Манипулируют: Блог психолога: как понять, что вами манипулируют

Блог психолога: как понять, что вами манипулируют

  • Елена Савинова
  • Психолог

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Манипуляции нередко можно встретить как в семейных, так и профессиональных отношениях

Мы даже не осознаем, как часто делаем в жизни не то, чего сами хотим. И даже то, чего совсем не хотим.

Еще и оправдываем свои поступки тем, что это полезно, модно, когда-то принесет желаемые результаты.

И понимаем, что шли по ложному пути только тогда, когда становится понятно: пришли не туда.

Если любишь, то … ты не верблюд

А все потому, что с легкостью поддаемся различным воздействиям извне. Которые только на то и рассчитаны, чтобы заставить других действовать так, как нужно кому-то, незаметно для них самих.

Конечно, такие распространенные виды манипуляций, как приписывание вины, имитация обиды, игра в молчанку или грубая лесть мы уже научились распознавать.

Но существуют более сложные и завуалированные методы воздействия на сознание и поведение. О них стоит знать, чтобы, принимая важные для себя решения, не попасться на крючок. И не дать кому-то воспользоваться вашей растерянностью, душевностью или добросовестностью.

Как ни прискорбно, зачастую, пытаясь получить друг от друга желаемое, люди применяют приемчик «если любишь, то …»

И вот уже мяч на вашем поле. Доказывайте теперь, на что способны ради любви.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Манипуляции — это ограничения в том или ином виде

Разновидность этой манипуляции — объявления кого-то или чего-то «святым».

Например: дети, родители, работа, поход на пиво — это святое. Итак, вам дают понять, что, следовательно,любые дискуссии недопустимы. А вы автоматически должны выполнять чьи-то прихоти во имя любви или ради всего святого.

В такой ситуации соглашайтесь, что любите — но не собираетесь подкреплять свою любовь к партнеру еще и любовью к его/ее многочисленной родне. Что пылкое чувство к девушке не коррелирует в вашем воображении с чрезмерным расходованием на нее денег.

Так и говорите: любовь для вас — не предмет торгов.

Морковка перед оглоблей

С манипуляцией надеждой сталкиваемся в случаях, когда мы или наш партнер боимся обидеть друг друга отказом.

Так могут годами тянуться отношения, которые исчерпали себя. Та как один из партнеров боится сделать больно другому. На самом же деле он растягивает боль во времени, кормя призрачными обещаниями.

Другой так же понимает бесперспективность отношений, но манипулирует ролью жертвы.

Поэтому советую назначить какой-то срок. Например, от месяца до полугода. Если предложения руки и сердца не поступит, ставьте точку. Возможно, осознав потерю, партнер станет решительнее.

Постоянные ирония или сарказм часто сознательно применяются оппонентами, чтобы вывести человека из равновесия, разозлить. А потом еще и обвинить в агрессивности, истеричности.

Если человек все время слышит в свой адрес насмешки: «О, пришел вовремя на работу! Что, не спалось сегодня утром?» Или еще отвратительнее: «Ну разве такая красавица способна разобраться в смете? Сделай лучше кофе» — невольно опускаются руки. Или наоборот поднимаются, чтобы, так сказать, восстановить справедливость.

Эта разновидность психологического насилия нередко встречается и в семейном кругу.

Например, усилия жены, которая начала заниматься зарядкой, сводятся на нет как бы в шутку брошенным мужа «очередной раз худеешь? Делать тебе нечего».

Она же, в свою очередь, на его попытки что-то приготовить ответит «После такого кулинара, как ты, дольше кухню отмывать». Или, увидев пригорелую пищу, вспомнит о фирменном блюде «Уголек».

Такие острословы ожидают, что вы обидитесь, а они будут радоваться, потому что спровоцировали вас. Поэтому не дарите им такой возможности. Скажите, что знаете, с кем имеете дело — если это коллеги.

С близкими же избегайте взаимных насмешек, потому что за ними всегда — скрытое недовольство и обиды.

Уход от разговора

Перевод стрелок и уход от разговора — любимый вид манипуляции психологического агрессора. Когда вы пытаетесь выразить возмущение, он называет вас скандалисткой.

Внешне спокойный из-за собственного банального равнодушия, он скажет, что не готов обсуждать сейчас эти темы в таком тоне. И добавит, что вам надо сначала полечить нервы.

Маскируя агрессию якобы заботой о вашем психологическом состоянии, этот тип понимает, что оскорбляет вас.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Страх выйти за пределы зоны комфорта — один из мотивов манипуляций

На самом же деле он просто боится — что вы разоблачите его неискренность, неготовность брать на себя ответственность. Боится выйти из зоны комфорта, выясняя отношения. Ведь рассматривает вас только как источник чего-то приятного для себя.

Сами же вы с вашими переживаниями ему неинтересны. Поэтому лучший выход здесь — как можно скорее распрощаться. Потому что радости такие отношения точно не принесут.

Психологическое айкидо

Смещение акцентов, эмоциональное заражение — такими видами манипулирования грешат средства массовой информации.

Например, комментируя соревнования по бегу, где участвовали только двое, можно сказать, что победитель пришел предпоследним. Зато о побежденном сообщить, что он занял второе место.

Какуое-то важное событие можно «не заметить». А другому, незначительному, придать несоизмеримо большое значение.

Чтобы не поддаваться чужим эмоциям, надо сравнить свое психологическое состояние до получения определенной информации и после. Если ваша позиция кардинально изменилась, не исключено, что вы подверглись влиянию больше, чем рассчитывали.

Так же прежде, чем купить что-то у слишком настойчивого продавца, подумайте, собирались ли вы покупать эту вещь, и нужна ли она вам вообще. Или же вы делаете это спонтанно, попав на крючок рекламы.

Ведь в основе любой манипуляции — попытка усыпить критическое восприятие действительности.

Высший пилотаж — зная эти уловки, избегать их, таким образом манипулируя манипулятором.

Как понять, что нами манипулируют, и уберечься от этого — Образ жизни — Новости Санкт-Петербурга

скриншот сайта: www.diary.ruПоделиться

Очень многие люди в жизни используют метод манипулирования: в семье, в быту, на работе. Они применяют его, чтобы добиться того, чего хотят; бессознательно (а иногда и сознательно) пытаются продвигать свои интересы за счет других людей. Как распознать манипуляцию и противостоять ей?

Способы управлять

Как только мы вступаем во взаимодействие с людьми, то сразу попадаем в зону действия возможных манипуляций. А это не что иное, как психологическое воздействие с целью побудить человека действовать вопреки его воле. И это настолько распространенное явление, что мы его даже не замечаем, поскольку манипулируют все: жены, мужья, дети, родители, тещи, свекрови, начальники, политики, продавцы, рекламщики и т. д. Правда, если вы обладаете наблюдательностью и способностью анализировать происходящее, тогда вами будет труднее манипулировать. А люди, которые чересчур эмоциональны, впечатлительны, легковерны, являются благодатным объектом для всяческих манипуляций: межличностных, маркетинговых, политических.

Манипуляторы пытаются управлять другими не всегда сознательно. Возьмем, например, маленьких детей. Как только они схватывают, что их определенное поведение воздействует на родителей и позволяет добиться своего, они начинают его применять. Дети понимают это инстинктивно. И взрослые манипуляторы поступают так же: они не обязательно заранее продумывают тактику своего поведения, чаще всего действуют спонтанно.

Вот способы, которые используют манипуляторы, чтобы побудить нас делать то, что им нужно. Прежде всего, это лесть, похвала, одобрение. По мнению психолога-консультанта Вячеслава Биткина, легким объектом для манипуляций становятся люди, которые обладают тщеславием, хотят нравиться, пытаются выглядеть как можно лучше в глазах других людей. Льстя такому человеку, манипулятор ласкает его «эго» и, таким образом, может превратить его в марионетку. Поэтому, как только вы увидите, что вас чересчур приторно хвалят, не расслабляйтесь. Наоборот, поднимите ушки и насторожитесь. Потому что сразу после этого непременно последует просьба что-то выполнить, оказать услугу, сделать одолжение.

Психотерапевт Валерий Помещик приводит такой пример. Начальнику нужно, чтобы сотрудник выполнил срочную работу, а платить сверхурочные не желает. Что он делает? Подходит к заранее выбранной сотруднице и говорит: «На вас вся надежда! Так, как вы это сделаете, не сделает никто». Может, до этого сотрудница получила от шефа небольшое поощрение, поэтому теперь она не в силах отказать. Получается, что, сделав на копейку, начальник-манипулятор стремится получить отдачу на рубль.

Еще один способ манипуляции — навязывание чувства вины, изображение жертвы, обида, запугивание. Эти инструменты очень часто используются в семейных отношениях. Их применяют жены, мамы, дети и прочие родственники. «Мне плохо с сердцем, я всю ночь не спала, ждала, пока ты придешь!», «Если не выучишь уроки, отключу Интернет», «Если не дашь денег на скейтборд, уйду из дома!» — знакомо, не правда ли?

Или, например, такой прием: поток оскорблений, взрыв гнева или другое пугающее поведение. С помощью таких действий манипулятор пытается заставить другого человека вести себя так, как он хочет, и в будущем не перечить ему.

В общем, способов много, все не перечислишь. Это могут быть также ложь, умолчание, отговорки, намеки, попытки отвлечь, стремление пристыдить, сарказм…

Кто становится жертвой?

Психолог Марина Скиртач убеждена, что в любой манипуляции участвуют два персонажа: манипулятор и жертва. Как и во всякой жизненной игре, они не могут жить друг без друга. Жертва сама своей податливостью толкает манипулятора к действию; не будь жертвы, не было бы и манипулятора.

Но манипуляторы пытаются воздействовать только на тех, кто уязвим. Они хорошо видят слабые места своей жертвы и используют их. Особенно чутко они нащупывают те уязвимости, которые человек хотел бы скрыть от постороннего взгляда. Другие люди им неинтересны. Если манипулятор несколько раз попробует свои приемы и поймет, что они не имеют действия, то он прекратит свои заходы.

Легко поддаются манипуляциям доверчивые, наивные, впечатлительные люди. Они нередко становятся жертвами мошенников, безоговорочно верят продавцам, рекламщикам, политикам; они не просят аферистов предъявить документы, не требуют у продавцов сертификаты качества и т. д.

Подвержены манипуляциям и альтруисты, которых легко можно убедить, что помогать всем и жертвовать деньги — это похвально, а не делать этого — стыдно.

Как было сказано выше, манипуляции подвержены те, кто любит лесть. Сюда же можно отнести одиноких, зависимых, не умеющих говорить «нет». Это и слишком жадные и материалистичные люди: их можно заставить совершить невыгодную сделку, пообещав за это большие дивиденды.

Ну и конечно, этому подвержены пожилые люди, потому что у них снижена быстрота реакции, способность анализировать и давать адекватную оценку поведению других людей.

Есть еще одна причина отсутствия сопротивляемости к манипуляциям. Это низкая самооценка и неуверенность в себе. В таком случае человек не способен постоять за себя, поэтому быстро оказывается в положении защищающейся стороны. А это заведомо проигрышная позиция.

Как распознать и защититься

По мнению Валерия Помещика, главным признаком манипуляции является ощущение дискомфорта. Когда нам навязывают выполнение того, что нам не хочется делать, нам становится неприятно. Подсознательно мы понимаем, что нас используют, возникает чувство, что нас пытаются к чему-то принудить. Чувство дискомфорта — важный индикатор. Как только у вас появится такое ощущение, сразу задайте себе вопросы: «Мной пытаются манипулировать?», «Что он/она хочет от меня получить, к чему пытается вынудить?» Постарайтесь в этом разобраться.

Прежде всего, научитесь отказывать. Без этого не проживешь. Не обязательно громко и демонстративно говорить «нет». Можно сказать это спокойно и тихо, это выглядит даже более веско. Если вы твердо откажете, то тем самым, продемонстрируете манипулятору что у вас есть своя позиция. Не исключено, что это заставит его отступить. Поэтому, когда шеф попросит вас сделать сверхурочную работу без оплаты («На вас вся надежда – кроме вас, так хорошо не сделает никто»), то ответьте, что выполните ее при условии, что она будет оплачена по сверхурочному тарифу.

Валерий Помещик приводит пример, как еще можно пресечь манипуляцию. Он предлагает вспомнить профессора Преображенского из «Собачьего сердца», который отказался купить журналы в пользу детей Германии. Он не был груб, когда отказался их покупать, он всего лишь ответил: «Нет, не возьму». — «Вы не сочувствуете детям Германии?» — «Сочувствую». — «Так почему же?» — «Не хочу».

Еще один способ пресечь манипуляцию – не пытайтесь вступать в спор. Напротив, соглашайтесь с тем, что вам говорят. Если продавщица, желающая продать товар, начнет ворковать: «Ах, как вам идет это платье, оно вас так стройнит! Это – последний экземпляр, завтра уже такого не будет!», скажите: «Понятно, спасибо за информацию». И так далее.

Если вы обнаружите у какого-то человека склонность к манипуляциям, держите дистанцию. Не делитесь с ним чем-то личным, сокровенным, не рассказывайте ему подробности о вашей жизни.

Не выставляйте напоказ свои недостатки. Всегда найдутся желающие наступить на вашу ахиллесову пяту. Так им легче склонить человека выполнить то, что они хотят. Чем меньше манипулятор будет знать о ваших минусах, тем лучше для вас.

То же самое относится к хвастовству. Старайтесь поменьше похваляться. Даже если у вас есть реальные успехи, не выставляйте их напоказ. Манипулятор ухватится за них и постарается сделать вам больно, принизив или даже обесценив их.

Ну и конечно, повышайте самооценку. Легко сказать, но как сделать? Это работа на годы. Главное — не внешняя уверенность в себе (вот, мол, какой я крутой!), а внутренняя. Она не нуждается во внешних подкреплениях. А если вы только носите маску уверенного человека, то манипулятор это почувствует и постарается сбросить ее с вас.

Инна Криксунова, для «Фонтанки.ру»

популярные трюки, приёмы и фокусы

Предлагаем вам вспомнить один из лучших текстов уходящего года: Тристан Харрис, бывший руководитель дизайн-этики Google, рассказывает, как технологии обманывают наш мозг, заставляя нас делать то, чего мы не хотим (либо что нам совсем не нужно).

«Легче обмануть человека, чем убедить его, что он был обманут» — Неизвестный источник

Я эксперт по тому, как технологии используют уязвимости нашей психики. Именно поэтому я провел последние три года в качестве специалиста по дизайнерской этике в Google, сосредоточившись на разработке ПО таким образом, чтобы защитить умы миллиардов людей от всевозможных уловок и трюков.

При использовании технологий мы часто оптимистически концентрируемся на тех преимуществах, которые они нам предоставляют. Но я хочу показать вам ситуации, в которых эффект может быть обратным.

В каких ситуациях технологии эксплуатируют слабые стороны нашего разума?

Я научился мыслить таким образом, когда был фокусником. Фокусники начинают с поиска «белых пятен», границ, слабостей и пределов человеческого восприятия, чтобы влиять на поступки людей, когда они об этом даже не подозревают. Как только вы знаете, на какие человеческие «кнопки» нажимать, вы можете играть на нем, как на пианино.


Это я, показываю фокус на дне рождения моей мамы

И это именно то, что дизайнеры продукции делают с вашим сознанием. Они играют на вашей психологической уязвимости (сознательно и подсознательно) против вас, чтобы захватить ваше внимание. Я хочу показать вам, как они это делают.

Уловка №1: Если вы контролируете меню, вы контролируете выбор

Западная культура построена вокруг идеалов индивидуального выбора и свободы. Миллионы из нас яростно защищают свое право делать «свободный» выбор, одновременно игнорируя ситуации, когда выбор ограничивается умело подобранными для нас вариантами, которые мы не выбирали изначально.

Это именно то, чем занимаются фокусники. Они дают человеку иллюзию свободного выбора, в то же время подбирая варианты таким образом, чтобы победа осталась за ними, вне зависимости от того, что выбрали вы. Я не могу передать словами, насколько глубока суть этой мысли.

Когда людям предлагают набор вариантов, они очень редко спрашивают:

  • «что не вошло в меню?»

  • «почему мне предлагают именно эти варианты, а не другие?»

  • «знаю ли я цели того, кто составлял этот список?»

  • «удовлетворяют ли предложенные варианты мою первоначальную потребность, или они просто отвлекают мое внимание?» (например, слишком большой ассортимент зубных паст в магазине)


Например, представьте, что вы пошли отдохнуть с друзьями во вторник вечером, и хотели бы продолжить общаться. Вы открываете Yelp (сервис для поиска услуг в США), чтобы просмотреть список рекомендованных заведений неподалеку и перечень близлежащих баров. Компания превращается в кучу лиц, склонившихся над своими телефонами и сравнивающих достоинства баров. Они изучают фотографии каждого из баров, сравнивая коктейли. Соответствуют ли эти варианты первоначальному желанию группы?

Дело не в том, что бар — неподходящий вариант выбора, а в том, что Yelp заменил первоначальный вопрос компании («куда мы можем пойти, чтобы продолжить общаться») другим вопросом («в каком баре хороший интерьер и коктейли?») всего лишь путем формирования вариантов меню.

Кроме того, у компании создается иллюзия того, что Yelp содержит исчерпывающий набор вариантов мест, куда можно пойти отдохнуть. Пока они склоняются над своими телефонами, они не обращают внимания на парк напротив, где играет живая музыка. Они не замечают временную выставку предметов искусства на другой стороне улицы, в которой продаются блины и кофе.

Ни один из этих объектов не обозначен в меню Yelp.


Yelp неуловимо трансформирует потребность компании «куда мы можем пойти, чтобы продолжить общаться», переключая их внимание на фотографии с коктейлями.

Чем больше вариантов предлагают нам технологии в практически каждой сфере нашей жизни (информация, мероприятия, места, куда можно пойти, друзья, свидания, работа) — тем больше мы уверены, что наш телефон всегда является наиболее удовлетворительным и полезным списком альтернатив из всех существующих. Но так ли это?

«Наиболее исчерпывающее и полезное меню» — это не то меню, в котором предлагается наибольшее количество вариантов. Но, когда мы слепо полагаемся на подобранные для нас варианты, очень легко не заметить разницу:

  • Вопрос «Кто сегодня свободен для совместного времяпровождения?» сводится к списку людей, которые нам недавно писали (с которыми можно легко связаться).

  • Исчерпывающим ответом на вопрос «Что происходит в мире?» кажется лента новостей.

  • Вопрос «С кем можно пойти на свидание?» решается путем перелистывания фотографий в Tinder (приложение для романтических знакомств) (вместо мероприятий с друзьями или поиска приключений в городе).

  • Задача «Я должен ответить на это электронное письмо» становится выбором вариантов наиболее оптимального способа напечатать ответ (вместо использования других путей общения с человеком).


Любой пользовательский интерфейс является набором альтернатив. Что, если ваш клиент, с которым вы общаетесь по электронной почте, предложит вам более нетривиальные варианты ответа, вместо «какое сообщение вы хотите напечатать в ответ» (Дизайн по Тристану Харрису)

Когда мы просыпаемся утром и поворачиваем к себе телефон, чтобы просмотреть список сообщений, мы формируем ритуал «утреннего пробуждения», подразумевающий просмотр «списка всех событий, которые я пропустил со вчерашнего дня» (чтобы увидеть больше примеров, смотрите видео Джо Эдельмана Empowering Design talk).


Насколько список уведомлений, просматриваемый нами утром, отвечает нашим намерениям после пробуждения? Отражают ли альтернативы, представленные в нем, то, что нас волнует в данный момент?

Путем компоновки ограниченного списка вариантов, из которых мы выбираем, технологии вытесняют наши собственные предпочтения и заменяют их новыми. Но чем ближе мы присматриваемся к альтернативам, которые нам предоставлены, тем больше мы замечаем, что, на самом деле, они не соответствуют нашим реальным потребностям.

Уловка №2: Поместите игровой автомат в миллиард карманов

Каким образом приложение может заставить вас остаться на крючке? Ему просто нужно превратиться в игровой автомат.

Среднестатистический человек проверяет свой телефон 150 раз в день. Почему мы это делаем? Сознательно ли мы делаем этот выбор 150 раз?


Сколько раз в течение дня вы проверяете свою электронную почту?

Одной из главных причин является психологическая составляющая №1 в игровом автомате: периодические разнообразные поощрения.

Если разработчики технологий хотят максимально увеличить вашу зависимость от их продукции, все, что им необходимо сделать — это связать действия пользователя (например, нажатие на рычаг) с периодическим вознаграждением. Вы нажимаете на рычаг и немедленно получаете либо заманивающую награду (совпадение, приз!) или ничего. Зависимость достигает максимального предела, когда ставка вознаграждения наиболее изменчива.

Действительно ли это срабатывает на людях? Да.

Игровые автоматы в Соединенных Штатах приносят больше дохода, чем бейсбол, кино и парки аттракционов вместе взятые. По словам Наташи Доу Шулл, профессора Нью-Йоркского университета, автора работы «Зависимость от дизайна», люди приобретают «нездоровую привязанность» к игровым автоматам в 3-4 раза быстрее, чем к другим видам азартных игр.

Но вот вам нелицеприятная правда — несколько миллиардов людей носят игровой автомат в своем кармане:

  • Когда мы достаем телефон, мы играем в игровой автомат, просматривая полученные уведомления.

  • Когда мы берем телефон для проверки электронной почты, мы играем в игровой автомат, просматривая полученные электронные письма.

  • Когда мы листаем ленту Instagram, мы играем в игровой автомат, выясняя, какая фотография будет следующей.

  • Когда мы просматриваем лица влево/вправо в приложениях знакомств, типа Tinder, мы играем в игровой автомат, проверяя, не нашлось ли для нас пары.

  • Когда мы нажимаем красные кнопки уведомлений, мы играем в игровой автомат, выясняя, что внутри.


Приложения и сайты периодически используют эти разнообразные поощрения пользователей, поскольку это на руку их бизнесу.

Но в некоторых случаях игровые автоматы возникли по стечению обстоятельств. Например, превращение электронной почты в игровой автомат не являлось злонамеренной целью какой-то корпорации. Никто не выигрывает от того, что миллионы людей проверяют свою почту, и ничего там не обнаруживают. Также, ни разработчики Apple, ни Google не собирались превращать телефоны в игровые автоматы. Это произошло случайно.

Но, тем не менее, компании типа Apple и Google несут ответственность за то, чтобы снизить этот эффект путем превращения периодических разнообразных поощрений в награды, вызывающие меньшую зависимость, с более продуманным дизайном. Например, они могли бы предоставить людям возможность настраивать время дня или недели, в течение которого они бы хотели проверить «игровые» приложения, и согласовать эти моменты с доставкой новых сообщений.

Уловка №3: Страх пропустить что-то важное

Еще один способ, которым приложения и сайты овладевают умами людей, является внушение, что «в 1% случаев вы можете пропустить что-то важное».

Если я смогу убедить вас, что я являюсь источником и каналом важной информации, сообщений, дружеских отношений или потенциальных сексуальных возможностей, — вам будет сложно отказаться от меня, аннулировать подписку или удалить ваш аккаунт — потому что (ага, я победил!) вы можете пропустить что-то важное:

  • Именно поэтому мы не отказываемся от подписки на информационные рассылки, даже если они давно не обновлялись («что если я пропущу интересное извещение в будущем?»)

  • По той же причине мы «поддерживаем дружбу» с людьми, с которыми не общались в течение долгого времени («что если я пропущу какую-нибудь важную информацию от них?»)

  • Это заставляет нас продолжать перелистывать профили в приложениях для знакомств, даже если мы долгое время ни с кем не знакомились «что если я пропущу этого идеального партнера, которому я тоже нравлюсь?»

  • По этой причине мы постоянно пользуемся социальными сетями («а вдруг я пропущу эту важную новость или не буду в состоянии поддерживать разговор на эту тему с моими друзьями?»)

Но если мы всмотримся в природу этого страха, мы обнаружим, что он безграничен: мы пропускаем что-то важное в любой момент, когда прекращаем пользоваться каким-либо сервисом.

  • Всегда будут возникать «очень важные моменты» на Facebook, которые мы пропустим, отключившись на шестом часу пролистывания новостей (например, сегодняшний приезд старого друга в ваш город).

  • Всегда останутся не обнаруженными «очень важные моменты» в Tinder (например, романтический партнер нашей мечты), если не дойдем до 700-го профиля.

  • Мы пропустим чрезвычайно важные звонки, если не будем оставаться на связи в течение 24 часов 7 дней в неделю.

Но жизнь нам дана не для того, чтобы мы существовали в постоянном страхе пропустить что-то важное.

И удивительно, как быстро мы избавляемся от иллюзий, стоит нам только отпустить этот страх. Когда мы отключаемся от сети на время, превышающее сутки, отказываемся от всех уведомлений или едем в летний лагерь, переживания, которые, как нам казалось, будут нас беспокоить, на самом деле не возникают.

Мы не упускаем того, чего не видим.

Мысль «что если я пропущу что-то важное» возникает перед отключением, отказом от подписки или закрытием — а не после того. Представьте, если бы технологические компании признали это, и помогли нам самостоятельно формировать наши отношения с друзьями и компаниями в соответствии с тем, что мы определяем как «рационально потраченное время» нашей жизни, вместо того, чтобы задумываться о том, что мы можем пропустить.

Уловка №4: Социальное одобрение


Бесспорно, один из наиболее существенных стимулов, влияющих на человека.

Мы все жаждем социального одобрения. Необходимость принадлежать к кругу себе подобных, получать их одобрение или получать от них высокую оценку наших поступков — одна из наиболее существенных мотиваций поступков человека. Но сегодня механизм получения социального одобрения находится в руках технологических компаний.

Когда мой друг Марк отмечает меня на фотографии, я думаю, что это его осознанное решение. Но я не вижу, как компания типа Facebook подтолкнула его к этому действию.

Facebook, Instagram или SnapChat могут манипулировать частотой проставления тегов на фотографиях, автоматически предлагая список лиц, которые людям следует отметить (например, предлагая подсказку с подтверждением в 1 клик «Отметить Тристана на этой фотографии?»)

Поэтому, когда Марк отмечает меня, он на самом деле реагирует на предложение Facebook, а не делает независимый выбор. Используя такой дизайн предоставляемых вариантов выбора, Facebook контролирует частоту получения социального одобрения миллионами людей, находящихся в сети.


Facebook использует автоматические подсказки, подобные вышеописанной, чтобы заставить людей отмечать большее количество других людей, создавая всё больше направленных вовне импульсов и взаимных контактов.

То же происходит, когда мы изменяем главное фото нашего профиля — Facebook знает, что это именно тот момент, когда мы наиболее уязвимы на предмет получения социального одобрения: «что мои друзья думают о моей новой фотографии?» Facebook может ранжировать это уведомление выше в новостной ленте, чтобы оно оставалось на виду в течение более продолжительного времени, и большее количество друзей могли «лайкнуть» или прокомментировать фотографию. Каждый раз, когда фотография получила «лайк» или комментарий, новость опять окажется в верхнем диапазоне.

Человеческая природа предполагает естественную реакцию на социальное одобрение, но некоторые слои населения (подростки) более подвержены его влиянию, чем другие. Именно поэтому очень важно знать, насколько могущественными являются разработчики, эксплуатирующие эту уязвимость.


Уловка №5: Социальная взаимность (услуга за услугу)

  • Ты делаешь мне одолжение — теперь я у тебя в долгу.

  • Ты говоришь «Спасибо» — я должен ответить «пожалуйста».

  • Ты послал мне электронное письмо — невежливо на него не ответить.

  • Ты на меня подписался — невежливо не подписаться в ответ (особенно для подростков).

Мы подвержены необходимости ответить взаимностью на жесты других людей. Но, также как и в вопросах социального одобрения, технологические компании сегодня манипулируют частотой этих событий.

Иногда это происходит непреднамеренно. Электронные письма, сообщения и мессенджеры являются фабриками формирования социальной взаимности. Но в других случаях компании намеренно эксплуатируют эту уязвимость нашей психики.

LinkedIn — наиболее очевидный пример такой компании. LinkedIn хочет, чтобы как можно большее количество людей создавало социальные обязательства друг перед другом, потому что каждый раз, когда они отвечают взаимностью (принимая запрос контактов, отвечая на сообщение, или одобряя чей-то профессионализм) на действие другого человека, им нужно вернуться на linkedin. com, где их могут заставить провести больше времени.

Как и Facebook, LinkedIn использует в своих целях несовпадение восприятия. Когда вы получаете приглашение от кого-то присоединиться к сети, вы думаете, что человек принял сознательное решение пригласить вас, в то время как на самом деле, он, скорее всего, неосознанно ответил на предложение LinkedIn пригласить кого-то из рекомендуемых контактов. Другими словами, LinkedIn превращает ваши неосознанные импульсы («добавить» человека) в социальное обязательство, на которое миллионы людей считают своим долгом ответить взаимностью. И все это — пока компания получает выгоду от времени, которое люди проводят на сайте.



Представьте себе миллионы людей, которых вот так перебивают в течение рабочего дня, бегающих, как белки в колесе, чтобы ответить взаимностью на действия друг друга, — все это спланировано компаниями, которые получают от этого выгоду.

Добро пожаловать в социальные сети.


После получения подтверждения, LinkedIn пользуется оказанным на вас влиянием, заставляя вас ответить взаимностью, отправив предложения *четырем* дополнительным людям.

Представьте, если бы технологические компании стремились к уменьшению возникновения социальных обязательств. Или если бы существовала независимая организация, которая представляла бы общественные интересы — объединение отрасли или FDA (управление по надзору за продукцией) для технологий — которая отслеживала бы случаи, когда технологические компании, злоупотребляют своим влиянием?


Уловка №6: Бесконечные ленты и автозапуск


YouTube автоматически проигрывает следующее видео через короткий промежуток времени после предыдущего.

Еще один путь овладеть сознанием человека — заставить его потреблять продукцию, даже когда он уже не голоден.

Как? Легко. Возьмете опыт, который был ограниченным и завершенным, и превратите его в бесконечный, непрерывно продолжающийся поток.

Профессор из Корнелльского университета Брайан Вансинк продемонстрировал это явление в своей научной работе, показывающей, как можно заставить людей продолжать есть суп, если дать им «бездонную» тарелку, которая постоянно пополняется. Люди с «бездонными» тарелками потребляют на 73% больше калорий, чем люди, которые едят из обычных тарелок, и при этом недооценивают количество съеденной пищи на 140 калорий.

Технологические компании эксплуатируют тот же принцип. Новостные ленты специально разработаны таким образом, чтобы подгружать новые записи и заставить вас листать дальше, при этом они специально исключают какие-либо причины, побуждающие вас остановиться, передумать или уйти.

Именно поэтому видео и социальные сети типа Netflix, YouTube или Facebook автоматически проигрывают следующее видео после определенного времени вместо того, чтобы дождаться вашего сознательного выбора (на случай, если вы его не сделаете). Огромное количество трафика на этих сайтах качается именно путем автозапуска следующей записи.


Facebook автоматически проигрывает следующее видео через несколько секунд после предыдущего.

Технологические компании часто заявляют, что «просто упрощают для пользователей просмотр ролика, который они хотели увидеть», в то время как на самом деле они соблюдают свои коммерческие интересы. И вы не можете их обвинять, потому что увеличение проведенного вами времени на их ресурсах — это валюта, за которую они соревнуются.

Вместо этого, представьте, если бы технологические компании дали вам возможность сознательно ограничивать проведенное на их сайте время, в соответствии с понятием «рационально проведенного времени» лично для вас. Не только ограничивая длительность пребывания в сети, но также позволяя оценить качество того, что можно назвать «рационально проведенным временем».

Уловка №7: Резкое прерывание vs вежливая подача

Компании знают, что сообщения с мгновенным оповещением убедительнее побуждают людей ответить, чем сообщения, доставленные асинхронно (например, электронная почта или какие-либо отложенные входящие сообщения).

Неудивительно, что Facebook Messenger (как и WhatsApp, WeChat, SnapChat или другие мессенджеры), предпочитают моделировать свои системы передачи сообщений по принципу мгновенного оповещения о доставке (при этом показывая строку чата) вместо того, чтобы помочь пользователям с уважением относиться к вниманию друг друга.

Другими словами, немедленное отвлечение внимания — хороший способ получения коммерческой выгоды.

Также в их интересах усиливать ощущения срочности и социальной взаимности. Например, Facebook автоматически уведомляет отправителя о времени, когда вы «просмотрели» его сообщение, вместо того, чтобы позволить вам избежать огласки того, когда вы прочитали сообщение («теперь, когда ты знаешь, что я видел сообщение, я чувствую себя еще более обязанным ответить»).

Напротив, Apple, проявляя большее уважение, позволяет пользователям включать и отключать режим уведомлений «прочитанных поступивших сообщений».

Проблема в том, что путем учащения фактов отвлечения внимания во имя коммерческих интересов, развивается трагедия ресурсов общего пользования, нарушается концентрация внимания в глобальных масштабах и ежедневно создаются миллиарды случаев ненужного отвлечения внимания. Это огромная проблема, которую нам необходимо решить путем разработки общих стандартов дизайна (потенциально, в качестве части «Рационально проведенного времени»).

Уловка №8: Слияние ваших задач с задачами компаний

Еще один способ, которым приложения овладевают вашими умами — это попытка превратить мотивы, по которым вы посетили приложение (для выполнения какой-нибудь конкретной задачи), в неотделимую часть коммерческих целей приложения (максимальное увеличение потребляемой информации, как только вы туда попали).

Например, в реальном мире продуктовых магазинов, две наиболее частые причины посещения — пополнение аптечки и покупка молока. Но продуктовые магазины хотят максимально увеличить количество покупаемых товаров, поэтому они помещают лекарства и молоко в конце магазина.

Другими словами, они делают цели потребителей (молоко, лекарства) неотъемлемыми от коммерческих целей магазина. Если бы магазины по-настоящему стремились помочь людям, они бы помещали наиболее популярные товары в первых рядах.

Технологические компании разрабатывают дизайн своих сайтов по тому же принципу. Например, когда вы хотите посмотреть событие Facebook сегодняшнего вечера (ваша причина), приложение Facebook не позволит вам добраться до него без предварительного просмотра ленты новостей (их причина), и это делается специально. Facebook хочет превратить каждую причину, которая побудила вас пользоваться их услугами, в причину, согласованную с коммерческими целями компании, т.е. максимальное увеличение количества времени, проводимого в сети.

Вместо этого представьте, что…

  • Twitter предоставил вам отдельно выделенный способ отправить твит, вместо того, чтобы просматривать новостную ленту.

  • Facebook предложил вам отдельно выделенный способ просматривать мероприятия Facebook на сегодняшний вечер, не заставляя вас просматривать свою новостную ленту.

  • Facebook предложил вам отдельный путь использования Facebook Connect в качестве паспорта создания нового счета для приложений и сайтов третьих лиц, не заставляя вас устанавливать полное приложение Facebook, новостную ленту и уведомления.

В мире«Рационально проведенного времени» всегда будет прямой способ получить то, что соответствует вашим пожеланиям, отдельно от того, что выгодно компании. Представьте себе цифровой «Билль о правах», в котором будут изложены стандарты дизайна, обязывающие сервисы, которыми пользуются миллиарды людей, предоставлять пользователям инструменты эффективного достижения своих целей, не заставляя их пробираться сквозь намеренно расставленные ловушки.


Представьте себе, если бы веб-браузеры дали вам возможность перейти непосредственно к цели вашего посещения, особенно на сайтах, которые намеренно изменяют маршрут ваших действий с целью удовлетворения собственных потребностей.

Уловка №9: Неудобный способ сделать выбор

Нам говорят, что компании достаточно «предоставить возможность выбора».
  • «Если вам не нравится наш продукт, вы всегда можете использовать другой».

Естественно, компании хотят сделать доступнее выгодные для себя варианты выбора, а варианты, неудобные для них — трудновыполнимыми. Фокусники делают тоже самое. Вы облегчаете зрителю возможность взять необходимую вам вещь и усложняете путь к невыгодной вещи.

Например, NYTimes.com позволяет вам «свободно» отказаться от вашей электронной подписки. Но вместо того, чтобы позволить вам выполнить это действие, просто нажав на кнопку «Отменить подписку», они посылают вам электронное письмо с информацией о том, как отменить подписку по телефонному номеру, который работает только в определенное время.


Вместо того, чтобы смотреть на мир с точки зрения доступности вариантов выбора, нам нужно посмотреть на мир с точки зрения усилий, затрачиваемых на пути к реализации этих вариантов. Представьте себе мир, в котором варианты выбора были бы помечены в соответствии с тем, насколько сложно их реализовать (своеобразными коэффициентами сложности), и где существует независимая организация — концерн отрасли или некоммерческая организация, которая ставит эти пометки в зависимости от уровня сложности, и устанавливает стандарты достижимости конечной цели.

Уловка №10: Предсказывание ошибок и стратегия «просовывания ноги в дверной проем»


Facebook обещает легкий вариант выбора «Просмотр фотографии». Стали бы мы на нее нажимать, если бы видели реальную цену, которую придется заплатить?

Наконец, приложения могут эксплуатировать неспособность человека предвидеть последствия нажатия.

Люди не в состоянии интуитивно спрогнозировать настоящую цену клика, исходя из данного им предложения. Проводники используют тактику «всовывание ноги в проем двери», начиная с маленькой безобидной просьбы («только одно нажатие, чтобы посмотреть, передался ли твит по цепочке»), а потом наращивают обороты («почему бы вам не остаться здесь подольше?») Практически все социальные сайты используют эту уловку.

Представьте себе, если бы браузеры и смартфоны, т.е. те шлюзы, посредством которых мы делаем этот выбор, действительно стремились помочь людям прогнозировать последствия кликов (на основе реальных данных о преимуществах и затратах?).

Именно поэтому я добавляю прогнозируемое время прочтения в начале моих постов. Когда вы показываете людям «правдивую цену» их выбора, вы обращаетесь с вашими пользователями и аудиторией с уважением. В интернете Time Well Spent («Рационально проведенного времени»), варианты выбора будут оформляться с точки зрения предполагаемых затрат и выгод, чтобы люди по умолчанию имели возможность сделать осознанный выбор, не выполняя при этом ненужной работы.


TripAdvisor использует методику «нога в проёме двери», когда просит вас поставить оценку в 1 клик («Сколько звёзд?»), пряча за ней 3-х страничную анкету.

Выводы и как всё исправить

Вы расстроены, что технологии имеют такое большое влияние на вашу жизнь? Я тоже. Я перечислил всего несколько методик, но на самом деле их тысячи. Представьте себе заполненные книжные полки, семинары, совещания и тренинги, где начинающих предпринимателей в отрасли технологий обучают таким методикам. Представьте себе сотни разработчиков, чья повседневная работа заключается в том, чтобы держать вас на крючке.

Абсолютная свобода — это свободный ум, и нам нужны технологии, работающие на нашей стороне, помогающие нам жить, мыслить и действовать свободно.

Нам нужно, чтобы наши смартфоны, экраны уведомлений и браузеры были внешним каркасом наших умов и личных взаимоотношений, приоритетом для которого являются наши ценности, а не импульсы. Наше время очень ценно. И мы должны защищать его с такой же энергией, как частную жизнь и другие цифровые права.

Как манипулируют трендами в соцсетях | События в мире — оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

С помощью сетей ботов — программ, которые управляют фейковыми аккаунтами в соцсетях — можно искусственно вывести в тренд любую тему. Они могут достигать огромных размеров: в 2017 году исследователи Лондонского университета разоблачили сеть в Twitter, состоящую из 350 тысяч фальшивых аккаунтов. Они не были активны, но «включить» их можно было в любой момент.

Запрограммированные армии ботов реагируют в социальных сетях на посты с определенными ключевыми словами. Обнаружив заданное слово или хэштег, они лайкают, репостят, оставляют под постом заготовленные хорошие или плохие комментарии. Заметив высокую активность, алгоритмы соцсетей выводят тему в тренд и показывают ее другим пользователям. Так она становится популярной и автоматически выходит в топ самых обсуждаемых. При этом за трендами в Twitter, Instagram, Facebook и т.д. следят рекламодатели, политики, журналисты — так они пытаются понять, что волнует людей. Но не всегда эти темы действительно интересуют интернет-пользователей.

Боты вмешиваются в выборы

Проблема еще и в том, что во многих странах трендами манипулируют для политической борьбы. По данным правозащитной организации Freedom House, только за 2017 год боты пытались влиять на результаты выборов в 17 государствах. Программы-роботы распространяют фейковые новости, подавляют критику, продвигают нужную точку зрения.

Изучающий манипуляции в соцсетях немецкий политилог Симон Хегелих (Simon Hegelich) в 2014 году обнаружил сеть ботов, влиявших на тренды в разгар конфликта на Украине. 15 тысяч фейковых аккаунтов оставляли по 60 тысяч постов в день: они публиковали шутки, обсуждали спортивные события и между делом поддерживали «Правый сектор». Хегелих подтвердил в интервью DW и то, что армии ботов были активны во время избирательной кампании в США в 2016 году. Агитационные сообщения якобы рассылали привлекательные девушки, за которыми на самом деле скрывались специальные программы.

Как боты влияют на тренды в соцсетях

Манипулируют трендами по-разному. К примеру, властям какой-нибудь авторитарной страны не нравится популярный хэштег, который используют оппозиционеры. С помощью ботов они раскручивают в Сети альтернативную кампанию и выдавливают первоначальный хештег из топа. В итоге на него меньше кликают, а потом и вовсе забывают.

Чтобы заглушить оппонентов, сотни тысяч ботов могут подписаться на какой-то конкретный аккаунт, регулярно лайкать и репостить его сообщения, поддерживая мнимую популярность конкретного человека или организации.

В некоторых случаях боты дискредитируют неугодные хэштеги. Они раскручивают посты с такими тегами, добавляя неподходящие ссылки, странные комментарии, картинки и видео не по теме. Такой способ используют, например, против организации митингов и акций протеста с помощью соцсетей. В итоге найти по хэштегу можно в первую очередь не относящуюся к делу информацию, а не сведения о готовящемся мероприятии.

Конечно, социальные сети пытаются бороться с подобными манипуляциями, но и боты действуют все более изощренными способами.

Обычные юзеры вряд ли заметят, что за конкретным трендом стоят целые сети ботов: для этого нужно сопоставить тысячи постов и найти среди них подозрительные закономерности. В Мюнстерском университете (Westfälische Wilhelms-Universität) работают над специальной программой, которая будет распознавать и блокировать такие манипуляции. Но до того, как она станет доступна, важно помнить, что не каждый тренд в соцсети — настоящий.

Другие выпуски проекта DW «Как выжить в соцсетях» смотрите здесь.

Смотрите также:

Как понять, что нами манипулируют

Эмоциональная манипуляция разрушает самые близкие отношения, а тот, кто попадает в эту ловушку, чувствует себя растерянным, никчемным, беспомощным. Конечно, все мы порой манипулируем друг другом, зачастую совершенно непреднамеренно. Кроме того, это понятие настолько размыто, что под него можно подогнать любое поведение, даже такое естественное, как плач голодного младенца.

В каких случаях стремление добиться своего и достичь определенных целей принимает форму манипуляции? Когда она переходит в психологическое насилие? Есть признаки, которые указывают на серьезные проблемы в отношениях.

Что такое манипуляция

Это любая попытка повлиять на чье-то эмоциональное состояние, с тем чтобы заставить совершить некое действие или испытать необходимые чувства. В личных взаимоотношениях такое бывает постоянно, и не только там. Рекламодатели манипулируют эмоциями потенциальных покупателей, чтобы вызвать у них желание приобрести товар. Политики — избирателями, чтобы заполучить их голоса, убедить в фальшивых заверениях или навязать нужное мнение.

«Все мы манипуляторы, — говорит психолог Мелисса Стрингер. — При этом часто речь идет о социально приемлемой манипуляции — например, улыбке и зрительном контакте, здоровых способах завязать дружеские отношения. Но когда приемы используются для того, чтобы выставить себя в лучшем свете и установить над кем-то власть, — это совсем другое».

Люди, которые это делают умышленно, чаще всего стараются уйти от прямолинейных разговоров о своих потребностях или взаимных желаниях, боясь показаться уязвимыми.

12 распространенных приемов манипуляции

Манипуляторы изобретают сотни тактических ходов, и разгадать их намерения бывает нелегко. Однако в общей сложности все сводится к довольно очевидным способам.

1. Демонстрировать сильные чувства, чтобы подчинить себе другого

Например, абьюзер может попытаться форсировать романтические отношения. Он будет окружать жертву любовью и делать красивые жесты, чтобы та утратила бдительность или почувствовала себя обязанной.

2. Играть на чужих слабостях

Излюбленный прием рекламодателей: так косметические компании навязывают клиентам мысль, что они непривлекательны или стары. Распространена эта тактика и в личных отношениях: к примеру, когда один партнер внушает другому, что его больше никто никогда не полюбит.

3. Лгать и тут же отказываться от своих слов

Манипуляторы способны утопить жертву в потоке лжи. Если их уличают в обмане, они уверяют, что не говорили ничего подобного, или выдумывают новую ложь.

4. Преувеличивать и обобщать

Трудно возразить тому, кто заявляет: «ты меня никогда не любила» или «ты никогда не старался». Конкретные претензии можно обсудить, а расплывчатые обвинения оспорить куда сложнее.

5. Уклоняться от темы

Если человека критикуют за неприемлемые поступки, он может попытаться отвлечь от себя внимание и перевести разговор в другую плоскость. Часто это выражается в такой форме: «Лучше посмотри на …». Скажем, один из супругов обеспокоен, что партнер употребляет наркотики, но в ответ слышит, что надо лучше заботиться о ребенке.

6. Менять правила игры

Это происходит, когда человек постоянно выдвигает новые критерии, которым надо соответствовать, чтобы его все устраивало. Допустим, постоянно высмеивает коллегу за манеру одеваться. Если тот меняет стиль, заявляет, что ему ничего не светит с такой прической или таким акцентом, и так далее.

7. Запугивать, чтобы управлять

К примеру, угрожать или применять физическую силу.

8. Самоутверждаться за чужой счет

Чтобы унизить других или обесценить их жизненный опыт, люди невротического склада часто пытаются убедить окружающих, что тем недостает ума.

9. Проявлять пассивную агрессию

Такое поведение включает множество стратегий, например перекладывание вины или сомнительные комплименты. В целом пассивной агрессией называют склонность выказывать недовольство или гнев без явного выражения эмоций.

10. Изводить молчанием

Попросить время на обдумывание решения или сказать тому, кто оскорбил вас до глубины души, что вам больше не о чем разговаривать, нормально. Но игнорировать человека, чтобы наказать или припугнуть, это манипулятивная тактика.

11. Газлайтинг

Изощренная форма манипуляции, при которой человека заставляют сомневаться в адекватности восприятия реальности. Например, мучитель может отрицать факт насилия и рассказывать жертве, что у нее плохо с памятью.

12. Привлекать союзников

Жестокий родитель может призвать на помощь других членов семьи, чтобы те напомнили ребенку, чем ради него пожертвовали. Под социальным давлением немудрено почувствовать вину и перестать жаловаться на плохое обращение. Манипуляторы умеют комбинировать разные приемы или переключаться между ними в зависимости от контекста.

Почему люди манипулируют окружающими

Не всякая манипуляция злонамеренна, даже если причиняет вред. Люди прибегают к такому поведению по нескольким причинам.

  1. Слабые коммуникативные навыки. Одни стесняются высказывать мысли напрямую. Другие выросли в обстановке, где такое общение считалось нормой.
  2. Стремление держать на расстоянии. Есть те, кто доводит других до ручки, используя манипуляцию как орудие власти. Иногда таким образом проявляются симптомы личностного расстройства, например нарциссизма.
  3. Страх. Многие это делают из страха, особенно если боятся, что вот-вот останутся одни. Это часто бывает при разводе или кризисе отношений.
  4. Защитные механизмы. За манипуляцией может скрываться попытка уйти от чувства вины. Одни глушат вину тотальным контролем и жестоким обращением, другими движет низкая самооценка, боязнь осуждения или нежелание признавать собственные недостатки.
  5. Социальные нормы. Некоторые формы манипуляции вполне допустимы и даже полезны. Таким образом большинство из нас усваивает, что на работе важно быть приветливым и бодрым, чтобы заслужить расположение коллег и руководства.
  6. Маркетинг, реклама, финансовые или политические мотивы. Фактически весь бизнес манипулирует нашими эмоциями и сознанием, убеждая покупать продукты и услуги, менять точку зрения или голосовать нужным образом.

«Чаще всего манипуляторами становятся те, кого не научили навыкам эффективного общения. Бывает и хуже: их наказывали, когда они пробовали выражать свои потребности или желания. В результате изначальный смысл человеческих отношений исказился, и перевесили стратегии, направленные на избегание любых просчетов. Соответственно, цель достигается двумя основными путями: непрямая коммуникация и отказ от ответственности за свои действия», — подчеркивает Стрингер.

Как защититься

Если вы поняли, что не раз поддавались манипуляциям, вы тут ни при чем. Каждым из нас манипулируют в той или иной степени, и предотвратить это невозможно.

Тем не менее есть несколько методов, которые позволяют противостоять и обозначать четкие границы.

  • Выражайте мысли прямо, четко и конкретно. Прямая коммуникация помогает выстраивать здоровые отношения и распознавать манипуляцию.
  • Научитесь отличать допустимую манипуляцию от недопустимой. Большинство людей время от времени отпускает пассивно-агрессивные или манипулятивные реплики без всякой задней мысли. Признаки злостной манипуляции выражаются в оскорблениях, систематических попытках контроля и желании причинить боль.
  • Устанавливайте четкие границы. Если вами пытаются манипулировать, объясните, как надо себя вести, и придерживайтесь выбранной линии. Например: «Мама, я понимаю, сколько ты ради меня сделала, но это не значит, что у тебя есть право меня унижать».
  • Попросите совета у третьей стороны. Это может быть рискованно, поскольку манипуляторы нередко вербуют сторонников среди общих знакомых. Но если среди близких есть тот, кому можно доверять: супруг, родственник или друг — поделитесь с ним, возможно, он подскажет дельное решение.

Жертвам хронической манипуляции и психологического насилия стоит обратиться к психотерапевту. Специалист поможет обнаружить признаки манипуляции, разорвать тяжелые отношения и уменьшить риск попасться в ту же ловушку. Кроме того, вы научитесь выстраивать здоровые границы и пресекать любые попытки вторжения.

8 простых правил общения, когда вами манипулируют

Манипуляторы ловко внушают нам чувство вины, шантажируют, угрожают, льстят. Мы выполняем их пожелания или приказы в ущерб себе, будто лишившись воли. Такие игры порой длятся годами, отравляя жизнь.

Чтобы защититься от них, AdMe.ru и Рsychologies выкладывает несколько правил безопасности, которые разработал эксперт по коммуникативным стратегиям, коуч Престон Ни.

Помните о своих неотъемлемых правах

  • Вы имеете право на уважение со стороны других людей.
  • Вы имеете право выражать свои чувства, мнения и желания.
  • Вы имеете право устанавливать свои приоритеты.
  • Вы имеете право говорить «нет», не чувствуя себя виноватым.
  • Вы имеете право получить то, за что заплатили.
  • Вы имеете право выражать свои взгляды, отличающиеся от взглядов других людей.
  • Вы имеете право защищать себя от физических, моральных и эмоциональных угроз.
  • Вы имеете право строить свою жизнь в соответствии со своим пониманием счастья.

Это — границы вашего личного пространства. Конечно, манипуляторы, грубо нарушающие наши границы, не уважают и не признают этих прав. Но только мы сами, и никто другой, ответственны за свою жизнь.

Держите дистанцию

В общении манипулятор постоянно меняет маски: с одним человеком он подчеркнуто вежлив, с другим – вызывающе груб, в одной ситуации абсолютно беспомощен, в другой — крайне агрессивен. Если вы заметили, что кому-то свойственны подобные крайности, держитесь от этого человека на безопасном расстоянии и старайтесь не вступать с ним в контакты без необходимости.

Чаще всего причины такого поведения сложны и коренятся глубоко в детском опыте. Исправлять, перевоспитывать или спасать манипулятора – не ваша задача.

Не принимайте его слова на свой счет

Задача манипулятора – играть на ваших слабостях. Неудивительно, если рядом с ним вы начинаете ощущать свою неполноценность и даже обвинять себя в том, что не соответствуете его требованиям. Отследите эти чувства и вспомните, что проблема не в вас. Вами манипулируют, чтобы заставить чувствовать себя недостаточно хорошим, а значит, готовым подчиниться чужой воле и отказаться от своих прав. Обдумайте ваши отношения с манипулятором, ответив на такие вопросы:

  • Проявляет ли он ко мне искреннее уважение?
  • Насколько обоснованны его ожидания и требования?
  • Насколько сбалансированы наши отношения, или только один из нас в них вкладывается, а второй получает выгоды?
  • Не мешают ли мне эти отношения хорошо относиться к себе?

Ответы на эти вопросы помогут понять, в ком проблема – в вас самих или в другом человеке.

Задайте ему проверочные вопросы

Манипуляторы всегда одолевают вас просьбами или требованиями, заставляя забыть о себе и переключиться на их нужды. Услышав адресованный вам очередной необоснованный призыв, переместите фокус внимания с собственной персоны на манипулятора. Задайте ему несколько проверочных вопросов, и станет ясно, обладает ли он хоть какой-то самокритичностью:

  • «Ты считаешь, что это разумная просьба (требование)?»
  • «По-твоему, это честно по отношению ко мне?»
  • «У меня может быть свое мнение по этому поводу?»
  • «Ты меня спрашиваешь, или ты утверждаешь?»
  • «А что я получу в итоге?»
  • «Ты действительно рассчитываешь, что я… (переформулируйте его просьбу / требование)?»

Задавая эти вопросы, вы как бы ставите перед ним зеркало, и манипулятор может разглядеть в «отражении» истинный смысл своего запроса. Скорее всего, он отступит и возьмет назад свое требование.

Но есть среди них и совершенно безнадежные персонажи, которые не станут даже слушать вас и продолжат настаивать на своем. В таком случае воспользуйтесь следующими советами.

Не спешите!

Еще один излюбленный прием манипуляторов – добиваться от вас немедленного ответа или действия. В ситуации нехватки времени им легче управлять вами и достигать своих целей (в терминологии специалистов по продажам это называется «закрыть сделку»).

Если вы чувствуете, что на вас оказывают давление, – не торопитесь принимать решение. Используйте временной фактор в своих интересах, дистанцируйтесь от попыток давить на вас. Вы сохраните контроль над ситуацией, всего лишь сказав: «Я подумаю над этим». Это очень действенные слова! Возьмите паузу, чтобы оценить все за и против, и взвесьте: хотите ли вы продолжать обсуждение, или же лучше вообще сказать «нет».

Учитесь говорить «нет» 

Умение говорить «нет» – это вообще важнейшая часть искусства коммуникации. Внятно сформулированный отказ позволяет вам твердо стоять на своем, сохраняя при этом нормальные отношения.

Помните, что вы имеете право устанавливать собственные приоритеты, право сказать «нет», не испытывая при этом чувства вины, и право выбирать свой путь к счастью.

Расскажите ему о последствиях

В ответ на грубое вторжение в ваше личное пространство и нежелание слышать ваше «нет» расскажите манипулятору о последствиях его действий.
Умение прогнозировать и убедительно формулировать возможные последствия – одно из самых сильных средств, позволяющих вывести манипулятора из игры. Это ставит его в тупик и заставляет переменить отношение к вам на уважительное.

Дайте отпор обидчику

Порой манипуляторы доходят до прямых издевательств, пытаясь запугать жертву или причинить ей вред. Самое важное, что здесь надо помнить: подобные люди цепляются к тем, кого считают слабаками. Пока ты пассивен и уступчив – ты для них потенциальная жертва. При этом в душе многие из этих обидчиков трусливы. И как только намеченная жертва начинает проявлять твердость и отстаивать свои права, манипулятор чаще всего отступает. Это правило работает в любом сообществе: в школе, в семье, на работе.

Как показывают исследования, многие обидчики сами являются жертвами насилия. Это обстоятельство, конечно, ни в коей мере не извиняет их поведение, но о нем важно помнить, чтобы хладнокровней относиться к их нападкам.

Фотография на превью: Orion Pictures

Эти сигналы говорят о том, что вами манипулируют — подсказка от мастера переговоров

Два режима переговоров

В переговорах есть несколько режимов. Можно выделить два основных:

  • Эмоциональный
  • Рациональный

При эмоциональных переговорах задача вашего оппонента — втянуть вас в эмоциональный режим, то есть вывести в состояние эмоционально дестабильное. Зачем? Оппонент видит в этом залог успеха. И если ему удается втянуть собеседника в эмоциональную плоскость, то собеседник будет необдуманно действовать и совершать фатальные ошибки.

Как часто на переговорах разворачивается такая картина: опытный переговорщик нас задавил, мы не смогли ответить, из-за этого сделали какую-то серьезную ошибку — дали те условия, которые не планировали, или же ушли, хлопнув дверью.

Как мы оправдываем себя? «Вы знаете, он такой жесткий, что с ним невозможно вести переговоры…» Или так: «Вы знаете, он представляет такую серьезную организацию, что с ним не поспоришь…» Или: «Да он просто зверь, с ним невозможно конструктивно разговаривать». Это — оправдание. И наш мозг всегда найдет достойное оправдание нашим ошибкам. Почему так происходит? Потому что мы втянулись в эмоциональный режим.

Наша задача как переговорщика, который имеет дело с жестким оппонентом, — научиться переводить переговоры из эмоционального в рациональный режим.

Все техники ведения переговоров, которые мы обозначим ниже, будут направлены на перевод переговоров из эмоционального режима в рациональный. Техники, которые помогут достичь результата.

Итак, давайте разберем две модели поведения в эмоциональных переговорах: варварская модель поведения и манипуляция. В чем их отличие?


Как нами манипулировать

У каждого из нас в душе есть набор струн, который реагирует на какие-то слова и действия оппонента. Перечислим их (хотя все и не перечислишь, но нас интересуют в первую очередь именно эти):

  1. Жалость
  2. Страх
  3. Алчность
  4. Секс (соблазнение)
  5. Чувство долга
  6. Любопытство
  7. Самолюбие

Что происходит? Манипулятор дергает за каждую струнку по отдельности. Он хочет, чтобы эта струнка начала у нас жужжать, звенеть и мы сделали некий шаг, который будет в угоду «варвару» или «манипулятору».

Манипуляция — это игра на душевном инструменте оппонента для того, чтобы оппонент сделал то, что хочет манипулятор.

Игра на струне «чувство долга» или «дружба»

Часто манипулятор, искусно играя на эмоциональных струнах, добивается от своего оппонента заранее запланированных им действий. На уловки мастеров попадаются даже опытные политики и дипломаты. Кстати, к игре на эмоциональных струнах часто прибегают не совсем честные предприниматели. Расскажу такую историю.


В начале 1990-х достаточно долгое время существовала фирма, которая за плату бралась определить пол будущего ребенка. УЗИ тогда еще не было, а знать, кто родится — мальчик или девочка, — хотели многие. Так вот, фирма после несложных процедур сообщала по телефону пол ребенка. Но в регистрационный журнал вносились прямо противоположные сведения. Если «предсказание» сбывалось, вопросов у клиентов не возникало. Если же происходила ошибка и клиент приезжал скандалить, из сейфа извлекался журнал, отыскивалась фамилия и — результаты прогноза. Естественно, что они оказывались правильными. Нехитрое дело: если клиенту первоначально говорили, что у него родится девочка, в журнал писали «мальчик» и наоборот. Таким образом, один из двух возможных ответов — устный или письменный — всегда был верным.


Итак, с моделью «манипуляция» в эмоциональных переговорах нам вроде бы все ясно. А что стоит за определением «варварская модель поведения»? В чем коренное отличие «варвара» от просто манипулятора?

И «варвар», и манипулятор нацелены на то, чтобы заставить своими действиями сделать что-то в угоду ему. Это — его цель. Помните? — поиграть на струнах души оппонента.

Давайте обратимся к фильму «Управление гневом». Вернее, вспомним эпизод в самолете, когда одного молодого человека постоянно провоцировали — вызывали его гневную реакцию. То телевизор возле него громко работает, то его место вдруг занято, то стюардесса не хочет его обслуживать. В довершение всего появляется большой чернокожий парень, который начинает провоцировать его с большей силой. В конце концов, молодой человек вспылил, выплеснул свои эмоции и, как следствие, получил разряд электрического тока. Потом, по сюжету фильма, его еще и признали виновным в агрессивном поведении на борту самолета и осудили. А на самом деле действия этих провокаторов и были нацелены на то, чтобы вызвать у него такую реакцию. И они добились своего.

Просмотрев этот эпизод, подумайте: какие струны цеплял каждый из провокаторов? Наверняка найдете быстро: этот — дернул струну «чувство долга», этот — «любопытство», этот — «самолюбие», а этот!

Так в чем же отличие манипуляции от варварства? «Варвар», в отличие от манипулятора, цепляет не за одну струнку, а фактически берет дубину и шарахает ею по множеству струн.

Когда я начинал свою карьеру руководителя отдела продаж, был достаточно молод, амбициозен, и в моем подчинении находились такие же амбициозные ребята. Мой шеф — властный взрослый человек. Каждый месяц приходило время отчетности, он вызывал меня к себе и задавал вопрос: «Как результаты месяца?» Я ему докладывал — весь такой одухотворенный, воодушевленный (ведь показатели были всегда на уровне и даже выше). Он слушал и произносил следующую фразу: «Ты что, думаешь, что ты — звезда? Перевыполнил он мне план, тоже мне герой. Я сейчас тебя выкину отсюда и возьму на работу десять таких, как ты».

Вот это — типичное варварство, потому что задеты многие струны. На самом деле практически все струны. Задайте себе вопрос: на что было нацелено его действие? Чего на самом деле он хотел от меня?

Главной его целью было сделать так, чтобы во мне что-то «щелкнуло и зажужжало», чтобы я побежал и совершил какое-то действие, которое невыгодно мне, но выгодно и интересно ему.

Я должен был напрячься, чтобы еще больше работать и выполнять еще больше, чем планируется. А я, вполне заслуженно гордящийся своими результатами, стал отстаивать и свои интересы: мне хотелось иметь время на отдых, семью и так далее. Он же хотел, чтобы я только работал, работал и работал.

Именно так и поступает «варвар». Манипулятор же поступает чуть-чуть по-другому. Он более искусен.

Что делает манипулятор? Он цепляет по одной струночке. Как?


Приезжаю я в город Архангельск. Веду переговоры с одной очень большой сетью. Появляется молодой человек, хорошо одетый, на руке — дорогие часы. Садится и, даже не глядя в мою сторону, произносит фразу:  — Скажите, пожалуйста, вы готовы с нами работать на условиях отсрочки платежа на 90 дней?  Я понимаю, что это не в моих интересах.
 — Нет, не готовы. 
— Почему?
 — Потому что у нас есть решение совета учредителей, и мы не работаем ни с кем на условиях отсрочки платежа на 90 дней.   — Скажите, пожалуйста, какая у вас должность в компании? — Генеральный директор.
 — Скажите, пожалуйста, неужели генеральный директор не может решить столь простой вопрос?


Вот это — изящная искусная манипуляция. На какую струнку идет давление? На «самолюбие». Незамедлительно следует реакция, и человек начинает уже действовать во власти эмоций. Но задача одна и та же — чтобы я сделал то, что выгодно ему. В данной ситуации — чтобы я дал ему те условия, которые выгодны ему, а не мне.

Если рассмотреть это в рамках повышения бюджета переговоров, то, заметьте, все действия и «варвара», и манипулятора направлены на то, чтобы наш бюджет переговоров сразу же увеличивался. Мы с вами уже знаем, что, как только задействованы эмоции, бюджет растет. Кроме того, когда задействованы эмоции, гораздо чаще делаются уступки, к которым мы ранее не были готовы и о которых даже и не думали.


Три шага, которые помогут контролировать эмоции

Теперь, уважаемые читатели, когда манипулятор или «варвар» будет играть на этих струнах, будет ими щелкать, цеплять за них, вы сразу же определите, что идет нападение на ваше внутреннее состояние. И вы уже будете вооружены и готовы произвести некое действие. Что нужно делать?

Тут нельзя торопиться. Ни в коем случае.

Впрочем, многие методики работы с «варварскими» манипуляциями говорят, что нужно быстро и точно ответить. Но быстрый и точный ответ может привести дальше к такой интересной игре, которую можно назвать «пинг-понг в переговорах». Это значит, что вы будете стоять и обмениваться вербальными выпадами в сторону друг друга.

А наша основная задача как переговорщика, который настроен и нацелен на результат, — перевести переговоры из эмоционального режима в рациональный. И для этого надо сначала выровнять свои эмоции, привести их в порядок. И только после этого применять любую из техник, которые мы с вами обсудим.

Первое, что надо сделать — уйти из-под эмоционального удара.

Удар. Или — резкое изменение картины мира. Термин «картина мира» подробно описал в своих книгах Владимир Тарасов. Картина мира — это схема жизненных лабиринтов. То, как мы выстраиваем движение по жизни, и то, как мы видим свою жизнь: что плохо, что хорошо, что этично, что неэтично, что дорого, что дешево и так далее. Все это каждый видит по-разному и каждый выстраивает свой маршрут движения по лабиринту. В нем есть проходы и тупики. Это то, как мы себе представляем последствия наших поступков, слов и решений.

Наша картина мира часто оказывается неадекватной, это значит — мы себе нарисовали схему движения, а все пошло не так, произошло столкновение с неожиданностью. Именно в этот момент, в момент столкновения с неожиданностью, мы и получаем удары.

Удары наносятся следующим образом: точным вопросом, точным утверждением, которых не ожидали и которые резко меняют нашу картину мира, игрой и ударами по струнам нашей души.


Заместитель директора крупной компании в очередной раз пришел в кабинет к чиновнику с просьбой подписать документ, разрешающий строительство магазина. Все формальности соблюдены, даже имелись подписи жителей близлежащих домов, однако в ответ на просьбу топ-менеджер получил удар:  — Знаю я вас, хапуг, подписи небось подделывали всю ночь. Лишь бы карманы набить.
 — Мы ничего не подделывали.
 — Полюбуйтесь, вот у меня заявление от недовольных граждан.


Давайте посмотрим, в чем заключался удар и почему молодой представитель бизнеса не смог ничего ответить.

Топ-менеджер нарисовал в своей голове следующую схему движения по лабиринту: есть подписи, все согласования, я приду, покажу бумаги, и чиновник — может, конечно, и поворчит, но — обязательно подпишет, у меня же есть мнение большинства. Это его картина мира.

Но чиновник столкнул его с неожиданностью, нанес первый удар, сыграв на струнах самолюбия и страха. Заместитель директора не смог отразить удар и стал оправдываться, на что тут же получил второй удар.

У чиновника было определенное информационное преимущество, он нащупал пустоту у бизнесмена и добил его. Как только мы пропускаем первый удар, наш оппонент тут же нанесет еще серию точных ударов, пользуясь правилом Сунь Цзы: «Враг целит в пустоту».

Эффективной профилактикой ударов является качественная подготовка к переговорам. 

Существует еще один очень действенный способ — брать паузу. Не торопиться отвечать, не нестись сломя голову навстречу очередному удару, а, взяв паузу, успокоить дребезжание струн и только после этого продолжать переговоры. Гораздо лучше взять неуклюже паузу, чем дать ответ на эмоциях и втянуться в перепалку, в результате уйти ни с чем или же с огромными убытками.


Как брать паузу во время переговоров


1. Отвлечение внимания на бытовую подробность

Все мы — живые люди, и у всех может попасть соринка в глаз, запершить в горле. Фразы, с помощью которых можно взять в переговорах паузу, не оригинальны, их великое множество:

  • Что-то попало в глаз.

  • Мне пора принять лекарства.
  • В горле першит (попить воды).

2. Физический выход из пространства взаимодействия под благовидным предлогом

Если удар достаточно сильный, то, как правило, переговорщик застывает в одной позе как памятник. Очень важно поменять позу, причем — кардинально. Встать, пройтись, взять бумаги в портфеле.

Однажды наблюдал на переговорах в одной крупной сети, как поставщик, получив сильнейший удар от закупщика, опрокинул чашку кофе. Взятая пауза дала ему возможность выйти из сложившейся неприятной ситуации.

Ну, опрокидывать чашку — это, конечно, немножко чересчур. Можно обойтись чем-то обыкновенным:

  • Простите, мне нужно срочно взять бумаги в офисе.
  • Простите, мне срочно надо ответить на звонок, на смс. (Кстати, здесь, чтобы не вызвать ехидства со стороны оппонента, важно ответить на смс человека, которому сам нападающий не отказал бы в ответе. Например, сыну, или дочке, или родителям. Очень даже благовидный предлог. )
  • Простите, вынужден вас оставить на минуту. (В школе мы говорили: можно выйти?)

3. Философский выход из ситуации — риторический вопрос или обобщенное высказывание
  • Что есть истина?..
  • Все мы субъективны…

  • Нет ничего более постоянного, чем временное…


Только после того, как мы взяли паузу и нормализовали свое эмоциональное состояние, стоит отвечать собеседнику.




Материалы по теме:

Я веган и часто путешествую – это помогает мне лучше вести переговоры

11 лекций, которые научат вас ведению бизнеса

«Сделка с Facebook длилась 100 часов»

«Миша подключает свой ноутбук к проектору, открывает крышку, а там…»

Не верьте фондам. 4 хитрости, на которые пойдут те, кто дают вам деньги

Манипуляции — серьезный красный флаг в браке

Люди, которые манипулируют, используют психическое искажение и эмоциональную эксплуатацию, чтобы влиять на других и контролировать их. Их цель — иметь власть и контролировать других, чтобы получить то, что они хотят.

Манипуляторы знают ваши слабости и будут использовать их против вас. Это будет происходить и дальше, если вы активно и настойчиво не положите этому конец. Тем не менее, это не всегда легко.

Прекратить манипуляции в браке может быть сложно, потому что это могло начаться незаметно.Со временем манипуляции могут стать повседневной динамикой ваших отношений с партнером.

Что такое манипуляция?

Манипуляции могут быть незаметными или довольно очевидными, но оба они разрушают ваш брак. Вот посмотрите, как тактика манипуляции сравнивается со здоровым, прямым подходом.

  • Прямой и честный подход. «Я хочу пойти в кино сегодня вечером. Если у тебя нет никаких планов на этот вечер, ты пойдешь со мной?»

Напротив, если партнер манипулирует, это может быть очевидным или незаметным.

  • Очевидные манипуляции. «Если бы ты любил меня, ты бы пошел со мной сегодня в кино».
  • Тонкие манипуляции. «У тебя есть какие-нибудь планы на этот вечер?» (Не сказано: Если да, то не люби меня .)

Общие стратегии манипуляции

Если вы узнаете эти взаимодействия в своих отношениях, это может быть признаком того, что ваш партнер манипулирует вами.

  • Принуждение
  • Расплывчатость в отношении желаний или потребностей
  • Обвинение
  • Критика и неодобрение
  • Плач
  • Высказывание угроз и ультиматумов
  • «Безмолвное лечение»
  • Вспышка гнева
  • Ложь или искажение правды
  • Заставить вас почувствовать стыд, смущение или вину
  • Надуться
  • Показать преувеличенное разочарование
  • Искривить слова (или их значение)
  • Ныть
  • Отступление или уклонение
  • Удержание денег или что-то ценное
  • Утаивание или сокрытие информации
  • Утаивание секса или привязанности

Почему люди манипулируют другими

Как правило, люди манипулируют другими, чтобы получить то, что они хотят. Они могут чувствовать необходимость наказывать, контролировать или доминировать над своим супругом. Они могут искать жалости или внимания или иметь другие эгоистичные мотивы. Они также могут пытаться изменить или утомить супруга, пытаясь удовлетворить свои собственные потребности.

Люди, которые манипулируют во взрослых отношениях, иногда происходят из неблагополучной исходной семьи (семьи, в которой человек растет). Возможно, им приходилось манипулировать, чтобы удовлетворить основные потребности или избежать сурового наказания, или, возможно, ими манипулировали их родители и они научились этому негативному способу взаимодействия с другими.

Последствия манипулирования

Манипуляция вредит отношениям, особенно близким. Если вами манипулирует партнер, вы можете почувствовать:

  • Постоянная потребность защищать себя
  • Отсутствие безопасности в браке
  • Недоверие к партнеру
  • Серьезное чувство неуверенности в себе
  • Частые извинения, даже если вы считаете, что не сделали ничего плохого
  • Негативные чувства, такие как неудовлетворенность, обида, негодование, гнев и разочарование
  • Общее недовольство отношениями

Что делать с манипуляциями в браке

Большинство людей умеют манипулировать, но мы выбираем зрелые и здоровые способы взаимодействия с другими. Большинство из них стремятся уважительно относиться к нашему партнеру через прямое и честное общение, особенно в браке или других любовных отношениях.

Манипуляции и другие формы эмоционального насилия недопустимы со стороны романтического партнера — или кого-либо еще в вашей жизни. Осознайте и примите, что манипуляция — это еще и эмоциональный шантаж.

Вот несколько ключевых моментов, которые помогут распознать такое несправедливое поведение и устранить его в своем браке.

  • Не ведите себя так, будто в манипуляциях нет ничего страшного.
  • Если манипуляции в вашем браке продолжаются, обратитесь за консультацией по вопросам брака, чтобы помочь вам обоим изменить поведение.
  • Если вы обнаружите, что манипулируете, остановитесь на середине предложения. Будьте более прямыми в своих вопросах или заявлениях.
  • Распознавайте, когда вы или ваш супруг (а) манипулируете.
  • Сообщите супругу, когда вы испытали манипуляции. Будьте конкретны в описании манипуляции и своих чувств.

Слово от Verywell

Манипуляция может показаться легким или «естественным» способом справиться с трудной проблемой или добиться желаемого, но это болезненно и разрушительно для ваших отношений.Вы и ваши близкие заслуживаете честного и любящего общения.

Статья обновлена ​​Марни Фойерман

секретов болезни сахара | Калифорнийский университет в Сан-Франциско

Зайдите в любой продуктовый магазин, возьмите несколько упакованных продуктов и перейдите к ингредиентам. Скорее всего, вы заметите добавленные сахара — их много — при условии, что вы сможете различить их головокружительное множество названий: сахароза, декстроза, ячменный солод, нектар агавы, кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы, патока и многие другие.

Почему наша пища насыщена всеми этими подсластителями? Когда они вошли в наш йогурт, хлопья и овсянку? Как они проникли в нашу заправку для салатов, суп, хлеб, мясо для обеда, соус для пасты и крендели?

И, что наиболее важно, какие силы ответственны за это наводнение, от которого некоторых из нас сильно заболевает?

Ученые UCSF ищут ответы на эти вопросы. Они обнаружили, что промышленность продуктов питания и напитков продвигает сладкие продукты, скрывая при этом значительную опасность для здоровья, которую представляют добавленные сахара. Исследователи UCSF изучают это влияние, тщательно исследуют исследования, чтобы лучше понять связь сахара с болезнями, и борются с предвзятостью науки, разоблачая тактику промышленности и просвещая общественность.

Чем больше мы едим, тем хуже

Когда Дин Шиллингер, доктор медицины, в начале 1990-х годов проживал в больнице общего профиля Сан-Франциско, почти половина его пациентов была инфицирована ВИЧ или СПИДом.Сегодня он возглавляет терапевтическое отделение больницы, и его охватывает новый кризис: почти половина его пациентов страдает диабетом 2 типа. Многие борются с его ужасными последствиями, включая слепоту, почечную недостаточность, ампутации, сердечные приступы и инсульты.

Поразительные статистические данные подтверждают опыт Шиллингера: с 1970 года заболеваемость диабетом увеличилась более чем в три раза (на диабет 2 типа приходится около 95 процентов этого роста). Только в Калифорнии 11 процентов взрослых страдают диабетом и 46 процентов страдают предиабетом.Это составляет более половины населения штата. Еще один тревожный факт: цветные люди и люди с более низким уровнем дохода подвержены более высокому риску развития диабета 2 типа и заболевают им в более молодом и молодом возрасте.

Почти каждый четвертый подросток имеет преддиабет, что подвергает их очень высокому риску развития полномасштабного диабета в течение 10 лет, в расцвете сил. Примерно каждому второму цветному ребенку, рожденному сегодня, будет поставлен диагноз диабета 2 типа в течение жизни.

Это не единственная болезнь, которая подняла свою ужасную голову за последние десятилетия.Неалкогольная жировая болезнь печени — накопление лишнего жира в клетках печени, которое может привести к циррозу или рубцеванию ткани печени — 30 лет назад даже не была известна для диагностики. Сейчас он есть почти у трети взрослого населения США. Через пять лет это заболевание станет основной причиной трансплантации печени. А врачи лечат первое поколение из детей с жирной печенью.

«Резкий всплеск этих заболеваний не вызван генетическими изменениями — распространенным заблуждением», — говорит Шиллингер.«Что-то в окружающей среде изменилось».

Это «что-то» включает в себя множество социальных сдвигов, таких как малоподвижный образ жизни и большие размеры порций, а также значительное увеличение потребления добавленных сахаров, говорят Шиллингер и другие.

американцев едят гораздо больше упакованных продуктов и потребляют больше сладких напитков, чем 50 лет назад. А от подсластителей практически невозможно отказаться: они содержатся в трех четвертях упакованных продуктов. Жидкий сахар в виде газированных напитков, энергетических и спортивных напитков составляет 36 процентов добавленного сахара, который мы потребляем.В среднем американцы съедают около 17 чайных ложек добавленного сахара каждый день — это значительно больше, чем рекомендованный максимум в 12 чайных ложек при диете, состоящей из 2000 калорий, в соответствии с рекомендациями США по питанию. Это составляет целых 57 фунтов в год.

«Наша продовольственная система полностью вышла из строя», — говорит Лаура Шмидт, доктор философии, MSW, магистр здравоохранения, профессор политики здравоохранения и ведущий исследователь инициативы UCSF SugarScience.

Растущее количество научных данных теперь связывает долгосрочное чрезмерное потребление добавленных сахаров с диабетом, кариесом, болезнями печени и сердечно-сосудистыми заболеваниями.Большая часть этих данных сосредоточена на группе метаболических проблем, известных под общим названием метаболический синдром (МетС), которые повышают риск развития хронических заболеваний у людей. Эти проблемы включают инсулинорезистентность, повышенный уровень сахара в крови, высокое содержание жиров в крови (триглицеридов), высокий уровень холестерина, высокое кровяное давление и состояние, известное как «сахарный живот».

Наше отделение СПИДа превратилось в палату диабета. Это произошло у меня на глазах практически за одно поколение.

Дин Шиллингер, Мэриленд

Один из главных виновников метаболического синдрома — фруктоза.Фруктоза естественным образом содержится во фруктах и ​​меде, но в обработанных пищевых продуктах и ​​газированных напитках она извлечена из кукурузы, свеклы или сахарного тростника, лишена клетчатки и питательных веществ и сконцентрирована. Почти все добавленные сахара, даже такие, которые кажутся здоровыми, например, органический тростниковый сахар, содержат значительное количество фруктозы. Например, столовый сахар на 50 процентов состоит из фруктозы. Самый распространенный тип кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы, концентрированная жидкая форма добавленного сахара, содержит около 55 процентов фруктозы.

Проблема с фруктозой в том, что организм может превратить лишь определенную часть фруктозы в энергию; печень превращает оставшуюся часть в жировые шарики, называемые триглицеридами, которые в избытке могут нанести ущерб.Печень выбрасывает некоторые из них в кровоток, вызывая «сахарный живот» (особенно опасную форму жировых отложений) и повышая уровень холестерина (что связано с сердечными заболеваниями).

Еще хуже то, что триглицериды, которые остаются в печени, влияют на способность инсулина регулировать уровень сахара в крови, состояние, известное как инсулинорезистентность. Это приводит к превращению большего количества фруктозы в жир и ускоряет выделение жира печенью в кровь. Это порочный круг — слишком много американцев попали в ловушку.

Поскольку почти половина калифорнийцев и миллионы других людей по всей стране подвержены риску развития полномасштабного диабета, «мы сидим на бомбе замедленного действия», — говорит Шмидт.

Эксперт по политике здравоохранения Лаура Шмидт (справа), которая сотрудничает с исследователем сахарной промышленности Кристин Кернс (слева). Фото Сарояна Хамфри

Документы раскрывают научные махинации

В 2007 году Кристин Кернс, доктор медицинских наук, магистр делового администрирования, начала невероятный путь, который пролил свет на некоторые силы, которые помогли нам подтолкнуть нас к этой грани. Ее набег начался за много лет до того, как она стала доцентом в UCSF на стоматологической конференции, посвященной связи между заболеванием десен и диабетом. Один из основных докладчиков одобрил чай с сахаром Lipton Brisk. В ужасе Кернс догнал его и спросил, как он может назвать подслащенный чай здоровым. «Нет никаких доказательств связи сахара с хроническими заболеваниями», — спокойно ответил он.

«Я потерял дар речи», — вспоминает Кернс. «У меня буквально не было слов».

В конце концов, она видела, как сладкие напитки вредят здоровью полости рта ее пациентов.У некоторых был кариес в каждом зубе, и она знала, что кариес — это ведущее хроническое заболевание, поражающее детей.

Другой докладчик на конференции, на этот раз из Национальной программы по диабету федерального правительства, поделился брошюрой с советами по питанию, в которой ничего не говорится о потреблении сахара. «Мне это показалось странным, — говорит Кирнс. Она работала в городской клинике, где у многих пациентов был диабет, и ей было ясно, что избыток сахара играет роль в их болезни.

Что происходило? Кернс не могла отпустить этот вопрос, поэтому она пошла домой и начала исследовать сахар.Движимая мучительным предчувствием, она сосредоточилась на игроках, стоящих за разрывом между ее опытом и тем, что она слышала от «экспертов». Вверх появился веб-сайт Сахарной ассоциации, торговой группы, основанной в 1943 году; в ее состав входят Domino Sugar, Imperial Sugar и другие производители сахара.

Чем больше Кирнс узнавала о Сахарной ассоциации, тем больше она убеждалась в том, что они влияют на науку и федеральную политику. Она бросила работу и стала копаться в архивах по всей стране.Однажды она попала в самую беду: 1500 внутренних документов Сахарной ассоциации, связанных с кампанией по связям с общественностью, которую отрасль запустила в 1976 году. Эти документы ясно продемонстрировали план отрасли повлиять на нормативный анализ безопасности сахара Управлением по контролю за продуктами и лекарствами. «Я не могла поверить, что нашла его», — говорит она.

Кирнс приехал в UCSF в качестве постдокторанта в 2013 году, чтобы научиться анализировать тактику отрасли, основанную на опыте факультета в борьбе с табачной промышленностью.В 1990-х годах анализ тысяч документов табачной промышленности, проведенный UCSF, показал, что табачные компании десятилетиями знали о серьезных опасностях курения, но скрывали эту информацию от общественности, чтобы защитить свою прибыль.

Плоды ее труда раскрыли многолетнюю стратегию сахарной промышленности по преуменьшению потенциально вредного воздействия подсластителей на здоровье. Она нашла убедительные доказательства того, что отрасль манипулировала наукой для защиты своих коммерческих интересов, влияния на нормативные акты и формирования общественного мнения.(Промышленность оспорила эту оценку в публичных заявлениях Сахарной ассоциации.)

Одно из ее исследований, опубликованное в JAMA Internal Medicine , показало, что Фонд исследований сахара, который позже стал Сахарной ассоциацией, еще в 1954 году признал, что если американцы перейдут на диету с низким содержанием жиров, то потребление сахарозы на душу населения будет увеличиваются более чем на треть.

Однако к середине 1960-х исследователи начали задаваться вопросом, может ли сахар быть связан с сердечными заболеваниями.Фонд исследований сахара заплатил трем ученым из Гарварда эквивалентную сегодня 50 000 долларов за обзор существующих исследований сахара, жиров и болезней сердца. Их анализ, опубликованный в престижном журнале New England Journal of Medicine ( NEJM ), минимизировал связь между сахаром и здоровьем сердца и вместо этого выдвинул жир как виновник.

«Это была явно предвзятая оценка», — говорит Кирнс, который в течение года анализировал взаимодействие между отраслью и исследователями, а также исследования, включенные в обзор.«Обзор литературы помог сформировать не только общественное мнение о том, что вызывает проблемы с сердцем, но и мнение научного сообщества о том, как оценивать диетические факторы риска сердечных заболеваний», — говорит она.

По словам Кирнса и Шмидта, эта тактика способствовала повальному увлечению низким содержанием жиров, которое началось в начале 1970-х годов и параллельно с ростом ожирения. Многие эксперты в области здравоохранения призывали американцев сократить потребление жиров, что побудило людей есть продукты с низким содержанием жира, но содержащие сахар (например, печенье SnackWell).Эта тенденция является примером того, «как промышленность глубоко проникла в науку, чтобы искажать факты о том, что полезно для нашего здоровья», — говорит Шмидт, соавтор статьи JAMA .

Другое исследование Кирнса, опубликованное в журнале PLOS Biology , показало, что отрасль также скрывает важные научные данные. В 1968 году Фонд исследований сахара профинансировал исследовательский проект на животных, чтобы выявить связь между сахаром и здоровьем сердца. Первые результаты выявили потенциальную связь между сахарозой и раком мочевого пузыря.Через несколько недель после получения убедительных доказательств того, что сахароза повышает уровень триглицеридов в крови за счет взаимодействия с кишечными бактериями, фонд завершил исследование. Результаты никогда не публиковались. В то время FDA решало, следует ли занять жесткую позицию в отношении продуктов с высоким содержанием сахара. Кернс говорит, что если бы результаты были обнародованы, сахар мог бы подвергнуться более тщательной проверке.

С тысячами документов, которые еще предстоит проанализировать, и обнаружением новых архивов, она считает, что только что коснулась поверхности влияния отрасли.«Он огромен», — говорит она. «Я мог бы заниматься этим годами».

Специалист по диабету Шиллингер также исследовал предубеждения в науке о сахаре. В отчете Annals of Internal Medicine , написанном в соавторстве с Кирнсом, он рассмотрел 60 исследований, проведенных в период с 2001 по 2016 год, в которых изучали, способствуют ли сладкие напитки ожирению или диабету. Из 26 исследований, в которых не было обнаружено никакой связи, все были профинансированы производителями сахаросодержащих напитков или проводились людьми, имеющими финансовые связи с этой отраслью.Из 34 исследований, в которых была обнаружена связь, только одно было профинансировано индустрией напитков; остальные финансировались самостоятельно.

«Это была, безусловно, самая сильная связь… я наблюдал между конфликтом интересов и наукой», — говорит Шиллингер.

Хватит винить себя

Поскольку хронические заболевания, связанные с сахаром, в значительной степени можно предотвратить с помощью изменений в диете и физической активности, есть тенденция указывать пальцем на людей за неправильный выбор и лень. Производители газированных напитков усиливают какофонию, заявляя, что их продукция может быть частью здорового образа жизни.

Такие идеи — чушь, говорят ученые-сахарники.

«Мы должны перестать обвинять людей в том, что они заболели, и начать менять нашу безумную пищевую среду», — говорит Шмидт. «Это ложится невероятным бременем на людей. Выбор людей очень ограничен, когда 74 процента нашей еды содержит сахар ». И это бремя больше всего ложится на тех, у кого нет времени и денег на покупку и приготовление здоровой пищи.

По словам Шмидта, ученые и политики могут изменить окружающую среду, следуя тем же стратегиям профилактики общественного здравоохранения, которые используются для борьбы с «Большим табаком».

«Легко забыть, что в 50-е и 60-е годы курение было нормой», — объясняет она. Люди курили в самолетах, на работе, в ресторанах и даже в больницах. «Вы можете купить сигареты в торговых автоматах нашего медицинского центра», — говорит она. «Чиновники общественного здравоохранения изменили окружающую среду. Они сделали курить непопулярным ». Они сделали это, собирая доказательства опасности табака, предупреждая людей о его вреде, выступая за налогообложение, добиваясь того, чтобы сигареты перемещались за прилавками, и, среди прочего, призывали запретить курение в барах и общественных зданиях.В конце концов, уровень смертности от рака легких резко упал.

«Мы находимся на начальной стадии борьбы за здоровье населения вокруг сахара», — говорит Шмидт. UCSF уже приступил к реализации многих стратегий, включая следующие:

1. Предоставлять законодателям и общественности основанную на доказательствах информацию.

На веб-сайте

UCSF SugarScience.ucsf.edu приводятся данные о сахаре и его влиянии на здоровье. На сайте представлен исчерпывающий обзор более 8000 научных работ, опубликованных на сегодняшний день.Исследования тщательно проверяются, в том числе на предмет предвзятости автора и конфликта интересов.

Кроме того, библиотека отраслевых документов UCSF, в которой хранятся документы табачной промышленности, и Институт исследований политики здравоохранения имени Филипа Р. Ли UCSF в ноябре 2018 г. запустили первый в истории архив документов пищевой промышленности. Он включает тысячи ранее секретных документов по продуктам питания. руководители отрасли, в том числе тайник Кирнса, освещающие, как отрасль манипулирует общественным здравоохранением. Он открыт для журналистов, ученых и общественности.

2. Налоговые продукты, от которых мы заболели.

Шмидт работает над инициативами по налогу на газированные напитки вместе с политиками в районе залива и во всем мире, от Индии до Африки и Мексики. «Налоги запускают то, что я называю благотворным циклом выработки политики», — говорит она. Налоги мягко удерживают потребителей от покупки вредных продуктов, а также генерируют средства, которые правительства могут вкладывать в профилактику, например, на улучшение скрининга на диабет, строительство станций заправки водой в сообществах с низкими доходами и распространение информации об общественном здравоохранении.

Индустрия напитков, однако, утверждает, что такие налоги затрудняют покупку продуктов людьми с низкими доходами, и несправедливо выделяют газированные напитки. Но это не тот случай, если налоговые поступления возвращаются сообществам с низкими доходами через программы, продвигающие здоровую пищу и доступ к чистой воде, — возражает Шмидт. За последнее десятилетие отрасль потратила миллионы долларов по всей стране, чтобы опровергнуть инициативы по налогу на газированные напитки. В июне 2018 года законодательный орган Калифорнии принял закон, отстаивающий содовую промышленность, запрещающий городам и округам Калифорнии вводить новые налоги на сладкие напитки в течение 12 лет. Исследователи UCSF говорят, что это значительно мешает городам и округам предотвращать хронические заболевания, связанные с питанием, за счет такого налогообложения.

«Это была действительно плохая неделя», — говорит Шмидт. «Эти компании полностью лишили нас вооружения. Это как Давид против Голиафа ». По ее словам, именно из-за такой борьбы ученым важно передать доказательства в руки политиков и общественности.

3. Предупредите людей о вреде.

Шмидт, Шиллингер и другие сотрудники UCSF пытаются сделать предупреждения, но содовая промышленность также препятствует этим усилиям.Исследователи работали с местными законодательными органами, чтобы помочь принять в 2015 году первое в мире постановление, требующее, чтобы рекламные щиты, рекламирующие сахаросодержащие напитки, содержали предупреждение. «Это было огромно, — говорит Шиллингер. «Яркий ориентир для общественного здравоохранения».

Но производители напитков оспорили постановление, и апелляционный суд заблокировал его, заявив, что оно несправедливо нацелено на одну группу товаров. В январе 2018 года апелляционный суд заявил, что проведет повторное рассмотрение дела.

Как нарезать сахар

В среднем американцы съедают около 17 чайных ложек добавленного сахара каждый день.Это составляет целых 57 фунтов в год. Мы попросили экспертов UCSF по сахару дать советы по сокращению потребления.

1. Сокращение сладких напитков
Медленно отнимайте от груди, если переедать индейку слишком сложно.

2. Держите подальше от соблазнов
Наведите порядок в кладовой и холодильнике и полностью пропустите ненужные проходы в супермаркете.

3. Ограничьте воздействие ваших детей
Но не переусердствуйте, иначе «запретный плод» будет еще более заманчивым.

4. Остерегайтесь продуктов в коробках, пакетах и ​​консервов
И помните: органические, «натуральные» и другие полезные для здоровья продукты часто содержат скрытый сахар.

5. Tap Your Community
Может ли ваше рабочее место, спортзал или школа вашего ребенка выступить за более здоровый выбор?

Просыпайтесь под влиянием

«Нам нужно, чтобы широкая общественность узнала о том, что происходит», — говорит Шиллингер, который был оплачиваемым экспертом в защите города Сан-Франциско от иска отрасли о блокировании постановления о рекламных щитах.Этот опыт, наряду с его исследованиями и непосредственным уходом за пациентами, убедил его, что борьба за сахар — это социальная проблема, которая требует гораздо большего числа заинтересованных сторон. «Если это просто медицинская проблема, а не промышленность, мы проиграем», — говорит он.

С этой целью Шиллингер и Центр уязвимых групп UCSF совместно создали кампанию в социальных сетях, побуждающую цветную молодежь выражать свое возмущение от первого лица, устно, в которых диабет рассматривается как социальная и экологическая проблема, а не только медицинская. один.Кампания, получившая название «Большая картина», собрала почти 2 миллиона просмотров и получила многочисленные награды в области здравоохранения и кино / СМИ. Многие департаменты здравоохранения приняли его для своих собственных публичных сообщений.

Шмидт указывает на другие обнадеживающие тенденции — например, налоги на газированные напитки были введены в 33 странах — но говорит, что нам еще предстоит пройти долгий путь, чтобы предотвратить надвигающееся цунами болезней, вызванных сахаром.

«Эти отрасли знают, что сахар продается, они знают, что он приятный на вкус, они знают, что люди этого хотят.Они не перестанут делать то, что делают », — говорит она.

Но с наукой на их стороне, исследователи UCSF тоже. Они будут продолжать искать сладкий конец царству добавления сахара.

Определение манипуляции

Что такое манипуляция?

Манипулирование рынком — это акт искусственного завышения или снижения цены ценной бумаги или иное влияние на поведение рынка с целью получения личной выгоды. В большинстве случаев манипуляции являются незаконными, но регулирующим и другим органам может быть сложно их обнаружить, например, с использованием омнибусных счетов.

Манипулятору также сложно манипулировать, поскольку размер и количество участников рынка увеличивается. Гораздо легче манипулировать ценой акций небольших компаний, таких как мелкие акции, потому что аналитики и другие участники рынка не следят за ними так же внимательно, как компании со средней и большой капитализацией. Манипуляция также называется манипулированием ценами, манипулированием акциями и манипулированием рынком.

Ключевые выводы

  • Манипуляции трудно уловить, но манипулятору это тоже сложно, поскольку размер рынка становится больше.
  • Манипуляции можно отнести к манипулированию ценами, рынком и акциями.
  • Два распространенных типа манипуляций с запасом — это накачка и выгрузка и какашка и черпак.
  • Валютные манипуляции — это преднамеренное обесценивание национальной валюты правительством.

Понимание манипуляции

При манипулировании рынком манипулятор пытается повлиять на рынок, чтобы поднять или понизить цену актива так, чтобы она отличалась от истинной цены, подразумеваемой фундаментальными рыночными факторами. Каждый раз, когда существует разница между рыночной ценой и истинной ценой (она недооценена или переоценена), это дает возможность получить прибыль за счет простого арбитража или более сложных средств.

Такие стратегии, как стоимостное инвестирование, и в самом общем смысле все предпринимательство, основаны на обнаружении таких возможностей и использовании этих возможностей для получения прибыли. Поступая таким образом, такие инвесторы и предприниматели получают личную выгоду, извлекая выгоду из своей деятельности, и приносят пользу обществу, потому что действия (если они приносят прибыль) также имеют тенденцию исправлять неправильную оценку активов и соответствующих экономических благ и повышать эффективность рынков.

Однако вместо того, чтобы обнаруживать существующие возможности для получения прибыли, цель рыночного манипулятора состоит в том, чтобы обмануть других участников рынка, чтобы создать ситуацию, в которой активы недооценены, чтобы манипулятор (кто знает лучше) мог затем получить прибыль из этой ситуации. Манипулирование рынком может включать, а может и не включать в себя создание и публикацию фактических ложных заявлений, но оно всегда включает в себя действия по влиянию на цены с целью создания ложного впечатления среди других участников рынка.

Таким образом, манипулятор получает прибыль за счет других участников рынка, которых манипулятор обманул. Поскольку манипулятор сам создает (а впоследствии полностью меняет) неправильное ценообразование, манипулирование рынком, в отличие от подлинного предпринимательства или честной инвестиционной стратегии, не улучшает рыночную эффективность и не приносит пользы обществу. В самом деле, если рыночные манипуляции станут достаточно масштабными или достаточно распространенными, они могут фактически нанести чистый ущерб обществу и снизить экономическую эффективность.

По этим причинам манипулирование рынком обычно считается нечестным, неэтичным и часто незаконным.

Методы манипуляции

Манипулирование на рынках принимает множество форм. Один из способов снизить цену ценной бумаги — разместить сотни небольших ордеров по значительно более низкой цене, чем та, по которой они торговались. У инвесторов создается впечатление, что с компанией что-то не так, поэтому они продают, толкая цены еще ниже.

Другой пример манипуляции — размещение одновременных ордеров на покупку и продажу через разных брокеров, которые отменяют друг друга. Эта форма манипуляции создает впечатление, что из-за большей громкости возникает повышенный интерес к безопасности.

Эти методы ложных приказов часто сочетаются с распространением ложной информации через онлайн-каналы и доски объявлений, которые могут посещать другие инвесторы. Внешний поток неверной информации сочетается с, казалось бы, законными рыночными сигналами, чтобы побудить трейдеров начать или прекратить торговлю.

Насос и выгрузка — это наиболее часто используемые манипуляции для искусственного надувания микрокапсула с последующим его распродажей, оставляя более поздних последователей держать мешок. Противоположностью насоса и выгрузки являются менее распространенные какашки и совки. Метод какашек и совок используется реже, потому что сложнее выставить в плохом свете действительно хорошую компанию, чем сделать так, чтобы неизвестная компания выглядела потрясающе.

Манипуляции с валютой

Валютные манипуляции — это особый случай рыночных манипуляций, когда манипулятор (обычно правительство или центральный банк) действует, чтобы манипулировать ценой или стоимостью валюты.Чаще всего валютный манипулятор будет манипулировать стоимостью своей собственной валюты, чтобы повлиять на торговый баланс (BOT) или достичь какой-либо другой цели экономической политики.

Валютные манипуляции — это несколько иной класс рыночных манипуляций, поскольку только центральные банки и национальные правительства могут участвовать в них, и они сами по себе являются законными органами. Быть владельцем валюты узаконивает многие действия, предпринимаемые этими правительствами для подавления или завышения стоимости своей валюты по сравнению с ее аналогами. Несмотря на то, что манипуляции с валютой не являются незаконными, страна, которая манипулирует своей валютой, может быть оспорена другими странами или наказана санкциями, принятыми ее торговыми партнерами. Более того, международным организациям, таким как Всемирная торговая организация (ВТО), было рекомендовано играть более активную роль в рассмотрении обвинений в манипулировании валютой.

Девальвация — это способ манипулирования валютой посредством преднамеренной корректировки стоимости денег страны в сторону понижения по отношению к другой валюте, группе валют или валютному стандарту.Правительство, выпускающее валюту, решает девальвировать валюту, и, в отличие от обесценения, это не является результатом негосударственной деятельности.

Одна из причин, по которой страна может девальвировать свою валюту, — это борьба с торговым дисбалансом. Девальвация снижает видимую стоимость экспорта страны, делая ее более конкурентоспособной на мировом рынке, что, в свою очередь, увеличивает стоимость импорта, поэтому внутренние потребители с меньшей вероятностью будут их покупать, что еще больше укрепит отечественный бизнес. Поскольку экспорт увеличивается, а импорт сокращается, это благоприятствует отечественным производителям за счет сокращения торгового дефицита.Это означает, что страна, которая обесценивает свою валюту, может сократить свой дефицит из-за высокого спроса на более дешевый экспорт.

Хотя манипуляции с валютой не являются незаконными, различные типы манипуляций, такие как манипулирование акциями и рынком, как правило, незаконны.

Пример валютных манипуляций

5 августа 2019 года Народный банк Китая (НБК) впервые за более чем десятилетие установил дневную справочную ставку юаня ниже 7 за доллар.Этот шаг в ответ на новые 10% -ные пошлины на китайский импорт на сумму 300 миллиардов долларов, введенные администрацией Трампа, вступил в силу 1 сентября 2019 года.

Действия НБК привели к распродаже мировых рынков, в том числе в США, где индекс Dow Jones Industrial Average (DJIA) потерял 2,9%. В результате администрация Трампа назвала Китай валютным манипулятором.

Вы манипулируете? | Психология сегодня

Источник: Дарлин Лансер

Мы все хотим удовлетворить наши потребности, но манипуляторы используют коварные методы.Манипуляция — это способ скрыто повлиять на кого-либо с помощью косвенной, обманной или оскорбительной тактики. Манипуляция может показаться доброжелательной, даже дружеской или лестной, как будто этот человек имеет в виду вашу самую большую заботу, но на самом деле это преследование скрытых мотивов. В других случаях это завуалированная враждебность, а когда используются оскорбительные методы, цель — просто власть. Вы можете не осознавать, что вас запугивают.

Если вы выросли, когда вами манипулировали, вам трудно понять, что происходит, потому что это кажется вам знакомым.У вас может быть внутреннее чувство дискомфорта или гнева, но на первый взгляд манипулятор может использовать слова, которые приятны, заискивают, разумны или которые играют на вашей вине или сочувствии, поэтому вы подавляете свои инстинкты и не знаете, что сказать. . Люди, которые угождают людям , не напористы или созависимы, не могут быть прямыми и напористыми и могут использовать манипуляции, чтобы добиться своего. Они также являются легкой добычей для манипуляций со стороны нарциссов , пограничных личностей , социопатов и других созависимых , включая наркоманов .

Тактика манипуляции

Любимое оружие манипуляторов: чувство вины, жалобы, сравнение, ложь, отрицание (включая оправдания и объяснения), симулирование невежества или невиновности (защита «Кто я !?»), обвинение, взяточничество, подрыв, интеллектуальные игры, предположения и т. Д. «Нога в дверь», перевороты, эмоциональный шантаж, уклончивость, забывчивость, ложное беспокойство, сочувствие, извинения, лесть, а также подарки и услуги. Манипуляторы часто используют чувство вины, прямо или косвенно говоря: «В конце концов, я или ты», или постоянно ведут себя нуждающимся и беспомощным.Они могут отрицательно сравнивать вас с кем-то другим или сплотить воображаемых союзников для своего дела, говоря, что «Все» или «Даже такой-то думают xyz» или «говорят о вас xyz».

Некоторые манипуляторы отвергают обещания, соглашения или разговоры или начинают споры и обвиняют вас в том, чего вы не сделали для того, чтобы получить сочувствие и силу. Такой подход можно использовать, чтобы нарушить свидание, обещание или соглашение. Родители обычно манипулируют взятками — от «Заканчивай ужин, получи десерт» до «Никаких видеоигр, пока не сделаешь домашнее задание.”

Манипуляторы часто высказывают предположения о ваших намерениях или убеждениях, а затем реагируют на них, как если бы они были правдой, чтобы оправдать свои чувства или действия, при этом отрицая то, что вы сказали в разговоре. Они могут действовать так, как если бы что-то было согласовано или решено, когда этого не произошло, чтобы игнорировать любые ваши предложения или возражения.

Метод «ступни в дверь» — это отправка небольшой просьбы, на которую вы соглашаетесь, за которой следует настоящая просьба. Труднее сказать «нет», потому что вы уже сказали «да».Обратное превращает ваши слова в то, чего вы не имели в виду. Когда вы возражаете, манипуляторы переключают столы на вас, превращая их в пострадавшую сторону. Теперь о них и их жалобах, и вы занимаетесь защитой.

Фальшивая озабоченность иногда используется для подрыва ваших решений и уверенности в форме предупреждений или беспокойства о вас.

Эмоциональный шантаж

Эмоциональный шантаж — это форма манипуляции, которая представляет собой эмоциональное насилие. Это может включать использование гнева, запугивания, угроз, стыда или вины. Стыдить вас — это способ вызвать неуверенность в себе и заставить вас чувствовать себя неуверенно. Это можно даже выразить в комплименте: «Я удивлен, что вы из всех людей, с которыми вы до этого дошли!» Классическая уловка — напугать вас угрозами, гневом, обвинениями или ужасными предупреждениями, такими как: «В твоем возрасте ты никогда не встретишь никого другого, если уйдешь», или «Трава не станет зеленее» или играя жертву: «Я умру без тебя».

Шантажисты также могут напугать вас гневом, поэтому вы жертвуете своими потребностями и желаниями.Если это не помогает, они иногда внезапно переключаются на более легкое настроение. Вы испытываете такое облегчение, что готовы согласиться на все, о чем вас просят. Они могут использовать что-то из прошлого, за которое вы чувствуете себя виноватым или стыдно, в качестве рычага, чтобы запугать или стыдить вас, например: «Я скажу детям xyz, если вы не сделаете то, что я хочу».

Жертвы шантажистов с определенными расстройствами личности, такими как пограничный или нарциссический PD, склонны испытывать психологический FOG, который расшифровывается как Страх, Обязанность и Вина, аббревиатура, придуманная Сьюзан Форвард.Жертву заставляют бояться пересечь манипулятор, чувствуют себя обязанными выполнить его или ее просьбу и чувствуют себя слишком виноватыми, чтобы не сделать этого. Стыд и чувство вины можно использовать непосредственно с унижением или обвинениями в том, что вы «эгоистичны» (худший порок для многих созависимых), или что «вы думаете только о себе», «вам наплевать на меня» или что «У тебя это так просто».

Созависимые

Созависимые редко бывают напористыми. Они могут говорить все, что, по их мнению, кто-то хочет услышать, чтобы поладить или стать любимым, но позже они делают то, что хотят.Это тоже пассивно-агрессивное поведение. Это форма пассивной манипуляции, мотивированной скорее страхом, чем враждебностью. Вместо того, чтобы отвечать на вопрос, который может привести к конфронтации, они уклоняются, меняют тему или используют обвинения и отрицание (включая оправдания и объяснения), чтобы не ошибиться. Поскольку им так трудно сказать «нет», они могут сказать «да», после чего последуют жалобы на то, насколько сложно будет выполнить просьбу. При столкновении созависимые испытывают трудности с принятием на себя ответственности из-за своего глубокого стыда.Вместо этого они отрицают ответственность и обвиняют, извиняются или приносят пустые извинения, чтобы сохранить мир.

Они используют обаяние и лесть, предлагают одолжения, помощь и подарки, чтобы их приняли и любили. Критика, чувство вины и жалость к себе также используются, чтобы манипулировать ими, чтобы получить то, чего они хотят: «Почему вы думаете только о себе и никогда не просите меня и не помогаете мне с моими проблемами? Я помог тебе. Действовать как жертва — это способ манипулировать чувством вины.

Наркоманы обычно отрицают, лгут и манипулируют, чтобы защитить свою зависимость.Их партнеры также манипулируют, например, скрывая или разбавляя наркотики или алкоголь наркомана, или с помощью другого скрытого поведения. Они также могут лгать или говорить полуправду, чтобы избежать конфронтации или контролировать поведение наркомана.

Пассивная агрессия

Пассивно-агрессивное поведение также можно использовать для манипулирования. Когда вам трудно сказать «нет», вы можете согласиться с тем, чего не хотите, а затем добиться своего, забыв, опоздав или сделав это нерешительно.Обычно пассивная агрессия — это способ выражения враждебности. Если вы забываете «нарочно», то избегаете того, чего вы не хотите делать, и тем самым наказываете партнеру — например, забываете забрать одежду супруга у уборщицы. Иногда это происходит неосознанно, но все же это способ выразить гнев. Более враждебно предлагает десерты своему партнеру по диете. См. Также «Работа с пассивно-агрессивным партнером».

© DarleneLancer2014

Twitter назвал видео Трампа «манипулируемыми СМИ»

Twitter назвал видео, опубликованное президентом Трампом в Твиттере, «манипулируемыми СМИ», о чем впервые сообщил The Washington Post .Этикетка носит в первую очередь косметический характер, но представляет собой значительную эскалацию продолжающейся вражды между президентом и его любимой платформой в социальных сетях.

«Этот твит был помечен в соответствии с нашей политикой синтетических и манипулируемых СМИ, чтобы дать людям больше контекста», — заявила пресс-секретарь Twitter Кэти Росборо в интервью Post .

Клип редактирует кадры двух детей, играющих в причудливое предупреждение СМИ против травли расы, представленное как ложная трансляция CNN с хироном «напуганный ребенок [sic] бежит от расистского младенца».«Поскольку представленные кадры никогда не транслировались CNN, ложное появление трансляции могло послужить основанием для манипулирования тегом СМИ.

часть продолжающейся вражды между президентом и его избранной платформой

Видео было подготовлено Карпе Донктум, активным создателем мемов, поддерживающих Трампа, которого в октябре отстранили от Твиттера в связи с редактированием Kingsman , в котором Трамп изображал жестокое убийство различных медиа-брендов. Являясь опорой аккаунта Трампа в Твиттере, похоже, что это первый раз, когда правки Donktum были помечены как «манипулируемые СМИ» — тег, предназначенный для дипфейков и других заведомо вводящих в заблуждение правок.

На практике ярлык — это просто значок, размещенный под видео, который ссылается на политику Twitter в отношении СМИ. Его легко упустить, и он не представляет серьезных препятствий для просмотра видео. Тем не менее, этот ярлык представляет собой значительную эскалацию модерации президента в Twitter после многих лет освобождения его от большинства политик модерации из-за неотъемлемой информационности его заявлений.

26 мая Twitter назвал твит о голосовании по почте потенциально вводящим в заблуждение, что привело к серьезным и немедленным ответным мерам со стороны президента, включая распоряжение, направленное на предотвращение предвзятости в модерации в социальных сетях.

Манипулирование

: внутри кибервойны, чтобы сорвать выборы и исказить правду

Пэйтон, эксперт по кибербезопасности, громко заявляет, что наш политический процесс находится под угрозой, и объясняет, почему и как на него нападают внешние и внутренние враги демократии. Многие консерваторы могут захотеть отвергнуть аргументы Пэйтон, поскольку она возлагает большую часть вины за ситуацию на нынешнее республиканское руководство. Но Пэйтон нельзя сбрасывать со счетов как либерально-демократического циника, поскольку ее авторитет прочно укоренен в работе, которую она выполняла для Джорджа У.Администрация Буша. Пэйтон ясно знает свое дело и рисует своевременную пугающую картину.
Список книг

Книга Терезы Пэйтон о новых угрозах безопасности в киберпространстве широко раскроет вам глаза на то, что поставлено на карту для выборов во всем мире, и другие махинации, связанные с вашей цифровой идентификацией. Прочитав его, вы поймете, почему мы живем в такие тяжелые времена, и вы будете намного мудрее при развитии своего присутствия в Интернете.


The UN Brief

Манипулируемые взгляды на, возможно, самую важную проблему, с которой сегодня сталкиваются американцы: глобальную цифровую войну против демократии, которую ведут наши геополитические противники. В действительности, как она объясняет, киберпреступление к выборам угрожает большей части мира. Основная история знакома людям, которые следят за новостями. Российские и китайские государственные субъекты, а также подразделения кибервойны в Иране и других странах используют сложные цифровые технологии, чтобы изменить общественное мнение Америки и даже взломать саму избирательную инфраструктуру.Однако Пэйтон так умело делает в своей книге конкретизацию пугающей реальности истинной уязвимости Америки перед иностранными манипуляциями над ее политическим процессом. Пэйтон подходит к этой задаче с сильной репутацией. Она была первой женщиной, занявшей пост ИТ-директора Белого дома при президенте Джордже Буше. Сейчас Пэйтон является генеральным директором Fortalice Solutions, фирмы, занимающейся кибербезопасностью и разведкой. Она подает опытный взгляд на предмет, который может сбивать с толку и сбивать с толку большинство американцев.


Журнал киберполитики

В свете дезинформации, которая постоянно атакует ВСЕ наши «новостные ленты», а также угрозы нашей демократии в виде кибервойны и кибербезопасности, эту книгу вы должны заказать СЕГОДНЯ .


Кэри Лоренц, первая женщина-пилот F-14 Tomcat ВМС США и автор книги «Бесстрашное лидерство: высокоэффективные уроки из летной кабины».

Тереза ​​Пэйтон посвятила всю свою жизнь миссии защиты других и поиску прагматичных решений.Манипуляции занимают, информативно, а в некоторых случаях даже пугают и шокируют. Это обязательное чтение, оно служит тревожным сигналом для всех нас.
Мэри Энн Миллер, руководитель стратегии борьбы с мошенничеством в Varo, отраслевой эксперт по мошенничеству и идейный лидер.

Manipulated охватывает захватывающие исследования событий за последнее десятилетие, а также текущих событий, не находящихся в поле зрения общественности. У Терезы острое чувство экстраполяции сегодняшних методов киберпреступности на неизвестные завтрашние векторы угроз.Она оставляет всех с надеждой, предоставляя читателю руководство по отражению кампаний манипуляции.
Скотт Шобер, генеральный директор BVS, автор, Cyber ​​Expert

Обладая многолетним опытом в киберконфликтных ситуациях, Тереза ​​Пэйтон является идеальным гидом, который поможет нам понять нашу новую эру хакерских выборов и непрерывных кампаний по дезинформации . К счастью, Manipulated не останавливается на достигнутом: Пэйтон призывает нас к действию и дает четкие рекомендации о том, как отдельные граждане, крупные технологические корпорации, правительства и международное сообщество демократических стран могут дать отпор и победить.
Эмилиан Пападопулос, президент Good Harbor Cyber ​​Security Risk Management

Опыт, интеллект и энтузиазм Терезы Пэйтон сошли со страниц Manipulated, чтобы встряхнуть наши плечи и нас. Это не фантастика и не сценарий фильма, это рекомендация, направленная на то, чтобы очистить туман в нашем перегруженном информацией мире и потребовать, чтобы мы вернулись к нашим основам — эта правда является требованием, и ее нужно решать, что иностранное вмешательство неприемлемо в том, как мы делаем свободный выбор, и что мы не сторонние наблюдатели.Прочтите эту книгу дважды и увидите, как она оправдывает включенные в нее чертежи для крупных технологий, правительств и всех нас, чтобы восстановить эти важные основы. Апатия, невежество и неправильное восприятие — это то, чего хотят другие, а Пэйтон хочет прямо противоположного.
Джон Н. Стюарт, старший вице-президент, директор по безопасности и доверию CISCO

Эту книгу должен прочитать любой, кто читает новости, смотрит телевизор или находится в социальных сетях! Вами манипулируют, и эта книга дает вам инструменты, чтобы распознать, когда вами манипулируют, и как это остановить!


Эрик Андерсон, руководитель службы кибербезопасности, Сиэтл

Manipulated начинает каждую главу с короткой вымышленной истории о том, что происходит среди хакеров, политиков, преступников и других, создавая повсюду ветку «шпионских триллеров» книга.Затем в главах рассматриваются различные аспекты цифровых манипуляций, исследуются реальные жизненные ситуации и примеры, взятые из сегодняшних заголовков и закулисных историй автора.


Хайян Сонг, руководитель Силиконовой долины по кибербезопасности

Манипулируемые следы роста дезинформации в современном подключенном мире и почему проблема свободных и открытых обществ становится только более острой. В то время как скрытое влияние было особенностью государственного управления в современной истории, новым является легкость и масштабы, с которыми национальные государства или частные группы могут вводить в заблуждение аудиторию, искажать правду, порочить бренды, разжигать политическую рознь или провоцировать раскол в обществе с помощью немногих. Размещены розетки и усилители сети.Находясь на передовой киберразведки в течение двух десятилетий, Тереза ​​предлагает реальные решения для защиты общих информационных ресурсов и защиты нашего цифрового мира.


Эндрю МакКлюр, директор, ForgePoint Capital

В связи с глобальной пандемией COVID-19 и предстоящими выборами в Соединенных Штатах мы все подвергаемся непрекращающимся кампаниям пропаганды и манипуляции. Новая книга Терезы Пэйтон «Манипулируемые» шаг за шагом знакомит читателя с тем, как распознать любую дезинформацию или кампанию манипуляции, объясняет, как понять, кто за этим стоит, и каковы их мотивы.Любой читатель будет шокирован, узнав все их истинные мотивы. Я очень рекомендую прочитать эту недавно изданную книгу!


Альгирде Пипикайте, руководитель проекта управления и политики, Центр кибербезопасности, Всемирный экономический форум

Книга «Манипуляции» была написана с передовой кибервоина. После оценки того, что произошло на глобальных выборах в 2016 и 2018 годах, Тереза ​​предлагает свои прогнозы относительно того, куда мы направимся в 2020 году. Учитывая ее сверхъестественную способность предсказывать, где киберпреступники нападут в следующий раз, всем нам, включая избранных должностных лиц и Big Tech.Как будет выглядеть мир, если это вмешательство продолжится? Борьба требует действий правительства, приверженности со стороны компаний социальных сетей, технологических гигантов и всех нас, взявшись за руки и работая вместе. В конце Manipulated есть практическое руководство для правительств и граждан мира, дающее читателю возможность действовать.


Анжела Йохем, исполнительный вице-президент, директор по цифровым технологиям и технологиям в Novant Health

Для обнаружения манипуляций СМИ требуется больше, чем инструменты: мнение сообщества о том, что необходимо

Задача выявления манипулируемых медиа, в частности контента, который обманывает или вводит в заблуждение, по праву является неотложной задачей для технологических платформ, пытающихся продвигать высококачественный дискурс.В июне Twitter назвал один из твитов президента Трампа подтасованным СМИ. Это не первый раз за последние недели, когда платформа добавляла предупреждающие надписи к постам президента, которые ранее были помечены как содержащие вводящую в заблуждение информацию. Однако это был первый раз, когда Twitter пометил твиты президента Трампа, чтобы подчеркнуть, что видео, опубликованное в посте, было подтасовано. Согласно политике Твиттера, в сообщении было размещено видео, которое было «существенно и обманчиво изменено или сфабриковано» и могло причинить вред.Четыре миллиона пользователей видели сообщение до того, как оно было помечено, что подчеркивает сложность выявления и вынесения суждений о манипулированном контенте с учетом темпов, с которыми контент распространяется в Интернете, и в масштабе Интернета.

Твиттер синтетическая и манипулируемая медиа-политика критерии

Некоторые технологические компании обратились к моделям на основе машинного обучения для обнаружения манипулируемых носителей, как дешевых подделок, так и более сложных искусственных носителей, созданных искусственным интеллектом (дипфейки).Однако не только технологические платформы должны оценивать, подвергался ли контент манипуляциям, и даже при этом они часто полагаются на суждения других участников. Журналисты, проверяющие факты, правозащитники, политики и другие представители гражданского общества во всем мире [1] высказывают важные местные и контекстные редакционные суждения о СМИ — они рассматривают, как и почему СМИ подвергались манипуляциям, и оценивают потенциальное влияние СМИ на аудиторию. Таким образом, эти участники экосистемы проверки СМИ должны быть оснащены инструментами и обучением для обнаружения манипулируемых СМИ.

Чтобы обеспечить полезность и доступность инструментов обнаружения манипулируемых медиа, Партнерство по ИИ (PAI) провело серию семинаров по инструментам обнаружения синтетических медиа в мае 2020 года, в которой приняли участие около 40 представителей журналистики, проверки фактов, прав человека, технологий, криминалистическая экспертиза СМИ и дезинформация. В то время как мы намеревались изучить возможности для создания и координации средств обнаружения для противодействия вредоносным манипуляциям со СМИ, мы обнаружили, что эти инструменты не будут полезны без вложений в ряд связанных усилий.Улучшение инструментов обнаружения зависит от разработки более надежных моделей обнаружения с помощью машинного обучения, рассмотрения враждебной динамики обнаружения, достижения концептуальных соглашений в качестве глобального сообщества о том, что представляет собой вводящий в заблуждение или вредоносный контент, устранения дешевых подделок, дипфейков, вводящего в заблуждение контекста и и создания криминалистической экспертизы СМИ. возможности за пределами крупных технологических платформ.

Основываясь на презентациях и обсуждениях на семинаре, этот пост предлагает стратегии, позволяющие сделать инструменты обнаружения манипулируемых средств массовой информации как можно более эффективными, а также предлагает связанные области работы, которые будут способствовать созданию потенциала смягчения воздействия манипулируемых средств массовой информации в глобальном сообществе проверки.Мы предлагаем ключевые соображения, чтобы сделать такие инструменты как можно более полезными для удовлетворения потребностей проверочного сообщества, и предлагаем дальнейшие усилия, которые позволят сообществу проверять мультимедиа знания и возможности для наилучшей оценки СМИ в Интернете.

[1] Примечание. Мы называем эту группу участников «сообществом проверки СМИ», признавая при этом, что у этих субъектов разные, особые потребности. Мы объясняем некоторые из этих потребностей для разных групп на протяжении всего документа.


Шесть вопросов для разработчиков средств обнаружения манипулируемых носителей, которые следует рассмотреть

Полезность инструмента обнаружения манипуляций с носителями зависит не только от точных моделей обнаружения. Это также зависит от надлежащего дизайна, развертывания и поддержки инструмента, что означает, что любой инструмент должен разрабатываться в консультации с участниками сообщества проверки СМИ. Жизненно важно рассмотреть, как такие инструменты вписываются в рабочий процесс и процессы принятия решений проверяющих фактов, журналистов и других проверяющих СМИ, работающих над тем, чтобы понять не только то, что СМИ подвергались манипуляциям, но и значение этих манипуляций и надлежащую реакцию на такие манипуляции. знание.

В серии семинаров PAI Synthetic Media Detection Tools Workshop Series были выявлены пробелы между существующими предложениями инструментов обнаружения и тем, что верификаторам носителей необходимо от таких инструментов. Участникам необходимо проинформировать разработчиков о следующих ключевых вопросах для разработчиков средств обнаружения:

1. Насколько точны модели машинного обучения для реальных случаев использования?

Высококачественные решения по содержанию не могут полагаться исключительно на потенциально неточные и не поддающиеся интерпретации технические сигналы. Создатели инструментов должны гарантировать, что они честны в отношении технических ограничений своих инструментов обнаружения, и четко указать, что такие инструменты не должны использоваться, чтобы самостоятельно делать выводы о том, подвергались ли средства массовой информации манипуляции. Хотя потенциально полезны в качестве инструментов сортировки для крупных платформ, решающих, какие части контента требуют проверки человеком, модели обнаружения недостаточно точны, чтобы самостоятельно принимать решения о вмешательстве в отношении конкретного контента.

Последние результаты Deepfake Detection Challenge, конкурса машинного обучения, предназначенного для содействия разработке моделей, которые обнаруживают видео, созданные и обработанные искусственным интеллектом, подчеркивают ограничения современного уровня техники в области технического обнаружения.Хотя модели обнаружения дипфейков хорошо работают с наборами данных, содержащими контент, аналогичный их обучающим данным, они не могут быть обобщены. То же самое можно сказать и о других благородных усилиях ученых и технологических компаний, таких как Google, по созданию крупномасштабных наборов данных для улучшения методологий обнаружения. Победившие модели Deepfake Detection Challenge могут обнаруживать дипфейки, похожие на обучающий набор данных, чуть более 82% случаев; однако при тестировании на новом наборе данных с другим содержанием производительность топовых моделей упала примерно до 65% от обнаруженных подделок.Эти модели неправильно маркируют подлинные носители как поддельные (ложные срабатывания) и неправильно маркируют поддельные носители как подлинные (ложные отрицания). Эта низкая точность является фундаментальным ограничением для использования результатов инструментов на основе машинного обучения, чтобы решить, подвергались или не манипулировались медиа.

Сообществу проверки СМИ нужны средства обнаружения, которые могут успешно интерпретировать манипуляции всех типов людей. Низкая точность обнаружения для различных подгрупп, таких как люди с кожными заболеваниями или дети, может сделать манипуляторы медиа-классификаторов менее полезными для выявления манипуляций, которые могут причинить вред гражданскому населению.В идеальном мире методы обнаружения должны быть обучены и применены в соответствии с конкретными случаями использования, с разработкой и развертыванием наборов данных, информированными гражданским обществом и правозащитными группами. Это сделало бы инструменты не только более эффективными, но и более справедливыми.

Одним из многообещающих методов повышения точности и разнообразия обнаруживаемых манипуляций является создание средств обнаружения, использующих несколько моделей, метод, известный в машинном обучении как ансамбль. Множественные модели для обнаружения одной и той же манипуляции могут повысить точность, поскольку каждая компенсирует слабые стороны других, в то время как несколько моделей для различных манипуляций позволяют идентифицировать более широкий спектр синтетических сред.

Изображение адаптировано из Li, Yang, Sun, Qi, & Lyu, 2020 , на котором изображены поддельные видеоролики в некоторых из крупнейших наборов данных модели обнаружения дипфейка, выделены некоторые общие визуальные артефакты, затрудняющие обучение обобщенному обнаружению модели.

Инструмент обнаружения

Google Jigsaw, Assembler, использует этот ансамблевой подход, используя входные данные от нескольких детекторов для повышения точности и смягчения некоторых проблем с отдельными наборами обучающих данных.Это по-прежнему оставляет проблему полезной передачи ограничений моделей обнаружения, например, какова частота ошибок, где детектор может быть наиболее и наименее точным и какие факторы определяют вывод на любом конкретном элементе носителя.

В конечном счете, создатели инструментов должны учитывать ограничения технологий машинного обучения, лежащих в основе инструментов, при их развертывании и описании возможностей таких инструментов. Им также следует стремиться улучшить качество моделей за счет сотрудничества и более обобщаемых наборов данных, хотя одно только улучшение модели не устранит более широкие ограничения обнаружения.

2. Насколько устойчив инструмент к состязательным атакам?

Производители инструментов должны осознавать, что если средство обнаружения общедоступно, то, к сожалению, это вопрос , когда , а не , если он будет побежден злоумышленниками, стремящимися избежать обнаружения . По словам эксперта нашего семинара, академических статей о генерации дипфейков опубликовано примерно в два раза больше, чем об обнаружении дипфейков.Состязательная, «кошачья-мышка» природа обнаружения управляемых медиа может быстро сделать детекторы высочайшего качества устаревшими.

Один эксперт предположил, что при неограниченном доступе к инструменту обнаружения потребуется всего день, чтобы создать новый генератор, который сможет его обмануть. Есть мотивированные геополитические акторы, которые вполне могут захотеть сделать это, чтобы создать СМИ для манипулирования общественным мнением. Как же тогда сообщество проверки медиа может работать, чтобы идти в ногу с быстрым развитием новых методов синтеза управляемых медиа? Несколько организаций — в основном технологические компании — сделали шаг в правильном направлении, наняв красные группы ИИ для атак на современные модели обнаружения, чтобы оценить их противодействие.Но в ходе состязательного тестирования сначала необходимо определить противника.

В настоящее время нет единого мнения о реальных угрозах, исходящих от злоумышленников по всему миру, в том числе о том, какие типы манипуляций со СМИ они, вероятно, попытаются использовать, и на какие проблемы или события они могут больше всего хотеть повлиять. Сообществу необходимо проводить упражнения по моделированию угроз и противников, которые четко определяют, кто от чего защищается, имея в виду, что люди в разных регионах и контекстах могут по-разному оценивать угрозы и противников.

3. Кто и почему получает доступ к инструменту?

Кто получит доступ к средствам обнаружения — вопрос первостепенной важности. Разработчики инструментов должны взвесить компромисс между предоставлением полностью общедоступного детектора, который может быть взломан злоумышленниками, и полностью частного детектора, который, хотя и устойчив к злоумышленникам, не обслуживает более широкое сообщество проверки СМИ.

Как сообществу, нам необходимо продумать творческие решения, чтобы сохранить преимущество обнаружения над созданием вредоносных манипуляций с медиа, предоставляя доступ широкому кругу передовых СМИ и гражданских субъектов во всем мире.Существует острая необходимость в том, чтобы технологические платформы играли роль в облегчении расширенного доступа к методам обнаружения манипулируемых носителей, однако в ходе семинара стало ясно, что реалии состязательных атак заставляют платформы избегать широкого сотрудничества с другими по методам обнаружения. Законная потребность в осторожности со стороны крупных технологических платформ — важных двигателей инноваций в области обнаружения синтетических носителей — должна быть согласована с необходимостью широкого распространения возможностей обнаружения по всему миру.

Создание процессов с участием многих заинтересованных сторон для обдумывания и окончательного решения, каким субъектам предоставляется доступ, важно не только для инструментов обнаружения манипуляций с медиа, но также и для инструментов поиска, обучающих наборов данных, баз данных с результатами предыдущих проверок и связанных элементов, поддерживающих усилия по проверке медиа. Технологическим компаниям следует продолжать думать о преимуществах ограниченного выпуска наборов данных и инструментов, признавая при этом их роль в поддержке субъектов в более широкой информационной экосистеме.Кроме того, они должны следовать четкому протоколу и объяснять логику того, кого они выбирают в качестве приоритетных пользователей. Расширение доступа также требует дополнения инструментов возможностями медиа-криминалистики, чтобы гарантировать, что такие инструменты имеют низкий барьер для входа и используются надлежащим образом.

4. Может ли инструмент обнаруживать дипфейки, дешёвые фейки и вводящий в заблуждение контекст?

Разработчики инструментов должны учитывать степень, в которой их инструменты могут обнаруживать спектр обрабатываемых медиа, и могут ли они включать дополнительную контекстную информацию .Идеальный инструмент обнаружения должен обнаруживать не только изображения, созданные искусственным интеллектом, видео, но и манипуляции с более низким уровнем технологий, включая дешевые подделки и измененный или вводящий в заблуждение контекст, например ложные подписи.

изображений и видео, созданных с помощью искусственного интеллекта (дипфейки), — это только один из видов манипуляций с медиа, и большая часть текущего вредоносного контента, которым манипулируют, создается с использованием гораздо более простых методов (дешёвые подделки). Как минимум, средства обнаружения должны уметь обнаруживать тонкие манипуляции, не требующие применения искусственного интеллекта.Несколько новых инструментов обнаружения уже используют ансамбль моделей, в том числе детекторы для редактирования изображений без искусственного интеллекта и изменения скорости видео. Хотя медиа, генерируемые искусственным интеллектом, сегодня не распространены по сравнению с другими манипуляциями, мы должны подготовиться к их более широкому использованию, поскольку они становятся дешевле и проще в создании.

Журналисты на семинаре также выразили обеспокоенность по поводу способности обнаруживать манипуляции, помимо смены лиц, типичных для дипфейков или сильно сфотографированных общественных деятелей, таких как знаменитости и политики.Например, представьте себе видео, где была изменена погода на видео, изображающем развертывание войск. Это может кардинально изменить предполагаемое время действий войск, потенциально уменьшая силу визуальных доказательств при расследованиях и сообщениях о конфликтах.

Кроме того, при проверке необходимо учитывать не только ложное содержание, но и ложный контекст. Многие специалисты по проверке фактов на нашем семинаре описали использование контекстных подсказок, чтобы помочь оценить, являются ли утверждения, изображенные или описанные в видеороликах, точными.Единичная числовая вероятность того, что часть контента была изменена, независимо от того, была ли она создана с использованием ИИ или менее сложных методов, вряд ли что-то скажет о том, вводит ли этот контент в заблуждение или может ли он причинить вред.

По этой причине некоторые представители технических сообществ выступают за увеличение инвестиций в методы определения подлинности, вреда и намерений с использованием более широкого семантического контекста (например, сигналов, определенных Коалицией правдоподобия). Автоматизированным методам будет сложно измерить значение с какой-либо степенью уверенности, а использование контекстно-зависимых моделей ставит уникальные этические вопросы.Однако вред и умысел — это критические суждения, которые люди пытаются оценить. Инструменты обнаружения должны не просто отображать выходные данные модели, но и предоставлять полезные метаданные и контекстные подсказки, связанные с изображением или видео, чтобы помочь при оценке содержания.

5. Как вы объясняете пользователям результаты работы инструмента?

Инструменты должны представлять результаты обнаружения таким образом, чтобы средства массовой информации могли легко их интерпретировать, и обеспечивать ясность в отношении достоверности таких суждений. Модели в средствах обнаружения управляемых медиа обычно выводят вероятности, по сути, просто числа, передающие некоторую степень вероятности того, что изображением или видео манипулируют.В некоторых случаях может быть несколько вероятностей, таких как вероятность манипулирования каждым кадром или для определенных областей кадра, вероятность того, что лица были поменяны местами, или других возмущений. Тепловые карты или другие более сложные визуальные эффекты могут быть легче интерпретируемы, но это не было тщательно проверено.

Каким образом пользователи должны понимать эти числа и визуализации, особенно те, у кого нет специальной подготовки в области криминалистики СМИ или статистики? Что им делать, если несколько моделей дают противоречивые результаты? То, как инструменты представляют выходные данные модели обнаружения и в какой степени они сообщают о потенциальной ошибке или неопределенности, чрезвычайно важно для максимальной полезности таких инструментов.

Результаты работы инструментов обнаружения особенно важны, поскольку профессионалы в области проверки полагаются на доверие и интерпретацию результатов работы инструмента, чтобы оправдать серьезные претензии, влияющие на общественное мнение. В частности, может иметь негативное влияние представление общественности результатов обнаружения, предназначенных для специалистов, в качестве доказательства легитимности или нелегитимности определенного средства массовой информации. Если объясненный вывод инструмента станет убедительным доказательством для повышения доверия к контенту, несмотря на то, что он полагается на несовершенные детекторы, это может внести путаницу в аудиторию и в конечном итоге подорвать доверие к СМИ.Эта проблема особенно актуальна из-за высокого уровня ложноположительных и ложноотрицательных результатов современных моделей обнаружения.

Участники семинара определили один тип объяснения, который является очевидным и широко полезным: проверенная копия неизмененного исходного фрагмента контента. Хотя не всегда возможно найти исходный экземпляр носителя, это веский аргумент в пользу разработки методов происхождения и сопоставления инфраструктуры.

6. Как средства обнаружения вписываются в более широкий рабочий процесс проверки носителя?

Хотя обнаружение может предоставить сигнал о том, был ли изменен элемент мультимедиа, это не обязательно означает сигнал подлинности контента.Изображение может быть аутентичным и содержать подпись, которая изменяет значение этого изображения и вводит зрителей в заблуждение, или же им можно манипулировать, но явно сатирой или вымыслом. Модели машинного обучения, которые пытаются обнаруживать манипуляции, исследуя только контент — фактические пиксели изображения или видео, — могут способствовать обоснованию того, что элемент вводит в заблуждение, но не могут заменить человеческое контекстное суждение. Это означает, что модели обнаружения должны быть интегрированы в более широкие рабочие процессы судебной экспертизы СМИ.

Средства обнаружения не могут напрямую принять решение о том, является ли элемент мультимедиа ложным или вводящим в заблуждение. Напротив, они являются одним из сигналов в человеческом процессе оценки подлинности, намерения и вреда и создания этикеток , понятных аудитории.

Сообщество по проверке СМИ выиграет от ответственных технических подходов к отслеживанию происхождения цифровых медиа по мере их перехода от захвата к редактированию и публикации; такая информация может помочь понять, как средства массовой информации понимают результаты обнаружения.Происхождение также связано с тем, существуют ли ранее существовавшие версии СМИ. Хотя обратный поиск изображений является стандартным инструментом для работы по проверке, верификаторы очень нуждаются в обратном поиске видео в масштабе платформы, а также в технологии сопоставления, чтобы определить, появлялся ли элемент ранее. Это не только поможет медиа-верификаторам оценивать подлинность контента, но и даст сигналы о том, когда и как происходят манипуляции, и позволит отказаться от проверки в терминах модели «что-то типа того» для обнаружения отдельных фрагментов контента, чтобы лучше понять суть взаимосвязь между частями контента.

Эти шесть вопросов могут помочь разработчикам инструментов оптимизировать использование существующих моделей и технологий обнаружения. Помимо реальных возможностей средств обнаружения, структурный и институциональный потенциал журналистских, проверочных организаций и организаций гражданского общества играет важную роль в способности этих субъектов эффективно использовать средства обнаружения. Например, профессиональные специалисты по проверке фактов имеют разные возможности для использования инструментов обнаружения по сравнению с журналистами: в то время как проверяющим фактам поручено проверять контент и утверждения в контенте, несколько участников семинара предположили, что журналисты плохо осведомлены о проблемах проверки СМИ, и часто не думают, что проверка СМИ — это их работа.Обучение журналистов базовым навыкам судебной экспертизы средств массовой информации может помочь привлечь внимание этой части медиасообщества к влиянию средств массовой информации, которыми манипулируют, и лучше подготовить их к использованию современных ограниченных средств обнаружения.

Крупные технологические платформы и те, у кого есть ресурсы, несут ответственность за разработку инструментов и стратегий предотвращения дезинформации / дезинформации, чтобы учитывать эти вопросы не только при разработке и развертывании средств обнаружения, но и продумывать стратегии смягчения дезинформации / дезинформации и наращивание потенциала в более широком смысле.


Куда мы идем дальше? Дальнейшие шаги в помощь сообществу проверки мультимедиа

Инструменты

являются важным компонентом защиты медиа от манипулируемых медиа, но одних инструментов обнаружения недостаточно для устранения угроз, исходящих от манипулируемых медиа. Выявленные и проверенные участниками семинара по инструментам обнаружения синтетических носителей, шесть предложенных ниже мероприятий не только обеспечат наилучшее использование существующих моделей и технологий обнаружения, но и внесут дополнительный вклад в потребности сообществ проверки носителей информации во всем мире.

1. Разработка моделей угроз и доступа для манипулируемых носителей

«Пока модель угроз не будет принята, заинтересованным сторонам будет сложно или невозможно внедрить технические инструменты».

Участник семинара по инструментам обнаружения синтетических сред

Средства обнаружения манипулируемых носителей уязвимы для злоумышленников, пытающихся перехитрить их, что намного проще сделать с доступом к основным методам обнаружения.Это требует одновременного рассмотрения моделей угроз, злоумышленников и доступа для таких инструментов.

Полезная модель угроз обнаружения синтетических носителей должна включать множество дополнительных оценок, в том числе:

    • Какие злоумышленники должны обладать способностью и мотивацией взломать средство обнаружения? Это отдельные национальные государства или, возможно, частные компании?
    • Какие типы управляемых СМИ наиболее распространены? Следует ли нам больше всего беспокоиться об обмене лицами, синтетической речи или, возможно, о различных дешевых методах подделки?
    • Где злоумышленники чаще всего используют синтетические носители? Следует ли нам беспокоиться о предстоящих выборах или, возможно, о конкретных вопросах прав человека?
    • И наоборот, кто больше всего подвержен риску этих угроз? И кто должен участвовать в определении модели угроз?

Модель угроз — это не только оценка ситуации с безопасностью, но и суждение о том, кого и что следует защищать.Поэтому при моделировании угроз жизненно важно привлекать глобально репрезентативную и разнообразную группу.

Без ответа на эти вопросы невозможно разработать стратегии противодействия соперничеству и подумать о том, как ответственно предоставить доступ к таким инструментам соответствующим пользователям. Такое моделирование также помогает определить наиболее полезные проблемы, которые следует решать исследователям. Любой режим доступа уравновешивает состязательный характер выявленных угроз с необходимостью обеспечения более широкого доступа к таким инструментам.

Существует множество доступных стратегий гибридного доступа, которые не являются просто общим доступом или полным ограничением. В нашей прошлой работе над задачей Deepfake Detection Challenge Руководящий комитет PAI AI и Media Integrity выступал за гибридную модель выпуска, поощряя публикацию статей и других материалов, в которых обсуждались выигрышные методы, но при этом откладывал открытый выпуск кода и моделей на определенное время. от шести месяцев до года. Тем временем доверенные стороны должны были получить немедленную лицензию без открытого исходного кода на использование технологии для своей работы.Такой подход обеспечит в конечном итоге преимущества открытости, в то время как задержка даст некоторое преимущество детектора перед теми, кто пытается генерировать состязательный синтетический контент. На техническом уровне доступ может быть предоставлен через API-интерфейс детектора, который ограничивает количество запросов до некоторого разумного человеческого уровня. Это предотвратило бы автоматическое обучение генераторов, отключающих детекторы, даже если бы кто-то получил несанкционированный доступ — почти наверняка для любого инструмента, который используется в глобальном масштабе.

В качестве первого шага инструмент может быть ограничен определенными пользователями, доступ к которым имеют только проверенные лица и организации.Это поднимает вопрос о том, кто принимает решения о доступе, где глобальная, нейтральная, многосторонняя третья сторона, такая как PAI, могла бы играть роль центра обмена информацией.

2. Создание инструментов для оценки происхождения, включая обратный поиск видео

Поиск похожих видео — ключевая часть процесса проверки носителя сегодня, и понимание первоисточников и происхождения артефактов может помочь понять, как видео или изображение было обработано. Это также показывает, как артефакт повторно использовался с течением времени, что может выявить манипуляции с контекстной информацией, такие как измененные подписи.

Участники нашего семинара подчеркнули, что предоставление доступа к сервису обратного сопоставления видео — аналогично существующему поиску обратного изображения в Google — будет важным преимуществом для более широкого сообщества проверки мультимедиа. Технологические платформы имеют очень большие хранилища видео и изображений и имеют опыт сопоставления почти копий или отдельных объектов. Например, у Facebook есть модели для поиска измененных версий изображений, которые ранее были идентифицированы как дезинформация во время пандемии COVID-19, а ContentID YouTube — это система цифрового снятия отпечатков пальцев, разработанная Google, которая используется для идентификации и управления контентом, защищенным авторским правом, на YouTube.Подобного рода сопоставление видео и изображений с хранилищами данных в масштабе платформы очень поможет журналистам, специалистам по проверке фактов и представителям гражданского общества во всем мире в работе с манипулируемым контентом в Интернете.

Понятно, что платформы не хотят делиться всеми своими данными и не хотят, чтобы их считали арбитрами точности контента. Однако в будущей работе следует сформулировать задачи построения такой системы, включая соображения конфиденциальности, права, безопасности и конкуренции, и перейти к созданию доступного механизма обратного поиска видео.Эта работа может опираться на те же соображения об угрозах и доступе, которые будут информировать об использовании и доступе к средствам обнаружения.

3. Определите стандартизированный API для моделей обнаружения

В настоящее время несколько команд создают инструменты для верификаторов медиа, а исследователи постоянно публикуют новые методы и модели. Однако участники определили проблему быстрого развертывания новых моделей обнаружения в появляющейся экосистеме инструментов.

Это проблема по нескольким причинам.Практические инструменты должны включать множество различных детекторов, которые используют разные методы и ищут разные типы манипуляций (ансамбль, как описано выше). Ожидается, что каждая из этих моделей будет иметь ограниченный срок полезного использования, поскольку злоумышленники придумают, как их избежать, а это означает, что их нужно будет регулярно заменять. И хотя разные пользователи предпочтут разные инструменты, их выбор не должен лишать их возможности пользоваться новейшими улучшениями, доступными в других местах.

Участники семинара

подчеркнули необходимость быстрого перехода от исследовательского кода, размещенного на GitHub, к развертыванию конечным пользователем.Стандартизованный API определил бы интерфейс между детекторами и инструментами, которые их размещают, позволяя быстро развертывать новые методы, мгновенно расширять существующие инструменты и создавать библиотеку методов, которые в совокупности более надежны, чем любой один инструмент. Это будет выигрыш как для исследователей, так и для пользователей и разработчиков инструментов — даже для разработчиков коммерческих инструментов, поскольку ограниченный срок службы моделей обнаружения означает, что будет сложно и дорого поддерживать конкурентное преимущество, основанное на запатентованной технологии обнаружения; вместо этого мы ожидаем, что конкуренция будет стимулировать инновации в пользовательском интерфейсе, интеграции, услугах и поддержке.

API

, как и все стандарты, сталкиваются с проблемой курицы и яйца при внедрении. Переупаковка моделей из Deepfake Detection Challenge, которые уже все используют проприетарный API, разработанный Facebook и Kaggle (платформа для проведения конкурса), будет интуитивно понятным местом для начала.

4. Продолжить изучение объяснений аудитории и ярлыков для манипулируемых СМИ

Хотя числовые вероятности, которые выводят алгоритмы, важны для обнаружения манипулируемых сред, способ определения и объяснения этих вероятностей не менее важен.Многие различные заинтересованные стороны используют алгоритмический вывод: специалистам по верификации носителей (например, специалистам по судебной экспертизе и проверке фактов) необходимо оценивать подлинность носителей, инженерам платформ необходимо использовать вывод для автоматической сортировки манипулируемых носителей, специалистам по средствам массовой информации необходимо сообщить, как они знают, что изображение является поддельным или подлинным, и, в конечном итоге, общественность должна научиться точно определять и интерпретировать способы манипулирования СМИ. Поэтому мы должны инвестировать в исследования и коллективный обмен информацией о том, как эффективно донести эти результаты до различных аудиторий.

Для каждой из этих заинтересованных сторон могут потребоваться разные объяснения алгоритмического вывода. Как нам создавать модели и инструменты, результаты которых ближе к понятным людям ярлыкам? Как сообщить о неопределенности, особенно если результаты обнаружения неубедительны или противоречивы? Как мы устраняем риски, связанные с предоставлением общественности результатов обнаружения, предназначенных для специалистов? PAI начала инвестировать в работу над тем, как маркировать манипулируемые медиа для аудитории, и мы продолжим дальнейшее исследование этих и других вопросов, связанных с тем, как различные заинтересованные стороны могут лучше всего сообщать результаты алгоритмических сигналов, передающих доверие к контенту в Интернете.

5. Создайте централизованный каталог примеров манипуляций мультимедиа и тестов обнаружения

Участники семинара особо подчеркнули важность создания исчерпывающей справочной базы данных манипулируемых медиа-примеров. Может быть полезно сослаться на предыдущие работы по проверке носителей по нескольким причинам. Одним из первых шагов в работе по проверке человеческих СМИ является поиск предыдущих копий; если определенное изображение или видео уже было определено как подлинное или обработанное, можно сэкономить много времени.Большие коллекции маркированных медиа также являются важными ресурсами для исследования синтетических медиа, для создания и оценки средств обнаружения, а также для противодействия распространению манипулируемых медиа в платформенном масштабе.

Многие разные организации проводят медиа-верификацию и проверку фактов, но в настоящее время нет единой базы данных их выполненной работы. Кроме того, все эти организации используют разные наборы ярлыков или рейтингов («четыре пиннохи» против «штаны в огне»). Сбор всей этой информации в одном месте вместе со статьями и самими элементами СМИ и ее согласование решит некоторые ключевые вопросы. проблемы для множества заинтересованных сторон.

Если бы такая обширная база данных была создана и имела соответствующий доступ, проверяющие факты, журналисты и другие специалисты по проверке могли бы использовать ее, чтобы ответить на вопрос: «Было ли это уже замечено?» Исследователи могут использовать его для изучения реальной распространенности различных типов и тем манипуляции, а также для разработки новых методов обнаружения. Создатели инструментов могут использовать эти примеры для обучения моделей обнаружения. Платформы могут использовать эти примеры как для обучения моделей сортировке, так и для автоматического обнаружения опубликованных дубликатов ранее опровергнутых элементов, хотя возможность автоматического удаления контента порождает некоторые сложные проблемы.Стандартизированные тесты, созданные на основе этой базы данных, будут способствовать быстрому прогрессу в сообществе исследователей обнаружения.

Есть несколько проблем с этой идеей, включая доступ. Если бы такая база данных была общедоступной, злоумышленники могли бы использовать ее для разработки методов синтеза, обходящих детекторы. Такое хранилище также могло бы стать ресурсом для сторонников теории заговора и экстремистов. Как и в случае со средствами обнаружения, потребуется тщательное моделирование противника и разработка модели доступа.

6. Увеличить инвестиции в обучение криминалистике СМИ

По словам некоторых участников семинара, журналистам не хватает тонкого понимания того, как и почему создаются манипулируемые СМИ. Они считают, что обнаружение манипуляций в СМИ — это работа специалиста, а не то, к чему они должны обращать внимание на протяжении всего репортажа. Отсутствие осведомленности и потенциала серьезно ограничит способность журналистов, проверяющих факты и других проверяющих СМИ бороться со злонамеренно управляемыми СМИ, особенно в небольших организациях.Без обучения глобальная медиа-экосистема останется уязвимой.

Есть несколько возможных способов проведения этого обучения. Школы журналистики должны сыграть свою роль и должны добавить в учебную программу рекомендации экспертов по современным методам судебной экспертизы СМИ. Но многие специалисты по верификации не ходят в школы журналистики, и в любом случае это ничего не делает для тех, кто уже работает. Таким образом, мы также должны обратить внимание на обучение без отрыва от производства.

Для этого существует несколько возможных моделей.Reuters и Facebook теперь предлагают онлайн-обучение deepfake на 16 языках. Этот тренинг предлагает ценные советы по стандартным процедурам проверки (например, обращение к первоисточнику видео, найденному в социальных сетях). Он не предлагает руководства по интерпретации вероятностных результатов технического обнаружения, отчасти потому, что техническое обнаружение еще не широко доступно. Более тщательное обучение, вероятно, потребует практического использования существующих инструментов и конкретных советов по использованию их результатов. Есть несколько организаций, которые уже имеют международный опыт обучения специалистов СМИ техническим навыкам, в том числе WITNESS, Internews и IREX.Эти существующие сети и программы можно использовать для глобального обучения и, в конечном итоге, для наращивания потенциала на всех уровнях медиа-экосистемы.

Такая подготовка должна включать:

    • Характер и масштаб манипулируемой медиа-угрозы, как показано на примерах
    • Как управляемое обнаружение медиа вписывается в существующие рабочие процессы проверки
    • Практическое использование конкретных инструментов, включая как контекстные инструменты (например, анализ метаданных, поиск видео), так и собственное обнаружение
    • Лучшие практики интерпретации результатов модели обнаружения
    • Проблемы, связанные с навешиванием ярлыков на СМИ и общественное доверие

К созданию такой учебной программы будет важно привлечь экспертов из разных областей, включая журналистику, криминалистику СМИ, машинное обучение и дезинформацию.Такую программу необходимо будет значительно локализовать, включая перевод на разные языки и изменения в учебной программе, чтобы отразить местные угрозы, инфраструктуру и возможности.

Призыв к работе за пределами обнаружения: как управлять манипулируемыми медиа-инструментами как сообщество

Технологические платформы являются одновременно пользователями и создателями технологий обнаружения, но есть и другие участники сообщества проверки СМИ, включая журналистов, проверяющих факты, политиков и представителей гражданского общества во всем мире, которым необходимо иметь возможность оценивать достоверность информации. .Хотя средства обнаружения являются одним из способов поддержки этих сообществ, существуют соответствующие усилия и дополнительные технические вопросы, которые необходимо решить для обеспечения эффективных усилий по предотвращению манипуляций со СМИ во всем мире.

Партнерство по ИИ продолжает работать над проблемами ИИ и целостности СМИ со многими заинтересованными сторонами, которые должны участвовать в решении этих проблем: технологическими платформами, журналистами, проверяющими фактами, экспертами по дезинформации, тренерами по криминалистике СМИ, исследователями компьютерного зрения и другие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.