Ложь в психологии: Психология лжи и обмана — почему люди лгут. Обман с точки зрения психологии.

Ложь — Психологос

Ложь — утверждение, не соответствующее истине, намеренно неистинное утверждение (и этим отличающееся от заблуждения). Ложь является одним из способов, средств обмана.

Не всякий обман — ложь. Психологическая структура лжи основана на сочетании трех факторов: утверждение лица не соответствует истине; лицо осознает неистинность своего утверждения; лицо ставит цель ввести другое лицо в заблуждение.

Феномен лжи широко исследуется в психологии. Современное определение лжи: ложь — умышленное (успешное или нет) утаивание и умышленная фабрикация путем передачи фактической и эмоциональной информации (вербально или невербально) с целью создания (или удержания) в другом человеке убеждения, которое сам передающий считает противным истине (Masip, Ekman, DePaulo).

Способы лжи:
  1. Манипулирование качеством информации,
  2. Манипулирование количеством информации (минимизация, утаивание — максимизация, фабрикация).
  3. Передача двусмысленной, размытой информации,
  4. Неуместная информация.

Распознавание лжи

Как правило, когда люди лгут, они испытывают эмоции: чувство вины, страх, стыд, восторг от надувательства и другие. На этом основана работа детектора лжи — устройства, фиксирующего физиологические индикаторы на теле человека (выделение пота, приток крови) при ответе на контрольные вопросы (вопросы касающееся сути разбирательства).

Бытовая ложь

Если муж любуется на жену и говорит ей, что она самая красивая женщина на свете — строго говоря, он ей лжет. Он знает, что наверняка есть женщины и более красивые. Но ему приятно так думать и так ей говорить, и подобная бытовая ложь, поскольку от нее никому не плохо, ложью не называется.

Ложь во спасение

В некоторых случаях считается лучшим солгать, нежели сказать человеку правду. См.→

Детская ложь

С ложью детей когда-нибудь сталкиваются все родители. Для ребенка это один из способов приспособления к жизни в обществе, хотя и неодобряемый. Но причины того, что ребенок говорит неправду, могут быть самыми разными, а что с этим делать — вопрос особый.

Психология лжи — Психология человека

Ложь лишь недостаточность истины.
Лев Платонович Карсавин

Ложь является настолько частым явлением в нашей жизни, что проще выявить те случаи, когда люди как намеренно, так и случайно, так сказать, по инерции не лгут друг другу, нежели, когда лгут. При этом у большинства людей сформировано негативное отношение ко лжи, как, впрочем, и ко всему остальному, что дает одному человеку преимущество над другим. Но ложь была, есть и вероятнее всего всегда будет являться неотъемлемой частью нашей жизни, как бы мы к ней не относились, потому что она является частью нашей природы. А сегодня, во времена всеобщей информатизации, ее особенно много, ведь в цивилизованном мире ложь и обман являются альтернативой насилию, которого раньше было гораздо больше, и оно в значительной мере определяло отношения между людьми. Сегодня же люди предпочитают использовать друг друга преимущественно с помощью лжи и обмана. Поэтому каждый человек, желающий разбираться в жизни и людях, обязательно должен знать о лжи все. Психология лжи научит вас распознавать ложь других людей и самим правильно ею пользоваться. В этой статье я постараюсь раскрыть для вас эту тему максимально полно и точно.

Мы живем в мире лжи, в котором есть ложь злая и вредная, а есть добрая и хорошая, полезная для многих людей. Во всей этой лжи нужно уметь ориентироваться. Нельзя отвергать ложь или повсеместно ее использовать, да еще и в одной и той же форме – это может привести к большим проблемам. С ложью нужно уметь грамотно обращаться и психология лжи – раскрывающая и изучающая эту тему, помогает это сделать. Главное – не оценивать ложь, а понимать ее. Надеюсь, большинство из вас отнесутся к этой статье непредвзято, чтобы не оценивать ее с точки зрения уже имеющихся у вас убеждений, отвергая одно и принимая другое, а дополнить имеющиеся у вас знания новыми знаниями и сделать на их основании более глубокие выводы. Итак, для начала, давайте с вами быстренько выясним, что такое ложь.

Что такое ложь

Считается, что ложь – это намеренное искажение так называемой истины, или проще говоря неправда. Но если вдуматься, то такое понятие как истина, слишком уж непростое в понимании и определении, чтобы можно было говорить о ее искажении. Во-первых, истину знают далеко не все, а во-вторых, каждый видит ее по-своему, а уж правда и вовсе у всех своя. Поэтому часто люди не столько истину намеренно искажают, сколько видят ее такой, какой хотят видеть и понимают ее так, как в состоянии понять, и соответствующим образом ее отражают в своих словах и поступках. То есть, люди лгут – они искажают информацию, иной раз даже не понимая этого.

Также, в отличие от того же обмана, ложь может быть во благо, когда, к примеру, один человек не хочет обидеть другого человека, поэтому говорит ему не то, что видит, а то, что тот хочет услышать. Обман всегда используется ради корысти, а вот ложь может быть во спасение, во благо. Поэтому, с моей точки зрения, ложь – это непросто необходимый в нашей жизни прием общения и эффективное средство влияния на людей, но и неизбежная и вполне естественная форма общения. Говоря еще проще, ложь – это инструмент доступный каждому, но не каждый умеет им грамотно пользоваться. Но тем не менее ложь нам всем необходима, так как пока мы без нее жить не умеем. Так что умение лгать – это жизненно необходимый навык. Ниже я объясню вам, почему.

Почему люди лгут

Люди лгут, во-первых, постоянно, во-вторых, они это делают ради получения выгоды, из-за страха и спонтанно, ненамеренно, а в-третьих, люди часто лгут крайне неумело и непродуманно. С выгодой, думаю, все понятно – если умело вводить других людей в заблуждение, то можно добиться от них каких-то нужных вам действий, каких-то уступок, каких-то выгодных вам решений. Мы можем видеть такую ложь повсюду – нам лгут с помощью телевизора, газет, интернета, других источников информации. В частности, реклама это постоянно делает, намеренно вводя нас в заблуждение своей неполной или абсолютно недостоверной информацией, чтобы добиться от нас определенных решений и действий. Политики тоже постоянно нам лгут ради личной выгоды, причем лгут они намного чаще, чем говорят правду, не зря ведь еще Платон писал, что политик и лжец – это синонимы. Ну и сами мы частенько лжем во время общения друг с другом, как по мелочам, так и по-крупному, чтобы с помощью лжи извлечь какую-то выгоду или от чего-то себя уберечь. Если вы считаете, что к вам это не относится, что вы человек абсолютно честный, который никогда или практически никогда никому не лжет, то вы можете или не принимать мои слова на свой счет, или получше проанализировать свое поведение и свои слова за последнее время, чтобы постараться обнаружить в них ложь. Обычно, когда люди начинают внимательно изучать свое поведение и свои слова, то обнаруживают, иногда с удивлением, что не такие уж они и честные, как им всегда казалось. Но стыдится этого не стоит, так как ложь – это естественная и необходимая часть нашей жизни, мы не можем и не должны жить без лжи, ибо в этом мире этого сделать невозможно, во всяком случае пока.

Что касается лжи вызванной страхом, то такая ложь – это защитная реакция организма, это защитная реакция нашего ума, которая призвана уберечь нас от какой-то угрозы посредством искажения информации. Дети вот к примеру, часто лгут ради защиты от взрослых, так как физически они слабее и ложь является для них единственным спасением, порой от того же насилия. А поскольку с насилием, выраженным в той или иной форме многие люди постоянно сталкиваются в своей жизни, то без лжи им себя от него защитить очень сложно, а то и вовсе невозможно. Скажем, в том же суде порой просто невозможно быть честным, даже если вам это выгодно, так как правда, какой бы правдивой она не была, суд, судью, присяжных, может не интересовать вообще, поэтому приходится играть с правосудием в кошки-мышки, с помощью хороших адвокатов, чтобы не стать его жертвой. Мы не можем позволить себе такую роскошь, как правда, не можем постоянно и со всеми быть кристально честными, ибо люди не только начнут использовать нашу честность против нас, начав пользоваться нами, но и не простят нам некоторой правды. К тому же, некоторые формы истины являются, скажем так, очень ценным ресурсом, который необходимо оберегать, уж если не ото всех, то от некоторых людей точно. А для этого приходится людям лгать. Ведь, скажем, если вы честно расскажете другим людям о своих слабостях или о своих проблемах, то многие из них могут использовать эту информацию против вас. Например, нельзя о некоторых своих семейных проблемах рассказывать всем подряд, потому что люди могут воспользоваться вашими проблемами в своих интересах и в ущерб вам. Скажем, нуждающаяся в мужчине женщина может увести мужа у своей подруги, если узнает о ее семейных проблемах и нужным образом воспользуется ими себе во благо. Поэтому о некоторых своих проблемах не нужно рассказывать никому, кроме специалистов, которые умеют их решать, а чрезмерно любопытным людям, интересующимся чужой жизнью, можно и нужно лгать, чтобы не позволить им узнать о вас больше необходимого. Да и сами люди порой не хотят, чтобы им говорили правду, например, о них самих. Страх перед правдой, с какой стороны к нему не подойди, часто вполне обоснован. Поэтому, когда люди видят, что им угрожает опасность – они лгут, кто как может. А другие люди наоборот – отвергают правду и требуют лжи.

Ну а что касается той лжи, которая вырывается из нас случайно, ненамеренно, автоматически, то это, пожалуй, самая распространенная форма лжи в нашей жизни. Понимаете, друзья, мы часто говорим друг другу не о том, что есть на самом деле, а о том, что мы хотим, чтобы было. Мы часто лжем не ради выгоды и не из-за страха, а ради поддержания той реальности, как в своей собственной голове, так и в головах других людей, которую мы хотим видеть в своей жизни. Например, человека можно спросить – как у него дела, и он ответит, что нормально, хорошо, отлично, тогда как в действительности это не так. В действительности у него могут быть серьезные проблемы в жизни. Но дело не в том, что он не хочет из-за страха и недоверия к вам делиться с вами своими проблемами, а в том, что он не хочет о них думать, не хочет их замечать, не хочет их обсуждать – он избегает их. Человек часто лжет не столько другим, сколько самому себе. Мы так нуждаемся во лжи, так нуждаемся в иллюзиях, что часто сами себе лжем, если этого не делают другие люди.

При этом я бы не стал говорить о том, что с этой точки зрения психология лжи – это психология слабого человека, бегущего от реальности. Ведь нередко наша ложь превращается в правду, когда мы избегая негативной реальности создаем себе другую, более подходящую нам реальность, например, убегая от своих проблем или думая о себе лучше, чем есть на самом деле. И в конечном счете, мы действительно можем прийти к новой, более приемлемой для нас реальности. Истина, скажем так, вещь очень непростая, она может быть истиной до определенного момента, пока мы не узнаем больше или не сделаем что-то, что разрушит одну истину и создаст другую, новую. К примеру, если человек потерпел неудачу, совершив ряд серьезных ошибок, то его вполне можно назвать неудачником и это утверждение будет истинным. Но если этот же человек проведет работу над своими ошибками и сделает правильные выводы из своей неудачи, использовав ее в качестве урока, а не в качестве оправдания своей неспособности чего-то достичь, то эта неудача станет для него дорогой к успеху, и тогда уже назвать этого человека неудачником язык не подымится. Следовательно, истина претерпит изменения и из неудачника человек превратится в победителя – это будет новой истиной. Но опять-таки, она не будет конечной, ибо в дальнейшем может оказаться, что достигнутый человеком успех в том или ином деле станет следствием серьезной неудачи в другом деле, а значит, считать этого человека победителем будет не совсем правильно. Ну и так далее, — по мере развития событий, наше к ним отношение можем меняться, наше их восприятие может меняться, а значит и наше понимание истины может меняться. Поэтому делая временные срезы из своей жизни и изучая их, мы можем констатировать разные по смыслу истины, которые при одном взгляде на них будут являться для нас истинной, а при другом ложью.

Все это говорит нам о том, что даже одну и ту же информацию мы можем считать одновременно истиной и ложной в зависимости от нашей ее интерпретации и тех выводов, которые мы из нее делаем. Мы можем видеть в человеке вора, если он взял чужое добро, а можем видеть в нем благородного рыцаря, этакого Робина Гуда, если он взял добро у того, кто сам присвоил его себе нечестным способом, отобрав это добро у других людей. Явление, вроде одно и тоже, а истина или правда, кому как больше нравится, разная. Вот и скажи потом, что правда всегда одна, равно как и истина. Истина и правда, друзья – это продукты наших мыслей, поэтому далеко не всегда истина одного человека, совпадает с истинной другого человека.

Как распознать ложь

Чтобы распознать любую ложь, необходимо самому быть искусным лжецом, понимающим, как далеко могут зайти люди, сознательно или неосознанно искажая информацию. А для этого, необходимо много знать и многое понимать. Ведь чтобы гарантированно распознать неправду, необходимо знать правду, это, согласитесь, логично. К примеру, если врач вам скажет, что такое-то лекарство поможет вам избавиться от ваших проблем со здоровьем, то откуда вам знать, правду он вам говорит или нет? Даже если вы заметите его нервозность и массу других признаков, свидетельствующих о том, что человек лжет, даже если его слова будут не совсем логичными, то это не означает, что врач вас обманывает, ибо вполне возможно, что он говорит вам правду, но не всю. Возможно, существует более дешевый, но не менее эффективный аналог назначаемого им лекарства и при этом этот аналог гораздо более надежен, потому что проверен временем, но из-за финансовой заинтересованности врач вам о нем не сообщает. Получается, что он вам говорит правду и одновременно лжет, или говоря более правильно – он говорит вам не всю правду. Поэтому он может быть не логичным, может нервничать, потеть, в общем, вести себя как настоящий лжец, но при этом говорить вам полуправду, которую вы не сможете интерпретировать как ложь, не зная всей правды. А вот если вы будете знать о том, что есть другое лекарство, более подходящее вам, как по цене, так и по качеству, а также будете понимать, что врач может назначать вам те лекарства, за которые ему приплачивают производители этих лекарств, то вы в точности распознаете его ложь, вернее, ту часть предоставляемой им информации, которую можно назвать ложью. Поэтому знания и логика – вот ваше оружие против лжи.

Также стоит сказать, что в нашей жизни так много лжи, так много несоответствующей действительности информации, что говорить о ней, о лжи, как о чем-то нехорошем просто бессмысленно. Иной раз сложнее распознать правду, нежели ложь, так как в наше время всюду много лжи и мало правды. Это становится понятным при тщательном анализе практически любой информации, рассчитанной на широкую аудиторию. Вот считается, что ложь необходимо прятать среди правды, чтобы она была воспринята людьми, то есть, нужно делать своего рода бутерброд, где толстый верхний слой – это правда, нижний тонкий слой – это тоже правда, а посередине спрятан тонкий кусочек лжи. Но я считаю, что это устарелый подход ко внедрению лжи в умы людей. В наше время уже правда является тем самым тонким кусочком, который зажат двумя толстенными кусками лжи, которая тем эффективнее, чем сложнее ее проверить. В наше время люди слишком загружены работой и информацией, чтобы проверять эту информацию на достоверность. Сегодня проходит даже самая невероятная ложь, в которую люди верят также охотно, как они это делали тысячи лет назад, будучи абсолютно неграмотными. Только сегодня проблема людей, которых пичкают ложью, заключается не в неграмотности, а в отсутствии времени на то, чтобы всю поступающую к ним информацию проверять, или хотя бы даже просто обдумывать ее, чтобы распознать в ней явную ложь.

Поэтому искусство обмана совершенствуется и те же политики уже не стесняются выдумывать откровенные сказки, состоящих на девяносто и более процентов лжи, чтобы нужным образом повлиять на людей. А если говорить о рекламе, то лично мне очень сложно найти такую рекламу, которая бы вообще не лгала людям. Так что лжи в нашей жизни много, очень много, а правды становится все меньше и меньше. Даже в науке, где служение истине является одним из главных требований к ученому, который обязан соблюдать научную этику, обязан оберегать ложь, появляется все больше, как осознанной, так и неосознанной лжи, которая, что самое страшное – остается безнаказанной. Сегодня мы с вами живем в океане лжи, в котором встречаются островки правды, островки истины, они-то и являются для нас спасением.

Как правильно лгать

Чтобы правильно лгать – надо лгать красиво и складно. Бытует мнение, и я с ним абсолютно согласен, что большинство людей сами хотят быть обманутыми. Многим людям правда – не нужна. Вернее, им нужна их собственная правда, их интересует удобная для них истина. Поэтому чтобы успешно лгать таким людям – нужно просто говорить им то, что они хотят от вас услышать, и в контексте этого доносить до них какие-то свои мысли, в которые вы хотите, чтобы люди поверили. Красота и логичность здесь очень важны, так как они позволяют людям, как через эмоциональную, так и через сознательную сферу качественно усвоить информацию. Главное, что люди хотят верить в то, что им приятно видеть и слышать, а значит, они готовы к восприятию лжи. Верят же люди, что кто-то другой, но не они сами, может сделать их жизнь такой, какой они хотят ее видеть. Люди в это верили, верят и будут верить, так как большинство из них не настолько самостоятельны, чтобы сами о себе заботиться. Народ – это ребенок, который хочет, чтобы о нем заботились. Такой ребенок живет в каждом из нас, поэтому люди хотят верить в то, что им нравится и охотно принимают соответствующую их мечтам и желаниям ложь.

Для осуществления вышеуказанной задачи, то есть, для создания красивой и складной лжи, необходимо научиться придумывать красивые и правдоподобные сказки, в которые не только другие люди, но и вы сами готовы будете поверить. Хотите обмануть других – обманите вначале самого себя, и когда вы сами поверите в свою сказку, большинство других людей тоже в нее поверят. Но помните, чтобы люди поверили в вашу сказку – это должна быть сказка не столько о вас, сколько о них. О себе вы тоже можете лгать, иной раз это позволяет многого достичь в жизни, ведь люди охотнее общаются и сотрудничают с теми, кто в их представлении является выдающейся и очень интересной личностью. Но все же людям намного приятнее верить в то, что имеет непосредственное отношение к ним самим, к их жизни, к их мечтам, желаниям, проблемам, и в то, что может сделать их жизнь лучше. Поэтому придумывайте такие сказки, которые нарисуют в головах людей образ красивого будущего, в котором они хотели бы оказаться, согласно их желаниям и мечтам. Такая ложь для некоторых людей, как бальзам на душу.

Ну а для создания красивой и приятной лжи в форме сказки, равно как и для ее распознавания – необходимы знания, а также хорошо развитое мышление, умение красиво говорить и/или красиво писать, умение красиво и интересно о чем-то рассказывать, и обязательно складно рассказывать, чтобы в представленной лжи была логика, чтобы все в ней было четко связано друг с другом, и чтобы вся ложь была яркой и красочной, такой, какой не может быть даже самая лучшая правда. Поэтому хорошо образованные люди умеют очень хорошо лгать, а менее образованные люди не способны эту ложь распознать, так как они просто не в состоянии представить себя на месте лжеца, чтобы понять, насколько ложь может быть масштабной, глубокой и в некоторых случаях циничной. Причем чем менее образован человек, тем больше он нуждается в, что называется, полной лжи, когда ему все подробно разжевано и разъяснено, и ему ни над чем думать не надо, нужно просто поверить лжецу. Людей же поумнее целесообразнее наталкивать на нужные мысли, а не внушать им их. Таких людей проще обмануть такой информацией, над которой нужно подумать, поломать голову, чтобы самому найти какие-то ответы и прийти к определенным выводам. Но в любом случае, обладая более обширными знаниями, намного проще защититься от лжи и самому использовать ее для решения своих проблем и задач. У умных, образованных людей ложь получается складная, системная, красивая, логичная, понятная, эффективная. Так что чем больше человек знает и чем лучше он мыслит, тем лучше он лжет.

Отношение ко лжи

В нашем обществе, я считаю, сформировалось слишком обобщенное и потому неоправданно негативное отношение ко лжи. В целом большинство людей считают ложь злом. Этому нас учат с детства, внушая нам, что обманывать нехорошо, что надо всегда говорить правду. Однако далеко не вся ложь является злом и уж тем более говорить всегда правду – не нужно, так как она сделает вас уязвимыми перед другими людьми. Но даже та ложь, которая причиняет вред людям, является злом относительным, направленным в некоторых ситуациях на борьбу с еще большим злом.

Ведь в нашем мире, даже в цивилизованной его части, несмотря на культуру, законы, правила, право, чаще всего признается не сила права, а право силы, когда сильный всегда и во всем прав, и именно сильный решает, что правильно, а что нет. А чтобы противостоять силе, которая может проявляться в разных формах, в том числе и в виде насилия, необходимо также иметь какую-то силу, с которой невозможно не считаться. Какой может быть эта сила? Это может быть сила интеллекта, которая выражается во многих формах, в том числе и в форме лжи, способной запутать и сбить с толку кого угодно. Человек может лгать и эта ложь будет злом, но при этом она убережет его от еще большего зла в виде того же насилия. Иногда людям приходится отвечать ассиметрично на те угрозы, которым они подвергаются и ложь помогает им в этом. Нельзя требовать от людей того, чтобы они всегда и перед всеми отвечали за свои слова и были кристально честными, ибо это усилит неравенство между людьми. Попробуйте – уличите тех же политиков во лжи, или адвокатов, или владельцев крупных информационных ресурсов, а вернее, не столько даже уличите их в ней, сколько заставьте их отвечать за свою ложь, заставьте их нести за нее ответственность. Да они вас просто задавят административными ресурсами – они сделают вас виноватым во всем и накажут вас за попытку лишить их инструмента влияния на людей. И что в таком случае вам остается? Ну уж точно не уповать на несправедливость, ибо как я уже сказал – право сильного, вот что в этом мире справедливо. И если вы слабы – становитесь сильнее, а не ищите справедливости там, где ее нет. Поэтому ложь – это оружие против тех, кто силой и той же ложью, пытается и часто успешно, подчинить себе волю других людей. Поэтому не нужно ее осуждать – нужно учиться ею пользоваться.

Напоследок хочу сказать вам, уважаемые читатели, что психология лжи, как и психология обмана – должна изучаться вами без каких-либо предубеждений относительно таких явлений, как обман и ложь. Шаблонность мышления вредит любому развитию, вредит она и пониманию роли лжи в нашей жизни. Помните, что если вам с детства талдычили, что обманывать плохо, то это не означает, что это действительно так. Все относительно в этом мире. Иногда действительно врать некоторым людям в некоторых ситуациях по некоторым вопросам – это очень плохо. И если вы это делаете, то вряд ли такая ложь приведет вас к чему-то хорошему. Все-таки, что не говори, а зло часто возвращается к тому, кто его породил, это закон природы. Но иногда без лжи, без обмана, просто невозможно обойтись, без них не то что жить, выжить невозможно. Поэтому в определенных ситуациях ложь просто необходима, и человек имеет полное право использовать ее, как для защиты, так и для нападения.

При этом надо понимать, что лгать нужно уметь, ложь обязательно нужно проводить через фильтры нравственности и разума, чтобы не быть банальным, очевидным, глупым врунишкой, который своей ложью только настраивает людей против себя, а не какую-то существенную пользу из нее извлекает. Процесс обучения этому умению не быстрый и не простой. Но если у вас будет хороший учитель, который научит вас придумывать красивые и правдоподобные сказки для каждого конкретного человека или для общества в целом, то вы быстро станете отменным лжецом, и ваша ложь будет полезна не только для вас, но и, как это не странно прозвучит, для других людей тоже.

Статья опубликована: 19.01.2012. Последнее обновление: 08.03.2020

дифференциальная диагностика – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ОБЗОРЫ

УДК 159.9

ПОНЯТИЕ ЛЖИ: ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА

А. С. ЧАХОЯН*

ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет», Иваново

В статье представлено теоретическое исследование, посвященное феномену лжи, который, обладая большой субъективной значимостью, затрагивает ведущие ценностно-смысловые образования личности, ее социальные и нравственные установки. Ложь зачастую рассматривается в тесной связи с моралью в рамках истины как фундаментальной нравственной категории и особой духовной ценности. Рассмотрение лжи как самостоятельного феномена требует разграничения его от обмана и неправды, выделение сущностных характеристик лжи и определение поля ее действия.

Ключевые слова: ложь, обман, неправда.

Ложь, являясь сложным сплетением интенциональных (преднамеренных) аспектов когнитивной и нравственной сферы личности, сопровождает человеческую коммуникацию и реализуется в ней, знаменуя грань между нормой, моралью и правдой как одной из фундаментальных экзи-стенциональных ценностей.

Ложь — феномен, присущий личности как социальному субъекту. Вполне объясним интерес исследователей к извечным проблемам правды и лжи. Исследования последних десятилетий XX века характеризуются вновь возрастающим вниманием к концептам «правда» и «истина», неизбежно затрагивающих и вопросы, касающиеся лжи и обмана [15].

Для определения лжи используются различные категории. В обыденном сознании ложь обычно ассоциируется с негативным, социально неодобряемым действием — обманом, который определяют либо как синоним лжи, либо как процесс, порождающий ложь [4].

Д.И. Дубровский, говоря о благонамеренной, экзистенциально приемлемой

© Чахоян А.С., 2015

* Для корреспонденции:

Чахоян Алина Самвеловна, аспирант,

Ивановский государственный университет E-mail: Chakhoyan.

[email protected]

лжи, отмечает, что признание существования различных видов лжи позволяет гораздо более реалистично отобразить и осмыслить природу человека, многомерную панораму противоречий общественной жизни с учетом истории человечества, мирового опыта философии, религии, политической и правовой деятельности и особенно художественной литературы и поэзии, в которых моральные и экзистенциальные проблемы занимают центральное место. «Этот опыт свидетельствует о существовании и неустранимости во все века, у всех народов не только злонамеренного, злодейственного обмана, но и «лжи из человеколюбия», добродетельного обмана, всегда игравшего незаменимую роль в человеческих отношениях» [6, с. 73-84]. Моральный аспект проблемы лжи и религиозной искренности затрагивается также в работе И.А. Ильина, который предпринял попытку философского осмысления неискренности в контексте религиозного опыта [9]. Несмотря на то, что обычно истина и ложь рассматриваются как категории морали, Ф.

Ницше, к примеру, рассматривает их во вненравственном смысле. Связывая ложь с интеллектом и понимая ее как механизм естественного отбора в эволюционном развитии человека, Ф. Ницше указывает на введение социальных ограничений,

призванных сохранить существование сообщества и привести ее членов к обязательству лгать согласно конвенциональным нормам [14]. Таким образом, указывая на значимость социально установленных границ лжи, можно выйти на проблему социальной значимости лжи, ее роли в развитии коллективного субъекта.

Подобный взгляд на функциональность лжи присутствует и у Н.А. Бердяева, считающего, что «ложь всегда есть в значительной степени явление социального порядка. Человек лжет, главным образом, другим. И даже когда человек лжет самому себе, то он это делает, имея сознательно и бессознательно в виду других. Человек играет роль перед самим собой, чтобы потом играть эту роль перед другими.

Социальные отношения людей наполнены не только злой ложью, порожденной волей к могуществу, но и невинной условной ложью. Невинная условная ложь может быть условием возможности человеческого общежития. Так, например, человек бывает вежлив с другим человеком, которого ненавидит в глубине души. Ложь делается злом, когда воля к преобладанию и могуществу, не личному только, но и коллективному, хочет себя во что бы то ни стало реализовать. Воля к могуществу может быть свойственна индивидууму, но она всегда носит социальный характер» [2, с. 102-108]. В большинстве своих работ Н.А. Бердяев рассматривает общественную значимость лжи, ее роль и влияние на политические процессы и массовое сознание, ее особую функцию формирования идеологии как средства контроля [3, с. 83-91]. Той же точки зрения придерживается Ю.Н. Александров, исследуя концептуальную ложь, основанную на истинных фактах, как средство идеологической борьбы [1].

Вышесказанное характеризует ложь как особый социально-психологический феномен, обладающий особой функциональной значимостью в процессе формирования и динамики коллективных субъектов и отдельных личностей, в контексте межличностного взаимодействия.

Выяснив роль феномена лжи в социальной действительности и реальном взаимодействии людей, следует определить, что же такое ложь. Это приводит нас к проблеме определения понятия ложь и его отличия от обмана и неправды.

Определяя ложь и обман, необходимо учитывать важность принятия во внимание не только самого лжеца, но и жертву обмана. «В одних случаях обман есть злонамеренное действие, где жертва обмана не желала, чтобы ее вводили в заблуждение. В других случаях обман, как указал еще Абд-ар-Рах-ман, автор трактата «Сорванные покровы», является смысловым и содержательным наполнением некоторых социальных действий, профессий и коммуникаций [22].

В повседневной жизни люди часто используют слова «ложь», «неправда», «обман» в качестве синонимов, однако эти понятия с точки зрения психологии имеют различное содержание. «Ложь — это сознательное искажение известной субъекту истины: она представляет собой осознанный продукт речевой деятельности субъекта, имеющий своей целью ввести в заблуждение собеседника. Ложь у психически здорового, нормально развитого человека, как правило, определяется реальными мотивами и направлена на достижение конкретных целей» [8].

«В отличие ото лжи, обман — это полуправда, провоцирующая понимающего ее человека на ошибочные выводы из достоверных фактов: сообщая некоторые подлинные факты, обманщик умышленно утаивает другие, важные для понимания сведения» [8]. «Обман, как и ложь, возникает тогда, когда сталкиваются чьи-либо интересы и нравственные нормы, и там, где для прибегающего к обману человека затруднено или невозможно достижение желательного результата иным путем. Главное, что роднит обман с ложью — это сознательное стремление человека исказить истину» [8].

Неправда — это «высказывание, основанное на искреннем заблуждении говорящего или на его неполном знании о том, о

чем он говорит» [20]. Неправда, как и обман, основывается на неполноте информации, но, в отличие от обмана, говорящий не утаивает известной информации и не преследует иных целей, кроме передачи сообщения, содержащего неполную (или искаженную) информацию (табл. 1).

Таблица 1 Определение понятий лжи, обмана и неправды

Е.П. Ильин считает, что понятия лжи, обмана, вранья относятся к сообщению, в котором факты преднамеренно искажаются или замалчиваются, а не к его субъективному восприятию другим человеком. Ложь, вранье объективны по своей сути. Восприятие же слушателем (реципиентом) правды или неправды, то есть оценка достоверности сообщения — это субъективный процесс, касающийся веры (доверия) человека к источнику информации [10].

К. Мелитан считает ложь признаком безнравственности, так как дети и взрослые начинают лгать тогда, когда в их поступках появляется «что-то нехорошее», что необходимо скрывать от других [12]. В обществе человеку приходится скрывать свое истинное «Я», что неизбежно приводит его ко лжи. Человек лжет, чтобы соблюсти элементарные правила вежливости, или, привыкнув, прибегает ко лжи всегда, когда это для него выгодно.

Если, как мы видим, в работе К. Мелита-на ложь рассматривается с позиции моральных и нравственных норм, то на противоположном полюсе шкалы подходов к данной

проблеме находится психологическая теория О. Липманна о лжи как волевом деянии, направленном на результат [11].

Для любого волевого деяния характерно наличие определенных внутренних или внешних тормозящих моментов. В случае лжи тормозом является одновременное присутствие в сознании лжеца наравне с комплексом ложных представлений комплекса верных, истинных представлений. В борьбе ложных и истинных представлений комплекс ложных представлений побеждает за счет цели и намерения, и тогда человек лжет, или комплекс истинных представлений — за счет моральных представлений и представлений о последствиях, и тогда человек говорит правду [11] (табл. 2).

Таблица 2

Структурная модель лжи как волевого деяния в теории О. Липманна

Комплекс истинных представлений Комплекс ложных представлений

Представления о последствиях Намерения

Моральные представления Цели

Согласно О. Липманну, в некоторых случаях мы можем говорить о наличии лжи с точки зрения морали и нравственности, но не с точки зрения психологии.

Не столь категоричные промежуточные позиции занимают В. Штерн и Ж. Дюпра. В. Штерн определяет ложь как сознательное неверное показание, служащее для того, чтобы посредством обмана других достичь определенных целей [21]. При этом существуют другие виды неверных показаний, которые не являются собственно ложью и, в отличие от которых, лжи присущи три признака:

1) сознание ложности;

2) намерение обмануть;

3) целесообразность (направленность на получение какой-либо выгоды, или избегание невыгоды).

Ложь — сознательное искажение истины; — осознанный продукт речевой деятельности субъекта с целью ввести собеседника в заблуждение

Обман обман — это полуправда, провоцирующая понимающего ее человека на ошибочные выводы из достоверных фактов

Неправда высказывание, основанное на искреннем заблуждении говорящего или на его неполном знании о том, о чем он говорит

Первые два признака отличают ложь от иллюзий воспоминания, а третий — от фантастических неверных показаний.

Ж. Дюпра определяет ложь как психосоциологический акт внушения, при помощи которого стараются умышленно посеять в уме другого какое-либо верование, которое сам внушающий считает противным истине [7, с. 17]. Введение в заблуждение другого человека, внушение ему ложных «верований», согласно Ж. Дюпра, может быть сознательное (продуманное, намеренное) и бессознательное. Эти же два вида лжи выделяют и другие авторы [18].

О. Фрай в своей книге «Детекция лжи и обмана» определяет ложь как успешную или безуспешную намеренную попытку, совершаемую без предупреждения, сформировать у другого человека убеждение, которое коммуникатор считает неверным [19].

«Следует помнить, что ложь не всегда бывает обусловлена тем, что конкретный человек совершил тот или иной проступок. Ложь может быть и защитной реакцией невиновного. Опасение незаслуженного обвинения и наказания нередко толкает подозреваемого на отрицание действительных фактов и ложные утверждения, в которых он ищет средства защиты от ошибочных подозрений» [16].

В отличие от лжи, «обман — это полуправда, провоцирующая человека на ошибочные выводы. Обманщик сообщает только часть подлинных сведений, одновременно он утаивает другую часть важной информации, которая необходима для производства правильного умозаключения» [16].

Неправда, как и обман, основывается на неполноте информации, но, в отличие от обмана, говорящий не утаивает известной информации и не преследует иных целей, кроме передачи сообщения, содержащего неполную (или искаженную) информацию. В данном случае человек верит в реальность существования чего-то, но ошибается. В результате он говорит неправду, сам того не осознавая [13].

Наиболее широкое определение лжи дает Г.Ч. Гусейнов. Он определяет ложь как состояние сознания [5]. Это говорит о тесной связи лжи и того, как люди осознают себя, свои ложные представления и поступки. А.К. Секацкий трактует ложь как манифестацию (проявление) человеческой природы, как устойчивый фон работающего сознания [17].

В целом, можно констатировать, что ложь, обман и неправда являются неизбежными спутниками (социально-психологическими компонентами) жизнедеятельности человека в обществе. Поэтому «любые попытки «исключить» из нашей жизни ложь, обман, неправду являются утопичными, психологически неверными и, в силу этого, бесперспективными» [20].

Проблема лжи рассматривается под различными углами. Античная философия раскрывает феномен лжи через категорию истины, для нового времени характерно описание лжи через этические категории, нравственный опыт и волевой акт. Некоторые современные ученые раскрывают феномен лжи через понятие сознания, то есть ложь понимается как состояние сознания или фон его активной деятельности, представляя собой, по сути, естественное проявление человеческой природы, возникшее в процессе эволюции, с возникновением коллективного субъекта. Единого понимания роли и функций лжи также не наблюдается. Ложь выполняет как положительные, так и отрицательные функции. Несмотря на моральное неодобрение лжи, она не относится к табуированным действиям, знаменуя грань социально дозволенного. Часто ложь рассматривают как способ манипуляции личностью и овеществления партнера по общению. Или же как средство защиты личности (эволюционно приобретенное средство выживания), так и целостности социальных общностей (ложь как результат экстериори-зации совести). Главными признаками лжи являются осознание ложности, намерение ввести в заблуждение и целесообразность, то есть стремление к получению выгоды.

Теоретический анализ проблематики лжи позволяет выявить три основных подхода к определению значения лжи в социально-этическом срезе:

1. Ложь как морально-деструктивный феномен.

2. Ложь как функционально необходимый конструкт социальной системы.

3. Ложь как инструментальный феномен, имеющий ситуативную значимость.

Ложь — фундаментальный фактор социальных и личностных отношений, она неизбежно присутствует во всех формах деятельности коллективных, институциональных и индивидуальных субъектов. Поэтому при рассмотрении лжи как объективного феномена особенно важно рассмотреть понимание лжи разных исследователей, поскольку понимание и различение лжи позволяет очертить ее границы.

Литература

1. Александров Ю.Н. Концептуальная ложь и объективная истина // Журнал «Диалог». -2003.- № 4. — С. 15-19.

2. Бердяев Н.А. Парадокс лжи // Человек. -1999. — № 2. — С. 102-108.

3. Бердяев Н.А. Правда и ложь в общественной жизни. Соч. Т. 4. — Париж, 1990. — С. 83-91.

4. Грачев В.Г., Мельник И.К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. Ин-т философии РАН. — М., 1999. — 235 с.

5. Гусейнов Г.Ч. Ложь как состояние сознания // Вопросы философии. — 1989. — № 11. — С. 64-76.

6. Дубровский Д.И. Проблема добродетельного обмана // Философские науки. — 1989. -№ 6. — С. 73-84.

7. Дюпра Ж. Ложь. Пер. с франц. Феокритова П.С. — Саратов: Новь, 1905. — 97 с.

8. Знаков В.В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания // Вопросы психологии. — 1993. — № 2. — С. 9-16.

9. Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта. О лжи и предательстве. Т. 1. -М., 1993. — С. 183-193.

10. Ильин Е.П. Психология общения и межличностных отношений. — СПб.: Питер, 2009. — 576 с.

11. Липманн О., Адам Л. Ложь в праве. Пре-дисл. и пер. Брусиловский А.Е. — Харьков: Юридич. изд-во Украины, 1929. — 48 с.

12. Мелитан К. Психология лжи. — М.: Изд. А. Сомов, 1903. — С. 214.

13. Мягких С.Г., Петров А.М. Некоторые аспекты из области психологии лжи [Электронный ресурс]: http://psychotext.ru/633. html.

14. Ницше Ф. Об истине и лжи во внемораль-ном смысле // Философские науки. — 1997. — № 1. — С. 52-63.

15. Панченко Н.Н. Средства объективации концепта «обман» (на материале английского и русского языков): дис. … канд. фи-лол. наук. — Волгоград, 1999. — 236 с.

16. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Научно-практическое руководство. — М.: Изд-во: Юрлитинформ, 2001. -352 с.

17. Секацкий А.К. Онтология лжи. — СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2000. — 120 с.

18. Смиричинская В.В. Педагогические условия коррекции детской лжи. Дисс. канд. пед. наук. — М., 1993. — 168 с.

19. Фрай О. Ложь: три способа выявления.-СПб.: Прайм-Еврознак, 2006. — 286 с.

20. Холодный Ю.И. Полиграфы («детекторы лжи») и безопасность. Справочная информация и рекомендации. — М.: Издательский дом «Мир безопасности», 1998. — 95 с.

21. Штерн В. Изучение свидетельских показаний / Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания. — Вып. 1. — Пг.: Ред. изд. Н.Н. Колчев, 1922.

22. Щербатых Ю.В. Искусство обмана. Популярная энциклопедия. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. — 720 с.

References

1. Alexandrov Yu.N. Conceptual lies and objective truth. Zhurnal «Dialog» 2003; 4:15-19 (in Russian).

2. Berdyaev N.A. Paradox lies. Chelovek 1999; 2:102-108 (in Russian).

3. Berdyaev N.A. Truth and lies in public life. Soch. T. 4. Paris 1990: 83-91 (in Russian).

4. Grachev V.G., Melnik I.K. Manipulation of personality: the Organization, ways and technologies of the information-psychological influence. In-t filosofii RAN. Moscow 1999: 235 (in Russian).

5. Guseynov G.Ch. Lie as a state of consciousness. Voprosy filosofii 1989; 11:64-76 (in Russian).

6. Dubrovsky D.i. Problem of virtuous cheating. Filosofskiye nauki 1989; 6:73-84 (in Russian).

7. Duprat J. Lie. Per. s frants. Feokritova P.S. -Saratov: Nov’ 1905: 97 (in Russian).

8. Marks V.V. Untruth, lies and deceit as problems of psychology of understanding. Voprosy psikhologii 1993; 2:9-16 (in Russian).

9. Ilyin I.A. axioms of religious experience. On lies and betrayal. Vol. 1. Moscow, 1993: 183193 (in Russian).

10. Ilyin E.P. Psychology of communication and interpersonal relationships. St.-Petersburg: Piter 2009: 576 (in Russian).

11. Lipmann O., Adam l. Lie in law. Predisl. i per. Brusilovskiy A. Ye. — Khar’kov: Yuridich. izd-vo Ukrainy 1929: 48 (in Russian).

12. Melitan K. Psychology of deception. MOscow: Izd. A. Somov 1903: 214 (in Russian).

13. Myagkikh S.G., Petrov A. M. Some aspects of the psychology of deception. [Internet]: http:// psychotext.ru/633.html (in Russian).

14. Nietzsche F. On truth and lies in the extra-moral sense. Filosofskiye nauki 1997; 1:52-63 (in Russian).

15. Panchenko N.N. Means objectification of the concept of «cheating» (on a material of English and Russian languages). Dis. cand. filo-sof. nauk. Volgograd 1999: 236 (in Russian).

16. Ratinov A.R. Forensic Psychology for investigators. Scientific-practical guide. Moscow: Izd-vo: Urlitinform 2001: 352 (in Russian).

17. Sekatsky A.K. Ontology lies. St.-Petersburg: Izd-vo S.-Peterburgskogo un-ta 2000: 120 (in Russian).

18. Smirichinskaya V.V. Pedagogical conditions of correction of the child lies. Diss. cand. ped. nauk. Moscow 1993: 168 (in Russian).

19. Fry O. Lie: three ways to identify. St.-Peters-burg: Praym-Evroznak 2006: 286 (in Russian).

20. Kholodnyy Yu.I. Polygraphs (lie detectors) and security. Background information and recommendations. Moscow: Izdatelsky dom «Mir bezopasnosti» 1998: 95 (in Russian).

21. Stern V. Study testimony. Problemy psik-hologii. Lozh’ i svidetel’skiye pokazaniya. Vyp. 1. Petrogradg: Red. Izd. N.N. Kolchev 1922 (in Russian).

22. Shcherbatykh Yu.V. Art of deception. Popular encyclopedia. Moscow: Izd-vo Eksmo 2005: 720 (in Russian).

THE CONCEPT OF LIES: DIFFERENTIAL DIAGNOSTICS

A.S. CHAKHOYAN

Ivanovo State University, Ivanovo

The paper presents a theoretical study of the phenomenon of lies, which, having a great subjective importance, affects the main value components of the personality, its social and moral system. Lies are often considered in close connection with morality within the truth as a fundamental moral category and special spiritual value. Consideration of lies as an independent phenomenon requires its differentiation from deception and untruth, the selection of essential characteristics of lies and definition of its field.

Keywords: lies, deception, untruth.

Address:

Chakhoyan Alina

graduate student, Ivanovo State University

E-mail: [email protected]

О психологии лжи: обман и детектор правильных действий / Newtonew: новости сетевого образования

На эти и другие вопросы ответит Евгений Спирица, психолог, руководитель «Международной академии исследования лжи».

Евгений, действительно ли ложь является естественной человеческой потребностью, присущей даже маленьким детям? Что запускает «механизм обмана» в людях, и в каком возрасте?

— Учёные давно ищут ответы на вопросы — когда дети вырабатывают в себе чувство хорошего или плохого и как учатся пользоваться обманом в своей жизни. Способность мыслить и чувствовать дана нам от рождения. Большинство эмоций формирует характер и личность человека, а эмоция страха делает самое главное для человека, даже для самого маленького: она формирует способность к выживанию, то есть способность быть успешным в нашем сложном мире. Именно она лежит в основе такого поведения, как «обман».

Известный канадский психолог Виктория Талвар, посвятившая изучению этого вопроса долгие годы своей профессиональной деятельности, провела интересное исследование. Экспериментатор прятал за спиной ребенка игрушку, а тот должен был угадать её. Взрослый специально шумно и демонстративно выходил из кабинета, дав задание: не подглядывать. Малыши естественно, нарушали табу.

Но что самое интересное: дети трёхлетнего возраста и младше в большинстве своем сразу признавались, а дети 6–7 лет в 95% случаев уверяли, что решили задачку самостоятельно.

Примерно в четырёхлетнем возрасте дети понимают, что другого человека достаточно просто обмануть. До года дети всего лишь улавливают взаимосвязь между своим поведением и теми действиями, которые они вызывают. Ребёнок, начинающий ходить, чувствует преграду между своими желаниями и реальной ситуацией, однако он точно знает, каким возгласом сообщить об этом окружающим, как потребовать тот или иной предмет.

Позже дети понимают, что у родителей есть стереотипы поведения, и они своими действиями могут на них повлиять. Таким образом, между поведением детей и социумом возникает петля обратной связи.

Почему маленькие дети прибегают ко лжи?

— В некоторых случаях за счёт плутовства ребенок достигает какого-то результата. Например, немножко схитрив, он получает ту конфету, которую ему не дают. С возрастом формы лжи становятся все более разнообразными, более социализированными, но благодаря механизму обратной связи ребенок понимает, что если ложь будет озвучена, то он либо не получит сладость, либо может быть наказан, и это заставляет его быть более изощренным.

Чем старше становится человек, тем больше понимает: в социуме можно спокойно выживать, если живёшь по определённым правилам и принципам. Именно эмоция страха позволяет очень чётко фиксировать модели поведения, которые накапливаются в глубинной структуре человеческого опыта.

К трём-четырем годам ребенок начинает мыслить, исходя уже из собственного восприятия реальности. Это позволяет сформировать очень важную эволюционную привычку — быть правым.

Большинство детей приобретает то, что психологи называют «теорией разума», приблизительно в возрасте от трёх до трёх с половиной лет.

Иначе говоря, мы учимся угадывать или «читать» мысли окружающих. Мы пользуемся этим умением каждый день, даже не задумываясь о том, что мы делаем. Когда мы мыслим «правильно», то в основном наша реальность и реальность социума совпадают, в этом случае незачем обманывать, и так формируются стереотипы поведения, которые можно назвать «детектором правильных действий».

Когда реальности не совпадают, возникают конфликты?

— В случае несовпадения «нашего представления о жизни» с «видением социума», которое может проявляться в неправильном толковании поступков других людей, искажённом понимании их намерений и мотивов, происходит большое число неприятных ситуаций, недоразумений. В этот момент эмоция страха включает «детектор ошибок» — внутреннюю систему контроля баланса. Эмоция страха предупреждает нас о том, что к нам приближается опасность.

Когда мы делаем что-то, что не является в нашей «картине мира» правильным, в мозге возникает активность, вызванная приливом крови. Словно красная лампочка загорается в голове: опасность, опасность, опасность! Внутри человека происходит серьезный конфликт, который, с одной стороны, приносит человеку проблемы, с другой — направлен на выживание и развитие. В том числе и интеллекта.

Какую функцию выполняет ложь в развитии интеллекта?

— Обманывать сложно, и дети, которые только-только начинают осваивать этот феномен, должны, во-первых, ясно представлять то, что произошло на самом деле, во-вторых, придумать иную, достаточно правдивую версию события и, в-третьих, мысленно сравнить обе версии. При этом они должны заранее просчитывать возможную реакцию со стороны слушателей. Поразительно то, что уже четырёхлетние дети очень неплохо с этим справляются. В процессе обмана необходимо совмещать и живость ума, и быстроту реакции с физическим и эмоциональным самоконтролем.

Ребёнок, успешно вводящий окружающих в заблуждение, в первую очередь демонстрирует активность интеллекта, додумывая альтернативные версии события, поскольку даже для самой простой, примитивной лжи необходимо воображение. Превосходные обманщики умеют потрясающе чувствовать характер человека, обладают хорошо развитой эмпатией, которая развивается в процессе жизни.

И все же вряд ли можно назвать ложь подходящим способом развития интеллекта…

— Безусловно. Страх и ложь — две стороны одной медали. Угроза наказания (насилия) делает нас прозорливыми и лживыми. «Детектор ошибок» говорит нам о том, что мы совершили действие, которое не соотносится с требованиями социума, и, следовательно, мы можем понести наказание за это. Это порождает эмоциональную реакцию страха, которая всегда будет лежать в основе лжи.

Патологическая ложь у ребенка всегда от дискомфорта в семьи и нехватки любви. Когда наше мировоззрение и реальность социума совпадают, нам нет смысла выдумывать другую реальность, то есть врать.

Часто взрослые, стремящиеся видеть своих сыновей и дочерей идеальными, сами провоцируют свои чада на ложь, не желая смириться с неприятной правдой или недостатками детей. Ребёнок будет лгать из страха наказания или из желания заслужить любовь.

Из страха «меня мало любят» ребенок может «сказку делать былью», приписывая себе вымышленные подвиги и таланты, чтобы самоутвердиться.

Это свойственно многим детям как реакция на несовершенство мира. Совсем другое дело — постоянная, изощрённая, осознанная и продуманная ложь. Это всегда показатель серьезных психологических проблем в семье. В таком случае стоит обратиться за помощью к специалистам.


Главный совет родителям — будьте честны сами. Положительный пример так же заразителен, как и дурной. Не жульничайте, даже в играх. Уважайте внутреннюю мотивацию ребенка: даже если знаете, что он врет, не нужно унижать его, разоблачая публично. Лучше позже наедине обсудите ситуацию, без угроз и запугивания. Отнеситесь с пониманием к его страхам и опасениям. Не прививайте ему ощущения вины, заставляя лгать во спасение. Помните, что мораль прививается в семье, но не словами и лозунгами, а действиями и поведением.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Теория лжи: как определить, когда вам врут

  • Брайан Борзиковски
  • BBC Capital

Автор фото, Thinkstock

Мелкая ложь сотрудника чуть не стоила Эндрю Бауэру его самого ценного клиента. Корреспондент BBC Capital решил выяснить, есть ли способы определить, в какие моменты люди вам врут.

В 2014 г. Бауэр — глава нью-йоркской компании Royce Leather, производящей эксклюзивные дорожные принадлежности, — готовился запустить в продажу через крупный универмаг новый продукт. За пару недель до запланированной даты начала продаж он уточнил у своего заместителя, заказан ли товар. Тот подтвердил, что все в порядке.

Две недели спустя Бауэру позвонили из универмага и поинтересовались, когда можно ожидать прибытия товара. Только тогда он обнаружил, что его заместитель так и не заказал продукцию.

«Ситуация была очень неприятная, — вспоминает Бауэр. — И этот эпизод сказался на наших отношениях с универмагом».

Но больше всего Бауэра удивило, что его заместитель, опытный сотрудник с 30-летним стажем, солгал ему.

Хотя, по словам Бауэра, в основном его работники честны, в принципе люди лгут сплошь и рядом. Как свидетельствуют результаты исследования, проведенного в 2002 г. Массачусетским университетом, 60% взрослых людей в течение 10-минутного разговора говорят неправду как минимум один раз. В основном речь идет о так называемой «социально оправданной лжи» — все мы периодически прибегаем к безобидному вранью.

Но порой ложь бывает куда более серьезной и приводит к серьезным последствиям, говорит Майкл Флойд — сооснователь компании QVerity, предлагающей частным и корпоративным клиентам услуги поведенческого анализа с целью определить, в какие моменты люди врут.

Офисные вруны

Ловля подчиненных на лжи становится все более актуальной задачей, отмечает Флойд, сам в прошлом — агент ЦРУ. Работодатели опасаются случаев мошенничества, хакерских атак, вероятности того, что квалифицированных работников переманят конкуренты заодно со всеми корпоративными секретами, и многого другого, говорит Флойд. Работникам тоже хотелось бы знать, когда начальство им лжет.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Далеко не всегда есть возможность применить детектор лжи…

По словам Флойда, в основном мы прибегаем ко лжи, стремясь избежать неприятных последствий. В повседневной жизни на вопрос «как дела?» человек отвечает, что все в порядке, иначе придется вести неловкую беседу о том, какой у него сегодня выдался ужасный день. В мире бизнеса люди совершают самые разнообразные неприглядные поступки — а после лгут, поскольку, естественно, не хотят неприятностей.

Например, в 2006 г. Санжай Кумар, бывший глава компании Computer Associates, был признан соучастником в мошенничестве с ценными бумагами на сумму 2,2 млрд долларов. Он предоставлял ложные сведения о доходах от продаж лицензий на программное обеспечение и лгал инвесторам компании. Кумара приговорили к 12 годам тюремного заключения.

Опознать ложь можно, если понимать, что толкает на нее людей, и уметь считывать признаки вранья задолго до того, как раскроется правда.

Вычисляем лжеца

Люди могут точно определить, лжет человек или нет, лишь в 54% случаев, говорит лондонский специалист в области поведенческой науки Гордон Райт.

По его словам, сложность заключается в том, что мы все лжем по-разному, а кроме того, обычно полагаем, что другие говорят нам правду.

«Все мы склонны верить в то, что собеседник с нами честен, — говорит Райт. — Если бы мы не предполагали, что люди по умолчанию говорят правду, разрушился бы весь процесс коммуникации».

Он отмечает, что степень точного определения случаев, в которых нам лгут, можно повысить, если искать в поведении людей некоторые особенности. И, как ни удивительно, это вовсе не те особенности, которые обычно мы ожидаем найти у лжецов.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Если человек прячет глаза, это еще не доказательство того, что он лжет

Большинство из нас уверено, что люди, говорящие неправду, стараются не встречаться с собеседником взглядом, или что у них бегающие глаза, но доказательств этим утверждениям нет, говорит Лианна тен Бринке, профессор психологии из Калифорнийского университета в Беркли.

В действительности зачастую происходит обратное — лжецы смотрят собеседникам прямо в глаза, поскольку знают, что если будут отводить взгляд, им могут не поверить.

Гораздо более показательно выражение лица. Чувства не лгут, говорит Тен Бринке. Когда люди обманывают, они часто пытаются имитировать подходящие по контексту эмоции, но на фальшивые эмоции лицевые мышцы должным образом не реагируют.

Хороший пример в этом смысле — улыбка. При искренней улыбке задействуются мускулы, отвечающие за морщинки вокруг глаз. При неискренней же уголки рта поднимаются вверх, но мышцы вокруг глаз остаются неподвижными. Это не так просто заметить, если не следить за мимикой собеседника, но при определенной доле внимательности — вполне возможно. «Фальшивая улыбка выглядит неискренней — чего-то в ней недостает», — говорит Тен Бринке.

Ложь также требует больших умственных усилий. Лжецу нужно придумать связную и правдоподобную историю — без лишних подробностей, но и без зияющих пробелов. Обычно лжецы сообщают меньше информации, чем говорящие правду; они могут чаще делать паузы или звучать неуверенно, особенно если не отрепетировали свою историю заранее, говорит Тен Бринке.

Методика ЦРУ

Лжет ли ваш собеседник, можно также определить по его реакции на ваши вопросы.

Собрав воедино многолетний опыт допросов подозреваемых и свидетелей, Флойд с коллегами из ЦРУ разработали метод определения лжи на основе анализа того, как люди отвечают на поставленные вопросы. По словам Флойда, стоит обратить внимание на пять моментов.

  • Особенно важны невербальные сигналы. Если человек активно жестикулирует, прикладывает руки к лицу или часто прокашливается, не исключено, что он лжет.
  • Еще один признак лжи — попытка уклониться от ответа.
  • Третий признак — настойчивые утверждения, что все в порядке, которые должны вас насторожить.
  • Проявление агрессии по отношению к собеседнику — также возможный признак лжи.
  • Кроме того, есть еще манипулирование — в попытке контролировать ситуацию человек повторяет за вами ваши вопросы или произносит фразы, которые ответом не являются — например, говорит: «Это хороший вопрос».

По словам Флойда, ему требуются по крайней мере два из пяти признаков, чтобы заподозрить, что его пытаются обмануть. И чем больше таких проявлений присутствует в поведении человека, тем выше вероятность того, что вы не ошиблись.

Контекст также имеет значение, отмечает Райт. Если финансовые показатели компании ухудшились, но при этом начальник уверяет коллектив, что сокращений не будет, стоит задуматься, говорит ли он правду. А менеджерам не мешало бы внимательно понаблюдать за тем, как недовольные своей работой сотрудники реагируют на их вопросы и не демонстрируют ли они при этом какие-либо из вышеперечисленных атрибутов вранья.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Ведите бизнес честно и открыто — и у людей не будет причин вам лгать (ну. .. или почти не будет)

И все же если постоянно не наблюдать за человеком, трудно сказать, лжет он в данный момент или говорит правду. В повседневной жизни большинство из нас не обращает внимания на вербальные и визуальные сигналы других людей.

Хоть Бауэр, глава Royce Leather, и обжегся один раз, он не собирается теперь анализировать каждое слово, сказанное его подчиненными. Однако он старается обращать внимание на то, как именно с ним разговаривает персонал. Бауэр надеется, что если построить доверительные отношения с сотрудниками, никому из них не придет в голову прибегать к лжи.

«Хорошие межличностные отношения и нечестность несовместимы, — говорит он. — Ведите свой бизнес с максимальной прямотой и открытостью — тогда у людей не будет причин вам лгать».

лекции TED с русскими субтитрами — Моноклер

Рубрики : TED Talks, Лекции, Психология

Социальное одобрение обмана, склонность к иллюзиям и моральным уступкам, приемы распознавания лжи и её особенности в эпоху Интернета: публикуем избранные лекции TED с субтитрами и русской озвучкой, в которых писатели, ученые и скептики предпринимают самое честное и всестороннее исследование лжи.

Мы лжём другим от 10 до 200 раз в день, а себе — от одного до двух раз за то же время. Но почему так происходит и можно ли научиться выявлять обман? Моноклер решил выбрать лучшие лекции TED с русской озвучкой, в которых писатели, учёные, скептики и иллюзионисты делятся своими знаниями о правде и лжи: как распознать ложь, почему мы недооцениваем детский обман, какие новые виды лжи появились в эпоху Интернета, чем обусловлена наша склонность к самообману и какие существуют скрытые причины одобрения лжи обществом. Самое многогранное исследование лжи, какое только можно было представить.

Ложь имеет эволюционное значение для нас, как для вида. Ученые уже давно знают, что чем умнее вид, чем больше развита у его представителей кора головного мозга, тем больше их склонность к обману <…>. От природы в нас заложено стать лидерами. И начинается это очень и очень рано. Насколько рано? Так грудные дети заходятся в поддельном плаче, замирают, чтобы посмотреть, кто идет, и снова принимаются плакать. Дети в возрасте одного года учатся скрывать правду. Двухлетние дети блефуют. Пятилетние бессовестно лгут. Они манипулируют окружающими с помощью лести. Девятилетние дети уже мастера маскировки. Ко времени поступления в колледж вы готовы солгать матери в одном из пяти раз. К моменту вступления во взрослый рабочий мир, в котором мы сами зарабатываем себе на хлеб, мы попадаем в мир, который загроможден спамом, ложными интернет-друзьями, продажной прессой, хитроумными ворами личных данных, строителями финансовых пирамид мирового класса, и эпидемией обмана — одним словом, в мир, который один автор называет пост-правдивое общество. Это сбивало с толку с давних времен и по сей день.

Памела Мейер


Смотрите также:  «Ложь и вранье в языковой картине мира русского человека»: лекция Алексея Шмелёва

 

Памела Мейер: «Как распознать ложь»

Исследование лжи подтверждает, что ежедневно мы сталкиваемся с неправдой от 10 до 200 раз, и признаки, по которым её можно распознать, могут быть едва различимы и трудны для понимания. Памела Мейер, автор книги «Распознавание лжи», раскрывает признаки лжи и «горячие точки», по которым подготовленные люди могут её найти. Спикер уверена, что ложь — действие совместное, и если вы обладаете необходимыми знаниями для выявления лжи, то она не будет иметь над вами никакой власти. Памела Мейер призывает помнить о том, что честность — это ценность, которую стоит оберегать.

В течение одного дня, согласно исследованиям, вам могут солгать где-то от 10 до 200 раз. Доказано, что значительную часть этой лжи составляет белая ложь. Но другие исследования показали, что незнакомцы говорили друг другу неправду трижды за первых 10 минут знакомства (Смех). И сейчас, когда мы впервые слышим об этом, мы ужасаемся. Мы не можем поверить в то, что ложь настолько общепринята. По своей природе мы против лжи. Но если присмотреться, то все гораздо тоньше. Незнакомцам мы врем чаще, чем коллегам. Экстраверты лгут чаще интровертов. Мужчины лгут о себе в восемь раз чаще, чем о других. Женщины чаще лгут для того, чтобы защитить кого-либо. Если вы — среднестатистическая супружеская пара, вы будете лгать друг другу один раз из десяти. Вы можете думать, что это плохо. Но если вы не женаты, этот показатель возрастет до трех из десяти.

 

Дэн Ариэли: «Сбои в нашем моральном кодексе»

Исследователь поведенческой экономики Дан Ариэли изучает сбои в нашем кодексе поведения: скрытые причины одобрения обмана и (иногда) кражи. Нетривиальные эксперименты помогают доказать его точку зрения о том, что мы предсказуемо иррациональны и можем подвергаться влиянию, не замечая того.

Итак, что мы выяснили об обмане, благодаря этому? Мы выяснили, что многие люди могут обманывать. Они обманывают лишь понемногу. Когда мы напоминаем о нравственности, обманывают меньше. При отдалении обмана от его цели – например, денег, – обмана больше. И когда мы видим обман вокруг нас, особенно если обманывает кто-то из своих, обман возрастает.

 

Джеф Хэнкок: «Есть ли будущее у лжи»

Кто не посылал смс со словами: «Уже выхожу»? Кто не кривил душой, чтобы приукрасить свою анкету на сайте знакомств? Джефф Хэнкок убеждён, что анонимность в интернете не подталкивает людей к обману. Напротив, по его мнению, лёгкая доступность информации в поиске и её долгое хранение в сети облегчает распознавание лжи и заставляет нас быть честнее.

…С 1995-го, 1996-го года люди стали общаться совершенно по-другому. Электронная почта, смс, скайп, фейсбук. С ума сойти. Изменился почти каждый аспект человеческого общения. Эта трансформация сказалась и на лжи. Давайте поговорим о нескольких новых видах лжи, которые мы обнаружили и описали. «Дворецкий», «Подставное лицо» и «Китайская водяная армия». Звучит странно, но таковы названия новых видов лжи.


Видео по теме: Исследование агрессии: С. Н. Ениколопов о семейном насилии, возбудимости фанатов и киберсталкинге

 

Марко Темпест: «Магия правды, лжи и iPod’ов»

Используя три iPod’а в качестве магических реквизитов, кибериллюзионист Марко Темпест представляет хорошо продуманное, поразительно искреннее размышление о правде и лжи, искусстве и эмоциях.

Мозг обладает прекрасной способностью — забывать. Плохой опыт забывается быстро. Плохой опыт быстро исчезает. По этой причине в такой необъятной и томящейся одиночеством вселенной, мы настолько удивительно-оптимистичны. Наш самообман становится положительной иллюзией — почему фильмы могут помочь нам отправиться в невероятные путешествия; почему мы верим Ромео, когда он говорит, что любит Джульетту; и почему отдельные ноты, сыгранные вместе, превращаются в сонату и неожиданно приводят к осмыслению.


Смотрите также Ученые о мозге: лучшие лекции TED с русской озвучкой

 

Канг Ли: «Способны ли мы распознать детский обман»

Насколько дети — плохие обманщики? Думаете ли вы, что можете с лёгкостью определить детский обман? Ученый-исследователь Канг Ли изучает, что происходит с психологией детей, когда они обманывают. Они это делают часто, начиная с двухлетнего возраста, и преуспевают в этом. Ли объясняет, почему мы должны радоваться, когда дети начинают обманывать, и представляет новую технологию определения обмана, которая однажды сможет обнаруживать наши скрытые эмоции.

А теперь давайте присмотримся к маленьким детям. Почему некоторые из них обманывают, но не все? При приготовлении пищи нам нужны хорошие ингредиенты, чтобы получилось вкусное блюдо. И хороший обман требует два ключевых ингредиента. Первый из них — это теория мысли, или умение читать мысли. Умение читать мысли — это знание о том, что разные люди по-разному информированы о ситуации, и способность делать различия между тем, что знаю я и что знаете вы. Чтение мысли важно для обмана, потому что его основа — это то, что я знаю, а вы не знаете, что я знаю. Поэтому я могу вас обманывать.

 

Второй ингредиент хорошего обмана — это самоконтроль. Это способность контролировать речь, выражение лица и ваш язык жестов, чтобы обман был убедителен. Мы обнаружили, что те маленькие дети, которые более продвинуты в плане чтения мыслей и самоконтроля, начинают обманывать раньше и являются более изощрёнными обманщиками. Оказывается, обе этих способности очень важны для нас, чтобы хорошо функционировать в обществе. Фактически, недостаток проницательности и самоконтроля ассоциируется с серьёзными проблемами развития, такими как дефицит внимания, гиперактивность и аутизм. Поэтому если ваш двухлетний ребёнок впервые обманывает, вместо того, чтобы тревожиться, вы должны этому радоваться.

Перевод и озвучка: Lord32x / Youtube
Источник видео: TED.com
Обложка: Тест на детекторе лжи / © James Edward Westcott

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

«Ложь для нас всех социально приемлема» — специалист по биологии поведения Сергей Федоровский – Москвич Mag

Врач-психотерапевт, специалист в области клинической психологии, сотрудник отдела стратегического развития и исследований Федерального научного медицинского центра психиатрии и наркологии им. Сербского Сергей Федоровский исследует биологию поведения и особенности социальной жизни и отвечает нам на вопросы о лжи и способах ее распознать.

Давайте определимся, что такое ложь?

В этом понятии есть и социальная, и философская составляющая. Это серьезное явление, способное повлиять на взаимоотношения людей друг с другом и обществом. По сути, со лжи начинались все войны. Пакт Молотова—Риббентропа о ненападении построен на лжи: Германия совершенно точно знала, что нападет на Советский Союз. Ложью называют преднамеренное искажение истины, неправду, обман. Вроде бы понятия синонимичные, но все они — разные вещи. Ложь — это преднамеренное искажение истины. «Я соврал, что меня зовут Сергей, на самом деле я Владимир». Обман — это намеренное утаивание информации. Рассказывая что-то, я часть недоговариваю. Психологически обман более комфортен, люди часто ссылаются на забывчивость, если их подлавливают. Но обман также направлен на то, чтобы исказить представление о себе или каком-либо факте. Наконец, неправда — это добросовестное заблуждение. «Не обладая достоверной информацией, я как врач утверждаю, что вторая волна коронавируса начнется 20 сентября». Я не ввожу вас намеренно в заблуждение, просто передаю некую информацию, которую где-то от кого-то слышал и не проверил ее.

Почему люди лгут?

Давайте вспомним фильм «Лжец, лжец» с Джимом Керри, где герой теряет способность обманывать. И тут же все социальные факторы выступили против него. Он не мог сказать, например, коллеге, что она выглядит чудесно, а резал правду-матку. Ложь для нас всех социально приемлема. Без нее мы не можем комфортно существовать в социуме, она служит своего рода коммуникационной прокладкой, чтобы сглаживать углы и не допускать ненужного напряжения. Такая социальная ложь свойственна человеку. Некоторые приматы тоже могут преднамеренно обманывать. Кстати, в сериале «Обмани меня» персонаж Илай Локер ставит такой эксперимент: пытается говорить только правду. Для него это вызвало массу не лучших последствий, и его как личность воспринимали исключительно негативно. С другой стороны, ложь является дестабилизирующим фактором, способным привести к серьезным последствиям, даже преступлениям. Против такой лжи имеет смысл бороться.

Опасна ли преднамеренная ложь для лгущего?

Сам процесс лжи всегда сопровождается большим стрессом. Включается работа симпатической нервной системы. Повышаются сердцебиение и давление. При предрасположенности или слабом здоровье это может привести к плачевным результатам. Хотя есть люди так называемого макиавеллиевского склада, которые в процессе лжи испытывают не стресс, а восторг надувательства, эйфорию, ажитацию от того, что удалось кого-то обмануть. Таких много среди мошенников и аферистов. Тот же Остап Бендер — вот яркий типаж таких лгунов.

Для большинства людей ложь является дестабилизирующим фактором. Ложь включает массу психофизиологических моментов, на которых, кстати, основан принцип работы полиграфа, детектора лжи. Грамотно выстраивая вопросы в ходе интервью, опроса или допроса, можно статистически достоверно набрать те или иные реакции. Но у каждого человека существует свой набор симптомов лжи, именно поэтому полиграф все чаще признают ненаучным способом определения лжи. Иначе у нас у всех бы развился комплекс Пиноккио: солгал — отреагировал видимым образом. У нас у всех своя модель поведения, которую надо брать за основу при исследовании реакций. Это криминалистический подход, который на Западе часто используют спецслужбы.

Провоцировать или уличать кого-то не стоит, чтобы сохранить свое эмоциональное здоровье.

В корне от него отличаются методы телевизионных экспертов. «Он пожал правым плечом, значит, не верит в свои собственные слова». Такое часто можно услышать в телешоу, где псевдоэксперты рубят шашками направо и налево, не вникая в суть происходящего.

Так можно ли выявить ложь?

В бытовой жизни достаточно обычной наблюдательности. Если знать, как ведет себя человек обычно, на нейтральных участках беседы, и соотнести это с тем, как меняется его поведение в зависимости от темы, можно выявить ложь. Некоторые люди интуитивно чувствуют ложь: наблюдательность подсказывает им, что что-то не так. Если же говорить о науке, то существует несколько каналов, по которым можно со статистической достоверностью распознать лгуна. Это язык тела, это жесты, положение корпуса тела в пространстве, мимика, мимическая экспрессия. Для меня это самое интересное. Здесь можно наблюдать возникновение микровыражений, быстрых, мимолетных эмоций, которые видны только при замедленном воспроизведении записи. Их скорость — два-четыре кадра в секунду. Можно, конечно, натренировать умение их фиксировать. Есть, например, тренажер Пола Экмана по микроэмоциям. Но неподготовленный человек их в ходе беседы не заметит. Ложь замечают и по характеристикам речи: изменения лексики, эканья-хмэканья. Но все это должно оцениваться в комплексе. Эканье, например, может быть отражением внутреннего диалога, мыслительного процесса, подбора фразы. Надо анализировать поведение человека целиком.

Как нужно строить отношения с лгуном, если ложь распознана?

Как того требует ситуация. Если вы хотите сохранить с ним дружеские отношения, а его ложь не вредит вам, то пропустить мимо ушей. У каждого есть приятели-врунишки, которым просто необходимо что-то преувеличить или приукрасить. Это становится для них нормой поведения. Я стараюсь такого не замечать и иногда даже подыгрывать, чтобы наши отношения оставались добрыми. Если же ложь мешает и вредит вам, вашей семье, работе, то, наверное, стоит прекратить общение с человеком. Указывать человеку на ложь — это может привести к межличностному конфликту. В любом случае нужно подумать, стоит ли овчинка выделки.

Если вы попадаете в ситуацию обмана в зависимой позиции, ее нужно оставить или повернуть в другом ракурсе. Провоцировать или уличать кого-то не стоит, чтобы сохранить свое эмоциональное здоровье. А эмоциональная гигиена и позитивное восприятие жизни очень важны.

Насколько востребованы специалисты вашего профиля и в каких областях?

Это и кредитно-банковская сфера, коррупционноемкие сферы, кадровая сфера при подборе и зачислении сотрудников на работу. Многие компании проводят предварительный скрининг сотрудников по разным методикам — инструментальным и психологическим. Уже до собеседования они позволяют увидеть характерные черты личности человека при назначении на ключевые должности. Правоохранители должны быть в этом заинтересованы.

Потенциальные заказчики считают полиграф более наглядным. Это инструмент, железка, который на графике показывает человеческие реакции. Однако полиграф не может проанализировать мотивацию потенциального работника, не может считать черты его личности и дать прогноз на будущее. Полиграф демонстрирует реакции по факту случившегося, в будущее не заглядывает. А анализ невербального поведения позволяет это сделать.

Разочарую интересующихся: стабильных четких и достоверных индикаторов для определения лжи нет.

Не лучшим образом сказывается на ситуации и образовательная практика. Существует масса самых разных курсов по профайлингу и детекции лжи, выдающих дипломы, которыми можно хоть обвешаться. Но рынок специалистов неконтролируемый, для них нет государственных стандартов, ими занимаются разные коммерческие организации и НКО. При этом в научной среде есть специалисты высокого уровня. Есть специалисты кафедры психиатрии военно-медицинской академии им. Кирова в Санкт-Петербурге, профессор Лабунская, заведующая кафедрой психологии в Южном федеральном университете, автор множества книг. Все они — противоположный полюс физиогномистам, астрологическим и энергетическим псевдонаучным диагностам лжи: «Луна вошла в созвездие Рака, поэтому Львы склонны ко лжи». Но есть интерес — будет и предложение со стороны таких шарлатанов. Как в свое время были популярны разные астропрогнозы Павла и Тамары Глобы, так сейчас популярны различные ТВ-шоу, где востребованы псевдодиагносты лжи. На Западе примерно та же история. Это люди, умеющие себя подать, но часто не имеющие даже базового образования. Они могут заявлять о себе как о «королеве психиатрии», но у специалистов это вызывает только улыбку.

Сериал «Обмани меня», книги Пола Экмана и вызванный ими интерес к социальной психологии с позиции биологии поведения человека сыграли двоякую роль: с одной стороны, все узнали о верификации лжи, с другой — появилась масса людей не от науки, нахватавшихся верхушек из книг вроде «Язык тела» и выдающих себя за специалистов. Они говорят, что если человек почесал нос, или скрестил руки в позе Наполеона, или отстранил корпус от собеседника, то он лжет. Разочарую интересующихся: стабильных четких и достоверных индикаторов для определения лжи нет. На базе ФНМЦ им. Сербского мы планируем создать психофизическую лабораторию для изучения феномена лжи. На Западе к этой сфере проявляют большой интерес, исследования в области профайлинга финансируются правительством и коммерческими службами.

Что такое профайлинг?

Это смежная дисциплина, особый подраздел психологии поведения, изучающий тип личности человека. Исторически сложилось так, что серийные убийства и массовые преступления подтолкнули к созданию в штате ФБР отдела бихевиористов, составлявших профиль личности преступников. В дальнейшем это подхватил Израиль для противодействия терроризму в международных аэропортах. У нас, насколько я знаю, тоже существует что-то подобное, многие специалисты служб безопасности аэропортов обучались в Израиле. Но методология израильского профайлинга учитывает внутренние ближневосточные конфликты и не совсем применима к нам.

Требуются ли верификатору какие-то особые качества или личностные характеристики?

Мы проводили исследование обучающихся верификации и выяснили, что среди них равное количество экстравертов, обращенных к социуму, поддерживающих легкий непринужденный контакт, эмпатийных, то есть понимающих чувства других, и интровертов, погруженных в собственный мир людей. При развитии наблюдательности лучше оказались интроверты, они более сосредоточены, спокойны, способны вдумчиво заниматься решением проблемы. Экстравертам проще устанавливать контакт, выявить скрываемую информацию, получить, так сказать, признательные показания. Идеальный верификатор должен обладать чертами обоих типов.

Мешает ли вам ваше умение отличать правду от лжи в повседневной жизни?

Некоторые говорят, что мешает, что они насквозь видят людей, и это не дает им спокойно жить. Это полная ерунда. Стоматолог же не заглядывает всем в рот в поисках кариеса вне своего кабинета. Работа и социум — разные вещи.

Фото: из личного архива Сергея Федоровского

Правда о лжи


Практикующие психологи обычно считают, что их офисы — это безопасные места, места, где пациенты могут чувствовать себя комфортно, делясь своими самыми глубокими, сокровенными мыслями и чувствами без осуждения, и работают над разрешением и исцелением. Тем не менее, удивительно высокий процент пациентов — если не почти все — признают, что они либо лгали, либо не были полностью правдивы со своими терапевтами.

«Это не просто обычное явление, это повсеместно», — отмечает Барри Фарбер, доктор философии, профессор программы клинической психологии Педагогического колледжа Колумбийского университета и редактор журнала Journal of Clinical Psychology: In Session .«Ложь неизбежна в психотерапии», — говорит он.

Иногда все скрывают правду, будь то рассказ подруге о том, что цвет действительно ей нравится, или оправдание того, почему вы опоздали на ужин к родственникам. «Мы всегда решаем, что сказать и что скрыть от других», — говорит Фарбер. И время, проведенное в кабинете терапевта, похоже, не исключение.

Фарбер не просто строит предположения — он изучал эту тему десятилетиями. При опросе 547 клиентов психотерапевтов 93% заявили, что сознательно солгали своему терапевту хотя бы один раз ( Counseling Psychology Quarterly , Vol.29, No1, 2016). Во втором опросе 84 процента заявили, что эта нечестность продолжается на регулярной основе.

И хотя терапевты могут подозревать, что они могут сказать, когда пациенты не правдивы, исследования показывают, что это не так. В исследовании Фарбера 73 процента респондентов сообщили, что «правда об их лжи никогда не подтверждалась в терапии». Только 3,5 процента пациентов признали ложь добровольно, и еще в 9 процентах случаев терапевты раскрыли неправду, отмечает Фарбер, который сообщает об этом и связанных исследованиях в новой книге «Секреты и ложь в психотерапии» с соавтором. -авторы Мэтт Бланшар, доктор философии, и Мелани Лав, магистр медицины. «Похоже, что терапевты не особенно хороши в обнаружении лжи», — говорит Фарбер.

О чем не говорится

Пациенты склонны лгать или не быть полностью правдивыми своим терапевтам по широкому кругу вопросов, но исследователи были удивлены некоторыми из наиболее распространенных областей дезинформации. «Темы, о которых чаще всего лгали, были очень тонкими», — отмечает соавтор Бланшар, клинический психолог из Нью-Йоркского университета. Более половины респондентов (54 процента) в первом исследовании сообщили, что минимизируют психологический стресс во время терапии, делая вид, что чувствуют себя более счастливыми и здоровыми, чем они были на самом деле.Авторы сообщают, что это минимизирование было почти в два раза чаще, чем все другие формы нечестности. Вторая наиболее распространенная ложь — аналогичная первой, хотя и несколько более целенаправленная — заключалась в минимизации серьезности их симптомов, о чем сообщили 39% участников выборки.

Третьей по частоте ложью было сокрытие или сокрытие мыслей о самоубийстве, о чем сообщил 31 процент респондентов, а четвертой была минимизация или сокрытие неуверенности и неуверенности в себе. (См. Список наиболее распространенной лжи на следующей странице.В целом, шесть из 20 наиболее распространенных лжи касались самого опыта лечения клиентов, например, притворства, будто терапия эффективна.


Зачем врать?

Клиенты тратят значительную часть своих ресурсов (как времени, так и денег) на терапию, так что же является стимулом для сокрытия правды? Исследователи говорят, что все зависит от самой лжи. Для большого процента клиентов, которые либо сводят к минимуму свои страдания, либо говорят, что терапия идет лучше, чем они на самом деле думают, это, вероятно, комбинация вещей.«Это« минимизация стресса »или поведение более счастливым или здоровым, чем они могут на самом деле чувствовать, может происходить из-за нежелания расстраивать терапевта или быть замеченным как жалобщик», — говорит Бланшар. «Но это также может быть способом защитить себя от болезненного осознания того, насколько плохими могут быть вещи. Есть идея, что« разговор о том, как я делаю, заставляет меня чувствовать себя более подавленным »или что они не могут признать болезненная ситуация для себя, не говоря уже о том, чтобы сказать это вслух ».

Для пациентов, которые скрывают мысли о самоубийстве или употреблении наркотиков, основной причиной, вероятно, является страх последствий, если правда все-таки откроется.«Около 70 процентов людей, которые скрывали мысли о самоубийстве, беспокоились о том, что их отвезут в больницу, но большинство из них, похоже, не были склонны к суициду до такой степени, что большинство клиницистов были бы вынуждены предпринять такие действия», — говорит Бланшар. «Многие клиенты просто не понимали причины госпитализации».

То же самое может быть верно и в отношении употребления наркотиков, когда пациенты обеспокоены тем, что их принудят к реабилитации. «Сказать вам, что я курю травку — не такая уж большая проблема, но я не уверен, что захочу рассказать вам о привычке к кокаину или оксиконтину, которую я выработал», — говорит Фарбер.

Кроме того, существует идея стыда, особенно в том, что касается секса. «Многие клиенты стыдятся и вынуждены лгать или скрывать правду на эту тему», — говорит соавтор Мелани Лав. «Также было опасение, что терапевт может осудить их или просто не понять, откуда они пришли».

Некоторые пациенты также были обеспокоены тем, что, если они признаются своим терапевтам в определенных мыслях или чувствах, это окажет огромное влияние на остальную часть их терапии.«Некоторые клиенты думают, что если я сообщу своему терапевту, что у меня время от времени возникают мысли о самоубийстве, это будет все, о чем он захочет говорить, и мы никогда не доберемся ни до чего другого, — говорит Фарбер.

Для терапевтов также важно понимать разницу между секретом и ложью. Эти два связаны, но отличаются друг от друга, — говорит Эллен Маркс, доктор философии, младший психолог из Службы здравоохранения Университета Висконсин-Мэдисон, проводившая исследования в этой области. «Хотя оба они могут включать в себя некоторый уровень обмана, секрет — это бездействие, а ложь — это обман», — отмечает она.

Это может быть важным отличием, добавляет она, особенно когда речь идет о клиентах, которые раскрывают секреты во время терапии или предпочитают хранить их при себе. Согласно исследованию Маркс, 41 процент клиентов скрыли хотя бы один секрет, а 85 процентов раскрыли хотя бы один секрет ( Journal of Counseling Psychology , Vol. 66, No. 1, 2019).

«Мы должны признать, что хранить секреты не всегда плохо», — говорит она. «Нам нужно отказаться от наших ожиданий, что клиенты поделятся с нами всем.«Вместо этого, — говорит она, — сосредотачиваясь на том, чем пациенты действительно хотят поделиться, и делая терапевта надежным доверенным лицом,« если и когда придет время, клиент сможет поделиться секретом ».

Движение вперед

Итак, что психологи могут поделать с ложью в терапии? «В некоторых случаях лучше всего ничего не делать», — говорит Фарбер. Например, по его словам, терапевт может захотеть промолчать, «если клиент прямо сказал вам, что ему или ей нужно действовать в своем собственном темпе по этой конкретной теме, и он не хочет, чтобы его бросали в обсуждение чего-то сложного. до того, как он или она будут готовы, или если у вас есть ощущение, что поиск истины — даже осторожный — означает, что клиент может полностью отказаться от терапии.«Терапевт также может обнаружить, что с незначительной ложью, например, почему клиент опоздал на сеанс, лучше разбираться, только если она повторяется снова или является частью шаблона, который необходимо устранить.

Но есть шаги, которые терапевты могут предпринять, чтобы вести свои сеансы в нужном русле, а своих клиентов — как можно более честными.

Будьте в курсе процесса раскрытия информации. «Клиенты упомянули, что они хотят, чтобы терапевты были более активными в объяснении процесса раскрытия», — говорит Лав, стажер-психолог в Университете Темпл.«Они хотели бы, чтобы терапевт обрисовал в общих чертах, что могло бы случиться, если бы они говорили на эту тему». Помощь в объяснении того, почему раскрытие информации важно для лечения и что от этого может получить клиент, а также изучение идеи о том, что клиенты могут испытывать определенные эмоции, побуждающие к избеганию, — все это может иметь ключевое значение.

Это общение можно и нужно начинать рано, даже в процессе приема, — говорит Лав. «Важно учитывать температуру того, к чему могут быть готовы клиенты, и закладывать основы того, какие типы тем вы, возможно, затрагиваете, — отмечает она.

Пациентам, которые могут беспокоиться о том, чтобы обсуждать любые мысли о самоубийстве, особенно ясно и открыто объяснение ограничений конфиденциальности может быть особенно полезным. Знание того, что запускает процесс госпитализации, может помочь тем, кто беспокоится об этом шаге, если у них возникают суицидальные мысли. Помогите пациентам быть в безопасности и комфортно, обучая их тому, что может или не может потребовать более высокого уровня ухода.

Задавайте прямые вопросы. Клиенты часто готовы обсуждать практически все, но не решаются сделать первый шаг, особенно в отношении темы, которую они считают постыдной.По словам Фарбера и его соавторов, терапевты, которые не вводят сложные темы, могут (непреднамеренно) сообщить клиенту, что эти области закрыты. Вместо этого, пишут они, терапевты должны «моделировать для клиентов, что все темы обсуждаются в терапии».

Исследования подтверждают это. «В нашем втором опросе 46 процентов клиентов заявили, что были бы более честными, если бы терапевт задавал прямые вопросы», — говорит Бланшар. «Как терапевты, мы не хотим, чтобы нас считали назойливыми, потому что это не наша работа — быть допрашивающими, но бывают случаи, когда терапевту может потребоваться направить клиента к раскрытию информации прямыми вопросами.«

В некоторых случаях вопросы, вызывающие простой ответ «да» или «нет», могут быть самым простым способом продвижения вперед. «Нас могут научить задавать открытые вопросы, но это не всегда лучший подход», — добавляет Бланшар.

Обеспечение положительной обратной связи, когда клиенты более открыты, также важно, особенно когда речь идет о снижении некоторого стыда, который может быть связан с раскрытием информации по темам, которые могут восприниматься как табу. В конечном итоге, говорят авторы, это укрепит отношения между пациентом и терапевтом.

Будьте внимательны к тому, как вы оторвались. Подлинность важна, особенно в терапии, поэтому важно, чтобы пациенты воспринимали ее как понимающую и искреннюю. «По большей части терапевтам необходимо уравновешивать любопытство с принятием и пониманием ограничений клиентов на раскрытие информации в любой момент», — отмечают авторы. Может помочь удобный и аутентичный язык, равно как и осознание собственного тона. Психотерапевт, который производит впечатление слишком нетерпеливого или чрезмерно эмоционально реагирующего, или, наоборот, ведет себя совершенно безразлично, как будто тема болтается, может заставить пациента отключиться.

Некоторые из женщин-респондентов опроса сообщили, что они обеспокоены тем, что их терапевты-женщины будут особенно критически относиться к тому, что они могут раскрыть. «Одним из самых желанных вмешательств было нормализация того, что говорить на определенные темы в терапии — это нормально, и обоснование того, почему это может быть полезно», — объясняет Лав.

Вернитесь к определенным темам. Пациенты, как правило, оставляют то, что Фарбер называет «комментарием о дверной ручке», небрежным комментарием в конце сеанса, который указывает на более глубокую тему.«Хороший терапевт чувствителен к такому типу комментариев и заметит, что к нему, возможно, стоит вернуться в будущем», — говорит Фарбер.

Потребность в возвращении к сложным темам также может измениться со временем, поскольку некоторые пациенты захотят подождать, пока они перейдут на терапию, прежде чем они почувствуют себя комфортно, обсуждая такие темы; другие будут давать небольшое указание на то, что они могут что-то скрывать, и ждать, чтобы увидеть, как отреагирует терапевт. По словам Фарбера, это может помочь начать с более широкой темы и сузить ее на основе сигналов пациента — например, спросить больше об отношениях в целом, прежде чем вдаваться в подробности о сексуальных проблемах, или обсудить симптомы депрессии, прежде чем говорить конкретно о суицидальных мыслях.

Терапевту также может потребоваться учесть язык тела или другие сигналы, указывающие на то, что пациент может быть не совсем правдивым по теме. «Обратите внимание, если вы заметили, что клиент чувствует себя некомфортно по определенной теме, и затем дождитесь подходящего момента, чтобы поговорить об этом», — советует Бланшар. «Многое происходит вокруг глаз человека, поэтому я часто смотрю чьи-то глаза на реакцию и замечаю, регистрируется ли что-то, чем он или она, возможно, не захочет делиться».

Признайте трудности. Терапия — непростая задача, и иногда терапевтам нужно воспользоваться моментом и обратиться к этому факту как к себе, так и к своим пациентам. «Иногда бывает трудно добраться до сложной части», — говорит Фарбер. Часто важно иметь дело с сопротивлением теме до самой темы. «Может быть полезно сказать:« Мы должны поговорить об этом больше, это важно »или даже:« Я понимаю, что может быть трудно говорить об этом — давайте не будем говорить об этой проблеме, но почему об этом трудно говорить. Это.’»

Для пациентов, которые могут быть обеспокоены тем, что их реакции могут вызвать нежелательные действия со стороны терапевта (например, госпитализацию из-за суицидальных мыслей или рекомендации по реабилитации из-за алкогольной или наркотической зависимости), особенно важно решить эти проблемы заранее. «Мы должны внимательно относиться к тому, как решать эти проблемы», — говорит Фарбер.

Чистая прибыль

Кажется неизбежным, что пациенты будут лгать своим терапевтам, но есть и светлая сторона, говорит Бланшар.«Со временем и терпением мы можем создать условия, в которых клиентам будет комфортно раскрывать свои чувства».

И иногда, возможно, неправда может сыграть свою роль в терапевтическом процессе.

«Хотя мы чаще всего считаем сокрытие и ложь неизбежно проблематичными, в минимальных дозах такое поведение не только неизбежно, но и может помочь людям создать более эффективные повествования о своей жизни», — говорит Фарбер. «Это, в свою очередь, улучшает их самоощущение и способность взаимодействовать с другими.«

Фактически, большинство терапевтов должны быть готовы признать, что они могут никогда не знать, что происходит в сознании пациента. Даже когда может быть очевидно, что клиент что-то скрывает, в конечном итоге это его или ее собственная прерогатива — делиться или не делиться. «Наказание не в наших интересах — клиенты имеют право лгать своим терапевтам все, что они хотят», — говорит Бланшар. «Честное раскрытие информации лежит в основе всей психотерапии, но если кто-то чувствует, что ему нужно солгать, это также может быть важно.«

Как плохо врет | Психология лежит в основе

Все мы знаем, что лгать — не лучшее занятие. Это общепризнанная правда. Так почему мы вообще это делаем? Мы поговорили с нашим главным психотерапевтом Наталией, и это важные истины, которыми она поделилась с нами…

Почему мы лжем?

Ложь позволяет человеку установить предполагаемый контроль над ситуацией, манипулируя ею. Это защитный механизм, который (по-видимому) не позволяет им быть уязвимыми, то есть не открываться и не раскрывать свое истинное «я» другому человеку.Это может привести к тому, что другой человек будет отвергать, критиковать или разочаровываться в вас. А для глубоко незащищенного человека это может быть невыносимо. Когда кто-то лжет и получает отказ, возникает ощущение, что для отказа есть причина. Для сравнения: когда человек открывается и отвергается, ему кажется, что его принципиально не любят, что отрицательно сказывается на его самооценке.

Иногда люди воспроизводят раннюю динамику, действуя определенным образом.Лгать и заставлять других проверять или не доверять им может быть бессознательным поведением, которое повторяется в результате прошлого опыта. Другими словами, человек не научился по-другому относиться к людям. Например, они могли столкнуться с трудностями в своем воспитании, такими как жестокие родители, поэтому им пришлось создать свой собственный мир (часто лгать себе или развивать привычку лгать другим).

В некотором смысле как расширение защитного механизма, упомянутого ранее.Иногда люди лгут, чтобы избежать трудных ситуаций и «похоронить» возникающие с ними чувства, такие как вина, депрессия, грусть и беспокойство. Более слабое эго (низкая уверенность в себе) затрудняет перенос этих чувств. Ложь позволяет людям избегать ситуаций, в которых им пришлось бы противостоять этим подавляющим чувствам в краткосрочной перспективе. Важно отметить, что подавление наших мыслей и чувств в нашем подсознании не является решением, и они повлияют на вас в долгосрочной перспективе — это неизбежно и является основой психоаналитической терапии.

Страх причинить боль или подвести человека — еще одна распространенная причина, по которой люди лгут. Некоторым людям чрезвычайно трудно переносить чувства, возникающие при разочаровании другого человека. Можно сказать, что это эгоистичная причина, потому что она сосредоточена вокруг защиты себя от ответственности за разочарование. Жертва обычно хочет знать правду, какой бы она ни была.

Когда ложь становится нездоровой?

С точки зрения того, что ложь становится нездоровой, когда другой человек чувствует, что вы лжете или неоднократно лгали — независимо от того, насколько значительна ложь или ее доводы, — это влияет на его способность доверять вам.Точно так же, если они разглядят вашу ложь с точки зрения незащищенности или неуверенности, это может повлиять на их общее суждение и уважение к вам. Вообще говоря, люди больше принимают недостатки других, когда этот человек открыт и прозрачен в отношении них. Другими словами, они признают свои недостатки. Часто это действительно очень мило для нас, людей. Это также освобождает и может быть освобождением для нас как личностей, когда мы признаем свои слабости и ошибки.

Когда ложь приемлема, а когда нет?

Конечно, ложь с целью спланировать кому-то сюрприз считается допустимой.Возможно, ложь также может быть приемлемой, когда она означает спасение чьей-либо жизни. Но это больше связано с моралью и этикой, чем с психотерапией. Для психологического благополучия лучше всего стараться не лгать. В отношениях быть честным означает по-настоящему узнать друг друга и получить честную обратную связь, которая помогает улучшить нас и наши отношения. Часто, когда мы честны, другой человек может помочь нам преодолеть нашу неуверенность, а также лучше понять нас. Если мы что-то скрываем от них, они не могут этого сделать.

Может быть, также важно поговорить о том, как мы можем лучше понять правду? Работайте мудро, честность помогает выявлять организационные проблемы, учиться и избегать ошибок. Мы можем сделать это в доверительных отношениях с друзьями, семьей и коллегами.

Белая ложь — это хорошо или плохо?

Нельзя лгать, даже если это «маленькая» или «белая» ложь. Это все еще ложь и вводит человека в заблуждение. Ложь — независимо от того, большая она или маленькая — создает разрыв между вами и другим человеком: вы не показываете, что вы на самом деле думаете или что вы на самом деле сделали.Таким образом, вы упускаете возможность узнать друг друга на более глубоком и интимном уровне.

Какой тип личности обычно становится жертвой лжи?

Лжецы не нацелены ни на кого конкретно, это просто их способ отношения к людям. (Нарциссы и психопаты, с другой стороны, нацелены на людей, которые могут быть им полезны.) При этом, если людям постоянно лгут, это может означать, что либо они не очень общаются с собой, либо действительно хотят верьте лжи вместо того, чтобы смотреть правде в глаза.Вот почему они не улавливают (или не могут) улавливать улики или сигналы, которые всегда подсознательно показывает лжец. По моему опыту, почти всегда нужны два человека: один лжет, а другой позволяет лгать себе.

Когда вы можете столкнуться с расстройством личности или другим психическим заболеванием?

Ложь не обязательно означает, что у них расстройство личности. Почти все люди время от времени лгут, но когда человек лжет регулярно (без необходимости или для того, чтобы отстаивать свои интересы за чужой счет), может возникнуть вопрос об их психологическом состоянии.Навязчивый лжец может указывать на проблемы, связанные с самооценкой человека, его пониманием того, что отличает хорошее от неправильного, или на отсутствие сильного самоощущения.

Как распознать ложь | Психология сегодня

Источник: Schwerdhoefer / Pixabay

Люди все время лгут; они опускают информацию, преуменьшают или преувеличивают правду или дают расплывчатые ответы. И они лгут по разным причинам: чтобы сохранить лицо, пощадить чувства других, получить то, что они хотят, или избежать потенциально катастрофических последствий для себя или других.

Но люди также ценят честность. Они часто хотят, даже требуют, чтобы другие были честны с ними. И они обычно негативно реагируют на нечестность в отношении своего романтического партнера, детей, друзей, коллег и т. Д.

Исследования показывают, что нечестность трудно обнаружить; нет простого способа узнать, лжет ли кто-то. В частности, хотя исследования выявили определенные вербальные и невербальные признаки лжи, полностью надежных признаков обмана нет. Как отмечают Врай и Истон, «нет ничего более простого и очевидного, чем растущий нос Пиноккио.”

Итак, установив, что трудно сказать, лжет ли кто-то, возникает вопрос: есть ли способы улучшить обнаружение лжи? Да, согласно новым открытиям Джоллы и Люка: когнитивный подход к обнаружению лжи может повысить точность обнаружения обмана. Их выводы, опубликованные в апрельском выпуске Applied Cognitive Psychology , будут описаны ниже.

Когнитивный подход к обнаружению лжи

Когнитивный подход к обнаружению лжи подчеркивает несколько методов, включая следующие три:

1.Наведение познавательной нагрузки

Когнитивная нагрузка касается требований, предъявляемых к когнитивным ресурсам человека (например, вниманию, памяти). Например, отвлекающие факторы окружающей среды (например, шум) или сильные эмоции (например, крайний страх или гнев) уменьшают когнитивные ресурсы, доступные человеку, пытающемуся вспомнить подробности события.

Но ложь, по сравнению с правдой, также требует больших умственных ресурсов; поэтому, когда мы возлагаем на опрашиваемого человека когнитивную нагрузку, ему или ей может быть труднее солгать.

Авторы отмечают, что некоторые методы, полезные для увеличения когнитивной нагрузки, включают: человека можно попросить «предоставить свое утверждение в обратном порядке», «выполнить второстепенное задание, одновременно предоставляя утверждение» или «вообще поддерживать зрительный контакт с интервьюером. раз. »

2. Побудить человека сказать больше

Как правило, люди, которые говорят правду, могут быстро предоставить более важную информацию, когда их спросят. Лжецам, напротив, придется изготовить дополнительные детали.Следовательно, лжецы с большей вероятностью сделают ошибки и сообщат детали, не соответствующие уже предоставленной информации или поддающимся проверке фактам события.

Некоторые методы, используемые для поощрения говорящего к предоставлению более подробной информации, включают показ им типового утверждения, демонстрирующего высокий уровень детализации, ожидаемого от идеального ответа, просьбу к человеку сообщить все, что они могут вспомнить (даже несвязанные детали), и вопросы человек должен нарисовать подробный набросок места или события.

3. Непредвиденные вопросы

Предполагается, что, когда у лжецов достаточно времени, они готовятся к собеседованию или допросу, предвидя вопросы, которые им, вероятно, будут задавать. Такую подготовленную ложь обычно трудно обнаружить, поскольку она менее вероятно связана с типичными сигналами обмана.

Итак, один из способов обнаружить ложь, когда у лжеца было достаточно времени для подготовки, — это задавать неожиданные вопросы. По сравнению с лжецами, рассказчики правды ответят на эти вопросы более быстро и последовательно и предоставят больше информации.

Когнитивный подход: методы и результаты

Давайте теперь рассмотрим результаты метаанализа Люка и Джоллы. Эти исследователи выбрали 23 независимых образца для количественного синтеза; 16 включало контрольное условие (то есть отсутствие когнитивного подхода к обнаружению лжи).

Всего было 1781 человек получателей , то есть участников, чья работа заключалась в том, чтобы решить, было ли сообщение истинным или ложным. В контрольных условиях насчитывалось 1165 приемников.

Результаты метаанализа показали, что когнитивный подход был связан с (нескорректированной) средней степенью точности 60%.

Один из способов определить, является ли 60% хорошим показателем точности, — это сравнить его с показателем точности в условиях контроля в этом обзоре (48%). В качестве альтернативы мы могли бы сравнить это с результатами предыдущих исследований, которые предполагают средний уровень точности 54%. С этой точки зрения точность 60% — очень небольшое улучшение.

Однако авторы отмечают, что если мы сосредоточимся на судебных процессах, где наблюдателям сказали, на каких признаках лжи им следует сосредоточиться (например,g., насколько логична и правдоподобна история, сколько деталей предоставлено), результаты очень разные:

В то время как уровень точности людей, не проинформированных об объективных признаках обмана, близок к 50%, информированные участники достигают «среднего уровня точности примерно 75%», предполагая, что «когнитивный подход к обнаружению лжи может повысить показатели точности на 21–27». %. »

В этом есть смысл. Поскольку целью когнитивного подхода к обнаружению лжи является усиление определенных сигналов обмана, если человек не обращает внимания на эти потенциальные признаки лжи, его способность обнаруживать ложь не улучшится.

Источник: PDPics / Pixabay

На вынос

Нелегко определить, когда кто-то лжет. Чтобы обнаружить лжецов, люди часто ищут признаки обмана. Признаки обмана включают различные невербальные и вербальные формы поведения, такие как нервозность и напряжение, ответы с ограниченными деталями и ответы, которые не имеют смысла, кажутся неуверенными и звучат менее прямыми и личными.

Поскольку ложь утомляет психику и требует много когнитивных ресурсов (внимания, памяти), когнитивный подход к лжи предполагает наблюдение за признаками обмана. после введение когнитивной нагрузки должно облегчить различение лжецов от правдивых.

Проведенный метаанализ, обобщивший почти 16 000 суждений о достоверности, показал, что тактика когнитивного интервью действительно повысила точность обнаружения лжи, но только в том случае, если наблюдателям сказали, на каких сигналах обмана следует сосредоточиться. В противном случае использование когнитивного подхода не дает существенных преимуществ перед обнаружением лжи без посторонней помощи.

Facebook изображение: fizkes / Shutterstock

Как определить, лжет ли вам кто-то, по мнению исследователей.

Если вы утверждаете, что никогда не лжете, что ж, вы лжец.

Эта маленькая белая ложь ускользает гораздо чаще, чем вы думаете: одно исследование показало, что американцы в среднем лгут 11 раз в неделю. Другие исследования показывают, что число консервативных. Исследование, опубликованное в Journal of Basic and Applied Social Psychology, показало, что 60 процентов людей не могут прожить 10 минут, не солгав хотя бы раз. И становится еще хуже: те, кто солгали, на самом деле лгали в среднем три раза за этот короткий разговор.

Почему мы это делаем?

При опросе более 100 аспирантов-психологов, которые в настоящее время или ранее проходят терапию, Лесли Мартин, доктор философии из консультационного центра Университета Уэйк Форест, обнаружил, что из 37 процентов, которые сообщили о лжи, большинство сделали это «чтобы каким-то образом защитить себя — в основном чтобы избежать стыда или смущения, избежать болезненных эмоций и избежать осуждения.»

60 процентов людей не могут прожить 10 минут, не лежа хотя бы один раз.

Знаете, например, когда вы слишком устали, чтобы пойти на поздний завтрак, вы утверждаете, что у вас желудок, или рассказываете своему боссу, что у вас был проблемы с тренировкой, когда вы на самом деле просто проспали. Кроме того, есть маленькие выдумки, называемые просоциальной ложью, которым нас учат в детстве. в этом наряде, когда ты действительно думаешь, что она выглядит немного тяжеловесной.)

Проблема с этой маленькой ложью — которая поначалу безвредна — в том, что она имеет тенденцию производить эффект снежного кома.

Исследование, опубликованное в журнале Nature Neuroscience, показало, что ложь — это скользкая дорожка: когда люди говорят мелкую ложь, мозг теряет чувствительность к боли вины, которую обычно вызывает нечестность.

По сути, чем больше вы лжете, тем легче это делать, и тем сильнее становится ложь.

Насколько хорошо мы обнаруживаем ложь?

Скорее всего, вы довольно часто разбрасываете ложь.Но знаете ли вы, когда вас обманывают?

Оказывается, мы неплохо умеем обманывать лжецов, но в конечном итоге отговариваем себя от этого. Исследование, опубликованное в журнале Psychological Science, показало, что у всех нас есть предустановленные инстинкты обнаружения лжецов, но они часто подавляются нашим сознательным разумом.

«Хотя люди не могут сознательно отличать лжецов от рассказчиков правды, они действительно чувствуют, на каком-то менее осознанном уровне, когда кто-то лжет», — говорят авторы. Наши сознательные предубеждения и навыки принятия решений мешают естественной способности обнаруживать обман.

Исследования показывают, что наша точность отличия правды от лжи составляет всего 53 процента — не намного лучше, чем подбрасывать монетку.

Большой метаанализ показал, что общая точность отличия правды от лжи составила всего 53 процента — не намного лучше, чем подбрасывать монетку, отмечают авторы, психологи Чарльз Бонд, доктор философии из Техасского христианского университета, и Белла ДеПауло, доктор философии, Калифорнийский университет в Санта-Барбаре.

И похоже, что мы все одинаково плохо их идентифицируем: исследование 2014 года показало, что эмоционально интеллигентных людей легче обмануть лжецами.

Хотя отпустить эту маленькую белую ложь — это не жизнь или смерть (и, честно говоря, нам может быть лучше не знать, ненавидит ли наш коллега нашу одежду), есть более серьезные ситуации, когда проверка лжи является важным навыком. Допустим, у вас есть скрытые подозрения, что ваш супруг изменяет или что ваш ребенок может заниматься опасными делами за вашей спиной.

К счастью, есть активные шаги, которые мы можем предпринять, чтобы улучшить наш радар обнаружения лжи. По мнению поведенческих экспертов и профессиональных следователей, главное — смотреть, а не слушать.Возможно, вы не сможете услышать ложь, но вы сможете распознать лжеца, зная об этих невербальных знаках.

Когда дело доходит до обнаружения лжеца, главное — смотреть, а не слушать. MaryAnnShmueli / Getty Images

5 шагов к тому, чтобы стать человеком на детекторе лжи

«В мире поведенческого анализа базовые наблюдения — это совокупность наблюдения невербальных атрибутов. отсутствует введение стрессоров и триггеров. Большинство базовых измерений следует откалибровать во время неконфронтационного разговора », — говорит Роджер Стрекер-старший., обученный интервьюер / следователь по поведенческому анализу с более чем 30-летним опытом работы в правоохранительных органах, который в настоящее время является генеральным директором Ternion Risk Mitigation Group.

Особенно легко установить базовую линию поведения для тех, кому вы близки, например, супругов, детей и друзей.

«Если вы используете визуальное поведение, чтобы оценить доверие к кому-то, кого вы знаете, у вас также будет преимущество в виде базовых показателей. Некоторые люди, например, никогда не будут смотреть вам в глаза. Для других каждое взаимодействие — это взгляд вниз », — написала Венди Л.Патрик, доктор философии, профессиональный прокурор, поведенческий эксперт и автор книги «Красные флажки: как обнаружить заклятых врагов, подрывников и безжалостных людей». «Знание того, как кто-то обычно выглядит (или не выглядит) во время личного общения, может помочь в оценке значимости отклонений от нормы.

Говорят, наши глаза — это зеркало нашей души, а когда дело доходит до обнаружения лжеца, изучение портала может привести вас к истине.

Исследование людей в 58 странах показало, что отвращение взгляда было поведением, которое большинство людей ассоциировало с обманом.Но есть ли в этом правда?

Исследователи говорят «нет».

Наука показывает, что лжецы не избегают зрительного контакта чаще, чем те, кто говорит правду. Главное, на что следует обращать внимание при движении глаз, — это отклонение от исходного уровня.

«Мы всегда смотрим на отклонения от исходного анализа, независимо от того, что демонстрирует собеседник в отношении зрительного контакта, фокусировки и даже оценки расширения или сужения зрачков», — говорит Стрекер. «Если зрительный контакт был постоянным в начале разговора, а затем изменился, когда был вставлен фактор стресса или триггерные вопросы, это следует отметить как атрибут, который может быть обманчивой реакцией.

Он также отмечает, что очень важно наблюдать за тем, как быстро или медленно кто-то моргает (и как это меняется от их исходного уровня, когда они говорят что-то, что вы подозреваете во лжи).

Предостережение возникает, когда речь идет о очень высоких ставках — например, обман в отношениях или выполнение чего-то в офисе, что может стоить вам вашей работы. В таких ситуациях некоторые исследования показали, что отвращение взгляда связано с обманом.

  • Ищите «микровыражения»

Исследования, проведенные в лаборатории судебной психологии Стивена Портера в Университете Далхаузи, показали, что лицо выдает истинные эмоции обманщика — ненадолго «трескается» и позволяет проявить истинные эмоции.

Когда людей приказывали лгать, исследователи смогли различить редкие «микровыражения», вспышки истинных эмоций, которые кратковременно, от одной пятой до одной 25-й секунды, проявлялись на их лицах.

«Лицо и его мускулатура настолько сложны — намного сложнее, чем где-либо еще в наших внешних телах», — говорит Линн тен Бринке, аспирантка в области экспериментальной психологии, которая участвовала в исследовании. «На лице есть некоторые мышцы, которыми вы не можете управлять … и эти мышцы не будут задействованы в отсутствие настоящих эмоций — вы просто не сможете этого сделать.

Лицо выдаст истинные эмоции обманщика — ненадолго «трескается», позволяя проявить истинные эмоции.

Портер добавляет, что если кто-то говорит действительно большую ложь с серьезными последствиями, лицо обязательно раскроет обман. «Потому что, в отличие от языка тела, вы не можете отслеживать или полностью контролировать то, что происходит у вас на лице. Это исследование было первой подробной экспериментальной демонстрацией секретов, раскрываемых, когда люди принимают «фальшивое лицо», симулируя или подавляя различные универсальные эмоции.

Эти крошечные трещины, длящиеся менее одной пятой секунды, могут давать утечку эмоций, которые кто-то хочет скрыть, например гнев или чувство вины. Эксперты отмечают, что признаки эмоций не обязательно являются признаками вины, но они могут дать вам возможность заглянуть в глубину эмоций, которые кто-то может скрывать.

«Выражение лица кажется потрескавшимся, и на лице просачивается еще одна эмоция, хотя и ненадолго», — говорит тен Бринке. «Когда вы видите подобное выражение лица, вам нужно задать вопросы, чтобы выяснить, почему человек так себя чувствует.

Согласно метаанализу ДеПауло, лжецы чаще сжимают губы, оставляя улыбку натянутой или напряженной.

Но дело не только в губах — это комбинация рта и глаза, которая является ключом к обнаружению лжеца.

«Правдивый человек улыбается всем лицом, как знаменитая Мона Лиза», — говорит Патрик. «Гусиные лапки указывают на честность».

По теме

Она подчеркивает, что, хотя мы склонны не доверять людям с бегающими глазами, прерываем зрительный контакт или вообще не смотрят вам в глаза, этому есть множество невинных объяснений, будь то застенчивость или нервозность. или социально неловко.Поэтому сосредоточение внимания на чьих-то глазах, когда они улыбаются, — отличный способ исключить эти другие объяснения.

По словам Штекера, существует семь человеческих эмоций: гнев, счастье, печаль, страх, удивление, отвращение и презрение. Они вступают в игру, когда кто-то заставляет улыбнуться.

«Теперь мы смотрим на« смешанное выражение », при котором нижняя половина лица демонстрирует вторичные человеческие эмоции, а верхний квадрант лица — первичные человеческие эмоции», — говорит Стрекер. «Настоящая улыбка будет демонстрировать соответствие нижнего и верхнего полушарий человеческого лица, которые совпадают и, возможно, будут внесены в каталог как счастливые.«В фальшивой улыбке есть разрыв между глазами и ртом. «Верхнее полушарие или области вокруг глаз могут проявлять презрение, гнев или отвращение», — объясняет он.

Итак, вы почти уверены, что ваш друг, начальник или член семьи просто солгал вам в лицо. Вы решаете надавить на них по этому вопросу, прося разъяснений по поводу утверждения. Скорее всего, произойдут некоторые физические изменения, которые могут указать вам на их дискомфорт.

Прикосновение к лицу является «успокаивающим средством» и оказывает успокаивающее действие на мозг при стрессе.

«Лимбическая система и система базальных ганглиев — два критических компонента человеческого мозга, контролирующих обработку стресса и видимых невербальных атрибутов обмана, которые проявляются людьми», — говорит Стрекер. «Не всем известно, когда человеческий мозг находится в состоянии стресса, температура мозга повышается и часто проявляется в виде пота на лбу или в области верхней губы лица. Прикосновение к лицу является» успокаивающим средством «и оказывает успокаивающее действие на в противном случае мозг находится в состоянии стресса.Следует отметить постукивание ногами или суетливые руки (когда во время исходного анализа руки, ноги и ступни были доброкачественными).

Конечно, это зависит от исходного уровня — у некоторых людей просто есть привычка закручивать волосы или трогать лицо. Но Стрекер говорит, что нужно помнить о любых изменениях в скорости моргания, глотании, трении рук, зевании, закручивании волос или скорости дыхания — все действия, которые могут намекать на ложь, уже в процессе.

БОЛЬШЕ ИЗ ЛУЧШЕ

Хотите еще таких советов? NBC News BETTER одержимы поиском более простых, здоровых и разумных способов жизни. Подпишитесь на нашу рассылку и следите за нами в Facebook, Twitter и Instagram.

Границы | Можно ли обнаружить ложь бессознательно?

Введение

Люди регулярно сталкиваются с обманом и порождают его в повседневном социальном взаимодействии, даже несмотря на то, что ложь воспринимается обществом, которое ценит надежность, как морально неправильный. Чтобы оценить повсеместность этого явления в перспективе, DePaulo et al. (1996) провели эксперимент, в котором студенты колледжей и члены сообщества записывали все свои социальные взаимодействия и всю ложь, которую они рассказывали во время этих взаимодействий каждый день в течение недели.Утверждалось, что ложь происходит всякий раз, когда участники намеренно пытались ввести в заблуждение другого человека. К концу недели все участники зафиксировали 1535 лжи. Для студентов колледжа это составляло две лжи в день или одну ложь на каждые три социальных взаимодействия. Для членов сообщества это означало одну ложь в день или одну ложь на каждые пять социальных взаимодействий. Эти данные привели DePaulo et al. (1996, стр. 991), чтобы сделать вывод, что «ложь — это факт повседневной жизни». Результаты других исследований, изучающих частоту случаев обмана (например,г., ДеПауло и Каши, 1998; Weiss and Feldman, 2006) также подтверждают такой вывод.

Несмотря на повсеместное распространение обмана, люди, как правило, не умеют различать правдивые и обманчивые утверждения. Обычно мы склонны верить в других и более искусны в определении истины как не вводящей в заблуждение, чем лжи как обманчивой (Bond and DePaulo, 2006). В самом деле, Vrij (2008) оценил точность обнаружения лжи среднего человека примерно в 55%, что лишь немного выше вероятности в 50%.Более того, в метаанализе 108 исследований по обнаружению обмана, Амодт и Кастер (2006) обнаружили, что способность человека обнаруживать обман нельзя предсказать, используя следующие факторы: уверенность, возраст, опыт, образование и пол. Те, чья профессия требует регулярных встреч с обманом (например, полицейские, детективы и судьи), также обнаруживали его не лучше, чем обычные люди. Последствия этих открытий вызывают беспокойство. Несмотря на то, что неспособность обнаружить ложь обычно приводит к относительно незначительным последствиям в повседневных обманах с низкой ставкой, последствия становятся гораздо более серьезными в контекстах с высокими ставками, таких как правоохранительные органы, где индивидуальное и общественное благополучие в значительной степени зависит от способность правоохранительных органов формировать верные суждения о правдивости.

Следовательно, неудивительно, что было проведено много исследований с целью улучшения способности обнаруживать обман как у обычных людей, так и у сотрудников правоохранительных органов. Например, в ходе исследований были проанализированы признаки обмана (например, Granhag and Strömwall, 2002; DePaulo et al., 2003), изучены представления людей об обмане (например, Zuckerman et al., 1981; Vrij and Semin, 1996) и разработал методы интервью / допроса, которые облегчают обнаружение обмана (например, Vrij et al., 2006).В данной статье исследуется еще одна возможность, а именно, что процессы бессознательного мышления (UT), описанные в Теории бессознательного мышления (UTT) Дейкстерхуиса и Нордгрена (2006), могут способствовать более совершенному обнаружению обмана.

Несколько факторов могут повлиять на плохую работу людей по обнаружению обмана. Одним из факторов является ограничение когнитивной способности обработки. Необходимы значительные когнитивные ресурсы, поскольку для обнаружения обмана обычно требуется интегрировать множество частичных сигналов обмана (Vrij, 2008).Другой причиной является использование вводящих в заблуждение сигналов при оценке правдивости в результате ложных представлений о достоверности сигналов. Akehurst et al. (1996), например, обнаружили лишь слабую корреляцию между убеждениями об правдивом / обманчивом поведении и наблюдениями за действительным правдивым / обманчивым поведением. Участники полагали, что во время обмана частота таких сигналов, как прерывистая речь, будет уменьшаться, но на самом деле они увеличились. Отвращение взгляда, еще один сигнал, который, как повсеместно считается, ассоциируется с обманом (Global Deception Research Team, 2006), также не позволяет предсказать действительное обманчивое поведение.Поскольку ложные убеждения человека часто сильно коррелируют с его суждениями об истинности (Bond et al., 1985), неудивительно, что люди слабы в обнаружении обмана. Хотя обнаружение лжи обычно неэффективно, некоторые признаки объективно указывают на обман (DePaulo et al., 2003; Sporer and Schwandt, 2007). Например, рассказчики правды чаще обращаются к своему психическому состоянию и демонстрируют меньше постуральных сдвигов и больше приятного лица.

В целом, эти результаты дают довольно мрачное представление о способности людей точно определять обман.В попытке найти решения этой проблемы в настоящем исследовании изучается потенциальное влияние процессов, выходящих за рамки сознательного осознания, на мышление, восприятие и поведение (см. Обзор в Bargh, 2011).

Теория бессознательного мышления: история вопроса и критика

На основании результатов серии экспериментов по принятию решений, Dijksterhuis (2004), Dijksterhuis and Nordgren (2006) и Dijksterhuis et al. (2006) выдвинули парадоксальное предположение, что при формировании сложных решений с множеством атрибутов участие в UT приведет к лучшему выбору по сравнению с сознательным мышлением (CT).В оригинальной процедуре, разработанной Дейкстерхусом и его коллегами для выявления того, что было придумано эффектом бессознательного мышления (UTE), участникам были даны описания четырех вариантов выбора (например, автомобили) вместе с 12 атрибутами характеристик (например, пробег, обслуживание, пространство для ног) для каждого. Каждый атрибут имел либо положительную, либо отрицательную валентность, и участники должны были выбрать лучший вариант, который был определен как тот, который имеет наиболее положительные атрибуты. Затем участников распределили по одному из трех условий эксперимента.В состоянии UT им было поручено выполнить несколько простых задач в течение короткого периода времени, что означало, что их внимание было отвлечено от атрибутов, и они были отвлечены от сознательного обдумывания вариантов. В состоянии CT участников попросили подумать о вариантах в течение той же продолжительности, не получая информации о валентности вариантов. В условии немедленного решения (ID) участники принимали решения сразу же после просмотра всех атрибутов каждого варианта.

В серии исследований с использованием аналогичных методологий Dijksterhuis et al. (2006) обнаружили, что около 25% участников в состоянии КТ выбрали лучший вариант, тогда как около 60% сделали это в состоянии UT. Dijksterhuis et al. (2006) также различались, была ли задача оценки простой или сложной (т. Е. Нужно было рассмотреть несколько важных функций; альтернативы различались по каждой из этих функций).

Впоследствии UTE был успешно воспроизведен в нескольких исследованиях. В Strick et al.В метаанализе (2011) они обнаружили совокупный размер эффекта г = 0,224 [95% ДИ: 0,145, 0,303] в 92 исследованиях, что они интерпретировали как сильную поддержку UTE. С другой стороны, также сообщалось о значительных доказательствах против UTE. Например, в недавнем крупномасштабном исследовании репликации ( N = 399) Nieuwenstein et al. (2015), значимых UTE не наблюдалось. В отличие от результатов Strick et al. (2011), метаанализ 61 исследования UT, проведенного теми же авторами (с использованием более строгого набора критериев включения), показал, что опубликованная литература по UTE включает преимущественно незначимые эффекты ( N = 45).Кроме того, исследования, которые выявили значительный UTE ( N = 12), обычно имели небольшой размер выборки и недостаточную мощность. Величина метааналитического эффекта составила г = 0,018 [-0,10, 0,14] с поправкой на очевидную высокую степень систематической ошибки публикации. Аналогичным образом Vadillo et al. (2015) не обнаружили в целом UTE в метаанализе, сосредоточенном исключительно на исследованиях, проведенных с медицинскими экспертами. Таким образом, существование UTE остается предметом споров и споров.

UTE учитывается Dijksterhuis and Nordgren’s (2006) UTT.UTT предполагает, что сознание, но не UT, ограничено низкой когнитивной способностью обработки. Кроме того, участие в UT может дать целостное суждение, основанное на всех атрибутах опциона, по сравнению с CT, которое формирует суждения на основе одного или двух конкретных атрибутов. Наконец, принцип взвешивания гласит, что UT надлежащим образом взвешивает каждый атрибут на основе его относительной важности, в то время как CT приводит к субоптимальному взвешиванию.

Несмотря на вопросы, касающиеся существования UTE и нескольких слабых мест в его формулировке (например,g., González-Vallejo et al., 2008), попытки воспроизвести UTE в малоизученных условиях — такие как обнаружение обмана — остаются оправданными. Учитывая, что люди ежедневно сталкиваются с обманом, результаты таких репликаций послужат укреплению экологической достоверности доказательств, подтверждающих или оспаривающих существование UTE. Что еще более важно, репликация UTE в настройке обнаружения обмана может поддержать гипотезу о том, что низкая производительность обнаружения обмана людьми конкретно вызвана ограничениями CT.Действительно, исходя из UTT, представление о том, что UT может способствовать обнаружению лжи, кажется правдоподобным, поскольку характеристики, которые, как предполагается, присутствуют в UT, но отсутствуют в CT, могут объяснять низкую точность обнаружения обмана людьми. Например, кажется правдоподобным, что обнаружение лжи лучше достигается подсознательной системой, которая способна целостно интегрировать и оптимально взвешивать многие частично предсказательные сигналы снизу вверх, чем сознательная система, которая выбирает и субоптимально взвешивает небольшое число подсказок сверху вниз, на основе ожидания или схемы.

Основываясь на этих идеях, Reinhard et al. (2013) разработали пять экспериментов для проверки гипотезы о том, что обнаружение лжи участниками в состоянии UT будет значительно более точным по сравнению с CT и стандартными контрольными условиями. В своем эксперименте 1 участники смотрели видеозаписи людей, рассказывающих о реальном / ложном опыте стажировки. Перед просмотром видеороликов участники стандартного контроля узнали о возможности обмана, в то время как участникам UT и CT было просто дано указание сформировать впечатления.После просмотра видео стандартные контрольные участники сразу же оценивали правдивость каждой записи, в то время как участники UT и CT узнали о возможности обмана. В течение следующих 3 минут участники UT выполняли головоломку с поиском без слов, которая отвлекала их от сознательного размышления о записях, в то время как участники CT активно обсуждали правдивость каждой записи. Наконец, обе группы вынесли суждения о правдивости. Было обнаружено, что точность обнаружения лжи для участников UT была значительно выше, чем для участников CT и стандартной контрольной группы.

Та же тенденция наблюдалась в экспериментах 2–4 Рейнхарда и др. (2013), в которых использовались процедуры, аналогичные Эксперименту 1, за исключением незначительных изменений в методологии, материалах и условиях. С другой стороны, их эксперимент 5 был направлен на анализ различных сигналов, на которые участники UT, CT и стандартного контроля полагались при вынесении суждений о правдивости. Они предположили, что участники UT будут полагаться на более достоверные реплики и интегрировать все реплики менее стереотипно предвзятым образом.Результаты подтвердили эту гипотезу, поскольку было обнаружено, что участники UT учитывали пять сигналов при вынесении суждений о правдивости (т. Е. Смещения осанки, приятность лица, нервозность, вокальное напряжение и незаполненные паузы), четыре из которых были объективно диагностическими для обнаружения обмана. Напротив, участники CT и стандартные контрольные участники полагались на меньшее количество сигналов (т. Е. По два каждого), и ни один из этих сигналов не позволял определить правдивость сообщения. Таким образом, результаты всех пяти экспериментов, проведенных Reinhard et al.(2013) убедительно подтвердили существование преимущества UT в обнаружении обмана.

Поскольку исследование Рейнхарда и др. (2013) было первым (и только на сегодняшний день) исследованием, обнаружившим преимущество UT в контексте обнаружения обмана, настоящее исследование направлено на воспроизведение их базовой экспериментальной парадигмы (т. Е. Эксперимента 1). Кроме того, настоящие эксперименты были направлены на улучшение процедуры путем решения важной методологической проблемы. В частности, тот факт, что участники стандартного контроля — но не те, кто находится в условиях UT или CT — были проинформированы о возможности обмана до просмотра видео, мог повлиять на их эффективность обнаружения лжи.Следовательно, различия в точности суждений между этим условием и условиями UT и CT не могут быть связаны только с эффектами различных способов мышления. Другими словами, преимущество в производительности, полученное в условиях UT, ослабляется, если не учитывать результаты стандартного условия управления и сосредотачиваться исключительно на анализе попарного сравнения между условиями UT и CT. Это связано с тем, что превосходство состояния UT над состоянием CT может быть вызвано ухудшением производительности CT, а не улучшением UT (Shanks, 2006).Эта проблема решена в текущих экспериментах путем рассмотрения всех трех условий одинаково до стадии обсуждения. То есть мы заменяем стандартный контроль условием идентификации, когда участники выносят суждения о правдивости сразу же после просмотра записей, но не обладают предвидением обмана. Предполагается, что UT по-прежнему приведет к более точному обнаружению лжи по сравнению с условиями CT и ID, в то время как производительность в последних двух не будет существенно отличаться.

Первый эксперимент представляет собой первоначальную попытку воспроизвести Reinhard et al.(2013) Эксперимент 1 с использованием усовершенствованного метода, описанного выше. Эксперимент 2 решает проблему, вытекающую из результатов эксперимента 1.

Эксперимент 1

Метод

Участники и дизайн

Размеры эффекта, наблюдаемые Reinhard et al. (2013) для контраста CT / UT варьировалось от Коэна d s = 0,56 (эксперимент 2) до d s = 0,96 (эксперимент 3), представляя средние и большие эффекты. Чтобы достичь мощности 0.80, размер выборки 34 на группу необходим для обнаружения эффекта, находящегося на полпути между этими крайностями, d s = 0,70. Таким образом, 116 участников (60 женщин) в возрасте от 18 до 52 лет ( M = 25,14, SD = 7,82) были включены в эксперимент и случайным образом отнесены к одному из трех условий: UT ( N = 37), CT ( N = 40) и ID ( N = 39). Участники были набраны из двух источников: Prolific Academic, онлайн-краудсорсинг-платформа ( N = 89) и предметный пул Психологии Университетского колледжа Лондона (UCL) ( N = 27).Всем участникам, набранным из Prolific Academic, и 17, набранным из предметного пула UCL Psychology, заплатили 3 фунта стерлингов за 20-минутное исследование, в то время как остальные участники предметного пула получили кредиты курса за свое участие. Все участники указали английский как свой родной язык и дали свое информированное согласие до начала тестирования.

Аппараты и стимулы

Экспериментальный опрос был разработан и проведен с использованием программного обеспечения для онлайн-опросов Qualtrics. Опрос включал секцию сбора информации, секции обсуждения для участников UT и CT и секцию принятия решений.

Экспериментальные стимулы для раздела сбора информации состояли из видеороликов, на которых актеры говорят правду или лгут. Восемь человек (четыре женщины), чьим родным языком был английский, были приглашены в качестве актеров в этих видеороликах в обмен на плату в размере 3 фунтов стерлингов. Они были сняты на цифровую видеокамеру, рассказывая об одном реальном и одном вымышленном отпуске. Съемка правдивых ответов всегда предшествовала обманчивым ответам, чтобы актеры могли размышлять над элементами своего правдивого ответа, чтобы помочь им сформировать свой обманчивый ответ как можно более убедительно.Каждому актеру было дано 5 минут на то, чтобы подготовить свои правдивые и вымышленные истории на основе трех вопросов: (1) Когда, куда и с кем вы поехали в отпуск? (2) Что именно вы делали в отпуске? (3) Что вам понравилось / не понравилось в этом отпуске? На каждой из 16 полученных записей ( M, = 96,50 с, SD = 7,86 с) был показан актер, сидящий у простой стены, и его лицо и верхняя часть тела были видны. Средняя продолжительность видеороликов достоверно не различалась между правдивыми ( M, = 94.50 с, SD = 8,96 с) и обманчивые ответы ( M = 98,50 с, SD = 6,55 с), t (14) = 1,02, p = 0,325. Два набора по восемь видеороликов были созданы из 16 записей, так что каждый актер появлялся один раз в каждом наборе с правдивым или обманчивым ответом. Каждый набор содержал четыре правдивых (две женщины) и четыре обманчивых (две женщины) ответа. Все видео были загружены на YouTube перед включением в экспериментальный опрос. Головоломка для поиска слов, состоящая из матрицы букв 20 × 20, использовалась, чтобы отвлечь участников UT на этапе обсуждения.

Процедура

Эксперимент был представлен как «эксперимент по формированию межличностного впечатления». Участники проверяли работоспособность видео и аудио возможностей своих компьютеров, просмотрев 5-секундный отрывок видео. Этот отрывок видео имел те же настройки, что и экспериментальные ролики, за исключением того, что актер не фигурировал ни в одном из этих роликов. Участников также попросили завершить эксперимент в тихой обстановке с минимальными отвлекающими факторами.

После этого участники вошли в фазу сбора информации, и им сообщили, что они будут смотреть восемь видео подряд.Утверждается, что каждое из этих видео состоит из человека, описывающего свой прошлый отпуск в течение ~ 90 секунд. Участникам было предложено посмотреть каждое видео только один раз и повторить его только в том случае, если они пропустили его части. Их задача заключалась в том, чтобы сформировать впечатление о том, что было видно и слышно в каждом видео, без дополнительной информации на данный момент. Затем участников случайным образом распределили для просмотра любого набора из восьми видеороликов, каждое с заранее определенным порядком просмотра (см. Приложение A1 к дополнительным материалам, чтобы узнать порядок и правдивость каждого актера в каждом наборе).

На каждой странице вверху отображалась порядковая позиция видео и вымышленное имя его актера (например, Видео 1 из 8: Каникулы Джо). Само видео отображалось в центре страницы с размерами 840 × 472 пикселей. Каждое видео было оснащено функцией автоматического воспроизведения, которая позволяла воспроизводить его сразу после загрузки страницы. Чтобы участники полностью просмотрели все видео, все элементы управления видео YouTube, элементы управления с клавиатуры и отображение информации были отключены, за исключением функции паузы.Кроме того, участникам не разрешалось уходить со страницы до окончания каждого видео, поскольку кнопка «продолжить» для каждой страницы была запрограммирована так, чтобы она появлялась только после завершения воспроизведения видео.

После просмотра всех восьми видеороликов участникам сообщили, что некоторые из людей, за которыми они наблюдали, описывали настоящий отпуск, в то время как другие описывали фиктивный отпуск. Количество актеров, которые сказали правду или солгали, не разглашается. Затем участников случайным образом распределили по условиям UT, CT или ID.Участники UT и CT прошли трехминутную фазу обдумывания, на которой первым было дано указание поработать над головоломкой с поиском слов, а вторым — активно поразмышлять над правдивостью заявлений каждого актера. Перед тем, как приступить к этой фазе, участники в обоих условиях были проинформированы о том, что они будут выносить суждения о правдивости заявлений каждого действующего лица на этапе принятия решения в конце 3-х минут. Участники условия ID переходили прямо к этапу принятия решения.

В тесте на принятие решения участники были направлены на страницу, где фотографии всех восьми актеров были перечислены вертикально в том порядке, в котором были представлены их видео. Участники оценивали правдивость заявлений каждого актера, нажимая кнопку «правда» или «ложь» под изображением каждого актера. По завершении участники были проинформированы и поблагодарили.

Результаты

Наш анализ данных аналогичен анализу, проведенному Reinhard et al. (2013).Гипотеза о том, что участники будут делать более точные суждения в UT, чем в условиях CT и ID, была проверена с использованием теории обнаружения сигналов. Эта теория позволяет разделить две меры, основанные на объединенной информации из двух оценок параметров: d (d простое число), которое в этом исследовании измеряет способность участников делать точные суждения о правдивости, и c (критерий ), который измеряет общую тенденцию участников делать правдивые или вводящие в заблуждение суждения.Способность каждого участника к различению ( d ) была рассчитана с использованием логлинейного подхода для корректировки частоты совпадений и ложных тревог, чтобы избежать получения z -счетов, которые были -∞ или + ∞ (что является результатом попадания и / или ложной тревоги. 0 или 1 соответственно). Показатель попаданий определяется как вероятность правдивых суждений для правдивых видео, в то время как показатель ложных тревог определяется как вероятность правдивых суждений для обманных видеороликов. Этот подход предполагает добавление 0.5 к количеству срабатываний и ложных срабатываний и прибавление 1 к общему количеству попыток перед расчетом количества срабатываний и ложных срабатываний (Hautus, 1995).

Предыдущие исследования высказывали предположения о потенциальных гендерных различиях в способности обнаруживать обман (см. Aamodt and Custer, 2006). Более того, несколько исследований (см. Nieuwenstein et al., 2015) показали, что женщины с большей вероятностью выбирают лучший вариант выбора в экспериментах с UTE, чем мужчины. Следовательно, пол включен в анализ данных.Все статистические анализы, представленные в этой статье, были рассчитаны в JASP (Love et al., 2015), а данные для этого и следующего эксперимента доступны на https://osf.io/3qm89.

Данные из двух наборов видео были объединены. Впоследствии дискриминация d ‘оценивалась с использованием дисперсионного анализа 3 (режим мышления) × 2 (пол) между субъектами (ANOVA). Основной эффект режима мышления был незначительным, F (2,110) = 0,43, p = 0,649, ηp2 = 0.008. Схема числовых средних показала, что участники ID сформировали наиболее точные суждения об истинности, M = -0,10, 95% ДИ [-0,35, 0,16], за которыми следовали участники UT, M = -0,13 [-0,39, 0,13], и участники CT, M = -0,26 [-0,50, -0,01]. Ни основной эффект пола, F (1,110) = 0,10, p = 0,756, ηp2 = 0,001, ни взаимодействие между полом и модой, F (2,110) = 0,35, p = 0,708, ηp2 = 0.006, было значительным. Рисунок 1 иллюстрирует эти результаты. Среди групп и полов дискриминация была значительно хуже, чем случайность: M = -0,16 [-0,30, -0,02].

РИСУНОК 1. Среднее значение d ‘самцов и самок в каждом состоянии эксперимента 1 с полосами + 1 / -1 SE.

Отклонение ответа c было рассчитано для каждого условия. Отрицательные значения c указывают на предвзятость оценки видео как правдивых, а положительные значения означают предвзятость к оценке их как обманчивых.Среднее смещение ответа во всех условиях значительно отличалось от нуля в направлении правдивых суждений, M = -0,16 [-0,23, -0,09]. Затем c подвергали тому же анализу дисперсионного анализа, что и d ′. Основной эффект режима мышления оказался значимым, F (2110) = 5,74, p = 0,004, ηp2 = 0,094. Главный эффект пола, F (1,110) = 0,77, p = 0,381, ηp2 = 0,007, и эффект взаимодействия между способом мышления и полом, F (2,110) = 0.71, p = 0,495, ηp2 = 0,013, оба были недостоверными. В зависимости от пола участники ID были наиболее склонны к формированию правдивых суждений, M = -0,31 [-0,43, -0,20], затем следовали участники UT, M = -0,16 [-0,28, -0,04] ​​и, наконец, CT участников, M = -0,03 [-0,15, 0,08]. Из доверительных интервалов можно увидеть, что смещение ответа участников ID и CT значительно различается при p <0,05, в то время как смещение ответа участников UT упало где-то посередине и существенно не отличалось ни от состояния ID, ни от CT. .

Мы также вычислили точность классификации (процент правильных ответов), которая обобщена в Таблице B1 (Дополнительные материалы). Общая точность классификации составила 46,6% [43,4, 49,7]. Точность классификации для правдивых видео, M = 53,9% [49,6, 58,2], не была значительно выше вероятности, в то время как точность для ложных видео, M = 39,2% [35,0, 43,5], была значительно ниже вероятности.

Чтобы оценить возможность того, что UT может дать преимущество обнаружения лжи по сравнению с CT для некоторых конкретных актеров, была рассчитана точность классификации (процент правильности) для видео каждого актера в зависимости от условий.Таблица C1 (Дополнительные материалы) суммирует результаты. Например, из 19 участников, которые видели правдивое видео Кевина в состоянии UT, 12 правильно сочли его правдивым (совпадения), а из 18 (разных) участников, которые видели его обманчивое видео в этом состоянии, 10 сочли его правдивым (ложные срабатывания), для общей точности 54,1%.

Таблица показывает, что видео трех актеров можно было точно оценить с уровнем выше вероятности (50%), и из этих двух видео было оценено более точно в UT, чем в условиях CT.Однако даже для самого крайнего случая (Кевин) с преимуществом 14,1% UT> CT эффект был незначительным, χ 2 = 1,53, p = 0,217. Таким образом, несмотря на различия между участниками, эти результаты в значительной степени совпадают с общими результатами.

Тест ANOVA на d ′ не выявил какого-либо значительного влияния различных способов мышления на точность обнаружения лжи. Однако проверка нулевой гипотезы не позволяет оценить степень, в которой данные подтверждают этот вывод (т.е., нулевая гипотеза) по сравнению с альтернативной гипотезой о том, что участники UT формируют более точные суждения об истинности по сравнению с участниками CT и ID. Байесовский анализ — это один из подходов, который позволяет определить относительную доказательную поддержку нулевой и альтернативной гипотез (Rouder et al., 2009). Этот подход включает вычисление байесовского фактора BF 01 , определяемого как отношение вероятности данных с учетом нулевой гипотезы к вероятности данных с учетом альтернативной гипотезы.Фактор Байеса, который больше 1, указывает, что убеждение должно быть скорректировано в пользу нулевой гипотезы, в то время как фактор Байеса, который меньше 1, указывает, что убеждение должно быть скорректировано в пользу альтернативной гипотезы. Сравнение d ′ между условиями UT и CT, а также между условиями UT и ID (с использованием распределения Коши, шкала r для размера эффекта = 1,0) дало байесовские коэффициенты 4,65 и 5,64 соответственно, что обеспечивает существенную поддержку нулевые гипотезы, что UT не увеличивает обнаружение лжи по сравнению с сознательными или немедленными решениями

Обсуждение

Основная цель эксперимента

состояла в том, чтобы повторить открытие Рейнхарда и др. (2013), что участники, которые участвовали в бессознательном размышлении, формировали более точные суждения о правдивости по сравнению с теми, кто находился в КТ и стандартном контроле (или в случае этого эксперимента, ID) условиях. Однако эксперимент не обнаружил значительной разницы в точности обнаружения лжи среди участников UT, CT и ID. Числовая тенденция d ′ указывает на то, что участники на самом деле наиболее точно выполняли условия ID, затем следовали UT и, наконец, CT.Это противоречит паттерну UTE, обнаруженному Reinhard et al. (2013) и предыдущие исследования принятия решений. Вычисление байесовских факторов также показало, что рациональный наблюдатель, который рассматривает альтернативную гипотезу против нулевой гипотезы, должен, учитывая эти результаты, скорректировать свое мнение в пользу нулевой гипотезы примерно в 5 раз. Действительно, результаты эксперимента 1 предполагают, что нет никакой пользы от любой формы обдумывания во время обнаружения лжи.

Анализ общей точности классификации участников показал, что они могли различать правдивые и вводящие в заблуждение видео, но классифицировали их неправильно.В частности, участники различали правдивые видео на случайном уровне, но значительно чаще ошибочно классифицировали лживые видео как правдивые. Одно из возможных объяснений этого состоит в том, что актеры были очень убедительными лжецами. Поскольку актеров поощряли размышлять о своей игре в правдивых видеороликах, чтобы сделать свои обманчивые заявления как можно более правдоподобными, вполне возможно, что они включили в свои обманчивые видеоролики реплики, которые обычно связаны с правдивыми ответами.Предыдущее исследование (например, DePaulo et al., 2003; Sporer and Schwandt, 2007) способов, которыми лжецы действуют не так, как рассказчики правды, выявило несколько признаков, которые могут служить объективной диагностикой для обнаружения обмана. Например, было обнаружено, что рассказчики правды чаще ссылались на свое психическое состояние, демонстрировали меньше постуральных сдвигов и больше приятного лица. Используя в качестве примера постуральные сдвиги, возможно, что актеры включили меньше постуральных сдвигов в свои обманчивые описания, чем они могли бы сделать в противном случае, чтобы быть убедительными.В результате этой сверхкомпенсации актеры неосознанно повысили (ошибочно) доверие к своим вводящим в заблуждение видео.

Эксперимент 2

Учитывая, что общая точность классификации участников в Эксперименте 1 была значительно ниже уровня вероятности, можно утверждать, что неспособность воспроизвести результаты Райнхарда и др. (2013) была связана с наличием несоответствующих сигналов в экспериментальных видео, которые вводили в заблуждение. различение правдивых и обманчивых ответов.Таким образом, эксперимент 2 снова попытается воспроизвести преимущество UT, обнаруженное в эксперименте 1 Райнхарда и др. (2013), но на этот раз убедившись, что соответствующие подсказки присутствуют в правдивых и вводящих в заблуждение видеороликах. В частности, сигналы, которые были обнаружены Рейнхардом и соавт. (2013), чтобы коррелировать с суждениями участников UT о правдивости (т. Е. Смещения осанки, приятность лица, ерзание и продолжительность незаполненных пауз), были явно включены в экспериментальные видео.

Есть двоякое основание для включения этих реплик.Во-первых, учитывая, что три из этих четырех сигналов объективно указывают на обнаружение лжи, их включение должно позволить объективно различать правдивые и вводящие в заблуждение видео. Если суждения участников о правдивости во всех условиях действительно поддерживаются, это будет означать, что участники основывают свои суждения на подсказках, доступных в экспериментальных видео. Во-вторых, это создает более благоприятную среду для выявления UTE, если она присутствует. Если бы точность обнаружения лжи участников UT была повышена по сравнению с участниками CT и ID, это оказало бы поддержку Reinhard et al.(2013) обнаружение преимущества UT в контексте обнаружения обмана.

Метод

Участники и дизайн

Сто десять участников (55 женщин) в возрасте от 18 до 29 лет ( M = 22,13, SD = 2,65) были набраны через Prolific Academic. Ни один из участников не принимал участие в эксперименте 1, и всем заплатили 3 фунта стерлингов за 20-минутное исследование. Они были случайным образом отнесены к одному из трех условий: UT ( N = 37), CT ( N = 40) и ID ( N = 33).Как и в эксперименте 1, все участники указали английский как свой родной язык и предоставили свое информированное согласие перед началом тестирования.

Аппараты и стимулы

Эксперимент 2 использовал те же устройства и стимулы, что и Эксперимент 1, за исключением видео, используемых на этапе сбора информации. Еще восемь человек (четыре женщины), чьим родным языком был английский, были приглашены в качестве актеров в новых видеороликах в обмен на плату в размере 3 фунтов стерлингов. Актеры снова были засняты на цифровую видеокамеру, рассказывая о настоящем и вымышленном отпуске.Порядок съемок ответов (то есть правдивый, а не обманчивый) был идентичен Эксперименту 1, как и время и три вопроса, предоставленные актерам для подготовки своих рассказов. Кроме того, актеров проинструктировали модулировать частоту четырех из пяти сигналов, которые были обнаружены Рейнхардом и др. (2013), чтобы коррелировать с суждениями участников UT об истинности: смещения осанки, приятность лица, ерзание и незаполненные паузы. В Приложении D (Дополнительные материалы) подробно описаны определения этих сигналов, взятые из DePaulo et al.(2003). Пятая реплика — меньшее вокальное напряжение — была исключена, так как актерам было трудно ее контролировать. Аналогичным образом изменялась частота (а не продолжительность) незаполненных пауз, поскольку актерам было легче отслеживать первые. Таким образом, в правдивых записях актеры были проинструктированы проявлять больше беспокойства и приятности на лице, избегая при этом частых смещений позы и молчаливых пауз. Напротив, в вводящих в заблуждение записях им предписывалось показать больше сдвигов позы и молчаливых пауз, избегая при этом ерзания и приятного вида.Все записанные видео сравнивались с видео из эксперимента 1, чтобы подтвердить, что манипулируемые реплики отображались чаще / реже.

На каждой из 16 полученных записей ( M, = 101,00 с, SD = 6,19 с) был показан актер, сидящий у простой стены, и его лицо и верхняя часть тела были видны. Средняя продолжительность видео не различалась между правдивыми ( M = 98,25 с, SD = 5,09 с) и обманчивыми ответами ( M = 103,75 с, SD = 6,23 с), t (14) = 1.93, p = 0,074, и средняя длина существенно не различалась между экспериментами 1 и 2, t (30) = 1,80, p = 0,082. И снова из 16 записей были созданы две серии из восьми видеороликов, каждая с четырьмя правдивыми (две женщины) и четырьмя обманчивыми (две женщины) ответами. В Приложении A2 (Дополнительные материалы) указан порядок в обоих наборах.

Процедура

Процедура была идентична эксперименту 1.

Результаты

Данные участников, которые смотрели разные наборы видео, снова были объединены в соответствии с их соответствующими моделями мышления для анализа.d ′ каждого участника были рассчитаны с использованием частоты совпадений и ложных тревог, которые были скорректированы с использованием логлинейного подхода. Для разных групп и полов и подтверждая успех наших манипуляций с видеоматериалами, дискриминация была значительно лучше, чем случайность, M = 0,28, 95% ДИ [0,09, 0,47], Коэна d s = 0,28. Различимость d ‘затем подвергали анализу ANOVA 3 (режим мышления) × 2 (пол) между субъектами. Как и в эксперименте 1, основной эффект режима мышления был незначительным, F (2,104) = 0.12, p = 0,887, ηp2 = 0,002. Числовая модель средних значений показала, что участники ID и UT сделали наиболее точные суждения, M = 0,31 [-0,03, 0,65] и M = 0,31 [-0,02, 0,63], соответственно, за ними следуют участники CT, M = 0,21 [-0,10, 0,53]. Однако основной эффект пола оказался значимым, F (1,104) = 5,02, p, = 0,027, ηp2 = 0,045, хотя он не взаимодействовал с режимом мышления, F (2,104) = 0.86, p = 0,427, ηp2 = 0,015. В частности, женщины, M = 0,49 [0,22, 0,76], сформировали более точные суждения, чем мужчины, M = 0,06 [-0,20, 0,33]. Рисунок 2 иллюстрирует эти результаты.

РИСУНОК 2. Среднее значение d ′ самцов и самок в каждом состоянии эксперимента 2 с полосами + 1 / -1 SE.

Чтобы исследовать предвзятость ответов участников, было вычислено c с использованием скорректированных показателей совпадений и ложных тревог.Как и в эксперименте 1, среднее смещение ответа во всех условиях оказалось значительно отличным от нуля в сторону правдивых суждений, M = -0,18 [-0,23, -0,14]. Затем c оценивали с использованием того же дисперсионного анализа, что и d ‘. Основной эффект режима мышления был незначительным, F (2,104) = 0,08, p = 0,927, ηp2 = 0,001. Точно так же основной эффект пола, F (1,104) = 0,16, p = 0,692, ηp2 = 0,001, и взаимодействие пол × мода, F (2,104) = 1.79, p = 0,171, ηp2 = 0,033, не были значимыми.

Как и в эксперименте 1, была рассчитана точность классификации участников (процент правильных ответов) (Приложение B2, Дополнительные материалы). Общая точность классификации, M = 55,8% [51,7, 59,9], улучшилась по сравнению с экспериментом 1 и была значительно выше вероятности (50%). В частности, точность классификации для правдивых видео, M = 63,6% [59,4, 67,9], была значительно выше вероятности, в то время как точность классификации для видео с обманом, M = 48.0% [43,1, 52,8] — нет.

Точность классификации правдивых и вводящих в заблуждение видеороликов каждого актера также проверялась с использованием того же метода, что и в Эксперименте 1 (см. Таблицу C2, Дополнительные материалы). В соответствии с общим улучшением по сравнению с Экспериментом 1, видео шести актеров можно было точно оценить на уровне выше вероятности (50%), но только два из них были оценены более точно в UT, чем в условиях CT. Даже для самого крайнего случая (Джеймс) с преимуществом 18,9% UT> CT разница не была значимой, χ 2 = 2.81, p = 0,094.

Еще раз был проведен байесовский факторный анализ для оценки степени, в которой данные подтверждают нулевую гипотезу. Коэффициенты Байеса (BF 01 ) для сравнения d ′ между условиями UT и CT и между условиями UT и ID составили 5,25 и 5,50, соответственно, снова предлагая существенную поддержку гипотезе о том, что UT не способствует обнаружению лжи. .

Обсуждение

Опираясь на неспособность эксперимента 1 воспроизвести Reinhard et al.(2013), эксперимент 2 был направлен на изучение того, приводит ли UT к повышению точности обнаружения лжи по сравнению с CT и ID, путем улучшения объективной различимости экспериментальных видео и создания оптимальной среды для выявления UTE. Однако оценки правдивости участников трех типов мышления по-прежнему существенно не различались. Действительно, результаты факторного анализа Байеса показали, что экспериментальные данные убедительно подтверждают нулевую гипотезу.Незначительная тенденция отражала ту же закономерность, что и эксперимент 1, при этом участники с идентификацией делали наиболее точные суждения, а КТ — наименее. Следовательно, настоящие результаты подтверждают мнение о том, что UTE не является надежным явлением при обнаружении обмана, а также повторяют предположение Эксперимента 1 о том, что существует минимальная польза от любой формы обсуждения при формировании суждений об обнаружении обмана.

Вопреки результатам Эксперимента 1, было обнаружено, что самки делают значительно более точные суждения по сравнению с самцами.Одно из возможных объяснений превосходства женщин в этом эксперименте состоит в том, что они лучше, чем мужчины, улавливали управляемые сигналы. Например, Холл (1978) представил некоторые свидетельства того, что женщины, как правило, более искусны в расшифровке невербальных сигналов, чем мужчины, особенно в визуально-слуховых ситуациях. Даже если это так, настоящие результаты показывают, что гендерные различия в чувствительности не менялись в зависимости от различных способов мышления.

Также в отличие от Эксперимента 1 обнаружено, что участники лучше различали правдивые и вводящие в заблуждение видео.Это говорит о том, что экспериментальные видео, использованные в текущем эксперименте (в отличие от тех, что в Эксперименте 1), включали соответствующие отличительные признаки. Действительно, общий уровень точности (55,8%) очень близок к полученному Рейнхардом и др. (2013, эксперимент 1) 54,7%. Следовательно, разницу в результатах нельзя объяснить какой-либо общей разницей в сложности задач (и, конечно, значительный гендерный эффект показывает, что наше исследование было чувствительным по крайней мере к одному фактору). Наконец, не было обнаружено, что степень предвзятости ответов, проявленная участниками, существенно различается в зависимости от режима мышления.Это согласуется с выводами Рейнхарда и др. (2013) и подтверждает предположение о том, что существенное различие, обнаруженное в эксперименте 1, было аномалией.

Обратите внимание, что в обоих экспериментах у мужчин наблюдается некоторая тенденция делать более точные суждения в UT, чем в состоянии CT, но даже это сравнение post hoc с не имеет значения. Объединив данные участников мужского пола в обоих экспериментах, d ′ не различались, t (76) = 1,09, p = 0.28, и нулевая гипотеза поддерживается, BF 01 = 3,64.

Общие обсуждения

Основной целью этого исследования было проверить, существует ли UTE в области обнаружения лжи. В частности, была выдвинута гипотеза, что участие в UT приведет к большей точности обнаружения лжи по сравнению с CT и немедленным выбором. Однако в обоих экспериментах не было обнаружено существенной разницы в точности обнаружения лжи между тремя способами мышления. Напротив, анализ факторов Байеса нашел существенную поддержку в пользу нулевой гипотезы о том, что разные способы мышления не приводят к различиям в точности обнаружения лжи.

Несмотря на то, что мы в значительной степени придерживались процедуры исследований Рейнхарда и др. (2013), настоящие эксперименты не смогли повторить их открытие о том, что бессознательная обработка данных приводит к превосходным характеристикам обнаружения обмана. Можно было бы возразить, что противоречивые результаты в эксперименте 1 были связаны с присутствием противоречивых сигналов в экспериментальных видео, которые не позволяли точно различать истину / обман. Однако эксперимент 2 по-прежнему не обнаружил каких-либо значительных преимуществ для участия в UT, несмотря на то, что правдивые и вводящие в заблуждение видео в этом эксперименте были объективно различимы.Этот вывод особенно примечателен, учитывая, что реплики, включенные в видео в Эксперименте 2, были явно предназначены для облегчения возникновения UTE.

Маловероятно, что статистическая мощность будет фактором, способствующим этим неудачным повторениям, поскольку анализ мощности показал, что размеры нашей выборки (116 и 110 в экспериментах 1 и 2 соответственно) были достаточными для обнаружения эффекта, полученного Reinhard et al. (2013), а их эксперимент 1 включал существенно меньше участников (66).Отметим также, что байесовский анализ, который дал существенную поддержку нулевой гипотезе, неявно учитывает размер выборки.

Учет сбоя репликации

Настоящие результаты могут быть результатом двух альтернативных возможностей: либо UTE, обнаруженный Reinhard et al. (2013) был ложноположительным, или участие в UT действительно приводит к повышению точности обнаружения лжи по сравнению с CT и немедленным выбором, но незначительные методологические различия между настоящим исследованием и Reinhard et al.(2013) предотвратил обнаружение эффекта. Мы рассматриваем четыре таких отличия.

Во-первых, длина видеостимулов, использованных в обоих экспериментах в текущем исследовании ( M = 99 с), была значительно короче, чем в эксперименте 1 Рейнхарда и др. (2013) ( M = 228 с). ). Обоснование использования более коротких видеороликов было связано с нежеланием участников просматривать видеоролики последовательно более получаса (228 с × 8 видео = 1824 с), что могло вызвать скуку и невнимательность.Возможно ли, что это более короткое время презентации каким-то образом могло помешать возникновению UTE? Метаанализ Strick et al. (2011) показал, что UTE, как правило, больше, когда время представления информации было короче. Во всяком случае, более короткая продолжительность видео должна была облегчить UTE. Более того, в своих экспериментах 2 и 4 Рейнхард и др. (2013) сами использовали гораздо более короткие видеоролики (30 секунд) и все же получали UTE. Тем не менее, более короткие видеоролики, очевидно, содержат меньше подсказок, на основе которых можно составить суждение о правдивости.

Во-вторых, существует несколько различий между видео, используемыми в настоящих экспериментах, и видео, использованными в эксперименте Райнхарда и др. (2013 г.) 1. Эксперимент Райнхарда и др. (2013 г.) проводился на немецком языке, в то время как настоящие эксперименты проводились на английском. Актеры в видеороликах Рейнхарда и др. (2013) рассказали об опыте стажировки в реалистичной обстановке (т. Е. Они были одеты в деловую одежду и снимались в комнате, которая выглядела подходящей для собеседования при приеме на работу), в то время как актеры в настоящих экспериментах рассказал об отдыхе в нейтральной обстановке (т.е., были одеты нормально и снимались на фоне глухой стены). Кроме того, все восемь актеров в Reinhard et al. (2013) были мужчинами, в то время как в настоящих экспериментах использовалось равномерное сочетание мужчин и женщин. Эти различия могут потенциально способствовать неудачной репликации. Если мы посмотрим на эффективность обнаружения лжи отдельно для восьми мужчин и восьми женщин-актеров в настоящих экспериментах (данные в таблицах C1 и C2, дополнительные материалы), общая точность обнаружения на самом деле немного выше для женщин.Для актеров-мужчин в Эксперименте 2 d ′ несколько выше в UT ( M = 0,13) по сравнению с условиями CT ( M = -0,10) и I ( M = 0,09), но эти различия далеко не значительный ( p > 0,3 в обоих случаях). Тем не менее, гендерный фактор обязательно следует учитывать в качестве потенциального модератора в будущих исследованиях.

В-третьих, в отличие от лабораторных экспериментов Райнхарда и др. (2013), оба эксперимента в этом исследовании проводились полностью онлайн.Тот факт, что онлайн-субъекты участвуют в экспериментах в условиях самоконтроля, поднимает некоторые потенциальные вопросы о надежности полученных данных по сравнению с лабораторными экспериментами, а также об уровне вовлеченности участников на протяжении всего эксперимента. Но растущая литература демонстрирует довольно похожие модели данных в широком диапазоне лабораторных и сетевых экспериментов, в том числе тех, которые оценивают принятие решений (например, Paolacci et al., 2010; Germine et al., 2012; Klein et al., 2014). Это, безусловно, предмет для дальнейшего изучения в будущих исследованиях, но имеющиеся данные не подтверждают, что это важный сдерживающий фактор. Одним из явных преимуществ онлайн-экспериментов является то, что прямое человеческое взаимодействие между исследователем и участником ограничено, что оставляет экспериментаторам меньше места для искажения ответов участников.

Наконец, задача, используемая для отвлечения участников UT на этапе обсуждения в текущем исследовании, немного отличалась от Reinhard et al.С (2013). В частности, Рейнхард и др. (2013) участники UT решали головоломку с поиском без слов 15 × 15 с нераскрытым количеством не-слов, которые нужно было найти. Задача на отвлечение, использованная в настоящих экспериментах, представляла собой головоломку с поиском 20 × 20 слов, в которой нужно было найти 18 слов. Хотя использование различных форм головоломки для поиска слов кажется тривиальной методологической деталью, Strick et al. (2011) действительно обнаружили, что UTE, как правило, больше в исследованиях, использующих головоломки для поиска слов (в отличие от анаграмм или заданий на спину n- ) в качестве отвлекающих задач.Учитывая, что природа отвлекающей задачи может привести к различным результатам, возможно, что участие в головоломке с поиском слова в другом формате может также привести к сбою в воспроизведении UTE.

Следует, конечно, отметить, что даже если эффект UT> CT, наблюдаемый Рейнхардом и др. (2013) воспроизводится, они не предоставили доказательств того, что он демонстрирует преимущества УЗ: в равной степени возможно, что это является результатом нарушения КТ (Shanks, 2006). Без соответствующего условия управления идентификатором эти возможности невозможно различить.Описанные здесь эксперименты включали именно такое контрольное условие, и никаких намеков на пользу UT не наблюдалось.

Последствия и ограничения

Вместо того, чтобы одобрить предложенное Райнхардом и др. (2013) решение по улучшению плохой способности людей обнаруживать обман, настоящие результаты подтверждают пессимистический взгляд на способность людей отличать правду от лжи, предложенный предыдущими исследованиями по обнаружению обмана (например, Vrij, 2008), и внести свой вклад в существующую литературу, которая выступает против существования UTE (например,г., Nieuwenstein et al., 2015). Хотя текущие результаты не говорят о потенциальных улучшениях в точности обнаружения обмана с использованием других методологий, они ставят под сомнение идею о том, что точность обнаружения обмана может быть значительно повышена за счет использования UT. В самом деле, тот факт, что участники ID постоянно демонстрировали лучшие результаты, а участники CT — худшие (хотя и незначительно) в обоих наших экспериментах, говорит о том, что нет никакой пользы от какой-либо формы обсуждения, когда дело касается обнаружения лжи.

Какими бы ни были выводы о UT, интересно, что сознательное, осознанное мышление дает такую ​​небольшую пользу по сравнению с немедленным мышлением в условиях, проверенных здесь и в других местах. Возможное объяснение заключается в том, что процедура UTE накладывает чрезмерную нагрузку на рабочую память, поскольку участники пытаются сохранить значительный объем очень запутанной информации до того, как вынести свои суждения. Другая возможность состоит в том, что участники рассматривают задачу как проблему онлайн-суждения, формируя свои убеждения во время просмотра видео, а не впоследствии.Ньюэлл и Шэнкс (2014) рассматривают несколько объяснений того, почему КТ дает такую ​​небольшую пользу в экспериментах с UTE.

Одним из ограничений настоящих исследований является отсутствие конкретной оценки сигналов, на которых участники основывали свои суждения. В будущих исследованиях следует измерить стратегии, о которых сообщают сами люди, а также представить конкретные вопросы. Например, участникам могут быть показаны «тонкие срезы» поведения, в которых манипулируют единственной репликой.

Данные других экспериментальных методов также не позволяют сделать окончательных выводов о роли бессознательных процессов в обнаружении лжи.Например, Альбрехтсен и др. (2009) сообщили о лучшем обнаружении обмана, когда участники просматривали 15-секундные «тонкие» версии истинных и ложных признаний, чем более длинные 3-минутные версии, а также лучше обнаруживали обман в более длинных видеороликах, когда они просматривали их одновременно с выполнением вторичного. -задание. Но, как и в случае с эффектом UT> CT в экспериментах с UTE, эти результаты не делают различия между преимуществом UT и недостатком CT. В другом примере ten Brinke et al.(2014) представили участникам видеоролики, на которых актеры либо говорят правду, либо лгут о краже. Дискриминация была случайной при явных (сознательных) условиях, аналогичных условиям настоящего условия идентификации. Напротив, во время неявных (бессознательных) тестов участники значительно по-разному реагировали на изображения правдивых и обманчивых актеров. Бринке и др. (2014) объясняли это тем, чтобы подавить сознательную обработку и, следовательно, позволить бессознательному бессознательному с неограниченной емкостью и оптимальным весом действовать эффективно.В свете своих результатов они пришли к выводу, что обманчивые сигналы от актеров могут быть обнаружены и «просачиваются» в бессознательные, но не осознанные решения. Но, как указали Левин и Бонд (2014), дискриминация на уровне шанса ten Brinke et al. (2014), наблюдаемое в явных условиях, является аномальным: хотя обнаружение лжи часто бывает неудовлетворительным, метаанализ (как отмечено во введении) показывает, что он дает оценку размера эффекта примерно d = 0,4, что больше, чем неявные эффекты. наблюдали Ten Brinke et al.(2014). Как и в случае с UTE, необходимы дополнительные исследования с использованием этих методов, прежде чем можно будет сделать твердые выводы.

В свете этих соображений и результатов, полученных в наших экспериментах, предложение Рейнхарда и др. (2013) включить бессознательные процессы в учебные пособия для полицейских по обнаружению обмана кажется преждевременным. Более того, их заявление о том, что «человеческий разум не способен различать правду и обман, но эта способность заключается в ранее упускаемых из виду процессах» (Reinhard et al., 2013, с. 721) кажется слишком упрощенным. Совершенно очевидно, что необходимы более глубокие исследования этих вопросов, а также дальнейшее воспроизведение UTE в контексте обнаружения обмана. Между тем, вместо того, чтобы манипулировать образом мышления в надежде улучшить обнаружение лжи, возможно, будет разумным придерживаться методов, которые, как было показано во многих исследованиях, эффективны в облегчении обнаружения обмана (Vrij, 2008).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Бена Ньюэлла и Магду Осман за многие полезные обсуждения бессознательного мышления и Марка-Андре Рейнхарда за его полезные советы.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2015.01221

Список литературы

Aamodt, M. G., and Custer, H. (2006). Кто лучше всех поймает лжеца? Метаанализ индивидуальных различий в обнаружении обмана. Foren. Экзамен. 15, 6–11.

Google Scholar

Akehurst, L., Köhnken, G., Vrij, A., and Bull, R. (1996). Убеждения неспециалистов и сотрудников полиции в отношении обманчивого поведения. Заявл. Cogn. Psychol. 10, 461–471. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0720 (199612) 10: 6 <461 :: AID-ACP413> 3.0.CO; 2-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альбрехтсен, Дж. С., Мейснер, К. А., и Суза, К. Дж. (2009). Может ли интуиция повысить эффективность обнаружения обмана? Дж.Exp. Soc. Psychol. 45, 1052–1055. DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.05.017

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барг, Дж. А. (2011). Теория бессознательного мышления и ее недовольство: критика критики. Soc. Cogn. 29, 629–647. DOI: 10.1521 / soco.2011.29.6.629

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бонд, К. Ф., Калер, К. Н., и Паоличелли, Л. М. (1985). Непонимание обмана: адаптивная перспектива. Дж.Exp. Soc. Psychol. 21, 331–345. DOI: 10.1016 / 0022-1031 (85)

-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеПауло, Б. М., Каши, Д. А., Киркендол, С. Е., Вайер, М. М., и Эпштейн, Дж. А. (1996). Лежа в повседневной жизни. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 979–995. DOI: 10.1037 / 0022-3514.70.5.979

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеПауло, Б. М., Линдси, Дж. Дж., Мэлоун, Б. Э., Мюленбрук, Л., Чарльтон, К., и Купер, Х. (2003).Подсказки к обману. Psychol. Бык. 129, 74–118. DOI: 10.1037 / 0033-2909.129.1.74

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dijksterhuis, A. (2004). Думайте иначе: преимущества бессознательного мышления в формировании предпочтений и принятии решений. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 586–598. DOI: 10.1037 / 0022-3514.87.5.586

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дейкстерхейс А., Бос М. В., Нордгрен Л. Ф. и Ван Баарен Р.Б. (2006). О правильном выборе: эффект раздумий без внимания. Наука 311, 1005–1007. DOI: 10.1126 / science.1121629

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Germine, L., Nakayama, K., Duchaine, B.C., Chabris, C.F., Chatterjee, G., and Wilmer, J.B. (2012). Интернет так же хорош, как и лаборатория? Сравнимая производительность из Интернета и лаборатории в когнитивных / перцептивных экспериментах. Психон. Бык. Ред. 19, 847–857.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Гонсалес-Вальехо, К., Ласситер, Г. Д., Беллецца, Ф. С., и Линдберг, М. Дж. (2008). «Возможно, спасти ангелов»: критический анализ теории бессознательного мышления и эффекта «обдумывание без внимания». Rev. Gen. Psychol. 12, 282–296. DOI: 10.1037 / a0013134

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гранхаг П. А. и Стрёмвалл Л. А. (2002). Повторные допросы: вербальные и невербальные сигналы обмана. Заявл. Cogn. Psychol. 16, 243–257. DOI: 10.1002 / acp.784

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холл, J.А. (1978). Гендерные эффекты при расшифровке невербальных сигналов. Psychol. Бык. 85, 845–857. DOI: 10.1037 / 0033-2909.85.4.845

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hautus, M. J. (1995). Поправки на экстремальные пропорции и их влияние смещения на расчетные значения d ‘. Behav. Res. Методы Instrum. Comput. 27, 46–51. DOI: 10.3758 / BF03203619

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кляйн, Р.А., Рэтлифф, К.А., Вианелло, М., Адамс, Р.Б. мл., Бахник, С., Бернштейн, М. Дж. (2014). Исследование вариабельности воспроизводимости: проект репликации «Многие лаборатории». Soc. Psychol. 45, 142–152. DOI: 10.1027 / 1864-9335 / a000178

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин Т. Р. и Бонд К. Ф. (2014). Прямые и косвенные методы обнаружения лжи говорят об одном и том же: ответ на десять Бринке, Стимсон и Карни (2014). Psychol. Sci. 25, 1960–1961. DOI: 10.1177 / 0956797614536740

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Любовь, Дж., Селкер, Р., Марсман, М., Джамил, Т., Дропманн, Д., Верхаген, А. Дж. И др. (2015). JASP (Версия 0.6.5) [ Компьютерное программное обеспечение ]. Доступно по адресу: https://jasp-stats.org/

Google Scholar

Ньивенштейн, М. Р., Виренга, Т., Мори, Р. Д., Уичертс, Дж. М., Блом, Т. Н., Вагенмакерс, Э. Дж. И др. (2015). О правильном выборе: метаанализ и попытка масштабного воспроизведения бессознательного мыслительного преимущества. Judgm. Decis. Мак. 10, 1–17.

Google Scholar

Роудер, Дж. Н., Спекман, П. Л., Сан, Д., Мори, Р. Д., Иверсон, Г. (2009). Байесовский t тестов для принятия и отклонения нулевой гипотезы. Психон. Бык. Ред. 16, 225–237. DOI: 10.3758 / PBR.16.2.225

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sporer, S. L., and Schwandt, B. (2007). Модераторы невербальных индикаторов обмана: метааналитический синтез. Psychol. Закон о государственной политике 13, 1–34.DOI: 10.1037 / 1076-8971.13.1.1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стрик М., Дейкстерхейс А., Бос М. В., Сьордсма А., ван Баарен Р. Б. и Нордгрен Л. Ф. (2011). Мета-анализ бессознательных мыслительных эффектов. Soc. Cogn. 29, 738–762. DOI: 10.1037 / a0015329

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вадилло, М. А., Костопулу, О., и Шанкс, Д. Р. (2015). Критический обзор и мета-анализ бессознательного мыслительного эффекта при принятии медицинских решений. Фронт. Psychol. 6: 636. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00636

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Врий, А. (2008). Обнаружение лжи и обмана: ловушки и возможности . Чичестер: Вайли.

Google Scholar

Вридж А., Фишер Р., Манн С. и Лил С. (2006). Обнаружение обмана путем манипулирования когнитивной нагрузкой. Trends Cogn. Sci. (Рег. Ред.) 10, 141–142. DOI: 10.1016 / j.tics.2006.02.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Врий, А.и Семин Г. Р. (1996). Ложь мнений экспертов о невербальных индикаторах обмана. J. Невербальный. Behav. 20, 65–80. DOI: 10.1007 / BF02248715

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайс Б. и Фельдман Р. С. (2006). Хорошо выглядеть и лгать, чтобы сделать это: обман как стратегия управления впечатлением на собеседовании. J. Appl. Soc. Psychol. 36, 1070–1086. DOI: 10.1111 / j.0021-9029.2006.00055.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цукерман, М., Кестнер Р. и Драйвер Р. (1981). Представления о сигналах, связанных с обманом. J. Невербальный. Behav. 6, 105–114. DOI: 10.1007 / BF00987286

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вы можете сказать, когда кто-то лжет?

Открытие того, что обманщики могут успешно скрывать нервозность, восполняет недостающий элемент в исследовании обмана, говорит психолог Рональд Фишер из Международного университета Флориды, который обучает агентов ФБР. «Не так много исследований сравнивают внутренние эмоции людей с тем, что замечают другие», — говорит он.«Дело в том, что лжецы действительно нервничают больше, но это внутреннее чувство, а не то, как они ведут себя по наблюдениям других».

Подобные исследования побудили исследователей в значительной степени отказаться от поиска невербальных сигналов к обману. Но есть ли другие способы обнаружить лжеца? Сегодня психологи, исследующие обман, чаще всего сосредотачиваются на словесных сигналах, и особенно на способах увеличения различий между тем, что говорят лжецы и правдивые.

Например, интервьюеры могут стратегически скрывать доказательства дольше, позволяя подозреваемому говорить более свободно, что может привести лжецов к противоречиям.В одном эксперименте Хартвиг ​​обучил этой технике 41 полицейского стажера, которые затем правильно определили лжецов примерно в 85% случаев, по сравнению с 55% у 41 новобранца, которые еще не прошли обучение. «Мы говорим о значительном улучшении показателей точности», — говорит Хартвиг.

Другой метод интервьюирования задействует пространственную память, предлагая подозреваемым и свидетелям зарисовать сцену, связанную с преступлением или алиби. Так как это улучшает воспоминание, правды могут сообщить более подробную информацию.В исследовании смоделированной шпионской миссии, опубликованном Манн и ее коллегами в прошлом году, 122 участника встретили «агента» в школьной столовой, обменялись кодом, а затем получили посылку. После этого участники попросили рассказать правду о том, что произошло, и дали на 76% больше подробностей об опыте на месте во время собеседования с набросками, чем те, кого попросили скрыть обмен кодами . «Когда вы рисуете, вы заново переживаете событие, поэтому это помогает запоминать», — говорит соавтор исследования Ханин Диб, психолог из Портсмутского университета.

Эксперимент был разработан при участии полиции Великобритании, которая регулярно использует наброски интервью и работает с исследователями-психологами в рамках перехода страны к допросу без предположения вины, который официально заменил допросы в стиле обвинения в 1980-х и 1990-х годах в этой стране. после скандалов, связанных с неправомерным осуждением и злоупотреблениями.

Медленно меняется

В США, однако, такие научно обоснованные реформы еще не повлекли за собой значительных успехов среди сотрудников полиции и других служб безопасности.Например, Управление транспортной безопасности Министерства внутренней безопасности США до сих пор использует невербальные обманчивые подсказки для проверки пассажиров аэропорта для допроса. Контрольный список скрытого поведенческого скрининга агентства инструктирует агентов искать предполагаемые лжецы, такие как отведенный взгляд, который считается признаком уважения в некоторых культурах, и продолжительный взгляд, быстрое моргание, жалоба, свист, преувеличенное зевание, прикрытие рта во время разговора и чрезмерное ерзание или личный уход.Все они были полностью опровергнуты исследователями.

Поскольку агенты полагаются на такие расплывчатые и противоречивые основания для подозрений, возможно, неудивительно, что в период с 2015 по 2018 год пассажиры подали 2251 официальную жалобу, утверждая, что они были профилированы на основе национальности, расы, этнической принадлежности или других причин. Рассмотрение Конгрессом методов проверки TSA в аэропортах восходит к 2013 году, когда Счетная палата правительства США — орган Конгресса, который проверяет, оценивает и дает рекомендации по государственным программам — рассмотрела научные данные для выявления поведенческих нарушений и обнаружила их отсутствие, рекомендуя ограничение TSA. финансирование и сократить его использование.В ответ TSA исключило использование автономных сотрудников по выявлению поведения и сократило контрольный список с 94 до 36 показателей, но сохранило многие научно неподтвержденные элементы, такие как сильное потоотделение.

Психология обмана

Есть ли у лжи функциональное предназначение в жизни? Несмотря на то, что вам говорили родители, психологи считают, что в некоторых ситуациях, говоря всю правду, вы можете отбросить назад.

Не только это, но и исследования показывают, что ложь — более распространенное явление, чем вы могли ожидать.Исследование, проведенное доктором Беллой ДеПауло, показало, что люди лгут в среднем дважды в день. В течение недели среднестатистический человек лжет примерно одному из каждых трех человек, с которыми разговаривает один на один.

Общество может вознаградить маленькую белую ложь.

Нравится вам это или нет, но мы создали мир, в котором, говоря правду, вы далеко не всегда впереди. Ложь на самом деле может облегчить отношения с окружающими вас людьми, о чем свидетельствуют результаты исследований, показывающие, что люди регулярно лгут ради блага других.

ДеПауло обнаружил, что люди довольно часто лгут только для того, чтобы заставить других чувствовать себя комфортно. Женщины делают это гораздо чаще, чем мужчины, которые, как было установлено, больше лгут, чтобы улучшить свою репутацию. Фактически, разговор между двумя мужчинами обычно включает в себя в восемь раз больше лжи о себе, чем о чем-либо еще.

Даже люди, которым рассказывают маленькую белую ложь, выигрывают от лжи. Исследование, опубликованное в апрельском выпуске журнала Journal of Consumer Research за 2012 год, показало, что к людям, которым лгали, позже относились с большей добротой и щедростью.Дело не в том, что мы не знаем, что лжем; мы знаем, и много раз мы чувствуем себя достаточно плохо, чтобы позволить этому влиять на наше будущее поведение.

Обнаружение затруднено.

Несмотря на то, что такие шоу, как Обмани меня , заставляют легко распознать правду, большинство людей не могут уловить разницу между честностью и обманом. Чарльз Хонтс, профессор психологии Университета Айдахо в Бойсе, объяснил, что большинство людей делают три вещи, когда пытаются казаться честными: (1) смотрят собеседнику в глаза, (2) сохраняют спокойствие и (3) ) мигают нечасто.Однако есть столько же людей, которые, естественно, делают обратное, когда лгут, поэтому люди, пытающиеся угадать чью-то вину или невиновность в разговоре, как правило, ошибаются в половине случаев.

Лжи здесь, чтобы остаться.

Легкость, с которой мы можем вводить друг друга в заблуждение, и распространенность лжи делают нечестность элементом нашего общества, который нельзя игнорировать и который не исчезнет в ближайшее время. Однако неужели большинство людей лгут, чтобы добиться успеха? Похоже, что личная выгода не является причиной большинства лжи, и повторяющаяся ложь, безусловно, может снова и снова преследовать вас в вашей профессиональной и личной жизни.Вместо этого, подавляющее количество свидетельств свидетельствует о том, что мы больше лжем ради других и ради того, чтобы все ладили, вместо того, чтобы продвигаться вперед.

Интересуетесь психологией? Узнайте о нашей онлайн-программе бакалавриата психологии.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.