какой-либо религиозной веры. Пожалуйста, подумайте об изучении медитации, но держитесь подальше от любой группы или идеологии, которые заставляют вас подчинять свое критическое мышление или свободную волю гуру или мессианской фигуре.

Стивен Хассан M.Ed. LMHC, NCC Freedom of Mind Resource Center Inc.

Свобода вероисповедания означает, что люди могут присоединиться к любой религиозной группе, какой захотят, — даже к той, чьи доктрины кажутся эзотерическими или необычными для других. Если бы сторонники Трансцендентальной Медитации просто искали обращенных взрослых, не было бы никаких проблем. Но приверженцы ТМ часто заявляют, что их религия на самом деле является «наукой», и стремятся внедрить ее в государственные школы и другие учреждения, финансируемые налогоплательщиками.Это явное нарушение разделения церкви и государства, и Арье Сигель оказал настоящую общественную услугу, разоблачив это.

Роберт Бостон, директор по связям с общественностью, «Американ Юнайтед за разделение церкви и государства»

Я был потрясен, когда услышал, что мой ребенок должен поклониться и сделать подношения алтарю при свечах в ритуале инициации мантры с воспеванием и санскритом. молитвы, и чтобы незнакомец научил его хранить аспекты этого секрета от родителей в рамках класса «здоровье».И я был в ужасе, обнаружив, что директор считает это приемлемым. Убедить государственную школу в том, что это неконституционно и что это опасность для несовершеннолетних, было бы намного проще, если бы у меня была эта книга под рукой.

Сара Ричи, родительница государственной школы Сан-Франциско.

Это очень личное и открывающее глаза разоблачение скрытого мира жизни в Движении Трансцендентальной Медитации. Арье потребовалось большое личное мужество и сила, чтобы отделиться и начать новую жизнь для себя и своей семьи.Обязательно прочтите!

Патрик Райан, специалист по культовому вмешательству и восстановлению

Если вам просто интересно узнать о Трансцендентальной Медитации или о старом преданном Махариши, эта книга Арье Сигела ответит на множество вопросов с помощью основательных исследований. Метафизический змеиный жир, изобретенный основателем ТМ, может хорошо продаваться обеспокоенным ищущим, но это не значит, что он работает или верен в своих утверждениях.

Джозеф Симхарт, консультант по культовой информации

В разговорной манере Сигель рассматривает свою личную историю, дает обзор противоречий ТМ и представляет краткий прямой аргумент против маркетинга ТМ.

Джина Катена, MS, CNM, NP; Консультативный совет Международной ассоциации изучения культов и вырос в движении ТМ.

Трансцендентных чисел

Трансцендентное число

Трансцендентное число — это любое число, которое является , а не алгебраическим числом

.

Примеры трансцендентных чисел: π (Пи) и e (число Эйлера) .

Алгебраическое число

Что же тогда такое алгебраическое число?

Проще говоря , когда у нас есть многочлен вроде (например):

2x

2 — 4x + 2 = 0

Тогда x будет Алгебраическим .(Подробности см. В разделе «Алгебраические числа»).

Мы можем представить себе многочлены любого вида:

  • x — 1 = 0 имеет x = 1 ,
  • x + 1 = 0 имеет x = 1 ,
  • 2x — 1 = 0 имеет x = ½ ,
  • x 2 — 2 = 0 имеет x = √2 ,
  • и так далее

Все целые числа, все рациональные числа, некоторые иррациональные числа (например, √2) являются алгебраическими.

На самом деле трудно представить себе число, которое было бы , а не алгебраическим.

Но они есть! И их много!

Они превосходят возможности алгебраических методов.

— Леонард Эйлер

номера Лиувилля

Еще в 1844 году Джозеф Лиувилль придумал это число:

.
= 0.11000100000000000000000100 ……
(цифра 1, если это k! Разрядов после десятичной дроби, и 0 в противном случае).

Это очень интересное число, потому что:

  • нерационально, а
  • — это , а не корень какого-либо полиномиального уравнения , и поэтому не является алгебраическим .

Фактически, Джозеф Лиувилль успешно построил первое доказуемое трансцендентное число .

Это число теперь известно как Константа Лиувилля . и находится в классе Liouville Numbers .

Другие трансцендентные числа

Только в 1873 году первое «не построенное» число было доказано как трансцендентное, когда Чарльз Эрмит доказал, что e (число Эйлера) трансцендентно.

Затем в 1882 году Фердинанд фон Линдеманн доказал, что π (pi) трансцендентно.

На самом деле, доказать, что число Трансцендентно, довольно сложно, хотя, как известно, они очень распространены…

Трансцендентные числа являются общими

Большинство реальных чисел трансцендентны. Аргумент в пользу этого:

  • Алгебраические числа «счетные» (проще говоря, список целых чисел «счетный», и мы можем расположить алгебраические числа как один к одному с целыми числами, так что они также являются счетными).
  • Но настоящие числа «неисчислимы».
  • И поскольку действительное число является либо алгебраическим, либо трансцендентальным, трансцендентальные числа должны быть «бесчисленными».
  • Итак, Трансцендентальных явлений гораздо больше, чем Алгебраики.

Тот же аргумент применяется к комплексным числам.

Трансцендентная функция

Точно так же, как трансцендентное число «не алгебраическое», поэтому трансцендентная функция также «не алгебраическая».

Более формально трансцендентная функция — это функция, которую нельзя построить за конечное число шагов из элементарных функций и их обратных.

Примером трансцендентальной функции является синусоидальная функция sin (x) .

Q: Почему математики не использовали свои зубы?

A: Они хотели превзойти стоматологические функции.

Сноска: Подробнее о числах Лиувилля

A Число Лиувилля — это особый тип трансцендентного числа, которое может быть очень близко приближено к с помощью рациональных чисел.

Более формально число Лиувилля является действительным числом x , со свойством, что для любого положительного целого числа n существуют целые числа p и q q > 1) такое, что:

Теперь мы знаем, что x иррационально, поэтому всегда будет разница между x и любым p / q: поэтому мы получаем часть «0 <».

Но второе неравенство показывает нам, насколько мала разница. Фактически неравенство гласит, что «число может быть бесконечно приближено, но никогда не достигнуто». Фактически Лиувиллю удалось показать, что если число имеет быстро сходящийся ряд рациональных приближений, то оно трансцендентно.

Еще одно интересное свойство состоит в том, что для любого натурального числа n существует бесконечное количество пар целых чисел (p, q), удовлетворяющих вышеуказанному неравенству.

Transcendental (Transcendental Trilogy, # 1) Джеймса Э. Ганна

Джеймс Ганн — выдающийся деятель научной фантастики. Он — Великий Магистр SFWA, лауреат Премии Хьюго и, помимо прочего, бывший президент SFWA (эта информация из «Об авторе» в конце книги). И все же до сих пор я никогда не читал ничего, написанного Ганном. Я слышал много хорошего об этой книге и несколько вещей, которые возбудили мое любопытство.Поскольку период номинации Хьюго открыт, я подумал, что возьму эту книгу 2013 года и попробую, с идеей номинировать ее, если я считаю, что она того стоит. Мы вернемся к этому.

Райли, наш главный герой, если не сказать лучше, находится в космодроме, ожидая, чтобы подняться на космическом лифте на корабль, чтобы отправиться на миссию по поиску Трансцендентальной машины, устройства, которое преобразит любого, кто войдет в него. Это «Джеффри», судно в плохом состоянии с разношерстной, неряшливой командой.Райли знает капитана по прошлым военным приключениям. Кажется, что в не столь далеком прошлом была война, которая началась, когда люди впервые отправились в межгалактическое пространство, нарушив таким образом равновесие в природе, поскольку существующая Галактика не любит изменений, и, конечно же, не из-за этих выскочки-людей. Это образ, который мы видели много раз в прошлом и, вероятно, еще не раз увидим в будущем. В любом случае, Райли — всего лишь один из множества существ, поднимающихся на лифте к кораблю.В этой миссии участвует только один человек — не считая экипажа корабля — таинственная женщина по имени Аша.

Райли и, по всей видимости, все остальные пассажиры, имплантировали «педию», компьютерное устройство, которое позволяет им общаться и, предположительно (учитывая имя), знать вещи. Педия Райли немного отвратительна. Он был имплантирован ему таинственным агентством, которое хочет, чтобы он узнал все, что он мог о Трансцендентальной машине, и, пока он занимается, убить Пророка, который может быть или не быть на борту Джеффри и который является лидером культа. кто распространяет информацию об этой машине.Галактика действительно не хочет, чтобы эта машина была рядом. Это нарушит баланс сил и изменит ситуацию, а этого просто не пойдет.

Итак, история о путешествиях. На первый взгляд, это путешествие в поисках Трансцендентальной Машины в какой-то далекой части галактики. Однако под поверхностью это история о пути к открытию себя среди хаоса, присущего галактической культуре. Подобно Гипериону (и, конечно, первоисточнику до этого, Кентерберийским рассказам), каждый пассажир рассказывает свою историю (потому что нелегко определить, являются ли некоторые из этих вещей мужчинами или женщинами, и что вы думаете о гробу в форме гроба). в любом случае инопланетянин?) и как он оказался здесь.В конце концов, оказывается, что у каждого из них есть план, которому они должны следовать, и в основном это сводится к убийству Пророка и прекращению паломничества, потому что это то, чем является
на самом деле, от того, чтобы добраться до машина.

Итак, что важнее, путешествие или его конец? Я думаю, что очевидно, что Ганн говорит нам, что путешествие — это то, что важно, потому что в конце мы получаем дьявольский сюрприз. И это, прежде всего, то, что меня разочаровало в этой книге.

Безусловно, это книга старой школы, написанная одним из великих мастеров этой области, который знает все о старой школе. Он очень четко написан —
— нет цветочной прозы, нет сложного развития персонажа (даже когда каждый персонаж рассказывает свою историю), нет сложной сюжетной линии, которую нужно распутать в конце. И, что еще больше отличается от сегодняшних книг, не все объясняется. Многое осталось недосказанным, многое осталось невыясненным. Я действительно согласен с этим — в конце концов, я люблю 2001: Космическую одиссею, которая является одной из величайших историй всех времен без необходимости объяснять все.Я знаю, что люди не привыкли к тому, что для них не все выложено. Но эта история не об этом. И это нормально. Но финал меня очень сильно встряхнул, потому что я почувствовал, что это что-то вроде читерства. Я хотел большего. Казалось, мы идем по направлению
к чему-то монументальному, но мы этого не поняли. И я был разочарован.

Моя первая реакция заключалась в том, что это ужасная книга, основанная только на концовке. Это, конечно, вопиюще несправедливо. Тем не менее,
, чтобы вернуться к тому биту о номинации Хьюго.Я не знаю. Я собираюсь подумать об этом некоторое время. В настоящее время я считаю, что даже если он будет номинирован, у него не будет больших шансов на победу. Ваш пробег может отличаться.

Трансцендентальный стиль для падшего мира

Кадр из книги Пауля Шредера First Reformed , 2018

Если вы видели блестящий и глубоко впечатляющий фильм Пола Шредера « First Reformed, », вышедший в этом году, вы, вероятно, были поражены его необычным эстетическим выбором и атмосферой.Он снят в формате 4: 3, поэтому кадр напоминает прямоугольное окно, а не панораму. Здесь почти нет недиегетической музыки (например, партитуры), кроме булькающего гудка Люстморда. Здесь нет быстрых правок или снимков тележки, кадр немигающий и статичный, как театральная сцена, за исключением двух моментов восторга. Все это сделано намеренно. Шредер создал тонко проработанную дань уважения жанру кинопроизводства, который он назвал, сформулировал и классифицировал в своей основополагающей книге 1972 года « Трансцендентальный стиль в кино», написанной , когда он был аспирантом Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.В оригинальной книге Шрэдер сосредотачивается на трех режиссерах: Ясуджиро Одзу, Роберте Брессоне и Карле Дрейере, которые создают решётку для наложенных на себя эстетических ограничений, присущих жанру. В новом и долгожданном переиздании книги Шредер пишет новое длинное введение, расширяющее Трансцендентальный стиль за пределы этих трех режиссеров и даже за пределы самого жанра фильма, чтобы определить творческую перспективу, которая распространяется на искусство, кино и музыку.

Шредер, вероятно, наиболее известен тем, что написал сценарии двойной спирали токсичной мужественности. ur-text : Taxi Driver и Raging Bull. Но он еще и недооцененный режиссер. Я насчитал девять фильмов Шредера ( «Синий воротничок», «Хардкор», «Американский жиголо», «Люди-кошки», «Мисима», «Легко спящий», «Колдовство», «Автофокус», «Первая реформа») , которые варьируются от второстепенной до крупной классики, хотя многие из них имеют тревожный и отчуждающий характер. .

У Шредера была захватывающая жизнь. Выросший в крайне ортодоксальной кальвинистской семье (кальвинизм прекрасно и мистически описан Джорджем Скоттом в фильме Шредера « Hardcore »), Шрейдер не смотрел фильмы, пока ему не исполнилось 17 лет.Он заметил, что фильмы, которые вы впервые видите и запоминаете, влияют на вашу эстетику на всю оставшуюся жизнь. (Я предпочитаю «извращенную эстетику», вероятно, потому, что первые фильмы, которые произвели на меня впечатление, были «Экзорцист» «», «Синий бархат», «» и «Апокалипсис сегодня» ). Для Шредера это означало трудное, суровое и тихое влияние таких режиссеров, с которыми он впервые столкнулся в киношколе — Озу, Брессона и Дрейера, а также Бергмана, Тарковского, Рене и др.

Кадр из фильма Одзу Tokyo Story , 1972

Если вы не видели фильмов Озу, Брессона или Дрейера, концепция трансцендентального стиля, вероятно, немного туманна.Шредер уточняет определение как набор определенных техник (сравните директивы Dogme 95, своего рода грязную версию Трансцендентального стиля). Трансцендентальный стиль включает в себя: широкие углы, статичный кадр, изображения, предпочтительные диалогам, музыку с высокой степенью избирательности, усиленные звуковые эффекты, визуальную однородность и повторение. Эти приемы легко увидеть в работах многих всемирно известных режиссеров, таких как Бела Тарр, братья Дарденны, Карлос Рейгадас и Апичатпонг Вирасетакул.Другими словами, это главный образец серьезного фестивального арт-кино.

Однако именно поэтические размышления Шредера о Трансцендентальном Стиле более универсальны и, таким образом, в конечном счете (и, возможно, космически) более точны для выражения и истинности Стиля, чем набор техник. Шредер пишет:

«В 1971 году, борясь с концепцией трансцендентального стиля, я стремился понять, как средства дистанцирования, используемые этими режиссерами, могут создать альтернативную реальность фильма — трансцендентную.Я написал, что они создали несоответствие, которое я определил как «фактическое или потенциальное разъединение между человеком и его окружением», «растущую трещину на тусклой поверхности повседневной реальности».

В оригинальной книге Шредер пишет: «Человеческие труды, соответственно, не могут сообщить человеку о Трансцендентном; они могут быть только выразительными Трансцендентного ».

Моя прямая интерпретация всего этого состоит в том, что Трансцендентальный Стиль, по сути, вызывает скуку как преднамеренную технику для создания своего рода «окружающего плана», а затем вскрывает его моментом экстаза и расслабления.Дрейера Ordet и дань уважения / ремейк Silent Light Карлоса Рейгады — чрезвычайно длинные, вероятно, намеренно скучные фильмы о сельских религиозных людях, и оба имеют концовки, о которых, вероятно, будут думать каждый день в течение многих лет после просмотра. Композиции Элейн Радиг охватывают весь бокс-сет и предназначены для проигрывания на малой громкости, но слегка трансформируются с течением времени, как форма волн под восходящей луной. Видео марафона Энди Уорхола, такие как Empire State Building и Sunset (последний в настоящее время демонстрируется в McNay в Сан-Антонио), используют реальное время в качестве средства трансценденции — вы делаете то, чего никогда бы не сделали, например, наблюдаете за зданием. на несколько часов — и скука становится нереальной.

Ragnar Kjartansson’s The Visitors, 2012

Взгляните на фильм The Visitors , исландского художника Рагнара Кьяртанссона, в котором девять видеороликов с участием девяти разных исполнителей в разрушающемся особняке на севере штата Нью-Йорк поют болезненный припев: «Я снова попадаю на свой женский путь». (Строчка, произнесенная женой Кьяртанссона, придавая пьесе дополнительный слой меланхолии, поскольку она была сделана после развода пары.) Это длится почти час, припев воспроизводит то, чем может быть припев к грустной песне для публики. сердце — петля, несущая печаль, как одежду на веревке на ветру. The Visitors напоминает мне перформанс композитора Гэвина Брайарса « Крушение Титаника », который я видел в годовщину этого события в Chapel Performance Space в Сиэтле. Артисты растянули пьесу почти на два часа, повторяя тот же самый простой гимн, который играл небольшой оркестр Титаника, пока шезлонги катились по кораблю, а композиция Браяра заполняет остальную часть звукового ландшафта скрипами и стонами, катящимися катушками и сломанными цепями. . Повторение, медленность позволяли комнате, воздуху играть.Точно так же композитор musiquecrete Люк Феррари позволяет природе играть в своих произведениях, пробуя флейты французских пастухов. Или то, как Озу, Брессон и Дрейер держат раму, чтобы дать возможность пейзажу заиграть. Сила теории Шредера очевидна в применимости. Его можно использовать как эвристику.

В новом предисловии к книге Шредер использует режиссера Андрея Тарковского как объединяющую фигуру, чтобы сосредоточить свою теорию. Сюда входит очаровательная диаграмма, разделяющая эстетику Трансцендентального стиля на четыре современные категории: Камеры наблюдения, Художественная галерея, Мандала и «Кольцо Тарковского», внутри которых находятся поставщики Трансцендентального стиля, создающие «повествовательные» произведения.Это умный ход, поскольку Тарковский был, пожалуй, самым одаренным кинохудожником из когда-либо живших, чьи фильмы вызывают моменты трансцендентности более мгновенно и незабываемо, чем, возможно, чьи-либо другие. Шредер цитирует блестящую книгу Тарковского о его философии киноискусства Скульптура во времени : «Кинематографический образ — это наблюдение за явлением, проходящим во времени. Время становится самой основой кино…. Время оказывает давление, которое проходит через выстрел…. Точно так же, как дрожащая трость может рассказать вам о течении или давлении воды в реке, точно так же мы знаем движение времени, когда оно течет в кадре.”

Walter De Maria’s Lightning Field , завершено в 1977 г.

Время — это общий знаменатель Трансцендентального Стиля, и средства массовой информации, которые наиболее легко охватывают и формулируют его эстетику, — это, с логической точки зрения, кино, музыка и художественные кино / видеоинсталляции. Картинам или скульптурам труднее быть в Трансцендентальном Стиле, хотя в книге Вальтера Де Марии Lightning Field используется время, чтобы под луной повернуть полюса с хрома на золото на белый. Точно так же сложнее применить это к литературе, хотя эпические поэмы, такие как «Поле битвы, где луна говорит, что я люблю тебя » Фрэнка Сэнфорда, безусловно, исследуют и перекликаются с трансцендентальным стилем . Шредер пишет, что трансцендентное не может быть определено, а только выражено. Но художники в СМИ, выражающие Трансцендентальный Стиль, указывают вместе в одном направлении, как гадательный жезл, трепещущий к невидимой воде.

Противоположность трансцендентальному стилю, возможно, в широком смысле можно назвать экстремизмом. Это распространяется на все, от фильмов Гаспара Ноэ до музыки Арки. В конце концов, вы можете сделать один эпилептический монтаж и без проблем перейти от видео Райана Трекартина к фильму Дэвида Линча Inland Empire .Экстремизм выражает особое экзистенциальное, фундаментальное чувство страха — что жизнь — это интуитивная миазма внезапного ужаса и агонии, которая делает жизнь по существу психоделической, а иногда и чудесной. Я очень люблю экстремизм и считаю его расслабляющим, но признаю, что он заканчивает фразу «А потом» тяжелым периодом. Обычно это внезапная вспышка шокирующего насилия — скажем, в великолепном новом сезоне Твин Пикс , когда чрезвычайно расстроенное существо появляется в стеклянном ящике, вырывается из него и рвет двух перепуганных любовников на кровавые ленточки.Трансцендентальный стиль заканчивается многоточием «А потом»… время — это промежутки, а точки — это камни, пропущенные по реке.

Учитывая этот гротескный век, который мы переживаем, экстремизм кажется логичным способом отражения парада ужасов. Но важно помнить, что Озу, Брессон и Дрейер сделали свои самые выдающиеся произведения после войны, в которой погибло 50 миллионов человек. Каким-то образом мир остался. Задумайтесь об этом на мгновение.

Кадр из постановления Дрейера Ordet , 1955

В особенно трудный период в моей жизни я ехал на велосипеде морозной пекинской зимой в 798 Art District, спроектированный Баухаусом, чтобы посмотреть рассказ Одзу Tokyo Story, , и плакал, когда Кёко горько сказала: «Разве жизнь не разочаровывает?» Ее невестка Норико с блаженным сочувствием отвечает: «Да, это так.«Я помню, как видел Джеймса Таррелла Pleiades на фабрике матрасов в Питтсбурге, где вам нужно посидеть десять минут, чтобы ваши глаза приспособились к темноте, чтобы обнаружить слабое свечение. Я чувствовал то, что я представляю, будет похоже на рождение, или что произойдет, если, когда ты умрешь, твоя душа каким-то образом продолжит свое существование. Трансцендентальный стиль в своих лучших проявлениях может, как конец постановлений Дрейера Ordet , , , воскресить человека из мертвых.

Другой мир Группа трансцендентальной живописи АРТБУК

ДВИЖЕНИЯ 20 ВЕКА

ИЗДАТЕЛЬ


DelMonico Books / Музей искусства Крокера

ФОРМАТ КНИГИ 9030.5 x 11,5 дюймов / 240 страниц / 140 цветов / 35 чб.

СОСТОЯНИЕ ИЗДАНИЯ
Дата публикации 06.07.2021
Активно

РАСПРОСТРАНЕНИЕ
D.A.P. Эксклюзив
Каталог: ВЕСНА 2021 р. 8

ДЕТАЛИ ПРОДУКТА
ISBN 9781942884873 TRADE
Прейскурантная цена: 60,00 канадских долларов 84,00 фунтов стерлингов 53,00 фунта стерлингов

НАЛИЧИЕ
В наличии

РАСПИСАНИЕ ВЫСТАВКИ 210/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6/6 21

Талса, OK
Музей искусств Филбрука, 17.10.2102/20/22

Неаполь, Флорида
ArtisNaples, Музей Бейкера, 03/2207/22

Сакраменто, Калифорния
Художественный музей Крокера, 08 / 28/2211/20/22

Лос-Анджелес, Калифорния
Музей искусств округа Лос-Анджелес, 18.12.2204/16/23

ПОСМОТРЕТЬ КАТАЛОГ ОСЕНЬ 2021

Предварительный просмотр нашего ОСЕНЬ 2021 каталог, содержащий более 500 новых книг по искусству, фотографии, дизайну, архитектуре, кино, музыке и визуальной культуре.

& nbsp & nbsp

КНИГИ DELMONICO / CROCKER ART MUSEUM

Отредактировано с текстом Майкла Дункана. Текст: Скотт Шилдс, Малин Уилсон Пауэлл, Кэтрин Уитни, Илин Сьюзан Форт, датчанин Радьяр.


Абстрактная живопись встречается с теософской духовностью в 1930-х годах Нью-Мексико: первая книга о радикальном, поразительно прозорливом эпизоде ​​американского модернизма

Основана в Санта-Фе и Таосе, Нью-Мексико, в 1938 году, в то время, когда социальный реализм Царствовавшая в американском искусстве, Transcendental Painting Group (TPG) стремилась продвигать абстрактное искусство, которое преследовало просветление и духовное озарение.Девятью оригинальными членами Группы трансцендентальной живописи были Эмиль Бисттрам, Роберт Гриббрук, Лоурен Харрис, Раймонд Джонсон, Уильям Лампкинс, Флоренс Миллер Пирс, Агнес Пелтон, Гораций Таунер Пирс и Стюарт Уокер. Позже к ним присоединился Эд Гарман. Несмотря на качество их работ, эти художники Юго-Запада не принимались во внимание в большинстве обзоров американского искусства, их картины редко выставлялись за пределами Нью-Мексико. Столкнувшись с двойным недостатком, являясь откровенно духовным движением с неправильной стороны Миссисипи, TPG оставалась секретом, в основном известным только знатокам.

Другой мир: Группа трансцендентальной живописи стремится решить эту проблему, заявляя, что художники группы являются решающими участниками альтернативной сквозной линии абстракции 20-го века, которая приобретает новую актуальность сегодня. В этом томе дается широкий взгляд на работу группы, помещая ее в историю современной живописи и американского искусства 20-го века. Эссе исследуют TPG в свете их международных художественных коллег; их причастность к эзотерической мысли и теософии; источники групп в культуре и ландшафте юго-запада Америки; и опыт двух ее участниц.


мил Бистрам, «Творческие силы», 1936. Холст, масло, 36 x 27. Частное собрание, любезно предоставлено Aaron Payne Fine Art, Санта-Фе.

ПОХВАЛА И ОТЗЫВЫ

New York Magazine

Max Pearl

Теперь, когда внеконфессиональная духовность снова находится в духе времени, мир может быть готов признать это чисто американское художественное движение и его культурную подоплеку.

Artfixdaily

Богато иллюстрированный каталог выставки… В красивом красочном томе представлены отдельные эссе о каждом члене, иллюстрированная хронология группы с архивными фотографиями и эфемерами … Трансцендентальное искусство позиционируется как искупительное движение 20-го века.

0

Бесплатная доставка

ИБП по всей территории США
ДЛЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ОНЛАЙН-ЗАКАЗОВ

FROG1
ДАТА 21.06.2021

Weird mojo in ‘Another World: The Transcendental Painting Group’

Blue Forms (1942) Флоренс Миллер Пирс воспроизведено из

Another World: The Transcendental Painting Group, долгожданного нового релиза из DelMonico Books и Художественного музея Крокера, опубликовано для сопровождения передвижной выставки, открывающейся на этой неделе в Альбукерке.Первая книга, посвященная этой малоизвестной группе художников с Юго-Запада, продвигавших абстракцию в поисках просветления и духовного просветления, Другой мир, включает 175 изображений Эмиля Бисттрама, Эда Гармана, Роберта Гриббрука, Лоурена Харриса, Раймонда Джонсона, Уильяма Лампкинса. , Агнес Пелтон, Гораций Таунер Пирс, датчанин Радьяр и Стюарт Уокер, а также Миллер Пирс. Современная абстракция, в широком смысле, теперь, кажется, цепляется за стили и концепции, которые выходят за рамки формальных ограничений прошлого века, пишет куратор и редактор Майкл Дункан.Бесцельные каракули, случайные начертания, каракули и мазки распространились на холстах уже несколько десятилетий. Учитывая ужасное состояние сегодняшнего мира, нам нужно нечто большее. TPG представляет собой модель того, как сегодня, более восьмидесяти лет спустя, необъективное искусство может снова обрести свой моджо, возродить дух и питать душу. продолжить вести блог

СООТВЕТСТВУЮЩИХ ИНТЕРЕСОВ

ЗАЧАРОВАННЫЕ СОВРЕМЕННОСТИ

FULGUR PRESS
USD ISBN: 9781527228818

.00 | CAN $ 75

Дата публикации: 17.09.2019
Активно | В наличии


ПРЕДСТОЯЩИЕ И НОВИНКИ: ART

КАК ИСКУССТВО ЗЛО?

Текст Тобиа Беззола, Винченцо де Беллис
МУССИ ПУБЛИШНГ
ISBN: 9788867493418

USD 33,00 $ | CAN $ 45

Дата публикации: 19.02.2019
Активно | В наличии


ОГРАНИЧЕНИЯ СКОРОСТИ

Автор Jeffrey T.Шнапп.
SKIRA
ISBN: 9788857201757

39,00 долларов США | CAN $ 50

Паб Дата: 8.09.2009
Активно | В наличии


ВЕНЕЦИЯ 1948-1986

Лука Массимо Барберо.
SKIRA
ISBN: 9788876247446

65,00 долларов США | CAN $ 85

Паб Дата: 05.09.2006
Активно | В наличии


НЕКОТОРЫЕ ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ

Бонни Клируотер.
SKIRA
ISBN: 9788857234793

37,50 долларов США | CAN $ 47,5

Дата публикации: 03.10.2017
Активно | В наличии


HANNE TYRMI

Под редакцией Hanne Tyrmi. Текст: Line Ulekleiv, Lotte Konow Lund, Tone Lyngstad Nyaas.
SKIRA
ISBN: 9788857222615

55,00 долларов США | CAN $ 70

Паб Дата: 10.03.2015
Активно | В наличии


СОЗДАНИЕ И РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Текст Дуро Олову.
RIDINGHOUSE
ISBN: 9781909932272

USD 32,00 $ | CAN $ 45

Паб Дата: 01.06.2016
Активно | В наличии


ТАНЦЫ С СЕБЯ

Текст Мартина Бетенода, Флориана Эбнера.
MARSILIO EDITORI
ISBN: 9788831729048

49,95 долларов США | 67,5 CAN $ США и фунт 44,99

Дата публикации: 9/4/2018
Активно | В наличии


РАССВЕТ НАЦИИ

Под редакцией Луки Массимо Барберо.
MARSILIO EDITORI
ISBN: 9788831729567

45,00 долларов США | CAN $ 55 UK & фунт 40

Паб Дата: 9/4/2018
Активно | На складе


ОТ КАНДИНСКОГО В ПОЛЛОК

Текст Луки Массимо Барберо.
MARSILIO EDITORI
ISBN: 9788831723824

43,95 долларов США | 60 CAN $ 38,99

Паб Дата: 13.09.2016
Активно | Нет в наличии


k ДЛЯ: H00045 x 11,5 дюймов / 240 страниц / 140 цветных / 35 ч / б.
СПИСОК ЦЕНА: 60,00 долл. США
СПИСОК ЦЕНА: КАНАДА
фунтов стерлингов 53,00 фунта стерлингов
ISBN: 9781942884873
ИЗДАТЕЛЬ: DelMonico Books / Художественный музей Крокера
В НАЛИЧИИ: 7/6/2021
РАСПРОСТРАНЕНИЕ: D.A.P.
РОЗНИЧНЫЙ ДИСК: ТОРГОВЛЯ
СОСТОЯНИЕ ИЗДАНИЯ: Активно
НАЛИЧИЕ: Есть на складе
ТЕРРИТОРИЯ: МИР

D.A.P. КАТАЛОГ: ВЕСНА 2021 г. Страница 8

ИНФОРМАЦИЯ НА 14 мая 2019 г.

ЗАПРОСЫ ДЛЯ ПРЕССЫ

Тел .: (212) 627-1999 доб. 217
Факс: (212
) 627-9484 Электронная почта для запросов прессы: publicity @ dapinc.com

ТОРГОВЫЕ ЗАКАЗЫ НА ПЕРЕПРОДАЖУ
D.A.P. | ИЗДАТЕЛИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИСКУССТВА
Телефон: (212) 627-1999
Факс: (212) 627-9484
Служба поддержки клиентов: (800) 338-2665
Электронная почта: торговые операции: [email protected]

Другой мир: группа трансцендентальной живописи

Абстрактная живопись встречает теософскую духовность в 1930-х годах Нью-Мексико: первая книга о радикальном, поразительно дальновидном эпизоде ​​американского модернизма

Издана DelMonico Books / Crocker Art Museum.
Отредактировано с текстом Майкла Дункана. Текст: Скотт Шилдс, Малин Уилсон Пауэлл, Кэтрин Уитни, Илин Сьюзан Форт, датчанин Радьяр.

Основанная в Санта-Фе и Таосе, штат Нью-Мексико, в 1938 году, в то время, когда в американском искусстве царил социальный реализм, Transcendental Painting Group (TPG) стремилась продвигать абстрактное искусство, которое преследовало просветление и духовное озарение. Девятью оригинальными членами Группы трансцендентальной живописи были Эмиль Бисттрам, Роберт Гриббрук, Лоурен Харрис, Раймонд Джонсон, Уильям Лампкинс, Флоренс Миллер Пирс, Агнес Пелтон, Гораций Таунер Пирс и Стюарт Уокер.Позже к ним присоединился Эд Гарман. Несмотря на качество их работ, эти художники Юго-Запада не принимались во внимание в большинстве обзоров американского искусства, их картины редко выставлялись за пределами Нью-Мексико. Столкнувшись с двойным недостатком, являясь откровенно духовным движением с неправильной стороны Миссисипи, TPG оставалась секретом, в основном известным только знатокам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2021  Mississauga.ru   Авторские права защищены.