Концепции самораздвоения меры г х шингарова: Диссертация на тему «Методология познания живого: идея самоподобия самоорганизующихся систем», скачать бесплатно автореферат по специальности ВАК РФ 09.00.01

Современные концепции саморазвивающего обученияи способы их реализации Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

Литература

1. Журнал Московской Патриархии. 1990. № 1.

2. Цыпин, В. (протоиерей). История Русской Церкви. 1917 — 1997 / В. Цыпин (протоиерей). М., 1997.

3. Журнал Московской Патриархии. 1997. № 3.

4. Журнал Московской Патриархии. 1997. № 6.

5. Журнал Московской Патриархии. 2004. № 10.

6. Православный церковный календарь. 2008. М.: Совет Рус. православной церкви, 2007.

7. Журнал Московской Патриархии. 2005. № 8.

Е.В. ЕЖАК (Ростов-на-Дону)

СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ САМОРАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ И СПОСОБЫ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ

Анализируется теория самовоспитания в постсоветский период, рассматриваются принципиально новые подходы отечественных учёных к содержанию понятия «самовоспитание».

Выделяются особенности отдельных современных концепций саморазвивающего обучения и технологий их практической реализации.

Новые ориентации и ценности образования, характерные для ситуации, сложившейся в нашей стране в постсоветский период, определили необходимость пересмотра содержания понятия «самовоспитание». Одним из первых отечественных ученых, предпринявших попытку истолкования данного понятия с позиций идеи свободного саморазвития личности, стал О.С. Газман.

Ученый обращается к потенциалу сознания, которое он считает основной ценностью образования [1]. Под сознанием понимается целостная категория образования личности, включающая три взаимосвязанных компонента: образ мира, образ мыслей, образ Я. По мнению О.С. Газмана, эти компоненты в их единстве «наиболее точно характеризуют личность как субъек-

та сознания … сознание творит деятельность, а значит, и самого человека» [2: 34]. Автор по-новому ставит вопрос об объекте образования. По его мнению, таковым не может выступать ни отдельная личность, ни группа, ни общество в целом. Объектом образования является только образовательный материал (явления, символы, модели, ситуации, ценности, деятельность, отношения, атмосфера, предметы), в процессе выбора и преобразования которого происходит самоопределение личности. Самоопределение, таким образом, является процессом и результатом осознанного выбора личностью позиций, целей, средств самореализации в конкретных жизненных условиях, ведущим механизмом обретения внутренней свободы.

О.С. Газман употребляет термин «педагогика свободы», который он противопоставляет понятию «педагогика необходимости». Педагогика необходимости, по его мнению, изучает мир таким, каков он есть. В рамках «педагогики необходимости» не ставится вопрос об изучении индивидуальных характеристик ребенка; она интересуется человеком как некой абстрактной категорией. Человек предстает некоторым субстратом педагогического воздействия. Проблему развития у детей способности к самопознанию «педагогика необходимости» не исследует.

«Педагогика свободы», по О.С. Газма-ну, изучает проблемы конкретного человека, рассматривая его как субъект выбора. Выбор осуществляется человеком по отношению к себе, что требует углубленного исследования проблем формирования самосознания, свободной деятельности, самоопределения, самостоятельности, самовоспитания. Такая постановка проблемы делает особенно актуальными рассмотрение вопросов, связанных с педагогической поддержкой формирующегося человека в его автономном духовном строительстве, самовоплощении («неадаптивной активности») , жизненном самоопределении.

В контексте данных рассуждений

О.С. Газман проводит различия между содержанием двух категорий — педагогической поддержки и воспитания. Автор точно определяет семантический смысл категории поддержки, справедливо полагая, что поддерживать можно лишь то, что уже имеет-

© Ежак Е.В., 2008

ся в наличии, но представлено на недостаточно высоком уровне сформированности. Педагогическая поддержка, по О.С. Газ-ману, не может заменить воспитание, т.к. человек сам из себя не может вырастить культуру, создаваемую веками.

Таким образом, теоретик выходит на проблему соотношения объема и содержания категорий «воспитание» и «самовоспитание». Он проводит значительные различия между данными понятиями. Воспитание, как было подчеркнуто выше, в концепции О.С. Газмана ассоциируется прежде всего с культурой, выработанной предшествующими поколениями, это категория историческая. Уровень воздействия воспитания на конкретного человека может быть выявлен в том случае, если субъект педагогического воздействия сам станет ощущать потребность в сотворении личной культуры, предпримет усилия для того, чтобы войти в более высокие слои культурного и нравственного взаимодействия со взрослым, сотрудничества с ним в самостоятельном построении собственной личности в условиях поддержки того качественно специфического, что уже присуще ему как носителю субъектности.

Особый интерес представляет теория Г.К. Селевко [5]. Теоретик рассматривает образовательные процессы в тесной связи с проблемами формирования личности в контексте субъект-субъектных отношений. Г.К. Селевко верно отмечает, что в традиционной субъект-объектной педагогике (Я.А. Коменский, И. Гербарт) ребенку отводится роль объекта, которому старшие поколения (учителя) передают опыт. Современная педагогика все чаще обращается к ребенку как к субъекту учебной деятельности, стремящемуся к самоопределению и самореализации. Поэтому необходимо рассматривать формирующегося человека как объект и субъект управления по отношению к своей деятельности.

Г.К. Селевко считает, что уже старший дошкольник способен принимать решения, давать себе команду, в определенной мере контролировать свои действия. Он определяет человека следующим образом: «Человек — весьма совершенная самоуправляющаяся и саморегулирующаяся система. Уровень самоуправления — одна из главных характеристик личностного развития» [5: 10]. Рассматривая проблемы психологического механизма саморегуляции, ав-

тор констатирует, что личность выборочно относится к внешнему воспитательному и обучающему воздействию, принимает или может отвергать его полностью или частично, являясь тем самым активным регулятором своей психической деятельности. Всякое изменение личности происходит как сознательный выбор или сознательное решение, т.е. через регуляцию личностью «изнутри». Основу внутреннего саморегулирующегося механизма представляют три интегральных качества (психогенные факторы развития) — потребности, направленность, Я-концепция.

Автор не отрицает концепцию материальной зависимости потребностей человека. Он определяет потребности как фундаментальные свойства индивида, выражающие его нужду в чем-либо. В число духовных потребностей человека включаются, наряду с познавательными такие, как потребность в самоопределении, самоутверждении, самовоспитании, самообразовании, самосовершенствовании. Таким образом, самовоспитание поставлено в один ряд с другими категориями, фиксирующими направленность личности на свое самофор-мирование.

Данная позиция нашла свое отражение в авторской технологии саморазвивающе-го обучения. Исходной идеей для разработки данной технологии явился смелый для своего времени тезис немецкого педагога А. Дистервега о том, что воспитание достигло своей цели, когда человек обладает силой и волей самого себя преобразовывать и знает способ и средства, как это осуществить.

Г.К. Селевко последовательно реализует идею о том, что деятельность ребенка должна быть организована как удовлетворение не только его познавательной потребности, но и целого ряда других потребностей саморазвития личности. К таковым автор относит потребности в самоутверждении, самовыражении, самоактуализации. Целью и средством в педагогическом процессе называется доминанта самосовершенствования личности, включающая установку на самовоспитание и самоопределение. Акцент в целях данной технологии ставится на самоуправляющие механизмы личности, воспитание доминанты саморазвития личности, формирование индивидуального стиля учебной деятель-

ности. Технология включает работу по трем взаимосвязанным «подсистемам»:

1) «теория» — освоение теоретических основ процесса самосовершенствования; в учебный план школы с 1-го по 10-й класс должна добавляться принципиально важная компонента — курс «Самосовершенствование личности»;

2) «практика» — формирование опыта деятельности по самосовершенствованию; эта работа ведется во второй половине дня во время внеурочных занятий;

3) «методика» — реализация форм и методов саморазвивающего обучения в преподавании основ наук.

Особый интерес представляют знания, умения и навыки, которые, по мысли автора технологии, будут получены в процессе освоения курса «Самосовершенствование личности», который является системообразующей и интегрирующей базой всего процесса школьного образования. Он построен с учетом возрастных возможностей и включает следующие разделы (по классам): 1- 4-й — «Начала этики (саморегуляция поведения)»; 5-й — «Познай себя (психология личности)»; 6-й — «Сделай себя сам (самовоспитание)»; 7-й — «Учись учиться (самообразование)»; 8-й — «Культура общения (самоутверждение)»; 9-й -«Самоопределение»; 10-й — «Саморегуляция»; 11-й — «Самоактуализация».

В последовательности раскрытия содержания разделов данного курса по ступеням обучения можно усмотреть приоритетность целей педагогического сопровождения. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что проблемам самовоспитания автор отводит тот период жизни ребенка, когда он становится подростком и начинает глубоко задумываться о своем месте в жизни. В процессе занятий в рамках данного курса половина учебного времени отводится на практическую, лабораторную и тренинговую формы работы, которые включают составление программ самосовершенствования по разделам и периодам развития, рефлексию жизнедеятельности, тренинги и упражнения по самовоспитанию, самоутверждению и самоопределению. Новым моментом в реализации технологии самооткрытия личности является сочетание творческой деятельности школьника в системе клубного пространства (концепция С.Т. Шацкого) и внеклассной творческой деятельности по обучающе-воспитательной

системе И.П. Волкова. Возможность перехода и выбора оказывает, как показала практика, большое влияние на формирование «Я-концепции» ребенка, который начинает открывать свой созидательный потенциал. У детей формируются новые структуры Я способен, Я свободен, Я творю, Я выбираю, Я оцениваю.

В конце 1990-х годов проблема самовоспитания находилась в центре научных интересов группы сотрудников ИСПО РАО, возглавляемой Н.П. Осиповым. Актуальность разработки данной проблематики обосновывалась изменением социально-экономического положения в стране и системой новых требований, выдвигаемых к личности в условиях формирующегося рынка, который рассматривался как мощный стимул для развития чувства хозяина, самостоятельности, самодеятельности, предприимчивости каждого человека [3]. В концепции самовоспитания, обоснованной П.Н. Осиповым, сохранялось выдвинутое

В.А. Сухомлинским справедливое положение о том, что воспитание не может быть эффективным, если оно не опирается на самовоспитание [4].

В работах П.Н. Осипова значительное внимание уделяется определению процесса самовоспитания. Понять особенности его позиции возможно при обнаружении тех исходных методологических позиций, которыми он руководствуется. К их числу, прежде всего, следует отнести синергетические идеи самоорганизации, в рамках которых человек рассматривается как са-морегулируемая, саморазвивающаяся система со всем комплексом его наследственных, врожденных, приобретенных и развитых в процессе жизни качеств. В понятие «самовоспитание» автор включает ряд позиций, подтверждающих его точку зрения. В данное понятие включается не только формирующий эффект деятельности как таковой (учебной, трудовой, профессиональной, познавательной, эстетической, физической) по достижению поставленных целей, совершаемой с помощью волевого усилия над собой, но и саморегуляция этой деятельности, предусматривающая самоконтроль, самоанализ, самооценку ее хода и результатов, а при необходимости — и коррекцию, уточнение целей и задач, поиск оптимальных средств и способов са-моизменения. Теоретик определяет самовоспитание следующим образом: « Самовос-

питание представляет собой сознательное и целенаправленное освоение человеком многообразного социального опыта, совершенствование себя в различных направлениях развития в соответствии с интересами общества и самой личности в духе общечеловеческих ценностей» [4: 21]. Из данного определения следует, что П.Н. Осипов не разделяет позицию, согласно которой самовоспитание всегда имеет позитивную направленность, и поддерживает точку зрения А.И. Рувинского о многовекторности результатов усилий по саморазвитию.

Новым теоретическим аспектом концепции П.Н. Осипова является его попытка преодолеть авторитарный подход в трактовке личности как объекта воспитательных воздействий, что находит отражение в разработанной им методологии стимулирования самовоспитания и управления процессом самовоспитания учащихся. Теоретик устанавливает признаки, которые характеризуют процесс самовоспитания и на которые следует ориентироваться при планировании и организации работы по стимулированию самовоспитания: наличие идеала, умение самостоятельно ставить перед собой определенные цели и задачи по его достижению; осознание учащимися своего образа жизни, своих достоинств и недостатков, адекватность самооценки; требовательность к себе, недовольство собой, стремление стать лучше, осознание необходимости самовоспитания; наличие определенной программы или плана по достижению поставленных перед собой целей; знание методики самовоспитания, средств и способов работы над собой, владение ими; конкретная деятельность в одном или нескольких направлениях своего развития, разносторонность самовоспитания; устойчивость (систематическое, эпизодическое) и результативность самовоспитания.

Стимулирование самовоспитания учащихся представляет собой целенаправленный процесс управления саморазвитием личности, основанный на гармонизации целей воспитания и самовоспитания учащихся. С учетом этого наиболее общая цель стимулирования самовоспитания — способствовать саморазвитию и осознанной социализации учащихся.

Таким образом, в концепции О.С. Газ-мана были намечены ведущие ориентиры, стратегии педагогики личности. Категория самовоспитание выступает как понятие,

характеризующее стремление человека войти в мир уже выработанных человечеством ценностей и нормативов, лично осмыслить их и построить свою позицию в самореализации своего жизненного пути.

Технология саморазвивающего обучения Г.К. Селевко, в основе которой лежит понимание личности как постоянно переопределяющейся, выходит за рамки школьного обучения. Автор вносит в свою концепцию понятие самоутверждающей деятельности, которая оценивается как активность личности в самосовершенствовании, реализуемая в течение всей жизни. В концепции Г.К. Селевко впервые появляется термин «самоперевоспитание», который закрепляет сознательные усилия личности по анализу негативных установок. Этот момент представляется весьма важным и новым. Он свидетельствует о том, что автор близок к последовательной реализации некоторых позиций концепции «самовоспитание через всю жизнь», которая в настоящее время разрабатывается в отечественной педагогике.

Теория П.Н. Осипова представляет собой целостное образование, включающее достаточно разработанные аспекты: задачи стимулирования самовоспитания, критерии стимулирования, методика стимулирования, компоненты системы стимулирования, этапы стимулирования, условия эффективности стимулирования. Теория П.Н. Осипова представляет собой значительный шаг в развитии теоретических основ самовоспитания.

Литература

1. Газман О.С. Самоопределение / О.С. Газ-ман // Новые ценности образования: тезаурус для учителей и школьных психологов. М., 1995.

С. 82 — 89.

2. Газман, О.С. Педагогика свободы: путь в гуманистическую цивилизацию XXI века / О.С. Газман // Новые ценности образования. М., 1996. Вып. 6. С. 34 — 41.

3. Осипов, П.Н. Новые социально-экономические условия переходного периода и общественные требования к личности / П.Н. Осипов. Казань: ИССО РАО, 1996. 100 с.

4. Осипов, П.Н. Стимулирование самовоспитания учащихся: Концепция и программа опытно-экспериментальной работы на 1998 -2000 гг. / П.Н. Осипов. Казань: б/и, 1998. 44 с.

5. Селевко, Г.К. Современные образовательные технологии: учеб. пособие / Г.К. Селевко. М.: Нар. образование, 1998. 256 с.

И. Пригожин и Г. Хакен

И. Пригожин и Г. Хакен — основные концепции самоорганизации.

Сегодня синергетика- это новое течение в познании человеком природы, общества и самого себя, и того зачем вовсе он существует на этом свете. Новые открытия достигаются путем использования нелинейного мышления и сложения достижений различных наук при конструировании образа мироздания. Синергетический подход подразумевает нелинейное развитие по разветвленному сценарию, когда новый образ человека и общества не является результатом закономерного развития, а является следствием выбора одного из возможных версий развития под влиянием различного рода взаимодействий.

Во второй половине ХХ века в круг развития научного знания вошли такие важнейшие задачи, как исследование сложных и самоорганизующихся систем. Самоорганизация — в самом общем понимании означает самоструктурирование, самодвижение, самодетерминацию природных, естественных систем и процессов. К таким системам стали относить информационные и биологические, социальные, физические и химические среды, головной мозг, психику человека и другие. В это время наступило осознание, что изменение физических представлений о мире вышло за пределы физических наук, перешло на уровень космологических вопросов, что изучение самоорганизации находится на стыке естествознания и философии и необходимо создание определенно новой картины мира. Этот период можно назвать эпохой в развитии естествознания и философии. Таким образом, осмысление самоорганизации стало символом перехода в XXI век.

Объектом исследования синергетики являются сложноорганизованные неравновесные системы, переходящие от хаоса к порядку и обратно. К новому течению междисциплинарных исследований примыкают люди различных сфер научного знания, которые идут к понимаю идей синергетики с точки зрения своей специализации, будь то биология или химия, философия или социология, математика или физика и т.д.

На сегодняшний день на Западе сформировались и активно действуют две школы, которые проводят исследования в области синергетики. Первая это Брюссельская школа. Начало Брюссельской школы положил потомок русских эмигрантов, лауреат Нобелевской премии по химии Илья Романович Пригожин. Основатель второй школы немецкий ученый-физик Г. Хакен, стоящий во главе Института синергетики и теоретической физики в Штутгарте. Впервые термин «синергетика» начал использовать Г. Хакен.

Синергетика возникла на стыке наук физика и химия 70-е гг. XX в., основателем является Г. Хакен. «Синергетика» как термин для обозначения междисциплинарного направления, в котором результаты его исследований по теории лазеров и неравновесным фазовым переходам должны были (и это произошло) предоставить идейное основание для продуктивного взаимосотрудничества исследователей из разнообразных областей знания был введен Г. Хакеном.

Синергетика на данный момент является наиболее общей теорией самоорганизации и изучает закономерности этих явлений во всех типах материальных систем. По словам Г. Хакена, принципы самоорганизации распространяются «от морфогенеза в биологии, некоторых аспектов функционирования мозга до флаттера крыла самолета, от молекулярной физики до космических масштабов эволюции звезд, от мышечного сокращения до вспучивания конструкций».

Основываясь на этом знании, синергетика дает следующее объяснение механизма возникновения порядка из хаоса. До тех пор пока система находится в состоянии термодинамического равновесия, все ее элементы ведут себя свободно друг от друга и на основание упорядоченных структур неспособны. В какое-то время поведение открытой системы становится неоднозначным. Та точка, в которой обнаруживается неоднозначность процессов, называется точкой бифуркации или точкой разветвления. В точке бифуркации меняется роль внешних для системы воздействий: ничтожно малое влияние приводит к существенным и даже непредсказуемым последствиям. Между системой и средой устанавливается отношение положительной обратной связи, т.е. система оказывать воздействие на окружающую среду таким образом, что развивает условия, способствующие изменениям в ней самой. Т.е. система не разрушается под влияниям среды, меняя условия своего существования.

В своих трудах Г. Хакен разбирает, с одной стороны, физические объекты и системы, обладающие строгим математическим описанием. С другой стороны — рассматривает, в частности, биологические макросистемы, на которые принципы и выводы, полученные для физических систем можно переносить лишь по аналогии. Формулы и диаграммы являются для биологических систем образными метафорами.

Брюссельская школа лауреата Нобелевской премии И.Р. Пригожина формирует термодинамический подход к самоорганизации с точки зрения диссипативных структур, открывающую исторические предпосылки и мировоззренческие основания теории самоорганизации.

В отрытых системах поток энергии может вывести ее из устойчивого состояния — возникает развитие неустойчивостей, а их последующая самоорганизация может привести систему в устойчивое неоднородное состояние. Этим состояниям И. Пригожин дал имя «диссипативные структуры». В пример можно привести автоколебания, возникающие, например, в тонком горизонтальном слое масла при его подогреве снизу (ячейки Бенара) или в лазерах. Другой известный пример — уединенные волны на поверхности воды и в других средах (солитоны).

Термин аттрактора (от лат. attraho притягивающий к себе), фигурирующее в изучении И. Пригожина, применяется им для описания эволюции диссипативных систем; к таким, например, относится движение реального маятника, учитывающее трение. В отличие от идеального маятника (без трения), движение которого бесконечно, колебания реального постепенно прекращаются и маятник останавливается в положении равновесия: это положение и есть аттрактор.

Термодинамика неравновесных процессов совместно с теорией диссипативных структур, развиваемые биофизиком И. Пригожиным, Ю. Климонтовичем и другими используется теперь не только в физике, но и экологии. Есть даже удачные попытки их использования в социологии, языкознании, психологии, педагогике.

Мы проанализировали основные концепции самоорганизации: синергетика (Г. Хакена) и теория диссипативных структур (И. Пригожина). Теория самоорганизации оказывается в самом эпицентре общечеловеческих вопросов мироосмысления, образовывая новое мировидение и философию, позволяет увидеть существенный прогресс в решении обозначенных вопросов в рамках новой парадигмы.

Сама концепция самоорганизации — одно из самых ярких многообещающих направлений в научной жизни этого десятилетия и её теоретико-познавательный статус находятся на этапе становления.

Самоорганизация как научное течение исследований является востребованной обществом. Ее главные концепции дают возможность продуктивно взаимодействовать ученым разных специализаций на языке системного осмысления и поиска новых решений. Обозначенные определения самоорганизации, полученные преемственным образом, могут конструктивно применяться при решении большого количества конкретных задач в разнообразных областях наук. Она может быть использована как основание междисциплинарного синтеза знания, как основание для диалога естественников и гуманитариев, для кросс-дисциплинарной коммуникации, диалога и синтеза науки и искусства, диалога науки и религии, Запада и Востока (западного и восточного миропонимания). Являясь междисциплинарной по своему характеру, самоорганизация позволяет выработать некоторые новые подходы к обучению и образованию, к действенному информационному обеспечению различных слоев общества.

Список используемой литературы:

1) Князева, Е.Н. Основания синергетики: человек, конструирующий себя и свое будущее / Князева, Елена Николаевна, Курдюмов, Сергей Павлович. — Издание 2-е, стереотипное. — М.: КомКнига, 2007. — 231 с.

2) Пригожий И.Р. Переоткрытие времени // Вопр. философии. — 1989. — № 8. -С. 11.

3) Пригожий И., Стингере И. Время, хаос, квант. — М.: Прогресс, 1999. П.

4) Хакен Г. Синергетика. — М.: Прогресс, 1986.

5) Хакен Г. Информация и самоорганизация. – М. 1991

Концепция самоменеджмента Б. и Х. Швальбе — Студопедия

Завершим рассмотрение концепцией самоменеджмента, которая по своей направленности наиболее сориентирована именно на карьеру. Авторы концепции Бербель и Хайнц Швальбе в качестве центральной идеи выбрали связь карьеры с успехом. Именно ориентация на достижение успеха, т. е. результата деятельности, соотнесенного с ожиданиями, системой ценностей, жизненными целями индивида, а также получающего положительную общественную и социальную оценку, служит главным мотивом продвижения по ступеням деловой карьеры.

Отметим справедливость наблюдения авторов, что люди, ориентирующиеся на успех, надеются прежде всего на свои деловые качества. Поэтому путь к успеху лежит через самопознание и совершенствование своих деловых качеств. Предлагая читателям ряд практических советов и методик по саморазвитию совокупности деловых качеств для достижения успеха, исследователи предостерегают: тренировка способностей, которые даны от природы, или совершенствование личностных качеств — это еще половина дела, важно уметь трансформировать результаты, добытые упорным трудом самосовершенствования, в деловой или профессиональный успех.


Для этого необходима личная концепция деловой карьеры, объективно учитывающая собственные достоинства и недостатки и ориентированная на свои представления об успехе. Такая концепция может быть разработана на основе изучения ответов на следующие вопросы:

¾ какие усилия работник готов затратить для достижения успеха?

¾ готов ли он работать самостоятельно или под началом?

¾ в какой степени он готов рисковать ради успеха?

¾ какой путь более приемлем — предпринимательская или служебная карьера?

Таким образом, эта концепция ценна своей нацеленностью на успех как результат и критерий деловой карьеры. При этом работа по саморазвитию приобретает направленность на достижение делового или профессионального успеха, что придает ей сильную мотивацию.

В то же время недостает подкрепления общих, “универсальных” практических советов методиками и тестами самооценки, технологиями саморазвития и другими психолого-педагогическими инструментами работы над собой по осуществлению карьеры. К тому же эта концепция, как и предыдущие, не опирается на знания о механизмах деловой карьеры.

Таким образом, вряд ли какая-либо из рассмотренных концепций самоменеджмента может быть предложена в качестве достаточно обоснованной и эффективной методики управления собственной карьерой. Хотя, вне сомнений, каждая из них предлагает немало полезных методов, приемов, советов и рекомендаций, которые можно использовать в самоменеджменте деловой карьеры. Необходимо только понять сущность процесса деловой карьеры, познать ее социально-психологические механизмы, чтобы на их основе разработать систему эффективных приемов и методов самопознания, самооценки, самореализации и саморазвития во имя успеха.

«ПОРЯДОК ИЗ ХАОСА»: КОНЦЕПЦИИ СИНЕРГЕТИКИ В МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ»

Л.И. Бородкин
Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Синергетику часто называют наукой о сложном, учением о самоорганизации, об универсальных закономерностях эволюции сложных динамических систем, претерпевающих резкие изменения состояний в периоды нестабильности. Один из основателей синергетики, немецкий физик Г.Хакен определял ее не только как науку о самоорганизации, но и как теорию «совместного действия многих подсистем, в результате которого на макроскопическом уровне возникает новая структура и соответствующее функционирование».

В течение последнего десятилетия все большее внимание в дискуссиях по методологическим аспектам исторических исследований привлекают концепции синергетики и тесно связанной с ней теории хаоса. Появление основных концепций синергетики ассоциируется во многом с научным творчеством Ильи Пригожина, лауреата Нобелевской премии в области химической физики, известного бельгийского ученого русского происхождения. Изучая физику неравновесных систем, И.Пригожин открыл новые эффекты, которые лаконично отражены в названии известной книги «Порядок из хаоса» 1 .

Отметим, что в начале предыдущего, XIX столетия эту же парадоксальную «формулу» ввел М.Т.Каченовский, редактор русского журнала «Вестник Европы», который в комментарии к публикации немецкой статьи «О политическом равновесии в Европе» провозгласил: «из хаоса рождается порядок» 2 . Впрочем, этой формуле не одна тысяча лет.

Синергетику часто называют наукой о сложном, учением о самоорганизации, об универсальных закономерностях эволюции сложных динамических систем, претерпевающих резкие изменения состояний в периоды нестабильности. Один из основателей синергетики, немецкий физик Г.Хакен определял ее не только как науку о самоорганизации, но и как теорию «совместного действия многих подсистем, в результате которого на макроскопическом уровне возникает [новая] структура и соответствующее функционирование» 3 .

«Приблизительно 25 лет назад, — пишет Хакен, — я задал вопрос: «имеет ли самоорганизация общие законы?», и предложил изучать этот вопрос в рамках новой дисциплины, которую я назвал синергетикой 4 . Вопрос, существуют ли в ней общие законы или принципы, казался несколько удивительным и возможно даже шокирующим 5 . В 1980-х гг. единая наука о самоорганизации была названа в Германии синергетикой (Г.Хакен), во франкоязычных странах — теорией диссипативных структур (И.Пригожин), в США — теорией динамического хаоса (М.Фейгенбаум). В отечественной литературе принят преимущественно первый термин, наиболее краткий и емкий 6 . Нередко все эти «ветви» растущего древа науки о самоорганизации называют «complexity science»(«наука о сложном»). Подчеркивая ее темпоральные аспекты, нередко отмечают, что эволюционно-синергетическая парадигма выдвигается на передний план современной науки 7 . В соответствии с этой парадигмой, развитие понимается как последовательность длительных периодов, соответствующих стабильным состояниям системы, которые прерываются короткими периодами хаотического поведения («бифуркациями»), после чего происходит переход к следующему устойчивому состоянию («аттрактору»), выбор которого определяется, как правило, флуктуациями в точке бифуркации 8 .

По мнению акад. В.С.Степина, саморазвивающиеся системы характеризуются синергетическими эффектами, принципиальной необратимостью процессов. Взаимодействия с ними человека протекает таким образом, «что само человеческое действие не является чем-то внешним, а как бы включается в систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний» 9 .

Широкое распространение концепций синергетики как общенаучной парадигмы конца ХХ века поставило вопрос не просто о расширении категориального аппарата социально-гуманитарных дисциплин, а и об использовании достаточно универсальных математических моделей, разработанных в рамках теории нелинейных динамических систем и математической теории хаоса, тесно связанных с концепциями синергетики. Синергетика исходит из того, что линейный характер развития процессов и равновесные состояния отнюдь не являются доминирующими в реальности; большего внимания исследователей заслуживает непредсказуемость поведения изучаемых систем в периоды их неустойчивого развития, в точках бифуркации, в которых малые случайные флуктуации могут оказать сильные воздействия на траекторию процесса (в то время как в условиях «равновесия», обычно рассматриваемых традиционной наукой, большие флуктуации мало влияют на ход процесса). Возникающий вблизи точки бифуркации «хаос» не означает, что порядок исчезает; он означает, что динамика процесса становится внутренне (а не в силу внешних причин) непредсказуемой. Центральный вопрос, который обсуждается историками в этой связи — влияние случайностей, которые принципиально невозможно предугадать и прогнозировать, на общий характер развития изучаемого процесса. С этим вопросом связаны и новые подходы к изучению альтернатив общественного развития, возникающих в точках бифуркации.

Не менее важным для историков является и источниковедчески-методический аспект применения синергетики в исторических исследованиях. Дело в том, что если источники дают возможность реконструировать достаточно длинные временные ряды, характеризующие существенные свойства изучаемого процесса, то с помощью специальных компьютеризованных методик можно проверить гипотезу о наличии хаотических режимов 10 .

Подтверждение этой гипотезы дает ключ к пониманию резких изменений (как количественных, так и качественных) в динамике процесса, которые могут происходить и без сколько-нибудь заметных внешних причин, в силу нелинейного его характера.

Цель данной работы — обсуждение методологических проблем применения концепций синергетики в исторических исследованиях.

* * *

Последняя четверть ХХ века характеризуется противоречивыми тенденциями в поисках методологии исторического исследования. Доминирующей была, пожалуй, тенденция к обособлению истории от других наук, проявившаяся, в частности, в подчеркивании специфики исторического знания, усилении «антисциентистского» направления, постмодернистского подхода. В этой связи отмечают поворот от объективистской к субъективистской концепции науки, от позитивизма к герменевтике, от количественных методов к качественным 11 .

Однако к концу века этот процесс зашел, по-видимому, слишком далеко. В последние годы в работах историков чаще стал применяться междисциплинарный подход, активнее используются общенаучные методы. Как отмечает Л.П.Репина, «все громче звучит призыв к преодолению антитезы сциентистской и гуманистической тенденций, структурного и антропологического подходов, макро- и микроистории, системного и динамического видения исторического процесса» 12 . По мнению известного французского историка-методолога М.Эмара, история сегодня должна быть открыта для всех направлений мысли и гипотез, выдвигаемых другими дисциплинами, которые тоже изучают общество, а ее методы, так же как и способы постановки вопросов, должны быть в значительной степени обновлены 13 .

Одно из направлений обновления методологически-методического инструментария историков связано, с одной стороны, с более активным включением общенаучных категорий в понятийно-категориальный аппарат исторической науки 14 ,

а, с другой стороны — с совершенствованием математических методов анализа данных исторических источников и математических моделей исторических процессов. Опыт квантификации, накопленный исторической наукой в 60-80-х гг. ХХ в., отчетливо выявил тенденцию к постепенному внедрению все более сложных методов математической статистики. Эта тенденция проявляется и в течение последнего десятилетия, но уже на новом, качественно ином витке процесса квантификации. Речь идет прежде всего о методах нелинейной динамики (в частности, теории хаоса), применяющихся для создания моделей сложных процессов и обнаружения хаоса в эмпирических динамических рядах. В нашей стране освоение этого нового этапа проводится в русле направления квантификации исторических исследований, созданного акад. И.Д.Ковальченко. Характеризуя это направление, О.М.Медушевская пишет: «В работах школы Ковальченко уверенно звучит установка на метод, на такое знание, которое в принципе может быть логически выведено. В ситуации, когда даже среди части профессиональных историков распространено убеждение, что история — «не такая наука», как другие, что она не обязана репрезентировать научному сообществу логику своего движения к истине, то есть в ситуации постмодернистского методологического кризиса, подчас трудно различить границу между научным исследованием и эссеистикой на историческую тему» 15 . Одна из актуальных для современного научного сообщества проблем, как отмечает Медушевская, это проблема метода, проблема профессионализма в условиях междисциплинарности, понимаемой в смысле активного взаимодействия между историками и представителями других наук — гуманитарных, информационных, естественнонаучных, — ставшей реальностью и имеющей перспективы дальнейшего, все более широкого распространения 16 .

Прежде чем перейти к обсуждению методологических проблем применения концепций и методов синергетики в истории, дадим краткую характеристику этого общенаучного подхода к изучению сложных динамических систем, обращая внимание на специфику социальных систем.

Синергетика и социальное знание

Еще 20 лет назад Ю.А.Данилов, один из наиболее известных ученых, работающих в области синергетики, дал такую характеристику этому направлению, связанному с изучением нелинейных динамических систем: «Среди множества почетных титулов, которые принес нашему веку прогресс науки, «век нелинейности» — один из наименее звучных, но наиболее значимых и заслуженных… Мир нелинейных функций так же, как и стоящий за ним мир нелинейных явлений, страшит, покоряет и неотразимо манит своим неисчерпаемым разнообразием. Здесь нет места чинному стандарту, здесь господствует изменчивость и буйство форм» 17 .

Системы, составляющие предмет изучения синергетики, могут быть самой различной природы и изучаться различными науками, например, физикой, химией, биологией, математикой, экономикой, социологией, лингвистикой (перечень наук легко можно было бы продолжить) 18 . В отличие от традиционных областей научного знания, синергетику интересуют общие закономерности эволюции систем любой природы. Абстрагируясь от специфической природы систем, синергетика обретает способность описывать их эволюцию на обобщенном языке, устанавливая своего рода изоморфизм двух явлений, изучаемых средствами двух различных наук, но приводимых к общей модели. Выявление единства модели позволяет синергетике делать достояние одной области науки доступным пониманию представителей совсем другой области 19 . Ю.А.Данилов подчеркивает, что синергетика отнюдь не является одной из пограничных наук (типа физической химии или математической биологии), возникающих на на стыке двух наук. По замыслу Хакена, синергетика призвана играть роль своего рода метанауки, подмечающей и изучающей общий характер тех закономерностей и зависимостей, которые частные науки считали «своими» 20 .

Процесс формирования нового междисциплинарного направления не был гладким. Как отмечает Ю.А.Данилов, дебаты между сторонниками синергетики и ее противниками по накалу страстей напоминали печально знаменитую сессию ВАСХНИЛ или собрания, на которых разоблачали и осуждали буржуазную лженауку кибернетику 21 .

Сегодня уже нет необходимости доказывать полезность синергетического подхода. Явления самоорганизации, нелинейные эффекты в динамике различных процессов, хаотизация их состояний активно изучаются представителями различных наук, использующих категориально-понятийный аппарат и методы синергетики. Однако, как и в любой развивающейся науке, в синергетике продолжаются дискуссии — преимущественно о том, какие «слои» этой метанауки могут с наибольшим эффектом применяться в той или иной частной науке.

По мнению В.Р.Евстигнеева, организация научного дискурса вокруг понятия «нелинейности» связана с определенными изменениями в эпистемологических установках мирового научного сообщества во второй половине ХХ века 22 .

Идея нелинейного развития не может быть оторвана от принятых обществом представлений (образов) времени, истории, развития. И, безусловно, сама жизнь задает объективные рамки динамике этих представлений. Так, по всей вероятности, глобализация проблем и конфликтов цивилизации заметно способствовала принятию идеи нелинейности представителями общественных наук 23 .

Представляет интерес аргументация зарубежных методологов К.Мэтьюза, М.Вайта и Р.Лонг по поводу использования синергетики в сфере социального знания в их статье с характерным названием «Почему надо изучать «науку о сложном» в социальных науках» 24 .

Включая в состав «науку о сложном» теорию нелинейных динамических систем, неравновесную термодинамику, теорию диссипативных структур, теорию самоорганизации, теорию катастроф, теорию самоорганизованной критичности и теорию хаоса, авторы отмечают рост числа исследований социальных процессов, использующих методы «новой науки» 25 . Признавая, что традиционные и хорошо известные линейные методы доказали свою полезность в социальных науках, они отмечают: «…не видно никаких явных причин, почему человеческое поведение должно быть более «линейным», чем поведение других систем, живой и неживой природы» 26 . В этой связи К.Мэтьюз, М.Вайт и Р.Лонг подчеркивают, что применение методических и методологических подходов науки о сложности в различных областях социального знания — лишь отправная точка. Большее значение авторы придают «пересмотру нашего подхода к пониманию изменений в ходе социальных процессов» 27 . При этом они не закрывают глаза на имеющиеся высказывания скептиков, сомневающихся в возможности «строгого» применения теории хаоса в исследованиях социальных процессов 28 или считающих науку о сложном конъюнктурным, модным течением («bandwagon science») 29 . Полемизируя со скептиками, К.Мэтьюз, М.Вайт и Р.Лонг рассматривают пять групп аргументов в защиту тезиса о перспективности использования теории хаоса (и других компонент науки о сложном) в исследованиях социальных процессов.

Во-первых, авторы отмечают возрастание темпа изменений социальных, политических и экономических процессов. Нередко эти изменения имеют непредсказуемый характер, приводят к неожиданным результатам; динамика социальных систем содержит все большую долю неопределенности, включает периоды хаотического поведения, показывает характерные варианты фрактальных свойств (типичные примеры — динамика фондовых рынков и социальные конфликты). Во-вторых, целый ряд исследователей считают, что важные аспекты развития социальных систем могут быть охарактеризованы теми же свойствами, что и природные системы: динамическими нелинейными соотношениями между множеством компонент; сложным, итеративным характером взаимодействия между компонентами; системы с такими характеристиками могут иметь потенциал к динамичному развитию в сложных формах, включая хаотические режимы и самоорганизацию. В-третьих, что касается стратегий моделирования, то математические модели, порождающие хаотическое поведение в физике или биологии, близки к некоторым моделям, разработанным ранее в исследованиях социальных процессов. В-четвертых, более существенный аргумент, как отмечают авторы, связан с высокой степенью значимости науки о сложном для различных областей социального знания. Нередко разочаровывающие результаты эмпирических исследований в социальных науках, основанные на стандартных статистических методах (как правило, линейных), объясняются тем, что некоторые существенные переменные не были включены в программу исследования; измерения были проведены слишком неточно, «грубо»; случайные факторы («шум») превысили допустимый уровень. Можно затратить много усилий на решение указанных проблем, однако это не вовсе гарантирует получение приемлемого результата. Вместо этого следовало бы, возможно, использовать другой подход, введя в анализ нелинейные обратные связи, применив подходы, развивающиеся в рамках науки о сложном. Наконец, в-пятых, авторы обращаются к метатеоретическому уровню, рассматривая науку о сложном в качестве основного элемента, определяющего разрыв между старыми и возникающими понятиями научного объяснения. Подвергаются пересмотру главные составляющие ньютоновского взгляда на мир (равновесие, отрицательные обратные связи, возврающие систему в равновесное состояние, неразложимость уровней системы и прямые линейные связи между элементами). Это не значит, что все перечисленные компоненты заменяются на противоположные; но последние также должны включаться в анализ. А это влечет за собой существенные перемены в структуре метатеории, что не может не сказаться на структуре теорий в социальных науках. В итоге авторы рассматриваемой работы приходят к заключению, что, несмотря на существенные различия наук о природе и обществе, ценность нового подхода для социальных наук не исчерпывается метафорами и аналогиями, идущими из опыта применения науки о сложном учеными-естественниками. Речь должна идти об интеграции нового подхода в целом в ткань социальных наук — при полном понимании специфики последних 30 .

Проблема расширения сферы применения эволюционно-синергетической парадигмы занимала в последние годы жизни и акад. Н.Н.Моисеева. Развитие любой сложной системы происходит, по Моисееву, в некотором аттракторе, т.е. в некоторой ограниченной «области притяжения» одного из стабильных или квазистабильных состояний системы 31 . Сложные нелинейные системы могут обладать большим числом аттракторов. В силу ряда причин ситуация однажды может качественно измениться, система относительно быстро переходит в новый аттрактор (другими словами, в новый канал эволюции). Подобная перестройка системы и носит название бифуркации. Существенно, что постбифуркационное состояние системы практически непредсказуемо, имеет смысл говорить лишь о возможных сценариях или общих тенденциях дальнейшего развития на основе общих законов материального мира. Таким образом, эволюция любой сложной системы состоит из чередований спокойных («дарвиновских», эволюционных) периодов с периодами стремительных катастрофических перестроек 32. В своей работе Н.Н.Моисеев рассматривал развитие процесса антропогенеза, а затем и истории человечества как эволюцию сложной динамической системы, перемежающуюся чередой катастроф (бифуркаций, по терминологии Анри Пуанкаре), преодоление которых приводило к изменению самого характера эволюционного процесса 33 .

Литература последних лет содержит новые названия «отраслевых» направлений синергетики. Так, В.П.Бранский определяет социальную синергетику следующим образом: «Социальная синергетика исследует общие закономерности социальной самоорганизации, т.е. взаимоотношений социального порядка и социального хаоса 34 .

Сравнивая различные подходы к построению теории исторического развития, Бранский отмечает, что «традиционная теория» (диалектическая концепция Гегеля и Маркса) рассматривала развитие как процесс перехода от одного порядка к другому. Хаос при этом или вообще не учитывался, или рассматривался как некий побочный и потому несущественный продукт закономерного перехода от порядка одного типа к порядку другого (обычно более сложного) типа. Для синергетики же характерно представление о хаосе как о таком же закономерном этапе развития, что и порядок. «Синергетика, — подчеркивает Бранский, — никоим образом не является простым переводом старой теории развития на новый язык, а представляет собой ее далеко идущее развитие и обобщение» 35 .

Размышляя о синергетических приложениях в психологии и политологии, В.П.Петренко и О.В.Митина отмечают, что понятие «нелинейность» начинает использоваться все шире, приобретая мировоззренческий смысл 36 .

Идея нелинейности включает в себя многовариантность, альтернативность выбора путей эволюции, ее необратимость. Нелинейные системы непропорционально реагируют на случайные, малые воздействия в условиях неравновесности, нестабильности, что выражается в накоплении флуктуаций, бифуркациях (ветвлениях путей эволюции), фазовых и самопроизвольных переходах 37 . В таких системах возникают и поддерживаются локализованные процессы (структуры), в которых имеют место интеграция, архитектурное объединение структур по некоторым законам построения эволюционного целого, а также хаотический распад этих структур на этапе нарастания их сложности 38 .

Нелинейные процессы невозможно надежно прогнозировать, ибо развитие совершается через случайность выбора пути в момент бифуркации. Возникает, однако, вопрос: ограничено ли число вариантов развития системы в точке бифуркации? Как отмечает А.П.Назаретян, синергетическое моделирование позволило доказать, что даже в точках бифуркации (или, как называет их автор, полифуркации ) может происходить не «все что угодно»: количество реальных сценариев всегда ограничено, и коль скоро события вошли в один из режимов, система необратимо изменяется в направлении соответствующего конечного состояния (аттрактора). По мнению Назаретяна, в рамках синергетического подхода появляется возможность «просчитывать» с помощью соответствующих компьютерных программ «пространство исторически возможных (виртуальных) миров на всем протяжении социальной, биологической, и космофизической эволюции»; при этом ясное представление о вероятностных контекстах каждого реализовавшегося сценария помогает обобщить исторический опыт кризисов, факторы их углубления и разрешения и использовать полученные выводы 39 .

Синергетика — активно развивающееся направление. Так, представляет интерес недавно родившаяся теориясамоорганизованной критичности (СК)

40 , с помощью которой можно изучать закономерности, определяющие природу землетрясений, биржевых крахов, «взрывных» социальных конфликтов и т.п. Наибольшее значение в развитии таких процессов имеют редкие катастрофические события, механизм возникновения которых Г.Г.Малинецкий сравнивает с появлением обвала в горах: «падение одного камня может не оказать никакого действия, падение другого — вызвать лавину» 41 . В этой связи Малинецкий отмечает растущую популярность концепции рефлексивной экономики, выдвинутой Дж.Соросом 42 , в соответствии с которой ключевое значение на финансовых рынках имеют процессы информационной самоорганизации. При больших информационных потоках неплохой стратегией на фондовом рынке является подражание, создающее условия для появления неустойчивых явлений и структур типа «бум ожиданий», «финансовые пирамиды», стремительно растущие компании с огромным капиталом 43 .

Размышляя о возможностях применения теории СК в исторических исследованиях, Г.Г.Малинецкий рассматривает два типа задач — этногенез и возникновение социальной нестабильности в период «застоя» вблизи точки бифуркации. «Анализ ряда исторических ситуаций, — пишет Малинецкий, — показывает, что «гигантские лавины» характерны для случаев запаздывания реформ, способных направить общество по одному из путей развития. При этом компромисс часто обходится дороже любой из имеющихся альтернатив. Некоторые примеры, проанализированные А.Тойнби, показывают, что такие неустойчивости, чреватые разрушением общества, типичны для нескольких цивилизаций, не осознавших необходимость быстрого ответа на брошенный им исторический вызов» 44 .

Отметим, что лавинообразные, непредсказуемые природные процессы уже давно используются в качестве метафоры для характеристики соответствующих процессов в обществе. Так, изестный английский историк-методолог Э.Хобсбаум пишет «снова и снова» о метафорическом описании революции как природного явления, катастрофы, которую невозможно остановить 45 .

В этой связи он приводит цитату из Ленина: «Мы знали, что старая власть находится на вулкане. По многим признакам мы догадывались о той великой подземной работе, которая совершалась в глубинах народного сознания. Мы чувствовали в воздухе накопившееся электричество. Мы знали, что оно неизбежно разразится очистительной грозой» 46 . Хобсбаум восклицает: «Какое еще сравнение, кроме сравнения с извержением вулкана, с ураганом, может сразу прийти на ум?» 47 . Характерно и другое высказывание Ленина, которое приводит в этом контексте Хобсбаум: «Революцию нельзя учесть, революцию нельзя предсказать, она является сама собой… Разве за неделю до Февральской революции кто-либо знал, что она разразится?» 48 .

Синергетика и методология истории

Каково отношение историков к новой общенаучной парадигме? Можно ли говорить о какой-то согласованной позиции, общепринятом мнении о применимости синергетики в исторических исследованиях? На наш взгляд, разброс мнений историков (и наших, и зарубежных) в этом вопросе весьма велик, он включает как полное отрицание, так и полное признание концепций и методов синергетики. Впрочем, найдется ли сегодня методологическая концепция, по отношению к которой можно говорить о каком-либо консесусе историков?

Отметим для начала, что уже на рубеже 1980-90-х гг. методологи отмечали, что «в настоящее время историки не имеют в своем распоряжении объективной, формализованной теории для перехода из одной структуры в другую»

49 . Последующее десятилетие выявило растущий интерес историков к изучению переходных эпох, альтернатив исторического развития, соотношения закономерностей и случайностей в периоды социальных потрясений. Так, характеризуя трехвековой ход российской модернизации, Б.Н.Миронов отмечает, что движение России вперед время от времени прерывалось 15-25-летними кризисами, вызываемыми войнами, общественными смутами или радикальными реформами, наподобие тех, которые сейчас испытывает Россия 50 (ранее об этом писал В.О.Ключевский: «смута является на рубеже двух смежных периодов нашей истории» 51 ).

В полемике с Мироновым В.Булдаков, однако, концентрирует внимание на «эволюционистском угле зрения» Миронова и подчеркивает, что для него [Булдакова] как «историка революции, т.е. исследователя «спрятавшейся » до поры до времени смуты, такой подход представляется заведомо сомнительным, ибо он ориентирован по преимуществу на устойчивость и даже предсказуемость развития России. К тому же автор захватил период от одной смуты до другой. Да, — пишет Булдаков, — нравы в Отечестве смягчались. Но до того ли необходимого минимумума, когда сползание всей империи в стихию социального хаоса делается невозможным?» 52 .

В контексте рассмотренных нами выше аспектов неустойчивого развития важным представляется следующее замечание В.Булдакова: «В том-то и дело (или беда), что для такой сверхсложноорганизованной системы, как Россия, опаснее всего была потеря равновесия, всегда чреватая «стабилизирующим» откатом назад, — ситуация, в которой, кстати сказать, мы пребываем в настоящее время» 53 . Автор отмечает, что в процессе анализа рассматриваемых исторических процессов всякую тенденцию можно трактовать по-иному — «с точки зрения потенциальной нестабильности системы» 54 .

В недавно вышедшей книге «История и время» И.М.Савельева и А.В.Полетаев говорят о «стационарно-разрывной» модели исторического развития. Они отмечают, что особый интерес представляет анализ «переходных» периодов в историческом развитии, отделяющих одно «стационарное» состояние общества от другого. Эти периоды связаны с интенсивными переменами в обществе 55 .

Обсуждая проблемы современного «кризиса истории», Ю.Л.Бессмертный обращал внимание на то, что дело не только в своеобразии сегодняшней ситуации

56 . «Что изменилось именно сегодня?», — задавался вопросом Ю.Л.Бессмертный и, отвечая, обращал внимание не столько на изменение общего понятия «наука» (хотя таковое изменение и симптоматично), сколько на складывающиеся ныне представления об основном предмете научного познания. По мнению Ю.Л.Бессмертного, таким предметом — в том числе и в «самых точных» науках — все чаще становятся «неравновесные, неустойчивые состояния, случайные контаминации явлений, уникальные ситуации» 57 . Изучение таких состояний и ситуаций требует сегодня учета реалий нынешнего, постнеклассического этапа развития науки 58 .

В этой связи обращает на себя внимание недавняя работа М.В.Сапронова, считающего, что главная причина «незавидной ситуации» в обществоведении (и особенно, в сфере исторического знания) сегодня — господство среди большинства ученых-гуманитариев классической научной парадигмы, которая начала формироваться еще в XVII веке и доминировала вплоть до начала ХХ века 59 .

По мнению автора, стремление обществоведов найти «универсальную, всеобъемлющую и безальтернативную теорию исторического процесса, отыскать единственно верные закономерности его протекания (как того требует устаревшая парадигма), наталкивается на непреодолимые трудности и в конце концов приводит многих их них к уходу в область исследования частных вопросов, к заявлениям о ненужности теории вообще» 60 . В своей статье М.В.Сапронов предлагает подвергнуть пересмотру гносеологические основания обществознания, т.е. перейти на новый мировоззренческий уровень, отказавшись от некоторых радикальных постулатов классической парадигмы; скоординировать логику исторического познания с логикой постнеклассической науки; принять новые представления о критериях и ценностях научного мышления 61 . Выход из сложившейся кризисной ситуации автор видит в овладении историками основными концепциями синергетики, теории самоорганизации. При этом М.В.Сапронов подчеркивает, что синергетика рассматривается им не как очередная генерализующая концепция, призванная всесторонне объяснить исторический процесс (именно так к ней относится большинство, как отмечает автор), а как новая познавательная парадигма, т.е. «новый взгляд на окружающий мир, новый идеал научности, новый способ постановки и решения задач, наконец, новый принцип использования познавательных возможностей человека» 62 .

Соглашаясь с позитивной оценкой, данной М.В.Сапроновым потенциалу синергетики в разработке таких важных методологических проблем, как роль личности в истории и альтернативность исторического развития, остановимся на не менее важной категории — случайности, являющейся, по мнению М.В.Сапронова, «самым труднопостигаемым для ученого-гуманитария элементом синергетической парадигмы» 63 .

Если плюрализм, альтернативность, самоорганизация имеют шанс прижиться в исторической науке, — считает автор, — то случайности в этом плане будет нелегко, т.к. самое главное опасение у историков вызывает тот факт, что «в случае затруднений при объяснении какого-либо явления все можно списать именно на нее». Такая опасность реальна, — продолжает М.В.Сапронов, но так же реальна и сама случайность — «от этого никуда не уйдешь» 64 . Думается, однако, что именно в этом методологически важном для историков вопросе синергетика оказывается наиболее эффективной, проясняя роль случайности в развитии исторических процессов. Роль случайности невелика в устойчивых ситуациях (по «классике»), и она становится существенной в точках бифуркации, при возникновении хаотических режимов. Здесь невольно напрашивается аналогия с поправками в формулах классической, ньютоновской механики, которые внесла (неклассическая) теория относительности при рассмотрении движения с большими скоростями (в то время как при относительно невысоких скоростях формулы «классики» по-прежнему работают).

В заключительной части своей работы М.В.Сапронов высказывает сожаление по поводу того, что синергетическая парадигма с трудом пробивает себе дорогу в историческое знание, «значительная часть историков откровенно ее либо не принимает, либо не желает делать этого»; практически отсутствуют публикации по этой проблематике в специализированных исторических журналах. Автор объясняет это положение, с одной стороны, тем, что далеко не все историки готовы выйти за рамки узкопрофессиональной специализации и овладеть — в условиях информационной революции — подходами ряда неисторических дисциплин, методами компьютерного моделирования; с другой стороны, он отмечает проблемы субъективного порядка, связанные с необходимостью отказа от устаревших стереотипов мышления, с трудностями восприятия категорий и языка синергетики («бифуркации, аттракторы, фракталы режут слух многим историкам»), с болезненной реакцией на проникновение концепций точных наук в сферу своих интересов 65 .

Более оптимистичен в оценке перспектив применения синергетики в исторических исследованиях С.А.Гомаюнов, отмечающий, что современное научное сообщество широко демонстрирует все большую приверженность к нелинейному (синергетическому) стилю мышления: «возникнув в области физики, химии, приобретя соответствующее математическое обеспечение, синергетика достаточно быстро вышла за рамки этих наук, и вскоре биологи, а за ними обществоведы оказались под ее мощным воздействием» 66 . Отчасти Гомаюнов объясняет это своеобразным «узнаванием» синергетики биологами, социологами, экономистами, историками. То, что явилось потрясением для физики, было уже с XIX в. имплицитно присуще биологической теории эволюции, направленной в сторону усложнения, роста разнообразия. Представления же об обществе как целостной, саморазвивающейся системе возникли еще раньше 67 (хотя и не занимали доминирующего места в методологии социальных наук).

Трудно, однако, согласиться с мнением С.Гомаюнова о том, что «узнавание» синергетики в науках об обществе первоначально имело, скорее, негативный результат, поскольку реально происходила лишь подмена устоявшихся, привычных понятий «революция», «случайность», «дестабилизация» на новые категории типа «бифуркация», «флуктуация», «энтропия» и т.д. 68

Расщепление при пограничном расстройстве личности

Разделение — это термин, который используется в психиатрии для описания неспособности удерживать противоположные мысли, чувства или убеждения. Кто-то может сказать, что человек, который расщепляется, видит мир черным или белым — все или ничего. Это искаженный образ мышления, при котором положительные или отрицательные атрибуты человека или события не взвешиваются и не связаны.

Веривелл / Хьюго Линь

Что такое расщепление?

Расщепление считается защитным механизмом, с помощью которого люди с пограничным расстройством личности (ПРЛ) могут рассматривать людей, события или даже самих себя во всем или ничего.Разделение позволяет им легко отбрасывать вещи, которые они назвали «плохими», и принимать то, что они считают «хорошими», даже если они вредны или опасны.

Эффекты расщепления

Расщепление может мешать отношениям и вести к интенсивному и саморазрушающему поведению. Человек, который расходится, обычно формулирует людей или события в терминах, которые являются абсолютными, без какой-либо золотой середины для обсуждения.

Примеры

Примеры поведения разделения могут включать:

  • Возможности могут быть «без риска» или «полным мошенничеством»
  • Люди могут быть «злыми» и «кривыми», или «ангелами» и «совершенными»
  • Наука, история или новости — это либо полный факт »или« полная ложь »
  • Вещи либо« всегда », либо« никогда »
  • Когда что-то пойдет не так, человек будет чувствовать себя« обманутым »,« разоренным »или« облаженным »

Что еще больше сбивает с толку расщепление, так это то, что вера иногда может быть жесткой или переходить от одного момента к другому.Людей, которые раскололись, часто считают чрезмерно драматичными или взволнованными, особенно когда они заявляют, что все либо «полностью развалилось», либо «полностью изменилось». Такое поведение может утомлять окружающих.

Симптомы

Само по себе расщепление может показаться почти обычным явлением, поведение, которое легко приписать любому количеству людей, которых мы знаем, и, возможно, даже нам самим. Однако расщепление при ПРЛ считается последовательным и искаженным поведением, которое обычно сопровождается другими симптомами, такими как:

  • Действие (действие без учета последствий)
  • Отрицание (сознательное игнорирование факта или реальности)
  • Эмоциональное ипохондрическое состояние (попытки заставить других понять, насколько сильна ваша эмоциональная боль)
  • Всемогущество (вера в то, что вы обладаете превосходством в интеллекте или силе)
  • Пассивная агрессия (косвенное выражение враждебности)
  • Проекция (приписывание нежелательной эмоции кому-то другому)
  • Проективная идентификация (отрицание собственных чувств, проецирование их на кого-то другого, а затем поведение по отношению к этому человеку таким образом, чтобы заставить их отвечать вам чувствами, которые вы на них проецировали)

Диагностика и управление

Понимание процесса диагностики и тщательного ведения пограничного расстройства личности может быть полезным для понимания поведения, такого как расщепление, которое связано с этим заболеванием.

Диагностика

Диагноз ПРЛ может поставить только квалифицированный специалист в области психического здоровья. Чтобы поставить диагноз, врач должен подтвердить пять из девяти симптомов, описанных в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), включая:

  • Искаженное представление о себе, которое влияет на ваши эмоции, ценности, настроение и отношения
  • Проблемы с гневом, такие как вспышки насилия, за которыми следуют крайняя вина и раскаяние
  • Экстремальные попытки избежать покинутости или крайнее чувство покинутости
  • Крайняя депрессия, тревога или раздражительность, которые могут сохраняться часами и днями
  • Чувство отстраненности от самого себя, включая паранойю и амнезию
  • Чувство постоянной пустоты или скуки
  • Импульсивное поведение, такое как злоупотребление психоактивными веществами или опрометчивое вождение
  • Интенсивные и бурные отношения, предполагающие расставание
  • Суицидальные мысли и / или самоповреждающее поведение

Уход и менеджмент

Нет простого ответа на вопрос, как поступить с любимым человеком, страдающим ПРЛ, особенно при сильных симптомах.То, как вы справитесь, во многом зависит от характера ваших отношений и от того, какое влияние оказывают симптомы вашего любимого человека на вашу семью.

Однако есть несколько руководящих принципов, которые могут помочь, в том числе:

  • Развивайте сочувствие. Начните с напоминания себе, что расщепление — это часть беспорядка. Хотя определенные действия могут показаться преднамеренными и манипулятивными, ваш любимый человек не делает ничего из этого для получения удовлетворения. Это просто защитные механизмы, к которым они обращаются всякий раз, когда чувствуют себя беззащитными.
  • Поощрять и поддерживать лечение. Ваш любимый человек может жить лучше с помощью лечения, которое может включать прием лекарств и / или беседу, наиболее вероятно диалектическую поведенческую терапию (ДБТ). Поощряйте их начать или продолжить лечение и узнать все, что можно о том, через что они проходят. При необходимости займитесь терапией со своим любимым человеком.
  • Поддерживать линии связи. Обсуждение ситуации, когда она происходит, позволяет вам изолировать это событие, а не накладывать одну ситуацию поверх другой.Неспособность общаться только разжигает тревогу отвержения вашего любимого.
  • Напомните любимому человеку, что вам не все равно. Люди с ПРЛ часто боятся быть отвергнутыми или брошенными. Осознание того, что кто-то заботится, часто помогает уменьшить расщепление.
  • Установить границы. Справиться с проблемами ПРЛ — это одно; стать объектом жестокого обращения — другое. Всегда устанавливайте границы с любимым человеком, у которого есть ПРЛ. Если эта черта когда-либо будет пересечена, объясните, почему вы отступаете, и постарайтесь сделать это бесстрастно.Установление границ помогает сохранить отношения, а не усложняет их.
  • Береги себя. Это может включать поиск собственного терапевта, который поможет вам найти баланс между вашими потребностями и потребностями вашего любимого человека.
  • Попробуйте управлять своим ответом. Если у вашего близкого человека ПРЛ, имейте в виду, что вы в лучшем положении, чтобы контролировать свой гнев. Крики или враждебные действия только усугубят ситуацию.

Безопасность

Бывают моменты, когда вам нужно будет предпринять более решительные действия.Если отношения наносят вред вашей семье, вашей работе и вашему чувству благополучия, вы можете столкнуться с реальностью, что отношения не могут продолжаться.

Хотя это невероятно болезненный выбор для всех участников, в некоторых случаях он может быть и самым полезным. При необходимости это решение следует принять с помощью квалифицированного специалиста по психическому здоровью.

Самообман II: Расщепление | Психология сегодня

[Статья исправлена ​​4 мая 2020 г.]

Во второй части моей серии о самообмане я буду рассматривать механизм защиты эго расщепления. Если вы пропустили первую часть (по рационализации), вы можете найти ее здесь.

Расщепление — очень распространенный механизм защиты эго. Его можно определить как разделение или поляризацию убеждений, действий, объектов или людей на хорошие и плохие путем выборочного сосредоточения внимания на их положительных или отрицательных качествах.

Это часто наблюдается в политике, например, когда левые политики считают правых политиков ограниченными и корыстолюбивыми, а правые политики думают о левых политиках как о самоуверенных лицемерах — или некоторых из них. такой.

Другими примерами расщепления являются больничный пациент, который считает врачей умными и трудолюбивыми, а медсестер ленивыми и некомпетентными, религиозный фанатик, который классифицирует всех как благословенных или проклятых, и ребенок разведенных, который боготворит одного из родителей, одновременно блокируя его Другой.

Пример разделения в литературе можно найти в книге Дж. Д. Сэлинджера « Catcher in the Rye ». Главный герой, Холден Колфилд, озадачен взрослой жизнью. Чтобы справиться со своим страхом стать взрослым, он думает о взрослой жизни как о мире совершенно плохих вещей, таких как поверхностность и лицемерие (« фальшивость »), а о детстве как о мире совершенно хороших вещей, таких как невинность, любопытство и честность. .Он рассказывает своей младшей сестре Фиби, что представляет детство как идиллическое ржаное поле, на котором дети резвятся и играют, а себя — как « ловца во ржи », который стоит на краю обрыва и ловит детей, когда они угрожают упасть (и предположительно умрут / станут взрослыми).

В общем, я все время представляю, как все эти маленькие дети играют в какую-нибудь игру на этом большом поле ржи и все такое. Тысячи маленьких детей, и никого нет — я имею в виду никого большого — кроме меня. А я стою на краю какой-то безумной скалы.Что мне нужно сделать, я должен поймать всех, если они начнут перелезать через обрыв — я имею в виду, если они бегут и не смотрят, куда идут, мне нужно откуда-то выйти и поймать их. Это все, что я делал весь день. Я просто буду ловцом во ржи и все такое. Я знаю, что это безумие, но это единственное, чем я действительно хотел бы быть.

Мигель де Сервантес использует расщепление с большим комическим эффектом в Дон Кихот . В этом романе самозваный и самозваный странствующий рыцарь Дон Кихот де ла Манча проводит нас через мир, который он заселил героями и злодеями, принцессами и блудницами, великанами и гномами, причем величайшими из них были герои, величайшие из них. злодеи самые жестокие, дамы самые справедливые и добродетельные и так далее.«Берегитесь, ваша милость, — кричит Санчо Панса, крестьянин, ставший оруженосцем Дон Кихота, — эти твари там не гиганты, а ветряные мельницы».

Расщепление рассеивает тревогу, возникающую из-за нашей неспособности уловить нюансы и сложности данной ситуации или положения дел, путем ее упрощения и схематизации. Кроме того, это укрепляет наше представление о себе как о хороших и добродетельных, эффективно обесценивая и даже демонизируя всех тех, кто не разделяет наши взгляды и ценности.

С другой стороны, такое разделение противоположностей оставляет нам отчетливо искаженную картину реальности и ограниченный диапазон мыслей и эмоций. Это также влияет на нашу способность привлекать и поддерживать отношения, во-первых, потому что это утомительно и неприлично, а, во-вторых, потому, что оно может легко перевернуться, когда друзей и любовников считают олицетворением добродетели, а затем, когда это становится более удобным, персонифицированным. порок.

Наконец, стоит отметить, что в сказках и детских сказках есть ряд резких разделений, например, добро и зло, герои и злодеи, феи и чудовища; как и религия с раем и адом, ангелами и демонами, святыми и грешниками…

Напротив, некоторые из наиболее убедительных персонажей взрослой литературы, такие как Ахиллес или Одиссей Гомера и Клеопатра Шекспира, содержат большие меры как хорошего, так и плохого, причем одно тесно связано с другим.

Если у вас есть примеры расщепления, реальные или вымышленные, которыми вы хотели бы поделиться, сделайте это в разделе комментариев.

Нил Бертон — автор книги Hide and Seek: The Psychology of Self-Deception и других книг.

Разделительный механизм защиты — как он может испортить ваши отношения без вашего ведома

Автор: Joy Youell

Обновлено 10 ноября 2020 г.

Медицинское заключение: Одри Келли, LMFT

Защитные механизмы созданы нами, чтобы защитить нас, но часто в ущерб нашему эмоциональному благополучию.Они отгоняют и защищают нас от неприятных чувств, таких как непредсказуемость, страх и стыд, а также любых других невыносимых чувств или потребностей, которые могут у нас возникнуть. Они также дают нам ложное чувство контроля над собой, другими людьми и нашим окружением. Мы не осознаем, насколько они могут контролировать нашу жизнь, поскольку они могут находиться в глубоком бессознательном состоянии, но при частом использовании это может привести к нездоровым последствиям для человека.

Что такое механизм защиты расщепляющегося эго?

Хотите научиться более сбалансированному мышлению?

Когнитивно-поведенческий эксперт может помочь.Поговорите с терапевтом сегодня! Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все комиссии, связанные с платформой.

Источник: freepik.com

Расщепление — распространенный механизм защиты эго. Его можно определить как категоризацию людей или убеждений как хороших или плохих, позитивных или негативных. Это черно-белый образ мышления. Люди, которые борются с расщеплением, смотрят на себя и свою жизнь в крайности, не в силах объединить сложности и нюансы жизни в одно сплоченное целое.Вместо этого они склонны поляризовать мир на противоположности.

Расщепление происходит из-за неспособности осознать неопределенность того, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни. Вместо того чтобы говорить: «Это то, что есть», люди с расщепляющим механизмом защиты эго чрезмерно упрощают вещи и считают: «Это должно быть хорошо или плохо. Не может быть промежуточного».

Не все разбиение — это плохо. Это может помочь нам понять мир и делать прогнозы в, казалось бы, неконтролируемой среде. Однако серьезное разделение может нанести ущерб не только нам самим, но и нашим отношениям.

Кто чаще всего его использует?

Чаще всего с этим механизмом выживания обращаются подростки, подростки и молодые люди. Люди, пережившие детские травмы, также склонны использовать расщепление в качестве защитного механизма; в детстве они не могли совмещать воспитательные аспекты с неотзывчивыми аспектами родителей или опекунов.

Источник: rawpixel.com через freepik.com

Те, у кого диагностировано нарциссическое расстройство личности (НПЛ), также имеют сильную тенденцию к разделению, делению людей на победителей и проигравших.Чтобы поддерживать свою самооценку, они считают себя добродетельными и достойными восхищения и считают себя теми, кто не придерживается тех же убеждений или ценностей, которые ниже их.

Наконец, эта черта обнаруживается у людей с пограничным расстройством личности, которые находятся между крайностями: идеализировать кого-то в один момент и обесценивать его в следующий. Как и люди с NPD, они не могут интегрировать добро и зло себя и других.

Примеры механизма защиты от разделения

Большинство из нас подвергаются расщеплению с раннего возраста.Он широко распространен в сказках и фильмах, где есть резкий разрыв между «хорошими» героями и «плохими» злодеями. Возможно, вы также были свидетелями того, как друг влюбился и стал безнадежно влюбленным, только чтобы заметить, что он избегает признания неблагоприятных черт характера своего нового любовного интереса. Это эффект «розовых очков» любви на ранних стадиях.

Другие примеры раскола включают политические партии, которые считают противоположную сторону совершенно презренной, очень религиозные, которые делят людей на спасенных или проклятых, и детей развода, которые считают одного родителя образцом, а другого презренным.

Хотя раскол является обычным явлением среди людей и групп в обществе, в действительности все и каждый обладают как хорошими, так и плохими качествами. Даже самый отвратительный человек будет обладать некоторыми положительными качествами. Люди, у которых есть здоровое понимание мира, осознают многоуровневую сложность людей и жизни.

Как расщепление вредит вашим отношениям

Находиться в отношениях с человеком, который видит мир в черно-белом, непросто.Привычка к постоянному расщеплению может вызвать хаос, повредить вовлеченным людям и в конечном итоге разрушить отношения.

Человек, использующий расщепление в качестве защитного механизма, мыслит только крайностями и может испытывать сильные эмоциональные переживания. Они могут непредсказуемо переключаться между представлением, что их партнер — ангел, и дьяволом. Они могут быть неспособны смешать или объединить чувства и мысли о ком-то в единое целое, и нет места для серых зон. Как вы понимаете, это может быть утомительным для партнера хронического сплиттера и вызывать чувство, что он никогда не был достаточно хорош для него.

В зависимости от своих потребностей и желаний, человек с механизмом защиты от расщепления видит в действиях и мотивациях своего партнера все хорошие или все плохие. Это может привести к разочарованию и, возможно, взрывному гневу. Когда спор обостряется, это может привести к тому, что разделитель потеряет уважение к своему партнеру и будет думать, что он не достоин ни их, ни их времени.

Этот образец деструктивности причиняет несчастье разделителям, поскольку они не могут поддерживать долгосрочные отношения.Возможно, они ищут идеального человека и идеальных отношений. Отрицая замысловатые слои человеческого духа, человек оказывается неудовлетворенным и всегда хочет большего, даже с партнером, который его сильно любит.

Признаки расщепления

Один из самых ярких признаков того, что вы используете расщепление в качестве механизма защиты эго, — это утверждение, что лестные положительные качества самого себя «это я», а нелестные отрицательные качества себя «не я».«Это указывает на метод разделения себя на две части. Вы склонны отвергать и отрицать те части себя, которые вам не нравятся. На самом деле у вас есть прекрасные и не очень приятные качества. Разделение демонизирует только себя и тех, кто отличается от вас, при этом ложно укрепляя свое превосходное добро. Если у вас есть механизм защиты расщепляющего эго, вы думаете, что:

  • Вы либо успех, либо неудачник
  • Другие люди все хорошие или все плохие
  • Вы все хорошо или все плохо

Хотите научиться более сбалансированному мышлению?

Когнитивно-поведенческий эксперт может помочь.Поговорите с терапевтом сегодня!

Источник: asier_relampagoestudio через freepik.com

Особенности механизма защиты расщепляющегося эго включают:

  • Сильные перепады настроения и постоянные эмоциональные колебания в отношениях
  • Тенденция идеализировать партнера, особенно в начале отношений, а затем осуждать его с течением времени
  • Толкается к людям, а затем отодвигается
  • В поисках совершенства в отношениях
  • Менталитет жертвы
  • Черно-белое мышление
  • Вера в то, что вы правы, а все остальные ошибаются

Способы преодоления механизма защиты от раскола

  1. Узнавайте о своем поведении и триггерах. Один из самых важных шагов к демонтажу механизма защиты от расщепления — это самосознание. Осознание того, что вы виновны в расщеплении, будь то небольшое или сильное, и замечание о том, когда вы чувствуете, что расщепляется больше всего, — это первый шаг к росту.
  2. Отвечайте, не реагируйте. Осознание того, как вы реагируете в определенных ситуациях, поможет вам реагировать вдумчиво, а не иррационально. Глубокие вдохи, отвлечение или удаление из ситуации — это эмоционально здоровые способы контролировать свои эмоции.
  3. Помните, что люди многогранны. Когда вы испытываете искушение осудить кого-то, напоминайте себе обо всех положительных, отрицательных и нейтральных сторонах этого человека. Когда вы думаете о них как о «плохих», напоминайте себе обо всех хороших вещах, которые они делают, и наоборот. Сочувствуйте людям и смотрите не только на их действия, но и на их мотивы. Не воспринимайте действия людей лично.
  4. Обратиться за помощью. Поскольку расщепление может быть бессознательным защитным механизмом, многие люди не осознают, что делают это.Поделившись своей борьбой с личным или онлайн-терапевтом, исследуя, почему вам нужно разделиться, и проанализировав, как разделение стало неотъемлемой частью вашей жизни и отношений, вы можете исцелиться и расти в безопасной, эмоционально регулируемой среде.

Как BetterHelp может вас поддержать

BetterHelp имеет команду обученных терапевтов, которые поддержат вас и проведут вас через этот процесс с полной конфиденциальностью и профессионализмом. Вы сможете встретиться, не выходя из собственного дома или в любом другом месте, где вам будет удобнее всего, без необходимости иметь дело с пробками, чтобы добраться до офиса.Вы также встретитесь в удобное для вас время. Ниже вы найдете несколько обзоров консультантов BetterHelp.

Отзывы консультанта

«Я не уверен, что у меня есть подходящие слова, чтобы выразить, насколько доктор Дрю мне помогла. Она поддерживает меня и дала мне так много разных выходов и инструментов для совместной работы над нашей терапией. У меня были терапевты, которые туннельное зрение в том месте, где они хотели бы направить разговор, и было облегчением не иметь этого с докторомНарисовал. Она позволяет мне органично идти туда, куда мне нужно на сеансе. Она также смогла установить связь с моей личностью и направить терапию таким образом, чтобы это способствовало моему обучению. Я не мог порекомендовать ее достаточно ».

«Мне очень понравилось работать с Ким до сих пор. Она дала мне несколько отличных инструментов для управления и исправления негативных стереотипов мышления в моей повседневной жизни. Я так благодарен за ее терпение, понимание и просто за то, что она слушает меня и помогает я прорабатываю свои мысли.«

Заключение

Не все люди хорошие и не все плохие; они оба. И ты тоже. Иметь недостатки — это нормально. Иметь недостатки — это нормально.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.