Деструктивность википедия: Недопустимое название — Викисловарь

Что такое деструктивный характер? — Блог Викиум

Одни люди всегда стараются что-то создать, другие же, наоборот, разрушить. Люди, относящиеся ко второму типу, могут навредить не только окружающим, но и даже самим себе. В области психологии подобное понятие называют деструктивным поведением.


Понятие деструктивного характера

Под деструкцией подразумевается желание человека с помощью определенных действий нанести вред себе и окружающим. Деструктивность приносит непоправимый вред человеку, так как приводит к ухудшению физического самочувствия, неумению общаться с окружающими и мыслить позитивно, деградации личности и невозможности что-либо создавать. Степень разрушения напрямую зависит от того, насколько ярко выражена деструктивность у личности.

Стремление уничтожать может быть направлено как на себя, так и на других людей, и мир в целом. В первом случае человек представляет большую опасность для самого себя, во втором — для окружающих. Люди с деструкцией обычно являются очень одинокими. Во всех случаях деструктивный характер требует профессионального подхода и коррекции у психотерапевта.

Деструктивность как качество человека

Определение деструктивности в психологии рассматривается, как предрасположенность личности к деятельности, которая несет ей и обществу непоправимый вред. Причин для такого поведения может быть очень много, особенно это связанно с наследственностью или же неблагополучной обстановкой в семье, где воспитывался ребенок. При деструктивности человек:

  • специально портит чужое имущество и личные вещи;
  • любит наблюдать за не слишком лицеприятным зрелищем, смотреть агрессивные фильмы со сценами насилия;
  • проявляет большой интерес к смерти;
  • склонен переживать длительные депрессии.

Тенденция к разрушению всего вокруг может также сопровождаться пристрастием к алкоголю и наркотикам.

Виды деструктивного поведения

Действия, направленные на причинение вреда, могут иметь самый разнообразный характер. Наиболее популярным видом является деструктивный разговор, когда во время беседы человек пытается обидеть и унизить собеседника. Психологи выделяют 4 типа деструктивной тенденции:

  • разрушение собственного «Я»;
  • причинение вреда окружающим;
  • моральное унижение людей;
  • невосприятие социальных норм и установок.

Реакция на происходящее вокруг и интенсивность желания разрушать не зависит от пола и возраста. Чаще все же к деструкции склонны представители сильного пола. К подобному поведению могут привести проблемы на работе, смерть близкого человека или другие причины, которые отрицательно сказались на психологическом здоровье.

С таким человеком очень сложно найти общий язык. Чтобы не стать одним из элементов в цепочке, предназначенной для разрушения, лучше всего свести к минимуму общение с такими людьми. Однако иногда полностью прекратить общение невозможно, ведь человеком с деструкцией может стать начальник на работе, например. В данном случае существуют определенные методы в психологии, которые помогают защититься от агрессивного воздействия.

Как корректировать деструктивное поведение личности?

Чтобы жизнь не превратилась в ад, следует проводить профилактику подобного поведения:

  • нужно научиться оставлять в голове лишь позитивные мысли, а не заниматься саморазрушением;
  • пропагандировать общественности негативное воздействие интернета, а также прививать любовь к культуре и активному времяпровождению;
  • продвигать в массы информацию о пользе занятий спортом и правильного питания;
  • уделять время работе с молодежью в области культурных развлечений и досуга.

Если вы заметили у себя или у близких признаки деструктивного поведения, следует незамедлительно обратиться за помощью к профессионалу. Такая проблема несет непоправимый вред окружающим и самому индивиду, к тому же подобное поведение не пройдет по щелчку пальцев. Деструктивное поведение может очень быстро прогрессировать, поэтому нельзя все бросать на самотек. В борьбе с этим будет полезным курс Викиум «Детоксикация мозга».

Читайте нас в Telegram — wikium

Деструктивное состояние — это… Что такое Деструктивное состояние?

Деструктивное состояние
это состояние, когда Тревога и опасения возникают у человека от надуманной опасности, неуверенности и иногда беспомощности личности в деструктивной ситуации. Опасность, даже если она не обоснована, вызывает раздражение и агрессию.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

  • ДЕСТА ПЕРЕЛОМ
  • ДЕСТРУКТИВНОСТЬ

Смотреть что такое «Деструктивное состояние» в других словарях:

  • Тоталитарная секта — Не следует путать с секта. Тоталитарная секта  особый тип организации, для которой характерны авторитарные методы управления, ограничения прав человека для членов организации и деятельность которой представляет опасность для жизни и здоровья …   Википедия

  • ЭКЗИСТЕНЦИОНАЛЬНАЯ ГИПНОТЕРАПИЯ —         Известные американские психотерапевты Кинг и Цитренбаум (King M. E., Citrenbaum Ch. M., 1993) разработали интегративную модель гипнотерапии, синтезирующую эриксоновский подход к гипнозу и некоторые основные положения экзистенциальной… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • агрессия — (от лат. aggredi нападать) целенаправленное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), причиняющее физический вред людям или… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПОТРЯСАЮЩАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ АНАНЬЕВА —         Представляет собой универсальное пространство в широкой области современных традиций психологии здоровья, психотерапии, медицинской психологии и психологии вообще. Это пространство создает уникальные условия для слияния воедино имеющихся… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • Агрессия (психология) — У этого термина существуют и другие значения, см. Агрессия. Иногда агрессию используют для запугивания и принуждения в условиях суровой физической подготовки. На фотографии инструктор по строевой подготовке (drill instructor) кричит на морских… …   Википедия

  • Агрессивное поведение — Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей. У этого термина существуют и другие значения, см. Агрессия …   Википедия

  • Расстройства поведения — Расстройства, включающие главным образом агрессивность и деструктивное поведение, и расстройства, включающие правонарушения. Термин должен применяться для обозначения патологического поведения у субъектов любого возраста; такое поведение… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Хуй — Внимание! Данная страница или раздел содержит ненормативную лексику. У этого термина существуют и другие значения, см. Хуй (значения) …   Википедия

  • РЕВНОСТЬ — – аффективное состояние, предполагающее наличие чувства любви и основанное на стремлении к обладанию объектом любви.    В классическом психоанализе ревность выводится из эдипова комплекса, из тех эдипальных отношений, которые складываются в… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Карательная психиатрия — (репрессивная психиатрия)  злоупотребление психиатрией, использование психиатрии в немедицинских целях, осуществляемое для поддержания авторитарной власти в периоды социальной нестабильности и заключающееся в неоправданной репрессивности,… …   Википедия

Книги

  • Проблема территорий в условиях принудительных переселений ХХ века Теория практика, Бугай Н.. Решение земельной проблемы применительно к этническим общностям, претерпевшим в 1920-1950-е годы деструктивное воздействие со стороны государства, способствовало повсеместно достижению мира,… Подробнее  Купить за 1056 руб
  • Проблема территорий в условиях принудительных переселений ХХ века. Теория, практика, Бугай Николай Федорович. Решение земельной проблемы применительно к этническим общностям, претерпевшим в 1920-1950-е годы деструктивное воздействие со стороны государства, способствовало повсеместно достижению мира,… Подробнее  Купить за 984 руб
  • Введение в религиозную психологию. Учебное пособие, Смирнова (Дубова) Елена Тимофеевна. Автор книги, кандидат философских наук, дает определение новой дисциплине — религиозной психологии, описывает ее объект, методы и предмет изучения, а также проводитдетальное сравнение с… Подробнее  Купить за 256 грн (только Украина)
Другие книги по запросу «Деструктивное состояние» >>

Деструкция (искусство) — это… Что такое Деструкция (искусство)?

Дестру́кция (от лат. destructio — «разрушение, рассыпание конструкции») — термин, обозначающий в произведениях искусства качество, тенденцию или движение к разрушению структуры художественного целого или, по крайней мере, внешнюю иллюзию (видимость) подобного разрушения.

Краткая характеристика

Термин деструкция происходит от лат. destructio, что в дословном переводе означает: лат. de — отмена (или отрицание) и лат. structio — составлять или строить. В применении к предметам искусства и эстетическим понятиям, под понятием деструкция подразумевается видимая, (а также нескрываемая или даже демонстративная) тенденция к разрушению того или иного комплекса внутренних взаимосвязей, (а также пропорций) между отдельными частями и элементами художественного целого.

[1]

Основной мишенью для разрушительного воздействия деструкции являются видимые (желательно, внешние) связи отдельных частей произведения между собой, а также общая взаимосвязь образных и образующих элементов в зависимости от их конкретной функции и назначения. Отсюда само собой следует, что деструкция (или деструктивность) — есть понятие по самому своему намерению прямо противоположное конструктивности, (но не конструкции).

Практически равным образом, термин деструкция имеет применение ко всем видам искусств, начиная от изобразительных и декоративно-прикладных, и кончая музыкой (и даже танцем). Каждое из искусств в конкретное время и место своего развития (в контексте современной себе культуры и цивилизации) имеет — своё, вполне определённое (или весьма расплывчатое) представление о конструктивности и деструкции. Равным образом, и для каждого из искусств деструкция имеет вполне конкретное значение и смысл, а также специфику и внешние особенности мотивации: от предельно конкретных, почти технологических форм (например, в архитектуре или некоторых видах конструктивной или массивной скульптуры) — и до вполне умозрительных, почти фантазийных построений (в живописи, перформансе или музыке).

Несомненно, самым «наглядными» из искусств с точки зрения деструкции являются изобразительные, в частности, живопись, скульптура и архитектура. Особенно яркое впечатление деструкция способна производить — в крупных утилитарных формах, где её менее всего ожидают увидеть. В частности, в строительстве и архитектуре весь комплекс внутренних взаимосвязей отдельных частей и элементов художественного целого имеет предельно конкретное, и даже более того — вполне практическое значение, а потому и деструкция при взгляде со стороны вызывает ощущение опасности или даже страха, физиологическая природа которого заключается в целостности каждого животного организма. Зная о собственной смерти

(разрушении, деструкции), каждый отдельный индивидуум не может (хотя бы и подспудно) не опасаться любого проявления саморазрушения в окружающей действительности.

В любом из искусств движение, опора или равновесие (как художественная и технологическая задача) — как непременное правило созидания, влечёт за собой и соответствующую решаемой задаче конструкцию и конструктивные средства.[2] Противоположным образом, деструкция (понимаемая как художественная и технологическая задача) — принятая заранее в качестве правила разрушения видимой конструкции, влечёт за собой и соответствующие решаемой задаче деструктивные средства (реальные или симулятивные). И если основной целью художественной конструкции является создание некоего целостного произведения или образа, то цель деструкции прямо противоположна: вызвать яркое ощущение нарушения целостности образа (или предмета) и привести к мысли о разрушении всего сущего (или его неизбежности).

Однако было бы неправильно считать деструкцию (или деструктивность) прямой противоположностью конструкции (или конструктивности). Особенно наглядно видно это сопоставление на примере архитектуры, где любая конструкция — это прежде всего строительная и технологическая опора, имеющая своей целью обеспечить равновесие и прочность здания, а также его удобство для утилитарного использования. По вполне понятным причинам здания, построенные в стиле деконструктивизма не разрушаются (то есть, не являются в полной мере деструктивными) и обладают всеми необходимыми качествами конструкции, устойчивости и равновесия. Однако, кроме строительной конструкции всякое здание и внутри, и снаружи себя несёт также и некий целостный художественный образ, имеющий свою творческую конструкцию, отдельную от технической. Именно он, этот образ и подвергается разрушительному воздействию деструкции, образуя некое формальное (безопасное или симулятивное) ощущение развала, разрухи или даже локальной катастрофы (в зависимости от глубины и размаха намерений автора).

В каждом из видов (и жанров) искусства конструкция имеет свою отдельную специфику, как профессиональную, так и индивидуальную. Однако при всех различиях имеется и нечто общее. Так, в живописи, графике или скульптуре конструкция создаёт комплекс внутренних связей, при посредстве которых достигается некая образная целостность, а также «зримая прочность» (единство, связность и равновесие) предмета или изображения. Таким образом, конструктивное искусство так или иначе направлено на создание гармоничного произведения и такого же ощущения от контакта с ним. В прямую противоположность конструктивному искусству, деструкция ставит перед собой цель создать ощущение или иллюзию дисгармонии, диспропорции или хотя бы деформации художественного целого, чем вызвать (в конечном счёте) дискомфорт и ощущение смерти. Отдельным вопросом для классической психологии и философии является тесная взаимосвязь между деструкцией и эстетикой безобразного.

В музыке и танце, как наименее конкретных искусствах, деструкция в наибольшей степени является принадлежностью эпохи, стиля и языка (способа построения звуковой (или пластической) ткани). Как правило, степень деструктивности того или иного явления в данное время и в конкретной стране определяется окружением или профессиональной средой, (и зависит от степени её консервативности и клановости). Очень часто в истории искусства сам по себе термин «деструкция» (или разрушение) употреблялся в качестве ругательства, жупела или «неконструктивной критики».

Так или иначе, каждое время и каждый художественный стиль внутри зоны своего действия соблюдает некоторое общепринятое равновесие (или пропорцию) между конструктивностью и деструкцией. Всякое явление или артефакт, который вызывает ощущение яркого разрушения, нарушает границы общепринятой пропорции и, таким образом, воспринимается как «новая» деструкция. Этим феноменом восприятия пользовались все эстетические течения (и многие отдельные авторы). Однако особым акцентом и интересом к самым разнообразным формам деструкции отличилось искусство XX века.

Краткий обзор

Вне всяких сомнений, каждый из видов и жанров искусства (в каждой стране) имеет свою отдельную историю деструкции: от первобытного племенного общества и до наших дней. Однако наибольшую выразительность и интерес имеет деструкция в формах искусства XX века, которое само по себе является отдельной историей проникновения и развития деструкции как творческого метода. Это направление не появилось само по себе, но выросло из общего ускорения развития социальной психологии и сознания людей в эпоху сверхактивной индустриализации и мировых войн. Отчасти ответ на общие причины усиления деструктивных тенденций даёт реверсивная психология и понятие о деконструкции, как образующей части высшей психической деятельности современного человека. Начинаясь с эпатажа и демонстративной оппозиции к существующему культурному и профессиональному контексту, каждое новое направление в искусстве утверждало себя тем или иным способом содержательной или формальной деструкции.

в живописи

Эрозия изображения в картине Моне «Камилла на смертном одре»

Одним из первых деструктивных течений в живописи, буквально взорвавших изобразительное искусство, был импрессионизм. О его разрушительном влиянии говорили едва ли не все академические художники, и даже музыканты-традиционалисты.[3] И хотя в случае импрессионизма деструкция касалась только самого способа изображения действительности, но не распространялась на содержательную часть искусства, значение этого стиля, открывшего ящик Пандоры разрушительного модернизма, переоценить очень трудно. В ходе своего развития импрессионистический метод выявил свою деструктивную природу: в результате он постепенно пришёл к полному отрицанию композиции и разложению художественной формы на составляющие компоненты.[4]

Французский фовизм и немецкий экспрессионизм, последовавшие отчасти как прямая реакция на импрессионизм, в своём позыве к деструкции коснулись уже не только изобразительных, но также и — содержательных сторон живописи. Отчасти деструктивным (эпатажным) пафосом был проникнут и французский кубизм, стремившийся «раздробить» реальные объекты на примитивные и подчёркнуто геометрические формы, до того времени не считавшиеся художественными. Развиваясь в последовательном направлении, кубизм пришёл к своему логическому завершению: супрематизму и другим формам геометрического абстракционизма — чистым и самодовлеющим видам искусства, отрицавшим его содержательную сторону.

Творчество многочисленных футуристов, достаточно разнообразное по формам и смыслу, тем не менее в каждом отдельном случае было пропитано пафосом фронды прямого отрицания (или деструкции к прошлому и его традициям). Повёрнутое исключительно в будущее, оно «сбрасывало историю искусства с парохода современности».

На принципиально новый уровень деструкции (как формальной, так и содержательной стороны искусства) «живопись» вышла с манифестом дадаизма, а затем и его прямого (и более развёрнутого) продолжения — сюрреализма. Однако и сам сюрреализм за почти полвека своего развития пережил несколько стадий внутренней деструкции — от эпатажа ранних выставок до старческого разложения.

Спустя полвека после дадаистов возникли более развитые формы эпатажного искусства: такие как хеппенинг и перфоманс, находящиеся уже примерно посередине между искусством и событием. Продолжая разрушительные начинания предметного искусства первых дада, деструкции подверглись уже сами формы изобразительного искусства. Традиционная скульптура и живопись в конце концов была заменена простым фактом присутствия художника, которое «освящало» и придавало любому избранному факту и событию значение артефакта или явления нового искусства. Таким образом, функция художника в результате последовательной деструкции максимально приблизилась к жрецу.

В качестве деструктивной реакции на отвлечённое абстрактное искусство в конце 1950-х годов возник поп-арт, оперирующий внутри искусства предельно обыденными, несублимированными образами и предметами массовой культуры потребления. По существу, содержательная дестукция поп-арта заключалась в том, что он предельно опошлял предмет и сущность искусства, низводя его до почти прямой репродуции серийных образов массового сознания.

До некоторой степени развивая начинания поп-арта, пожалуй, наиболее прямых и наглядных результатов в деструкции достигли некоторые представители кинетического искусства, в частности, Жан Тэнгли, саморазрушающиеся композиции которого опровергали тезис о самоценности произведения искусства как предмета. Прямо на глазах зрителей, сложные объекты труда художника переставали существовать. В данном случае деструкция могла снова демонстрировать своё прямое значение.

Не меньший вклад в уничтожение предметной базы искусства внесли концептуалисты, вполне справедливо считавшие, что «искусство — это сила идеи, а не материала». В полном согласии с этим тезисом, в качестве вещественного тела произведения изобразительного искусства могла выступать одна фраза, строчка, слово (письменное или устное), буква или неизвестный знак.

Параллельным путём деструкции двигался оп-арт, сделавший предметом оптическую иллюзию или временное изображение на плоскости и в пространстве. Одна из разновидностей этого искусства имп-арт поставила перед собой самодовлеющую абстрактную цель: изображать невозможные фигуры. Соединение чистого формализма и сюрреализма привело к появлению своеобразного гибрида: игры в геометрический изобразительный иллюзион, чаще всего представляющий собой гримасу интеллекта и лишённый содержательной силы.

Последовательно игнорировало содержательную сторону искусства такое заметное типично американское по своему духу течение в живописи как фотореализм, отчасти продолжавшее эстетические подходы поп-арта. Функция художника-фотореалиста была практически сведена к механическому процессу воспроизведения действительности, когда автор картины должен был иметь «техническую возможность сделать финальный результат выглядящим неоличимо от фотографии».

в архитектуре

Значительно более сложной была общая картина тенденций и течений в архитектуре XX века. Являясь искусством значительно менее самодовлеющим, чем все прочие, (а также более утилитарным, тесно связанным со строительством), архитектура во многом избежала деструктивных тенденций. Однако несомненным является и тот факт, что в XX веке (как никогда ранее) архитектура находилась под прямым влиянием новейших течений в живописи, скульптуре и теории искусства. Пожалуй, наиболее наглядным в данном случае является личный пример такого пионера модернизма, как Ле Корбюзье. Начиная прежде всего как художник (под фамилией Жаннере), он сам осуществил прямое влияние современной живописи и скульптуры на архитектуру. С другой стороны (как это ни покажется странным), сама по себе профессия архитектора является более индивидуальной, чем художника, а производственный цикл постройки здания не слишком способствует объединению в группы и созданию манифестов течений и школ. Тем не менее, XX век даёт все возможности выделить достаточно чёткие стили и тенденции в архитектуре и произвести их психологический и структурный анализ.

Одним из первых и самых мощных течений авангардной архитектуры XX века обычно принято считать советский конструктивизм. На первый взгляд как по самому своему названию, так по конструктивным и эстетическим установкам в этом утилитарном и масимально функциональном стиле трудно обнаружить нечто деструктивное. Однако это впечатление обманчиво. И прежде всего дело заключается в самом механизме возникновения предельно узких и чётких установок конструктивизма. Возникнув на волне так называемой «пролетарской культуры» как прямое отрицание буржуазных стилей модерн и ар-деко с их «излишествами» и потребительской «разнузданностью» форм, конструктивизм нёс в себе пафос внешнего отрицания и деструкции по отношению к традициям разрушенной общественной формации. По отношению к устоявшимся гармоничным зданиям прошлых стилей (начиная от барокко и классицизма) предельно примитивные и грубые формы конструктивистких построек выглядели неприкрытым (якобы пролетарским) эпатажем и несли в себе некий вызов остальному миру. Именно здесь и содержался безусловный заряд внутренней деструктивности первых лет советского конструктивизма. Достаточно скоро этот заряд выдохся и на место «ударным» формам первых десятилетий советской власти пришёл сначала постконструктивизм, а затем и сталинский ампир (вобравшие в себя «всё лучшее» из опыта конструктивизма).

Ссылки

Примечания

  1. Власов В.Г. Иллюстрированный художественный словарь. — СПб.: Икар, 1993. — С. 67.
  2. Власов В.Г. Иллюстрированный художественный словарь. — СПб.: Икар, 1993. — С. 109.
  3. Шнеерсон Г.М. Французская музыка ХХ века. — М.: Музыка, 1964. — С. 14.
  4. Власов В.Г. Иллюстрированный художественный словарь. — СПб.: Икар, 1993. — С. 86.

виды поведения, типичные характеристики, частные изменения

Деструктивная личность — определение в психологии

Определение

Деструктивная личность (от лат. destructio, разрушать) – это индивид, деятельность которого отличается резким отходом или нарушением норм с целью разрушения существующих социально-поведенческих (и не только) структур, социальных связей.

Деструктивную личность можно рассматривать как форму личностного нарушения. Она стремится к уничтожению вещей материального порядка, причинению вреда себе и близким. Обычно такой индивид социально дезадаптирован или же вовсе изолирован от общества.

Примечание

Не следует ограничивать понятие деструктивной личности только индивидом садиста, который стремится причинить боль и получить от этого удовольствие. Типами деструктивной личности могут быть агрессор, психопат или социопат.

Осторожно! Если преподаватель обнаружит плагиат в работе, не избежать крупных проблем (вплоть до отчисления). Если нет возможности написать самому, закажите тут.

Стоит различать деструктивное от девиантного и нестандартного поведений.

Нестандартное поведение можно рассматривать как выходящее за рамки принятых в современности норм взаимодействия, но являющееся почвой для прогресса новых разновидностей общественных связей. Это может быть поведение людей с нестандартным мышлением (творческие личности).

Девиантное поведение, как отклоняющееся от норм в полном понимании, стоит рассматривать как родовое понятие для деструктивного поведения, которое выступает его видом.

Подходы к пониманию личности-разрушителя

В процессе изучения феномена деструктивного поведения личности сформировалось две установки:

  1. Деструктивное поведение – проявление врожденных склонностей или черт характера человека.
  2. Деструктивное поведение является результатом особенностей социализации индивида. Основная роль отводится социокультурным факторам развития человеческой психики.

Эрик Фромм был первым, кто наиболее последовательно и системно изучил природу человеческой деструктивности, обосновывая свои взгляды психоаналитической парадигмой и философскими идеями. Фромм рассматривает деструктивность как механизм бегства, как результат подавления стремления к жизни. В случае такого подавления, человек стремится разрушить собственное отчуждение, пытаясь сделать все живое мертвым и простым.

Данные этнологии, нейропсихологии и психологических исследований ХХ-ХХІ веков предоставили широкое поле фактов для обоснования ключевой роли в формировании деструктивного поведения социальных и культурных факторов. Сама деструктивность – это временное и нехарактерное человеческой природе явление. Она негативно сказывается на развитии личности, мешает ее гармоническому существованию в обществе.

При этом в современной поведенческой психологии существуют разные подходы к вопросам истокам формирования склонности к деструктивному поведению:

  1. Склонность к деструктивному механизму действий является результатом влияния специфичного образа жизни или стиля поведения, в общем плане – деструктивной субкультуры.
  2. Деструкция является результатом фрустрации (Дж. Доллард).
  3. Это реакция на лишения в течение длительного времени.
  4. Взгляд Э. Эриксона – деструктивность формируется в силу негативной самоидентификации членов деструктивной группы.
  5. Нарциссические травмы детства подталкивают личность к методам террора в более зрелом возрасте.

Личность не рождается деструктивной, но становится ей. При этом на формирование деструктивности могут влиять также и врожденные особенности темперамента, интроверсия или экстраверсия, генетическая предрасположенность к психологическим заболеваниям и т.п. Однако, эти факторы не обуславливают необходимость развития у личности деструктивного характера.

Примечание

В большинстве реальных случаев правильнее говорить о деструктивном поведении личности, которая сама по себе не является деструктивной. Использование таких паттернов поведения может быть ситуативной реакцией индивида. Но в случае систематичности такого поведения и его временной длительности (стойкости) можно говорить уже о деструктивной личности.

Деструктивный характер: понятие и признаки

Деструктивное поведение является следствием формирования деструктивного характера личности.

Определение

Деструктивный характер – это комплекс особенностей поведения и черт характера личности, которые отличаются разрушительностью и антисоциальностью.

Деструктивный характер формируется в результате усвоения личностью деструктивных паттернов поведения как характеристик своего «Я». Его главное свойство – социальная дезадаптивность. Личность с таким характером не стремится и, соответственно, не способна к построению каких-либо социальных связей, отрицая любые адекватные формы общения и контактов.

Деструктивный характер тесно связан с понятиями агрессивности и агрессии. Так, агрессивность стоит рассматривать как врожденную характеристику каждого живого человека, которая может помочь индивиду в мобилизации сил и активности действий. Агрессию же можно рассматривать в двух разновидностях:

  • недеструктивную агрессию, которая скорее является природным защитным механизмом любой личности;
  • враждебную деструктивность в форме насилия, ярости, мстительности, непринятия, злобности.

Деструктивность характера отличается такими типичными признаками:

  1. Негативность ко всему, повышенный уровень критичности, постоянная неудовлетворенность другими и их поведением.
  2. Беспричинные вспышки агрессии (вспыльчивость), нервозность, раздраженность. Возможность аутоагрессии и самобичевания.
  3. Применение насилия в разных его формах (в том числе психологического).
  4. Стремление к унижению других и подчинению всех окружающих. Поведение личности направлено не на партнерские и равные отношения, а на достижение собственной выгоды.
  5. Уверенность в собственной уникальности, нарциссизм. Крайнее непринятие помощи или замечаний.
  6. Достижение целей поведения не приносит счастья или полного удовлетворения, а порождает большее желание уничтожения.
  7. Низкий уровень эмпатии или ее отсутствие.
  8. Беспрестанные самокопания, самообвинения (характерно для ауто-деструктивных форм поведения).

При этом проявление деструктивности характера может зависит от таких социально-психологических факторов:

  • пониженная самооценка;
  • недостаточная развитость интеллекта;
  • низкий уровень развития навыков коммуникации;
  • пребывание нервной системы в состоянии повышенной возбудимости как следствие разнообразных физиологических предпосылок (травмы, болезни).

Деструктивность характера может быть реализована в таких типах поведения:

  1. Внешнедеструктивное (антисоциальное): угрожает окружающим и социальному порядку, нарушает принятые в обществе морально-нравственные нормы, либо же нормы законодательства, включая их невыполнение: наркомания, алкоголизм, порча чужого имущества, проституция.
  2. Косвенно-деструктивное (асоциальное) – направлено на других членов общества и стремится разрушить связи межличностного порядка и соответствующие отношения (конфликт как способ общения, насилие, агрессия).
  3. Ауто-деструктивное (дисоциальное) – саморазрушение психологического или медицинского порядка, которое ведет к регрессу развитости личностного строения человека, его распаду как социального индивида (суицидальные мысли и действия, пищевые зависимости, аутизм, фанатизм).
Примечание

Довольно ярко деструктивность характера проявляется у подростков, которые становятся закрытыми и жестокими, даже по отношению к родным. Или же вполне обоснованно деструктивность характера может сформироваться у человека, который пережил значительный психологический стресс и пытается адаптироваться в новой когнитивной реальности.

Деструктивное межличностное взаимодействие (асоциальное)

Деструктивное межличностное взаимодействие подразумевает использование методов и форм деструктивного поведения. Цель такого взаимодействия состоит не в общении на равных, где главное – это достижение взаимопонимания, решение проблемы, выяснения ситуации и т.п.

Зачастую деструктивность взаимодействия является следствием мотивации лишь одного из участников, а не обоих сразу. Форма такого взаимодействия – конфликт, причины которого зачастую непонятны стороне, вовлекаемой в процесс.

Задачи такого взаимодействия исходят из личных мотиваций конфликтной личности-разрушителя, которая не пытается найти компромисс, а видит общение или интеракцию как «поле боя» за утверждение своей правоты. Такое взаимодействие отличается:

  • обилием оскорблений, иногда – наличием угроз;
  • бессмысленностью общения;
  • обращением к недостаткам собеседника;
  • проецирование своих страхов или недостатков на другого;
  • обесцениванием личности, пристыжением;
  • постоянными сменами темы и «переводом стрелок» на собеседника;
  • контролем со стороны другого или борьбой за установления контроля над собеседником;
  • наличием сарказма и снисходительного или покровительственного тона, обидными шутками;
  • применением физического насилия;
  • активной жестикуляцией (в том числе, неприличной), повышенным тоном;
  • постоянным перебиванием или игнорированием реплик (реакций) собеседника.

Наиболее сложные формы деструктивное взаимодействие обретает, когда обе личности стремятся к деструктивным паттернам поведения. Тогда само взаимодействие несет за собой невозможность появления любой продуктивной конструктивности. Такие собеседники обречены на взаимное непонимание, если хотя бы один из них не откажется от модели своего поведения.

Деструктивные акты могут использоваться личностью в качестве способа:

  1. Достижения какой-либо существенной цели.
  2. Снижения психологического стресса – осуществление разрядки.
  3. Исполнения потребностей в самоутверждения или самореализации.

Деструктивные люди часто просто хотят обратить на себя внимание, получить дозу общения или любого возможного взаимодействия. Однако, они могут даже не осознавать этого или не знать, как поступать иначе. Поэтому важна социализация таких личностей и обучение их иным формам взаимодействия.

Как деструктивные люди манипулируют другими

Взаимодействие с другими для личности-разрушителя – это эмоциональная «подпитка». Его волнует только достижение собственных целей, выражение собственных переживаний, получение выгоды за счет нарушения принятых структур общения. В целом, немалая часть деструктивного поведения имеет под собой элементарные манипуляции в форме ложных обвинений, провокаций, отрицания проблем, лжи, подстрекательства и т.п. 

Нередко использование деструктивного поведения является не результатом реализации личностных качеств индивида, а скорее избранной тактикой реагирования на те или иные события. Делается это с целью достижения особенных задач, а сама личность отдает себе отчет в том, что поступает неконструктивно. Так, многие политики прибегают к подобным методам исключительно в целях манипуляции.

Пример

Политик А постоянно критикует продовольственную программу партии и призывает к перевыборам, при этом предлагая максимально неконструктивную альтернативу, которую невозможно воплотить в жизнь (в силу объективных обстоятельств). Цель А состоит вовсе не в том, чтобы добиться качественных изменений для народа, но озвучивать популярное мнение большинства с целью набрать политические баллы для будущих выборов.

Нередко деструктивные люди практикуют использование якобы безобидных на первый взгляд замечаний, которые на самом деле обижают другого собеседника, унижают его. Обидчик может апеллировать к тому, что он «вовсе не знал» или «никоим образом не хотел обидеть», однако это ложное объяснение.

Если замечания на самом деле беспочвенны, либо объяснения собеседника не могут оправдать появление критики, то такое поведения можно считать зловредным и деструктивным.

Пример

Продавца А кто-то по пути на работу оскорбил. На работе А начинает унижать посетительницу Б, намекая на ее мнимую полноту, ради самоутверждения и замещения утренней травмы.

Также деструктивное поведение можно рассматривать в форме газлайтинга. Газлайтинг представляет собой своеобразную игру, где целью одного является заставить другого засомневаться в реальности собственного восприятия, понимании и эмоциях. Результат, на который нацелена личность в рамках газлайтинга – это утеря жертвой связи с реальностью, чтобы она разуверилась в себе, заподозрила себя безумной, неадекватной.

Пример

А не согласна с партнером Б, выступая с конструктивной и спокойной критикой относительно решения Б проблемной ситуации. Б говорит, что А сама виновата в сложившийся ситуации и она вообще слишком эмоциональна в своих выражениях, нервная («психованная»), а потому ей стоит пойти к психотерапевту.

А, вовсе не нуждаясь в таких услугах в действительности, все же начинает сомневаться в правильности своей позиции и адекватности реакции, а Б поступает так, как считает нужным, нейтрализовав партнершу. Однако, Б на самом деле просто не может принять критику и не желает прислушиваться к чужому мнению, которое не согласуется с его взглядом на ситуацию.

Кажущаяся деструктивность. Анатомия человеческой деструктивности

Кажущаяся деструктивность

От деструктивности следует отличать некоторые известные с давних пор эмоциональные состояния, которые современному исследователю нередко кажутся доказательством прирожденной деструктивности человека. Серьезный анализ показывает, что они хотя и приводят к деструктивным действиям, но не обусловлены страстью к разрушению.

Примером такого эмоционального состояния может быть желание, обозначаемое как «жажда крови». Практически пролить кровь человека — означает убить его; поэтому выражения «убивать» и «проливать кровь» употребляются в литературе как синонимы. Возникает вопрос: может быть, в древности существовали какие-то ритуалы, связанные с проливанием крови, а не с жаждой убивать.

На глубинном, архаическом уровне переживания кровь ассоциируется с каким-то «особым соком». В общем виде понятие «кровь» приравнивается к понятиям «жизнь» и «жизненная сила». Кроме того, кровь издавна считается одной из трех основных субстанций живого тела, в то время как остальные две субстанции составляют молоко и семя. Семя — это выражение мужской силы, молоко — символ женственности, «материнства» и созидания. Во многих культах и ритуалах молоко и семя считались священными. В крови разница между мужским и женским началом стирается. В глубиннейших слоях переживания человек каким-то магическим образом захватывается самой жизненной силой, если он проливает кровь. Применение крови в религиозных целях хорошо известно. Священники храма в Иерусалиме, совершая богослужение, разбрызгивали кровь убитых животных. Жрецы ацтеков приносили в жертву богам еще трепещущие сердца своих жертв. Во многих ритуальных обрядах братские узы символически скреплялись кровью.

Поскольку кровь является «соком жизни», то нередко прилив жизненных сил напрямую связывают с выливанием чужой крови. На ритуальных оргиях в честь Вакха и богини Геры обязательным было поедание сырого мяса и выпивание крови. А на Крите во время праздников Дионисия было принято зубами рвать мясо туш только что заколотых и еще живых животных. Подобные ритуалы встречаются также в культе многих хтонических[243] богов и богинь. Бурке утверждает, что арийцы, вторгшиеся в Индию, презирали аборигенов (Dasyu-Inder) за то, что те способны были есть сырое мясо людей и зверей. Это отвращение они выразили, назвав аборигенов «сыроедами»[244].

О ритуальных кровопролитиях нам напоминают обычаи ныне живущих примитивных народов при определенных религиозных церемониях. Так, у индейцев хаматса на северо-западе Канады есть обычай, когда во время религиозной церемонии у человека откусывают кусочек мяса руки, ноги или груди[245]. Поскольку кровь считается полезной для здоровья, то и сегодня встречаются разные формы «терапии», связанные с видом крови. В Болгарии, например, человеку, пережившему сильный страх, дают съесть трепещущее сердце только что убитого голубя, — считается, что это поможет преодолеть страх. Даже в римском католицизме сохранился древний обычай называть церковное вино кровью Христа. И, конечно, было бы недопустимым упрощением связывать этот ритуал с деструктивными инстинктами и не видеть в нем жизнеутверждающего начала.

Современный человек связывает кровопролитие только с деструктивностью. С точки зрения «реализма» это так и есть. Но если взять не сам по себе акт кровопролития, а проследить его значение в глубинных пластах человеческой психики, то можно прийти к совершенно иным ассоциациям: пролив кровь (свою или чужую), человек соприкасается с энергией жизни.

На архаическом уровне этот акт сам по себе был уже достаточно сильным переживанием, а когда кровь проливалась к тому же во имя богов, то это было актом величайшего поклонения. И здесь вовсе не обязательно должен был присутствовать разрушительный мотив. Сходные соображения, возможно, имеют отношение и к людоедству.

У представителей теории врожденной деструктивности каннибализм фигурирует нередко чуть ли не как основной аргумент. Они указывают на то, что в пещере Чжоукоудянь находили черепа, из которых мозг был изъят через основание черепа. Предполагали, что это делалось ради поедания мозгов, которое якобы было присуще людоедам. Такая возможность, конечно, не исключена, но она скорее соответствует мировоззрению современного потребителя. Гораздо убедительнее выглядит объяснение, согласно которому мозг использовался в ритуально-магических целях. Такую точку зрения высказал А. Бланк, который установил большое сходство между черепом синантропа и человека, найденного в Монте-Чирчео спустя почти полмиллиона лет. Если эта интерпретация верна, то и в отношении ритуального каннибализма и ритуального кровопролития можно сделать аналогичное предположение.

Ясно, что у «примитивных» племен нового времени (в последние два-три столетия) был широко распространен каннибализм вовсе не ритуального свойства. Но все, что мы знаем о доисторических охотниках, а также о характере еще и ныне живущих примитивных охотников, говорит о том, что они не были убийцами и потому маловероятно, чтобы они были каннибалами. Л. Мэмфорд по этому поводу ясно формулирует свою мысль: «Так как примитивный человек не был способен к таким проявлениям жестокости, как пытки и массовое уничтожение людей, то вряд ли мы имеем право обвинять его в убийстве собрата ради собственного пропитания». Таким образом, я только хотел предостеречь читателя от того, чтобы любое разрушительное поведение слишком поспешно объявлять следствием врожденной деструктивности, вместо того чтобы выяснить для себя, как часто за таким поведением стоят религиозные и другие вовсе не разрушительные мотивы. Ибо в противном случае стирается грань между ритуальным кровопролитием и настоящей жестокостью и не получает должной оценки подлинная деструктивность, к анализу которой мы сейчас переходим.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Как злокачественные нарциссы и прочие деструктивные личности манипулируют нами – 20 грязных приёмов

Они используют множество отвлекающих маневров, призванных дезинформировать людей и переложить на них ответственность за происходящее.

Этими приемами пользуются не только нарциссические личности, но именно злокачественные нарциссы прибегают к ним особенно часто, чтобы избежать ответственности за свои действия.

1. Газлайтинг.

Газлайтинг (форма психологического насилия, главная задача которого — заставить человека сомневаться в объективности своего восприятия, а также в самой реальности. Психологические манипуляции, призванные выставить индивида «дефективным», «ненормальным» — wikipedia) — это манипулятивный прием, который проще всего проиллюстрировать такими типичными фразами: «Не было такого», «Тебе показалось» и «Ты с ума сошла?». Газлайтинг — пожалуй, один из самых коварных приемов манипуляции, потому что направлен на то, чтобы исказить и подорвать ваше чувство реальности; он разъедает вашу способность доверять себе, и в результате вы начинаете сомневаться в правомерности своих жалоб на оскорбления и плохое обращение.

Когда нарцисс, социопат или психопат использует эту тактику против вас, вы автоматически становитесь на его сторону, чтобы уладить возникший когнитивный диссонанс. В вашей душе борются две непримиримых реакции: либо он ошибается, либо мои собственные чувства. Манипулятор попытается убедить вас, что первое совершенно исключено, а последнее — чистая правда, свидетельствующая о вашей неадекватности.

Чтобы успешно противостоять газлайтингу, очень важно найти опору в собственной реальности: иногда бывает достаточно записать происходящее в дневник, рассказать друзьям или поделиться с группой поддержки. Ценность поддержки со стороны в том, что она может помочь вам вырваться из искаженной реальности манипулятора и посмотреть на вещи самостоятельно.

2. Проекция.

Один верный признак деструктивности — это когда человек хронически не желает видеть свои собственные недостатки и использует всё, что в его силах, чтобы избежать ответственности за них. Это называется проекцией. Проекция представляет собой защитный механизм, используемый для вытеснения ответственности за свои отрицательные черты характера и поведение путем приписывания их другому. Таким образом манипулятор уклоняется от признания своей вины и ответственности за последствия.

Хотя все мы в той или иной степени прибегаем к проекции, клинический специалист по нарциссическому расстройству д-р Мартинес-Леви отмечает, что у нарциссов проекции часто становятся формой психологического насилия.

Вместо того, чтобы признать собственные недостатки, изъяны и проступки, нарциссы и социопаты предпочитают сваливать свои собственные пороки на своих ничего не подозревающих жертв, причем самым неприятным и жестоким образом. Вместо того, чтобы признать, что им не помешало бы заняться собой, они предпочитают внушать чувство стыда своим жертвам, перекладывая на них ответственность за свое поведение. Таким образом нарцисс заставляет других испытывать тот горький стыд, который ощущает по отношению к самому себе.

Например, патологический лжец может обвинить свою партнершу во вранье; нуждающаяся жена может назвать своего мужа «прилипчивым» в попытке выставить зависимым именно его; плохой работник может назвать начальника неэффективным, чтобы избежать правдивого разговора о собственной производительности.

Самовлюбленные садисты обожают играть в «перекладывание вины». Цели игры: они выигрывают, вы проигрываете, итог — вы или весь мир в целом виноваты во всем, что случилось с ними. Таким образом, вам приходится нянчить их хрупкое эго, а в ответ вас толкают в море неуверенности и самокритики. Классно придумано, да?

Решение? Не «проецируйте» собственное чувство сострадания или сочувствия на деструктивного человека и не принимайте его ядовитых проекций на себя. Как пишет специалист по манипуляциям д-р Джордж Саймон в своей книге «В овечьей шкуре» (2010), проецирование собственной совестливости и системы ценностей на других может поощрить дальнейшую эксплуатацию.

Нарциссы на крайнем конце спектра, как правило, совершенно не заинтересованы в самоанализе и переменах. Важно как можно скорее разорвать всякие отношения и связи с деструктивными людьми, чтобы опереться на собственную реальность и начать ценить себя. Вы не обязаны жить в клоаке чужих дисфункций.

3. Адски бессмысленные разговоры.

Если вы надеетесь на вдумчивое общение с деструктивной личностью, вас ждет разочарование: вместо внимательного собеседника вы получите эпический мозготрах.

Нарциссы и социопаты используют поток сознания, разговоры по кругу, переход на личности, проекцию и газлайтинг, чтобы сбить вас с толку и запутать, стоит вам только в чем-то не согласиться или оспорить их. Это делается для того, чтобы дискредитировать, отвлечь и расстроить вас, увести в сторону от главной темы и заставить испытывать чувство вины за то, что вы — живой человек с реальными мыслями и чувствами, которые смеют отличаться от их собственных. В их глазах вся проблема — в вашем существовании.

Достаточно десяти минут спора с нарциссом — и вы уже гадаете, как вообще в это ввязались. Вы всего лишь выразили несогласие с его нелепым утверждением, будто небо — красное, а теперь всё ваше детство, семья, друзья, карьера и образ жизни смешаны с грязью. Это потому, что ваше несогласие противоречит его ложному убеждению, будто он всесилен и всезнающ, что приводит к так называемой нарциссической травме.

Помните: деструктивные люди спорят не с вами, они, по сути, спорят сами с собой, вы — лишь соучастник долгого, изнуряющего монолога. Они обожают драматизм и живут ради него. Пытаясь подобрать аргумент, опровергающий их нелепые утверждения, вы лишь подбрасываете дровишек в огонь. Не кормите нарциссов — лучше скормите себе понимание того, что проблема не в вас, а в их оскорбительном поведении. Прекратите общение, как только почувствуете первые признаки нарциссизма, и потратьте это время на что-нибудь приятное.

4. Обобщения и голословные утверждения.

Нарциссы не всегда могут похвастаться выдающимся интеллектом — многие из них вообще не привыкли думать. Вместо того, чтобы тратить время и разбираться в различных точках зрения, они делают обобщения на основании любых ваших слов, игнорируя нюансы вашей аргументации и ваши попытки принять во внимание разные мнения. А еще проще навесить на вас какой-нибудь ярлык — это автоматически перечеркивает ценность любого вашего заявления.

В более широких масштабах обобщения и голословные утверждения часто применяются для обесценивания явлений, которые не вписываются в безосновательные общественные предрассудки, схемы и стереотипы; они также используются для поддержания статус-кво. Таким образом какой-нибудь один аспект проблемы раздувается настолько, что серьезный разговор становится невозможным. Например, когда популярных личностей обвиняют в изнасиловании, многие тут же принимаются кричать о том, что подобные обвинения иногда оказываются ложными. И, хотя ложные обвинения действительно бывают, всё же они довольно-таки редки, а в данном случае действия одного человека приписываются большинству, тогда как конкретное обвинение игнорируется.

Такие повседневные проявления микроагрессии типичны для деструктивных отношений. К примеру, вы говорите нарциссу, что его поведение неприемлемо, а в ответ он тут же делает голословное утверждение о вашей сверхчувствительности или обобщение типа: «Ты вечно всем недовольна» или «Тебя вообще ничего не устраивает», вместо того, чтобы обратить внимание на реально возникшую проблему. Да, возможно, вы иногда проявляете сверхчувствительность — но не менее вероятно, что ваш обидчик проявляет нечувствительность и черствость большую часть времени.

Не отступайте от правды и старайтесь противостоять необоснованным обобщениям, ведь это лишь форма совершенно нелогичного черно-белого мышления. За деструктивными людьми, разбрасывающимися голословными обобщениями, не стоит всё богатство человеческого опыта — лишь их собственный ограниченный опыт вкупе с раздутым чувством собственного достоинства.

5. Намеренное извращение ваших мыслей и чувств до полного абсурда.

В руках нарцисса или социопата ваши расхождения во мнениях, вполне оправданные эмоции и реальные переживания превращаются в недостатки характера и доказательства вашей иррациональности.

Нарциссы сочиняют всяческие небылицы, перефразируя сказанное вами так, чтобы ваша позиция выглядела абсурдной или неприемлемой. Скажем, вы указываете деструктивному другу, что вам не нравится, каким тоном он с вами разговаривает. В ответ он перекручивает ваши слова: «Ах, а ты у нас, значит, само совершенство?» или «То есть я, по-твоему, плохой?» — хотя вы всего лишь выразили свои чувства. Это дает им возможность аннулировать ваше право на мысли и эмоции по поводу их неподобающего поведения и прививает вам чувство вины, когда вы пытаетесь установить границы.

Этот распространенный отвлекающий маневр является когнитивным искажением, которое называют «чтением мыслей». Деструктивные люди уверены, будто им известны ваши мысли и чувства. Они регулярно делают поспешные выводы на основании собственных реакций, вместо того, чтобы внимательно выслушать вас. Они действуют соответствующим образом на основе собственных иллюзий и заблуждений и никогда не извиняются за тот вред, который наносят в результате. Большие мастера вкладывать слова в чужие уста, они выставляют вас носителями совершенно дичайших намерений и мнений. Они обвиняют вас в том, что вы считаете их неадекватными, ещё до того, как вы сделаете замечание по поводу их поведения, и это тоже своеобразная форма упреждающей защиты.

Лучший способ провести четкую границу в общении с подобным человеком — просто сказать: «Я такого не говорил(а)», прекратив разговор, если он продолжит обвинять вас в том, чего вы не делали и не говорили. До тех пор пока деструктивный человек имеет возможность перекладывать вину и уводить разговор в сторону от собственного поведения, он продолжит внушать вам чувство стыда за то, что вы посмели ему в чем-то перечить.

6. Придирки и смена правил игры.

Разница между конструктивной и деструктивной критикой — отсутствие личных нападок и недостижимых стандартов. Эти так называемые «критики» не имеют ни малейшего желания помочь вам стать лучше — им просто нравится придираться, унижать и делать из вас козла отпущения. Самовлюбленные садисты и социопаты прибегают к софизму, который называется «смена правил игры», чтобы гарантировать, что у них есть все основания быть постоянно недовольными вами. Это когда, даже после того, как вы предоставили всевозможные доказательства в подтверждения своего аргумента или приняли все возможные меры для удовлетворения их просьбы, они предъявляют вам новое требование или хотят больше доказательств.

У вас успешная карьера? Нарцисс будет придираться, почему вы до сих пор не мультимиллионер. Вы удовлетворили его потребность в том, чтобы с ним круглосуточно нянчились? А теперь докажите, что можете оставаться «независимой». Правила игры будут постоянно меняться и запросто могут даже противоречить друг другу; единственная цель этой игры — заставить вас добиваться внимания и одобрения нарцисса.

Постоянно завышая планку ожиданий или вовсе заменяя их новыми, деструктивные манипуляторы способны привить вам всепроникающее чувство никчемности и постоянный страх несоответствия. Выделяя один незначительный эпизод или один ваш промах и раздувая его до гигантских размеров, нарцисс вынуждает вас забыть о собственных достоинствах и вместо этого все время переживать из-за своих слабостей или недостатков. Это заставляет вас думать о новых ожиданиях, которым вам теперь придется соответствовать, и в результате вы из кожи вон лезете, чтобы удовлетворить любое его требование, — а в итоге оказывается, что он обращается с вами все так же плохо.

Не ведитесь на придирки и смену правил игры — если человек предпочитает снова и снова обсасывать какой-то незначительный эпизод, при этом не обращая внимания на все ваши попытки подтвердить свою правоту или удовлетворить его требования, значит, им движет вовсе не желание понять вас. Им движет желание внушить вам чувство, что вы должны постоянно стремиться заслужить его одобрение. Цените и одобряйте себя. Знайте, вы — цельная личность, и не должны постоянно чувствовать себя неблагодарной или недостойной.

7. Смена темы, чтобы уйти от ответственности.

Этот маневр я называю «синдром А-как-же-я?». Это буквальное отступление от обсуждаемой темы с целю перевести внимание на совершенно другую. Нарциссам не хочется обсуждать вопрос их личной ответственности, поэтому они уводят разговор в нужную им сторону. Вы жалуетесь, что он не уделяет время детям? Он напомнит вам об ошибке, которую вы допустили семь лет назад. Этот маневр не знает ни временных, ни тематических рамок и часто начинается со слов: «А когда ты…»

На общественном уровне эти приемы используются, чтобы сорвать дискуссии, которые ставят под сомнение статус-кво. Разговор о правах геев, например, может быть сорван, стоит лишь кому-то из участников поднять вопрос о другой насущной проблеме, отвлекая всеобщее внимание от изначального спора.

Как отмечает Тара Мосс, автор книги «Speaking Out: A 21st Century Handbook for Women and Girls», для надлежащего рассмотрения и решения вопросов нужна конкретика — это не значит, что поднятые попутно темы не важны, это просто значит, что для каждой темы есть свое время и свой контекст.

Не отвлекайтесь; если кто-то пытается подменить понятия, используйте метод «заевшей пластинки», как я его называю: продолжайте упорно повторять факты, не уходя в сторону от темы. Переведите стрелки обратно, скажите: «Я сейчас не об этом. Давай не будем отвлекаться». Если не поможет, прекратите разговор и направьте свою энергию в более полезное русло — например, найдите собеседника, не застрявшего в умственном развитии на уровне трехлетнего малыша.

8. Скрытые и явные угрозы.

Нарциссы и прочие деструктивные личности чувствуют себя очень некомфортно, когда их вера в то, что весь мир им обязан, ложное чувство превосходства или колоссальное самолюбие ставятся кем-то под сомнение. Они склонны выдвигать необоснованные требования к другим — и при этом наказывать вас за несоответствие их недостижимым ожиданиям.

Вместо того, чтобы зрело решать разногласия и искать компромисс, они пытаются лишить вас права на собственное мнение, стремясь приучить бояться последствий любого несогласия с ними или несоблюдения их требований. На любое разногласие они отвечают ультиматумом, их стандартная реакция — «делай так, иначе я сделаю эдак».

Если в ответ на ваши попытки обозначить грань или высказать отличное мнение вы слышите приказной тон и угрозы, будь то завуалированные намеки или подробные обещания наказаний, это верный признак: перед вами человек, который уверен, что ему все должны, и он никогда не пойдет на компромисс. Примите угрозы всерьез и покажите нарциссу, что вы не шутите: по возможности задокументируйте их и сообщите в надлежащие инстанции.

9. Оскорбления.

Нарциссы превентивно раздувают из мухи слона, стоит им почуять малейшую угрозу своему чувству превосходства. В их понимании только они всегда правы, и всякий, кто посмеет сказать иначе, наносит им нарциссическую травму, приводящую к нарциссической ярости. По словам д-ра Марка Гулстона, нарциссическая ярость — результат не низкой самооценки, а скорее уверенности в собственной непогрешимости и ложного чувства превосходства.

У самых низких представителей этого типа нарциссическая ярость принимает форму оскорблений, когда им не удается иначе повлиять на ваше мнение или эмоции. Оскорбления — простой и быстрый способ обидеть, унизить и высмеять ваши умственные способности, внешний вид или поведение, попутно лишая вас права быть человеком со своим собственным мнением.

Оскорбления также могут быть использованы, чтобы критиковать ваши убеждения, мнения и идеи. Обоснованная точка зрения или убедительное опровержение внезапно становится «смешным» или «идиотским» в руках нарцисса или социопата, который чувствует себя уязвленным, но не может ничего возразить по существу. Не найдя в себе сил атаковать вашу аргументацию, нарцисс атакует вас самих, стремясь всеми возможными способами подорвать ваш авторитет и поставить под сомнение ваши умственные способности. Как только в ход идут оскорбления, необходимо прервать дальнейшее общение и недвусмысленно заявить, что вы не намерены это терпеть. Не принимайте это на свой счет: поймите, они прибегают к оскорблениям только потому, что им неведомы другие способы донести свою точку зрения.

10. «Дрессировка».

Деструктивные люди приучают вас ассоциировать свои сильные стороны, таланты и счастливые воспоминания с жестоким обращением, разочарованиями и неуважением. С этой целью они как бы невзначай допускают уничижительные высказывания о ваших качествах и свойствах, которыми они сами когда-то восхищались, а также саботируют ваши цели, портят вам праздники, отпуска и выходные. Они могут даже изолировать вас от друзей и близких и сделать вас финансово зависимыми от них. Вас, как собак Павлова, по сути «дрессируют», вырабатывая у вас боязнь делать всё то, что когда-то делало вашу жизнь насыщенной.

Нарциссы, социопаты, психопаты и прочие деструктивные личности делают это, чтобы отвлечь всё внимание на себя и на то, как вы можете удовлетворять их потребности. Если какой-то внешний фактор может помешать им целиком и полностью контролировать вашу жизнь, они стремятся его уничтожить. Им нужно всё время находиться в центре внимания. На этапе идеализации вы были центром мира нарцисса — а теперь нарцисс должен быть центром вашего мира.

Кроме того, нарциссы по природе своей патологически ревнивы и не выносят мысли о том, что что-то может хотя бы на самую малость оградить вас от их влияния. Для них ваше счастье представляет собой все, что недоступно им в их эмоционально скудном существовании. В конце концов, если вы обнаружите, что можете получать уважение, любовь и поддержку от кого-то недеструктивного, то что удержит вас от того, чтобы расстаться с ними? В руках деструктивного человека «дрессировка» — действенный способ заставить вас ходить на цыпочках и всегда останавливаться на полпути к мечте.

11. Клевета и преследование.

Когда деструктивные личности не могут контролировать то, как вы воспринимаете себя, они начинают контролировать то, как другие воспринимают вас; они принимают роль мученика, выставляя вас деструктивными. Клевета и сплетни — это упреждающий удар, призванный разрушить вашу репутацию и очернить ваше имя, чтобы у вас не осталось поддержки на тот случай, если вы всё же решитесь разорвать отношения и уйти от деструктивного партнера. Они даже могут преследовать и изводить вас или ваших знакомых, якобы чтобы «разоблачить» вас; такое «разоблачение» —лишь способ скрыть свое собственное деструктивное поведение, проецируя его на вас.

Иногда сплетни ожесточают друг против друга двоих или даже целые группы людей. Жертва в деструктивных отношениях с нарциссом часто не знает, что о ней говорят, пока отношения длятся, но обычно вся правда выплывает наружу, когда они рушатся.

Деструктивные люди будут сплетничать у вас за спиной (и в лицо тоже), рассказывать о вас гадости вашим или своим близким, распускать слухи, выставляющие вас агрессором, а их — жертвой, и приписывать вам именно такие поступки, обвинения в которых с вашей стороны они больше всего опасаются. Кроме того, они будут методично, скрытно и намеренно обижать вас, чтобы потом приводить ваши реакции в качестве доказательства того, что именно они являются «жертвой» в ваших отношениях.

Лучший способ противодействовать клевете — это всегда держать себя в руках и придерживаться фактов. Это особенно актуально для конфликтных разводов с нарциссами, которые могут специально провоцировать вас, чтобы потом использовать ваши реакции против вас. По возможности документируйте любые формы преследования, запугивания и оскорбления (в т. ч. онлайн), старайтесь общаться с нарциссом только через своего адвоката. Если речь идет о преследовании и запугивании, стоит обратиться к правоохранителям; желательно найти адвоката, который хорошо разбирается в нарциссическом расстройстве личности. Ваша честность и искренность будут говорить сами за себя, когда с нарцисса начнет сползать маска.

12. Бомбардировка любовью и обесценивание.

Деструктивные люди проводят вас через этап идеализации, пока вы не клюнете на приманку и не начнете с ними дружеские или романтические отношения. Тогда они принимаются обесценивать вас, выражая презрение ко всему, что их изначально в вас привлекло. Другой типичный случай — когда деструктивный человек возносит вас на пьедестал и принимается агрессивно обесценивать и унижать кого-то другого, кто угрожает его чувству превосходства.

Нарциссы делают это постоянно: они ругают своих бывших при новых партнерах/партнершах, и со временем начинают относиться к новым с таким же пренебрежением. В конечном итоге любая партнерша нарцисса испытает на себе всё то же, что и предыдущие. В таких отношениях вы неизбежно станете очередной бывшей, которую он будет точно так же поносить при своей следующей подруге. Просто вы этого еще не знаете. Поэтому не забывайте о методе бомбардировки любовью, если поведение вашего партнера с другими резко контрастирует с той приторной слащавостью, которую он демонстрирует в отношениях с вами.

Как советует инструктор по личностному росту Венди Пауэлл, хороший способ противостоять любовным бомбардировкам со стороны человека, который кажется вам потенциально деструктивным, — это не торопиться. Учтите: то, как человек отзывается о других, может предвещать то, как он однажды будет относиться к вам.

13. Превентивная оборона.

Когда кто-то усиленно подчеркивает, что он(а) — «хороший парень» или «хорошая девушка», сразу принимается говорить, что вам стоит «доверять ему (ей)», или ни с того ни с сего уверяет вас в своей честности — будьте осторожны.

Деструктивные и склонные к насилию личности преувеличивают свою способность быть добрыми и сострадательными. Они часто говорят вам, что вы должны им «доверять», без предварительного создания прочной основы для такого доверия. Они могут умело «маскироваться», изображая высокий уровень сочувствия и сопереживания в начале ваших отношений, только чтобы потом раскрыть свою истинную личину. Когда цикл насилия достигает этапа обесценивания, маска начинает сползать, и вы видите их истинную сущность: ужасающе холодную, черствую и пренебрежительную.

Подлинно хорошим людям редко приходится постоянно хвалиться своими положительными качествами — они скорее источают тепло, чем говорят об этом, и знают, что поступки гораздо важнее слов. Они знают, что доверие и уважение — это улица с двусторонним движением, требующая взаимности, а не постоянного внушения.

Чтобы противостоять превентивной обороне, задумайтесь, почему человек подчеркивает свои хорошие качества. Потому что думает, что вы ему не доверяете, — или потому что знает, что не заслуживает доверия? Судите не по пустым словам, а по поступкам; именно поступки сообщат вам, соответствует ли человек перед вами тому, за которого себя выдает.

14. Триангуляция.

Отсылка к мнению, точке зрения или угрозе привлечения постороннего человека в динамику общения называется «триангуляцией». Распространенный прием для утверждения правоты деструктивного индивида и обесценивания реакций его жертвы, триангуляция часто приводит к возникновению любовных треугольников, в которых вы чувствуете себя беззащитной и неуравновешенной.

Нарциссы обожают триангулировать партнера/партнершу с незнакомыми людьми, коллегами, бывшими супругами, друзьями и даже членами семьи, чтобы вызвать в них ревность и неуверенность. Они также используют мнение других, чтобы подтвердить свою точку зрения.

Этот маневр призван отвлечь ваше внимание от психологического насилия и представить нарцисса в положительном образе популярного, желанного человека. Плюс вы начинаете сомневаться в себе: раз Мэри согласна с Томом, выходит, я всё-таки неправа? На самом деле, нарциссы с удовольствием «пересказывают» вам гадости, якобы сказанные о вас другими, при том что сами говорят гадости у вас за спиной.

Чтобы противостоять триангуляции, помните: с кем бы ни триангулировал вас нарцисс, этот человек также триангулирован вашими отношениями с нарциссом. По сути, нарцисс руководит всеми ролями. Ответьте ему собственной «триангуляцией» — найдите поддержку третьей стороны, неподвластной ему, и не забывайте о том, что ваша позиция тоже имеет ценность.

15. Заманить и притвориться невинным.

Деструктивные личности создают ложное чувство безопасности, чтобы им было проще продемонстрировать свою жестокость. Стоит такому человеку втянуть вас в бессмысленную, случайную ссору — и она быстро перерастет в разборки, потому что ему неведомо чувство уважения. Мелкое несогласие может оказаться приманкой, и даже если сначала вы будете сдерживаться в рамках вежливости, то быстро поймете, что им руководит зловредное желание вас унизить.

«Заманив» вас невинным на первый взгляд комментарием, замаскированным под рациональный довод, они начинают играть с вами. Помните: нарциссам известны ваши слабости, неприятные фразы, подрывающие вашу самоуверенность, и больные темы, вскрывающие старые раны, — и они используют эти знания в своих кознях, чтобы спровоцировать вас. После того, как вы проглотите наживу целиком, нарцисс успокоится и будет невинно спрашивать, «в порядке» ли вы, уверяя, что «не хотел» бередить вам душу. Эта напускная невинность застает вас врасплох и вынуждает поверить, что он на самом деле не собирался причинять вам боль, пока это не начинает происходить так часто, что вы не можете дальше отрицать его очевидной злонамеренности.

Желательно сразу понять, когда вас пытаются заманить, чтобы как можно раньше прекратить общение. Распространенные приемы заманивания — провокационные заявления, оскорбления, обидные обвинения или необоснованные обобщения. Доверьтесь интуиции: если какая-то фраза показалась вам какой-то «не такой», и это ощущение не прошло даже после того, как собеседник ее растолковал, — возможно, это сигнал, что стоит не торопясь осмыслить ситуацию, прежде чем реагировать.

16. Проверка границ и тактика пылесоса.

Нарциссы, социопаты и прочие деструктивные личности постоянно проверяют ваши границы, чтобы понять, какие из них можно нарушать. Чем больше нарушений им удастся совершить безнаказанно, тем дальше они зайдут.

Именно поэтому люди, пережившие эмоциональное и физическое насилие, часто сталкиваются с еще более жестоким обращением всякий раз, когда решают вернуться к своим обидчикам.

Насильники нередко прибегают к «тактике пылесоса», как бы «засасывая» свою жертву обратно сладкими обещаниями, поддельными раскаяниями и пустыми словами о том, как они изменяться, только чтобы подвергнуть ее новым издевательствам. В больном сознании обидчика эта проверка границ служит наказанием за попытку противостоять насилию, а также за возвращение к нему. Когда нарцисс пытается начать всё «с нуля», укрепите границы еще сильнее, а не отступайте от них.

Помните: манипуляторы не реагируют на эмпатию и сочувствие. Они реагируют только на последствия.

17. Агрессивные уколы под видом шуток.

Скрытые нарциссы любят говорить вам гадости. Они выдают их за «просто шутки», как бы оставляя за собой право отпускать отвратительные комментарии, сохраняя при этом невинное спокойствие. Но стоит вам разозлиться грубым, неприятным замечаниям, как они обвиняют вас в отсутствии чувства юмора. Это распространенный прием при словесных оскорблениях.

Манипулятора выдает презрительная ухмылка и садистский блеск в глазах: подобно хищнику, играющему с добычей, он получает удовольствие от того, что может безнаказанно обижать вас. Это ведь всего лишь шутка, так? Не так. Это способ внушить вам, что его оскорбления — всего лишь шутка, способ перевести разговор с его жестокости на вашу мнимую сверхчувствительность. В таких случаях важно стоять на своем и дать понять, что вы не потерпите такого обращения.

Когда вы обратите внимание манипулятора на эти скрытые оскорбления, он запросто может прибегнуть к газлайтингу, но продолжайте отстаивать свою позицию, что его поведение неприемлемо, а если не поможет, прекращайте с ним общение.

18. Снисходительный сарказм и покровительственный тон.

Принижение и унижение других — сильная сторона деструктивного человека, и тон голоса — лишь один из многих инструментов в его арсенале. Отпускать в адрес друг друга саркастические ремарки бывает весело, когда это взаимно, но нарцисс прибегает к сарказму исключительно как к способу манипуляции и унижения. А если вас это задевает, значит, вы «излишне чувствительны».

Ничего, что сам он закатывает истерики всякий раз, когда кто-то осмеливается критиковать его раздутое эго, — нет, это именно жертва сверхчувствительна. Когда к вам постоянно относятся как к ребенку и оспаривают каждое ваше высказывание, у вас развивается естественная боязнь выражать свои чувства, не опасаясь выговора. Такая самоцензура избавляет насильника от необходимости затыкать вам рот, потому что вы делаете это самостоятельно.

Столкнувшись со снисходительной манерой поведения или покровительственным тоном, четко и ясно заявите об этом. Вы не заслужили того, чтобы с вами говорили, как с ребенком, и уж тем более вы не обязаны молчать в угоду чьей-то мании величия.

19. Пристыжение.

«Как тебе не стыдно!» — любимая присказка деструктивных людей. Хотя ее можно услышать и от людей вполне нормальных, в устах нарцисса и психопата пристыжение — действенный метод борьбы со всякими взглядами и поступками, угрожающими их безраздельной власти. Он также применяется, чтобы уничтожить и свести на нет чувство собственного достоинства жертвы: если жертва осмелится чем-то гордиться, то внушение ей стыда за этот конкретный признак, качество или достижение может понизить ее самооценку и на корню задушить всякую гордость.

Нарциссы, социопаты и психопаты любят использовать ваши раны против вас самих; они могут даже добиться того, что вам будет стыдно за перенесенные вами обиды или насилие, нанося вам новую психологическую травму. Вы пережили насилие в детстве? Нарцисс или социопат будет внушать вам, что вы это каким-то образом заслужили, или хвастать о собственном счастливом детстве, чтобы вызвать у вас чувства неадекватности и ничтожности. Разве можно придумать лучший способ обидеть вас, чем расковырять старые раны? Как врач наоборот, деструктивный человек стремится углубить вашу рану, а не залечить ее.

Если вы подозреваете, что имеете дело с деструктивным человеком, постарайтесь скрыть от него свои уязвимые стороны или давние психотравмы. Пока он не докажет, что ему можно доверять, не стоит сообщать ему сведения, которые могут быть потом использованы против вас.

20. Контроль.

Самое главное: деструктивные люди стремятся контролировать вас любым доступным способом. Они изолируют вас, управляют вашими финансами и кругом общения, распоряжаются каждым аспектом вашей жизни. Но самый мощный инструмент в их арсенале — это игра на ваших чувствах.

Именно поэтому нарциссы и социопаты создают конфликтные ситуации на ровном месте, лишь бы вы чувствовали себя неуверенно и нестабильно. Именно поэтому они постоянно спорят по мелочам и злятся по малейшему поводу. Именно поэтому они эмоционально замыкаются, а потом снова кидаются вас идеализировать, как только чувствуют, что теряют контроль. Именно поэтому они колеблются между своей истинной и ложной сущностями, а вы никогда не чувствуете себя психологически безопасно, потому что не можете понять, что ваш партнер представляет собой на самом деле.

Чем больше власти они имеют над вашими эмоциями, тем сложнее вам будет доверять своим чувствам и осознавать, что вы стали жертвой психологического насилия. Изучив манипулятивные приемы и то, как они подрывают вашу веру в себя, вы сможете понять, с чем столкнулись, и хотя бы постараться восстановить контроль над собственной жизнью и держаться подальше от деструктивных людей.

Перевод Lifter по материалам Thoughtcatalog.

Фото: Danielle Drislane

Патрик Кейсмент о преодолении деструктивности

Коротко о монстрах, которые живут внутри нас: член Британского психоаналитического общества Патрик Кейсмент о том, как рождается детская ненависть, какие потребности стоят за этим чувством и каким образом неумение «контейнировать» детские деструктивные эмоции может привести к формированию тирана.

Все мы в разные моменты своей жизни испытываем гнев, ненависть и ярость. Но впервые мы открываем свою деструктивность ещё в детстве, когда внезапно на нас обрушивается вспышка бешенства и мы начинаем ненавидеть того, кто мешает нам получить желаемое. Во многом эта ситуация оказывается решающей, потому что от её исхода и реакции матери зависит многое: сможем ли мы справиться с чудовищем, которое внезапно открыли в себе, поможет ли нам взрослый в этом нелёгком деле или пойдёт на уступки, тем самым дав нам понять, что он бессилен против того внутреннего монстра, что вырвался наружу, и нам необходимо остаться с ним один на один, в конце концов, к чему приведет наша бессмысленная победа?

Как отмечают исследователи, в этой ситуации предельно важна способность матери или другого значимого взрослого «контейнировать» чувства ребёнка, то есть «переваривать» их, пропускать через себя и возвращать ему в приемлемом для него виде, тем самым помогая ему справиться с неконтролируемыми страстями. Неумение контейнировать может привести к самым печальным последствиям — от банального воровства со стороны ребенка до формирования бесконтрольного тирана, который без поддержки взрослых не сумел победить чудовище в себе и выпустил его наружу. Что чувствует ребенок, открывший в себе ненависть, как можно ему помочь и к чему может привести бессмысленное потакательство и неумение устанавливать пределы допустимого, рассказывает известный психоаналитик и супервизор Патрик Кейсмент в своей лекции «Ненависть и контейнирование».

Смысл контейнирования в том, когда другой принимает ваши чувства, не отвечая вам на них напрямую из своих эмоций, а так как сам он обладает (как предполагается) способсностью контейнировать свои, то может помочь вам разобраться и в ваших. В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

  • Ненависть и контейнирование

Обычно ненавистью называют некую интенсивную неприязнь. Ненависть может быть по большей части рациональной, например, когда мы ненавидим незнакомца, вторгшегося в семейный дом и его развалившего. Она может быть полностью иррациональной, когда ребенок ненавидит шпинат за его цвет. Она может быть довольно сложной, когда нас подводит кто-то, кому мы доверяли — тогда мы можем ненавидеть также себя за то, что позволили себя одурачить тому, кто не заслуживал доверия.

Мы все способны ненавидеть. И длительность этой ненависти может разниться от коротких вспышек до продолжительных периодов, которые могут тянуться всю жизнь, и даже в течении жизни нескольких поколений. Мгновенную вспышку ненависти испытывает, например, ребенок, которому не удалось добиться своего. Длительную ненависть человек может испытывать к сопернику, который воспринимается как угроза для значимых отношений. И существует та постоянная и обычно иррациональная ненависть, которую некоторые люди испытывают к определенным группам людей, или к определенной нации или расе. Мы можем ненавидеть некоторых людей за то, что они слишком похожи на нас, поскольку они отвлекают от нас внимание, когда мы хотим, чтобы нас считали уникальными. Точно так же мы можем ненавидеть других людей за то, что они непохожи на нас, а их манеры или обычаи кажутся нам странными — противоречат нашему пониманию того, как следует жить или вести себя. И в частности мы можем ненавидеть некоторых людей, потому что усматриваем в них то, что не хотим усматривать в себе самих.

В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

Если ребенку не удалось найти у других адекватного и надежного контейнирования, его развитие может пойти по одному из следующих двух путей. Один состоит в том, что ребенок начинает выходить из-под контроля, и становится все труднее с ним справляться. Это бессознательный поиск прочного контейнирования, которое еще не было найдено, контейнирования, которого было бы наконец достаточно и которое смогло бы справиться с тем в ребенке, с чем пока никто, по-видимому, справиться не смог. Его, это контейнирование, все еще ищут у других. Винникотт считает, что такой ребенок все еще бессознательно надеется, что найдет то, что ему нужно. Другие последствия наблюдаются, когда ребенок начинает развивать ложную Самость, поскольку у него возникло чувство, что он один должен нести ответственность за контейнирование того, с чем остальные, по-видимому, справиться не в состоянии. «Ложная Самость» в данном случае — маска для окружающих, которую иногда развивает неуверенный в себе ребенок и под которой он становится способным скрывать свои самые истинные мысли и чувства. При естественном ходе вещей его поведение бы ухудшилось, но он становится покладистым, стремится угодить, так что оказывается неестественно хорошим. Дети такого типа, по-видимому, потеряли надежду найти у других то, в чем они испытывают самую глубокую потребность. Такой ребенок может начать бояться, что родители не выживут, если не защищать их постоянно от того в нем самом, что, по его ощущениям, будет для них чересчур. Тогда ребенок в своей душе «заботится» о родителях, которые только внешне будто-то бы заботятся о нем.

Мы все способны ненавидеть. Дети тоже способны ненавидеть, и зачастую их ненависть гораздо более безусловна и конкретна, чем у большинства взрослых. Дети склонны к колебаниям между абсолютной любовью и абсолютной ненавистью. Мы, взрослые, можем спокойно называть это «амбивалентностью». Но ребенок никак не может спокойно к этому относится. Часто маленький ребенок чувствует необходимость удерживать эти состояния души обособленно друг от друга, поскольку просто не может справится с конфликтом столь противоположных чувств в отношении одного и того же человека. Многое зависит от того, как понимается и как воспринимается ненависть ребенка. Для матери один из самых трудных моментов — обнаружить, что ребенок ее ненавидит, относится к ней так, будто она — плохая мать, тогда как на самом деле она изо всех сил старается быть хорошей матерью. Например, когда ребенок настаивает на своем, ему необходимо найти родителя, знающего, когда сказать «нет». Но ребенок, который не получил требуемого, часто впадает в «бешенство», пытаясь сломить твердое сопротивление родителя. Родитель может не выдержать криков и воплей и уступить, и ребенок получит то, на чем настаивает.

Обычная проблема с такими вспышками «бешенства» включается в том, что зачастую ребенок специально пытается вызвать ими смятение у родителя, чтобы увеличить шансы на получение желаемого. В такие моменты от матери может потребоваться вся ее уверенность, чтобы сохранить любовь к ребенку, особенно когда у нее вызывает чувство, что отрицательный ответ означает отсутствие любви. Стоит отметить, что искушение матери уступить вспышкам раздражения ребенка зачастую обусловлено ее желанием показать и ощутить свою любовь, поскольку глубоко внутри ею может двигать бессознательное желание заглушить ощущение ненависти — в себе или в ребенке.

Когда родители или воспитатели слишком легко уступают бешенству ребенка, для него это «бессмысленная победа». Такие дети в результате могут вновь и вновь прибегать к настоянию на своем чтобы получить «доказательство» любви. Но это доказательство ничего не значит, поскольку не может заменить ощущение действительно глубокой любви, любви родителя, способного вынести направленную на него ненависть. Зачастую на отыскание именно этой твердости и контейнирования, в способности родителя установить пределы допустимого, и направлены бессознательно приступы раздражения ребенка и другие формы плохого поведения.

К сожалению, не находя необходимого контейнирования, ребенок может развить растущее чувство того, что в его поведении, по-видимому, есть нечто, с чем родитель не в состоянии справиться. Вместо того, чтобы принять и помочь контейнировать то, что может начать ощущаться как неконтролируемое «чудовище» в ребенке, родитель иногда как будто пытается «откупиться», уступая требованиям ребенка. Такой ребенок в результате оказывается лишенным чувства более глубокой родительской любви, а также того чувства безопасности, которое обеспечивается прочным, но заботливым контейнированием. Тогда ребенок может ощутить, что внутри него как будто действительно есть что-то плохое, как в его гневе или ненависти, чего оказывается чересчур даже для родителя, который не способен с этим справиться.

Винникотт отмечал, что ребенок, лишенный чего-то важного для ощущения безопасности и роста, и лишенный этого слишком надолго, может стремиться к получению недостающего компонента символически, путем воровства — если еще надеется на его обретение.

Самое важное в этих различных формах чреватого правонарушениями поведения — чтобы нашелся кто-то, кто мог бы распознать в них бессознательный поиск; кто бы мог соответствовать тому, что Винникотт называет «моментом надежды». Он подразумевает тем самым, что ребенку требуется найти кого-то, кто бы мог распознать бессознательный поиск, выражающийся в его плохом поведении, бессознательную надежду на то, что это поведение будет понято и найдется кто-то, способный соответствовать выражающейся в нем потребности.

Если момент надежды находит отклик, будет уделено внимание потребности, выражаемой в плохом, и даже злобном поведении, и оно постепенно может стать ненужным. Происходит это потому, что ребенок начинает находить то контейнирование, которого не хватало и которое он бессознательно искал.

Однако если момент надежды не находит отклика, можно ожидать, что плохое (предделинквентное) поведение усилится и будет вызывать все больше проблем. Бессознательный поиск выйдет за рамки семьи и охватит других людей. Однако может случиться так, что ребенок в предделинквентном состоянии начнет наказывать мир вне дома и семьи за глухоту к его потребности.

Винникотт напоминает нам, что растущий ребенок, и особенно подросток, нуждается в поиске конфронтации с родителями или другими взрослыми: «Конфронтация является частью контейнирования без оттенков кары и возмездия, но обладающего собственной силой». Он также предупреждает нас, что если родители пасуют перед этими нуждами растущего ребенка, он или она может обрести ложную зрелость. Подросток на этом пути скорее всего станет не зрелым взрослым, а тираном, ожидающим, что все будут ему уступать.

Винникотт описывает, как ребенок, фантазируя, может «разрушать» объект в своей психике. Его потребностью в этом случае является способность внешнего объекта (то есть реальных родителей или реального аналитика) пережить такое разрушение без разрушения или отмщения. Тогда обнаружится, что внешний объект (то есть родитель или аналитик) обладает собственной силой, а не только той, которая, путем фантазирования, была ему «дана» ребенком или пациентом, защищающим его от всего того, что для него чересчур, и что он, предположительно, не мог бы вынести.

Бион говорит об ощущении ребенком того, что он умирает. Ребенку настоятельно необходимо сообщить этот страх матери, и под влиянием такого дистресса у матери может возникнуть чувство чего-то неуправляемого. Однако если мать способна вынести этот удар и понять, что ей сообщается и почему, возникнет возможность того, что ребенок получит свое состояние испуга назад, но оно уже будет управляемым благодаря способности матери справится с ним в себе самой. Бион описывая неудачу контейнирования говорит: «Если проекция не принимается матерью, ребенок чувствует, что его ощущение того, что он умирает, лишается своего смысла. Тогда ребенок реинтроецирует, но не страх умирания, ставший переносимым, а безымянный ужас».

У девочки Джой было два брата, старший и младший, и не было сестер. К моменту первой встречи ей исполнилось 7 лет. Я узнал от направившего ее аналитика, что ее матери было очень трудно смириться с тем, что у нее родилась дочь, она открыто обожала своих сыновей, но по отношению к Джой вела себя холодно и отчужденно. Я также услышал, что мать не могла выдержать, когда Джой заставляла ее чувствовать ненависть к себе, выказывая свою ненависть по отношению к ней. Поэтому она, вместо того, чтобы устанавливать пределы допустимого и выдерживать приступы ярости, следующие за ее попыткой сказать дочери «нет», попустительствовала Джой. В результате Джой позволялось делать все, что она хотела, и получать все, что она хотела. Поэтому Джой стала по-настоящему «испорченным ребенком».

Неудивительно, что в ходе моей работы с ней Джой подвергла меня весьма суровым испытаниям и стала со мной очень требовательной. Когда же я говорил «Нет», она сердилась. Она сердилась иногда настолько сильно, что начинала пинать меня или пыталась укусить меня или оцарапать.

К счастью, её мать разрешила мне вести себя с Джой строго, поэтому она была готова услышать вопли Джой, иногда доносившиеся из моего кабинета. Затем было несколько случаев, когда я вынужден был держать беснующуюся Джой, пока она не успокаивалась.

Я обнаружил, что могу держать Джой таким образом, что она не может пнуть, оцарапать или укусить меня. В такие моменты она начинала кричать: «Отпусти, отпусти!». Каждый раз я спокойно отвечал на это: «Не думаю, что ты уже готова сдерживаться сама, поэтому я собираюсь держать тебя, пока ты не будешь готова сдерживаться самостоятельно».

В этих случаях, а их было несколько в ходе первых месяцев моих занятий с ней, Джой всякий раз кричала «Отпусти, отпусти», но от раза к разу все менее решительно. Тогда я стал говорить ей: «Думаю, ты уже, наверное, готова сдерживаться сама, но если нет, я снова буду тебя держать».

После этого Джой успокаивалась, и всякий раз, когда это случалось, она затем шла на сотрудничество и начинала заниматься каким-нибудь творчеством. Это повторилось несколько раз, и Джой продемонстрировала, что начала обретать со мной безопасность нового типа. Что бы не казалось ей в себе неподвластным контролю «чудовищем», с которым не могла справиться ее мать, она чувствовала, что я могу справиться с этим. Таким образом она оказалась способной перенимать что-то от моего сдерживания, что помогало ей сдерживать себя. Ее взгляд на себя стал меняться, и вместе с этим изменилось ее поведение.

 

След разрушения в приговоре

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

В конце 1930-х годов ветер истории пронесся над этим домом, оставив за собой след разрушения .

Развитие различных видов финансовых инструментов — например, планов домашнего дохода — привело к следам разрушениям .

Сегодня мы видим след разрушения , который произвела его неправильная энергия.

Они покинули людей и их общины, оставив за собой след разрушения , без особой надежды на достойное будущее.

Полиция может натолкнуться на след из разрушения , оставленный одной из этих групп, и все же не иметь возможности узнать, кто несет ответственность.

Когда силы природы таким образом сеют хаос, оставляя за собой след разрушения , смерть и ранения, мы не можем не чувствовать себя совершенно бессильными.

Ее войска захватили посевы и скот людей, на которых они напали, оставив за собой след из разрушения и разрушения.

Из

Википедия