Классовое деление общества: Классовое деление общества и структурные позиции среднего класса Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

Классовое деление общества и структурные позиции среднего класса Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

УДК 316.443

А. Э. Чаплыгин

КЛАССОВОЕ ДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА И СТРУКТУРНЫЕ ПОЗИЦИИ СРЕДНЕГО КЛАССА

Аннотация. В статье представлен анализ причин классового деления общества, а также отражены проблемы и специфика изучения среднего класса, его сущности и природы.

Ключевые слова: средний класс, общество, классовое деление.

Abstract. The article presents the analysis of the main reasons for society’s division on classes and also describes the problems and specific character of the middle class analysis, its essence and nature.

Key words: Middle class, society, class division.

Классовое деление общества характерно для любой страны. Наличие определенной градации социальных общностей является позитивным фактором для дальнейшего развития государства, а также показателем прогресса, определяя тем самым уровень экономического, социального благополучия граждан. На протяжении длительного времени ученые не прекращают спор относительно причин классового деления, а также состава классов в той или иной социальной группе. Изучение указанного вопроса в русле современных изменений течет сквозь призму рассмотрения отдельных классов (высшего, среднего, низшего) с присущими им признаками. Исследование классового деления общества является базисным для изучения какой-либо конкретной социальной группы, поэтому носит актуальный характер и для изучения среднего класса. Научный теоретический и прикладной интерес исследования данной темы связан с социальной значимостью выполняемых средним классом функций, а также с неопределенностью его классовых позиций и места в современном обществе.

Изучение социальной стратификации распадается на конфликтологическую и функциональную парадигмы. Представителями первой парадигмы выступают К. Маркс, М. Вебер, Р. Дарендорф, изучению и развитию функциональной парадигмы были посвящены труды О. Конта, Э. Дюркгейма, Т. Парсонса и др.

М. Вебер, рассуждая о смысле «понимающей социологии», говорит, что «только человеческому поведению присущи, во всяком случае, полностью, такие связи и регулярность, которые могут быть понятно истолкованы» [1, с. 50]. Будучи ярым противником К. Маркса, он признавал, что отношения собственности играют не последнюю роль в социальной стратификации, однако больше определяют уровень жизни субъекта. В связи с этим можно выделить три группы общностей: «класс» (по отношению к собственности и уровню дохода), «сословие» (по образу жизни) и «партия» (по убеждениям и идеологии) [2, с. 171-173].

В концепции Маркса центральное место занимают производственные отношения. Уровень развития экономики и общества определяют производительные силы, а социальная структура общества детерминируется производ-

ственными отношениями. К. Маркс разделял труд людей на труд управленцев и труд исполнителей и был убежден, что управленческие функции были захвачены правящими классами в течение всего человеческого развития. В марксизме понятие «средний класс» при капитализме применяется ко всем, кроме пролетариата и буржуазии. Таким образом, в него включаются крестьяне, мелкие торговцы, лавочники, интеллигенция. Доля этих групп в производстве постоянно уменьшается, отсюда, по Марксу, должно происходить исчезновение среднего класса с развитием капитализма.

По нашему мнению, обоснование расслоения общества только с чисто экономических позиций является недостаточным в силу того, что не учитываются умения, навыки и опыт конкретного индивида — его возможности в той или иной ситуации. В этом направлении хочется отметить концепцию жизненных шансов (М. Вебер), которая имеет большое значение при выявлении причин существования классов и которая, кроме сугубо экономических ресурсов, рассматривает еще и индивидуальные качества (возможности) субъекта.

Согласно функциональному подходу, предложенному Э. Дюркгеймом, причина социального расслоения состоит в разделении труда, которое «составляет необходимое условие материального и интеллектуального развития обществ, источник цивилизации» [3, с. 46]. Функционалисты видят сущностную причину расслоения людей в механическом и органическом разделении труда. Определенные навыки, которыми обладает человек от рождения, а также те способности, которые субъект приобретает в процессе своей сознательной деятельности, и определяют в дальнейшем его характерные способности, а самое главное — ценность конкретного актора в обществе.

Неомарксисты осуществили попытку применить теорию К. Маркса к происходящим современным изменениям, перейти от радикальных взглядов на основы общественного развития. Первые изменения коснулись основных категорий марксизма. Рост числа наемных служащих, сопутствующий деиндустриализации западных экономик, привел к появлению массы людей, занятых рутинным трудом в сфере услуг. Как пишет Р. Кромптон, «деиндустриализация, технологические сдвиги, рост сервисного сектора — все это вылилось в умножение численности занятых тех профессий, которые традиционно характеризовали средний класс: администраторов, специалистов, менеджеров» [4, с. 16].

Таким образом, в классических социологических концепциях указанная социальная группа предстает как класс, занимающий промежуточное положение между крупными собственниками (капиталистами) и рабочими.

П. Бурдье, представитель структуралистского конструктивизма, рассматривал общество как существование разнообразных отношений между субъектами, которые формируют особые типы власти. Классы представляются как группы, различающиеся по материальному и нематериальному признакам (стилю жизни, экономическому поведению). П. Бурдье указывал на то, что у людей, как и у вещей, есть свое место в пространстве: «Занимаемое место может быть определено как площадь, поверхность и объем, который занимает агент или предмет, его размеры или, еще лучше, его габариты (как иногда говорят о машине или о мебели)» [5, с. 67].

Разделение труда и иерархия выступают причиной структурированности общества. Именно оно, по мнению П. Бурдье, лежит в основе образования классов. Автор определяет класс как совокупность агентов, занимающих сходные позиции, находящихся и подчиненных действию сходных условий, а потому имеющих все шансы для того, чтобы выработать сходные диспозиции и интересы и, как следствие, сходные социальные практики, т.е. системы социальных действий [6, с. 53-57]. Автор указывает, что социальная позиция тем выше, чем выше занимаемый в обществе ранг, а также зависит от того, как эффективно актор может воспользоваться этим статусом.

Таким образом, на протяжении развития науки взгляды ученых относительно природы социального расслоения общества менялись. Некоторые авторы в основе классового деления выделяли сугубо экономические доминанты, другие считали, что данная позиция не отражает всех тонкостей социального процесса, так как не учитывает навыки и способности конкретного актора. Кроме того, осуществлялись и продолжают иметь место попытки адаптировать классические теории к современным условиям. Однако считаем, что такие способы нужно применять с осторожностью, поскольку для каждой исторической эпохи характерны свои взгляды, определяемые имеющимся в то время уровнем общественного и экономического развития. Изучение проблемы классового деления лежит в основе многих социологических дебатов современности. Полагаем, что взгляды, отстаиваемые авторами в контексте указанной тематики, во многом влияют на характеристику природы среднего класса, так как данные понятия тесно связаны.

Исследование среднего класса как структурного элемента общества имеет свои методологические подходы, среди которых можно выделить следующие.

Критериальный подход идентификации среднего класса состоял в том, что выделялся один из критериев, на основании которого описывалась социальная группа, обладающая теми или иными социально-экономическими признаками. Как правило, выделялись такие критерии, как адаптация к социально-экономическим условиям, образование, профессия, доход и самоидентификация. В основе критерия адаптации лежала способность субъекта адекватно реагировать на происходящие социально-экономические изменения в государстве, а также умение к ним подстраиваться. Однако стоит отметить, что данный критерий имеет особую важность, когда в государстве происходят кардинальные изменения. В противном случае значимость данного критерия практически незначительна, в связи с чем в настоящее время критерий адаптации не является основным критерием среднего класса. Критерий дохода вводится путем анализа уровня имущественной обеспеченности. Однако данный признак не является основным в связи с тем, что велика доля теневых доходов, которые не указываются в официальных отчетах. Социальнопрофессиональный критерий отражает характер труда среднего класса, а также занимаемые им профессии. Идентификационный критерий предполагает осознание представителями среднего класса их положения в обществе.

Таким образом, критериальный подход для анализа среднего класса предполагает выделение среднего класса на основании того или иного основного критерия. В зависимости от того, какой критерий доминирует, отличаются, соответственно, и результаты исследований. Данный процесс может

привести к появлению противоречий в определении среднего класса (появление нескольких средних классов). Поэтому, по нашему мнению, использование критериального подхода не может привести к достоверным выводам.

На смену критериальному подходу приходят попытки социологов описать средний класс как единую систему признаков, отражающих его сущностные характеристики. Ряд ученых (Т. Заславская, 3. Голенкова) выделяют в качестве каркаса для определения указанной социальной группы следующие признаки: материальное благосостояния, профессионально-должностной статус и самоидентификация. Данные признаки могут быть названы первичными идентификаторами, по которым осуществляется поиск среднего класса. Все остальные признаки дополняют идентификационное пространство.

Метод концентрации признаков предполагает выделение признаков среднего класса, которые являются взаимосвязанными и взаимообусловленными и могут быть представлены в следующей форме: уровень образования субъекта определяет его социально-процессуальный статус (и ценность на рынке труда), который влияет на уровень материального обеспечения; уровень материального благосостояния определяет качество проводимого досуга, стиль жизни и т.д. [7, с. 20].

Полагаем, что наиболее адаптивным методологическим подходом изучения природы среднего класса выступает метод концентрации признаков, который предполагает выделение указанной социальной группы на основании совокупности идентификационных признаков.

Рассмотрим основные взгляды и выводы, к которым приходят представители отечественной социологии в рамках изучения сущности среднего класса в современной России.

По мнению О. И. Шкаратана в России начала XXI в. средний класс объективно не мог существовать [8, с. 56]. Автор, устанавливая связь между наличием среднего класса и определенным уровнем развития общества, утверждает, что социально-экономические условия российского государства характеризуют его как позднеэтакратическое с характерными углубленными «властесобственническими» отношениями. Следовательно, автор полагает, что, по сути, в современной России не произошли особые общественноформационные изменения, позволяющие называть его позднеиндустриальным, в связи с чем средний класс не может существовать в таком обществе.

Е. М. Авраамовой осуществлено одно из наиболее полных исследований вопроса о природе среднего класса. Автор разграничивает понятия «средний класс» и «средний слой» (периферия), определяя последний как группу лиц, потенциально имеющих возможность трансформироваться в средний класс, однако не соответствующих некоторым признакам. По мнению автора, в качестве критериев среднего слоя выступают самоидентификация, материальное благосостояние и социально-профессиональный статус. По указанным критериям к среднему слою автором были отнесены 9,2 % населения, и еще 20 % обладали двумя признаками из перечисленных трех [9, с. 25]. Таким образом, Е. М. Авраамова пришла к выводу, что в России пока рано говорить о формировании среднего класса, понимая, что вместо указанной социальной группы в стране присутствует средний слой [10, с. 30-32].

Однако если проанализировать более поздние исследования автора, то можно увидеть данные о значительном росте указанной социальной группы.

В 2007 г. автор относит к среднему классу каждую четвертую семью, попавшую в выборку (выборка охватывала домохозяйства четырех городов: Москвы, Нижнего Новгорода, Вологды, Иванова) [11, с. 55]. Что касается периферии среднего класса, т. е. тех домохозяйств, в которых отсутствовал один из указанных признаков, по оценке автора, в 2007 г. они составили 40 %, что в два раза больше, чем в 2000 г. Е. М. Авраамова делает вывод о том, что основным препятствием для попадания в ряды среднего класса выступает недостаточный уровень образования, который особенно характерен для периферии. Автор указывает, что характеристикой среднего класса выступает способность к успешной адаптации к новым рыночным экономическим условиям, вместе с тем доверие указанной группы к руководству страны сводится к минимуму. Трудовыми предпочтениями среднего класса выступают следующие сферы и отрасли деятельности: управление, экономика.

Таким образом, Е. М. Авраамова полагает, что средний класс в России в настоящее время существует, за последние годы укрепил свои позиции и увеличился в размере. Однако его спецификой является то, что формирование указанного класса в инновационных сферах (научно-технические разработки в области коммуникации, управления, промышленности) сводится к минимуму.

Л. А. Беляева также относится к группе авторов, по мнению которых средний класс в России еще не сформировался. В качестве критериев среднего класса используются уровень материального обеспечения, уровень образования, а также критерий самоидентификации. Автор предлагает рассматривать проблему с позиций трех подгрупп: идеального среднего класса, российского среднего класса, средней массы (тех, кто на основании самоидентификации отнес себя к среднему слою, являлся средним по уровню жизни и считал, что живет, как все). Принадлежность к российскому среднему классу идентифицировалась по таким критериям, как достаточность финансового обеспечения (сложность вызывает лишь приобретение дорогостоящих предметов), среднее профессиональное образование, средний уровень самоидентификации. Однако, по мнению автора, данных критериев недостаточно для занятия позиции среднего класса. Видимо, это связано с отсутствием у указанной группы критерия характера трудовой деятельности. Вместе с тем в более поздних работах Л. А. Беляевой отмечается, что численность российского среднего класса увеличилась за период с 1999 г. по 2007 г. в два раза [11, с. 17].

З. Т. Голенкова полагает, что средний класс — «это одновременно и реальность, агент социального действия, и фантом, ибо политическая составляющая в решении любого принципиального социального явления не может не присутствовать при разработке новой парадигмы эволюционного общественного развития» [12, с. 200]. Основная роль указанной социальной группы, по мнению автора, состоит в том, что она выступает консолидирующим звеном в развитии общества, являясь его социальным стабилизатором и конструктивным началом.

Т. М. Малева выделяет следующие признаки среднего класса: материальная обеспеченность, социально-профессиональный статус, самоидентификация. По данным исследований, проведенных автором по состоянию на 2000 г., были выявлены следующие результаты: 21 % домохозяйств попадал в сред-

ний класс по материальному признаку, 22 % домохозяйств — по социальнопрофессиональному признаку, 39 % домохозяйств — по признаку самоидентификации. Вместе с тем в ядро среднего класса (характеризующееся наличием всех трех признаков) попали лишь 7 % домохозяйств, а в полуядро (два критерия из трех) — еще 12 %. За период с 2000-2007 гг. понятие «средний класс» сохранилось в прежней форме. При этом автором были получены следующие результаты: 50 % респондентов были отнесены к среднему классу по профессиональному признаку, 47 % — по материальному, 49 % — по принципу самоидентификации [13].

Н. Е. Тихонова относится к тем социологам, которые считают, что средний класс в российском обществе сформирован. При выделении указанной социальной группы автор использует метод концентрации признаков, среди которых находятся уровень образования, материального обеспечения, социальной самоидентификации, а также характер трудовой деятельности [14].

Ряд авторов (М. К. Горшкова, А. Ю. Чепуренко) придерживаются субъективного подхода при исследовании среднего класса в России. По их мнению, в качестве базисных признаков, которые превалируют над всеми остальными, выступают субъективные характеристики домохозяйств, (например, самоидентификация).

Таким образом, вопросы классового деления общества рассматриваются с позиций различных социологических теорий и характеризуются множественностью подходов. Некоторые авторы отстаивают доминирование лишь экономических факторов. Другие считают, что необходимо учитывать личностные навыки и способности каждого индивида. Мы разделяем мнение тех исследователей, которые считают, что для системного социологического анализа места и роли среднего класса в стратификации общества необходимо использовать интегративный подход. Методология такого анализа должна опираться на все доступные индикаторы, отличающие средний класс от других социальных групп.

Список литературы

1. Вебер, М. Избранные произведения / под ред. Ю. Н. Давыдова. — М. : Прогресс, 1990. — 495 с.

2. Вебер, М. Основные понятия стратификации / под ред. А. И. Кравченко // СОЦИС. — 1994. — № 5. — С. 171-185.

3. Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда / Э. Дюркгейм. — М. : Канон, 1996. — 300 с.

4. Crompton, R. Class and Stratification. An Introduction to Current Debates / R. Crompton. — Cambridge, 1998. — 16-34 p.

5. Бурдье, П. Социальное пространство и генезис классов / П. Бурдье // Социология политики. — М. : Socio-Logos, 1993. — 250 c.

6. Бурдье, П. Социология политики / под ред. Н. А. Шматко. — М. : Socio-Logos, 1993. — 53-69 с.

7. Аврамова, Е. Количественные оценки российского среднего класса методом концентрации признаков / Е. Аврамова, Л. Овчарова // Вопросы экономики. -2005. — № 1. — 20-30 с.

8. Шкаратан, О. И. Социальное расслоение и его воспроизводство в современной России / О. И. Шкаратан, В. А. Бондаренко, Ю. М. Крельберг, Н. В. Сергеев. -М. : ГУ ВШЭ, 2003. — 330 с.

9. Аврамова, Е. М. Средний класс эпохи Путина / Е. М. Авраамова // Общественные науки и современность. — 2008. — № 1. — 25-46 с.

10. Аврамова, Е. М. Российский средний класс в интегрирующейся экономике / Е. М. Аврамова // Россия в глобализирующемся мире: социальные аспекты. : коллективная моногр. — М. : ИСЭПН РАН, 2006. — 30-55 с.

11. Беляева, Л. А. И вновь о среднем классе в России / Л. А. Беляева // Социологические исследования. — 2007. — № 5. — 15-26 с.

12. Голенкова З. Т. Средний класс в современной России / З. Т. Голенкова, Е. Д. Игитханян, Ю. В. Голиусова, И. М. Орехова ; под ред. М. К. Горшкова. -М. : Ин-т социологии РАН, 2008. — 320 с.

13. Малеева, Т. М. Формирование массового среднего класса: желаемое и действительное / Т. М. Малеева // Тезисы докладов III Всероссийского социологического конгресса. — М. : Ин-т социологии РАН ; Рос. об-во социологов, 2008.

14. Тихонова, Н. Е. Средний класс: теория и реальность / Н. Е. Тихонова, С. В. Мареева. — М. : Альфа-М, 2009. — 320 с.

Чаплыгин Александр Эдуардович Chaplygin Alexander Eduardovich

аспирант, Саратовский государственный Postgraduate student, Saratov

технический университет State Technical University

E-mail: [email protected]

УДК 316.443 Чаплыгин, А. Э.

Классовое деление общества и структурные позиции среднего класса / А. Э. Чаплыгин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. — 2011. — № 4 (20). — С. 72-78.

Классовое разделение общества

Социальные классы и системы деления по статусу существуют во всех стра­нах мира. В Европе эта концепция имеет настолько большое значение для понимания поведения потребителей, что Европейское сообщество по изучению мнений и проведению маркетинговых исследований (European Society for Opinion and Marketing Research, ESOMAR) разработало специальные воп­росники для исследования и сравнения социальных классов разных стран. В Японии представления о социальной структуре тоже весьма жесткие, хотя большая часть потребителей относится к среднему классу. Во многих странах Латинской Америки огромная часть населения принадлежит к беднейшим клас­сам и борется просто за выживание. В то же время представители малочислен­ных, но очень богатых классов приобретают всевозможные товары, которые служат символами принадлежности к классу. Даже в бывших социалистиче­ских странах, которые официально считались бесклассовыми, лучшие из дос­тупных потребительских товаров доставались тем, кто имел какие-то привиле­гии, например, членам партии, выдающимся спортсменам или ученым. В США иногда считают, что социальные классы не имеют особого значения, однако ве­дут себя самым противоположным образом. Исследования показывают, что для американцев принадлежность к определенному классу даже важнее, чем для жителей Англии — страны, известной своей классовой структурой.

Даже у животных деление на группы (страты) происходит по-иному, чем у людей. В одном знаменитом исследовании в области поведения животных опи­сывается, как среди домашних кур определяется четкий порядок при клевании пищи. Именно отсюда и произошел термин «порядок клевания» (иерархия превосходства одной общественной группы над другой), кото­рый переняла социология. Раис и Траут в своей известной книге о позициониро­вании развили этот принцип: «Потребители — все равно что цыплята. Они чувствуют себя гораздо лучше, когда есть определенный порядок клевания, ко­торый все знают и которого все придерживаются». Среди торговых марок и магазинов тоже существует своя иерархия, согласно которой они и привлекают потребителей, чьи ценности и убеждения заставляют их думать: «Эта фирма (этот магазин) — для меня».

Позиционирование товара для определенного социального класса иллюстрируется на примере рекламы пива. Несмотря на то что этот напиток в последнее время оце­нили представители высшего и верхушки среднего классов, пиво, в отличие от вина, все еще покупают в основном люди, принадлежащие к среднему и низшему соци­альным классам. Компания Millerоднажды представила свою марку как «шампан­ское среди пива», однако позднее сменила этот слоган на другой: «Найдите время, а пиво у нас всегда найдется». Это было сделано для привлечения занятых и активно проводящих свободное время людей из верхушки среднего класса. А совсем недав­ноMillerпереключилась на «пиво для рабочего человека», пытаясь повторить успех компанииBudweiser, которая обращалась к небогатым потребителям. В рекламеBudweiserпредставлены люди, которые делают далеко не самую веселую работу, но отдыхать предпочитают с бутылочкой «короля пива». СимволBudweiser— лошади-тяжеловозы — тоже привязан к напряженному физическому труду представителей низ­шего и среднего классов.

Пожалуй, ни одна тема не пользуется столь большим вниманием в социоло­гической литературе, как проблема неравенства и разницы в социальном стату­се, или уважения(социального почтения), оказываемого одними членами общества другим, находящимся на более высоких ступеньках социальной лестницы. Большинство социологов принимают общественное неравенство как доказан­ный жизнью, основанный на эмпирическом опыте факт. Американцы, конечно, могут думать, что все люди имеют равные возможности в том, что касается доступа к товарам и услугам. Однако на самом деле все не так. Социальный класс определяетжизненные шансы— термин, посредством которого Макс Вебер выделял фундаментальные аспекты будущих возможностей человека. Жизненные шансы варьируются от шансов младенца получить хорошее пита­ние до возможностей взрослого приобрести товары и услуги, которые столь настойчиво предлагаются на рынке.

Класс вопиющего – Огонек № 32 (5577) от 19.08.2019

Менее 15 процентов семей в России можно отнести к среднему классу, гласит исследование, широко обсуждавшееся на минувшей неделе. О среднем классе вспомнили и в связи с протестами в Москве: мол, наконец он созрел политически! Что это за невиданный зверь, которого социологи ловят уже много лет?

Кирилл Журенков, Мария Портнягина

Разговор о социальных классах — это прежде всего спор о терминах, и начался он не сегодня. Вот незамеченный юбилей: 110 лет назад в России завершилось издание «Капитала» Карла Маркса в переводе, который будет признан эталонным на столетие вперед. Именно в этой знаменитой книге Маркс сделал наиболее подробный анализ классового деления (хотя общество делили на классы и до него). Такие понятия, как классовая борьба или классовое общество, с тех пор навсегда приклеились к патриарху политической мысли. Парадокс в том, что большинство людей уже и не помнят: вообще-то третий том «Капитала» обрывается именно на главе о классах. Маркс ее, по сути, не дописал!

С самой теорией классов по Марксу тоже все неоднозначно: эксперты до сих пор спорят, устарела она или нет. Сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность», экс-замминистра труда РФ Павел Кудюкин, например, уверен: Маркс, скорее, наметил проблемы, чем создал стройную теорию — это движение живой мысли. Так к его классовой теории и надо относиться.

— При этом сама теория вполне актуальна,— уверен эксперт.— Ну, например, у Маркса есть понятие совокупный капиталист и совокупный работник. Так вот, на самом деле, это большие социальные группы с подвижными границами, что мы и наблюдаем сегодня. Судите сами: человек может не один раз сменить социальный статус, сначала он, допустим, индивидуальный предприниматель, потом — наемный работник. Или вот еще пример: формально топ-менеджер — это наемный работник, но реально он выразитель так называемого капитала-функции (то есть обеспечивает рост капитала). Так что, если уж говорить прямо, современные понятия, вроде среднего класса, гораздо более формальны, чем те, что введены у Маркса. Просто последователям Маркса не надо было искать у него готовые ответы. Им надо было развивать то, что он наметил.

Но вернемся к среднему классу. Откуда вообще возникло это понятие и что имеется в виду? Эксперты объясняют: в ХХ веке классовую теорию неоднократно пересматривали под самыми разными углами. Отсюда и путаница с самим понятием «класс», его зачастую используют как синоним страты в системе социальной стратификации. Высший класс, средний, низший…

— Недавно «РИА Новости» попыталось выявить размеры среднего класса в каждом из субъектов РФ — так вот оно сделало это исключительно на основании дохода,— говорит руководитель сектора социальной мобильности Института социологии РАН Михаил Черныш.— Однако такой подход иначе как упрощением не назовешь. Средний класс, с точки зрения современной социологии,— это высшее образование, занятость на позициях, где требуется высокая квалификация, особый тип сознания…

Эксперты «РИА Новости» действительно огорошили: по их данным, в России к среднему классу относится лишь 14,2 процента семей (в замерах учитывались трудовые доходы). А уж разница по регионам и вовсе значительна: например, в лидерах Ямало-Ненецкий автономный округ, там 45 процентов семей можно отнести к среднему классу. Для сравнения: Москва в рейтинге на 7-м месте (26,8), Санкт-Петербург — на 8-м (25,7). Замыкает рейтинг Ингушетия, там среднего класса всего 1,9 процента.

— Но в том-то и дело, что средний класс описывается не только уровнем доходов или потребления,— говорит Черныш.— Необходимо учитывать другие факторы, например понятие капитала (капиталом может быть квалификация человека или его способность к предпринимательству). К тому же класс потому и называется классом, что у него есть политическое лицо, он самоорганизуется и отстаивает свои интересы. И тут с сожалением приходится констатировать: современная Россия не является обществом среднего класса. Если учитывать все указанные характеристики, то его величина у нас примерно 12–15 процентов. На Западе, в развитых странах — это около 40 процентов и более.

Вообще у экспертов для нас новость: сегодня вновь возвращаются классы в том самом, марксовском понимании. Уточним: в ХХ веке, с появлением социального государства, классовые противоречия удалось смягчить, а средний класс в развитых странах стал настолько мощным и сильным, что смог влиять на процесс принятия решений в обществе. Наука даже признала процесс необратимым.

И вот — коллапс социализма и победа неолиберальной идеи снова смешали карты. В мире стало нарастать неравенство, а средний класс потерял позиции. Теория классов снова стала модной, Маркс — популярным.

— Так что можно говорить о возрождении классового общества, но не на базе традиционных партий, а скорее, на основе групп активистов и общественных движений,— подытоживает эксперт.

Ну а что же Россия? В связи с протестами вокруг выборов в Мосгордуму некоторые политологи заговорили о политическом созревании столичного среднего класса. Собственно, о рассерженном среднем классе спорили и в 2012 году, на волне других — «болотных» — протестов. И вот очередной виток дискуссии. Так есть ли о чем говорить?

Павел Кудюкин, стоящий на марксистских позициях, затрудняется четко определить классовую принадлежность протестующих. Он напоминает, что по показателю дохода к среднему классу можно отнести значительную часть чиновников, а «офисный планктон», наоборот, записать в пролетариат. Так что не очень ясно, стоит ли объединять их именно этим понятием.

— Или возьмите молодежь, составляющую значительную часть протестующих,— это своего рода предпролетариат, им еще только предстоит выйти на рынок труда, но они уже чувствуют невидимые барьеры. И протестуют против этого,— говорит эксперт.— Я бы скорее рассматривал московские выступления как общедемократическое движение, если хотите — межклассовое. Это разные классы, которые заинтересованы в полноте политических свобод, свободы слова, в реальной возможности выдвигать кандидатов на выборах и голосовать за них.

В свою очередь, Михаил Черныш считает, что речь все же о среднем классе.

— Это люди, способные к активным действиям и готовые бороться за свои интересы. А их интерес прежде всего в том, чтобы общество развивалось,— уверен эксперт.— Посмотрите на здравоохранение, на высшее образование, да что там — на целые отрасли экономики… Все они сегодня находятся в состоянии застоя, и многих квалифицированных специалистов — не только тех, кто занят в этих сферах,— это не может не волновать. Отсюда латентно-протестное отношение к происходящему. Являются ли они средним классом? Возможно, это квазисредний класс, который может им стать при определенном стечении обстоятельств, но суть остается та же.

Экспертиза

Страна сословная

Ни в Российской империи, ни в СССР не было классового общества, как нет его и в современной России. Классы как группы по уровню потребления (высший, средний и низший классы) возникают на рынке. Это не классы по Марксу, совсем нет. Дважды в нашей истории начиналось формирование рынка (после 1861-го и после 1990-го), и каждый раз возникало расслоение по уровню потребления, прототип классового общества. Сословная структура общества с ее принципами распределительной справедливости в конце XIX века и конце XX века начинала распадаться параллельно формированию классового общества с его принципами уравнительной справедливости. Однако приход к власти большевиков в первой трети ХХ века, по сути, привел к реставрации сословного мироустройства.

Симон Кордонский, завкафедрой местного самоуправления НИУ ВШЭ

Напомню, что сословия — это группы, учреждаемые государством для решения каких-либо задач. Большевики ликвидировали имперские сословия (физически уничтожив их представителей) и установили свои — рабочих, крестьян, служащих… Советская структура получилась крайне любопытной, каждое сословие там имело множество внутренних делений (например, рабочие на оборонном предприятии и рабочие где-нибудь в военсовхозе — две разные планеты). Ну а мир между сословиями достигался за счет соборности. Например, съезд КПСС — типичный собор, куда собирались представители всех советских сословий для решения задач справедливого распределения ресурсов.

С распадом СССР в 1990-е советское сословное общество исчезло, осталась только память о нем вместе с самоидентификацией граждан как рабочих, крестьян и служащих. Началось формирование классов. Однако большая часть сословной элиты Советского Союза (учителя, врачи, военные, ученые и т.д.) просела по уровню потребления. Возник запрос на социальную справедливость, на то, чтобы взять ресурсы с только-только формирующегося рынка и перераспределить их в пользу ущемленных слоев. Так у нас началась очередная реставрация сословного мироустройства.

Собственно, сегодня налицо промежуточная ситуация: на государственном уровне созданы сословия пенсионеров, работающих по найму, государственных служащих и т.д., однако члены сословий не воспринимают себя таковыми и продолжают самоидентифицироваться в советских терминах. Вот характерный пример: в России вышло около 200 постановлений правительства о введении формы для разных сословий, но в обычной жизни вне службы даже военные предпочитают обычную одежду. То есть номинально сословия есть, а самоидентификации нет. Заметно и сильное расслоение по уровню потребления, которое идет в пределах одних и тех же сословий. Есть богатые полицейские и бедные полицейские, богатые и бедные учителя, врачи… То есть люди в разных сословиях могут потреблять одинаково!

По сути, мы сегодня не знаем свое место в обществе, отсутствует понятийный аппарат описания и себя, и других. В частности, поэтому все недовольны, все на все жалуются.

И еще. В классовом обществе конфликты, допустим, между бедными и богатыми, нивелирует парламент. То есть демократия — это прежде всего инструмент согласования различных интересов групп по уровню потребления в конкурентной среде. В сословном обществе механизм другой — речь про те самые соборы. Так вот сегодня этот механизм у нас полностью отсутствует, соборы не существуют даже в проекте.

Отсутствие институтов согласования интересов между сословиями приводит к бунтам, обычной для сословного общества форме выражения недовольства результатами распределения ресурсов. То, что сегодня происходит в Москве,— реакция на дефицит представительства. Локальные бунты системе не опасны, но если они синхронизируются, как это происходило в СССР в конце 80-х годов, то возникает угроза целостности государства, и для нейтрализации этой угрозы оно может пойти на крайние меры.

Социальная система, где сословия созданы государством для нейтрализации угроз (в отличие от классовой, функционирующей по законам рынка), может развиваться только через экспансию. Она порождает угрозы — врагов — для того, чтобы от них защищаться. И тем живет.

Британская классовая система: не спешите ее хоронить

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Getty

Великобритания всегда славилась жестким делением общества на классы. Обозреватель BBC Future решил выяснить, насколько этот стереотип соответствует действительности и так ли уж Британия отличается этим от других стран.

Нравится вам это или нет, но многие считают классовую систему общества одной из неотъемлемых составляющих жизни британцев — наряду с пристрастием к чаю с молоком и к разговорам о погоде.

«Классовые различия не отмирают, они просто приобретают другие формы выражения, — написал однажды британский социолог Ричард Хоггарт. — Каждые десять лет мы ухитряемся объявить о том, что похоронили классовую систему, но гроб ее и по сей день остается пустым».

Беглое изучение публикаций в зарубежных средствах массовой информации позволяет довершить в воображении картину жесткого сословного деления британского общества, особенно в сравнении с такими странами, как США, где принято считать, что социальное положение зависит исключительно от честолюбия, таланта и труда.

Но насколько этот стереотип соответствует действительности? Правда ли, что британская классовая система жива и по сей день?

Или все эти сословные различия — лишь пережиток прошлого, вместе с корсетами, цилиндрами и историческими драмами?

С уверенностью ответить на эти вопросы нелегко, но неожиданные результаты недавних исследований позволяют кое-что понять.

Как отметил Хоггард, писатели — по крайней мере, с начала ХХ века — предсказывали скорую кончину британской классовой системы.

В открытом письме своей подруге, британской писательнице Нэнси Митфорд, Ивлин Во заявил, что «эта обширная и сложная структура сложилась почти втайне. Теперь появляются тревожные признаки ее упадка».

Роман Во «Возвращение в Брайдсхед» — панегирик английской аристократии, которая постепенно рассыпается вместе со своим родовым поместьем.

Но несмотря на то, что со времен Ивлина Во структура классовой системы изменилась, в британском обществе до сих пор существует очень четкое деление на сословия, каждому из которых соответствует свой уровень социального, культурного и экономического капитала.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Писатели десятилетиями провозглашают гибель британской классовой системы, но на самом деле сословные различия никуда не исчезли

Сотрудники Би-би-си провели собственное исследование классовой системы в Великобритании и на основе таких факторов, как образование, зарплата, профессия и владение недвижимостью, выделили в общей сложности семь разных сословий: элиту, на которую пришлось около 6% населения, и несколько ступеней в рамках рабочего и среднего класса.

Возможно, уместнее было бы рассуждать не о самом факте существования классовых различий, а о том, возможен ли переход из одного сословия в другое. Насколько влияет происхождение на возможность добиться поставленных жизненных целей?

По общему мнению, в наши дни социальная мобильность возросла благодаря совершенствованию системы образования и социального обеспечения. Но так ли это на самом деле?

Интересный материал для исследований дает серия документальных фильмов, снятых английским режиссером Майклом Эптедом. Он выбрал 14 детей из разных слоев общества, которым в 1964 году было по семь лет, снял сюжет об их поездке в лондонский зоопарк и стал следить за их судьбой, каждые семь лет снимая о них новый фильм.

Нескольким из этой группы удалось изменить свою жизнь благодаря усердному труду и дисциплинированному поведению.

Например, Ник, который вырос на ферме, повзрослев, преуспел в области медицины и теперь живет и работает в США. Линн, семья которой жила в одном из самых бедных кварталов лондонского Ист-Энда, сумела со временем занять должность университетского библиотекаря.

Однако в целом ни у кого из героев Майка Эптеда так и не получилось выбиться «из грязи в князи».

В обзоре последнего выпуска документального сериала, через 56 лет после выхода на экраны его первой серии, корреспондент американского еженедельника New Yorker заключил: «На каждом уровне британской классовой системы существуют свои защитные механизмы, но также — по крайней мере, с точки зрения американца — этой системе присуща определенная инерция».

«Никто из героев Эптеда не спился и не стал наркоманом, но убивает сама предсказуемость судеб большинства из них: дети из рабочих семей лишь немного продвинутся, а богатенькие останутся богатенькими».

Подпись к фото,

Герои сериала Майкла Эптеда через семь лет после выхода на экраны первого фильма. Линн в центре, с длинными волосами; Ник — крайний справа

Согласно докладу Организации экономического сотрудничества и развития за 2010 год, Великобритания действительно занимает одно из последних мест по некоторым показателям социальной мобильности: так, перспективы получения ребенком высшего образования и высокооплачиваемой работы во многом определяются имущественным положением его родителей.

При этом после Второй мировой войны наблюдался стабильный прирост населения, и, как ожидалось, каждый ребенок имел возможность немного повысить свой уровень жизни по сравнению с уровнем жизни родителей.

К сожалению, в настоящее время соотношение доли граждан, продвигающихся вверх и вниз по социальной лестнице, меняется в обратную сторону.

«Сейчас стало больше людей, чье социальное положение ухудшается, и меньше тех, у кого оно улучшается», — утверждает сотрудница Оксфордского университета Эржебет Букоди. Она называет это явление «темной стороной Золотого века мобильности»: чем больше людей скапливается наверху, тем больше вероятность упасть оттуда.

Дальние родственники

Проблема в том, что структура британского общества настолько многослойна, что выделить все возможные факторы, способные повлиять на социальное положение, очень трудно.

Не исключено, что результаты большинства предыдущих исследований были не вполне точны из-за того, что в них учитывалось только два поколения — отцы и дети. Тогда как на классовую принадлежность могут влиять и другие родственные связи.

К примеру, сотрудник Лондонского университетского колледжа Так Вин Чань установил, что человек имеет в два с половиной раза больше шансов занять руководящую должность в рамках своей профессии, если его дедушка и бабушка принадлежат к более высокому сословию.

Это может быть связано с тем, что они оплатят его обучение, помогут родителям присматривать за ребенком или задействуют свои связи, чтобы помочь внуку сделать успешную карьеру.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Правда ли, что британской классовой системе присуща инерция?

Если учитывать эти дальние родственные связи, социальная система может оказаться еще менее гибкой, чем мы думали.

Даже если одно поколение выйдет за рамки своего сословия, следующее может быть втянуто обратно под влиянием остальных родственников.

«Чтобы спрогнозировать, чего человек может добиться в жизни, недостаточно учесть только положение его родителей — необходимо также принять во внимание всех его дядюшек и тетушек, дедушек и бабушек, прадедушек и прабабушек, — убежден сотрудник Калифорнийского университета в Дейвисе (США) Грегори Кларк. — Все они могут оказать влияние на его карьеру».

В рамках своей научной работы Кларк изучал упоминания определенных редких фамилий в истории страны. Так, в Книге Страшного суда (так называли в Англии свод материалов всеобщей поземельной переписи — прим. переводчика) за 1086 год встречаются фамилии богатых помещиков, которые чаще всего были потомками нормандских завоевателей, вторгшихся в Англию в середине XI века: Баскервиль, Дарси, Мандевиль, Монтгомери, Невиль, Перси, Панчард и Тальбо.

Затем Кларк изучил, насколько часто эти фамилии встречались в последующие века в исторических документах — к примеру, таких как списки студентов Оксфордского и Кембриджского университетов, выгодоприобретателей по заверенным у нотариуса завещаниям и членов парламента, присутствие в которых может служить указанием на более высокий социальный статус.

В условиях высокой социальной мобильности такие фамилии должны были бы встречаться все реже и реже, так как эти престижные места стали бы занимать представители других классов общества. В условиях же низкой мобильности их доля должна была остаться примерно такой же.

По итогам своих исследований Кларк выяснил, что темпы социальной мобильности в Великобритании чрезвычайно низки: для перехода из высших или низших слоев общества в средний класс должно было смениться около десяти поколений.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

На наши успехи в жизни могут влиять не только наши родители, но и все наше социальное окружение — от дальних родственников до их друзей и знакомых

Примерно с такой же скоростью могут происходить изменения и чисто биологических характеристик, таких как рост.

Что самое удивительное, темпы социальной мобильности сохранялись на прежнем уровне даже после грандиозных перемен, последовавших за промышленной революцией и введением системы всеобщего образования в XVIII-XIX веках.

Судя по всему, эти результаты подтверждают наличие инерции в британской классовой системе.

Тем интереснее рассмотреть результаты аналогичных исследований, проведенных Кларком в других странах.

Так, он изучил списки студентов наиболее престижных американских университетов, входящих в так называемую Лигу плюща, а также списки членов ассоциаций адвокатов, имеющих право выступать в суде, в различных штатах и Американской медицинской ассоциации.

Вопреки распространенному убеждению, что для США характерна высокая социальная мобильность, он установил, что темпы изменений там примерно такие же, как в Великобритании.

Аналогичные результаты были получены в Швеции: хотя в целом различия в имущественном положении богатых и бедных были менее выраженными, выяснилось, что наиболее престижные профессии — врачи, юристы или университетские преподаватели — часто представлены членами одних и тех же семей.

Методика Кларка не лишена определенных недостатков, результаты его исследований основаны на неточных сведениях, и он рассматривает общие тенденции за большие временные промежутки.

Возможно, если тщательно отследить развитие каждой ветви на генеалогическом древе каждой семьи, выводы получатся иными.

Кроме того, некоторым данное Кларком объяснение полученных результатов может показаться странным.

Как и Чань, в качестве одного из факторов он рассматривает чисто социологический аспект. «Люди живут в определенном кругу, и социальное окружение очень сильно влияет на их жизненный путь», — считает он.

Впрочем, Кларк допускает, что свою роль в этом могла сыграть и генетика. По его мнению, возможно, некоторые семьи имеют генетическую предрасположенность к успеху.

Впрочем, у многих ученых мысль о таком генетическом детерминизме вызывает отторжение.

Чем бы ни объяснялись результаты исследований Кларка, интересно, как наше сегодняшнее положение в обществе может зависеть от человека, которого мы никогда не видели.

«Даже если вы не знаете, кем был ваш прадед, он определяет вашу судьбу», — утверждает ученый.

Если допустить, что он прав, привязанность британского общества к классовой системе перестает казаться такой архаичной.

Где бы вы ни жили — в Лондоне, Пекине, Нью-Йорке или Стокгольме, — освободиться от связей с прошлым нелегко.

Сословное деление общества отражает… Сословное деление общества в России

Сословное деление общества является значимым не только с точки зрения обществоведения, но и с исторических позиций. Обществоведение и историю отчасти объединяет объект изучения — человеческое общество на всех этапах его развития. И в любой эпохе наблюдалось неравенство среди людей. И на основе этого появляются неравные права и обязанности.

Первые проявления неравенства общества

Сословие — это определенная социальная группа, обладающая набором передаваемых по наследству как обязанностями, так и прав. Оно формально закрепляется обычаем или законом. Формируются сословия по имущественному, религиозному, военному, профессиональному признаку и в их рамках образуется свой жизненный уклад и моральные нормы.

Сословное деление возникло еще в Древнем Риме. Все население делилось на свободное и зависимое. Свободное в свою очередь состояло из римских (свободорожденные и вольноотпущенные) и неримских (латины и перегрины) граждан. К зависимому сословию относились рабы.

Классика понятия. Сословное деление общества в Средневековье

В Средние века сословное деление общества отражает отчасти род занятий людей. Франция 14-15 веков является классическим образцом сословного устройства. Каждое сословие — это духовенство, дворянство и третье сословие.

Первые два сословия составляли класс феодалов, которому были присущи в большом количестве особые привилегии: они не платили налоги, имели перимущества при замещении государственной должности. К третьему же сословию, которое платило налоги, относили все остальные группы людей. Накапливавшая силу в расцвет сословного деления буржуазия в ходе Великой французской революции в результате уничтожает сословный строй и провозглашает формальное равенство граждан. На первый план выходит иерархия богатства.

Сословия в Русском государстве при Иване Великом

Русским государством называют территориальное образование в конце 15-го — начале 18-го веков, существующее на Руси, под правлением Ивана Великого.

В этот период в Русском государстве выделяли следующие сословия — тяглые и служилые. Первая категория людей подчинялась системе не только денежных, но и натуральных государственных повинностей. Только после отмены крепостного права в 1861 году тягло в нашем государстве исчезает. Служилые должны были нести военную либо административную службу на пользу государства. Они делились на служилых по отечеству, прибору и призыву. В Русском государстве сословное деление общества отражает и привилегированное его деление. Самый высший класс — аристократия и бояре, низший привилегированный класс — дворяне и боярские дети. Отдельно выделялось сословие стрельцов. Самый низшее сословие — это холопы.

Сословия в Российской империи

Вторая половина 18-го века вошла в историю тем, что в Российской империи население стало делиться на целых 9 сословий.

Сословное деление общества отражает социальную структуру русского населения России того времени. Интересно, что сложилось оно полностью органически. Итак, классовое деление общества было представлено следующим образом. Выделялось сословие дворянства. Оно было потомственным или личным. Другими слоями населения стали духовенство, почетные граждане, купцы, мещане, войсковые обыватели, казаки, крестьяне. Последние были поделены на свободных однодворцев, черносошных, удельных зависимых, крепостных. Также выделялась группа разночинцев.

Введение Табели о рангах

Табель о рангах — это задокументированная таблица, в которой отражен перечень соответствий между военными, придворными, гражданскими чинами, проранжированными по 14 классам.

После появления Табели о рангах Петра Первого недворяне получили шанс стать дворянами. Чтобы это осуществилось, нужно было получить чин из низшего класса. Но чтобы минимизировать поток недворян, со временем входная планка повышается и стать дворянином становится сложнее.

Другие русские сословия

Сословное деление общества отражает вид государственного устройства. Это является неверным утверждением. Сословное деление общества отражает тип социальной стратификации.

Детально разделенным сословием были крестьяне. Среди них выделялись такие категории, как государственные (свободные, но прикрепленные к земле), монастырские (зависели от Русской православной церкви), помещичьи (были собственностью дворян-помещиков), удельные (проживали на удельных землях, принадлежали королевской семье, оплачивали оброк и отвечали по повинностям), приписные (чтобы не платить подушную подать, «приписывались» к заводам и фабрикам), однодворцы (бывшие военные, превращенные в крестьян на границах России), белопашцы (владели своей землей, не были чьей либо собственностью, но платили налоги).

11 ноября 1917 года стало днем выхода Декрета об уничтожении сословий и гражданских чинов. Утвердил его Центральный Исполнительный Комитет Совета рабочих и солдатских депутатов и одобрил Совет Народных Комиссаров. Издали новость о декрете Газета Временного Рабочего и Крестьянского Правительства и Известия. Сословное деление общества в России было устранено с того момента. Упразднение сословий и сословных правовых инструментов (званий, титулов и чинов) формально приводило к юридическому гражданскому равенству жителей новоосозданного государства.

Современное деление российского общества

На смену сословиям пришло классовое деление общества, основанное на стратификации. Деление на классы происходит по экономическому критерию на основе уровня доходов, владения собственностью. Идеальной структурой является низший, средний и высший слой. Средний класс должен составлять не менее 50% населения, чтобы общество считалось экономически развитым и стабильным. Большое количество людей среднего класса говорит о высоком уровне жизни населения и заботе о населении. Выделяется большой слой предпринимателей, которые составляют экономическую элиту. В 21 веке изменилась профессиональная стратификация общества в появлением новых профессий и работ. На первый план выходят финансовая, юридическая, коммерческая сферы деятельности. Люди этих профессий чаще всего на текущий момент находятся на более высоких социальных позициях, чем работники других сфер. Основой современного общества является средний класс, который обеспечивает стабильность развития. Россия относится к переходным странам в этом отношении, так как граждане среднего класса составляют всего около 20% всего населения. В перспективе развития демократии и экономики это число должно увеличиться. Все больше развиваются социальные лифты, по которым можно перемещаться из одного класса в другой, что способствует развитию нашего общества. Для России все только начинается, и постепенно наша страна придет к экономическому уровню эталонных стран с развитым средним классом.

Классовое деление по-английски

Нет-нет, звезда Фила взошла не только в Канаде. В той же Англии  «королевский», точнее оксфордский английский выделял его из массы людей. И не просто выделял, а даже выдавал много информации о «носителе», а именно: Фил вырос в образованной семье, скорее всего, учился в частной школе, у него должен быть хороший вкус или, по крайней мере, он знает, что такое хороший вкус и манеры.

17 апреля 2015

Евгений Ксензенко

Евгений Ксензенко — журналист, владелец компании «Watch us».      

В 2002 году с отличием окончил факультет журналистики МГУ.  В 2006 году  защитил диссертацию в University of Westminster.   

С августа 2001 года корреспондент  «НТВ». 

С ноября 2006 года по ноябрь 2011 — директор-корреспондент представительства ОАО «Телекомпания «НТВ» в Великобритании

Конечно, всегда можно ошибиться, но обычно в Британии ошибки в таких «языковых вопросах», скорее, из серии математической погрешности. В каждом англичанине есть что-то от Шерлока Холмса с его методом дедукции. Ведь все они с детства учатся безошибочно раскрывать социальный статус человека, его материальное положение и образование «по трём нотам».

Хотя «нот», естественно, больше трёх: словарный запас человека, диалект, манеры, вкус, привычки и разные мелочи, которые делят Королевство на классы до сих пор. Это знания из серии «классовый код Британии». Каждый англичанин в этой социальной системе прекрасно разбирается, знает своё место и укажет на чужое, если спросите. Конечно, никто вслух не станет говорить при встрече: ага, вижу, что вы закончили Итонский колледж, явно у ваших родителей всё было в порядке с деньгами, да и судя по вашему пиджаку, вас тоже не волнуют финансовые проблемы. Нет, конечно, так не бывает, но поверьте — обмануть систему невозможно или очень сложно.

В британском обществе не получится  попасть «из грязи в князи». Деньги могут раскрыть двери Букингемского Дворца, но вот завоевать уважение английских аристократов гораздо сложнее. У вас есть десять миллионов фунтов? Прекрасно! Вы надели на скачки в Аскот модную шляпку, а туфли заказали у дорогого дизайнера? Чудесно, леди! Однако говорите вы по-прежнему с ливерпульским (скауз) говором и не умеете пользоваться аристократической палитрой из жестов, выражений и мелких деталей, которую нельзя купить.

К иностранцам, конечно, британцы относятся великодушно — что с них «неучей» взять, а вот своих граждан сразу «раскусят». Никто не будет устраивать сцену, нет, ни за что, а вот посплетничать за спиной у «леди» — это пожалуйста. Британцы вообще любят сплетни, хотя никогда в этом не признаются.

Удивительно, как такой консерватизм в определении классовых черт сочетается с внешней свободой. Например, в Англии никто косо не посмотрит на упитанную девушку, надевшую мини-юбку и смело шагающую на шпильках в паб (впрочем, и за леди не примут). Ну за исключением иностранцев, которые, конечно, оценят «жертву» и обязательно сделают ей «комплимент» в беседе с подружкой. На улице всем вообще до вас нет дела, если вы случайно не попадаете в сферу интересов человека или не нарушаете его личное пространство. Ходить можно в чём угодно, не рискуя нарваться на оценивающие взгляды. В крайнем случае — на любопытные.

Разделение на классы в Королевстве уж давно условность. Официально все равны перед законом и друг другом, и нет никаких оснований считать по-другому. Это правда. Если кто-нибудь попробует заикнуться о том, что «каждый сверчок должен знать свой шесток», то дело для него закончится плохо. Возможно, судебным процессом и позором. Вспомним историю с высокопоставленным чиновником Эндрю Митчеллом, который назвал полицейских плебеями. Его карьера была мгновенно разрушена, а сам он вошёл в историю Даунинг-Стрит как высокомерный политик, получивший заслуженное наказание.

Впрочем, то, что у Эндрю Митчелла сорвалось с языка, у многих британцах крепко заперто в подсознании. Думать они могут о чём угодно, а вот озвучивать своим мысли — другое дело. Тут уже вся английская система бросится на подавление «инакомыслия». Ценности воспитываются обществом на благо самого же общества. Так англичане практически избавились от расизма, преследования людей нетрадиционной ориентации, сексизма и многих других предрассудков. Да, система иногда даёт сбой, но всё же работает слаженно, строго воспитывая оступившихся. В Королевстве правят политкорректность и толерантность.   

Впрочем, это совсем другая история. Если вернуться к разделениям на классы, то вот лишь некоторые фразы-маячки, которые укажут на происхождение человека. Верхние слои общества избегают таких слов как «пардон» (pardon) или «туалет» (toilet). Аристократы скажут «уборная» (Lavatory) и «извините» (sorry). Среди других индикаторов классовой принадлежности: автомобиль, мебель, домашние животные, спиртные напитки, увлечения. На орбите отдельно взятого человека крутятся «общественные ярлыки». И никуда от них не скрыться. С самого рождения и до смерти британцы обречены делиться на классы. Это уже традиция, которая не меняется веками.

Ещё Бернард Шоу отмечал: «Едва кто-то из англичан открывает рот, как у другого англичанина тотчас же просыпается либо ненависть к нему, либо презрение». Теперь так открыто выражать презрение опасно, да и не нужно. Достаточно просто сделать вывод о собеседнике.

Британцы, кстати, очень трепетно относятся к своим классовым различиям. С одной стороны границы стираются. Достаточно вспомнить историю принца Уильяма и Кейт Миддлтон. Произошло слияние голубой крови и красной. Сказочная история любви, которая идёт в ногу со временем.

Отцу Уильяма, принцу Чарльзу, пришлось ждать своего часа, чтобы жениться на любимой женщине. С другой стороны — классовые границы берегут как некий заповедник, влияющий на нацию. Например, запретили аристократам охотиться на лис, травить их собаками. И что теперь? Аристократы всё равно выезжают на охоту со своими гончими. И пусть убивать лисиц таким жестоким способом больше нет возможности, но «размяться» всё равно надо. Теперь охотники, как герой мультфильма о Простоквашино, вроде бы устраивают «фотоохоту» — без жертв. Облачаются в свои охотничьи костюмы, следуют правилам «игры» и таким образом поддерживают традицию, присущую собственному классу.

Ещё один парадокс. В Британии ведь нет слова «Вы». Все «тыкают» друг другу. Нет, конечно, по интонации понятно, когда употребляют уважительное ты или «панибратское», а в каких случаях и высокомерное. При этом общее «ты» ничего не значит. С лордом можно быть «на ты», но всё равно расстояние до лорда, порой, измеряется столетиями.

Впрочем, можно спокойно жить в классовой Британии, не опасаясь за «ярлыки», которые к тебе приклеиваются с детства. Никто никогда не будет «щеголять» своим классом. По той простой причине, что это уже как раз показатель принадлежности к классу невоспитанных выскочек, а с такими людьми никому не хочется иметь ничего общего. 

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также

Научный коммунизм

Научный коммунизм

← Парламентская деятельность коммунистов ← | ↑ К оглавлению ↑ | → Партии рабочие →


Партия политическая

(лат. pars, partis, — часть, группа) — наиболее активная и организованная часть какого-либо класса или его слоя. Существование политических партий связано с делением общества на классы и с неоднородностью этих классов, с различиями в интересах классов и составляющих их групп. П. п. служит одним из важнейших орудий, с помощью которых класс (или его отдельный слой) борется за свои классовые интересы.

Возникновение политических партий восходит к ранним этапам развития классового общества. Но подлинная история политических партий начинается со времени Великой французской буржуазной революции конца XVIII в. В современном обществе в соответствии с его классовой структурой партии могут быть буржуазными, пролетарскими, помещичьими, крестьянскими и мелкобуржуазными. Бывают партии, отражающие интересы коалиции классов (буржуазно-помещичьи партии, партии блока пролетарских и мелкобуржуазных элементов и др.). Иногда (особенно в многонациональных государствах) партии имеют национальную окраску и выдвигают национальные цели. Но и в этом случае в основе их деятельности лежат классовые интересы. То же относится к так наз. религиозным, «традиционным» и т. п. партиям.

В отличие от классов, возникающих стихийно, политические партии учреждаются людьми и действуют сознательно ради достижения определенной цели. П. п. представляет собой добровольную общественную организацию, союз единомышленников. Члены ее обычно действуют совместно, подчиняя свои действия партийной дисциплине. В отличие от различных неполитических общественных организаций (экономических, профессиональных, культурных, научных, благотворительных), П. п. всегда преследует определенные политические цели, добиваясь руководящего влияния на политическую жизнь и организацию общества, стремясь к власти, к ее удержанию ради осуществления своей линии.

П. п. является составной частью надстройки общества. Но, в отличие от государства, которое обладает властью и средствами принуждения, П. п., как правило, действует лишь силой убеждения, распространяя свои взгляды, объединяя единомышленников. П. п. обладает, однако, и известной материальной силой — определенной организацией, материальными средствами, органами печати и информации.

Партии возникают в условиях, когда формирование и сплочение соответствующего класса уже достигло известного уровня зрелости. Самое их возникновение свидетельствует об осознании классом своих интересов. Партии вбирают, вовлекают в свои ряды наиболее активную часть класса, никогда не охватывая всего класса поголовно. В зависимости от того, какую роль играют соответствующие классы в жизни и развитии общества (революционную, прогрессивную, консервативную, реакционную, контрреволюционную), различной является и историческая роль партий, представляющих их интересы. При этом члены П. п. не всегда ее осознают. Они могут, например, думать, что защищают своими выступлениями какие-либо отвлеченные религиозные догматы, национальные лозунги и т. п., по своему же объективному значению их выступления играют иную роль. Так, различные крестьянские партии нередко выступают под лозунгами «социализма», в действительности же отстаивают земельную реформу, сохраняющую в неприкосновенности капиталистический строй (см. Народнический социализм). Реакционные партии, преследуя антинародные цели, но нуждаясь в массовой поддержке, обычно маскируют свои истинные цели, выдвигая демагогические программы и лозунги и принимая различные звучные названия. Так, партия наиболее агрессивных кругов германского монополистического капитала называлась «национал-социалистической» и даже «рабочей» (см. Фашизм). Судить об истинном лице той или иной П. п. нужно не по ее названию и даже не по ее программе, а по ее конкретным делам.

Даже в странах, где классовое деление общества наиболее четко обозначилось, политические партии не всегда его точно отражают, поскольку выражают интересы различных групп внутри классов, социальных слоев. Различия между финансовой, промышленной и торговой фракциями буржуазии, между мелкой буржуазией города и деревни приводят к возникновению и упрочению различных партий. Некоторые страны, преимущественно с мелкобуржуазным по составу населением, отличаются особенным обилием политических партий. Правящие классы нередко сами поощряют это обилие, стремясь подчеркнуть «демократизм» политического строя. Однако, чем острее развертывается борьба данного класса с другим, тем настоятельнее нуждается он в создании одной, достаточно мощной П. п., способной успешно отстаивать его коренные интересы. Нередко правящий класс создает две влиятельные партии, не различающиеся между собой по политической цели, но разнящиеся по методам ее достижения; в зависимости от сложившейся обстановки господствующий класс выдвигает на авансцену попеременно то одну, то другую из этих партий.

Современная П. п. обычно имеет определенную цель, выраженную и обоснованную в программе или программной декларации (иногда их роль играют решения съезда), проводит определенную политику, имеет известные организационные принципы и соответствующую им внутреннюю организацию — устав или регламент, членский состав, местные партийные организации, комитеты, съезды, членские взносы, членские билеты, знамя, гимн, традиции и т. п., а также примыкающие к ней вспомогательные организации. В ее распоряжении обычно своя пресса и издательства, фракции в парламентах и органах местного самоуправления и более или менее организованные группы сторонников в различных общественных организациях.

При наличии буржуазной демократии (см. Демократия буржуазная) деятельность П. п. формально разрешается законом, хотя прогрессивные, и особенно рабочие, партии подвергаются всяческим притеснениям. В странах военно-фашистской диктатуры деятельность П. п. пресекается либо же правящая клика создает одну правящую П. п., призванную служить орудием угнетения народа, упрочения фашистского режима.

В ходе политической борьбы политические партии, представляющие интересы различных классов и слоев, нередко вступают между собой в избирательные соглашения и заключают блоки. Иногда это диктуется временным совпадением их интересов в борьбе против общего внутреннего или внешнего врага, иногда объясняется беспринципной погоней за голосами и теплыми местечками в правительстве или государственном аппарате.

Марксистско-ленинские партии не отказываются от заключения блоков с другими партиями, избирательных соглашений с ними, но идут на это, всегда руководствуясь строго принципиальными соображениями: необходимость нанести удар наиболее опасному врагу, защитить насущные интересы рабочего класса, всех трудящихся. Несмотря на идейные расхождения, марксистско-ленинские партии сотрудничают с социал-демократическими партиями, с мелкобуржуазными, крестьянскими партиями, с партиями национальными, поскольку имеется почва для такого сотрудничества. И после установления в стране власти рабочего класса они продолжают сотрудничать с этими партиями, если последние не выступают на стороне врагов революции. Это способствует вовлечению самых широких демократических сил в социальные преобразования, социалистическое строительство (см. Народная демократия). Марксистско-ленинские партии осуществляют в обществе руководящую роль.

Когда на смену государству приходит коммунистическое общественное самоуправление и устанавливается социальная однородность, почва для существования политических партий исчезает. Люди могут объединяться в союзы в соответствии со своими интересами и склонностями, но союзы эти уже перестанут носить политический характер и не будут партиями в современном смысле слова (см. также Партии рабочие, Социал-демократия, Коммунистическая партия Советского Союза).


← Парламентская деятельность коммунистов ← | ↑ К оглавлению ↑ | → Партии рабочие →

Разделение социально-экономических классов ведет к неравному перераспределению богатства

  • Аджемоглу Д., Робинсон Дж. А., Вердье Т. (2017) Асимметричный рост и институты во взаимозависимом мире. J. Политическая экономика 125: 1245–1305. https://doi.org/10.1086/693038

    Артикул Google ученый

  • Алган Й., Каук П. (2014) Глава 2 — Доверие, рост и благополучие: новые данные и последствия для политики. В: Агион П., Дурлауф С.Н. (ред.) Справочник по экономическому росту.Elsevier, pp. 49–120

  • Эймс К. (2008) Археология рангов. Справочник археологических теорий. Rowman & Littlefield, pp. 487–513

  • Axtell RL, Epstein JM, Young HP (2001) Появление классов в модели многоагентных переговоров. Social Dynamics 27: 191–211

  • Baldassarri D, Grossman G (2011) Централизованные санкции и законная власть способствуют сотрудничеству между людьми. Proc Natl Acad Sci USA 108: 11023–11027. https: // doi.org / 10.1073 / pnas.1105456108

  • Balliet D, Mulder LB, Van Lange PA (2011) Вознаграждение, наказание и сотрудничество: метаанализ. Psychol Bull 137: 594

    Статья Google ученый

  • Бардхан П.К., Боулз С., Валлерстайн М. (2006) Глобализация и эгалитарное перераспределение. Princeton University Press

  • Баркер JL, Loope KJ, Reeve HK (2015) Асимметрия внутри социальных групп: разделение труда и межгрупповая конкуренция.Журнал Evolut Biol 29: 560–571. https://doi.org/10.1111/jeb.12805

    Артикул Google ученый

  • Baumard N (2010) Играло ли наказание роль в развитии сотрудничества? Критический обзор. Mind Soc 9: 171–192. https://doi.org/10.1007/s11299-010-0079-9

    Артикул Google ученый

  • Бенабу Р. (1996) Неравенство и рост. NBER Macroecon Annu 11: 11–74.https://doi.org/10.2307/3585187

    Артикул Google ученый

  • Бенабу Р. (2000) Неравные общества: распределение доходов и общественный договор. Am Econ Rev 90: 96–129

    Статья Google ученый

  • Bloomberg (2018) Китай столкнулся с проблемой разрыва в уровне благосостояния в размере 46 000 долларов Bloomberg

  • Boehm C (1999) Иерархия в лесу: эволюция эгалитарного поведения.Издательство Гарвардского университета, Кембридж

    Google ученый

  • Боун Дж. Э., Уоллес Б., Бшари Р., Райхани Нью-Джерси (2015) Влияние асимметрии власти на сотрудничество и наказание в игре с дилеммой заключенного. PLoS ONE 10: e0117183

    Статья Google ученый

  • Bone JE, Wallace B, Bshary R, ​​Raihani NJ (2016) Асимметрия власти и наказание в дилемме заключенного с переменными кооперативными инвестициями.PLoS ONE 11: e0155773. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0155773

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Bowles S (2012) Новая экономика неравенства и перераспределения. Cambridge University Press

  • Bowles S, Loury GC, Sethi R (2014) Групповое неравенство. J Eur Econ Assoc 12: 129–152

    Статья Google ученый

  • Boyd R, Gintis H, Bowles S (2010) Скоординированное наказание перебежчиков поддерживает сотрудничество и может распространяться, когда это редко.Наука 328: 617–620

    CAS ОБЪЯВЛЕНИЯ MathSciNet Статья Google ученый

  • Бойд Р., Ричерсон П.Дж. (1992) Наказание допускает развитие сотрудничества (или чего-либо еще) в больших группах. Этол Социобиол 13: 171–195. https://doi.org/10.1016/0162-3095(92)

    -Y

    Артикул Google ученый

  • Броснан Сара Ф., Бшари Р. (2016) О потенциальных связях между неприятием неравенства и структурой взаимодействий для развития сотрудничества.Поведение 153: 1267–1292. https://doi.org/10.1163/1568539X-00003355

    Артикул Google ученый

  • Burton-Chellew MN, May RM, West SA (2013) Сочетание неравенства в богатстве и рисках приводит к катастрофе в игре, связанной с изменением климата. Изменение климата 120: 815–830. https://doi.org/10.1007/s10584-013-0856-7

    ADS Статья Google ученый

  • Campennì M, Schino G (2014) Выбор партнера способствует сотрудничеству: два аспекта тестирования с использованием агентно-ориентированных моделей.Дж. Теор Биол. 344: 49–55. https://doi.org/10.1016/j.jtbi.2013.11.019

    Артикул МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Campennì M, Schino G (2016) Взаимность на основе симметрии: эволюционные ограничения на ближайший механизм. PeerJ 4: e1812. https://doi.org/10.7717/peerj.1812

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Chapais B (2015) Компетентность и эволюционное происхождение статуса и власти у людей.Hum Nat 26: 161–183. https://doi.org/10.1007/s12110-015-9227-6

    Артикул Google ученый

  • Черри Т.Л., Кролл С., Шогрен Дж.Ф. (2005) Влияние неоднородности и происхождения пожертвований на вклад в общественное благо: данные лаборатории. J Econ Behav Organ 57: 357–365

  • Clutton-Brock TH, Parker GA (1995) Наказание в обществах животных. Nature 373: 209–216

    CAS ОБЪЯВЛЕНИЯ Статья Google ученый

  • Коэн М.Н. (1998) Появление медицинских и социальных неравенств в археологических данных.В: Стрикленд С.С., Пракаш С. (ред.) Биология человека и социальное неравенство. Издательство Кембриджского университета, стр. 249

  • Cox JC, Ostrom E, Sadiraj V, Walker JM (2013) Обеспечение против присвоения в симметричных и асимметричных социальных дилеммах. South Econ J 79: 496–512

    Статья Google ученый

  • Кронин К.А., Ачесон Д.Д., Рохас П., Санчес А. (2015) Иерархия наносит ущерб человеческому сотрудничеству. Sci Rep 5: 18634.https://doi.org/10.1038/srep18634

  • Dal Bó P (2005) Сотрудничество под тенью будущего: экспериментальные данные из бесконечно повторяющихся игр. Am Econ Rev 25: 1591–1604

    Google ученый

  • Дэвид-Барретт Т., Данбар РИМ (2012) Сотрудничество, поведенческая синхронность и статус в социальных сетях. J Theor Biol 308: 88–95

    MathSciNet Статья Google ученый

  • Дэвид-Барретт Т., Данбар РИМ (2013) Социальные элиты могут возникнуть естественным образом, когда взаимодействие в сетях ограничено.Behav Ecol 25: 58–68. https://doi.org/10.1093/beheco/art085

    Артикул Google ученый

  • Донг И, Сасаки Т., Чжан Б. (2019) Конкурентное преимущество институционального вознаграждения. Proc R Soc B 286 (1899): 201. https://doi.org/10.1098/rspb.2019.0001

  • Дребер А., Рэнд Д.Г., Фуденберг Д., Новак М.А. (2008) Победители не наказывают. Nature 452: 348–351

    CAS ОБЪЯВЛЕНИЯ Статья Google ученый

  • Fehr E, Gachter S (2002) Альтруистическое наказание у людей.Природа 415: 137–140. https://doi.org/10.1038/415137a

    CAS ОБЪЯВЛЕНИЯ Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Фер Э, Шуртенбергер I (2018) Нормативные основы человеческого сотрудничества. Nat Hum Behav 2: 458–468. https://doi.org/10.1038/s41562-018-0385-5

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Fischbacher U (2007) z-Tree: Цюрихский набор инструментов для готовых экономических экспериментов.Exp Econ 10: 171–178

    Статья Google ученый

  • Fix B (2019) Энергия, иерархия и происхождение неравенства. PLoS ONE 14: e0215692. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0215692

  • Фаулер Дж. Х., Джонсон Т., Смирнов О. (2005) Эгалитарный мотив и альтруистическое наказание. Природа 433: E1. https://doi.org/10.1038/nature03256

  • Фрэнк С.А. (1996) Работа полиции и сплоченность группы при изменении ресурсов.Anim Behav 52: 1163–1169

    Статья Google ученый

  • Франк С.А. (2010) Общая модель дилеммы общественных благ. J Evol Biol 23: 1245–1250

    Статья Google ученый

  • Gächter S, Mengel F, Tsakas E, Vostroknutov A (2017) Рост и неравенство в предоставлении общественных благ. J Public Econ 150: 1–13

    Статья Google ученый

  • Gächter S, Renner E, Sefton M (2008) Долгосрочные преимущества наказания.Наука 322: 1510. https://doi.org/10.1126/science.1164744

  • Гао Л., Ван З., Пансини Р., Ли И-Т, Ван Р-З (2015) Коллективное наказание более эффективно, чем коллективное вознаграждение за содействие сотрудничеству. Sci Rep 5: 17752. https://doi.org/10.1038/srep17752

    CAS ОБЪЯВЛЕНИЯ Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Гаврилец С., Фортунато Л. (2014) Решение проблемы коллективных действий в межгрупповом конфликте с внутригрупповым неравенством.Nat Commun 5. https://doi.org/10.1038/ncomms4526

  • Грейф А., Табеллини Г. (2010) Культурная и институциональная бифуркация: сравнение Китая и Европы. Am Econ Rev 100: 135–140. https://doi.org/10.1257/aer.100.2.135

    Артикул Google ученый

  • Хаузер О.П., Крафт-Тодд Г.Т., Рэнд Д.Г., Новак М.А., Нортон М.И. (2019) Невидимое неравенство ведет к наказанию бедных и вознаграждению богатых. Публичная политика поведения 1-21.https://doi.org/10.1017/bpp.2019.4

  • Генрих Дж, Бойд Р. (2008) Разделение труда, экономическая специализация и эволюция социальной стратификации. Curr Anthropol 49: 715–724

    Статья Google ученый

  • Хербст Л., Конрад К.А., Морат Ф. (2017) Баланс сил и склонность к конфликту. Игры Econ Behav 103: 168–184. https://doi.org/10.1016/j.geb.2015.12.013

    MathSciNet Статья МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Herrmann E, Haux LM, Zeidler H, Engelmann JM (2019) Человеческие дети, но не шимпанзе, принимают иррациональные решения, основанные на социальном сравнении.Proc R Soc B 286: 20182228. https://doi.org/10.1098/rspb.2018.2228

  • Hilbe C, Traulsen A, Röhl T., Milinski M (2014) Демократические решения устанавливают стабильную власть, которая преодолевает парадокс наказания второго порядка. Proc Natl Acad Sci USA 111: 752–756. https://doi.org/10.1073/pnas.1315273111

  • Холланд Дж., Сильва А.С., Мейс Р. (2012) Потерянная буквенная мера вариации альтруистического поведения в 20 районах. PLoS ONE 7: e43294 – e43294

    CAS ОБЪЯВЛЕНИЯ Статья Google ученый

  • Хорват Р. (2013) Способствует ли доверие росту? J Comp Econ 41: 777–788.https://doi.org/10.1016/j.jce.2012.10.006

    Артикул Google ученый

  • Хьюм Д. (1975) Трактат о человеческой природе. Кларендон Пресс, Оксфорд

    Google ученый

  • Inglehart RF, Basanez M, Basanez M, Moreno A (1998) Человеческие ценности и верования: кросс-культурный справочник. University of Michigan Press

  • Inkpen AC, Beamish PW (1997) Знание, переговорная сила и нестабильность международных совместных предприятий.J Acad Manag Rev 22: 177–202

    Статья Google ученый

  • Джейкобс М., Маццукато М. (2016) Переосмысление капитализма: экономика и политика для устойчивого и инклюзивного роста. John Wiley & Sons

  • Janssen MA, Bushman C (2008) Развитие сотрудничества и альтруистического наказания, когда возмездие возможно. J Theor Biol 254: 541–545

    MathSciNet Статья Google ученый

  • Jizhe N (2016) Китайский статистический ежегодник за 2016 год.CS Press

  • Джойс Р., Сюй Х (2019) Неравенство в двадцать первом веке: введение IFS Deaton Review. Институт финансовых исследований

  • Jusup M, Wang Z, Shi L, Lee JH, Iwasa Y, Boccaletti S (2018) Использование когнитивных предубеждений способствует сотрудничеству в экспериментах с социальными дилеммами. Nat Commun 9: 2954

    ADS Статья Google ученый

  • Келтнер Д., Грюнфельд Д.Х., Андерсон С. (2003) Сила, подход и торможение.Psychol Rev 110: 265–284

    Статья Google ученый

  • Кетс В., Айенгар Г., Сетхи Р., Боулз С. (2011) Неравенство и сетевая структура. Игры Econ Behav 73: 215–226

    MathSciNet Статья Google ученый

  • Kuwabara K, Yu S, Lee AJ, Galinsky AD (2016) Статус уменьшает доминирование на западе, но увеличивает доминирование на востоке. Psychol Sci 27: 127–137.https://doi.org/10.1177/0956797615612694

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Кузнецова А., Брокхофф ПБ, Кристенсен РХБ (2015) Пакет «lmerTest». Версия пакета R: 2.0-29

  • Ландтман Г. (1934) Происхождение неравенства социальных классов. Рутледж

  • Ли РБ (1990) Первобытный коммунизм и происхождение социального неравенства. В: Upham S (ed) Эволюция политических систем: социополитика в малых оседлых обществах.Cambridge University Press, pp. 225–246

  • Li X, Jusup M, Wang Z, Li H, Shi L, Podobnik B, Stanley HE, Havlin S, Boccaletti S (2018) Наказание уменьшает преимущества сетевой взаимности в социальные дилеммы экспериментов. Proc Natl Acad Sci USA 115: 30–35. https://doi.org/10.1073/pnas.1707505115

  • Lockett H (2016) Антикоррупционная кампания в Китае привела к обратным результатам. Financial Times. https://www.ft.com/content/02f712b4-8ab8-11e6-8aa5-f79f5696c731

  • Маттисон С.М., Смит Е.А., Шенк М.К., Кокрейн Е.Е. (2016) Эволюция неравенства.Evol Anthropol 25: 184–199

    Статья Google ученый

  • Никифоракис Н. (2008) Наказание и контрнаказание в общественных играх: можем ли мы действительно управлять собой? J Public Econ 92: 91–112. https://doi.org/10.1016/j.jpubeco.2007.04.008

    Артикул Google ученый

  • Никифоракис Н., Норманн Х. Т., Уоллес Б. (2010) Асимметричное принуждение к сотрудничеству в социальной дилемме.South Econ J 76: 638–659. https://doi.org/10.4284/sej.2010.76.3.638

    Артикул Google ученый

  • О’Горман Р., Генрих Дж., Ван Вугт М. (2009) Ограничение свободы передвижения в играх с общественными благами: назначенные одиночные каратели могут поддерживать человеческое сотрудничество. Proc R Soc B 276: 323–329

  • Pansini R (2011) Вынужденное сотрудничество для получения совместного вознаграждения увеличивает иерархическую сегрегацию диких мартышек.PLoS ONE 6: e21993. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0021993

    CAS ОБЪЯВЛЕНИЯ Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Pansini R (2012) Иерархические общества приматов: комментарии о любви, войне и культурах. J Bioecon 15: 97–101. https://doi.org/10.1007/s10818-012-9138-0

    Артикул Google ученый

  • Pansini R, Shi L, Wang R-W (2016) Женщины склонны дезертировать в игре социальной дилеммы в Юго-Западном Китае.PLoS ONE 11: e0166101. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0166101

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Филлипс Т. (2017) Концепции асимметричной и симметричной власти могут помочь разрешить загадку альтруистического и кооперативного поведения. Biol Rev 93: 457–468. https://doi.org/10.1111/brv.12352

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Пифф П.К. (2014) Богатство и раздутое «я»: класс, права и нарциссизм.Pers Soc Psychol Bull 40: 34–43. https://doi.org/10.1177/0146167213501699

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Piff PK, Kraus MW, Cote S, Cheng BH, Keltner D (2010) Имея меньше, давая больше: влияние социального класса на просоциальное поведение. J Pers Soc Psychol 99: 771–784. https://doi.org/10.1037/a0020092

    Артикул Google ученый

  • Piff PK, Stancato DM, Côté S, Mendoza-Denton R, Keltner D (2012) Высший социальный класс предсказывает рост неэтичного поведения.Proc Natl Acad Sci USA 109: 4086–4091

  • R Core Team (2016) R: Язык и среда для статистических вычислений. Фонд R для статистических вычислений, R Core Team, Вена, Австрия

    Google ученый

  • Raihani NJ, Bshary R (2015) Сторонние каратели вознаграждаются, а сторонние помощники — тем более. Evolution 69: 993–1003. https://doi.org/10.1111/evo.12637

    Артикул Google ученый

  • Райхани Н.Дж., Торнтон А., Бшари Р. (2012) Наказание и сотрудничество на природе.Trends Ecol Evol 27: 288–295

    Статья Google ученый

  • Ранкин Д.Д., душ Сантуш М., Ведекинд С. (2009) Эволюционное значение дорогостоящего наказания еще предстоит продемонстрировать. Proc Natl Acad Sci USA 106: E135. https://doi.org/10.1073/pnas.09119

  • Рубен Э., Ридл А. (2013) Обеспечение соблюдения норм вклада в играх общественного блага с разнородным населением. Игры Econ Behav 77: 122–137

    MathSciNet Статья Google ученый

  • Риль К., Фредериксон М.Э. (2016) Обман и наказание в кооперативных обществах животных.Фил. Пер. R. Soc. В 371: 20150090. https://doi.org/10.1098/rstb.2015.0090

  • Scheffer M, van Bavel B, van de Leemput IA, van Nes EH (2017) Неравенство в природе и обществе. Proc Natl Acad Sci USA 114: 13154–13157. https://doi.org/10.1073/pnas.1706412114

  • Смит Э.А., Чой Дж.К. (2007) Возникновение неравенства в малых обществах: простые сценарии и моделирование на основе агентов. Модельная археология соционатуральных систем. SAR Press, стр.105–120

  • Steckermeier LC, Delhey J (2018) Лучше для всех? Эгалитарная культура и социальное благополучие в Европе. Исследование социальных показателей 143: 1075–1108. https://doi.org/10.1007/s11205-018-2007-z

  • Suchak M, Eppley TM, Campbell MW, Feldman RA, Quarles LF, de Waal FBM (2016) Как шимпанзе сотрудничают в конкурентном мире. Proc Natl Acad Sci USA 113: 10215–10220. https://doi.org/10.1073/pnas.1611826113

  • The Economist (2012) Джини из бутылки.http://www.economist.com/news/china/21570749-gini-out-bottle

  • Triandis HC (1995) Индивидуализм и коллективизм. Westview Press, Боулдер

    Google ученый

  • Усланер Е.М. (2005) Неравенство, доверие и гражданская активность. Am Politics Res 33: 868–884. https://doi.org/10.1177/1532673X04271903

    Артикул Google ученый

  • ван Вугт М., Тайбур Дж. М. (2015) Эволюционные основы статусной иерархии.Справочник эволюционной психологии. John Wiley & Sons, Inc., стр. 788–809

  • Ванберг В.Дж., Конглтон Р.Д. (1992) Рациональность, мораль и выход. Am Political Sci Rev 86: 418–431

    Статья Google ученый

  • Винсент А. (2017) Наказание и статус в коллективных действиях: как иерархия статусов способствует оптимальному применению наказания. Sociol Compass 11: e12478. https://doi.org/10.1111/soc4.12478

  • Wang R-W, He J, Wang Y, Shi L, Li Y (2010) Асимметричное взаимодействие будет способствовать развитию сотрудничества.Sci China Life Sci 53: 1041–1046. https://doi.org/10.1007/s11427-010-4016-2

  • Ван З., Кокубо С., Джусуп М., Танимото Дж. (2015) Универсальное масштабирование силы дилеммы в эволюционных играх. Phys Life Rev 14: 1–30. https://doi.org/10.1016/j.plrev.2015.04.033

    ADS Статья Google ученый

  • West SA, Griffin AS, Gardner A (2007) Эволюционные объяснения сотрудничества. Curr Biol 17: R661 – R672

    CAS Статья Google ученый

  • Whiteside MD, Werner GDA, Caldas VEA, van’t Padje A, Dupin SE, Elbers B, Bakker M, Wyatt GAK, Klein M, Hink MA, Postma M, Vaitla B, Noë R, Shimizu TS, West SA, Kiers ET (2019) Микоризные грибы реагируют на неравенство ресурсов, перемещая фосфор из богатых участков в бедные по сетям.Curr Biol. https://doi.org/10.1016/j.cub.2019.04.061

  • Wike R, Stokes B (2016) Китайская общественность видит более сильную роль в мире, называя США главной угрозой. Сохраняются внутренние проблемы: коррупция, безопасность потребителей, загрязнение окружающей среды. В: Цифры, факты и тенденции, формирующие мир. Pew Research Center, стр. 29

  • Уилсон Д.С., О’Брайен Д.Т., Сесма А. (2009) Человеческое просоциальное развитие с эволюционной точки зрения: вариации и корреляции в масштабах всего города. Evol Hum Behav 30: 190–200.https://doi.org/10.1016/j.evolhumbehav.2008.12.002

    Артикул Google ученый

  • Wu J-J, Zhang B-Y, Zhou Z-X, He Q-Q, Zheng X-D, Cressman R, Tao Y (2009) Дорогостоящее наказание не всегда способствует сотрудничеству. Proc Natl Acad Sci USA 106: 17448–17451. https://doi.org/10.1073/pnas.0

    8106

  • Вубс М., Бшари Р., Леманн Л. (2016) Коэволюция между положительной взаимностью, наказанием и сменой партнера в повторяющихся взаимодействиях.Proc R Soc B 283. https://doi.org/10.1098/rspb.2016.0488

  • Xia C-Y, Meng X-K, Wang Z (2015) Гетерогенная связь между взаимозависимыми решетками способствует сотрудничеству в игре-дилемме заключенного. PLoS ONE 10: e0129542. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0129542

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • Xie W, Ho B, Meier S, Zhou X (2017) Неприятие смены рангов препятствует перераспределению в обществах.Nat Hum Behav 1: 0142. https://doi.org/10.1038/s41562-017-0142

    Артикул Google ученый

  • Xie Y, Zhou X (2014) Неравенство доходов в сегодняшнем Китае. Proc Natl Acad Sci USA 111: 6928–6933. https://doi.org/10.1073/pnas.1403158111

  • Xin G (2017) Доверие и экономические показатели: панельное исследование. Mpra Paper, 80815

  • Ямагиши Т. (1986) Обеспечение системы санкций как общественное благо.J Pers Soc Psychol 51: 110

    Статья Google ученый

  • Цзэн В., Ай Х, Чжао М. (2019) Асимметричные ожидания будущего взаимодействия и сотрудничества в повторяющейся игре «дилемма заключенного». Appl Math Comput 359: 148–164. https://doi.org/10.1016/j.amc.2019.04.067

    MathSciNet Статья МАТЕМАТИКА Google ученый

  • Zhang M, Ma Y, Tao Y, Wang Z, Shi L, Wang R-W (2020) Осознание неравенства в богатстве порождает враждебность.Фракталы Солитонов Хаоса 130: 109398. https://doi.org/10.1016/j.chaos.2019.109398

    Артикул Google ученый

  • Разделение общества на два класса трансформируется в половую дифференциацию пространства

    (Источник: http://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Marxism#/media/File:Flickr_-_NewsPhoto!_-_Marxisme_festival_A Amsterdam.jpg)

    Экономист Карл Маркс считал, что для изменения общества необходимо восстание и свержение правящего класса; буржуазия.Для Маркса ни один человек не был бы действительно свободен, если бы не произошло этого восстания. Маркс известен своими теориями об экономике, рабочих и общественной жизни. Одна из его концепций, которая привлекает мое внимание, — это разделение общества на два класса. Однако Маркс не понял, что этим разделением он, по сути, позволил пространству создавать гендерные пространства; или, что я назову половой дифференциацией пространства.

    В свое время Маркс интересовался коммунизмом. Хотя он никогда не видел своей революции, Маркс оставил впечатления от своих работ и конкретные концепции для разработки.Концепция, которую я хотел бы изучить, — это разделение общества на два класса Марксом. Согласно Марксу, разделение общества на два класса состоит в следующем: «Наша эпоха, эпоха буржуазии, однако, обладает этой отличительной чертой: она упростила классовые противоречия. Общество в целом все больше и больше раскалывается на два огромных враждебных лагеря, на два великих класса, прямо противостоящих друг другу: буржуазию и пролетариат »(Маркс и Энгельс, 2008: 9). Здесь Маркс готовит почву. Возникновение буржуазии создало другой класс, пролетариев, из-за классового антагонизма и подъема капитализма.В продолжение своего аргумента Маркс заявил: «Современное буржуазное общество, выросшее из руин феодального общества, не покончило с классовым антагонизмом. Он лишь установил новые классы, новые условия угнетения, новые формы борьбы вместо старых »(Маркс и Энгельс, 2008: 9). Таким образом, Маркс утверждает, что современное общество не устранило классовую борьбу, а расширило ее и породило новую борьбу для пролетариатов, разделив общество на два класса.

    Буржуазия владела обширным капиталом, который давал ей возможность нанимать пролетариев за определенную плату для производства товаров.По мере того, как пролетариаты производили больше товаров, взамен они производили больше капитала для буржуазии: большее количество капитала давало буржуазии власть, тем самым увеличивая их власть над обществом и увеличивая разрыв между буржуазией и пролетариатами. Это расширение власти привело к разделению общества на два класса.

    Разделение общества на два класса лучше всего можно сократить с помощью этой цитаты: «До сих пор каждая форма общества была основана, как мы уже видели, на антагонизме угнетающих и угнетенных классов.Но для того, чтобы угнетать класс, ему должны быть обеспечены определенные условия, при которых он может, по крайней мере, продолжать свое рабское существование »(Маркс и Энгельс, 2008: 22). Соответственно, разделение общества на два класса связано с подчинением одной группы людей (пролетариатами) другой группе (буржуазии) и продолжением роста своего социального статуса. Тем не менее, со временем многие теоретики, например теоретики-феминистки, усвоили и изменили эту концепцию, чтобы обеспечить исчерпывающую интерпретацию.

    В тексте Сильвии Федеричи « Калибан и ведьма » Федеричи опирается на разделение общества на два класса Марксом. Федеричи добавляет к своей концепции новый элемент: половую дифференциацию пространства. По словам Федеричи:

    Утрата социальной власти женщинами также выразилась в новой половой дифференциации пространства. В странах Средиземноморья женщин изгоняли не только с многих оплачиваемых работ, но и с улиц, где несопровождаемая женщина рисковала подвергнуться насмешкам или сексуальному насилию (David 1998).В Англии тоже («женский рай» в глазах некоторых итальянских посетителей) присутствие женщин на публике стало неодобрительно. Англичанкам запрещалось сидеть перед своими домами или стоять у окон; их также проинструктировали не проводить время со своими подругами (в этот период термин «сплетня» — подруга — начал приобретать пренебрежительный оттенок). Женщинам даже рекомендовалось не слишком часто навещать родителей после замужества. (Федеричи, 2004: 100)

    Федеричи начинает анализ того, как общество разделено на мужчин и женщин, а не того, как Маркс рассматривает разделение между буржуазией и пролетариатом.В продолжение своего аргумента Федеричи заявляет:

    В рамках этой дискуссии можно выделить две тенденции. С одной стороны, были построены новые культурные каноны, максимизирующие различия между мужчинами и женщинами и создававшие более женские и более мужские прототипы (Fortunati 1984). С другой стороны, было установлено, что женщины по своей природе уступают мужчинам — чрезмерно эмоциональны и похотливы, неспособны управлять собой — и должны быть поставлены под мужской контроль. (Федеричи, 2004: 100-101)

    В отличие от Маркса, которого интересовало исключительно разделение между буржуазией и пролетариатами, Федеричи опирается на свою предыдущую мысль и показывает различия между пространством, делегированным женщинам (дом) и мужчинам (фабрики).

    Маркс считал, что различия между классами важны для революции и являются единственной платформой для борьбы. Гендер сыграл важную роль в разделении общества на два класса, и нужно было создать единый класс пролетариата. Федеричи рассматривает различия между мужчинами и женщинами и заявляет, что необходимо признать эти различия, прежде чем может произойти настоящая революция. Пролетариаты могут объединиться в рамках классовой борьбы, но, если они игнорируют различия между мужчинами и женщинами, пролетариаты не смогут захватить государство.Борьба за власть между мужчинами и женщинами — вот что предотвратило революцию и способствовало развитию капитализма: «Как показала эта краткая история женщин и первоначального накопления, построение нового патриархального строя, делающего женщин слугами мужской рабочей силы, было важный аспект капиталистического развития »(Federici, 2004: 115). Федеричи считает, что подчинение женщин укрепило положение мужчин в обществе, придерживаясь буржуазной модели гендерных отношений, считая женщин беспомощными и низшими.

    Как проиллюстрировал Федеричи, Маркс не был осведомлен о группе, в частности о женщинах, в революции и о половой дифференциации пространства. Федеричи разъясняет половую дифференциацию пространства и освещает историю женщин по отношению к капитализму и переход от феодального общества к капиталистическому обществу. Можно увидеть, как по мере развития общества возникает необходимость пересмотреть определенные концепции и выявить слепые пятна для дальнейшего анализа.

    От Маркса до Федеричи мы видели, как разделение общества на два класса эволюционировало в половую дифференциацию пространства и почему это было актуально.Главный аргумент Маркса был в пользу классового антагонизма: он считал, что все люди должны объединить свои силы под руководством пролетариата, и только как единый класс пролетариев они могут осуществить переход к коммунизму. Хотя Маркс может быть прав в отношении единого класса, способного вызвать социальные изменения, Федеричи уточняет, как Маркс не обращал внимания на факт гендерных различий внутри пролетариата. Федеричи просвещает нас тайной историей женщин и тем, как половая дифференциация пространства выходит за рамки анализа Маркса: помогая многим теоретикам открывать, что для того, чтобы вызвать социальные изменения, нужно прежде понять различия внутри определенного класса людей. любая революция может произойти.

    Будущие чтения

    • Сильвия Федеричи. Калибан и ведьма. Autonomedia, (1996).
    • Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Манифест Коммунистической партии . Wildside Press LLC, (2008).

    Социальные классы

    Социальные классы

    Социальные классы в Древнем Египте

    Социальный класс — одна из самых спорных категорий в исследовании общество (сравните расу).Для Древнего Египта жара проблемы могут быть расплывчаты за счет словаря структуры и самовосприятия: каким образом общество делится на отдельные сегменты и как воспринимает ли он свои собственные внутренние разделения? Так же, как и проблема расы или этническая принадлежность касается внешних границ общества, поэтому класс включает его внутренние границы. Исследование может сосредоточиться на границах, наблюдаемых исследователь, или на границах, воспринимаемых и выражаемых обществом, или на контрасте между ними.

    Слишком часто пристрастие и историческая принадлежность исследователя упускается из виду: востоковедная филология маскирует свою политическую принадлежность особый успех. Археология и египтология исторически неустанно средний класс по составу и мировоззрению. Эта социальная однородность обедняет оба субъекта, и это необходимо признать, прежде чем любые скрытые предрассудки смогут быть преодоленным. Будущие исследования могут продуктивно взглянуть на социально-политические повестки дня ключевых фигур египетской археологии и филологии, например сопоставление опыта в разных университетах одной страны или различные современные национальные государства; это может помочь расчистить путь к более рефлексивным, самокритичная и устойчивая область исследования.

    Основные механизмы группировки в Древнем Египте могут быть перечислены как:

    • родство (связи между кровными родственниками и узы брака)
    • населенный пункт (связи между лицами, родившимися в одном месте или проживающими в одном месте). место)
    • пол (связи между лицами одного и того же секс и сексуальность)
    • лет (связи между лицами одного и того же или похожего возраст)
    • этническая принадлежность (связи между лицами одной группы, определяется по сравнению с другими группами по материальной культуре и месту проживания)
    • социальный класс (связи между людьми, рожденными в одной группе, определяемые по другие группы по жизненным шансам индивида, рожденного в группе)

    Последнее из них можно считать само собой разумеющимся, но оно не менее важно в жизни. как социальная переменная.Ребенок, рожденный сыном короля или высокопоставленного чиновника, будет имели радикально разные ожидания в отношении жизни, чем у дочери фермера или сына цирюльника. На протяжении всей истории египетское общество стратифицированное общество с правящей элитой неопределенного размера наверху, и внизу — сельскохозяйственные рабочие. Социальные различия между разные группы выражаются по-разному, но всегда очень четко видимый и важный для социальной идентификации личности.Самый письменные и иллюстрированные источники отражают точку зрения более богатых классов, в то время как мы во многом полагаемся на археологию, чтобы дополнить это для нижних классы.

    Сравните объем и размер некоторых гробниц первого и Четвертая династия. Время, которое люди потратили на строительство памятника, равно одному. четкий индикатор социального статуса.

    король

    У короля был особый статус, что выражалось в его памятники.Могила высокопоставленного чиновника и бедного фермера могла иметь различались по размеру, но теоретически могли отображать одни и те же функции. Царская гробница всегда была другой. В пирамидах Старого и Нового царства были построены, а чиновники закопаны в мастабах. В Новом Царстве гробницы царей были украшены специальными текстами (Амдуат), редко известными из современных частных гробниц.
    Особый статус короля выражался и в других способами: король носил корону, король имел особый титул.Тем не мение, Является ли это отражением социального класса или царской власти полностью внутри область идеологии (см. царствование)?
    Ближайшие к королю женщины также имели особый статус. Имя жены царя, начиная со второго промежуточного периода, было: написано в картуше, и несколько жен королей Древнего и Среднего царства были похоронены в пирамиде. Опять же, это класс или выражение королевской власти? идеология (увидеть женщин рядом с королем)?

    правящий класс

    Неизвестно, в какой степени королевская семья и Чиновники высшего суда были связаны семейными узами.Есть четкие доказательства что чиновники Старого Королевства часто были сыновьями или, по крайней мере, связанные с королем. Например, визирь Нефермаат с большой вероятностью сын короля Сенефера (стар. Царство четвертой династии). В Среднем и Новом царстве высшие должностные лица часто были членами одних и тех же семей, члены которых занимали важные должности в суде и по всей стране.
    Социальный статус прямо выражен в ст.Главный человек на рельефе или картине всегда изображается как самая большая фигура. Слуги показаны намного меньше.

    Мастера

    Описаны жалкие жизни целого ряда мастеров. в «Сатире промыслов» — прекрасный пример того, как древнеегипетские писания представляют физические работать второстепенным, в то время как профессия бухгалтера / писателя («писец») считался самым важным.Лучшая задокументированная группа египетских ремесленники — это люди, живущие в Дейр-эль-Медине. Однако они работали на убранстве гробницы правящего царя, и поэтому они пользовался особым, довольно нетипичным статусом.

    Фермеры

    Большая часть египетского населения, должно быть, были фермерами или работающих на производстве продуктов питания.Имеется мало письменных свидетельств о эти люди, а археология сельских поселений практически отсутствует; к счастью, погребальная археология (их гробницы) может рассказать нам немного больше о эти люди.

    Маргинальные группы

    Большинство обществ сосуществуют с определенным количеством людей, не живущих в организованных структурах. Из археологических и письменных источников. О таких людях известно очень мало.Их трудно идентифицировать в археологические записи и нечасто появляются в письменных источниках, кроме в литературной обстановке. Сказка Хунинпу рассказывает о несправедливости того, что такая маргинальная группа могла страдают: его герой живет на окраине Вади Натрун, на западе западной Дельты, и по пути у него отняли последние пожитки. на рынок. Такие люди, собирая товары на краю пустыни и живя от мелкой торговли, почти невидимы за пределами таких исключительных самокритичные сочинения.

    Рабы

    Разные общества и авторы используют разные определения рабства, и нет единого мнения о существовании или известности рабства в Древнем Египте. Египетский термин Hm часто переводят на английский как раб, но также как «крепостной» и «слуга». В старом и среднем Люди царства в больших поместьях иногда называются египтянами. слово мрыть; если кто-то купил определенное имение, то кажется, что он тоже купил мерит люди работающие над ней.Есть также юридические документы в Поднебесной регистрируют «продажу» физических лиц: аналогичные операции хорошо засвидетельствованы для Нового Царства (Аллам 2001). Однако, даже в таких случаях, действительно ли «продажи» являются передачей собственности физических лиц, или они относятся к передаче прав на труд?


    Copyright © 2003 Университетский колледж Лондона.Все права зарезервированный.

    книг SAGE — Основные концепции семейных исследований

    Формат APA АПАЧикагоГарвардMLA

    Маккарти, Дж.Р. и Эдвардс Р. (2011). Социальные подразделения. В Ключевые понятия в семейных исследованиях (стр. 180-183). SAGE Publications Ltd, https://www.doi.org/10.4135/9781446250990.n45

    Маккарти, Джейн Р. и Розалинда Эдвардс. «Социальные подразделения». В Key Concepts in Family Studies , 180-83, The SAGE Key Concepts Series. Лондон: SAGE Publications Ltd, 2011. http://dx.doi.org/10.4135/9781446250990.n45.

    Маккарти, Дж.Р. и Эдвардс, Р. 2011. Социальные подразделения. In: 2011. Key Concepts in Family Studies , The SAGE Key Concepts Series, London: SAGE Publications Ltd., стр. 180-183 Доступно по адресу: [ Доступ 21 августа 2021 г.].

    Маккарти, Джейн Р. и Розалинда Эдвардс. «Социальные подразделения». Ключевые концепции в семейных исследованиях. Лондон: SAGE Publications Ltd, 2011, стр. 180-83. Знание МУДРЕЦА . Серия ключевых концепций SAGE.21 августа 2021 г., DOI: http://www.doi.org/10.4135/9781446250990.n45.

    скопировать в буфер обмена

    или

    Экспорт в справочник Сноска EndnoteReference ManagerProCiteRefWorksBibTeXZoteroMedlarsMendeleyWord

    социальных классов в современных обществах (конференция)

    Социальные классы в современных обществах:

    Проблемы и проблемы

    Sciences Po, 29-30 июня 2017 г.

    Амфитеатр Caquot (28, rue des Saints-Pères, Paris 7e)

    Живем ли мы по-прежнему в классовых обществах? По-прежнему ли актуален классический подход к социальному неравенству, политическому расколу или образу жизни?

    Эта конференция, организованная в течение двух полных дней по инициативе Социологической обсерватории перемен (OSC), ставит под сомнение нынешнюю концепцию «класса» в современных социальных науках.Он соберет специалистов с широким спектром тематических, теоретических и методологических знаний. С широкой международной точки зрения конференция будет опираться на сравнение различных национальных контекстов (включая США, Великобританию, Индию, Бразилию, Аргентину).
    На протяжении всех статей мы исследуем объяснительную силу различных существующих теоретических моделей и их обновление в контекстах, которые часто не связаны с европейскими и североамериканскими рамками, в которых эти теории были инициированы и развивались в 19 и 20 веках.Внимание будет уделяться как генерирующим механизмам классовых отношений, так и их включению в различные области социальной жизни: политику, образ жизни и географию, особенно в городских районах и крупных мегаполисах. На конференции особое внимание будет уделено взаимосвязи между изменениями в распределении богатства (резкий рост высоких доходов, возросшее значение наследия) и современными трансформациями границ классов и классовых отношений. Акцент будет также сделан на четкости разделения общества на классы и траекторий социальной мобильности.Два сквозных вопроса будут центральными в этих исследованиях: какие теории социального класса актуальны для 21 века? Как могут дополнять друг друга микро (этнографический, качественный) и макросоциальный (количественный, структурный) подходы?

    Формат конференции (около пятнадцати спикеров) даст время для открытого обсуждения спикеров и всех участников конференции. Статьи будут представлены на английском языке.

    Координатор научных сотрудников: Филипп Куланжон и Марко Оберти.

    Динамики

    • Джеффри Водтке (Университет Торонто)
      Классы в 21 веке: смерть, разложение или воскресение?
    • Даниэль Оеш (Университет Лозанны)
      Новое трехполюсное пространство и классовое голосование в Западной Европе
    • Луи Шовель (Университет Люксембурга)
      «Репатримониализация»: новая роль богатства в определении систем социальных классов
    • Карлос Антонио Коста Рибейро (Университет Рио-де-Жанейро)
      Классовая мобильность в Бразилии: с 1973 по 2014 год
    • Педро Лопес-Рольдан, Сандра Фачелли (Автономный университет Барселоны)
      Сравнение стратификации и социальной мобильности: Аргентина и Испания
    • Луи-Андре Валле (Sciences Po, CNRS)
      Межпоколенческая мобильность и социальная текучесть во Франции по возрастным когортам и возрастам: роль образования
    • Мари Картье (Нантский университет) и Ясмин Сиблот (Парижский университет 8)
      «Франция малых середин»: исследование хрупкой границы между рабочим и средним классами
    • Agnès van Zanten (Sciences Po, CNRS), Ylva Bergström и Mikael Palme (University of Uppsala)
      Образовательная практика семей высшего сословия во Франции и Швеции
    • Йоханнес Хьельбрекке (Университет Бергена, )
      Социальный класс и социальный капитал
    • Матье Ферри (ENS Cachan), Жюль Ноде (EHESS), Оливье Руфф (Парижский университет 8)
      В поисках индийского социального пространства.Многомерный портрет социальной стратификации в Индии
    • Жан-Луи Рокка (Науки По)
      Производство и воспроизводство социальных классов в рыночном капиталистическом Китае
    • Майк Сэвидж (LSE)
      Социальный класс и неравенство в современном Лондоне
    • Эдмон Претесей (Наук По, CNRS)
      Городское измерение преобразований социальных классов в парижском мегаполисе

    Требуется регистрация: бернар[email protected]

    Социальный класс — New World Encyclopedia

    Социальный класс относится к иерархическим различиям между людьми или группами в обществах или культурах. Антропологи, историки и социологи идентифицируют класс как универсальный, хотя то, что определяет класс, будет широко варьироваться от одного общества к другому. Даже внутри общества разные люди или группы могут иметь очень разные представления о том, что делает человека «выше» или «ниже» в иерархии.Различные определяющие характеристики сформировались в обществах по всему миру и изменились с течением времени. В зависимости от используемого определения класс также может быть связан с социальным статусом или социальным положением человека в культуре. Из-за капризов этого слова идея социального класса стала объектом многих исследований в таких областях, как социология и экономика. Некоторые из наиболее известных теоретиков класса включают Карла Маркса и Макса Вебера.

    Несмотря на работу этих интеллектуальных тяжеловесов, ценность понятия социального класса все еще подвергается сомнению, поскольку его становится еще труднее определить во все более изменчивом и глобализированном обществе.Помимо проблем теоретических концептуализаций, важно практическое влияние социального класса на общество. Любая система, которая разделяет людей, а затем приписывает разные ценности группам, по своей сути проблематична для создания и поддержания гармоничного общества. Если вертикальное разделение между людьми не может означать никакой разницы в ценности, только в роли, опыте или ответственности в обществе, тогда социальный класс можно считать полезным понятием.

    Размеры социального класса

    Класс может проявляться во многих аспектах личности, семьи и происхождения.Однако во многих обществах мораль часто гарантирует, что старые, молодые, слабые и больные поддерживают хороший уровень жизни, несмотря на низкий классовый статус.

    Наличие характерных черт этнической группы большинства и вступление в брак для получения потомства улучшает свой классовый статус во многих обществах. Но то, что считается «расово превосходящим» в одном обществе, может быть прямо противоположным в другом, и были общества, такие как Древняя Греция, в которых близость с кем-то того же пола улучшала социальный статус человека, если это происходило рядом с ним. разнополый брак.Кроме того, сексуальная ориентация и, в гораздо меньшей степени, принадлежность к национальному меньшинству часто фальсифицировались, скрывались или незаметно игнорировались, если рассматриваемое лицо иным образом соответствовало требованиям высокого класса. Этническая принадлежность по-прежнему часто является самым важным вопросом классового статуса в некоторых обществах.

    По мере того, как общества расширяются и становятся более сложными, экономическая власть часто заменяет физическую силу в качестве защитника классового статус-кво, так что занятия, образование, квалификация, доход, богатство или чистая стоимость, владение землей, собственностью и средствами производства установит свой класс в гораздо большей степени, чем физическая сила.

    Те, кто может занять влиятельное положение в обществе, часто будут вести особый образ жизни, как для того, чтобы подчеркнуть свой престиж, так и для дальнейшего ранжирования себя в рамках могущественного класса. В определенное время и в определенных местах принятие этих стилистических черт может быть столь же важным, как и богатство, для определения классового статуса, по крайней мере, на более высоких уровнях:

    • костюм и уход
    • манеры и культурная утонченность: например, Пьер Бурдье предложил понятие высшего и низшего классов с разграничением между буржуазными вкусами и чувствительностью и вкусами и чувствительностью рабочего класса.
    • политическое положение по отношению к церкви, правительству и / или общественным клубам, а также использование почетных званий
    • репутация чести или позора
    • различие между сложным языком, который рассматривается как критерий для «высшего класса», и ограниченным кодом, который связан с «низшими классами»
    На этом рисунке показано определение социального класса, предложенное New York Times, с использованием квинтилей в качестве меры для класса. Информация основана на материалах У.S. Данные переписи 2000 года, а также обследования экономической переписи 2003 года. На графике показаны четыре различных атрибута, влияющих на социальный класс: профессиональный престиж, уровень образования, доход и богатство.

    Модели международного социального класса

    Хотя класс можно различить в любом обществе, в некоторых культурах опубликованы особые правила ранжирования. В некоторых случаях идеологии, представленные в этих рейтингах, могут не совпадать с властной диалектикой социального класса, как она понимается в современном английском языке.

    На протяжении большей части зарегистрированной истории человечества общества были сельскохозяйственными и существовали, по сути, с двумя классами — теми, кто владел производительными сельскохозяйственными землями, и теми, кто работал на землевладельцев, причем класс землевладельцев выстраивался в иногда сложную иерархию, но никогда изменение основных властных отношений владельца к работнику. В 1770-х годах, когда термин «социальный класс» впервые вошел в английский лексикон, концепция «среднего класса» внутри этой структуры также стала очень важной.Промышленная революция предоставила гораздо большей части населения время для образования и культурных изысканий, которые раньше были ограничены европейским «праздным классом» крупных землевладельцев. Кроме того, гораздо более широкое распространение новостей и гуманитарных знаний заставляло рабочих сомневаться и восстать против привилегий и религиозных убеждений праздного класса.

    Сегодня большинство разговоров о социальном классе сводится к трем основным категориям: высший класс влиятельных владельцев, средний класс людей, которые не могут оказывать влияние на других, но контролируют свою судьбу через торговлю или владение землей, и низший класс людей, которые не владеют ни собственностью, ни акциями в корпоративной системе, и которые полагаются на заработную плату сверху как средства к существованию.Идеал среднего класса, достигнутый посредством «американской мечты», особенно в Соединенных Штатах, имеет центральное значение при обсуждении социального класса.

    Индия

    Индийская индуистская кастовая система — одна из старейших и наиболее важных систем социального класса с особой жесткостью (в том смысле, что это водостойкий класс с отсутствием восходящей или нисходящей мобильности в кастовой иерархии). Он разделил (и до сих пор разделяет) общество по происхождению. В своей простейшей форме высший класс браминов идеализировался как класс неторопливых священников, посвященных религиозным церемониям, в то время как кшатрии защищали их как военные князья.Эти группы, примерно приравниваемые к современной идее высшего класса, могли быть достигнуты низшими классами через реинкарнацию или возрождение в более поздней жизни, пока человек низшего класса выполнял указания, данные им нынешними правителями, браминами. Современное представление о среднем классе было представлено кастой ремесленников, фермеров и торговцев вайшья, а низшие классы — рабочими шудра и ати-шудра. Были также представители ниже этих каст, известные как «отверженные», Неприкасаемые, которые были ограничены занятиями, которые религиозный истеблишмент считал низкими и нечистыми.В рамках этой базовой структуры было организовано огромное количество джати, или подкаст. Несмотря на то, что он печально известен своей жесткостью по отношению к индивидуумам, восходящая и нисходящая мобильность возможна, но только для всей касты. То есть требуются согласованные, целенаправленные усилия со стороны всей касты, чтобы изменить восприятие других каст по отношению к ней и позволить подняться вверх. Кроме того, по мере того, как Индия становится все более и более индустриализированной, даже жесткое отсутствие мобильности для людей становится проблемой.

    Китай

    Традиционное китайское общество разделяло рабочих на основании предполагаемой полезности их работы и было несколько более подвижным, чем индийская кастовая система. Ученые получили наивысший рейтинг, потому что возможность постигнуть ясные идеи в состоянии досуга приведет их к мудрым законам (идея, имеющая много общего с идеалом Платона о короле-философе). В их ведении находились крестьяне, производившие необходимую еду, и ремесленники, производившие полезные предметы. Торговцы занимали последнее место, потому что они фактически ничего не производили, в то время как солдат иногда оценивался еще ниже из-за их разрушительности.Конфуцианская модель заметно отличается от современного европейского взгляда на социальный класс, поскольку купцы могли достичь большого богатства, не достигнув социального статуса, присвоенного бедному крестьянину. По правде говоря, богатый купец мог купить землю, чтобы получить статус фермера, или даже купить хорошее образование для своих наследников в надежде, что они получат статус ученых и пойдут на имперскую государственную службу. Китайская модель получила широкое распространение по всей Восточной Азии. Однако эта традиционная модель меняется по мере того, как Китай интегрируется в глобальный свободный рынок.

    Согласно Ли И, [1] после 1949 года в Китае социальная стратификация состояла из крестьянского класса, рабочего класса (городского государственного рабочего и городского коллективного рабочего, городского негосударственного рабочего и крестьянского рабочего), капиталистического рабочего класса. класс (около 15 миллионов), а также класс кадровый (около 40 миллионов) и квазикадровый (около 25 миллионов).

    Япония

    Классовая структура японцев, хотя и находилась под влиянием китайцев, была основана на гораздо более феодальной среде.Император, как божество, несомненно, был на вершине классовой структуры японцев (и до сих пор остается, несмотря на то, что больше не считается богом). Однако на протяжении большей части японской истории императору не разрешалось выходить на территорию дворца, и его воля «интерпретировалась» сёгуном или военным диктатором. Под сёгуном даймё, или региональные лорды управляли провинциями через своих самураев. Возможно, из-за китайского влияния и, возможно, из-за нехватки пахотных земель классовая структура Японии также ставила фермеров выше торговцев и других буржуазных рабочих.Подобно китайской модели, японская классовая система изменилась, чтобы отразить принадлежность к мировым рынкам.

    Иран

    В Иране уважение к личным достижениям в авраамических религиях часто давало независимым действующим лицам, таким как законодатели и торговцы, более высокий статус по сравнению с фермерами дхармической религии, которые должны были работать вместе с землей. Однако защита досуга землевладельцев с помощью военной силы или религиозной вины оставалась неизменной. При династии Каджаров в Иране классовая структура была установлена ​​следующим образом:

    • постоянный наследственный класс князей Каджаров
    • высший класс «дворян и знати»
    • религиозных деятелей и студентов-богословов
    • торговцев (обратите внимание на отличие от восточноазиатских моделей)
    • землевладельца
    • мастера-ремесленники и владельцы магазинов

    Как и во многих официальных классовых структурах, рабочие, составлявшие большинство населения, но не владевшие землей и получавшие заработную плату, даже не считались частью структуры. [2] Иран продолжает функционировать как теократия, в которой религиозные лидеры имеют большую часть власти над повседневными делами.

    Франция

    На протяжении большей части истории Франции существовала абсолютная монархия с королем на вершине классовой структуры. Однако Генеральные штаты Франции, основанные в 1302 году, представляли собой своего рода законодательное собрание, члены которого были ранжированы по наследственному классу. «Первое сословие» состояло из высокородных сыновей великих семейств, посвятивших себя религии (подобно индийским браминам, конфуцианским ученым и изучающим теологию Каджаров).«Второе сословие» — это высокородные сыновья, преданные войне (сравните с индийскими ксатриями и японскими даймё , , но это контрастирует с низким статусом, придаваемым солдатам в Китае). «Третье сословие» технически состояло из всех остальных, но было представлено только самыми богатыми представителями буржуазии. По правде говоря, крестьянство вообще не имело голоса в системе, в отличие от идеологически высокого статуса фермеров в конфуцианском Китае. Жесткость французской наследственной системы была главной причиной Французской революции.С тех пор французы пытались придерживаться социалистической системы, в которой классовое неравенство никогда не должно становиться слишком большим.

    Соединенное Королевство

    Парламент Соединенного Королевства все еще содержит остатки европейской классовой структуры, разрушенной во Франции Французской революцией. Королева сохраняет свой статус на вершине структуры социальных классов, причем Палата лордов до недавнего времени представляет наследственный высший класс, а Палата общин технически представляет всех остальных.Как и в случае с Генеральными штатами Франции, Палата общин исторически говорила только от лица дворянства и очень богатой буржуазии. В викторианскую эпоху Соединенного Королевства социальный класс стал национальной навязчивой идеей, когда промышленники-нувориши в Палате общин пытались достичь статуса землевладельцев в Палате лордов, пытаясь одеваться, есть и разговаривать в манере высшего класса. браки, организованные для получения титулов, и покупка величественных загородных домов, построенных по образцу феодальных замков старой аристократии.Именно средний класс викторианской эпохи пытался дистанцироваться от низшего класса с помощью таких терминов, как «рабочий класс», которые, казалось, подразумевали, что их новые должности «белых воротничков» не должны считаться «рабочими», поскольку они были такими чистыми и современными. , и безопасно.

    Термин «четвертое сословие» также использовался в Британии девятнадцатого века для описания прессы. Томас Карлейль приравнял королеву к Первому сословию духовенства Франции, Палату лордов — ко второму сословию потомственной аристократии Франции, а Палату общин — к третьему сословию богатой буржуазии Франции.Но затем он указал на то, что редакторы газет в период бурной промышленной революции в Великобритании (аналогичные памфлетистам до и во время Французской революции) имели сильное влияние на общественное мнение, делая их столь же важными игроками на политической арене. Политическая роль средств массовой информации становится все более важной по мере расцвета технологий в двадцатом и двадцать первом веках, но немногие академические модели сегодня выделяют средства массовой информации как особый класс.

    США

    До сих пор экономисты и социологи не разработали точных руководящих принципов для классов в Соединенных Штатах.При отсутствии установленных классовых границ интерпретация класса и социального статуса в значительной степени оставлена ​​на усмотрение человека. Хотя многие американцы верят в трехклассовую модель, включающую «богатых», «средний класс» и «бедных», в действительности американское общество гораздо более экономически и культурно фрагментировано. Различия в богатстве, доходе, образовании и профессии действительно настолько велики, что можно оправдать применение модели социальных классов, включающей десятки классов. Общий подход к экономическому и культурному разнообразию тех, кто находится между крайними уровнями богатства — тех, кто принадлежит к среднему классу — заключался в разделении среднего класса на три части: «верхний средний», «средний средний» и «средний класс». нижний-средний.«Эта« пятиклассовая »модель, которую можно частично проследить до социолога У. Ллойда Уорнера, однако, все еще является чрезмерно упрощенным изображением системы американских социальных классов. Согласно номинальному подходу, американское общество социологически и экономически раздроблено на такие таким образом, что не могут быть сформированы четкие классовые различия. Это означает, что нет явных разрывов в социально-экономических слоях, что делает классовое разделение весьма субъективным и спорным. Однако было много дискуссий о том, что средний класс сокращается по мере того, как неравенство в богатстве растут в Америке. [3]

    Академические теории класса

    Школы социологии различаются по тому, как они концептуализируют класс. Можно провести различие между «аналитическими» концепциями социального класса, такими как марксистские и веберианские традиции, и более «эмпирическими» традициями, такими как подход социально-экономического статуса, в котором отмечается корреляция дохода, образования и богатства с социальные результаты, не обязательно подразумевая особую теорию социальной структуры. Подход Варнера можно считать «эмпирическим» в том смысле, что он более описательный, чем аналитический.

    Марксистский

    Критика капиталистического класса Промышленный рабочий

    Именно в викторианской Британии Карл Маркс стал первым человеком, критически выступившим против привилегий не только потомственного высшего класса, но и любого, чей объем труда не мог покрыть потребление роскоши. В фокусе Маркса стал пролетариат большинства, который ранее был низведен в неважный отсек внизу большинства иерархий или полностью игнорировался.Он признал традиционный европейский правящий класс («Мы правим вами»), поддерживаемый религиозной («Мы обманываем вас») и военной («Мы стреляем в вас») элитами, но Французская революция уже показала, что эти классы могут быть удаленный. Маркс с нетерпением ждал того времени, когда новый капиталистический высший класс также может быть устранен, и каждый сможет работать так, как он может, и получать столько, сколько ему нужно.

    Карл Маркс определил класс с точки зрения степени, в которой индивид или социальная группа имеет контроль над средствами производства.В терминах марксизма класс — это группа людей, определяемая их отношением к средствам производства. Считается, что классы возникли в результате разделения общественного продукта на «необходимый продукт» и «прибавочный продукт». Марксисты объясняют историю «цивилизованных» обществ в терминах войны классов между теми, кто контролирует производство, и теми, кто фактически производит товары или услуги в обществе (а также развитие технологий и тому подобное). В марксистской точке зрения капитализма это конфликт между капиталистами (буржуазией) и наемными рабочими (пролетариатом).Для марксистов классовый антагонизм коренится в ситуации, когда контроль над общественным производством обязательно влечет за собой контроль над классом, производящим товары — при капитализме это равносильно эксплуатации рабочих буржуазией.

    Сам Маркс утверждал, что целью самого пролетариата было заменить капиталистическую систему социализмом, изменив социальные отношения, лежащие в основе классовой системы, а затем превратившись в будущее коммунистическое общество, в котором: «свободное развитие каждого является условием за свободное развитие всех »(Манифест Коммунистической партии).

    Владимир Ленин определял классы как «большие группы людей, отличающиеся друг от друга местом, которое они занимают в исторически определенной системе общественного производства, своим отношением (в большинстве случаев закрепленным и сформулированным в законе) к средствам производства посредством их роль в общественной организации труда и, следовательно, размер доли общественного богатства, которым они распоряжаются, и способ ее приобретения «. [4]

    Макс Вебер

    Основополагающая социологическая интерпретация класса была предложена Максом Вебером.Вебер сформулировал трехкомпонентную теорию стратификации, в которой класс, статус и партия (или политика) подчиняются собственности на средства производства; но для Вебера, как они взаимодействуют — это случайный вопрос, который варьируется от общества к обществу. Можно иметь силу в одной, двух, всех трех или ни в одной из этих категорий. Например, торговец наркотиками может быть богатым и, следовательно, принадлежать к высшему классу, но не пользуется уважением в обществе и, следовательно, иметь низкий статус. У священника может не быть денег, но он пользуется большим уважением в обществе.Главный исполнительный директор (CEO) корпорации, скорее всего, богат и уважаем, но может не иметь никакой политической власти.

    Уильям Ллойд Уорнер

    Ранний пример модели классового слоя был разработан социологом Уильямом Ллойдом Уорнером в его книге 1949 года « Социальный класс в Америке». На протяжении многих десятилетий теория Варнера была доминирующей в социологии США.

    Основываясь на социальной антропологии, Уорнер разделил американцев на три класса (верхний, средний и нижний), а затем разделил каждый из них на «верхний» и «нижний» сегменты со следующими постулатами:

    • Высший высший класс. «Старые деньги». Люди, которые родились и выросли в богатстве; в основном состоит из старых, благородных или престижных семей (например, Вандербильтов, Рокфеллеров, Хилтон).
    • Низший-высший класс. «Новые деньги». Лица, которые разбогатели за свою жизнь (предприниматели, кинозвезды, а также некоторые известные профессионалы).
    • Высший средний класс. Высокоплачиваемые профессионалы (врачи, юристы, профессора высшего звена (работали на корпоративном рынке, но ушли по какой-то причине, например, для семейного отдыха), руководители корпораций).
    • Низший средний класс. Низкооплачиваемые специалисты, но не чернорабочие (полицейские, служащие, не относящиеся к руководству, владельцы малого бизнеса).
    • Высший-низший класс. Рабочие и чернорабочие. Также известен как «рабочий класс».
    • Низший-низший класс. Бездомные и постоянно безработные, а также «работающие бедняки».

    Для Уорнера социальный класс американцев был основан больше на отношениях, чем на реальной сумме денег, которую заработал человек.Например, самые богатые люди в Америке будут принадлежать к «низшему высшему классу», поскольку многие из них создали свои собственные состояния; можно родиться только в высшем классе. Тем не менее, как показывает простой опрос президентов США (Рузвельты, Кеннеди, Буши), представители богатого высшего высшего класса имеют тенденцию быть более влиятельными.

    Еще одно наблюдение: представители высшего низшего класса могут зарабатывать больше денег, чем представители низшего среднего класса (хорошо оплачиваемый фабричный рабочий vs.секретарский работник), но классовая разница зависит от типа выполняемой ими работы.

    В своих исследованиях Уорнер заметил, что американский социальный класс во многом основан на этих общих взглядах. Например, он отметил, что нижний средний класс, как правило, является наиболее консервативной группой из всех, поскольку очень мало отделяет их от рабочего класса. Высший средний класс, хотя и является относительно небольшой частью населения, обычно «устанавливает стандарт» надлежащего американского поведения, что отражается в средствах массовой информации.

    Специалисты с заработной платой и уровнем образования выше, чем те, кто находится в средней группе доходов (профессора низшей ступени, управленческие служащие, архитекторы), также могут считаться истинным средним классом.

    прочие

    Социологи, которые ищут тонкие связи между классом и результатами жизни, часто развивают четко определенные социальные слои, как, например, полусатирическое девятиуровневое стратификация американского общества историка Пола Фассела, опубликованное в 1983 году.Модель Фассела классифицирует американцев по следующим классам:

    1. Вершина вне поля зрения: сверхбогатые, наследники огромных состояний
    2. Высший класс: богатые генеральные директора, дипломаты, люди, которые могут позволить себе нанять домашний персонал на полную ставку, и некоторые видные высокооплачиваемые специалисты (примеры включают хирургов и некоторых высокооплачиваемых юристов)
    3. Высший средний класс: самодельные, хорошо образованные профессионалы
    4. Средний класс: офисные работники
    5. High Prole: квалифицированные рабочие
    6. Mid Prole: рабочие на заводах и в сфере услуг
    7. Low Prole: разнорабочие
    8. Обездоленные: бездомные и люди с плохой репутацией (но все еще свободны)
    9. Снизу, вне поля зрения: заключенные в тюрьмы и учреждения

    Фассел больше не признавал истинный нижний средний класс, его члены либо перешли в средний класс из-за растущих требований к формальному образованию, либо стали неотличимы от «высших слоев общества». proles «или даже» mid proles.»

    В своей книге The American Class Structure, , опубликованной в 2002 году, Деннис Гилберт изложил еще более точную разбивку американского социального класса, указав типичные доходы для своих концепций классов:

    • класс капиталистов (термин, позаимствованный у Маркса), состоящий из руководителей крупных корпораций, крупных инвесторов на фондовом рынке и наследников чрезвычайно успешных предпринимателей с годовым доходом в среднем около 2 миллионов долларов США.Они составляют около одного процента населения.
    • Верхний средний класс, который на самом деле находится значительно выше среднего уровня модели, состоит из врачей, высокопоставленных менеджеров крупных корпораций, юристов, владельцев средних коммерческих интересов и очень успешных бухгалтеров. Их средний доход составляет 120 000 долларов в год, и они составляют 14 процентов населения.
    • средний класс, фактически сидящий чуть выше середины модели, состоит из мастеров, менеджеров более низкого уровня в крупных компаниях, продавцов оптовых промышленных и технологических товаров и очень успешных мастеров.Средний доход составляет 55 000 долларов, а класс составляет 30 процентов населения.
    • рабочий класс — фраза, заимствованная из викторианских различий между управленческой и активной работой. В эту группу входят конторские служащие, розничные продавцы и хорошо оплачиваемые рабочие. Средний доход составляет 35 000 долларов в год, а класс составляет 30 процентов населения.
    • работающих бедняков, группа плохо оплачиваемых рабочих и работников сферы обслуживания, составляющая 13 процентов населения и получающая в среднем 22 000 долларов в год.
    • — это низший класс людей, которые работают в сфере обслуживания только неполный рабочий день или не работают вообще и полагаются на государственную поддержку в качестве средств к существованию. Средний доход составляет 12 000 долларов в год, а класс составляет 12 процентов населения.

    Проблемы с характером класса

    Кто-то возразит, что любая концепция класса, основанная на моделях власти, слишком узка, поскольку качество жизни в значительной степени невозможно выразить в долларах или акрах владения. Учитель на пенсии, получающий небольшую, но адекватную стипендию, на самом деле может пользоваться гораздо большей свободой, здоровьем и уважением в обществе, чем перегруженный работой руководитель, получающий шестизначный доход в дискредитированной корпорации.

    Кроме того, многим людям может быть трудно вписаться в вышеперечисленные модели. Возникает, например, вопрос, является ли жена мужчины из высшего сословия автоматически самой высшим классом, даже если ее образование, манеры и ее собственный капитал поставят ее в более низкий классовый статус. Кроме того, дети, которые обычно пользуются комфортом и престижем, связанными с социальным классом их родителей, могут на самом деле жить очень плохо с жестокими родителями из высокого класса или с очень высоким уровнем потребления и дохода, если их родители из низкого класса балуют их.Некоторые активисты за права молодежи утверждают, что все несовершеннолетние относятся к низшему классу из-за отсутствия у них выбора в отношении того, где они живут, как они проводят свое время и кто принимает законы, влияющие на них. Подобные аргументы можно было бы привести в отношении женщин во многих частях мира.

    Эти вопросы указывают на то, что природа самого класса может быть несовершенной и неправильно применяться к обществу. Некоторые могут возразить, что класс порождает ненужное чувство соперничества и чувство неравенства; такие аргументы обычно исходят от марксистских школ мысли.Сторонники классовых систем, например капиталисты, будут утверждать, что устранение возможности класса устраняет стимул к прогрессу в обществе. Необходимо соблюдать определенный баланс равенства, сохраняя при этом стимулы к прогрессу.

    Банкноты

    Список литературы

    • Барбрук, Ричард. Класс нового . Лондон: OpenMute, 2006. ISBN 0955066476
    • Берто, Даниэль и Пол Томпсоны. Пути к социальному классу: качественный подход к социальной мобильности .Clarendon Press, 1997. ISBN 978-1412806138
    • Биссон, Томас Н. Культуры власти: господство, статус и процессы в Европе XII века . University of Pennsylvania Press, 1995. ISBN 978-0812215557
    • Блау, Питер и Отис Д. Дункан. Американская профессиональная структура . 1967 г.
    • Коэн, Лизавет. Республика Потребителя . Кнопф, 2003. ISBN 0375407502
    • День, Гэри. Класс . Рутледж, 2001. ISBN 0415182220
    • Эйчар, Дуглас М.1989. Занятие и классовое сознание в Америке . Гринвуд Пресс. ISBN 0313261113 ISBN 978-0313261114
    • Фантазия, Рик; Левин, Ронда Ф. и Скотт Г. МакНолл (ред.). Возвращение класса в современные и исторические перспективы . Westview Press, 1991. ISBN 978-0813310503
    • Fussell, Paul. Класс (до боли точный путеводитель по американской статусной системе) . Ballantine Books, 1983. ISBN 0345318161
    • Груски, Дэвид Б.(ред.). Социальная стратификация: класс, раса и пол в социологической перспективе . Westview Press, 2001. ISBN 0813366542
    • Хейзелригг, Лоуренс Э. и Джозеф Лопреато. Класс, конфликты и мобильность: теории и исследования классовой структуры . Публикация Rawat, 2005. ISBN 978-8170339748
    • Ли, Йи. Структура и эволюция китайской социальной стратификации . University Press of America, 2005. ISBN 0761833315
    • .
    • Мерриман, Джон М. Сознание и классовый опыт в Европе девятнадцатого века . Holmes & Meier Publishers, 1979. ISBN 978-0841

      5

    • Острандер, Сьюзан А. Женщины высшего класса . Temple University Press, 1984. ISBN 978-0877224754
    • Сурок, Михаил. Синдром статуса: как социальное положение влияет на наше здоровье и долголетие . Owl Books, 2005. ISBN 978-0805078541
    • Маркс, Карл и Фридрих Энгельс. Манифест Коммунистической партии .1848. ISBN 978-0140447576
    • .
    • Оуэнсби, Брайан П. Интимная ирония: современность и формирование жизни среднего класса в Бразилии . Стэнфордский университет, 1999. ISBN 978-0804743402
    • Пакульски, Ян и Малкольм Уотерс. Смерть класса . Sage, 1996. ISBN 978-0803978386
    • .
    • Пэйн, Джефф. Социальная мобильность женщин: за рамками моделей мужской мобильности . Рутледж, 1990. ISBN 1850008450
    • .
    • Райко, Ральф. «Классическая теория либеральной эксплуатации» Журнал либертарианских исследований .1 (3) (1977): 179-183. Проверено 24 марта 2007 г.
    • Сэвидж, Майк. Классовый анализ и социальная трансформация . Лондон: Open University Press, 2000. ISBN 978-0335193288
    • Сеннет, Ричард и Джонатан Кобб. Скрытые травмы класса . Винтаж, 1972 г. ISBN 978-0393310856
    • Сорокин, Питрим. Социальная мобильность . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер, 1927.
    • Warner, W. Lloyd. Социальный класс в Америке: Руководство по процедуре измерения социального статуса .1949. ISBN 978-0061310133
    • Weber, Макс. «Класс, статус и партия» в От Макса Вебера: Очерки социологии . Oxford University Press, 1958.
    • Вайнбург, Марк. «Социальный анализ трех французских либералов начала 19 века: Сай, Конта и Дюнуайе» в Журнал либертарианских исследований . 2 (1) (1978): 45-63. Проверено 24 марта 2007 г.
    • Райт, Эрик Олин. Подсчет классов: сравнительные исследования в анализе классов . Издательство Кембриджского университета, 1997.ISBN 0521553873
    • Zmroczek, Christine. Женщины и социальный класс: международные феминистские перспективы . Рутледж, 1999. ISBN 1857289307

    Кредиты

    Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства.Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

    История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедию Нового Света :

    Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

    Древних зубов свидетельствуют о датах социального расслоения, восходящих к обществам бронзового века

    В Древнем Риме империей правили богатые патриции. Плебеи второго сорта работали на фермах, пекли хлеб и строили стены. Остальная часть рабочей силы — полная треть римского населения — были рабами.

    К сожалению, история человечества неразрывно связана с неравенством. В большинстве ранних цивилизаций, включая шумеров, египтян и хараппцев, были социальные классы — слои неравенства, в результате которых одни находились в более выгодном положении, чем другие.Тем не менее, долгое время считалось, что до Афинской и Римской империй, возникших почти 2500 и более 2000 лет назад соответственно, человеческая социальная структура была относительно простой: у вас были те, кто был у власти, и те, кто не был. Исследование, опубликованное в четверг в журнале Science , предполагает, что все было не так просто. Еще 4000 лет назад, в начале бронзового века и задолго до того, как Юлий Цезарь председательствовал на Форуме, человеческие семьи разного статуса имели довольно интимные отношения.Элиты жили вместе с представителями низших социальных слоев и женщинами, мигрировавшими из внешних сообществ. Похоже, что ранние человеческие общества действовали в сложной классовой системе, которая передавалась из поколения в поколение.

    Путем анализа ДНК более 100 древних скелетов из захоронения недалеко от Аугсбурга, Германия, исследователи определили пол и родство людей, похороненных вместе на одной ферме. Они были членами центральноевропейских фермерских сообществ, существовавших с позднего неолита до бронзового века, то есть примерно с 2800 г. до н. Э.До 1300 г. до н. Э. Связанные лица, как выяснили авторы исследования, были похоронены вместе с товарами и имуществом, которые, по всей видимости, передавались из поколения в поколение. Посторонние люди в доме были похоронены ни с чем, что свидетельствует о том, что они принадлежали к низшему классу «членов семьи», которые не подвергались церемониальному обращению.

    «Мы не знаем, были ли люди с низким статусом в Аугсбурге рабами, прислугой или кем-то еще», — комментирует Филипп Стокхаммер из Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана, который был соавтором нового исследования.«Но мы можем видеть, что в каждой семье люди самого разного статуса жили вместе».

    Датируя образцы зубов по радио и сравнивая их с региональными географическими профилями радиоактивности, Стокхаммер и его сотрудники также определили, где каждый человек вырос. Следы радиоактивных элементов, называемых изотопами, есть повсюду вокруг нас, в том числе в нашей пище и воде. С детства эти элементы встроены в наши кости и по ним можно определить, где кто-то вырос.Результаты показывают, что почти во всех изученных домохозяйствах были женщины, приехавшие из других мест.

    В то время как остатки предполагают, что фермы передавались через многие поколения мужчин — до пяти в некоторых случаях, — женщины сохранялись в сообществе только в течение одного поколения. Это наблюдение означает, что соблюдалась система патрилокальности: мужчины оставались на месте своего воспитания, а женщины переезжали с семьей мужа. Патрилокальные культуры существовали и раньше, в том числе еще в палеолите, но полученные данные подтверждают идею о том, что эта практика стала более распространенной по мере развития организации обществ.

    Стокхаммер указывает, что социальная структура долгое время была основной темой в археологии и что бесчисленные исследования изучали межобщинные взаимодействия древних обществ. Тем не менее, он считает, что новое исследование освещает переход социальной организации по мере нашего продвижения, от позднего каменного века к бронзовому, к отдельным семьям, живущим с представителями подчиненного класса и женщинами из других сообществ. «Мы добавили новый аспект в текущее состояние дел: интеграцию генетических, изотопных и археологических данных, которые помогли нам понять сложность прошлых социальных структур», — говорит Стокхаммер.Хотя он убежден, что его выводы нельзя напрямую соотнести с другими древними обществами, он все же проводит сравнение с классической греческой семейной структурой oikos и семьей Рима, в которой рабы и люди с более низким статусом были частью семьи.

    Археолог Мичиганского университета Алисия Вентреска Миллер, не участвовавшая в написании статьи, разделяет энтузиазм Стокхаммера и считает, что эта новая работа многое раскрывает о раннем наследовании товаров и собственности людьми.«Насколько я могу судить, нет других исследований с такими большими размерами выборки и множественным анализом, чтобы прийти к таким выводам, особенно для доисторических групп», — говорит она. «Их вывод о том, что богатство было унаследовано, а не достигнуто, имеет реальное влияние на исследования неравенства и, вероятно, изменит наше понимание древней Европы. Результаты дают нам представление о сложности древних образов жизни ».

    Кришна Вирама, популяционный генетик из отдела экологии и эволюции Университета Стоуни-Брук, который также не принимал участия в исследовании, считает, что новый междисциплинарный подход к исследованию может послужить моделью для будущей работы, тем более что характеристика древней ДНК становится более обширной. доступный и широко распространенный.

    Со своей стороны, Стокхаммер считает, что вступление в брак вне сообщества способствовало культурному обмену информацией, что в конечном итоге привело к формированию новых цивилизаций. Расширение социального взаимодействия с другими сообществами позволило более эффективно передавать навыки и товары широким слоям населения. «Я уверен, что тот факт, что большое количество взрослых женщин, не принадлежащих к обществу, вошло в общество, имело важное значение — с ними пришли новые знания и технологии», — говорит он.

    Антропологи и ученые из других областей используют концепцию, называемую храповым механизмом, при которой культурная информация не только передается и изучается, но также модифицируется и улучшается. Если бы древние люди смешались с внешними сообществами, бесчисленные ядра ноу-хау были бы заимствованы и изменены как в лучшую, так и в плохую сторону (более эффективные инструменты; больше смертоносного оружия и войны).

    Лица, вступающие в брак за пределами своего сообщества, также могли иметь смысл с точки зрения генетической пригодности и позволили местным сообществам процветать.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.