Lifespring: Лайфспринг (Lifespring) — правда о методике и её результаты

Александр Невеев — Лайфспринг

Привлекательное название продукта. Его чудодейственность (зачастую мнимая). Агрессивная маркетинговая стратегия. Ориентация на массовый спрос. Что еще нужно, чтобы стать успешным и богатым в США?

По сути, это и есть американская мечта – придумать, что продавать, чтобы стать миллионером.

Но имеют ли значение подлинные свойства продукта, который продаешь? И должна ли заботить продавца судьба тех, кто стал его клиентом?..

«Лайфспринг» («Lifespring», дословно – «источник жизни» или «весна жизни») – это американская фирма, коммерческая организация, т.е. организация, созданная для извлечения прибыли.

Эту фирму в 1974 году зарегистрировал опытный активный продавец тренингов («млмщик»)  – Джон Хенли старший.

Изначально Джон Хенли продавал тренинги фирмы под названием «Динамики Разума» (Mind Dynamics).

Фирма «Динамики Разума» была тесно связана с МЛМ-компанией (сетевой маркетинг) под названием «Магия Праздника» (Holiday Magic), которая продавала якобы чудодейственные и сверхэкономичные средства бытовой химии, косметику, а потом и якобы действенные лекарства.

И фактически специалисты «Магии Праздника» занимались активными продажами (в народе этот способ продаж именуют «впариванием») семинаров и тренингов «Динамик Разума».

Но в 1973 году «Динамики Разума» развалились (сказались и судебные иски – фирма занималась медицинской деятельностью без лицензии – продавала якобы чудодейственные препараты, и смерть одного из учредителей этой фирмы), и тогда находчивый молодой американец Джон, получивший бесценный опыт в МЛМ (сетевом маркетинге) и активных продажах, решил уйти в самостоятельное плавание.

Нужно сказать несколько слов и о создателе «Динамик Разума».

Звали этого человека Александр Эверетт. По сути, это был типичный представитель многоликого движения «Нью Эйдж», любитель эзотерики и искатель таинственных средств духовного роста. (Или, может быть, искатель магических средств обогащения и власти над людьми?)

Александр Эверетт был активным членом «Церкви Единства» (Unity Church) – это сомнительная организация, занимающаяся, в частности, якобы исцеляющими молитвами, практиковал так называемую «Христианскую науку» (Christian Science) – ряд специалистов считают ее тоталитарной сектой. Эверетт увлекался розенкрейцерами, изучал такие оккультные учения, как теософия Елены Блаватской и антропософия Рудольфа Штайнера. Вдобавок, Эверетт осваивал лженаучный «Метод Сильвы» (медитации) и увлекался идеями Эдгара Кейси (известный американский спиритический медиум).

Такие вот «Динамики Разума»…

В свете всех этих оккультных увлечений не вызывает удивления, что созданная бывшим сотрудником Александра Эверетта компания «Лайфспринг» продвигала, по сути, эзотерические тренинги, рецептура которых является, скрыто или явно, оккультной.

Действительно, то, что вытворяли на тренингах клиенты «Лайфспринг», сродни всяким магическим ритуалам, призванным привлечь успех. Например, в Средние века в Западной Европе бытовал колдовской обряд, якобы позволяющий стать метким стрелком, – попасть из лука в распятие. А в нашей стране суеверные люди верили: чтобы стать успешным карточным игроком, необходимо на светлой заутрени, когда священник первый раз провозгласит с амвона «Христос Воскресе», ответить: «винный туз есть!»

На самом деле, принцип «сделай нечто запретное и обретешь силу» – это очень древний оккультный принцип. Как и вообще все эти идеи перерождения, второго рождения, болевой трансформации, болевого очищения, на которых построены и тренинги «Лайфспринг» и масса других психокультов и деструктивных тренингов.

Переступи порог! Откажись от запретов! Нарушь табу! – вот, к чему сводятся тренинговые задания «Лайфспринг» и других психокультов и деструктивных тренингов.

Можно тут вспомнить и средневековые представления о шабашах ведьм, в которых мы обнаружим  тот же принцип:

запретные действия дают колдовскую силу. Действительно, именно бесчеловечные, аморальные действия, якобы совершаемые ведьмами и представляющие собой смесь похоти и гнева, вожделения и ненависти, все эти экстатические пляски и демонстрации непристойных поз, поцелуи в зад и танцы спиной к спине по средневековым представлениям наделяли ведьм магической силой и помещали их под покровительство самого дьявола…

Но известны компания «Лайфспринг» и лично Джон Хенли старший не своими шабашами, оккультными радениями и шаманскими камланиями, а последствиями всего этого.

Разрушенные карьеры и семьи, участники тренингов, сошедшие с ума и покончившие с собой – вот плоды деятельности активных продавцов жестких оккультных методов трансформации. Фирма «Лайфспринг» проиграла более тридцати судебных процессов, на которых выступала ответчиком, и в результате была закрыта.

Но к сожаленью, сам Джон Хенли не сел в тюрьму, а продолжает практиковать и по сей день. В Интернете у него есть сайт, на котором уже постаревший Хенли рекламирует свой новый тренинг…

Но это все США, американские мечты, американские шарлатаны и любители легких денег. А что же у нас в стране?

Я думаю, ни для кого не секрет, что в России тоже полно любителей легких путей обогащения и, соответственно, последователей Эверетта и Хенли. Одни из этих последователей являются, по сути, прямыми приемниками – сами проходили тренинги «Лайфспринг», другие – приемники, так сказать, по духу, но принципиальной разницы между теми и этими «тренерами» нет:

  • те и другие обрабатывают участников тренинга, опираясь на принцип «запретные действия дают силу»;
  • те и другие выдают научно не обоснованные и потенциально опасные «методы» за действенные ключи к успеху и благополучию;
  • тем и другим наплевать на то, что станет с участником тренинга под влиянием всех этих оккультно-эзотерических шабашей: «останется без работы, без семьи, сойдет с ума, покончит с собой – начхать! лишь бы заплатил деньги за участие в тренинге!»

Кстати, можно с горькой иронией заметить, что к оккультному принципу «запретные действия дают силу» у нас в стране примешался еще и большевистский принцип «до основанья, а затем…»

Нельзя не отметить и то, что отечественные деятели скрытого и явного тренингового оккультизма выступают уже не под брендом «Динамики Разума» или «Лайфспринг». В нашей стране в ходу новый бренд – «личностный рост».

Принципиальная же разница между Россией и США в плане деструктивных тренингов заключается в том, что наша судебная система, по-видимому, не может ничего противопоставить такого рода тренингам.

Так, несмотря на то, что в России уже отмечены и случаи сумасшествия, и случаи самоубийства после различных тренингов личностного роста, ни судебных исков, ни уголовных дел против деструктивных тренеров пока не было.

Надежду в этой ситуации дает только то, что сегодня многие пострадавшие от тренингов личностного роста объединяются для борьбы с этим деструктивным и общественно вредным явлением, а в СМИ тренинги личностного роста показываются весьма правдиво и наглядно.

Но достаточно ли этого?..

Вы можете пожаловаться на тренинг

Еще по теме:

Тренинги личностного роста

В чем опасность тренингов личностного роста? Почему не стоит их посещать?

Что такое психокульт? В чем опасность психокультов?

Психологический оккультизм

Как связаны оккультизм и психология? Присутствует ли оккультизм в современной психологии?

Поделиться:

Facebook

Вконтакте

Google+

Twitter

Лайфспринг: Методы воздействия. — Общая информация о «Лайфспринге»

Патология как «Личностный рост»:

Исследование тренинга Lifespring методом включенного наблюдения

Психиатрия, Vol 46, август 1983

Дженис Хаакен, доктор философии, доцент психологии, Portland State University, Portland OR;

Ричард Адамс, доктор философии, Associate Professor of Sociology Lewis and Clark College, Portland.

Эта статья представляет собой краткий обзор базового курса Lifespring с психоаналитической точки зрения. Наши заключения базируются на исследовании, сделанном методом включенного наблюдения. Мы утверждаем, что воздействие тренинга было чрезвычайно патологическим. Во-первых, — в начале тренинга шёл систематический подрыв и регресс функции эго. Во-вторых, понятийная или интерпретирующая структура тренинга была основана на регрессивных способах рассуждения. В-третьих, структура и содержание тренинга вели к стимулированию ранних нарцистических конфликтов и защиты, что объясняет восторг и субъективное чувство усиленного (психологического) здоровья, достигнутого многими участниками.

Главной современной силой в развитии популярных концепций self (самости) были Движения развития человеческого потенциала, основанные на умозаключениях и практике «Third Force»(‘Третьей силы’) психологии — гуманистической психологии — которая появилась в 1950-ых и нашла все более и более широко распространение в последующие два десятилетия. Рост движений развития человеческого потенциала был экспоненциальным и хаотичным. В царстве тренингов и терапий это способствовало появлению бесчисленного количества разнообразных гуру и школ и привело к созданию множества техник и методик для развития личностного роста. В 1970-ых годах несколькими людьми и группами было предприняты усилия, чтобы объединить различные практики в связанные пакеты тренинговых программ. Эти успешные коммерческие программы, разработанные и организованные для того, чтобы вызвать существенные и положительные изменения в жизни участников, были сначала успешно введены Вернером Эрхардом его тренингом ЭСТ и теперь доминируют в виде ЭСТа и Lifespring. Исследование, представленное здесь, сфокусировано на структуре и процессах программы тренинга Lifespring.

Доступная литература по поводу компаний «личностного роста», ограничена, главным образом, клиническими впечатлениями и журналистскими сообщениями о ЭСТ. Клиницисты концентрируются на психиатрических рисках для ряда людей, которые ассоциируются с тренингом. (Kirsch and Glass 1977). Другие подчеркивают его эффективность как дополнение к психотерапии (Paul and Paul 1978). Анекдотичные высказывания выпускников Lifespring часто делаются с энтузиазмом и оказывают поддержку целям организации для эффективности тренинговых программ. Комментарии выпускников располагаются от «Это изменило мою жизнь» до «Это было чрезвычайно ценно». Однако, такие глобальные высказывания часто бессодержательны.

До настоящего времени нет никакого опубликованного материала по Lifespring кроме тех материалов, которые распространяются самой организацией. Сопутствующие исследования, начатые исследовательской ассоциацией фонда Lifespring, утверждают, что тренинг увеличивает «self — актуализацию», что измерено опросником личностной ориентации (Shostrom 1978). Однако, хотя опросник и обеспечивает объективное измерение эффектов тренинга, он страдает типичными проблемами шкалы оценки. Выводы базируются на результатах, полученных с помощью специально отобранного списка вопросов, что ограничивает диапазон и содержание ответов. Кроме того, систематические погрешности ответов могут быть встроены в шкалу (это в большой степени связано с языком и ценностями движений развития человеческого потенциала) и могут просто измерять искусственное сходство с идеями тренинга. Как указал Rosenthal (1978) в своем обзоре данных, полученных в групповых психотерапевтических группах, участники имеют тенденцию преувеличивать, часто в глобальных размерах, степень достигнутого «личностного роста». (p. 74)

Исследование, на котором базируется эта статья, появилось из потребности в более ясной и более детальной прорисовке явления Lifespring. Целями статьи является и описание и аналитика. Первое, мы описываем тренинг Lifespring: участников и лидеров, структуру тренинговых техник и используемых методов. Второе, мы объясняем эффекты, проявляющиеся во время тренинга Lifespring, с точки зрения психоаналитической перспективы. Мы утверждаем, что, хотя следствием тренинга является то, что участники часто переживают усиленное чувство психологического благополучия, это явление является чрезвычайно патологическим. Патологическим означает то, что в процессе тренинга систематически подрывается функционирование эго и регресс продвигается до той степени, при которой ощущение реальности сильно ослаблено. Это не означает, что из-за тренинга участники страдают от длительных форм психопатологии. Изучение долгосрочных эффектов тренинга и его полезности для участников при столкновениях с жизненными проблемами находятся за рамками этой фазы исследования.

Интерпретирующая структура, принятая здесь, основана на нескольких психоаналитических суждениях относительно группового поведения. При обсуждении отношений между функциями эго и групповым поведением, Freud отметил, что «усиление эффектов и торможение интеллекта» характеризует «примитивную группу» (1959 p 20). Примитивные группы усиливают размывание границ эго и психологическое слияние с лидером группы, который служит идеалом эго для членов группы. Проецируя функции эго и суперэго на лидера, например регулирование и контроль влечений, члены могут выразить инфантильную агрессию и либидный сдвиг, которые обычно сдерживаются. (Kernberg 1980 p212). Это психологическое состояние может быть описано как регрессивное так как напоминает об опыте раннего детства — огромном опыте исключительности и всемогущества, который защищается родителем, посредником между неотложными потребностями ребенка и внешним миром.

Регресс, однако, не подразумевает неизбежную патологию. С точки зрения психоаналитической перспективы, многие здоровые и адаптивные формы человеческой деятельности, такие как влюблённость (Grunberger 1979 стр 5-6) и артистизм (Крис 1964 p 28), требуют способности к регрессу. Влюбляясь, личность должна быть способна испытывать временные состояния психологического слияния с другим человеком, так же и артистизм часто обращается к импульсам и иррациональности примитивных фантазий. Кроме того, способность работать в группах или участвовать в коллективных формах общественных действий требует способности слиться с идеалами и интересами группы. Критическое различение в определении патологии члена группы определяется степенью регресса — то есть, степенью господства примитивных фантазий или импульсов и уровня поддерживаемого контроля эго. Под контролем эго мы подразумеваем способность личности тестировать действительность, мобилизовать внутренние защиты, для того, чтобы различить внутренние и внешние события и для того, чтобы привести эмоциональные состояния под рациональный контроль.

Многие психотерапевтические группы движений развития человеческого потенциала были описаны как регрессивные из-за растормаживающих целей и их тенденции делать упор на сильных эмоциях при одновременном отказе от рассуждений и интеллекта (Back 1972, p 79; Schur 1976, pp48-53). Акцентирование на «контакт с вашими чувствами» и «выход из вашей головы» может иметь терапевтическую ценность в ободрении участников обратиться к ранее охраняемым импульсам. Этот процесс часто встречается в успешных формах психодинамической терапии. Однако без интерпретирующей структуры, которая соотнесет эмоциональные состояния с объективной действительностью и логическими мыслительными процессами, такой групповой катарсический опыт несет малые возможности для терапевтических изменений и может быть психологически вредным (Lieberman, Yalom, and Miles 1973 pp 167-209).

Исследование

Материал, представленный в этой статье, основан на исследовании методом включённого наблюдения, проведенным психологом и социологом во время сессии Базового Курса Lifespring, проходившем в Сиэтле, штат Вашингтон в 1981 году. Из-за единой формы тренинга Lifespring, эта сессия вероятнее всего, является типичной для других тренингов. Тренинг проходит более чем пять дней и длится в общей сложности 48 часов. Участники встречались приблизительно с 6 до 12 часов вечера три дня перед двумя рабочими сессиями длительностью целый день. Кроме того, ‘выгодные’ сессии были проведены спустя четыре дня после базового курса. В то время как участники и лидеры не знали про проводимую научно-исследовательскую работу, от корпорации Lifespring было получено соответствующее согласие для проекта, и ученые были освобождены от оплаты.

Наш подход был совместим с обычными методами включённого наблюдения. Мы ожидали, что эксперимент приведет к пробуждению воспоминаний, поэтому были приняты меры, чтобы убедиться в достаточном уровне включенности и в то же время достаточного аналитического расстояния. Наши реакции, как участников, расценивались как важный феноменологический аспект исследования, который будет тщательно фиксироваться. Мы решили позволить себе немного самораскрытия (чтобы обсудить «реальные» проблемы, когда это уместно), но избегать раскрытия в тех областях нашей личной жизни, которые несут слишком сильную эмоциональную нагрузку, чтобы создать достаточное эмоциональное расстояние, необходимое для исследования. Таким образом, мы стремились достигнуть подлинной, но ограниченной вовлечённости, чтобы избежать как полного погружения в процесс, так и наоборот, чрезмерной отрешенности. Мы признаем, что наши предварительные решения о том, как мы будем реагировать, делают наш опыт несколько отличным от опыта других участников.

Хотя конспектирование и запись на пленку не позволялись в течение сессий тренинга, мы делали обширные записи в течение перерывов и по завершении каждого дня занятий. Наши обсуждения после каждой сессии были записаны на пленку и впоследствии расшифрованы. Были предприняты усилия, чтобы обеспечить детальный отчет о том, что произошло и отметить любые несоответствия в наших реакциях или записях событий.

Заключения, представленные здесь — результат тематического анализа расшифрованных записей сессий. Несмотря на то, что при исследовании методом включенного наблюдения исследователи всегда привносят понятийную структуру в содержание и значение наблюдений, мы попытались временно исключить предшествующие предположения до той степени, до какой это вообще было возможно. Таким образом, наш подход к тренингу был прежде всего индуктивным в своей природе. В пояснительных целях мы включили в категорию описательных данных те данные, которые могли быть неоднозначными в нашем анализе тренинга.

Участники

Участники заплатили 350 $ за Базовый Курс, которая является первой из трех курсов в серии тренингов Lifespring. Группа состояла из 68 взрослых, в возрасте с 17 до 66 лет, средний возраст составлял приблизительно 35 – 40 лет. Женщины было немного больше, чем мужчин. Большинство участников было европейской расы; было только несколько представителей меньшинств — 1 афроамериканец и 3 выходца из Азии. В основном были представители среднего уровня дохода. Большинство представляло собой работников в сфере продаж, самозанятых или домохозяек. Были также некоторое количество учителей, инженеров, медиков и дантистов. Пояснения, которые давали участники по поводу участия в тренинге включали диапазон, который типичен для популярной психотерапии. Пары приехали, чтобы решить брачные конфликты. Более молодые участники, сообщали о чувстве одиночества, социальной изоляции или нехватки направленности в жизни. Другие говорили о том, что трудности с работой или личными отношениями привели их к тренингу.

Хотя Lifespring провёл предварительное анкетирование, чтобы исключить тех, кто находился на психиатрическом лечении и подчеркивал, что тренинг является образовательным, а не терапевтическим, обещание быстрого средства реализации различных желаний было безошибочным для привлечения участников. Таким образом, важным мотивационным основанием тренинга было ожидание того, что произойдут разительные изменения. Большинство участников узнало об Lifespring через усилия по вовлечению друзей и членов семьи, которые прошли Lifespring. Обещание «личностного роста» предлагаемое организациями и рьяными выпускниками тренинга было неспецифичным и неограниченным. Когда мы ждали начала сессии, высокий уровень упреждающего волнения был создан ожиданиями участников, тайной, окружавшей тренинг, и хвалебными комментариями друзей и членов семьи, которые также были в группе. Как только участников, наконец, провели в тренинговое помещение, сотрудники и сторонники Lifespring приветствовали их с энтузиазмом, указывая на важность ожидаемого события.

Лидеры

Штат тренинга состоял из одного «тренера», который был оплачиваемым членом штата Lifespring, и восьми помощников-добровольцев (капитанов), которые уже закончили тренинговый ряд Lifespring. Тренер был привлекательным, в общепринятом смысле, мужчиной, лет приблизительно тридцати. Он был высок, темен, показушно-придирчиво одет в модный спортивный пиджак и галстук. Его физическое проявление проецировало образ успеха с Madison Avenue.

Капитаны-помощники отвечали за различные фоновые аспекты тренинга, таких как ведение дискуссий в малых группах и контроль различных эмпирических упражнений. Они также проводят большую часть последующего взаимодействия с участниками после тренинга. Большинство капитанов работали в торговле или менеджерами.

Уменьшение функций эго и регресс

Как и большинство психотерапевтических групп и тренингов развития чувствительности 1960-ых и 1970-ых, структура и содержание обучения Lifespring имели эффект растормаживания. Рассуждение и интеллектуальные процессы были минимизированы, а эмоциональные состояния были усилены. Однако, Lifespring отличался от своих прототипов степенью, до которой лидеры взяли под свой контроль функции эго участников. Окружение было продуманно-структурировано так, как это сделал бы очень навязчивый родитель для маленького ребенка. В течение первых тренинговых сессий, стулья были придирчиво выстроены в ряд перед подиумом по закрепленной линии из клейкой ленты. На подиуме стоял тренер с большими бумажными блокнотами с наставническими инструкциями. Если стул был сдвинут участником, то один из капитанов сообщал о необходимости вернуть стул к линии. Тема из «Звездных войн» церемонно игралась в начале каждой сессии, и участники должны были сесть на их стульях к концу музыки. Безумное (консервативное) согласие с этим правилом было замечательно даже тем, что цель и последствия несоблюдения правила были неясны.

Тренер начал сессию с дискуссии о целях Lifespring, написал «personal growth» («личностный рост») и «personal awareness»(«личностное осознание») жирными буквами на доске. Осознание было определено как «understanding things as they are»(‘ понимание вещей, как они есть’). Тренер подчеркнул, что ответы уже есть в пределах нашего понимания – осталось только открыть их. «Everything has always been available to you. It’s a matter of noticing it, of awareness.» («Все всегда было доступно для Вас. Это — вопрос того, чтобы замечать это, и осознавать»). Этот nativistic («врожденный», «естественный») подход к знанию был усилен плакатом поперек зала, который «рос» в размере каждый день. Загадочная фраза, которая охватила двадцать футов к пятому дню, была, «What am I pretending not to know?»(‘Что я притворяюсь не знать?’)

После введения, которое сделал тренер, группа обсуждала различные причины для того, чтобы пройти Lifespring и как достигнуть «full value» («полной ценности») от тренинга. Ключевые фразы, которые описывали среду для личностного роста, были «submission»(‘подчинение’ смирение?), «100 percent commitment» («100-процентное обязательство») и «spontaneity»(«спонтанность»).

Эти акценты на полное подчинение и тотальную вовлечённость оставляли мало возможностей для сопротивления — сомнений и оговорок, которые неизбежно будут у участников. Тренер продолжал обсуждения. В теме «как мы избегаем» показывал аудитории такие примеры моделей поведения, как забывчивость, болезни и мечтания. Был поставлен вопрос, «What stands in the way of creating maximum value for yourself?» (» Что непосредственно стоит на пути создания вашей максимальной ценности?»). В конце первого вечера тренер решительно объяснил, что главной возможностью достигнуть ожидаемого преобразования является полное подчинение опыту Lifespring. Все вопросы сопротивляющихся участников интерпретировались как «ways of avoiding,» («способы избегания»), сомнения и беспокойства были отмечены как препятствия личностному росту.

Множество правил «playing the Lifespring game» («проигрывания в игру Lifespring») было рассмотрено, и участников просили дать согласие на них. Как и все группы, Lifespring руководствовался явными и скрытыми правилами. Правила Lifespring были акцентированы на повиновение инструкциям тренера и характеризовались произвольностью или нехваткой очевидного объяснения. Эффектом от длительного обсуждения правил, которое включало в себя несколько вызывающих вопросов участников, стало укрепление позиции тренера как узаконенный авторитет, который контролировал сам и уменьшал контроль участников.

Ответы аудитории направлялись по определенному пути, уменьшая способность участников думать критически и одновременно раздувая их чувство самоуважения. Для того, чтобы высказаться, участник должны были встать, признать себя лидером и говорить в микрофон. После того, как человек закончил говорить, аудитория должна была аплодировать, вероятно выражая поддержку в «risk of sharing»(«риске поделиться переживаниями). Опыт необходимости разговора перед большой группой, слушание усиленного голоса и вознаграждение аплодисментами были, несомненно, полезны для тех, кто боялся выступать публично. Однако так как аплодисменты были обязательны, это не было признак качества или последовательности комментариев участников. Тренер признавал действительными только те ответы аудитории, которые подтверждали или иллюстрировали текущую точку зрения. За эти пять дней ответы все более и более отражали точку зрения тренера, и аплодисменты становились все более и более восторженными. Это существенно искажало и преувеличивало суть того, что произносилось, подрывая (reality testing) испытание действительностью. Например, посредине тренинга, один участник встал и объявил, ликуя, «I’ve got it!»(«я получил это!») Значительные аплодисменты следовали даже при том, что не было никакого объяснения о том, что он получил.

Тренером вознаграждалось согласие или псевдосогласие. Участников, которые предлагали критические комментарии или тех, кто предлагал другой способ осмысления проблемы, отклоняли, их утверждения были подвергнуты осмеянию или перевертывались парадоксальной логикой. «Инакомыслящий» вообще переводился в некоторую форму согласия перед тем как получить разрешение сесть и получить аплодисменты.

Пример такого взаимодействия произошел первым вечером после упражнения «Доверие». Инструкции для этого упражнения были следующие: Участники должны были смешаться, и когда контакт глаз был установлен с одним из участников, позволялся один из четырех комментариев: «я доверяю Вам», «я не доверяю Вам,» «я не знаю, доверяю ли я Вам,» или»я не хочу говорить, доверяю ли я Вам». Участники должны были тогда идти дальше к следующему человеку без дальнейших комментариев. После того как участники расселись после упражнения, один участник бросил вызов скрытому смыслу прошедшего упражнения. Диалог ниже показывает, как его реакция была отклонена, вместо того, чтобы признать разумность вопроса, который он поднял.

ДЖЕЙМС: Я не уверен, что это имеет отношение к реальному доверию. То есть, нельзя всё свести к «я доверяю Вам» или «я не доверяю Вам». Скорее я доверю кому-то свой автомобиль, чем своего ребенка. Это зависит от того, насколько я хорошо знаю этого человека.

ТРЕНЕР: Вы хотите рассмотреть возможность того, что Вы не знаете, что действительно означает доверие?

ДЖЕЙМС: (Со смущением и колебанием) Да.

ТРЕНЕР: Спасибо. Вы можете сесть. (Аплодисменты аудитории)

Тренер использует различные техники, чтобы нейтрализовать комментарии, которые бросают вызов или оценивают его точку зрения и поддерживает достаточный контроль над ответами аудитории, чтобы критические размышления не были публично вознаграждены. Использование запутывающего «двойного разговора» было особенно эффективно в разоружении тех, кто угрожал ухудшить позицию тренера. Утверждения, типа, «What you think isn’t is, and what you think is isn’t» или «Well, what is the answer?»(«Хорошо, что является ответом?») озадачивали достаточно, чтобы заставить участника чувствовать себя более неуверенно. Намёки на то, что участник был возбуждён, смущён, «avoiding»(«уклонялся»), или «game-playing»(«заигрался») были другой тактикой, используемой, чтобы дискредитировать возражающих участников.

По мере развития тренинга, участники все больше и больше принимали позицию тренера в интерпретации действительности. Защиты и способность критическому рассуждению подрывались и структурой тренинга и ответами тренера. Как правило, дидактические рассуждения следовали за каждым основанным на опыте упражнением, обеспечивая интерпретирующую структуру для вызванных ощущений. Тренер обеспечивал объяснение для того, чтобы усилить возбуждения, которое создавалось упражнением.

Форма упражнения, которая неоднократно используется в течение тренинга — это высоко структурированные взаимодействия в парах. Каждый член пары садился перед другим в открытой позиции (распрямленные ноги, руки положены на ноги). В течение всего упражнения должен был поддерживаться контакт глаз. Если участники отклонялись от этой позиции — например, отводя глаза или скрещивая ноги — то помощники требовали вернуться в открытую позицию. Мы обнаружили, что контроль наших действий в течение пяти дней (в то время как призывали к спонтанности) приводил к беспокойству, вызывая чувства беспомощности и зависимости. Длительный контакт глаз, требуемый во всех упражнениях в парах, имел определенный гипнотический эффект при котором становилось все труднее выйти из-под влияния упражнения.

В тренинг было включено множество упражнений в парах, которые воспроизводили детско- родительские отношения. Это предлагалось как средство решения конфликтов через грубые, интенсивные столкновения с родительскими замещениями. Эти упражнения также внесли свой вклад в регрессивное напряжение ранней фазы тренинга. Первый принимал положение партнера в позиции родителя, в то время как другой пристально вглядывался в его/ее глаза из перспективы детских воспоминаний. Как чувствовалось, вызывалась инфантильная беспомощность относительно сильного родителя, участники демонстрировали по детски непосредственное поведение, типа хихикания и нетерпеливого согласия тренеру. В другом упражнении требовалось, чтобы один партнер попытался удовлетворить все фантазии детства другого — фантазии о том, что обеспечил бы прекрасный родитель.

Idealational themes and regression (Тематики идеализации и регресс)

На втором вечере в течение дидактических рассуждений, понятийноеь содержание идеи Lifespring рассматривалось скрупулезно с использованием диаграмм. Тренер начал с дискуссии «how we respond to events» («как мы реагируем на события»). Он утверждал, что, «resisting events» («сопротивляясь событиям») или «attempting to change them» («пытаясь изменять их») люди просто полагаются на предшествующие системы веры или «automatic»(«автоматические») способы интерпретировать мир. Такой способ отвечать — реактивный, он связывает людей с опытом прошлого и к нереалистичным ожиданиям будущего. Тренер подчеркнул, что «coming from a position of change never works». С другой стороны, «submission»(«подчиняясь» смиряясь) событиям и принятию вещей какие они есть — приводит к «creative choice» («созидательному выбору»), «awareness» («пониманию») «joy» («радости») и «growth.»(«росту»). Парадокс этого скрыто консервативного послания состоял в том, что личный контроль поддерживался через подчинение или согласие с реальностью тренера.

Следующий диалог имел место, когда один из исследователей попытался бросить вызов логике представления, используя язык и категории, предоставленные тренером.

ДЖЕНИС: То, о чем вы говорите, частично соответствует моему опыту, частично — нет. Я вижу, что в некоторых ситуациях конфликт усугубляется, если реагировать только на основе твердых, нереалистичных предположений. В других же ситуациях — таких как женское движение или другие социальные движения — те, кто сопротивляются, — создают изменения. А те, кто подчиняется и уходит от конфликта, ничего не меняют. Кроме того, убеждения могут ограничить нас, но могут и также спасать нас время от времени. Вера в правосудие или равенство, например, может обеспечить надежду на другой способ сотрудничества в мире. Должны быть некоторые различия между рациональными и иррациональными или инфантильными убеждениями.

ТРЕНЕР: Ваша проблема состоит в том, что Вы застреваете на уровне анализа и убеждений. Вы одержимы необходимостью проанализировать все.

ДЖЕНИС: Я думал, что этим и занимаемся во время дидактического обсуждения. Разве это не то, что Вы делаете на доске? Разве я не прав? (Некоторый смех аудитории)

После смеха аудитории тренер убрал свою диаграмму, показывая некоторое раздражение, и повесил новую диаграмму, под названием «Levels of Awareness»(«Уровни Понимания»). Он начал с «belief»(«убеждений») заявляя, что это низкий уровень человеческого понимания. Затем он обсудил «analyzing» («анализ») и «experimenting» («экспериментирование»). Он отличал эти три низких уровня понимания, которые, по-видимому поддерживают «illusion of certainty»(«иллюзию уверенности») в отличие от «experiencing and observing» («преодоления и наблюдения»), которые освобождены от убеждений и приводят «natural knowing»(«к естественному знанию»). Подчеркивая, что «all beliefs are arbitrary»(«все убеждения являются случальными») тренер осуществил радикальную переоценку внешнего мира. Этот солипсическая картина мира, которая предполагает досоциальную самость, вносит свой вклад в общую тенденцию Lifespring развивать регрессивные способы рассуждения.

Хотя в аргументах тренера часто был элемент истины, широкое использование бескомпромиссных категорий, абсолютистской логики и магических способов размышления искажает то, что могло бы быть разумными доводами. Идеи представляются не как проблемы, открытые для исследования, а как априорные истины — «natural knowing» («естественное знание»). Критический взгляд участника остроумно выворачивается обращением тренинга к себе, как источнику всего знания.

Инфантильное всемогущество и идентификация с лидером

После участия в разнообразных регрессивных упражнениях, участники все более и более идентифицировались с тренером и разделяли его мощь в течение третьего и четвертого дня тренинга. Смещаясь от упора на смирении и доверии, тренер заявил, что мы полностью ответственны за все события, в наших жизнях — «100 percent accountable» («100 процентов ответственных») — включая выбор наших родителей. Мы выполнили упражнение в парах, которое должно было проиллюстрировать тему «taking full responsibility» («принятия полной ответственности»). Партнеры должны были рассказать друг другу о случае, когда каждый из них был жертвой. Несколько человек рассказали истории о том, как были избиты родителями в детстве. Потом мы получили инструкцию пересказать историю с позиции 100-процентной ответственности — другими словами, как мы «set things up to be that way».

Это упражнение трансформировало инфантильную беспомощность, которую участники пережили когда-то в детстве, в инфантильное всемогущество. Многие участники сообщили о чувстве восторга и несдержанности после этого упражнения. Уровень проницательности был родственным рассуждению маленького ребенка, который познавательно еще не преодолел эгоцентрический взгляд на мир — убеждение, что все события он творит сам. Субъективный опыт освобождения, который сопровождал это упражнение, казалось, происходил от чувства всемогущества, созданного среди участников. Группа была особенно уязвима для такого типа примитивного рассуждения после предыдущих дней тренинга. Снижение сдержанности, всестороннее структурирование окружения и разрыв критической мысли, объединены, чтобы проявилась архаичная защита, такая как всемогущество.

Идентификация с мощной позицией тренера, как защита против инфантильной беспомощности и зависимости, стала очевидна все возрастающей опорой на язык тренера в течение пяти дней тренинга. Язык Движений развития человеческого потенциала, который обеспечил Lifespring «официальной» лексикой, казалось, охватывал весь человеческий опыт, например, «getting off automatic», «going for it», «taking risks» (рисковать), «taking responsibility» (брать ответственность) и «creating your own reality» (создавать собственную реальность). Эти фразы взяли почти магическую власть общения в пределах группы.

Тренинг продвигался, слова тренера все чаще повторялись членами группы. Тренер же становился более мягким и более доступным для группы. Он иногда сходил с подиума и смешивался с группой, позволяя группе испытывать большее чувство психологического слияния с ним. Наше коллективное соблазнение было драматично установлено на четвертый день, когда участники занимали позицию лидера на подиуме и «разделяли» рост, которого они достигли к настоящему времени. Лаура, привлекательная и разговорчивая женщина приблизительно тридцати лет, которая была первым участником, которая возражала против правил первым вечером, приблизилась к микрофону. С дрожью в голосе, она начала рассказывать, как стала социально изолирована. Она говорила о барьерах, которые она возвела, чтобы держать людей на расстоянии. Тренер тогда спросил, не желает ли она пройти упражнение «trust» («на доверие»). Свет был пригашен, женщина встала на стул и была готова упасть назад в руки шести мужчин, отобранных из аудитории. Играла чувственная музыка, тренер стоял близко к ней, шепча интимным тоном. Наконец она позволила себе упасть, и мужчины стали качать ее в такт с музыкой. Тренер стоял близко к женщине, которая теперь рыдала, и массировал ей живот, мягко говоря с нею. Упражнение было весьма трогательным, вызывало слезы у многих участников. Хотя упражнение имело лишь поверхностное сходство с доверием, оно было неотразимо в своих либидных и религиозных оттенках. Это было что-то типа «крещения» у прежде упорного участника. Она полностью погрузила себя в опыт и наконец уступила тренеру.

Желание слияния, которое напоминает о безопасности и полной зависимости раннего детства, замечалось в различных психологических феноменах, например, во влюблённости, религиозных переживаниях, и состоянии опьянения. Однако, то, что мы нашли особенно неприятным в различных доверительных упражнениях, представленных в Lifespring, так это отсутствие различий в природе доверия. Желание близости удовлетворялось мгновенно. Казалось, имело мало значения, действительно ли объект желания заслуживал доверия. Акцент был на «сдаче» недифференцированному, неизвестному другому, который существует как продолжение твоих собственных потребностей.

Солипсическое представление мира поддерживается эмпирическим и понятийным содержанием тренинга в течение всех пяти дней. В то время как реакции других всегда содержат проекции, в Lifespring граница между внутренней и внешней реальностью, между собой и другим постоянно стирается структурой тренинга. Это вносит свой вклад в чувство несдержанности и безграничной мощи, переживаемой участниками. Идея «mirroring» («отражения») используется в нескольких упражнениях как метафора для проектирования действительности. «What you see in others»(«То, что Вы видите в других») говорили нам, «is a mirror of yourself»(«является непосредственно зеркалом вас»).

Упражнения, которые мобилизуют нарцистические защиты, то есть, чувства раздутого самоуважения и преувеличения личной мощи, чередовались с атакующими упражнениями, что было narcissistically вредными. Позже вызывались чувства позора и бесполезности, что делало группу уязвимой для суждений лидера. Например, игра под названием «Красное и Черное», которая требовала, чтобы группа разделилась на две команды и разработала стратегии, основанные на ряде правил, чтобы заработать максимум очков. Никакая команда не была в состоянии признать, что главное непредвиденное обстоятельство для того, чтобы заработать максимум очков было то, что обе команды должны преуспеть. По существу, если одна команда проигрывала, то вторая тоже. И обе команды действительно проигрывали. Это упражнение, могло бы быть поводом, чтобы обсудить культурный контекст конкуренции и аспекты нашего общества, которые мешают выявить совместные возможности. Вместо этого тренер наказал участников, наконец заявляя с отвращением «You all make me sick.» «Вы меня удручаете». Так как это упражнение было в конце вечера, мы должны были пойти домой и размышлять над тем, что узнали. Большинство участников молчали и были заплаканы, когда вечерняя сессия закончилась.

Принимая положение грубого и отталкивающего родителя, тренер был в состоянии мобилизовать инфантильные чувства вредности. Этот опыт делал более вероятным тот факт, что участники будут пытаться защищаться от ощущения себя плохими и бессильными детьми в последующих упражнениях, все сильнее солидаризируясь с лидером. Тенденция совпадать с ним, чтобы разделить его власть была особенно очевидна на следующее утро после упражнения ‘Красное-черное’, когда 8 или 10 участников с энтузиазмом выстроились в линию на сцене, чтобы высказаться. Впервые в тренинге, участники были приглашены присоединиться к лидеру в его приподнятой позиции на сцене.

В течение заключительных двух дней тренинга, было много объятий и других признаков привязанности среди участников. Однако, эти выражения «любви к каждому», были скорее нарциссически мотивированы. Они были продолжением экспансивного настроения и чувств мощи, переживаемой многими участниками, а не выражением взаимности или верности. Другое групповое упражнение, основанное на сборной модели линии человеческих отношений, иллюстрирует неразборчивую природу завязывания знакомств. Участники собрались в двух концентрических кругах, лицом друг к другу. Каждая пара должна была одновременно указать один из четырех возможных жестов близости: ‘не желаю никакого контакта’; ‘рукопожатие’; ‘удерживание рук’; или ‘объятие’. После завершения этого короткого, немногословного взаимодействия, линии перемещались, и новые пары повторяли процедуру. Большинство пар обнимались, тесный контакт был выбран большинством участников.

Это упражнение, возможно, было полезно для тех, кто боится физического контакта, обеспечивая форму десенсибилизации, Но оно было лишено всякого объяснения, которое могло придать значение таким взаимодействиям. Вместо этого, это стало довольно навязчиво, создало притяжение, противоположное боязни физического контакта, что давало минимум информации относительно проблем близости. Эти мимолетные физические контакты переживались так, как будто они имели глубокие человеческие значения.

Псевдо самоанализ и испытание действительности

События пятого заключительного дня тренинга обеспечили участников возможностью использовать то, чему они научились, отвечая на непредвиденный кризис. После утреннего перерыва, один из более активно вовлеченных участников, Патрик, подскочил и занял позицию тренера на подиуме. Первоначально казалось, что Патрик разыгрывал тренера, дразня его и игнорируя правила. Однако, скоро стало очевидно, что у него расстроилась психика — его речь была несвязной, он был вне реальности, и он, казалось, испытывал галлюцинации. Тренер приблизился к нему и сказал ему прекратить «game playing» «заигрывание». Его «other choice» («другой выбор») должен быть «go to a place where they allow people to play crazy games» («пойти в место, где позволяют людям играть в сумасшедшие игры»). Патрик только рассеянно глядел на тренера и продолжал бормотать фразы Lifespring. Некоторые участники отвечают, поощряя Патрика «go for it» и «let it all out».» Они не понимали, что он уже «let too much out» «освободил слишком много». Его очевидно болезненные защиты неоднократно задевались тренером, который уклонялся, часто обвиняя его в «bullshitting»(«том, что он говорил ерунду»).

Когда стало ясно, что Патрик был неспособен прийти в себя, других участников попросили оставить помещение. Мы собрались снаружи, первоначально ошеломленные тем, что случилось. Тогда группа соединилась в «circle of love»(«круг любви») инициированный несколькими членами, из желания «send Patrick our energy»(«послать Патрику нашу энергию»). Группа ясно пыталась обеспечить комфорт своим участникам в расстраивающей ситуации. Примечателен, уровень отрицания и неверного истолкования того, что произошло. Группа трансформировала психотический эпизод Патрика в положительный опыт, используя категории рассуждения предоставленные тренингом. Демонстрируя инфантильное всемогущество, поощренное предыдущими днями тренинга, некоторые из участников объявляли, что «we are going to heal Patrick-he’ll feel our energy»(«мы собираемся излечивать Патрика — он будет чувствовать нашу энергию»). Другие бодро прокомментировали, что «he is getting in touch with his feelings»(«он входит в контакт со своими чувствами») и «whatever he chooses is right for him, it’s the very best for him»(«независимо от того, что он выбирает, это правильно для него, это самое лучшее для него»). После того, как Патрик был уведен, группа возобновила работу, чтобы продолжить тренинг. Вместо того, чтобы обсудить то, что случилось, включая воздействие тренинга на Патрика, стимулировалось излияние рекомендаций.

Несмотря на то, что этот инцидент потенциально подрывал групповую идеализацию тренера, были предприняты решительные защитные действия, которые предотвращали извержение враждебности в группе. Группа чувствовала себя готовой вновь подтвердить совершенство Lifespring и воплощать и переадресовывать вызываемые плохие ощущения на себя, хотя потенциально были направлены к тренеру. Враждебность была отведена от тренера, который получил незагрязненную привязанность группы, на одного из участников, который остался вне «круга любви». Этот участник, один из исследователей, был символом сопротивления в течение всего обучения, задавая вопросы и время от времени не соглашаясь с тренером. В течение одного из групповых упражнений он был отобран половиной участников как «least attractive»(«наименее привлекательный») человек в группе. Он был раздражал многих участников, потому что был «too analytical,» «rigid,» and «not feeling enough» («слишком аналитическим,» «твердым», и «недостаточно чувствующим»).

Вслед за событиями утра, усилились эмоциональные состояния, и настроение истерии стало ощутимо. В то время как все нежные чувства были направлены к Lifespring, враждебный компонент был теперь направлен более интенсивно к участнику — исследователю. Один участник встал и заявил «I’ve got something to say to Dick. You know, I really hate Dick!» («я хочу кое-что сказать Дику. Вы знаете, я действительно ненавижу Дика!». Другой участник добавил «You don’t give your love, Dick. All I want, Dick, is for you to love. And you hold back your love!»( «Вы не даете вашу любовь, Дик. Все, что я хочу, Дик, для тебя любви. И Вы сдерживаете вашу любовь!». Когда Дик объяснил свои реакции на события утра, другие участники кричали сердито «You’re coming from your head, stop analyzing, come from your heart» («Вы идёте от головы, прекращайте анализировать, и всё придет от вашего сердца.»)

В пределах самовлюбленной структуры, построенной тренингом, использование инфантильного раскола мира на «all good» и «all bad» («хорошие» и «плохие») объекты проявляется как доминирующая защита против беспокойства в группе. В отношении приобретённого опыта Lifespring, это должно было быть идеализировано как all-good (хороший) объект. Нельзя было ни расспрашивать тренера, ни пытаться изменить содержание тренинга. Участники, мнения которых не совпадали с тренерским, рассматривались как угроза чувству восторга и самоуважения, которым обладают участники. Любые угрозы должны необходимо ликвидировать, чтобы сохранить фантазию всемогущества, выращенного в пределах тренинга.

Заключение

Мы показали, что, в то время как многие участники испытали ощущение расширенного самоуважения как следствие тренинга, этот опыт был чрезвычайно патологическим. Во-первых, систематически подрывалась функция эго и развивалась регрессия с помощью структурирования окружающей среды, инфантилизации участников и повторяющегося упора на смирении и сдаче. Во вторых, понятийная или интерпретирующая структура тренинга также базировалась на регрессивных способах рассуждения — использование бескомпромиссных категорий, абсолютистской логики и магического мышления, все это схоже с эгоцентрическими размышлениями маленьких детей. В-третьих, содержание тренинга стимулировало ранние нарцистические конфликты и защиты, которые объясняют восторг и чувство усиленного самоуважения, достигнутые многими участниками. Разрушение объективных границ человеческого действия развило грандиозные фантазии о неограниченной власти (мощи). Вследствие такого разрушения опыта внешнего мира, взаимодействия с другими лишались содержания. Люди казались равнозначными настолько, что эфемерные, беспорядочные эмоциональные контакты переживались как глубокие и значимые. Идентификация с Lifespring требовала значительной идеализации, так что любая угроза этому опыту агрессивно защищалась.

Наши методы повлияли на наш опыт в тренинге и на наши заключения. Базовый курс Lifespring, который требует полного участия и не оставляет возможности для наблюдения, бросает специфический вызов методу включённого наблюдения. В обстановке Lifespring любой наблюдаемый факт становится основанием для потребности в дальнейшем «росте», для ухода от анализа или «intellectual trips» («интеллектуального путешествия»). Неполная эмоциональная вовлеченность в тренинг вывела авторов за пределы группы участников и привела к тому, что мы пережили тренинг иначе, чем остальные члены группы. Как результат, мы не полномочны выступать с точки зрения «среднего участника». Мы не сделали того, что, используя слова Lifespring можно сказать «got the training».

Однако, как включённые наблюдатели, мы действительно разделяли некоторые элементы из группового субъективного опыта, особенно экстраординарное давление, чтобы соответствовать обстановке. В этом случае, контекст включенного наблюдения, который, как говорит Rabinow (1977), диктуется «observation and externality» («наблюдением и внешней реальностью») привел нас к возможности отметить те размеры, в которых тренер желал достигнуть необходимого подчинения и обязательств, которое мы описали в этой статье. Такое включённое наблюдение, хотя его исследовательская стратегия и не подходила для полной интеграции исследователя в прохождение Базового курса Lifespring, оказалось неоценимым методом для того, чтобы понять процессы этого тренинга.

Мы не обращались к нормативному контексту тренинга, не выясняли степени, в которой участники Lifespring подготовлены нашей культурой к позитивному восприятию Lifespring. Понятийный контент тренинга, возможно, был бы менее убедителен, если бы убеждения относительно автономии и силы человека не были так сильно включены в господствующую идеологию американского общества. Организации личностного роста, по-видимому, используют существующее сейчас разрушение традиционных методов поддержки таких убеждений и фиксирования индивидуальной идентичности. Более глубокое понимание этого явления требует анализа социоисторического контекста, в котором оно появилось и в котором получило свое признание.

“Лайфспринг” изменил мою жизнь. Читая книгу “Гибкое Сознание”… | by Руслан Фазлыев

Читая книгу “Гибкое Сознание”, посвященную психологии успеха, я не мог не впомнить о “Лайфспринге”.

Этот тренинг стал самым главным событием моих первых 20 лет. Или главным после момента когда в семь лет отец подарил мне ВУЗовскую книгу по программированию.

Сейчас эти тренинги (вроде) запрещены как тоталитарная секта, но есть иначе называющиеся мероприятия, с той же начинкой. Несмотря на громкий заголовок, а может и прямо из-за него, я не стал бы слепо рекомендовать Лайфспринг. Там многое зависит от личности тренера. Мой был потрясающим. К сожалению, она давно этим больше не занимается. Она отлично видит людей. И да, на этот тренинге много манипуляций — но она манипулировала клиентов в правильную сторону. Попутно, конечно, эксплуатировала их в хвост и в гриву, но ей простительно.

Помню чуть позже у друга были серьезные проблемы, происхождения которых я не знал. Он просто пропал со всех радаров, заперся дома, не выходил. Возможно, наркотики. Упросил Ольгу, тренера, в качестве исключения, вернуться к практике. Пара удаленных звонков по Скайпу — и человек расцвел с новой силой.

“Лайфспринг” — это экспириенс, а не набор постулатов. Ты погружаешься в среду, у тебя есть давление со стороны окружения, и весь этот компот реально трансформирует. Одно дело — соглашаться с принципами, другое дело — получить вбитую в голову своим опытом и давлением племени привычку этих принципов придерживаться.

В “Лайфе” много внутренних терминов и, создающихся давлением окружающих, привитых паттернов поведения. Фразы и выкрики из Лайфа “выпускники” потом долго повторяют друг другу в те моменты в которых их приучили повторять.

За ВСЕ.

Противопоставляются “позиция жертвы” и “позиция ответственности”. Не бывает “со мной сделали”, “мне не повезло”, это позиция жертвы.

Приведу экстримальный пример, который всколыхнет говна. Принцип #MeToo что нельзя винить жертву знаете? Он верный. Винить нельзя. Помню как Штатовский коп, обсуждая кражу со взломом, говорил про то что я мог бы сделать, чтобы ко мне не влезли. И вдруг осекся: “нет, я не говорю что вы сами виноваты”. Видимо ”не винить жертву” добавили в их программу обучения… Кстати, полиция никого не нашла, но я не сдавался и нашел. Позиция ответственности 🙂

Так вот, Лайфспринг в плане “не винить жертву” — ровно наоборот. И да, на тренинге много людей с жесточайшими травматическими опытами. Но “позиция ответственности” для них — терапия. Момент того когда ты выбираешь считать что сам определяешь исходы — это, ментально, возвращает контроль.

В контексте тренинга ты часто слышишь выкрик “это позиция жертвы!”, по большому поводу или по маленькому. Часто по маленькому, когда говоришь почему опоздал и лепишь отмазы. Но и в большем контексте. Если ты говоришь что “травматический экспириенс, нехватка возможностей, семья и т.д. тебя таким сделали” — обязательно услышишь “это позиция жертвы!”.

Обратное от жертвы? Ответственность: ты — автор всех событий.

Важно: ответственность, а не вина. Whatever happens — own it.

Обратная связь очень важна. В “Лайфе” это именно культура, т.е. тебя тренируют давать обратную связь, совершенно определенным образом. И заставляют давать ее регулярно. И требовать от других.

Обратная связь там дается в форме: “Ты проявляешься для меня как..”

Например:

  • “Сейчас ты проявляешься для меня как торопыжка”
  • “Ты проявляешься для меня как авторитарный тиран”
  • “Ты проявляешься для меня как нытик”

Очень важен компонент “проявляешься для меня…”. Это не ярлык, не диагноз. Совсем не то же что “ты — нытик”. Тут опять же перекликается с книгой “Mindset”. Сегодня проявляешься так, завтра — по другому, вопрос твоего собственного выбора.

Обратная связь — прерывающая, т.е. немедленная. Обязанность твоих товарищей, лишь только ты начал лепить отмазы, сказать “ты проявляешься для меня как чувак который лепит отмазы”. Видешь раскрашенную фифу? Говоришь “проявляешься для меня как излишне озабоченная своей внешностью”. И дальше уже выбор объекта обратной связи — меняться ли.

И сразу скажу: если думаете что то как в Эквид дается обратная связь — это из “Лайфспринга”, ничего подобного. Наша формула — из “Manager Tools”, а мои опыты с Лайфспрингом просто позволили мне ее больше ценить.

А что из Лайфспринга — то что я ценю, когда люди мне дают обратную связь, причем негативную ценю даже еще больше позитивной.

Намерения не важны, важны результаты. Хотел сделать человеку хорошее, а он обиделся? Что же, твой результат. Теперь ты знаешь способ этого человека обидеть, но если хочешь ему сделать ХОРОШЕЕ — сделай что-то другое чем то что ты делал как хорошее. На тренинге тебе часто говорят “твой результат” чтобы закрепить эту связь и позицию ответственности.

Противопоставляются достижение результата, и стремление хорошо выглядеть в глазах других людей. Пропагандируется отказ от желания хорошо выглядеть, т.к. это ограничивает вход в опыты обучения (где ты можешь проявить незнание), выход из зоны комфорта, отказ от сложившихся неустраивающих социальных ситуаций и т.п.

Ресурсное мышление: “Вот если бы у меня были деньги и связи, то я бы захуячил свой бизнес, и я был бы настоящим предпринимателем как Вован которому я завидую”

Лайфспринг отрицает ресурсное мышление и пропагандирует мышление создания через внутреннее состояние:

“Я предприниматель, т.е. активный деятельный инициативный человек. Я вхожу в это состояние, начинаю строить бизнес, находить партнеров, рыночные возможности, способы, и оп — у меня теперь свой бизнес и деньги и связи”

“Если бы у меня была подружка, мы бы наверное с ней везде были вместе, и я был бы счастлив” vs “Я супер-счастливый чувак по жизни, я притягиваю людей, и вот эта потрясная девушка — моя подружка”.

Две техники: “Создание видения”, т.е. визуализация желаемой ситуацию.

И создание атрибутов, т.е. некоторого внутренного состояния которое проецируется наружу через поведение. Создание этих атрибутов тренируется, т.е. тебя могут заставить ощущать внутри себя и проецировать — легкость, искренность, смелость, мудрость, красоту, энергию, процветание, и все что угодно еще.

“Fake it till you make it”, ты создаешь это ощущение вначале как игру а потом она догоняет тебя всерьез.

На тебя накидывается толпа товарищей и кричит тебе в лицо “что ты хочешь?” очень долго, а ты должен подряд отвечать. В сухом остатке ближе к концу ты в иступлении уже бормочешь какие-то глубинные вещи. Для меня не было большой темой, я всегда хорошо знал чего хочу. А вот кто-то, помню, понял что хотел группового секса 🙂

Через весь экспириенс тебе помогает вся команда, и “Лайф” вообще отлично создает культуру. Создает он через старое правило: “хочешь создать культуру — будь нетолерантен не только к отклонениям от нее, но и нетолерантным к толерантным к отклонениям от нее”. Что-то я начал за здравие… Короче один из компонентов — поддержка всех членов команды. Все должны закончить, все должны преуспеть. Это круто вообще.

Ох как это важно для меня! Вы не представляете каким не принимающим упертым ублюдком я был в молодости. Вот произошла несправедливость. Я абсолютно не мог это отпустить, зациклившись кипел, говорил о своей ненависти, поливая ядом совершенно невинных людей вокруг.

“Дай Бог нам силы изменить то, что нужно и можно изменить, мудрости принять то что изменить нельзя, и ума чтобы различать эти две ситуации”

Попытку привить принятие по началу отбивал всячески: типа если я буду принимать ситуацию как есть и смиряться, я НЕ БУДУ РУСЛАНОМ. Руслан никогда не смиряется.

Одного “Лайфа” на принятие не хватило. Но концепцию я уже знал. А фраза “Останови машину, я выйду. Я не могу быть с человеком который не умеет принимать. Меняйся или все…”, услышенная вскоре, добила окончательно.

Принятие на той площадке — еще и принятие друг друга. Это принятие создает безопасную среду (см. “поддержка”), в которой люди раскрываются и не бояться экспериментировать.

У тебя есть ментор, на первой ступени это чувак прошедший вторую, и т.п. Потом ты сам становишься ментором. С положения ментора ты помогаешь достичь чувакам которых менторишь их целей, даешь обратную связь. И очень важно — используешь много экологической проверки: двигая чувака в какую-то сторону, важно понимать что эта сторона не будет вредной для него или мира. То же самое с созданием видения для себя.

Три важных для тебя атрибута наносятся большим шрифтом на огромный ватман. Это твой контракт. После этого ты обязан создавать эти атрибуты, сейчас и по жизни. Команда давит на тебя чтобы ты это делал.

Моими атрибутами были:

  • Сильный
  • Любящий
  • Открытый

Если бы я на тот момент проявлялся таким, стал бы я это писать в контракт?

А проявляюсь ли я сейчас таким?

Лайф пропагандирует выход из зоны комфорта. Твоя цель — вне зоны комфорта, иначе ты уже был бы там.

На усмотрение тренера, тебе дается задача создать определенный аттрибут, и то как его создать в толпе. Если человек в аудитории считает что ты “создал” это, а значит аттрибут передался от тебя к нему, он встает. Встать должна вся аудитория.

Примеры стретчей были: матерым огромным Ульским бизнесменам говорили создать “легкость” — играя в Приму Балерину.

В итоге чуваки брили ноги, топали в ЦУМ, и покупали белые чулки. На вопрос “какого размера?” отвечали: “ну, на меня и на него”. Легкость в итоге создали.

Я очень запомнил девушку, рыжий конопатый страшок… Ей нужно было создать что-то типа секс драйва / привлекательности, и у нее был аж двойной стретч “lady in red” → “стриптизерша”. Она пришла в строгом красном деловом брючном костюме и вдруг стало заметно что она вообще весьма и весьма красива. А потом начала раздеваться, черное кружевное белье, танцевать, вначале скованно а потом все легче — это было конечно здорово.

Стретч — не окончательное состояние. Т.е. ты растягиваешься в какую-то сторону далеко за пределы зона комфорта, а потом, отскочив назад, отскакиваешь все же чуть ближе к цели чем изначальное состояние. Девочка эта не была такой же красавицей и такой же свободной в движениях на следующей день. Но зажатой уж точно не была.

Моим стретчем было создать энергию и номер — мужской стриптизер. Помню как вначале это было неуклюже, но как я быстро распалился, взорвался внутри, и как начала вскакивать аудитория, как волной на футбольном стадионе, один за одним. Остался один чувак, я измотался уже блин. Признаться, был стесняшей, и не раздевался сильно больше рубашки, но для меня тогда это было big deal. Там уже в иступлении пытаясь создать больше и больше энергии рванул ремень из брюк — и оказалось что порвал его попалам. Тут чувак наконец встал, а я уже повалился от усталости.

Позже оказалось блять что он голубой, энергию всю он вполне себе уже увидел, а не вставал, паразит, просто чтобы на шоу посмотреть.

В стретчах никто не халтурил. Одному моему товарищу достался стретч “бомжа” — так он натурально обоссал свою одежду чтобы от него воняло.

Одна из задач — познакомиться со случайным человеком на улице, желательно неприятным. И “переломить хлеб” — съесть с ним что-то на двоих. Я, признаться, на этом задании схалтурил, но вроде более-менее познакомился. Но не так чтобы со мной пообедали. И так стресса много было 🙂 В результате вырабатывать учить подход “Never Eat Alone” пришлось сильно позже в жизни. Спасибо Сереге Булаеву за книжку, тоже была одной из самых важных моих трансформаций.

Тебя быстро приучают в ответ на вопрос: “кто готов?!” кричать не “я” а “команда”, и что побеждают или все или никто. В целом, в нашем привыкшем к недоверию и неколлаборации, “не верь не бойся не проси” постсоветском обществе, это весьма радикальная трансформация.

Из любых процессов гонят любых кто стоит в сторонке и смотрит. Вернее, не гонят — а вовлекают, но выбор или участвовать или валить. Идея в том что стоя скрестив руки ты оттягиваешь энергию из процесса. Вуаеристы не приветствуются.

Это не задумывалось как пропаганда “Лайфспринг”, но ведь кто-то захочет испытать. Поэтому я часть компонентов, которые заранее лучше не знать, выношу в спойлеры ниже

Cистема “Buddy”: в самом начале тебя заставляют мысленно выбрать в толпе самого неприятного тебе человека. Потом удивляют тем что задача — к нему подойти. Но ок. народ походит. А потом тебе говорят: “это — твой партнер на все время курса”. Задача Buddy — поддержка, давать обратную связь, убедиться что есть вовлечение и следование принципам. Buddy нужно подарить какой-то подарок.

Доверяю/не доверяю: ты ходишь в толпе, случайно втыкаешься в людей, и должен сказать ему “доверяю/не доверяю”. Я кстати понял что лопоухо доверяю женщинам 🙂 А еще ты можешь сказать “я не знаю, доверяю тебе или нет”. Потом внезапно вариант ответа “не знаю” убирают, и ты получаешь урок: “сомнение означает “нет””. Этот же принцип действителен в хайринге 🙂

Там же говориться, в продолжении культуры ответственности, что доверие — это лишь выбор. Доверяешь или нет — последствие — твой результат.

Диллема заключенных: две команды попадают в ситуацию диллемы. Задача: набрать максимум баллов. В итоге конечно находится умник (у нас в группе это был я), который предлагает беспроигрышную стратегию: не коллаборировать. У другой команды тогда ТОЧНО нет возможности выиграть. В итоге все в говне, но в говне одинаковом. И тренер (а они умеют стресса наогнять) орет на тебя что мол, дебилы, задача была какая? Набрать максимум баллов. А вы набрали минимум.

Мантра: все сидят и пройзносят за тренером, медленно, волшебную мантру успеха.“ Оооооомммм, оооомммм, ееееее, чьеееееее, рэээээээээээ, тэээээээ, пэээээээээ”. Мантра зациклена, но темп ускоряется быстрее и быстрее. В итоге толпа осознает что это просто фраза — “черт подери, делай, не пизди!”. Ну и потом все вылетают из класса и начинают делать очередное задание. Потом мантра часто повторяется группой когда кто-то начинает обсуждать свои супер-планы.

Сопротивление vs принятие: я был сильно сопротивляющимся и не принимающим. Настолько, что девушка рядом со мной упала в обморок от стресса когда у меня была конфронтация с тренером. В итоге тренер мне предложила упражнение: я должен был попробовать удержать ее от продвижения в мою сторону, толкая против нее. Тренер — немаленькая весьма женщина, а я был совсем щуплым пацаном. Но я уперся и вроде даже у меня получилось не отступать, а напротив, выдавливать ее. Через какое-то время она остановила упражнение, толпа начала хохотать. Оказалось, она незадолго до этого сказала: “Руслан сейчас придет вот в эту точку”. И позволила себя туда утолкать.

Кораблекрушение и смерть: все на корабле, корабль тонет. В шлюпке одно место. Всем дается по три спички. ты должен объяснить другим людям, почему спичку нужно передать именно тебе. В итоге потом создается супер-грустный экспириенс где все “умирают” и можно по себе поплакать. Выживает один, с максимумом спичек, НО — и это явно подчеркивают: в топах обычно чувак которого все любят, и который такой няша и альтруист. И он вроде “остался”. Но его спрашивают: “а как ты отдал свои спички?” Рассказывает красивую историю, кому и почему. Кому какую из трех. Ему в ответ: “ты умер. потому что ты не выбрал места в шлюпке для себя, и с тобой голоса отдавших тебе спичку”. А “выживает” тот кто в топе но кто имеет хотя бы одну “свою” спичку. Экспириенс нахлобучивает: помни про себя.

Номер один моя претензия к “Лайфу” — они манипулируют участниками для привлечения новых участников. Психологическое давление. Приведи N новых подписчиков и все тут!Коллектив тоже цепляют чтобы давить.

Номер два — некоторых участников “подсаживают” на эту тусовку, а многим и помогать не надо, сами “подсаживаются”. Эта культура, это принятие, их так многим не хватает что люди остаются в орбите системы и бесплатно помогают двигать организацию. Это в целом неплохо, но организация-то вполне себе коммерческая.

Номер три моя претензия в том, что прошедшие “лидерскую” программу, третий из трех уровней, все как один стали ебанутыми (привет, друзья!). А я не пошел. Но первые два уровня — класс!

Кстати о манипуляциях, меня на “Лайф” втащили именно манипуляцией. В режиме “с занудой проще переспать чем объяснить почему нет”, я сказал “ладно, пойду” — без малейшего намерения реально идти. Потом когда пришла пора платить (и немало!), пытался соскочить. Но притянули “за базар” и я пошел. The rest is history.

Есть большая разница между тем чтобы пережить и интернализировать некоторый опыт, и просто заявить постулат. Многие постулаты очевидны, но люди выполняют их не чаще чем совет мамы “держи спину ровно”. Один из самых важных советов в жизни, кстати.

Вопрос: было ли интересно читать про экспириенсы, или же отдает банальщиной / действиями в состоянии аффекта?

Лайфспринг — тоталитарный психокульт — Академия «Фомы»

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

 

Погоню человека за успехом активно эксплуатируют различные тоталитарные секты. Одна из таких сект, которая широко раскинула свои сети от Америки до Владивостока, по всей Европе и в нашей стране – это такое движение, как Lifespring.

Это вообще можно сказать секта одновременно и религиозная, и психологическая, и коммерческая. Основой успеха у них является сетевой маркетинг, то есть каждый человек обязан привести туда не меньше 10 человек, сагитировав их, и если он этого не сделает, то тогда ему вменяется в минус его достижения, значит он недостаточно хорошо выучился. Lifespring увидел как бы две главные причины неудач человека. Эти причины относятся на самом деле к его нравственным качествам – это способность человека переживать, обижаться, и наоборот такое уважительное отношение к другому человеку, когда ты не можешь себе позволить унизить, оскорбить, или обидеть другого человека. И вот Lifespring ставит своей целью путем этих тренингов избавить человека от этих ненужных качеств – к успеху надо идти по головам. И поэтому все упражнения, все тренинги, которые они там проходят, они сводятся к тому, чтобы научить человека полностью не реагировать на обиды – это в достаточно жестокой форме проходит, то есть человека постоянно унижают, оскорбляют и постоянно ставят в состояние такой фрустрации, полного обескураживания для того, чтобы он привык к этому и научился не обижаться.

Мне рассказывал один человек, который проходил обучение в центре Lifespring, что было такое упражнение, когда надо было выйти на улицу, встать посреди грязной улицы и целовать ботинки грязные у проходящих – это чтобы уже совсем человека ничего не трогало. Но кроме того, надо еще и научить обижать другого человека, то есть нужно полностью избавиться от всякого уважения к другому человеку и тогда можно идти по головам других людей. Человек таким образом обретает… чувствует себя таким сверхчеловеком.

Я разговаривал с некоторыми людьми, которые прошли Lifespring, но так они достаточно жестко отвечали, что ваши замечания у вас от этого и так далее… Что это ненужная рабская психология, что надо от этого освобождаться. Такой человек, который как суперчеловек. И там просто заставляют человека быть успешным, именно в этом смысле этого слова. К каждому человеку прикрепляется наблюдатель-помощник, называют его body, как вторая персона, тело которое рядом с тобой, которого ругают за твои неуспехи. То есть таким образом за тобой он следит. Потом создаются такие в каждой группе микрокоманды и наказывается микрокоманда за твою неудачу. И таким образом на тебя оказывается еще очень сильное влияние твоего напарника, членов микрогруппы, микрокоманды, в которую ты входишь, потому что между ними выстраивается жесткая конкуренция.

В конце концов человека просто доводят до такого состояния невротического. Занятия очень долгие, во время занятий нельзя ни есть, ни пить, то есть человек находится в полуголодном состоянии, а если он еще и курит, то вообще в каком-то полуобморочном состоянии, потому что курить тоже нельзя, в состоянии острого недосыпа, потому что занятия заканчиваются поздно и еще большой комплекс домашних заданий, когда их выполнишь, то уже приходишь на следующий день абсолютно невыспавшийся и это состояние такого утомления в конце концов приводит к пограничному состоянию психики, когда человек находится близко к состоянию измененного сознания. И когда в это время в таком, можно сказать, полуобморочном состоянии, почти в трансе человеку вбрасывается какая-то пустяковая фраза, но сказанная с воодушевлением и подъемом, типа того, что «Вы здесь получили все, потому что вы здесь не получили ничего» и каждый человек повторяет это и это приводит к какой-то массовой эйфории, или истерике. То есть люди с радостью говорят, что они здесь ничего не получили и им от этого хорошо. Формируется психологическая зависимость человека от этих занятий. В этом Lifespring он потом готов покупать после базового курса продвинутый курс, школу лидерства и так далее, потому что ему плохо по жизни, но те минуты эйфории, которая достигается, скажем так, совершенно хакерским путем, не путем исцеления психики человека, а путем наоборот введения ее в такое тяжелое состояние.

Когда человек выходит, ведь каким он был, таким он и остался, он ничего не может сделать, успех к нему не валится, ни мешка для денег, ни лопаты для того, чтобы их грести – нет и он снова идет на эти курсы. Для того, чтобы снова почувствовать, что он может достичь успеха. Чтобы испытать эти состояния эйфории, в которые вводят их эти инструкторы. Я знаю одну семью из детдома оба и он, и она, которые в конце концов потратили все свои деньги, влезли в страшные долги, практически их жизнь полностью сломал Lifespring.

Внутри психокульта — 1. Посмотрим, кто выживет

Скоро начальница Светланы Долговой огласила подробности предстоящего мероприятия: тренинг пройдёт в подмосковном городе Видное, куда сотрудники обязаны выехать на три дня — пятницу, субботу и воскресенье. Занятия займут всё рабочее время, с восьми утра до пяти вечера. Генеральный директор обязала всех сотрудников пройти тренинг, отказаться было нельзя. «У тебя два варианта: или участвуешь, или увольняешься», — объясняет Светлана. Компания принадлежала акционерам и управлялась несколькими директорами. Одна из директоров сказала, что не сможет присутствовать на тренинге в субботу, поскольку планирует отмечать юбилей — 50 лет. Она уже заказала стол в ресторане и пригласила гостей. На глазах Светланы начальница строго отчитала коллегу и пообещала добиться её увольнения, если та не явится на тренинг. Такая реакция очень удивила Светлану. Юбилей в итоге пришлось перенести. 

Светлана работала HR-директором и по финансовой отчётности знала, что тренер обошёлся компании в 150 тысяч в день без учёта перелёта, проживания и райдера. Этого человека звали Павел Эрзяйкин, он жил в Екатеринбурге, родном городе генерального директора. Они рассказывали, что вместе ездили в индийские ашрамы — духовные общины, которые возглавляет гуру. Самиздат выходил на связь с Эрзяйкиным, чтобы получить комментарий, но тот не стал отвечать на вопросы корреспондента. 

На тренинг пришли 35 сотрудников компании. Среди них было много взрослых мужчин в возрасте 50–60 лет, которым никогда не приходилось участвовать в таких мероприятиях. Эрзяйкин вошёл в зал и, оглядев незнакомые лица, обратился ко всем сразу: «Ты мне сейчас скажешь, кто ты, что ты и зачем ты». Светлану это шокировало. Она не выдержала и ответила: «Знаешь что? Давай сделаем так. Сначала ты представишься, кто ты, что ты и зачем ты здесь как тренер. А потом поговорим». 

Тренер услышал Светлану и всё-таки рассказал о себе, но с тех пор невзлюбил её. Почти весь день участники принимали десять правил. Светлане особенно запомнились пять: не опаздывать, не вести записи, даже в тетрадь, не курить, не употреблять алкоголь, не пить воду и не есть в зале, где проходит тренинг. Однажды руководитель отдела обучения немного задержалась. Тренер критиковал её больше получаса, пока тридцать человек сидели на стульях и молча слушали его нотации. Светлана и сейчас может воспроизвести этот диалог:

— Ты нарушила правила? Ты осознаёшь это?
— Что я должна осознать?
— Ты опоздала.
— И?
— Вот признай, что ты неправа.
— Ну хорошо, я неправа.
— Нет, ты не так признай.

Чтобы попить воды, надо было выйти в маленькую комнатку для кофе-брейка. Светлана наливала себе чай, когда к ней подошёл другой сотрудник и быстро проговорил: «Ты же помнишь, какие у нас правила?» Эта фраза её разозлила. «И что? Пойдёшь и донесёшь, что ли? Ну иди доноси», — ответила Светлана. 

Она чувствовала, как внутри неё нарастает сопротивление. Светлана привыкла анализировать всё, что происходит, поэтому записывала слова тренера вопреки правилам. На занятиях она рисовала и говорила с другими сотрудниками, объясняя им, что Эрзяйкин ведёт себя неправильно. Они с тренером вступили в открытое противостояние. Как только Светлана начинала говорить, Эрзяйкин грубо обрывал её, покрывал матом и посылал. Она не отвечала. Светлана решила игнорировать тренера, поскольку положение не позволяло ей устроить скандал. Генеральный директор была свидетелем этого конфликта. Она несколько раз подходила и спрашивала Светлану: «Почему ты сопротивляешься?» «Как я могу не сопротивляться тому, что происходит?» — удивлялась Светлана. 

Во время занятия одна из участниц, руководитель отдела закупок, почувствовала себя плохо. Тонометр зафиксировал высокое давление, и её отправили домой на такси, после чего генеральный директор потребовала уволить эту женщину. «Случайности неслучайны», — многозначительно сказала начальница. Светлана отказалась увольнять сотрудницу, которая работала в компании уже девятый год. Она пыталась объяснить генеральному директору, что у любого человека может подскочить давление, если ему нельзя выйти и попить воды. В ответ начальница поделилась собственным опытом: «Да, у меня были такие ситуации, когда я была у Эрзяйкина. Я теряла сознание и валялась, пока не наступал перерыв. Ничего страшного не произойдёт».

Светлана плохо помнит, о чём Эрзяйкин рассказывал на тренинге. Кажется, они развивали управленческие навыки: учились ставить цели и определять задачи, а также делегировать их другим. Светлана говорит, что занятия показались ей бессодержательными: «Когда люди выходят с тренинга, у них есть инструментарий, представление о том, что они будут делать. Здесь его не было».

На второй день Эрзяйкин задал участникам домашнее задание — написать себе некролог. Это заставило Светлану перейти к активным действиям. Она подходила к каждому сотруднику и просила не выполнять домашнюю работу, но не смогла переубедить людей. Большинство из них работали в этой компании 10–15 лет и отождествляли себя с ней. В первые дни Светлана постоянно удивлялась тому, насколько правильные люди её окружают. В офисе действовал непреложный принцип: начальник сказал — значит, надо сделать. Люди не хотели потерять работу, поэтому выполняли всё, что требовали от них тренер и генеральный директор. 

Сотрудники сидели в два ряда вдоль стен, а Эрзяйкин располагался напротив в крутящемся кресле. В какой-то момент часть людей стала пересаживаться к Светлане. Эти участники чувствовали, что происходит что-то не то, предполагает она. 

Светлана читала в интернете про трёхэтапные мотивационные программы американской компании Lifespring, описания которых удивительно напоминали то, с чем ей пришлось столкнуться на тренингах в Видном.

На третий день одна девушка пропустила занятие. Генеральный директор по обыкновению приказала уволить эту сотрудницу, а Светлана снова не согласилась. В понедельник она пришла в кабинет начальницы, чтобы провести с ней переговоры. «Вы понимаете, что это может очень плохо сказаться на психике людей? И что с ними будет потом, никто не знает», — волновалась Светлана. Поделившись своими опасениями с начальницей, Светлана услышала в ответ: «Какая разница? Это их проблемы». Она дала Светлане неделю, чтобы выбрать одно из двух: уволиться или принять существующие правила.

секта! Тренинги Лайфспринг: akhceloo — LiveJournal

Для ответа http://ru-psiholog.livejournal.com/5972484.html?thread=328928004#t328928004 копирую к себе (оригинал http://uglypen.livejournal.com/3698.html уже не доступен)
———————
Оригинал взят у alotta21 в Осторожно — секта! Тренинги Лайфспринг

Вся нижеопубликованная информация взята из блога http://uglypen.livejournal.com/3698.html

Рассказ пойдет о периоде в моей жизни, страшнее которого я ничего не переживала. Ни смерть отца, ни любые другие житейские невзгоды не оборачивались для меня таким кошмаром, каким стал тренинг с невинным названием «Повышение личной эффективности».

Одна приятельница настойчиво рекомендовала мне пройти некие курсы, которые она сама прошла и после которых все участники будто бы выходят вдохновленными и переполненными новыми идеями о том, как улучшить свою жизнь во всех ее сферах – от здоровья и взаимоотношений с близкими до материального положения.

Моя личная жизнь на тот момент оставляла желать много лучшего; учиться новому я в принципе люблю, и после очередного разговора, где мне были названы даты ближайших занятий, я решила согласиться. На тот момент я не могла знать ни о том, что эти курсы являлись тренингом, основанным на брутальных методиках «Лайфспринг», ни о том, что пекущаяся о моем благополучии приятельница на самом деле выполняет так называемый «план вовлечения» — задание, получаемое каждым участником тренинга по вербовке новичков.

Первую ступень тренинга, вводную и наиболее щадящую, где большей частью ведутся разговоры «за жизнь» и анализируются конкретные ситуации каждого участника, я преодолела без видимых последствий для себя. Получила, правда, от тренера ярлык «живого трупа» и «жертвы», жить с которыми не хотелось, и я решила пойти на так называемый «Основной курс» — следующую ступень.

В «Основном курсе» просто разговоров было уже значительно меньше, зато нужно было выполнять множество упражнений и участвовать в ролевых играх. Надо сказать, что перед началом новой ступени участникам зачитываются правила, с которыми каждый должен выразить согласие. Одно из основных правил – не выносить содержание тренинга за пределы стен, где он проводится. Требование поначалу выглядит вполне оправданным – ведь каждый участник раскрывает перед командой много своих весьма интимных сторон, и эта информация, безусловно, не предназначена для посторонних ушей. Но нельзя рассказывать и об упражнениях, и о содержании ролевых игр. Будто бы предварительная информация о них может снизить их эффективность для будущих участников.

Человек порядочный, связав себя подобным обещанием, держит слово. На это и расчет. Очень долго его держала и я – до тех пор, пока не пришла к убеждению, что мотивы организаторов тренинга не так уж возвышены: они, требуя молчания, прежде всего стремятся обезопасить себя. Огласка им совсем ни к чему, потому что, как я теперь знаю, под видом сеятелей «разумного, доброго и вечного», они элементарно набивают свой карман, не заботясь о том, что их игрища могут сделать из некоторых психических калек. И поэтому я сознательно собираюсь далее нарушить этот обет молчания – чтобы помочь кому-то уберечься.

Ради справедливости сразу оговорюсь, что, возможно, для кого-то эти методики хороши. Например, для писательницы Наташи Маркович, с пиететом вспоминающей подобный тренинг в книге «Anti-casual», а следующая ее книга и вовсе ему целиком посвящена. Ну, а для кого-то еще, как я теперь знаю, эти методы могут быть фатальны. Но никакой дифференциации при приеме на тренинг не проводится. Принимаются все, кто платит.

Раз уж речь зашла о правилах в подобных тренингах, интересно отметить еще одно.

Каждому участнику тренинга подбирается из его группы так называемый «бадди» (от англ. buddy – приятель). Опять же – делается это из якобы побуждений сплошь «белых и пушистых»: чтобы на период прохождения тренинга – да и после него — твой бадди тебя поддерживал, заботился о тебе, если вдруг что-то пойдет не так, настроение пойдет на спад и т.п. Некоторые задания выполняются в паре со своими бадди. Все вроде бы очень мило. Однако ставится условие: если ты уходишь из тренинга, автоматически отчисляется и твой бадди. Вспомним, что эти тренинги далеко не бесплатны. Для некоторых сумма не так уж значительна, ну а кто-то несет последнее в надежде сделать потом прорыв и наверстать. Кого-то такая постановка вопроса может заставить остаться в тренинге просто ради бадди, внесшего последние деньги. И, видимо, организаторы тоже это понимают – и пользуются этим.

Однажды в тренинге с моим участием был такой случай: одна из женщин отказалась участвовать в некоей ролевой игре, потому что, по ее словам, это было несовместимо с ее моральными принципами. Тренер заявила, что будет отчислена вся команда. Денег команде, естественно, никто возвращать не собирался. На бедную женщину обрушился всеобщий гнев. Чего только она не выслушала: что ей плевать на других, что думает только о себе и т.п. Надо быть очень сильным, чтобы в подобной ситуации отстоять себя, свою душу, и свои принципы!

И такие ситуации для данного тренинга типичны. Тренер апеллирует к порядочности участника, к его чувству ответственности за бадди, за команду… и только воля самого участника от занятия к занятию становится все более надломленной. Вспоминаю, что на первом занятии я к тренеру испытывала что-то вроде снисходительности, смешанной с легкой брезгливостью, потому что меня, человека с неплохим образованием и эрудицией, собиралась обучать тренер, делающая пять ошибок при написании двух слов. Несколькими занятиями позже мне хотелось посвящать ей поэмы…

Несмотря на это, меня стала посещать мысль, что моя жизнь все меньше принадлежит мне и все больше принадлежит тренингу. Моя частная жизнь превращалась в нечто прозрачное для всех, управляемое, контролируемое – и опять объяснения были очень разумными. Мне был назначен капитан, которому я – как и все другие — каждое утро должна была отзваниваться и докладывать, что со мной произошло вчера, как настроение, какие планы… — т.е. как я внедряю заветы тренинга в жизнь. Это якобы должно было меня дисциплинировать и не давать лениться и впадать в уныние. На деле же каждый мой шаг становился известен в тренинге. Интересно, что во время этих звонков я даже не должна была представляться по имени! Я должна была сказать: «Звонит команда «Дримтим», наш девиз такой-то!». Я уже не была собой – я была командой. Более того – ко мне уже обращались с просьбами пустить на ночлег тренируемых из близлежащих городов, которым трудно было добраться домой, когда занятия заканчивались очень поздно. Я, правда, отказалась превращать в гостиницу свою личную территорию, хотя в тренинге это было обычной практикой.

Постепенно день за днем у меня складывалось впечатление, что даже незначительные мелочи из моей жизни становятся всеобщим достоянием. Предположим, я вчера была в ресторане. И вдруг человек из тренинга, с которым я это даже не обсуждала, спрашивает: ну, как сходила? Или возникла проблема – с кем оставить собаку. И вдруг неожиданный вопрос от тех, кто, как мне казалось, вообще не мог об этом знать: ну, что с собакой решила? Это можно было бы считать пустяками, недостойными внимания, если бы таких примеров не становилось с каждым днем все больше.

Сразу трудно понять, что эта тренинговая тусовка из нескольких поколений тренируемых имеет все признаки секты, так как поначалу эти люди кажутся неким солнечным братством: улыбки, поцелуи, объятия, совместные праздники, музыка, танцы, внимание к каждому, поздравления с днем рождения в стихах и песнях…

Постоянно исполняется ритуал, который на первый взгляд кому-то покажется трогательным — когда все пришедшие на очередную встречу участники, прошлые и настоящие, становятся в круг, возлагают друг другу руки на плечи и вместе, раскачиваясь, исполняют некую ритуальную песню — как на КСПэшных фестивалях. Однако со временем становится дискомфортно от того, что внимания к тебе слишком много, что оно уже начинает назойливо захватывать твое личное заповедное пространство; в постоянных круговых ритуальных объятиях начинает напрягать запах не совсем свежего белья соседей по объятиям, да и вообще количество ритуалов и девизов начинает утомлять. И самое главное – приходит понимание, что ты нужен там не потому что твои качества просто нравятся. Нравятся именно те твои качества, которые могут привлечь в тренинг новых участников с новыми деньгами.

Ну, а теперь о «святая святых» тренинга, о том, о чем тренеры требуют молчать и что может привести некоторых тренируемых на очень опасную грань. Невозможно пересказать все, к тому же строго запрещается делать какие-либо записи. Расскажу только о наиболее ярких, врезавшихся в память упражнениях и об их последствиях для меня лично.

Было такое, например, упражнение. Каждому участнику по очереди зачитывалось какое-нибудь высказывание, и он спонтанно должен был дать комментарий. После этого коллеги по команде должны были дать ему обратную связь, начинающуюся словами «ты для меня проявляешься как…» Смысл этого упражнения будто бы в том, чтобы дать человеку понять, что сам он может про себя думать одно, а окружающим видится другое. Пример обратной связи подавала тренер и специально подготовленные ею люди – так называемые капитаны. Помню, как тетка-капитан в футболке явно с дешевого китайского рынка с жирным не до конца отстиранным пятном вещала мне: «Ты для меня проявляешься как несексуальная, неженственная, безвольная жертва». Тренер же обласкала меня следующим образом (привожу дословно!): «Ты для меня проявляешься как холодная бездушная сучища». После такого «запева» все члены команды почему-то видели друг друга исключительно неженственными и немужественными, недобрыми и неискренними, о чем и спешили заявить. Может быть, кого-то подобное упражнение научит держать удар. Ну, а чья-то психика может и не выдержать.

Еще одно упражнение должно было научить ценить жизнь и все, что в ней имеешь. При выключенном свете и специально подобранной музыке предлагалось представить себя лежащим в гробу, а своих близких – прощающимися с ушедшим. В записи шел стук забиваемых гвоздей и падающих на крышку гроба комьев земли. Без комментариев.

Множество упражнений было посвящено так называемому освобождению. Под соответствующее музыкально-звуковое оформление требовалось вспомнить всю боль, накопленную за жизнь. Нужно было вспоминать по инструкциям тренера, идущим через громкоговоритель, обиды, нанесенные мамой, несправедливость папы – и далее везде. И отпускать все это. Мне трудно судить, насколько боль у каждого в результате такой практики оказывается отпущенной. Но в одном я уверена – далеко не у всех детство и последующая жизнь были легкими и безоблачными. И кто может гарантировать, что человека деликатного и ранимого такое глубокое погружение сразу во всю его жизненную боль не покалечит? Ведь, условно говоря, одни и те же техники применяются и к навязчивым бесцеремонным распространителям какой-нибудь косметики, которым «плюй в глаза – все божья роса», и к тонкокожим ранимым романтикам. Организаторов тренинга ваша индивидуальность волнует меньше всего.

Еще одно упражнение состояло в том, чтобы залезть на стул, уже стоящий на столе – то есть, почти под потолок – и оттуда спиной вперед падать на руки команде. Будто бы, если ты доверяешь судьбу команде, с тобой ничего не случится. Одна женщина, та самая, у которой моральные принципы и которая отказывалась участвовать в ролевой игре, упала головой об пол. Тренер провозгласила: вот оно, недоверие команде! Причем та женщина падала первой и в некотором смысле создала атмосферу страха и повышенного риска. Ожидая своей очереди на прыжок, я шептала: «Я боюсь… я боюсь…». Кто-то услышал и сообщил тренеру. «Бояться не должен никто, — провозгласила тренер. – Это нарушает единство команды. Выйди из зала, не деморализуй команду». Я вышла из зала. Уязвленная гордость и желание победить себя заставили вернуться и прыгнуть дважды. Адреналин зашкаливал… я победитель! Все обнимают меня, поздравляют, целуют… Я среди близких, это мои единомышленники, это мои товарищи по оружию, мы вместе выходим из боя… Эйфория!

Еще один эйфорический взлет я пережила после весьма экстремальной ролевой игры. Это называлось «стрейч» — растяжка, т.е выход из нормального для тебя состояния. Все участники должны были выйти на улицы в определенном образе. Одной пожилой супружеской паре, например, было предложено надеть памперсы, жене завязать бантики и в таком виде на улице агитировать за помощь детям-сиротам. Лично я должна была загримироваться под вокзальную проститутку, одеться соответствующим образом и на улице пристать как минимум к трем мужчинам, чтобы сообщить им, что жизнь – это кайф. Я очень гордилась тем, что смогла это сделать, гордилась своим гримом и нарядом и тем, что меня, несомненно, и вправду принимали за навязчивую пьянчужку.

Вот так я и жила изо дня в день, и раскачивалась моя психика с огромной амплитудой – от погружения в море боли до адреналиновых эйфорических вершин.

Одновременно со мной начали происходить странные вещи. Казалось бы – и это то, чем заманивают в данные тренинги! – с каждым днем, переходя со ступени на ступень, я должна становиться все успешней и все счастливей. На самом же деле поначалу у меня развилась страшная слезливость, которую никакими силами я сдержать не могла. Ни о чем сколько-нибудь значимом я не могла говорить без слез. Оставаясь одна дома, я просто включала воду в ванной и подолгу выла в голос от непонятного горя. Стал пропадать аппетит. Через какое-то время я уже не могла ничего делать, а только сидеть, уставясь в одну точку, и курить. Позднее меня стали охватывать приступы паники и ужаса, абсолютно немотивированные и никак не оправданные ситуацией, в которой я находилась. Эти приступы стали повторяться ежедневно и начинались они с того, что в область солнечного сплетения как будто бы заливали кипяток или вонзали иголки. После этого хотелось куда-то бежать, непонятно от чего спасаться, орать от непонятного страха. Самое ужасное, что такой приступ мог накатить где угодно. Хорошо, если дома, — тогда я могла закрыться в ванной и повыть вволю. Но это случалось непредсказуемо – например, в поезде метро. И я с ужасом думала, как бы скорее добежать до какого-нибудь уединенного места, потому что орать и выть в метро было бы, мягко говоря, не совсем уместно — я была еще достаточно адекватна, чтобы это понимать…
С каждым днем все сильнее становилась мысль, что жить я не хочу, потому что этот ужас не в силах больше выдерживать. Более всего мое состояние напоминало то, как описывают наркоманские ломки. Наверное, это и вправду было сродни наркотической зависимости – организм, привыкший в тренинге к накачкам адреналином, требовал еще, а этого «еще» не поступало… В Интернете я встретила термин – «постадреналиновая депрессия». Думаю, что именно это со мной и было.

К сожалению, с тренингом все происходящее со мной я не связывала. Я по-прежнему не знала, что участвую в недоброй славы «Лайфспринге». Мне там внушили, что я просто слабохарактерная жертва, распустила себя, плохо работаю над собой и сама во всем виновата. И я поверила. Поэтому я переживала этот кошмар одна. Я боялась кому-нибудь позвонить и пожаловаться, опасаясь услышать «с жиру бесится» — как же, вроде все хорошо, все есть, а человек ежедневно рыдает и не хочет жить.

К слову сказать, я, провозглашаемая «безвольной жертвой» (которая при этом как-то умудрялась быть еще и бездушной сучищей!), в этом тренинге, была если не самым, то одним их самых успешных участников. В моем активе был престижный диплом, успешная и высокооплачиваемая профессия, квартиры, купленные себе и родственникам и т.п. Вероятно, самооценку жертвы выгодно было мне внушать, чтобы я снова и снова возвращалась в тренинг в поисках выхода. Ведь чем больше участников и чем больше ступеней они проходят, тем выше доходы организаторов. Именно поэтому краеугольным камнем в тренинге провозглашается «искусство вовлечения». Это якобы самое важное умение – или ты вовлекаешь, или тебя куда-то вовлекают… Все время подчеркивается, что без этого искусства ничто невозможно – ни продавцу продать товар, ни женщине привлечь мужчину…

Для усвоения этих, несомненно, правильных установок предлагался, однако, единственный способ – вовлечение — или попросту вербовка — новых участников. Буквально были задания, состоящие в том, что команду отпускали на полдня на поиски и требовали вернуться с новыми завербованными… Объяснялось, что и мир можно спасти, и войну в Чечне остановить, если как можно больше людей пройдет тренинг. (Как это ни грустно, некоторые воспринимают это всерьез. Например, писательница Наташа Маркович, а по совместительству тренер «Лайфспринг», и, видимо, мессия, всерьез считает, что именно этим она и занимается – скромно так спасает мир).

У кого не получалось привести новых членов, тот подлежал словесной порке. Такой человек провозглашался не до конца искренним и преданным делу команды, либо — если это была женщина — ей объяснялось, что такая, как она, не сможет заинтересовать мужчину… С ужасом вспоминаю эти упражнения в вовлечении: человек тебе объясняет, что нет денег, нет времени, в конце концов не интересно… а ты продолжаешь тащить его в этот тренинг, чувствуя себя таким же омерзительно навязчивым, как какой-нибудь сетевой маркетолог с каким-нибудь «Амвеем» или «Ньювейсом», когда ты их в дверь, а они в окно…

Косвенным образом, однако, это самое «вовлечение» помогло мне вырваться из тренинга. Я совершенно случайно узнала, что в целях вовлечь в свои интересы тренинговая публика беззастенчиво использует сайты знакомств. То же самое, кстати, делают и занимающиеся сетевым маркетингом – и таких в тренинге было множество, и они в нем процветают. Эти люди размещают себя на сайтах, либо пишут другим – якобы ищут интересного общения. На самом же деле в какой-то момент начинают предлагать либо свою сетевую продукцию, либо вербовать в тренинг. Проще говоря, хотят нажиться на чьей-то обделенности вниманием, используют одиноких людей в своих целях, но для имитации общения интересуются, как дела, поздравляют с днем рождения и т.п. У меня это вызвало омерзение и дало силы заявить об уходе. Вместе со мной хотели уйти еще три человека. Всех троих вернули ласковыми уговорами. Меня вернуть, к моему удивлению, даже не пытались. Я долго думала – почему. Думаю, потому что организаторы не могли не видеть, в каком плачевном психическом состоянии я находилась. Случись что – я могла бы стать для них антирекламой и вообще спровоцировать неприятности. Предпочли отпустить без боя. Есть и другая догадка: думаю, что, несмотря на свое тяжелое состояние, я сохранила слишком много способности к критическому осмыслению ситуации. Меня надломили, но не сломали – и решили, что дальше возиться бесперспективно.

Но и после ухода из тренинга мое состояние продолжало ухудшаться. И не знаю, сколько бы я еще смогла выдержать эти страшные наркоманские ломки наедине с собой, без какой либо помощи, если бы не всплеск интуиции… Однажды, уже в полубезумии, я каталась по ковру в панике и отчаянии. И мне, боящейся даже близких напрячь своими переживаниями, вдруг пришло в голову позвонить одному другу в другой город. Рыдая, я сообщила ему, что больше не хочу жить. Он попросил меня потерпеть несколько дней, так как собирался приехать.

Потом он мне скажет, что был потрясен моим видом. По его словам, я еле могла идти.

Он предложил мне рассказать, что же со мной происходит. Я вяло ответила, что на работе не все хорошо, да и с личной жизнью просто плохо. Он не поверил, что этим можно объяснить мое состояние. Дело в том, что этот друг знаком со мной более 20 лет и видел меня в разных ситуациях. И он мне твердо сказал, что причина должна быть в другом – видно, я не все ему говорю. Он стал настаивать, чтобы я подробно рассказала ему о своей жизни в последнее время. Когда прозвучало слово «тренинг», он воскликнул: «Да как тебя угораздило? Ты что, не знаешь, сколько людей потом после этих тренингов вынуждены спасать своих близких?!! Идиотка!»

А я и вправду не знала. Я просто честно хотела повысить свою эффективность – всегда к этому стремилась… Никогда не забуду эффект, который на меня произвели его слова. Во мне как будто бы вдруг лопнула какая-то пружина, по телу пошла истома, а веки стали тяжелыми. Мне страшно захотелось спать.

Я, конечно, не психиатр, но интуитивно чувствую, что невольно он сумел снять некое зомбирование, которое, очевидно, применялось тренером. Я искала причины своего ужасающего состояния в себе — как меня натренировали, – а он указал на внешний источник, и это прозрение принесло мгновенное облегчение. После этого разговора «иголки» и «кипяток» больше не атаковали мое солнечное сплетение, состояния паники прошли, и я медленно стала возвращаться к нормальной жизни.

Теперь я уже знакома со многими материалами о людях, для которых участие в подобных тренингах стало роковым. Увы — слишком поздно для меня самой; я уже жестоко поплатилась. Но еще не поздно предостеречь работающих над собой и желающих повысить свою эффективность. Помните – такой способ может быть не для вас. И не каждому пострадавшему можно быстро помочь – я лично столкнулась с тем, что два психолога, к которым я обратилась, даже не были знакомы с методиками «Лайфспринг». Пусть у вас не будет иллюзий о том, что вам такие методы помогут в работе, а ваша индивидуальность станет ярче. Индивидуальность вашу постараются подчинить интересам тренинга. Ну, а что касается работы — в Интернете можно найти высказывание работников кадровых агентств о том, что участников таких тренингов держат в черных папках. Зачастую их требования и амбиции неадекватны (человек, знающий, как спасать мир, и зарплату хочет соответствующую!), а за свободу и раскрепощенность принимается потеря нравственных ориентиров. Одна из участниц моего тренинга после ролевых игр с гордостью сообщила об избавлении от комплексов и обретении внутренней свободы. В подтверждение она, не слишком молодая и в общем добропорядочная мать своих детей, рассказала о том, как одна отправилась в ночной клуб на вечеринку. Там она немедленно познакомилась мужчиной и в этот же вечер предложила ему секс в ближайшем подъезде. Вам это кажется обретением свободы? Мне это кажется потерей этических норм.

И это, увы, не единственная возможная потеря после подобных тренингов. Будьте осторожны!

Lifespring — это… Что такое Lifespring?

Lifespring (англ. «источник жизни») — частная прибыльная организация, основанная в 1974 году Джоном Хенли. Компания продвигала себя с помощью книг и сарафанного радио. К 1989, представители компании утверждали, что семинары компании посетили более 300,000 человек.[1] Lifespring классифицировалась как Нью Эйдж-компания, занимающаяся тренингом человеческого потенциала.

Компания была объектом журналистских расследований и критиковалась бывшими сотрудниками и участниками тренингов[2][3]. После серии судебных тяжб в 1980-х, в которых истцы требовали установить ответственность Lifespring за психические расстройства истцов, компания возмещала ущерб в ходе урегулирований, а также в результате одного решения суда присяжных[4].

История

Лайфспринг был основан Джоном Хенли-старшим в 1974 году, после работы над организацией Mind Dynamics вместе с Вернером Эрхардом, основателем ЭСТ. Лайфспринг концентрируется на воспрятии людьми друг друга, в то время как ЭСТ уделяет внимание изменению того, как человек воспринимает самого себя.[5] Однако, между ними существует много сходств, равно как и с саентологией[1][6].

Бывший директор по корпоративным делам Лайфспринга, Чарльз Инграсси (Charles «Raz» Ingrasci)[7] также работал с Вернером Эрхардом, продвигая ЭСТ в СССР, а также Hunger Project. Инграсси сейчас является президентом Hoffman Institute[8] предлагающего программы такие как Hoffman Quadrinity Process которые считаются похожими на тренинги Лайфспринг[9].

Хотя Джон Хэнли отрицал, что Лайфспринг был копией Erhard Seminars Training, Джон Мелтон и Джеймс Льюис отметили «поразительное» сходство между ними в своей работе 1992 года, Perspectives on the New Age[6]. Мелтон и Льюис отмечают, что и Вернер Эрхард и Джон Хэнли ранее работали в Mind Dynamics. Также, они цитируют конкретные примеры техник, использованных и в Лайфспринг и в ЭСТ, указывая, что и там и там применялись «авторитарные тренеры, навязывающие множество правил», обе группы требовали апплодировать после того, как участник «делился» перед всей группой, оба умаляли рациональное мышление в пользу «чувств и действий».[6]. Авторы также отмечали, что выпускники как Лайфспринга, так и ЭСТ были «неистово лояльны» и привлекали много новых членов, снижая маркетинговые расходы компаний практически до нуля[6].

Обзор курса

Тренинги Лайфспринг обычно содержали трёхуровневую программу, начинавшуюся с «Основного курса» — ознакомительного, «Продвинутого курса» — прорыва, и трёхмесячную «Лидерскую программу», которая учила студентов, как применять изученное в их жизни.

Исследования, проведённые по поручению Лайфспринга в 80х исследователями в Беркли, Стэнфорде и Калифорнии, установили, что подавляющее большинство участников этих тренингов называли их «исключительно ценными» и «ценными» (около 90 %). Многие участники этих тренингов отмечали их среди самых глубоких переживаний в своей жизни и утверждали, что смогли добиться значительных результатов в жизни в результате тренинга.[10] Менее 2 % нашли их «бесполезными».[10] Выпускники часто стремились поделиться своим опытом с семьёй, друзьями и сотрудниками.[10] Однако, независимое исследование установило, что «приобщение, грандиозность и личностное смятение, которое создавалось, а затем эксплуатировалось в тренинговом процессе для управления участниками теперь используется, чтобы привязать их к Лайфспрингу в будущем путём их регистрации на новые тренинги и включения их в список рекрутеров»[11] Более 400,000 человек по всему миру приняли участие в этих тренингах.[12]

Тренинг состоял из последовательных сессий в среду, четверг и пятницу вечером, субботу и воскресенье днём и вечером, и посттренинговой сессии во вторник вечером через десять дней после выпуска, и посттренинговое интервью. Вечерние сессии начинались в 18:30 и длились до 23:30 или 12 ночи. Субботний тренинг начинался в 10 утра и длилась примерно до полуночи. Воскресный начинался в 9 утра и длилось примерно до полуночи. Первые тренинги обычно проводились в больших дорогих отелях. На тренинге обычно было 250—300 участников, много помощников-добровольцев, несколько сотрудников, помощник тренера, и ведущий тренер.[11]

Тренинг состоял из серии лекций и процессов, разработанных для демонстрации участникам новых способов разрешения жизненных проблем и ситуаций, а также с целью показать как другой возможный подход может привести к другим результатам. Некоторые участники жаловались на то, что чувствовали себя обруганными, сбитыми с толку или униженными тренером во время тренингов. К тому же, тренер использовал много слов в значениях, отличавшихся от обычных. «Обязательство», например, означало «желание сделать всё возможное». Также, такие слова как «ответственность», «пространство», «окружение», «опыт», «доверие», «полная вовлечённость», «открытость», «отпускать» были переопределены или использовались в другом значении.[11]

К концу тренинга тренер и волонтёры пытались завербовать участников на последующие продвинутые тренинги, а также предлагали привести гостей на посттренинговую сессию. По словам участников, тренеры говорили: «Поделитесь тем, что вы узнали, со своими друзьями. Я хочу, чтобы каждый присутствующий привёл друзей на гостевой вечер и на посттренинг. Не утаивайте полученные знания. Позвольте им поучаствовать в тренинге, поделившись с ними». Многие чувствовали, что на них это оказывает давление.[11]

На посттренинге, проходящем через несколько дней, гостей участников приводили в соседнюю комнату, и предлагали принять участие в дальнейших платных тренингах. Самим участникам также предлагалось поучаствовать в будущих тренингах. Участникам говорили подержаться за руки образуя кольцо, а потом идти обратно на гостевую встречу «поддержать своих друзей» (предложить своим друзьям поучаствовать в тренинге).[11]

Книга Evaluating a Large Group Awareness Training сравнила Лайфспринг и ЭСТ тренинг Вернера Эрхарда[13].

Различные источники охарактеризовали Лайфспринг как «тренинг личностного роста» (англ. Large Group Awareness Training, Тренинг Осознавания в Большой Группе).[14][15][16][17][18][19][20][21][22][23][24][13][6]

Судебные процессы

Имели место судебные процессы против Лайфспринга по обвинениям начиная от принуждения к труду (на англ.) и заканчивая причастностью к смерти. В делах часто указывалось, что тренинги вводят участников в крайний психологический стресс для того, чтобы добиться изменений. Лайфспрингу было указано выплатить деньги участникам, которым потребовалась психиатрическая госпитализация, и семьям участников, совершивших самоубийство[4].

Критика

В 1980 году, телешоу 20/20 телекомпании ABC провело журналистское расследование деятельности Лайфспринг. Ведущие шоу опросили эксперта по культам, доктора Гордона Кларка из Гарвардской медицинской школы, который отметил, что группа практиковала зомбирование и промывку мозгов.

Газета Скептик, выпускаемая The North Texas Skeptics, напечатала в 1989 году критику от участника, бывшего добровольным помощником до тех пор, пока не разочаровался в организации[3]. Этот бывший волонтёр сказал, что тренинги были слишком стрессовыми и подрывающими, и назвал эту программу «городским культом».[3].

Одним из известных критиков Лайфспринга является Вирджиния Томас (на англ.), жена судьи верховного суда Кларенс Томас (на англ.). Вирджиния Томас в интервью The Washington Post утверждала, что она решила обратиться за помощью к психологу после своего решения прекратить участвовать в Лайфспринге. Чтобы избежать телефонных звонков от соратников по Лайфспрингу, убеждавших её остаться на курсе, она решила скрыться в другой части США. По мнению клинического психолога и выпускника Лайфспринга Бронсона Левина, «люди, которые не готовы к интенсивным эмоциональным переживаниям на Лайфспринге, или имеющие скрытые травмы, склонны получать потрясение от детских воспоминаний, оглушающих их на тренинге». Вирджиния Томас впоследствии выступила в Конгрессе и организовала антикультовые семинары для сотрудников конгресса в 1986 и 1988.[2]

Группы изучения Лайфспринга утверждают, что участников просили вовлекать семью, друзей и т. д. в тренинги и самих записываться на дополнительные курсы.

В 1993 г. лютеранский священник Ричарт Даухауэр (англ. Richard L. Dowhower) провёл опрос на тему отношения духовенства к другим группам, которые они называют культами. 53 респондента из окрестностей Вашингтона, включая 43 лютеранских священников и семинаристов, одного католика, одного еврейского священника и евангелиста. График показывает, что на вопрос «какие культы меня больше всего беспокоят» 28 респондентов ответили «Саентология, ЭСТ, и Лайфспринг».[25]. Dr. Dowhower was an advisor of the American Family Foundation, which published the Cult Observer[25].

Британский телережиссёр Питер Померанцев, расследовавший гибель 20-летней супермодели Русланы Коршуновой, которая выбросилась из окна своей квартиры в Нью-Йорке летом 2008 года полагает, что её самоубийство может быть связана с организацией «Роза Мира», которая проводит в Москве «тренинги личностного роста» по системе Lifespring. Эти же тренинги посещала её подруга модель Анастасия Дроздова, покончившая с собой через год после Русланы в Киеве. Померанцев писал о тренингах: «Все призвано подавить сознание, отключить критическое мышление. Собравшихся просят рассказать о самом худшем, что было в их жизни. Как я узнал, Руслана говорила с энтузиазмом. Рассказала о смерти отца, о своем неудачном романе: прилюдно плакала, надрывно смеялась. Три дня криков, восстановления подавленных воспоминаний, медитаций и танцев, слез и экстаза». Через несколько месяцев посещения тренингов друзья стали замечать, что Руслана и Анастасия стали вести себя необычно: Анастасия затевала ссоры и ударялась в слезы, пропускала кастинги, Руслана сделалась агрессивной, впервые начала ругаться нецензурно, обе похудели.[26]

Последователи

Тренинги продолжались до середины девяностых в отдельных частях США, но судебные разбирательства и плохие отзывы в прессе развалили компанию. Тренинг Лайфспринг, однажды представленный одноимённой компанией, теперь появился в нескольких вариациях, разнесённый по всему миру различными компаниями под различными именами. Некоторые из таких компаний предлагают тренинговые программы идентичные, или основанные на Лайфспринге.

См. также

Примечания

  1. 1 2 Lifespring, The Religious Movements Homepage Project, The University of Virginia  (англ.)
  2. 1 2 The Nominee’s Soul Mate, The Washington Post, Laura Blumenfeld, September 10, 1991; Page F01  (англ.)
  3. 1 2 3 The Newsletter of The North Texas Skeptics,March program looks at Lifespring, Volume 3 Number 3, May/June 1989 / (англ.)
  4. 1 2 Anne McAndrews, Redbook Magazine, May, 1994
  5. A Critical Analysis of The Transformative Model of Mediation, Terri L. Kelly, Department of Conflict Resolution, Portland State University  (англ.)
  6. 1 2 3 4 5 Melton J. Gordon Perspectives on the New Age. — SUNY Press, 1992. — P. 129–132. — ISBN ISBN 079141213X
  7. In the Matter of the Complaint of Lifespring, Inc. against KARE-TV, Channel 11, Minnesota News Council, Determination 83  (англ.)
  8. Hoffman Institute, Board of Directors, Charles «Raz» Ingrasci, President & CEO
  9. Vahle Neal The Unity Movement: Its Evolution and Spiritual Teachings. — Templeton Foundation Press, 2002. — P. 399, 402, 403, 480. — ISBN 1890151963
  10. 1 2 3 Lifespring Scientific Research, Scientific Inquiry: A Report on Independent Studies of the Lifespring Trainings, Page 3  (англ.)
  11. 1 2 3 4 5 The Politics of Transformation: Recruitment — Indoctrination Processes In a Mass Marathon Psychology Organization, Philip Cushman, fair use excerpt, Introduction  (англ.)
  12. Anne McAndrews, Redbook Magazine, May, 1994  (англ.). Проверено 6 ноября 2006.
  13. 1 2 Fisher Jeffrey D. Evaluating a Large Group Awareness Training. — Springer-Verlag, 1990. — P. 142. — ISBN 0387973206 , ISBN 978-0387973203
    Page. vii. — «The research reported in this volume was awarded the American Psychological Association, Division 13, National Consultants to Management Award, August 13, 1989.»
  14. DuMerton, M.A., C. (July 2004). «Tragic Optimism and Choices» (Trinity Western University).
  15. Zeig Jeffrey K. The Evolution of Psychotherapy: The Third Conference. — Psychology Press, 1997. — P. 352, 357.. — ISBN 0876308132
    «Training or T-groups, sensitivity training, and encounter groups spread and were followed by commercially sold large group awareness training programs, such as est, Lifespring and other programs.»
  16. Burlingame Gary M. Handbook of Group Psychotherapy: An Empirical and Clinical Synthesis. — John Wiley and Sons, 1994. — P. 528, 532, 535, 539, 549, 550, 555, 556, 581, 583.. — ISBN 0471555924
  17. Margaret Singer and Janja Lalich. Cults in our Midst (book), 1995, pp. 42-43. ISBN 0-7879-0051-6.
  18. Intruding into the Workplace, Dr. Margaret Singer, excerpted from Cults in our Midst (book), 1995.
  19. Large Group Awareness Trainings (LGAT), Cultic Studies Journal, International Cultic Studies Association, retrieved 1/17/2006.
  20. The Mary Polaski «L» Series, Mary Polaski, written 2000, retrieved 1/10/07.
  21. Large Group Awareness Trainings, Michael Langone, Ph.D., Cult Observer, Volume 15, No. 1, 1998
  22. Coon Dennis Psychology: A Journey. — Thomson Wadsworth, 2004. — P. 520, 528, 538. — ISBN 0534632645
    «Large-group awareness training refers to programs that claim to increase self-awareness and facilitate constructive personal change. Lifespring, Actualizations, the Forum, and similar commercial programs are examples. Like the smaller groups that preceded them, large-group trainings combine psychological exercises, confrontation, new view-points, and group dynamics to promote personal change.»
  23. Tindale R. Scott Group Processes: Blackwell Handbook of Social Psychology. — Blackwell Publishing, 2001. — P. 630. — ISBN 1405106530
    «EST, FORUM and LIFESPRING are all examples of LGATs, for members seek to improve their overall level of satisfaction and interpersonal relations by carrying out such experiential exercises as role-playing, group singing and chanting, and guided group interaction.»
  24. Coon Dennis Introduction to Psychology: Gateways to Mind and Behavior. — Thomson Wadsworth, 2003. — P. 648, 649, 655.. — ISBN ISBN 053461227X
  25. 1 2 Clergy and Cults: A Survey, The Rev. Richard L. Dowhower, D. D., Cult Observer, Vol. 11, No. 3 (1994).
  26. Самоубийство модели Русланы Коршуновой в Нью-Йорке связали с московской сектой

Further reading

Ссылки

Услуги первичной медико-санитарной помощи LifeSpring — Системы здравоохранения Lifespring

Брошюра по первичной медицинской помощи

Оформление первичной медицинской помощи для новых пациентов — ОНЛАЙН

Оформление первичного медицинского обслуживания новых пациентов — ТАБЛИЦА ДЛЯ ПЕЧАТИ

LifeSpring с гордостью предлагает комплексные услуги первичной медико-санитарной помощи отдельным лицам, независимо от их платежеспособности. Услуги предлагаются по скользящей шкале оплаты LifeSpring, стоимость которой определяется доходом семьи.

Услуги первичной медико-санитарной помощи LifeSpring Health Systems служат в качестве медицинского центра, ориентированного на пациента (PCMH), для наших пациентов первичной медико-санитарной помощи.PCMH — это модель оказания медицинской помощи, при которой лечение пациентов координируется их основным поставщиком медицинских услуг, чтобы гарантировать, что они получают необходимую помощь, когда и где они в ней нуждаются. Мы работаем над тем, чтобы наши пациенты получали безупречные услуги в рамках всей системы здравоохранения. Наша команда предоставляет пациенту услуги, чтобы убедиться, что они получают соответствующие медицинские услуги, включая специализированную помощь, лабораторную и радиологическую помощь, стационарные услуги, координацию лечения, языковые услуги и все остальное, что может потребоваться.Наши бригады первичной медико-санитарной помощи созданы с учетом потребностей пациента, поэтому пациенту не обязательно выполнять сложную работу по выяснению того, как ориентироваться в сложных системах здравоохранения.

Дополнительную информацию о медицинских домах, ориентированных на пациентов, можно найти здесь ЗДЕСЬ

Часто задаваемые вопросы об услугах первичной медико-санитарной помощи

Q: Должен ли я быть пациентом LifeSpring, чтобы получить доступ к услугам первичной медико-санитарной помощи?
A: Нет, любой может получить доступ к услугам первичной медико-санитарной помощи.Вам не обязательно иметь проблемы с психическим здоровьем или зависимостью, хотя это нормально — мы можем это лечить!

Q: Как мне получить доступ к услугам?
A: Свяжитесь с любым расположением, указанным ниже, или по телефону 812-280-2080, чтобы записаться на прием.

Q: Как быстро я могу записаться на прием?
A: Мы очень стараемся, чтобы график приемов был удобным для наших пациентов. Новых пациентов обычно можно увидеть в течение недели. Установленных пациентов, которые больны, обычно осматривают в тот же день или на следующий день.Мы также еженедельно проводим некоторое время в открытом доступе с врачом. Этот 4-часовой блок позволяет любому, кто нуждается в осмотре, просто войти. День и время в этой клинике меняются, поэтому обязательно позвоните заранее.

Q: Должен ли я иметь страховку?
A: Нет, мы можем видеть кого угодно. Мы предоставляем услуги по скользящей шкале вознаграждения. Скользящая шкала оплаты основана на доходе домохозяйства и иждивенцах, проживающих в домохозяйстве. Для лиц, семейный доход которых составляет менее 100% от федерального уровня бедности, плата не превышает 15 долларов США.00. Скользящая шкала оплаты доступна для лиц, семейный доход которых составляет до 200% от федерального уровня бедности, включая тех, кто имеет страховку.
Вы можете увидеть полную шкалу комиссионных сборов на 2018 год Шкала комиссионных сборов . Скользящую шкалу пошлины на испанском языке можно найти здесь.

Q: Вы должны быть старше 18 лет?
A: Мы можем обслужить кого угодно, от новорожденных до пожилых людей.

Q: Какие услуги включены в услуги первичной медико-санитарной помощи?
A: Услуги, включенные в услуги первичной медико-санитарной помощи, могут быть

  • Общая первичная медицинская помощь
  • Диагностическая лаборатория
  • Направление на диагностическую радиологию
  • Общие медицинские осмотры
  • Добровольное планирование семьи
  • Прививки
  • Услуги по уходу за детьми Well
  • Гинекологическая помощь
  • Фармацевтическая программа со скидкой
  • Пренатальный и послеродовой уход
  • Комплексное лечение наркозависимости и психического здоровья
  • Медицинское просвещение
  • Вылет
  • Услуги питания
  • Услуги по ведению дел
  • Помощь в оформлении страховки

LifeSpring Community Medical Services
1036 Шэрон Др.
Джефферсонвилл, IN 47130
812-280-6606

Медицинский центр Остина
825 N. Hwy 31
Austin, IN 47102
812-413-3117

Салемская коммунальная медицинская служба
1 321 S. Jackson Street
Salem, IN 47167
812-883-3095

Узнайте больше о наших финансовых, клинических и производственных результатах ЗДЕСЬ

Когда с доверчивыми людьми происходят странные вещи

МОЕ ЛЮБОВЬ О LIFESPRING НАЧИНАЛОСЬ НОЧЬЮ Моя HUS-группа пришла домой преображенной.Стив только что закончил двенадцатичасовой семинар по личностному росту и вел себя как ребенок, который только что обнаружил, что может завязать шнурки.

Его глаза сияли, он говорил слишком быстро, и все следы его обычного скептицизма исчезли. Еще более поразительно то, что его привычное сигаретное дыхание сменилось ароматом сочных фруктов.

Это был не тот человек, на котором я была замужем семь лет. Но я слушала, как он рассказывал обо всем, что он намеревался изменить в своей жизни.Отказ от курения был лишь одним из способов выразить его новое обязательство.

Я был по-настоящему поражен. Накануне вечером он развлекал меня историями о странных интеллектуальных играх, в которые они играли в Lifespring, и о некоторых странных людях в его группе из 165 человек. Теперь он был здесь, извергая жаргон Lifespring и продолжая жевать жвачку.

«Один парень сказал сегодня что-то пугающее, но правдивое», — сказал он несколько часов спустя, когда начал утомляться. «Если бы они предложили нам Kool-Aid со вкусом винограда, мы, вероятно, выпили бы его.”

Хммм. Как и любая обеспокоенная жена, я решил заглянуть в Lifespring и выяснить, с чем мы здесь имеем дело. Опыт Стива начался достаточно невинно. Его начальник всегда приглашал его на программы по лидерству и семинары для руководителей, и он ожидал, что Lifespring будет таким же.

Но вскоре он понял, что Лайфспринг не был клоном Дейла Карнеги.

Lifespring, по сути, является пережитком движения за человеческий потенциал, которое расцвело в Южной Калифорнии в начале семидесятых.Из этих трансформационных тренингов самым известным был семинар Эрхарда. Его неоднозначная тренировка стала такой же модной, как куртки Неру и длинные волосы, привлекая знаменитостей и известных людей, которые могли позволить себе вступительный взнос.

Через два года после того, как Вернер Эрхард основал est, человек по имени Джон Хэнли основал компанию Lifespring. Двое мужчин были инструкторами по Mind Dynamics, более ранней программе, которая была свернута из-за судебных исков. Хотя программе Хэнки не хватало пикантности, она неуклонно росла, привлекая средний класс вместо кинозвезд.

Сегодня Lifespring — это крупный бизнес с учебными центрами в пятнадцати крупных городах и более чем 250 000 выпускников, которые платят 450 долларов за базовое обучение и 900 долларов за продвинутую программу. Это программа, которая процветает сама по себе. Весь персонал и инструкторы набираются из числа выпускников, которые привлекают к обучению свою семью, друзей и соседей.

Есть фильм Lifespring, журнал Lifevision и даже Lifespring Foundation, некоммерческая корпорация, цель которой — «пробуждать возможности для решительных действий, которые способствуют миру и благополучию людей.”

Lifespring и аналогичные программы имеют успех, потому что они заявляют, что могут помочь людям улучшить свою жизнь. Тренинги побуждают участников отказаться от своих старых убеждений и создать новое мировоззрение. Они предупреждают, что для достижения этого прорыва ученик должен быть готов участвовать на «стрессовом и неудобном уровне» в играх Lifespring, взаимодействиях с тренером, диадах (взаимодействие один на один с другим участником), обмене опытом. , групповые упражнения, «общение» и «процессы с закрытыми глазами».

Вот пример того, что может случиться: в классе Стива один мужчина столкнулся с тренером, который во время простого обмена мнениями спросил, любит ли мужчина свою семью.

«Конечно, знаю, — сказал он. «Я их очень люблю.» Но голос мужчины был слишком тихим. «Вы уверены, что вы их любите?» — потребовал тренер. Мужчина кивнул.

«Что ж, позволь мне спросить тебя об этом», — сказал тренер. «Предположим, ваша семья была здесь, и мужчина схватил вашу жену, вытащил ее в холл и изнасиловал.Что бы вы сделали?»

Мужчина пробормотал, что надеется, что мужчина этого не сделает.

Тренер кричал. «Вы, , надеетесь, что он ее не изнасилует? Это самый важный человек в вашей жизни, и вы можете только надеяться, он не причинит ей вреда? »

Мужчина вспотел. «Я бы попытался остановить его», — всхлипнул он.

«Ты бы попробовал , чтобы остановить его», — кричал тренер. «На вашу жену напали, и лучшее, что вы можете сделать, это попытаться? Так ты появляешься в своей жизни? »

Через несколько минут мужчина наконец сломался, признав, что он злоупотреблял наркотиками и часто тратил деньги на обед своего ребенка, чтобы поддержать свою привычку.

Однако к концу сеанса Lifespring он изменился. Он встал и с гордостью сказал группе, что он чист — он спустил в унитаз марихуану на 200 долларов.

Не все выпускники так довольны своим опытом. Согласно проекту Spiritual Counterfeits Project из Сан-Франциско, организации, изучающей новые религиозные движения и культы, у Lifespring есть прошлое, которое можно было бы назвать неоднозначным. В 1979 году женщина из Сиэтла, страдающая астмой, умерла после того, как инструктор Lifespring якобы убедил ее, что ей не нужно принимать лекарства.Семье женщины выплатили 450 000 долларов во внесудебном порядке. В следующем году ABC «20/20» опубликовал отчет с критикой Lifespring. А в 1982 году семья человека из Сиэтла подала в суд на компанию Lifespring после того, как этот человек прошел обучение и пришел к убеждению, что он попеременно являлся Иисусом Христом и Дьяволом.

В 1984 году первый вердикт присяжных был вынесен против Lifespring, когда женщина из Нью-Джерси подала в суд, утверждая, что после тренировки ей нанесен необратимый психологический ущерб. Ей было присуждено 800000 долларов.Было подано несколько других исков о нападении — люди утверждали, что их схватили или избили инструкторы, — и о эмоциональном стрессе.

В последнее время эксперты разделились. Некоторые терапевты и психиатры поддерживают тот вид самопомощи, который предлагает Lifespring. Другие говорят, что это может быть так же опасно, как спускаться со скалы.

Итак, естественно, я записался.

Говорят, обучение начинается с момента вашего зачисления. Это просто означает, что до тех пор, пока не начнется ваш базовый урок, сотрудники Lifespring будут изводить вас звонками, заполненными формами и напоминаниями о приближении важного дня.

«Ооооо, у вас есть маленькие дети», — заметил наблюдательный Lifespringer, когда моя восемнадцатимесячная дочь кричала в телефон во время одного из таких звонков. «Может быть, будучи женой и матерью, у тебя мало времени на себя», — сказала она, тренируя меня. «Может, ты теряешь личность. Что ж, это всего лишь некоторые вещи, о которых нужно подумать перед тем, как приступить к тренировкам ».

Затем был лист базового обучения, анкета, охватывающая мои отношения, мою карьеру, мои финансы, мое здоровье, мою семью и мое сообщество, которые нужно было заполнить в свободное время.Плюс конфиденциальная форма о состоянии здоровья, в которой задаются такие вопросы, как «Были ли у вас когда-нибудь нервные срывы?» На обратной стороне формы я обнаружил, что нужно подписать разрешение врача / терапевта с инструкциями проконсультироваться с психологом перед началом обучения. Курс будет проходить в течение пяти дней, 18:30. до полуночи со среды по пятницу с 10:00 до 23:00. Суббота и с 10 до 18 часов. в воскренье.

За день до начала моего урока мне позвонил молодой человек, чтобы узнать, не «загорелся» ли я, и спросил, есть ли у меня в последнюю минуту вопросы о Lifespring.Я начал задаваться вопросом, во что я вляпался.

МОЙ ПЕРВЫЙ ВЕЧЕР С L1FE-spring имеет все электричество и страх регистрации в колледже. Десятки людей толпятся в коридоре гостиницы North Dallas Hilton Inn, выглядя неловко и нервно. Это WASPish группа, состоящая из одного чернокожего и нескольких латиноамериканцев из 110 человек. Большинство из них принадлежат к среднему классу и относятся к категории «белых воротничков» в возрасте от позднего подросткового возраста до раннего выхода на пенсию.

Мы регистрируемся, забираем наши бейджи и заходим в бальный зал, где ряды складных стульев выходят на небольшую сцену.Единственное украшение — табличка с черными буквами: «Чего я притворяюсь не знаю?».

Ровно семь мы встречаем Майкла, нашего тренера по Lifespring, который легко мог бы сойти за кавалера GQ с его итальянскими туфлями и мальчишески красивой внешностью.

В течение следующих нескольких дней мы выяснили, что однажды, несмотря на интересную и завидную работу, Майкл был недоволен. Затем он нашел Lifespring, и его жизнь изменилась. Теперь, когда ему за тридцать, он счастлив в браке, ожидает своего первого ребенка и путешествует по стране, распространяя доброе слово о Жизненной Источнике среди других.

Майкл подчеркивает, что на самом деле мы не должны думать о нем как о инструкторе — он здесь только для того, чтобы направлять нас в наших тренировках. Во-первых, основные правила: не сидеть с друзьями, не есть в комнате, не употреблять алкоголь или наркотики в течение пяти дней и не опаздывать. Чтобы напомнить нам, что мы не должны опаздывать, объясняет Майкл, тема из 2001: A Space Odyssey будет звучать за несколько минут до начала каждой сессии и в конце нашего перерыва. Когда прозвучат последние громовые ноты, нам лучше быть на своих местах.

Сессия разваливается, когда мы подходим к правилу, согласно которому мы должны пройти все обучение, включая собеседование по продвинутому курсу на следующей неделе и посттренировочное / гостевое мероприятие неделю спустя.

«Кто-нибудь не понимает этого правила?» — спрашивает Майкл. Десятки людей в Хайфе поднимают руки, чтобы объяснить, почему они не могут дойти до последующих мероприятий, и один за другим Майкл разрывает их аргументы в клочья. Суть в том, что если они готовы пройти обучение, то они должны быть открыты для поиска способов сделать это возможным, независимо от того, что стоит на пути.Они должны согласиться с Майклом, чтобы снять его со своей спины, но эти люди настаивают на споре. Это длится более двух часов, к огорчению тех из нас, кто надеется на перерыв в ванной.

В конце концов, большинство жалобщиков подчиняются, за исключением одной пожилой женщины, которую просят прекратить обучение. Она делает. Остальные из нас подчинены, и мы проходим оставшиеся основные правила в рекордно короткие сроки.

Настроение в комнате меняется.

«Некоторые из вас, наверное, задаются вопросом, когда мы пройдем через всю эту ерунду, чтобы можно было начать тренировку», — говорит Майкл, шагая по сцене перед нами.«Что ж, друзья, , это — ваше обучение».

В среду начинаем делиться. Ожидается, что мы встанем перед группой и расскажем им, почему наша жизнь не работает. «Сделайте это открыто, — говорит Майкл, — чтобы вы могли отойти и взглянуть на него более ясно».

Обмен строго добровольный, уверяет он нас. Но в следующие несколько дней те из нас, кто не желает открывать свою душу перед целой комнатой людей, будут чувствовать себя грешниками, не желающими каяться.Во время этих занятий интересно наблюдать за работой Майкла. «Конфронтация со стороны тренера предназначена для того, чтобы дать вам возможность выйти из зоны комфорта», — предупреждает литература Lifespring. «Таким образом, вы можете испытывать сопротивление переменам, гнев, вызов или риск столкнуться с незнакомым. Перспектива тренера черно-белая. Это вызывает беспокойство у некоторых участников ».

Михаил, видимо, профи. Подобно змее, ожидающей подходящего момента для удара, он задает каждому участнику вопросы, пока не найдет слабое место.Тогда зап! Он доводит их до слез.

И люди за это платят.

Сидя на жестких стульях, мы слушаем лекции о том, как наша жизнь зашла в тупик, никогда не раскрывая свой потенциал, потому что мы боимся рисковать. Мы играем в игры, мы полагаемся на «механизмы избегания». У нас есть «шероховатости». Мы ищем «отдачу». Эти слова и фразы вбиваются в нас ночь за ночью. На стене перед нами табличка с надписью «Чего я притворяюсь, что не знаю?» становится больше.

А затем упражнения. Наш первый — смешанный. Нам говорят бродить по комнате, случайным образом сталкиваться с людьми, устанавливать зрительный контакт, а затем приветствовать их, говоря одну из четырех вещей: «Я доверяю тебе», «Я не доверяю тебе», «Я не знаю». если я тебе доверяю »или« Я не хочу говорить ».

Далее нам нужно найти одного человека и молча смотреть на него несколько минут. После того, что кажется вечностью, нас просят поделиться друг с другом нашими первыми впечатлениями.Я ловлю себя на том, что болтаю как идиот, объясняя, что мне действительно не нужно здесь находиться, и спрашиваю этого парня, который выглядит так красиво и нормально, почему он проходит обучение. Он сказал мне, что он адвокат, живущий в другом городе. Он говорит, что больше не знает, как общаться с людьми, которые не являются преступниками. Выгорание юриста. Он становится моим приятелем по Lifespring, человеком, с которым я должен периодически контактировать во время обучения.

Затем мы формируем наши небольшие группы во главе с одним из волонтеров программы лидерства Lifespring.В своей группе я встречаю одну женщину, которая в детстве подвергалась жестокому обращению со стороны отца. Позже она вышла замуж за человека, который жестоко обращался с ее детьми. Сейчас она в разводе, дети на консультациях, и она пытается наладить свою жизнь. И есть студентка колледжа, которая только что рассталась со своим парнем; богатый бизнесмен из Мексики; и две домохозяйки среднего возраста, которые хотят вернуть в свои браки старый огонь. К концу сеанса среды я истощен, но на связи. Я действительно не хочу возвращаться, но это все равно, что смотреть плохой фильм — мне нужно посмотреть, чем все закончится.

В четверг упражнения усложняются. В одном мы сидим лицом к лицу с другим человеком. Мы должны по очереди рассказывать правдивую историю о некоторых обстоятельствах, в которых мы были жертвой, будь то развод, преступление, болезнь или что-то еще. Мы должны рассказывать историю с такой убежденностью, чтобы другой человек полностью верил каждому слову. После того, как этот раунд закончен, мы должны рассказать ту же историю, на этот раз объективно. И мы должны быть такими же убедительными.

Дело, говорит нам Майкл, в том, что в нашей жизни не бывает несчастных случаев.Мы контролируем все, что с нами происходит, и у нас есть выбор. Думаю, это немного отрезвляет женщину, чей муж погиб во время Второй мировой войны.

А еще есть упражнения с криком. Один из моих любимых — диада с партнером, который должен кричать мне: «Чего ты хочешь?», Пока я глубоко проникаю в свою психику, чтобы правдиво ответить на вопрос. Клянусь, он практиковал это дома. Независимо от того, что я говорю, что хочу, он кричит: «Чушь собачья, чего вы на самом деле хотите, , ?» Наконец он хватает меня за плечи и трясет.

Но упражнения, которые действительно встряхивают людей, имеют какое-то отношение к родителям. В одной диаде мы должны притвориться, что другой человек — наша мать, и рассказать этому человеку все то, чего мы никогда не говорили этому родителю. Мы должны держаться за руки, закрывать глаза и одновременно разговаривать. Затем мы повторяем упражнение, на этот раз нацеливая свои комментарии на наших отцов. Вилли Нельсон напевает на заднем плане «Always On My Mind».

Менее чем в середине диады мой партнер плачет, и его руки вспотели.Сотрудники Lifespring проходят через комнату, предлагая салфетки для салфеток. Когда загорается свет, у нас есть возможность поговорить о наших эмоциях. Мой партнер сказал мне, что его родители избивали его каждый день с четырехлетнего возраста. К тому времени, как он заканчивает рассказывать мне свою историю, я тоже рыдаю.

Пятница — вечер печально известной игры красно-черных. Майкл объясняет, что единственная цель игры — выиграть. Он повторяет это несколько раз.

А пока мы внимательно изучаем то, что кажется стратегической игрой.Каждая команда должна заполнить набор квадратов красным или черным цветом. Если один выбирает красный цвет, а другой черный, то вскоре засчитывается определенное числовое значение. Майкл отправляет нашу группу в другую комнату, чтобы мы могли проголосовать за выбор цвета наедине. Наша команда действительно организована. Мы выбираем лидера, обсуждаем стратегии и, в конце концов, чувствуем себя победителем. Когда мы возвращаемся в бальный зал через пятнадцать минут, другая команда даже не заполнила свою карточку. Похоже, мы выиграли.

Но неодобрительным тоном.Майкл объявляет, что никто не выиграл. Цель игры — победить, а не обыграть другую команду. В нашей стратегии мы набрали отрицательный результат, чтобы перехитрить наших конкурентов. Кто-то злится, кто-то плачет. Другие кажутся сбитыми с толку. На прощание перед окончанием пятничной сессии Майкл говорит нам: «То, как вы участвовали в игре, — это именно то, как вы проявляете себя в своей жизни».

Итак, субботним утром над нами нависло облако красно-черной игры.В начале сеанса десятки рук машут в воздухе, чтобы поделиться. Большинство людей, которые встают, чтобы говорить, признаются, что не спали в пятницу вечером, размышляя об игре красно-черных и о том, как они участвовали.

«Я просто села и рассудила», — рыдает одна женщина. «И это то, что я всегда делаю». Другие говорят, что хотели сокрушить другую команду, и им было все равно, как они это сделали. Кажется, подходящее начало для дня, наполненного эмоциями.

В полдень нам говорят осмотреть комнату и найти человека, который нам не нравится.Когда Майкл дает слово, мы должны подойти к этому человеку и сказать ему или ей: «Мои впечатления о вас есть. . . » и предложить конкретную критику. Что делает его более интересным, так это то, что пока кто-то пытается найти определенного человека, этот человек пытается подойти к кому-то другому. Когда мы все, наконец, останавливаемся, по крайней мере треть группы стоит перед одной женщиной, которая была довольно неприятной.

Меня никто не выделял. («Это должно кое-что сказать вам о том, как вы проявляете себя в жизни», — ругает Майкл.) Когда шум утихает, мы должны вернуться к тому же человеку и рассказать ему три вещи, которые нам в нем нравятся — это не так просто, если вы только что отругали этого человека. Затем мы повторяем все это и находим человека в группе, которым мы больше всего восхищаемся.

Майкл объясняет, что смысл этих упражнений в том, что мы склонны находить людей с личностными качествами, похожими на наши. Когда мы выбираем высокомерие, чтобы не любить, это потому, что мы высокомерные, и так далее. Ага. Парень, которого я нашла, казался напыщенным всезнайкой.Оказалось, что это бывший журналист, который до этого четыре раза проходил базовую подготовку Lifespring.

Одно из заключительных упражнений в субботу получает награду за слезу. Мы стоим в две шеренги, лицом друг к другу. Мы должны посмотреть на человека напротив и решить, хотим ли мы игнорировать его или ее, установить зрительный контакт, пожать руку или обнять. Мы голосуем за свое предпочтение, поднимая один, два, три или четыре пальца (четыре — это объятия).

Я вспомнил, как Стив рассказывал мне об этом.В его группе большинство людей начинали с рукопожатий, пока не начала играть тема из Обычные люди , и его тренер не прочитал письмо жены мужу во Вьетнаме. К тому времени, по его словам, люди обнимались и плакали. Наша группа с самого начала обнималась. Так что к тому времени, когда заиграла грустная музыка и Майкл оттачивал свои актерские способности, большая часть группы сильно плакала. Женщина рядом со мной так яростно плачет, что мне приходится поддерживать ее за плечи, иначе она рухнет на пол.Я рыдаю и даже не понимаю почему.

ЭТО ЭТО ВИД ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВВЕРХА беспокоит психиатров по поводу опыта Lifespring. «Для людей, находящихся на грани, слишком наивных или отчаянно ищущих поддержки и сопричастности, это может быть очень опасно», — говорит доктор Кеннет Альтшулер, председатель отделения психиатрии Юго-западного медицинского центра Техасского университета. «Многих людей привлекает то, что они теряют бдительность перед другими людьми. Они испускают очень сильные эмоции.»

По словам Альтшулера, его заставляет культовая атмосфера. Долгие часы в одной комнате, усталость, дискомфорт и совместное использование — все это делает тренера более надежным. «Они учат всемогуществу, — говорит Альтшулер, — что вы контролируете свою жизнь. Что ты идеален, хотя на самом деле мы действительно беспомощны в этом мире ».

Но приговор не единодушен. Психолог из Далласа, который предпочитает, чтобы его не называли по имени, считает, что такие группы, как Lifespring, вероятно, конструктивны.«Воздействие обычно недолговечно», — говорит он. «У вас есть несколько недель хороших чувств, а потом они проходят. Стимулирует ли это психоз? Я так не думаю. Я давно не слышал ничего подобного ».

К воскресенью наша группа достигла уровня близости, не отличающегося от того, который был достигнут детьми в летнем лагере. Мы приветствуем друг друга объятиями. Мы знаем имена друг друга. Обещаем писать и оставаться на связи. И многие люди признаются, что не могут представить себе разделение. Итак, какое лучшее время для Майкла, чтобы поговорить о Advanced Lifespring, курсе, который начинается через несколько недель после нашего окончания.

Майкл описывает продвинутую сессию как «абсолютный максимум». На самом деле, говорит он, продвинутый уровень — это действительно истинный опыт Lifespring; basic — это просто подготовка к нему. Гонорар в 900 долларов того стоит, уверяет он нас. Когда мы в последний раз разбиваемся на наши маленькие группы, я обнаруживаю, что большинство из них планируют записаться на продвинутых — даже студентка колледжа, которая ждет правительственного гранта, чтобы она могла платить за квартиру.

Воскресным вечером мы заканчиваем выпускной. Держимся за руки в один большой круг, свет тусклый.Джон Леннон поет Imagine. Наши близкие входят в комнату и встают перед нами. Майкл предупреждает их, что они могут не узнать человека. «Они изменились». Я слышу, как голос моего четырехлетнего сына прерывает нашу минуту молчания. «Привет, папа! Я нашла маму! » он кричит. «Теперь мы можем выбраться из этого места?»

Но есть приписка. Возможно, самая интересная часть базового обучения — это мое последующее собеседование, когда два сотрудника Lifespring делают все возможное, чтобы убедить меня, что я должен записаться на продвинутый курс.»Разве ваш муж не удивится?» один спрашивает. Они кажутся искренне сбитыми с толку из-за того, что я не хочу выводить свою жизнь на новое плато. Еще более тревожным является наш посттренинг / гостевое мероприятие восемь дней спустя. Когда нас просят поделиться нашим опытом за последнюю неделю, некоторые из наиболее активных участников говорят, что жизнь в реальном мире была похожа на американские горки. «Я так рада, что снова оказалась здесь с вами», — говорит одна молодая женщина. «Я не мог дождаться, когда закроется дверь».

Я нахожу иронию в том, что тот же семинар, который научил нас преодолевать барьеры комфорта, сам превратился в соску.Для некоторых Lifespring стал полезным опытом. Как и Стив, они рассказывают о позитивных изменениях, которые они внесут в свою жизнь. Другие кажутся сбитыми с толку больше, чем вначале. Что касается меня, я никогда не испытывал трансформации. И Стив, я рад сообщить, быстро вернулся в норму. Он не употреблял слово «обязательство» несколько недель, а за день возвращается до двух упаковок. Хвала Господу.

Lifespring | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Lifespring был учебным курсом «Новый век» для изучения человеческого потенциала, который действовал с 1974 до середины 1990-х годов.Он обещал участникам возможность изменить свою жизнь с помощью тренингов. Это очень спорно, у него были как активные сторонники, так и известные недоброжелатели. После серии судебных процессов и расследований в 1980-х годах он прекратил свою деятельность. По состоянию на 2006 год появилось много новых LGAT, предлагающих тренинги или тренинги Lifespring на основе их концепций.

Наблюдатели сравнили Lifespring и обучение Вернера Эрхарда Est.

Lifespring была основана в 1974 году Джоном Хэнли-старшим., после работы в организации Mind Dynamics с Вернером Эрхардом, основателем est. Lifespring, сосредотачивается на том, как люди воспринимают друг друга, тогда как est сосредотачивается на изменении того, как люди воспринимают самих себя. [1] Тем не менее, между ними и саентологией есть много общего. [2]

Бывший директор по корпоративным вопросам Lifespring Чарльз «Раз» Инграски, [3] также работал с Вернер Эрхард, продвигающий миссию ЭСТ в СССР и Голодный проект.Инграски в настоящее время является президентом Института Хоффмана [4] , который предлагает такие программы, как Hoffman Quadrinity Process, которые некоторые считают похожими на Lifespring. [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст]

Тренинги Lifespring обычно включали трехуровневую программу, начинающуюся с «Базового» тренинга по открытию, прорывного курса «Продвинутый» и 3-месячной «Программы лидерства», которая учила студентов, как применять то, что они узнали из тренинга, в их жизни. [5]

Исследования по заказу компании Lifespring, проведенные в 80-х годах исследователями из Беркли, Стэнфорда и UCSF, в том числе Ли Росс, Мортон Либерман и Ирвин Ялом, показали, что подавляющее большинство участников этих тренингов назвали их либо » чрезвычайно ценный »или« ценный »(около 90%). Многие участники этих тренингов считали их одними из самых глубоких переживаний в своей жизни и утверждали, что в результате своего участия они смогли добиться существенных результатов в своей жизни. [6] Менее 2% сочли их «бесполезными». [6] Студенты часто стремились поделиться своим опытом в этих тренингах с семьей, друзьями и коллегами, хотя они не получали никакой компенсации за «зачисление» других в мастерские. [6] Однако другое независимое исследование показало, что «слияние, грандиозность и путаница идентичностей, которые поощрялись, а затем использовались в порядке обучения для контроля участников, теперь используются для привязки их к жизнеспособности (Lifespring) в будущего за счет привлечения их на новые тренинги и привлечения их в качестве вербовщиков «. [7] В этих семинарах приняли участие более 400 000 человек по всему миру. [8]

Тренировка состояла из последовательных занятий в среду вечером, в четверг вечером, в пятницу вечером, в субботу днем ​​и ночью, в воскресенье днем ​​и ночью, во вторник вечером после тренировки через десять дней после выпуска и после обучающее интервью. Вечерние занятия начинались в 18:30 и продолжались до 11:30 или 12. Суббота начиналась в 10:00 и длилась примерно до полуночи. Воскресенье началось в 9 утра и длилось примерно до полуночи.Первоначальные тренинги обычно проводились в конференц-залах больших дорогих отелей. Тренинг обычно состоял из 250-300 участников, многих волонтеров, нескольких официальных сотрудников, помощника тренера и главного тренера. [7]

Сам тренинг состоял из серии лекций и процедур, призванных показать участникам, как они сдерживаются в своей жизни. Многие жаловались, что во время тренировок они чувствовали оскорбления, смущение или унижение со стороны тренера.Кроме того, инструктор использовал многие английские слова в манере, отличной от их обычного значения. «Обязательство», например, определялось как «готовность сделать все, что потребуется». «Заключение» определялось как убеждение. Также такие слова, как «ответственность», «пространство», «сдача», «опыт», «доверие», «рассмотрение», «необоснованный», «праведный», «полностью участвовать», «из головы», «открытость», «отпустить» были переопределены или использовались, чтобы придать им новое значение. [7]

По завершении тренинга тренер и волонтеры попытались набрать участников для последующего повышения квалификации, а также побудили их приводить гостей на их пост-тренинг.Участники цитировали их слова: «Поделитесь тем, что вы нашли, со своими друзьями. Я хочу, чтобы каждый присутствующий приводил друзей на гостевое мероприятие и на пост-тренинг. Не держите это при себе. Позвольте им пройти тренинг. поделившись с ними «. Многие почувствовали это давление. [7]

На пост-тренинге несколько дней спустя гости участников были переведены в другую комнату и приглашены присоединиться. Сами участники были снова приглашены к участию в будущих тренингах.Участникам было предложено держаться за руки в кругу, а затем им было предложено вернуться на гостевое мероприятие, чтобы «поддержать своих друзей» (т.е. побудить своих друзей записаться на тренинг). [7]

Некоторые утверждали, что эти тренинги могут быть формой «массового промывания мозгов». Однако с конца 1980-х годов, хотя часть общественности верят в культовое «промывание мозгов», академическое сообщество, в том числе ученые, занимающиеся психологией, социологией и религиоведением, практически единогласно пришли к единому мнению о том, что тезис о принудительном убеждении / промывании мозгов в 1980-х годах является несостоятельным. без научных достоинств. [9]

Некоторые бывшие участники семинаров обсуждали, что они были слишком стрессовыми и разрушительными. Однако, имея более 300 000 выпускников, подавляющее большинство сочло семинары невероятно полезными. [10] Одним из известных критиков Lifespring является Вирджиния Томас, жена судьи Верховного суда Кларенса Томаса. Миссис Томас заявила в интервью The Washington Post , что ей пришлось обратиться за консультацией после ее решения о разрыве с Lifespring.В конечном итоге ей пришлось скрыться в другой части страны, чтобы избежать постоянного шквала телефонных звонков от членов Lifespring, призывающих ее остаться в организации. Томас выступал на панелях и организовывал антикультовые семинары для сотрудников Конгресса в 1986 и 1988 годах. [11]

Против компании Lifespring было подано более 30 судебных исков по различным обвинениям — от принудительного рабства до смерти в результате противоправных действий. В исках часто утверждается, что тренинги подвергают участников экстремальному психологическому стрессу, чтобы вызвать изменения.Группе пришлось выплатить большие суммы участникам, которые нуждались в психиатрической госпитализации, и членам семей самоубийц. [8] Первое решение присяжных было принято в 1984 году, в котором Дебора Бингхэм заявила, что находилась в психиатрической больнице в течение месяца после посещения двух курсов Lifespring, и ей было присуждено 800 000 долларов. Габриэлла Мартинес заявила, что в ту ночь, когда она проглотила бутылку снотворного, она услышала в голове голос своего тренера; Lifespring урегулировал спор во внесудебном порядке. [12] В 1993 году питтсбургский адвокат Питер Н.Георгиадес выиграл компенсацию в размере 750 000 долларов для стажера Lifespring, который был помещен в лечебницу на два года после обучения лидерству. [8] В 1982 году семья Дэвида Приддла приняла нераскрытую сумму, когда подала в суд на компанию Lifespring после того, как он спрыгнул со здания; Семья Арти Барнетта также достигла внесудебного урегулирования, когда Барнетт, который не умел плавать, утонул во время тренировки Lifespring. Семья Гейл Реник получила 450 000 долларов после того, как она умерла от приступа астмы во время тренировки.Ее заставили поверить, что в ее лекарствах нет необходимости. [12]

В 1980 году телеканал ABC 20/20 передал репортаж о расследовании, касающемся Lifespring. Они взяли интервью у культового эксперта доктора Джона Гордона Кларка из Гарвардской медицинской школы, который сказал, что группа практиковала контроль над разумом и «промывание мозгов». В 1990 году КАРЕ-ТВ (11 канал) запустил сюжет под названием «Игры разума?» который, по утверждению Lifespring, был обманчивым и сенсационным. (Совет новостей Миннесоты отклонил иск компании.) [12]

Согласно Международному комитету действий выживших [13] Спринг жизни классифицируется как культ и ссылается на Рика Росса в качестве ссылки для этой классификации.

Информационные группы культов утверждали, что на участников оказывалось большое давление, чтобы они «привлекли» семью, друзей и т. Д. К участию в семинарах. Это не сильно отличается от людей, желающих поделиться со своими друзьями хорошим фильмом или рестораном. Многие участники утверждали, что они нашли значительную ценность в своем участии и хотели поделиться программой с окружающими их людьми. [6]

Эти группы осведомленности о культах имеют очень широкие определения культов. Их определение культов включает: восточные философии, такие как Шри Чимной и TM, любую компанию MLM (Amway, Herbalife), бахаи, фундаменталистские религии и т. Д.и т.п.

В то время как обучение продолжалось до середины девяностых в некоторых частях страны, судебные иски и плохая пресса нанесли вред компании. Последовательница Lifespring, Сью Хоукс, запустила аналогичную программу под названием Vistar, но она не увенчалась успехом. [12] Обучение Lifespring, которое когда-то предлагалось под единой корпоративной структурой, теперь появляется в нескольких вариантах по всему миру, проводимых компаниями с разными названиями. Некоторые из этих компаний, предлагающих программы обучения, когда-то предлагавшиеся Lifespring или основанные на нем, включают Momentus; Инсайт-семинары; Реализация ресурсов; Фонд «Великая жизнь», Visionworks; Тренинги по ударам; Институт Гармонии; Спектрум тренинги; Phoenix2000, Vistar / Serendipidity; Summit Education; Личная динамика; Choicenter; Миллениум 3; Asia Works; Аргентинские Работы; Основное образование; Восходящая звезда связи; Humanus Institute; и семинары Wings [14]

  1. ↑ Критический анализ трансформирующей модели посредничества, Терри Л.Келли, Департамент разрешения конфликтов, Государственный университет Портленда
  2. ↑ Lifespring, Проект домашней страницы религиозных движений, Университет Вирджинии
  3. ↑ По вопросу о жалобе компании Lifespring, Inc. на КАРЕ-ТВ, канал 11, Совет новостей Миннесоты, Определение 83
  4. ↑ Институт Хоффмана, Совет директоров, Чарльз «Раз» Инграски, президент и генеральный директор
  5. ↑ Пробуждение: Est и Lifespring, Глава 4, One World One God Many Faces
  6. 6.0 6,1 6,2 6,3 Научное исследование Lifespring, научный запрос: отчет о независимых исследованиях тренингов Lifespring, стр. 3
  7. 7,0 7,1 7,2 7,3 7,4 Политика трансформации: набор — процессы обучения в организации психологии массового марафона, Филип Кушман, выдержка из добросовестного использования, Введение
  8. 8,0 8,1 8.2 Энн МакЭндрюс, Redbook Magazine, май 1994 г. URL-адрес, доступ к которому осуществлен 6 ноября 2006 г.
  9. ↑ «Промывание мозгов и культы: взлет и падение теории», Дж. Гордон Мелтон, 10 декабря 1999 г.
  10. ↑ Информационный бюллетень скептиков Северного Техаса, том 3, номер 3, май / июнь 1989 г.
  11. ↑ Родственная душа кандидата, The Washington Post, Лаура Блюменфельд, 10 сентября 1991 г .; Стр. F01
  12. 12,0 12,1 12,2 12,3 Minneapolis Citypages, Volume 22; Проблема 1092; История на обложке; 7 ноября 2001 г.URL-адрес, доступ к которому осуществлен 06 ноября 2006 г.
  13. ↑ Международный комитет действий выживших, 2006 г.
  14. ↑ Everybody Goes !, 2006, дата обращения 21.03.07.
  • Дженис Хаакен, доктор философии и Ричард Адамс, доктор философии: «Патология как« личностный рост »: исследование с участием участников по обучению жизненной энергии» в журнале «Психиатрия », , том 46, август 1983 г.
  • Джон Хэнли: Источник жизни: как добраться Вы находитесь там, где хотите быть ISBN Саймона и Шустера 1989 0-671-72508-4

LifeSpring: Молодежное общежитие переходного периода | NC Lifeline

НЕОБХОДИМО:

В округе Сан-Диего 400 молодых людей достигают 18-летнего возраста и ежегодно покидают систему приемных семей, многие из которых не имеют семьи, системы поддержки или места, где можно позвонить домой.

РЕЗЮМЕ ПРОГРАММЫ:

LifeSpring — это жилищная программа поддержки, разработанная специально для молодежи и молодых людей, покидающих приемные семьи. Цель программы — помочь молодым людям преодолеть разрыв между приемными семьями и независимостью. LifeSpring предоставляет временное жилье и интенсивное ведение пациентов. При поддержке эти трудолюбивые молодые люди достигают финансовых, рабочих и образовательных целей, что ведет к самообеспечению.

ПРОГРАММА УСЛУГ:

Услуги LifeSpring включают:

  • Жилье LifeSpring предлагает временное жилье, чтобы предоставить молодежи и молодым людям уверенность в том, что они имеют безопасный и стабильный дом.Чтобы сохранить жилье, участники должны участвовать в очной образовательной программе, работать по найму или сочетать и то, и другое.
  • Финансы — Финансовые цели сосредоточены на открытии и ведении банковского счета, разработке и управлении семейным бюджетом, своевременной оплате счетов, а также увеличении дохода и кредитного рейтинга.
  • Занятость и образование — Цели в области занятости и образования изначально сосредоточены на улучшении профессиональных навыков трудоустройства, таких как навыки собеседования и общения, чтобы помочь молодежи и молодым людям получить работу, которая соответствует их текущему бюджету.Затем цели расширяются, чтобы охватить развитие профессиональных навыков и образовательные / профессиональные программы, которые приводят к увеличению доходов и возможностей карьерного роста.
  • Постоянные связи LifeSpring помогает молодежи и молодым людям находить значимые и постоянные связи посредством стажировок, волонтерской работы, групповых экскурсий и семинаров.
  • The House Drop-In Center — Поддерживающие услуги для молодежи и молодых людей, которые испытывают бездомность или находятся в группе риска бездомности.Все участники LifeSpring имеют доступ к услугам и объектам The House.

Основная цель LifeSpring — помочь молодежи и молодым людям развить навыки, необходимые для того, чтобы стать успешными и независимыми взрослыми.

КТО МЫ ПОМОГАЕМ:

LifeSpring принимает заявки от бывших приемных детей и молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет, получивших одобренное направление из округа Сан-Диего и готовых работать над планом достижения самообеспеченности, включая трудоустройство и образование.

ИСТОРИЯ:

Когда Ребекке исполнилось 18 лет, она столкнулась с суровой реальностью, с которой сталкивается большинство переходных приемных детей — ей пришлось сделать это самостоятельно, без системы поддержки семьи. Самые ранние воспоминания Ребекки о ее семейной жизни полны воспоминаний о домашнем насилии, наркомании и пренебрежении. Когда ей было всего семь лет, ее поместили в приемную семью. В течение следующих одиннадцати лет система давала Ребекке основы, но не помогала ей развить навыки, необходимые для того, чтобы стать взрослым независимым человеком.

LifeSpring заполняет этот пробел, предлагая Ребекке доступное субсидируемое жилье, а также стабильность, обучение и уход, которые необходимы ей, чтобы стать успешной и самодостаточной взрослой. С поддержкой LifeSpring Ребекка действительно идет к успеху! Она работает бариста в кофейне на полную ставку и учится на бакалавра в Калифорнийском университете Сан-Маркос. Ребекка описывает программу LifeSpring как «огромную нагрузку на ваши плечи; вы знаете, что для вас всегда готова поддержка.”

НАШЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ:

В прошлом году программа LifeSpring предоставила временное жилье, ведение дел и обучение жизненным навыкам 27 бывшим приемным детям.

  • 100% участников программы имеют медицинское страхование.
  • 86% участников LifeSpring достигли продуктивности в течение полного рабочего дня, посещая школу или получив работу в течение трех месяцев после переезда.
  • 80% приемных детей переходного возраста успешно завершили программу временного жилья и поддержки LifeSpring, перейдя в безопасное и устойчивое жилье.
  • 100% имеют отношения с безопасным и поддерживающим взрослым, который предоставит поддержку / руководство после выхода из программы.
  • 87% молодежи заявили, что удовлетворены программой.

КАК ВЫ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ:

Ваше пожертвование программе LifeSpring может помочь в переходе приемной молодежи преклонного возраста двумя способами:

1) Расходы на въезд — участники LifeSpring вступают в программу с небольшим количеством вещей. Молодежь и молодые люди, переезжающие в свой первый независимый дом, нуждаются во всем: от кровати, комода, ламп, посуды, небольших кухонных приборов и постельного белья до предметов кладовой и моющих средств.Расходы на переезд в среднем составляют 1800 долларов на каждого участника.

2) Разрушители барьеров — Разрушители барьеров — это предметы повседневного обихода и расходы, которые не по карману молодым людям, но необходимы для достижения их целей. Barrier Busters может включать в себя: газовые карты или проездные на автобус, подарочные карты Uber или Lyft, книги и школьные принадлежности, а также одежду для интервью. Стоимость Barrier Busters может варьироваться от 50 до 200 долларов.

3) Пожертвования опыта — Бывшей приемной молодежи часто не предоставляются возможности для жизненного опыта, такого как рыбалка или походы, уроки музыки или спорта, членство в тренажерном зале, поездки на лыжах / сноуборде, экскурсии в национальные парки и ежемесячные подписки на кулинарные или книжные клубы. .Стоимость этих опытов различна, но влияние неоценимо.

Нажмите здесь, чтобы сделать пожертвование сегодня! LifeSpring ищет волонтеров, которые могут спонсировать экскурсии и образовательные мероприятия для нашей молодежи и молодых взрослых участников. Возможности включают: барбекю, вечера искусства, экономичное планирование еды, велосипедные и пешие прогулки, каякинг и многое другое.

Частная школа в округе Джонстон, Клейтон, Северная Каролина LifeSpring Academy, LSA

О НАС

РАЗНИЦА

ОТЗЫВЫ

Добро пожаловать в LifeSpring Academy

Находясь в Клейтоне, штат Северная Каролина, мы были призваны обучать на высоком уровне, опираясь на данные Богом дары, сильные стороны и таланты каждого из наших учеников.Благодаря Его видению и Его выдающимся ученикам и учителям мы стремимся приносить Ему славу каждый день. Спасибо, что посетили наш сайт, и мы будем рады познакомиться с вами и вашей семьей. Мы проводим туры, пока практикуем социальное дистанцирование.

Я хвалю тебя, потому что я ужасно и чудесно устроен; у вас замечательные работы, я это прекрасно знаю. Псалом 138: 14

Набор на 2021-2022 учебный год

Вступая в новый учебный год, мы готовы приступить к изучению первого класса наших классических исследований с истории искупления.Это был потрясающий год роста, и для нас большая честь иметь возможность способствовать обучению учащихся в этом году. Нам грустно, что наш класс заполнен, и по мере поступления студентов их заставляют ждать. Если вы хотите присоединиться к нам в туре, мы начнем его в сентябре 2021 года. Вы можете зарегистрироваться на тур по вторникам, который будет проходить каждый вторник, начиная с 31 августа 2021 года. Пожалуйста, зарегистрируйтесь на тур, нажав кнопку ниже. А пока, если у вас есть вопросы, звоните в офис по телефону 919-359-9959.

Спешим поделиться с вами информацией о нашей замечательной школе! Мы будем рады, если вы посетите нас для индивидуального тура. На этих занятиях вы получите исчерпывающий обзор LifeSpring Academy, сможете встретиться с администраторами нашего кампуса и совершить поездку по зданию. После экскурсии и ознакомления с нашей школой мы приветствуем и рекомендуем потратить пару часов на слежку за будущим одноклассником. Студенты будут посещать 1-2 класса с учеником своего текущего класса и, если возможно, пообедать с нашими учениками.

Знакомство с LifeSpring Academy

Часы работы

Понедельник-четверг

Школа грамматики — 8: 30-3: 30

Школа логики и риторики 8: 30-3: 45

919-359-9959

Lifespring — The Washington Post

Салли Энн Роббинс принадлежит к «Прекрасному дому». Ее дом, расположенный недалеко от Фоксхолл-роуд, в реальной жизни, выполнен в розовых и желтых тонах Lilly Pulitzer, тщательно декорирован до сухого детского дыхания на кофейном столике.Сама она служит декоративным акцентом, шелковистой подушкой дорогих светлых волос и тонкой белой одежды.

Салли Энн Роббинс загорелая, яркая и очень общительная. Она выглядит так, будто играет в теннис, занимается рекламой юниорской лиги, устраивает обеды при мягком освещении и много обедает вне дома.

Она знает. Или сделал.

Два года назад она немного устала от жизни в кругосветке. Обеды превратились в несвежие и бессмысленные удобные способы обмена вашингтонскими политическими сплетнями.Волонтерская работа казалась рутинной, а многим ее друзьям — поверхностной.

«Я все время чувствовала, — говорит она теперь, — что здесь может быть нечто большее». Кроме того, даже схема делала кажущуюся уверенной, но по существу неуверенной в себе женщину тем более на вечеринках, что ее руки потели, пока не капали, а на шее начинались пятна. Она стала носить платья с высоким воротником.

Но затем, весной 1977 года, по настоянию близкой подруги Салли Энн Роббинс заплатила 250 долларов за пять дней «базового обучения» с Lifespring.Это была новая программа самосознания, которая для многих казалась в лучшем случае мистикой, в худшем — культизмом.

Многие ее друзья считали ее сумасшедшей, а потом многие из них бросили ее. Но Салли Энн Роббинс говорит, что она никогда в жизни не была счастливее.

Компания Lifespring, Inc. существует в Вашингтоне уже более двух лет, давая начало калифорнийской культуре, как и многие другие панацеи «Я в порядке, ты в порядке» — панацея моего Десятилетия. Он родился в Сан-Франциско пять лет назад, процветал, а затем переселился на восток, чтобы попробовать себя в больших серых городах истеблишмента.Смогут ли принципы дзен-буддизма, воплощенные в методах продаж, подобных тем, которые используются в Encyclopedia Britannica, работать в столице страны? Будут ли они когда-нибудь.

С февраля 1977 года 3 392 жителя Вашингтона «закончили» этот пятидневный 60-часовой тренинг по самоанализу. Из 11 городов Lifespring программа Вашингтона в настоящее время является самой крупной и успешной с точки зрения количества: количество ежемесячных классов выросло с 25 до 30 до более чем 200. Тренинги проходят в бальных и банкетных залах Ramada Inns, а программа , полагаясь исключительно на молву, продолжает расти.

«То, чем мы занимаемся здесь», — говорит Ройс Гарднер, старший инструктор по основам обучения, — «помогает людям взглянуть на свою жизнь с другой точки зрения. Мы тратим около 50 часов на изучение различных интеллектуальных концепций, а затем их объединение. с большим количеством упражнений.

«Например, ответственность — вы знаете,» Я несу ответственность за свою жизнь и за то, что происходит и что не происходит. Мы говорим об этом интеллектуально, а затем мы выполняем упражнения, в которых люди получают ощущение того.«

И еще они о деньгах. Базовое обучение сейчас стоит 300 долларов, а вторая, более интенсивная серия, которую выпускники всегда настоятельно рекомендуют проходить, — стоит 650 долларов». «, — говорит молодая женщина, отношения которой со своим парнем ухудшились после того, как он прошел курсы.» Они втянули его прямо в это. Они никогда не придают большого значения тому, сколько вам это будет стоить, когда они пытаются заставить вас прийти на занятия. «

Группы, такие как Lifespring, как правило, преуспевают здесь», — говорит вашингтонский социальный работник-психиатр. быть очень одиноким городом.Мои пациенты часто спрашивают меня: «Вахи в этом городе, люди хотят знать, что я делаю, прежде чем они захотят узнать мое имя». Это город трудоголиков, город, где цинизм часто заставляет людей чувствовать, что в их жизни нет смысла, нет. цель ».

С такими группами, как Lifespring, по ее словам,« люди могут обнаружить, что у них есть «я», выходящее за рамки тех ролей, которые они играют. Они могут узнать, что, клянусь Богом, «я больше, чем просто GS 14.»

Не все согласны:

«Тот факт, что люди чувствуют себя хорошо, выходя из Lifespring, не имеет никакого значения, — говорит Ирвин Ялом. профессор психиатрии Стэнфордского университета, написавший стандартный учебник по групповой психотерапии.«Есть долгая история, когда люди собираются вместе, когда их просят рассказать о своих чувствах друг к другу, когда с них сбрасывают маски. Когда это происходит неизменно, люди выходят из этих групп в приподнятом настроении. Так всегда бывает».

Ялом, который изучал групповую психотерапию в течение 20 лет, говорит, что в таких организациях, как Lifespring, вероятно, мало вреда, «кроме того, что они вырывают 300 долларов из карманов людей среднего класса, которые, вероятно, могут себе это позволить».

Но что именно делает Lifespring? Тот, кто спрашивает, редко получает прямой или конкретный ответ; расплывчатые обобщения вроде «это изменило мою жизнь», «это укрепило мою уверенность в себе» или «это заставило меня полюбить себя» — обычное дело.Джон Хэнли, 33-летний основатель Lifespring, тоже не сильно помогает. Его определение: «Это просто создает среду, в которой люди могут выпустить то, что уже есть.

Люди, возможно, такие как Фред Коул, сдержанный и формальный бюрократ Госдепартамента. Два лета назад, когда, по его словам, он чувствовал себя немотивированный и подавленный, он впервые услышал об этой штуке под названием Lifespring. Это было в соседнем клубе плавания Честербрук, где полдюжины пар, прошедших обучение, проводили у бассейна выходные, обсуждая программу и изменения в своей жизни.Коул быстро записался, но его жена Уитни отказалась. Теперь она говорит, что Lifespring почти разрушил их брак.

«Он приходил в любое время суток и делал всякие странные вещи», — вспоминает Уитни Коул. «Я возненавидел Lifespring».

Шесть рабочих мест за 23 года

Фред Коул — тихий, энергичный мужчина, которого друзья называют застенчивым по сравнению с его разговорчивой женой. Он носит оксфордские рубашки на пуговицах и использует костыли — результат недавней операции на бедре. Он утверждает, что сейчас счастлив.

«Меня возмущало ее отношение», — говорит он о своей жене, когда он сидит в своем офисе Агентства международного развития при Государственном департаменте, в добрых шести милях от отношения, жены и дома в тени деревьев в Маклине. «Она с самого начала очень плохо отреагировала».

Он познакомился с Уитни на вечеринке в Нью-Йорке после того, как только что уволился с первой из шести разных должностей, которые он будет выполнять за 23 года. Лайфспринг подошел к концу пятого, заняв административную должность в том же офисе, в котором он теперь живет как офицер по готовности к стихийным бедствиям.

«Это звучало так, как будто это было бы хорошо для меня», — говорит он. «Это был низкий период, и я никуда не двигался, особенно по работе. У меня не было особых амбиций, чтобы что-то делать».

Для Уитни это был период ревности и одиночества. Сеансы Lifespring являются конфиденциальными, и слушателям рекомендуется держать в секрете все, что происходит, даже от супругов. «Это было очень опасное время для меня», — говорит она. «Мне пришлось много работать, чтобы держаться за себя».

«Futzing Around»

Хэнли, основатель Lifespring, привык к Уитни Коулз и называет свою организацию разрушителем брака.«Да, я это слышал», — говорит он из домашнего офиса в Сан-Франциско. «Я действительно не чувствую, что мы можем утверждать, что сделали это. Возможно, люди просто не понимали, чего они хотят».

Хэнли, получивший специальность в области социальных наук в Университете Висконсин-Милуоки, окончил его в 1971 году и начал преподавать методы медитации для динамики разума. В 1973 году его перевели в Сан-Франциско, где, по его словам, он начал «терзаться» идеей Lifespring.

Футзинг превратился в общенациональную коммерческую корпорацию, которая собрала 7 миллионов долларов в 1978 году.Хэнли, которому принадлежит 92% акций компании, говорит, что в этом году он заплатит себе 75 000 долларов.

Программа Hanley Lifespring, по мнению ряда экспертов, является еще одной копией очень популярных и очень прибыльных тренингов по ЭСТ, проводимых Вернером Эрхардом. «Это одно из ответвлений длинной серии феноменов групп встреч», — говорит доктор Моррис Парлофф, руководитель отдела психотерапии в Национальном институте психического здоровья. «В последнее время он стал жертвой успеха эст.»В Вашингтоне Lifespring сейчас обучает чуть больше людей в месяц, чем есть; вместе взятые, эти две группы представляют собой большую часть из сотен других альтернативных методов лечения, среди которых айкидо, ролфинг, биоэнергетика и рефлексология, которые возникли. в Вашингтоне в течение последнего десятилетия.

Само движение за личный рост пустило корни в стране в конце 50-х и, по всей видимости, было подкреплено 20 годами современных болезней ». смысла «, — говорит вашингтонский социальный работник-психиатр.

Но в отличие от многих из этих групп, Lifespring настаивает на полной секретности. То, что происходит за закрытыми дверями, носит конфиденциальный характер, что побуждает людей, не прошедших обучение, догадываться о всевозможных религиозных или духовных обрядах.

«Ничего подобного, — настаивают стажеры. По их словам, почти все упражнения можно найти в справочниках по человеческому росту и человеческому потенциалу. Как этот, используемый на однодневных «гостевых сессиях», которые Lifespring проводит для привлечения стажеров:

Два стажёра, выбравшие друг друга в качестве партнёров, сидят за столом, глядя друг другу в глаза.Тренер задает им вопросы типа «почему вы выбрали этого человека?» Были ли вы сборщиком или сборщиком? »« Что такого в человеке, сидящем напротив вас, чего вы бы никогда не сказали им? »И:« Что в вас такого, что вы бы никогда не хотели, чтобы этот человек знал? »- отвечают стажеры. вопросы молча про себя, а затем поговорите о них после того, как все закончится.

Все остальные упражнения, по словам Лайфспрингеров, соответствуют тем же основным принципам. Ничего странного, ничего культового. Так почему же все это так секретно?

«Мы не делаем». «Не хочу, чтобы люди предвкушали и думали о том, как они будут вести себя на тренировке», — говорит Харли.«То, как мы это собрали, дает действительно изящное волнение, которого не было бы, если бы у нас был план курса».

Тем не менее, Уитни Коул говорит, что она часто задавалась вопросом, что на самом деле происходило во время марафона. Она вспоминает, что многие стажеры одевались немного странно. Рубашки Qiana. Золотые цепочки. Костюмы для отдыха. Те, кто тусуется в барах аэропорта и встречается с бортпроводниками. «Для меня, — говорит она. — Это был типичный мужчина Lifespring».

Придирающая сестра

На первом занятии тренинга Lifespring однажды вечером этим летом были золотые цепочки, но столько же рубашек LaCoste.Он находится в Росслине, в отеле Ramada Inn, и более 200 человек записываются на сеанс, который начнется через час.

Есть юристы, студенты, работающие в ночное время, мальчики из продуктовых магазинов, секретари по юридическим вопросам, официантки, даже один президент профсоюза, который не хочет, чтобы его имя было напечатано. Он смущен: что подумали бы его соратники, если бы узнали, что он здесь?

Многие другие тоже робкие. «Я никогда раньше не делал ничего подобного, — говорит 29-летний секретарь по правовым вопросам.«Пожалуйста, не печатайте мое имя в газете».

Никто не знает, что должно произойти, и многие друзья и родственники из лучших побуждений затащили на сеанс.

«Придирающая сестра — вот о чем это для меня», — говорит Майк Фарсон, продавец ночного магазина в супермаркете Safeway. «Она прошла курс, объяснила это, и я согласился. Итак, я здесь».

Фарсон занимает свое место в одной из 10 линий, ведущих к длинному столу, за которым сотрудники Lifespring собирают имена и деньги.Наличные, чеки, даже карты VISA — прекрасное решение для альтернативной терапии.

Теперь очередь Фарсона. Он достает пачку денег из кармана джинсов и выкладывает 270 долларов наличными; он сделал депозит в размере 30 долларов ранее. Взятые вместе, это составляет более чем недельную заработную плату на руки.

И тут слово гаснет. Почти ровно 19:30, и пора начинать тренировку. Все останавливаются и идут в «Rosslyn Room» на втором этаже, который является версией большого танцевального зала Ramada Inn: синие обои в цветочек и сотни синих пластиковых стульев, расставленных перед креслом директора и двумя мольбертами.Столы и 27 сидящих за ними «помощников по обучению» выстроились вдоль задней стены.

В 19:40 в этот день, среда, двери закрываются. Они не откроются до полуночи или часу ночи, а расписание останется прежним в четверг и пятницу. Репортерам и фотографам отказывают во входе, если они не заплатят 300 долларов и не согласятся участвовать, а не наблюдать.

Занятия будут продолжаться все выходные до вечера воскресенья, когда программа завершится заключительным упражнением, которое некоторые выпускники Lifespring неопределенно называют «кульминацией».

То, что происходит во время «кульминации», является совершенно секретным. Выпускники Lifespring пообещали не разговаривать, и, по большому счету, они не разговаривают. Однако немногие, кто все же раскрывает церемонию, которая время от времени меняется, но на самом деле это не так.

В воскресенье вечером тренер говорит своим ученикам закрыть глаза. Тем временем друзья и родственники, которые притащили Источников жизни на занятие, в первую очередь прокрадываются в комнату. глаза открыты, и обычно стажеры чувствуют желание обнять, поцеловать и сказать, что они любят друг друга.

Свет выключается, и тренер зажигает одну свечу, которая используется для зажигания свечей, которые держит каждый ученик. Одна за другой свечи оживают, пока комната не приобретает мягкий мерцающий желтый цвет. Символика стандартна: видите, — говорит тренер, — посмотрите, сколько силы есть в одной свече и / или в человеке, подобном вам?

«Последнее упражнение в воскресенье, — говорит Уэйн Блэк, юрист по связям с общественностью, — показывает людям, что у всех нас есть много власти и резервов, которые мы редко используем, если вообще используем.«Последнее упражнение описал не Блэк.

Успех в темном костюме

Уэйн Блэк, юрист по коммуникациям, выпускник программы Lifespring, но он не носит золотых цепочек и Киану. Вместо этого он носит белые рубашки и за дорогие темные костюмы платили шестизначным доходом. Он источает успех.

Два года назад у успеха были проблемы.

«Я не был подавлен или подавлен, но я знал, что некоторые вещи в моей жизни были разбалансированы. — говорит он. — Было слишком много преданности работе.Каким-то образом я чувствовал себя по-настоящему хорошо, работая сверхурочно, 7 дней в неделю, 31 день в месяц, если это то, что требовалось для выполнения работы. Я давал своим клиентам много обязательств, например: «Конечно, мы сделаем это сегодня днем».

«Итак, когда я шел вечером домой, я бы не выполнил все то, что я сказал клиенту или себе, что я собирался сделать в течение дня. Я приходил домой со всей этой тяжелой работой в моя голова.» Понятно, что его семейная жизнь пострадала.

В июне 1977 года он подписался на Lifespring.

Новообращенные и идентификатор

Теперь, летом 1979 года, Уэйн Блэк, Фред Коул и Салли Энн Роббинс преданы новообращенным принципам Lifespring. Легкий толчок, и они уходят, прочь проповедуют великую трансформацию. Роббинс выбыл из партийной сети, Блэк сократил свое рабочее время, Коул занялся проблемами застенчивости и мотивации.

Lifespring изменил меня, как все говорят, сделал меня более осознанным, более честным, более открытым.Панацея, если хотите, от всего, что было не так с идентификатором и эго, женой или мужем, детьми и машиной.

«Для меня все в жизни должно было быть трудным, чтобы быть хорошим», — говорит Роббинс. Я все усложнил. Поэтому, когда я застревал в пробке, я говорил: «Боже мой, весь мир против меня». Теперь, когда я застреваю в пробке, я застреваю в пробке.

«Lifespring был, наверное, единственной вещью в моей жизни, которая заставляла меня чувствовать себя уверенно. Раньше я, конечно, шла по жизни с внешним видом уверенности, но я не чувствовала этого внутри.

Роббинс настолько увлеклась Lifespring, что прошла второй, более интенсивный курс (650 долларов), а затем третий, который позволил ей стать тренером Lifespring. На это у нее уходили часы и дни. Многие ее друзья, пораженный ее первоначальным интересом, а затем раздраженный ее болтовней о Лайфспринге, в конце концов просто оставил ее одну.

«Мои очень хорошие друзья остались моими очень хорошими друзьями, — говорит Роббинс. — Другие ушли. Я был недостаточно доступен, я не мог в достаточной мере поспевать, и у них просто не было места для этого.Это был хороший способ отделить настоящих друзей от тех, которые не были такими уж реальными ».

Жизнь тренера в конечном итоге отняла у ее семьи слишком много времени, и Роббинс уволился.« Это был потрясающий опыт », — говорит она. … «Но часов должно быть слишком много. Я чувствовал, что мне больше нужен дома ». Не так с Уэйном Блэком, который также прошел второй и третий курсы. Сейчас он периодически помогает на тренингах и постоянно обсуждает программу.

« Я считаю, что это отличный тренинг для адвокатов. ,» он говорит.«Особенно в этом городе, где адвокаты имеют тенденцию специализироваться и являются экспертами в своих областях. Они почти всегда правы в том, что их мнение по любому вопросу, но это не обязательно делает их экспертами в каждой области.

» Часто, — добавляет он, — они забывают провести грань между своей профессиональной и личной жизнью. Я видел много адвокатов, которые испортили свой брак из-за этого.

«Lifespring мне ничего не сказал. Но я решил для себя, что хочу освободить в своей жизни больше места для отдыха, развлечений и игр.Я не так перегружен, как раньше, и очень осторожно говорю: «Мы выпустим его сегодня днем». Это способ быть более честным с самим собой «.

«Он смог увидеть свою работу в перспективе», — говорит его жена Илзе. «Раньше он работал по выходным, по субботам, и больше этого не делает. Теперь у него есть больше времени, чтобы проводить с нами».

Что касается Фреда Коула, он утверждает, что стал менее замкнутым, более любящим и гораздо более счастливым, чем был в последние годы. После Lifespring, по его словам, «я чувствовал себя хорошо о семье, о семье лучше, чем когда-либо.Думаю, я был очень недоволен до того, как попал в Lifespring; это было что-то, что постепенно прогрессировало ».

Его жена не впечатлена.« Я думаю, что Фред стал более самосознательным, но это не изменило его », — говорит Уитни Коул. снова закрой. В общем, в конце жизни я бы не вспомнил Lifespring. Для меня это было просто, ах. . . Я все время думаю о словах, как о кратковременном обострении. Это было просто что-то, что случилось одним летом.»

Bellevue Lifespring | Оценка по Charity Navigator

Коэффициент расходов по программе

75,53%

Более высокий эффект на результат

Коэффициент расходов по программе определяется путем деления расходов на программу на общие расходы (среднее из трех последних 990). показатель отражает процент своих общих расходов, которые благотворительная организация тратит на программы и услуги, которые она предоставляет. Полный кредит 60% — 69.9% Частичный кредит Менее 50% Нулевые баллы как для процентных расходов по программе, так и для обязательств перед активами

Источник: Форма IRS 990

Состав совета директоров

24/24 Независимое влияние

9 при оценке

Charity Navigator ищет как минимум 3 членов совета директоров, при этом более 50% из них определены как независимые (не получающие зарплату).

Наличие независимого руководящего органа настоятельно рекомендуется многими профессионалами отрасли, чтобы обеспечить полное обсуждение и разнообразие взглядов на управление и другие организационные вопросы.

Источник: Форма IRS 990

Независимый аудит или финансовая проверка

Нет аудита

Повышенное влияние на оценку

Аудит, обзор или компиляция предоставляют важную информацию о финансовой подотчетности и точности. Организации оцениваются на основе их общей суммы дохода:

Общая сумма доходов

Ожидание получения кредита

1 миллион долларов США или выше Ожидается завершение аудита 8

00 — 1 миллион долларов

Ожидается завершение аудита, проверки или компиляции
Менее 250 000 долларов Нет ожиданий (исключено из методологии оценки)

Источник: Форма IRS 990

Отношение обязательств к активам

99 7.35%

Меньшее влияние на оценку

Отношение обязательств к активам определяется делением общих обязательств на общие активы (последние 990). Этот коэффициент является показателем платежеспособности и / или долгосрочной устойчивости организации.

Отношение обязательств к активам

Сумма полученного кредита

Менее 50% Полный кредит
50% — 59822% 60% или более Нет кредита

Источник: Форма IRS 990

Веб-сайт

Включен в список

Меньшее влияние на оценку

Charity Navigator ищет веб-сайт в форме 990 как показатель подотчетности и прозрачности.

Некоммерческие организации действуют в обществе, и публичная отчетность о своей деятельности является важным компонентом.

Источник: Форма IRS 990

Политика конфликта интересов

Включена в список

Низкое влияние на оценку

Charity Navigator проверяет наличие политики конфликта интересов в форме 990 в качестве меры подотчетности и прозрачности.

Эта политика защищает организацию и, соответственно, тех, кого она обслуживает, когда она рассматривает возможность заключения сделки, которая может принести пользу частным интересам должностного лица, директора и / или ключевого сотрудника организации.

Источник: Форма IRS 990

Протокол заседания Совета директоров

Документировано

Пониженное влияние на оценку

Charity Navigator пытается подтвердить в форме 990, что организация использует этот процесс в качестве меры подотчетности и прозрачности.

Официальный отчет о событиях, происходящих во время собрания совета директоров, гарантирует, что современный документ существует для использования в будущем.

Источник: Форма IRS 990

Сохранение и уничтожение документов

Включено в список

Меньшее влияние на оценку

Charity Navigator проверяет наличие политики хранения и уничтожения документов в соответствии с формой 990 в качестве меры подотчетности и прозрачности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *