Что значит быть мужиком: Что значит быть мужиком в современном мире

Что значит быть мужиком в современном мире

Быть мужчиной в условном 2017 — это чертова шизофрения. Есть допотопные и, наоборот, очень свежие гендерные стереотипы, есть образы мачо из массовой культуры. Нормальный мужик смотрит на все это и хватается за голову, пытаясь понять, что от него требуется. Быть огромной безудержной гориллой, которая исправно платит за ЖКХ; переводить саги со старонорвежского, прерываясь на футбик под пивас с мужиками; есть только веганскую пищу, ненавидеть веганов, выступать за все политкорректное и хорошее; бегать голым в полнолуние и разрывать яремную вену бегущего оленя — и это только easy level.

Быть мужиком в современном мире:

Ничего не понимать

Быть мужчиной в современном мире — значит не понимать ничерта вокруг. Женщины — они уже совершенно равны мужчинам, или скоро станут равны, или всегда были равны? Можно ли шутить в лицо подруге про секс с ее мамкой, как ты делаешь с друзьями, или в этом женщины все-таки еще не достаточно равны с мужчинами? Как заполнять налоговую декларацию? Почему там нет графы «получил донатами» или «нашел старую заначку»? Кто все эти люди вокруг? Почему тот мужик у барной стойки со сломанным носом все время угрюмо пялится на тебя?

Быть мужчиной — это честно признать что не понимаешь и более фундаментальные вещи во Вселенной. Какова твоя роль в обществе, если все оно — просто фикция. Почему люди вокруг могут одновременно считать тебя мямлей-интеллигентишкой и грубым опасным мужланом за одно и то же сделанное дело и сказанное слово. Нужно ли спасать страну, если ты считаешь, что ее главная проблема — это люди вроде тебя.

И прочее и прочее, миллионы вопросов, на которые общество, ангажированные профессора и жирные чернильные крысы всегда пытаются ответить за тебя.

Никогда не высыпаться

Любой нормальный мужчина сейчас спит не больше 7 часов в сутки. Скорее всего, три или вообще нисколько — вкалывает стимуляторы и работает дальше. Вроде как, это считается нормальным и даже престижным. Встречаетесь в баре в пятницу и хвастаетесь с друзьями, кто меньше спал за всю неделю. На этот раз победил Леня. Леня так много работал, что впал в кому. Все его уважают.

На самом деле, здоровый сон — это обман. Если ради эксперимента попробовать проспать 14 часов, встанешь все равно опухшим, невыспавшимся и злым — то есть как обычно.

Это как с мастурбацией в 14 лет: сколько бы ты не спал, будешь хотеть еще и еще. Сонливость неизбежна, бодрость недостижима. Если вам больше 23, то просто смиритесь.

Быть инфантильным мудаком в глазах общества

Основы общества трещат по швам, оно мутирует и превращается в злую пародию на само себя. Но это нормально, просто так тектонические сдвиги выглядит изнутри. Представления о том, каким должен быть настоящий мужик тоже меняются, но именно сейчас этот образ попал в ловушку. Чем бы ты ни занимался, какими бы ни были твои хобби, в глазах общественности будешь выглядеть незрелым мудаком. Есть желание убедиться – ответьте честно на собеседовании, что ваше хобби – видеоигры.

Куешь по вечерам мечи и топоры — застрял в своем фентези маня-мирке. Смотришь футбол с друзьями — повзрослей уже, это же просто люди с дебильными прическами пинают мяч. Играешь на пианино — ахаха, мамка до сих пор заставляет, да? Играешь на электрогитаре — таким надо было переболеть в 16. Стреляешь из дробовика по тарелочкам — выглядишь как человек, который дожил до 35 и до сих пор мечтает вернуться в школу и устроить там Колумбайн.

Делать вид, что твои удовольствия сложные и элитарные

На самом деле тебе не нравятся автомобили, тебе просто нравится как они делают врум-врум и втайне ты мечтаешь врезаться в кого-то на полной скорости и посмотреть, что будет. Ты не занимаешься интеллектуальным саморазвитием, тебе просто нравится читать пьяным. Тебе не хочется иметь тело Аполлона. На самом деле, ты качаешься, потому что не знаешь, куда деть всю ту ярость и злобу, которая постоянно скапливается внутри. Видеоигры в этом плане гораздо честнее и проще: вокруг них еще не сложилось сакрального ореола и каких-то элитарных закрытых групп. Чистое развлечение ради развлечения. Но скоро все будет иначе. Когда-то кино тоже считалось несерьезным уделом простых мещан.

Постоянно чувствовать фундаментальное непонимание между полами

На самом деле, проблемы взаимоотношения полов не было до какого-то момента.

Сотню тысяч лет назад все существующие на планете homo sapiens жили в пределах в Восточной Африки и в том, что касается моногамного выбора шли нога в ногу. Женщины искали себе идеального мужчину для этой местности, мужчины делали аналогичный симметричный выбор.

Проблема в том, что женщины гораздо консервативнее в том, что касается отношений. Причем, это обусловлено биологически. Мужчины, будучи расходным материалом для эволюции, находятся в болезненных поисках нового, и соответственно, постоянно делают херню, а женщины их сдерживают — получается противовес. Но с какого-то момента вмешалась цивилизация, мы создали вокруг новую, искусственную, природу с новыми правилами и система перестала работать.

Женщина до сих пор подсознательно продолжает искать мужика, который был бы идеально приспособлен к жизни в африканской саванне. Немного охотник, слегка пастух, в какой-то мере ловкий трикстер, который выкрадет или обманом уведет у соседнего племени скот и запасы каури. Желательно, веселый. Поскольку веселье — маркер здоровья. Играет ли он при этом на виолончели, есть ли у него татуировки на лице и какое кино ему нравится — абсолютно непринципиально.

Мужчины, наоборот, слишком сильно осовременили свои запросы. Им уже мало идеального подходящего партнера для размножения. Они хотят себе подругу с такими же предпочтениями в «Стиме», схожими политическими (или аполитическими) убеждениями и, главное, со своей интересной и полной событий жизнью, так чтобы не требовалось видеть ее чаще двух раз в неделю. Короче говоря, наладить партнерские отношения, где никто никого не напрягает.

Отсюда фундаментальное непонимание между полами. Мужчина может ворваться в компанию друзей и заявить, что-то в духе: «Она тоже терпеть не может Жижека и сыр, я хочу жить с ней до конца жизни! Как она выглядит? У нее есть скулы!». Женщина не будет делать таких скоропалительных глупостей — у нее запросы здорового адекватного существа. Вся соль ситуации в том, что цивилизованная жизнь — нисколько не адекватна, в ней вообще стерлось понятие нормы и здоровья.

Не как что-то плохое или хорошее – просто данность.

На серии дискуссий в Москве расскажут, что значит быть мужиком

25 сентября 2019

В 2019 году Гёте-Институт делает особый акцент на теме маскулинности и приглашает к осмыслению ее различных аспектов и гендерных ролей в целом.>

Начало было положено в июне на кинофестивале «Blick», в рамках которого были показаны картины Ульриха Кёлера, Марен Аде, Валески Гризебах и других режиссеров.

26 сентября начинается серия дискуссий «Быть мужчиной», организованная Гёте-Институтом в Москве и Фондом имени Генриха Бёлля. Тема маскулинности будет представлена с разных точек зрения. Речь пойдет про «героев и солдат», про «мужчину в кризисе», «отцовство», а также про этносексизм и антифеминизм. Параллельно на colta.ru выйдет онлайн-курс «Маскулинность для чайников». 

«В этом цикле мероприятий, — говорит Астрид Веге, руководитель отдела культурных программ Гёте-Института в Москве, — мы хотим представить разные точки зрения и создать пространство для диалога — между приглашенными специалистами из России и Германии, между представителями разных дисциплин, между экспертами и публикой, между мужчинами и женщинами.

Ведь если представления о том, что такое быть мужчиной, начинают меняться, то этот процесс затрагивает всех, к какому бы гендеру они себя не относили».

Серия лекций и дискуссий представит разные грани мужского бытия, а также проиллюстрирует, как по-разному можно рассматривать традиционные или изменяющиеся гендерные роли — с исторической, социальной, психологической, биологической точек зрения.

26 сентября Томас Гестеркамп  и Александр Куклин с социологической точки зрения раскроют тему «новые отцы». 10 октября последует дискуссия социолога Михаэля Мойзера и журналиста Григория Туманова о «мужчине в кризисе». 24 октября известный теоретик культуры Клаус Тевеляйт в беседе с социологом и философом Григорием Юдиным будет анализировать представления, которые принято связывать с маскулинностью и задаваться вопросом о психофизическом выигрыше от насилия и деструктивности. Исследовательницы гендерных проблем Зюлька Шольц и Ирина Тартаковская 14 ноября рассмотрят положение мужчины в меняющемся мире труда, а 28 ноября культуролог Габриэле Дитце и социолог Ирина Костерина обсудят, как связаны и влияют друг на друга этничность и маскулинность, почему в этом контексте возникают термины этносексизм и расизм.

5 декабря биолог и социолог Хайнц-Юрген Фос и клинический психолог Дмитрий Стебаков завершат цикл мероприятий своими наблюдениями на тему мужского здоровья, психологической устойчивости и сексуальности.

Параллельно с серией дискуссий будет запущен онлайн-курс «Маскулинность для чайников». Это восемь коротких видео об основных актуальных аспектах маскулинности: образе жизни, установках, ценностях и паттернах поведения современного мужчины. Лекторы онлайн-курса – известные эксперты из России и Германии из сферы социологии, психологии, гендерных исследований. Они затронут следующие вопросы: что такое маскулинность и зачем ее изучать; как становятся мужчинами и как работает мужская гендерная социализация; как устроены жизнь и ценности мужчин рабочего класса; почему мужчины проявляют агрессию и насилие; взгляды мужчин на отношения, семью и сексуальность; современное отцовство и другие аспекты.

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также

  • #Гете-Институт

«Будь мужиком!» В чем ошибка родителей, которые хотят вырастить из сына «настоящего мужчину»

Здравствуйте! Я Дима Зицер. Разговаривать мы сегодня будем о настоящих мужчинах. «Неожиданная тема», ― скажете вы. Может, и неожиданная, но, с другой стороны, ровно половина населения так или иначе внутри этой темы находится. Почему, что это значит? Да потому что редкому мальчику не говорил когда-нибудь кто-нибудь: «Ты должен быть настоящим мужчиной». А иногда и так: «Ты должен быть мужиком». Помните, мальчики? А девочки? Помните? 
Что такое настоящий мужчина? Вы знаете, я даже этого не знаю. Более того, я подозреваю, что те люди, которые говорят вот эта самую фразу, тоже не до конца понимают, что бы это значило. Знаете, однажды пришла ко мне одна женщина и сказала приблизительно следующее: «Вот мой сын ― сыну 13 лет ― совершенно не мужик, рохля какой-то! Не может постоять за себя, не может настоять на своем, девочками не интересуется, сидит, рисует свое аниме, да и все».

Удивительное дело ― эта же самая женщина всего за пару месяцев до этого приняла участие во флешмобе, который вы помните, конечно, #янебоюсьсказать. Там она описала собственную встречу в юности с таким вот мужчиной, который мог постоять за себя, который очень интересовался девочками и который старался настоять на своем в любой ситуации, быть уверенным в том, что будет ровно так, как хочет он. А если не происходит так, как хочет он, он берет это силой.
На простом языке такой вот молодой человек, которого описала невольно эта женщина, вообще-то называется насильником: соедините интерес к девочкам, с одной стороны, и уверенность в том, что все должно быть по-твоему. «Слишком», ― скажете вы. Может, и слишком. Но очень-очень это действительно похоже на то, что так или иначе проходят так многие мальчики. Нет-нет, к счастью, не насилие, а вот это требование почти насилия, требование быть сильным.

Хватит быть голословным. Я напомню вам, мальчики, и расскажу вам, девочки, как это происходит. Совсем недавно я наблюдал такую сцену: стоит папа, навстречу ему бежит мальчик лет четырех, раскрыл объятия, собирается броситься на шею к отцу, а папа ловит его, отстраняет и говорит: «Что ты лезешь обниматься? Ты что, девочка?». Вот так это и происходит: в одной фразе, в одной ситуации целая модель, и не одна. Тут тебе и отношение к девочкам, правда же? Не поступай как девочка, ты мальчик. Тут и требование определенного поведения: не проявляй чувства, ты мальчик. Тут и ситуация, когда папа точно знает, каким надо быть: сильным, потому что ты мальчик. И подсадка на оценку отца или другого человека тоже происходит мгновенно.

Вот так и смешиваются самые-самые разные факторы в этом самом понимании «ты же настоящий мужик». И так страшно быть слабым, и так все время важно, и так все время хочется доказывать, что ты сильный. Кому доказывать? Да всем, ведь так многие требуют это от них. Это могут быть и мама с папой, и знакомые, и учителя в школе, конечно. 

«Мелочи», ― скажете вы. Все вот эти приветики и черточки типа «девочка устроена иначе», ― сейчас скажу неприятное, ― «девочке надо уступать», «девочку надо защищать». «Подождите-подождите, ― скажете вы, ― а разве не надо защищать девочку?». А я отвечу: «А разве не надо защищать и мальчика тоже?». Разве наше право на защиту действительно зависит от формы наших гениталий? Разве наше право на то, чтобы быть услышанным, зависит от того, кем мы родились?

Что же происходит в ситуации, когда мы с младых ногтей, так сказать, говорим мальчику: «Ты должен защищать девочек»? Я скажу. Он будет их защищать. А что же будет происходить тогда, когда защищать девочку не от кого? Я и это скажу: тогда нужно придумать, от кого ее защищать, тогда нужно создать в определенном смысле локальную войну. Это в принципе связано с этим самым пониманием «быть настоящим мужчиной», правда? Вспоминайте: мужчина должен защищать, чтобы не сказать воевать. 
Это правда, исторически было именно так. Это правда, если бы сколько-то десятков или сотен лет назад мальчики бы не воспитывались подобным образом, представьте, они могли бы отказаться воевать, они могли бы отказаться идти на войну. Они могли бы сказать, каждый из них: «Послушай, а мне не кажется, что нужно воевать за эту идею». Что тогда делать?

И для того, чтобы это происходило, для того, чтобы этот поход состоялся, и была, возможно, интуитивно или умышленно придумана вот эта самая формула: мужчина должен нас защищать. Формула прекрасная, формула закрытая, формула непроверяемая. А для того, чтобы она работала, нужно было создать ощущение превосходства этого самого мужчины. Не минус твой в том, что ты идешь воевать, не минус твой в том, что ты защищаешь других. Это огромный плюс, что ты, не думая, можешь ринуться в бой, что со свирепым, практически животным выражением лица ты можешь добиваться того, чего ты хочешь. Это, так сказать, бонус за все остальное, за ту самую войнушку.
Теперь возвращаемся к этой теме маленьких локальных войн. Итак, если с самого детства мне говорят о том, что я должен быть самым сильным, самым ловким, самым умелым, что я должен защищать всех тех, кто требует или не требует защиты, что же мне делать, как же мне воплощать себя, как же мне оказываться сильным все время? Сильным ведь можно оказываться чаще всего именно по сравнению с другими.

Правда же, вы помните о том, что в концепции воспитания молодых людей этот блок является обязательным, блок сравнения? Ты должен быть сильнее, чем он, ты должен быть умнее, ты должен быть жестче, ты должен быть… И так далее, и так далее. И тогда вольно или невольно я, то есть этот самый мальчик начинает искать ситуации самовозникновения, ситуации конфликта чаще всего. Я могу быть, только если я сильнее. Я могу быть, только если я жестче. Я могу быть, только если рядом со мной слабая женщина, которую я должен защищать. И только посмей она сказать: «Да, в общем, я не такая уж и слабая, да и защищать меня, в общем, не от кого»! Это почти крушение в больной душе этого самого мужика.

Я, естественно, надеюсь, вы это понимаете, совсем не хочу представлять картину общей мужской закомплексованности. Нет-нет, это совсем не так. Естественно, многие, да пожалуй, что и большинство, так или иначе выкручиваются, вывертываются, выскакивают из вот этого самого контекста свирепой мужественности. Но сделать это ох как трудно, это во-первых. Во-вторых, сам факт того, что в той или иной мере большинство из нас или все мы там были, очень во многом определяет не только наше будущее, но и будущее тех, кто находится рядом с нами.

Есть еще одна тема, которую мы, конечно, не можем обойти. Это тема интимных взаимоотношений, попросту говоря, секса. С этим ведь тоже все непросто, потому что из той концепции, о которой мы говорим, почти напрямую вытекает следующее: мужчина должен быть в определенном смысле секс-машиной. Мужчина видит в каждой женщине сексуальную возможность. Мужчина так или иначе должен использовать каждую ситуацию как возможность для соития.
Нет-нет-нет, подождите, давайте остановимся. Еще раз, мне очень важно это сказать: речь, конечно, не идет о том, что мужчины, все мужчины устроены именно так. Речь идет о том, что очень часто общество как бы заказывает именно этого от этого самого мужчины. Откуда это идет? Это идет сверху донизу, от более старших к более младшим. Открою вам страшный секрет, а может, и не страшный, может, секрет Полишинеля. Во многих мужских компаниях так или иначе, еще детских мужских компаниях так или иначе принято говорить и рассказывать о собственных сексуальных подвигах. Я не случайно использую это слово, «подвиг», потому что оно родной брат тех самых подвигов, о которых мы говорили до этого, когда я защищаю слабого, когда я устраиваю эту самую локальную войну для того, чтобы оказаться сильнее другого, и когда я могу завоевать любую женщину.

Удивительное дело, но во всех этих ситуациях речь идет не обо мне, не о личности. Речь идет о модели, речь идет о машине, о машине для защиты, о машине для подавления, о машине для секса. Удивительным образом, я должен вам сказать, модель эта воплощается совсем не только и далеко не только мужчинами. Это модель общественная, я не ошибся. Понимаете, когда-то у меня был очень интересный разговор, и тогда я даже до конца не понял, что это значит. 

Я разговаривал со своей доброй приятельницей, феминисткой, по ее заявлению, и она вспомнила о каком-то нашем общем знакомом и сказала следующую фразу: «Он обидел девушку». Я остановился, понял, что не до конца понимаю, о чем идет речь, и переспросил ее, о чем же шла речь. Речь шла вот о чем. Когда девушка предложила ему переспать с ним, он отказался. Смотрите, как интересно это у нас устроено! Он обидел девушку в этот момент, потому что и в глазах тех людей, которые несут, казалось бы, самую гуманную идею, идею принятия друг друга, идею равенства, все равно есть у него какая-то функция, от которой он не должен отступать.

Должен сказать вам, что по многим современным исследованиям, антропологическим исследованиям мальчики намного чаще, чем девочки, в переходном возрасте готовы сказать: «Мне рано еще проходить первый сексуальный опыт». Но удивительным образом очень многие мальчики вне зависимости от внутренних ощущений вынуждены говорить: «Я хочу этого первого сексуального опыта». Вот так сталкиваются личностная модель и общественная модель. Сам я в свои 14, 15, 16 лет чувствую, что, может быть, мне еще надо подождать, подумать, созреть, разобраться со своими чувствами. Общественная модель в этот момент говорит: «Мужик так не поступает, мужик на самом деле использует любую встречу как ту самую возможность».

Знаете, у нас получается довольно печальная общая картина, думаю я сейчас, потому что действительно получается, что как будто эти самые будущие мужчины или настоящие мальчики растут в ситуации, в которой у них почти нет возможности выскользнуть из вот этой самой системы координат. Понимаете, во многом это действительно так. В последнее время, мне кажется, происходит некоторое улучшение, потому что все-таки в последнее время мы больше и больше говорим о личностной ценности, более, чем о ценности формальной, сексуальной, национальной и так далее. 

Человечность, если хотите, мужественность, да и женственность тоже, проявляется в том, что мы живые, в том, что мы разные, в том, что мы можем плакать, когда нам хочется плакать, когда нам больно, когда нам тяжело. И в тот момент, когда в эту секунду рядом с нами возникнет человек, который скажет: «Заткнись! Мужик не плачет! Мужик не проявляет чувств! Мужик не может отступить от собственного решения! Мужик не может!» и так далее, и так далее, и так далее, и возникает этот самый слом. Почему слом? Потому что непременно это вступит в конфликт с самим человеком, с его близкими людьми, со всем обществом, в котором он будет так или иначе крутиться и жить. 

«Что с этим делать?» ― спросите вы меня. А ничего не делать. Дать мальчикам, равно как и девочкам, быть самими собой. Их мужественность, равно как и женственность, непременно проявится, не волнуйтесь. То, что нужно нашим мальчикам, а равно и нашим девочкам, ― это наша поддержка.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

что значит быть мужиком — Перевод на английский — примеры русский

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Пора парню научиться, что значит быть мужиком.

The boy’s got to learn how men are.

Предложить пример

А что по твоему значит быть мужиком?

Кто-то, кто не знает, что значит быть нормальным мужиком

Умереть в робе не значит быть мужиком.

Dying in a jumpsuit doesn’t make you a man.

Ты не можешь просто проснуться и быть мужиком.

Советую тебе быть мужиком и отменить его.

В 2015 году невозможно быть мужиком.

Ему нужны уколы, чтобы быть мужиком.

Мужская пещера, Где мужики могут быть мужиками.

И вместо того, чтобы быть мужиком, я её оттолкнул.

Очёнь трудно быть мужиком, правда?

Подожди, ты хочешь быть мужиком или женщиной?

Или ты можешь сэкономить время, быть мужиком и сказать мне в лицо.

Or you could save yourself the drive, be a man, and tell me to my face.

Ты должен выпрямиться и быть мужиком, как другие в твоей семье героев.

You need to stand up and be a man, like everyone else in your family of heroes.

Пора перестать хныкать, как маленькая девочка и быть мужиком!

It’s time to stop whining like a little girl and man up!

Знаешь ли, иногда надо быть мужиком.

Ты мог бы быть мужиком и простить её.

И я вынуждал тебя быть мужиком.

Там даже лица не осталось, это вообще мог быть мужик.

Face was gone, it could have been a lad for all I knew.

Майкл, начни быть мужиком уже!

быть мужиком — Перевод на английский — примеры русский

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

В 2015 году невозможно быть мужиком.

А что по твоему значит быть мужиком?

And whaddaya think it means to be a man?

Ты не можешь просто проснуться и быть мужиком.

Подожди, ты хочешь быть мужиком или женщиной?

Или ты можешь сэкономить время, быть мужиком и сказать мне в лицо.

Or you could save yourself the drive, be a man, and tell me to my face.

Ты должен выпрямиться и быть мужиком, как другие в твоей семье героев.

You need to stand up and be a man, like everyone else in your family of heroes.

Ты можешь хоть в чём-то быть мужиком?

Знаешь ли, иногда надо быть мужиком.

Майкл, начни быть мужиком уже!

Ну вы знаете, быть мужиком, думаю так они говорят.

Иногда, быть мужиком значит знать, когда нужно стукнуть каблуком.

Now, sometimes, being a man means you got to know when to put your foot down.

Ну вы знаете, быть мужиком, думаю так они говорят.

Если не можешь быть мужиком, то признай это.

Я должен был быть мужиком и просто сказать Риз, что все кончено.

I had to be a man and just tell Reese in simple terms that it was over.

Бросить пить я могу не больше, чем перестать быть мужиком.

I can’t quit drinking any more than I could quit being a man.

Ты правда хочешь быть мужиком, Сигер?

С Обамой в Округе Колумбия, я должен быть мужиком!

Твой пацан Конор, как ты его учишь быть мужиком?

Your boy Conor, what are you showing him about being a man?

Почему бы тебе не быть мужиком?

Так что, если хочешь быть мужиком с секретами, уходить, и встречаться с другой женщиной, отлично.

So, if you want to be a man that has secrets and goes off and meets other women, that’s fine.

Легко ли быть мужчиной?

  • В современном обществе произошло смещение привычных гендерных ролей, и это касается как женщин, так и мужчин.
  • Схема: мужчина – добытчик, женщина – домохозяйка, – уже давно не работает, супруги стали равноправными партнерами.
  • Представления о мужественности также претерпевают изменения, освобождаясь от прежних стереотипов.
  • Мужчина получил право на большую эмоциональность и даже на слабость, точнее, то, что раньше считалось слабостью, теперь таковой не является.
  • Во многих сферах, связанных с гендером, появилось гораздо больше свободы выбора.

Сергей Медведев: Сегодня мы будем «раскапывать» так называемый сильный пол: археология современного мужчины. В мире текучего, меняющегося гендера меняется и определение мужественности, маскулинности. Кто такой сегодня мужчина – по-прежнему «мужик», воин, добытчик, хозяин или равноправный партнер в отношениях? Как меняется представление о маскулинности? И по-прежнему ли мужчина – это сильный пол?

Видеоверсия программы

Корреспондент: В современном обществе произошло смещение привычных гендерных ролей, и это касается как женщин, так и мужчин. Мужчина – это не только биологическое существо с определенными половыми признаками, общество требует от него еще и демонстрации специального «мужского» поведения. С самого детства мальчикам внушают – «веди себя как положено будущему мужчине», и в случае отклонения от этой нормы мальчик может столкнуться с серьезным неодобрением, то есть фраза «ты ведешь себя как девочка» будет подразумевать осуждение. Мужчина находится под постоянным давлением, общество требует от него больше работать и зарабатывать, принимать на себя ответственность, не выказывать свои слабости и эмоции, а это часто ведет к стрессу и фрустрации, мужчины чаще болеют и живут меньше женщин.

Но сегодня все изменилось. Вовлеченность женщины в домашние заботы и воспитание детей сменилось на приоритеты карьеры и профессиональной деятельности, что естественным образом отодвигает мужскую роль «добытчика» и влечет за собой занятость мужчины бытовыми делами. Одновременно общество все чаще осуждает сексистские и патриархальные стереотипы мужского поведения – приставание к женщинам, хвастовство любовными победами. Особенно это стало очевидно в последние годы в связи с делом Харви Вайнштейна и многочисленными разоблачениями знаменитостей, обвиняемых в харассменте и сексизме. В ответ уже сами мужчины начинают говорить о дискриминации и требовать соблюдения своих прав.

Сергей Медведев: С 26 сентября по 5 декабря немецкий Гете-Институт и Фонд имени Генриха Белля проводят серию дискуссий на тему маскулинности под названием «Быть мужчиной». У нас в гостях координатор этой серии Ирина Костерина, социолог, координатор гендерной программы Фонда имени Генриха Белля, и Дмитрий Стебаков, клинический психолог.

Когда я рассказал об этой программе одной своей знакомой, она воскликнула: «Боже мой, как я счастлива, что я женщина! Ведь мужчина – это постоянные обязанности, ты постоянно должен что-то доказывать, делать, зарабатывать и приносить». Действительно на мужчине лежит этот груз социальных ожиданий?

Если мужчина не зарабатывает, он переживает, что теряет эту роль, не справляется с социальными ожиданиями


Ирина Костерина: Сейчас как раз очень сильно меняется эта тектоническая плита, которая была договоренностью, что мужчина – кормилец, а женщина – домохозяйка. Вот этой жесткой договоренности сейчас не существует. Во всех западноевропейских странах, да и в России женщины работают наравне с мужчинами. Никто не ожидает от мужчины, что он должен быть единственным кормильцем, но это сохраняется скорее как риторическая фигура, и для мужчины все-таки внутренне важно понимать, что он зарабатывает. Если он не зарабатывает, он переживает, что теряет эту роль, не справляется с социальными ожиданиями.

Сергей Медведев: Это какие-то такие материальные обязанности, мужчина должен подтверждать свою мужественность, прежде всего, в материальной сфере – заработка и доказательств успешности типа автомобиля, статуса, умения заплатить за женщину, содержать ее?

Ирина Костерина: Последние две вещи – уже нет. Зарабатывать – да, но при этом еще очень важно, чтобы у мужчины было какое-то дело, которым он гордится.

Сергей Медведев: А женщина обеспечивает инфраструктуру этого дела?

Ирина Костерина: Экономически сейчас мужчины и женщины – это скорее равноценные партнеры. Но все, что касается домашней сферы, уход и забота по-прежнему на 90% остается женской обязанностью.

Сергей Медведев: Дмитрий, вы наблюдаете какую-то фрустрацию у мужчин по поводу меняющихся гендерных обстоятельств и обязательств?

Дмитрий Стебаков: Довольно большая часть аудитории, с которой я работаю, – это мужчины. И те люди, которые приходят в последнее время, часто испытывают дикий стресс в связи с тем, что, допустим, наступает какой-то возраст – 25, 28 лет – «а что я из себя представляю?» В этом возрасте им предписано что-то представлять. Мы часто работаем с пониманием того, а нужно ли представлять.

Есть истории не только про материальные вещи, но и про качество: мужчина как уверенный в себе человек, который может чему-то сопротивляться, противостоять, вступать в конфликты. Бывает, что люди хотят научиться быть более жесткими. «А что это тебе даст?» – «Я не знаю».

Сергей Медведев: Маскулинность исторически в патриархате была связана с миром насилия: война, стрельба, неприятные решения, силовое воспитание детей, — все это отводилось мужчине. Мужской мир – это мир насилия?

Ирина Костерина: Скорее принуждения и контроля. Это не обязательно про насилие, но про некий взгляд, который все время направлен на мужчину и который сам мужчина направляет на других.

Сергей Медведев: Однажды я пошел в ресторан девушкой с юга России, где очень патриархальные представления. Я никогда не думал о том, какое место занимать. А она мне говорит: «Женщина должна сидеть спиной к залу, чтобы ее видел только ее мужчина. А мужчина должен сидеть лицом к залу, чтобы контролировать ситуацию». Это про это?

Ирина Костерина: Да, потому что роль мужчины всегда публичная. Мужчина – это тот, кто стоит лицом к публике, общается с миром. Женщина в патриархате, в традиционных культурах раньше всегда была за спиной, в приватной сфере.

Маскулинность – это иерархичная штука, есть какая-то гегемонная маскулинность, которую мы видим, но есть очень много разных других маскулинностей. Гегемонная – это как раз те мужчины, которые про насилие, контроль, жесткость. И они пытаются распространять эти правила на других мужчин, которые иногда очень не согласны с насилием, с буллингом и не хотели бы никакой жесткой конфронтации, но они знают, что есть те, кто будет их оценивать по этой шкале. Поэтому мужчины сами производят это принуждение – быть определенным, более жестким.

Дмитрий Стебаков: Это не чисто мужская история, а история про реализацию из поколения в поколение неких идей, стереотипов, разных дискурсивных практик. У людей, которые в детстве проходят через насилие со стороны своих значимых родственников, часто возникает идея, что это правильный путь: «он научил меня быть человеком». Поэтому такой мужчина не может не держать своего ребенка в ежовых рукавицах, иначе тот «разболтается». В его картине мира это связалось со становлением успешного человека, мужчины.

Сергей Медведев: Собственно, все дисциплинарные институты общества воспроизводят этот круг насилия. Это как «дедовщина» в армии – первый год бьют меня, а на второй год начинаю бить я, потому что так заведено.

Ирина Костерина: Насилие – это еще и ресурс маскулинности. Каким образом показать обществу, что ты крутой мужчина? Если у тебя есть статус, деньги, крутая тачка, это одна история. А если у тебя ничего нет, то всегда остается насилие, и оно оказывается беспроигрышным вариантом.

Сергей Медведев: Мы видим, что происходит в связи с делом сестер Хачатурян. Их отец — такой карикатурный мужчина, видимо, альфа-самец, который ездил на большом черном джипе, ставил его на газон, всем мешая, со всеми грубо разговаривал. Все-таки общество и после дела Вайнштейна, и после дела Хачатурян как-то мобилизуется против этого насильственного самца.

Ирина Костерина


Ирина Костерина: Действительно, в последние годы стали публично обсуждать тему домашнего насилия и осуждать этих людей. Это не приватная жизнь, а нарушение прав человека. Тут должно вклиниваться государство и защищать человека от этого системного насилия. У нас в стране нет закона о домашнем насилии, поэтому очень сложно защищать женщин и детей от происходящего в семьях. Но хороший знак, что в последние два года в СМИ очень много публикаций про дело сестер Хачатурян, про дело Маргариты Грачевой и так далее. Люди приходят в ужас от количества насилия в нашем обществе, они возмущены, хотят, чтобы это прекратилось.

Дмитрий Стебаков: Есть еще такая интересная тенденция – оказание помощи тем людям, которые производят насилие. Появилась тенденция признавать, что этим людям при их понимании того, что они делают, и согласии на то, чтобы что-то поменять в своей жизни, можно давать помощь. И чаще всего у людей, которые доходят до психолога, сложности с контролем гнева. Это не те, кто намеренно это делает, чтобы подавлять партнера, а те, кто хочет по-другому, но не умеет.

Сергей Медведев: Мужчина должен подавлять в себе эмоцию — это одна из проблем в связи с новой эмоциональностью. Изначально – «ты мальчик, ты не должен плакать, ты должен молчать и терпеть». И накапливается фрустрация, стресс, который проявляется, в том числе, насилием.

Если говорить про традиционный дискурс маскулинности, то это мужчина, который сам решает свои проблемы, ему стыдно пойти к психологу


Дмитрий Стебаков: Есть люди, которые хотят улучшать свое понимание собственных эмоцией и эмоций других людей, они в детстве не были этому обучены. И действительно, можно столкнуться с тем, что в предыдущих поколениях были стереотипы относительно того, каким быть мальчику: не злиться, не плакать, быть выносливым, – в каком-то смысле повлиявшие на становление многих людей в поколениях. Это те люди, у которых сейчас меньше навыков самовыражения, понимания чувств других и того, что происходит с ними.

Сергей Медведев: Но это именно мужская проблема? Ведь женщина на протяжении ХХ века была существом говорящим. За ней общество, культура, литература признавали право на эмоцию, плач, гнев, разговор и так далее. А мужчина должен был молчать и действовать.

Ирина Костерина: Это еще связано с тем, что в России до сих пор сохраняется очень сильный дискурс биологичности по поводу мужчин и женщин. Есть некие представления, что от природы женщины более эмоциональны и склонны к тому, чтобы лучше варить борщ или менять ребенку подгузники. И есть такое представление, что мужчины от природы более сдержаны, менее эмоциональны. У нас развенчивают очень мало гендерных стереотипов про то, что это в меньшей степени про биологию, а в большей степени про социализацию. Наша социализация, конечно, очень сильно разводила, что положено настоящему мальчику, а что положено настоящей девочке. Но именно в нашем проекте, на наших дискуссиях и тренингах мы видим, что мужчины в возрасте 30-минус не разделяют эту конвенцию про эмоциональность.

Сергей Медведев: Более младшее поколение пишет то, что, скажем, в моем поколении люди 40-50-плюс никогда не написали бы. Сейчас все вываливают, говорят: «А вот я хожу к терапевту, а у меня такие-то таблетки».

Дмитрий Стебаков: Если говорить про традиционный дискурс маскулинности, то это мужчина, который сам решает свои проблемы, ему стыдно пойти к психологу. Но в моей практике мужчин примерно столько же, сколько и женщин. Вот эта история про выражение своих чувств, про умение попросить помощь даже в таких вещах, как разрыв отношений, – это что-то совершенно уникальное, с чем мужчины тоже приходят за помощью к психологу. И сейчас это стало гораздо более конвенционально.

Сергей Медведев: Все больше отцов берут отпуск по уходу за ребенком?

Ирина Костерина: Да, исследования показывают, что и в России это так. Правда, процент очень маленький – меньше 1% мужчин уходят в декрет. Но мужчины говорят: если бы это меньше осуждалось, в том числе работодателем, то они соглашались бы или брали отпуск хотя бы частично, как в шведской модели. А там мужчина обязан пойти в декрет: если он не идет, то они не получают декретных денег.

Сергей Медведев: И это действительно как-то психологически меняет состояние мужчины?

Дмитрий Стебаков


Дмитрий Стебаков: Я слышу от людей, что при этом больше эмоциональная связь с детьми и больше возможностей жить менее сфокусированно только на одной части жизни — на работе. Я говорю не о таких формах, когда это превращается в борьбу за власть, а о тех формах, когда для мужчины становится открытием: оказывается, это прикольно!

Сергей Медведев: А сколько примерно детей живут с отцами?

Ирина Костерина: В России суды в большинстве случаев оставляют детей с матерью. Но сейчас в прогрессивных парах все-таки растет тенденция после развода делить детей между собой по договоренности, растет представление о том, что нагрузку нужно распределять более-менее гармонично, чтобы и для себя ее балансировать, и у ребенка было одинаковое отношение к обоим родителям.

Сергей Медведев: Если брать старые патриархальные стереотипы, то изначально есть сильный пол, а есть прекрасный пол. Сильный пол хорош своей силой, и неважно, как он выглядит, а красота – дело прекрасного пола. Но сейчас мы получаем целый феномен метросексуальности и нового ухоженного человека.

Дмитрий Стебаков: Это действительно становится важным. Мужчины ходят на маникюр, заботятся о внешнем виде, много знают об уходе за телом. Но я не сталкивался с тем, чтобы тема красоты выносилась мужчинами на встрече как какое-то проблемное поле или поле решения.

Сергей Медведев: Но это же меняет самоощущение мужчины: ты больше не такой брутальный воин, а уже более изящный городской человек.

Ирина Костерина: Не обязательно изящный, но, по крайней мере, модный. Сейчас в мегаполисах, в среде продвинутой молодежи есть визуальный дресс-код: мы видим, как одеваются мужчины, как они ухаживают за собой.

Сергей Медведев: Это функция материального благосостояния: чем выше уровень дохода, тем большую роль начинает играть у мужчин фактор внешности. Я как-то спрашивал в салоне красоты: а кто ходит на косметические процедуры? И рассказывают, что чем выше статус мужчин и чем богаче салон, тем равномернее количество мужчин и женщин, которые приходят на процедуры, почти поровну.

Ирина Костерина: Ну, если мы подозреваем, что даже Путин в ботоксе, то это, наверное, говорит о том, что мужчины очень озабочены тем, как они выглядят. Внешность – это такая новая машина для мужчины: сама крутая машина уходит, и теперь важен собственный телесный габитус, чтобы демонстрировать свой статус.

Сергей Медведев: Есть ли такая тема, как восстание мужчин против наступления гендерного равноправия, смены гендерных ролей, утраты хозяйского статуса? С теми же сестрами Хачатурян наблюдается консолидация мужского большинства, которое говорит: нет, мужик должен быть мужиком, пусть девушки отвечают.

Ирина Костерина: Такое есть, но я бы назвала это не восстанием, а очень сильным страхом и тревогой, что сейчас радикальные феминистки сделают полный матриархат, загонят нас в какие-то ниши, выделят нам коридор, и мы там будем все такие кастрированные, на поводочке…

Дмитрий Стебаков: Это не только страх, скорее достаточно большой и сложный комплекс реакций. Я лично вижу их только в интернете, в высказываниях. При этом в жизни многие продолжают вести свои гендерные практики, пока мужчина не познакомится с женщиной, к которой не подойдет его привычная форма ухаживания. В таких случаях как минимум возникает реакция: «А почему это? А это у нее с головой не все в порядке, не буду я дальше пытаться развивать отношения». И очень важно, что эта тема звучит.

Сергей Медведев: По-моему, все больше мужчин являются профеминистами. При знакомствах женщина часто сразу определяет: мне нужен мужчина профеминистких взглядов. Это не то что война полов, а как бы все находятся примерно на одной стороне.

Ирина Костерина: В поколении 30-минус называть себя профеменистом — это нормально. Иногда это даже используется для привлечения девушек, ведь это же круто — встречаться с профеминистом, а не с каким-нибудь токсичным мужиком. Поэтому, конечно, многие используют это слово по отношению к себе. Есть другие мужчины, которые говорят: «Я не могу назвать себя феминистом, но я, в принципе, разделяюценности гендерного равенства».

Сергей Медведев: Мужчинами рождаются или становятся в процессе воспитания?

Ирина Костерина: На мой взгляд, становятся. Поставить знак равенства между мужчиной и пенисом — это очень грустно и даже унизительно для мужчин. Если мы возьмем очень разных мужчин, например, Филиппа Киркорова, вьетнамского крестьянина, выращивающего рис, какого-нибудь гея-парикмахера из модного барбершопа и дворника Асламбека, то у нас получатся четыре очень разных, иногда вообще ничем не объединенных истории.

Есть еще и переходные, гибридные формы гендерности, люди с неопределившимся гендером


Сергей Медведев: В русской культуре есть модели идеального мужчины? Была попытка в советском кино: «Москва слезам не верит», герой Баталова – Гоша. Он – рабочая интеллигенция, он и все починит, и все решает сам… И она ему подчиняется: такой вот бунтующий ранний феминистический типаж.

Дмитрий Стебаков: Интересно, почему именно этот образ выстрелил в культуре как образец, ведь он настолько амбивалентный… Да, он все это умеет, он весь такой уверенный, но при этом признать, что женщина может быть выше него по статусу – это для него нервный срыв, который выливается в запой. Не все так гладко с этим персонажем.

Сергей Медведев: Он какой-то картонный. Таких не бывает.

Ирина Костерина: Мы создали проект с этими нашими публичными дискуссиями, потому что все очень хорошо понимают, каким мужчиной не нужно быть сейчас в России, а вот что такое новая норма, не знает никто!

Сергей Медведев: А женская новая норма — более четкая?

Ирина Костерина: Она абсолютно понятная — в свободном выборе образования, карьеры, того, быть или не быть в отношениях, иметь или не иметь детей. Это такая индивидуальная стратегия самореализации, где никто не может тебе ничего запрещать, но при этом ты сама можешь выбрать, как ты хочешь построить свою жизнь. И ни одна из этих ролей не осуждаема!

Сергей Медведев: А мужская сейчас находится в такой текучей современности, текучем модерне, что мужчина не может понять, за что ухватиться.

Ирина Костерина: Да, мужская роль находится в транзиции, уходит от старой нормы… Вот как у Шнура: «Ты права, я — дикий мужчина.//Яйца, табак, перегар и щетина». Мы уходим от этого, уходим от карикатуры. А куда идут мужчины – вот этого будущего представления пока нет.

Дмитрий Стебаков: Важно отметить, что мы говорим о цисгендерных гетеросексуальных мужчинах. Как раз это и является основой того, почему делается этот проект: это какой-то крайний вариант в распределении гендерных ролей и предпочтений. И здесь как раз очень много карикатур, стереотипов, самых разных влияний отовсюду.

Сергей Медведев: Есть еще и переходные, гибридные формы гендерности, люди с неопределившимся гендером. Скажем, в западных прогрессивных системах воспитания детям предлагают: определись, кто ты – мальчик или девочка.

Ирина Костерина: Это же опять история про свободу, а не про принуждение, про то, что биологический дискурс меняется на социальный. Сейчас в этом больше свободы.

Сергей Медведев: Меняются гендерные роли, и вопрос в том, что ты можешь выбирать, кем быть.

Ирина Костерина: Да, очень важен вопрос выбора, возможность выбора из веера возможностей, а не из двух, например. Это, конечно, во многом меняет мужчин, дает гораздо меньше напряжения на плечи. Мне еще кажется важным, что сейчас все больше, особенно в американских сериалах, появляется положительных героев, которые не про эту маскулинность, а про ум: они какие-нибудь успешные айтишники. Это очень успешная маскулинность. Очкарики, которые целыми днями сидят за компьютером, точно не смогут ответить гопникам в подворотне, но при этом они успешные.

Сергей Медведев: Идет какое-то сближение с двух сторон к некому собирательному образу человека вообще.

Дмитрий Стебаков: Похоже на то. И появляется возможность больше слушать: насколько тебе подходят гендерные нормы, которым ты обучен с детства? Ведь очень многие люди рано начинают ощущать свою небинарность. Очень важно, что идея небинарности тоже много где звучит.

Сергей Медведев: А может быть, вообще все идет к тому, что гендер будет отмирать? Естественно, останется пол, половой диморфизм, но гендерные различия – это что-то, что нам принесла многотысячелетняя эра патриархата.

Ирина Костерина: Я не думаю, что гендер будет отмирать, потому что гендерная идентичность для людей — одна из самых базовых и важных. Люди очень много думают, переживают и говорят про это. Мне скорее кажется, что все идет просто к большему разнообразию. Раньше было все черное и белое, а теперь появляется много серого.

Сергей Медведев: Это вопрос выбора и постоянного переопределения своей гендерной роли?

Дмитрий Стебаков: Вопрос определения и, возможно, переопределения.

Ирина Костерина: Или даже смены в течение жизни. Ведь раньше была идея линейности: ты встал на одни лыжи в своей гендерной роли и будешь до конца жизни на них катиться. А сейчас есть возможность что-то поменять.

«Женщина создает заказ для мужчины быть мужчиной»

Психолог-тренер, руководитель международного образовательного проекта «Психология третьего тысячелетия» Олег Гадецкий рассказал «ДП» о природных мужских и женских качествах и почему мужчина не должен жить только интересами семьи.

«ДП»: Сегодня многие молодые мужчины проявляют качества подростка — предпочитают сидеть в Интернете, смотреть фильмы, тусоваться. Это черта нашего времени?

Кризис среднего возраста — оценка пройденного пути Общество

Кризис среднего возраста — оценка пройденного пути

Олег Гадецкий: Да, это черта нашего времени. Женщины осваивают мужские качества, мужчины — женские. Женщины хотят быть независимыми, а когда женщина обладает независимой природой, она калечит мужчину. Рядом с такой женщиной он не развивается, а остается мальчишкой. Ребенок — это означает безответственность.

Если женщина самостоятельна, если она не ожидает руководства и помощи мужчины, то она будет его ломать. Мужчина по своей природе лидер, ему нужен тот, о ком бы он заботился. И именно женщина создает заказ для мужчины быть мужчиной.

Сегодня многие матери в своих взаимоотношениях с мужьями не проявляют настоящую женскую природу, и этот пример пагубным образом влияет на сыновей. Они вырастают безответственными подростками, которые думают только о себе.

Но мужчина также разрушает женщину. Если мужчина заботится о женщине, покровительствует ей, дает защиту, внимателен к ее чувствам, она готова отбросить в сторону всю свою независимость. В силу того, что большинство современных мужчин такими качествами не обладают, у женщин возникает склонность быть самостоятельными. Когда такой мужчина строит отношения с женой, он подает пример и дочери, и сыну. Поэтому и вырастают такие независимые девочки и такие безответственные мальчики.

«ДП»: Как это изменить?

Олег Гадецкий: Каждый молодой человек и каждая девушка должны задуматься не о том, как поменять другого, а о том, как изменить самого себя. Сначала надо стать настоящим по качествам самому, тогда я смогу помочь другому стать настоящим. Кто-то один должен взять ответственность полностью на себя, и неважно кто это будет: женщина или мужчина.

«ДП»: Какие мужские и женские качества являются настоящими?

Усиление женщин превратило мужчин в мальчишек Общество

Усиление женщин превратило мужчин в мальчишек

Олег Гадецкий: Мужские: лидерство, покровительство, способность думать о благе другого, жертвовать, заботиться. Это один момент. Второй момент — это социальная миссия. Мужчина не должен жить только интересами семьи, такова его природа. У него должно быть бескорыстное значимое дело, направленное на благо других.

Для женщины это прежде всего целомудрие. Когда женщина верна, она дает мужчине защиту и вдохновляет его.

Мужская природа — динамичная, взрывоопасная, у нее много острых углов. Женская природа ее балансирует, поэтому ей присущи такие качества, как терпимость, мягкость, осторожность, внимательность, чувствительность. Это также способность переживать эмоции, чувствовать отношения. Сейчас женская природа часто понимается как сексуальная природа. Женская природа — это не сексуальная природа, а материнская. Сексуальная природа разрушает, материнская приводит в гармонию. Естественно, женщина должна быть привлекательной, сексуальная природа должна проявляться, но не быть главенствующей.

«ДП»: Часто, добившись успеха, мужчина уходит от своей жены. С чем это связано?

Олег Гадецкий: С безответственностью и эгоизмом. «Я добился в жизни карьеры, денег, я могу себе позволить все что хочу» — когда мужчина так думает, это означает, что он хочет наслаждаться и эксплуатировать других. Он не сможет стать счастливым, потому что закон мужской природы — это закон ответственности, покровительства. Он получит удовольствие, расслабление ума, но полностью глубинного удовлетворения не будет. Правда, если он не изменится в этих новых отношениях. Если же он сохранит парадигму эгоистичного человека, он счастлив никогда не будет, это абсолютно точно.

«ДП»: А женщина? Как известно, виноваты обе стороны…

Олег Гадецкий: Когда есть конфликт и распад отношений, всегда есть вина обоих. Есть две универсальные ошибки женщины. Первая — невнимательность в отношениях, когда она думала только о детях и домашнем хозяйстве, а мужа забыла как мужчину. Для мужчины очень важно, чтобы женщина его привлекала. Женская природа — творческая, интригующая, загадочная. Женщина должна быть женщиной на протяжении всей жизни, а не только в 25 лет, когда она подбирает себе партнера.

Другая ошибка — независимость, то, о чем мы говорили. Когда женщина действует независимо в отношениях, у мужчины возникает спонтанное желание отойти от нее подальше, потому что он не сможет с ней реализоваться как мужчина. Ему нужно покровительствовать. Если женщина не отдает осознанно ему эту роль, она его неосознанно отдаляет от себя и закладывает возможность появления другой, которая даст ему этот вкус жизни, вкус отношений.

«ДП»: Может ли везти человеку в одной сфере и не везти в другой? Или все сферы как сообщающиеся сосуды?

Олег Гадецкий: Это и то, и другое. Существуют так называемые кармические задачи. У кого-то она в сфере отношений, значит, человек не будет успешен в сфере отношений и ему придется прикладывать усилия для изменения ситуации. При этом он может быть достаточно успешен в сфере денег, карьеры, здоровья.

Возможна ситуация, когда в одной сфере успех, в другой — поражение. Но важно понять, что полная удовлетворенность от жизни возникает, когда человек успешен во всех сферах жизни. Если у меня постоянные психологические сложности в отношениях, то как я могу испытать счастье от работы? Внутри меня будут все время жить какие-то нереализованные функции, неприятные эмоции. Нужно быть целостной личностью.

«ДП»: Назовите, пожалуйста, все жизненные сферы.

Олег Гадецкий: На бытовом плане – это здоровье, взаимоотношения, процветание, карьера. Если брать научный подход, то надо выделить физическую и социально-эмоциональную сферы. Первая связана со здоровьем и нашими возможностями во внешнем мире, к ней относится и процветание, вторая — это сфера отношений. Туда входят семья, дети, карьера, эта сфера связана с моим восприятием других и их восприятием меня.

Еще более тонкая сфера — интеллектуальная, связанная с разумом, мировоззрением. Реализованность в этой сфере означает, что человек накопил мудрость, живет осмысленно, глубоко.

И, наконец, четвертая, самая важная сфера нашего бытия — духовная. Она связана с раскрытием энергии любви в нашем сердце — насколько я могу бескорыстно заботиться о других и принимать бескорыстную любовь других. Это реализация личности на уровне души. Она связана с тонкими духовными навыками — насколько у человека есть ощущение, что он живет под высшим руководством.

«ДП»: Ваш месседж?

Олег Гадецкий: Важно понять, что жизнь — это наука и она имеет строгие законы. И если мы эти законы не знаем, то наделаем много ошибок и не обретем того, что ищем — настоящего удовлетворения в жизни, настоящего счастья. Мы не достигнем настоящего успеха, мы не состоимся как целостная гармоничная личность. Надо изучать науку жизни, а также нужно общаться с теми, кто имеет опыт реализованности в этой науке. Настоящие глубокие знания всегда исходят от личности, а не из книг.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Что значит быть мужчиной?

Мы спросили нашу общину, что для них значит быть мужчиной.

Мы празднуем, что значит быть мужчиной в 2019 году

Знаете ли вы, что в среднем 12 мужчин каждый день кончают жизнь самоубийством, и 31% мужчин сказали, что им было бы слишком неловко обращаться за помощью в связи с проблемой психического здоровья? Мы знаем, что быть мужчиной — это сложно, и в Международный мужской день важно подчеркнуть различные проблемы и проблемы, с которыми сталкиваются многие молодые люди.

От ядовитой мужественности, образа тела и необходимости спать без дела до криминализации, бездомности и многого другого — мужчинам нужна наша поддержка. Если вы идентифицируете себя как мужчина, помните, что нет непреодолимых проблем или проблем. Вас ценят и важны. Если вам сложно и нужно поговорить, вот как вам поможет The Mix.

Мы спросили некоторых выдающихся молодых людей нашего сообщества, что для них значит быть мужчиной в 2018 году:

Мужчины и эмоциональное здоровье

«Мужчины открыто рассказывают о своих эмоциях и психическом здоровье.Важно, чтобы мы по-прежнему видели, как мужчины более честны в отношении своего благополучия ». Скотт, 23

«Быть ​​мужчиной сложно. Быть «мужчиной» можно на самом деле, но быть мужчиной больше похоже на мнение. Многое из того, что связано с мужчиной, может быть удушающим и недостижимым ». Аник, 23

«Быть ​​мужчиной в 2018 году означает чувствовать себя комфортно с гораздо более широким представлением о мужественности. Представления о том, что заставляет мужчину чувствовать себя намного менее ограничивающим, чем они были в прошлом.Для мужчин гораздо более приемлемо открыто выражать свои эмоции, говорить о том, что мы чувствуем, проявлять заботу и не вписываться в традиционные представления о том, что делает мужчину. Впереди еще долгий путь, но это действительно позитивный сдвиг в правильном направлении ». Will, 24

Мужчины и ожидания общества

«Есть ли норма для мужчин или женщин? Роль мужчин в домашней сфере наиболее заметно изменилась за последний год. По мере изменения терминологии «быть мужчиной» нам придется впитывать новую реальность.” Адам, 22

«Как пол, мы сталкиваемся с ответственностью, с которой нам никогда раньше не приходилось сталкиваться в эпоху #MeToo, но нам также предоставляется возможность переосмыслить себя и воспользоваться преимуществами того, что мы более созвучны эмоции нас и других ». Майк, 22

Быть мужчиной и быть собой

«Для меня быть мужчиной — это значит открывать себя, развивать самосознание, эмоциональный интеллект и, самое главное, мое наследие». Джек, 22

«Быть ​​мужчиной для меня означает без извинений быть вами.Это означает не бояться показать миру, кто вы есть, такой, какой вы есть. Быть мужчиной — это никогда не бояться проявлять свои эмоции, быть маленькой ложкой и просить о помощи, когда она тебе нужна. Быть мужчиной в 2018 году означает отвергать токсичную мужественность, принимать различия других и поднимать настроение окружающим ». Стиви, 26

Что на самом деле значит быть мужчиной

Что на самом деле значит быть мужчиной? Хорошо, это проблема с Y-хромосомой. Но это делает вас мужчиной.Что делает вас мужчиной? Это вопрос, который может показаться достаточно простым, но на него многие не могут ответить.

Начнем с ответа, который предлагают нам некоторые СМИ. Во многих фильмах или телепрограммах есть два набора мужчин. Один из них — неуклюжий, неуклюжий тип Гомера Симпсона, которого обычно обижают жена и дети. Обычно он сидит в кресле с откидной спинкой, половина его живота свисает через штаны. Он безобидный и милый, и его никогда не воспринимают всерьез.

Тогда есть тип героя действия.Кажется, что этот человек не может составить два связных предложения вместе, но может без проблем связать множество круговоротов. Его онтология — выпуклые бицепсы, нецензурная брань и аппетит к быстрым женщинам. Он решает проблемы не логикой или разговором, а взрывая вещи до небес.

Хотя большинство людей согласны с тем, что два вышеупомянутых мужских типа не отражают и не должны отражать то, что значит быть мужчиной, многие мальчики черпают реплики мужественности из средств массовой информации. Зачем? Потому что их биологический отец давно ушел и не подает пример своим мальчикам.И когда я говорю «ушел», я имею в виду не только физическое отсутствие. Отцы все еще могут быть дома, но эмоционально отсутствовать.

Как отец эмоционально отсутствует? Не делая своих детей приоритетом. И его брак. Помните, что самая манящая любовница — это не молодая секретарша, которая работает с отцом, а сама работа. Мы — нация, которая так много занимается работой в ущерб своей семье, что многие из нас могут справедливо называть свою работу своими любовницами. Мы можем легко найти оправдание, которое пытаемся предоставить нашей семье.Но этого недостаточно, чтобы обеспечить нашим детям финансовое благополучие. Фактически, это даже не входит в список 10 лучших. Какая польза нашим детям обрести мир и потерять душу?

Так что же такое настоящая мужественность? Если бы мне пришлось выбрать только одну характеристику, это было бы самопожертвование. Мы часто думаем о таких актах самопожертвования (читайте о героизме или отваге) на поле боя, когда солдат бросается на боевую гранату, чтобы спасти другого. Или встать перед танком, чтобы уберечь своего приятеля от опасности.Но настоящее самопожертвование — это образ жизни, а не единичное событие.

Самопожертвование в браке: Вау, это большое. Но, как мужчины, мы должны отложить в сторону наши (предполагаемые) потребности и поставить желания жены выше собственных. Это включает в себя времяпрепровождение с нашим супругом и приоритетом общение. И сосредоточьтесь на мелочах. Как вынос мусора. Или очистить желоб, о котором мы обещали позаботиться пару месяцев назад. Это означает мыть машину вашей жены, пылесосить и детализировать ее, чтобы показать ей, что вы ее любите.Будет ли это большая боль? Да. Но это то, что делают настоящие мужчины — жертвуют собой ради тех, кого любят.

Самопожертвование в воспитании детей: Одна из черт моего отца, которую я никогда не забуду, — это его самопожертвование ради меня. Один из многих примеров, который приходит на ум, — это мой опыт по алгебре один в девятом классе. Я сменил школу, и мой новый математический класс намного опередил меня. Я постоянно делал тесты Жака Кусто (уровень ниже «C»). Мой отец приходил домой каждую ночь после долгого рабочего дня и часами тренировал меня по алгебре.В конце концов, я смог выяснить, когда встретятся поезда A и C, и начнут числа в третьей степени и так далее, но я получил гораздо более ценный урок самопожертвования. И хотя я думаю, что мой учитель математики немного ввел меня в заблуждение, сказав, что когда-нибудь я буду использовать всю эту алгебру (можно ли подать на это в суд?), Я стараюсь каждый день использовать пример своего отца.

Самопожертвование как родитель делает ваше время временем ваших детей. Для этого нужно выключить 24 минуты или убрать электронную таблицу компании и отвести детей на тренировку.Или фортепианный концерт. Или помочь им построить форт из подушек. Он откладывает то, что вы хотите, ради того, что хотят они. И в конце концов вы обнаружите, что вам нравится проводить время с детьми больше, чем вы могли себе представить.

Итак, вкратце, я предполагаю, что истинная мужественность заключается не в размере ваших бицепсов или толщине кошелька, а в глубине вашего сердца. Говоря о кошельках и сердечках, мы обычно можем сказать, где находится наше сердце, по двум повседневным вещам — нашему календарю и нашей чековой книжке.Что в них написано больше всего? Вы можете быть удивлены.

Где ваше сердце, там и ваше сокровище.

Что значит быть мужчиной в 2020 году? Представляем нашу серию новостей о мужественности | Новости США

Что значит быть мужчиной в 2020 году?

Это сложный вопрос, который нам предстоит исследовать в нашей новой серии Guardian US, The State of Men.

По мере того, как давние структуры пола, власти и привилегий подвергаются серьезной переоценке, маскулинность находится в состоянии изменения.Распространенные стереотипы о мужчинах — о том, что они по своей сути агрессивны, властны, беспорядочные и бесстрастные — постепенно разрушаются, освобождая их и общество в целом для переоценки того, что делает мужчину. Но эти изменения принимаются далеко не всеми.

У мужчин снизилась заработная плата и ухудшились перспективы трудоустройства. Но даже несмотря на то, что экономический вклад женщин значительно вырос, большинство американцев по-прежнему рассматривают мужчин как основных кормильцев. Исследования показывают, что мужчины в США без работы более несчастны, чем их сверстники в других богатых странах, и эксперты предупреждают, что изменение традиционных социальных и экономических ролей подорвет самооценку мужчин и подорвет их психическое здоровье.

Некоторые последствия уже очевидны. В 2018 году мужчины умирали от самоубийств в 3,5 раза чаще, чем женщины, причем на белых мужчин приходилось 70% самоубийств. В то же время ожидания «мужественности», «жесткости» и стойкости перед лицом расстройства означают, что мужчины часто не обращаются за помощью, когда они больше всего в ней нуждаются.

Когда мы начали работу над этой серией ранее в этом году, мы собрали разнообразную группу из шести писателей-мужчин и социальных критиков для беседы за ужином, предшествовавшей Covid, о том, что для них значит мужественность.Они обсуждали отсутствующие образцы для подражания, жестоких отцов и тяжелый багаж патриархальных убеждений. Один участник заметил: «Как черный человек в Америке, вы постоянно используете тактику освобождения себя от невыгодного положения и затем пытаетесь вооружиться привилегиями. В конце концов я понял, что все, что я делал, пытаясь быть мужественным, на самом деле просто делало меня недоступным для окружающих ».

Группа поделилась историями о признании ценности повседневного насилия, а также рассказами о попытках избавиться от собственных склонностей к насилию.Они также описали мужественность как идею, которая часто, казалось, существует вне их самих, как стремление и жестоко невозможный стандарт.

.

Они также часто говорили о любви к своим семьям, своим партнерам, своим собратьям, но подчеркивали, как часто бывает трудно выразить свои эмоции или проявить привязанность.

Наша серия статей, вдохновленных их уязвимостью, направлена ​​на дальнейшее самоанализ. Трейси Кларк-Флори откроет двери фабрики секс-кукол, чтобы изучить мужское желание и то, как его неправильно понимают — в ущерб сексуальной жизни каждого.Даниэль Пенья отвезет нас в Луизиану, где в этом году четверть рабочих нефтяных вышек потеряли работу, что свидетельствует о кризисе психического здоровья. Рассказ Габриэля Мака о том, как его приняли в спортзале гетеросексуальные мужчины, вселяет надежду.

Это только часть: здесь вы можете прочитать всю серию статей за неделю. Наша цель — открыть диалог для представителей всех полов на основе честности, сочувствия, уязвимости и открытости. Мы надеемся, что вы присоединитесь.

Что значит быть мужчиной?

Как изменилось мужское начало? Для Майкла Киммела, 64-летнего профессора социологии, основавшего Центр изучения мужчин и маскулинности в Университете Стоуни-Брук, входящем в систему государственного университета Нью-Йорка, это сложный вопрос.С одной стороны, определение мужественности расширилось и теперь включает традиционно женские добродетели, такие как забота и непосредственный родитель. Но до недавнего времени значение мужественности еще не подвергалось тщательной проверке.

Киммел был объектом академического скептицизма, особенно среди тех, кто считает, что образование практически сосредоточено на мужчинах. Но он считает, что общество могло бы выиграть от лучшего понимания мужчин. Возьмем, к примеру, мужчин поколения миллениума, которые стремятся «получить все», но сталкиваются со стигматизацией, приводящей к прекращению карьеры, когда дело доходит до отгула по семейным обязательствам. Затем подумайте о том, что мужчины появляются в новостях по совершенно неправильным причинам: психическое заболевание, сексуальное насилие в университетском городке, терроризм, массовые расстрелы и насилие над чернокожими мужчинами. Если мы начнем понимать, что движет этим поведением, сможем ли мы найти способы его остановить? Киммел говорит, что это надежда.

Esquire побеседовал с Киммелом, чтобы узнать больше о том, как мужественность развивалась за последние 40 лет, как молодые люди меняют свой пол и как это может выглядеть в будущем.

Перво-наперво, труднее ли сегодня быть мужчиной?

Я думаю, что есть хорошие и плохие новости, и это во многом зависит от [контекста]: расы, возраста, сексуальной ориентации, региона.На этот вопрос сложно ответить. Чем больше вы присоединяетесь к традиционным представлениям о мужественности, тем сложнее сегодня создать здоровую идею мужественности или ориентироваться в этом современном мире.

Мир моего отца был похож на мир Дона Дрейпера: каждый знал свое место. В будний день мужчины курили в лифтах и ​​пили крепкие напитки. И я вырос, думая, что мой мир будет выглядеть так, а он не похож на это. Но у моего сына нет таких ожиданий, он это знает, и его это устраивает.Молодые люди говорят, что забота, забота и отличный отец — вот что значит быть мужчиной.

«Ребятам нужна поддержка, чтобы сбалансировать работу и семью», — говорит Киммел. «Это не мир моего деда».

Ребятам нужна поддержка, чтобы сбалансировать работу и семью — это не мир моего деда. Если вы цепляетесь цепко к этой идее, что мир раздевалка, вы будете иметь трудное время навигации в этом новом мире. Мы более гендерно равны, чем когда-либо, и это особенно хорошо для женщин и детей.

Что позволило мужчинам расширить представление о мужественности?

Если вы посмотрите на опросы молодых людей, они вполне ожидают, что жены будут работать вне дома. Они этого ожидают. Они ожидают, что станут классными отцами. Они действительно хотят заниматься со своими детьми, и это касается всех расовых групп. Когда я начал преподавать 25 лет назад, я приходил на лекцию и спрашивал: «У скольких из вас есть хороший друг противоположного пола?» И я бы получил примерно 10 процентов рук. А теперь я спрашиваю и вижу все руки, потому что им так комфортно в кросс-сексуальной дружбе.

Вы дружите со своими сверстниками, со своими равными. Что произошло с молодыми людьми, так это то, что им более комфортно межличностное гендерное равенство, чем любому другому поколению в мире. Это перейдет на работу, уменьшатся сексуальные домогательства и так далее.

Какие-то аспекты этой разработки заставляют вас задуматься?

Думаю, мы еще не достигли цели. Хотя мы более равноправны по признаку пола, чем когда-либо прежде, нам предстоит пройти долгий путь. Сексуальное насилие, сексуальное насилие, бессознательная предвзятость — все препятствия на пути продвижения женщин не исчезли, но я вижу, что мужчины движутся в этом направлении. Я вижу, что мы движемся к большему гендерному равенству. Тот факт, что мы обеспокоены сексуальным насилием в кампусе, означает, что мы больше не терпим этого.

В то же время женщины во многом опережают мужчин.

Да, женщины начинают их опережать. Больше в университетах, где почти 60 [процентов женщин заканчивают, по сравнению с 40 процентами мужчин] во всех университетских городках. Успешные программы по продвижению женщин через менеджмент. Так что это одна сторона бухгалтерской книги.

Другой стороной этого, конечно же, является то, что в корпорациях (STEM и IT) уходят 47 процентов женщин. Еще много истощения, неспособности удержать. Цифры ошеломляюще искажены, если посмотреть на количество женщин в топ-менеджере. Это все еще около 4 процентов. Да, мы добились огромного прогресса, но нам предстоит еще долгий путь. Мне не нужно говорить вам, посмотрите на шапку у Esquire. Я думаю, что женщины берут верх? Нет. Я думаю, что это конец мужчин? Нет. Думаю ли я, что это конец случайных, предполагаемых, само собой разумеющихся мужских прав? Да. Это обоюдоострый ответ.

«Я думаю, что это конец мужчин? Нет. Думаю ли я, что это конец случайных мужских прав? Да».

Когда мы говорим о мужественности, о чем мы не говорим?

Женское движение позволило женщинам выйти из укрытия как работникам, заинтересованным в карьере. Он защищал женщин от насилия и жестокого обращения, но в конечном итоге позволял им быть такими амбициозными, уверенными и напористыми, какими они хотели.Эти слова были закодированы как мужские черты. Теперь мы знаем, потому что я разговариваю с журналисткой, что нет ничего по сути мужского в том, чтобы быть компетентным или напористым. Женщины сказали: «Мы хотим быть людьми, заботиться и лелеять — то, что кодируется как женское».

Первая половина уравнения была целеустремленной карьеристкой, эмоционально закрытой и [эмоционально недоступной] дома. Вторая половина этого уравнения — это то, что я наблюдаю среди мужчин: воспитание, забота и любовь, не приносящие в жертву своей мужественности. Мужчины верят в это, они так считают. Мужчины также говорят: «Подождите, у нас есть дети, партнеры, стареющие родители, и мы любящие, добрые и заботливые по отношению к ним, и это тоже часть человеческого существования». Теперь, в каком-то смысле, мужчины начинают принимать всю свою человечность, но добавляют к ней ту половину, в которой мы так долго отказывали себе. Это не какая-то феминистская клика женщин, говорящая, что им нужно менять мужчин. Это мужчины, говорящие: «Посмотрите на меня с моими детьми, я классный».

Джилл Красни Старший писатель Джилл Красни — старший писатель журнала Esquire, где она освещает образ жизни, книги и общие новости.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Что значит «быть мужчиной»?

Будь то ледяной мороз, сборка плоской мебели или работа во время болезни; в понятие «мужественность» встроено много предубеждений.

Но эти идеи проистекают из бьющей по груди версии мужественности, которая больше не находит отклика. Как общество, мы стремительно развиваемся с 1980-х годов, десятилетия, когда голливудские боевики с участием Арнольда Шварценеггера и Сильвестра Сталлоне в главных ролях и мантра Гордона Гекко «жадность — это хорошо» с Уолл-стрит представляли мужественность как нечто большее. чем диаграмма Венна денег, секса и власти. Последнее будет связано с эмоциональной, физической и умственной силой, которую невозможно сломать.

Перенесемся в сегодняшний день, и есть гораздо более детализированные и реалистичные модели мужественности, адаптированные к реалиям жизни 21 века. Больше нет ощущения, что мужчины должны быть сильными во всех смыслах этого слова.

Отцы-домоседы, политики, обменивающиеся мужскими объятиями, профессиональные спортсмены, рекламирующие увлажняющие кремы по телевизору, мужчины-пекари и гуру моды — все это часть более широкого спектра того, что значит «быть мужчиной».

Новая рекламная кампания Harry’s вносит своевременный вклад в эти дебаты.Это история инопланетянина, который приходит на Землю и обращается за помощью к мальчику, чтобы помочь ему понять, как быть мужчиной. В результате множества вопросов пришельца именно мальчик приходит к пониманию того, что многие идеи, лежащие в основе маскулинности, ограничены для современного мира.

Чтобы увидеть это встраивание, вы должны дать согласие на использование файлов cookie социальных сетей. Откройте мои настройки cookie.

Данные могут поддерживать эти аргументы.В прошлом году Гарри объединился с Университетским колледжем Лондона (UCL), чтобы исследовать отношения и основные ценности, связанные с мужественностью. Основываясь на опросе 2000 британских мужчин, в отчете Harry’s Masculinity Report 2017 было обнаружено, что ценности, к которым мужчины стремились, не связаны с гипер-маскулинностью.

Вместо этого на первое место вышли надежность и надежность: 97% мужчин сказали, что они были для них от умеренного до очень важного. Далее следовали честность (96 процентов) и верность (95 процентов).Атлетизм (59 процентов) и авантюризм (67 процентов) были среди наименее ценимых качеств. Полученные данные подтверждают мнение о том, что в Великобритании развивается более эмоционально грамотный тип мужественности — по крайней мере, это то, к чему стремятся мужчины.

Возможно, важным поворотным моментом в представлении о мужественности стало смягчение культурного отношения к гомосексуализму в 1990-е годы. Вслед за этим появился метросексуал, городской мужчина, соприкоснувшийся со своей женской стороной — Дэвида Бекхэма часто называют образцом для подражания в этой области — и в наши дни мужчины не только более уверены в своей сексуальности, чем когда-либо, но и не боятся экспериментировать сексуально.

В результате исчезают старые клише; Мужчины больше не должны иметь возможность выполнять работы своими руками или сдерживать слезы во время Король Лев . Хотя многие мужчины стремятся к тому, чтобы они все еще могли делать это.

Дело в том, что это широкая церковь, и мужественность не должна ограничиваться сценарием «либо, либо».

Фактически, сужение определения мужественности может быть очень проблематичным.Мужчины чаще женщин совершают самоубийство, страдают от наркозависимости или попадают в тюрьму. Научные исследования показывают, что мальчики в возрасте пяти лет уже подавляют свои чувства и скрывают признаки слабости, чтобы казаться более «мужественными».

В последующие годы это нежелание просить помощи у других, эта стоическая самодостаточность заставляет многих мужчин молча страдать. В конце концов, уязвимость — это не то, что легко дается мужчинам — возможно, из-за неправильного представления о том, что такое «быть мужчиной».

Благодаря большей откровенности в СМИ о психическом здоровье уязвимость трансформируется в положительный атрибут. То же самое можно сделать и с другими предполагаемыми недостатками.

Британский художник Грейсон Перри недавно опубликовал Происхождение человека , в котором он призывает к более обширному проекту мужественности, «который ценит терпимость, гибкость, множественность и эмоциональную грамотность так же, как сила, уверенность, стоицизм прославлялся в прошлом «.Сегодня существует более широкий спектр образцов для подражания, чем когда-либо прежде, но, что более важно, существует большое количество путей, которые все следует рассматривать как одинаково мужские.

Мужественность может по-прежнему ассоциироваться с обнадеживающей силой; однако, принимая это определение во внимание — пришло время всем осознать, что мужчины, которые не связаны с тем, что ранее считалось мужским, «являются мужчинами» в одной из различных форм и обличий, которые существуют в 21 веке. .В конечном счете, как ясно дает понять «Мальчик и инопланетянин», на вопрос: «Что значит быть мужчиной?» — не один ответ.

Узнайте больше о Гарри здесь.

Что значит быть мужчиной в 2019 году

Автор Menswear Style в Тенденции на 3 июня 2019 г. / Что значит быть мужчиной в 2019 году?

Мужественность значительно изменилась с годами. Всего несколько десятилетий назад любого мужчину, проявляющего эмоции, считали слабым и женоподобным. Хотя этот гендерный стереотип до некоторой степени сохраняется, только в последнее время мы начали полностью осознавать негативные эффекты этой формы маскулинности. По данным Американского фонда предотвращения самоубийств, вероятность совершения суицида у мужчин в три раза выше, чем у женщин. К счастью, в 2019 году мужчины формируют мужественность и по-новому определяют, что значит быть мужчиной. Мужчины, наконец, начинают открыто рассказывать о своем психическом здоровье, одеваются, как им нравится, и лучше заботятся о своей коже.Вот взгляд на то, как мужественность развивалась за эти годы и что ждет в будущем состояние мужественности:

Средневековая эра Мужественность — героический защитник и кормилец

В средневековье мужественность прочно ассоциировалась с мужественностью. Когда мальчик превращался в мужчину, ожидалось, что он возьмет в руки свой меч и будет сражаться за честь, защищать свою семью и обеспечивать ее. Таким образом, в то время олицетворением мужественности считался мужчина, обладающий храбростью, верностью и физической доблестью.Однако концепции мужественности также подкреплялись христианством и церковью, которые поощряли мужчин искать жену и заводить как можно больше детей. В средние века жизнь мужчины сводилась к трем вещам: производить наследников, обеспечивать семью и защищать свою собственность. Если мужчины не могли успешно делать это, их считали слабыми и женственными. В это время мы можем начать видеть, как мужская сексуальность становится связанной с мужественностью, особенно с деторождением. Фактически, мужчины могут быть наказаны по закону за импотенты.В период позднего средневековья и вплоть до начала 18 века женщина могла предать своего мужа суду, если считала его импотентом. Хотя это было необычно, заметные испытания, подобные испытаниям маркиза де Жесвра, демонстрируют глубокий стыд, который испытывают мужчины, если они не могут соответствовать мужским сексуальным идеалам.

New & Lingwood

Мужественность во время промышленной революции

18 век был непростым временем для мужчины. В начале 1700-х годов мужчины высшего сословия приняли безвкусную моду и носили пальто с золотой отделкой, напудренные парики, макияж и туфли на каблуках.Но к концу 18 века эта чрезмерная модная тенденция рассматривалась как легкомысленная — особенно американские мужчины, восставшие против британцев и всего, за что они выступали. Короткие волосы и простой, но изысканный внешний вид вскоре стали новой тенденцией. Еще один сдвиг в мужественности заключался в том, как мужчины разрешали свои споры. В то время как дуэли когда-то были воплощением мужественности, вежливость и рациональные аргументы теперь считались более респектабельными для мужчин (хотя дуэли все еще происходили и в 1800-х годах).Этот сдвиг отчасти был вызван кампаниями по реформированию нравов, которые проводились для снижения преступности и социальных потрясений. Именно в это время в 1748 году было зафиксировано первое упоминание о мире «мужественности» .

Расцвет дендизма

Примерно в 1780 году вежливость превратилась в этикет. От мужчин теперь ожидалось, что они будут тщательно придерживаться определенных правил общества, чтобы выглядеть по-джентльменски. Этот сдвиг вскоре привел к появлению денди, также известного как человек, который очень заботится о своей внешности и репутации.Дендизм был особенно популярен среди мужчин среднего класса, которые стремились быть идеальными джентльменами благодаря изысканному языку и ухоженной внешности. Мужчина по имени Джордж Брайан (Бо) Браммелл (1778–1840) считался арбитром денди, а некоторые полагают, что он является основателем современной мужской моды. Браммелл представил обществу не только костюм и галстук, он также сделал мужскую одежду на заказ популярной в Англии, а позже и в Америке.

Викторианская эпоха Мужественность

Мужественность долгое время была синонимом войны и битвы.Но в викторианскую эпоху (1837–1901) настал долгий период мира. Имея мало возможностей проявить себя на войне, мужчины нашли другие способы определить мужественность, а именно через религию, спорт, работу и накопление богатства. В 1832 году концепция самоучки был придуман США сенатор Генри Клей и призвала мужчин, чтобы заработать состояние благодаря настойчивости и трудолюбию. Многие современные виды спорта были представлены в викторианскую эпоху, что дало мужчинам возможность доказать свою силу и атлетизм посредством верховой езды, езды на велосипеде, тенниса, крикета и занятий водными видами спорта.Мужские идеалы спортивного мышления и гордости за свою работу все еще сохраняются.

Манго

Американская мужественность 20-го века

В 20-м веке правительство хотело, чтобы сильные, молодые мужчины представляли образ Америки во время Второй мировой войны. Для американских мужчин война имела четко обозначенного врага и дала им возможность проявить свою храбрость и героизм на поле боя. Вторая мировая война сформировала мужественность по-разному. Хотя традиционная семья ХХ века состояла из женщины в качестве домохозяйки и мужчин в качестве кормильца, теперь женщины могли работать в армии и в других местах. Война бросила вызов традиционным гендерным ролям, поскольку женщины стали более независимыми. Тем не менее, мужчины и женщины отличались друг от друга. В то время как от женщины в 1950-е годы ожидалось, что она будет эмоциональной и заботливой, мужчина должен быть доминирующим, уверенным и никогда не проявлять признаков слабости. Мужчина мужского пола тоже желательно был высоким, мускулистым и не беспокоился о своей внешности.

Мужественность в 2000-е годы

С ростом феминизма и более совершенного глобального Интернета женщины начали делать огромные успехи в разрушении гендерных стереотипов.В то же время многочисленные статьи в сети заявляли, что мужчины переживают кризис маскулинности. В то время как некоторые утверждают, что этот кризис был вызван феминизмом, другие обвиняют в «токсичной маскулинности» в отправке мужчинам смешанных и запутанных сообщений. В 2000-х годах их стоические, бесстрастные отцы учили мужчин никогда не проявлять признаков слабости. Признаки женственности были даже хуже, чем проявление эмоций. Мужчин нередко называли «геями» за то, что они наслаждаются традиционно женскими занятиями, такими как выпечка, мода или занятия мужской косметикой.

Дом 99

Мужественность в 2019 году

Мужественность с годами развивалась во многих направлениях, а в других осталась неизменной. Американская культура по-прежнему считает идеальными мужскими качествами силу, трудолюбие и храбрость. Однако современные мужские идеалы бросают вызов больше, чем когда-либо прежде. Вот краткий обзор того, что значит быть мужчиной в 2019 году:

Сексуальность .Мужчины могут привлекать кого угодно, мужчин или женщин, но это не делает их менее мужчинами.Более того, им не нужно постоянно жаждать секса, чтобы считаться мужественными.

Гордость во внешности — Когда-то стыдясь заботы о своей внешности, мужчины теперь интересуются своим режимом ухода и ухода за кожей.

Гендерные роли — Мужчины все чаще остаются дома, пока их партнер работает. Хотя многие до сих пор оспаривают эту смену гендерных ролей, это огромный отход от предыдущих десятилетий.

Быть эмоциональным — Все больше мужчин понимают, что эмоциональность и открытость не являются признаком слабости.Это признак силы.

Все под контролем — Как и в случае с маскулинностью в период промышленной революции, мужчины, решающие споры с помощью слов, а не кулаков, считаются мужественными и властными.

Happy Socks

Последние мысли

Когда дело доходит до избавления от токсичных мужских идеалов, нам еще предстоит пройти долгий путь. Хотя в 2019 году мужчины меняют то, что значит быть мужчиной, все еще есть сторонники традиционных гендерных стереотипов и мачизма.Мужественность продолжает развиваться к лучшему. Если повезет, мы наконец сможем искоренить вредные гендерные стереотипы, от которых страдают современные мужчины.

Что значит быть мужчиной в современном мире? | Морено Зугаро | Подлинный мужчина

Четвертая Р: Цель

«Без осознанной жизненной цели человек полностью потерян, дрейфует, приспосабливаясь к событиям, а не создает события. Не зная своей жизненной цели, человек живет ослабленным, бессильным существованием.

— Дэвид Дейда, Путь высшего мужчины

Чтобы правильно использовать вашу избыточную мужскую энергию, вам нужна 4-я цель: . Другими словами, вам нужно найти способ внести свой вклад в мир.

Если у вас нет подходящего выхода для вашей мужской энергии, ваша мужественность будет подавлена. Это создает разочарование, гнев и страдания для вас и окружающих. Найдя цель, выходящую за рамки вас самих, вы сможете направить свою мужскую энергию на пользу себе и окружающим.

Цель объединяет все человеческие достоинства и основные принципы под одной крышей. Следуя своей цели, вы защитите тех, кто вас окружает, от вреда, обеспечите их благополучие и создадите лучший мир для своих детей.

Как найти свою цель? Будучи искренним с самим собой. Открывая свои ценности и находя то, что важно для вас.

Вам придется задать себе несколько сложных вопросов.

Что я хочу создать?

Что я могу сделать, помимо меня самого?

Как я могу передать свой подарок миру?

Посмотрите на мир таким, какой он есть, и спросите себя: как я могу внести свой вклад и улучшить его на благо моих детей, моих близких и всех нуждающихся?

Нам, мужчинам, нравится иметь задачу, проблему, которую нужно решить, и цель, ради которой нужно жить.Это заставляет нас чувствовать себя ценными и мужественными.

Никто не ожидает, что вы спасете мир в одиночку, но вы можете начать с малого. Вы можете носить с собой сумки для покупок для пожилых людей, работать волонтером в приюте для животных или стать политическим активистом.

Со временем эти маленькие действия превратятся во что-то большое. Ношение сумок с покупками превращается в посещение и поддержку домов престарелых. Волонтерство в приюте для животных превращается в сбор средств и усыновление собаки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.