По гиппократу болезнь не подлежит разглашению – 12 ( ) / .

Гиппократ — Википедия

Гиппокра́т (др.-греч. Ἱπποκράτης, лат. Hippocrates) (около 460 года до н. э., остров Кос — около 370 года до н. э., Ларисса) — знаменитый древнегреческий целитель, врач и философ. Вошёл в историю как «отец медицины»[1][2][3].

Гиппократ является исторической личностью. Упоминания о «великом враче-асклепиаде» встречаются в произведениях его современников — Платона[4][5] и Аристотеля[6]. Собранные в т. н. «Гиппократовский корпус» 60 медицинских трактатов (из которых современные исследователи приписывают Гиппократу от 8 до 18)[7][8] оказали значительное влияние на развитие медицины как практики, так и науки.

С именем Гиппократа связано представление о высоком моральном облике и этике поведения врача[9]. Клятва Гиппократа содержит основополагающие принципы, которыми должен руководствоваться врач в своей практической деятельности. Произнесение клятвы (которая на протяжении веков значительно видоизменялась) при получении врачебного диплома стало традицией.

Биографические данные о Гиппократе крайне разрознены и противоречивы. На сегодняшний день существует несколько источников, которые описывают жизнь и происхождение Гиппократа. К ним относятся:

Сведения о Гиппократе встречаются также у Платона, Аристотеля и Галена.

Согласно легендам, Гиппократ по отцу являлся потомком древнегреческого бога медицины Асклепия, а по матери — Геракла[13]. Иоанн Цец даже приводит генеалогическое древо Гиппократа[14]:

  • Асклепий
  • Подалирий
  • Гипполох
  • Сострат
  • Дардан
  • Хризамис
  • Клеомиттад
  • Теодор
  • Сострат II
  • Теодор II
  • Сострат III
  • Небр
  • Гносидик
  • Гиппократ I
  • Гераклид
  • Гиппократ II «отец медицины»

Хоть данная информация вряд ли достоверна, однако она свидетельствует о том, что Гиппократ принадлежал к роду Асклепиадов. Асклепиады являлись династией врачей, притязавшей на происхождение от самого бога медицины

[15].

Гиппократ родился около 460 года до н. э. на острове Кос в восточной части Эгейского моря.

Из произведений Сорана Эфесского можно судить о семье Гиппократа. Согласно его трудам, отцом Гиппократа был врач Гераклид, матерью — Фенарета. (По другой версии, имя матери Гиппократа было Пракситея[16].) У Гиппократа было два сына — Фесалл и Драконт, а также дочь, чей муж Полиб, согласно древнеримскому врачу Галену, стал его преемником. Каждый из сыновей назвал своего ребёнка в честь знаменитого деда Гиппократом[17][18].

Руины косского асклепиона — храма бога медицины Асклепия, в котором лечили людей и собирали медицинские знания

В своих трудах Соран Эфесский пишет, что изначально медицине Гиппократа обучали в асклепионе Коса его отец Гераклид и дед Гиппократ — потомственные врачи-асклепиады. Он прошёл обучение также у знаменитого философа Демокрита и софиста Горгия

[19]. С целью научного усовершенствования Гиппократ также много путешествовал и изучил медицину в разных странах по практике местных врачей и по таблицам, которые вывешивались на стенах храмов Асклепия[7]. Упоминания о легендарном враче от современников встречаются в диалогах Платона «Протагор» и «Федр», а также в «Политике» Аристотеля.

Всю свою продолжительную жизнь Гиппократ посвятил медицине. Среди мест, где он лечил людей, упоминаются Фессалия, Фракия, Македония, а также побережье Мраморного моря. Умер он в преклонном возрасте в городе Ларисе[18], где ему был установлен памятник[7].

Платан на острове Кос, под которым, по преданию, работал Гиппократ

Имя знаменитого врача Гиппократа, заложившего основы медицины как науки, связано с разнородной коллекцией медицинских трактатов, известной как Гиппократовский корпус. Подавляющее большинство сочинений Корпуса было составлено между 430 и 330 годами до н. э. Они были собраны в эллинистическое время, в середине III века до н. э. в Александрии

[8].

Следует отметить, что учение Гиппократовского корпуса в литературе неотделимо от имени Гиппократа. При этом достоверно, что не все, а только некоторые трактаты Корпуса принадлежат непосредственно Гиппократу. В связи с невозможностью вычленить непосредственный вклад «отца медицины» и противоречиями исследователей об авторстве того или иного трактата[7][8], в большинстве современной медицинской литературы всё наследие Корпуса приписывается Гиппократу.

Гиппократ является одним из первых, кто учил, что заболевания возникают вследствие природных причин, отвергая существовавшие суеверия о вмешательстве богов. Он выделил медицину в отдельную науку

[20], отделив её от религии, за что и вошёл в историю как «отец медицины». В произведениях Корпуса присутствуют одни из первых прообразов «историй болезни» — описаний течения заболеваний[21][22].

Учение Гиппократа состояло в том, что заболевание является не наказанием богов, а последствием природных факторов, нарушения питания, привычек и характера жизни человека. В сборнике Гиппократа нет ни одного упоминания о мистическом характере в происхождении болезней. В то же время учение Гиппократа во многих случаях основывалось на неверных предпосылках, ошибочных анатомических и физиологических данных, учении о жизненных соках[23][24][25].

В Древней Греции времён Гиппократа существовал запрет на вскрытие человеческого тела. В связи с этим врачи имели весьма поверхностные знание об анатомии и физиологии человека. Также в то время существовали две соперничающие между собой медицинские школы — косская и книдская. Книдская школа фокусировала своё внимание на вычленении того или иного симптома, в зависимости от чего и назначалось лечение

[26]. Косская школа, к которой принадлежал Гиппократ, пыталась найти причину заболевания. Лечение состояло в наблюдении за больным, созданием такого режима, при котором организм сам бы справился с болезнью[27][28]. Отсюда и один из основополагающих принципов учения «Не навреди».

Темпераменты[править | править код]

Гиппократу медицина обязана появлением учения о темпераменте человека. Согласно его учению, общее поведение человека зависит от соотношения четырёх соков (жидкостей), циркулирующих в организме, — крови, желчи, чёрной желчи и слизи (флегмы, лимфы)[29].

  • Преобладание желчи (греч. χολή, холе, «желчь, яд») делает человека импульсивным, «горячим» —
    холериком
    .
  • Преобладание слизи (греч. φλέγμα, флегма, «мокрота») делает человека спокойным и медлительным — флегматиком.
  • Преобладание крови (лат. sanguis, сангвис, сангуа, «кровь») делает человека подвижным и весёлым — сангвиником.
  • Преобладание чёрной желчи (греч. μέλαινα χολή, мелэна холе, «чёрная желчь») делает человека грустным и боязливым — меланхоликом.

В произведениях Гиппократа имеются описания свойств сангвиников, холериков, флегматиков и очень беглое — меланхоликов. Выделение типов телосложения и душевного склада имело практическое значение: установление типа связывалось с диагностикой и выбором метода лечения больных[30], так как по Гиппократу каждый тип предрасположен к определённым заболеваниям[9].

Заслуга Гиппократа состоит в выделении основных типов темперамента, в том, что он, по словам И. П. Павлова, «уловил в массе бесчисленных вариантов человеческого поведения капитальные черты»

[9].

Стадийность течения заболеваний[править | править код]

Заслугой Гиппократа также является определение стадийности в протекании различных заболеваний. Рассматривая болезнь как развивающееся явление, он ввёл понятие стадии болезни[9]. Наиболее опасным моментом, согласно Гиппократу, являлся «кризис». Во время кризиса человек либо умирал, либо природные процессы побеждали, после чего его состояние улучшалось. При различных заболеваниях он выделял критические дни — дни от начала болезни, когда кризис был наиболее вероятным и опасным[31].

Обследование больных[править | править код]

Заслугой Гиппократа является описание методов обследования больных — аускультации и пальпации. Он обстоятельно изучал характер выделений (мокрота, экскременты, моча) при различных заболеваниях. При обследовании больного он уже пользовался такими приёмами, как перкуссия, аускультация, пальпация, конечно, в самой примитивной форме

[7].

Вклад в хирургию[править | править код]

Гиппократ также известен как выдающийся хирург древности. В его сочинениях описываются такие способы применения повязок как простые, спиральные, ромбовидные, «шапочка Гиппократа» и др., лечения переломов и вывихов с помощью вытяжения и специальных аппаратов (скамья Гиппократа), лечения ран, фистул, геморроя, эмпием[9].

Кроме этого Гиппократ описал правила положения хирурга и его рук во время операции, размещения инструментов, освещение при операции[9].

Диетология[править | править код]

Гиппократ изложил принципы рациональной диетологии и указал на необходимость питать больных, даже лихорадочных. С этой целью указал на необходимые диеты при различных заболеваниях

[7].

С именем Гиппократа связано представление о высоком моральном облике и этике поведения врача. Он стал первым, кто сформулировал морально-этические нормы доктора[32]. Согласно Гиппократу, врачу должны быть присущи трудолюбие, приличный и опрятный вид, постоянное совершенствование в своей профессии, серьёзность, чуткость, умение завоевать доверие больного, умение хранить врачебную тайну[9].

«Клятва Гиппократа»[править | править код]

«Клятва» (др.-греч. Ὅρκος, лат. Jusjurandum) является первым сочинением Гиппократовского корпуса. Она содержит несколько принципов, которыми обязан руководствоваться врач в своей жизни и профессиональной деятельности[33]:

  1. Обязательства перед учителями, коллегами и учениками[34]:
    Считать научившего меня этому искусству равным моим родителям, делиться с ним средствами и при необходимости помогать ему в нуждах, потомство его принимать как братьев и, по их желанию, учить их этому искусству, безвозмездно и без договора; наставления, устные уроки и всё прочее в учении сообщать моим сыновьям, сыновьям моего учителя и ученикам, связанным обязательством и принесшим клятву по закону врачебному, но никому другому.
  2. Принцип непричинения вреда[34]:
    Я направлю режим больных им на пользу, сообразно моим силам и разумению, воздерживаясь от причинения какого-либо вреда или несправедливости.
  3. Отказ от эвтаназии и абортов[34]:
    Я не дам никому просимого смертельного средства и не укажу пути к такой цели, равно как и ни одной женщине не вручу абортивного пессария.
  4. Отказ от интимных связей с больными[34]:
    В какой бы дом я ни вошёл, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всего умышленно неправедного и пагубного, особенно от любовных дел…
  5. Сохранение врачебной тайны[34]:
    Что бы при лечении, а также и вне лечения я ни увидел или ни услышал о жизни людей такого, чего не следует болтать, о том я умолчу, считая всё это постыдным для разглашения.

Оплата врачебного труда[править | править код]

Вопрос об оплате врачебного труда в современном обществе является довольно актуальным.

При этом имеются две кардинально противоположные точки зрения об отношении самого Гиппократа к данному вопросу. С одной стороны, многие уверены, что согласно клятве Гиппократа врач обязан предоставлять помощь бесплатно. Оппоненты, ссылаясь на того же Гиппократа, приводят легенду о лечении некоего Анахерсита, согласно которой Гиппократ, оказав больному первую помощь, поинтересовался у родственников, способны ли те заплатить за выздоровление больного. Услышав отрицательный ответ, он предложил «дать бедолаге яда, чтобы тот долго не мучался»

[35].

Ни одно из двух устоявшихся мнений не основано на достоверной информации. В клятве Гиппократа ничего не сказано об оплате труда врача. Также в сочинениях Гиппократовского корпуса, посвящённых медицинской этике и деонтологии, информация о лечении бедного больного Анахерсита отсутствует. Соответственно, её можно воспринимать лишь как легенду.

В произведениях Гиппократовского корпуса присутствует несколько фраз, благодаря которым можно предположить отношение самого Гиппократа к данному вопросу:

Всё, что ищется для мудрости, всё это есть и в медицине, а именно презрение к деньгам, совестливость, скромность, простота в одежде…

Гиппократ, «О благоприличии 5.»[36]

Если ты поведёшь сначала дело о вознаграждении — ведь и это имеет отношение ко всему нашему делу, — то, конечно, наведёшь больного на мысль, что, если не будет сделано договора, ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему и не дашь ему в настоящий момент совета. Об установлении вознаграждения не следует заботиться, так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании: быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы. Лучше упрекать спасённых, чем наперёд обирать находящихся в опасности.

Гиппократ, «Наставления 4.»[37]

А иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы. Если же случай представится оказать помощь чужестранцу или бедняку, то таким в особенности должно её доставить, ибо где любовь к людям, там и любовь к своему искусству.

Гиппократ, «Наставления 6.»[38]

Согласно вышеприведённым цитатам, предложение «а иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы» лучше всего отражает отношение Гиппократа к вопросу об оплате врачебного труда.

Внешний и внутренний облик врача[править | править код]

В трудах Гиппократовского корпуса большое внимание уделяется внешнему виду врача. Гиппократ подчёркивает, что излишне весёлый врач не вызывает уважения[39], а излишне суровый теряет необходимое доверие[40]. Согласно Гиппократу, врачу должны быть присущи жажда получения новых знаний, которые необходимо получать у постели больного, внутренняя дисциплина. При этом он должен обладать ясным умом, быть опрятно одетым, в меру серьёзным, проявлять понимание к страданиям больных. Кроме этого, он подчёркивает необходимость постоянного наличия под рукой медицинского инструментария, соответствующие оснащённость и вид врачебного кабинета[41].

Многие из выражений Гиппократа стали крылатыми. Несмотря на то, что изначально они написаны на ионийском диалекте древнегреческого языка, часто цитируются на латыни — широко использовавшемся в медицине языке. Более того, современные филологи называют Гиппократа родоначальником афористики[42].

  • Не навреди (лат. Noli nocere) — главная заповедь врача, сформулированная Гиппократом[43].
  • Врач лечит, природа исцеляет (лат. Medicus curat, natura sanat) — переведённый на латынь один из афоризмов Гиппократа. Означает, что несмотря на то, что врач назначает лечение, исцеляет всегда природа, которая поддерживает жизненные силы больного[44].
  • Жизнь коротка, искусство [долго]вечно (лат. Ars longa, vita brevis) — выражение представляет переформулированное Сенекой на латыни первое предложение «Афоризмов» Гиппократа. Оригинал этого афоризма Гиппократа выглядит так: «Ο βίος βραχύς, η τέχνη μακρή, ο καιρός οξύς, η πείρα σφαλερή και η κρίσις χαλεπή» (Жизнь коротка, (медицинское) искусство протяжённо, случай быстротечен, опыт обманчив, а суждение — трудно). Изначально Гиппократ подчёркивал, что не хватит и всей жизни для того, чтобы постичь великую науку медицины[45].
  • Медицина — благороднейшая из всех наук (лат. Omnium artium medicina nobilissima est)[46].
  • «Огнём и мечом» — перефразированный афоризм «Чего не излечивают лекарства, излечивает железо; чего не излечивает железо, излечивает огонь» (лат. Quae medicamenta non sanant, ferrum sanat; quae ferrum non sanat, ignis sanat)[47].
  • «Противоположное излечивается противоположным» (лат. Contraria contrariis curantur) — один из афоризмов Гиппократа. На данном принципе основана современная медицина[48]. Основоположник гомеопатии Самюэль Ганеман предложил лечить «подобное — подобным», противопоставив гомеопатию той медицине, которая лечит «противоположное противоположным», назвав её аллопатией.

Из современников, Платон и Аристотель в своих сочинениях упоминают «самого великого врача-асклепиада Гиппократа». Благодаря дошедшему до наших дней сборнику трудов «Гиппократовскому корпусу», из которого лишь некоторые сочинения современные исследователи приписывают самому Гиппократу[8], можно судить о его учении.

Множество легенд и историй о жизни Гиппократа имеют неправдоподобный характер и не подтверждаются современными историками. Схожие предания существуют о другом знаменитом враче Авиценне, что также подтверждает их легендарный характер. К ним можно отнести легенду о том, как Гиппократ приехав в Афины, в которых свирепствовала чума, провёл ряд мероприятий, после которых эпидемия прекратилась. Согласно другой легенде при лечении царя Македонии Пердикки II Гиппократ диагностировал у него аггравацию — неумышленное преувеличение своего болезненного состояния[49][50][51].

К другим неподтверждённым историям следует отнести отказ Гиппократа покинуть Грецию и стать лечащим врачом самого царя империи Ахеменидов Артаксеркса[52][53]. Согласно ещё одной легенде, граждане Абдер пригласили Гиппократа для лечения знаменитого древнегреческого философа Демокрита, посчитав того умалишённым. Демокрит без видимой причины разражался смехом, настолько смешными казались ему человеческие дела на фоне великого мирового порядка. Гиппократ встретился с философом, но постановил, что Демокрит абсолютно здоров как физически, так и психически, и помимо этого заявил, что тот является одним из умнейших людей, с которыми ему приходилось общаться. Эта история является первым упоминанием, когда общество потребовало подвергнуть медицинскому освидетельствованию на предмет «ненормальности»[54].

В противоположность преданиям, которые описывают Гиппократа идеальным врачом, умнейшим и принципиальным человеком, Соран Эфесский приводит легенду о постыдном поступке Гиппократа, согласно которой он сжёг асклепион (медицинский храм, в котором одновременно лечили людей и поклонялись богу медицины Асклепию) книдской школы, соперничавшей с косской. Византийский грамматик XII столетия Иоанн Цец трансформирует данную легенду об этом поступке. Согласно его сочинениям, Гиппократ сжёг храм не соперничающей книдской школы, а собственной косской, с тем, чтобы уничтожить накопленные в нём медицинские знания, оставшись таким образом единственным их обладателем[55][49][56][57].

Современные медицинские термины, в которых присутствует имя Гиппократа[править | править код]

В медицине, по прошествии 2,5 тысяч лет после Гиппократа, используются термины, связанные с его именем.

Ноготь Гиппократа[править | править код]

Своеобразная деформация ногтей, более известная под названием «ногти в виде часовых стёкол»[58].

Шум плеска Гиппократа[править | править код]

Шумом плеска Гиппократа (лат. succussio Hippocratis) называется звук, выслушиваемый при гидропневмотораксе, то есть при одновременном наличии в полости плевры газа и жидкости. Он выслушивается, если захватить обеими руками плечи больного и быстро, энергично встряхивать верхнюю половину его тела[59].

Маска Гиппократа[править | править код]

Термин «маска Гиппократа» стал крылатым, обозначая лицо умирающего больного. Впервые основные черты лица больного в крайне тяжёлом состоянии описаны в сочинении Гиппократовского корпуса «Прогностика»[60]:

Нос острый, глаза впалые, виски вдавленные, уши холодные и стянутые, мочки ушей отвороченные, кожа на лбу твёрдая, натянутая и сухая, и цвет всего лица зелёный, чёрный или бледный, или свинцовый.

Вправление вывиха плеча по методу Гиппократа[править | править код]

Пострадавший лежит на спине. Хирург садится со стороны вывиха лицом к больному и берёт повреждённую руку за предплечье выше запястья. После этого вставляет средний отдел одноимённой с вывихнутой рукой стопы в подмышечную ямку. При этом наружный край среднего отдела стопы упирается в боковую поверхность грудной клетки, а внутренний — в медиальную поверхность верхней трети плеча. Образуется двусторонний рычаг, коротким плечом которого являются головка и верхняя часть плечевой кости, а длинным — средняя и нижняя трети плеча. Хирург начинает постепенно, без рывков, наращивать силу тяги по оси руки с приведением её к туловищу. В это время по принципу действия рычага головка плечевой кости постепенно выводится в суставную поверхность лопатки и становится на место. Плечевой сустав приобретает нормальную форму, восстанавливаются пассивные движения. После этого производится иммобилизация сустава[61].

Шапочка Гиппократа[править | править код]

Представляет собой повязку на голову. Накладывается с помощью двуглавого бинта или двух отдельных бинтов. Одним бинтом всё время делают циркулярные обороты через лоб и затылок, укрепляя ходы второго бинта, прикрывающей свод черепа от средней линии вправо и влево. Концы бинта связывают в затылочной области[62].

Magni Hippocratis medicorum omnium facile principis, opera omnia quae extant, 1657

Переводы[править | править код]

Русские:

  • Афоризмы Гиппократа. / Пер. П. Шюца. — СПб., 1848. — 229 с.
  • Гиппократ. Сочинения. / Пер. В. И. Руднева, комм. В. П. Карпова.
    • [Кн.1]. Избранные книги. — М.: Биомедгиз, 1936. — 736 с. — 10 200 экз. (включает сочинения: «Клятва», «Закон», «О враче», «О благоприличном поведении», «Наставления», «Об искусстве», «О древней медицине», «Об анатомии», «О сердце», «О железах», «О природе человека», «О здоровом образе жизни», «О семени и природе ребёнка», «О ветрах», «О воздухах, водах и местностях», «Прогностика», «Эпидемии», книги 1 и 3, «О диэте при острых болезнях», «О внутренних страданиях», «О священной болезни», «О врачебном кабинете», «О переломах», «О ранах головы», «О геморроидах», «О зрении», «О женских болезнях», «О прорезывании зубов», «Афоризмы»)
      • переизд.: М.: Сварог. 1994. — 736 с. — 15 000 экз.
    • Кн. 2. — М.: Медгиз. 1944. — 512 с. — 3000 экз. (включает сочинения: «О страданиях», «О диэте при острых болезнях». Дополнение, «О болезнях», 4 книги, «Эпидемии», книги 2, 4—7, «Об употреблении жидкостей», «О влагах», «Предсказания», 2 книги, «Косские прогнозы», «О кризисах», «О критических днях», «О мускулах», «О неделях», «О диэте», 4 книги, «О пище»)
    • Кн. 3. — М.: Медгиз.

ru.wikipedia.org

Гиппократ утверждал, что существуют естественные причины болезней

Гиппократ утверждал, что существуют естественные причины болезней, связанные с окружающими природными условиями. Одно его сочинение так и называется: «О воздухе, воде и местности». Поэтому его можно считать не только «отцом медицины», но и предтечей медицинской географии. По мнению Гиппократа, главная задача врача – мобилизовать организм больного для сопротивления недугу. Для этого необходимо учитывать индивидуальные особенности заболевшего. Труды и навыки Гиппократа и его учеников оказали большое влияние на развитие медицины. До сих пор начинающие врачи дают «клятву Гиппократа», провозглашающую принципы гуманности, любви к человеку.

Очень мало известно о своеобразном греческом философе и натуралисте Эпикуре (около 342 – около 270 гг. до н.э.), родившемся на острове Самос в состоятельной, по-видимому, семье. Он был последователем учения Демокрита и в 307 году основал в Афинах школу в превосходном саду («Сад Эпикура»). Учил он не только словами, но и собственным примером. Обычно эпикурейцами называют людей, гоняющихся за наслаждениями, радостями жизни. Однако Эпикур подчеркивал, что плотские удовольствия еще не означают приятную, а тем более достойную жизнь. Более важно – понимать, что хорошо, а что плохо, избегать заблуждений и лжи, быть свободным от телесных страданий и душевных тревог. Считается, что Эпикур написал много сочинений. Однако из всех его трудов сохранилось только три письма (одно – Геродоту). Наиболее популярно и красочно изложены его взгляды в замечательной поэме Лукреция Кара «О природе вещей». Эпикуру приписывают такие высказывания:

– Вселенная всегда была такой, какова она теперь, и всегда будет такой, потому что нет ничего, во что она изменяется: ведь помимо Вселенной нет ничего, что могло бы войти в нее и произвести изменения (мысль мудрая, чуждая современным космогонистам, рассуждающим о «взрыворождении» Вселенной. – Р.Б.).

– Те, кто объявляют душу бестелесной, – бредят.

– С разложением всего тела рассеивается и душа.

Великую силу духа, свободолюбие, мужество и полководческий талант проявил Спартак (I век до н.э.) – вождь крупнейшего восстания рабов в Риме. Предположительно, он был уроженцем Фракии (северо-восток Балканского полуострова). Попав в рабство, стал гладиатором, а затем учителем фехтования в гладиаторской школе города Капуи. В 74 году до н.э. Спартак организовал заговор рабов. Сначала с ним было всего 70 человек, но к ним стали присоединяться другие рабы, и число их достигло десятков тысяч. Спартак обучал их военному делу. Направленные на подавление восставших римские легионы были разбиты. Правда, от основной группы, руководимой Спартаком, отделилось десять тысяч человек, которые стали действовать самостоятельно и вскоре были уничтожены. Спартак со своей армией предпринял поход вдоль восточного побережья Италии на север и, не доходя реки По, разгромил войско римлян. После этого почему-то отправился обратно на юг. Неудачей закончилась его попытка перебраться в Сицилию. В 71 году до н.э. в битве при реке Силариус спартаковцы потерпели поражение от превосходящих сил римлян. Вождь рабов погиб в бою, а шесть тысяч сдавшихся в плен были распяты на крестах вдоль Аппиевой дороги.

cxemok.ru

Гиппократ.

Гиппократ

С именем Гиппократа связано представление о высоком моральном облике и этике поведения врача. Гиппократ является исторической личностью.

Упоминания о «великом враче» встречаются в произведениях его современников — Платона и Аристотеля. Собранные в т. н. «Гиппократовский корпус» 60 медицинских трактатов (из которых современные исследователи приписывают Гиппократу от 8 до 18) оказали значительное влияние на развитие медицины — как науки, так и специальности. Клятва Гиппократа содержит основополагающие принципы, которыми должен руководствоваться врач в своей практической деятельности. Произнесение клятвы (которая на протяжении веков значительно видоизменялась) при получении врачебного диплома стало традицией.

Миллионы современных врачей во всем мире торжественно произносят клятву Гиппократа. Правда, есть два маленьких вопроса: а был ли на самом деле тот самый Гиппократ? И если был, то не принес ли он человечеству больше вреда, чем пользы?

Вопросы не так безумны, как это кажется на первый взгляд. Одним из первых их поставил американец Герберт Шелтон. О, это был уникальный человек! Он прожил почти сто лет и погиб в результате несчастного случая, в самом расцвете творческих замыслов и новых идей, будучи необыкновенно бодрым, веселым, здоровым и успешным человеком. Уже один этот факт, согласитесь, заслуживает некоторого уважения.

А кроме того, Шелтон — этот великий врач, философ, гуманист двадцатого века — был доктором медицины, педиатрии, хирургии, диетологии, философии, литературы… Написал более сорока научных трудов, переведенных на десятки языков, много лет председательствовал в Международном обществе гигиенистов, был главным редактором английского журнала «Гигиеническое обозрение». Еще задолго до своего неожиданного ухода Шелтон стал настоящим гуру для всех, кто стремится достигнуть здоровья естественными методами.

Методы и подходы натуральной гигиены кардинально расходятся с традиционной медициной. Понятное дело: одна сторона уповает на природные оздоровительные средства, другая — на лекарства. И эти два начала — уж простите за банальность — все равно что лед и пламень, кошка и мышка, жена и любовница. Они яростно и отчаянно борются на протяжении тысячелетий. А камень преткновения, в сущности, только один: так как все же вылечить больного человека?

Шелтон отмечает, что нынешняя западная медицина зародилась в греческих колониях Малой Азии на рубеже V-IV веков до н.э., «в период полного игнорирования анатомии, физиологии, патологии и других наук». И связана она непосредственно с именем якобы великого Гиппократа. Однако Шелтон категорично утверждает: культ этого ученого мужа был искусственно раздут. А работы, приписываемые Гиппократу, скорее всего, не содержат ни единой строчки, написанной им самим. Собственно говоря, наше знание об историческом Гиппократе почти полностью заимствовано у Платона. Но можно ли верить одному источнику?

Что же на самом деле известно? Около 460 года до н.э. на острове Кос в Малой Азии родился человек по имени Гиппократ, который в дальнейшем служил жрецом известного храма, а также занимался врачеванием. А через какое-то время появился миф о том, что Гиппократ — отец медицины. И это несмотря на то что медицинских трудов, принадлежащих его перу, фактически нет. В течение столетия ему просто приписывались медицинские работы, в основном созданные врачами медицинской школы на острове Кос, и кроме того, ранние греческие трактаты, которые были собраны воедино александрийскими учеными третьего века. Забавно, не правда ли?

Великий миф о Гиппократе, пишет Шелтон, создавался веками. «Поскольку рукописи прошлого, из которых почти все анонимные, были собраны в Александрийской библиотеке, читатели считали, что они обнаружили «доктрины Гиппократа» во многих анонимных рукописях V-IV веков до н.э. Даже в те дни некоторые исследователи оспаривали их авторство. Но с течением времени читатели становились все менее критичными, и собрание «трудов Гиппократа» продолжало расти, пока не стало включать почти все анонимные работы классического века Греции».

Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.

Кстати, по поводу знаменитой клятвы Гиппократа, которую дают врачи. Ссылаясь на мнения историков, Шелтон пишет: «Знаменитая клятва Гиппократа есть всего лишь восстановление этических наставлений, сформулированных еще египетскими жрецами». При этом существует несколько вариантов клятвы, и все они, скорее всего, появились длительное время спустя после смерти Гиппократа.

Ну, хорошо, предположим, был такой великий врач Гиппократ, и все его труды написаны им собственноручно. Шелтон признает, что хотя в них и много чепухи, но «есть многое и от настоящей гигиены, свидетельствующее о том, что, кто бы ни были авторы этих трудов, они испытывали на себе влияние практической храмовой медицины».

Что имеется в виду? Вначале врачи гиппократовской школы активно использовали природные способы лечения — отдых, голодание, диету, упражнения, солнечные и водные ванны. А потом стали расширять применение тех магических веществ, которые позже стали известны как лекарства, наделив их медицинскими свойствами. И, отказавшись от средств природы, стали активно навязывать людям «жалкую рабскую зависимость от вызывающих болезни ядов. Лишь шаг за шагом лекарственная практика брала верх над умением регулировать образ жизни больного… Нарастающая агрессивность средств характеризовала эволюцию медицины с момента ее зарождения около IV века до н. э. Школа Гиппократа была преимущественно школой лекарственного лечения».

Следует отметить, что учение Гиппократовского корпуса в литературе неотделимо от имени Гиппократа. При этом достоверно, что не все, а только некоторые трактаты Корпуса принадлежат непосредственно Гиппократу. В связи с невозможностью вычленить непосредственный вклад «отца медицины» и противоречиями исследователей об авторстве того или иного трактата, в большинстве современной медицинской литературы всё наследие Корпуса приписывается Гиппократу.

Гиппократ является одним из первых, кто учил, что заболевания возникают вследствие природных причин, отвергая существовавшие суеверия о вмешательстве богов. Он выделил медицину в отдельную науку, отделив её от религии, за что и вошёл в историю как «отец медицины». В произведениях Корпуса присутствуют одни из первых прообразов «историй болезни» — описаний течения заболеваний.

Учение Гиппократа состояло в том, что заболевание является не наказанием богов, а последствием природных факторов, нарушения питания, привычек и характера жизни человека. В сборнике Гиппократа нет ни одного упоминания о мистическом характере в происхождении болезней. В то же время учение Гиппократа во многих случаях основывалось на неверных предпосылках, ошибочных анатомических и физиологических данных, учении о жизненных соках.

Во времёна Гиппократа существовал запрет на вскрытие человеческого тела. В связи с этим врачи имели весьма поверхностные знание об анатомии и физиологии человека. Также в то время существовали две соперничающие между собой медицинские школы — косская и книдская.

  • Книдская школа фокусировала своё внимание на вычленении того или иного симптома, в зависимости от чего и назначалось лечение.
  • Косская школа, к которой принадлежал Гиппократ, пыталась найти причину заболевания. Лечение состояло в наблюдении за больным, созданием такого режима, при котором организм сам бы справился с болезнью. Отсюда и один из основополагающих принципов учения «Не навреди».

Заслуга Гиппократа состоит в выделении основных типов темперамента, в том, что он, по словам И.П.Павлова, «уловил в массе бесчисленных вариантов человеческого поведения капитальные черты». Заслугой Гиппократа также является определение стадийности в протекании различных заболеваний. Рассматривая болезнь как развивающееся явление, он ввёл понятие стадии болезни. Наиболее опасным моментом, согласно Гиппократу, являлся «кризис». Во время кризиса человек либо умирал, либо природные процессы побеждали, после чего его состояние улучшалось. При различных заболеваниях он выделял критические дни — дни от начала болезни, когда кризис был наиболее вероятным и опасным.

Заслугой Гиппократа является описание методов обследования больных — аускультации и пальпации. Он обстоятельно изучал характер выделений (мокрота, экскременты, моча) при различных заболеваниях. При обследовании больного он уже пользовался такими приёмами как перкуссия, аускультация, пальпация, конечно, в самой примитивной форме.

Гиппократ также известен как выдающийся хирург древности. В его сочинениях описываются способы применения повязок (простые, спиральные, ромбовидные, «шапочка Гиппократа» и др.), лечения переломов и вывихов с помощью вытяжения и специальных аппаратов («скамья Гиппократа»), лечения ран, фистул, геморроя, эмпием. Кроме этого Гиппократ описал правила положения хирурга и его рук во время операции, размещения инструментов, освещение при операции.

Гиппократ изложил принципы рациональной диетологии и указал на необходимость питать больных, даже лихорадочных. С этой целью указал на необходимые диеты при различных заболеваниях.

Таким образом, последователи Гиппократа заложили структуру, которой усердно следует современная медицина. Тут Шелтон очень категоричен: «Ныне медицину характеризует шарлатанство в той же мере, как и в дни Гиппократа… В его трудах можно найти слова, отражающие один из самых фатальных обманов, господствовавших в умах медиков. Этой лжи все еще придерживаются современные медики. Нет ничего более ужасного, чем практика, основанная на принципе: чем больнее пациент, чем отчаяннее его состояние, чем он слабее, тем больше у него потребность в радикальных средствах. Когда у больного снижается способность к сопротивляемости и его легко убить, врачи предлагают ему самое опасное лечение».

Таким образом, роль Гиппократа (мнимого или реального — неважно) очень велика. Именно после него произошел великий и окончательный раскол. Медицина безнадежно распалась на две части, отчаянно враждующие друг с другом: лекарственную и природную. И у той, и у другой есть грандиозные победы и отчаянные поражения. Какую выбрать — решайте сами.

Гиппократ о медицине

  • Брак — это лихорадка навыворот: он начинается жаром и кончается холодом.
  • Ваша пища должна быть лекарством, а ваше лекарство должно быть пищей.
  • Во всякой болезни не терять присутствия духа и сохранять вкус к еде — хороший признак; противоположное — дурной.
  • Врач — философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной.
  • Всё хорошо, что в меру.
  • Всякий излишек противен природе.
  • Действие диетических средств продолжительны, а действие лекарств — скоропреходящи.
  • Душа человека развивается до самой смерти.
  • Жизнь коротка,
    А путь искусства долог,
    Удобный случай скоропреходящ
    Эксперимент опасен и сужденье
    Сложно.
  • Исцеление — это дело времени, но иногда это также дело возможности.
  • Как суконщики чистят сукна, выбивая их от пыли, так и гимнастика очищает организм.
  • Лечит врач болезни, но излечивает природа.
  • Медицина поистине самое благородное из всех искусств.
  • Некоторые больные, несмотря на сознание обречённости, выздоравливают только потому, что уверены в мастерстве врача.
  • Ни насыщение, ни голод и ничто другое не хорошо, если преступить меру природы.
  • Первая заповедь врача: Не навреди!
  • Противоположное излечивается противоположным.
  • Сгорая сам, свети другим всегда (врачам).
  • Сколько звезд на небе, столько обманов хранит женское сердце.
  • Старики болеют меньше, чем молодые, но их болезни кончаются лишь вместе с жизнью
  • Хочешь быть настоящим хирургом — следуй за войском.

s30556663155.mirtesen.ru

Гиппократ — основатель современной медицины и философ, живший за 26 веков до нас. Родился он в семье потомственных врачей и жрецов Асклипиадов или Эскулапов. Он выделился на фоне своих предков благодаря тому, что решил поставить сакральные знания на научную основу.

При этих святилищах обычно находились особые жрецы асклипиады (Asklepiades), которые, помимо священнеческих жреческих функций приношения жертв божествам, занимались еще и врачеванием. Люди приходили, приносили жертвы богу и одновременно получали медицинскую помощь. То есть именно в этих святилищах накапливался, как бы мы сейчас сказали, клинический опыт. Главная заслуга Гиппократа заключалась как раз в том, что он сделал следующий шаг к систематизации опыта жрецов и превратил его из сакрального в научный.

Он был не только великий врач, но и великий путешественник. Как чеховский персонаж в русской литературе, как сельский врач, который с саквояжем ездит по всем окрестным деревням, так он ездил по всем островам и по городам, лечил всех, кого просили. В результате долгой практики, Гиппократ , в частности, сформулировал некие принципы, которыми должен руководствоваться врач.

В средние века в Византии к тексту прибавили определенную христианскую вводную часть с упоминанием Иисуса Христа и Троицы, и он являлся обязательным для всех византийских врачей, а впоследствии, когда в высокое средневековье началось развитие медицины, и на западе.

Этот текст включает несколько очень важных постулатов.

  1. Прежде всего, врач должен лечить традиционно, именно так как учили наставники.
  2. Затем, важным принципом этой клятвы было, что врач не должен, не может навредить пациенту. Латинская версия, которую дал один из важнейших комментаторов и популяризаторов Гиппократа римский врач Гален, звучит она как Noli nocere — не навреди. Все, что делает врач, должно быть направлено к пользе больного. Это установка вненаучная, установка мировоззренческая. Например, думать о том, чтобы лишить пациента жизни, даже если тот находится в страдании (то, что сейчас называется эвтаназия), врач не может.
  3. В-третьих, эта клятва предполагала запрет на чрезмерно близкие отношения врача и пациента. Врач не должен в интересах врачевания чрезмерно сближаться и уж тем более входить в интимные отношения со своими пациентами. Это запрещено. Как раз Гиппократ сформулировал, что врач не должен быть ни слишком близко, ни слишком далеко, не должен быть ни слишком веселым, ни слишком серьезным, потому что и то, и другое будет мешать врачеванию. Если он будет слишком веселым, его не будут воспринимать всерьез. Если он будет слишком серьезным или слишком строгим, то больной может испугаться.

От врача к врачу

Гиппократ оставил большое количество теоретических трудов, медицинских дневников или так называемых записных книжек. Лучше всего нам известен большой «Гиппократовский корпус», состоящий из 60-ти с лишним различных творений. Из них около 18-ти, (а по самым скептическим оценкам, около 10-ти) являются подлинными сочинениями Гиппократа, остальные были написаны его учениками.

Философ заложил основы обучения медицине, именно как описание, свое дело он называл Iatrike techne. У него предполагалось, что человек сначала постигает теоретические основы, например существование симптомов или заболеваний. А уже для их объяснения он обращается к экземплу, к случаям, описанным им из собственной богатой медицинской практики. Например: «Женщина из Афин страдала таким-то заболеванием, к ней применили то-то, то-то, то-то, на пятые сутки она умерла или наоборот она выздоровела».

Так греческая религия стала ограничиваться с одной стороны философией, а с другой стороны социальными вещами. То, что мы имеем сейчас гиппократовскую традицию живой и впоследствии переданную нам во многом через арабов, через сирийцев — это заслуга Галена.

Гален развил и в каком-то смысле адаптировал учение Гиппократа. Он откомментировал «Гиппократовский корпус», перевел его на латинский язык и уточнил многие вещи. Например, на основе гиппократовских учений он уточнил понятие агенса, или действующего вещества.

Переводы Галена оказались востребованы, в большой степени сирийцами (особым народом, говорившим и писавшим на арамейском языке), которые в истории выполнили функцию передачи античности арабам на восток.

Кто придумал аборт и чего мы не знаем о древнегреческой медицине?

Во времена Гиппократа стояло две проблемы. Первая проблема – это разграничение научной компетенции и компетенции лекарской, медицинской. Вторая — социальное положение или благоденствие, выживание самого врача, то есть то, что эта самая деятельность составляет его профессию, благодаря которой он живет.

Во все времена всем было известно, что медицинские услуги — это услуги. Этого не стеснялись. Врач был в каком-то смысле как водопроводчик: прорвало трубу — зовут водопроводчика. Несмотря на заинтересованность врача в новых открытиях заболевания или методов его лечения, в Греции все же понимали, что медицина такая вещь, которая требует мзды, платы. Сам Гиппократ не был категоричен в этом вопросе и в одном из своих дневников пишет: «Если мне будет интересно заняться каким-то вопросом и я за это ничего не получу, то я, безусловно, пожертвую этим».

Гиппократ считал, что задача врача — помогать фюсис (природе) то, что мы называем «здоровье». Здоровье — это отвлеченный философский концепт. Если мы попытаемся сформулировать, что такое «здоровье», то мы поймем, что это вещь, которая не описывается в рамках неких позитивных определений, потому что в одном случае это будет одно, в другом — другое, а в третьем — третье.

Природа знает сама, как лучше, считал Гиппократ. И эта природа особым образом выражается через душу человека, к душе относится эмоциональная сфера, реакции, речь человека и так далее. За этими душевными вещами, которые проявлялись через тело и должен наблюдать врач, например, он должен смотреть: нет ли у человека каких-то патологических проявлений, подергивания членов и так далее.

До сих пор врачей в медицинских институтах учат внимательно наблюдать за пациентом, смотреть на кожу, на склеры, на волосы, на моторику движений, на то, как человек реагирует. И это все идет от Гиппократа. Гиппократ довольно подробно описывал случаи из практики, что вот у такого-то человека поверглась рука, а потом отнялась вся правая часть, а потом он от этого помер. Понятно, что мы бы сегодня, при всей известной нам терминологии сказали иначе, что у человека парез, правосторонний инсульт и так далее.

В ряде случаев в организме человека происходит нарушение природного действия, в результате чего происходят болезни. Задача врача — помочь природе самой придти в свое естественное состояние здоровья. И поэтому известная максима Гиппократа в латинской версии звучит как Medicus curat, Natura sanat. Латинское слово curat (curare) — лечить, которое имеет значение заботы, а соответственно английское cure, которое прямо имеет слово значение «лечить», обозначает именно заботу о том, чтобы природа могла sanare. А sanare — это уже лечить в чистом виде, откуда sanitas (здоровье). Иначе говоря, медик помогает природе вылечить человека. И поэтому он считал, что врач вправе применить все медицинские средства известные ему.

В те времена практически не существовало как лекарств, так и диагностических средств. Основные препараты, употреблявшиеся в гиппократовской медицине — слабительные и рвотные средства, которые должны были выводить из организма нечто чуждое.

Хирургия была тогда только внешней и разрезы, составляющие 80 процентов современной хирургии, как и манипуляции внутри тела были запрещены греческим законодательством. И только Гален в Риме впервые применил sectio in vivo — рассечение тела.

Важным моментом в помощи природе являлось применение ванн и окуриваний. О ваннах было представление как о термическом воздействие на организм, а окуривание благодатно влияло на дыхательную систему. У Гиппократа была целая теория плохих и хороших воздухов: разные воздуха, разные атмосферы по-разному влияют на самочувствие человека.

Он отдельно отмечал употребление алкоголя. Вино, разведенное в разных пропорциях, было важным медицинским средством. Понимание того, что и этиловый спирт — это исключительно медицинское средство просуществовало вплоть до ХV-ХVI века, пока не изобрели водку и не стали употреблять перорально совсем в других целях.

В древней Греции аборт был запрещен и расценивался как парамедицинская операция, которую делают бабки. Гиппократ писал, что «я никогда не дам женщине абортивного средства». Как врач он рассматривал это в пределах своей медицинской ответственности. Необходимо учитывать, что в целом для греков была характерна специфическая демографическая установка: жизнь плода всегда важнее жизни матери. И поэтому, если путем вмешательства удастся сохранить жизнь плоду и не удастся сохранить жизнь матери, действия считались оправданным риском.

Гиппократ знал истинную причину болезней

Гиппократ делил все на причины болезни и то, что ускоряет заболевание.

Климат, питание — вещи, которые ускоряют или ограничивают заболевание. Что касается самих заболеваний, то Гиппократ считал, что заболевания ( по-гречески nosos, morbus на латыни), болезнь, вызывается неправильным соотношением частей тела. К частям тела он относил не члены и не органы, которые мы сейчас относим, а часто под этим понятием у него фигурирует теория так называемых темпераментов или теория различных жидкостей.

Так, неправильное соотношение, преобладание какого-то элемента может быть причиной болезни. Это было одно из диагностических представлений Гиппократа. Затем он утверждал, что причиной болезни может быть неправильный теплообмен и понимал это примерно в таком смысле, что переохлаждение или перегревание организма может быть причиной заболевания, которое либо таится (как мы называем, латентное заболевание), либо наоборот находит каким-то образом свое начало.

«Надень шарф, а то простудишься» — это типичная гиппократовская идея. Мы знаем, что болезни, так называемое ОРЗ, грипп и прочие, вызываются никакой не простудой, а микроорганизмами, бактериями и усугубляются переохлаждением.

Гиппократ также обосновал теорию кризиса. Некоторые дни он считал критическими и это совсем не то, что сейчас называют критическими днями. Это были дни, в которые человек мог заболеть какой-то болезнью. С точки зрения современной медицины такая концепция выглядит, мягко говоря, сомнительной, но Гиппократ вполне всерьез считал, что в определенные дни человеку нужно беречься, чтобы не заболеть.

Читайте также:

Источник

Другие посетители сайта сейчас читают:

zdravbaza.ru

Гиппократ (Hippocrates) — Биограпедия

  • Гиппократ (Hippocrates). Гравюра. Художник — Рубенс.

Гиппократ (Hippocrates) (460, о. Кос – 377 до н. э., Ларисса, Фессалия) – древнегреческий врач и естествоиспытатель. Происходил из семьи потомственных врачей, ведущей свое происхождение от бога-целителя Асклепия. Основатель научной медицины («отец медицины») и наиболее значительный врач античности. Первоначальное медицинское образование получил от отца – врача Гераклида – и других врачей о. Коса; затем, с целью пополнения знаний и усовершенствования искусства врачевания, много путешествовал и изучал медицину в разных странах по практике местных врачей и по обетным таблицам, которые всюду вывешивались в стенах храмов Асклепия (у римлян – Эскулапа). История его жизни мало известна; существуют предания и рассказы, относящиеся к его биографии, но они носят легендарный характер. Он считал, что болезни не посланы богами, а обусловлены вполне объяснимыми причинами, например, влиянием природных условий и образом жизни. Он первым освободил медицинские знания от суеверий и предрассудков, от самодеятельного целительства. Из 58 сочинений, составивших «Гиппократов корпус» («Corpus Hippocraticum») и содержавших учения различных медицинских школ, нельзя указать достоверно ни на одно из них как принадлежащее именно Гиппократу. Они написаны в разное время (в V и IV вв. до н. э.) и принадлежали разным авторам (в том числе его сыновьям Фессалу и Дракону). Самые старшие произведения, принадлежащие косской медицинской школе, – «Об эпидемиях» и «Прогнозы». Наиболее известными книгами стали созданные позднее «Афоризмы» и «Косские прогнозы». Тщательно разработанная Гиппократом этика врачей в отношении пациентов, которая принята и современными врачами, провозглашающая принципы гуманности и любви, нашла свое концентрированное выражение в знаменитой «Клятве Гиппократа». ► «Великая заслуга Галена заключается в том, что он первый поставил медицину на научные основы, выведя её из тёмного эмпиризма и очистил от ложных философских теорий, зачастую противоречивших действительности, господствовавших над опытной, экспериментальной стороной дела. Смотря на медицину и философию как на две неразрывные науки, Гален старался их и сочетать, и разделить, определяя каждой свои границы. Во всех литературных произведениях ярко очерчивается гениальная наблюдательность Галена и логичность умозаключений. Все выводы его основаны на тщательных наблюдениях и строго проверенных фактах, из обобщения которых как бы сами собой вытекали и заключения. Точное предсказание течения и исхода болезни, основанное на изучении аналогичных случаев и примеров, составило Галену и при жизни большую славу. Последователи учения Галена образовали так называемую Косскую школу, которая очень долгое время процветала и давала направление современной медицине» («Энциклопедия Брокгауза и Ефрона»). ► Текст «Клятвы Гиппократа»: «Клянусь Аполлоном-Целителем, Асклепием и всеми богами и богинями! Врача, научившего меня искусству, я буду чтить, как отца, во всем помогать ему и делиться с ним. Искусство, которому меня научили, я буду сообщать своим сыновьям, сыновьям моего учителя и ученикам, принесшим эту присягу, но никому другому. Я буду лечить больных на пользу их здоровью, сообразно с моими силами и моим разумением, стараясь не причинять им ничего недоброго и вредного. Если кто попросит у меня смертельного средства, я не дам ему и не покажу пути для этого. Чисто и непорочно буду я вести свою жизнь и вершить свое искусство. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, не имея никаких дурных умыслов по отношению к нему и домашним его. Что бы я в том доме ни увидел или ни услышал из того, что не подлежит разглашению, я буду молчать о том, как о тайне. И если я буду верен этой клятве, то да пошлют мне боги счастие в жизни и славу в искусстве на вечные времена, если же нарушу ее, то да свершится все обратное этому» (цит. по книге: М. Л. Гаспаров, «Занимательная Греция»).

Старый адрес этой страницы: http://biograpedia.ru/?q=node/4839

biograpedia.ru

Не навреди — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 июля 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 июля 2019; проверки требует 1 правка.

«Не навреди», или primum non nocere (дословно: «прежде всего — ») — старейший принцип медицинской этики, обычно приписываемый Гиппократу.

Хотя принцип обычно приписывается Гиппократу, в дословном виде Клятва Гиппократа этой фразы не содержит. В оригинальной клятве говорится «Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости» (греч. ἐπὶ δηλήσει δὲ καὶ ἀδικίῃ εἴρξειν), причём эти слова не являются основным мотивом клятвы, в которой на первое место поставлены обязательства по отношению к своему учителю[1].

Близкое к primum non nocere утверждение содержится в книге «Эпидемии», входящей в Гиппократов сборник[en]: «Врач должен иметь … два специальных объекта рассмотрения, касающихся болезни, а именно делать добро, не наносить вреда», греч. ἀσκέειν, περὶ τὰ νουσήματα, δύο, ὠφελέειν, ἢ μὴ βλάπτειν, более дословно: «стараться (иметь подвиг), в том, что касается болезней, о двух вещах — приносить пользу, или не вредить» (Книга. I, Секция 11).

Как утверждает профессор Университета Наварры, в англоамериканскую медицинскую культуру принцип Primum non nocere ввёл в 1847 году Ворингтон Хукер[en] в книге «Physician and Patient» (с англ. — «Врач и пациент»). Хукер ссылается на парижского медика Огюста Франсуа Шомеля[en] (1788—1858), преемника Лаэннека на кафедре внутренней медицины Парижского факультета, однако данный принцип был, предположительно, частью устного учения Шомеля и не зафиксирован в его трудах[2].

Тем не менее и Хукер не использовал традиционную латинскую фразу дословно. Подробное исследование истоков афоризма сделал клинический фармаколог Седрик М. Смит в выпуске The Journal of Clinical Pharmacology[en] в апреле 2005 года[3]. Самое раннее точное вхождение, которое смог тот отыскать, — в книге Томаса Инмана[en] 1860 года Foundation for a New Theory and Practice of Medicine (с англ. — «Основания новой теории и практики медицины»), где автор приписывает его Томасу Сиденгаму (1624—1689)[4]. В начале XX века это выражение входит в общее употребление, в том числе вне контекста медицины.

«Не навреди» — первый из четырёх принципов биоэтики, предложенных известными американскими специалистами Томом Бичампом[en] и Джеймсом Чилдрессом[en] в их неоднократно переиздававшейся книге «Принципы биомедицинской этики». В число этих принципов входят принцип «не навреди», принцип «делай благо», принцип уважения автономии пациента и принцип справедливости (который в медицинской этике касается прежде всего справедливого распределения направленных на лечение ресурсов)[5][6]. Поскольку оказание медицинской помощи может быть связано с некоторым риском, или просто чревато выполнением некоторых неприятных, болезненных процедур, этот принцип следует понимать в том смысле, что исходящий от врача вред должен быть только объективно неизбежным и минимальным. Следуя этому принципу, врач нередко оказывается в ситуации морального выбора[1]. Е. М. Тареев даже высказал по этому поводу мысль, что «Старое правило primum ne noceas отступает перед требованием современного принципа хорошо рассчитанного риска»[7][8].

Действие принципа «не навреди» не ограничивается только медициной, его часто считают основой любой морали. В качестве принципа медицинской этики он тесно связан с другим принципом — «делай благо», нередко их объединяют в единый принцип. Принцип «делай благо» говорит не просто об избежания вреда, но и о необходимости активных действий по его предотвращению и/или исправлению. При этом клятва Гиппократа, говорящая о том, что врач «направляет режим больных к их выгоде» в соответствии со своими «силами и … разумением» предполагает отношение врача к пациенту с позиций патернализма, когда врач сам определяет, что является благом для пациента[9]. В современной медицинской этике патернализм ограничен принципом уважения личности, автономии пациента[10].

С принципом «не навреди» тесно связано сохранение врачебной тайны, поскольку её разглашение может нанести вред чести, достоинству, душевному спокойствию и благополучию пациента[8]. Однако в ряде случаев врач может, или даже обязан раскрывать информацию о пациенте определённому кругу лиц, когда речь идёт о предотвращении опасности другим людям (например, посредством заражения)[1]. Принцип «не навреди» может вступить в противоречие с принципом уважения пациента, когда речь идёт об информировании безнадёжно больного о его диагнозе[11].

  1. 1 2 3 Юдин, 1998, I. Принципы и правила биоэтики. Принципы биоэтики. Б. Г. Юдин § Принцип «не навреди».
  2. ↑ «The origin of primum non nocereBMJ electronic responses and commentary, 1 September 2002.
  3. Smith, C. M. Origin and Uses of Primum Non Nocere — Above All, Do No Harm! (англ.) // The Journal of Clinical Pharmacology (англ.)русск. : journal. — 2005. — Vol. 45, no. 4. — P. 371—377. — DOI:10.1177/0091270004273680.
  4. Inman, Thomas (англ.)русск.. Book review of Foundation for a New Theory and Practice of Medicine (англ.) // The American Journal of the Medical Sciences (англ.)русск. : journal / Hays, Isaac (англ.)русск.. — Philadelphia, PA: Blanchard and Lea, 1860. — Vol. XL. — P. 450—458.
  5. Tom L. Beauchamp, James F. Childress. Principles of Biomedical Ethics. — Oxford University Press, 2001-01-01. — 470 с. — ISBN 9780195143317.
  6. ↑ Юдин, 1998, I. Принципы и правила биоэтики. Принципы биоэтики. Б. Г. Юдин.
  7. Тареев Е. М. Проблема ятрогенных болезней // Терапевтический архив. — 1978. — № 1.
  8. 1 2 Юдин, 1998, История медицинской этики и медико-биологических экспериментов на человеке и животных. А. Я. Иванюшкин.
  9. ↑ Юдин, 1998, I. Принципы и правила биоэтики. Принципы биоэтики. Б. Г. Юдин § Принцип «делай благо».
  10. ↑ Юдин, 1998, I. Принципы и правила биоэтики. Принципы биоэтики. Б. Г. Юдин § Принцип уважения автономии пациента.
  11. ↑ Юдин, 1998, I. Принципы и правила биоэтики. Принципы биоэтики. Б. Г. Юдин § Принцип уважения автономии пациента.

ru.wikipedia.org

Ошибка Гиппократа. Куда исчезли истерички. Общественные события

История изучения истерии может многое рассказать о потенциальном вреде «властителей дум» и пользе критического отношения к любой информации

«ДС» продолжает серию материалов «История болезни». Ранее мы рассказали о чахотке, считавшейся болезнью аристократии, испанке — штамме гриппа, который выкосил чуть ли не треть планеты, паротите, известном всем под названием «свинка», опасной для девочек краснухе, «детской» кори, которой стоит бояться взрослым, многоликом гепатите, «стеклянной болезни» остеопорозе, полиомиелите, приковавшем к коляске президента США Рузвельта, роже, сифилисе, варикозной болезни, «сахарной болезни» диабете, о том, что ни один человек, рожденный после 1979-го, не защищен от оспы, почему украинцам стоит бояться малярии, как Украина стала одной из первых стран, где начали лечить бешенство, как в старину лечили зубы и чем рискуют чистюли. 

Говорят, в каждой шутке лишь доля шутки. Фразе «все болезни от нервов» это подходит — наши современники все чаще сталкиваются с неврозами. Под этим названием понимают большую группу расстройств, имеющих тенденцию к затяжному течению. Распространенность невротических проявлений варьируется в зависимости от страны и исследуемого контингента. Так, если у болгарских детей этот показатель равен 14,8–22%, то для украинских взрослых он уже составляет 80–90%. В общей массе неврозов можно выделить более мелкие группы. Одна из них, включающая диссоциативные, соматоформные и тревожные расстройства, а также истерическое расстройство личности, известнее прочих. Раньше все это называли одним словом — истерия.

В настоящее время этот не существующий диагноз — ярчайший пример того, как миф, недоразумение, ошибка в течение многих тысячелетий могут оказывать влияние на общество. Причем на самых разных уровнях. Большинство наших современников впервые знакомятся с этим многозначным словом в раннем детстве. А поскольку оно употребляется в различной коннотации, то первое восприятие часто остается главным в сознании. Поэтому, например, для одних истерия — это готовность сорваться на крик или слезы. Для других — сердечный приступ как результат неприятного разговора. Для третьих — стремление отстоять выбранное решение, настоять на своем. Для четвертых — скандал на публику, манипуляции, попытка ввести в заблуждение и т. д. И хотя все перечисленное любой невроз в принципе может включать, ставить между ними знак равенства предельно некорректно.

Но многие так и остаются в плену ошибки навсегда. Недаром само слово «истерия» появилось в результате вопиющего заблуждения.

Миф о непоседливой матке

Преходящие, но яркие расстройства поведения, свойственные неврозам «истерической группы», привлекли внимание окружающих еще в глубокой древности. Во всяком случае в так называемом папирусе из Кахун (около 1900 г. до н. э.) описаны симптомы болезненного состояния и неуравновешенного эмоционального поведения женщин, приписанные изменению положения матки. По мнению египетских врачевателей того времени, патологические сдвиги были связаны с внеплановой прогулкой этого самостоятельного органа вверх, в сторону головы. Еще два века спустя сходная информация была включена и в древнейшую «медицинскую энциклопедию» — знаменитый папирус Эберса (1 700 г. до н. э.). Туда же вошли и советы по устранению данного недуга.

Если пересказать их коротко, то поведение своенравной матки было объяснено ее способностью проголодаться и отправиться искать «сладкой жизни». Поэтому логичным терапевтическим воздействием считались манипуляции, объясняющие блудному органу его ошибку. Для этой цели гениталии полагалось умащивать и окуривать благовониями, тогда как через нос и рот, напротив, вводить вещества с отвратительным запахом и вкусом. По мнению древних эскулапов, такое двойное воздействие (приманка с «правильного конца» и отпугивание с противоположного) гарантировало возвращение беглянки на место. Разумеется, вследствие этого ожидалось и исчезновение сопутствующих симптомов.

Дальнейшее развитие данная медицинская концепция получила уже в Древней Греции. Самим же термином «истерия» (от греческого hystera — матка) человечество обязано Гиппократу, жившему примерно в 460–370 гг. до н. э. По его мнению, свойственные истерии расстройства поведения были связаны с тем, что слишком длительное половое воздержание ведет к органическим изменениям матки, которая высыхает и теряет массу, в связи с чем и начинает блуждать по телу в поисках влаги. Факт столь дикого заблуждения уже долгое время вызывает искреннее изумление у тех, кто изучает наследие великого врачевателя. Но как бы то ни было, «отец медицины» дал первое описание истерической афонии — внезапной потери голоса, случившейся у жены одного из полемархов (высших военачальников).

Частично взгляды Гиппократа разделял и знаменитый философ Платон (428–348 гг. до н. э.). Представляя матку в качестве зверя, «исполненного детородного вожделения», сей ученый муж писал: «…Если ему долго нет случая зачать, он приходит в бешенство, рыщет по всему телу, стесняет дыхательные пути и не дает женщине вздохнуть, доводя ее до последней крайности и до всевозможных недугов…» Сходную теорию отстаивал и еще один гений древней медицины — Авл Корнелий Цельс (около 25 г. до н. э. — 50 г. н. э.).

До нас дошла даже подробная карта симптомов, вызванных похождениями «бешеной матки» по телу. Так, если она забредала в подреберье, больную мучили затруднения дыхания, истерический комок (ощущение инородного тела в горле) и напоминающие эпилепсию судороги. Соседство матки с сердцем вело к спазмам за грудиной, страхам и позывам на рвоту. Поход в область печени лишал голоса и придавал коже лица пепельный цвет. Внедрение в голову влекло тяжесть последней, боли в области носа и глаз и болезненную сонливость, а спуск в бедра — ощущение инородного тела в боку. Переместившись еще ниже (т. е. в область стоп), зловредная матка обеспечивала владелице мучительные боли в крестце и конечностях, а иногда даже парезы с параличами. К тому же любое передвижение коварного органа вызывало дрожь и/или повышенную потливость.

В целом же общие принципы терапии невротических расстройств «истерической группы» в древнегреческом периоде мало отличались от египетского, разве что лечение вдов и невинных девиц имело различия. Хотя и для тех, и для других непревзойденными по эффективности средствами считались выход замуж и рождение ребенка. Что, кстати, является популярным мифом и сегодня.

Опередившие время

Как известно, возражать великим может осмелиться только равный. Таким редким смельчаком стал Аретей из Каппадокии, живший в конце I — начале II века нашей эры. Перу этого одаренного римского врача и мыслителя принадлежит описание многих известных на то время болезней, в том числе и психиатрических. Есть среди его трудов и исторический обзор взглядов на истерию. Сам ученый, наблюдавший появление у женщин истерической кататонии (замирания и потери речи) и давший подробнейшее описание истерического судорожного припадка, считал их проявлениями хронической болезни, никак не связанной с маткой. В связи с этим он не только отрицал предрасположенность к истерии вдов и девиц, но и допускал появление тех же симптомов у мужчин. Кстати, среди данных им рекомендаций по выведению больных из ступора или судорожного приступа было «вдыхание запаха старой мочи». Другими словами, он ввел в употребление раствор аммиака — нашатырный спирт.

Не менее значимый научный прорыв совершил и Соран Эфесский ( 98–138 гг.) — выдающийся акушер-гинеколог древности, впервые указавший на роль психической зрелости («разума и воображения») для успешного начала половой жизни. Он утверждал, что матка — это не подвижное образование, а внутренний орган, способный изменять свое положение в весьма ограниченных пределах. Таким образом, если в предъявляемых жалобах матка и виновата, то это никак не блуждание, а конкретная патология. Он считал, что во избежание новых приступов пациенткам необходимо «заниматься гимнастикой, много гулять, громко читать и упражнять голос (для предотвращения возможной истерической афонии), принимать ванны и разнообразную пищу». В устах человека, рожденного без малого 2 тыс. лет назад, эти вполне современные рекомендации выглядят поистине откровением свыше.

А вот жившему почти в то же время великому Галену (129 или 131 г. — около 200 или 217 г.) неверие в блуждание матки не помешало попасть в плен другого заблуждения. В его понимании проблема заключалась в присутствии в матке секрета, аналогичного мужской семенной жидкости. Таким образом, отсутствие регулярной половой жизни ученый связал с застоем этой важной субстанции. Но самое главное, что это ошибочное суждение привело его к размышлениям о возможности сходного расстройства у лишенных интимной жизни мужчин. В итоге признание истерии не только женской, но и мужской проблемой стало важнейшей заслугой Галена в данной области. Кроме того, именно он начал делить изучаемое расстройство на клинические формы. Их было три: обморок и неподвижность, слабость и удушье без потери сознания, а также спастические парезы (частичные параличи) конечностей.

Путь к прозрению

Новый виток «истерических заблуждений» пришелся на становление христианства. Особую роль в этом сыграла деятельность св. Августина (354–430 гг.). Истово верующий в то, что любой недуг является происками демонов, этот талантливый мифотворец и пропагандист быстро погрузил мир в плен своих выдумок. А поскольку, согласно его концепции, одержимость силами зла проявлялась прежде всего внезапными расстройствами поведения (под которые подпадали судорожные припадки, внезапная утрата зрения, голоса, речи и т. п.), все больные с истерическими расстройствами в любой момент рисковали предстать союзниками дьявола и опасными еретиками. Это положение просуществовало больше тысячи лет — до XVII–XVIII вв.

Разумеется, искоренению неврозов угроза расправы не помогла. Напротив, на этот долгий мрачный период пришлось большинство задокументированных случаев массовой истерии — как в закрытых коллективах (например, в монастырях ), так и на городских улицах и площадях. Они даже получили общее название — «эпидемия одержимости». Информация о них сохранилась преимущественно в дошедшей до наших дней судебной документации процессов по обвинению в колдовстве. Так, из общенародных «эпидемий одержимости» самыми известными стали так называемые истерические пляски — например, в 1237 г. в Утрехте, которые закончились обрушением моста через Рейн и гибелью 200 находившихся на нем «танцоров», или в 1418 г. в Страсбурге, на которых собралось несколько тысяч человек. Описаны и коллективные истерии в монастырях.

Но даже страшные времена рождают ученых, свободных от пагубных заблуждений. Так, прославленный Парацельс (1493–1541 гг.) был убежден, что истерия — это душевная болезнь, причиной которой являются грубое подавление естественных потребностей, а также «фантазии и убеждения, которые исключают разум». Описанием и лечением истерических расстройств занимался и выдающийся французский хирург Амбруаз Паре (1510–1590). И наконец, эта проблема не оставила равнодушным Шарля Лепуа (1563–1633) — талантливого врача, ставшего в 1617 г. доктором французского короля Генриха II. Он, собственно, и сделал решающее заявление об истерии как специфическом страдании мозга, которое никоим образом не связано с маткой и может наблюдаться вне зависимости от пола и возраста.

В дальнейшем «внематочная» теория истерии стала набирать все больше сторонников и обрастать фактами. Так, английский врач Томас Сиденгам (1624–1689) обратил внимание на сопутствующие ее симптомам бурные эмоциональные переживания, а также неуравновешенность и полярность чувств, свойственную этому типу больных. «Они неумеренно любят тех, кого скоро будут неразумно ненавидеть», — отмечал ученый.

В 1696 г. свет увидел труд пионера психосоматической медицины, итальянского физиолога Джорджо Бальиви, где впервые описывался механизм развития массовой истерии на основании явлений воображения, внушения и подражания. Само же расстройство выступало следствием тех или иных сильных эмоций.

А шотландский физиолог Роберт Витт, впервые установивший связь нервной системы со всеми без исключения органами, предложил считать истерию «болезнью нервов, обладающих повышенной чувствительностью». В 1764-м он выпустил большой трактат, где не только изложил свою «нервную теорию», но и впервые описал каталепсию, а также приступы кашля и «собачьей прожорливости» — булимии.

Да здравствует наука!

Первую реально действенную помощь больным с истерией принес XIХ в. Так, французский врач-невропатолог Ипполит Бернхейм (1840–1919) ввел в медицинскую практику лечение сном и гипнозом, приносившее превосходные результаты. Богатый клинический опыт привел Бернхейма к выводу, что истерия не болезнь, а функциональный сбой, временный отказ определенных защитных механизмов. Более того, каждый человек потенциально более или менее истеричен.

В 1889 г. изучению истерии посвятил себя и знаменитый французский невропатолог Жан-Мартен Шарко, впервые назвавший ее одной из форм невроза — функциональным расстройством, способным имитировать самые разнообразные органические заболевания. Одним из наиболее интересных аспектов его работы стало обнаружение на теле невротика определенных зон, обладающих повышенной болевой чувствительностью.

Справедливо связав нормализацию тактильных ощущений с улучшением общего состояния пациента, ученый предложил включить в терапию неврозов новый вид водолечения — водоструйный душ ударного типа. Сегодня огромное количество народа знает это полезное изобретение как душ Шарко. Ну а после появления в начале ХХ в. первой динамической теории неврозов Пьера Жане взгляды на истерию как спектр невротических расстройств окончательно стали общепринятой практикой.

Что касается ХХI в., то он и вовсе избавился от ненужного определения: в современной Международной классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), действующей с начала 2007 г., диагноза истерия уже не существует.

Зато существуют приборы, которыми еще в XIX в. лечили больных. Ведь именно для борьбы с женской истерией и придумали вибратор.  

www.dsnews.ua

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *