По сфере проявления конфликты бывают ответ: Конфликтология.(тесты)doc

Конфликтология.(тесты)doc

Конфликтология

Тест на тему: «Классификация конфликтов»

1. Конфликт – это……….

А) столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений, серьёзное разногласие, острый спор.

Б) это принятие противоположностями друг друга в тех или иных свойствах и взаимодействиях.

В) процесс формализации социальных отношений, переход от неформальных отношений, и неорганизованной деятельности к созданию организационных структур с иерархией власти.

2. По сфере проявления конфликты бывают:

А) конструктивные, деструктивные

Б) социальные, экономические, политические, духовно-идеалогические

В) слабые, средние, сильные

3. Под глобальными конфликтами понимают:

А) конфликты между регионами

Б) конфликты, связанны с природными катастрофами

В) конфликты, которые несут угрозу существованию цивилизации

4. …………… — возникающее у людей столкновение противоположных целей, мотивов, точек зрения интересов участников взаимодействия.

А) групповой конфликт

Б) межличностный конфликт

В) межгрупповой конфликт

5. Внутриличностный конфликт – это ………

А) это противоборство, в котором хотя бы одна из сторон представлена малой социальной группой.

Б) это состояние, в котором у человека есть противоречивые и взаимоисключающие мотивы, ценности и цели, с которыми он в данный момент не может справиться, не может выработать приоритеты поведения.

В) возникающее у людей столкновение противоположных целей, мотивов, точек зрения интересов участников взаимодействия.

6. Политические конфликты по сфере распространения конфликты бывают:

А) экономические, социальные, культурные

Б) слабые, средние, сильные

В) внутриполитические, внешнеполитические, межгосударственные

7. Состояние внутренней структуры личности, характеризующееся противоборством ее элементов – это…..

А) межличностный конфликт

Б) внутриличностный конфликт

В) межгрупповой конфликт

8. По способам разрешения конфликты бывают:

А) разрушительные, компромиссные, кооперативные

Б) пассивные, активные

В) силовые, мирные

9. Назовите конфликт разногласий между личностью и группой, вызванный различиями интересов.

А) межличностный конфликт

Б) внутригрупповой конфликт

В) внутриличностный конфликт

10. Термин, который характеризует противоборство, в котором участвует часть персонала, рабочих или служащих конкретного крупного предприятия либо конкретного региона.

А) локальный конфликт

Б) эмоциональный конфликт

В) административный конфликт

11. Конфликт, в котором принимают участие много сторон.

А) расширенный

Б) масштабный

В) мультиполярный

12. Термин, характеризующий массовое собрание людей, с целью урегулирования коллективных трудовых споров и социальных конфликтов.

А) митинг

Б) совещание

В) заседание

13. Разновидность конфликтов, которые можно отнести к внешнеполитическим.

А) классовые

Б) межгосударственные

В) межличностные

14. По силе воздействия конфликты бывают:

А) затяжные, постоянные

Б) сильные, слабые

В) деструктивные, конструктивные

15. Две основные функции конфликта:

А) функция социализации, защитная функция

Б) конструктивная функция, деструктивная функция

В) регулятивная функция, интегративная функция

16. Назовите тип конфликта между работниками и работодателями по поводу установления и изменения условий труда.

А) противоречие

Б) коллективный трудовой спор

В) межличностный конфликт

17. Тип модели поведения личности в конфликтной ситуации, в ходе которой проявляется пассивность, склонность к уступкам в оценках и суждениях, непоследовательность.

А) деструктивная модель поведения

Б) продуктивная модель поведения

В) конформистская модель поведения

18. Деятельность участников конфликта, направленная на прекращение противодействия и устранение проблемы.

А) принятие соглашения

Б) разрешение конфликта

В) уклонение

19. Процесс противоборства субъектов права с целью изменения своего статуса и юридического состояния.

А) правовой конфликт

Б) классовый конфликт

В) социальный конфликт

20. Слово, действие (или бездействие), которое может привести к конфликту.

А) конфликтоген

Б) конфликтная ситуация

В) спор

Ответы

  1. А

  2. Б

  3. В

  4. Б

  5. Б

  6. В

  7. Б

  8. А

  9. Б

  10. А

  11. В

  12. А

  13. Б

  14. Б

  15. Б

  16. Б

  17. В

  18. Б

  19. А

  20. А

Тестовые задания по дисциплине » Управление конфликтом»

 

Тестовые задания по дисциплине:

« Управление конфликтом»

 

 

  1. Каковы могут быть последствия конфликта в организации? а) негативные; б) позитивные; в) могут быть как негативные, так и позитивные последствия;

 

  1. Чем знаменит С.Хэнди? а) он установил три уровня конфликта; б) предложил классическое определение конфликта; в) разработал типологию конфликтных личностей;

 

3. Конфликт – это……….

а) столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений, серьёзное разногласие, острый спор;

б) это принятие противоположностями друг друга в тех или иных свойствах и взаимодействиях;

в) процесс формализации социальных отношений, переход от неформальных отношений, и неорганизованной деятельности к созданию организационных структур с иерархией власти.

 

4. Слово, действие (или бездействие), которое может привести к конфликту.

а) конфликтоген;

б) конфликтная ситуация;

в) спор.

 

5. Выделите один из способов управления конфликтами а) разъяснение требований к работе; б) решение проблемы; в) противоборство;  

6. По какому признаку можно классифицировать организационные конфликты? 1 — по способу решения; 2 — по природе возникновения; 3 — по направленности воздействия; 4 — по степени выраженности; 5 — по количеству участников; 6 – по масштабу. а) 1, 2, 3, 6; б) 1, 2, 3, 4, 5, 6; в) 2, 4, 5, 6;  

7. По сфере проявления конфликты бывают:

а) конструктивные, деструктивные;

б) социальные, экономические, политические, духовно-идеалогические;

в) слабые, средние, сильные.

 

8. По силе воздействия конфликты бывают:

а) затяжные, постоянные;

б) сильные, слабые;

в) деструктивные, конструктивные.

 

9. Из чего складывается конфликт?

а) конфликтной ситуации и инцидента;

б) конфликтной личности и конфликтной ситуации;

в) инцидента и конфликтной личности;

 

 

10. Кому принадлежит идея о том, что при соблюдении правил научного менеджмента конфликты в организации не должны возникать?

а) Сократу;

б) Гераклиту;

в) Ф.Тейлору;

11. Какие три уровня конфликтов выделил С.Хэнди

а) внутриличностные, межличностные, групповые;

б) открытые, скрытые, потенциальные;

в) спор, конкуренция, конфликт;

12. Под глобальными конфликтами понимают:

а) конфликты между регионами;

б) конфликты, связанны с природными катастрофами;

в) конфликты, которые несут угрозу существованию цивилизации.

 

13. Конфликт, в котором принимают участие много сторон.

а) расширенный;

б) масштабный;

в) мультиполярный.

 

14. Какое название носят методы по устранению организационных конфликтов? а) внутриличностные; б) структурные; в) межличностные;  

15. На каком этапе урегулирования жалобы менеджер проверяет факты, собранные сотрудником? а) на этапе исследования;

б) обдумывания;

в) подведения итогов;

16. Процесс противоборства субъектов права с целью изменения своего статуса и юридического   состояния.

а) правовой конфликт;

б) классовый конфликт;

в) социальный конфликт.

 

 

17. …………… — возникающее у людей столкновение противоположных целей, мотивов, точек зрения интересов участников взаимодействия.

а) групповой конфликт;

б) межличностный конфликт;

в) межгрупповой конфликт.

18. Термин, характеризующий массовое собрание людей, с целью урегулирования коллективных трудовых споров и социальных конфликтов.

а) митинг;

б) совещание;

в) заседание.

19. Избегание является оптимальным способом управления конфликтом: а) нет; б) да; в) да, только для руководящих работников;  

20. Внутриличностный конфликт – это ………

а) это противоборство, в котором хотя бы одна из сторон представлена малой социальной группой;

б) это состояние, в котором у человека есть противоречивые и взаимоисключающие мотивы, ценности и цели, с которыми он в данный момент не может справиться, не может выработать приоритеты поведения;

в) возникающее у людей столкновение противоположных целей, мотивов, точек зрения интересов участников взаимодействия.

 

21. Деятельность участников конфликта, направленная на прекращение противодействия и устранение проблемы.

а) принятие соглашения;

б) разрешение конфликта;

в) уклонение.

 

22. Условия возникновения конфликта? а) наличие конфликтной ситуации; б) наличие субъекта конфликта; в) наличие оппонентов;  

23. Как называются методы управления конфликтами, которые заключаются в умении правильно организовать свое собственное поведение, высказать свою точку зрения, не вызывая защитной реакции со стороны другого человека?

а) структурные;

б) межличностные;

в) внутриличностные;

24. Термин, который характеризует противоборство, в котором участвует часть персонала, рабочих или служащих конкретного крупного предприятия либо конкретного региона.

а) локальный конфликт;

б) эмоциональный конфликт;

в) административный конфликт.

 

25. Разновидность конфликтов, которые можно отнести к внешнеполитическим.

а) классовые;

б) межгосударственные;

в) межличностные.

 

26. Как называются методы управления конфликтами, которые заключаются в разъяснении требований к работе, использовании координационных и интеграционных механизмов, установлении общеорганизационных комплексных целей и использовании системы вознаграждений? а) структурные; б) межличностные; в) внутриличностные;  

27. По способам разрешения конфликты бывают:

а) разрушительные, компромиссные, кооперативные;

б) пассивные, активные;

в) силовые, мирные.

 

28. Две основные функции конфликта:

а) функция социализации, защитная функция;

б) конструктивная функция, деструктивная функция;

в) регулятивная функция, интегративная функция.

 

29. Какие два независимых параметра составляют основу классификации формы поведения личности в конфликтной ситуации по К.Томасу и А.Килменну?

а) способность к уклонению от конфликта, склонность к компромиссу;

б) степень реализации собственных интересов, уровень кооперативности;

в) уровень конфликтности, уровень терпимости;

 

30. Политические конфликты по сфере распространения конфликты бывают:

а) экономические, социальные, культурные;

б) слабые, средние, сильные;

в) внутриполитические, внешнеполитические, межгосударственные.

 

31. Конфликт в организации должен рассматриваться: а) как свидетельство неблагополучия организации; б) как явление, которое может как разрушить организацию, так и способствовать ее развитию; в) как доказательство слабости менеджмента;  

32. Условием возникновения конфликта является наличие: а) оппонентов и объекта конфликта; б) конфликтной ситуации и инцидента; в) оппонентов и инцидента;  

33. Какие три вида посредничества различают при решении конфликта? а)  внутриорганизационные, межорганизационные, внеорганизационные;

б) переговоры, компромисс, арбитраж; в) формальное, неформальное, общественное;  

34. Назовите тип конфликта между работниками и работодателями по поводу установления и изменения условий труда.

а) противоречие;

б) коллективный трудовой спор;

в) межличностный конфликт.

 

35. Состояние внутренней структуры личности, характеризующееся противоборством ее элементов – это…..

а) межличностный конфликт;

б) внутриличностный конфликт;

в) межгрупповой конфликт.

 

36. Какой элемент координационного механизма управления конфликтной ситуацией является основным? а) цепь команд; б) разъяснение требований к работе; в) система вознаграждения;  

37. Тип модели поведения личности в конфликтной ситуации, в ходе которой проявляется пассивность, склонность к уступкам в оценках и суждениях, непоследовательность.

а) деструктивная модель поведения;

б) продуктивная модель поведения;

в) конформистская модель поведения.

 

38. Кто из ученых рассматривал конфликты как неизбежное явление в общественной жизни, вытекающее из свойств человеческой природы и присущего личности инстинкта агрессивности? а) Платон;

б) Гераклит;

в) Ф.Тейлор;

39. Назовите конфликт разногласий между личностью и группой, вызванный различиями интересов.

а) межличностный конфликт;

б) внутригрупповой конфликт;

в) внутриличностный конфликт.

 

40. Процесс целенаправленного воздействия на персонал организации с целью устранения причин, породивших конфликт, и приведения поведения участников конфликта в соответствие со сложившимися нормами взаимоотношений – это:

а) конфликтно вертикали;

б) динамика конфликта;

в) управление конфликтами.

 

41. Конфликты между сотрудниками одного уровня в структуре организации:

а) конфликты по горизонтали;

б) трудовые споры;

в) конфликты по вертикали.

 

42. Вид социального конфликта, объектом которого являются трудовые отношения и условия их обеспечения – …

а) трудовой конфликт;

б) семейный конфликт;

в) межгрупповой конфликт.

 

43. Совместная деятельность участников конфликта, направленная на прекращение противодействия и разрешение проблемы – это …

а) разрешение конфликта;

б) затухание конфликта;

в) манипуляторство.

 

44. Фасилитация – это:

а) затухание конфликта;

б) форма групповой работы для выработки решений повышенной сложности, в том числе для урегулирования конфликта внутри группы;

в) навязывание другой стороне предпочтительного для себя решения.

 

45. Чередование этапов развития конфликтной ситуации:

а) произвольно;

б) не обязательно;

в) обязательно последовательно.

  

46. Способ разрешения конфликта, заключающийся в использовании ненасильственных средств и приемов для разрешения проблемы – это:

а) переговоры;

б) рефлексия;

в) эмпатия.

 

47. Слово, действие (или бездействие), которое может привести к конфликту а) конфликтоген; б) инцидент; в) конфликтная ситуация.  

48. В каком случае конфликт рассматривается на психологическом уровне:

а) когда в его основе лежат личные противоречия;

б) таких случаев нет4

в) когда в его основе лежат групповые противоречия.

 

49. Стресс, сопровождающий любой конфликт, накладывает отпечаток на его протекание. Это суждение:

а) не верно;

б) верно;

в) отчасти верно.

 

50.  Какая дилемма выбора модели поведения более всего типична для конфликта:

а) « стремление – избегания»;

б) двойное « стремление – избегания»;

в) « избегание – избегания».

 

 

Просмотр содержимого документа
«Тестовые задания по дисциплине » Управление конфликтом»»

Тестовые задания по дисциплине:

« Управление конфликтом»

  1. Каковы могут быть последствия конфликта в организации?
    а) негативные;
    б) позитивные;
    в) могут быть как негативные, так и позитивные последствия;

  1. Чем знаменит С.Хэнди?
    а) он установил три уровня конфликта;
    б) предложил классическое определение конфликта;
    в) разработал типологию конфликтных личностей;

3. Конфликт – это……….

а) столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений, серьёзное разногласие, острый спор;

б) это принятие противоположностями друг друга в тех или иных свойствах и взаимодействиях;

в) процесс формализации социальных отношений, переход от неформальных отношений, и неорганизованной деятельности к созданию организационных структур с иерархией власти.

4. Слово, действие (или бездействие), которое может привести к конфликту.

а) конфликтоген;

б) конфликтная ситуация;

в) спор.

5. Выделите один из способов управления конфликтами
а) разъяснение требований к работе;
б) решение проблемы;
в) противоборство;

6. По какому признаку можно классифицировать организационные конфликты?
1 — по способу решения;
2 — по природе возникновения;
3 — по направленности воздействия;
4 — по степени выраженности;
5 — по количеству участников;
6 – по масштабу.
а) 1, 2, 3, 6;
б) 1, 2, 3, 4, 5, 6;
в) 2, 4, 5, 6;

7. По сфере проявления конфликты бывают:

а) конструктивные, деструктивные;

б) социальные, экономические, политические, духовно-идеалогические;

в) слабые, средние, сильные.

8. По силе воздействия конфликты бывают:

а) затяжные, постоянные;

б) сильные, слабые;

в) деструктивные, конструктивные.

9. Из чего складывается конфликт?

а) конфликтной ситуации и инцидента;

б) конфликтной личности и конфликтной ситуации;

в) инцидента и конфликтной личности;

10. Кому принадлежит идея о том, что при соблюдении правил научного менеджмента конфликты в организации не должны возникать?

а) Сократу;

б) Гераклиту;

в) Ф.Тейлору;


11. Какие три уровня конфликтов выделил С.Хэнди

а) внутриличностные, межличностные, групповые;

б) открытые, скрытые, потенциальные;

в) спор, конкуренция, конфликт;


12. Под глобальными конфликтами понимают:

а) конфликты между регионами;

б) конфликты, связанны с природными катастрофами;

в) конфликты, которые несут угрозу существованию цивилизации.

13. Конфликт, в котором принимают участие много сторон.

а) расширенный;

б) масштабный;

в) мультиполярный.

14. Какое название носят методы по устранению организационных конфликтов?
а) внутриличностные;
б) структурные;
в) межличностные;

15. На каком этапе урегулирования жалобы менеджер проверяет факты, собранные сотрудником?
а) на этапе исследования;

б) обдумывания;

в) подведения итогов;


16. Процесс противоборства субъектов права с целью изменения своего статуса и юридического состояния.

а) правовой конфликт;

б) классовый конфликт;

в) социальный конфликт.

17. …………… — возникающее у людей столкновение противоположных целей, мотивов, точек зрения интересов участников взаимодействия.

а) групповой конфликт;

б) межличностный конфликт;

в) межгрупповой конфликт.

18. Термин, характеризующий массовое собрание людей, с целью урегулирования коллективных трудовых споров и социальных конфликтов.

а) митинг;

б) совещание;

в) заседание.

19. Избегание является оптимальным способом управления конфликтом:
а) нет;
б) да;
в) да, только для руководящих работников;

20. Внутриличностный конфликт – это ………

а) это противоборство, в котором хотя бы одна из сторон представлена малой социальной группой;

б) это состояние, в котором у человека есть противоречивые и взаимоисключающие мотивы, ценности и цели, с которыми он в данный момент не может справиться, не может выработать приоритеты поведения;

в) возникающее у людей столкновение противоположных целей, мотивов, точек зрения интересов участников взаимодействия.

21. Деятельность участников конфликта, направленная на прекращение противодействия и устранение проблемы.

а) принятие соглашения;

б) разрешение конфликта;

в) уклонение.

22. Условия возникновения конфликта?
а) наличие конфликтной ситуации;
б) наличие субъекта конфликта;
в) наличие оппонентов;

23. Как называются методы управления конфликтами, которые заключаются в умении правильно организовать свое собственное поведение, высказать свою точку зрения, не вызывая защитной реакции со стороны другого человека?

а) структурные;

б) межличностные;

в) внутриличностные;


24. Термин, который характеризует противоборство, в котором участвует часть персонала, рабочих или служащих конкретного крупного предприятия либо конкретного региона.

а) локальный конфликт;

б) эмоциональный конфликт;

в) административный конфликт.

25. Разновидность конфликтов, которые можно отнести к внешнеполитическим.

а) классовые;

б) межгосударственные;

в) межличностные.

26. Как называются методы управления конфликтами, которые заключаются в разъяснении требований к работе, использовании координационных и интеграционных механизмов, установлении общеорганизационных комплексных целей и использовании системы вознаграждений?
а) структурные;
б) межличностные;
в) внутриличностные;

27. По способам разрешения конфликты бывают:

а) разрушительные, компромиссные, кооперативные;

б) пассивные, активные;

в) силовые, мирные.

28. Две основные функции конфликта:

а) функция социализации, защитная функция;

б) конструктивная функция, деструктивная функция;

в) регулятивная функция, интегративная функция.

29. Какие два независимых параметра составляют основу классификации формы поведения личности в конфликтной ситуации по К.Томасу и А.Килменну?

а) способность к уклонению от конфликта, склонность к компромиссу;

б) степень реализации собственных интересов, уровень кооперативности;

в) уровень конфликтности, уровень терпимости;

30. Политические конфликты по сфере распространения конфликты бывают:

а) экономические, социальные, культурные;

б) слабые, средние, сильные;

в) внутриполитические, внешнеполитические, межгосударственные.

31. Конфликт в организации должен рассматриваться:
а) как свидетельство неблагополучия организации;
б) как явление, которое может как разрушить организацию, так и способствовать ее развитию;
в) как доказательство слабости менеджмента;

32. Условием возникновения конфликта является наличие:
а) оппонентов и объекта конфликта;
б) конфликтной ситуации и инцидента;
в) оппонентов и инцидента;

33. Какие три вида посредничества различают при решении конфликта?
а) внутриорганизационные, межорганизационные, внеорганизационные;

б) переговоры, компромисс, арбитраж;
в) формальное, неформальное, общественное;

34. Назовите тип конфликта между работниками и работодателями по поводу установления и изменения условий труда.

а) противоречие;

б) коллективный трудовой спор;

в) межличностный конфликт.

35. Состояние внутренней структуры личности, характеризующееся противоборством ее элементов – это…..

а) межличностный конфликт;

б) внутриличностный конфликт;

в) межгрупповой конфликт.

36. Какой элемент координационного механизма управления конфликтной ситуацией является основным?
а) цепь команд;
б) разъяснение требований к работе;
в) система вознаграждения;

37. Тип модели поведения личности в конфликтной ситуации, в ходе которой проявляется пассивность, склонность к уступкам в оценках и суждениях, непоследовательность.

а) деструктивная модель поведения;

б) продуктивная модель поведения;

в) конформистская модель поведения.

38. Кто из ученых рассматривал конфликты как неизбежное явление в общественной жизни, вытекающее из свойств человеческой природы и присущего личности инстинкта агрессивности?
а) Платон;

б) Гераклит;

в) Ф.Тейлор;


39. Назовите конфликт разногласий между личностью и группой, вызванный различиями интересов.

а) межличностный конфликт;

б) внутригрупповой конфликт;

в) внутриличностный конфликт.

40. Процесс целенаправленного воздействия на персонал организации с целью устранения причин, породивших конфликт, и приведения поведения участников конфликта в соответствие со сложившимися нормами взаимоотношений – это:

а) конфликтно вертикали;

б) динамика конфликта;

в) управление конфликтами.

41. Конфликты между сотрудниками одного уровня в структуре организации:

а) конфликты по горизонтали;

б) трудовые споры;

в) конфликты по вертикали.

42. Вид социального конфликта, объектом которого являются трудовые отношения и условия их обеспечения – …

а) трудовой конфликт;

б) семейный конфликт;

в) межгрупповой конфликт.

43. Совместная деятельность участников конфликта, направленная на прекращение противодействия и разрешение проблемы – это …

а) разрешение конфликта;

б) затухание конфликта;

в) манипуляторство.

44. Фасилитация – это:

а) затухание конфликта;

б) форма групповой работы для выработки решений повышенной сложности, в том числе для урегулирования конфликта внутри группы;

в) навязывание другой стороне предпочтительного для себя решения.

45. Чередование этапов развития конфликтной ситуации:

а) произвольно;

б) не обязательно;

в) обязательно последовательно.

46. Способ разрешения конфликта, заключающийся в использовании ненасильственных средств и приемов для разрешения проблемы – это:

а) переговоры;

б) рефлексия;

в) эмпатия.

47. Слово, действие (или бездействие), которое может привести к конфликту
а) конфликтоген;
б) инцидент;
в) конфликтная ситуация.

48. В каком случае конфликт рассматривается на психологическом уровне:

а) когда в его основе лежат личные противоречия;

б) таких случаев нет4

в) когда в его основе лежат групповые противоречия.

49. Стресс, сопровождающий любой конфликт, накладывает отпечаток на его протекание. Это суждение:

а) не верно;

б) верно;

в) отчасти верно.

50. Какая дилемма выбора модели поведения более всего типична для конфликта:

а) « стремление – избегания»;

б) двойное « стремление – избегания»;

в) « избегание – избегания».

Вопросы конфликтологу от учеников 10-11 кл. и от учителей

Рождественская Л., учителя Таллинской школы и Цой Л.Н.

Дистанционную встречу    учеников Таллинской школы с   Цой Л.Н. — канд. соц. наук, руководителем Московской Школы Конфликтологии организовала Рождественская Людмила.

 Вопросы.

  1. Каковы причины возникновения конфликтов?
  2. А что  важнее – ответы или вопросы?
  3. Есть такой тезис: — «Что естественно, то не безобразно». Если конфликт – это естественный процесс (как вы утверждаете)  то  значит, он не безобразен, то есть нормальный.
  4. Какие виды конфликтов бывают?
  5. Какие есть способы решения конфликтов?
  6. Если  каждый конфликт уникален, то значит ли, что  соответственно подход к его разрешению тоже должен быть уникальным?
  7. Существуют ли алгоритмы поведения, которые можно использовать для разрешения конфликтной ситуации?
  8. Что на самом деле может лежать в основе такой «конфликтности»? Может, нам просто не хватает опыта и знаний — разглядеть за внешней задиристостью — что-то другое?
  9. Всегда ли человек должен серьёзно реагировать на конфликты?
  10. Как избежать конфликты? Или может быть, их избегать не надо, просто надо уметь учиться на своих ошибках?
  11. Хотелось бы очень узнать, как остановить конфликты и можно ли остановить их вообще?
  12. Как  остановить конфликт, который у меня длится с  третьего  класса с некоторыми учениками? Сейчас я  учусь в 8 классе.
  13. Верно ли, что именно в подростковом возрасте закладывается некоторый «фундамент», который может способствовать, а может и препятствовать формированию личности и что личность формируется на протяжении всей жизни человека.
  14. Что это за «конфликт», в котором формируется личность и как это ее формирование можно увидеть, проследить?
  15.  Как известно, в школе нормам дискуссии не учат. Отсюда возникает много проблем…. И не только у учащихся.
  16. Как вы считаете, когда ученики не хотят учиться, это конфликт? Кого с кем? С чем?

  Вопрос: — «Каковы причины возникновения конфликтов?»
             Конфликт — это открытое столкновение между людьми, имеющими разные, противоречивые, а иногда одинаковые интересы, культурные нормы и ценности, потребности и цели.
Вся жизнь человека пронизана конфликтами или конфликтным взаимодействием.
Исследователи считают, что конфликт выполняет определенную социальную функцию в обществе. Конфликты могут привести общество или к социальной катастрофе или к развитию.
Применительно к организации школьной жизни, с одной стороны, конфликт может быть показателем проявления слабости управления и некомпетентности  конкретного учителя, а с другой стороны, конфликт может быть показателем  назревших  проблем, перемен и изменений. Если школе вводятся новые нормы или инновационные проекты, то конфликты  этой школе обеспечены, так как конфликт является неизменным спутником инноваций.
Перечислим несколько функций конфликта:
— группообразование;
— установление и поддержание нормативных и физических границ;
— социальный контроль;
— нормотворчество.
Некоторые люди считают, что они не конфликтные. Но это неверно. Каждый человек обладает конфликтным потенциалом, без которого он не смог бы защищать свои интересы, ценности, идеи и взгляды.
Поэтому причин конфликтов много. Можно сказать, что, сколько людей, столько и причин для конфликтов.   Но главные причины можно перечислить: интересы, ценности, нормы, противоречие между традициями и инновациями, средства.   Иногда одинаковые интересы и цели могут стать причиной конфликтов. А иногда и разные интересы, цели  могут стать причиной конфликта, конкуренции и борьбы.
 Вопрос:  — «А что  важнее – ответы или вопросы?»

 Задавать вопросы иногда гораздо важнее, чем отвечать на них. На некоторые вопросы человечество ищет ответы в течении тысячи лет. Задавать вопросы — это искусство. Без вопросов человек не смог бы познавать мир и открывать новые знания о мире и о себе.
Поэтому для задавания вопросов — нужен особый, любопытный ум. Важны и вопросы и ответы!

Вопрос: — «Есть такой тезис: — «Что естественно, то не безобразно. Если конфликт – это естественный процесс (как вы утверждаете)  то  значит, он не безобразен, то есть нормальный».
Естественность развития конфликта стихийна, а потому это всегда разрушительный процесс коммуникации, в крайних формах конфликта уничтожаются жизни многих людей.
Человек на протяжении всей истории человечества стремился окультурить стихийные формы, выработать нормы, позволяющие человеку оставаться ЧЕЛОВЕКОМ в конфликте.
«Сделаться»  из человека ЧЕЛОВЕКОМ — это значит  научиться ограничивать собственную естественность и стихийность поведения в конфликте, ввести некоторую искусственную компоненту, окультурить конфликтное взаимодействие, ограничить его естественность и стихийность проявления.
Естественно развивающийся конфликт  — безОБРАЗный так как человек теряет  в нем свой лик, человечность, порождая вражду и насилие.

Вопрос:«Что на самом деле может лежать в основе такой «конфликтности»? Может, нам просто не хватает опыта и знаний — разглядеть за внешней задиристостью — что-то другое?»
         В общественном сознании доминирует стереотипное представление о том, что конфликтный человек неудобный, неуживчивый, создает в коллективе психологическое напряжение, конфликты и т.д. И, как правило, конфликтный человек в большей степени может получить отрицательные характеристики от окружающих его людей.
Но если мы признаем право ребенка/подростка/человека  на защиту своих интересов, то тогда необходимо признать и его право на конфликт. Сам конфликт проявляется в коммуникации и в физическом воздействии. Чем интеллектуальнее и психически развит человек, чем обширней его словарный запас, тем в большей степени он прибегнет в конфликте к слову убеждения, аргументации и договоренностей в защите своих прав. Чем ограниченнее словарный запас, чем неразвитее его сознание, тем быстрее он прибегнет к физической силе.
Например,  коммуникация может выявить склонность человека к насилию или к диалогу.
Коммуникацию между людьми можно разделить на три типа.
1 — Репрессивная, насильственная коммуникация, вынуждающая другого, выполнять волю сильного.
2 — Манипулятивная коммуникация — не прибегая к грубым формам репрессии, но добиваясь при этом куда более впечатляющих результатов.
3 – Партнерская, диалогическая, гуманитарная коммуникация, в ходе которой взаимодействие между людьми позволяет им вступить в диалог, открыто предъявляя свои намерения, интересы и аргументы для обсуждения.
Поэтому, отвечая на Ваш вопрос, можно сказать, что многие конфликтные люди – это люди, которые переживают за общее дело, не страшась, вступают в борьбу за справедливость, защищают слабых или свое достоинство.
Однако их беда в том, что они не знают, КАК цивилизованно отстаивать свои идеи и ценности,  не создавая себе   врагов по жизни, но приобретая сильных оппонентов, конкурентов и даже иногда друзей.

Вопрос:«Верно ли, что именно в подростковом возрасте закладывается некоторый «фундамент», который может способствовать, а может и препятствовать формированию личности и что личность формируется на протяжении всей жизни человека».  

В подростковом периоде закладывается некоторый «фундамент», который может способствовать, а может и препятствовать формированию личности. Личность формируется на протяжении всей жизни человека.
Ответ разобью на несколько  частей и тезисно раскрою тему:
— о подростковом периоде
— о личности
— о зрелой личности
—  внутриличностный конфликт личности

Подростковый период — это период в жизни человека примерно от от 9 — 13 лет (плюс -минус 1-1,5 года).  В этот период времени подросток включен в процесс обучения.
Процесс обучения — это процесс усвоения знаний, процесс социализации и приобщение к культурным образцам. Подросток всего лишь индивид. Индивидом называется человек как представитель вида, в данном случае человеческого рода.
Чтобы сделаться личностью, человек должен пройти определенный путь развития. Полученные знания и культурные образцы не являются еще полной гарантией того, что индивид сформируется как личность.  В подростковом периоде индивид еще не включен в сознательную деятельность, он проходит первичную социализацию
          Личность – обозначает, прежде всего, СОЗНАТЕЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ человека включенного в устойчивые социальные связи и отношения.
Структура личности включает три компонента: ПАМЯТЬ, КУЛЬТУРУ и ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. Основные свойства личности КОЛЛЕКТИВИЗМ и УНИВЕРСАЛИЗМ.
ПРАВА и ОБЯЗАННОСТИ определяет социальный статус личности.
От статуса общество ожидает определенное поведение, то есть определенной СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ личности. Личность может выполнять много разных ролей. Не все социальные роли равнозначны для общества и равноценны для личности. В качестве основных следует выделить семейно-бытовые, профессиональные и общественно-политические роли.
Однако достигнуть гармонии социальных ролей в жизнедеятельности совсем не просто. Для этого от личности требуются большие усилия, глубокие знания, время и способности, а также УМЕНИЕ РАЗРЕШАТЬ КОНФЛИКТЫ, возникающие при выполнении социальных ролей.
           Признаками зрелой личности является не только самостоятельный, осознанный ВЫБОР социальных ролей, их добросовестное и творческое осуществление, но и определенная автономия, социальная дистанция между ролью и личностью, то есть пройти вторичную социализацию. Она оставляет человеку возможность взглянуть на свое ролевое поведение в прошлом и настоящем со стороны, оценить его с точки зрения личных, групповых и общественных интересов и внести необходимые уточнения, а в крайних случаях ОТКАЗАТЬСЯ ОТ НЕДОСТОЙНОЙ РОЛИ.  ЛИЧНОСТЬ И ИСТОРИЯ неразделимы.
Степень влияния личности на исторические процессы зависит от содержания конкретной личности, ее миропонимания, социальной позиции. И здесь определяющее значение имеет понятие о СМЫСЛЕ ЖИЗНИ — идеальном представлении человека  о содержании, сущности и предназначении человеческого существования.
          Личности присущ ВНУТРИЛИЧНОСТНЫЙ КОНФЛИКТ так как  интеллектуальное (эмоциональное, психологическое) напряжение, которое возникает между  по поводу несоответствия того, что есть и что должно   является нормальным и здоровым состоянием психики.  Личность выступает как носитель общих и специфических социальных свойств человека, характеризующих его национальную и этническую. принадлежность, профессию и вид деятельности, мировоззрение и ценностные ориентации, интересы, цели, идеалы.
Индивид в подростковом возрасте не обладает тем набором качеств и социальных ролей, которые присущи личности.
Личность формируется на протяжении всей жизни человека, преодолевая конфликты и находясь в постоянном интеллектуальном и психологическом напряжении.
Признавая подростка как личность учитель, с точки зрения педагогической психологии, поступает верно.   С точки зрения социологии подросток является индивидом, которому еще предстоит стать личностью.

Вопрос:«Что это за «конфликт», в котором формируется личность и как это ее формирование можно увидеть, проследить?»
               Увидеть и проследить формирование Личности можно по тому — КАКИЕ препятствия  и КАК, с КАКИМ результатом  он преодолевает,  какие новые качества у него появляются, которые позволяют ему самоактуализироваться и создавать условия для цивилизованного разрешения конфликтов.
Ключевыми понятиями формирования Личности являются «спонтанность», «естественность», «обретение степени свободы», «свободный выбор», «самопознание», «согласие с собой», «здоровая психика», «социальная значимость его действий».

Вопрос:«Какие виды конфликтов бывают?»
              Конфликты бывают внутриличностные, межличностные, межгрупповые, организационные, трудовые, между личностью и обществом, национально-этнические, региональные, межгосударственные.

Вопрос: — «Какие есть способы решения конфликтов?»
  Способы решения конфликтов есть насильственные и ненасильственные.
Цивилизованный способ решения конфликта — переговоры.

Вопрос:«Если  каждый конфликт уникален, то значит ли, что  соответственно подход к его разрешению тоже должен быть уникальным?»
Подход к разрешению  конфликта во многом зависит от культуры конфликтующих сторон и от нравственной системы, доминирующей в обществе.   Но какой бы мы не выбрали подход, результаты конфликта ограничены:
— выигрыш-проигрыш
— проигрыш-проигрыш
— выигрыш-выигрыш.

Вопрос:«Существуют ли алгоритмы поведения, которые можно использовать для разрешения конфликтной ситуации?»
Да, существуют алгоритмы в коммуникации и в поведении, которые способствуют конструктивному выходу из конфликта. Но это большая тема, может быть как-нибудь отдельно ее пообсуждаем.

Вопрос:«Всегда ли человек должен серьёзно реагировать на конфликты?»
                   Нет, не всегда.

 Вопрос:«Как избежать конфликтов? Или может быть, их избегать не надо, просто надо уметь учиться на своих ошибках?»
                 Конфликты бывают содержательные и коммунальные. Содержательные конфликты необходимы для интеллектуального  развития человека, деятельности, организаций. Коммунальные конфликты  характеризуются выяснением отношений вне контекста деятельности, поиск виновного, демонстрацией силы, унижением.    Избегать нужно коммунальных и беспредметных конфликтов.

Вопрос: — «Хотелось бы очень узнать, как остановить конфликты и можно ли остановить их вообще?»
             Необходимо  ограничивать эскалацию физического насилия и вражды в конфликтах,  минимизировать насильственные формы конфликтного взаимодействия,   некоторые   конфликты можно ограничить в правовом поле, а некоторые  в переговорах.

Вопрос:«Как  остановить конфликт, который у меня длится с  третьего  класса с некоторыми учениками? Сейчас я  учусь в 8 классе».

               Хронические (длительные) конфликты внутри группы способствуют формированию психологических проблем каждого участника конфликтов.  Устойчивые формы коммуникации и поведения и такая социальная иерархия, которая закрепляет за каждым членом группы определенную роль: жертвы, палача, судьи, врага и т.д. Опасность таких конфликтов заключается в том, что по мере взросления, молодому человеку (девушке) будет сложно выйти из той роли, которая укрепилась за ним в процессе хронических конфликтов.
Выйти из подобных конфликтов — это значит выйти из групповой социальной иерархии и критически проанализировать навязанную группой роль. Необходимо сформировать новые нормы коммуникации и поведения в подобных конфликтах.

Вопрос:«Откуда возьмутся правила и нормы у спорящих, если у них не было до этого опыта?»
Нормы  присваиваются и создаются. Когда мы говорим о нормах и правилах в коммуникации, мы говорим о культуре общения, дискуссии и культуре выяснения отношений между людьми.
Есть разные, по степени важности, нормы коммуникации между людьми, в разных социальных и профессиональных группах. В какую социальную или профессиональную группу попал человек, те культурные нормы коммуникации он приобретает и  присваивает.  Присвоение культурных норм — это социальный процесс, процесс обучения, то есть искусственный процесс в жизни человека.
Например, есть очень важная научная норма в дискуссии между научными работниками — это научная критика,   столкновение взглядов, где научные конфликты являются необходимым условием для развития науки.
Опыт приобщения и освоения культурных норм и правил коммуникации человек получает с детства — в семье, на улице, в школе, институте, в профессиональной деятельности.

Вопрос: «Как известно, в школе нормам дискуссии не учат. Отсюда возникает много проблем…. И не только у учащихся».
            В школах есть предметные дисциплины и дисциплины связанные с психологическим и личностным развитием учащихся.
Мне представляется, что тема коммуникации является одной из самых важных для личностного и психологического развития учащегося.
Цели и мотивы у людей редко совпадают. И один и тот же предмет дискуссии, может быть раскрыт с разных аспектов, соответственно с разными мотивами или целями каждого конкретного участника. В этом нет ничего опасного в случае, если участники осознают, что им надо будет дополнительно простраивать логику аргументации в дискуссии, защищая тот или иной тезис.  Администрация школы и педсовет могут обсудить программу по конфликтологии для старшеклассников и если специалистов нет,  можно на    тематические курсы  приглашать специалистов. Сегодня этот вопрос решают сами школы и   родители. Учиться разрешать конфликты  можно только совместно -учителям, ученикам и родителям.

Вопрос:«Как вы считаете, когда ученики не хотят учиться, это конфликт? Кого с кем? С чем?»
В процесс обучения включены, как минимум две стороны: учитель и ученик. Не учитывая одну из сторон  мы не целостно смотрим на ситуацию и совершаем ошибку, с точки зрения анализа ситуации.
Поэтому буду отвечать, придерживаясь профессионального принципа независимости, который не учитывает того, понравятся мои ответы или гипотезы кому-либо или нет. Любой психолог подтвердит, что если между учеником и учителем нет эмоционально-положительной связи, то предмет ученику в большей степени будет не интересен.
Если учитель, действительно хочет осознать ПОЧЕМУ ученики не хотят учиться, он должен критически осознавать не только свои действия, но и методы обучения.
Так как вопрос сложный, то ответы будут сформулированы в форме гипотез:
1. Ученик отстал и не может уже нагнать программу, а потому теряет всякий интерес к предмету.
2. Ученик нуждается в облегченной программе.
3. Учитель не в состоянии увлечь своим предметом учеников.
4. Ученику не интересен учитель, а потому и сам предмет.
5. Ученик может не хотеть учиться по одному предмету или по всем. Если по одному предмету ученик не хочет учиться, то это частная проблема и ее можно решать. Если по всем предметам, то это вопрос к психологу.
Конфликты в любой ситуации, являются показателем того, что учитель прилагает максимум усилий для того, чтобы ученик освоил программу.

Когда ученики не хотят учиться, это не конфликт, это материал для обсуждения  между учениками, учителями, родителями и администрацией школы в поиске решений  по эффективности  процесса обучения.

2004 год.

Педагогическая конфликтология

Конфликтология и конфликты

Конфликты в школе: между учениками, между родителями и педагогами

Чем конфликт отличается от травли

Травля, или буллинг, — это глубокая и систематическая проблема, она проявляется в виде агрессии одних детей против других. В буллинге всегда неравенство сил. Однако травля не всегда выражается в физических нападениях — насилие может быть и психологическим.

<<Блок перелинковки>>

Конфликт — это противостояние, в котором нет систематического насилия, но зато присутствуют разногласия и противоречия между сторонами. Конфликты в школе случаются не только между учениками — бывают задействованы и родители, и учителя. Причины конфликтов в школе могут варьироваться от банальной детской обиды до разногласий по поводу образовательной программы. Мы рассмотрим примеры развития событий и дадим подсказки, как действовать родителю и как помочь ребёнку в случае столкновения интересов. 

Конфликт между учениками

Вася и Петя поспорили, кто будет сидеть на первой парте около учителя. Вася утверждал, что сидеть должен он, так как учится на отлично. А Петя аргументировал тем, что у него плохое зрение. Ребята поссорились и не смогли поделить место.

Совет психолога:
Конфликт в школе «ученик — ученик» — явление, нормальное для человеческой коммуникации. Взрослым следует вмешаться, только если ситуация в школе зашла далеко, например, Вася и Петя переходят к физическому насилию или против кого-то начинается коллективная травля. Но если конфликт не переходит границы разумного, то важно, чтобы Вася и Петя учились решать его самостоятельно. Так вырабатываются социальные навыки. Важно наблюдать и спрашивать о том, что происходит, без оценки и не принимая ничьей стороны, дать возможность каждому высказать мнение, формируя позицию, а не ожесточение детей друг против друга. 

<<Форма демодоступа>>

Конфликт между учеником и учителем

У Васи и Марьи Петровны возникли разногласия из-за выставленной отметки. Учительница заявила, что его сочинение по «Герою нашего времени» не соответствует критериям, и поставила низкую оценку. А Вася ответил, что чётких критериев выдвинуто не было. 

Совет психолога: 
В отличие от конфликта между детьми, здесь силы всегда неравные — учитель обладает властью, опытом и знаниями, а ребёнок находится в подчинённом положении и только формирует своё мнение. Отсутствие единства требований учителя или несоблюдение учителем требований — частая проблема. Но и подросток должен учиться уточнять задание, задавать вопросы и принимать условия. Решение конфликта в школе ложится на плечи педагога — взрослый человек должен разъяснить ребёнку причины и последствия. Если этого не происходит, а ситуацию отпустить сложно, если ребёнок не может смириться и чувствует себя плохо, родителю необходимо поговорить с учителем, уточнить все нюансы, а потом объяснить ситуацию ребёнку. Ваш ребёнок должен чувствовать себя в безопасности в школе и знать, что родитель всегда на его стороне и эту безопасность организует. Источник: freepik.com

Конфликт между родителем и учителем

Мама ученика Васи выразила несогласие с методами работы Марьи Петровны. Вася и другие ученики рассказывали, что Марья Петровна кричит, запугивает и предъявляет завышенные требования. Маме Васи это не понравилось, она считает, что педагог не имеет права применять психологическое насилие. 

Совет психолога:
Если у родителей возникли претензии к педагогу, важно изначально проверить, обоснованы ли они. Действительно ли учитель превышает полномочия, срываясь на детях, или дети решили устроить педагогу холодную войну? Важно обсудить вопрос с другими родителями и другими учителями. Если ситуация действительно подтвердится — не бойтесь отстаивать право на участие в педсовете и разговоре с учителем напрямую. Вы всегда успеете написать жалобу, а вот изменить ситуацию — нет. Иногда родители полагают, что крик на детей или суровые наказания — показатель эффективного и строгого учителя. Взвесьте все наблюдения, проанализируйте возможные изменения. Если школа не готова предпринимать меры — увы, придётся решать ситуацию самостоятельно: менять класс или школу. Помните, что мотивация и интерес к жизни напрямую зависят от авторитетов. 

Конфликт между родителем и родителем

Мама Васи и мама Пети не смогли договориться, сколько денег сдавать на новогодние подарки детям. Мама Васи, состоящая в родительском комитете, выдвинула одну сумму, а мама Пети посчитала её чрезмерной.

Совет психолога:
Конфликт «родитель — родитель» в школе возникает так же часто, как и конфликт в любом другом коллективе. Родителям необходимо контактировать друг с другом — в чатах и офлайне. Если возник конфликт интересов в школе по поводу образовательной траектории класса или досуговых мероприятий — отстаивайте свою позицию в открытом диалоге. Можно привлечь классного руководителя как третью сторону или устроить голосование. Если проблема более личного характера, не рекомендуется выносить её на всеобщее обсуждение (например, в чат в мессенджере). Поговорите один на один — это эффективней. 

<<Форма бесплатного курса>>

Что делать, если ничего не помогает

Выделим основные методы решения конфликтов в школе: 

  • не вмешиваться в дела ребёнка раньше времени (если ситуация не переходит рамки допустимого), 
  • искать решение в открытом диалоге, 
  • привлекать дополнительные стороны, например, классного руководителя, 
  • искать союзников. 

Но если вы перепробовали все способы, а ситуация не меняется, есть универсальное решение. Переведите ребёнка на семейное обучение — так вы сможете выбирать учителей сами, а контактировать с родительским коллективом не придётся вообще. 

Семейное образование — это форма обучения вне школы (статья 17 закона «Об образовании в Российской Федерации»), которая подразумевает самостоятельное освоение основной образовательной программы. Организовать учёбу на дому помогут онлайн-школы — так, в домашней онлайн-школе «Фоксфорда» ребята учатся по гибкому расписанию и под руководством крутых экспертов ОГЭ и ЕГЭ. 

Источник: freepik.com

Резюме

Конфликт детей в школе — частое явление. Если столкновение интересов переходит в систематические издевательства, это становится травлей. Родители и учителя обязаны вмешаться и привлечь психолога. 

Но даже если разногласие не подразумевает физическое и психологическое насилие, оно по-прежнему неприятно. Конфликты случаются между всеми участниками образовательного процесса — детьми, учителем и родителями.

Рекомендации психолога домашней онлайн-школы «Фоксфорда» Елены Петрусенко:

  • соберите весь объём информации о ситуации;
  • ведите открытый диалог;
  • доверяйте словам ребёнка;
  • обратитесь за консультацией к тем, кто не вовлечён в конфликт;
  • привлекайте к обсуждению третью сторону и ищите союзников, наблюдателей или модераторов. 

Если ничего не помогает — попробуйте семейное обучение. В «Экстернате Фоксфорда» помогут оформить переход и проконсультируют по любым вопросам.

Виды конфликтов в организации

По отношению к отдельному субъекту конфликты бывают внутренними и внешними. К первым относятся внутриличностные конфликты, ко вторым межличностные, между личностью и группой, межгрупповые.

Внутриличностный конфликт обусловлен противоречием человека с самим собой. Чаще всего он порождается, когда человек сталкивается с несовпадением внешних требований и внутренних позиций и мотивации (неудовлетворенность трудом, невозможность реализации своего трудового потенциала), либо когда встает проблема выбора одного из нескольких возможных и желаемых вариантов (ролевой конфликт).

Межличностный конфликт. Наиболее распространен, вовлекает двух или более индивидов, если они воспринимают себя как находящихся в оппозиции друг к другу с позиций целей, ценностей или поведения (проблемы распределения ресурсов в коллективе, споры за вакантное рабочее место, несовпадение взглядов и др.). Для руководителя такие конфликты представляют наибольшую трудность.

Конфликты между личностью и группой. Они в основном обусловлены несовпадением индивидуальных и групповых норм поведения. Тот, кто не воспринимает их, становится в оппозицию, рискует остаться в одиночестве и быть непризнанным коллективом.

Межгрупповые конфликты,  т. е. между группами (формальными и неформальными), а также между профсоюзами и администрацией. Такие конфликты обычно носят активный характер и вовлекают большое число сотрудников, что затрудняет их разрешение.

В зависимости от организационных уровней,  к которым принадлежат стороны, конфликты делятся на:

  • горизонтальные – между отдельными направлениями деятельности в организации, между формальными и неформальными коллективами и т. п.;
  • вертикальные – между различными уровнями иерархии, их большинство, около 70–80 %;
  • смешанные, содержащие элементы как вертикальных, так и горизонтальных конфликтов.

По сфере возникновения и развития конфликты можно разделить на:

  • деловые, связанные с официальной деятельностью человека, с выполнением деловых обязанностей;
  • личные, затрагивающие неофициальные отношения.

По распределению между сторонами потерь и выигрышей конфликты делятся на:

  • симметричные, с распределением поровну результатов конфликта;
  • ассиметричные, когда одни теряют или выигрывают значительно больше, чем другие.

По степени проявления конфликты делятся на:

  • скрытые, обычно затрагивающие двух человек, которые до поры до времени стараются не показывать вида, что конфликтуют. Скрытые конфликты часто развиваются в форме интриги, под которой понимается намеренное нечестное действие, выгодное инициатору, которое вынуждает коллектив или личность к определенным поступкам и этим наносит коллективу и личности ущерб;
  • открытые, находящиеся под контролем руководства, поэтому они менее опасны для организации.

По характеру конфликты принято делить на:

  • объективные, связанные с реальными проблемами и недостатками, возникающими в процессе функционирования и развития организации, т. е. имеют деловую основу;
  • субъективные обусловлены различием индивидуальных оценок тех или иных событий, отношений между людьми. Они всегда эмоциональны и часто являются результатом психологической несовместимости людей, их непонимания и нежелания понять друг друга.

По своим последствиям конфликты бывают:

  • конструктивными, способствующими развитию организации. Однако любой конструктивный конфликт, если его своевременно не преодолеть, превращается в деструктивный;
  • деструктивными, наносящими организации ущерб. Важно знать, что деление конфликтов на виды условно.

Преобразование конфликта | За пределами несговорчивости

Автор
Джон Пол Ледерах

Первоначально опубликовано в октябре 2003 г .; Раздел «Текущие последствия» добавлен Хейди Берджесс в апреле 2017 года.

Это сокращенная версия более длинной книги Джона Пола Ледераха «Маленькая книга о трансформации конфликтов» , изданной Good Books. Мишель Майез выбрала отрывки для создания этой версии с разрешения Джона Пола Ледераха и издателя.

Текущие последствия

Это эссе было написано 14 лет назад, но представленные концепции сегодня так же актуальны, как и тогда, и особенно важны, поскольку мы пытаемся выяснить, что делать со всеми очень трудноразрешимыми конфликтами, с которыми мы сталкиваемся. Разрешение политических конфликтов в США и Европе, жестоких конфликтов идентичности на Ближнем Востоке и в Африке, столкновений из-за суверенитета и границ в Азии кажется практически невозможным.Подробнее …

Введение [1]

Я использую фразу «трансформация конфликта» с конца 1980-х годов. Я помню те временные рамки, потому что они пришли вслед за интенсивным опытом в Центральной Америке. Когда я приехал туда, мой словарный запас преподавателя был наполнен терминологией разрешения конфликтов и управления ими. Но вскоре я обнаружил, что у многих моих латинских коллег были вопросы, опасения и даже подозрения по поводу того, что означают такие понятия.

Их беспокоило то, что быстрое решение глубоких социально-политических проблем не изменит ситуацию сколько-нибудь существенно.«У конфликтов есть причина», — говорили они. «Является ли эта идея резолюции еще одним способом скрыть действительно необходимые изменения?» Их опасения соответствовали моему собственному опыту.

Идеи, которыми я руководствуюсь в большей части моей работы, вытекают из религиозных рамок анабаптистов-меннонитов. Эта концепция подчеркивает, что мир является неотъемлемой частью справедливости, построения правильных отношений и социальных структур посредством радикального уважения прав человека и ненасилия как образа жизни. В ходе моей работы по поиску конструктивных ответов на насильственный конфликт я все больше убеждался, что многое из того, что я делал, было направлено на поиск конструктивных изменений.Напомню, что к концу 1980-х я бы говорил об этой работе как о процессе преобразования в .

Однако это понятие трансформации вызвало новые вопросы. Несмотря на свои проблемы, термин «резолюция» был более известен и широко принимался в основных академических и политических кругах. С другой стороны, «трансформация» рассматривалась многими как слишком ценностная, слишком идеалистическая или слишком «новая эра». Но для меня этот термин был точным, научно обоснованным и ясным.

Преобразование конфликта является точным, потому что суть моей работы действительно заключается в том, чтобы участвовать в конструктивных инициативах по изменению, которые включают и выходят за рамки решения конкретных проблем. С научной точки зрения это разумно, потому что писания и исследования о конфликте сходятся в двух общих идеях: конфликт — это нормальное явление в человеческих отношениях, а конфликт — двигатель изменений. И трансформация ясна в видении, поскольку она фокусирует внимание на горизонте, к которому мы идем, а именно на построении здоровых отношений и сообществ как на местном, так и на глобальном уровне.Этот процесс требует значительных изменений в наших нынешних способах взаимоотношений.

В этом эссе я задействую творческое напряжение между метафорами разрешения и трансформации, чтобы обострить понимание. Однако это делается не для того, чтобы минимизировать или унизить термин «разрешение» или многих людей, которые творчески предпочитают его как лучшую призму для понимания своей работы. Моя цель — добавить голоса к продолжающемуся обсуждению и поискать большего понимания и ясности в человеческих отношениях.

Но остается вопрос, что это за трансформация? Это эссе — попытка поделиться своим пониманием трансформации конфликта как ориентации, подхода и основы. Он описывает трансформацию как призму и стратегию подхода к конфликту.


Дополнительные сведения о преобразовании предлагают несколько участников проекта Beyond Intractability.

Линзы трансформации конфликта

В обычных повседневных условиях мы переживаем социальный конфликт как время, когда в «естественном» дискурсе наших отношений происходит сбой.Когда возникает конфликт, мы останавливаемся и замечаем, что что-то не так. Отношения, в которых возникают трудности, становятся сложными, а не легкими и текучими, как это было раньше. Мы больше не принимаем вещи за чистую монету, а тратим больше времени и энергии на интерпретацию того, что они означают. По мере того, как наше общение становится все труднее, нам становится все труднее и труднее выражать свое восприятие и чувства. Нам также труднее понять, что делают и говорят другие, и мы можем испытывать чувство беспокойства и беспокойства.Это часто сопровождается растущим чувством безотлагательности и разочарованием по мере развития конфликта, особенно если конца не видно.

Если кто-то, не вовлеченный в ситуацию, спросит, из-за чего конфликт, наши первоначальные объяснения, как правило, будут сформулированы в терминах конкретных проблем, с которыми имеют дело стороны. В этом суть конфликта, неотложные проблемы, которые необходимо решать путем решения проблем и переговоров.

Однако трансформационный подход рассматривает эту ситуацию несколько иначе.Это связано с тем, что трансформация конфликта — это больше, чем набор определенных методов. Это способ смотреть и видеть, и он предоставляет набор линз, через которые мы понимаем социальный конфликт. Эти линзы привлекают наше внимание к определенным аспектам конфликта и помогают нам более четко сфокусировать общий смысл конфликта.

Прежде чем продолжить, я должен описать, что я подразумеваю под линзой как инструментом преобразования. Недавно я купил очки с так называемыми прогрессивными линзами.Это означает, что в моих очках у меня есть три разных типа линз в одной оправе. Одна линза помогает сфокусировать объекты на большом расстоянии, которые иначе были бы размыты. Второй выводит на четкое изображение объекты среднего диапазона. Третий помогает мне читать книгу или продевать удочку через крючок.

Интересно отметить три особенности моих новых очков и то, как они связаны с трансформационным взглядом. Во-первых, если я попытаюсь использовать объектив для макросъемки, чтобы видеть на расстоянии, он будет контрпродуктивным и бесполезным.Каждая линза выполняет свою функцию и служит для фокусировки определенного аспекта реальности. Но когда он фокусирует этот слой реальности, другие слои оказываются размытыми. Если вы посмотрите в камеру с телеобъективом или через микроскоп на слайд с бактериями, вы увидите, что это происходит очень драматично.

Во-вторых, ни один объектив не может все сфокусировать. Скорее, мне нужно несколько линз, чтобы увидеть разные аспекты сложной реальности, и я не могу полагаться исключительно на одну линзу, чтобы увидеть несколько уровней сложности.

В-третьих, три линзы удерживаются вместе в единой оправе. Мне нужны разные линзы, чтобы видеть определенную часть реальности, и чтобы они были интегрированы, чтобы видеть всю картину. Таким образом, нам нужны линзы, которые помогают нам обращаться к конкретным аспектам конфликта, а также структура, которая объединяет их, чтобы увидеть конфликт в целом.

Так какие же полезные линзы фокусируют различные аспекты сложности конфликта и в то же время создают картину целого? В этом эссе предлагается три.

  • Во-первых, нам нужен объектив, чтобы увидеть текущую ситуацию.
  • Во-вторых, нам нужна линза, чтобы заглянуть за насущные проблемы и увидеть более глубокие модели взаимоотношений, которые формируют контекст конфликта. Это выходит за рамки поиска быстрого решения возникшей проблемы и направлено на то, чтобы обратиться к тому, что происходит в человеческих отношениях, на более глубоком уровне.
  • В-третьих, нам нужна линза, которая помогает нам представить структуру, которая объединяет их и создает платформу для обращения к контенту, контексту и структуре отношений.С этой платформы стороны могут начать находить творческие ответы и решения.

Преобразование конфликта: простое определение

Хотя определение относительно короткое, его различные компоненты придают ему определенную сложность. Чтобы лучше понять трансформацию конфликта, необходимо объяснение каждого компонента. Вместе эти компоненты пытаются уловить отношения и ориентации, которые мы привносим в творческую трансформацию конфликта, отправную точку такого подхода и различные процессы изменений, связанные с таким подходом.

Чтобы предвидеть и реагировать : трансформационный подход начинается с двух активных основ: 1) позитивная ориентация на конфликт, и 2) готовность вовлечь в конфликт в попытке произвести конструктивные изменения или рост . Хотя конфликт часто порождает длительные циклы обиды и разрушения, ключом к трансформации является способность представить конфликт как имеющий потенциал для конструктивных изменений. Ответ, с другой стороны, предполагает склонность к непосредственному участию и более глубокое понимание, которое приходит из реального жизненного опыта.И «предвидеть», и «реагировать» представляют то, как мы ориентируемся на наличие конфликта в нашей жизни, отношениях и сообществах.

Приливы и отливы: Конфликт — естественная часть отношений. Хотя отношения иногда бывают спокойными и предсказуемыми, в других случаях события и обстоятельства порождают напряженность и нестабильность. Трансформационный взгляд, вместо того, чтобы смотреть на отдельные эпизоды конфликта, стремится понять, как эти конкретные эпизоды встроены в более широкую модель человеческих взаимоотношений.Изменения понимаются как на уровне сиюминутных проблем, так и в более широких схемах взаимодействия.

Возможности, дающие жизнь : С одной стороны, эта фраза предполагает, что жизнь порождает конфликты, и что конфликт является естественной частью человеческого опыта и взаимоотношений. Вместо того, чтобы рассматривать конфликт как угрозу, трансформирующий взгляд рассматривает конфликт как ценную возможность для роста и улучшения нашего понимания себя и других. Конфликт помогает нам остановиться, оценить и обратить внимание.Без него жизнь была бы монотонной плоской топографией одинаковости, а наши отношения были бы ужасно поверхностными. Эта фраза также предполагает, что конфликт создает жизнь и заставляет все двигаться. Его можно понимать как двигатель изменений, который поддерживает динамическое реагирование отношений и социальных структур на потребности человека.

Процессы конструктивных изменений : Это понятие подчеркивает способность трансформационного подхода создавать новые вещи. Трансформация конфликта начинается с центральной цели: добиться конструктивных изменений из энергии, порожденной конфликтом.Сосредоточив эту энергию на основных отношениях и социальных структурах, можно добиться конструктивных изменений. Главное здесь — увести конфликт от деструктивных процессов к конструктивным. Основная задача трансформации конфликта состоит не в том, чтобы быстро решить насущные проблемы, а в том, чтобы создать творческие платформы, которые могут одновременно решать поверхностные проблемы и изменять лежащие в основе социальные структуры и модели взаимоотношений.

Уменьшите насилие и увеличьте справедливость : Преобразование должно быть в состоянии реагировать на жизненные проблемы, потребности и реалии.Как мы разрешаем конфликты таким образом, чтобы уменьшить насилие и повысить справедливость в человеческих отношениях? Чтобы уменьшить насилие , мы должны обращать внимание как на очевидные проблемы, так и на содержание любого конкретного спора, а также на их основные модели и причины. Для повышения справедливости мы должны обеспечить людям доступ к политическим процедурам и возможность участвовать в принятии решений, которые влияют на их жизнь.

Трансформация конфликта рассматривает мир как основанный на качестве отношений.Это включает как личное общение, так и то, как мы структурируем наши социальные, политические, экономические и культурные отношения. В этом смысле мир — это «процесс-структура», явление, которое одновременно является динамичным, адаптивным и изменяющимся. По сути, вместо того, чтобы рассматривать мир как статическое «конечное состояние», трансформация конфликта рассматривает мир как непрерывно развивающееся и развивающееся качество отношений. Он определяется преднамеренными усилиями по устранению естественного возникновения человеческих конфликтов с помощью ненасильственных подходов, которые решают проблемы и повышают понимание, равенство и уважение в отношениях.

Прямое взаимодействие и социальные структуры: Вышеупомянутые опасения по поводу насилия и справедливости предполагают, что нам необходимо развивать способности для участия в процессах изменений на межличностном, межгрупповом и социально-структурном уровнях. Один набор способностей указывает на прямое личное взаимодействие между людьми или группами. Другой набор подчеркивает необходимость видеть, преследовать и создавать изменения в наших способах организации социальных структур, от семей до сложных бюрократических структур и структур на глобальном уровне.Это требует способности понимать и поддерживать диалог как фундаментальное средство конструктивных изменений.

Действительно, многие из основанных на навыках механизмов, снижающих уровень насилия, основаны на коммуникативной способности обмениваться идеями, находить общие определения и двигаться к решениям. Но диалог также играет решающую роль в поддержании или изменении социальных структур. Посредством диалога эти структуры можно изменить, сделав их более отзывчивыми и справедливыми.

Отношения между людьми: Отношения лежат в основе трансформации конфликта.

Вместо того, чтобы концентрироваться исключительно на содержании и сути спора, трансформационный подход предполагает, что ключ к пониманию конфликта и развитию творческих процессов изменения лежит в видении менее заметных аспектов отношений . Хотя проблемы, из-за которых люди ссорятся, важны и требуют творческого ответа, отношения представляют собой сеть связей, которые формируют более широкий контекст конфликта. Именно вне этого контекста отношений возникают определенные проблемы, которые либо становятся нестабильными, либо быстро решаются.

Конфликт и изменение

Конфликты и перемены — нормальная часть человеческой жизни. Конфликт постоянно присутствует в человеческих отношениях, и структура этих отношений постоянно адаптируется и изменяется. Прежде чем обсуждать практические подходы к трансформации конфликта, важно лучше понять связь между конфликтом и изменением.

Есть четыре основных режима, в которых конфликт влияет на ситуации и меняет вещи:

  1. личный,
  2. реляционная,
  3. структурный и
  4. культурный.[2]

Кроме того, мы можем подумать об этих изменениях, ответив на два вопроса. Во-первых, что меняет конфликт с описательной точки зрения? И, во-вторых, с точки зрения реагирования на конфликт по мере его возникновения, каких изменений мы ищем? На первом этапе мы просто признаем общие закономерности и влияние социальных конфликтов. Во втором мы осознаем необходимость определить, какими могут быть наши ценности и намерения, поскольку мы активно стремимся реагировать, вмешиваться и создавать изменения.

Изменение целей в конфликте Трансформация: Трансформация понимает социальный конфликт как возникновение и изменение личных, реляционных, структурных и культурных аспектов человеческого опыта. Он стремится способствовать конструктивным процессам в каждом из этих измерений.
  • Персональный: Сведите к минимуму разрушительные последствия социальных конфликтов и максимально увеличьте потенциал личного роста на физическом, эмоциональном и духовном уровнях.
  • Relational: Сведите к минимуму плохо функционирующее общение и максимизируйте понимание.
  • Структура: Понимание и устранение коренных причин насильственного конфликта; продвигать ненасильственные механизмы; минимизировать насилие; развивать структуры, отвечающие основным человеческим потребностям и обеспечивающие максимальное участие общественности.
  • Культурный: Выявление и понимание культурных моделей, которые способствуют росту насильственных проявлений конфликта; определить культурные ресурсы для конструктивного разрешения конфликта.

Личное измерение относится к изменениям, которые происходят и желательны для человека. Это включает когнитивные, эмоциональные, перцептивные и духовные аспекты человеческого опыта в ходе конфликта. С описательной точки зрения трансформация предполагает, что конфликт влияет на людей как в негативном, так и в позитивном смысле. Например, конфликт влияет на наше физическое благополучие, самооценку, эмоциональную стабильность, способность правильно воспринимать и духовную целостность.В соответствии с предписаниями (то есть в отношении того, что должен делать ) трансформация представляет собой преднамеренное вмешательство с целью минимизировать деструктивные эффекты социального конфликта и максимизировать его потенциал для индивидуального роста на физическом, эмоциональном и духовном уровнях.

Реляционное измерение отображает изменения, затронутые и желательные для личных взаимоотношений. Здесь центральное место занимают вопросы эмоций, власти и взаимозависимости, а также коммуникативные и интерактивные аспекты конфликта.Описательно, преобразование относится к тому, как конфликт влияет на паттерны , коммуникации и взаимодействия в отношениях. Он смотрит не только на видимые проблемы, но и на основные изменения, вызванные конфликтом, в том, как люди воспринимают, чего они добиваются и как они структурируют свои отношения. Важнее всего то, что социальный конфликт ясно показывает, насколько близкими или далекими люди хотят быть, как они будут использовать и делиться властью, что они воспринимают о себе и друг о друге и какие модели взаимодействия они хотят иметь.По сути, трансформация представляет собой преднамеренное вмешательство, направленное на минимизацию плохо функционирующего общения и максимизацию взаимопонимания. Это включает в себя усилия по более явному раскрытию связанных с отношениями страхов, надежд и целей вовлеченных людей.

Структурное измерение подчеркивает глубинные причины конфликта и подчеркивает способы, которыми социальные структуры, организации и институты строятся, поддерживаются и изменяются в результате конфликта.Речь идет о том, как люди выстраивают и организуют социальные, экономические и институциональные отношения для удовлетворения основных человеческих потребностей и обеспечения доступа к ресурсам и принятию решений. На описательном уровне трансформация относится к анализу социальных условий, порождающих конфликт, и того, как конфликт влияет на социальные структурные изменения в существующих социальных, политических и экономических институтах.

На предписывающем уровне трансформация представляет собой усилия по проникновению в суть глубинных причин и социальных условий, которые создают и поощряют насильственные проявления конфликта, а также по продвижению ненасильственных механизмов, которые уменьшают враждебное взаимодействие и сводят к минимуму насилие.Стремление к этому изменению способствует формированию структур, отвечающих основным человеческим потребностям (справедливость по существу) и максимально расширяющих участие людей в решениях, которые их затрагивают (процессуальная справедливость).

Культурное измерение относится к тому, каким образом конфликт изменяет модели групповой жизни, а также к тому, как культура влияет на развитие процессов управления конфликтом и реагирования на него. На описательном уровне трансформация стремится понять, как конфликт влияет и изменяет культурные модели группы, и как эти накопленные и общие модели влияют на то, как люди в данном контексте понимают конфликт и реагируют на него.С точки зрения предписания, трансформация направлена ​​на выявление культурных моделей, которые способствуют насилию в данном контексте, а также на выявление и развитие существующих культурных ресурсов и механизмов для разрешения конфликтов.

Общая картина: объединение разрешения и преобразования

Метафора трансформации дает расширенное представление о времени, помещает проблемы и кризисы в рамки отношений и социального контекста и создает линзу, позволяющую взглянуть как на решения, так и на текущие изменения.

До сих пор мы обсуждали концепции, составляющие различные компоненты трансформации конфликта. Теперь мы хотим перейти от концепции трансформации к практике трансформации. Поэтому мы должны установить оперативную систему координат для размышлений и разработки концептуальных подходов к трансформации. Наша отправная точка требует развития образа нашей цели, или того, что я называю «большой картиной». Поскольку неразрешимые конфликты обычно довольно сложны, создание «большой картины» помогает нам выработать цель и направление.Без этого, особенно на арене неразрешимого конфликта, мы можем легко обнаружить, что отвечаем на множество вопросов, не имея четкого представления о том, к чему сводятся наши ответы. Мы можем решить множество проблем без необходимости создания каких-либо значительных конструктивных социальных изменений на более глубоком уровне.

Разрешение и преобразование: краткое сравнение перспективы
Перспектива разрешения конфликтов Перспектива трансформации конфликта
Ключевой вопрос Как закончить то, чего не желали? Как положить конец разрушительному и построить желаемое?
Фокус Он ориентирован на контент. Он ориентирован на отношения.
Назначение Достичь согласия и решить существующую проблему, создающую кризис. Содействовать конструктивным процессам изменений, включая, но не ограничиваясь, немедленные решения.
Развитие процесса Он встроен и построен вокруг непосредственности отношений, в которых возникают существующие проблемы. Он связан с реагированием на симптомы и , задействуя системы, в которые встроены отношения.
Временной интервал Горизонт краткосрочный. Горизонт от среднего до дальнего.
Вид конфликта Он предусматривает необходимость деэскалации конфликтных процессов. Он рассматривает конфликт как динамику прилива (деэскалация конфликта для достижения конструктивных изменений) и потока (эскалация конфликта для достижения конструктивных изменений).

Создание карты трансформации конфликта

При изучении конфликтов принято составлять карту, которая помогает нам участвовать в оценке и анализе конфликтов.Точно так же полезно иметь карту того, что мы подразумеваем под преобразованием. На рисунке 1 представлен краткий обзор такой карты, который может помочь нам визуализировать разработку стратегии конструктивного преобразования конфликта.

Эта трансформационная структура состоит из трех компонентов, каждый из которых представляет собой точку исследования при разработке ответа на конфликт:

  • текущее положение,
  • — горизонт предпочтительного будущего, а
  • разработка процессов изменений, связывающих их.

Движение от настоящего к желаемому будущему — это не прямая линия, а скорее набор динамических инициатив, которые приводят в действие процессы изменения и создают устойчивую платформу для достижения долгосрочных изменений. Такая структура подчеркивает проблему того, как закончить что-то нежелательное и как построить то, что желательно.

Запрос 1: Текущая ситуация

Первым предметом исследования является текущая ситуация, эпизод конфликта, который дает возможность взглянуть как на содержание спора, так и на модели взаимоотношений в контексте, в котором спор выражается.Это графически представлено на рисунке 1 в виде набора встроенных кругов или сфер.

Трансформационный взгляд поднимает два важных вопроса: какие насущные проблемы необходимо решить? Каков общий контекст, который необходимо рассмотреть, чтобы изменить деструктивные модели? Другими словами, трансформация рассматривает существующие проблемы как выражение более широкой системы паттернов взаимоотношений. Он выходит за рамки «эпизодического» выражения конфликта и фокусируется на реляционных и исторических моделях, в которых коренится конфликт.

Другими словами, представление проблем связывает настоящее с прошлым. Образцы того, что было в прошлом, создают контекст, в котором проблемы в споре поднимаются на поверхность. Но в то время как они создают возможность вспомнить и распознать, представленные проблемы не способны изменить то, что уже произошло. Потенциал для изменений заключается в нашей способности распознавать, понимать и исправлять то, что произошло, а также создавать новые структуры и способы взаимодействия в будущем.

Запрос 2: Горизонт будущего

Вторая точка исследования — это горизонт будущего, образ того, что мы хотим создать. Он просит нас подумать о том, что мы в идеале хотели бы видеть на месте.

Однако это не просто модель линейных изменений, в которой есть движение от текущей ситуации к желаемому будущему. В то время как существующие проблемы действуют как стимул к изменениям, горизонт будущего указывает на возможности того, что можно построить и построить.Он представляет собой социальную энергию, которая информирует и формирует ориентацию. Таким образом, стрелка указывает не только вперед, в будущее, но и назад, к непосредственной ситуации и диапазону процессов изменений, которые могут возникнуть. Эта комбинация стрелок предполагает, что преобразование является одновременно циклическим и линейным процессом, или тем, что мы будем называть здесь структурой процесса .

Запрос 3: Развитие процессов изменений

Последний важный вопрос — это разработка и поддержка процессов изменений.Этот более широкий компонент требует, чтобы мы думали о реакции на конфликт как о развитии процессов изменений, которые затрагивают паутину взаимосвязанных потребностей, отношений и шаблонов. Поскольку процессы изменений должны затрагивать как насущные проблемы, так и более широкие реляционные и структурные паттерны, нам нужно размышлять о нескольких уровнях и типах изменений, а не сосредотачиваться на одном рабочем решении. Процессы изменений должны не только способствовать краткосрочным решениям, но и создавать платформы, способные способствовать долгосрочным социальным изменениям.

В целом эта большая картина дает нам возможность увидеть возможности немедленного реагирования и долгосрочных конструктивных изменений. Это требует способности видеть сквозь существующие проблемы и выходить за их пределы до более глубоких паттернов, и в то же время искать творческие ответы, которые обращаются к реальным проблемам в реальном времени. Однако для более полного понимания этого подхода нам необходимо более глубоко изучить, как платформы для конструктивных изменений концептуализируются и развиваются как структуры процессов.

Структуры процессов: платформы для трансформации

Теперь мы подошли к оперативной стороне трансформации. Ключевая проблема заключается в том, как поддерживать и поддерживать платформу, способную адаптироваться и генерировать постоянные желаемые изменения, в то же время творчески реагируя на насущные потребности. Чтобы решить эту задачу, мы должны думать о платформах как о структурах процессов.

В современной физике структуры процессов — это природные явления, которые являются динамическими, адаптивными и изменяющимися, но в то же время сохраняют функциональную и узнаваемую форму и структуру.[3] Маргарет Уитли называет их «вещами, которые сохраняют форму с течением времени, но не обладают жесткостью структуры». [4] Два термина, составляющие этот термин, «процесс» и «структура», указывают на две взаимозависимые характеристики: адаптивность и цель. Процессы трансформационных изменений должны обладать обеими этими характеристиками. Они должны быть линейными, и круговыми.

Трансформация конфликта — это круговое путешествие с целью.

Проще говоря, линейный означает, что объекты перемещаются от одной точки к другой по прямой.Это связано с рационально-логическим пониманием событий с точки зрения причины и следствия. Однако в социальной сфере события, скорее всего, развиваются в широком направлении, не всегда видимом в краткосрочной перспективе. На этой арене линейная перспектива просит нас отойти в сторону и взглянуть на общее направление социального конфликта и перемены, к которым мы стремимся. Это требует от нас четко сформулировать, как мы думаем, что вещи связаны и как создается движение. В частности, он просит нас взглянуть на модели взаимодействия, а не только на непосредственный опыт, и понять изменения в этих общих моделях.

Круговое понимание предполагает, что нам нужно тщательно подумать о том, как на самом деле развиваются социальные изменения. Это понятие замкнутости подчеркивает некоторые определяющие элементы процессов трансформационных изменений. Во-первых, это напоминает нам, что вещи связаны и находятся в отношениях. Во-вторых, это предполагает, что рост чего-либо часто «питается» самим собой за счет собственного процесса и динамики. Другими словами, он работает как петля обратной связи. В-третьих, что наиболее важно для нашего исследования, акцент на цикличности показывает, что процессы изменений не являются однонаправленными.На рис. 2 изменения изображены в виде круга с четырьмя переживаниями, типичными для тех, кто попал в разгар сложного конфликта.

  1. Бывают моменты, когда мы чувствуем, что происходят перемены, по нашему желанию. Дела движутся вперед и прогрессируют, и то, что мы надеемся построить, кажется, уже на горизонте.
  2. Иногда нам кажется, что мы зашли в тупик или «уперлись в стену». Ничего не происходит или все пути вперед кажутся заблокированными.
  3. Иногда нам кажется, что процессы изменений идут вспять, и то, что было достигнуто, отменяется.В худшем случае мы слышим такие выражения, как: «Одним махом годы работы были отброшены назад». Общим для процесса изменений является ощущение, что мы «плывем против течения» или идем вверх по течению.
  4. Наконец, иногда нам кажется, что мы переживаем полный упадок. Кажется, будто все разваливается и рушится. Эти периоды, как правило, вызывают глубокую депрессию и часто сопровождаются повторяющимися отголосками «мы должны начинать с нуля».

Все эти опыты являются неотъемлемой частью процесса изменений и дают нам некоторые важные сведения об изменениях.Во-первых, ни один момент времени не определяет более широкую картину. Скорее, изменение включает в себя разные наборы шаблонов и направлений. Во-вторых, нам следует быть осторожными, чтобы не продвигаться вперед слишком быстро. Иногда возвращение назад может создать более инновационные пути вперед, а падение может создать новые возможности для строительства. В-третьих, мы должны осознавать, что жизнь никогда не бывает статичной и что мы должны постоянно адаптироваться.

На рис. 3 представлена ​​простая структура процесса, представляющая собой сеть динамических кругов, которые создают общий импульс и направление.Можно подумать об этом как о ротини, спирали, состоящей из разнонаправленных внутренних узоров, которые создают общее общее движение. Он имеет как цель, связанную с линейностью, так и петли обратной связи, связанные с округлостью.

Ключ к созданию платформы для трансформации в разгар социального конфликта заключается в сохранении здоровой дозы как круговой, так и линейной перспективы. Платформа трансформации по сути такова: создание постоянной и адаптивной базы в эпицентре конфликта, из которой можно генерировать процессы, которые создают решения для краткосрочных потребностей и обеспечивают способность работать над стратегическими долгосрочными конструктивными решениями. изменение системного реляционного контекста.

Мы можем визуализировать эту идею на Рисунке 4, добавив к нашей структуре процесса возрастающую эскалацию эпизодов конфликта. Чтобы понять трансформационную платформу, нам нужно визуализировать идею постоянной базы, на которой могут быть созданы процессы. Эскалация конфликта создает возможность для создания и поддержания этой базы. С трансформационной точки зрения разработка процесса для решения представленной проблемы важна, но не является ключевым моментом. Центральное место в трансформации занимает создание базы, которая генерирует процессов , которые 1) обеспечивают адаптивные ответы на непосредственные и будущие итерации эпизодов конфликта, и 2) обращаются к более глубоким и долгосрочным паттернам отношений и системным паттернам, которые порождают насильственные, деструктивные проявления конфликта. .

Другими словами, платформа трансформации конфликтов должна быть краткосрочной и долгосрочной стратегической. Определяющей характеристикой такой платформы является способность генерировать и воспроизводить процессы изменений, реагирующие как на непосредственные эпизоды, так и на контекст отношений. Таким образом, это адаптивная структура процесса, которая может создавать творческие решения множества проблем.

Практические методы трансформации

В предыдущих разделах я описал трансформацию конфликта как набор линз, которые в совокупности создают способ взглянуть на социальный конфликт и выработать ответные меры.Здесь я исследую, как применить эту концепцию, описывая несколько основных практик, которые полезны при разрешении социальных конфликтов с помощью трансформационного подхода.

Практика 1. Развивайте способность видеть представление проблем в виде окна

Трансформационный подход основан на способности видеть непосредственную ситуацию, не подавляя себя требованиями представления проблем, срочностью, которая требует быстрого решения, и тревогами, которые часто возникают по мере эскалации конфликта.Стремление к более широким трансформационным целям требует от нас не ограничиваться насущными проблемами и рассматривать эти проблемы как окно. Подобно тому, как мы смотрим через стекло, сосредотачивая свое внимание на том, что находится за окном, мы рассматриваем непосредственные проблемы, чтобы обнаружить контекст отношений и основные причины конфликта. Это то, что некоторые авторы называют способностью видеть разницу между содержанием конфликта и его эмоциональным и относительным контекстом [5].

Практика 2: Развитие способности интегрировать несколько временных рамок

Подход к непосредственной ситуации как к окну также включает в себя способность думать об изменениях, не ограничиваясь краткосрочным взглядом на время.Это не означает, что краткосрочные перспективы никогда не подходят. Ключевым моментом является способность распознавать потребности в нескольких временных рамках и создавать стратегии, объединяющие краткосрочные меры реагирования с долгосрочными изменениями. Решение непосредственных эпизодов и более широких моделей взаимоотношений требует процессов с разными временными рамками. Процессы, которые будут эффективны в одном случае, вряд ли будут эффективны в другом. Для практикующего, ориентированного на трансформацию, ключевой способностью является способность распознавать, какие виды процессов и временные рамки могут потребоваться для решения различных видов изменений.

Практика 3: Развивайте способность представлять энергии конфликта как дилеммы

Представление конфликтов как дилемм включает в себя переход от системы отсчета «либо / или» к системе отсчета «и / или». В условиях постоянного насилия мы иногда сталкиваемся с кажущимися невозможными решениями, которые связаны с явными противоречиями. Например, те из нас, кто работал в агентствах по оказанию помощи и помощи в Сомали в начале 1990-х годов, боролись с выбором, куда направить нашу энергию и ответные меры, когда ни один из очевидных вариантов не казался адекватным.Должны ли мы посылать продовольствие и гуманитарную помощь, даже если мы знаем, что вооруженные группы воспользуются ею для продолжения войны, или мы не должны отправлять продовольствие, но затем почувствовать себя беспомощными перед огромным гуманитарным бедствием? Слишком часто то, как мы формулировали наши вопросы, ограничивало наши стратегии. Жесткие термины «либо / или» для выбора затрудняли преодоление сложностей.

Сдвиг в мышлении проявился, когда мы переформулировали наши вопросы, чтобы отразить законность различных, но не несовместимых целей. Вместо того, чтобы принять систему взглядов, в которой наша ситуация представляет собой выбор между той или иной важной целью, мы переформулировали вопросы с точки зрения взаимозависимых целей.Как мы можем укрепить потенциал мира в этой обстановке и в то же время создать механизмы реагирования для доставки гуманитарной помощи? Формула такова: как мы можем обратиться к «А» и в то же время построить «Б»? Такой способ формулировки вопроса создает способность распознавать различные, но взаимозависимые аспекты сложной ситуации и разрабатывать комплексные ответы. Способность переосмыслить конфликт таким образом позволяет нам более четко определять наши цели и искать новаторские варианты действий.

Практика 4: Развивайте способность делать сложность другом, а не врагом

В конфликтах, особенно когда существует долгая история шаблонов и эпизодов, которые не были конструктивно рассмотрены, люди чувствуют себя подавленными. Может показаться, что эта ситуация слишком сложна, что происходит слишком много вещей, чтобы даже пытаться ее объяснить. Во время обострения конфликта сложность описывает ситуацию, в которой мы чувствуем себя вынужденными жить с множественными и конкурирующими системами взглядов на то, что означают вещи.Мы также сталкиваемся с множеством вещей, происходящих на разных уровнях, между разными группами людей, и все это одновременно. Это часто приводит к чувству двусмысленности, которое вызывает три чувства: мы чувствуем неуверенность в том, что все это означает, мы не уверены, к чему все это идет, и мы чувствуем, что у нас мало или совсем нет контроля над тем, что происходит. Это часто заставляет людей искать побег или быстрое решение.

Но для того, чтобы конструктивно справляться со сложностью, мы должны сделать ее другом, а не врагом, и признать ее потенциал для создания желаемых изменений.Одно из больших преимуществ сложности состоит в том, что изменение не связано исключительно с чем-то одним, действием или вариантом. Первый ключ — это доверие к способности систем генерировать варианты и возможности для изменений. Во-вторых, мы должны использовать те варианты, которые кажутся наиболее перспективными для конструктивных изменений. В-третьих, мы не должны жестко зацикливаться на одной идее или подходе. Возможности изменения сложных систем многочисленны. Сложность особенно полезна, когда циклы и эпизоды конфликта, кажется, каждый раз сужаются к одним и тем же результатам.Именно здесь уделение пристального внимания множеству вариантов может создать новые способы взглянуть на старые шаблоны.

Практика 5: Развитие способности слышать и задействовать голос идентичности и отношений

Мы неоднократно упоминали о необходимости искать и видеть закономерности в контексте, лежащие в основе существующей ситуации. Это включает в себя способность распознавать и затем развивать процессы реагирования, которые затрагивают более глубокую суть конфликта. Две основные «коренные причины» социальных конфликтов — это идентичность и отношения.

Идентичность лучше всего понимать как динамику отношений, которая постоянно переопределяется. В первую очередь речь идет не о заключении соглашения для решения материальной проблемы, а о защите чувства собственного «я» и группового выживания. Хотя к ней редко обращаются открыто, идентичность формирует и перемещает выражение конфликта. На самом глубоком уровне он заключен в рассказах о том, как люди видят себя, кто они, откуда они пришли и кем они боятся стать. Это также глубоко укоренилось в их отношениях с другими людьми.

Центральная проблема трансформации — это создание пространств и процессов, которые побуждают людей обращать внимание и формулировать позитивное чувство идентичности в отношениях с другими, но не в ответ на них. Этого можно добиться тремя способами.

  • Во-первых, будьте внимательны к языку, метафорам и выражениям, которые сигнализируют о проблемах идентичности. Чтобы иметь дело с основными проблемами идентичности, нужно признать их как проблемы.
  • Во-вторых, двигайтесь в сторону призывов к идентичности, а не от них.Признайте, что конфликт требует процесса, который более подробно рассматривает вопросы идентичности и взаимоотношений. Недостаточно просто найти решения насущных проблем.
  • В-третьих, проектируйте процессы трансформации как динамические платформы, которые создают повторяющиеся модели обмена и исследования, а не дают немедленные согласованные решения.

Три руководящих принципа, которые характеризуют этот процесс обмена и исследования: честность, итеративное (т.е. повторяющееся и кумулятивное) обучение и соответствующий обмен.

  • Во-первых, мы должны работать над созданием пространств, в которых люди будут чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы быть полностью честными с собой и другими в отношении своих страхов, надежд, обид и ответственности. Честность отражает чувство безопасности сторон и укрепляет доверие.
  • Во-вторых, мы должны создать несколько точек доступа и повторных проверок для идентификации. Согласование и определение идентичности — сложный процесс, требующий процессов взаимодействия с другими, а также внутреннего размышления о себе.Работа с идентичностью — это не разовый процесс принятия решения, а, скорее, непрерывный процесс изучения себя и других. Это требует итеративной платформы для решения проблем идентичности в рамках более широких конструктивных изменений.
  • В-третьих, надлежащий обмен мнениями привлекает внимание к необходимости работать над идентичностью таким образом, чтобы уважать людей. Помимо прямого диалога лицом к лицу, существует множество способов изучения и углубления понимания идентичности и взаимоотношений.Сюда входят диалог как музыка, диалог как спорт и диалог как совместная работа для сохранения старых городских центров, парков и гор. Все они могут сделать больше, чем традиционный диалог, чтобы продвинуть обучение и понимание.

Кроме того, важно внимательно относиться к восприятию людьми того, как идентичность связана с властью, и к определению систем и структур, которые организуют и регулируют их отношения. Это особенно важно для людей, которые чувствуют, что их идентичность размыта, маргинализирована или находится под серьезной угрозой.При решении проблем, связанных с идентичностью, процессы должны стремиться понять корни восприятия людей и учитывать системные изменения, необходимые для обеспечения доступа и уважительного участия.

Выводы

Пусть на вашем лице сияет теплота сложности.
Пусть ветер хороших перемен мягко дует тебе в спину.
Пусть ваши ноги найдут дороги подлинности.
Да начнется паутина перемен!

Признаки трансформации конфликта сосредоточены на потенциале конструктивных изменений, возникающих в результате роста социальных конфликтов и катализируемых им.Поскольку потенциал для более широких изменений присущ любому эпизоду конфликта, от личного до структурного, линзы можно легко применить к широкому кругу конфликтов.

Ключевое преимущество этой структуры заключается в ее способности продумать несколько способов реагирования. Используя наше предыдущее сравнение, мы предположили, что преобразование основывается на вкладе и сильных сторонах подходов к разрешению конфликтов и объединяет их. Трансформационный подход исследует как особенности, которые сразу проявляются в эпизоде ​​конфликта, так и потенциал для более широких конструктивных и желаемых изменений.

Очевидно, что существуют области, в которых преобразование ограничено, и более подходящим является быстрое и прямое решение проблемы. В спорах, когда сторонам требуется быстрое и окончательное решение проблемы и они не имеют серьезных отношений, они обычно обращаются к переговорам и посредничеству. В таких случаях исследование реляционных и структурных паттернов имеет ограниченную ценность. Например, разовый деловой спор по поводу платежа между двумя людьми, которые почти не знают друг друга и никогда больше не будут контактировать, не является контекстом для изучения трансформационного приложения.

Однако в случаях, когда стороны имеют обширное прошлое и имеют потенциал для значимых будущих отношений, и когда эпизоды возникают в организационном, общественном или более широком социальном контексте, подходы к простому разрешению могут быть слишком узкими. Хотя они могут решить насущные проблемы, они упускают больший потенциал для конструктивных изменений. Это еще более важно в контекстах, где существуют повторяющиеся и глубоко укоренившиеся циклы эпизодов конфликта, которые создают деструктивные и насильственные модели.В таких случаях следует искать пути содействия трансформационным изменениям.

Трансформация конфликта ставит перед нами несколько важных вопросов: Куда мы движемся? Почему мы делаем эту работу? Что мы надеемся внести и построить? Я все больше убеждаюсь, что те, кто занимается альтернативным разрешением споров, и подавляющее большинство людей и сообществ, которые хотят найти более конструктивные способы разрешения конфликтов в своей жизни, были привлечены к перспективам и методам разрешения конфликтов, потому что они хотели изменений.Они хотели, чтобы человеческие общества перешли от насильственных и деструктивных моделей к потенциалу творческой, конструктивной и ненасильственной способности справляться с человеческими конфликтами. Это означает замену моделей насилия и принуждения уважением, творческим решением проблем, активизацией диалога и ненасильственными механизмами социальных изменений. Для этого необходима сложная сеть процессов изменений, подкрепленная трансформационным пониманием жизни и взаимоотношений.

Текущие последствия

Это эссе было написано 14 лет назад, но представленные концепции сегодня так же актуальны, как и тогда, и особенно важны, поскольку мы пытаемся выяснить, что делать со всеми очень трудноразрешимыми конфликтами, с которыми мы сталкиваемся.Разрешение политических конфликтов в США и Европе, жестоких конфликтов идентичности на Ближнем Востоке и в Африке, столкновений из-за суверенитета и границ в Азии кажется практически невозможным. Преобразование конфликтов из деструктивных в менее серьезные, возможно, даже в конструктивные столкновения, безусловно, более осуществимо и намного лучше, чем «сдаться».

Обратите внимание также на использование Lederach «множественных линз» и множественных «стратегий изменения». И то, и другое являются важными составляющими преодоления сложности сегодняшних очень сложных и быстро меняющихся конфликтных ландшафтов.Вместо того, чтобы устареть, я бы сказал, что этот подход к трансформации конфликта нужен даже больше сейчас, чем тогда, когда это эссе было изначально написано. — Хайди Берджесс, февраль 2017 г.

Вернуться к началу эссе


[1] Это эссе представляет собой отрывок из книги Джона Пола Ледераха «Маленькая книга трансформации конфликтов», изданной Good Books, 2003. Аспирантка Консорциума по исследованию конфликтов Мишель Мейс (Michelle Maise) сжала более 70 страниц материала в первоначальном черновом варианте этой книги. рукопись (с разрешения Джона Пола и издателя) в это эссе.

[2] См. Preparing for Peace (Syracuse University Press, 1995) и Building Peace (US Institute of Peace Press, 1999).

[3] См. Обсуждение этого вопроса Маргарет Уитли применительно к обучающимся организациям в книге «Лидерство и новые науки» , Сан-Франциско: Barrett-Koehler, Publishers, 1994.

[4] Wheately, 1994: 16.

[5] См. Обсуждение содержания и отношений в книге Interpersonal Conflict Хокером и Уилмотом или обсуждение тревоги, эмоционального процесса и симптоматического содержания Эдвина Фридмана в книге от поколения к поколению .


Используйте следующее для цитирования этой статьи:
Lederach, John Paul. «Трансформация конфликта». Неукротимый . Ред. Гай Берджесс и Хайди Берджесс. Консорциум информации о конфликтах, Университет Колорадо, Боулдер. Опубликовано: октябрь 2003 г. .


Конфликт на рабочем месте в сфере здравоохранения

Proc (Bayl Univ Med Cent). 2001 Apr; 14 (2): 138–139.

, MD 1

Майкл А.E. Ramsay

1 От отделения анестезиологии и обезболивания Медицинского центра Университета Бэйлора, Даллас, Техас; и отделение анестезиологии и обезболивания Юго-западного медицинского центра Техасского университета в Далласе.

1 От отделения анестезиологии и обезболивания Медицинского центра Университета Бейлора, Даллас, Техас; и отделение анестезиологии и обезболивания Юго-западного медицинского центра Техасского университета в Далласе.

Автор, ответственный за переписку. Автор, ответственный за переписку: Майкл А.Э. Рамзи, доктор медицины, кафедра анестезиологии и лечения боли, Медицинский центр Университета Бейлора, 3500 Гастон-авеню, Даллас, штат Техас, 75246 (электронная почта: [email protected]). Авторское право © 2001, Медицинский университет Бейлорского университета ЦентрЭта статья цитируется другими статьями в PMC.

ETHICS CME, Часть 3 из 3

Целевая аудитория: Все врачи

Цели обучения:
  1. Выявить вред, причиненный дисфункциональным врачом, и объяснить, как вмешаться, чтобы предотвратить дальнейшее деструктивное поведение.

  2. Перечислите способы предотвращения конфликтов и насилия на рабочем месте.

  3. Объясните важность эмоционального интеллекта.

Полномочия / раскрытие информации факультета:

Майкл А. Э. Рамзи, доктор медицины, является медицинским директором Департамента анестезиологии и обезболивания и президентом Исследовательского института Бейлора. Он получает грантовую поддержку от Abbott Laboratories. Доктор Рамзи не рассматривает случаи несанкционированного / несанкционированного использования любого продукта.

Перед тем, как приступить к этому занятию, прочтите инструкции для CME на стр. 214. На этой странице также представлена ​​важная информация о методе участия врача, расчетном времени для завершения образовательной деятельности, носителе, используемом для обучения, а также дате выпуска и истечении срока действия. Тест, форма оценки и свидетельство находятся на стр. 214–216.

Управление конфликтами на рабочем месте — трудоемкая, но необходимая задача для врача-руководителя. Конфликты могут существовать между врачами, между врачами и персоналом, а также между персоналом или бригадой здравоохранения и пациентом или его семьей.Конфликты могут варьироваться от разногласий до серьезных разногласий, которые могут привести к судебным разбирательствам или насилию. Конфликты отрицательно сказываются на производительности, моральном духе и уходе за пациентами. Они могут привести к высокой текучести кадров и, безусловно, ограничить вклад персонала и снизить эффективность.

Судебные разбирательства теперь доступны для тех, кто считает, что они работают во враждебной рабочей среде. Враждебная среда может быть результатом оскорбительного поведения со стороны других сотрудников, руководителей или врачей.Жестокое обращение может принимать форму унизительного отношения, насмешек, нецензурных шуток, сексуальных домогательств или даже физического насилия. Общества значительно снизили свою терпимость к деструктивному поведению. Группа или организация теперь могут нести субсидиарную ответственность за попустительство враждебной рабочей среде, если они не будут действовать в момент подачи жалобы.

ВРАЧИ-ПОВРЕЖДЕНИЯ

Врачи, как мужчины, так и женщины, часто обладают упорным характером, типом А, и мало обучены навыкам межличностного общения.У них может быть высокий IQ, но им не хватает эмоционального интеллекта. В прошлом врачей почитали как харизматичных людей, которые не могли сделать ничего плохого; теперь они рассматриваются как часть команды здравоохранения. Вспышки гнева — с бросанием инструментов и громкой руганью в адрес любого несчастного, оказавшегося поблизости — больше не допускаются. Медсестры и технический персонал имеют право на уважительное отношение, и они это знают.

Неспособный врач дорого обходится любой клинике или медицинской организации.Он или она увеличивает стресс в рабочей среде и связанную с этим потерю эффективности. На рабочем месте, где царит стресс, например, в операционной с ругающим врачом, страдают моральный дух и командный дух, что приводит к увеличению текучести кадров и дисфункциональной команде. По достижении этой стадии начинают взаимодействовать различные негативные факторы. Связь плохая, и сотрудники скрывают информацию из-за страха перед вспышкой. Утаенная информация может иметь жизненно важное значение для благополучия пациента.Врач теряет поддержку персонала и может изолироваться. Если проблема серьезная, может произойти возмездие, которое может принимать разные формы: неспособность оказать надлежащую помощь, возбуждение судебных исков, поддержка истца в иске о врачебной халатности против врача или даже злонамеренный саботаж.

Как только эта дисфункциональная модель поведения обнаружена, необходимо вмешаться. Это действие необходимо не только для безопасности пациентов, но и потому, что бездействие может быть истолковано судами как халатность или попустительство враждебной рабочей среде.Когда конфронтация необходима, следует использовать командный подход, и, если возможно, член команды должен быть близко знаком с человеком, создавая сценарий «хороший полицейский — плохой полицейский». Если вовлечен только один человек, врач может рассматривать вмешательство как личную конфронтацию, а не как проблему со сверстниками. Конкретные инциденты должны быть задокументированы, и акцент должен быть сделан на поведении, а не на личности. Следует выражать сочувствие, но требовать изменений с описанием последствий, если поведение не улучшится.Коммуникация должна быть прямой и ясной, при этом субъекту не предоставляется возможность ответить до конца диссертации. Таким образом, потенциальная реакция возмущения часто подавляется данными и присутствием коллег, и врач положительно отреагирует на данное руководство или предложенную помощь. Цель состоит в том, чтобы исправить ситуацию и позволить высококвалифицированному врачу работать в оптимальном режиме. Участвующие в противостоянии должны искать добра в любой ситуации.Таким образом, можно развить добро, а положительный результат станет более вероятным.

Компетентный руководитель сможет дипломатично и тактично справиться с трудными людьми и напряженными ситуациями. Если возможно, следует искать решение winwin, в котором врач видит преимущества для своей практики и ухода за пациентами, если решение может быть получено. Однако лиц, оказывающих деструктивное воздействие на рабочую силу, следует попросить уйти до того, как они причинят вред.

ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ КОНФЛИКТОВ

Для предотвращения конфликтов необходимо установить профессиональный кодекс поведения не только в больнице, но и как часть политики групповой практики и устава медицинского персонала.Основные правила упрощают дисциплину, поскольку они исключают личность из уравнения. Следует разработать дисциплинарную структуру, чтобы хорошо понимать механизмы и схему направления к вышестоящим органам. Общее знание этого дисциплинарного пути часто может способствовать разрешению на более низком уровне. Каждый должен понимать, что существуют жесткие ограничения на ненадлежащее поведение.

Понимание того, как возникают конфликты, важно для их предотвращения. С точки зрения сотрудника, триггеры включают отсутствие общения, бездействие коллег, несправедливую критику, глупые правила, преференциальное обращение, сексизм или расовое неравенство, унижение, необоснованные ожидания и словесные оскорбления.Со стороны руководства проблемы возникают из-за плохого общения, неправильных ответов, неправильной расстановки приоритетов, личной работы, мешающей профессиональной работе, и наблюдения за часами.

Ловушки, которых лидерам следует избегать, включают в себя принятие людей как должное, невыполнение обещаний, неспособность взять на себя ответственность за свои собственные ошибки и неспособность практиковать то, что проповедует. Ключ к выживанию в качестве лидера — это развитие эмоционального интеллекта и его привнесение в рабочую среду.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

Эмоциональный интеллект был признан необходимым не только для успешного лидера, но и для достижения успеха в жизни. Высокий коэффициент умственного интеллекта основан на узком диапазоне лингвистических и математических навыков, тогда как эмоциональный интеллект включает в себя самосознание, управление эмоциями, сочувствие, «человеческие навыки» и мотивацию.

Развитие межличностного интеллекта позволяет понимать других людей — что заставляет их двигаться, что их мотивирует и как с ними работать.Это не только позволяет лидерам «проникнуть в голову другого человека», но и позволяет им понимать и распознавать свои собственные эмоции, облегчая контроль над ними. Если эмоциональный контроль теряется, умные люди становятся глупыми.

Гнев — это самое сложное настроение, которое нужно контролировать; это может быть воодушевляющим, воодушевляющим и даже соблазнительным. Он подпитывает себя и в конечном итоге становится яростью. Ярость — это состояние без разума, которое вращается вокруг мести и расправы, без заботы о последствиях и с минимальным пониманием.Раннее вмешательство дает наилучшие шансы успешно разрядить гневную ситуацию. Период обдумывания может на самом деле усилить гнев. Лидеры должны сохранять хладнокровие, избегать прямых обвинений, быть хорошими слушателями и повторять аргументы своими словами, чтобы продемонстрировать, что они пытаются понять проблему. Задавая содержательный вопрос, вы можете сильно отвлечься. Однако, если все потеряно, лидер должен уйти и вернуться в другой день. Неконтролируемые эмоции могут парализовать когнитивные функции.

НАСИЛИЕ НА РАБОЧЕМ МЕСТЕ

На рабочем месте становится все более жестоким, поскольку люди не могут справляться с жизненными стрессами. Ежегодно более миллиона рабочих подвергаются нападениям на рабочих местах в США, и отрасль здравоохранения не является исключением из этой пугающей статистики. Сообщалось о случаях насилия между врачами, поскольку меняющаяся модель медицинской практики создает огромный стресс как для работы, так и для семьи. Если не принять во внимание предупреждающие знаки, могут произойти катастрофические последствия.Точно так же взаимодействие с семьями очень больных пациентов может стать физическим, поскольку эмоции преодолевают рациональное мышление.

Признаки надвигающегося насилия включают словесные угрозы, ненормативную лексику, агрессивность и устрашающие заявления. К угрозам всегда нужно относиться очень серьезно. Физическими сигналами ожесточенной конфронтации являются сжатие кулаков, возбужденное движение, речь сквозь стиснутые зубы и параноидальный взгляд. Лидер должен попытаться разрядить ситуацию, не угрожая и взяв на себя словесный контроль: используя спокойный контролируемый голос, он или она должны быть очень ясными и уважительными.Лидер должен занять неагрессивную позу — не загонять человека в угол и не входить в его или ее «пространство», позволяя существовать буферной зоне и всегда оставаться на расстоянии не менее вытянутой руки плюс 1 дюйм! Лидер должен следить за тем, чтобы никакие предметы, которые можно было бы использовать в качестве оружия, не были под рукой. Когда создается впечатление, что угрожающая ситуация развивается, руководитель должен отнестись к ней очень серьезно и вызвать помощь. Потенциально уязвимые рабочие области должны пройти оценку безопасности. Доступ в определенные зоны следует контролировать, особенно в ночное время, чтобы персонал чувствовал себя в безопасности.Должен быть установлен протокол, который можно будет легко активировать в случае возникновения потенциально опасной ситуации. Безопасность персонала должна быть главной заботой всех руководителей администрации.

Рекомендуемая литература

  • Andrew LB. Управление, предотвращение и разрешение конфликтов в медицинских учреждениях. Врач Exec. 1999. 25 (4): 38–42. [PubMed] [Google Scholar]
  • Блюм Л.А., Хант Д.В., Хэнкс Дж., Нордберг М., Гольдштейн С.Н., Спиро, округ Колумбия, Людвиг Г.Г. Грубое пробуждение. Emerg Med Serv. 1995. 24 (5): 31–34.73–75, 80–85. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фаулер А. Р., младший, Бушардт С.К., Джонс Массачусетс. Удержание медсестер посредством разрешения конфликтов. Обучение персонала тому, как противостоять проблемам и открыто общаться, может улучшить рабочий климат. Health Prog. 1993. 74 (5): 25–29. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гоулман Д. Эмоциональный интеллект: почему он может иметь большее значение, чем IQ. Лондон: Bloomsbury Publishing; 1995. [Google Scholar]
  • Гоулман Д. Работа с эмоциональным интеллектом. Нью-Йорк: Bantam Books; 1998 г.[Google Scholar]
  • Грант У. Как превратить конфликт в сотрудничество. Shaftesbury: Element Books Limited; 1997. [Google Scholar]
  • Лоус Р. Укрощение деструктивного доктора. Med Econ. 1998. 75 (19): 67–68. 73–74, 77–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pfifferling JH. Подрывной врач. Фактор качества профессиональной жизни. Врач Exec. 1999. 25 (2): 56–61. [PubMed] [Google Scholar]
  • Робинетт Дж., Крузер А., Подавильц А.Л. «Но доктор, кто-то должен что-то делать»: разрешение межличностных конфликтов на рабочем месте.J Am Osteopath Assoc. 1995; 95: 333–336. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sotile WM, Sotile MO. Часть 1, Управление конфликтами. Как наладить позитивные отношения в медицинской практике и больницах. Врач Exec. 1999. 25 (4): 57–61. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sotile WM, Sotile MO. Часть 2, Управление конфликтами. Как наладить позитивные отношения в медицинской практике и больницах. Врач Exec. 1999. 25 (5): 51–55. [PubMed] [Google Scholar]

«Везде, где есть конфликт, женщины должны быть частью решения», — заявил Совет Безопасности в ходе однодневных дебатов, призывая их участвовать в восстановлении расколотых обществ

Совет Безопасности

6877-е заседание (AM)



Заместитель Генерального секретаря, руководители Структуры «ООН-женщины» по операциям по поддержанию мира говорят

Поскольку женщины оказались под перекрестным огнем в Мали, Сирии, Демократической Республике Конго и других странах, затронутых конфликтом, мир должен активизировать поддержку и усилия, чтобы их жизненно важные голоса были услышаны, учтены и включены в миротворчество и миростроительство, а также Кроме того, высокопоставленные официальные лица Организации Объединенных Наций заявили сегодня Совету Безопасности в ходе однодневных дебатов по вопросу о женщинах, мире и безопасности.

«Где бы ни возник конфликт, женщины должны быть частью решения», — заявила заместитель Генерального секретаря Мишель Бачелет, глава Структуры Организации Объединенных Наций по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин («ООН-женщины»). Обратив внимание на последний доклад Генерального секретаря по этому вопросу, кульминацией которого стало заявление Председателя Совета от 31 октября (см. Пресс-релиз SC / 10803), она заявила, что твердая решимость должна сделать приоритетом предотвращение гендерного насилия в условиях конфликта. , расследования и судебного преследования злоупотреблений и настаивания на включении женщин в мирные переговоры.

«Это решение не сводится к простому рассмотрению ходатайств», — сказала она. «Речь идет о том, чтобы сделать все возможное. Структура «ООН-женщины» и наши партнеры в системе Организации Объединенных Наций и гражданском обществе готовы сделать все возможное ».

Заместитель генерального секретаря Ян Элиассон, который выступил с замечаниями Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна и его собственными комментариями, поделился словами женщин, которых встретили во время недавней поездки на север Мали, где экстремистские группировки применяют строгий шариат.Женщины предоставили тревожные рассказы о злоупотреблениях, в том числе об изнасилованиях, с которыми они столкнулись.

Тем не менее, несмотря на то, что они являются основными жертвами комбинированного кризиса в области безопасности, политического и гуманитарного кризиса, женщины по-прежнему исключены из различных органов, ищущих решения, сказал он, подчеркнув необходимость раннего и постоянного взаимодействия с женщинами в качестве приоритета, а не запоздалой мысли. .

«Решения, принятые за этим столом, могут существенно повлиять на жизнь женщин и девочек», — сказал он. «Пришло время наконец признать роль и силу женщин, которые помогают нам строить мирный мир.”

Заместитель генерального секретаря по операциям по поддержанию мира Эрве Ладсу сказал, что женщины по-прежнему в основном отсутствуют или играют символическую роль в официальных мирных процессах. Эта реальность стала очевидной после недавнего массового ненасильственного протеста в Демократической Республике Конго после падения Гомы. Хотя протестующие женщины были приняты старшим руководством Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в этой стране (МООНСДРК), им не было предоставлено никаких политических рычагов влияния на региональных мирных переговорах.

«Решающим ключом к устранению препятствий, мешающих полноценному участию женщин в предотвращении конфликтов и миростроительстве, являются активные систематические консультации с местными участниками и лидерами, включая женские организации гражданского общества», — сказал он. «Это единственный способ разработать эффективные, учитывающие контекст и гендерные аспекты решения».

Член одной из таких организаций гражданского общества, Бинета Диоп, президент Femmes Africa Solidarité, выступая от имени Рабочей группы неправительственных организаций по вопросам женщин, мира и безопасности, настоятельно призвала к миру, безопасности и гуманитарной помощи.Передавая сообщения ассоциаций в восточной части Демократической Республики Конго, она сказала, что повстанческие группировки оставили там след убийств, изнасилований и широко распространенного насилия в отношении женщин и девочек.

«Вместе у нас есть новаторские идеи, решения и средства. Что мы ждем?» спросила она. Несмотря на громкую риторику и многочисленные обязательства, участие женщин и специалистов по гендерным вопросам в разработке и выполнении мирных соглашений было неприемлемо низким. Именно поэтому она призывает международное сообщество привлекать женские группы в качестве ключевых партнеров в национальные и региональные планы действий по осуществлению резолюции 1325 (2000) Совета Безопасности о женщинах и мире и безопасности, а также призывает членов Совета выступать в качестве образцов для подражания.

Когда слово было открыто, более 60 выступавших согласились с основным выводом доклада Генерального секретаря: хотя были предприняты определенные усилия, необходимо сделать еще больше. Вторя широко распространенной точке зрения, представитель Марокко заявил, что необходима политическая воля для претворения резолюций в конкретные действия. По его словам, для подлинного мира требуются политические, экономические и социальные структуры, которые были бы инклюзивными, и женские группы были двигателем для создания этих институтов.

Действительно, мир неразрывно связан с равенством женщин и мужчин, сказал представитель Ботсваны.Таким образом, гендерное равенство следует признать ключевым вопросом в поддержании мира и безопасности. Женские организации гражданского общества могут внести важный вклад, о чем свидетельствует их успешное участие в урегулировании конфликтов и миростроительстве в Руанде, Либерии, Сьерра-Леоне и Тиморе-Лешти.

Несколько выступавших подчеркнули национальные достижения. Представитель Афганистана сказал, что с учетом резолюции 1325 (2000) в настоящее время женщины играют важную роль в усилиях по примирению, участвуют в работе Высшего совета мира и теперь составляют четверть парламентариев.Он также указал на впечатляющий рост набора девочек в школы с 5 000 в 2001 году до 2,7 миллиона в 2011 году.

Некоторые делегаты предложили предложения по многочисленным выражениям озабоченности по поводу продолжающихся сообщений о сексуальном насилии в конфликтных и постконфликтных ситуациях. Представитель Гватемалы заявил, что, поскольку насилие в отношении женщин как в период конфликта, так и в мирное время часто коренится в их зависимости от тех, кто причиняет им вред, государства и гражданские общества должны предоставлять женщинам большую экономическую независимость и возможности.

Даны рекомендации по ряду вопросов. Глава делегации Европейского союза отметил, что переходные периоды открывают уникальные возможности для того, чтобы разорвать порочный круг маргинализации женщин и добиться значительных успехов в интеграции женщин. В этой связи он призвал устранить факторы, препятствующие выдвижению женщин в качестве кандидатов, и поддержать их равное участие в выборах, а также участие женщин-лидеров и организаций в мирном процессе.

Предупреждение о дублировании усилий, однако, представитель Российской Федерации предупредил, что важнейшая роль защиты женщин принадлежит национальному уровню, а международное сообщество оказывает поддержку таким усилиям.Кроме того, важно придерживаться существующих структур в Организации Объединенных Наций, сказал он, добавив, что Совет должен рассматривать женские вопросы только в том случае, если они связаны исключительно с поддержанием мира и безопасности и с ситуациями, включенными в его повестку дня.

Как правило, призывы к действию преобладали в течение дня, и, резюмируя это повторяющееся мнение, представитель Португалии сказал: «Мы должны сделать все возможное. Давай сделаем это.»

Также с заявлениями выступили представители Великобритании, США, Южной Африки, Франции, Германии, Того, Пакистана, Колумбии, Китая, Азербайджана, Индии, Египта, Лихтенштейна, Италии, Эстонии, Израиля, Таиланда, Армении, Мексики, Швейцария, Аргентина, Канада, Австрия, Люксембург, Бразилия, Испания, Чили, Республика Корея, Бангладеш, Хорватия, Словения, Швеция (от имени стран Северной Европы), Новая Зеландия, Литва, Латвия, Япония, Сирия, Нидерланды, Ирландия. , Фиджи, Казахстан, Нигерия, Индонезия, Судан, Тунис, Турция, Тринидад и Тобаго и Австралия.

Также выступила представитель Генерального секретаря по делам женщин, мира и безопасности Организации Североатлантического договора (НАТО).

Встреча началась в 10:04 и закончилась в 16:46.

Брифинги

ДЖАН ЭЛИАССОН, заместитель Генерального секретаря, выступая с замечаниями Генерального секретаря Пан Ги Муна со своими собственными комментариями, сказал, что недавняя поездка в Мали заставила его пообещать передать Совету озабоченность женщин, с которыми он встречался. Они представили тревожные отчеты о жестоком обращении с женщинами в северной части страны.Сексуальное насилие в отношении женщин было широко распространенным явлением, и он встречал женщин, подвергшихся изнасилованию. Несмотря на то, что они стали основными жертвами комбинированного кризиса в области безопасности, политического и гуманитарного кризиса, женщины по-прежнему не допускались к работе различных органов, ищущих решения. Экстремистские группы начали применять строгий шариат на севере Мали, и права женщин резко ущемляются.

Но, по его словам, женщины в Мали и по всей Западной Африке были сильными и стойкими. Они уже продемонстрировали свою способность, если им представится шанс, добиться мира, примирения и развития.«Мы должны расширять возможности и оказывать им дальнейшую помощь», — сказал он. Как подчеркивалось в случае с Мали, вооруженный конфликт по-разному влияет на женщин и мужчин, а это означает, что женщины должны быть частью решения. Своевременное и постоянное взаимодействие с женщинами имеет жизненно важное значение и должно быть приоритетом, а не второстепенным.

Система Организации Объединенных Наций привержена укреплению верховенства права во время и после конфликта, когда это наиболее необходимо и наименее доступно. По его словам, декларация, принятая Генеральной Ассамблеей 24 сентября, придала новый импульс инициативам в области верховенства закона.

«Решения, принятые за этим столом, могут существенно повлиять на жизнь женщин и девочек в конфликтных и постконфликтных ситуациях», — сказал он. Однако мировое сообщество должно обеспечить, чтобы эти проблемы не решались раз в год. Он приветствовал возобновление приглашения Директору-исполнителю Структуры Организации Объединенных Наций по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин (Структура «ООН-женщины») проводить периодические брифинги вне годового цикла. «Наконец, привлечение женщин и продвижение гендерного равенства в рамках нашей работы во имя мира и безопасности — это ежедневная обязанность и незавершенная миссия для всех нас», — сказал он.«Пришло время наконец признать роль и силу женщин, которые помогают нам построить мирный мир».

МИШЕЛЬ БАШЛЕ, заместитель Генерального секретаря Организации Объединенных Наций и исполнительный директор Структуры «ООН-женщины», заявила, что сама причина принятия резолюции 1325 (2000) Совета Безопасности лежит в мужестве, лидерстве и достижениях женских организаций гражданского общества, которые способствовали миру в условиях, которые часто невообразимо сложные обстоятельства. Например, женские группы в Мали, по ее словам, вносят свой вклад в ненасильственные решения кризиса в этой стране, призывая лидеров вооруженных групп участвовать в мирных диалогах.

«Где бы ни происходил конфликт, будь то в Мали, Сирии, на Ближнем Востоке или в восточной части Демократической Республики Конго, женщины должны быть частью решения», — сказала она, ссылаясь на последний доклад Генерального секретаря (см. Пресс-релиз SC / 10803). Подчеркивая достижения и недостатки, она сказала, что, хотя все больше участников занимаются ранним предупреждением для выявления угроз женщинам и девочкам, эффективное предотвращение насилия в отношении женщин и девочек остается проблемой, как и в случае с конфликтами в Сирии и Мали.

Несмотря на то, что в отчете содержатся хорошие примеры участия женщин в официальных мирных процессах, она отметила, что из 14 процессов, продолжавшихся в 2011 году, женщины участвовали только в четырех. Кроме того, по ее словам, существуют постоянные пробелы в защите. Более того, хотя доля средств, израсходованных на удовлетворение гендерных потребностей, выросла до 7,1 процента в 2010 году, она была далека от целевого минимума в 15 процентов, установленного в плане Генерального секретаря по миростроительству с учетом гендерных факторов.

Высоко оценив рекомендации Генерального секретаря в таких областях, как участие и совершенствование систем отслеживания и подотчетности для выполнения обязательств в отношении женщин и мира и безопасности, она сказала, что для реализации изменений на местах необходимы решительное руководство и специальные системы. Не было недостатка в женском руководстве. Однако у женщин не хватало возможностей участвовать в урегулировании конфликтов и миростроительстве.

«Создание этих возможностей не было невозможным, но для этого требуются особые усилия», — сказала она, подчеркнув, что для этого требуется решимость сделать приоритетом предотвращение гендерного насилия в условиях конфликта, расследовать и преследовать нарушения прав женщин и настаивать на включении женщины на донорской конференции или мирных переговорах.«Эта решимость не сводится к простому« прохождению движений ». Речь идет о том, чтобы «приложить все усилия». Структура «ООН-женщины» и наши партнеры в системе Организации Объединенных Наций и гражданском обществе готовы сделать все возможное ».

ЭРВЕ ЛАДСОУС, заместитель генерального секретаря по операциям по поддержанию мира, сказал, что «женщины могут и должны играть ведущую роль в участии в политической жизни, разрешении конфликтов и переходе от конфликта к миру».

Несмотря на то, что операции позволили добиться значительного прогресса с точки зрения участия женщин, можно добиться большего, сказал он.Женщины по-прежнему в основном отсутствуют или играют символическую роль в официальных мирных процессах, а социальные и культурные нормы могут создавать серьезные проблемы для полного и значимого участия женщин в мирных процессах.

Приведя ряд примеров того, как миссии Департамента операций по поддержанию мира работали над продвижением прав и участия женщин, он подчеркнул, что необходимы дополнительные инициативы.

Один из недавних примеров, демонстрирующих, что необходимо сделать больше, произошло после массового ненасильственного протеста после падения Гомы в Демократической Республике Конго, сказал он.В то время как протестующие женщины были приняты старшим руководством Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Демократической Республике Конго (МООНСДРК), женщинам не было предоставлено никаких политических рычагов влияния на региональных переговорах, направленных на установление мира в восточной части страны.

«Решающим ключом к устранению препятствий, мешающих полноценному участию женщин в предотвращении конфликтов и миростроительстве, являются активные систематические консультации с местными участниками и лидерами, включая женские организации гражданского общества», — сказал он.«Это единственный способ разработать эффективные, учитывающие контекст и гендерные аспекты решения».

После встречи в прошлом месяце в Университете Сан-Диего с Департаментом операций по поддержанию мира, Департаментом полевых служб и женщинами-миротворцами во всем мире он сказал, что женщины рекомендовали Организации Объединенных Наций институционализировать и систематизировать консультации с женщинами на каждом этапе деятельности Организации Объединенных Наций. Миротворческий процесс наций.

«Вместе с нашим партнером, Структурой« ООН-женщины », мы призываем государства-члены расширять участие и защиту женщин, поддерживая и укрепляя их приверженность предотвращению конфликтов и миростроительству», — сказал он.

БИНЕТА ДИОП, президент Femmes Africa Solidarité, выступая от имени неправительственной организации «Рабочая группа по вопросам женщин, мира и безопасности», заявила, что через 12 лет после принятия резолюции 1325 (2000) жизненно важная работа гражданского общества, особенно женские группы в обеспечении международного мира и безопасности должны получать признание и поддержку, особенно с политическим доступом, ресурсами и уважением. Рассказывая о своей недавней миссии по оценке положения женщин в восточной части Демократической Республики Конго, где она была свидетельницей боевых действий, которые привели к захвату Гомы повстанцами наряду с новым перемещением, она описала деградацию и страдания женщин в лагерях беженцев и больницы, где ремонтировали их тела после сексуальных посягательств.Она пообещала женщинам, которых она встретила, передать их послание, призывающее срочно к миру, безопасности и гуманитарной помощи.

Она сказала, что, несмотря на ограничения, женщины уже сыграли центральную роль в предотвращении и разрешении конфликтов и в построении мира на общинном, национальном и международном уровнях, сославшись на пример Ситуационной комнаты для женщин, созданной во время выборов 2012 года в Сенегал, через который женщины мобилизовали общины на мир, выступали посредниками между противоборствующими группами, наблюдали и сообщали о случаях нарушений в опросах, что в значительной степени способствовало мирным выборам.Однако, несмотря на громкую риторику и многочисленные обязательства, участие женщин и специалистов по гендерным вопросам в процессе выполнения мирных соглашений было неприемлемо низким. Подтверждая, что женщины не отсутствовали в этих областях, потому что им не хватало навыков ведения переговоров или других способностей, она указала на деятельность женских организаций в Колумбии, Мали и Сирии в соответствующих мирных усилиях.

По ее словам, женщины являются неотъемлемой частью обеспечения более прочного и устойчивого мира, и все соответствующие стороны несут ответственность за обеспечение того, чтобы их представительство, права человека и гендерный опыт учитывались во всех усилиях по предотвращению и разрешению конфликтов, будь то неформальные или формальные процессы разрешения конфликтов, или восстановление после конфликта, включая программы разоружения и реформы в секторах безопасности, судебной системы и управления.Кроме того, необходимо бороться с первопричинами нарушений прав человека женщин и девочек в вооруженных конфликтах, включая дискриминацию, гендерное насилие, милитаризацию, сам конфликт и распространение оружия, при активном участии женщин во всех усилиях. Она добавила, что защитники прав женщин должны быть защищены, сославшись на недавнее нападение на дом открытого сторонника жертв сексуального насилия в Демократической Республике Конго. Совет должен конкретно поддерживать ответственность за нарушения прав человека женщин и принимать меры по защите перемещенных женщин, беженцев или инвалидов.

В заключение она призвала международное сообщество задействовать женские группы в качестве ключевых партнеров в мирных процессах, посредничестве, переговорах и правительственных процессах, для реализации национальных и региональных планов действий по осуществлению резолюции 1325 (2000), при этом члены Совета выступают в роли модели в этом отношении — и выделить политические и финансовые ресурсы для женских организаций гражданского общества. Ссылаясь на женщин, борющихся за мир во всем мире, она сказала: «Вместе у нас есть новаторские идеи, решения и средства; чего мы ждем?»

Выписки

МАРК ЛИАЛЛ ГРАНТ ( United Kingdom ) сказал, что все должны объединиться против тех, кто исключает, маргинализирует или угрожает половине своего населения, и откликнуться на призыв Генерального секретаря содействовать лидерству женщин в постконфликтных ситуациях.Он добавил, что участие женщин на всех уровнях должно быть безопасным и поощряться посредством конкретных мер, подчеркнув, что первоочередной задачей для его страны является прекращение сексуального насилия. Было шокирующим, что после многих инициатив по-прежнему царила безнаказанность. Он пообещал проводить непрерывную кампанию в поддержку усилий Организации Объединенных Наций и организаций гражданского общества по прекращению безнаказанности, описывая национальные инициативы, на которые выделяются значительные ресурсы. Подтверждая важность женских организаций гражданского общества, он сказал, что в своем национальном качестве и в качестве Совета Безопасности, возглавляющего вопрос о женщинах, мире и безопасности, его страна готова сделать все возможное для обеспечения безопасности и участия женщин.

ROSEMARY DICARLO ( United States ) заявила, что необходимо активизировать коллективные усилия для улучшения положения женщин и их более широкого участия в мирных процессах, объяснив большую часть неудач таких процессов отсутствием адекватного участия женщин. Она поддержала инициативы Организации Объединенных Наций по усилению поддержки женских групп гражданского общества, отметив, что помощь Организации часто приводила к большему вовлечению женщин в политическую сферу, но результаты были далеко неадекватными.Кроме того, ее страна по-прежнему глубоко обеспокоена сексуальным насилием в конфликтных и постконфликтных ситуациях. Приветствуя меры, принятые в миротворческих миссиях для противодействия такому насилию, она сказала, что эти усилия должны стать гораздо более систематическими. Описывая национальные инициативы по защите и расширению прав и возможностей женщин, она призвала международное сообщество активизировать такие усилия.

СЕДРИК КРОУЛИ ( South Africa ) сказал, что предстоит проделать большую работу для усиления роли женщин в превентивной дипломатии, официальных мирных процессах и посредничестве, и Южная Африка полностью привержена устранению препятствий.Он призвал к более регулярному обзору выполнения Организацией Объединенных Наций предложений Генерального секретаря о привлечении женщин к участию в предотвращении конфликтов и посредничестве, назначении женщин для ведения переговоров и увеличении числа женщин в полиции и войсках в миссиях Организации Объединенных Наций. Точно так же он настоятельно призвал Генерального секретаря обратить внимание на назначение женщин главными посредниками и руководителями политических миссий, миссий по поддержанию мира и миростроительства. Удовлетворенный вкладом советников по гендерным вопросам в постконфликтных ситуациях в подготовку миротворцев, он выразил озабоченность по поводу медленного развертывания советников по защите женщин в миротворческих миссиях, что представляет собой «серьезный» пробел в защите.Южная Африка занимается повышением осведомленности о резолюции 1325 (2000) через Сообщество по вопросам развития стран юга Африки (САДК) и Африканский союз, а также другие организации. Женщины должны быть осведомлены о своих правах и иметь возможность занимать руководящие должности.

JOSÉ FILIPE MORAES CABRAL ( Portugal ) сказал, что Совет признал, что участие женщин должно быть обязательным в миростроительстве и постконфликтных усилиях. В свете этого, по его словам, женские организации должны получить необходимую поддержку со стороны мира.Совет может только выиграть, если будет проводить больше таких обсуждений. Он также подчеркнул важность встреч с представителями гражданского общества, когда члены Совета отправляются в командировки, и полезность брифингов г-жи Бачелет. По его словам, необходимо решить проблемы отсутствия доступа к образованию и сексуального насилия. «Мы должны сделать все возможное, — сказал он. «Давай сделаем это.»

СЕРГЕЙ КАРЕВ ( Российская Федерация, ) сказал, что с момента принятия резолюции 1325 (2000) многое изменилось в области прав женщин.Однако равное внимание следует уделять всем категориям насилия в отношении чрезмерного применения силы. В этой связи он выразил надежду, что представитель Организации Североатлантического договора (НАТО) проинформирует Совет о текущих расследованиях. По его словам, решающая роль в защите женщин принадлежит национальным органам при поддержке международного сообщества. Важно придерживаться существующих структур в рамках Организации Объединенных Наций, и Совет должен рассматривать женские проблемы, если они связаны исключительно с поддержанием мира и безопасности и с ситуациями, включенными в его повестку дня.По его словам, в докладе Генерального секретаря не содержится серьезного анализа, что делает невозможными выводы на основе данных, отметив, что работа над показателями должна быть более прозрачной.

GÉRARD ARAUD ( France ) сказал, что Структура «ООН-женщины» улучшила согласованность инициатив по продвижению и защите женщин. Он сказал, что необходимо больше, призывая к увеличению числа женщин на консультативных должностях. Женщины слишком часто остаются объектами насилия, и их недостаточно часто привлекают к миростроительству.По его словам, следует продолжить консультации с женскими организациями. Важное значение имеет также борьба с безнаказанностью, и Международный уголовный суд должен иметь возможность сыграть свою роль в этом отношении. Он также поддержал политику абсолютной нетерпимости в отношении сотрудников Организации Объединенных Наций к преступлениям против женщин.

МОХАММЕД ЛУЛИЧКИ ( Марокко ) говорит, что принятие Советом резолюции 1899 (2009) дополнило резолюцию 1325 (2000) и укрепило юридические полномочия права женщин на предотвращение и разрешение конфликтов и восстановление после конфликта.По его словам, критически важно разработать стратегию с учетом гендерного аспекта в процессах миростроительства, добавив, что женщины являются наиболее уязвимыми, уязвимыми и целевыми слоями населения. Как показал опыт Западной Африки и Гаити, женщины имеют ценный взгляд на миростроительство. По его словам, когда женщины участвовали в мирном процессе, они имели значение. По его словам, для подлинного мира требуются открытые для всех политические, экономические и социальные структуры, а женские группы являются двигателем для создания этих институтов.По его словам, теперь необходима политическая воля для претворения резолюций в конкретные действия.

GERT ROSENTHAL ( Guatemala ), заявил, что прошло более 15 лет с тех пор, как Гватемала преодолела внутренний вооруженный конфликт, однако различия между миротворчеством, миростроительством и экономическими и социальными преобразованиями остаются неясными. Таким образом, прошлые опасения по поводу положения гватемальских женщин и девочек во время конфликта были переплетены с нынешними опасениями по поводу улучшения положения женщин.Например, предотвращение конфликтов — лучший способ защитить безопасность гражданского населения, особенно женщин и девочек, в то время как разработка превентивной политики, инструментов и действий может расширить экономические возможности женщин. Поскольку насилие в отношении женщин часто объясняется их зависимостью от тех, кто причиняет им вред, действия, предпринимаемые государствами и гражданскими обществами для предоставления женщинам большей экономической независимости и возможностей, помогут предотвратить насилие в отношении женщин. Кроме того, он положительно отозвался о совершенствовании показателей, которые измеряют прогресс и достижения резолюции 1325 (2000).Он приветствовал создание Структуры «ООН-женщины» и сказал, что женщины должны быть признаны миротворцами и участниками стабильности. Фактически, непропорционально сильное воздействие, которое испытывали женщины во время конфликтов, повысило важность их участия. Точно так же он выразил поддержку участию женщин в работе более широкой системы Организации Объединенных Наций, а также в правительстве и обществе Гватемалы.

ПИТЕР ВИТТИГ ( Германия ), присоединяясь к заявлению, которое будет сделано от имени Европейского союза, приветствовал инициативы Организации Объединенных Наций по защите и расширению прав и возможностей женщин.Прогресс необходим во всех сферах общества, чтобы использовать потенциал женщин для мира, развития и лидерства. Включение женских организаций в мирные процессы необходимо только для улучшения положения женщин, но имеет решающее значение для установления прочного мира. Женские организации нуждаются в адекватной поддержке, включая финансовую, для того, чтобы они могли полноценно играть свою роль. По этой причине его страна поддерживала инициативы во всем мире. Организация Объединенных Наций должна постоянно совершенствовать свои усилия по расширению прав и возможностей женщин и их защите, расширяя их учет, например, в планах свертывания и завершения миссий.

КОКОУ НАЙО М’БЕУ ( Того ) заявила, что, несмотря на огромные усилия по выполнению резолюции 1325 (2000) за последние 12 лет, женщины продолжали страдать от насилия и других нарушений своих прав в конфликтных ситуациях, что сопровождалось увеличением числа трагических случаев. и достойное осуждения насилие в отношении них, происходящее в восточной части Демократической Республики Конго, на севере Мали и в других ситуациях. Такое насилие должно быть прекращено, а виновные должны быть наказаны. Миротворцы должны быть осведомлены о защите прав женщин.Чтобы положить конец таким страданиям и расширить участие женщин во всех сферах, необходимо рассмотреть многие другие элементы, включая включение большего числа женщин в переговоры и поддержку женских организаций с этой целью, что, в свою очередь, повысит устойчивость заключенных соглашений. В его стране стратегия расширения участия женщин в политике и сфере развития привела к включению женских организаций в качестве сторон, подписавших политическое соглашение 2006 года, которое позволило его стране выйти из социально-политического кризиса, длившегося с 1990 года.Они также играли активную роль в Комиссии по установлению истины, справедливости и примирению. Кроме того, многие женщины были избраны в парламент и занимают другие ответственные должности. Он заверил, что его правительство будет продолжать работу по полному осуществлению резолюции 1325 (2000).

МАСУД ХАН ( Пакистан ) говорит, что его страна придает огромное значение участию женщин во всех сферах жизни и в недавнем прошлом приняла ряд законов, направленных на ликвидацию дискриминации в отношении женщин, а также на поощрение и защиту их прав.Как один из крупнейших поставщиков войск, его страна включила модули Организации Объединенных Наций по гендерной проблематике в свои учебные процедуры, а женщины-миротворцы выполняют широкий круг функций. Однако, несмотря на такие усилия и достижения в области международной нормативной базы по защите прав женщин, женщины и девочки по-прежнему являются основными жертвами конфликтных ситуаций. По его словам, для достижения прогресса как в защите женщин, так и в содействии их участию в постконфликтных процессах необходима всеобъемлющая стратегия предотвращения конфликтов, наряду с активизацией усилий Совета по пресечению безнаказанности и включению гендерных аспектов во все миротворческие резолюции.Система Организации Объединенных Наций должна удовлетворять медицинские и психологические потребности женщин в конфликте и обеспечивать самое полное участие женщин, в том числе субъектов гражданского общества, в деятельности по миростроительству. Гендерная справедливость должна быть неотъемлемой частью усилий по наращиванию потенциала при оказании технической помощи. Во всех таких усилиях по осуществлению резолюции 1325 (2000) необходимо использовать талант и опыт женщин-лидеров гражданского общества.

НЕСТОР ОСОРИО ( Колумбия, ), воздав должное Структуре «ООН-женщины» за ее работу, сказал, что его страна получила техническую помощь Организации Объединенных Наций в осуществлении резолюции 1325 (2000).Он был нацелен на полную реализацию, с тем чтобы женщины могли в полной мере пользоваться своими правами. Сосредоточение внимания на предотвращении конфликтов, а также на выверенном подходе к осуществлению резолюции, привлечении виновных к ответственности и многих других мерах, имели решающее значение. В его стране были достигнуты успехи, такие как создание местных женских советов и организаций по расширению прав и возможностей женщин из числа коренных народов, которые вывели женщин на передний план в общественной жизни. Кроме того, недавно в координации со Структурой «ООН-женщины» состоялась национальная презентация стратегии борьбы с насилием в отношении женщин.Он пообещал, что женщины активны во всех сферах и будут играть важную роль в национальном мирном процессе. Оценка прогресса имеет важное значение, но отдельные показатели не следует вырывать из контекста, и следует включать обновленные статистические данные о женщинах, участвующих в управлении и альтернативной занятости, среди других улучшений. Диалог со странами и помощь им в выполнении резолюции 1325 (2000) — это путь к прогрессу.

ВАН МИН ( Китай ) подтвердил важность защиты и расширения прав и возможностей женщин в конфликтных ситуациях, а также необходимость вовлечения их в дело содействия международному миру и безопасности.Был достигнут прогресс в выполнении резолюции 1325 (2000), но необходимо было еще больше. Совет должен способствовать выполнению своей роли по поддержанию международного мира и безопасности, но должен признать четкое разделение труда с другими органами Организации Объединенных Наций в том, что касается расширения прав и возможностей женщин и вопросов защиты за пределами конфликтных и постконфликтных ситуаций. Важно учитывать права женщин на всех этапах мирных процессов, и следует назначать больше женщин на репрезентативные должности в Организации Объединенных Наций.Кроме того, в развивающихся странах следует усилить поддержку развития женщин при поддержке женских организаций, имеющих важное значение в этом отношении.

АГШИН МЕХДИЕВ ( Азербайджан ), назвав резолюцию 1325 (2000) важной вехой и приветствуя прочную основу, которая была разработана с момента ее принятия, указал на достижения в принятии национальных планов действий и в других областях. Однако участие женщин в миротворческих операциях Организации Объединенных Наций по-прежнему остается слишком низким, и он приветствует усилия по расширению участия женщин в посреднических и миротворческих операциях и призывает проводить регулярную подготовку советников по гендерным вопросам.Он повторил призыв к международной помощи национальным усилиям в постконфликтных ситуациях. Кроме того, необходимы более решительные меры, чтобы положить конец безнаказанности за нарушения прав человека. Он выразил особую обеспокоенность по поводу женщин, которые были насильственно перемещены и взяты в заложники во время конфликта, отметив усилия его страны по привлечению внимания к этим нарушениям и призвал к активизации усилий по расширению прав и возможностей женщин и их защите.

HARDEEP SINGH PURI ( Индия ) заявил, что в резолюции 1325 (2000) подчеркивается влияние вооруженного конфликта на женщин и необходимость эффективных институциональных механизмов, гарантирующих их защиту и полное участие в мирных процессах.Индия неизменно считала, что более широкое участие женщин в областях урегулирования конфликтов, мирных переговоров, поддержания мира и постконфликтного восстановления является обязательным условием sine qua non для прочного мира и безопасности. Индия придает большое значение обеспечению конкретных действий по полному осуществлению положений резолюции 1325 (2000) и твердо убеждена в том, что национальные правительства несут главную ответственность за принятие необходимых мер по разработке национальных стратегий и их осуществлению в соответствии с резолюцией 1325 (2000). .Важное значение имеет наращивание потенциала, и Индия поддерживает усилия Организации Объединенных Наций по направлению большего числа советников по вопросам защиты женщин и советников по гендерным вопросам в свои миссии.

Полевые миссии и страновые группы Организации Объединенных Наций нуждаются в большей согласованности и координации, чтобы обеспечить оптимальное использование гендерного опыта, сказал он. Не менее актуальной была роль гражданского общества в усвоении положений резолюции 1325 (2000) при решении вопросов в различных зонах конфликтов.Отзывы местных сообществ о конкретных потребностях и потребностях женщин могут быть использованы при разработке стратегий вмешательства. Не должно быть никакой терпимости к насилию по признаку пола, которое должно быть незамедлительно расследовано, а виновные — привлечены к ответственности. Индия также согласилась с теми, кто призывал к увеличению численности женщин-военнослужащих и полицейских в операциях Организации Объединенных Наций по поддержанию мира. Индия была первой страной, развернувшей в 2007 году в Либерии полное женское миротворческое подразделение численностью 100 человек, и предложила предоставить больше таких подразделений.

ОСАМА АБДЕЛ ХАЛЕК ( Egypt ) сказал, что женщины являются ключевым партнером в принятии решений, разрешении конфликтов и продвижении культуры мира, подтвердив приверженность Египта выполнению резолюции 1325 (2000) и выразив свою веру в центральную роль женщин в повышение осведомленности о необходимости достижения мира. Он подчеркнул важность всестороннего участия женщин в мирном урегулировании споров, предотвращении и разрешении конфликтов на всех уровнях, а также необходимость дополнительных усилий для решения проблемы их исключения из руководства посредническими усилиями.Египет высоко оценил роль Структуры «ООН-женщины» в увеличении вклада женщин в дело мира и безопасности и в расширении их политического участия в ряде арабских государств благодаря ее работе с Департаментом по политическим вопросам, направленной на углубление опыта женщин в области посредничества. Он надеется, что в докладах Специального представителя о сексуальном насилии и вооруженном конфликте будет нейтрально и объективно проведено различие между насилием в условиях конфликта и насилием в неконфликтных ситуациях.Арабские женщины, находящиеся под израильской оккупацией, несут тяжелое бремя, включая серьезные нарушения прав человека, блокаду, ограничение передвижения и перемещение. В этом контексте он подчеркнул обязанность Организации Объединенных Наций уделять больше внимания их страданиям в соответствии с международным правом.

СТЕФАН БАРРИГА ( Лихтенштейн ) сказал, что отставание женщин в посреднических усилиях и превентивной дипломатии «вызывает беспокойство». Кроме того, из девяти мирных соглашений, заключенных в 2012 году, только два содержали положения о правах женщин и девочек.Неспособность обеспечить участие женщин в постконфликтном управлении часто приводит к игнорированию их доступа к экономическим возможностям, правосудию и возмещению ущерба, сказал он, призвав Совет решить проблему нехватки женщин, работающих в качестве ведущих мирных посредников, поощряя Генерального секретаря назначать больше женщин на такие должности, что обеспечит более эффективное использование гендерного опыта в мирных процессах. Он выступал за последовательное включение тематической повестки дня Совета в его работу с конкретными странами и сказал, что в настоящее время наблюдается непоследовательность в том, как Совет в настоящее время рассматривает вопрос о женщинах, мире и безопасности при принятии решений по ситуациям в странах.Требуются более активные усилия для обеспечения того, чтобы страновые эксперты получали всю информацию, необходимую для решения этой проблемы в рамках своих соответствующих мандатов миссий. Лихтенштейн поддерживает различные инициативы и опубликовал справочник по женщинам, миру и безопасности и организовал семинар по осуществлению повестки дня «Женщины, мир и безопасность» в Афганистане.

ТОМАС МАЙР-ХАРТИНГ, представитель Европейского союза , сказала, что предотвращение конфликтов, разрешение конфликтов и построение устойчивого мира требуют сотрудничества заинтересованных сторон на всех уровнях, при этом женские организации играют ключевую роль.Число национальных и региональных планов действий, принятых для выполнения резолюции 1325 (2000) Совета, продолжало расти, что дает возможность для сравнения и рекомендаций. Также приветствовалось увеличение числа докладов и брифингов для Совета о положении женщин и девочек в вооруженных конфликтах и ​​обновленная информация, собранная по показателям, касающимся женщин, мира и безопасности. Хотя восемь из 16 миссий по поддержанию мира включили защиту гражданского населения в свой мандат и были созданы инструменты раннего предупреждения и реагирования, успехи, достигнутые в доступе к информации, еще не привели к последовательным действиям на раннем этапе.

Он сказал, что переходные периоды открывают уникальную возможность разорвать порочный круг маргинализации женщин и значительно повысить их участие. В этой связи он призвал к следующему: устранение факторов, препятствующих выдвижению женщин в качестве кандидатов и равному участию в выборах; положения о скорейшем включении женщин, мира и безопасности в мирные переговоры; и поддержка участия женщин-лидеров и организаций в мирном процессе. Союз предпринял такие действия в рамках своей Концепции укрепления потенциала Европейского союза в области посредничества и диалога, направленной на расширение представительства женщин, а также 15 гражданских миссий и военных операций, в которых участвовали советники по правам человека и гендерным вопросам.Кроме того, он предложил женщинам курс в рамках наращивания потенциала в Ливии для поддержки женщин на руководящих должностях. Союз продолжал активно выступать за женщин, мир и безопасность более чем в 70 странах.

CESARE MARIA RAGAGLINI ( Италия ), присоединившись к Европейскому союзу, заявила, что во всем мире защитники прав женщин борются, иногда с риском для своей жизни, за то, чтобы женщины и девочки не были исключены из процесса принятия политических решений и чтобы их голоса были услышаны при заключении мирных соглашений.Генеральный секретарь призвал женские организации на ранних этапах урегулирования конфликтов и миростроительства. Женщины-лидеры также должны сыграть важную роль в переходный период, в том числе в сокращении численности миссий Организации Объединенных Наций и международных миссий, когда предыдущие достижения в области гендерного равенства могут оказаться под угрозой. В докладе Генерального секретаря сексуальное насилие описывается как тактика конфликта на самых разных площадках. Италия приветствовала назначение нового Специального представителя Генерального секретаря по вопросу о сексуальном насилии в условиях конфликта и подтверждение приверженности Совета Безопасности резолюции 1325 (2000).«Женщины были прекрасными переговорщиками, посредниками и миротворцами», — добавил он. Его страна приняла трехлетний план действий по осуществлению этой резолюции. Италия также поддержала программы сотрудничества в целях развития для продвижения повестки дня, касающейся женщин, мира и безопасности, особенно в Афганистане, Либерии и Сьерра-Леоне. Он заключил, что если международное сообщество серьезно относится к миру, оно должно также серьезно относиться к правам женщин и девочек.

МАРГУС КОЛГА ( Эстония ) приветствовал усилия, предпринятые за последние два года.Однако он отметил, что только в четырех из 14 процессов в 2011 году и только в двух из девяти подписанных мирных соглашений участвовали женщины. По его словам, положения, касающиеся гендерного равенства, должны учитываться на протяжении всего мирного процесса и должны быть включены в соглашения. Обращаясь к озабоченности по поводу увеличения числа сообщений о сексуальном насилии, он подчеркнул важность обучения мужчин и мальчиков активному предотвращению этих нарушений прав человека. По его словам, Международный уголовный суд сыграл важную роль в прекращении безнаказанности виновных в преступлениях против женщин и девочек.По его словам, претворение норм в жизнь необходимо оценивать по реальным изменениям в жизни женщин, девочек, мальчиков и мужчин, призывая Совет уделять больше внимания этим вопросам.

HAIM WAXMAN ( Israel ) сказал, что еврейский народ и его государство всегда понимали, что прогресс женщин имеет решающее значение для прогресса всех, и Всемирная сионистская организация предоставила им равные избирательные права в 1898 году. Гендерное равенство было закреплено. в Декларации независимости страны и в последующем законодательстве с этой целью.Израильтяне также избрали третью в мире женщину-премьер-министра. Сегодня женщины занимали руководящие должности во всех сферах в Израиле, в том числе выступая за разрешение конфликтов и мир. Решительно поддерживая полное осуществление резолюции 1325 (2000), страна недавно приняла закон, требующий, чтобы израильские женщины включались во все правительственные следственные комитеты и группы мирных переговоров, и были проведены семинары для содействия диалогу между израильскими и палестинскими женщинами, а также программы обучения для женщин-профессионалов со всего мира.

Приветствуя инициативы по прекращению безнаказанности за гендерное насилие и решительно поддерживая структуру «ООН-женщины», он добавил, что необходимо сделать больше для обеспечения участия женщин в переходных миссиях, и Организация Объединенных Наций должна взять на себя ведущую роль в продвижении руководящих ролей женщин и в строгом обеспечении соблюдения абсолютная нетерпимость к сексуальному насилию в своей миротворческой деятельности. Повторяя призыв к защите защитников прав женщин, он сказал, что отрицание самых основных прав на Ближнем Востоке нельзя игнорировать, поскольку оно создает серьезные препятствия на пути к пониманию и разрешению конфликтов.Он заявил о приверженности своей страны расширению прав и возможностей женщин во всех уголках земного шара, приверженности, которая была сохранена еще до времен пророка Мириам и будет продолжаться.

НОРАЧИТ СИНХАСЕНИ ( Таиланд ) сказал, что его страна активно продвигает роль женщин в обществе. Во исполнение резолюции 1325 (2000) Совета он учредил Подкомитет по положению женщин и содействию миру и безопасности, чтобы установить руководящие принципы и разработать меры по поощрению прав женщин, защите их от насилия и обеспечению того, чтобы они жили в условиях мира и безопасности. заслужил.Он провел широкий круг мероприятий — от повышения осведомленности о правах женщин до обмена мнениями по правовым вопросам для обеспечения женщинам равного доступа к правосудию и надежным юридическим консультациям. Семинар по женщинам, миру и безопасности, совместно организованный Структурой «ООН-женщины» в Бангкоке в прошлом месяце, оказался ценным для обмена мнениями и передовым опытом. Он поддержал призыв Генерального секретаря перейти от культуры реагирования к культуре предотвращения. С этой целью Таиланд учредил Тайский фонд расширения прав и возможностей женщин, который выдает ссуды под низкие проценты, чтобы помочь женщинам развить навыки, а также укрепить женское гражданское общество.

Он сказал, что тайские женщины, как заботливые миротворцы и миротворцы, могут быть эффективными проводниками мира. Он высоко оценил доклад Генерального секретаря, в котором в нескольких случаях упоминается роль женщин-миротворцев. Важно расширить участие и роль женщин в поддержании мира и миростроительстве. Тайские полицейские-наблюдатели и офицеры служили в различных миссиях Организации Объединенных Наций. Они работали в качестве медицинских и координирующих сотрудников и прошли хорошую подготовку в области международного гуманитарного права и международного права, касающегося прав и защиты женщин, а также осведомленности о ВИЧ / СПИДе в соответствии с резолюцией 1325 (2000).В 2009 году Таиланд начал прием женщин в кадетскую академию королевской полиции. По окончании учебы им будут поручены дела, связанные с насилием в отношении женщин и детей. Старшие полицейские-женщины помогали женщинам в процессе государственного строительства в Гаити и Тиморе-Лешти. Он надеется, что тайские кадеты смогут присоединиться к миссиям Организации Объединенных Наций по всему миру.

ГАРЕН НАЗАРЯН (, Армения, ) сказал, что, несмотря на принятые меры по борьбе с насилием в отношении женщин, злоупотребления продолжаются и, похоже, отсутствует координация между участниками в этой области.Директивным органам необходимо, среди прочего, обеспечить надлежащее предоставление услуг и уделить внимание проблеме насилия в отношении женщин. Были предприняты усилия по вовлечению женщин в мирные и политические процессы, но еще многое предстоит сделать. Эти прения дали возможность обсудить участие женщин в миростроительстве. Учитывая недавние усилия, проблема Нагорного Карабаха стала еще одной возможностью для вовлечения женщин в этот процесс.

ЛУИС-АЛЬФОНСО ДЕ АЛЬБА ( Мексика ) сказал, что при изучении прогресса, достигнутого в осуществлении резолюции 1325 (2000), важно определить дальнейшие действия, необходимые для дальнейшего поощрения участия женщин.Это было центральным моментом в этой дискуссии. К сожалению, мирные процессы и соглашения редко включают конкретные положения о доступе женщин к правосудию и представительству, что препятствует миростроительству. Необходимо открыть пространство для женских групп, и важно учитывать гендерный аспект при построении общества во время избирательных процессов. Что касается перехода присутствия Организации Объединенных Наций, включая сокращение, следует иметь в виду защиту и безопасность женщин. Вовлечение женщин необходимо для построения общества, поскольку это дает больше шансов привести к прочному миру.

PAUL SEGER ( Switzerland ), приветствуя использование глобальных показателей для измерения прогресса в расширении прав и возможностей женщин и их защите, сказал, что сегодня задача состоит в том, чтобы признать и создать возможности для участия женщин на всех уровнях в мирных процессах с учетом этого факта. что многие отдельные женщины и женские организации прошли обучение посредничеству во всех частях мира. Говоря о том, что его страна уделяет особое внимание программам отправления правосудия в переходный период, он сказал, что право на правосудие сопровождается правом на возмещение ущерба и гарантией неповторения.Он сказал, что крайне важно обратить внимание на гендерные стереотипы при реформе сектора безопасности, поскольку этот сектор часто отражает отношение общества в целом. Наконец, он обратил внимание на рекомендации отчета Рабочей группы НПО, в которой проводился обзор деятельности Совета, связанной с резолюцией 1325 (2000), а также на рекомендации Справочника по женщинам, миру и безопасности Международной лиги женщин за мир и свободу. которую его страна начала вместе с Лихтенштейном.

МАРИЯ КРИСТИНА ПЕРСЕВАЛЬ ( Аргентина ) заявила, что каждая годовщина принятия резолюции 1325 (2000) позволяет размышлять о центральной роли женских организаций в разработке нормативных рамок Совета, начатых в 2000 году.Аргентина поддержала резолюцию, приняв новое заявление о том, что «достаточно» в ее работе по предотвращению и искоренению всех форм насилия в отношении женщин. Двойная ситуация несправедливости по отношению к женщинам заключается в том, чтобы заставить замолчать голоса и скрыть лица женщин и девочек, которые были главными действующими лицами в экономических и социальных изменениях.

Она сказала, что через 12 лет после принятия резолюции женские организации внесли решительный вклад в предотвращение конфликтов. Участие женщин в усилиях до, во время и после конфликта было не только необходимым, но и социально справедливым.Национальный план действий Аргентины по осуществлению резолюции 1325 (2000) будет принят президентским указом после окончательного рассмотрения. Это стало результатом работы межведомственной рабочей группы при активном участии женщин и правозащитных организаций. План способствовал совместной работе национальных институтов и гражданского общества с уделением особого внимания женщинам в вооруженных конфликтах и ​​постконфликтных ситуациях, а также в случае «социально-природных» бедствий. В 1999–2000 годах в качестве непостоянного члена Совета Аргентина участвовала в консультациях с женскими организациями и организациями гражданского общества, которые в конечном итоге привели к принятию резолюции.

ГИЛЬЕРМО Э. РИЩИНСКИ ( Канада ) повторил заявление министра иностранных дел Канады Джона Бэрда в Монреальском совете по международным отношениям в сентябре о том, что женщины являются ключом к развитию плюралистических обществ и что их полное и активное участие во всем обществе было очень важно. В прошлом году министр Бэрд встретился с женщинами в Ливии, чтобы обсудить роль женщин в переходном процессе в этой стране. Он также встретился с представителями Сети афганских женщин на Международной конференции по Афганистану в Бонне, чтобы выслушать их озабоченности.Канада выступала за включение женских групп гражданского общества в Международную конференцию по Афганистану в этом году, и страна продолжала работать над повышением осведомленности в этой стране о проблемах женщин, мира и безопасности среди провинциальных и национальных офисов, парламентариев и влиятельных лиц. лидеры сообщества.

Он заявил о решительной поддержке его страной признания Генеральным секретарем необходимости принятия эффективных мер по борьбе с сексуальным насилием в условиях конфликта, таким как изнасилование как орудие войны, и призвал к защите правозащитников.Правительства несут ответственность за решение проблем женщин, мира и безопасности. Гражданское общество также могло бы сыграть конструктивную роль. Например, в Сьерра-Леоне информационно-пропагандистские усилия местных женских организаций способствовали принятию государством мер и принятию нового закона, устанавливающего уголовную ответственность за сексуальные преступления. Женщины должны играть важную роль в предотвращении и разрешении конфликтов и в миростроительстве. Поэтому Канада призвала к продолжению конструктивного участия женщин в мирных процессах, сокращении численности миссий и переходах.В докладе Генерального секретаря отмечен прогресс, но еще многое предстоит сделать.

АНДРЕАС РИКЕН ( Австрия ) сказал, что женщин слишком часто исключают из переговоров о мире и безопасности. Ясно, что их необходимо включать на раннем этапе в предотвращение конфликтов и миростроительство. Австрия обеспокоена большим количеством нападений на правозащитников в прошлом году и полностью поддерживает рекомендацию Генерального секретаря активизировать усилия по их защите.Больше внимания следует также уделять устранению структурных факторов, влияющих на политическую кандидатуру и участие женщин в политической жизни.

Он сказал, что многое было сделано, но нужно сделать еще больше. Необходимо увеличить количество женщин на полевых должностях и в качестве посредников, и он призвал женщин участвовать во всех тематических обсуждениях. Австрия завершила свой национальный план действий, руководствуясь показателями Организации Объединенных Наций, касающимися мира и безопасности женщин, и работала с гражданским обществом над процессом его пересмотра.Среди других своих усилий она завершила свой третий национальный план действий по борьбе с торговлей женщинами и людьми, продолжила оказывать поддержку Структуре «ООН-женщины» и предложила помощь другим странам в разработке их национальных планов действий.

МАРИ СКАРЕ, специальный представитель по вопросам женщин, мира и безопасности генерального секретаря Организации Североатлантического договора (НАТО), заявила, что организация активно призывает всех своих партнеров принять конкретные цели, связанные с продвижением женщин, вопросы мира и безопасности.Цель заключалась в повышении осведомленности и работе в направлении более широкого участия женщин в сферах обороны и безопасности. На оперативном уровне НАТО продемонстрировала твердую приверженность продвижению важной роли, которую могут играть женщины, и взаимодействовала с женщинами-лидерами и активистами, чтобы понять их взгляды и перспективы. Например, у альянса были советники по гендерным вопросам в различных штаб-квартирах, а также в Афганистане и Косово. Она работала с этими преданными своему делу людьми и увидела, какие значительные усилия они прилагают для включения резолюции 1325 (2000).

Она сказала, что опыт показал, что гендерная экспертиза, а также большее количество женщин-солдат на театре действий повысили эффективность проведения операций. «Например, мы узнали, что женщины-солдаты в Афганистане иногда могут лучше общаться с членами населения, которые в противном случае были бы закрыты от своих коллег-мужчин». По ее словам, это привело к лучшему пониманию конкретной ситуации и местности, а также к лучшему диалогу и взаимопониманию между силами НАТО и местным сообществом.Обучение и образование были стратегическими инструментами для сил безопасности, которые при правильном использовании могли бы стать основным мультипликатором сил, поскольку отношение обученных может распространиться на сферы жизни, выходящие за рамки сферы безопасности. Планы по передаче всей ответственности от Международных сил содействия безопасности (МССБ) их афганским коллегам находились в процессе реализации; на протяжении всего переходного процесса и после него НАТО будет продолжать уделять особое внимание обучению по гендерным вопросам и поддерживать набор и удержание женщин в силах безопасности.

SYLVIE LUCAS (, Люксембург, ) заявил, что невозможно предотвратить конфликты без участия женщин, а также участие без эффективной защиты прав, а также физической и моральной неприкосновенности женщин. Следовательно, необходимо одновременно добиваться прогресса по этим вопросам. Она разделяет разочарование Генерального секретаря в связи со слабой представленностью женщин на мирных переговорах, структурными проблемами, ограничивающими участие женщин в политической жизни, и возобновлением насилия в отношении женщин.По ее словам, цифры участия женщин в политике говорят сами за себя. Отмечая, что конфликты чаще всего затрагивают регионы, в которых социальное и политическое положение женщин наименее благоприятно, она сказала, что акцент должен быть сделан на подготовке женщин к участию в политической жизни, а также на улучшении материальных условий, позволяющих им участвовать в выборах.

Она указала, что Люксембург поддержал важную программу, разработанную Департаментом операций по поддержанию мира Организации Объединенных Наций с 2010 года, которая способствовала значительному увеличению политического представительства женщин в Тиморе-Лешти после парламентских выборов там в июле.Ее страна также поддерживает программы в Гаити, Демократической Республике Конго и Южном Судане, которые приносят пользу женским организациям гражданского общества. Она с нетерпением ожидает проведения в Либерии до конца года регионального семинара, на котором основное внимание будет уделено повышению роли женщин в миростроительстве в Западной Африке и укреплению женских региональных сетей мира и безопасности.

LEONARDO LUÍS GORGULHO NOGUEIRA FERNANDES ( Brazil ) сказал, что последствия вооруженного конфликта для женщин теперь лучше понимаются, но, тем не менее, требуется гораздо больше усилий для их полной интеграции в национальные и многосторонние мирные усилия.Необходимо больше женщин-делегатов и посредников, а также большее преобладание основных положений, касающихся женщин в мирных соглашениях. Организации Объединенных Наций необходимо расширять диалог с женскими группами в конфликтных ситуациях и консультироваться с этими группами, чтобы довести их конкретные проблемы и потребности женщин до всех участников мирных усилий. Укрепление потенциала женщин в области мира и безопасности имеет жизненно важное значение. Тем самым Бразилия подписала со Структурой «ООН-женщины» письмо о намерениях по углублению сотрудничества в обучении миротворцев по гендерным вопросам и развитию сотрудничества Юг-Юг в области подготовки миротворцев.

Кроме того, она предположила, что, сосредоточив внимание на расширении экономических прав и возможностей женщин и обеспечивая их полное партнерство в мирных усилиях, они смогут лучше вносить свой вклад в укрепление мира, что снизит вероятность возобновления конфликта. Бразилия приступила к осуществлению проекта денежных переводов «Bolsa Familía», который помогает повысить экономические возможности женщин на переговорах в семьях и общинах. В преддверии конференции «Рио + 20» Бразилия также организовала «Саммит женщин-лидеров по вопросу о том, чего хотят женщины в будущем», на котором подчеркивалась необходимость всестороннего участия женщин и подчеркивалась важность устранения всех препятствующих им дискриминационных барьеров. от равного доступа к производственным ресурсам.

ФЕРНАНДО АРИАС ( Испания ) говорит, что роль женщин в миростроительстве незаменима. Она подчеркнула необходимость учитывать положение женщин-инвалидов в условиях конфликтов и отметила, что Испания приложила значительные усилия для поощрения роли женщин и гендерной проблематики в конфликтных ситуациях. Его страна разработала План действий по вопросам женщин, мира и безопасности в 2007 году и с тех пор несколько раз обновляла его. Испания также провела важную работу по эффективному осуществлению резолюции 1325 (2000) с участием нескольких министерств и посредством регулярных контактов с организациями гражданского общества.Его страна выступила с многочисленными инициативами в области внешней политики, сотрудничества в целях развития и обороны, направленных на повышение роли женщин в миростроительстве, а также на пресечение насилия в отношении них в условиях конфликта, особенно возмутительных действий, таких как систематические изнасилования в качестве военной тактики. Стремясь активизировать усилия по обучению гражданского и военного персонала гендерным вопросам, министерства иностранных дел и сотрудничества и министерства обороны в сотрудничестве со своими коллегами в Нидерландах провели третье издание Международного курса по комплексному гендерному подходу. в Операциях.

ОКТАВИО ЭРРАЗУРИС ( Чили, ) заявил, что через 12 лет после принятия резолюции Совет продолжал распространять рекомендации по усилению защиты женщин в вооруженном конфликте, но их положение не улучшилось. Действительно, женщины сталкиваются с особыми рисками, особенно в контексте насилия, как это было в случае Малалы Юсуфзай, и он настоятельно призвал к большей поддержке защиты женщин и девочек при их участии в мирных процессах и восстановлении. В 2008 году в Чили была создана рабочая группа с должностными лицами министерств иностранных дел, обороны и национальной службы по делам женщин, целью которой было разработать национальный план действий в соответствии с резолюцией 1325 (2000) и, среди прочего, содействовать включению гендерного аспекта в работе по предотвращению конфликтов и постконфликтным ситуациям.Также важно было объединить ресурсы для сбора данных и техническую поддержку для улучшения показателей для оценки национальных планов действий.

SHIN DONG IK ( Республика Корея, ) говорит, что, несмотря на значительные достижения, проблемы остаются, включая низкий уровень участия женщин в предотвращении конфликтов и миростроительстве. Государствам следует тесно сотрудничать с соответствующими правозащитными механизмами для обеспечения выполнения резолюции 1325 (2000) на национальном уровне.Он также призвал уделять больше внимания участию женщин в постконфликтных ситуациях, выразив сожаление по поводу того, что из девяти мирных соглашений, подписанных в 2011 году, только два содержат положения о женщинах, мире и безопасности. «Это означает, что мы упускаем бесценные возможности для расширения участия женщин в политической жизни» в переходные периоды, — сказал он. Временные специальные меры, такие как гендерные квоты, могут повысить представленность женщин в директивных органах на постконфликтных выборах. К сожалению, женские организации гражданского общества, занимающиеся урегулированием конфликтов и миростроительством, столкнулись с рядом проблем, в том числе с ограниченными возможностями для участия в официальной работе по урегулированию конфликтов.Наконец, он призвал активизировать усилия по реагированию на сексуальное и гендерное насилие, связанное с конфликтом, и выразил поддержку обеспечению гендерной чувствительности механизмов правосудия переходного периода.

АБУЛКАЛАМ АБДУЛ МОМЕН ( Бангладеш ) говорит, что в контексте Организации Объединенных Наций следует обеспечить гендерный баланс «50 на 50» с особым упором на прием женщин на работу на более высоких уровнях. Следует также учитывать женщин с Юга, с особым предпочтением на руководящих должностях.В миротворческих операциях следует задействовать больше женщин-военнослужащих и полицейских, и не должно быть никакой терпимости ко всему насилию по признаку пола. Также необходимо расширить участие женщин в посреднических усилиях и усилиях по миростроительству. В прошлом году из 14 мирных переговоров Организации Объединенных Наций только четыре включали женщин-делегатов. Также важно обеспечить меры по повышению безопасности женщин на выборах.

Он сказал, что бедность, борьба за ресурсы, социально-экономическая несправедливость и насильственная оккупация лежат в основе конфликтов, создавая питательную среду для насилия в отношении женщин и девочек.Это не только ослабило безопасность, но и подорвало политическую, экономическую и социальную ткань. Дебаты и дискуссии должны выходить за рамки границ и доходить до женщин на низовом уровне, которым не хватает даже языка, чтобы выразить свою агонию. Бангладеш взяла курс на государственное строительство и расширение прав и возможностей женщин с помощью «модели мира» премьер-министра Шейха Хасины. Действительно, женщины занимают высшее политическое руководство Бангладеш, конституция которого гарантирует равенство. Очевидно, что политика и законы правительства дали весьма положительные результаты.

НЕВЕН МИКЕК (, Хорватия, ) сказал, что осуществление национального плана действий по осуществлению резолюции 1325 (2000) является одним из приоритетов его страны. В 1990-х годах женщины в его регионе были важной частью гражданского общества, противостоящего вооруженному конфликту в бывшей Югославии. Одним из лучших способов сосредоточить внимание на роли женщин в мире и безопасности было укрепление правовых и институциональных рамок, особенно в судебной системе и образовании, а также через гендерное обучение в органах государственного управления, тесное сотрудничество которых с широкими слоями общества и с мужчинами по гендерным вопросам. содействие равенству имеет важное значение.Женские организации играют важную роль наблюдателя за мерами государства, и поэтому крайне важно поддерживать совместные усилия правительства и гражданского общества, направленные на повышение осведомленности об участии женщин в решениях, касающихся мира и безопасности, и поддержание внимания к обязательствам по обеспечению гендерного равенства, особенно в контекст вооруженного конфликта и постконфликтных ситуаций. Неотъемлемой частью этого процесса является региональное сотрудничество.

MATEJ MARN ( Slovenia ) приветствовала акцент в этом году на роли женских организаций гражданского общества в содействии предотвращению вооруженных конфликтов и миростроительству.Словения поддерживает необходимость обеспечения последовательности в применении международных норм в области прав человека женщин и девочек в усилиях по предотвращению конфликтов и построению мира. Он с удовлетворением отметил увеличение числа упоминаний обязательств в отношении женщин, мира и безопасности в действиях Совета, в том числе в инструкциях в мандатах миссий по поощрению прав женщин, и настоятельно призвал его продолжать эту практику. Также приветствовалось увеличение числа женщин в реестре экспертов по медиации.Однако препятствия на пути участия женщин в процессе принятия решений сохраняются, в том числе из-за сексуального насилия и других форм гендерного насилия, а также из-за безнаказанности за такие действия. Словения внесла свой вклад в выполнение резолюций о женщинах, мире и безопасности в международных и региональных организациях, в том числе на Западных Балканах, и активизировала усилия по поощрению прав человека женщин в целом и в конкретных странах, особенно в области прав человека. Совет.

SIGNE BURGSTALLER ( Sweden ), выступая от имени стран Северной Европы, приветствовал заявление Председателя Совета от 31 октября и полностью поддержал рекомендации, содержащиеся в докладе Генерального секретаря. Он призвал к большей последовательности в выполнении резолюций о женщинах, мире и безопасности, которые были приняты единогласно и имеют обязательную силу. «Отсутствие защиты женщин в конфликте — серьезное пренебрежение», — сказала она, призвав к полной политической и финансовой поддержке, а также к физической защите гражданского общества и женских организаций, неустанно работающих над предотвращением и урегулированием конфликтов и построением мира.

Она сказала, что в реализации национальных планов действий североевропейские страны выиграли от тесного сотрудничества с гражданским обществом. Ее воодушевили шаги Совета в его работе с конкретными странами, направленные на решение проблем, высказанных защитниками женщин. Включение гендерной проблематики в усилия по обеспечению мира и безопасности является стратегически целесообразным. От этого выиграют целые сообщества, национальные учреждения и общая ситуация с безопасностью. Женщины должны иметь равные возможности для участия во всех политических процессах, связанных с урегулированием конфликтов, включая посредничество, механизмы выполнения мирных соглашений и конференции доноров.Особенно важно поддерживать участие женщин в постконфликтных конституционных и избирательных процессах. Она похвалила Структуру «ООН-женщины» за руководство работой Организации Объединенных Наций по вопросам женщин, мира и безопасности.

ДЖИМ МАКЛЭЙ ( Новая Зеландия ) заявил, что резолюция 1325 (2000) не была создана в вакууме и не была результатом дальновидности государств-членов. Женские организации гражданского общества сыграли важную роль в его принятии после многих лет активной кампании. Они продолжали играть ключевую роль в обеспечении учета гендерных аспектов во всех дискуссиях Организации Объединенных Наций по вопросам мира и безопасности.В его регионе это были жизненно важные компоненты мирных процессов на Бугенвиле, Папуа-Новой Гвинее и Соломоновых Островах. В сентябре был обнародован первый Тихоокеанский региональный план действий по проблемам женщин, мира и безопасности. Чрезвычайно важно, чтобы вся повестка дня, касающаяся женщин, мира и безопасности, рассматривалась как часть планирования миссий по поддержанию мира. Новая Зеландия также поддержала итоги Конференции этого года по обзору Программы действий по предотвращению и искоренению незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями во всех ее аспектах и ​​борьбе с ней, и он подчеркнул важность лучшего понимания роли женщин в этой области. .

РАЙМОНДА МУРМОКАЙТО (, Литва, ) заявила, что учет гендерной проблематики в предотвращении и разрешении конфликтов и постконфликтной реабилитации остается «незавершенным делом». По ее словам, гражданское общество призвано сыграть важную роль, отметив, что запрос на участие женских групп был одним из первых усилий после принятия в 2011 году национального плана действий Литвы. Страна продолжит работу с этими группами, в том числе в продвижении гендерной осведомленности.Одним из факторов более активного участия женщин в урегулировании конфликтов и постконфликтном восстановлении является их безопасность, и необходимо активизировать усилия по обеспечению защиты женщин-правозащитников и борьбе с безнаказанностью. Чрезвычайно важно полностью расследовать случаи сексуального надругательства со стороны сотрудников Организации Объединенных Наций, и она поддерживает проведение политики абсолютной нетерпимости. Также необходимо изучить гендерный аспект вооруженного насилия, подпитываемого незаконной торговлей оружием.

ИНЕСЕ ФРАЙМАН-ДЕКСНЕ ( Латвия ) заявила, что для увеличения представленности женщин в мирных процессах и постконфликтном укреплении мира официальные меры, такие как безопасность женщин-правозащитников, безопасность на выборах и меры по уходу за детьми, а также возможности — необходимо развивать навыки лидерства, анализа конфликтов и ведения переговоров.Развитие потенциала женщин-лидеров и организаций во время и после конфликта имеет решающее значение для их эффективного участия в политической и экономической жизни, и Латвия участвовала в этих усилиях в нескольких конфликтных и постконфликтных странах. Политическое руководство и расширение экономических прав и возможностей женщин также имеют решающее значение для обеспечения их участия в предотвращении, разрешении конфликтов и долгосрочном восстановлении. Женщины внесли важный вклад в уменьшение проблем, с которыми они сталкиваются в зонах конфликтов, и выступили в качестве механизмов раннего предупреждения, чтобы предотвратить отступление от прав женщин.Представителей женского гражданского общества также следует систематически приглашать для участия в международных диалогах и регулярно консультировать по вопросам урегулирования конфликтов и усилий по миростроительству. Кроме того, сама Организация Объединенных Наций должна соответствовать своим стандартам, обеспечивая адекватное представительство женщин в операциях по поддержанию мира и улучшая подготовку по гендерным вопросам.

ДЖУН ЯМАЗАКИ ( Япония, ) сказал, что безопасность женщин и девочек является показателем мира и стабильности.В июле Япония провела Токийскую конференцию по Афганистану, которая укрепила партнерство международного сообщества с правительством Афганистана — Партнерство для самообеспечения Афганистана от переходного периода к десятилетию преобразований 2015–2024 годов. На мероприятие были приглашены тридцать афганцев из гражданского общества, половина из которых — женщины. Инициативы по оказанию помощи и восстановлению для женщин в конфликтных и постконфликтных ситуациях были ключевыми, когда усилия по предотвращению конфликтов не увенчались успехом. Что касается беженцев и лиц, перемещенных внутри страны в результате конфликта, Япония поддержала усилия по предотвращению сексуального насилия в лагерях ивуарийских беженцев, расположенных в Либерии, предоставив электричество и обеспечив профессиональную подготовку.В Уганде Япония провела информационно-просветительские мероприятия по предотвращению сексуального насилия в общинах беженцев, в которых приняли участие более 10 000 человек.

МАЗЕН АДИ ( Сирия, ) сказал, что его страна представила свой второй и третий периодические доклады в Комитет по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Однако вооруженные террористические группы стремились лишить Сирию успехов в деле обеспечения гендерного равенства. Ваххбистские и салафитские элементы стремились посеять психологическую панику, «повернув время назад в безвестность», особенно в том, что касается роли женщин в обществе.Теперь женщины боялись ходить на работу, а девочки — в школу. Вооруженные группы препятствовали эвакуации женщин из больниц и совершали сексуальные преступления против женщин и детей. Он выразил сожаление по поводу того, что некоторые люди эксплуатируют сирийцев в соседних странах, женившись на сирийских женщинах, живущих в лагерях. Это был «сексистский джихад». Несмотря на это, Сирия стремилась освободить оккупированные территории на Голанских высотах, работая над установлением справедливого мира. Он настоятельно призвал, чтобы в докладах Генерального секретаря упоминалось насилие в отношении арабских женщин в оккупированной Палестине и Сирии, и он призвал уделять особое внимание угрозам, исходящим от односторонних экономических мер, введенных против Сирии вне рамок международного закона.

ХЕРМАН ШАПЕР ( Нидерланды ) сказал, что его страна на протяжении десятилетий ставила гендерное равенство во главу угла своей политики. В декабре 2011 года он приступил к реализации своего второго Национального плана действий 1325 на 2012–2015 годы, который стал кульминацией тесного сотрудничества между правительством, гражданским обществом и исследовательскими институтами. План, задуманный как амбициозный и осуществимый, предусматривал множество совместных мероприятий, включая поддержку Женского фонда Демократической Республики Конго для содействия участию конголезских женщин в предстоящих выборах и поддержку женщин на востоке страны, которые могли бы играть. роль посредника в конфликте, бушующем в Северном Киву.В Афганистане группа подписантов работала вместе с местным поставщиком услуг телефонной связи и Интернета, чтобы помочь соединить бедных женщин и мужчин из сельских районов с более «современной» молодежью в крупных городах. Это проинформирует их о национальных женских проблемах и будет способствовать диалогу. В Ливии план поддержал программу наращивания потенциала женщин, чтобы они могли внести значительный вклад в разработку проекта новой конституции. Женщины могут и должны играть ключевую роль в обществе и заслуживают более эффективной международной поддержки.

АНН АНДЕРСОН (, Ирландия, ) сказала, что если использовать переходные периоды для расширения участия женщин в политической и экономической жизни, будут заложены основы более справедливого, стабильного и процветающего общества. Перспектива того, что такие возможности упускаются, должна глубоко беспокоить всех. В условиях социальных и политических преобразований, особенно в арабском мире, была одна поразительная константа: женщины все еще боролись за место за столом. Похоже, было глубоко укоренившееся нежелание позволить им взять на себя свою законную роль в прокладывании пути вперед.Недавно она была одним из организаторов дискуссионного форума, посвященного вкладу Ситуационного центра для женщин, который был упомянут в докладе Генерального секретаря как образец взаимодействия с гражданским обществом. Задача заключалась в том, чтобы задокументировать и распространить такие инициативы в разных странах, чтобы превратить единый опыт в основную политику. Было ясно, что существует расширяющаяся концептуальная инфраструктура, посвященная вопросам женщин, мира и безопасности.

ПИТЕР ТОМСОН (, Фиджи, ) заявил, что осуществление на национальном уровне является ключом к достижению целей резолюции, и его правительство работает в рамках своей «дорожной карты» по демократии, чтобы создать благоприятные условия для женщин.Фиджи поставила перед собой цель добиться по крайней мере 30-процентного представительства женщин во всех правительственных советах и ​​комитетах. Тихоокеанский регион приступил к осуществлению плана действий по вопросу о женщинах, мире и безопасности для поддержки национальных усилий, направленных на обеспечение участия женщин на всех этапах предотвращения, урегулирования конфликтов и миростроительства. Фиджи приложили усилия для увеличения числа женщин-миротворцев во всем мире. Обращаясь к проблеме изменения климата, он сказал, что женщины и дети больше всего страдают от стихийных бедствий, и доступ к пахотной земле непропорционально сильно сказывается на женщинах.Как таковые, они должны быть частью разработки национальной и международной политики.

АКАН РАХМЕТУЛЛИН ( Казахстан ) сказал, что продвижение прав женщин лежит в основе политики страны в области прав человека; она была членом Исполнительного совета Структуры «ООН-женщины». Женские организации должны быть включены в стратегии предотвращения, разрешения и восстановления после конфликтов. Учет гендерной проблематики является абсолютной необходимостью для поддержания мира и миростроительства, а не «дополнением». Он приветствовал рост числа национальных планов действий во всем мире, а также широкое включение показателей для оценки участия женщин в поддержании мира и миростроительстве.Следует также отметить, что в половине полевых миссий, управляемых Департаментом по политическим вопросам, есть советники по гендерным вопросам. Тем не менее резолюция 1325 (2000) не должна оставаться лишь заявлением о чаяниях. Разработка стратегий миростроительства требовала учета знаний и мнений местных женщин на низовом уровне и сбора информации о масштабах сексуального насилия, незащищенности и нарушений прав человека, «как они воспринимаются женщинами». Среди прочего, он предложил согласованность в рамках всей системы Организации Объединенных Наций в вопросах расширения прав и возможностей женщин в разрешении конфликтов и более тесное партнерство между государствами-членами, частным сектором, научными кругами и средствами массовой информации.

ЧАРЛЬЗ Т. НТВААГАЕ ( Ботсвана, ) подтвердил большое значение и признание роли женщин в предотвращении и разрешении конфликтов и подтвердил приверженность своей страны решению вопросов гендерного равенства на национальном уровне. Ботсвана воодушевлена ​​тем, что число стран, сформулировавших свои приоритеты в отношении женщин, мира и безопасности в рамках национальных планов действий, продолжает расти, но обеспокоена недостаточной представленностью женщин в официальных мирных процессах и продолжающимся насилием в отношении женщин и девочек.Ботсвана решительно осудила все подобные нарушения и подчеркнула важность выполнения резолюции 1325 (2000) и привлечения к ответственности лиц, виновных в преступлениях подобного характера. Мир неразрывно связан с гендерным равенством, и как таковой его следует признать ключевым вопросом в поддержании мира и безопасности. Узнав об успешном участии женщин в урегулировании конфликтов и миростроительстве в Руанде, Либерии, Сьерра-Леоне и Тиморе-Лешти, Ботсвана также осознала важный вклад женских организаций гражданского общества в предотвращение и урегулирование конфликтов.Для достижения целей резолюции 1325 (2000) следует поддерживать усилия женских организаций гражданского общества.

USMAN SARKI ( Nigeria ), выступая с заявлением от имени женщины-министра из его правительства, которая была готова выступить с ним на ранее запланированном заседании, сказал, что резолюция 1325 (2000) является важной вехой, и эти дебаты заканчиваются важное новое направление, привлекая внимание к женским организациям. Страдания женщин в условиях конфликта усугубляются тем, что они не участвуют в мирных процессах, успеху которых в значительной степени способствовало женское гражданское общество.Необходимо сделать больше для создания благоприятных условий для обеспечения всестороннего участия женщин в предотвращении и разрешении конфликтов, включая наращивание потенциала женских организаций на национальном, региональном и международном уровнях. Его страна полна решимости выполнять свои обязательства по резолюции, а также в международных и региональных механизмах и преодолевать многочисленные препятствия для участия женщин, в том числе нищету и другие проблемы, связанные с развитием. Гендерное равенство занимает видное место в повестке дня Нигерии в области развития, и даже сейчас на рассмотрение законодательного собрания находится законопроект о прекращении насилия в отношении женщин.В кабинете министров 13 женщин, а женщина исполняла обязанности главного судьи. Он приветствовал постоянное внимание Совета Безопасности к расширению прав и возможностей женщин и их защите.

ЮСРА ХАН ( Indonesia ) подчеркнула, что женщины являются не просто пассивными жертвами конфликтных ситуаций, но также вносят важный вклад во многие аспекты процессов миростроительства. Несмотря на значительные успехи, в некоторых ключевых областях по-прежнему отсутствует прогресс: женщин-миротворцев должно быть больше; необходимо укрепить инфраструктуру безопасности, правовую и судебную защиту, необходимую для обеспечения безопасности женщин в конфликтных и постконфликтных условиях; и женщины должны больше участвовать в мирных переговорах, превентивных усилиях и ключевых процессах принятия решений.Индонезия предприняла шаги для достижения этих целей, в том числе путем активного привлечения женщин в качестве военных и полицейских наблюдателей контингентов Индонезии в различные миротворческие миссии. Индонезия также разрабатывает президентский указ в качестве правовой основы для национального плана действий по осуществлению резолюции 1325 (2000), и он настоятельно призывает все страны последовать ее примеру. В заключение он подчеркнул, что женщины обладают уверенностью и обладают потенциалом быть проводниками перемен, «умело изменяя и восстанавливая сообщества, затронутые конфликтом».

МОХАМЕД ИБРАХИМ ЭЛБАХИ ( Судан ) отметил создание его правительством в 2007 году комплексной программы по расширению прав и возможностей женщин, которая охватывала семь секторов и включала план действий. Были созданы институциональные структуры для разработки планов и стратегий и содействия их реализации. Оборотный фонд и микропроекты для неформального сектора ориентированы на сельских женщин и направлены на сокращение бедности и улучшение состояния здоровья. Равная оплата за равный труд является законом, как и равенство во многих областях.В результате женщины составляют значительную долю руководителей в сфере управления, правосудия и частного сектора, многие также служат в вооруженных силах. Существуют также программы, позволяющие женщинам участвовать в мирных процессах, включая проекты демобилизации. Существует национальная стратегия по прекращению обрезания женских половых органов, а законы о борьбе с насилием в отношении женщин были расширены для защиты женщин в конфликте в Дарфуре. Поскольку устранение коренных причин конфликтов помогает расширить права и возможности женщин, он призвал активизировать поддержку развития в международной повестке дня.Однако он предупредил, что отчеты о прогрессе женщин должны основываться только на подтвержденной информации, а не на средствах массовой информации. Он надеется, что обсуждения в Совете приведут к выработке всеобъемлющей политики по расширению прав и возможностей и защите женщин в конфликтных ситуациях.

ЗАХИР ТАНИН ( Афганистан ) сказал, что его правительство разрабатывает всеобъемлющий план по осуществлению резолюции 1325 (2000), и высоко оценил щедрую поддержку Финляндии в процессе разработки. Правительство Афганистана признает жизненно важную роль женщин в разрешении конфликтов и по-прежнему привержено учету прав женщин во всех таких процессах.Женщины играют важную роль в примирении под руководством афганцев, в том числе посредством участия в Высшем совете мира. Положение афганских женщин в целом заметно улучшилось благодаря их явному участию в политической и общественной жизни. В настоящее время в состав парламента входят 69 женщин, что составляет более четверти всего состава.

Он отметил обнадеживающие признаки будущего участия женщин в общественной жизни, включая увеличение числа девочек, посещающих школы, с 5 000 в 2001 году до 2.7 миллионов в 2011 году. Насилие в отношении женщин и девочек в стране недопустимо, и он настоятельно призвал правительство и международное сообщество установить столь необходимый прочный мир, в котором будут соблюдаться права человека всех афганцев. С этой целью наблюдается обнадеживающий рост численности и возможностей сил безопасности, включая участие женщин в Афганской национальной армии. Женщины также поступают на службу в национальную полицию, несмотря на угрозы, в том числе против их жизни, даже со стороны их собственных семей.

NOUR ZARROUK BOUMIZA ( Tunisia ) заявил, что женщины, являющиеся основными жертвами конфликта, должны участвовать в его предотвращении и разрешении. Многое было сделано для улучшения усилий Организации Объединенных Наций в этой области, и была достигнута более систематическая интеграция защиты женщин в миротворческую деятельность. Ее страна приступила к разработке плана действий по осуществлению резолюции 1325 (2000), включая подготовку миротворцев, с целью предотвращения гендерного насилия и защиты женщин от него.Национальная ответственность за резолюцию — лучший способ добиться ее выполнения. Поскольку гражданское общество является важным партнером в постконфликтном восстановлении, а женские организации особенно ценны в предотвращении, посредничестве и разрешении конфликтов, им следует оказывать необходимую техническую поддержку. Важное значение имеет также повышение осведомленности мужчин о важности гендерного равенства. Ее страна остается в распоряжении Организации Объединенных Наций для оказания помощи в любых начинаниях, ведущих к осуществлению резолюции 1325 (2000) и созданию условий, способствующих уважению прав человека женщин.

ЯГАР ХАЛИТ ЧЕВИК ( Турция ) отметил прогресс по широкому кругу вопросов, касающихся женщин и вооруженных конфликтов, но сказал, что многие проблемы еще не решены. В качестве сопредседателя Комитета по посредничеству он обеспечил рассмотрение вопросов, связанных с резолюцией 1325 (2000), отметив, что предотвращение насилия в отношении женщин должно занимать центральное место в посредничестве и переговорах, а расширение прав и возможностей женщин — в центре всего. миротворческая деятельность. Он приветствовал растущую согласованность деятельности Организации Объединенных Наций в этой области, особенно в контексте Структуры «ООН-женщины».Он подтвердил, что Турция решительно поддерживает полное выполнение резолюции.

MELISSA BOISSIERE ( Тринидад и Тобаго, ) заявила, что ее страна решительно поддерживает равенство женщин и усилия по обеспечению равного представительства женщин в сфере мира и безопасности, поскольку она подписала многие международные документы по улучшению положения женщин. Твердо веря в необходимость судебного преследования нарушителей прав женщин, и как член-основатель Международного уголовного суда, страна придала внутреннюю юридическую силу Римскому статуту.Она также решительно выступала за обязательный договор о торговле оружием, который имеет решающее значение для уменьшения конфликтов и насилия в отношении женщин, особенно в ее регионе. Тринидад и Тобаго также принимал активное участие в повышении осведомленности о важной роли женщин в разоружении, нераспространении и контроле над вооружениями посредством организации и участия в мероприятиях в ходе этой сессии Генеральной Ассамблеи. Она приветствовала работу, проделанную системой Организации Объединенных Наций по учету гендерной проблематики и повышению осведомленности о важном потенциале женщин в содействии миру, и надеется на дальнейшие такие усилия.Она по-прежнему привержена работе с другими государствами-членами, а также с региональными и международными партнерами для создания условий, способствующих участию женщин в качестве равноправных партнеров в вопросах, касающихся мира и безопасности, в том числе на всех уровнях принятия решений.

МАЙКЛ БЛИСС ( Австралия ) сказал, что прекращение безнаказанности виновных в сексуальном насилии должно быть приоритетом для Совета и других частей системы Организации Объединенных Наций. Он приветствовал консенсус Совета в отношении того, что вовлечение женщин на раннем этапе в предотвращение, урегулирование конфликтов и миростроительство способствует прочному миру, и приветствовал все более широкое включение гендерных аспектов в мандаты миссий Организации Объединенных Наций.Он сказал, что такие вопросы нельзя упускать из виду при спаде или переходе к миростроительству. В марте Австралия обнародовала свой Национальный план по вопросам женщин, мира и безопасности, и он настоятельно призвал другие государства сделать это. «Действия по продвижению повестки дня, касающейся женщин, мира и безопасности, не происходят в вакууме», — сказал он. «Работа по продвижению участия женщин и девочек в процессах мира и безопасности должна осуществляться в более широком контексте работы по продвижению гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин».

* *** *

фаз организационного конфликта | Pondy’s 5 моделей

Умение реагировать на организационные конфликты в качестве менеджера — это недооцененный и недостаточно развитый навык.Однако, учитывая распространенность конфликтов на рабочих местах, вряд ли это необязательно.

Фазы организационного конфликта предлагают важную перспективу. Например, если вы заметили признаки обострения негативного конфликта, вы можете вмешаться, прежде чем ситуация выйдет из-под контроля. Затем вы можете вмешаться, используя более позитивный подход.

В 1967 году профессор и писатель Луи Р. Понди обрисовал различные фазы организационного конфликта. Его статья в Administrative Science Quarterly остается стандартом для определения стадий конфликта на рабочем месте.

Модель организационного конфликта Понди

Понди выделяет пять фаз организационного конфликта для каждого конкретного эпизода.

1. Скрытая стадия

Скрытая стадия характеризуется конфликтным потенциалом. Когда Понди определил эту стадию, он заметил три основных типа скрытых конфликтов в современной литературе.

  1. Конкуренция за дефицитные ресурсы: Спрос участников на ресурсы превышает доступные ресурсы.
  2. Стимулы к автономии: Сторона желает контролировать деятельность, которая, по мнению другой стороны, является его или ее собственностью.
  3. Расхождение целей подразделений: Две стороны, которые должны работать вместе над совместной деятельностью, не могут прийти к консенсусу в отношении того, что им следует делать.

Чего-то не хватало: конфликт ролей. Понди определил эту концепцию как получение кем-то несовместимых ролевых требований или ожиданий от других. «Эта модель имеет недостаток, заключающийся в том, что она рассматривает главного человека как пассивного получателя, а не как активного участника отношений», — добавил он.Ролевой конфликт может быть фактором всех трех типов скрытых конфликтов.

Ни один из участников или посторонних лиц не может распознать скрытые условия конфликта. Кроме того, латентный конфликт может длиться долго и никогда не перейти на следующую стадию, особенно в средах, где конфликта активно избегают.

2. Стадия восприятия

На стадии восприятия одна или несколько сторон узнают о реальном конфликте. Обратите внимание, что на воспринимаемой стадии может не быть условий скрытого конфликта.В этом случае конфликт может быть разрешен простым улучшением связи между затронутыми сторонами. Предостережение заключается в том, что если позиции сторон противоположны, открытое общение может усугубить конфликт.

Подобно скрытому конфликту, предполагаемая стадия конфликта может существовать довольно долгое время. Если стороны не чувствуют необходимости поднимать незначительные разногласия, они могут просто адаптироваться, к лучшему или к худшему.
[cta]

3. Войлок

Ощущаемая стадия конфликта концентрируется на эмоциях, вступающих в игру для затронутых сторон.Другими словами, два человека осознают, что у них конфликт на рабочем месте. Это способствует возникновению чувства напряжения, стресса и беспокойства.

Понди назвал эти чувства «персонализацией конфликта». Часто результатом является дисфункциональная форма конфликта, которая беспокоит исследователей и практиков. Почему так происходит? Одно из объяснений состоит в том, что непоследовательные требования организационного и индивидуального роста вызывают беспокойство. Второе объяснение состоит в том, что вовлечена вся личность пострадавшего.

4. Манифест

На стадии манифеста конфликт открыт. Один из способов определить конфликт на этой стадии — сказать, что это поведение, которое мешает достижению целей другого участника. Другими словами, один человек сознательно блокирует достижение цели другого человека.

Внешний вид конфликта может немного отличаться. Понди упомянул, что наиболее очевидная форма открытой агрессии, такая как физическое и словесное насилие, запрещена организационными нормами.Чаще встречаются скрытые попытки саботировать или воспрепятствовать планам другого человека. Например, участники более низкого уровня могут проявлять апатию и строго придерживаться правил, чтобы противостоять жестокому обращению со стороны вышестоящих в организации.

Большинство усилий по разрешению конфликтов сосредоточено на поведении, которое переходит в манифестную стадию. Поведение может переходить прямо от стадии восприятия к стадии проявления или от стадии ощущения к стадии проявления.

5. Последствия

Последствия эпизода конфликта относятся к его исходу, который может быть положительным или отрицательным.

С положительной стороны, подлинное решение может привести к тому, что стороны будут довольны, и они смогут лучше работать друг с другом. Также возможно, что последствия эпизода заставят участников сосредоточиться на скрытых конфликтах, которые они не осознавали и не разрешали ранее.

С другой стороны, конфликт может быть подавлен и не разрешен. Это может привести к нарастанию скрытых условий конфликта и их взрыву в более серьезных формах. Либо дело исправлено, либо отношения распадаются.

Реагирование на различные фазы организационного конфликта

Как менеджер, вы играете важную роль в разрешении конфликтов. Ваши слова и действия зададут тон тому, как сотрудники взаимодействуют с конфликтом и его признаками.

Некоторые менеджеры вообще не обращаются к нему. Вместо этого они моделируют поведение избегания, которое естественно у многих людей внутри или вне организационного контекста. В результате конфликт становится тем, что нужно подавлять и игнорировать, что только усиливает напряжение.Однако игнорировать конфликт нереально. Организации регулярно имеют дело с конфликтами; тебе не спрятаться от этого.

Одна из ваших целей должна заключаться в непосредственном решении конфликта и моделировании того, как он может быть положительным. Людям следует придерживаться альтернативных мнений и сложных точек зрения, потому что эти подходы могут помочь работникам лучше понять темы и найти новые решения. Есть большая разница между восприятием конфликта как чем-то негативным и видением конфликта как возможности для роста.Пока конфликт и его признаки обозначены должным образом, конфликт может быть продуктивным.

Обучайте своих сотрудников более здоровому восприятию конфликтов. Результат может привести к профессиональному росту и улучшению командных отношений. Вы также можете научить их навыкам, в которых они нуждаются, когда конфликт становится негативным. Таким образом, у них будут навыки, чтобы правильно справляться с конфронтацией на работе.

Возможно, вы не уверены в своей способности лучше понять конфликт для вас и вашей команды.К сожалению, менеджеры не часто получают необходимое обучение по этой теме. Однако, если это описывается, правильное образование может помочь вам справиться с конфликтом и научиться лучше общаться. Получите онлайн-MBA, в которой особое внимание уделяется стратегическому лидерству, деловой этике и другим областям, которые напрямую влияют на то, как вы руководите другими. Вы также получите инструкции в таких областях, как экономика, финансы и бухгалтерский учет, маркетинг и т. Д.

Получите одну из самых востребованных степеней в полностью онлайн-формате в Университете Конкордия, Санкт-Петербург.Павел. Баллы GMAT или GRE не требуются, и вы можете переводить до 50% своих зачетных единиц в CSP. Достигайте своих карьерных целей и учитесь у профессоров, имеющих реальный опыт.

Религия и политика | Интернет-энциклопедия философии

Взаимосвязь между религией и политикой продолжает оставаться важной темой в политической философии, несмотря на возникающий консенсус (как среди политических теоретиков, так и в практических политических контекстах, таких как Организация Объединенных Наций) относительно права на свободу совести и необходимости какое-то разделение между церковью и государством.Одна из причин важности этой темы заключается в том, что религии часто заявляют о своей принадлежности к людям, а универсальные религии предъявляют эти претензии ко всем людям, а не только к определенной общине. Например, в исламе традиционно считалось, что все люди подчиняются воле Аллаха. Таким образом, вероятно, неизбежно, что религиозные обязательства иногда вступают в противоречие с требованиями политики. Но религиозные верования и практики также потенциально поддерживают политику во многих отношениях.Степень и форма этой поддержки так же важны для политических философов, как и возможность конфликта. Более того, растет интерес к группам меньшинств и к политическим правам и льготам, которыми они причитаются. Одним из результатов такого интереса является значительное внимание, уделяемое особым заботам и потребностям групп меньшинств, которые отличаются своей религией, а не этнической принадлежностью, полом или благосостоянием.

В этой статье рассматриваются некоторые философские проблемы, возникающие в связи с различными путями пересечения религии и политики.Первые два основных раздела посвящены темам, которые были важны в предыдущие эпохи, особенно в эпоху раннего Нового времени, хотя в обоих разделах обсуждаются аналоги этих тем, более актуальных для современной политической мысли: (1) создание церковь или вера против полного отделения церкви от государства; и (2) терпимость против принуждения к религиозным убеждениям и текущие конфликты между религиозной практикой и политической властью. Вторая пара разделов посвящена проблемам, которые по большей части вышли на первый план обсуждения только в последнее время: (3) либеральное гражданство и его требования к личному самопониманию; и (4) роль религии в общественном обсуждении.

Содержание

  1. Создание и отделение церкви от государства
  2. Терпимость и согласие с религиозными убеждениями и практикой
  3. Либерализм и его требования к личному самопониманию
  4. Религиозные причины в общественном обсуждении
  5. Заключение
  6. Ссылки и дополнительная информация

1. Создание и отделение церкви от государства

Хотя тема истеблишмента в настоящее время снизилась по важности, она занимает центральное место в политической мысли на Западе, по крайней мере, со времен Константина.Вслед за протестантской Реформацией европейские общества боролись с тем, чтобы точно определить, какую роль церковь и государство должны играть в сфере друг друга, и поэтому тема истеблишмента стала особенно актуальной в раннюю современную эпоху, хотя в Средние века также были предметные дискуссии. Возраст (Данте, 1995). Термин «истеблишмент» может относиться к любому из нескольких возможных вариантов религии в политической жизни общества. Эти договоренности включают следующее:

  1. Религиозная организация может быть «государственной» церковью в том смысле, что она имеет исключительное право исповедовать свою веру.
  2. Церковь может поддерживаться за счет налогов и подчиняться указаниям правительства (например, монарх по-прежнему официально является главой англиканской церкви, а премьер-министр отвечает за выбор архиепископа Кентерберийского).
  3. Конкретные церковные должностные лица могут в силу своей должности играть установленную роль в политических институтах.
  4. Церковь может просто играть привилегированную роль в определенных общественных, политических церемониях (например, инаугурации, открытии парламента и т. Д.).).
  5. Вместо того, чтобы отдавать предпочтение определенной религиозной группе, государство могло бы просто закрепить определенное вероисповедание или систему убеждений в качестве своей официальной религии, во многом подобно «официальной птице» или «официальному цветку».

Обратите внимание, что эти варианты не исключают друг друга — государство может принять некоторые или все из этих мер. Главное для них то, что каждое из них связано с присвоением какого-либо официального статуса. Более слабая форма устоявшейся церкви — это то, что Роберт Белла (1967: 3-4) называет «гражданской религией», в которой конкретная церковь или религия не имеют точно официального статуса, и тем не менее государство использует религиозные концепции явно публично. .В качестве примера гражданской религии он указывает на использование Авраамом Линкольном христианских образов рабства и свободы для оправдания Гражданской войны в США.

Современные философские аргументы в пользу прямого основания церкви или веры немногочисленны, но знаменитая защита истеблишмента была дана Т. С. Элиотом в прошлом веке (1936, 1967). Получив образование философа (он завершил, но не защитил в Гарварде диссертацию по философии Ф. Х. Брэдли) и находясь под сильным влиянием Аристотеля, Элиот считал, что демократические общества на свой страх и риск отвергают влияние авторитетной церкви, поскольку поступают так. они отрезают себя от этической мудрости, которая может исходить только от участия в традиции.В результате, утверждал он, такое общество выродится в тиранию и / или социальную и культурную раздробленность.

Даже сегодня есть разновидности консерватизма, которые выступают за истеблишмент, делая упор на выгоды, которые получит политическая система или общество в целом (Scruton, 1980). Согласно такому образу мысли, здоровый полис требует существенной до- или внеполитической социальной сплоченности. В частности, определенная степень социальной сплоченности необходима как для обеспечения того, чтобы граждане считали себя достаточно связанными друг с другом (чтобы они захотели сотрудничать в политическом плане), так и для обеспечения общей структуры, в рамках которой они могли бы согласованно действовать. коллективные политические решения.Эта сплоченность, в свою очередь, зависит от значительной степени культурной однородности, особенно в отношении приверженности определенным ценностям. Одним из способов обеспечения такого рода однородности является введение в действие одной из форм учреждения, упомянутых выше, например, демонстрация религиозных символов в политических зданиях и памятниках или включение ссылок на определенную религию в политические церемонии.

Вместо того, чтобы подчеркивать отчетливо политические преимущества истеблишмента, другая версия этого аргумента могла бы апеллировать к этическим преимуществам, которые могли бы получить сами граждане как частные лица.Например, согласно многим политическим представлениям, одна из целей polis — обеспечить гражданам ресурсы, необходимые для достойной и процветающей жизни. Одним из таких ресурсов является чувство принадлежности к общей культуре, уходящей корнями в традицию, в отличие от чувства отсутствия корней и социальной фрагментации (Sandel, 1998; MacIntyre, 1984). Таким образом, чтобы гарантировать гражданам чувство культурной сплоченности, государство должно (или, по крайней мере, может) каким-то образом отдавать предпочтение религиозному учреждению или вероисповеданию.Конечно, другая версия этого аргумента могла бы просто апеллировать к истине конкретной религии и к благу обретения спасения, но, учитывая упорную неразрешимость решения таких вопросов, это было бы гораздо более трудным аргументом.

Против этих позиций либеральная традиция в целом выступала против истеблишмента во всех вышеупомянутых формах. Современные либералы обычно апеллируют к ценности справедливости. Утверждается, например, что государство должно оставаться нейтральным по отношению к религиям, потому что это несправедливо — особенно для демократического правительства, которое должно представлять всех людей, составляющих его demos — намеренно ставить в невыгодное положение (или неравно благоприятствовать) любой группе. граждан в их стремлении к добру, как они его понимают, религиозному или иному (Rawls, 1971).Точно так же либералы часто утверждают, что справедливость исключает передачу налоговых поступлений религиозным группам, потому что это равносильно принуждению неверующих субсидировать религии, которые они отвергают. Другой подход для либералов — это апелляция непосредственно к праву исповедовать свою религию, которое вытекает из более общего права на свободу совести. Если все люди имеют такое право, то со стороны государства морально неправильно заставлять их участвовать в религиозных обрядах и учреждениях, против которых они в противном случае выступали бы, например, принуждать их к участию в общественной молитве.По той же причине также неправильно заставлять людей оказывать финансовую поддержку (посредством налогообложения) религиозным учреждениям и общинам, которые они в противном случае не хотели бы поддерживать.

Кроме того, существуют либеральные консеквенциалистские опасения по поводу истеблишмента, такие как возможность того, что это приведет к религиозным репрессиям и ограничению свободы или увеличит их вероятность (Audi, 2000: 37-41). В то время как защита и преимущества, предоставляемые одной религии, могут сопровождаться обещаниями воздерживаться от преследования приверженцев конкурирующих религий, введение политической власти в религию приближает государство к вмешательству, которое явно несправедливо, и создает извращенные стимулы для религиозных групп искать больше политической власти, чтобы взять верх над своими соперниками.Более того, с точки зрения самих религиозных людей, есть опасения, что политическая роль их религии может повредить их религиозному сообществу и его миссии.

2. Терпимость и соблюдение религиозных убеждений и обычаев

Поскольку европейские и американские общества столкнулись с растущим множеством религиозных верований, сообществ и институтов в раннюю современную эпоху, одной из важнейших социальных проблем было определение того, следует ли и в какой степени их терпеть.Одним из отличительных трактатов на эту тему остается « Письмо о терпимости » Джона Локка. Сам будучи политическим изгнанником во время его создания, Локк утверждает: (а) бесполезно пытаться принуждать к вере, потому что это не зависит от воли принимать или отвергать предложения, (б) что ограничение религиозной практики является неправильным. до тех пор, пока это не нарушает права других, и (c) что разрешение деятельности широкому кругу религиозных групп, вероятно, помешает любой из них стать настолько влиятельной, чтобы угрожать миру.Центральным в его аргументах является протестантский взгляд на религиозную организацию как на добровольное общество, состоящее только из тех людей, которые решают присоединиться к ней, точка зрения, которая резко контрастирует с более ранним средневековым взглядом на церковь как на власть над всеми людьми в пределах общества. конкретный географический домен. Поэтому, возможно, неудивительно, что пределы терпимости Локка совпадают с протестантизмом; Нельзя доверять атеистам и католикам мирное участие в жизни общества, потому что первые не считают себя связанными божественным законом, а вторые обязаны иностранному государю (Папе).Тем не менее, письмо Локка Letter делает важный шаг вперед к более терпимому и плюралистическому миру. В отличие от Локка, Томас Гоббс рассматривает религию и ее разобщенность как источник политической нестабильности, и поэтому он утверждает, что суверен имеет право определять, какие мнения могут быть публично поддержаны и распространены, что является силой, необходимой для поддержания гражданского мира (см. Левиафан , XVIII, 9).

Как и проблема истеблишмента, общий вопрос о том, следует ли позволить людям решать для себя, в какую религию им верить, в последнее время не привлекал особого внимания, опять же из-за широкого консенсуса в отношении права всех людей на свободу совести. .Однако, несмотря на это соглашение о свободе веры , современные государства, тем не менее, сталкиваются со сложными вопросами терпимости и приспособления, относящимися к религиозной практике , и эти вопросы усложняются тем фактом, что они часто включают несколько идеалов, которые тянут в разные стороны. . Некоторые из этих вопросов касаются действий, которые вдохновлены религией и являются либо явно, либо обычно несправедливыми. Например, агрессивные фундаменталисты считают оправданным убийство и преследование неверных — как общество должно реагировать на них? Хотя никто серьезно не защищает право подавлять других людей, менее ясно, до какой степени, скажем, следует терпеть религиозные высказывания, призывающие к таким действиям во имя права на свободу слова.Аналогичная проблема касается религиозных возражений против определенных медицинских процедур, необходимых для спасения жизни. Например, Свидетели Иеговы считают, что их религия не позволяет им соглашаться на переливание крови даже для спасения своей жизни. Хотя очевидно, что неправильно заставлять кого-то пройти даже жизненно важное лечение, если он возражает против него (по крайней мере, с достаточной рациональностью, что, конечно, само по себе является сложной темой), и также кажется неправильным отказывать в спасительном лечении тому, кто в нем нуждается. и если , а не отказывается от этого, проблема становится менее очевидной, когда родители имеют религиозные возражения против спасающего жизни лечения своих детей.В таком случае есть по крайней мере три ценности, которые обычно требуют большого уважения и свободы действий: (а) право следовать своей религии, не просто поддерживая ее принципы, но и вести образ жизни, который она предписывает; (б) законный интерес государства в защите своих граждан (особенно таких уязвимых, как дети) от причинения вреда; и (c) право родителей воспитывать своих детей так, как они считают нужным и таким образом, который выражает их ценности.

Второй вид вызова для общества, которое в целом ценит терпимость и приспособление к различиям, относится к действиям и обязательствам религиозного меньшинства, которые сами по себе не являются несправедливыми, но которым угрожает преследование других целей со стороны общества в целом, или прямо запрещены законом.Например, квакеры и другие религиозные группы привержены пацифизму, и тем не менее многие из них живут в обществах, которые ожидают, что все граждане мужского пола будут служить в армии или зарегистрироваться для призыва в армию. Другие группы проводят религиозные ритуалы с использованием запрещенных веществ, таких как пейот. Освобождает ли право исповедовать свою веру от обязанности служить в армии или подчиняться политике страны в отношении наркотиков? Справедливо ли освободить таких людей от бремени, которое должны нести другие граждане?

Многие примеры этого второго вида проблем рассматриваются в литературе по образованию и школьному обучению.В развитых обществах (и в развивающихся, если уж на то пошло) гражданам необходимо существенное образование, чтобы они могли вести себе достойную жизнь. Кроме того, многие штаты рассматривают образование как процесс, с помощью которого дети могут усвоить ценности, которые государство считает важными для активной гражданской позиции и / или социальной жизни. Однако преследование этой последней цели вызывает определенные проблемы для религиозных родителей. В известном деле Mozert v. Hawkins некоторые родители по религиозным причинам возражали против обучения своих детей по программе чтения, которая благоприятно представляла альтернативные верования и образ жизни, и, следовательно, родители попросили прощения у их детей. из класса, когда преподавалась эта программа.Вопреки воле этих родителей некоторые либералы считают, что важность обучения детей уважению ценности гендерного равенства перевешивает достоинства таких возражений, даже если они напрямую апеллируют к религиозным правам родителей (Macedo, 2000).

Аналогичным образом, многие предложения по учебным программам нацелены на развитие у детей определенной степени автономии, которая часто предполагает достижение ими определенного критического расстояния от их семейного происхождения с ее традициями, верованиями и образом жизни (Callan, 1997; Brighouse). , 2000).Идея состоит в том, что только тогда дети могут самостоятельно выбирать для себя образ жизни, свободный от чрезмерного влияния воспитания и обычаев. Связанный аргумент гласит, что это критическое расстояние позволит детям развить достаточное чувство уважения к различным социальным группам, уважение, необходимое для практики демократического гражданства. Однако это критическое расстояние противоречит подлинной религиозной приверженности, по крайней мере, в некоторых случаях (см. Следующий раздел). Кроме того, религиозные родители обычно хотят передать свою веру своим детям, и для этого необходимо развивать религиозную преданность с помощью практик и ритуалов, а не представлять свою веру как одну из многих равно хороших (или истинных).Для таких родителей передача своей религиозной веры является центральным элементом хорошего воспитания, и в этом отношении она ничем не отличается, например, от передачи хороших моральных ценностей. Таким образом, политически мотивированное образование, направленное на развитие автономии, противоречит праву некоторых родителей исповедовать свою религию и праву воспитывать своих детей по своему усмотрению. Многие, хотя и не все, либералы утверждают, что автономия является настолько важным благом, что ее продвижение оправдывает использование приемов, затрудняющих таким родителям передачу своей веры — такой результат является нежелательным побочным эффектом желательной или необходимой политики.

Еще один источник политического конфликта для изучающих религию в последние годы касается преподавания эволюции на уроках естествознания. Некоторые религиозные родители детей в государственных школах видят в преподавании эволюции прямую угрозу своей вере, поскольку это подразумевает ложность их библейско-буквального понимания происхождения жизни. Они утверждают, что несправедливо ожидать, что они будут подвергать своих детей обучению, которое напрямую бросает вызов их религии (и финансировать это за счет своих налогов).Среди этих родителей некоторые хотят, чтобы школы включали дискуссии об интеллектуальном замысле и креационизме (некоторые, пишущие по этому вопросу, рассматривают разумный замысел и креационизм как концептуально разные позиции; другие не видят между ними существенной разницы), в то время как другие были бы довольны, если бы школы обходили стороной вообще, отказываясь учить чему-либо о происхождении жизни или эволюции видов. Их оппоненты видят в первом предложении попытку ввести в класс явно религиозное мировоззрение, что противоречит разделению церкви и государства.Они также не будут удовлетворены тем, что полностью проигнорируют этот вопрос, поскольку эволюция является неотъемлемой частью структуры современной биологии и устоявшейся научной теории.

Конфликты, касающиеся религии и политики, возникают также вне рамок учебной программы. Например, во Франции недавно был принят закон, запрещающий учащимся носить одежду и украшения, явно связанные с религией. Этот закон особенно противостоял студентам, чья религия прямо требует от них ношения определенной одежды, например хиджаба или тюрбана.Оправдание, данное французским правительством, заключалось в том, что такая мера была необходима для уважения разделения церкви и государства и полезна для обеспечения того, чтобы французские граждане были объединены в единое целое, а не разделены по религии. Однако этот закон также можно рассматривать как необоснованное вмешательство государства в религиозную практику. Если свобода совести включает в себя не просто право верить в то, что он выбирает, но и публично выражать это убеждение, тогда кажется, что люди должны иметь право носить одежду, соответствующую их религиозным убеждениям.

Решающее значение в этом обсуждении воздействия государственной политики на религиозные группы имеет важное различие в отношении нейтралитета. Предполагается, что либеральное государство должно оставаться нейтральным в отношении религии (а также расы, сексуальной ориентации, физического статуса, возраста и т. Д.). Однако, как указывает Чарльз Лармор в работе Patterns of Moral Complexity (1987: 42ff), существуют разные смыслы нейтралитета, и некоторые политики могут хорошо относиться к одному чувству и плохо относиться к другому.В каком-то смысле нейтралитет можно понимать как процедуру, которая оправдана без апелляции к какой-либо концепции человеческого блага. В этом смысле неправильно, когда государство намеревается поставить одну группу граждан в невыгодное положение, по крайней мере, ради себя самого и в отношении действий, которые в остальном не являются несправедливыми или политически нежелательными. Таким образом, было бы нарушением нейтралитета в этом смысле (и, следовательно, неправильно), если бы государство просто запретило поклонение Аллаху. В качестве альтернативы нейтралитет можно понимать с точки зрения эффекта.Государство соблюдает это чувство нейтралитета, не предпринимая действий, последствия которых таковы, что некоторые люди или группы в обществе оказываются в невыгодном положении в их стремлении к благу. Для государства, приверженного нейтралитету, понимаемому таким образом, даже если оно явно не намеревается поставить в невыгодное положение конкретную группу, любой такой ущерб, который может возникнуть, является достаточным основанием для отмены политики, которая его вызывает. Таким образом, если правительство требует посещения школы, например, в праздничные дни религиозной группы, и это затрудняет их исповедание веры, такое требование считается нарушением нейтралитета.Тем не менее, требование о посещаемости может быть неизбежным, но в нынешнем виде оно не является оптимальным. Очевидно, что это более требовательный стандарт, поскольку он требует от государства учитывать возможные последствия — как краткосрочные, так и долгосрочные — для широкого круга социальных групп, а затем выбирать из тех политик, которые не имеют плохих последствий (или тех, которые имеет наименьшее количество и наименьшее количество плохих). Для большинства, и, возможно, для всех обществ, это стандарт, который практически не может быть соблюден. Следовательно, большинство либералов утверждают, что государство должно быть нейтральным в первом смысле, но оно не обязательно должно быть нейтральным во втором.Таким образом, если институты и практика в основном справедливого общества усложняют для некоторых религиозных людей сохранение своего образа жизни, это, возможно, прискорбно, но не несправедливо, если эти институты и практики оправданы беспристрастно.

3. Либерализм и его требования к личному самопониманию

В дополнение к изучению вопросов толерантности и приспособления на уровне praxis , в последнее время также было много работ о том, в какой степени отдельные политические теории сами по себе приемлемы или неприемлемы с религиозной точки зрения.Одна из причин такого акцента связана с появлением школы мысли, известной как «политический либерализм». В своей книге с таким названием Джон Ролз (1996) обозначил новый способ мышления о либерализме, который заключен в идее «перекрывающегося консенсуса». Перекрывающийся консенсус относится к аргументированному соглашению о принципах справедливости между гражданами, которые придерживаются множества взаимоисключающих всеобъемлющих доктрин (термин, включающий религиозные верования, метафизические позиции, теории морали и хорошей жизни и т. Д., а также могут включать такие убеждения, как теории эпистемического обоснования). Вместо того, чтобы требовать от граждан принятия какой-либо конкретной всеобъемлющей доктрины либерализма, теория справедливости должна быть нацелена на вывод принципов, которые каждый гражданин может разумно принять из своей собственной всеобъемлющей доктрины. Таким образом, консенсус основан на самих принципах, а не на их обосновании, и поэтому предлагаемая концепция справедливости является «политической», а не «метафизической».Этот взгляд на либеральную справедливость ознаменовал разрыв с более ранним «метафизическим» либерализмом Ролза, выраженным в A Theory of Justice , хотя среди комментаторов продолжаются споры о том, насколько резким является разрыв политического либерализма и является ли он улучшением по сравнению с политическим либерализмом. более ранний вид. Таким образом, цель политической концепции справедливости состоит в том, чтобы все разумные граждане могли утверждать принципы справедливости без необходимости ослаблять свою власть над своими собственными частными всеобъемлющими взглядами.Однако некоторые авторы утверждали, что это невозможно — даже «тонкая» политическая концепция справедливости накладывает напряжение на некоторые всеобъемлющие доктрины, и эти напряжения могут быть острыми для религиозных граждан. Один из таких аргументов исходит от Эоманна Каллана в его книге « Создание граждан ». Каллан указывает на роль, которую играет в теории Ролза «бремя суждения» (см. Rawls, 1996: § 2): фундаменталисты не смогут принять бремя суждения в своей частной жизни, потому что это требует от них взгляда соперничающие религии и другие убеждения как имеющие примерно одинаковую эпистемологическую ценность.Если либерализм Ролза требует принятия бремени суждений, то частично совпадающий консенсус не будет включать некоторые типы религиозных граждан.

Другой способ, которым либеральное гражданство может вступить в конфликт с самопониманием религиозного человека, состоит в том, что первое требует приверженности своего рода фаллибилизму, в то время как второе требует (или, по крайней мере, поощряет) уверенность в своих религиозных убеждениях. Ричард Рорти считался аргументом в пользу необходимости для либерально-демократических граждан приватизировать свою веру (1999) и придерживаться своих убеждений на «иронической» дистанции, то есть временно и со здоровым скептицизмом по поводу того, в какой степени они решительно захватить реальность (1989).Но такую ​​иронию невозможно поддерживать вместе с подлинной верой, по крайней мере, поскольку последняя понимается во многих религиозных традициях, которые подчеркивают важность уверенности в своей вере и полноты своей приверженности Богу.

Таким образом, религиозный гражданин мог ощутить острый конфликт между своей идентичностью как гражданин и приверженцем как . Один из способов разрешения конфликта — утверждать, что один аспект ее личности должен иметь приоритет над другим.Станьте свидетелем конфликта, который пережила главная героиня Софокла Антигона , когда она хоронила своего брата вопреки указу Креонта; Поступая так, она признает, что ее религиозные обязанности преобладают над гражданскими, по крайней мере, в этом контексте. Для многих религиозных граждан политическая власть подчиняется — и, возможно, даже происходит от — божественной власти, и поэтому они считают, что их религиозные обязательства превалируют над своими гражданскими. С другой стороны, гражданский республиканизм имел тенденцию рассматривать гражданскую роль человека как первостепенную, потому что он рассматривал участие в политике как отчасти составляющую человеческого блага (Dagger, 1997).

В отличие от этих подходов, либеральная традиция имела тенденцию отказываться отдавать приоритет одному аспекту индивидуальной идентичности над любым другим, считая, что задача человека — определить, что для него наиболее важно или значимо; эта задача часто рассматривается как причина важности личной автономии (Kymlicka, 2002). Но из-за этой тенденции либералам становится сложнее разрешать конфликты между религией и политикой. Одна из возможностей для либерала состоит в том, чтобы доказать, что требования справедливости важнее погони за добром (включая религиозную практику).Если это так, и если требования справедливости требуют, чтобы человек выполнял свои гражданские обязанности, то можно было бы возразить, что люди не должны позволять своим религиозным убеждениям и обычаям ограничивать или вмешиваться в их роль как граждан. Однако даже не все либералы принимают утверждение о том, что справедливость важнее блага, и не является решенным в литературе по политическим обязательствам вопрос о том, что нормы справедливости могут успешно обосновать универсальные обязанности гражданства (см. «Обязанность подчиняться закону» и «Политическое обязательство»).

4. Религиозные причины в общественном обсуждении

Одной из последних тенденций в теории демократии является акцент на необходимости того, чтобы демократические решения исходили из процессов, которые основываются на размышлениях со стороны граждан, а не на простом агрегировании предпочтений. В результате много внимания было уделено тем причинам, которые могут или не могут быть подходящими для общественного обсуждения в плюралистическом обществе. Хотя в ответах на этот вопрос упоминались все виды верований, большая часть дискуссий была сосредоточена на религиозных верованиях.Одна из причин такого акцента заключается в том, что как исторически, так и в современных обществах религия играла центральную роль в политической жизни, и часто она делала это в худшую сторону (посмотрите на религиозные войны в Европе, которые начались после протестантских Реформация, например). Как таковая, это мощная политическая сила, и это поражает многих, кто пишет об этой проблеме как об источнике социальной нестабильности и репрессий. Другая причина заключается в том, что из-за природы самого религиозного убеждения, если какое-либо убеждение неприемлемо для публичного обсуждения, то главным кандидатом будут религиозные убеждения либо потому, что они иррациональны, либо не поддаются критике, либо не поддаются проверке и т. Д.Другими словами, религия представляет собой полезный тестовый пример для оценки теорий общественного обсуждения.

Большая часть литературы в этой области была вызвана развитием Ролзом его понятия общественного разума, которое он представил в Политический либерализм и предложил (в несколько измененной форме) в своем эссе «Возвращение к идее общественного разума». Его точка зрения не так четко выражена, как хотелось бы, и она эволюционировала после публикации «Политический либерализм », но идея примерно такая: когда разумные граждане участвуют в публичном обсуждении основных конституционных вопросов, они должны делать это, указывая причины. которые не апеллируют к какой-либо всеобъемлющей доктрине.Поскольку у граждан есть резкие разногласия по поводу всеобъемлющих доктрин, любой закон или политика, которые обязательно зависят от такой доктрины, не могут быть разумно приняты теми, кто отвергает эту доктрину. Ярким примером оправдания закона, который публично недоступен таким образом, является тот, который является явно религиозным. Например, если причиной закона, запрещающего работу в воскресенье, было просто то, что он неугоден христианскому Богу, нехристиане не могли его принять.

Ролз делает важные исключения из этой нормы публичного дискурса, и он, кажется, постепенно смягчил ее требования по мере развития своих взглядов на общественный разум, но его намерение состояло в том, чтобы гарантировать, что демократические результаты могут быть разумно приняты всеми гражданами и даже в последних проявлениях своей теории он, казалось, рассматривал «общественные» причины как те, которые могут быть разумно приняты всеми, вместо того, чтобы явно опираться на исчерпывающие взгляды.

Другое объяснение «причин, которые могут быть разумно приняты каждым» исходит от Роберта Ауди, который утверждает, что набор таких причин ограничен светскими соображениями. Поскольку таким образом публично доступны только светские причины, гражданская добродетель требует изложения светских соображений и наличия у них достаточной мотивации для поддержки или противодействия обсуждаемому закону или политике. Религиозные причины не подходят для публичного обсуждения, поскольку они не разделяются нерелигиозными (или людьми разных религий), и люди, которые отвергают эти причины, будут справедливо возмущаться, когда их принуждают на их основе.Однако светские причины могут включать в себя нерелигиозные всеобъемлющие доктрины, такие как определенные моральные теории или концепции человеческого блага, и поэтому концепция общественного обсуждения Ауди позволяет некоторым взглядам играть роль, которая была бы исключена концепциями, ограничивающими все всеобъемлющие доктрины.

Сторонники идеи о том, что набор подходящих причин для общественного обсуждения не включает определенные или все всеобъемлющие доктрины, стали известны как «эксклюзивисты», а их противники — как «инклюзивисты».Последняя группа иногда сосредотачивается на слабостях исключительности — если исключительность ложна, то инклюзивность истинна по умолчанию. Другие пытаются показать, что религиозные оправдания могут положительно влиять на демократическую политику; Двумя наиболее распространенными примерами в поддержку этой позиции являются аболиционистское движение девятнадцатого века и движение за гражданские права двадцатого века, оба из которых достигли желаемых политических изменений в значительной степени за счет прямого обращения к христианским верованиям, преобладающим в Великобритании и Соединенных Штатах. Состояния.

Третий аргумент инклюзивистов состоит в том, что несправедливо ограничивать определенные группы в их попытках добиться изменений, которые, по их мнению, необходимы по справедливости. Рассмотрим случай аборта, пример, который Ролз обсуждает в известной сноске в «Политический либерализм», (243–244) и снова в «The Idea of ​​Public Revisited» (169). Многие, хотя и не все, отстаивают позицию, выступающую против абортов, делают это, апеллируя к реальной или потенциальной личности зародыша. Но «человек» — концептуально «толстое» метафизическое понятие, и как таковое вызывает разумные разногласия.Следовательно, согласно некоторым версиям исключительности, граждане, желающие выступить против абортов, должны делать это, не утверждая, что плод — это личность. Но для этих граждан личность — самая важная часть проблемы аборта, поскольку определение «личности» — это не просто метафизический вопрос — это также моральный вопрос, поскольку это попытка различить границы моральное сообщество. Тогда просьба воздержаться от сосредоточения внимания на этом аспекте проблемы выглядит как попытка решить проблему по умолчанию.Вместо этого инклюзивисты утверждают, что граждане должны быть свободны вносить любые соображения, которые, по их мнению, имеют отношение к обсуждаемой теме.

5. Заключение

Хотя секуляризм быстро развивается во многих обществах мира, и хотя эта тенденция, кажется, каким-то образом связана с процессом экономического развития, тем не менее религия продолжает оставаться важным политическим явлением во всем мире по множеству причин. Даже в наиболее секуляризованных странах (в качестве яркого примера обычно приводится Швеция) есть значительное число людей, которые все еще идентифицируют себя как религиозные.Кроме того, многие из этих обществ в настоящее время сталкиваются с иммиграцией из групп, которые более религиозны, чем коренное население, и исповедуют религии, чуждые культурному наследию принимающих стран. Этим людям часто предоставляются существенные демократические права, иногда включая формальное гражданство. К тому же противостояние радикального ислама и Запада практически не утихает в ближайшее время. Следовательно, обсуждаемые выше проблемы, вероятно, останутся важными для политических философов в обозримом будущем.

6. Ссылки и дополнительная литература

  • Audi, Роберт. Религиозная приверженность и светские причины. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000.
    • Большая часть этой книги является выражением позиции Audi в отношении общественного обсуждения, но также обсуждается разделение церкви и государства.
  • Audi, Роберт и Николас Вольтерсторффы. Религия на общественной площади: место религиозных мотивов в политических дебатах .Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд, 1997.
    • Доступный, аргументированный обмен мнениями между инклюзивистом (Wolterstorff) и эксклюзивистом (Audi) с опровержениями.
  • Белла, Роберт Н. «Американская гражданская религия». Дедал: журнал Американской академии искусств и наук 96.1 (1967): 1-21.
  • Брайхаус, Гарри. Выбор школы и социальная справедливость. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2003.
    • Части этой книги посвящены воспитанию в духе автономии и религиозному противодействию таким предложениям.
  • Бертт, Шелли, «Религиозные родители, светские школы: либеральная защита нелиберального образования». Обзор политики. 56.1 (1994): 51-70.
  • Каллан, Эоманн, Создание граждан: политическое образование и либеральная демократия . Оксфорд: Clarendon Press, 1997.
    • Исследование гражданского образования в свете политического либерализма Ролза.
  • Картер, Стивен Л. Культура неверия: как американские законы и политика упрощают религиозную преданность .Нью-Йорк: Basic Books, 1993.
  • Clanton, J. Caleb. Религия и демократическое гражданство: расследование и осуждение на американской общественной площади. Лэнхэм, Мэриленд: Lexington Books, 2007.
  • Коулман, Джон А., изд. Христианская политическая этика . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 2007.
    • Сборник очерков на политические темы из широкого спектра христианских традиций.
  • Кунео, Теренс, изд. Религия в либеральном государстве. Нотр-Дам, IN: Университет Нотр-Дам Press, 2005.
    • Сборник эссе на религию, права, общественное обсуждение и смежные темы.
  • Кинжал, Ричард. Гражданские добродетели: права, гражданство и республиканский либерализм . Оксфорд: Oxford University Press, 1997.
  • Данте. Монархия . Тр. Прю Шоу. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1995.
    • Книга 3 этого труда касается отношений (и разделения) между церковью и государством.
  • Эберли, Кристофер Дж. Религиозные убеждения в либеральной политике. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2002 г.
    • Тщательная критика разновидностей эксклюзивизма.
  • Элиот, Т. С. «Католицизм и международный порядок». Очерки древние и современные. Лондон: Фабер и Фабер, 1936.
  • Элиот, Т. С. «Идея христианского общества» и «Заметки об определении культуры». Христианство и культура. Нью-Йорк: Harcourt Brace & Company, 1967.
  • Гаус, Джеральд Ф. Обоснование либерализма: эссе по эпистемологии и политической теории . Оксфорд: Oxford University Press, 1996.
  • .
  • Гаус, Джеральд Ф. «Место религиозных убеждений в либеральной политике». В г. Мультикультурализм и моральный конфликт , под редакцией Марии Димовой-Куксон. Лондон: Рутледж, 2008.
  • .
  • Гринуолт, Кент. Религиозные убеждения и политический выбор . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1991.
  • Гринуолт, Кент. Частные совести и общественные причины. Oxford: Oxford University Press, 1995.
  • Гутманн, Эми. Демократическое образование. Ред. Ред. Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1999.
  • Гутманн, Эми. Идентичность в демократии . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 2003.
    • Включает полезную главу о религиозной идентичности в политике.
  • Гоббс, Томас. Левиафан. Ed. Эдвин Керли. Индианаполис, IN: Hackett Publishing Co., 1994.
  • .
  • Kymlicka, Will. Мультикультурное гражданство: либеральная теория прав меньшинств. Oxford: Oxford University Press, 1995.
  • Kymlicka, Will. Современная политическая философия: введение . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2002.
    • Прекрасное введение в эту область, полезное для новичков, но достаточно подробное, чтобы заинтересовать опытных читателей.
  • Лармор, Чарльз. Образцы моральной сложности . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1987.
  • Локк, Джон. Письмо о терпимости . Эд. Джеймс Талли. Индианаполис, IN: Hackett Publishing Co., 1983.
  • Маседо, Стивен. Разнообразие и недоверие: гражданское образование в мультикультурной демократии . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2003.
    • Содержит обширное обсуждение религии и гражданского гражданского образования.
  • MacIntyre, Alasdair. После добродетели: исследование моральной теории . 2-е изд. Нотр-Дам, Индиана: Университет Нотр-Дам Пресс, 1984.
    • Влиятельная критика современности и философии, которая (он утверждает) породила ее.
  • Мозерт против Совета по образованию округа Хокинс. №№ 86-6144, 86-6179 и 87-5024. Апелляционный суд США, шестой округ. 9 июля 1987 г.
    • Знаменательное федеральное дело, касающееся религиозных возражений родителей против определенных форм образования.
  • Нейгауз, Ричард Джон. Голая общественная площадь: религия и демократия в Америке . Гранд-Рапидс, Мичиган: Wm. Б. Эрдманс, 1986.
    • Влиятельная книга среди религиозных консерваторов и неоконсерваторов.
  • Окин, Сьюзан Моллер, Плохо ли мультикультурализм для женщин? Ed. Джошуа Коэн, Мэтью Ховард и Марта К. Нуссбаум. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1999.
    • Части обсуждения в этой книге касаются статуса женщин в религиозных меньшинствах.
  • Перри, Майкл Дж. Под Богом ?: Религиозная вера и либеральная демократия. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2003.
  • Ролз, Джон. Теория справедливости . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press, 1971.
  • Ролз, Джон. Политический либерализм. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1996.
  • Ролз, Джон. «Возвращение к идее общественного разума». Закон народов. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1999.
  • Рорти, Ричард. Случайность, ирония и солидарность. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1989.
  • Рорти, Ричард. «Религия как преграда для разговора». Философия и социальная надежда. Нью-Йорк: Penguin Putnam, Inc., 1999.
  • Сандель, Майкл Дж. Недовольство демократии: Америка в поисках общественной философии . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press, 1996.
  • Сандель, Майкл Дж. Либерализм и пределы правосудия .Ред. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1998.
    • Тщательная критика либерализма Ролза с широкой коммунитарной точки зрения, хотя Сэндел имел тенденцию сопротивляться этому ярлыку.
  • Скратон, Роджер. Значение консерватизма . Хармондсворт: Пингвин, 1980.
  • Стаут, Джеффри. Демократия и традиции. Princeton, NJ: Princeton University Press, 2003.
  • Талисс, Роберт Б. Демократия после либерализма: прагматизм и совещательная политика .Лондон: Routledge Press, 2004.
  • .
  • Weithman, Paul J., ed. Религия и современный либерализм. Нотр-Дам, IN: University of Notre Dame Press, 1997.
    • Этот сборник эссе касается многих аспектов пересечения религии и политики.
  • Вейтман, Пол Дж. Религия и обязанности гражданства . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2002.
    • Утверждает, что религия вносит положительный вклад в достижение гражданских целей.
  • Висконсин против Йодера. №№ 70-110. Верховный суд США. 15 мая 1972 года.
    • Важное дело, касающееся права родителей амишей освобождать своих детей от требования посещать школу до определенного возраста.

Информация об авторе

Christopher Callaway
Эл. Почта: [email protected]
Колледж Святого Иосифа в штате Мэн
США

Конфликты и разрешение конфликтов в Африке — ACCORD

Д-р Фонкем Ачанкенг I — доцент кафедры социальных служб и лидерства в образовании Колледжа образования и социальных служб Университета Висконсина в Ошкоше.

Аннотация

Привлекая колониальный фактор в африканские конфликты, эта статья пытается понять неэффективность усилий по управлению конфликтами в преодолении бедствий, которые принесли конфликты на африканский континент. В нем утверждается, что конфликты в Африке не всегда возникают в первую очередь из-за кризисов национального управления и неспособности правительственных институтов в африканских странах урегулировать конфликт, и пересматривается колониальный фактор как корень многих конфликтов в Африке.В статье пересматриваются дискуссии об управлении конфликтами и их разрешении и обвиняются бывшие колониальные державы и могущественные организации в сохранении колониальных подходов к африканским конфликтам в ущерб стремлению решить фундаментальные проблемы, разделяющие стороны в различных конфликтах. В нем утверждается, что колониальный фактор следует учитывать при попытках урегулирования конфликтов в Африке, поскольку корни многих постколониальных конфликтов в Африке по-прежнему уходят в прошлое Африки и, в частности, в процессы колонизации и деколонизации.Утверждая, что урегулирование конфликта — это нечто большее, чем подавление или, возможно, искоренение открытого насилия, он утверждает, что создание и / или применение сил по поддержанию мира на каждом этапе различных африканских конфликтов не дает желаемых долговременных результатов.

Введение

Я уверен, что никто из вас не захочет довольствоваться поверхностным социальным анализом, который имеет дело в основном с эффектами и не борется с первопричинами (Мартин Лютер Кинг-младший, 1963).

Сообщество по разрешению конфликтов, кажется, преследует усилия по разрешению конфликтов в Африке, руководствуясь различными целями и интересами и придерживаясь политики, которая часто полна двусмысленностей и противоречий. Эта ситуация может быть причиной того, что многие африканские конфликты могут быть замалчены, но по большей части остаются неурегулированными. Как отмечал Зартман (2000: 3), хотя в африканских конфликтах участвуют опытные миротворцы, использующие лучшие личные навыки и недавно полученные знания о способах управления и разрешения конфликтов, международные усилия по управлению конфликтами не были особенно эффективными или действенными. в преодолении бедствий, которые привели их на континент.Тогда критически важный вопрос состоит в том, как мы понимаем проблему разрешения конфликтов в Африке, когда действующие лица, в основном внешние по отношению к Африке, пропагандируют идею мира и разрешения конфликтов, соответствующую главным образом их собственным интересам и взглядам на Африку и мир.

Хотя некоторые исследователи конфликтов в Африке (Obasanjo 1991, Anyang ‘Nyong’o 1991 и Msabaha 1991) согласны с тем, что конфликты в Африке возникают главным образом из-за кризисов национального управления и из неспособности правительственных институтов в африканских странах урегулировать конфликт, эта статья задействует колониальный фактор как корень многих конфликтов в Африке.В нем утверждается, что этот фактор необходимо принимать во внимание при попытках урегулирования конфликтов в Африке, поскольку корни многих постколониальных конфликтов в Африке, таких как недавний случай Южного Судана, по-прежнему уходят корнями в прошлое Африки и, в частности, в колонизацию. и процессы деколонизации. В статье также утверждается, что конфликты на субнациональном и национальном уровнях в Африке бывают нескольких типов и что навязывание миротворческих сил, как это часто бывает, или просто навязывание новых политических и экономических институтов различным африканским конфликтам, не может обеспечить желаемые длительные результаты.Кроме того, исходя из той же посылки, в статье ставится под вопрос, насколько справедливое и равноправное будущее может быть построено на несправедливом прошлом.

Колониальное наследие как основа конфликта

Некоторые ученые, в том числе Моквуго Окойо (1977), Бонни Дуала-М’Беди (1984), Клод Эйк (1985) и Герман Дж. Коэн (1995), считают многочисленные конфликты в Африке естественным следствием колониального прошлого Африки. Окойо (1977: 93), например, утверждает, что «политическая нестабильность коренится в самой структуре общества, а для большинства новых стран — в колониальном прошлом».Он также добавляет, что «можно сказать, что постколониальное настоящее Африки было создано для Африки колониальным прошлым Африки». Придерживаясь этой точки зрения, посол Херман Дж. Коэн (1995) утверждал, что «источники и последствия внутренних конфликтов в Африке берут свое начало в колониализме, последующих процессах деколонизации и формирования государства, а также в последующем кризисе национального строительства». Для Коэна колониальное государство было чревато противоречиями. По его словам, «современное африканское государство было создано колониальными державами из-за этнического и регионального разнообразия и стало конфликтным из-за огромного неравенства во властных отношениях и неравномерного распределения национального богатства и возможностей развития» (Cohen 1995: 11) .Другими словами, была создана основа для многих конфликтов в Африке после обретения независимости. Дуала-М’Беди (1984: 10), разделяя эту точку зрения, утверждал, что «проблемы, с которыми сталкиваются современные африканские государства, основаны на нашем колониальном опыте».

Коэн (1995: 11) также обвинил процесс деколонизации, когда заметил, что во многих странах противоречия колониального государства были переданы независимым государствам через ошибочный процесс деколонизации.Он утверждал, что «конфликты, повторяющаяся нестабильность и плохое управление в Заире, Руанде и Бурунди можно проследить до поспешного и неподготовленного предоставления независимости Бельгией в 1960 году». Он также считал, что крупные войны в Анголе и Мозамбике возникли в результате «панической деколонизации революционной и хаотической Португалии в 1974-75 годах». Что касается войны в Судане, он объясняет ее тем, как « англо-египетская администрация объединила Север и Юг, но держала их отдельно в рамках политики сепаратизма на протяжении большей части правления кондоминиумов, а затем оставила их ». в централизованном унитарном государстве без конституционных гарантий для обездоленного Юга »(Cohen 1995: 12).Это лишь некоторые примеры конфликтов в Африке, которые генерал Обасанджо (1991) удачно охарактеризовал как континент с наибольшим количеством конфликтов.

Важно подчеркнуть, что, как и в случае вышеупомянутых конфликтов, корни многих текущих конфликтов — скрытых и явных — включая случаи Западной Сахары и Британского Южного Камеруна, также можно проследить до колониализма и процесса деколонизации. . В этом случае любое мышление, которое считает колониальный фактор неуместным сегодня, может быть неуместным.Потребность в колониальном анализе остается актуальной, потому что культура колониализма все еще с нами, и потому что постколониализм тесно связан с колониализмом (Thomas 1994). Как утверждал этот исследователь культуры колониализма, «[если] мы превзошли колониальные образы и повествования более всесторонне, возможно, нам вообще не нужно было бы обсуждать их, но в настоящее время нет пустоты, в которой может быть такое уверенное молчание. слышал »(Thomas 1994: 195). В случае с британским Южным Камеруном, например, Соединенное Королевство (Великобритания) не смогла создать подопечную территорию Организации Объединенных Наций (ООН) для обеспечения государственности в соответствии с Соглашением об опеке ООН.Скорее, Великобритания лоббировала ООН, чтобы поспешно объединить британский Южный Камерун и подопечную территорию Франции без конституционных гарантий для находящейся в неблагоприятном положении бывшей британской территории Южный Камерун. В то время как продолжающийся конфликт в Западной Сахаре касается права на самоопределение, предоставленного другим бывшим европейским зависимостям, конфликтная ситуация в Кот-д’Ивуаре после смерти первого президента страны Уфуэ Буань также тесно связана с характером независимость страны и политическое руководство.

Утверждение Коэна имеет важное значение для понимания различных конфликтов и попыток разрешить такие конфликты на континенте. Если причины и последствия конфликтов уходят корнями в колониализм, процессы деколонизации и формирования государства и последующий кризис национального строительства, то любая попытка разрешить конфликты должна также выходить за рамки концепций « новых институтов, которые повысит участие, легитимность и перераспределение »и рецепты« надлежащего управления »(Cohen 1993: 7), чтобы также устранить другие коренные причины проблем.С точки зрения этого анализа, «кризисы внутреннего управления» и «новые институты» в Африке могут быть связаны как с колонизацией, так и с деколонизацией Африки. Поэтому любое обсуждение «внутреннего или национального управления» не может исключать структуру государства и политического руководства, унаследованные от колониализма, учитывая, что основа для африканских государств и политического лидерства на большей части континента является колониальной.

Брайсон и Кросби (1992: 3) определили лидерство как «вдохновение и мобилизацию других для совершения коллективных действий во имя общего блага».С этой точки зрения политическое лидерство во многих частях Африки даже сегодня вряд ли можно назвать африканским лидерством, потому что оно было по большей части навязано народу колониальными державами. Окойо (1977: 93) описал ситуацию следующими словами: «Колониальное правление было для всех практических целей военным правлением, и путем простого переноса новый политический класс, унаследовавший мантию колониальных хозяев, также унаследовал его концепцию руководящей роли, которая был структурирован в авторитарных условиях ».Примеры тому — легион в Африке, где колониальная машина очень мало сделала для подготовки африканцев к самоуправлению и, следовательно, к хорошему управлению. В любом случае самоуправление изначально не предусматривалось, и поэтому единственного образования, предоставленного «туземцам», было достаточно, чтобы подготовить их к подчиненным должностям в качестве посыльных и младших клерков на колониальной государственной службе. Большинство африканских лидеров и людей, играющих руководящие роли в период независимости, были выбраны колониальными хозяевами из этой группы.Оказавшись у власти, они крепко держались за власть, и обычно при поддержке бывших колониальных держав, которые в первую очередь передали им власть.

Африканская независимость и африканское политическое лидерство очень тесно связаны. Бывшие колониальные хозяева не искали хороших руководителей народа. Забота колониальных хозяев о независимости и за ее пределами, по большей части, заключалась в передаче власти группе друзей, чья миссия всегда заключалась не в том, чтобы «хорошо управлять своим народом», а в защите интересов метрополии.В этой связи многие политические лидеры Африки, особенно в бывших французских колониях, навязывались и продолжают навязываться народу, почти не заботясь о благом управлении. Как выразился профессор Университета Порт-Харкорта Клод Эйк (1985: 1212), «обстоятельства африканской истории сговорились создать элиту, которая не могла функционировать, потому что у нее не было чувства идентичности или целостности и не было уверенности, она не знала, где находится. исходил или куда он шел ». Примеры военного и экономического пактов, заключенных франкоязычными африканскими лидерами с Францией при обретении независимости, являются тому подтверждением.Во многих случаях эти пакты не были отменены через полвека после обретения независимости, и именно поэтому бывшие французские колонии либо все еще имеют французские военные, дислоцированные в странах, либо продолжают призывать Францию ​​к военному вмешательству, как в недавних случаях с Центральноафриканской Республикой. и Мали. Давайте теперь рассмотрим основы африканских наций или государств, а также концепции власти и управления.

В Африке концепция государства или нации основана на колониальном прошлом Африки. В статье 4 Учредительного акта Африканского союза особое внимание уделяется уважению государственных границ, унаследованных после обретения независимости.Африканские государства также остались сферами влияния бывших колониальных держав, и ни одна держава в мире не была заинтересована в изменении этой ситуации. Дуала-Мбеди (1984: 10) утверждал, что «европейская концепция государства оказала сильное влияние на африканские страны и что именно эта концепция государства привела к произвольному установлению границ по всей Африке». Подобное евроцентрическое мышление, подкрепленное достижениями науки и техники, все еще широко распространено в Африке. Вот почему большая часть западной литературы по конфликтам в Африке все еще может нуждаться в дополнительных разъяснениях в отношении конкретных типов конфликтов.Некоторый свет будет пролен на типологию африканских конфликтов позже в этом анализе.

Политические репрессии и несоблюдение прав человека синонимичны плохому управлению. Политические репрессии в Африке восходят к колониальному наследию Африки. Колониальное правление было противоположностью демократии, потому что оно основывалось на узурпации основного права на самоопределение и основных прав человека граждан и народов. Работа Окойо (1977) подчеркивает тот факт, что любая легитимность колониализма проистекает не из какого-либо набора согласованных правил или консенсуса, а из монополии на средства принуждения и насилия, а также из его стратегий «разделяй и властвуй», направленных на усиление раскол (классовый, родовой, религиозный), присущий социальной структуре и способствующий продлению ее правления.Колониальное правление никогда не поднимало вопрос о хорошем правительстве. Единственными проблемами были власть и насилие, и это остается политической традицией, которую африканские лидеры добились независимости в своих странах. Эти африканские лидеры не только сохранили политику силы и насилия, но многие из них также продолжили укреплять традицию. Аке (1985: 1213) решительно утверждал, что «поскольку многие лидеры в Африке не были уверены в безопасности, когда унаследовали власть, они продолжали упорно цепляться за идею исключительного права правителя на власть».Эту ситуацию можно проверить во многих африканских странах, где руководство цеплялось за власть в течение двадцати, тридцати или сорока лет — от Уганды и Судана, через Чад и Камерун, до Анголы, Зимбабве и других. Власть и плохое управление, традиции, унаследованные от колониального правления, и природа деколонизации, были основным источником конфликтов в Африке. Хотя в целом они рассматриваются как африканские конфликты, необходимо отметить, что конфликт в Африке не только меняется от случая к случаю, но и часто связан с колониальным правлением и процессом деколонизации.Давайте теперь обратим наше внимание на изучение различных конфликтов, чтобы разделить их на категории.

Пересмотр африканских конфликтов

Анализ Коэна был сосредоточен на насильственном конфликте в Африке, но он включал насильственный способ, которым нетерпимые режимы обычно решают политические проблемы, которые можно было бы решить с помощью политического процесса и без насилия. Любая реалистическая оценка постколониальных африканских конфликтов должна начинаться с их истоков или причин.В литературе по африканским конфликтам, судя по всему, эти конфликты рассматриваются в основном как внутринациональные или межэтнические. Эта точка зрения в некоторой степени верна, но это далеко не общая тенденция. Коэн (1996: 1) утверждал, что большинство «африканских войн были гражданскими войнами», а Ежегодник Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), например, также выдвинул аргумент, что «более половины крупных вооруженных конфликтов в Африке происходили внутри страны. национальные границы »(Lingren et al.1991: 347). Утверждение «произошло в пределах национальных границ» означает то же, что и общее описание, «внутринациональное». Хотя геополитическое пространство, в котором происходит конфликт, может быть национальным государством, в этом анализе необходимо сделать одно уточнение. Дело в том, что конфликты, происходящие в пределах национальных границ в Африке, имеют разные ставки и разные коренные причины. Классификация африканских конфликтов как в основном межэтнических и внутринациональных, похоже, получила широкое признание в сообществе, занимающемся урегулированием конфликтов.Эту классификацию, которая, по-видимому, проистекает из западных знаний об африканских обществах и их внимательного отношения к африканским обществам, возможно, потребуется дальнейшее расширение. В этом отношении важна попытка сосредоточить внимание на различных типах конфликтов в Африке с точки зрения предмета или характера доминирующих проблем, связанных с каждой категорией.

При внимательном рассмотрении различных конфликтов, происходящих в Африке, можно выделить две широкие категории, а именно внутригосударственные и межгосударственные конфликты. Каждую из этих двух широких категорий можно далее разбить на так называемые «относительно абстрактные измерения конфликта» (Kriesberg 1982: 183; ср. Burton 1990).Эти измерения, по словам Крисберга, включают спорные вопросы (ресурсы и интересы или ценности и идеология), арены, на которых происходит конфликт (семьи, сообщества, страны или регионы) и противоборствующие стороны (люди, организации, классы). , или народы). В свете этих измерений мы можем рассматривать африканские конфликты как принадлежащие к следующим шести типам: межэтнические конфликты, межгосударственные конфликты, освободительные конфликты, конфликты за гражданские права, аннексионистские конфликты и политические конфликты переходного периода.Каждый тип конфликта кратко обсуждается ниже с приведенными примерами.

1) Межэтнические конфликты: Противоборствующие племенные или этнические группы в основном встречаются в пределах национальных границ, хотя врожденные проблемы искусственных границ, вызванные колониализмом, привели к тому, что некоторые этнические группы были обнаружены в двух, трех или даже более африканских странах. Эти конфликты очень часты, хотя и менее серьезны с точки зрения количества жертв, беженцев и перемещенных лиц, а также распространения болезней, голода и разрушения окружающей среды.Примеры клановой борьбы в Сомали и Либерии, где контроль власти в центре был / является одной из основных проблем, являются кульминацией межэтнических конфликтов, но это только исключение, а не правило, учитывая, что межэтнические конфликты этнические конфликты возникают по любому количеству вопросов, начиная от политики и кончая социально-экономическими проблемами, такими как религия, культура или земля и другие ограниченные ресурсы. Межэтнические или межплеменные конфликты изобилуют во многих странах Африки. В постколониальной Африке эти конфликты сильно усугубляются неоколониальными договоренностями, характерными для многих африканских правительств.Во многих африканских странах, где руководство остается в одних руках и продолжает служить колониальным интересам, государственный аппарат, как известно, спонсирует некоторые межэтнические конфликты в качестве стратегии «разделяй и властвуй».

2) Межгосударственные конфликты: Это конфликты между правительствами, а иногда и народами двух разных стран. Этих конфликтов было относительно немного в Африке, несмотря на проблемы, вызванные искусственными границами, унаследованными от колониализма, и объединением разных стран для создания новых стран после обретения независимости.Некоторые межгосударственные конфликты произошли в основном из-за спорных территорий, таких как конфликт между Чадом и Ливией из-за полосы Аузу. Был также случай танзанийско-угандийской войны, в результате которой Иди Амин был свергнут в Уганде. Другие включали кенийско-сомалийскую войну (1963-1967), сомалийско-эфиопский конфликт (1964-1978), конфликт Египта и Ливии (1977), пограничный конфликт Эритреи и Эфиопии (1998-2000) и камеруно-нигерийский конфликт 1994 года. конфликт из-за спорного богатого нефтью полуострова Бакасси.

3) Освободительные конфликты: Освободительные конфликты — это конфликты, в которых участвуют целые нации или народы, оказавшиеся в пределах территориальных границ данных стран в результате колониальных и колониальных договоренностей.Часто эти люди вели войну, чтобы освободить себя, когда они были не в состоянии с помощью диалога и политического процесса исправить то, что Коэн (1995) назвал противоречиями колониального правления в одних случаях и провалами деколонизации в других.

Люди, стремящиеся к освобождению, обычно не испытывали чувства принадлежности и приверженности и, следовательно, не беспокоились о разделении мощи и ресурсов колонизирующей страны. Эти конфликты возникли, скорее, из-за стремления людей отстаивать свое основное право человека на самоопределение, закрепленное в Уставе ООН.Несколько случаев освободительных конфликтов в Африке включают Эритрейскую войну за независимость; война в Южном Судане; Намибийская война за независимость; и конфликт Кассаманс в Сенегале. Эти конфликты похожи на вопрос о суверенитете Квебека в Канаде и конфликт в Чечне в России.

Однако в Африке иногда трудно классифицировать эти конфликты с чисто западной точки зрения в отношении понятий «нация» и «государство» в международном праве. Суть здесь, однако, заключается в том, что люди, которые стремятся освободить себя и свою территорию, считают себя вынужденными колониальными силами жить с другой группой, часто с большой несовместимостью, как в случае Южного Судана и других, упомянутых выше. .Некоторые из этих конфликтов были названы, хотя и ошибочно, сепаратистскими.

4) Конфликты гражданских прав: Конфликты гражданских прав возникают в основном из-за вопросов участия, распределения и легитимности в политике и управлении нациями (Lasswell 1936). В конфликтах за гражданские права часть страны может вести конфликт, потому что люди (или группа) рассматривают социальные рамки как структурированные, чтобы исключить или маргинализировать их, и поэтому стремятся исправить ситуацию.В отличие от освободительных конфликтов, о которых говорилось выше, конфликты за гражданские права всегда происходят внутри одной и той же нации. В очень большой степени ставки — это участие и распределение в центре. Проблема в конфликтах за гражданские права состоит в том, чтобы дать людям справедливую долю власти и ресурсов своей страны и тем самым усилить их чувство принадлежности и приверженности. Подобно Движению за гражданские права в Америке, люди, ведущие борьбу за гражданские права, признают, что они тоже являются частью данной страны и хотят только быть признанными таковыми и иметь полное право на справедливую долю.Некоторыми примерами конфликтов за гражданские права в Африке являются борьба против апартеида в Южной Африке, борьба за правление большинства в Родезии (ныне Зимбабве), восстание туарегов в Мали, где группа оказалась практически отчужденной от национальной жизни, и алжирские берберы. борется против правящего арабского класса. В значительной степени Бурунди и Руанда также имеют некоторые составляющие конфликтов за гражданские права. В конфликте этого типа ставки в основном заключаются в том, кто есть где, кто что получает, как и когда (Lasswell 1936).Эти конфликты были наиболее широко известными и изученными из конфликтов в Африке. Эту категорию конфликтов лучше всего разрешить с помощью новых политических и экономических институтов и надлежащего управления — например, «разделения власти через пропорциональное представительство и федеральные структуры» (Cohen 1993: 7).

Конфликты за гражданские права, если их не урегулировать, могут перерасти в гражданские войны, как в Либерии, Сомали, Мозамбике, Анголе, Конго, Чаде, Уганде, Сьерра-Леоне и Кот-д’Ивуаре. Исходя из вышеизложенных соображений, определенные конфликты, происходящие в пределах национальных границ данных «национальных государств», не следует рассматривать просто как внутринациональные конфликты или слишком быстро классифицировать как «внутренние дела государств».Эта ошибка очень часто приводила к тяжелым последствиям в Африке. Война за независимость Эритреи до обретения страной независимости в 1993 году ошибочно рассматривалась как внутреннее дело Эфиопии, так же как война в Южном Судане долгое время считалась внутренним делом Судана. Международное сообщество продолжает делать эту ошибку суждения в случае вопроса о Южном Камеруне (Annan 2000) и рассматривая конфликт в Западной Сахаре не как случай марокканского ирредентизма против местного стремления к независимости (Zunes and Mundy 2010: xxiii). , но при рассмотрении территории как части Марокко.

5) Аннексионистские конфликты: Аннексионистские конфликты возникают, когда одна нация частично или полностью аннексирует другую нацию, или когда две нации бьются друг о друга по интересам, которые не принадлежат ни одной из них с точки зрения истории и международного права. Конфликты этого типа весьма любопытны, и в настоящее время на африканском континенте не так много примеров. Однако особо выделяются два случая. Это конфликт в Западной Сахаре, связанный с восстановлением независимости Марокко и британского Южного Камеруна, и конфликт суверенитета в постколониальной Камерунской Республике.В обоих случаях Марокко и Камерунская Республика вышли за пределы своих границ, чтобы аннексировать и « колониально оккупировать » Западную Сахару в 1975 году и Британский Южный Камерун в 1961 году соответственно, вопреки Уставу ООН, Резолюции 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи ООН о предоставлении Независимость колониальных стран и народов (Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций, 1960 г.) и Учредительный акт Африканского союза в его статье 4. Как ситуация в Западной Сахаре, так и случай Британского Южного Камеруна являются примерами конфликта, вызванного закулисными сделками колониальных держав, которые фактически продал фундаментальное право людей этих наций определять свою судьбу (McGovern 2010: xiii).Аннексионистские конфликты похожи на конфликты освобождения, потому что аннексированные и колониально оккупированные нации (часто при попустительстве колониальных сил) стремятся освободить себя и свою территорию. Несмотря на осуждение колониализма, несмотря на нарушение международного права и несмотря на теорию несовместимости множественных государств, которую поддерживал Вудро Вильсон в 1919 году (Esthus 1991) и другие ученые, включая Уолцера, Кантовича и Хайэма (1982), Фернивал (1986) и Смит (1986), мировое сообщество не только оставляет эти конфликты сиротами (Crocker, Hampson and Aall 2005), но и считает их, хотя и ошибочно, сепаратистскими конфликтами.

Конфликт между Федеративной Республикой Нигерия и Республикой Камерун из-за богатого нефтью полуострова Бакасси в Гвинейском заливе носит аннексионистский характер, поскольку считается, что полуостров Бакасси не принадлежит ни Федеративной Республике Нигерии, ни Республике Республика Нигерия. Камерун. Следующие факты о конфликте содержатся в Лондонском коммюнике от июня 1995 г. (Национальный совет Южного Камеруна, 1995 г.):

Южный Камерун управлялся совместно с Федерацией Нигерии с 1919 по 1958 год, и в течение этого периода на всех съемочных картах, подготовленных Федеральным министерством земель и геодезии в Лагосе, полуостров Бакасси признавался неотъемлемой частью Южного Камеруна. территория.В результате объединения Южного Камеруна и Республики Камерун в 1961 году образовалась Федеративная Республика Камерун, имеющая морскую границу с Нигерией, а полуостров Бакасси стал частью Федеративной Республики Камерун … После распада Федеративной Республики Камеруна в 1972 году и фактическое отделение Республики Камерун от союза в 1984 году и симметричное возвращение Южного Камеруна статуса подопечной территории ООН, что [sic] Республика Камерун перестала разделять морскую границу с Федеративная Республика Нигерия.Самая западная морская граница Республики Камерун проходит в устье реки Мунго. В то же время жители Южного Камеруна считают, что нынешняя оккупация полуострова Бакасси нигерийской армией, хотя и спровоцирована враждебным поведением жандармов из Республики Камерун, является полностью незаконной. Следовательно, дело, которое было подано в Международный Суд против Федеративной Республики Нигерия La République du Cameroun и которое основано на презумпции того, что это государство является правопреемником несуществующей Федеративной Республики Камерун, не имеет под собой никаких оснований. в области международного права, поскольку La République du Cameroun не имеет locus standi на полуострове Бакасси…

Этот отрывок раскрывает некоторые противоречия колониализма и процесса деколонизации, которые всегда соответствовали колониальной культуре построения неевропейцев как недочеловеков.Колониальная администрация не только относилась к колониальным подданным как к слишком отстающим, чтобы управлять собой (Thomas 1994: 152), но это соображение, вероятно, заставляло колониальных хозяев относиться к колонизированным людям как к объектам, которых они толкали так, как они знали, — как свидетельствует этот случай. Британского Южного Камеруна. Любопытный характер такого конфликта состоит в том, что спорная территория не принадлежит ни одной из противоборствующих сторон в конфликте. В то время как в конфликте в Западной Сахаре Алжир воевал против Марокко вместе с коренным Фронтом Полиссарио, полуостров Бакасси не принадлежит ни одной из двух стран, претендующих на эту территорию.Этот конфликт ошибочно называют пограничным конфликтом между Федеративной Республикой Нигерия и Республикой Камерун, тогда как с историко-правовой точки зрения два соседа не имели общей границы где-либо рядом с оспариваемым полуостровом Бакасси после обретения независимости в 1960 году. 1

В случае с Британским Камеруном националисты считают, что часть стратегии и скрытая программа обеспечения аннексии британского Южного Камеруна с самого начала была уловкой Соединенного Королевства и западных колониальных держав, чтобы обойтись без территория.Рассматривая аннексию и колониальную оккупацию Британского Камеруна как колониальный заговор, организованный Великобританией и Западом в контексте холодной войны с целью лишить эту территорию независимости, британские националисты Южного Камеруна уведомили Федеративную Республику Нигерия в La République du Cameroun, Суд ООН и ООН, что полуостров Бакасси принадлежит британскому Южному Камеруну. 2

6) Политические конфликты переходного периода: Политические конфликты переходного периода в основном внутри государств возникли во многих африканских странах из-за растущей напряженности в результате зашедшего в тупик перехода к демократизации политической жизни в 1990-х годах.Это явление описывается Коэном (1996: 6) как «заблокированные политические системы, которые больше не могут разрешать индивидуальные или групповые разногласия с помощью ненасильственных процедур». Случай в Африке — это переход к демократии участия. Хотя процесс демократизации имел определенный успех в нескольких странах, таких как Бенин и Ботсвана, а недавно и в Гане, Южной Африке и Танзании, примеры многих других африканских стран, включая Камерун, Чад, Конго, Центральноафриканскую Республику и Кот-д» Ивуар далеко не вселяет надежду на будущее демократического правления.

Политический переход Зимбабве после обретения независимости и конфликт в Кении, возникший в результате последних выборов и осложненный обвинениями премьер-министра и его заместителя Международным уголовным судом, являются другими примерами политических конфликтов переходного периода. В некоторых случаях, упомянутых выше, насильственный конфликт возник в результате отмены свободного и справедливого демократического процесса, а в других случаях серьезное внутриполитическое насилие началось после того, что люди считали недостатками, вызванными сильно сфальсифицированными выборами, победители стремились исключить некоторых из них. действующие лица или целые части страны, или действующие лица, не желающие подчиняться воле народа, выраженной через урну для голосования.В некоторых других случаях эти конфликты еще не привели к жестокому насилию, главным образом потому, что ситуации были сильно подавлены. Однако Коэн (1996: 6) предупредил, что в этой области существует «большая угроза жестокого насилия в ближайшем будущем». Из трудностей, с которыми пришлось столкнуться во время политических преобразований во многих из этих стран, очевидно, что история управления очень сродни колониальному стилю управления, унаследованному в соответствующих странах. Руководство только имитировало колониальный стиль руководства, который практически представлял собой военное правление, поскольку он был структурирован в основном в авторитарных условиях.Спустя два десятилетия и более после начала демократической борьбы в 1990-х годах эти страны продолжают управляться президентским указом, несмотря на существование «демократических парламентов» и планы введения «сенаторских» процессов.

В случае одной из этих «новых африканских демократий» сенаторы избирались только советниками, срок полномочий которых давно истек. В Камеруне также было любопытно отметить, что 30 из 100 членов сената страны были назначены президентом.Подобные маневры управления в постколониальной ситуации остаются совместимыми с унаследованной традицией политической власти и доминирования колониальной администрации. Как отмечал Томас (1994: 4), современность сама по себе может быть понята как колониальный проект в том особом смысле, что как общества, внутренние по отношению к западным странам, так и те, которыми они владели, управляли и реформировались в других местах, понимались как объекты для исследования. регулируется и дезинфицируется.

После каталогизации и классификации различных типов конфликтов в Африке после обретения независимости, теперь может быть уместным выделить дебаты по разрешению конфликтов и управлению конфликтами, рассмотреть основные агентства вмешательства и изучить различные подходы, используемые для разрешения различных конфликтов.

Разрешение конфликтов или управление конфликтами?

Стивен Райан (1990: 50) утверждал, что слишком часто разрешение конфликта используется как всеобъемлющий термин, который не учитывает различные процессы, связанные с уменьшением или искоренением насилия. Это заявление кажется очень очевидным для африканской конфликтной ситуации, особенно когда ученые и практики ссылаются на урегулирование конфликта в Африке. Необходимо изучить основные особенности разрешения конфликтов и управления конфликтами, два подхода в конфликтологии, чтобы лучше понять и оценить мотивацию и действия вмешивающихся агентств или субъектов.Первое существенное различие между двумя подходами касается желания или отказа поднимать фундаментальные вопросы, разделяющие стороны конфликта. Сторонники подхода урегулирования выступают за постановку фундаментальных вопросов, потому что они верят, что конфликт может быть разрешен. Как указал Митчелл (1989: 9), не только прекратится деструктивное конфликтное поведение и, по крайней мере, улучшатся враждебные отношения и восприятие, но также будет устранен окончательный источник конфликта (то есть ситуация несовместимости целей), так что нет неудовлетворенные цели продолжают преследовать будущее.

Сторонники управленческого подхода, с другой стороны, считают, что попытки разрешить конфликты нереалистичны, поэтому вместо решения основных вопросов следует сосредоточить внимание на облегчении симптомов конфликта и, таким образом, на уменьшении страданий (Ryan 1990 : 102). Исследователи подхода к разрешению утверждают, что неразрешимая природа конкретного конфликта более очевидна, чем реальна. Они утверждают, что может быть неправильным рассматривать конфликты с точки зрения нулевой суммы или выигрыша / проигрыша, и что положительные итоги суммы или выигрыша / выигрыша могут быть возможны, если мы основываем свое мышление на различных предположениях.Джон Бертон (1979; 1984; 1987; 1990), например, призывает принять подход, основанный на человеческих потребностях, аргументируя это тем, что необходимо изменить парадигму в том, как мы анализируем конфликты. По мнению Бертона, большинство конфликтов возникает из-за того, что одна или несколько групп лишены своих основных человеческих потребностей, как это указали Галтунг (2004), Дойал и Гоф (1991) и другие.

Второе важное различие между двумя подходами связано с шансами на получение самостоятельного урегулирования или результата. Лайт (1984: 151) утверждал, что разрешение конфликта предлагает более жизнеспособный исход конфликта, потому что оно превращает конфликт в общую проблему, устанавливая процесс, в котором обе стороны в равной степени участвуют в поиске решений, приемлемых для обеих и, следовательно, , являются самодостаточными.Те, кто продвигает управленческий подход, скорее утверждают, что, учитывая отсутствие общности интересов, максимум, на что можно надеяться, — это подавление или, возможно, устранение открытого насилия. Возникает вопрос, не является ли последняя точка зрения основой для всех миротворческих сил, предписываемых для конфликтов в Африке на протяжении десятилетий.

Третье главное отличие касается роли третьей стороны в ответе на насилие. Многие сторонники подхода урегулирования споров, как правило, не верят в принудительные урегулирования, процесс, поддерживаемый сторонниками школы менеджмента.В подходе урегулирования центральное место занимает согласие и удовлетворенность сторон конфликта. Решение конфликта при таком подходе не должно навязываться извне. В этом случае третья сторона играет жизненно важную роль, но только в той степени, в которой третья сторона способствует процессу взаимодействия. Эдвард де Боно (1985: 76) популяризировал многие идеи о том, как это можно сделать. Как он выразился:

В конфликтной ситуации обе стороны не могут стоять за пределами своего собственного восприятия.Чтобы перейти от аргументации к режиму проектирования, необходима третья сторона. Третья сторона не является посредником, переговорщиком или посредником. Третья сторона действует как зеркало, обзор, провокационный и творческий источник и руководитель мышления.

В то время как Бертон (1979: 120) со своей стороны предположил, что принудительное урегулирование не является разрешением конфликта, Грум (1986: 86) также предпочитал разрешение конфликта урегулированию, утверждая, что разрешение не является урегулированием, навязанным победителем или могущественная третья сторона, а скорее новый набор отношений, свободно и осознанно достигнутый самими сторонами.

Эта ситуация отличается от точки зрения управления конфликтом. Райан (1990: 105) указал, что даже термин «управление» подразумевает определенное выкручивание рук, а для того, чтобы делать это эффективно, требуется сила. Убеждение, согласно Райану, что основные проблемы не могут быть решены логически, способствует предположению, что естественным положением дел между сторонами является конфликт и что необходима третья сила для обеспечения приемлемой степени порядка и стабильности. Это должно будет принять форму принудительного вмешательства, иногда со стороны военных или полувоенных формирований; иногда экономическими мерами.Обзор вмешательства в конфликт в Африке на протяжении десятилетий показывает, что разрешение конфликта в Африке, скорее, сводилось к управлению конфликтом, поскольку оно было сосредоточено в основном на определенном выкручивании рук и принудительном вмешательстве с участием военных и полувоенных сил. Зартман (2000: 2) указал, что только в 1990-х годах Совет Безопасности Организации Объединенных Наций развернул девять миссий по поддержанию мира в Африке.

Суть этого анализа заключается в том, что сторонники управленческого подхода предпочитают принудительное вмешательство и менее скрупулезны в поисках согласия всех сторон.Райан (1990: 106) привел пример Лондонской конференции 1959 года, которая привела к независимости Кипра, чтобы проиллюстрировать то, что в подходе к управлению третьи стороны могут пытаться навязать решение, работая за спиной или над головами один или несколько основных претендентов. Он объяснил, что архиепископ Макариос был вынужден Великобританией и Грецией принять условия, которые он не одобрял. В Африке идея разрешения конфликтов была колониальной по своему замыслу и реализации, поскольку решения чаще принудительно навязывались более слабым сторонам.В то время как бывшие колониальные державы были в значительной степени вовлечены в бывшие колонии, как в недавнем случае французской военной интервенции в Мали, урегулирование конфликтов в ожесточенных конфликтах на континенте бывшими колониальными державами было принудительным. Как и в случае с Кипром, в Африке есть конфликты, в которых влиятельные третьи стороны также работали за спиной или над головами некоторых соперников. В этих ситуациях основное внимание уделялось использованию силы, находящейся в распоряжении бывших колониальных государств, для навязывания любого решения в интересах вмешивающихся влиятельных третьих сторон (Webb, Koutrakou and Walters 1996; Skjelsbaek and Fermann 1996).Скьельсбек и Ферманн указали, что даже при посредничестве, проводимом под эгидой ООН, участника международных отношений, якобы претендующего на беспристрастность и нейтралитет, эти соображения, связанные с личными интересами, как представляется, всегда имеют значение. Одним из типичных примеров является обращение с Джоном Нгу Фонча и Южным Камеруном, полученным от Соединенного Королевства, Организации Объединенных Наций, Франции и Республики Камерун в 1961 году (Munzu 1995: 1). С учетом вышеизложенного обсуждения подходов к вмешательству в африканские конфликты, можно захотеть узнать о природе истории вмешательства в африканские конфликты.

Субъекты вмешательства и подходы Агентства или субъекты вмешательства

Обзор усилий по вмешательству в африканские конфликты за последние два или три десятилетия 20 -го века выявляет две основные тенденции в отношении основных действующих лиц или агентств и задействованных подходов к вмешательству. Первая тенденция показывает, что основные действующие лица, вмешивающиеся в африканские конфликты, были почти полностью за пределами Африки. Это были отдельные лица, страны, группы стран, учреждения и организации.Как указал Герман Коэн, до 1993 года Африка почти полностью зависела от внешних субъектов в управлении конфликтами (1996: 2). Некоторые из этих внешних структур или субъектов включали бывших колониальных хозяев, международные организации и иностранные державы, такие как Организация Объединенных Наций, Европейское сообщество и Соединенные Штаты Америки; а также региональные усилия, такие как Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС) в Западной Африке, Межправительственный орган по борьбе с засухой и опустыниванием (IGADD) 3 в Восточной Африке и ряд неправительственных субъектов, таких как бывшие Президенты Джимми Картер и Джулиус Ньерере.Вторая сильная идея, которая вытекает из литературы по вмешательству, — это усиление внимания к управлению конфликтами, а не их разрешению в качестве подхода вмешательства в Африке.

В 1996 году название этой организации было изменено на Межправительственный орган по развитию (МОВР).

Конфликты в различных субрегионах Африки

Из приведенных ранее примеров можно утверждать, что подход к управлению конфликтами был доминирующим подходом в африканских конфликтах.Примеры, взятые из различных субрегионов Африки, являются показательными. В Восточной Африке война в Южном Судане, крах государства в Сомали и конфликты в Руанде и Бурунди, ситуация в Эфиопии, а также войны в бывшем Заире являются яркими примерами затяжных конфликтов. Эти конфликты рассматривались только поверхностно, несмотря на их интенсивность. Несмотря на всю неотложность конфликта в Бурунди, основное внимание уделялось дипломатическому вмешательству нескольких агентств и субъектов.Эти интервенции закончились созданием трибуналов по военным преступлениям, при этом ни один из участников не принял во внимание необходимость рассмотрения глубоких озабоченностей сторон в конфликте. Судя по всему, суды были предназначены для наказания лиц, выбранных для уничтожения влиятельными заинтересованными сторонами, а не для выявления причин конфликта, которые остаются глубоко укоренившимися в соответствующих обществах. Трудно представить, как Трибунал по военным преступлениям в Руанде помог восстановить справедливость в ситуации, порожденной, например, колониализмом и процессом деколонизации в Бурунди и Руанде.В Сьерра-Леоне и Либерии дело обстоит так же.

В случае неразрешимой братоубийственной войны в Южном Судане интервенция в основном носила периодический характер с 1990 года и предпринималась базирующимся в Джибути IGADD / IGAD. Несмотря на колониальную основу этого конфликта, в течение многих лет было трудно заявить о какой-либо готовности со стороны ведомств искать прочное решение путем устранения глубинных причин конфликта. Коэн (1996: 4) резюмировал все это, когда утверждал, что Восточная Африка в целом является субрегионом, где ни Африканское единство (АС), ни международное сообщество не смогли значительно продвинуть управление конфликтами за пределы гуманитарного вмешательства.

В Западной Африке ЭКОВАС с 1990 года участвует в операциях по поддержанию мира. Конфликты в Либерии и Сьерра-Леоне были двумя ситуациями, в которых ЭКОВАС направило войска при финансовой и материальной поддержке международного сообщества, особенно Соединенных Штатов (Cohen 1996). Несмотря на огромную цену войн в Либерии и Сьерра-Леоне с точки зрения человеческих жизней и материальных ценностей, операции по поддержанию мира были сосредоточены главным образом на достижении того, что эти участники называли «миром и стабильностью» (Cohen 1996: 6).

Вмешательство отдельных внешних сил

Как указывалось ранее, бывшие колониальные державы участвовали в усилиях по урегулированию конфликтов в Африке. Некоторые из этих усилий, предпринятых в 1990-е годы, включали переговоры между фракциями Анголы, которые координировались португальцами в 1990–1992 годах; посреднические усилия итальянцев в гражданской войне в Мозамбике в 1991–1993 годах; и усилия Соединенных Штатов в отношении Эфиопии в 1990–1991 годах и Сомали в 1992–1993 годах.Соединенные Штаты в рамках Закона о разрешении конфликтов в Африке от 1994 года взаимодействовали с тогдашней Организацией африканского единства (ОАЕ), пытаясь сдвинуть с мертвой точки механизм управления конфликтами Организации. Французское вмешательство в постколониальные африканские конфликты происходило в основном под эгидой Европейского Союза.

Франция и Великобритания также спонсировали ряд конференций в 1994–1995 годах в некоторых африканских столицах для содействия диалогу по достижению консенсуса по политике управления конфликтами по конкретным направлениям, включая, среди прочего, разработку подходов к управлению конфликтами с учетом африканских условий под африканским руководством. .Франция также предоставила финансирование через базирующееся в Париже многостороннее агентство по культурному и техническому сотрудничеству (ACCT) для открытия западноафриканской «обсерватории» или сторожевого пса, базирующейся в Дакаре, Сенегал, для сосредоточения внимания на 1) предотвращении и урегулировании конфликтов и 2) переходе к демократии. в Западной Африке. Франция также поддержала создание перечня имеющихся военных средств в Западной Африке для возможного АС и / или субрегионального миротворческого контингента (Cohen 1996: 5). Франция также осуществила военное вмешательство в некоторые из своих бывших колоний, таких как Кот-д’Ивуар (2003 и 2010 гг.), Чад (2008 г.), Мали (2013 г.) или в Центральноафриканской Республике, претендуя на достижение того, что стало известно как «мир и мир». стабильности », а не разрешать соответствующие конфликты путем равноправного участия обеих сторон в поиске решений, приемлемых для обеих и, следовательно, самодостаточных.

Международные организации

Международные организации, вовлеченные в африканские конфликты, — это в основном ООН и ОАЕ / АС. ООН, например, вмешивалась в африканские конфликты с момента обретения независимости, как в случае Конго, Леопольдвилля или Киншасы. В последние два десятилетия 20–90–14–90–15 века ООН вмешалась в Гражданскую войну в Мозамбике; Гражданская война в Анголе; Конфликт за независимость Намибии; Западная Сахара и геноцид в Руанде с апреля по июль 1994 г.Основная часть этих интервенций была в форме поддержания мира. Отчет бывшего Генерального секретаря ООН по этому вопросу имеет отношение к этому анализу. В своем ежегодном докладе о поддержании мира Генеральной Ассамблее Бутрос Гали отметил, что он изучает возможность создания запасов военной техники в Африке (в основном остатков завершенных операций ООН по поддержанию мира) для использования африканскими контингентами в короткие сроки. (Коэн 1996: 6). Это замечание Генерального секретаря ООН проиллюстрировало поверхностный подход, применяемый всемирной организацией к конфликтам в Африке.

ОАЕ, со своей стороны, до 1990 года практически не реагировала на африканские конфликты из-за своей священной доктрины невмешательства во внутренние дела государств-членов. Уильям Дж. Фольц и И. Уильям Зартман, два эксперта по работе Организации, рассмотрели ситуацию невмешательства и поделились своими взглядами на невмешательство ОАЕ. В то время как Зартман (1984: 41) считал, что в вопросах африканского конфликта нет ОАЕ; есть только члены, и их интересы превыше всего, Фольц (1991: 349) рассматривал ОАЕ как наиболее консервативную, поскольку шесть из семи принципов, перечисленных в статье III ее Устава, призваны служить частично или полностью для защиты автономии государств-членов. от вмешательства или принуждения со стороны других членов или Организации в целом.

В соответствии с инструкциями глав африканских государств и правительств механизм урегулирования конфликтов ОАЕ пытался вмешиваться в конфликты, такие как конфликт в Республике Конго в 1993 году после проблем с демократическими выборами 1992 года, и конфликт в Бурунди после за убийством президента в октябре 1993 года последовали нестабильность и массовое насилие. Такое вмешательство ОАЕ не отличалось от примеров ООН. Как и ООН, ОАЕ в основном делает упор на подходе к урегулированию конфликтов, заключающийся в использовании миротворческих сил для уменьшения или искоренения насилия, а не на стремлении решить фундаментальные проблемы, разделяющие стороны конфликта.Размещение сил по поддержанию мира, как в Центральноафриканской Республике (1996 г.), Судане (2004–2006 гг., В связи с конфликтом в Дарфуре) или в Сомали (2007 г.), может быть лишь временной мерой, а не подходом «урегулирования конфликта».

Как бы то ни было, вмешательство ОАЕ посредством поддержания мира серьезно увязло в трех фундаментальных принципах: а именно, невмешательстве во внутренние дела государств-членов, территориальной целостности и нерушимости границ, унаследованных от колонизации (Cohen 1996: 2 -3).Помимо этих фундаментальных принципиальных проблем, для миротворческих миссий Африканского союза по-прежнему возникают другие проблемы. Некоторые из этих препятствий включают неадекватную подготовку войск, финансирование и политическую волю среди стран Африканского союза для эффективного вмешательства во все конфликты в Африке. С точки зрения разрешения конфликта, критика Фельдмана (2008: 267) о том, что «без сильных вооруженных сил Африканского союза, способных обеспечить эффективное вмешательство, многие африканские конфликты останутся неразрешенными или будут зависеть от сил за пределами континента, которые попытаются навязать неафриканские силы. решение по ним «неуместно, потому что вооруженные силы не« разрешают конфликт »; им удается уменьшить насилие лишь в некоторых случаях.Урегулирование конфликта — это больше, чем просто установление мира или поддержание мира.

Международное сообщество

Можно с уверенностью утверждать, что международное сообщество к концу 20 годов века реагировало на ситуацию конфликта в Африке, если рассматривать количество семинаров и конференций, организованных по теме управления конфликтами в Африке, как надежный индикатор. . Общая тенденция заключалась в том, что правительства стран-доноров поддерживали создание на континенте потенциала для урегулирования конфликтов.Помимо США, лидерами в этой поддержке управления конфликтом были Франция и Великобритания — западные правительства с колониальными, экономическими и политическими ставками и с самой длинной историей отношений между военными на континенте (Cohen 1996: 4). Из вышесказанного очевидно, что «разрешение конфликтов» в Африке в той или иной форме было колониальным, независимо от того, было ли оно разработано и реализовано отдельными лицами, странами, группами стран, учреждениями или организациями.

Заключение

Цель этой статьи — задействовать колониальный фактор в конфликтах и ​​разрешении конфликтов в Африке, а также вернуться к колониальному господству в постколониальном периоде Африки.В нем утверждалось, что многочисленные конфликты в постколониальной Африке имеют свои корни в колониализме и провале процесса деколонизации, а также что усилия по разрешению африканских конфликтов, возможно, не были очень успешными (Zartman 2000: 3) из-за колониального соображения о вмешивающихся полномочиях и организациях, а также о применяемом подходе. В статье утверждается, что реалии колониального прошлого Африки, которые во многом определяют постколониальную ситуацию на континенте, чрезвычайно важны не только для исследователей африканских конфликтов, но и для практиков, которые вмешиваются в поиск решений.Следовательно, попытки разрешить любой из конфликтов не должны игнорировать эти основные причины. Усилия по «управлению» конфликтами вряд ли приведут к долгосрочному урегулированию, о чем свидетельствует повторяющийся тупиковый характер Сомали, Демократической Республики Конго, Западной Сахары, Британского Южного Камеруна и многих других. Рецепт «новые институты и хорошее управление», который пропагандируют некоторые практики, является ограниченным рецептом.

Типология африканских конфликтов, освещенная в статье, несомненно, может быть значительно обогащена путем тщательного изучения различных типов конфликтов, рассматриваемых с точки зрения различных спорных вопросов.Конфликты в каждой категории будут удовлетворительно разрешены только тогда, когда они будут устранены в связи с их конкретными первопричинами. Дело в том, что в Африке существуют разные типы конфликтов. Следовательно, каждый конфликт необходимо анализировать по существу и рассматривать как конкретный случай, а не использовать миротворческий подход смирительной рубашки в каждом конфликте, как это было на протяжении десятилетий. Независимо от того, делается ли акцент на 1) принудительной ассимиляции, 2) репрессиях, посредством которых армии были наложены на конфликтующие стороны, 3) избегании, чтобы сорвать чаяния, казалось бы, менее могущественных или менее организованных сторон, или 4) подавлении открытого физического насилия, вмешательства были принудительными, а принудительное вмешательство — это только навязывание сильных мира сего.С точки зрения этой статьи, эти различные варианты, навязываемые извне, обычно работая за спиной или над головами одной или нескольких сторон, вовлеченных в конфликт, имели колониальную основу, например договоренности без согласия и сотрудничества сторон. или некоторых из них.

В то время как консенсус относительно вмешательства в африканские конфликты в основном благоприятствовал подходу к управлению конфликтами, основанному на конкретных линиях власти и военной силы посредством поддержания мира в различных местах конфликта, используемый язык также оказался колониально бесцеремонным, как в концепции, известной как « разработка подходов к управлению конфликтами, адаптированных к африканским условиям… ».Хотя конфликтные ситуации всегда специфичны, попытки разрешить различные конфликты должны быть связаны с желанием поднять и решить фундаментальные проблемы, разделяющие стороны в конфликте, а не с простым желанием уменьшить или искоренить насилие, как это имело место.

Вышеизложенное — это некоторые из сложных и глубоко укоренившихся проблем, которые необходимо решать в рамках усилий по разрешению конфликтов в Африке. Сообществу, занимающемуся урегулированием конфликтов, будет трудно найти выход из этих опасений без новой открытости для рассмотрения колониального прошлого Африки.Если сообщество, занимающееся урегулированием конфликтов, должно иметь хоть какой-то шанс на достижение долгосрочных результатов в конфликтах в Африке, оно должно выходить за рамки узких предположений, на которых оно обычно действовало. Политика слепого взгляда так же неадекватна, как навязывание оккупационной армии конкретному народу или стране в конфликте, как это имело место в нескольких конфликтах в Африке. Точно так же идея Африканского союза о создании Африканских сил по поддержанию мира, изложенная на Саммите тысячелетия, организованном ООН в сентябре 2000 года, может привести только к репрессивным мерам колониального стиля, а не обеспечить долговременный исход конфликтов в Африке.Предусматривая миротворческие силы в 21 и веке, руководство Африканского союза может совершить ошибку, удерживая Африку в колониальном мировоззрении, в то время как остальной мир продвигается в демократическом уважении к диалогу и правам человека и народов в резолюции. конфликтов. Остается вопрос, есть ли у Африканского союза, Организации Объединенных Наций и бывших колониальных держав политическая воля выйти за рамки колониального стремления просто подавить или, возможно, искоренить открытое насилие.

Источники

  1. Аке, Клод. 1985. Почему Африка не развивается? Западная Африка , 1985, стр. 1212-1214.
  2. Аньянг Нионго, П. 1991. Последствия кризисов и конфликтов в долине Верхнего Нила. В: Deng and Zartman eds. 1991. pp 95-114.
  3. Bercovitch, Jacob ed. 1996. Разрешение международных конфликтов: теория и практика медиации . Боулдер, Lynne Rienner Publishers.
  4. Брайсон, Джон М. и Барбара К. Кросби 1992. Лидерство для общего блага: решение общественных проблем в мире общей власти . Сан-Франциско, Джосси-Басс.
  5. Бертон, Джон В. 1979. Девиантность, терроризм и война: процесс решения нерешенных социальных и политических проблем . Канберра, Издательство Австралийского национального университета.
  6. Бертон, Джон В. 1984. Глобальный конфликт: внутренние источники международного кризиса . Брайтон, Wheatsheaf Books.
  7. Бертон, Джон В. 1987. Разрешение глубоко укоренившегося конфликта: Справочник .Lanham, MD, и Лондон, University Press of America.
  8. Burton, John W. 1990. Разрешение конфликтов и защита прав , Нью-Йорк: St. Martin’s Press.
  9. Коэн, Герман Дж. 1993. Интервью по завершении его четырехлетнего срока на посту помощника государственного секретаря по Африке. Центр стратегических и международных исследований. Africa Notes, 147 (апрель), стр. 7.
  10. Коэн, Герман Дж. 1995. Что нам делать, когда нации злятся? Nexus Africa , 1 (2), стр.11-14.
  11. Коэн, Герман Дж. 1996. Управление конфликтами в Африке. CSIS Africa Notes , 181 (февраль).
  12. Крокер, Честер, Фен О. Хэмпсон и Памела Алл ред. 2005. Схватить крапиву: Анализ случаев неразрешимого конфликта . Вашингтон, округ Колумбия, Институт мира США.
  13. де Боно, Эдвард 1985. Конфликты: лучший способ их разрешения . Лондон, Харрап.
  14. Дэн, Фрэнсис М. и И. Уильям Зартман, ред. 1991. Разрешение конфликтов в Африке .Вашингтон, округ Колумбия, Институт Брукингса.
  15. Дойал, Лен и Ян Гоф 1991. Теория человеческих потребностей . Нью-Йорк, Гилфорд Пресс.
  16. Duala-M’Bedy, Bonny 1984. Проблемы Африки: есть ли связь с прошлым? Cameroon Tribune , среда, 6 июня 1984 г., стр. 10.
  17. Esthus, Раймонд А. 1991. Документы Вудро Вильсона. Журнал южной истории , 57 (2), стр. 346ff.
  18. Фельдман Р.Л. 2008. Проблемы, преследующие миротворческие силы Африканского Союза. Анализ обороны и безопасности , 24 (3), стр. 267–279.
  19. Фольц, Уильям Дж. 1991. Организация африканского единства и разрешение конфликтов в Африке. В: Deng and Zartman eds. 1991. С. 347–368.
  20. Furnival, John S. 1986. Нидерланды Индия: исследование множественной экономики . Амстердам, Б. Израиль.
  21. Галтунг, Йохан 2004. Человеческие потребности, гуманитарное вмешательство, безопасность человека и война в Ираке. Основной доклад, Софийский университет / ICU, Токио, 14 декабря 2003 г., и Ассоциация региональных исследований, Токио, 10 января 2004 г.
  22. Грум, Джон Р. 1986. Решение проблем и международные отношения. В: Азар, Эдвард и Джон Бертон, ред. Международное разрешение конфликтов . Брайтон, Уитшиф.
  23. Кинг, Мартин Лютер мл. 1963. Письмо из тюрьмы Бирмингема. В: Вашингтон, Джеймс М. изд. 1992. У меня есть мечта: Письма и речи, которые изменили мир . Сан-Франциско, Харпер.
  24. Крисберг, Луи 1982. Социальные конфликты, 2 nd изд. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси, Прентис-Холл.
    Лассуэлл, Гарольд Д. 1936. Политика: кто что получает, когда, как . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, Макгроу Хилл. Цитируется по Стедману 1991: 374.
  25. Лайт, М. 1984. Семинары по решению проблем: роль науки в разрешении конфликтов. В кн .: Бэнкс, М. под ред. Конфликт в трудовом обществе . Брайтон, Уитшиф.
  26. Лингрен, Карин, Биргер Хельдт, Кьелл-Аке Нордквист и Питер Валленстин, 1991 г. Крупные вооруженные конфликты в 1990 г. Ежегодник СИПРИ, 1991 г .: Мировое вооружение и разоружение .Оксфорд, издательство Оксфордского университета.
  27. Макговерн, Джордж 2010. Предисловие. В: Зунес, Стивен и Джейкоб Манди, 2010. Западная Сахара: война, национализм и неурегулированность конфликтов . Сиракузы, штат Нью-Йорк, Издательство Сиракузского университета, стр. Xiii-xv.
  28. Митчелл, Кристофер Р. 1989. Структура международного конфликта . Лондон, Макмиллан.
  29. Мсабаха, Ибрагим 1991. Последствия международных изменений для африканских государств. В: Deng and Zartman eds. 1991. стр.68-91.
  30. Munzu, Simon 1995. Пресс-релиз конференции народов Южного Камеруна . Вашингтон, округ Колумбия, 2 июня 1995 года.
  31. Обасанджо, Олусегун 1991. Предисловие. В изд. Дэн и Зартман. 1991. pp. Xiii-xx.
  32. Окойо, Моквуго 1977 г. Африка и политическая стабильность. Africa , No. 74, October 1977, pp. 93-96.
  33. Райан, Стивен 1990. Этнические конфликты и международные отношения . Олдершот, Дартмутская издательская компания.
  34. Skjelsbaek, Kjell and Gunnar Fermann 1996.Генеральный секретарь ООН и посредничество в международных спорах. В: Bercovitch ed. 1996, с. 75-104.
  35. Смит, Майкл Г. 1986. Плюрализм, насилие и современное государство. В кн .: Kazancigil, A. ed. Состояние в глобальной перспективе . Париж, Гауэр / ЮНЕСКО.
  36. Национальный совет Южного Камеруна, 1995 г. Лондонское коммюнике . 22 июня.
  37. Stedman, S.J. 1991. Конфликты и разрешение конфликтов в Африке: концептуальные основы. В: Deng and Zartman eds.1991. С. 367-399.
  38. Томас, Николас 1994. Культура колониализма: антропология, путешествия и правительство . Принстон, штат Нью-Джерси, Princeton University Press.
  39. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций 1960 г. Резолюция 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций от 14 декабря 1960 г., озаглавленная «Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам».
  40. Уолцер, Майкл, Эдвард Т. Кантович и Джон Хайэм 1982. Этническая политика .Кембридж, Массачусетс, Belknap Press.
  41. Уэбб, Кейт, Василики Кутраку и Майк Уолтерс, 1996. Югославский конфликт, европейское посредничество и модель на случай непредвиденных обстоятельств: критическая точка зрения. В: Bercovitch ed. 1996, с. 171–189.
  42. Зартман, И. Уильям 1984. ОАЕ в государственной системе Африки. В: Аюты, Ю. и I. Редакторы Уильяма Зартмана. ОАЕ через двадцать лет . Вестпорт, Коннектикут, Прегер.
  43. Zartman, I. William ed. 2000. Традиционные лекарства от современных конфликтов: «медицина» конфликтов в Африке .Боулдер, Lynne Rienner Publishers.
  44. Зунес, Стивен и Джейкоб Манди 2010. Западная Сахара: война, национализм и неурегулированность конфликтов . Сиракузы, штат Нью-Йорк, издательство Сиракузского университета.

Банкноты

  1. Восточный Тимор, ранее находившийся в Индонезии, и Тибет в Китае, по всей видимости, относятся к этой категории конфликтов.
  2. См. Доверенное лицо в Международный суд по делу о полуострове Бакасси 1994 года между Федеративной Республикой Нигерия и Республикой Камерун.
  3. В 1996 году название этой организации было изменено на Межправительственный орган по развитию (МОВР).

Конфликты, предотвращение конфликтов и управление конфликтами и не только: концептуальное исследование

% PDF-1.5 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj / CreationDate (D: 20051107114423 + 01’00 ‘) / Creator (PScript5.dll версии 5.2) / Ключевые слова (теория конфликтов, разрешение конфликтов, управление конфликтами, предотвращение конфликтов, конфликты, исследовательские и рабочие документы) / ModDate (D: 20100312112334 + 01’00 ‘) / Название (Конфликты, предотвращение конфликтов и управление конфликтами и не только) / kms_ShortTitle () / kms_Subtitle (Концептуальное исследование) / kms_Pages (32) / kms_ISBN (91-85473-02-2) / kms_VolumeNumber () / kms_PublishersUrl () / kms_CallNumber () / kms_Authors / kms_Editors () / kms_Title (Конфликт, предотвращение конфликтов, управление конфликтами и не только) / kms_IssueNumber () / kms_Test () / kms_NavTitle () / kms_OtherIssuingBody () / kms_Price () / kms_DocumentSource () / kms_Breadcrumb () / kms_PublisherNames (Институт Центральной Азии и Кавказа и Программа исследований Шелкового пути \ (CACI-SRSP \), Вашингтон, округ Колумбия, США) / kms_ProductNo () >> эндобдж 2 0 obj > транслировать Акробат Дистиллятор 7.0 (Windows) Исследования и рабочие документы, Конфликты, Предотвращение конфликтов, Управление конфликтами, Разрешение конфликтов, Теория конфликтов PScript5.dll Версия 5.22010-03-12T11: 23: 34 + 01: 002005-11-07T11: 44: 23 + 01 : 002010-03-12T11: 23: 34 + 01: 00uuid: 2f3de91c-f9a8-495d-80a1-486020d75b1auuid: ae07f2cb-92df-4b6d-8d00-a77de24b3c58application / pdf

  • Предотвращение конфликтов и управление конфликтами
  • Никлас Сванстрём, Микаэль Вайсманн
  • Исследования и рабочие статьи
  • Конфликт
  • Предотвращение конфликтов
  • Управление конфликтами
  • Разрешение конфликтов
  • Теория конфликтов
  • конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj 4326 эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > эндобдж 33 0 объект > эндобдж 34 0 объект > эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > эндобдж 37 0 объект > эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект > эндобдж 40 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 42 0 объект > эндобдж 43 0 объект > эндобдж 44 0 объект > транслировать HdSMs0WgV {kiIiL / IX B! P¶fRCj |; I:, { OGL, $

    ] K] ~ a, rBf, B հ Fgr {) R $%, (& Nl2, Lx] QaOgpw / `* HRbJ ~ FM ^ Us «g m_u [ms_1rkL & iY2,3Cgp] c (% \ 6d & jhc # NhLpK6mU53 * 72UMyN {; D $ T1-з / {MqДT «G | un50H 䡏 Ry] v3 Ո g # X˶m ߛ e4an w + tUk> kNkUpezc \ 32 ^ Âmf BXj 꺦 l۴ «>: \ B.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *