Справедливость и равенство – Справедливость как мера равенства Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

Справедливость как равенство. Этика

Справедливость как равенство

Справедливость в первую очередь выступает как проблема равенства. Самое простое содержание принципа справедливости заключается в требовании соблюдения равенства. Эта связь справедливости и равенства нашла отражение в одной из первых известных нам формулировок правила справедливости, фиксирующего отношения взаимного воздаяния, закрепленные в институте кровной мести: «Поступай по отношению к другим так, как. они поступают по отношению к тебе». Это — правило талиона, известное у нас главным образом по ветхозаветной заповеди «Жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб», однако исторически встречающееся у всех народов на стадии их родового развития. Это правило требует возмездия (мести), но при своей непременности оно не должно превышать нанесенного ущерба.

С мотивационной и нормативной точек зрения, талион был довольно простым правилом. Однако как видно из его формулировок, он устанавливал суровые ограничения на акции мести. Появление талиона было одним из знаков перехода от дикости к варварству.

Правда, еще долго, уже в эпоху цивилизации такие ограничения и любые ограничения на своенравие могли восприниматься как… нарушение справедливости как «природной справедливости». Одно из свидетельств такого рода находим в диалоге Платона «Горгий», в котором софист Калликл прямо противопоставляет природу человека закону и на этом основании утверждает, что настоящему человеку все дозволено. Сократ так резюмирует Калликлово понимание природной справедливости: «Это когда сильный грабит имущество слабого, лучший властвует над худшим и могущественный стоит выше немощного»[159]. Сократ в полемике с софистом защищает закон (закон государства), но при этом, не проговаривая этого, исходит из другого, нежели талион, принципа равенства — золотого правила.

Сколь бы скрупулезной ни была регламентация воздаяния в талионе, призванная обеспечить равенство, действительное равенство, восстанавливающее нарушенное положение вещей, невозможно, Однако невозможно при условии, что принимается во внимание не только внешнее распределение благ, но внутреннее переживание возникающих и изменяющихся отношений. Согласно талиону, если убит отец, то сын должен убить убийцу, или отца убийцы, или, в случае отсутствия отца, родственника убийцы, близкого по статусу отцу, или… и т. д. Но восстанавливается ли в отмщении, пусть даже произведенном по строгим правилам, справедливость? Ведь зло, заключенное в убийстве, не исчерпывается гибелью отца, оно — ив глубоком страдании сына, и в самой злой воле убийцы. Возмездным убийством всего лишь совершается отмщение. Но очевидно, что справедливость в полной мере не восстанавливается, так как им не может быть ослаблено страдание сына из-за смерти отца, не может быть подавлена сама злая воля. Воля может измениться лишь в свободном решении, т. е. самоизмениться. Возмездное убийство убийцы делает невозможным исправление злой воли. Однако такая логика относительно равенства и справедливости основывается на ином типе морального мышления, в котором требование «

Не отвечай злом на зло», если и не является приоритетным, то по крайней мере имеет положительный ценностный смысл и значимо как требование, в котором не род или клан, а личность выступает нравственным субъектом.

На место талиона приходит новая этика, точнее, право и нравственность. Категорическое «Не судите, да не судимы будете», по всей видимости, поначалу означало именно запрет на индивидуальную месть: не следовать кровной мести и не навлекать на себя ответной мести. Однако и в рамках развитого морального мышления «Не судите» указывает на то, что не только в цивилизованном суде, но и оценочных суждениях можно проследить элементы мести. Древнее правило талиона не преодолевается полностью золотым правилом нравственности и

заповедью любви. Оно преодолевается как основное правило, но сохраняется как одно из правил взаимоотношений между людьми — на уровне стереотипа, предрассудка, отклонения, здравого смысла.

Главное же, что с развитием нравственно-правового сознания справедливость перестает сводиться исключительно к равенству, тем более к равенству механически-ответного воспроизведения результатов всяких, даже неосторожных действий.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

5. Справедливость как правовое равенство

Самое простое содержание принципа справедливости за­ключается в требовании соблюдения равенства. Эта связь спра­ведливости и равенства нашла отражение в одной из первых известных формулировок правила справедливости. Оно фиксирует отношения взаимного воздаяния, закрепленного в ин­ституте правовой мести: «Поступай по отношению к другим гак, как они поступают по отношению к тебе».

Благодаря социальной функции справедливость — это тре­бование реализации должного как неотъемлемого права чело­века. Стремление людей улучшить жизнь всегда связывается с совершенствованием общества на «справедливых началах», которыми выступают государство и право. Именно право вос­принимается человеком (осознанно или интуитивно) как «справедливость через равенство». Этот образ нашел отражение в изображении Фемиды: повязка на глазах богини правосу­дия — символ беспристрастия, а весы — символ объективного суждения о справедливости.

Латинское слово «justitia», означающее «справедливость», применительно к правовым отношениям трактуется как «право­судие», т.е. справедливое решение спора в соответствии с пра­вом. В юриспруденции следовать праву и действовать справед­ливо — это одно и то же. В основу правового, справедливого равноправия положен принцип естественного права: то, что признается справедливым для себя, должно признаваться спра­ведливым по отношению к другому лицу. Римский юрист Уль-пиан (ок. 170—228), сторонник естественного права, в Диге-стах (части Кодификации Юстиниана) придал этому принципу правовую форму: «Магистрат или лицо, занимающее должность, облаченную властью, установив какое-либо новое правовое положение по делу против другого лица, должен применить то же правовое положение, если его противник предъявит требование…».

Правовая справедливость выступает как фиксированный законом регулятор экономической, политической, религиоз­ной, нравственной, социальной и других форм справедливо­сти, другими словами, это справедливость справедливостей. В. С. Нерсесянц отмечает, что внеправовые формы справедли­вости лишены объективной оценки и подвержены «субъекти­визму, релятивизму, произвольному усмотрению и частному выбору (индивидуальному, групповому, коллективному, клас­совому, партийному и т.д.)»

22. Именно правовая справедливость выступает как средство обеспечения всеобщих и равных прав, исключая привилегии и неравенство людей перед законом во всех сферах и любых ситуациях.

В самом общем виде равенство — философская категория, отражающая отношение между явлениями, объектами и субъ­ектами, которое означает их одинаковость, взаимное соот­ветствие в данном отношении и в данных условиях. Г. Гегель подчеркивал, что категория «равенство» отражает тождество, которое возникает как количественное единство в отношении различия. Понятие не из легких… И Гегель конкретизирует его в работе «Наука логики», где определяет равенство как «внеш­нее единство», как «принцип аналитического тождества».

Можно говорить о равенстве и как об эквивалентности, если речь идет о количественной характеристике силы, величине, неге и т.п. Равенство — математическое тождество, например, 2 + 2 = 4. Когда же речь идет о социальном равенстве, то, как уже отмечалось, обязательно следует учитывать оценочный, аксиологический характер этого понятия.

В обществе феномен равенства всегда связан с жизнедея­тельностью человека. По мере исторического развития пред­ставление о равенстве менялось от равного дележа матери­альных благ до равенства в правах и обязанностях. Г. Гегель в «Философии права» убедительно доказал, что деление иму­щества на равные части (уравниловка) не ведет к равенству, для его установления нужны иные основания. «Когда утверж­дают,— рассуждал Гегель, — что собственность должна быть равной, то нелепость этого легко показать на последствиях та­кого равенства. Например, если имущество оценить и разделить на равные части. Но равное станет неравным, так как индивиды не только различны по отношению друг к другу как личности, но их способность приумножать собственность тоже неодинакова»

23. Именно так и произошло в России после «ваучеризации» населения. Всем дали по ваучеру, а распоряжаются бывшей на­родной (точнее, государственной) собственностью и получают доходы немногие.

Равенство нельзя подменять уравниловкой, оно означает одинаковые права и обязанности в любых общественных от­ношениях: экономических, социальных, нравственных, поли­тических, религиозных, экологических и др. Равенство должно быть справедливым: то, что есть право для одного, должно быть правом и для другого, и то, что есть обязанность для одного, должно быть обязанностью и для другого. К сожалению, пока приходится сталкиваться с ситуацией, когда, как говорили древ­ние, «что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку»…

В общественной жизни равенство как справедливость зача­стую сложно не только отразить в законе, но даже понять. На­пример, «равенство» между услугой и наградой, преступлением и наказанием. Ведь весы правосудия есть лишь у Фемиды.

Эта проблема занимала мыслителей еще в древности. Уже и «Илиаде» содержится много примеров соответствия услуг и на­град. Например, если Ахилл смягчит свой гнев, то Агамемнон даст «десять таланов золота, двадцать лоханей блестящих, семь треножников новых, не бывших в огне, и двенадцать коней мо­гучих». То есть в человеческих услужно-наградных отношениях ищется эквивалент, который подчеркивает важность услуги: 11 е один конь, а двенадцать, не два треножника, а семь…

Питирим Сорокин, исследуя проблему «равной» меры в от­ношениях «услуга-награда», «преступление-наказание», от­мечает важную роль так называемой шаблонизации меры, установления нормы в поиске «равенства как справедливо­сти». «В каждой постоянной социальной группе с течением времени устанавливается определенный курс преступлений и услуг, т.е. устанавливается вполне

определенное наказание за опредаяенное_преступление (подчеркнуто нами.—Г.И., В.Л.) и определенная награда за определенную услугу… За каж­дый акт, например, за повреждение носа, ушей, зубов, глаза, ноги, руки, пальца, — на все устанавливается определенная цена — карательный прейскурант. Уголовно-правовые кодек­сы, в частности, и представляют не что иное, как подобный карательный прейскурант. В них одна часть статьи указывает определенный акт, а другая часть — карательное «вознаграж­дение» за него…»24.

Шаблонизация как равенство относится ко всей человече­ской жизнедеятельности. Например, чтобы получить звание профессора, нужно совершить ряд действий: писать научные работы, читать лекции, иметь аспирантов, получить ученую сте­пень доктора наук. Чтобы стать министром, требуются знания, опыт и авторитет в определенной профессиональной области, организаторские способности и другие качества. В рыночных отношениях равенство измеряется другой ценностью—день­гами.

Гегель считал, что наказание преступника само по себе спра­ведливо как «право, положенное в самом преступнике». Ведь закон всеобщ, а поэтому преступник подводится законом под свое право. Гегель писал: «В том, что наказание рассматривает­ся как содержащее его [преступника] собственное право, пре­ступник почитается как разумное существо. Эта честь не будет ему воздана, если понятие и мерило (подчеркнуто нами.—Г. К, В.Л.) его наказания не будут взяты из самого его деяния…»25. Гегель в этом выводе исходил из общего подхода к справедли­вости как к конкретному явлению, требующему содержатель­ного решения вопроса.

Даже с обыденной точки зрения справедливость всегда требует поиска «равенства», эквивалента, выступает как эти­ческое представление о соразмерности проступка и возмездия, услуги и награды. И уже только потом справедливость нужда­ется в правовой защите. Более того, достичь в жизни справедливого равенства, добиться торжества справедливости можно лишь через право.

Связь справедливости и равенства уточняется Дж. Ролзом, который рассматривает справедливость как принцип социальной организации. Ролз определяет его через понятие не только равенства, но и неравенства. Справедливость выступает, таким образом, мерой равенства и неравенства социальных субъектов. ‘Гак, люди, чтобы быть равными, должны иметь одинаковые пра­ва, закрепленные законом. Они должны быть равны при распре­делении ценностей при равных условиях. Однако справедливым будет и неравенство, если оно дает преимущество каждому. Например, человек, который имеет профессию, получает зарплату большую, чем тот, который профессии не имеет. Однако когда он освоит профессию, его зарплата будет повышена.

Соответственно определение справедливости, данное Дж. Ролзом, распадается на два принципа: 1) каждый чело­век должен обладать равным правом в отношении наиболее обширной системы равных основных свобод, совместимой с подобными свободами для остальных людей; 2) социальные и экономические неравенства должны быть организованы таким образом, чтобы: а) от них можно было разумно ожидать преимуществ для всех; и б) доступ к положениям и должностям был открыт всем.

Литература

  1. Аристотель. Соч.: в 4 т. Т. 4. Предметный указатель / Ари­стотель.— М., 1984.

  2. Афанасьев, Ю. Свобода и ответственность. Традиция само­властия сегодня / Ю. Афанасьев. — М., 2001.

  3. Бердяев, Н. А. О рабстве и свободе человека //Бердя­ев, Н. А. Царство Духа и царство Кесаря. — М., 1995.

  4. Берлин, И. Философия свободы. Европа / И. Берлин. — М., 2001.

  5. Бербешкина, З.А. Справедливость / З.А. Бербешкина.— М., 1983.

  6. Гегель, Г. Философия права / Г. Гегель.— М., 1990.

  7. Ильин, И.А. О сущности правосознания / /И.А. Ильин. Соч.: в 10 т. Т. 4. — М., 1994.

  8. Мальцев, Г. В. Социальная справедливость и право / Г. В. Мальцев. —М., 1977.

  9. Нерсесянц, В. С. Философия права / В. С. Нерсесянц. — М., 1998.

  10. Камю, А. Избранное / А. Камю.— М., 1989. С. 345—425.

  11. Кант, И. Критика практического разума / И. Кант. — СПб., 1995.

  12. Къеркегор, С. Наслаждение и долг / С. Кьеркегор. — Киев, 1994.

  13. Левицкий, С. А. Свобода и ответственность / С. А. Левиц­кий.—М., 2003.

  14. Лосский, Н. О. Свобода воли и марксистский детерми­низм / Н. О. Лосский. — М., 1991.

  15. Нерсесянц, В. С. Философия права / В. С. Нерсесянц. — М., 1998.

  16. О свободе. Антология западноевропейской классической либеральной мысли. — М., 1995.

  17. Сартр, Ж. -П. Экзистенциализм это гуманизм // Сартр, Ж. -П. Сумерки богов. — М., 1989.

  18. Семитко, А. П. Развитие правовой культуры как правовой процесс / А. П. Семитко.— Екатеринбург, 1996.

  19. Франк, С.Л. Реальность и человек / С. Л. Франк.— М., 1997.

  20. Фридмен, М. О свободе / М. Фридмен, Ф. Хайдек. — М., 2003.

  21. Фромм, Э. Бегство от свободы / Э. Фромм. — М., 1990.

  22. Платон. Диалоги / Платон.— М., 1989.

  23. Прудон, П. -Ж. Что такое собственность / П. -Ж. Прудон. — 2-е изд. — М., 1919.

Контрольные вопросы и задания

  1. Какие аспекты свободы выделяют при рассмотрении ее сущности?

  2. Как Н. А. Бердяев определял соотношение рабства и сво­боды человека?

  3. В чем заключается ответственность как свойство творче­ства и свободы?

  4. Что такое степень и мера свободы?

  5. Каково соотношение ответственности и вины?

  6. Как ответственность связана с развитостью сознания и са­мосознания социального субъекта?

  7. Какова роль права в обретении социальным субъектом свободы и ответственности?

  8. В чем заключается онтологическое и аксиологическое содержание понятия «равенство»?

  9. Сравните содержание понятий «равенство» и «уравниловка».

  10. Чем «суд совести» отличается от «суда права»?

  11. Перечислите основные признаки (черты) справедливости.

  12. Что является критерием справедливости?

  13. Что такое правовое равенство?

  14. Дайте характеристику справедливости как равенству.

1 Энгельс Ф. Анти-Дюринг. М., 1945. С. 107.

2 Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека // Бердяев Н. А. Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995. С. 61.

3 См.: Там же. С. 62

4 Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане // Кант И. Соч.: в 6 т. Т. 6. М., 1966. С. 399.

5 Кьеркегор С. Наслаждение и долг. Киев, 1994. С. 234.

6 «Челнок» — термин эпохи горбачевской «перестройки», обозначающий человека, занимающегося закупкой товаров за рубежом, их доставкой в Россию и продажей с прибылью.

7 См.: Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990.

8 Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1998. С. 24.

9См.:Семитко А. П. Развитие правовой культуры как правовой про­цесс. Екатеринбург, 1996. С. 193.

10 См.: Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Соч. : в 6 т. Т. 3. М., 1964. С. 351.

11 Ленин В. И. Партийная организация и партийная литература // Ле­нин В. И. Поли. собр. соч. Т. 12. С. 104.

12 См.: Горшнева В. М., Осипова П. П., Строгович М. С, Тархова В. А., ФефеловаП.А. и др.

13См.:Франк С.Л. Реальность и человек. М., 1997. С. 225.

14 Там же. С. 303.

15 Словарь по этике. М., 1989. С. 39.

16 См.: Ильин И.А. О сущности правосознания // Ильин И. А. Соч. : в 10 т. Т. 4. М., 1994. С. 225.

17 Платон. Диалоги. М., 1986. С. 428

18 Кант И. Соч.: в 6 т. Т. 2. С. 201.

19Кант И. Критика практического разума. СПб., 1995. С. 288.

20 См.: Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 264.

21 В преступной среде термин «справедливость» не употребляется. Справедливыми считаются такие действия, которые, например, со­ответствуют «понятиям» криминального сообщества.

22Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1998. С. 30.

23 Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 400.

24 Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 114.

25 Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 148.

32

studfile.net

3. Право как справедливость. Философия права. Учебник для вузов

3. Право как справедливость

Понимание права как равенства (как общего масштаба и равной меры свободы людей) включает в себя с необходимостью и справедливость.

В контексте различения права и закона это означает, что справедливостъ входит в понятие права, что право по определению справедливо, а справедливость — внутреннее свойство и качество права, категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т. д.).

Поэтому всегда уместный вопрос о справедливости или несправедливости закона — это по существу вопрос о правовом или неправовом характере закона, его соответствии или несоответствии праву. Но такая же постановка вопроса неуместна и не по адресу применительно к праву, поскольку оно (уже по понятию) всегда справедливо и является носителем справедливости в социальном мире.

Более того, только право и справедливо. Ведь справедливость потому собственно и справедлива, что воплощает собой и выражает общезначимую правильность, а это в своем рационализированном виде означает всеобщую правомерность, т. е. существо и начало права, смысл правового принципа всеобщего равенства и свободы.

И по смыслу, и по этимологии справедливость (justitia) восходит к праву (jus), обозначает наличие в социальном мире правового начала и выражает его правильность, императивность и необходимость.

Латинское слово «юстиция» (justitia), прочно вошедшее во многие языки, в том числе и в русский, переводится на русский язык то как «справедливость», то как «правосудие», хотя по существу речь идет об одном и том же понятии — о справедливости, включающей в себя и правосудие (и в исходном значении суждения по праву, и в производном значении судебного решения спора в соответствии с правом, справедливо). Кстати, все эти аспекты правового смысла справедливости нашли адекватное отражение в образе богини Справедливости Фемиды с Весами Правосудия. Используемые при этом символические средства (богиня с повязкой на глазах, весы и т. д.) весьма доходчиво выражают верные представления о присущих праву (и справедливости) общезначимости, императивности, абстрактно-формальном равенстве (повязка на глазах богини означает, что абстрагированный от различий равный правовой подход ко всем, невзирая на лица, — это необходимое условие и основа для объективного суждения о справедливости).

Справедливо то, что выражает право, соответствует праву и следует праву. Действовать по справедливости.— значит действовать правомерно, соответственно всеобщим и равным требованиям права.

Внутреннее единство справедливости и правового равенства (общезначимости и одинаковости его требований в отношении всех, включая и носителей власти, устанавливающих определенное правоположение) хорошо выражено в комментариях знаменитого римского юриста Ульпиана к одному преторскому эдикту. Замечателен по своей справедливости прежде всего сам эдикт, кодифицированный Сальвием Юлианом в первой половине II в. Смысл эдикта — в формулировании одного из существенных требований принципа равенства в сфере правотворчества и правоприменения, который звучит так: «Какие правовые положения кто-либо устанавливает в отношении другого, такие же положения могут быть применены и в отношении его самого» (Д.2.2). Более развернуто это требование в приводимом Ульпианом фрагменте эдикта выражено следующим образом: «Магистрат или лицо, занимающее должность, облеченную властью, установив какое-либо новое правовое положение по делу против другого лица, должен применить то же правовое положение, если его противник предъявит требование. Если кто-либо достигнет того, что (в его пользу) будет установлено какое-либо новое правовое положение магистратом или лицом, занимающим должность, обеспеченную властью, то это же правовое положение будет применено против него, когда впоследствии его противник предъявит требование» (Д.2.2.1).

Комментируя данный эдикт, Ульпиан замечает: «Этот эдикт устанавливает положение величайшей справедливости и не может вызвать чье-либо обоснованное неудовольствие: ибо кто отвергает, чтобы да его делу было вынесено такое же решение, какое он сам выносит для других или поручает вынести… Понятно, что то право, которое кто-либо считает справедливым применить к другому лицу, должно признаваться действительным и для самого себя…» (Д.2.2.1).

Другой, не менее важный, аспект единства справедливости и равенства как выражения соразмерности и эквивалента зафиксирован в традиционном естественноправовом определении справедливости как воздаяния равным за равное.

В обобщенном виде можно сказать, что справедливость — это самосознание, самовыражение и самооценка права и потому вместе с тем — правовая оценка всего остального, внеправового.

Какого-либо другого принципа, кроме правового, справедливость не имеет. Отрицание же правового характера и смысла справедливости неизбежно ведет к тому, что за справедливость начинают выдавать какое-нибудь неправовое начало — требования уравниловки или привилегий, те или иные моральные, нравственные, религиозные, мировоззренческие, эстетические, политические, социальные, национальные, экономические и тому подобные представления, интересы, требования. Тем самым правовое (т. е. всеобщее и равное для всех) значение справедливости подменяется неким отдельным, частичным интересом и произвольным содержанием, партикулярными притязаниями.

С этой проблемой под несколько другим углом зрения мы уже сталкивались при рассмотрении разных направлений критики принципа правового равенства (и права в целом) с позиций неправовой (и антиправовой) свободы.

При отрицании правовой природы справедливости по существу мы имеем дело с тем же самым, но уже применительно к справедливости, т. е. с неправовой (антиправовой или внеправовой) справедливостью. По логике такого подхода получается, что право как таковое (право вообще, а не только антиправовой закон) несправедливо, а справедливость исходно представлена в том или ином вне-правовом (социальном, политическом, религиозном, моральном и т. и.) начале, правиле, требовании.

Здесь, следовательно, справедливость права, если таковая вообще допускается, носит производный, вторичный, условный характер и поставлена в зависимость от подчинения права соответствующему «внеправовому началу. И поскольку такие внеправовые начала лишены определенности принципа правового равенства и права в целом (объективной всеобщности правовой нормы и формы, единого масштаба права, равной меры правовой свободы и т. д.), они неизбежно оказываются во власти субъективизма, релятивизма, произвольного усмотрения и частного выбора (индивидуального, группового, коллективного, партийного, классового и т. д.). Отсюда и множественность борющихся между собой и несогласуемых друг с другом внеправовых представлений о справедливости и праве, односторонних претензий того или иного частного начала на всеобщее, присущее праву и справедливости.

С позиций правовой всеобщности (формально-определенной всеобщности правового равенства, свободы и справедливости), в равной мере значимой для всех, независимо от их моральных, религиозных, социальных, политических и иных различий, позиций и интересов, все эти внеправовые начала с представленными в них особыми потребностями, требованиями и т. д. — лишь особенные сферы в общем пространстве бытия и действия права и правовой справедливости, специфические объекты, а не субъекты справедливой правовой регуляции.

Право (и правовой закон) не игнорирует, конечно, все эти особенные интересы и притязания, и они должны найти в нем свое надлежащее (т. е. именно — справедливое) признание, удовлетворение и защиту. А это возможно только потому, что справедливость (и в целом право, правовой подход и принцип правовой регуляции) не сливается с самими этими притязаниями и не является нормативным выражением и генерализацией какого-либо одного из таких частных интересов. Напротив, справедливость, представляя всеобщее правовое начало, возвышается над всем этим партикуляризмом, «взвешивает» (на единых весах правовой регуляции и правосудия, посредством общего масштаба права) и оценивает их формально-равным, а потому и одинаково справедливым для всех правовым мерилом.

Например, те или иные требования так называемой «социальной справедливости», с правовой точки зрения, имеют рациональный смысл и могут быть признаны и удовлетворены лишь постольку, поскольку они согласуемы с правовой всеобщностью и равенством и их, следовательно, можно выразить в виде требований самой правовой справедливости в соответствующих областях социальной жизни. И то, что именуется «социальной справедливостью», может как соответствовать праву, так и отрицать его. Это различие и определяет позицию и логику правового подхода к соответствующей «социальной справедливости».

Так в принципе обстоит дело и в тех случаях, когда правовой справедливости противопоставляют требования моральной, нравственной, политической, религиозной и иной «справедливости».

В пространстве всеобщности и общезначимости принципа правового равенства и права как регулятора и необходимой формы общественных отношений свободных субъектов именно правовая справедливость выступает как критерий правомерности или неправомерности всех прочих претензий на роль и место справедливости в этом пространстве. Отдавая каждому свое, правовая справедливость делает это единственно возможным, всеобщим и равным для всех правовым способом, отвергающим привилегии и утверждающим свободу.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Юридическое равенство, законность и справедливость, как социально-правовые категории juridical equality, legality and equity as social jural categories Текст научной статьи по специальности «Право»

И. М. Шапиро*

Юридическое равенство, законность и справедливость, как социально-правовые категории

Равенство, законность и справедливость являются наиболее проблемными социально-правовыми категориями. Вокруг этих понятий многие века идут горячие споры, бурные обсуждения. Однако до сих пор не существует единого мнения в их понимании, не выработана общая точка зрения на соотношение данных категорий. Поэтому возникает необходимость подробного научного исследования правовой наукой. В настоящее время и политиками, и учёными-теоретиками, и юристами-практиками обсуждается возможность и необходимость равенства.

На первый взгляд, этот термин не требует объяснения, он прост и понятен. Его происхождение относится к античному периоду. У древнегреческих мыслителей господствовало представление о сбалансированности всего существующего, что относится и к обществу, и к окружающей среде. При таком равновесном состоянии любое действие нарушает баланс, и гармонию можно восстановить только аналогичным противодействием. Юридическое равенство было известно также в древнеримском праве, которое закрепляло тезисы о том, что «перед законом все равны», что «закон обращается ко всем одним голосом»1 и тому подобные. После религиозных войн в XV — XVI вв., когда государство объявило о своём нейтралитете в отношении к разным теориям «правильной жизни» и закрепило одинаковую ценность и значение индивидов с точки зрения права, данный принцип окончательно сформировался в теории права.

В настоящее время международные акты закрепляют принцип равенства, равноправия людей. В частности, Всеобщая декларация прав человека признаёт достоинство, присущее всем членам человеческой семьи, и равные и неотъемлемые права.

* Шапиро Ирина М….., адвокат Астраханского филиала Межтерриториальной специализированной

коллегии адвокатов «Санкт-Петербург». E-mail: [email protected]

1 Диденко Н. Г., Селиванов В. Н. Право и свобода // Теория права и государства. 2000. № 5. С. 24.

Она гласит, что все люди рождаются и равными в своём достоинстве и правах. Международный пакт на протяжении всего текста использует слова «все», «каждый», «любой», «никто» и т. п., подтверждая равенство вне зависимости от дискриминационных признаков, а также в ст. 26 закрепляет равенство прав, гарантий и защиты законом.

В нашем государстве равенство имеет конституционную основу. Так, ст. 19 Конституции Российской Федерации провозглашает всеобщее равенство перед законом и судом и закрепляет его гарантию со стороны государства. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, должностному положению, принадлежности к общественным объединениям и т. д., что полностью соответствует нормам международного права.3

Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений.4 Принцип равенства прослеживается во многих нормах Гражданского кодекса РФ. Например, ст. 161 ГК РФ устанавливает обязательность совершения сделки в письменной форме, если сумма сделки в десять раз превышает установленный законом минимальный размер оплаты труда, или если в сделке участвует хотя бы одно юридическое лицо, а также в иных предусмотренных законом случаях. При этом не имеет значения пол, национальность, имущественное положение сторон, длительность их жизни либо существования с момента государственной регистрации и никакие иные обстоятельства.

В уголовном законодательстве данный принцип закреплён ст. 4 Уголовного кодекса РФ, но имеет специфическое содержание. Равенство проявляется в том, что все лица, совершившие преступление, независимо от указанных в Конституции характеристик, равны перед законом и равным образом подлежат уголовной ответственности. Преступные деяния и наказания за них закрепляются нормами Особенной части УК РФ, которые применяются ко всем одинаково, независимо от пола, расы, национальности, вероисповедания и прочих социальных признаков.

М. А. Пшеничнов различает категории «правовое» и «юридическое» равенство.5 Он сопоставляет их различие с различием между правом и законом и утверждает, что

2 Международный пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966 г. М, 2000.

См. напр.: Ст. 2 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 г. (Всеобщая декларация прав человека от 10.12.1948 г. М., 2001. С. 4).

4 ст. 1 ГК (Гражданский кодекс РФ. Ч. I. М., 2007. С. 6).

5 Тилежинский Е. В. Равенство как правовая категория: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2006.

юридическое равенство отражает близость к формально-нормативному способу обозначения предписаний, а правовое равенство выражает сложившуюся социальную реальность.

Несмотря на то, что закон закрепляет равенство, нормы в реальной жизни могут не действовать. В зависимости от этого можно выделить реальное и фиктивное юридическое равенство. Реальное — такое, которое действительно проводится в жизнь, а фиктивное существует только на бумаге, теоретически. Это ситуация, когда законодатель принял норму, а на практике она не реализуется в силу объективных или субъективных причин.

Нередко в работах учёных-правоведов (Н. Г. Диденко, В. Н. Силиванова, С. Н. Кожевникова, А. П. Кузнецова, А. Ф. Черданцева) юридическое равенство называется принципом права.

Юридическое равенство игнорирует различия между людьми и социальными группами. Таким образом, оно не берёт во внимание фактически существующие различия в обществе, и поэтому учёные приходят к выводу, что равенство носит формальный характер.6 Конечно, нельзя говорить о том, что общество состоит из абсолютно одинаковых индивидов. Такое мнение было бы сразу же аргументированно опровергнуто, ведь на самом деле существуют предприниматели и дворники, мужчины и женщины, взрослые и дети, богатые и нуждающиеся. Однако, для осуществления правового регулирования необходимо закрепление и соблюдение принципа юридического равенства.

Оно означает равенство свободных и независимых друг от друга субъектов права по общему для всех масштабу, единой норме, равной мере. Закрепление формального равенства людей — это признание их равной правоспособности, т. е. возможности приобрести предоставляемые законом права и обязанности, имущество. И это не предопределяет их идентичности в уже приобретённых ими правах, благах. Ведь одно дело -иметь право что-либо сделать, а другое — реализовать предоставленную законом возможность и приобрести конкретную вещь. Равенство — это одинаковый для всех путь к приобретению благ, а не раздача этих благ поровну каждому.7 И ничего страшного, если не все реализуют данные им возможности и в итоге появится неравенство.

Согласно концепции Ролза, социальное и экономическое неравенство должно быть связано с должностью и положением конкретного человека, доступ к которым открыт равным образом для всех, но при этом положение менее удачливых членов общества не

6 Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1998. С. 17 — 19.

7 Там же. С. 21.

должно становиться хуже. Если соблюдены все условия, такое неравенство является справедливым.8

Важно уточнить, что юридическое равенство не всегда предполагает равенство фактическое. Например, когда люди выполняют разную работу, а в итоге получают одинаковую заработную плату, это фактическое, а не юридическое равенство. Фактическое равенство справедливо только в одинаковых условиях. А в приведённом примере фактическая справедливость на самом деле оказывается несправедливостью. Таким образом, смысл принципа юридического равенства заключается в том, что необходимо действовать одинаково в одинаковых условиях.

Современное понимание принципа юридического равенства в глазах учёных-правоведов и членов Конституционного Суда РФ основывается на том, что государство рассматривается не как «добрый дядя», который всем всё раздаёт «по потребностям», как это видели марксисты и коммунисты, а как пространство равных возможностей.9 Лишь «при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении».10 Если условия не являются равными, то законодатель вправе установить для них различный правовой статус.

Например, закон защищает «слабую» сторону в договоре розничной купли-продажи -потребителя, предоставляя ему дополнительные права и гарантии их осуществления, а также закрепляя корреспондирующие им обязанности продавца (изготовителя).11 В Уголовном законодательстве равенство не означает, что все преступники понесут одинаковое наказание, хотя совершили разные преступления. Равенство — это одинаковые возможности для защиты своих прав в соответствии с правилами, установленными законом: право иметь защитника, знакомиться с материалами дела, представлять доказательства и др.

Соблюдение закона играет важную роль в обеспечении равенства и справедливости. Законность неразрывно связана с понятиями «закон», «право», «правомерность». Она является сложным социально-правовым явлением, отражающим уровень правовой организации общества, а также связь закона и индивида.12

8 Чукин С. Г. Проблема обоснования справедливости в современной философии права // История государства и права. 2004. № 5. С. 9.

9 Там же. С. 7.

10 П. 2 Определения Конституционного суда РФ от 06.12.2001 № 255-О (Сборник Постановлений Пленума ВС РФ. М., 2002. С. 123).

11 См., например: ст. 502 ГК, ст. ст. 7 — 9 Закона «О защите прав потребителей».

12 Диденко Н. Г., Селиванов В. Н. Право и свобода. С. 24 — 25.

Законность — это требование (принцип) неуклонного соблюдения и исполнения законодательства субъектами правовых отношений.13 Существует два подхода к определению законности. Во-первых, законность — это принцип государственной и общественной жизни, требование. Во-вторых, это — неуклонное соблюдение, исполнение не только законов, но и всех правовых предписаний. Принцип законности закреплён законодателем с целью формирования правового государства и стремления каждого гражданина и общества в целом к правомерному поведению.

Всеобщая декларация прав человека содержит положение о том, что никто не может быть осуждён за деяние, которое во время его совершения не признавалось преступлением по национальному закону или международному праву, либо нести более тяжкое наказание, чем было предусмотрено законом, действующим во время совершения преступления14. Аналогичная норма содержится и в Конвенции СНГ.15

Таким образом, принцип законности закреплён международными актами, а они, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации», являются правовой основой международных отношений и составной частью правовой системы нашего государства.

Вслед за актами международного права Конституция России 1993 г. в ст. 15 закрепляет обязанность органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию РФ. Таким образом, принцип законности содержится в нормативном акте, имеющим высшую юридическую силу на территории нашего государства.

При несоответствии или противоречии федеральных законов, постановлений и распоряжений Правительства РФ, указов Президента РФ, нормативно-правовых актов субъектов РФ, органов местного самоуправления и их должностных лиц Конституции РФ или любому акту, имеющему по сравнению с ним большую юридическую силу, либо при принятии нормативно-правового акта неуполномоченным лицом, либо в порядке, не соответствующем закону, данный акт не подлежит применению. Более того, в случае противоречия какого-либо закона или подзаконного акта нормам Конституции суды

13 Юридический словарь /Сост. Жильцов Н. А., Липинский Д. А., Хачатуров Р. Л., О. И. Чердаков. М., 2007. С. 202.

14 Ч. 2 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 г. (Всеобщая декларация прав человека от 10.12.1948 г. М., 2000).

15 Ч. 1 ст. 7 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26.05.1995г. (Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26.05.1995 г. М., 2001).

должны применять Конституцию, хотя она, по общему правилу, не является непосредственно действующим источником права.16

Если нормативно-правовой акт признан противоречащим Конституции РФ, то орган, принявший его, обязан его отменить. Отказ от исполнения данной обязанности трактуется Конституционным Судом РФ как присвоение полномочий, не принадлежащих ему, что влечёт потерю легитимности власти и, в конечном счёте, ответственность в виде досрочного

— 17

прекращения полномочий.

Данный принцип отражён и в отраслевых законодательных актах. Например,

уголовное законодательство не допускает применения закона по аналогии и закрепляет, что

18

преступность и наказуемость деяния определяются только Уголовным кодексом РФ. В Гражданском кодексе принцип законности прямо не закреплён. Однако многочисленные обороты «в соответствии с законом» (ч. 3 ст. 25), «в случаях, предусмотренных законом», «в силу закона, (ч. 4 ст. 244), «в установленном законом порядке» (ч. 1 ст. 242), «если иное не предусмотрено законодательством» (ч. 3 ст. 2) и т. п. В ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса РФ содержится принцип законности при производстве по уголовному делу и раскрывается его содержание. В данном контексте законность означает запрет применять закон, противоречащий Уголовному кодексу, а также признание недопустимыми доказательств, если они получены с нарушением норм Уголовно-процессуального кодекса. Например, если обыск жилища подозреваемого проведён без участия двух понятых, или без соответствующего постановления следователя и судебного решения, или с нарушением порядка его производства, то доказательства, полученные в его результате, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.19

Таким образом, законность можно определить как требование неукоснительного исполнения и соблюдения норм каждым человеком, в том числе простыми гражданами, должностными лицами и государственными органами, а также как правомерное поведение конкретного индивида. Законность необходима для существования справедливости в обществе, в государстве и даже в праве.

16 П. 2 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 31.10.1995 г. № 8 (Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 2002. С. 124).

17 П. 2.2. Постановления Конституционного Суда РФ от 04.04.2002г. № 8-П (Сборник Постановлений Пленума ВС РФ. М., 2002. С. 256).

18 Ст. 3 Уголовного кодекса РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (с изменениями и дополнениями) (Уголовный кодекс РФ. М., 2007. С. 4).

19 Ст. 75, 182 Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (Уголовнопроцессуальный кодекс РФ. М., 2007. С. 36).

В русском языке слово «справедливость» произошло от слов «правда», «правый», а в латинском — от слова «право». Справедливость всегда выступала как мера, закон, принцип, миропорядок. Она существует тогда, когда в обществе царит гармония, мир, равновесие. Справедливость означает общепринятую правильность, правомерность. Она воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Как считал И.-В. Гёте, справедливость касается индивида, а закон — целого общества. В древние времена господствовало представление о естественном равенстве людей: «все от природы равны». Ученики Пифагора считали идеальной фигурой квадрат20, так как он является символом «одинаковости», равенства. Они отождествляли равенство и справедливость. Несколько позднее Платон говорил уже о неравенстве людей, причём принципиальном: каждый человек имеет свои способности к разным вещам, и это он считал справедливым.

В действующей Конституции Российской Федерации принцип справедливости прямо не закреплён, однако подразумевается во многих нормах. Например, ст. 40 предусматривает право каждого человека на жилище и устанавливает, что произвольно никто не может быть лишён своего жилища. Ст. 50 гласит, что никто не может быть повторно осуждён за одно и то же преступление. Требование действовать справедливо — наиболее общее правило поведения в обществе. Оно закреплено ч. 2 ст. 6 Гражданского кодекса РФ: при невозможности использования аналогии закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Понятие «справедливость» содержится также в ч.3 ст. 451 и ч. 2 ст. 1101. Но это не означает, что остальные нормы не основываются на данном принципе. Например, ч. 1 ст. 242 ГК РФ указывает, что в случае стихийных бедствий, аварий, эпидемий и иных чрезвычайных обстоятельств имущество может быть изъято у собственника в интересах общества в установленном законом порядке с возмещением его стоимости собственнику.

В уголовном законодательстве принцип справедливости характеризует соотношение определённых явлений с точки зрения распределения добра и зла, как соответствие воздаяния деянию. Его содержание заключается в том, что наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, применённая к лицу, совершившему преступление, должны соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам совершения преступления и особенностям личности преступника. Это означает максимальную индивидуализацию ответственности и наказания за содеянное. Верховный суд, уточняя

20 Шпренгер Г. Взаимодействие: соображения по поводу антропологического понимания масштабов

данный принцип, установил необходимость правильной юридической оценки деяния в точном соответствии с диспозицией статьи Уголовного кодекса РФ и соответствия назначаемого наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, а также учёта обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание.21

В идеале право всегда должно соответствовать справедливости. Сторонники

концепции естественного права отстаивают мнение, что законы должны быть воплощением

22

справедливости. Как считает ряд учёных, право есть нормативно закреплённая

23

справедливость.

Однако существует и прямо противоположная точка зрения. Например, Гегель полагал, что справедливо только то, что соответствует праву и следует духу права. И в настоящее время учёные (Г. Шпренгер, Ю. Хабермас, К-О. Апель, В.Г. Щеглов и др.) отстаивают эту позицию, говоря о том, что справедливость достигается многократно, пока за неё борются средствами действующего права.24

Таким образом, выделяют два вида справедливости — субъективную и объективную. Первая рассматривается с точки зрения морали и является качеством личности. Такая точка зрения доминировала в период античности и средневековья. Платон видел в справедливости «упорство души». П.-Ж. Прудон считал, что справедливость — это то, что «в человеческой душе самое исконное, в обществе самое основное и благородное из всех понятий».25

Известный философ В. С. Соловьёв говорил о том, что справедливость является категорией нравственности. Закон ограничен, он закрепляет не идеал, а лишь низший предел, «минимум нравственности», обязательный для всех членов общества.26 Такое мнение не потеряло своей актуальности. Оно бытует и среди наших современников. Например, О. В. Мартышин считает, что справедливость является моральной категорией и

27

не сводится полностью к праву. По результатам социологических опросов, справедливость часто противопоставляется закону: «справедливость — это жить не по закону, а по

справедливости // Государство и право. 2004. № 5. С. 18.

21 Постановление Пленума Верховного суда РФ от 11.06.1999 г. № 40 (Сборник Постановлений Пленума ВС РФ. М., 2002. С. 249).

22 Хайруллин В. И. Что такое коммунитарная справедливость // Государство и право. 2007. № 9. С. 95).

23 Философия права. /Под ред. О. Г. Данильяна. М., 2005. С. 269.

24 Шпренгер Г. Взаимодействие: соображения по поводу антропологического понимания масштабов справедливости // Государство и право. 2004. № 5. С. 23.

25 Там же. С. 16.

26 Соловьёв В. С. Право и нравственность // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. Л., 1990. С. 98.

совести».28 Считается, что право — это только то, что справедливо, т.е. соответствует объективно необходимым жизненным потребностям человека.29

О. Хёффе выделил три признака такой справедливости: во-первых, она имеет природу моральной обязанности; во-вторых, данные обязанности признаются добровольно и выполняются не по принуждению; и в-третьих, справедливым является полезное любому

30

человеку, а не только лишь отдельному индивиду в конкретной ситуации.

Второй вид справедливости характеризует её с точки зрения права и определяет как правила, закреплённые социальными институтами — государством, организацией, семьёй. Наиболее категоричные авторы вкладывают в справедливость только правовое содержание и ни коим образом не соотносят с личной характеристикой человека. Например, Нерсесянц В.С. утверждает, что отрицание правового характера и смысла справедливости «неизбежно ведёт к тому, что за справедливость начинают выдавать какое-нибудь неправовое начало», т.е. незаконные, своевольные требования. А это не справедливость, а произвол. А. Хабермас однозначно заявляет, что «основной инстанцией справедливости является право, а не мораль». Это означает, что право всегда справедливо. Более того, только право и справедливо! Получается, что справедливость является внутренним свойством, качеством права, а не обособленным понятием. Действовать справедливо, по мнению германских философов, — значит действовать в соответствии с требованиями права. Таким образом, критерий справедливости поступка идентичен его правомерности.

Справедливость не является очень динамичным понятием. Она относительно стабильна во времени и меняется лишь с изменением общественных потребностей, общественного сознания, культуры. Чего нельзя сказать о наших законах. Они весьма непостоянны, изменчивы. И это говорит в пользу того, что право не всегда соответствует справедливости.

Слово «справедливость» практически не употребляется в действующих нормах права, но часто подразумевается. Существует множество формулировок «разумный срок», «использовать рационально», «добросовестность», «критерии разумности» и т. д., когда не даётся конкретных понятий. Тогда в случае возникновения спорной ситуации вопрос справедливости решается компетентным органом (в т.ч. судьёй) «согласно внутреннему

27Мартышин О. В. Метафизические концепции права // Государство и право. 2006. № 2. С. 64.

28 Здравомыслова О. М. Представления о справедливости и равенстве и правовой опыт населения (по материалам российско-французских исследований) // Мир России. 2004. № 3. С. 73.

29 Чернобель Г. Т. Право как мера социального блага. // Журнал российского права. 2006. № 6. С. 89).

30 Философия права. С. 271.

убеждению», знаниям, опыту. Таким образом, в конечном счёте, что справедливо а что нет решает не закон, а человек.

Конечно, при таком понимании справедливости существует опасность, что её значение можно подменить личной выгодой и даже произволом31. Когда человек ограничен не обязательными правилами закона, а тем, что он считает правильным, он может действовать с пользой для себя, а не для общества, и это в его глазах справедливо. Поэтому

32

такой подход называют неправовым или антиправовым.

Однако следует отметить, что если чувство справедливости воспитано в человеке, то оно будет побуждать его к правомерному поведению, порождать ответственность за свои поступки и их последствия. И даже если такой человек нарушит закон, действуя по справедливости, это не страшно, если в целом интересы общества соблюдены. Ещё Протагор вывел формулу о том, что человек является мерой всех вещей.33 А. И. Кант отмечал, что следует поступать «внешне так, чтобы свободное проявление твоего произволения было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом».34 Иными словами, должно претворяться в жизнь «золотое правило»: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними».35

Более того, Блаженный Августин, Ф. Аквинский и Г. Гроций словно в один голос заявляли, что законам можно не подчиняться, если это не причиняет большого вреда обществу или если они противоречат естественному праву и божественным заповедям.36

Известно довольно много случаев, когда законопослушные граждане поступают во благо общества, отступая от закона. И фильмы, и средства массовой информации пестрят подобными сообщениями. При этом «преступник» в глазах закона не воспринимается обществом как таковой. Его поведение одобряется и поддерживается. Общественное мнение складывается в формулу: «На его месте я поступил бы так же».

Ярким примером служит недавнее событие, произошедшее в Санкт-Петербурге: Александр Кузнецов, отчим мальчика, подвергшегося насилию, совершил убийство преступника. Газеты и сайты в Интернете сообщают подробности со своими комментариями

31 Например, А. Кончаловский, исследуя явление «дедовщины», пришёл к шокирующему выводу о том, что неуставные отношения в российской армии являются нормой жизни; что уважение к закону для русского человека — редкость. См.: Кончаловский А. Дедовщина как государственный уклад // Аргументы недели. Трибуна реакционера. 31.01.2008. № 5 (91). С. 13.

32 Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1998. С. 30.

33 Чернобель Г. Т. Право как мера социального блага // Журнал российского права. 2006. № 6. С. 88.

34 Кант И. Метафизика нравов. Метафизические начала учения о праве. Т. 6. С. 254.

35 Матфей. 7: 12.

36 Мартышин О. В. Метафизические концепции права // Государство и право. 2006. № 2. С. 66.

произошедшего.37 Один из журналов даже сформировал своеобразный «суд народа» -опросил 12 известных людей, и они вынесли вердикт: «убийца не виноват».38 А 5-й телеканал в прямом эфире предложил зрителям ответить на вопрос: «Если бы Вы были присяжным, оправдали бы человека, убившего педофила?», на что около 90% телезрителей ответили положительно.

Многие учёные, политики и простые люди видят тенденцию к несправедливости наших, российских, законов и говорят о несовместимости права (которое по определению всегда справедливо) и закона.39 Возникают вопросы: тогда что такое право, если не закон? И зачем подчиняться законам? Разрыв между правом и законом пагубно воздействует на правовое регулирование общественных отношений. Русские люди привыкли, что закону нельзя доверять, зачастую его можно не слушаться, а в некоторых случаях, когда очень хочется, от него можно «увильнуть», главное знать — как. Так уже долгие годы разрушается принцип законности.

Итак, юридическое равенство, законность и справедливость являются принципами права. Они законодательно закреплены и международными актами, и внутригосударственными нормами. Не всегда нормы напрямую используют термин «равенство», «законность» или «справедливость». Однако, проведя анализ норм, можно уверенно сказать, что во многих нормах они подразумеваются. Соотношение юридического равенства и справедливости можно выразить формулой: равное только равным; не всем одно и то же, а каждому своё, иначе бы для неравных равное стало бы неравным.40

Требование равенства как одинакового действия в одинаковых условиях означает непредвзятость, соизмеримость преступления и наказания за него, причинённого ущерба и его компенсации и, таким образом, полностью соответствует принципу справедливости. Юридическое равенство закреплено и гарантируется законом. Выходит, что если соблюдается и исполняется закон, то существует и реализуется юридическое равенство. Таким образом соотносятся данные понятия.

Невозможно выявить единого, приемлемого для всех членов общества соотношения справедливости и законности. С одной стороны, теоретически, нет справедливости, если нарушается закон; закон справедлив, и, значит, нарушение закона является нарушением принципа справедливости. Однако с другой стороны, практика нередко показывает или

37 См. например: http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3112473/

38 http://www.amic.ru/news/?news_id=80882

39 Фомин А. А. Юридическая безопасность — особая разновидность безопасности: понятие и общая характеристика // Государство и право. 2006. № 2. С. 73.

40 Философия права. С. 269.

несправедливость законов, или необходимость нарушить закон ради торжества справедливости в конкретной ситуации. А. Б. Венгеров утверждает, что неверно сводить право к морали и определять его как справедливость.41 По мнению некоторых современных учёных, существует разница между тем, что законно, и тем, что справедливо.42 Согласно проводимым опросам, понимание справедливости как личностного качества, морального принципа поведения значительно доминирует над юридическим смыслом данного понятия.43 Сложившаяся ситуация объясняется учёными низким уровнем знаний населения о своих правах и отсутствием правовой культуры и навыков защиты своих прав, предоставленных законом. Однако, несомненно, с точки зрения законодателя закон всегда справедлив и, таким образом, законность всегда соответствует справедливости.

41 Иванова С. А. Принцип социальной справедливости в правоприменительной деятельности (теоретические аспекты реализации) // Государство и право. 2006. № 1. С. 19.

42 Хайруллин В. И. Что такое «коммунитарная справедливость». С. 95.

Здравомыслова О. М. Представления о справедливости и равенстве … С. 74.

cyberleninka.ru

Разница между равенством и справедливостью

главное отличие между равенством и справедливостью в том, что равенство означает равное положение для всех, в то время как справедливость означает качество справедливости, праведности или справедливости во всех аспектах.

Равенство и справедливость — это два слова, которые часто слышат и используют в обществе. Эти слова неуместно используются в нескольких ситуациях несколькими людьми. Равенство означает равное отношение к отдельным лицам или его отсутствие, в то время как справедливость определяет, правильно ли оно практикуется в обществе. То есть справедливость больше связана с правовой системой в стране. Следовательно, в этом заключается основное различие между равенством и справедливостью.

Ключевые области покрыты

1. Что такое равенство
— определение, характеристики
2. Что такое справедливость
— определение, характеристики
3. Какова взаимосвязь между равенством и справедливостью?
— Краткое описание общих черт
4. В чем разница между равенством и справедливостью
— Сравнение основных различий

Основные условия

Равенство, справедливость, закон, общество


Что означает равенство

Равенство означает предоставление каждому равного положения или отношения со стороны общества. Следовательно, каста, пол, религия и национальность не считаются равными для всех. Следовательно, равенство — это когда вещи принимаются одинаковыми или равными в любом аспекте.

Другими словами, равенство относится к качеству одинакового количества, стоимости или статуса. В результате никто не будет подвергаться жестокому обращению или маргинализации из-за определенных различий, которые они могут иметь в рамках социальной системы. Таким образом, в обществе равенство — это больше принцип, который подчеркивает равное или одинаковое принятие всех.

Рассмотрим ситуацию, когда многокультурные люди живут в обществе. В дополнение к культурным различиям, которые могут иметь эти люди, будут существовать различия, основанные на богатстве как бедных и богатых, религиозных различиях и т. Д. Тем не менее, если равенство поддерживается в этой конкретной общине, все будут считать друг друга равными и будут приняты равными статус друг с другом, несмотря на все различия. Таким образом, они будут дорожить настоящим, рассматривая и принимая всех как равных или находящихся в одинаковом положении с другими, поскольку они считают, что у всех одна история.

Что означает справедливость

Справедливость относится к качеству справедливости, праведности или справедливости во всех аспектах. Таким образом, справ

ru.strephonsays.com

Лекция 15. Право как равенство и справедливость

1. Природа и сущность справедливости.

2. Справедливость как правовое равенство.

1. Природа и сущность справедливости

Термин «справедливость» происходит от древнегреческого слова «месть». На ранней стадии развития общества существовало естественное право обязательного возмездия за деяние, наносившее вред племени, т.е. «право мести». Однако у мести нет меры, одна месть порождает другую, другая – третью и так до полного истребления рода (если речь идёт об убийстве). В этом смысле справедливость и выступала «мерой мести», устанавливаемой общественным мнением.

Проблема справедливости всегда интересовала философов. В буддийском учении о карме справедливость рассматривается как судьба, как неминуемое воздаяние за совершённое в прошлой и настоящей жизнях. У Демокрита под справедливостью понимается «правота», «законное дело», «исполнение долга». Обычно античные философы связывали справедливость с высокими моральными качествами человека. Известны их высказывания, ставшие афоризмами: «Доступный подкупу никогда не может быть справедлив», «Только та любовь справедлива, которая стремится к прекрасному, не причиняя обид» и др.

Большое внимание проблеме справедливости уделял Платон, особенно после неправедного суда над его учителем Сократом. В «Диалогах» он даёт такое определение: «Справедливость – умиротворённость души в самой себе и упорядоченность частей души как друг по отношению к другу, так и в целом; распределительная способность, уделяющая каждому своё по достоинству; способность, благодаря которой тот, кто ею обладает, предпочтительно избирает кажущееся ему справедливым; способность подчиняться в жизни закону; равенство в общежитии; способность повиноваться правильным законам». А в «Государстве» связывает справедливость с идеей блага, ибо через него постигается полезность справедливости, которая сама есть благо. Платон очень тонко подметил, что справедливость есть не нечто существующее само по себе, а отношение, возникшее в результате договора о том, чтобы «люди не вредили друг другу и не терпели вреда». Если закон способствует взаимному общению, то он имеет справедливую природу, считал философ.

Аристотель много писал о справедливости как о качественной характеристике социальных феноменов – справедливом равенстве, справедливом законе, справедливом правосудии и др.

Эпикур отмечал диалектику относительного и абсолютного в справедливости. Он указывал, что с изменением обстоятельств меняется и полезность определённых отношений между людьми – они (отношения) из справедливых могут стать несправедливыми.

Дж. Локк в сочинении «Два трактата о государственном правлении» изложил свою концепцию естественного права и общественного договора, где различал справедливость как договор, подчинение закону и как достижение гармонии между личными и общественными интересами.

И. Кант делал акцент на различии этической и правовой справедливости. Он приводил такой пример: «Тот, кто, участвуя на равных паях в торговой компании, сделал больше других, но при этом из-за несчастных случаев потерял больше, чем другие члены компании, может по справедливости требовать от компании больше, чем равную часть. Однако по истинному (строгому) праву, поскольку – если представить себе в этом случае судью – судья не имеет точных данных (data), чтобы решить, сколько полагается этому лицу по контракту, ему бы отказали в удовлетворении его требования». На основании различий этической и правовой сторон взаимоотношений людей, Кант делает вывод: «суд справедливости» содержит в себе противоречие и состоит как бы из двух судов – «суда совести», относящегося к этической справедливости, и «суда права», выражающего правовую справедливость.

Г. Гегель, напротив, отмечал близость правовой и этической справедливостей, наглядно выраженной в воспитании ребёнка. Чтобы у детей не развивались нескромность и дерзость, нужны дисциплина и даже наказание. Однако последнее с необходимостью должно принять форму справедливости, органически связанную с «собственной субъективностью» (самосознанием ребёнка).

Правовая и этическая справедливости взаимосвязаны не только на индивидуальном, но и на социальном уровне. Так, Г. Гегель подчёркивал, что справедливость составляет нечто великое в гражданском обществе: хорошие законы (справедливые) ведут к процветанию государства, а общественное мнение содержит в себе вечные субстанциональные принципы справедливости.

В XIX в. категория справедливости привлекает внимание многих мыслителей – от Этьенна Кабе (1788–1856) и Роберта Оуэна (1771–1858) до Луи Блана (1811–1882) и Карла Маркса (1818–1883).

Французский философ Пьер Жозеф Прудон (1809–1865) считал справедливость основным понятием нравственности. События Великой французской революции подтолкнули его придать справедливости значение равноправия. Уже в раннем сочинении «Что такое собственность» Прудон отождествлял справедливость и равноправие, ссылаясь на определение древних мыслителей: justum aequale est, injustum inaequale – «справедливо то, что равно, несправедливо неравное». В работе «О справедливости в церкви и в Революции» он отмечал, что первым признаком справедливости и её началом служат чувство собственного достоинства человека, взаимное уважение, гармония личных и общественных интересов.

К. Маркс и Ф. Энгельс в трактовке понятия «справедливость» исходили из материалистического понимания истории. Они рассматривали социальную справедливость как сложное нравственное, социально-эконо-мическое, правовое и политическое явление. Их интересовала проблема зависимости справедливости от развития общественного бытия и общественного сознания, в справедливости они усматривали и идеал, и реальность. К сожалению, практика социалистического строительства исказила марксистское понимание справедливости, подменив равноправие уравниловкой, которая неизбежно привела к падению инициативы, снижению активности людей.

В настоящее время широкое распространение получили либеральные концепции справедливости. Так, американский философ Дж. Роулс в книге «Теория справедливости» называет два содержательных принципа справедливости: 1) каждое лицо должно обладать равными с другими правами на более широкую свободу; 2) социальное и экономическое неравенство должно быть открытым для всех на условиях честного равенства возможностей.

Роулс подчёркивает, что справедливость фиксирует в первую очередь реальное положение личности в обществе, свидетельствует о невозможности нормальной жизни в обществе без удовлетворения элементарных экономических, политических, духовных, правовых потребностей его членов, без охраны их прав и свобод.

В современной философской мысли общепризнаны следующие свойства справедливости:

  • справедливость не бывает однозначной. Связанная с различными общественными отношениями (экономическими, социальными, политическими, нравственными, правовыми), она меняет своё содержание не только в разные исторические эпохи, но и в рамках одного исторического периода. В силу этой же взаимосвязи оценка различных общественных явлений в качестве «справедливых» и «несправедливых» отражает экономические, политические, социальные и другие условия;

  • важнейшие черты справедливости – равенство, пропорциональность, бескорыстие, доброжелательность, объективность, самокритичность – раскрываются при оценке тех или иных явлений действительности;

  • справедливость проявляется в формах общественных отношений, содержащих требования соответствия между реальной социальной ролью различных индивидов, социальных групп и их социальным положением, между их правами и обязанностями, между деянием и воздаянием, между трудом и вознаграждением, между преступлением и наказанием, и т.д.;

  • справедливость как реальность существует лишь в действиях социального субъекта. Без субъекта у общественных явлений нет свойства «справедливости», оно проявляется лишь в отношениях «субъект – субъект» или «субъект – общественный институт». Оттого, в какие отношения вступают с человеком государство, классы, социальные группы, церковь и другие институты, возникает их оценка как «справедливых» или «несправедливых»;

  • содержание справедливости как реальности выступает в трёх основных аспектах: меры воздаяния, меры требования и правомерности оценки;

  • как мера воздаяния справедливость неоднозначна и в каждую историческую эпоху имеет своё специфическое содержание. Коренная проблема социальной справедливости и суть социального характера воздаяния в современную эпоху – избавление человека от эксплуатации и угнетения, обеспечение его свободы. Нравственное воздаяние представляет собой оценку поведения личности с точки зрения добра и зла, поощрения и наказания. Правовое воздаяние имеет своим содержанием справедливость с точки зрения правосудия (суждения по праву), равного правового подхода ко всем.

Как мера требования справедливость выступает регулятором взаимоотношений людей, общностей, личности и государства, личности и общества. Например, если человек не выполняет своих обязанностей перед обществом, то он творит несправедливость. Не случайно считается, что справедливо поступает не тот, кто действует сообразно справедливости по отношению к себе, а тот, кто поступает так по отношению к другим.

Справедливость как правомерная оценка означает соизмеримость идеала (должного) с сущим как мерой воздаяния и мерой требования.

Таким образом, сущность феномена справедливости раскрывается через его философско-правовую трактовку, учитывающую объективные экономические, социальные, политические, правовые, нравственные отношения личности и других социальных субъектов как равноправных, достойных, автономных. Справедливость как философско-правовая категория отражает всю сложность общественных связей личности и даёт характеристику самой личности как самодостаточному существу.

Каковы же отличительные критерии справедливости и несправедливости? Чтобы их определить, выделим основные онтологические и гносеологические признаки справедливости, отличающие её от других социальных явлений.

В онтологическом плане справедливость всегда существует как отношение между людьми, социальными субъектами, т.е. как общественное отношение. Специфика этого отношения выражается в том, что оно может быть межличностным или индивидуальным, но в любом случае – субъект-субъектным, возникающим между социальными субъектами.

Другой признак, органично связанный с первым, заключается в том, что справедливость всегда расценивается как отношение, одинаковое для всех субъектов, или, что одно и то же, является отношением равноправия субъектов в конкретных идентичных условиях. Социальная справедливость – это не единичное случайное отношение, а массовое, одинаковое для каждого социального субъекта в равной мере, без исключений.

Далее, социальная справедливость характеризует реальное положение личности в обществе, обеспеченное социально-нравственными и правовыми гарантиями человеческого и гражданского достоинства, заслуженными материальными и духовными благами – политическими правами, поощрениями и т.д.

В гносеологическом плане справедливость представляет собой понятие, категорию, отражающую определённое состояние данного отношения, соответствие реальных отношений подлинно равноправным отношениям субъектов. Специфика понятия заключается в том, что оно является по своей природе и функциональной роли аксиологическим, т.е. оценочным. Это понятие фиксирует, в каком отношении человек находится к производству, распределению и потреблению материальных благ, каково его положение в социальной группе, насколько его интересы учтены в законах и т.п.

С позиции такого гносеолого-аксиологического подхода о справедливости можно говорить в широком и узком смысле. В широком смысле понятие отражает общественное отношение, в котором выражается сравнение должного в человеческой жизнедеятельности и сущего, того, что есть в действительности. Например, когда обществом недооценивается труд врача, учёного, учителя, а труд банкира, бизнесмена, чиновника превозносится, то это означает отсутствие социальной справедливости, ибо не соблюдается равенство между трудом и вознаграждением, нарушена оценка соответствия социальной значимости труда и равенства. В узком смысле справедливость выражает меру соответствия различных событий, явлений, поступков ценностям определённых социальных групп – этнических, классовых, профессиональных, возрастных и даже криминальных.

studfile.net

Справедливость, равенство и достоинство личности в праве Текст научной статьи по специальности «Право»

ВЕСТНИК ЮГОРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

2008 г. Выпуск 7 (8). С. 22-24

УДК 340.11

СПРАВЕДЛИВОСТЬ, РАВЕНСТВО И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ В ПРАВЕ

О.В. Власова

Принципы справедливости и равенства в праве — это основополагающие начала права, его ключевые идеи. Они определяют и выражают сущность права. В переводе с латинского слово «принцип» означает первооснову какого-либо явления, исходное, отправное положение.

Конституционный Суд РФ обратил внимание на то, что общеправовые принципы справедливости, юридического равенства, закрепленные в Конституции Российской Федерации, обладают в высшей степени нормативной обобщенностью, предопределяют содержание конституционных прав граждан, их отраслевых прав, носят универсальный характер и, в связи с этим, оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений.

Принципы права — равенство и справедливость — нельзя рассматривать вне общечеловеческих ценностей, отдельно от них, ибо эти ценности реализуются через принципы, прежде всего. К таким общечеловеческим, общенациональным ценностям следует отнести достоинство человека.

Идея человеческого достоинства существует в правовых принципах объективно, поскольку в ней преломляются и конкретизируются экономические и политические закономерности [6:51].

Право на достоинство принадлежит каждому, за человеком признается его безусловное достоинство уже в силу факта рождения. Этот нормативный смысл достоинства присущ, в том числе, и младенцам, душевнобольным, лежащим в коме пациентам. Никто не может быть вычеркнут из списка людей, лишен человеческого достоинства. Можно по-разному оценивать конкретного человека, и, как бы он сам к себе не относился, уже в силу своего существования он представляет собой высшую ценность в глазах всех других, в глазах государства и общества.

Принцип равенства (равноправия) и достоинство личности. Принцип равенства является важным условием обеспечения и развития человеческого достоинства.

Понятие равенства означает не только юридическое равенство, заключающееся в гарантируемой законом возможности действовать в известных пределах по своему усмотрению. Это и создание для каждого человека равных условий жизнедеятельности.

Принцип равенства впервые был закреплен в США, в Декларации независимости (1776 г.). В ней было записано, что «все люди созданы равными». С тех пор этот принцип получил всеобщее признание. Так, преамбула Всеобщей декларации прав человека 1948 г. начинается с того, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. Далее звучит та же мысль: «подтверждая веру в фундаментальные права человека и значимость человеческой личности, в равные права мужчины и женщины, а также малых и больших народов…» [3:39]. В первой статье этого документа провозглашается: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом, совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства» [5:10-18].

Идея равенства, как и человеческого достоинства, возникла из представления о том, что все люди имеют между собой нечто общее и все они равны. Равенство — основополагающий принцип взаимоотношений человека с государством, устанавливающий единый для всех уровень прав и свобод и запрещающий любую дискриминацию. Формальное равенство граждан, безотносительно к социальному и имущественному положению, было признано в качестве императива правового государства.

Равенство перед законом, так же, как и осуществление абсолютного достоинства личности в праве, вытекает из того, что человек обладает определенной ценностью независимо от его индивидуальных качеств, профессиональной принадлежности, социального положения.

Принцип равенства, как и идея достоинства личности, является ведущим конституционным принципом современных демократических государств. «Этот принцип, — пишет Н.А. При-дворов, — обеспечивая ценность человека (человеческое достоинство), распространяется на отраслевое законодательство, а также на отдельные правовые институты, закрепляющие положение каждого отдельного гражданина в различных сферах социальной жизни» [6:76].

Принцип равенства закреплен в ст. 19 Конституции РФ. В ней установлено, что «все равны перед законом и судом». Следовательно, всем предоставляются равные стартовые возможности, реализация которых зависит от индивидуальных качеств каждого человека. Люди предстают в равном статусе и перед судом, получают одинаковую защиту своих законных прав и несут одинаковую меру ответственности.

Закрепляя равенство прав и свобод, Конституция устанавливает независимость равенства от каких-либо обстоятельств: от пола, расы, национальности, половой принадлежности и др. В соответствии со ст. 74 УК РФ, умышленные действия, нарушающие равноправие граждан, равно как и их достоинство, по признаку расы, национальности, отношения к религии, наказываются лишением свободы или штрафом.

Таким образом, человеческое достоинство получает правовую защиту от любой дискриминации. Это значит, что принцип равенства и уважение достоинства личности находятся в неразрывном единстве. Из общего свойства людей как представителей человеческого рода

— обладания ими достоинством, следует принцип равенства их прав, равной (одинаковой) значимости всегда и везде.

Принцип справедливости и достоинство личности. Справедливость является критерием и гарантом свободы и достоинства человека в государственно-организованном обществе. Как верно подмечено: «Критерий справедливости вообще представляет собой достаточно точный и очень чуткий эталон для оценки степени соответствия той или иной нормы общественным нуждам и интересам» [2:8], главным из которых является достоинство личности.

Справедливость изначально представляет собой один из важнейших внутренних механизмов сохранения человеческого достоинства, недопустимости его унижения. Со справедливостью связаны любые межчеловеческие отношения, особенно это касается отношений личности и общества, гражданина и государства, государства и общества. С ней связана диалектика прав и обязанностей, деяния и воздаяния, труда и вознаграждения, заслуги и признания, преступления и наказания, несоответствия которых определяются как несправедливые, унижающие человеческое достоинство.

Принцип справедливости, зарождаясь в этической и нравственной среде, предъявляет к субъектам правоприменительного процесса (судьям, адвокатам, истцам, ответчикам, обвиняемым, потерпевшим и др.) требование соблюдения норм этики и нравственности. Любые проявления унижения человеческого достоинства, допускаемые участниками правоприменения, наносят большой вред и подрывают справедливое начало правоприменительного процесса. Справедливость основана на «золотом» правиле нравственности: «не делай другим того, чего не желаешь себе» и является признанием равноценности всех членов данного общества в их достоинстве и правах. Справедливость как духовно-нравственный принцип заключает в своем содержании возможность каждого человека испытывать чувство собственного достоинства. Главное, чего требует принцип справедливости, — это уважение прав и достоинства людей.

Равенство людей в их человеческом достоинстве предопределяет справедливое требование равенства условий для его реализации, каким является пространство личной свободы. Ресурсы для свободной жизни личности — это права человека, их отрицание означает отрицание человеческого достоинства.

Таким образом, общеправовые принципы равенства, справедливости и идея достоинства личности находятся между собой в тесной взаимосвязи. Они выражают идеальное содержание права, то есть то, какими должны быть действия и отношения людей.

Свобода воплощена в правовом равенстве, а равенство является мерой свободы: «Свобода и равенство неотделимы друг от друга и взаимно предполагают друг друга. Правовое равенство — это равенство свободных и равенство в свободе» [4:6,8]. Следовательно, принцип равенства должен пониматься в контексте с принципом свободы, а также в сочетании с правом на уважение человеческого достоинства. Их единство реализуется в справедливости как стержневой ценности права. Л.И. Глухарева отмечает: «.принцип равноправия выражает требование к установлению характера отношений между людьми на основе уважения достоинства каждого, он составляет конститутивный признак справедливости, а также является важнейшей стороной демократического образа жизни» [1:106].

Прочная связь между собой и взаимодействие принципа справедливости и идеи достоинства личности отражаются в правовых нормах о равноправии граждан вне зависимости от их социального положения, пола, национальности и расы, об обеспечении безопасности труда, неприкосновенности личности и жилья, об охране жизни и здоровья, о всеобщем среднем образовании и т. д.

Идея уважения достоинства человека составляет основу правовых принципов равенства и справедливости. Они позволяют ей полно и всесторонне раскрыться и выразиться в своей сути и содержании. Эта идея придает праву концептуальный характер, обеспечивает его единство и системность. Идея достоинства личности самостоятельно выступает в качестве правового принципа как общечеловеческое и постоянное образующее начало права. Это, прежде всего, любовь к людям, взаимное уважение и справедливость между ними, честь и достоинство, недопущение унижения человека и наказание за попрание ценности человеческой личности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Глухарева Л.И. Права человека в современном мире (социально-философские основы и государственно-правовое регулирование). — М., 2003. — С. 106.

2. Кудрявцев В.Н. Механизмы социальной деформации // Вопросы философии. 1989. № 11.

— С. 8.

3. Международные акты о правах человека. Сборник документов. 2-е изд. — М., 2002. — С. 39.

4. Нерсесянц В.С. Ценность права как триединство свободы, равенства и справедливости // Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление /Отв. ред. В.С. Нерсесянц. — М., 1996. С. 6, 8.

5. Права и свободы личности. Международные документы. Комментарии (Библиотечка «Российской газеты»). Вып. 11. — М., 1995. — С. 10-18.

6. Придворов Н.А. Достоинство личности и социалистическое право. — М., 1977. — С. 51, 76.

cyberleninka.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *