Что такое стереотип обществознание: Стереотип. Что такое «Стереотип»? Понятие и определение термина «Стереотип» – Глоссарий

Стереотип — что это такое

Обновлено 24 июля 2021
  1. Что это такое
  2. 4 особенности стереотипного мышления
  3. Виды стереотипов
  4. Как от них избавиться

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. В нашем лексиконе присутствует очень много заимствованных слов, смысл которых не всегда понятен из контекста. Мы уже разбирали ранее такие термины (например, прагматизм, корреляция, девиация).

Сегодня же у нас очень интересная тема — это стереотипы и стереотипное мышление. Если вы думаете, что вас то это уж точно не касается, то, скорее всего, вы ошибаетесь, ибо шаблонное мышление мы приобретаем еще в детстве и без него нам было бы сложно воспринимать действительность.

Так что же такое стереотипы? Это благо и зло? Почему они формируются у нас и как от них можно избавиться, чтобы они не мешали нам жить? Обо всем этом и пойдет речь в этой статье. Будет интересно, обещаю!

Стереотип — что это

Согласно википедии, слово «стереотип» в переводе с древнегреческого означает «объемный отпечаток». Когда-то так называли печатное клише, используемое в типографских машинах.

В настоящий момент стереотип – это

устоявшееся представление о чем-либо, образец восприятия явлений реальности. Совокупность стереотипов являет собой социальную действительность, в которой мы с вами живем.

Рассматриваемый феномен формируется еще в детстве каждого индивида, прививается семьей и обществом. Шаблоны мышления (их много) закладываются глубоко в подсознание, становятся автоматическими мыслями, которые приводят к таким же автоматическим действиям.

Научившись думать определенным образом в конкретных ситуациях, человек при попадании в них не напрягается и не тратит энергию. Реакция возникает сама по себе и не нуждается в регуляции. Это очень удобно, с точки зрения экономии психических и физиологических ресурсов.

Благодаря стереотипам мир становится более предсказуемым и последовательным, что уменьшает врожденную тревожность, связанную с выживанием. Это позитивная сторона явления.

Однако, мир постоянно меняется: привычное мышление, которое когда-то нас выручало, становится вредящим или бессмысленным.

Например, древние люди точно знали, что человек с другим цветом кожи – чужак, и может представлять опасность. С ним немедленно расправлялись или брали в плен. Этот стереотип существует и в наши дни, но приносит только неприятности.

Разделение людей по национальному и расовому критерию основано на инстинкте выживания и приводит к вражде и кровопролитию (стоит вспомнить Гитлера, который уничтожал евреев, не считая их за людей), при этом современный социум считает себя разумным и культурным.

Таким образом, стереотипы могут быть как полезными, так и вредными. Последние принято называть предубеждениями или предрассудками. Они составляют львиную долю от общей массы и от них лучше избавляться, чтобы не портить жизнь себе и окружающим.

4 особенности стереотипного мышления

У. Липмман, который в 1922 году и ввел данное понятие в обиход, выделил его 4 характеристики стереотипного мышления:

  1. Такой подход значительно облегчает восприятие реальности, максимально упрощает ее. В связи с чем стереотипное утверждение всегда имеет короткую формулировку. Например, «все мужики козлы», «все бабы дуры», «бьет – значит любит», «если меньше ешь, то быстро похудеешь» и т.д.

    То есть, стереотип – это, как правило, короткая, емкая фраза;

  2. Стереотип – это всегда чужой опыт, передаваемый от старшего поколения к младшему. Мы перенимаем «правду о мире» от бабушек, дедушек, родителей и других значимых взрослых, участвующих в нашем воспитании. Ребенок «заглатывает» информацию, а позднее начинает считать ее частью своей личности.

    В психологии такое явление называется «глотанием интроекта». Часто случается, что человек «глотает», но «не переваривает» некое убеждение и впоследствии его начинает «тошнить».

    Например, мама всю жизнь толдычит дочери, что замуж нужно выйти один раз и навсегда. Последняя благополучно соединяет свою судьбу с мужчиной, но через некоторое время понимает, что любовь прошла, и жить с мужем она больше не хочет. В это время стереотип диктует ей терпеть и выкинуть из головы мысли о разводе. Женщина мучается, страдает, ненавидит мужа, себя и детей, возможно, заболевает на нервной почве…

    Но если она сможет осознать, что мысль о единственно возможном браке не является ее собственной, а была вложена в голову заботливой матушкой, как жизнь тут же изменится и заиграет новыми красками. Она тут же разведется, освободив от мучений себя и всю свою семью;

  3. Незыблемость – люди слепо верят в стереотипы, часто игнорируя логику и физические законы. Если женщина уверенна, что «все мужики хотят от нее только секса», то даже влюбленный в нее импотент, который просто читает стихи и дарит цветы, не переубедит ее в обратном. Скорее всего, она решит, что отсутствие сексуального желания с его стороны связано с тем, что он ее просто не любит;
  4. В большинстве случаев стереотип является ложным убеждением, поэтому чаще всего термин имеет негативный окрас.

    «Ты мыслишь стереотипно!» – фраза, указывающая оппоненту, что его представление о ситуации устарело и нуждается в пересмотре.

Стереотипы существуют буквально во всех жизненных сферах. Они настолько прочно врастают в личность человека, что порой отделить одно от другого становится крайне сложно.

В случае когда мышление, наполненное стереотипами, начинает доставлять личности неудобства, стоит обратиться к психологу, который поможет отделить «зерна от плевел».

Виды стереотипов

Все социальные стереотипы разделены на несколько видов:

  1. Относящиеся к народам и расам. Например, русский человек много пьет, англичане – жадины и снобы, евреи – хитрые, цыгане умеют гипнотизировать.
  2. Предрассудки о богатых и бедных: если богатый, значит, вор. Или если бедный, то добрый. На самом деле не все богачи наворовали свое состояние и далеко не каждый человек, живущий бедно, способен на милосердие и гуманные поступки.
  3. Мужские и женские
    стереотипы – часто фигурируют в анекдотах, например, о злой теще, любовниках в шкафу и командировочном муже.
  4. Предрассудки о сексуальных меньшинствах (геях и лесбиянках — ЛГБТ).
  5. Возрастные – убеждения по поводу того, как должен вести себя человек в том или ином возрасте (взрослая личность должна быть серьезной, старикам поздно любить и жениться, ребенку позволено баловаться).
  6. Профессиональные предрассудки (военный должен быть благородным, честным и сильным).

Стереотипное мышление в той или иной мере развито у всех: чем жестче характер, тем менее гибок человек в рассуждениях и больше опирается на внутренние шаблоны.

Как избавиться от стереотипов

Зная, что такое стереотип, важно понимать: мы не можем контролировать их формирование, так как это происходит в детском возрасте, когда ребенок верит взрослым, как богам. Он ни капли не сомневается в том, что ему говорят, ведь у него нет своего опыта и собственной системы ценностей.

Предотвратить нельзя, зато можно изменить сложившуюся ситуацию. Делать это стоит, если внутренние установки мешают счастливому существованию.

Например, если женщина выросла со стереотипом, что все мужики козлы, ей будет сложно обустроить свою личную жизнь – выйти замуж и родить детей, так как в каждом партнере ей мерещится предатель, эгоист и изменщик.

Самый простой способ избавления от предрассудка – включить логику и посмотреть на ситуацию по-другому. В данном случае ей стоит задать себе вопросы:

  1. откуда я знаю, что все мужики козлы (мама сказала)?
  2. откуда мама это узнала (возможно, этот стереотип передала ей ее мать, или он возник вследствие глубокой обиды из-за того, что ее предал мужчина)?
  3. лично я считаю, что все мужчины такие?
  4. если да, то какие факты говорят в пользу моего утверждения?
  5. какие факты могут опровергнуть мой стереотип? И т.д.

Чем больше задавать себе вопросов по конкретному убеждению, тем яснее будет проглядываться настоящая картина: скорее всего, окажется, что определенное видение мира возникло в голове с чужой подачи и не является вашим умозаключением, основанном на собственном опыте. Хотя и последнее тоже может быть.

Еще один вариант борьбы с шаблонами – смена окружения, знакомство с другими людьми, которые видят мир иначе. Чем больше у человека друзей и приятелей, тем более широко он может видеть мир, смотреть на него с разных сторон. Это помогает думать и действовать более гибко, творчески, избегая туннельного мышления.

Автор статьи: Коваленко Лилия Сергеевна (психолог)

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Урок 12. отношения с окружающими — Обществознание — 6 класс

Обществознание, 6 класс

Урок 12. Отношения с окружающими

Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке

  1. Виды межличностных отношений.
  2. Стереотип, симпатия и антипатия.
  3. Стили межличностных отношений.

Тезаурус

Межличностные отношениявзаимосвязи, которые возникают между людьми в совместной деятельности и общении.

Симпатияэто внутреннее расположение, привлекательность.

Антипатияэто отношение, прямо противоположное симпатии.

Стереотипэто обобщённое и упрощённое представление об особенностях людей, принадлежащих к той или иной группе.

Основная и дополнительная литература по теме урока:

  1. Обществознание. 6 класс: учеб. для общеобразоват. организаций / Л. Н. Боголюбов, Н. Ф. Виноградова, Н. И. Городецкая и др. – М.: Просвещение, 2017.
  2. Энциклопедия для детей / гл. ред. М. Аксенова. – Москва: Мир энциклопедий Аванта +. Т. т.18. Человек, Ч. 2: Психология. – 2008.
  3. Энциклопедия для детей / гл. ред. М. Аксенова. – Москва: Мир энциклопедий Аванта+. Т. т.18.Человек, Ч. 3. Духовный мир человека. – 2006.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Под межличностными отношениями понимают взаимосвязи, которые возникают между людьми в совместной деятельности и общении. Это особенная связь человека с окружающими людьми.

Вы взаимодействуете с разными людьми и у каждого из них есть свой характер, моральные качества, жизненные приоритеты и опыт. Общаясь между собой, выполняя общую работу или решая проблемы, люди сближаются и больше узнают друг о друге. Это особенность межличностных отношений, при которых чаще всего два или несколько человек вступают в непосредственный контакт.

Психологи выделяют деловые, личные, приятельские, товарищеские межличностные отношения.

Ещё раз подчеркнём, что главное отличие межличностных отношений заключается в том, что эти отношения носят обоюдный характер. На это указывает слово «взаимно».

Так, например, от слаженной работы экипажа самолёта, их взаимодействия зависит безопасный перелёт пассажиров.

Вы записываетесь в театральную студию и не только хотите произвести хорошее впечатление на других ребят, но и сами к ним присматриваетесь. И здесь речь идёт о взаимовосприятии.

В сплочённых классах царит взаимопонимание, благодаря которому ребята с интересом учатся, побеждают в конкурсах и соревнованиях и чаще всего сохраняют тесные взаимоотношения на всю жизнь.

В основе межличностных отношений лежат эмоции и чувства. Положительные чувства сближают, а отрицательные, наоборот, отталкивают. Вам уже знакомо чувство симпатии – это внутреннее расположение и привлекательность. Иногда мы задаёмся вопросом, чем именно тот или иной человек нам симпатичен. Почему мы хотим с ним дружить? Видимо, он обладает положительными качествами, которые проявляются в поступках и привлекают нас. Хотя симпатия может быть вызвана внешними данными нового знакомого и лишь время покажет его истинное лицо.

Бывают, что разглядеть положительные стороны человека не позволяют стереотипы. Стереотип – обобщённое и упрощённое представление об особенностях людей, принадлежащих к той или иной группе. Помните, как в рассказе «Надёжный человек» Евгения Пермяка мальчик Андрюша даже за одной партой не хотел сидеть с девочкой, которую считал трусихой. Только преодоление этого стереотипа позволило ему с ней подружится. «Все девчонки – трусихи или плаксы», а «мальчики – хулиганы» – это лишь отдельные примеры ошибочных суждений. Помните: попав в плен стереотипа, легко ошибиться!

Прямо противоположное чувство симпатии – антипатия, т.е. неприязнь или даже отвращение. Что может вызвать его? Плохой поступок или поведение, обида или злость. Но не стоит торопиться с выводами, что кто-то плохой, основываясь только на единичном случае. Следует задуматься, насколько хорошо вы знаете человека, чтобы так утверждать, да ещё делать своё мнение достоянием других людей? Всё ли вы предприняли для установления взаимопонимания с ним?

Согласитесь, что с разными людьми устанавливаются разные виды межличностных отношений. И знакомства – самый распространённый вид. Наверняка, вы знакомы со многими учениками школы, ребятами из спортивных секций, соседями по дому. С некоторыми из них вы можете здороваться и даже общаться на близкие темы.

Обоюдная симпатия и наличие общих интересов позволяет знакомству перерасти в приятельские отношения. С приятелями вы можете хорошо провести время. А вот если возникают деловые отношения на основе общих целей, то речь идёт о товариществе. Участников таких отношений объединяет общая цель, средства и результаты общей деятельности.

Умение разделить радость и помочь в беде характерно для дружбы. Древнегреческий философ Аристотель говорил: «Дружба – самое необходимое для жизни, так как никто не пожелает себе жизни без друзей, даже если б он имел все остальные блага». Истинная дружба бескорыстна. Настоящий друг отзывчив и заботлив, строг и взыскателен. Чаще всего настоящих друзей бывает не много.

Наивысшей формой взаимосвязи является любовь. Ей посвящены и самые возвышенные, и самые горькие строки поэзии, она вдохновляла художников и музыкантов. Любовь возвышает человека, без неё не бывает человеческого счастья, жизнь без любви пуста и безрадостна.

Выделяют такие стили межличностных отношений, как официальные и личные.

Все официальные отношения регулируются законодательством и складываются только на правовой основе. Здесь не должно быть влияния личной привязанности и чувств. Примером таких отношений могут быть отношения между учителем и учениками, начальником и подчинёнными.

Личные отношения не ограничиваются строгими формальными правилами и формируются вне зависимости от совместной деятельности. Примерами личных отношений могут служить родственные связи между членами семьи, дружба или вражда.

Качество межличностных отношений зависит от вас, от умений находить общий язык с другими людьми и взаимодействовать в коллективе.

Примеры и разбор решения заданий тренировочного модуля

Задание 1. Какой из приведённых примеров иллюстрирует понятие стереотип? Выберите один вариант ответа.

Летние каникулы дети Петровых проводят у бабушки.

Игорь Петров считает, что все девочки трусихи.

По субботам семья Петровых отправляется на дачу.

Несколько лет подряд Игорь Петров побеждал в школьной олимпиаде по математике.

Ответ: Игорь Петров считает, что все девочки трусихи.

Пояснение: Для начала необходимо вспомнить значение термина «стереотип». Это обобщённое и упрощённое представление об особенностях людей, принадлежащих к той или иной группе. Из приведённых примеров только мнение Игоря Петрова, что все на свете девочки трусливы, соответствует определению стереотипа. Остальные примеры отражают факты из жизни семьи Петровых.

Задание 2. Выполните задания, чтобы увидеть рисунок. Для предложений, отражающих факт, поставьте «1», для предложений, содержащих оценку – «0».

Все межличностные отношения делятся на дружественные и враждующие.

Между начальником и подчинённым устанавливаются формальные отношения.

Субординация – основное чувство личных отношений.

Неформальные отношения складываются с учётом личных симпатий и чувств.

Пояснение: Давайте попробуем исправить ошибки в некоторых утверждениях. Вы уже знаете, что все межличностные отношения делятся на формальные (их иначе называют официальными) и личные, поэтому первое утверждение неверно. Примером формальных отношений могут служить отношения между начальником и подчинённым, а значит, во втором утверждении ошибки нет. Именно в формальных отношениях немаловажную роль играет субординация, т.е. поведение, которое демонстрирует уважение подчинённых к старшим по должности, статусу или же званию. Последнее утверждение является верным: ведь именно симпатия, уважение, а порой и восхищение располагают нас к какому-либо человеку.

10 стереотипов о России – Огонек № 6 (5312) от 17.02.2014

Расхожие представления о России и русских при ближайшем рассмотрении опровергаются социологами и статистикой

«Все пьют»

О пристрастии наших людей к зеленому змию, усвоенном не то на генном, не то на культурном уровне, не рассуждает только ленивый. Между тем на самом же деле наше общество постепенно «трезвеет». Главный нарколог страны Евгений Брюн отмечает, что в 2013 году средний уровень потребления алкоголя на душу населения составил 13,5 литра, что на 2,1 литра меньше, чем в предыдущем. А в 2010 году, по данным международных исследований, число регулярно выпивающих россиян уменьшилось на 2 млн по сравнению с 2000-м.

«Все воруют»

Приписываемая Карамзину фраза: «Если бы захотеть одним словом выразить, что делается в России, то следует сказать: воруют» не утратила своей актуальности и в XXI веке. Но коррупция и бюджетный распил все-таки не так уж огульны и всеохватны. Социологи НИУ ВШЭ, например, отмечают, что в России рыночная коррупция, основанная на взятках, не растет — ее пик пришелся на 2000-е годы. Теперь все решают неформальные связи или блат. По-научному — сетевая коррупция. Тоже противозаконно, но все-таки более цивилизованно.

«Все хотят уехать»

Многие наши соотечественники в сердцах произносят: «Пора валить!», поэтому создается впечатление, что еще немного и коренное население страны всем скопом отправится за рубеж. Все не совсем так. По данным июльского опроса ВЦИОМа, 85 процентов россиян утверждают, что уезжать из своей страны не хотят. Да и западная статистика отмечает, что эмиграция россиян по таким популярным направлениям, как Германия, Израиль и США, в последние 5-6 лет сокращается. Появляются и новые «возвращенцы».

«Все хотят денег»

Конечно, в рыночной экономике желание заработать — основополагающее. Россияне тоже весьма охочи до денег, и иногда кажется, что заработок для нас — самоцель. Однако в 2012 году только 52 процента россиян (данные опроса ВЦИОМа) признались в том, что хотели бы стать богатыми. А вот создание счастливой семьи и воспитание хороших детей — желание 93 процентов наших соотечественников. Обретение надежных друзей важно для девяти россиян из десяти. Стало быть, деньги, по крайней мере на уровне деклараций,— средство, а не цель.

«Страна разучилась работать»

Многие с грустью вспоминают о славном трудовом советском времени, однако делают это совершенно напрасно. Уж на социалистическую эпоху с ее трудоднями, авралами и приписками оглядываться точно не стоит. По итогам минувшего года рост ВВП страны составил (по предварительным данным) 1,4 процента, рост добавленной стоимости промышленного производства — 0,6 процента. Гордиться вроде бы особо нечем — темпы роста падающие, но люди-то работают. Число официально безработных россиян в 2013 году составляло 4,1 млн человек при 75,5 млн работающих.

«Россия — православная страна»

Периодически из разных уст звучит фраза: 80 процентов населения России — православные. В 2012 году, однако, это утверждение опровергли социологи исследовательской службы, составившие «Атлас религий России» на основе крупномасштабного опроса. Получилось, что всего 41 процент россиян исповедует православие и причисляет себя к РПЦ. И только 5 процентов регулярно посещают церковь, являясь прихожанами конкретной общины. За православными следуют верующие без религии, так называемые «бедные верующие» (25 процентов россиян).

«Регионы бедны, страна разорена»

Некоторые жители столицы (с гордостью) и регионов (с тоской) привыкли думать, что в стране нигде, кроме Москвы, жизни нет. Однако комплексные исследования регионов показывают, что это совсем не так. Составленный специалистами МГУ рейтинг качества жизни регионов (см. «Огонек», N 3, 2014 год) возглавила вовсе не Москва, а Петербург, за которым шли Татарстан, Калининград и Белгородская область. Рейтинг учитывал целый ряд параметров — от безопасности личности до экологии.

«Мы ничего не производим, кроме нефти и газа»

На сегодня нефтегазовые доходы составляют примерно половину доходов бюджета, и спору нет, ТЭК является основой российской экономики. Но нельзя забывать, что Россия экспортирует десятки миллионов тонн минеральных удобрений в год, а доходы от экспорта оружия в 2013 году составили 15,7 млрд долларов. Развиваются металлургия, судостроение, собираются автомобили-иномарки. Из IT-сектора можно упомянуть системы антивирусной защиты и технологии распознавания документов, поставщиками которых на мировой рынок являются российские компании.

«Мы живем по чужим моделям»

Многих россиян не устраивает, что, по их мнению, наша страна слепо копирует западную демократию или опыт восточных деспотий (нужное подчеркнуть). Однако даже при поверхностном взгляде на историю ясно, что любые заимствованные идеи преломляются через нашу культурную самобытность, мутируют так, что на выходе любая попытка копирования превращается в «особый путь».

«Россия вымирает»

В России смертность превышала рождаемость начиная с 1992 года. У многих возникала тревожная мысль о том, что с течением времени страна просто-напросто канет в небытие. Или ее заселят мигранты. Но Росстат подарил надежду: по данным службы, в 2013 году впервые в истории новой России число родившихся превысило число умерших. Естественный прирост составил немногим более 20 тысяч человек, однако прекращение неприятной тенденции — это факт и перспектива выйти из демографического пике все же существует.

Подготовил Сергей Мельников


Влияние социальных стереотипов на межличностные отношения



Одной из важных тем для понимания общественных отношений является исследование человеческой личности. Изучение личности нельзя отделять от общества, так как личность, с одной стороны, является продуктом социальных изменений, а с другой — сама их инициирует и создаёт.

Особым видом общественных отношений являются межличностные отношения. Их спецификой является то, что они складываются только на основе эмоций и чувств, которые люди испытывают по отношению друг к другу. Очень важным фактором в межличностных отношениях является способность людей адекватно оценивать личностные и индивидуальные особенности тех, с кем они общаются. Здесь возникает проблема «социальной перцепции» — восприятия, понимания и оценивания других людей. Восприятие и оценка людьми друг друга всегда субъективна. Часто мы приписываем другим те черты или свойства, которыми они не обладают. Такие эффекты восприятия строятся на основе стереотипов.

Социальный стереотип [2] — это особое общественно значимое образование сознания и поведения людей, в котором продуцируется шаблонный образ их отношения к той или иной жизненной ситуации. Социальные стереотипы являются устойчивыми оценочными представлениями людей друг о друге, формирующимися в межличностных отношениях.

Исследование социальных стереотипов необходимо для того, чтобы понимать особенности развития и действия механизмов регуляции социального поведения и многих общественных процессов, таких как различные виды коммуникации, манипулирование сознанием человека и общественным мнением.

Термин «стереотип» был введен в 1922 году социологом Вальтером Липпманом. Автор трактовал его как «картинку у нас в голове».

Стереотип в широком понимании — устоявшийся шаблон поведения, штамп, предрассудок.

В психологии социальный стереотип — это особое общественно значимое образование сознания и поведения людей, в котором продуцируется шаблонный образ их отношения к той или иной жизненной ситуации.

Выделяют следующие виды стереотипов:

  1. Общественные стереотипы
  2. Этнические стереотипы
  3. Стереотипы восприятия
  4. Стереотипы в общении
  5. Гендерные стереотипы
  6. Гетеростереотипы
  7. Возрастные стереотипы
  8. Поло-ролевые стереотипы

Психологи называют и другие виды стереотипов, но мы, учитывая формат данного исследования, остановимся на стереотипах, перечисленных выше.

Для того чтобы выяснить, как социальные стереотипы влияют на межличностные отношения в современном обществе, было проведено три исследования. Первое исследование было призвано узнать, насколько стандартные стереотипы, сформированные в 20 веке и ранее, действуют сейчас.

  1. Социологическое исследование по восприятию подростками социальных стереотипов

В опросе приняли участие 75 подростков, которым была предложена анкета с утверждениями — стереотипами различных видов.

Таблица 1

Результаты социологического опроса по восприятию подростками социальных стереотипов (в процентах)

Утверждение

Согласен/Согласна

Не согласен/Не согласна

Затрудняюсь ответить

Честных чиновников не бывает

42, 6

34,6

22,8

Женщины — слабый пол

8

82,6

9,4

Мерседес — это круто

36

40

24

Мужчины не плачут

18,6

68

13,4

Все школьники читают музыкальные журналы

1,4

82,6

16

Главное в жизни — семья и карьера

58,6

26,6

14,8

Идеал красоты — девушки с внешностью фотомодели

4

86,6

9,4

Все гаишники — взяточники

21,4

54,6

24

Компьютер — неотъемлемая часть жизни

40

44

16

Работа учителей — легкая

4

85,3

10,7

Состоятельные люди носят только модную одежду

16

66,6

17,4

Пожилые люди — консерваторы

29,3

32

36,7

Все можно купить

25,3

72

2,7

Евреи — самые хитрые

43,3

29,3

21,4

Чтобы быть успешным необходимо закончить престижный ВУЗ

18,6

69,3

12,1

Девочки должны носить розовое, мальчики — голубое

1,4

96

2,6

Дорого — значит качественно

9,4

70,6

20

Бьет — значит любит

8

82,6

9,4

Блондинки глупые

10,6

68

21,4

Современная молодежь ничего не хочет и не умеет

18,6

62,6

18,8

Как показали результаты опроса, гендерные стереотипы (такие как: мужчины не плачут; девочек нужно одевать в розовый цвет, а мальчиков в голубой; внешность фотомодели — идеал, женщины слабый пол, блондинки глупые, бьёт — значит любит) в современном обществе не актуальны.

Подростки относятся к друг другу, как к равным, они стирают границы в своем общении. Сейчас не услышишь в разговоре двух парней «плачешь, как девчонка». Иная ситуация существует в восприятии национальных стереотипах.

Большинство респондентов согласилось с тем, что евреи самые хитрые. Такие стереотипы очень часто можно пронаблюдать в анекдотах, где чукчи — глупы, американцы прагматичны, а французы ленивы. Хотя всем известно то, что люди разные. Среди американцев можно встретить непунктуального человека, не каждый француз сидит дома и не хочет работать.

В таких стереотипах как «мерседес — это круто», «все можно купить», «все качественное — дорого» было больше тех, кто с ними не согласился.

Оказалось, что для современных подростков не слишком важна материальная составляющая жизни других людей. При виде человека за рулем самой последней модели «Лексуса», никто не подумает о том, что он крутой.

Мало тех, кто считает, что любая качественная вещь должна быть дорогой. Во многих магазинах действительно представлены бюджетные и одновременно качественные товары.

Так же подростки не согласны со стереотипами о молодежи. Не каждый подросток увлечен музыкальным журналом или музыкой в целом. Сейчас много различных возможностей увлечений по разным направлениям, которые могут выбрать себе подростки.

Есть много примеров, когда человек не имея высшего образования реализовал себя в жизни так, как он хотел, поэтому многие и не согласились со стереотипом «чтобы быть успешным необходимо закончить престижный ВУЗ».

Неоднозначная ситуация наблюдается в стереотипах о чиновниках, работниках ГАИ и пожилых людях. Влияние СМИ, простая незаинтересованность, недостаток опыта могли повлиять на такой результат, где многие затруднились ответить.

Всего четыре процента опрашиваемых согласились с тем, что работа учителя легкая, в этом случае каждый сталкивался с учителем того или иного предмета, разной квалификации, с разным опытом. Поэтому многие понимают, что действительно эта работа — тяжелый труд.

Таким образом, на основании первого исследования можно сделать вывод, что многие стереотипы, сформированные ранее, в настоящее время не актуальны, за исключением национальных стереотипов, которые до сих пор действуют.

  1. Портрет — ассоциация

Во втором исследовании я попросила аудиторию написать ассоциации к профессиям стюардессы, учителя и юриста, по которым затем был составлен ассоциативный портрет.

Создавая ассоциативный портрет учителя, участники описывали строгую женщину с классным журналом в руках. Половина опрашиваемых добавила очки в образ учителя, некоторые писали об аккуратной прическе. Очень наглядный стереотип о том, что учитель всегда женщина, хотя это мог бы быть и мужчина. Строгость, проницательный взгляд так же присущи не каждому учителю.

Стюардесса:

Очень многие описывали красивую привлекательную девушку с очаровательной улыбкой и приятным голосом. Такая работа предполагает взаимодействие с пассажирами, а значит, персонал должен обладать такими качествами, хотя не редки случаи, когда эту профессию выбирают мужчины. К тому же не все стюардессы молоды, красивы и приветливы. Это можно подтвердить примерами из практики собственных авиаперелётов.

Юрист: Большинство участников исследования описывали мужчину в пиджаке с портфелем-папкой, хотя на самом деле многие юристы женщины.

В профессиональных стереотипах есть остатки от гендерных. Некоторые профессии приписываются сразу определенному полу. В наше время многие виды работ доступны и для мужчин, и для женщин, в отличие от разделения труда в прошлом.

Исходя из этого, мы делаем вывод о том, что профессиональные стереотипы активно используются в современном обществе и тесно связаны с гендерными .

  1. Эксперимент А. А. Бодалёва

В учебнике обществознания [7] в приложении к теме «Общение как понимание» описан эксперимент современного российского психолога А. А. Бодалёва.

Сущность эксперимента заключается в следующем.

В ходе эксперимента группе взрослых испытуемых были показаны несколько фотографий. Участники эксперимента, видевшие каждую фотографию в течение пяти секунд, должны были воссоздать образ человека, которого они только что видели. Показу фотографии предшествовала установка на определенный стереотип — характеристика изображенных на ней людей. Например, говорили: «Сейчас вы увидите портрет преступника» или «…портрет героя» и т. д. Под влиянием предложенной установки оказались 35,3 % испытуемых, не испытывали его заметного влияния — 54 %, активно сопротивлялись Предлагаемому стереотипу — 10,7 %.

Мы воспроизвели данный эксперимент в условиях 10 класса.

Участникам эксперимента были предложены фотографии двух людей — мужчины (учёный) и женщины (преступница). При этом предлагалось сделать психологическое описание женщины, как известной поэтессы, а мужчины, как жестокого убийцы.

Многие писали о привлекательности девушки, романтичности, задумчивом взгляде. Напротив, портрет мужчины описывали как злобного человека, который не вызывает доверия, с диким взглядом.

В итоге наши результаты несколько отличались от результатов классического эксперимента. Более 50 % участников попали под влиянием стереотипа, более 30 % не испытали заметного влияния и 10 % сопротивлялись стереотипу.

Возможно, на результат повлияло то, что эксперимент воспроизводился в подростковой аудитории, с ещё не сформировавшимся характером и критическим мышлением.

Такое представление дает нам наглядно увидеть, что определенная подача может делать восприятие искаженным. Многие испытуемые сразу стали мыслить стереотипно, образы представленных людей на фото исказились. Большинство даже не могли подумать обратное. Ни у кого не вызвало подозрений лицо девушки, и никто даже не подумал, что этот мужчина внес большой вклад в науку.

На основании проведённых исследований можно сделать вывод, что стереотипизация в одних случаях приводит к определенному упрощению процесса познания людьми друг друга, а в иных случаях приводит к формированию предубеждения.

Если восприятие человека строится на основе прошлого опыта, и опыт этот был негативным, то всякое последующее восприятие людей той же группы может окрашиваться неприязнью, нанося вред межличностному взаимодействию.

– Стереотипы — регуляторы социальных отношений, их отличает экономия мышления, своеобразная «защита», то есть оправдания собственного поведения, удовлетворения агрессивных тенденций, способ выхода группового напряжения.

– Стереотипы — часть нашего общества , но не стоит им слепо следовать. Узость мышления, шаблонность приводят к тому, что человек останавливается в своем социальном, личностном и экономическом развитии.

– Таким образом, гипотеза о том, что стереотипы влияют на межличностное общение только негативно, должна быть скорректирована. В большинстве случаев стереотипы несут далеко не положительные последствия. Плюсом является то, что некоторые стереотипы упрощают информацию о чем-либо, что помогает нам легче усвоить новое

Литература:

  1. Агеев, В. С. Психологические особенности исследования социальных стереотипов [Текст] // Вопросы психологии / Отв. ред. Е. В. Щедрина. — М.: Изд. «Школа- Пресс», 2010. № 4. — С. 96–101.
  2. Бабушкин, Г. Д. Социальная психология: учебник [Текст] / Г. Д. Бабушкин. — Омск: Издательство СибГУФК, 2011. — 236 с.
  3. Журавлев, А. Л. Психологическое воздействие в межличностной и массовой коммуникации [Текст] / А. Л. Журавлев, Н. Д. Павлова. — М.: Институт психологии РАН, 2014. — 400 с.
  4. Лютова, С. Н. Основы психологии и коммуникативной компетентности: курс лекций [Текст] / С. Н. Лютова. — М.: МГИМО-Университет, 2014. — 340 с.
  5. Рождественская, Н. А. Роль стереотипов в познании человека человеком [Текст] // Вопросы психологии / Отв. ред. Е. В. Щедрина. — М.: Изд. «Школа- Пресс», 2009. № 3. — С. 69–76.
  6. Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии [Текст] / С. Л. Рубинштейн. — СПб.: Питер, 2013. — 713 с.
  7. Обществознание. 10 класс: учеб. для общеобразоват.учреждений: профил. уровень/ [Л. Н. Боголюбов, А. Ю. Лазебникова и др.]; Рос. акад. наук, Рос. акад. образования, изд-во «Просвещение».-М,: «Просвещение», 2011.-432 с.
  8. Социальный стереотип в жизнедеятельности людейтема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.11, кандидат философских наук Суходольская, Наталья Павловна
  9. Виды, примеры и значение стереотипов в современном обществе
  10. https://otherreferats.allbest.ru/psychology/00506624_0.html
  11. Назаров М. М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований
  12. https://works.doklad.ru/view/EN385moXWok.html
  13. Реферат на тему: «Стереотипы. Их роль и влияние в жизни человека». Миняева П.К
  14. https://womanadvice.ru/stereotipy-obshcheniya
  15. https://infopedia.su/15x964d.html — методы исследования стереотипов
  16. Научная библиотека диссертаций и авторефератовhttp://www.dissercat.com/content/sotsialnyi-stereotip-v-zhiznedeyatelnosti-lyudei#ixzz5fximNsbv

Основные термины (генерируются автоматически): стереотип, современное общество, мужчина, отношение, жизненная ситуация, заметное влияние, престижный ВУЗ, социальный стереотип, шаблонный образ, вид стереотипов.

«Гендерные стереотипы» — Обществознание — Презентации

Просмотр содержимого документа
«»Гендерные стереотипы»»

Гендерные стереотипы

Подготовили: Захаров Е., Голикова Я., Перевощикова Ю. 8 класс

Учитель: Стерхова Е.А.

Термин

  • Гендерные стереотипы — это распространённые в обществе представления об особенностях и поведении представителей разных гендеров, в первую очередь мужчин и женщин.

2

Причины возникновения гендерных стереотипов

  • Гендерные стереотипы сформировались на основании восприятия и толкования половых различиях в разные исторические периоды, в различных культурах, а также в результате веками существовавшего разделения труда.

3

Роль стереотипов

  • Бытует мнение, что стереотипы существуют в основном о женщинах. На деле, это не так. Устойчивые представления сформированы у людей также и о мужчинах. Ещё с раннего детства формируются разные ожидания о мальчиках и девочках: разные цвета колясок, рубашек, брюки и платья, куклы и машинки. С возрастом они закрепляются; в начальной школе от девочек ждут аккуратности, если она дерётся, это порицается, к мальчикам относятся более лояльно. В то же время, если он даст волю эмоциям, заплачет или закапризничает, его назовут слабаком и хлюпиком.
  • Привыкли, что мужчины чаще занимают руководящие должности, женщинам же отводится пассивная роль. Мужчина – сильный, энергичный, кормилец семьи. Мужчине прощаются эгоизм и самоуверенность. Мужчины не ошибаются. Женщина же – добрая, податливая, хранительница очага. Её дело – растить детей, не стоит всерьёз расценивать её мнение. Существуют идеальные представления о «мужчинах» и «женщинах». Если человек соответствует им – ему повезло, общество поощряет.

4

Положительные и отрицательные стороны стереотипов

  • Положительные:
  • Существует готовый образец поведения. Не нужно что-то, искать выходы – можно жить по шаблону и тратить меньше энергии.
  • Стереотипы поощряются обществом, и выше шанс занять стабильное положение.
  • Отрицательные:
  • Если личность противоречит сложившимся представлениям, общество мешает её развитию.
  • На почве стереотипов могут возникать ссоры и конфликты.
  • Стереотипы влияют на формирование предубеждений и лишают человека возможности объективно оценивать ситуацию.

5

Так ли это на самом деле?

  • В небольших натуральных хозяйствах стереотипы здорово помогают – тут не до лишних мыслей, все силы уходят на то, чтобы выжить, и такое разделение ролей обоснованно. Однако с развитием человечества эта необходимость должна уменьшаться: люди задумываются, у них появляется выбор. В современном обществе конституцией закреплены равные права мужчин и женщин, но большАя доля продолжает оценивать знакомых с привычной точки зрения. Британские социологи провели исследование, в ходе которого опросили 3000 сотрудников компаний. Им удалось выяснить, что мужчины считаются лучшими начальниками по сравнению с женщинами. В то же время, если мужчина захочет устроиться в лёгкую промышленность или в уборщики помещений, его скорее всего не возьмут, хотя работать на металлургическом заводе или дворником физически намного тяжелее.

6

История возникновения гендерных стереотипов

  • Свои истоки это разделение берёт из древности: в самом начале, когда кормились собирательством, никому до пола особо не было дела. Но как только людям открылись охота, орудия труда, войны, ситуация изменилась: мужчина физически всё же сильнее женщины. Постепенно эта мысль укреплялась в обществе; так, уже в эпоху античности женщина стояла на последней ступени социальной лестницы, ниже раба.
  • Только к XIX-XX веку начало зарождаться феминистское движение; некоторые женщины стремились получить права в политике. Первые представительницы феминизма апеллировали к либеральным девизам: люди владеют равными правами, и это не зависит от пола. Со временем обратились и к роли женщины в семье, на рабочем месте.

7

Гендерные стереотипы и сексизм

  • Сексизм – это негативное и предвзятое отношение к мужскому или женскому полу, антипатия и угнетение по половому признаку.
  • Сексизм основывается на негативном опыте и гендерных стереотипах, но стоит их различать; последние не несут в себе ярко выраженной неприязни или провокации.

8

Классификация гендерных стереотипов

  • Выделяют три группы гендерных стереотипов.
  • Первая группа – это стереотипы «мужественности» и «женственности»: эталоны, или, точнее, нормативные представления о том, какими психологическими и поведенческими свойствами должны обладать мужчины и женщины. Так, мужчина олицетворяет творческое начало, он активен; а женщина – репродуктивное, она пассивна. «Мужское» подразумевается лучше и выглядит самодостаточным, предполагает успешное исполнение задуманного, и наоборот. В целом мужчинам приписывается больше положительных качеств, нежели женщинам.
  • Вторая группа гендерных стереотипов закрепляет семейные и профессиональные роли в соответствии с полом.
  • Третья группа стереотипов касается различий в разделении труда. Удел женщин – дополнительный обслуживающий характер, а область деятельности мужчин – творческий, созидательный, руководящий труд.

9

Источники

https://studfiles.net/preview/2230062/

https://www.syl.ru/article/167383/new_gendernyie-stereotipyi-issledovaniya-gendernyih-stereotipov

http://psihomed.com/gendernyie-stereotipyi/

http://mylektsii.ru/5-104652.html

https://studwood.ru/633871/sotsiologiya/vozniknovenie_gendernyh_stereotipov

https://studbooks.net/1650827/psihologiya/proishozhdenie_gendernyhnbspstereotipov

http://www.psychologies.ru/articles/zachem-nam-nujnyi-gendernyie-stereotipyi/

http://www.aif.ru/health/psychologic/23199

http://masculist.ru/blogs/post-3532.html

http://www.amic.ru/news/123728/

https://www.gazeta.ru/science/2016/03/11_a_8118005.shtml

https://devochki.guru/slovarik/chto-takoe-feminizm-feministskoe-dvizhenie-i-ego-ideologiya.html

10

Интегрированный урок (обществознание + психология) по теме «Стереотипы и «эффекты восприятия»

Цели урока:

  • Объяснить процессы взаимовосприятия в процессе общения, описать эффекты и стереотипы межличностного восприятия;
  • развивать у обучающихся умения осуществлять комплексный поиск, систематизировать социальную информацию по теме, сравнивать, анализировать, делать выводы, рационально решать познавательные и проблемные задания, развивать коммуникативные навыки;
  • способствовать выработке гражданской позиции обучающихся, активизации размышлений обучающихся о значимости стереотипов в общении с людьми.

Оборудование: мультимедийная презентация.

Ход урока

I. Вступительное слово учителя.

Антуан де Сент Экзюпери говорил, что на земле существует самая большая роскошь – роскошь общения с людьми. Совершенно очевидно, что эффективное общение невозможно без правильного восприятия, оценки, взаимопонимания партнёров. Процесс общения начинается с наблюдения за собеседником, его внешностью, голосом, особенностью поведения. Психологи говорят, что происходит восприятие одним человеком другого.

Нередко общение строится на основе стереотипов и порождает «эффекты восприятия».

Познакомимся поближе с этими понятиями.

Обратимся к материалам художественной культуры. Перед вами хорошо известная картина. (рис.1) Приложение.

Напомните ее название. (Ученики отвечают: «Иван Грозный убивает своего сына».) Но подлинное название картины абсолютно другое: «Иван Грозный и его сын Иван». Вот вам один из примеров стереотипа восприятия.

Итак, что же такое «стереотип»?

«Стереотип» – (греч.) «твёрдый отпечаток». В социологию и психологию термин пришёл в начале XX века.

«Стереотип» – это устойчивый образ какого – либо явления или человека, складывающийся в условиях нехватки информации. Отношение к человеку, основанное на стереотипе продолжается до тех пор, пока не будет получено достаточно информации, чтобы воспринять его как индивидуальность. Очень часто стереотип складывается относительно групповой принадлежности, например, принадлежности его к какой – то профессии.

Именно на стереотипности восприятия людей построена наука физиогномика (от греч. physis – природа, gnomon – знающий) – учение о связи между внешним обликом и его принадлежностью к определённому типу людей.

Уже Аристотель и Платон предлагали определять характер человека, отыскивая в его внешности черты сходства с каким – нибудь животным, а затем отождествляя его характер с характером этого животного.

Наиболее известной стала физиогномическая система Иоганна Каспера Лафатера, считавшего основным путём познания человека изучение строения головы, конфигурации черепа, мимики.

II. Психологический блок.

Обратимся к жизненным примерам, посмотрим на людей, которые нас окружают.

Итак, какое впечатление они производят на вас, что вы о них думаете? (рис. 2-5)

Так мы воспринимаем людей с позиции внешности. А если это человек строгий, в очках? Какой профессией он может обладать? А что вы думаете об этнических характеристиках людей? Прокомментируйте возрастные стереотипы. Как воспринимает старшее поколение сегодняшнюю молодёжь? А что говорит молодёжь о пожилых людях?

Таким образом, мы с вами увидели следующие стереотипы:

  • когда анализировали людей в очках, в спортивных костюмах, с бородой – это стереотип во внешности
  • когда подбирали под описание профессию- это был стереотип профессиональный
  • когда говорили об особенностях разных народов – это этнический стереотип
  • когда обсуждали различные поколения людей – это имелся ввиду возрастной стереотип

Подобные стереотипы имеют место быть в нашей жизни, но очень часто стереотипы мы сами

создаем. И сейчас мы попробуем это сделать.

Работа в группах.

Послушайте историю с описанием жизни жителей двух фантастических стран, а затем нарисуйте типичного цеймана(1 группа) и типичного фоймана (2 группа).

Упражнение «Фойманы и цейманы»

Фойманы живут в стране, которая называется Фойманией. Эта страна расположена на острове. Жители Фоймании – замечательные люди. Дети там редко ссорятся и дерутся, а взрослые спокойно работают. Питаются в основном рисом, и тарелки фойманов никогда не бывают пустыми. Погода в Фоймании не меняется круглый год – там тепло и солнечно, дует лёгкий ветер.

Цейманы живут в другой стране, которая называется Цейманией. Это тоже островное государство. Жители Цеймании – очень плохие люди. Дети там ссорятся и дерутся, а взрослые кричат друг на друга. На работе взрослые только делают вид, что работают, а сами сплетничают друг о друге. Погода в Цеймании всегда ветренная, дождливая, холодная.

Задание. Нарисовать типичного цеймана и типичного фоймана.

Затем группы представляют свои работы. В обсуждении оказывается, что рисунки у всех примерно одинаковы: фойманы – приятные и симпатичные, улыбаются, а цейманы – злобные и некрасивые. Кроме того, фойманы выглядят, как правило, «цивилизованнее». Почему? Ведь в тексте об этом не говорилось!

Выясняется, что при работе над рисунками ученики ориентировались на те сведения, которые были в тексте, а уж внешность выдумали сами, на основе полученной информации.

Задание. «Жизнь, не совпадающая со стереотипом»

Необходимо вспомнить такой случай, когда друзья заочно представляли человека стереотипно, а при встрече он оказался совсем другим.

– Итак, в нашем сознании живут стереотипы – устойчивые представления о разных людях, о разных профессиях.

Учитель. Но мы сегодня говорим еще и о других особенностях в общении, эффектах.

Посмотрим, как работают эффекты в реальной жизни. Обратившись к материалам, попробуйте дополнить каждый эффект примером из окружающей вас жизни.

Работа в группах. Задание. Рассмотрите один из видов эффектов восприятия, дайте ему объяснение, приведите примеры.

I группа – эффект ореола

II группа – эффект первичности

III группа – эффект образа

IV группа – эффект последней информации

Для работы в группах ученики получают дополнительный материал: карточки- характеристики того или иного эффекта, фотоматериалы, демонстрируются слайды презентации. Затем, каждая группа представляет результаты своей работы.

Материал для I группы.

Эффект ореола заключается в том, что любая информация, получаемая о каком-то человеке, накладывается на тот образ, который уже был создан заранее. При формировании первого впечатления ореол может выступать в форме как положительной, так и отрицательной предварительной установки. Поэтому говорят о «положительном» или об «отрицательном» ореоле.

Эффект ореола может принести большую пользу, если применять его умело. Эти эффекты создавают хорошую репутацию людям, которые тесно между собой связаны: коллегам по работе, друзьям в своей компании. Таким образом, мы через некоторое время с удивлением обнаружим, что нас окружают только хорошие люди, которые прекрасно ладят между собой и великолепно относятся к нам.

Материал для II группы.

Эффект первичности проявляется в том, что любая первая услышанная или увиденная информация о человеке затмевает всю последующую. Даже если потом вы получите опровергающую информацию, всё равно будете больше помнить и учитывать первичное восприятие. Мнение, сложившееся вначале, очень часто надолго определяет отношение к человеку или событию. Это явление психологи назвали эффектом первичности.

Материал для III группы.

Очень часто мы воспринимаем другого человека в виде образа, который мы придумали для него, а если какое-то качество или поступок «не вписываются» в образ, то мы на них закрываем глаза, считая, что так не может быть. Это эффект образа.

Материал для IV группы.

Эффект последней информации. Так происходит, если последние положительные или отрицательные сведения очень сильно на вас повлияли. Заключительная неприятная сцена может перечеркнуть всё доброе и светлое, что было у вас с этим человеком.

В ходе обсуждения выстраивается на доске схема Процесс общения

Психологический практикум.

– Попробуем на практике отработать приёмы восприятия партнёров.

– Выполним упражнение «Понял – не понял»

Упражнение выполняется двумя участниками. Первый действует с воображаемыми предметами, не рассказывая, что он делает. Партнёр должен определить, чем занят его товарищ, и, сказав «Понял!», должен подойти и продолжить действие с того же движения. Если он правильно разгадал действие первого участника, то они оба продолжают единое действие. В данное упражнение попарно включаются все члены группы, затем организуется анализ работ.

Заключение. Учитель: Какова роль стереотипов в процессе восприятия?

Стереотипы – помогают или мешают в процессе восприятия?

Задание. Напишите «+» и «-» стереотипов.

/В законченном виде запись выглядит следующим образом:

Стереотипы и их роль в процессе восприятия

«+» «-»
Упрощают процесс восприятия Не всегда дают точную информацию
Ускоряют процесс познания Способствуют возникновению предубеждений
Помогают ориентироваться в социальной среде Живучесть стереотипов

Таким образом, можно сделать вывод, что стереотипы – это часть прошлого опыта, сформированного бытовой и профессиональной деятельностью, закрепившегося в мышлении и постоянно используемого при решении типичных задач, которые ставит жизнь. Однако при восприятии людей необходимо помнить об эффектах, которые могут вызвать ошибки процесса восприятия.

Параграф 17. Гендер социальный пол



Вопрос 1. Зачем понадобилось понятие «гендер»? Готовы ли мужчины осваивать новые социальные роли?

Гендер — это социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как это поведение воспринимается. Это то полоролевое поведение, которое определяет отношение с другими людьми: друзьями, коллегами, одноклассниками, родителями, случайными прохожими и т. д.

В общественных науках и особенно в феминизме «гендер» приобрёл более узкое значение, обозначая «социальный пол», то есть социально определяемые роли, идентичности и сферы деятельности мужчин и женщин, зависящие не от биологических половых различий, а от социальной организации общества. Центральное место в гендерных исследованиях занимает проблема социального неравенства мужчин и женщин.

Социальная роль — это поведение, ожидаемое от того, кто имеет определенный социальный статус. Социальные роли — это совокупность требований, предъявляемых индивиду обществом, а также действий, которые должен выполнить человек, занимающий данный статус в социальной системе. У человека может быть множество ролей.

В связи с общественным прогрессом, мужчины вынуждены осваивать новые социальные роли.

Вопросы и задания к документу

Вопрос 1. Почему вопросы, связанные с особенностями пола человека, входят сегодня в число наиболее обсуждаемых?

Вопросы, связанные с особенностями пола человека и его психологическими различиями, в последнее время часто входят в число наиболее активно обсуждаемых в обществе. Ведь роль мужчины и женщины в общественной среде сегодня претерпевает значительные изменения.

Вопрос 2. Чем автор объясняет тот факт, что мужчины кажутся более подходящими для руководящих ролей?

Большинство самых престижных профессий в нашем обществе буквально оккупированы мужчинами. Женщины гораздо реже занимают должности, предлагающие контроль над ресурсами и определение того, какие цели фирма будет преследовать и каким способом. Это происходит отчасти потому, что мужские гендерные стереотипы включают в себя больше качеств, которые считаются необходимыми для завоевания и удержания власти. Поэтому мужчины кажутся более подходящими для руководящих ролей.

Вопрос 3. Какое явление скрывается за понятием «стеклянный потолок»?

Стеклянный потолок — феминистский термин, введенный в начале 1980-х годов для описания невидимого и формально никак не обозначенного барьера («потолка» в карьере), ограничивающего продвижение женщин по служебной лестнице по причинам, не связанным с их профессиональными качествами. Впоследствии термин был расширен и на другие социальные группы и меньшинства.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

Вопрос 1. Что такое гендерный стереотип? Приведите примеры таких стереотипов.

В разные исторические эпохи в обществе существовали определённые представления о месте, отведённом мужчине и женщине в социальной иерархии; о том, какими занятиями и видами деятельности должны преимущественно заниматься представители разных полов; как подобает им вести себя в типичных ситуациях; в чём проявляется женственность, а в чём — мужественность; каковы должны быть различия в воспитании мальчиков и девочек.

Такие представления получили название гендерных стереотипов. Сам термин «стереотип» означает устоявшееся и закрепившееся отношение к явлениям, событиям. Стереотип упрощает реальность, он не формируется самой личностью, а воспринимается ею под влиянием общения с другими, воздействия средств массовой информации и т. д.

Гендерные стереотипы — это разделяемые большинством представления о различиях личностных качеств мужчин и женщин, об особенностях их поведения и выполняемых социальных ролях.

Такие представления на протяжении долгого времени были довольно близки у разных народов и устойчивы во времени. Многие из них существуют и сегодня. Так, зависимое от мужчины положение женщины рассматривалось в течение многих веков как вполне справедливое и отвечающее природе полов. Женщины являлись хранительницами очага, воспитательницами малолетних детей. Участие во власти, управлении виделось исключительно мужским делом.

Вопрос 2. Как менялись тендерные стереотипы с развитием общества?

Изменения в гендерных представлениях происходили медленно. Например, в средневековой Европе от женщин ожидали прежде всего верности и послушания мужу. И только в XIX в. возникло представление о материнстве как главном предназначении женщины.

В этот же период всё большее число женщин начинают активно участвовать в общественном производстве. Разворачивается процесс эмансипации женщин и демократизации в отношении полов. Одной из центральных задач становится поиск баланса между материнством и работой.

Современное демократическое общество преодолело многие гендерные стереотипы прошлого. Женщина в бизнесе, политике уже не диковина, а весьма распространённое явление.

В то же время гендерные стереотипы сохраняют свою устойчивость. И сегодня многие разделяют такие установки, как «принятие решений — мужское дело», «удел женщины — дом и семья». Прочно закрепились в массовом сознании представления о женственности и мужественности. Как и столетия назад, женственность ассоциируется с добротой, заботой, мягкостью, нежностью, отзывчивостью к чужим переживаниям, стремлением к общению, повышенным вниманием к внешности. Выражениями мужественности служат стремление доминировать, предприимчивость, рациональность, скупость в проявлении эмоций, соревновательность, стремление к успеху в своём деле.

Вопрос 3. Каковы основные тендерные роли мужчин и женщин в современном обществе?

Понятие «гендерный стереотип» связано с другим понятием — гендерная роль. Вы знаете, что роль предусматривает реализацию определённого поведения в различных ситуациях. Общество ожидает, что мужчина и женщина будут носить определённую одежду, выполнять свои функции в семье, предпочитать соответствующий полу тип досуга. Выход за пределы тендерной роли, если напрямую и не осуждается обществом, всё-таки выглядит в глазах многих странным, выбивающимся из сложившегося порядка людей.

Нередко возникает состояние, которое социологи называют гендерным конфликтом. Основная причина такого конфликта лежит в области столкновения целей и интересов людей из-за разного понимания тендерных ценностей. Проявляться такие конфликты могут в семье, на работе, в общественных местах. Так, между мужем и женой возможны напряжённые отношения, вызванные стремлением каждой стороны к лидерству в семье или несправедливым, на взгляд одной из сторон, распределением домашних обязанностей. Всё большие масштабы приобретает конкуренция между мужчинами и женщинами из-за престижных рабочих мест.

В целом современное общество создаёт большие возможности для расширения социальных ролей женщин. Выше отмечалось, что сегодня женщина, занимающая пост главы государства или руководителя крупной финансовой структуры, уже не вызывает удивления. Женщины служат в армии, осваивают такие виды спорта, которыми раньше занимались только мужчины, например тяжёлую атлетику.

В то же время большинство женщин понимают, что любые профессиональные достижения не должны становиться препятствием на пути к полноценному выполнению ролей матери и жены.

Сейчас на планете мужчин немного больше, чем женщин. Однако почти в половине стран (в том числе в европейских государствах) численно преобладают женщины.

Во многих регионах мира женщины более образованны, чем мужчины.

В демократических странах законодательно закреплено равноправие мужчин и женщин. В нашей Конституции говорится, что государство гарантирует равенство прав и свобод гражданина независимо от пола.

Существует и международная защита женщин. Полвека назад была принята Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Документ, в частности, предусматривает включение принципа равноправия в конституции и другие законодательные акты; обеспечение равных для мужчин и женщин возможностей пользования экономическими, социальными, культурными, гражданскими, политическими правами.

Однако движение в направлении более активного участия женщин в том, что принято называть публичной жизнью (политика, общественные организации, бизнес, наука), началось во всём мире. В нашей стране в женских руках руководство одной из палат парламента. У нас немало женщин судей и прокуроров, профессоров, журналистов, финансистов. Всё активнее проявляют себя женщины в бизнесе, в организации производства.

Но гендерные изменения затрагивают не только публичную сферу. Происходят они и в частной, прежде всего семейной, жизни, в ценностных ориентациях людей. Тендерное распределение ролей утрачивает свою жёсткую закреплённость за полом. Трудовая деятельность и семейные отношения постепенно становятся одинаково значимыми для мужчин и женщин.

Всё больше мужчин готовы вносить значительный вклад в семейные дела, воспитание детей. Появился даже термин «ответственное отцовство». Правда, таким мужчинам приходится преодолевать господствующий в обществе стереотип «настоящего мужчины», который отводит этим ценностям второстепенное место.

Вопрос 4. Что оказывает влияние на гендерную социализацию?

Гендерные роли осваиваются постепенно и под влиянием многих факторов.

Воспитание в раннем детстве. Практически во всех культурах с детьми разного пола обращаются неодинаково. Уже из роддома мальчика забирают в голубом одеяле, а девочку — в розовом. Игрушечный мир детей тоже довольно быстро дифференцируется. Куклы, игрушечная посуда, мебель приобретаются для девочек; игрушечные машинки, поезда, автоматы и пистолеты покупаются для мальчиков. Психологи обратили внимание и на то, что мальчиков за проступки наказывают строже, чем девочек. Матери больше озабочены внешностью девочек, чем мальчиков. В результате девочки уже в раннем возрасте получают представление о том, что внешние данные, одежда играют в жизни очень существенную роль.

Дети в семье наблюдают за поведением взрослых, за тем, как распределяются обязанности между отцом и матерью, старшими братьями и сёстрами.

Влияние школы. Школа закрепляет уже сложившиеся у ребёнка тендерные представления. В ряде стран существует раздельное обучение мальчиков и девочек. Но и там, где такого разделения нет, существуют некоторые различия в программах для учеников разного пола, хотя бы на уроках труда и физкультуры.

Учителя, подчас сами того не замечая, по-разному относятся к поведению и учебным достижениям мальчиков и девочек. От девочек ждут прилежания, аккуратности, успехов в гуманитарных предметах. Что же касается мальчиков, то предполагается, что они будут более изобретательны, способны решать сложные задачи, и вместе с тем в них видят потенциальных нарушителей дисциплины.

Воздействие массовой культуры. Мужчина чаще всего предстаёт активным, предприимчивым; вот он работает на компьютере, мчится на новом автомобиле по дорогам и бездорожью.

Рекламные образы женщин подразделяются на два вида. Первый — это молодые красивые девушки, тщательно ухаживающие за волосами, подбирающие нужный тон помады или оттенок теней, наслаждающиеся неземным вкусом конфет, отдающие досуг приобретению новых вещей. Второй — добропорядочные матери, хозяйки, самозабвенно чистящие кафель, борющиеся с неприятными запахами, готовящие вкусные блюда.

В каждом из этих случаев не только передаётся информация о рекламируемом товаре, но и вторым планом закрепляются представления о том, какими должны быть современные мужчины и женщины, чем они должны заниматься, каковы должны быть отношения между мужем и женой. Так называемые женские журналы учат женщину быть привлекательной, уметь доставлять удовольствие мужчинам, хорошо вести домашнее хозяйство.

ЗАДАНИЯ

Вопрос 1. Психологи провели, такой эксперимент. Жителей одной местности попросили нарисовать её карту. Как правило, более важные для рисующего объекты получаются на карте крупнее, а менее значимые иногда просто отсутствуют. На картах мужчин чаще всего изображались дороги, спортивные объекты, кафе. На картах женщин — магазины, детские сады, больницы. Что эти данные могут сказать о приоритетах, особенностях занятий и образе жизни мужчин и женщин?

Если рассматривать данную местность в целом, то люди, проживающих в ней, правильно расставляют приоритеты в своей жизни, т.к. издавна повелось, что женщины – хранительницы семейного очага, забота о детях, а мужчины – сила, добытчики. Если брать в отдельности мужчин, то по их карте можно сказать, что главными вещами для них являются саморазвитие в физическом плане, передвижение по данной местности, а, следовательно, и машины, и отдых в небольших местных заведениях, что является для них расслаблением после тяжелого и насыщенного дня. Касательно женщин, главным для них являются, соответственно, дети, какие-то вещи, которые они приобретают в магазинах и забота об окружающих людях, чаще всего о своей семье.

Вопрос 2. В странах Азии необразованные женщины составляют почти половину от общего числа женщин, а на долю необразованных мужчин приходится примерно треть мужского населения. При этом зарплаты женщин составляют около 60% от зарплат мужчин. Прокомментируйте эти факты.

В Азии, женщина занимает более высокое положение, чем мужчина.

Вопрос 3. Обратитесь к своему социальному опыту. Что сильнее всего повлияло на вашу тендерную социализацию: родительский пример, специальные воспитательные приёмы, прочитанные книги и просмотренные фильмы, общение с друзьями, наставления педагогов? Расположите указанные факторы в порядке значимости.

• родительский пример,

• прочитанные книги и просмотренные фильмы,

• общение с друзьями,

• наставления педагогов,

• специальные воспитательные приёмы.

Вопрос 4. В избирательной кампании по выборам губернатора был выдвинут лозунг «Губернатор — мужская работа». Какое социальное явление иллюстрирует эта позиция? Разделяете ли вы эту позицию? Поясните свою точку зрения.

Тут хорошо виден патриархат, то есть форма социальной организации, при которой правят мужчины.

Я не разделяю эту точку зрения, в демократическом государстве не должны ущемляться права какого-либо из полов, т. к. в таком случае не гарантируется равноправие и вся демократия рушится.

Наука и социальные стереотипы

11 февраля — Международный день женщин и девочек в науке Организации Объединенных Наций. Чтобы отметить это событие, Карисса Шарп и Стивен Х. Джонс из Группа исследований науки и веры в обществе в отделе теологии и религии исследуют причины, по которым инициативы в эта область необходима и учитывает их текущие ограничения.

Начнем с небольшого упражнения. Закройте глаза и подумайте об ученом. Представьте, что вы собираетесь нарисовать картину — как бы выглядел этот человек? Какими будут их определяющие характеристики? Итак, будет ли ваш ученый мужчиной или женщиной?

Если ученый, которого вы представили, был мужчиной, вы не одиноки. Недавний обзор рисунков американских студентов за 5 десятилетий показал, что это то, что делает подавляющее большинство людей. Кроме того, хотя представительство женщин в таких тестах со временем стало более справедливым (73% мужчин в 1985–2016 годах по сравнению с 99% мужчин в 1966–1977 годах), сохраняется интересная закономерность во всех возрастных группах.В очень молодом возрасте (5-6 лет) и мальчики, и девочки склонны рисовать кого-то своего пола. Однако для детей старшего возраста социальные стереотипы, связанные с полом и наукой, техникой, инженерией, математикой и медициной (STEMM), кажутся более укоренившимися: в возрасте 16 лет 75% девочек и 98% мальчиков привлекают ученых-мужчин. Похоже, что по мере взросления дети становятся более осведомленными о стереотипах, воспроизводя их в своих собственных впечатлениях о том, что собой представляют ученые.

В нашем собственном исследовании восприятий науки и религии мы обнаружили очень похожие закономерности.Мы провели 123 интервью и 16 фокус-групп со взрослыми, в которых мы задавали людям различные вопросы о том, какие научные СМИ они используют и какие или какие источники они считают авторитетными по научным предметам. Среди множества ответов выделялось одно: упомянутые люди почти всегда были мужчинами. Действительно, во всех интервью упоминалась только одна женщина-ученый, которая не была лично знакомой респондентов: эволюционный антрополог Элис Робертс. Тот же результат был воспроизведен в экспериментальных исследованиях той же исследовательской программы.Здесь мы попросили 134 человека перечислить как можно больше ученых-атеистов и религиоведов. Единственными женщинами, упомянутыми нашими участниками в этом исследовании, были Мария Кюри и Флоренс Найтингейл.

Наука и общество

По случаю Международного дня женщин и девочек в науке ООН приводит знакомые статистические данные о том, что менее 30 процентов исследователей во всем мире составляют женщины и только около 30 процентов студенток выбирают области высшего образования, связанные с STEMM.Однако в некотором смысле статистика из заголовков рисует слишком позитивную картину. Отчасти это связано с тем, что ситуация становится более мрачной по мере продвижения вверх по иерархии занятости, что часто называется эффектом «негерметичного трубопровода». В Великобритании только 25,5% профессоров (по всем дисциплинам, как STEMM, так и не STEMM) — женщины.

Это создает порочный круг, в котором старшие ученые — люди, которые получают возможность публично выступать в качестве научных авторитетов — в подавляющем большинстве являются мужчинами, что, в свою очередь, усиливает тенденцию среди широкой общественности неявно ассоциировать «быть научным» с «быть мужчиной». .Наше исследование показало, что, даже если был достигнут некоторый прогресс в устранении стереотипов, сильная культурная ассоциация между наукой и мужественностью сохраняется: в наших интервью упоминались различные мужчины, которые совсем не являются профессиональными учеными — Дэвид Аттенборо и даже Рики Жерве. часто, чем , все женщины-ученые вместе составляют .

Это, конечно, влияет на опыт женщин на научной работе. Проведено большое количество исследований, показывающих, что женщины часто чувствуют, что они не принадлежат в науке, что может побудить их тяготеть к тем областям, где у них действительно есть чувство принадлежности.Их опыт работы, как правило, хуже: 50% женщин в STEMM (по сравнению с 19% мужчин) говорят, что когда-либо сталкивались с гендерной дискриминацией на работе, а 20% (по сравнению с 7% мужчин) говорят, что их пол изменился. усложнял успех на работе. Эти проценты еще выше для женщин, работающих в сфере STEMM, которые имеют ученую степень, работают «на компьютере» или работают в основном на мужских рабочих местах. Частично это связано с практикой на рабочем месте, например послеродовой дискриминацией, которая распространена во многих профессиональных сферах, но эти отличительные, широко разделяемые культурные ассоциации также играют определенную роль, и с ними нужно бороться целенаправленно.

Противостояние сложности

Наиболее распространенной реакцией на гендерное неравенство в научных профессиях является создание инициатив, направленных на поощрение женщин к науке, но такие усилия часто бывают ошибочными. С одной стороны, простое поощрение мало влияет на материальные реалии научной работы, особенно на случайный характер ранней академической карьеры, что оказывает непропорционально большое влияние на карьерный рост женщин. С другой стороны, он может подойти к индивидуалистическому подходу к противостоянию стереотипу, который сохраняется и требует коллективного противодействия.

Размышляя о том, как целенаправленно бросить вызов стереотипам науки, полезно рассмотреть пример медицины. Медицина — одна из немногих дисциплин STEMM, в которой преобладают женщины и этнические меньшинства. Однако утверждать, что это безоговорочный «успех», было бы слишком быстро. Причины такого чрезмерного представительства сложны. Чрезмерное представительство женщин отчасти объясняется тем фактом, что медицина требует высоких тарифов, и теперь девочки, как правило, опережают мальчиков на экзаменах GCSE и A-Level.Что касается этнических меньшинств, культурные нормы определенных групп этнических меньшинств сочетаются с тенденцией семей из более бедных слоев населения направлять своих детей к получению степени профессионального образования.

Однако решающим моментом является то, что такое чрезмерное представительство не обязательно опровергает стереотипы, связанные с наукой, а может даже укреплять их. Наряду с вышеперечисленными факторами чрезмерная представленность женщин в медицине частично объясняется тем, что медицина рассматривается как «заботливая» профессия — в отличие от других, более абстрактных, даже предположительно «рациональных» дисциплин STEMM.Что касается этнических меньшинств, британские пакистанские и британские бангладешские мусульмане сейчас могут быть чрезмерно представлены на медицинских курсах и профессиях, но эти люди по-прежнему страдают от исламофобии, которая наблюдается как в высшем образовании, так и в системе здравоохранения и которая непропорционально затрагивает женщин. Даже в условиях, когда меньшинства кажутся «преуспевающими», стереотипы, связанные с наукой, такие как идея о том, что ислам является «антинаучным», могут иметь разрушительные последствия.

Движение вперед

Наивный взгляд на равенство позволяет институтам использовать такие примеры локальной чрезмерной представленности как способ скрыть неудобные реалии.Это может принимать форму подчеркивания определенных степеней или ролей персонала, которые противоречат общей тенденции, или может включать в себя разрешение — намеренно или нет — некоторых инициатив по обеспечению равенства, чтобы помешать прогрессу в других областях. Калвант Бхопал убедительно написал о том, как работу по гендерному равенству в высшем образовании можно использовать для маскировки отсутствия интереса к включению расовых меньшинств, что, возможно, является одной из причин того факта, что темнокожие женщины и женщины из этнических меньшинств составляют всего лишь 2,3% британских профессоров, при этом в стране всего 25 чернокожих британских профессоров-женщин.Такая статистика не разбита по дисциплинам, но один анализ 2017 года, проведенный Раннимедом, дает нам основания полагать, что ситуация особенно плохая в областях STEMM: их анализ 99 чернокожих профессоров и профессоров из этнических меньшинств включал только 24 из областей STEMM и только 10 ученых STEMM вне медицины.

Источник: Равенство в высшем образовании: статистический отчет 2019 (категории: белые женщины, белые мужчины, черные и женщины из этнических меньшинств, черные и мужчины из этнических меньшинств)

Сохранение внимания к форме и функциям культурных стереотипов, связанных с наукой, тем не менее, предлагает один из возможных путей решения этой проблемы.Как подчеркнула научный журналист Анджела Шайни, современная наука имеет неприятную историю поощрения вредных обобщений о гендере и расе (и, можно добавить, религии). Осведомленность о том, как эти стереотипы проявляются в обществе, предлагает, таким образом, способ улучшить наше понимание того, как различные формы маргинализации пересекаются друг с другом, и, в конечном итоге, способ помочь сферам и ролям STEMM стать более разнообразными и справедливыми в будущем. .

Читайте больше блогов, слушайте подкасты и узнайте больше о группе исследований науки и веры в обществе.

Социальный стереотип — обзор

Дискурс стереотипов

Еще одна повторяющаяся тема в данных — это стереотипное отношение молодежи к пожилым людям. Анализ обращения к социальным стереотипам и их использования в дискурсе и по отношению к конкретным последовательностям взаимодействия ярко высвечивает трудности в принятии решения, когда конкретное замечание, утверждение или приписывание считается стереотипным. В наших данных не было сделано никаких явных и абсолютно бескомпромиссных заявлений о том, что все пожилые люди (или большее количество пожилых людей, чем в популяции в целом) характеризуются определенной чертой или набором черт.Были сделаны обобщенные или относительно инклюзивные заявления, но они, как правило, сопровождались тем, что Хьюитт и Стокс (1975; см. Также Holmes, 1984) называют отказом от ответственности или хеджированием. Например, уточняющие примечания , я думаю, имеют тенденцию к , а вроде все, кажется, функционируют как живые изгороди в следующих комментариях: Я думаю, что пожилые люди склонны как бы бродить по (EK, GD5) и я, , думаю, что это верно в отношении пожилых людей … они действительно склонны трепаться о (KM, GD10).Респонденты также делали менее инклюзивные предложения о некоторых пожилых людях и стереотипных приписываниях, когда черты присваиваются конкретным членам категории, а не категории в целом. Например, DG (GD3), соответственно, комментирует, что некоторые пожилые люди очень похожи на маленьких детей, они хотят быть в центре внимания как можно дольше, и вы прекрасно знаете, что этот человек сварливый старик такой-то .

Рассчитывая приведенные выше примеры как примеры стереотипов, мы косвенно признаем, что при анализе дискурсивных проявлений стереотипов необходимо выходить за рамки идеи стереотипов как абстрактных познаний или убеждений.Трюизм в социальном изучении языка — это идея о том, что значение высказываний может быть предметом переговоров во взаимодействии и реконструировано в зависимости от контекстов их использования. Следовательно, можно утверждать, следуя Ван Дейку (1987), что использование преград или заявлений об отказе от ответственности в сочетании с обобщенными утверждениями о пожилых людях может представлять собой тонкую форму предвзятого стереотипа. Таким образом, отказ от ответственности служит потенциальным средством сохранения лица в случае обвинений в предвзятом отношении, а не простым заявлением об отсутствии уверенности в правдивости своего замечания.

В приведенном ранее примере менее инклюзивного стереотипа респондент DG, возможно, использует ряд особенно банальных и штампованных описательных терминов (а именно, как маленькие дети, играющие для сочувствия и , желающие быть в центре внимания ) . Мы бы предположили, что эти дескрипторы сами по себе являются социально значимыми с точки зрения их способности нести особый и особенно уничижительный оттенок, когда они связаны со старостью. Более того, мы хотели бы обосновать утверждение о том, что люди могут ориентироваться в таких общедоступных значениях, ссылаясь на то, как DG действовал, чтобы ограничить обобщаемость ее собственных наблюдений о пожилых людях.Последовательность ее замечаний началась в очень обобщенных терминах, просто заявив, что они (пожилые люди) играют ради сочувствия . Всеохватывающее введение к ее следующему предложению ( они очень похожи на ) было быстро заменено более осторожным некоторыми пожилыми людьми …, как если бы DG осознал проблемы, присущие ее первому, более глобальному, замечание. К этому времени, однако, нелестное представление о пожилых людях как об эмоционально зависимых и требовательных людях уже стало общественным достоянием как некий социальный факт (Berger & Luckman, 1967), где они доступны другим, чтобы их можно было использовать и использовать. .Чтобы избежать обвинения в стереотипах в таких обстоятельствах, респондент должен провести значительную корректирующую и разъяснительную работу. По нашему мнению, потребуется дополнительная работа по исправлению, чтобы избежать заряда негативных стереотипов, чем это очевидно при простом смещении ссылки с них на или в приведенном здесь примере.

Решение считать или отбросить определенные замечания как стереотипные особенно сложно при рассмотрении примеров стереотипных приписываний, когда устанавливается связь между атрибутом и человеком или его деятельностью, например беседой.Двумя примерами стереотипных приписываний из корпуса данных являются заявление DG (GD3) о том, что вы прекрасно знаете, что этот человек сварливый старик, поэтому и HP (GD3) комментируют разговоры о стонущем типе . Решения здесь всегда являются предметом тщательного суждения. Приходится решать вопросы о значимости и способе выражения атрибутов, о том, в какой степени приписывание, по-видимому, основано на наблюдениях за индивидуальным поведением, в отличие от статуса цели как члена категории, и еще более сложным вопросом о высказывании. потенциальные, фактические, предполагаемые или непредвиденные социальные последствия.Решение об описании пожилого человека как «сварливого старого такого-то» основывалось главным образом на характере конкретного прилагательного и использованной форме выражения. Скорее менее важными были доказательства, указывающие на индивидуализированную / категориальную основу судебного решения. Что касается приписывания «стонущего типа разговоров», решение было принято в основном на основе изучения структурной взаимосвязи между темами (см. Следующий раздел). Следовательно, с точки зрения анализа стереотипов, которые проявляются в дискурсе, и в отношении практических суждений о последовательностях ситуативного взаимодействия, следует признать, что все такие решения являются активной интерпретацией имеющихся свидетельств, включая социальные последствия высказывания. .Таким образом, значение предположительно стереотипных заявлений должно восприниматься как неоднозначное по своей сути и открытое для оспаривания и переговоров.

Если решения о стереотипах в дискурсе всегда являются предметом суждения, которое необходимо защищать на основе аргументированных свидетельств и аргументов, свидетельства социальных стереотипов становятся тем яснее, чем больше замечание формулируется в обобщенном виде, а не в конкретных терминах. Отрывок 2 здесь особенно поучителен. Он иллюстрирует аспект процесса стереотипирования, который становится очевидным только при его изучении как аспект практического суждения и принятия решений в отношении ситуативных взаимодействий.Под этим подразумеваются дискурсивные процессы, с помощью которых люди приходят к все более четким категоричным утверждениям. Эти относительно четкие категоричные утверждения следуют за первоначально более ограниченными наблюдениями в отношении отдельных лиц или небольшого числа людей.

В выдержке 2, смещение упоминаний от разговоров об отдельных людях к обсуждению более общих тенденций можно найти в комментариях как о молодых, так и о пожилых. Большинство ранних замечаний в отрывке относятся к отдельным людям, услышанным на магнитных лентах.Ссылки от третьего лица на девочку (строка 11) и молодая девушка (строка 32), учитывая дизайн исследования, неуверенно идентифицируют либо молодого реципиента на магнитных лентах стимулов, либо молодых оценщиков. Зная об этом, R (исследователь) неоднократно задает свои вопросы самим оценщикам (обозначенным как you ) между строками 14 и 17, чтобы убедиться, что они сами признают, что испытывали чувство неловкости в обсуждаемых беседах.По крайней мере, один молодой оценщик затем показывает, что она чувствительна к этой проблеме неоднозначного упоминания, изменяя свой способ ответа на R, чтобы указать на свои личные мысли (, я думаю, что это было просто …) в строке 20. Теперь перейдем к ссылкам на пожилые люди, между строками 18 и 36 все негативные (и часто стереотипно звучащие) замечания RT сосредотачиваются на отдельных пожилых людях, обозначенных как она и ее (например, она произвела впечатление, будто хотела стонать по этому поводу кому-то (строки 27–28) и ее отношение к нему (строка 21).Однако в строке 37 RT начинает расширять возможности обобщения своих замечаний, указывая, что есть еще несколько подобных . В следующем предложении ссылка на несколько других заменена ссылкой от третьего лица во множественном числе они , что-то, что R повторяет, когда она просит RT подтвердить свое понимание того, что было сказано: вы думаете, что они на самом деле пытаются для этого (строки 40–41).

В начале отрывка есть индивидуальное приписывание (т. Е., 27–28), что, пожалуй, можно отнести к возрастным стереотипам. Доказательства стереотипов, казалось бы, стали более легко интерпретируемыми как таковые, однако, по мере того, как ссылка переходит на от третьего лица множественное число и более явно категоричные ссылки. Когда RT сообщает , они пытались сделать другого неудобно смущенным (строки 38–39), остается неясным, является ли предполагаемая ссылка всего лишь несколькими конкретными пожилыми людьми на магнитных лентах стимулов или пожилыми людьми в целом. Но в строке 42, когда К.М. вмешивается, чтобы показать свое согласие с развивающимися настроениями, говоря да, пытаясь заставить вас пожалеть их каким-то образом , становится все труднее избежать интерпретации ее ссылки на , на них (то есть на пожилых людей). люди) ни в чем, кроме межгрупповых и стереотипных.Это связано с тем, что ссылка теперь трижды удалена из оригинала, более осторожное замечание, касающееся всего нескольких пожилых людей. Стереотипность также усиливается тем фактом, что ссылка на и в строке 42 явно предназначена для выражения чувства человека или людей в целом. Другими словами, обе группы вовлеченных людей, по-видимому, стали упоминаться в глобальных, категориальных или межгрупповых терминах.

Очевидно, что приход к негативным стереотипным суждениям о возрасте подтверждает опыт неудовлетворенности в обменах между поколениями с участием последовательностей пожилых PSD.Этот момент часто иллюстрируется данными, когда добровольцы предлагают стереотипное замечание в качестве причины или объяснения своего дискомфорта или трудностей по отношению к пожилым людям с тяжелыми заболеваниями. Вышеупомянутый комментарий DG о старом человеке как сварливом старике попадает в эту категорию. Однако, как и в разговорах о грусти и сочувствии к пожилым людям с трудной жизнью, дискурс стереотипов не всегда используется для подтверждения ощущения дискомфорта или трудностей.Разговоры о нежелательном поведении пожилых людей также могут занижать оценку причиненных проблем. Это проиллюстрировано в GD3, когда и EB, и RHW утверждают, что разговоры с участием последовательностей пожилых PSD не являются трудными для слушателей, потому что они являются подпрограммой или , потому что они встречались до . Логика такого утверждения не совсем ясна, пока RHW не заявит, как в некоторых отношениях следует относиться к с долей скептицизма. Затем приходит понимание, что дискомфорт или трудности отрицаются, потому что респонденты не верят в утверждение раскрывающего (об одиночестве) правдивости.Это один из самых ярких и тревожных примеров стереотипов, обнаруженных в исследовании. Это дополняется последним комментарием Д.Г., подтверждающим классический стереотип перевернутой буквы U о пожилых как детей (см., Например, Coupland and Coupland, 1990).

Социальная категоризация и стереотипы — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Опишите фундаментальный процесс социальной категоризации и его влияние на мысли, чувства и поведение.
  2. Определите стереотипы и опишите способы измерения стереотипов.
  3. Просмотрите, как стереотипы влияют на наше поведение.

Думать о других с точки зрения членства в группах известно как социальная категоризация естественный когнитивный процесс, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы. Социальная категоризация происходит, когда мы думаем о ком-то как о мужчине (по сравнению с женщиной), старом человеке (по сравнению с молодым человеком), чернокожем (по сравнению с азиатом или белым человеком) и т. Д. (Allport, 1954/1979) .Так же, как мы классифицируем объекты по разным типам, мы классифицируем людей в соответствии с их принадлежностью к социальным группам. Сделав это, мы начинаем реагировать на этих людей больше как члены социальной группы, чем как личности.

Представьте на мгновение, что два студента колледжа, Фархад и Сара, разговаривают за столом в студенческом союзе вашего колледжа или университета. На этом этапе мы, вероятно, будем рассматривать их не как членов группы, а как двух лиц. Фархад выражает свое мнение, а Сара выражает свое.Однако представьте, что по мере продолжения разговора Сара поднимает вопрос о задании, которое она выполняет для своего женского курса. Оказывается, Фархад не считает, что в колледже должна быть программа обучения женщин, и говорит об этом Саре. Он утверждает, что если есть программа обучения женщин, то должна быть и программа обучения мужчин. Кроме того, он утверждает, что женщины получают слишком много перерывов при найме на работу и что квалифицированные мужчины становятся объектами дискриминации. Сара считает совершенно противоположным — утверждая, что женщины были объектами сексизма на протяжении многих, многих лет и даже сейчас не имеют такого же доступа к высокооплачиваемой работе, как мужчины.

Вы можете видеть, что взаимодействие, начавшееся на индивидуальном уровне, когда два человека разговаривали, теперь перешло на групповой уровень, на котором Фархад начал считать себя мужчиной, а Сара начала считать себя женщиной. Короче говоря, Сара сейчас аргументирует свою точку зрения не столько за себя, сколько как представитель одной из своих групп, а именно женщин, а Фархад действует как представитель одной из своих групп, а именно мужчин. Сара чувствует, что ее позиции правильные, и она считает, что они верны не только для нее, но и для женщин в целом.То же самое и с Фархадом. Вы можете видеть, что эта социальная категоризация может создать некоторый потенциал для неправильного восприятия и, возможно, даже враждебности. А Фархад и Сара могут даже изменить свое мнение друг о друге, забывая, что они действительно нравятся друг другу как личности, потому что теперь они больше как члены группы реагируют с противоположными взглядами.

Представьте себе, что пока Фархад и Сара все еще разговаривают, в студенческий союз появляются студенты из другого колледжа, каждый в шляпах и куртках той школы.Присутствие этих посторонних может полностью изменить направление социальной категоризации, в результате чего и Фархад, и Сара будут думать о себе как о студентах своего собственного колледжа. И эта социальная категоризация может побудить их лучше осознавать положительные характеристики своего колледжа (отличная команда по регби, прекрасный кампус и умные студенты) по сравнению с характеристиками другой школы. Теперь вместо того, чтобы воспринимать себя членами двух разных групп (мужчин и женщин), Фархад и Сара могут внезапно воспринимать себя членами одной социальной категории (студенты в своем колледже).

Возможно, этот пример поможет вам увидеть гибкость социальной категоризации. Иногда мы думаем о наших отношениях с другими людьми на индивидуальном уровне, а иногда на уровне группы. И то, какие группы мы используем для социальной категоризации, может меняться со временем и в разных ситуациях. Когда ваша команда по регби или футболу только что выиграла действительно важный матч или на выпускной церемонии, вы с большей вероятностью отнесете себя к члену своего колледжа или университета, чем на обычном вечере с семьей.В этих случаях ваше членство в качестве студента университета просто более заметно и важно, чем каждый день, и вы с большей вероятностью классифицируете себя соответственно.

Спонтанная социальная категоризация

Социальная категоризация происходит спонтанно, без особых размышлений с нашей стороны (Crisp & Hewstone, 2007). Шелли Тейлор и ее коллеги (Taylor, Fiske, Etcoff, & Ruderman, 1978) показали участникам своего исследования слайд-презентацию и магнитофонную презентацию трех мужчин и трех студенток колледжа, которые предположительно участвовали в дискуссионной группе.Во время презентации каждый член дискуссионной группы сделал предложение о том, как рекламировать спектакль колледжа. Утверждения контролировались таким образом, чтобы у всех участников исследования утверждения, сделанные мужчинами и женщинами, были одинаковыми по длине и качеству. Кроме того, половине участников сказали, что по окончании презентации их попросят вспомнить, какой человек сделал какое предложение, тогда как другой половине участников было сказано просто наблюдать за взаимодействием, не обращая внимания ни на что конкретное.

После того, как они просмотрели все утверждения, сделанные участниками дискуссионной группы, участникам исследования был предложен тест памяти (это было совершенно неожиданно для участников, которым не были даны инструкции по запоминанию). Участникам был показан список всех сделанных заявлений, а также фотографии каждого из членов дискуссионной группы, и их попросили указать, кто сделал каждое из заявлений. Участники исследования не очень хорошо справлялись с этой задачей, и тем не менее, когда они допускали ошибки, эти ошибки были очень систематическими.

Как вы можете видеть в Таблице 11.1, «Ошибки в именах», ошибки были таковы, что утверждения, которые на самом деле были сделаны мужчиной, чаще ошибочно приписывались другому мужчине в группе, чем другой женщине, и фактически сделанные утверждения женщины чаще приписывались другим женщинам в группе, чем мужчине. Очевидно, участники распределили выступающих по полу, что привело их к путанице внутри пола, а не к межгендерной.

Интересно, что если предположить, что категоризация происходит постоянно, инструкции, которые были даны участникам, не имели абсолютно никакого значения.Те, кому не давали никаких инструкций, подвергались такой же категоризации, как и те, кому велели помнить, кто и что сказал. Другое исследование, использующее эту технику, показало, что мы спонтанно классифицируем друг друга на основании принадлежности к множеству других групп, включая расу, академический статус (ученик против учителя), социальные роли и другие социальные категории (Fiske, Haslam, & Fiske, 1991; Стангор, Линч, Дуан и Гласс, 1992).

Таблица 11.1 Неправильное имя

Инструкции Ошибки внутри гонки Ошибки между гонками
Память 5.78 4,29
Нет памяти 6,57 4,36
Тейлор, Фиск, Эткофф и Рудерман (1978) Тейлор, С. Э., Фиск, С. Т., Эткофф, Н. Л., и Рудерман, А. Дж. (1978). Категориальные и контекстные основы памяти и стереотипов личности. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793. продемонстрировали, что люди распределяют других по категориям спонтанно. Даже без каких-либо инструкций по классификации люди все же путали других своим полом.

Вывод прост, хотя и очевиден: социальная категоризация происходит вокруг нас все время. Действительно, социальная категоризация происходит так быстро, что людям может быть трудно , а не думать о других с точки зрения членства в группах (см. Рис. 11.4).

Рисунок 11.4. Если вы похожи на большинство людей, у вас возникнет сильное желание разделить этого человека на мужчину или женщину. Источник: Chillin от Sabrina C (https://www.flickr.com / photos / cloud10 / 59798751 /) используется в соответствии с CC BY 2.0 (https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Преимущества социальной категоризации

Тенденция категоризировать других часто бывает весьма полезной. В некоторых случаях мы классифицируем, потому что это дает нам информацию о характеристиках людей, принадлежащих к определенным социальным группам (Lee, Jussim, & McCauley, 1995). Если вы потерялись в городе, вы можете поискать полицейского или таксиста, которые помогут вам сориентироваться.В этом случае социальная категоризация, вероятно, будет полезна, потому что офицер полиции или водитель такси могут с особой вероятностью знать расположение городских улиц. Конечно, использование социальных категорий будет информативным только в той степени, в которой стереотипы, которых придерживается индивид относительно этой категории, верны. Если бы полицейские на самом деле не были так хорошо осведомлены о планировке города, то использование этой эвристики категоризации не было бы информативным.

Описание социальной категоризации как эвристики верно и в другом смысле: мы иногда категоризируем других не потому, что это, кажется, дает больше информации о них, а потому, что у нас может не быть времени (или мотивации) для более тщательных действий.Использование наших стереотипов для оценки другого человека может просто облегчить нашу жизнь (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994). Согласно этому подходу, размышления о других людях с точки зрения принадлежности к их социальной категории — это функциональный способ взаимодействия с миром — все усложняется, и мы уменьшаем сложность, полагаясь на наши стереотипы.

Отрицательные результаты социальной категоризации

Хотя размышление о других с точки зрения принадлежности к их социальной категории имеет некоторые потенциальные преимущества для человека, который классифицирует, категоризирует других, а не рассматривает их как уникальных людей с их собственными уникальными характеристиками, имеет широкий спектр негативных и часто очень несправедливые результаты для тех, кто попадает в категорию.

Одна из проблем состоит в том, что социальная категоризация искажает наше восприятие, так что мы склонны преувеличивать различия между людьми из разных социальных групп, в то же время воспринимая членов групп (и особенно чужих) как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле. Такое чрезмерное обобщение повышает вероятность того, что мы будем думать и относиться ко всем членам группы одинаково. Тайфель и Уилкс (1963) провели простой эксперимент, который представил картину потенциальных результатов категоризации.Как вы можете видеть на рисунке 11.5, «Акцентуация восприятия», в эксперименте участники оценивали длину шести линий. В одном из условий эксперимента участники просто видели шесть линий, в то время как в другом условии линии были систематически разделены на две группы: одна состояла из трех более коротких линий, а другая — из трех более длинных.

Рис. 11.5 Акцент на восприятии

Линии C и D считались одинаковой длины в условиях, не классифицированных по категориям, но линия C воспринималась как более длинная, чем линия D, когда линии были разделены на две группы.Из Тайфеля (1970).

Таджфель обнаружил, что линии воспринимались по-разному при их классификации, так что подчеркивались различия между группами и сходства внутри групп. В частности, он обнаружил, что, хотя линии C и D (которые на самом деле имеют одинаковую длину) воспринимались как равные по длине, когда строки не были категоризированы, линия D воспринималась как значительно длиннее, чем линия C в состоянии, в котором линии были категоризированы. В этом случае категоризация на две группы — «группу коротких линий» и «группу длинных линий» — вызвала искажение восприятия, так что две группы линий рассматривались как более разные, чем они были на самом деле.

Подобные эффекты возникают, когда мы категоризируем других людей. Мы склонны рассматривать людей, принадлежащих к одной социальной группе, как более похожих, чем они есть на самом деле, и мы склонны судить о людях из разных социальных групп как о более разных, чем они есть на самом деле. Тенденция видеть членов социальных групп похожими друг на друга особенно сильна для членов внешних групп, что приводит к однородности внешних групп тенденция рассматривать членов внешних групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов внутренних групп ( Linville, Salovey, & Fischer, 1986; Ostrom & Sedikides, 1992; Meissner & Brigham, 2001).Возможно, вы сами пережили это, когда обнаруживали, что думаете или говорите: «О, они все одинаковые!»

Патрисия Линвилл и Эдвард Джонс (1980) дали участникам исследования список черт-терминов и попросили их подумать либо о членах их собственной группы (например, о черных), либо о членах другой группы (например, о белых) и разместить эти черты. на стопки, которые представляли разные типы людей в группе. Результаты этих исследований, как и других подобных им, были ясны: люди воспринимают чужие группы как более однородные, чем их внутренняя группа.Подобно тому, как белые люди использовали меньше стопок черт для описания черных, чем белых, молодые люди использовали меньше стопок черт для описания пожилых людей, чем молодых людей, а студенты использовали меньше стопок черт для членов других университетов, чем для своих членов. Университет.

Однородность внешней группы происходит отчасти потому, что мы не так много контактируем с членами внешней группы, как с членами внутренней группы, а качество взаимодействия с членами внешней группы часто более поверхностное.Это мешает нам действительно узнать о членах внешней группы как об отдельных лицах, и в результате мы склонны не осознавать различия между членами группы. В дополнение к тому, что мы меньше узнаем о них, потому что мы меньше видим и взаимодействуем с ними, мы обычно классифицируем членов чужих групп, таким образом заставляя их казаться более похожими в когнитивном отношении (Haslam, Oakes, & Turner, 1996).

Как только мы начинаем видеть членов чужих групп более похожими друг на друга, чем они есть на самом деле, тогда становится очень легко применить наши стереотипы к членам групп, не задумываясь о том, истинна ли характеристика конкретного человека. .Если мужчины думают, что все женщины одинаковы, они могут также думать, что все они обладают одинаковыми положительными и отрицательными характеристиками (например, они заботливые, эмоциональные). И женщины могут иметь аналогичные упрощенные представления о мужчинах (например, они сильны, не хотят брать на себя обязательства). В результате стереотипы становятся связанными с самой группой в виде набора ментальных репрезентаций (рис. 11.6). Стереотипы — это «картинки в нашей голове» социальных групп (Lippman, 1922). Эти убеждения кажутся правильными и естественными, хотя они часто являются искаженными сверхобобщениями (Hirschfeld, 1996; Yzerbyt, Schadron, Leyens, & Rocher, 1994).

Рисунок 11.6 Стереотипы. Стереотипы — это убеждения, связанные с социальными категориями. На рисунке показаны связи между социальной категорией профессоров колледжа и ее стереотипами как типом нейронной сети или схемы. Изображение также включает одно изображение (или образец) конкретного профессора колледжа, которого знает студент. Изображение любезно предоставлено Дэном Гилбертом.

Наши стереотипы и предрассудки усваиваются через множество различных процессов. Такое разнообразие причин вызывает сожаление, потому что из-за этого стереотипы и предрассудки еще более склонны к формированию и их труднее изменить.Во-первых, мы узнаем наши стереотипы отчасти через общение с родителями и сверстниками (Aboud & Doyle, 1996) и из поведения, которое мы видим в средствах массовой информации (Brown, 1995). Даже пятилетние дети усвоили культурные нормы о подходящих занятиях и поведении для мальчиков и девочек, а также выработали стереотипы о возрасте, расе и физической привлекательности (Bigler & Liben, 2006). И часто существует хорошее согласие относительно стереотипов социальных категорий среди людей в рамках данной культуры.В одном исследовании, посвященном оценке стереотипов, Стефани Мадон и ее коллеги (Madon et al., 2001) представили студентам колледжей США список из 84 черт-признаков и попросили их указать, для каких групп каждая черта кажется подходящей (рис. 11.7, «Текущие стереотипы» студентами колледжа »). Участники были склонны к согласию относительно того, какие черты были верными для каких групп, и это было верно даже для групп, из которых респонденты, вероятно, никогда не встречали ни одного члена (арабы и русские). Даже сегодня существует хорошее согласие относительно стереотипов членов многих социальных групп, включая мужчин и женщин, а также различных этнических групп.

Рисунок 11.7 Текущие стереотипы студентов колледжа, из Madon et al. (2001).

Стереотипы (как и любое другое когнитивное представление) после того, как они укоренились, имеют тенденцию сохраняться. Мы начинаем реагировать на представителей стереотипных категорий, как если бы мы уже знали, на что они похожи. Yaacov Trope и Eric Thompson (1997) обнаружили, что люди задавали меньше вопросов представителям категорий, относительно которых у них были сильные стереотипы (как если бы они уже знали, каковы эти люди), и что вопросы, которые они задавали, скорее всего, подтвердили стереотипы, которые они уже.

В других случаях стереотипы сохраняются, потому что информация, подтверждающая наши стереотипы, запоминается лучше, чем информация, которая их опровергает. Когда мы видим, как члены социальных групп проявляют поведение, мы склонны лучше запоминать информацию, подтверждающую наши стереотипы, чем информацию, которая опровергает наши стереотипы (Fyock & Stangor, 1994). Если мы считаем, что женщины — плохие водители, и видим, что женщина плохо водит машину, то мы склонны помнить об этом, но когда мы видим женщину, которая водит особенно хорошо, мы склонны забывать об этом.Эта иллюзорная корреляция — еще один пример общего принципа ассимиляции — мы склонны воспринимать мир так, чтобы он соответствовал нашим существующим убеждениям, чем мы меняем свои убеждения, чтобы соответствовать реальности вокруг нас.

И стереотипы становится трудно изменить, потому что они так важны для нас — они становятся неотъемлемой и важной частью нашей повседневной жизни в нашей культуре. Стереотипы часто выражаются по телевидению, в фильмах и в социальных сетях, и мы узнаем много наших убеждений из этих источников.Наши друзья также склонны придерживаться убеждений, аналогичных нашим, и мы говорим об этих убеждениях, когда собираемся вместе с ними (Schaller & Conway, 1999). Короче говоря, стереотипы и предрассудки сильны в значительной степени потому, что они являются важными социальными нормами, которые являются частью нашей культуры (Guimond, 2000).

Поскольку они настолько когнитивно доступны и кажутся такими «правильными», наши стереотипы легко влияют на наши суждения и реакцию на тех, кого мы классифицировали. Социальный психолог Джон Барг однажды назвал стереотипы «когнитивными монстрами», потому что их активация была настолько мощной и потому, что активированные убеждения оказывали такое коварное влияние на социальное суждение (Bargh, 1999).Еще больше усложняет ситуацию то, что стереотипы сильнее всего относятся к людям, которые больше всего нуждаются в переменах, — к людям с наиболее предвзятыми предрассудками (Lepore & Brown, 1997).

Поскольку стереотипы и предрассудки часто действуют вне нашего понимания, а также из-за того, что люди часто не хотят признавать, что они их придерживаются, социальные психологи разработали методы их косвенной оценки. В следующем блоке «Фокус исследования» мы рассмотрим два из этих подходов — процедуру фиктивного конвейера и тест неявной ассоциации (IAT).

Центр исследований

Косвенное измерение стереотипов

Одна из трудностей при измерении стереотипов и предрассудков заключается в том, что люди могут не говорить правду о своих убеждениях. Большинство людей не хотят признаваться ни себе, ни другим, что они придерживаются стереотипов или что они предвзято относятся к некоторым социальным группам. Чтобы обойти эту проблему, социальные психологи используют ряд методов, которые помогают им более тонко и косвенно измерять эти убеждения.

Один из косвенных подходов к оценке предубеждений называется процедурой фиктивного конвейера (Jones & Sigall, 1971). В этой процедуре экспериментатор сначала убеждает участников, что он или она имеет доступ к их «истинным» убеждениям, например, получая доступ к анкете, которую они заполнили на предыдущем экспериментальном сеансе . Как только участники убедятся, что исследователь может оценить их «истинное» отношение, ожидается, что они будут более честны в ответах на остальные вопросы, которые им задают, потому что они хотят быть уверены, что исследователь их не уловит. врущий.Интересно, что люди выражают больше предрассудков, когда они находятся в поддельном конвейере, чем когда им задают те же вопросы более прямо, что говорит о том, что мы можем часто скрывать свои негативные убеждения публично.

Другие косвенные меры предубеждения также часто используются в социально-психологических исследованиях; например, оценка невербального поведения, такого как речевые ошибки или физическая близость. Одна из распространенных мер заключается в том, чтобы попросить участников сесть на стул рядом с человеком из другой расовой или этнической группы и измерить, как далеко сидит этот человек (Sechrist & Stangor, 2001; Word, Zanna, & Cooper, 1974).Считается, что люди, которые сидят дальше, более предвзято относятся к членам группы.

Поскольку наши стереотипы активируются спонтанно, когда мы думаем о членах разных социальных групп, можно использовать меры времени реакции, чтобы оценить эту активацию и, таким образом, узнать о стереотипах и предрассудках людей. В этих процедурах участников просят вынести серию суждений об изображениях или описаниях социальных групп, а затем ответить на вопросы как можно быстрее, но без ошибок.Скорость этих ответов используется для определения стереотипов или предрассудков человека.

Самая популярная неявная мера предубеждения на основе времени реакции — тест на неявную ассоциацию (IAT) часто используется для оценки стереотипов и предубеждений (Nosek, Greenwald, & Banaji, 2007). В IAT участников просят классифицировать стимулы, которые они видят на экране компьютера, по одной из двух категорий, нажимая одну из двух компьютерных клавиш, одну левой рукой и одну правой рукой. Кроме того, категории организованы таким образом, что ответы, на которые нужно ответить с помощью левой и правой кнопок, либо «соответствуют» (соответствуют) стереотипу, либо не «соответствуют» (не соответствуют) стереотипу. Например, в одной из версий IAT участникам показывают изображения мужчин и женщин, а также показывают слова, относящиеся к академическим дисциплинам (например, История , Французский или Лингвистика для Искусств или Химия , Physics или Math для наук).Затем участники распределяют фотографии по категориям («Это изображение — изображение мужчины или женщины?») И отвечают на вопросы о дисциплинах («Является ли эта дисциплина science ?), Нажимая кнопку« Да »или кнопку« Нет »с помощью либо их левая рука, либо их правая рука.

Когда ответы расположены на экране таким образом, чтобы соответствовать стереотипу, так что мужская категория и категория «наука» находятся на одной стороне экрана (например, справа), участники могут выполнять задание. очень быстро и делают мало ошибок.Это просто проще, потому что стереотипы совпадают или связаны с изображениями в понятном или знакомом виде. Но когда изображения расположены так, что женская категория и категория «наука» находятся на одной стороне, тогда как мужчины и слабые категории находятся на другой стороне, большинство участников делают больше ошибок и реагируют медленнее. Основное предположение состоит в том, что если два понятия связаны или связаны, на них будет быстрее реагировать, если они классифицируются с использованием одинаковых, а не разных ключей.

Процедуры неявных ассоциаций, такие как IAT, показывают, что даже участники, утверждающие, что они не предвзяты, действительно придерживаются культурных стереотипов в отношении социальных групп. Даже сами чернокожие быстрее реагируют на положительные слова, которые связаны с белыми, а не с черными лицами в IAT, предполагая, что у них есть тонкие расовые предубеждения по отношению к своей собственной расовой группе.

Поскольку они придерживаются этих убеждений, возможно — хотя и не гарантировано — что они могут использовать их, отвечая другим людям, создавая тонкий и бессознательный тип дискриминации.Хотя значение IAT обсуждалось (Tetlock & Mitchell, 2008), исследования с использованием неявных критериев действительно предполагают, что — знаем мы об этом или нет, и даже если мы можем попытаться контролировать их, когда сможем, — наши стереотипы и предрассудки легко активируется, когда мы видим представителей разных социальных категорий (Barden, Maddux, Petty, & Brewer, 2004).

Есть ли у вас скрытые предрассудки? Попробуйте IAT самостоятельно, здесь: https://implicit.harvard.edu/implicit

Хотя в некоторых случаях стереотипы, которые используются для вынесения суждений, на самом деле могут быть верными в отношении оцениваемого лица, во многих других случаях это не так.Стереотипы проблематичны, когда стереотипы, которые мы придерживаемся о социальной группе, в целом неточны, и особенно когда они не применимы к человеку, которого судят (Stangor, 1995). Стереотипировать других просто несправедливо. Даже если многие женщины более эмоциональны, чем большинство мужчин, не все таковы, и неправильно судить какую-либо одну женщину так, как если бы она была такой.

В конце концов, стереотипы становятся самореализующимися пророчествами, так что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность (Снайдер, Танке, & Бершайд, 1977; Word, Занна, & Купер, 1974).Как только мы поверим, что мужчины становятся лучшими лидерами, чем женщины, мы склонны вести себя по отношению к мужчинам так, чтобы им было легче руководить. И мы ведем себя по отношению к женщинам так, что им труднее руководить. Результат? Мужчинам легче преуспеть на руководящих должностях, тогда как женщинам приходится много работать, чтобы преодолеть ложные представления об отсутствии у них лидерских способностей (Phelan & Rudman, 2010). Вероятно, поэтому женщины-юристы с мужскими именами с большей вероятностью станут судьями (Coffey & McLaughlin, 2009), а кандидаты, выглядящие как мужчины, с большей вероятностью будут приняты на работу в качестве руководителей, чем кандидаты, выглядящие как женщины (von Stockhausen, Koeser, & Sczesny, 2013 ).

Эти самореализующиеся пророчества распространены повсеместно — даже ожидания учителей относительно академических способностей своих учеников могут повлиять на успеваемость учеников в школе (Jussim, Robustelli, & Cain, 2009).

Конечно, вы можете подумать, что вы лично не ведете себя подобным образом, а можете и не поступить. Но исследования показали, что стереотипы часто используются вне нашего осознания, поэтому нам очень трудно их исправить. Даже когда мы думаем, что ведем себя совершенно справедливо, мы, тем не менее, можем использовать наши стереотипы, чтобы мириться с дискриминацией (Chen & Bargh, 1999).А когда мы отвлекаемся или испытываем нехватку времени, эти тенденции становятся еще более сильными (Stangor & Duan, 1991).

Более того, чтобы не допустить, чтобы наш стереотип окрашивал нашу реакцию на других, требуются усилия. Мы испытываем более негативное влияние (особенно тревогу), когда находимся с членами других групп, чем когда мы с людьми из наших собственных групп, и нам нужно использовать больше когнитивных ресурсов, чтобы контролировать свое поведение из-за нашего беспокойства по поводу раскрытия наших стереотипов. или предрассудки (Butz & Plant, 2006; Richeson & Shelton, 2003).Когда мы знаем, что нам нужно контролировать свои ожидания, чтобы непреднамеренно не создавать стереотипы о другом человеке, мы можем попытаться сделать это, но это требует усилий и часто может потерпеть неудачу (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).

Социальная психология в интересах общества

Стереотип Угроза

Наши стереотипы влияют не только на наши суждения о других, но также на наши представления о себе и даже на нашу собственную эффективность при выполнении важных задач. В некоторых случаях эти убеждения могут быть положительными и заставляют нас чувствовать себя более уверенно и, следовательно, лучше справляться с задачами.Поскольку азиатские учащиеся знают о стереотипе, что «азиаты хороши в математике», напоминание им об этом факте перед тем, как они будут сдавать сложный тест по математике, может улучшить их успеваемость (Walton & Cohen, 2003). С другой стороны, иногда эти убеждения негативны, и они создают негативные самоисполняющиеся пророчества, из-за которых мы работаем хуже только из-за наших знаний о стереотипах.

Одна из давних загадок в области академической успеваемости касается того, почему черные учащиеся в Соединенных Штатах хуже справляются со стандартными тестами, получают более низкие оценки и с меньшей вероятностью остаются в школе по сравнению с белыми учащимися, даже если другие контролируются такие факторы, как семейный доход, образование родителей и другие соответствующие переменные.Клод Стил и Джошуа Аронсон (1995) проверили гипотезу о том, что эти различия могут быть следствием активации негативных стереотипов. Поскольку чернокожие учащиеся осведомлены о (неточном) стереотипе, что «черные интеллектуально ниже белых», этот стереотип может создать негативное ожидание, которое может помешать их результатам интеллектуальных тестов из-за страха подтвердить этот стереотип.

В поддержку этой гипотезы исследование Стила и Аронсона показало, что темнокожие студенты колледжей хуже (по сравнению с их предыдущими результатами тестов) справлялись с математическими вопросами, взятыми из экзаменационных документов выпускников (GRE), когда тест был описан для них как «диагностический». их математических способностей »(и, таким образом, когда стереотип был уместен), но что на их результаты не повлияло, когда те же вопросы были сформулированы как« упражнение в решении проблем.А в другом исследовании Стил и Аронсон обнаружили, что, когда чернокожих студентов просили указать их расу перед тем, как они сдавали тест по математике (снова активируя стереотип), они показали более низкие результаты, чем на предыдущих экзаменах, тогда как баллы белых студентов не были затронуты первым указанием их расы.

Стил и Аронсон утверждали, что размышления о негативных стереотипах, относящихся к выполняемой задаче, создают стереотипных угроз снижение производительности, вызванное знанием культурных стереотипов .То есть они утверждали, что негативное влияние гонки на стандартизованные тесты может быть вызвано, по крайней мере частично, самой ситуацией с производительностью. Поскольку угроза «витает в воздухе», она может негативно повлиять на чернокожих студентов.

Исследования показали, что опыт угрозы стереотипам может помочь объяснить широкий спектр снижения производительности среди тех, на кого нацелены негативные стереотипы. Например, когда математическая задача описывается как диагностика интеллекта, латиноамериканцы и особенно латиноамериканцы справляются хуже, чем белые (Gonzales, Blanton, & Williams, 2002).Точно так же, когда активируются стереотипы, дети с низким социально-экономическим статусом хуже успевают по математике, чем дети с высоким социально-экономическим статусом, а студенты-психологи успевают хуже, чем студенты-естественники (Brown, Croizet, Bohner, Fournet, & Payne, 2003). . Даже группы, которые обычно имеют привилегированный социальный статус, могут столкнуться с угрозой стереотипов. Белые мужчины хуже справились с тестом по математике, когда им сказали, что их результаты будут сравниваться с результатами азиатских мужчин (Aronson, Lustina, Good, Keough, & Steele, 1999), а белые показали худшие результаты, чем черные, в спорте: связанная с этим задача, когда они были описаны как измерение их естественных спортивных способностей (Stone, 2002).

Стереотипная угроза возникает в ситуациях, которые представляют собой серьезную угрозу для самоуважения, так что наше восприятие себя как важных, ценных и способных людей находится под угрозой. В таких ситуациях наблюдается расхождение между нашим позитивным представлением о наших навыках и способностях и негативными стереотипами, предполагающими низкую успеваемость. Когда наши стереотипы заставляют нас думать, что мы, скорее всего, плохо справимся с задачей, мы испытываем чувство беспокойства и угрозы статусу.

Исследования показали, что угроза стереотипов вызвана как когнитивными, так и аффективными факторами. С когнитивной стороны люди, которые испытывают угрозу стереотипов, демонстрируют нарушение когнитивной обработки, которое вызвано повышенной бдительностью по отношению к окружающей среде и попытками подавить свои стереотипные мысли. С аффективной стороны угроза стереотипа создает стресс, а также различные аффективные реакции, включая тревогу (Schmader, Johns, & Forbes, 2008).

Угроза стереотипа, однако, не абсолютна — мы сможем ее преодолеть, если постараемся.Что важно, так это уменьшить беспокойство о себе, которое возникает, когда мы рассматриваем соответствующие негативные стереотипы. Манипуляции, подтверждающие положительные характеристики самого себя или своей группы, успешно снижают угрозу стереотипов (Alter, Aronson, Darley, Rodriguez, & Ruble, 2010; Greenberg et al., 2003; McIntyre, Paulson, & Lord, 2003). Фактически, простое знание того, что стереотипная угроза существует и может повлиять на производительность, может помочь смягчить ее негативное влияние (Johns, Schmader, & Martens, 2005).

  • Представления о характеристиках групп и членах этих групп известны как стереотипы.
  • Предубеждение относится к неоправданному отрицательному отношению к чужой группе.
  • Стереотипы и предрассудки могут создавать дискриминацию.
  • Стереотипы и предрассудки начинаются с социальной категоризации — естественного когнитивного процесса, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы.
  • Социальная категоризация влияет на наше восприятие групп — например, на восприятие однородности внешней группы.
  • Как только наши стереотипы и предрассудки утвердятся, их трудно изменить, и они могут привести к самоисполняющимся пророчествам, таким образом, что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность.
  • Стереотипы могут повлиять на нашу работу над важными задачами через угрозу стереотипов.
  1. Посмотрите еще раз на картинки на рис. 11.3 и подумайте о своих мыслях и чувствах по отношению к каждому человеку. Какие у вас стереотипы и предубеждения о них? Как вы думаете, ваши стереотипы верны?
  2. Посетите веб-сайт http: // www.пониманиеprejudice.org/drawline/ и возьмите одно из двух интервью, перечисленных на странице.
  3. Подумайте о задаче, которую одна из социальных групп, к которой вы принадлежите, считается особенно хорошей или плохой. Считаете ли вы, что культурные стереотипы в отношении вашей группы когда-либо влияли на вашу результативность при выполнении задания?

Ссылки

Aboud, F. E., & Doyle, A.-B. (1996). Родители и сверстники влияют на расовые установки детей. Международный журнал межкультурных отношений, 20 , 371–383.

Олпорт, Г. У. (1954/1979). Природа предрассудков . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Doubleday.

Альтер, А. Л., Аронсон, Дж., Дарли, Дж. М., Родригес, К., и Рубль, Д. Н. (2010). Восхождение к угрозе: уменьшение угрозы стереотипов путем переосмысления угрозы как вызова. Журнал экспериментальной социальной психологии, 46 (1), 166–171.

Аронсон, Дж., Люстина, М. Дж., Гуд, К., Кео, К., и Стил, К. М. (1999). Когда белые люди не умеют считать: необходимые и достаточные факторы угрозы стереотипу. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35 , 29–24.

Барден, Дж., Мэддакс, У. В., Петти, Р. Э. и Брюэр, М. Б. (2004). Контекстуальная модерация расовых предубеждений: влияние социальных ролей на контролируемые и автоматически активируемые установки. Журнал личности и социальной психологии , 87 (1), 5–22.

Барг, Дж. (Ред.). (1999). Когнитивный монстр: доводы против управляемости автоматических стереотипных эффектов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Биглер Р. С. и Либен Л. С. (2006). Межгрупповая теория развития социальных стереотипов и предрассудков. В Р. В. Кайле (ред.), Достижения в развитии и поведении ребенка, (том 34, стр. 39–89). Сан-Диего, Калифорния: Эльзевьер.

Браун Р. (1995). Предубеждение: его социальная психология . Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

Браун Р., Круазе Ж.-К., Бонер Г., Фурне М. и Пейн А. (2003). Автоматическая активация категорий и социальное поведение: сдерживающая роль предвзятых убеждений. Социальное познание, 21 (3), 167–193.

Бутц Д. А. и Плант Э. А. (2006). Восприятие членов внешней группы как неотзывчивых: последствия для эмоций, намерений и поведения, связанных с подходом. Журнал личности и социальной психологии, 91 (6), 1066–1079.

Чен, М., и Барг, Дж. А. (1999). Последствия автоматической оценки: Непосредственная поведенческая предрасположенность приближаться к стимулу или избегать его. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 (2), 215–224.

Коффи Б. и Маклафлин П. А. (2009). Помогают ли мужские имена женщинам-юристам становиться судьями? Свидетельства из Южной Каролины. American Law and Economics Review, 16 (1), 112-133.

Крисп, Р. Дж., И Хьюстон, М. (ред.). (2007). Множественная социальная категоризация . Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

Фиске А. П., Хаслам Н. и Фиске С. Т. (1991). Смешение одного человека с другим: какие ошибки свидетельствуют об элементарных формах социальных отношений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (5), 656–674.

Fyock, J., & Stangor, C. (1994). Роль искажений памяти в поддержании стереотипов. Британский журнал социальной психологии, 33 (3), 331–343.

Гонсалес П. М., Блэнтон Х. и Уильямс К. Дж. (2002). Влияние угрозы стереотипа и статуса двойного меньшинства на результаты тестов латиноамериканок. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (5), 659–670.

Гринберг, Дж., Мартенс, А., Йонас, Э., Айзенштадт, Д., Пищинский, Т., и Соломон, С. (2003). Психологическая защита в ожидании тревоги: устранение потенциальной тревоги устраняет влияние значимости смертности на защиту мировоззрения. Психологическая наука, 14 (5), 516–519.

Гимонд, С. (2000). Групповая социализация и предубеждения: социальная передача межгрупповых отношений и убеждений. Европейский журнал социальной психологии, 30 (3), 335–354.

Хаслам, С.А., Оукс П. Дж. И Тернер Дж. С. (1996). Социальная идентичность, самокатегоризация и воспринимаемая однородность внутренних и внешних групп: взаимодействие между социальной мотивацией и познанием. В справочнике по мотивации и познанию: межличностный контекст (том 3, стр. 182–222). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Хиршфельд, Л. (1996). Раса в процессе становления: познание, культура и создание человеческих родов ребенком . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Джонс, М., Шмадер Т. и Мартенс А. (2005). Знание — это половина дела: преподавание угрозы стереотипам как средство повышения успеваемости женщин по математике. Психологическая наука, 16 (3), 175–179.

Джонс Э. Э. и Сигалл Х. (1971). Поддельный конвейер: новая парадигма измерения аффекта и отношения. Психологический бюллетень, 76 (5), 349–364.

Джусим, Л., Робустелли, С. Л., и Каин, Т. Р. (2009). Ожидания учителя и сбывающиеся пророчества. Чернила.Р. Венцель и А. Вигфилд (ред.), Справочник по мотивации в школе (стр. 349–380). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.

Ли, Ю. Т., Джуссим, Л. Дж., И МакКоли, К. Р. (1995). Точность стереотипов: понимание групповых различий . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Лепор Л. и Браун Р. (1997). Активация категорий и стереотипов: неизбежны ли предрассудки? Журнал личности и социальной психологии, 72 (2), 275–287.

Линвилл П. У. и Джонс Э. Э. (1980). Поляризованные оценки участников вне группы. Журнал личности и социальной психологии, 38 , 689–703.

Линвилл П. У., Саловей П. и Фишер Г. У. (1986). Стереотипы и воспринимаемое распределение социальных характеристик: приложение к восприятию внутри группы и вне группы. В книге Дж. Ф. Довидио и С. Л. Гертнера (ред.), Предубеждения, дискриминация и расизм, (стр. 165–208). Орландо, Флорида: Academic Press.

Липпман, В. (1922). Общественное мнение . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harcourt & Brace.

Макрэ, К. Н., Боденхаузен, Г. В., Милн, А. Б., и Джеттен, Дж. (1994). Вне головы, но снова в поле зрения: стереотипы восстанавливаются. Журнал личности и социальной психологии, 67 (5), 808–817.

Madon, S., Guyll, M., Aboufadel, K., Montiel, E., Smith, A., Palumbo, P., et al. (2001). Этнические и национальные стереотипы: пересмотренная и переработанная принстонская трилогия. Бюллетень личности и социальной психологии, 27 (8), 996–1010.

Макинтайр, Р. Б., Полсон, Р. М., и Лорд, К. Г. (2003). Снижение угрозы стереотипа о женской математике за счет выделения групповых достижений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (1), 83–90.

Мейснер, К. А., и Бригам, Дж. К. (2001). Тридцать лет исследования предвзятости собственной расы в памяти для лиц: метааналитический обзор. Психология, государственная политика и право , 7 , 3–35.

Носек, Б.А., Гринвальд, А.Г., и Банаджи, М.Р. (ред.). (2007). Тест на неявные ассоциации в 7 лет: методологический и концептуальный обзор . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Остром Т. М. и Седикидес К. (1992). Эффекты внегрупповой однородности в естественных и минимальных группах. Психологический бюллетень, 112 (3), 536–552.

Фелан, Дж. Э. и Рудман, Л. А. (2010). Предрассудки по отношению к женщинам-лидерам: обратная реакция и дилемма управления впечатлением женщин. Компас социальной и психологии личности, 4 (10), 807–820.

Ричсон, Дж. А., и Шелтон, Дж. Н. (2003). Когда предрассудки не окупаются: Влияние межрасового контакта на исполнительную функцию. Психологическая наука, 14 (3), 287–290.

Шаллер М. и Конвей Г. (1999). Влияние целей управления впечатлением на возникающее содержание групповых стереотипов: поддержка социально-эволюционной перспективы. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 , 819–833.

Шмадер Т., Джонс М. и Форбс К. (2008). Интегрированная модель процесса стереотипных угроз влияет на производительность. Психологический обзор, 115 (2), 336–356.

Сехрист, Г. Б., & Стангор, К. (2001). Воспринимаемый консенсус влияет на межгрупповое поведение и доступность стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 80 (4), 645–654.

Снайдер М., Танке Э. Д. и Бершайд Э. (1977). Социальное восприятие и межличностное поведение: О самореализующейся природе социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 35 (9), 656–666.

Стангор, К. (1995). Неточность содержания и применения в социальных стереотипах. В Y. T. Lee, L. J. Jussim, & C. R. McCauley (Eds.), Точность стереотипа: к пониманию групповых различий (стр. 275–292).

Stangor, C., & Duan, C. (1991). Влияние многократных требований к памяти для информации о социальных группах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 27 (4), 357–378.

Стангор К., Линч Л., Дуан К. и Гласс Б. (1992). Категоризация людей на основе множества социальных характеристик. Журнал личности и социальной психологии, 62 (2), 207–218.

Стил К. М. и Аронсон Дж. (1995). Угроза стереотипов и интеллектуальные способности афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 , 797–811.

Стоун, Дж. (2002). Борьба с сомнениями путем избегания практики: влияние угрозы стереотипа на самооценку у белых спортсменов. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (12), 1667–1678.

Тайфель, Х. (1970). Эксперименты по межгрупповой дискриминации. Scientific American, 223, 96–102.

Тайфель Х. и Уилкс А. Л. (1963). Классификация и количественное суждение. Британский журнал психологии, 54 , 101–114.

Тейлор, С. Е., Фиск, С. Т., Эткофф, Н. Л., и Рудерман, А. Дж. (1978). Категориальные и контекстные основы памяти и стереотипов личности. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793.

Тетлок П. Э. и Митчелл Г. (2008). Калибровка предубеждений в миллисекундах. Social Psychology Quarterly, 71 (1), 12–16.

Trope, Y., & Thompson, E. (1997). Ищете истину не в том месте? Асимметричный поиск индивидуальной информации о стереотипных членах группы. Журнал личности и социальной психологии, 73 (2), 229–241.

фон Штокхаузен, Л., Козер, С., & Sczesny, S. (2013). Гендерная типичность лиц и ее влияние на визуальную обработку и принятие решений о приеме на работу. Экспериментальная психология, 60 (6), 444-452.

Уолтон, Г. М., и Коэн, Г. Л. (2003). Подъем стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (5), 456–467.

Word, C.O., Zanna, M.P., & Cooper, J. (1974). Невербальное посредничество самоисполняющихся пророчеств в межрасовом взаимодействии. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (2), 109–120.

Изербыт В., Шадрон Г., Лейенс Дж. И Роше С. (1994). Социальная возможность суждения: влияние метаинформационных сигналов на использование стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 48–55.

Почему женщины предпочитают изучать гуманитарные или социальные науки, а мужчины предпочитают технологии или естественные науки? Некоторые внутриличностные и межличностные предикторы

  • Alon, S., & DiPrete, T.A. (2017). Гендерные различия в формировании набора выбора направления обучения. Социологическая наука, 2, 50–81.

    Google Scholar

  • Аронсон Дж. И МакГлоун М. С. (2009). Угроза стереотипов и социальной идентичности. В Т. Нельсон (ред.), Справочник по предубеждениям, стереотипам и дискриминации (стр. 153–178). Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Google Scholar

  • Бабад, Э. (2009). Социальная психология на уроках .Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Бернард М. Э., Кифовер Л. В., Элсворт Г. и Нейлор Ф. Д. (1981). Полоролевое поведение и гендер в оценках учителей и учеников. Журнал педагогической психологии, 73, 681–696.

    Google Scholar

  • Брофи Дж. Э. и Гуд Т. Л. (1974). Взаимоотношения учителя и ученика: причины и последствия .Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

    Google Scholar

  • Бакли, С. (2016). Гендерные и половые различия в участии учащихся, их успеваемости и вовлеченности в математику. http://research.acer.edu.au/learning_processes/18. По состоянию на 29 августа 2018 г.

  • Burusic, J., Babarovic, T., & Seric, M. (2012). Различия в успеваемости девочек и мальчиков в начальной школе: играет ли роль пол учителя? ». Европейский журнал психологии образования, 27, 523–538.

    Google Scholar

  • Бирн, М., Флуд, Б., Хассалл, Т., Джойс, Дж., Монтаньо, Дж. Л., Гонсалес, Дж. М. и др. (2012). Мотивация, ожидания и готовность к высшему образованию: исследование студентов-бухгалтеров в Ирландии, Великобритании, Испании и Греции. Бухгалтерский форум, 36, 134–144.

    Google Scholar

  • Катализатор.(2018). Женщины в науке, технологиях, инженерии и математике (STEM). http://www.catalyst.org/knowledge/women-science-technology-engineering-and-mat Mathematics-stem#footnote34_8j0ubdw. По состоянию на 29 августа 2018 г.

  • Cooper, H., & Hazelrigg, P. (1988). Личностные модераторы эффектов межличностного ожидания: обзор интегративного исследования. Журнал личности и социальной психологии, 55, 937–949.

    Google Scholar

  • Каннингем, Б.К., Хойер, К. М., Спаркс, Д., и Ральф, Дж. (2015). Гендерные различия в интересе к естественным наукам, технологиям, инженерии и математике (STEM), заработанным кредитам и успеваемости NAEP в 12-м классе. Национальный центр образовательных наук IES. https://nces.ed.gov/pubs2015/2015075.pdf. По состоянию на 29 августа 2018 г.

  • Cvencek, D., Meltzoff, A. N., & Greenwald, A. G. (2011). Математико-гендерные стереотипы у младших школьников. Развитие ребенка, 82, 766–779.

    Google Scholar

  • Дарли Дж. М. и Фацио Р. Х. (1980). Процессы подтверждения ожидания, возникающие в последовательности социального взаимодействия. Американский психолог, 35, 867–881.

    Google Scholar

  • Дарлингтон, Р. Б., и Хейс, А. Ф. (2016). Регрессионный анализ и линейные модели: концепции, применение и реализация .Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google Scholar

  • де Бур, Х., Боскер, Р. Дж., И ван дер Верф, М. П. К. (2010). Устойчивое влияние предвзятости ожиданий учителя на долгосрочную успеваемость учащихся. Журнал педагогической психологии, 102, 168–179.

    Google Scholar

  • Дебакер, Т. К., и Нельсон, Р. М. (2000). Мотивация к изучению естественных наук: различия, связанные с полом, классом и способностями. Journal of Educational Research, 93, 245–254.

    Google Scholar

  • Дриссен, Г. (2007). Феминизация начального образования: влияние пола учителей на успеваемость, отношение и поведение учеников. Обзор образования, 53, 183–203.

    Google Scholar

  • Игли, А. Х. (2009). Его и ее просоциального поведения: исследование социальной психологии пола. Американский психолог, 64, 644–658.

    Google Scholar

  • Игли, А. Х., Йоханнесен-Шмидт, М. К., и Ван Энген, М. Л. (2003). Трансформационный, транзакционный и невмешательский стили лидерства: метаанализ, сравнивающий женщин и мужчин. Психологический бюллетень, 129, 569–591.

    Google Scholar

  • Экклс, Дж., Джейкобс, Дж. Э. и Гарольд, Р. Д. (1990). Стереотипы гендерных ролей, эффекты ожидания и социализация гендерных различий со стороны родителей. Journal of Social Issues, 46, 183–201.

    Google Scholar

  • Else-Quest, Н. М., Хайд, Дж. С., и Линн, М. К. (2010). Межнациональные модели гендерных различий в математике: метаанализ. Психологический бюллетень, 136, 103–127.

    Google Scholar

  • Эмерсон, Л., Страх, Дж., Фокс, С., и Сандерс, Э. (2012). Участие родителей в обучении и обучении. https://www.aracy.org.au/publications-resources/command/download_file/id/7/filename/Parental_engagement_in_learning_and_schooling_Lessons_from_research_BUREAU_ARACY_August_2012.pdf. По состоянию на 29 августа 2018 г.

  • Eurostat. (2017). Статистика высшего образования. http: //ec.europa.ЕС / евростат / статистика-объяснение / index.php / Tertiary_education_statistics. По состоянию на 29 августа 2018 г.

  • Fan, W. (2011). Социальные влияния, школьная мотивация и гендерные различия: применение теории ожидаемого значения. Педагогическая психология, 31, 157–175.

    Google Scholar

  • Фидлер К., Вальтер Э., Фрейтаг П. и Плесснер Х. (2002). Предубеждения в суждениях в смоделированном классе — когнитивно-экологический подход. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 88, 527–561.

    Google Scholar

  • Гарсия, Дж. Н. (2014). Убеждения и ожидания учителей и родителей в отношении участия родителей и их связь с академической успеваемостью учащихся . Кандидатская диссертация: Университет штата Техас.

    Google Scholar

  • Gentrup, S., & Rjosk, C.(2018). Пигмалион и гендерный разрыв: влияют ли ожидания учителей на разницу в успеваемости мальчиков и девочек в начале обучения? Образовательные исследования и оценка, 24, 295–323.

    Google Scholar

  • Гилл, С., и Рейнольдс, А. Дж. (1999). Образовательные ожидания и школьная успеваемость городских афроамериканских детей. Журнал школьной психологии, 37, 403–424.

    Google Scholar

  • Гуд, К., Аронсон, Дж., И Хардер, Дж. А. (2008). Проблемы в разработке: угроза стереотипов и успехи женщин на курсах математики высокого уровня. Журнал прикладной психологии развития, 29, 17–28.

    Google Scholar

  • Гуд, Т. Л., и Брофи, Дж. Э. (2008). Глядя в аудитории (10-е изд.). Нью-Йорк: Пирсон.

    Google Scholar

  • Холл, Дж. А., и Бритон, Н. Дж. (1993). Пол, невербальное поведение и ожидания. В П. Д. Бланке (ред.), Межличностные ожидания: теория, исследования и приложения (стр. 276–295). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Харрис, М. Дж., И Розенталь, Р. (1985). Посредничество эффектов межличностного ожидания.31 метаанализ. Психологический бюллетень, 97, 363–386.

    Google Scholar

  • Хассет, Дж. М., Зиберт, Э. Р. и Валлен, К. (2008). Половые различия в предпочтениях макак-резусов в отношении игрушек совпадают с таковыми у детей. Гормоны и поведение, 54, 359–364.

    Google Scholar

  • Хэтти, Дж. (2009). Видимое обучение: синтез более 800 метаанализов, относящихся к достижению .Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Хельбиг, М. (2012). Мальчики не получают преимуществ от учителей-мужчин в их навыках чтения и математики: эмпирические данные из 21 страны Европейского Союза и ОЭСР. Британский журнал социологии образования, 33, 661–677.

    Google Scholar

  • Хонго Д. (2013). Гендерные различия в программах по естествознанию, технологиям, инженерным наукам, математике и информатике (STEM) в университетах. Статистическое управление Канады . https://www150.statcan.gc.ca/n1/pub/75-006-x/2013001/article/11874-eng.htm. По состоянию на 29 августа 2018 г.

  • Huang, C. (2013). Гендерные различия в академической самоэффективности: метаанализ. Европейский журнал психологии образования, 28, 1–35.

    Google Scholar

  • Хайд, Дж. С. (1990). Метаанализ и психология гендерных различий. Знаки: Журнал женщин в культуре и обществе, 16, 55–73.

    Google Scholar

  • Хайд, Дж. С. (2005). Гипотеза гендерного сходства. Американский психолог, 60, 581–592.

    Google Scholar

  • Хайд, Дж. С. (2014). Гендерные сходства и различия. Ежегодный обзор психологии , 65 , 373–398.

    Google Scholar

  • Хайд, Дж.С., Феннема Э. и Ламон С. Дж. (1990). Гендерные различия в успеваемости по математике: метаанализ. Психологический бюллетень, 107, 139–155.

    Google Scholar

  • Hyde, J. S., & Linn, M. C. (1988). Гендерные различия в вербальных способностях: метаанализ. Психологический бюллетень, 104, 53–69.

    Google Scholar

  • Джейкобс, Дж.Э., Дэвис-Кин, П., Бликер, М., Экклс, Дж., И Маланчук, О. (2004). «Могу, но не хочу». Влияние родителей, интересов и занятий на гендерные различия в математике. В A. M. Gallagher & J. C. Kaufman (Eds.), Гендерные различия в математике: интегративный психологический подход (стр. 246–263). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Юссим, Л. (1986). Самоисполняющиеся пророчества.Теоретический и комплексный обзор. Психологическое обозрение, 93, 429–445.

    Google Scholar

  • Jussim, L., & Eccles, J. (1992). Ожидания учителя II: Построение и отражение достижений учащихся. Журнал личности и социальной психологии, 63, 947–961.

    Google Scholar

  • Jussim, L., & Eccles, J.(1995). Естественно возникающие межполосные ожидания. В Н. Айзенберге (ред.), Социальное развитие: Обзор личности и социальной психологии (стр. 74–108). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

    Google Scholar

  • Jussim, L., Eccles, J., & Madon, S. (1996). Социальное восприятие, социальные стереотипы и ожидания учителей: точность и поиск мощного самореализующегося пророчества. Успехи в экспериментальной социальной психологии, 28 (C), 281–388.

    Google Scholar

  • Кайт, М. Э., и Уитли, Б. Э. (2016). Психология предрассудков и дискриминации (3-е изд.). Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Клинг, К. К., Хайд, Дж. С., Шоуерс, К. Дж., И Басуэлл, Б. Н. (1999). Гендерные различия в самооценке: метаанализ. Психологический бюллетень , 125 (4), 470–500.

    Google Scholar

  • Легью, Дж., И ДиПрете, Т. А. (2014). Среда средней школы и гендерный разрыв в науке и технике. Социология образования, 87, 259–280.

    Google Scholar

  • Li, Q. (1999). Убеждения учителей и гендерные различия в математике: обзор. Образовательные исследования, 41, 63–76.

    Google Scholar

  • Линдберг, С. М., Хайд, Дж. С., Петерсен, Дж. Л., и Линн, М. С. (2010). Новые тенденции в гендерной и математической успеваемости: метаанализ. Психологический бюллетень, 136, 1123–1135.

    Google Scholar

  • Мачин, С., и Пеккаринен, Т. (2008). Оценка: Глобальные половые различия в вариабельности результатов тестов. Science, 322, 1331–1332.

    Google Scholar

  • МакКаун, К., и Вайнштейн, Р. С. (2002). Моделирование роли детской этнической принадлежности и пола в дифференциальной реакции детей на ожидания учителя. Журнал прикладной социальной психологии , 32 , 159–184.

    Google Scholar

  • Мис, Дж. Л., Глинке, Б. Б., и Аскью, К. (2009). Пол и мотивация. Чернила.Р. Вентцель и А. Вигфилд (ред.), Справочник по мотивации в школе (стр. 411–432). Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Нгуен, Х. Х. и Райан, А. М. (2008). Влияет ли угроза стереотипов на результаты тестов представителей меньшинств и женщин? Метаанализ экспериментальных данных. Журнал прикладной психологии, 93, 1314–1334.

    Google Scholar

  • Pajares, F., И Миллер, М. Д. (1994). Роль самоэффективности и убеждений в самооценке в решении математических задач: анализ пути. Журнал педагогической психологии, 86, 193–203.

    Google Scholar

  • Планте, И., О’Киф, П. А., Аронсон, Дж., Фрешет-Симар, К., и Гуле, М. (2019). Разрыв в интересах: как поддержка гендерного стереотипа о способностях предсказывает различия в академических интересах. Социальная психология образования, 22, 227–245.

    Google Scholar

  • Рейли, Д. (2012). Пол, культура и когнитивные способности, типичные для пола. PLoS ONE . https://doi.org/10.1371/journal.pone.0039904.

    Артикул Google Scholar

  • Rhodewalt, F. (2008). Самоуничижение: о самовоспроизводящейся природе защитного поведения. Компас социальной и психологии личности, 2, 1255–1268.

    Google Scholar

  • Риджуэй, К. Л. (2011). С гендерной точки зрения: как гендерное неравенство сохраняется в современном мире . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  • Робнетт Р. Д. (2016). Гендерная предвзятость в основных полях: вариация в распространенности и связь с основной самооценкой. Psychology of Women Quarterly, 40, 65–79.

    Google Scholar

  • Розенталь Р. (1997). Эффекты межличностного ожидания: сорокалетняя перспектива (стр. 16). Чикаго, август: доклад, представленный на съезде Американской психологической ассоциации.

    Google Scholar

  • Руби-Дэвис, К. М. (2006). Ожидания учителя и самооценка учащихся: изучение отношений. Психология в школе, 43, 537–552.

    Google Scholar

  • Руби-Дэвис, К. М. (2015). Как стать учителем с высокими ожиданиями: поднимая планку . Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Рудман, Л. А., и Фелан, Дж. Э. (2010). Влияние доминирования гендерных ролей на скрытые гендерные убеждения и карьерные устремления женщин. Социальная психология, 41 (3), 192–202.

    Google Scholar

  • Шмадер Т. (2002). Гендерная идентификация снижает влияние угрозы стереотипов на успеваемость женщин по математике. Журнал экспериментальной социальной психологии, 38, 194–201.

    Google Scholar

  • Шапиро, Дж. Р. и Уильямс, А. М. (2012). Роль стереотипных угроз в подрыве возможностей девочек и женщин и их интереса к труднопроходимым полям. Sex Roles, 66, 175–183.

    Google Scholar

  • Симпкинс, С. Д., Дэвис-Кин, П. Э. и Экклс, Дж. (2006). Мотивация к математике и естествознанию: продольное изучение связей между выбором и убеждениями. Психология развития, 42, 70–83.

    Google Scholar

  • Симпкинс, С.Д., Эстрелла, Г., Гаскин, Э., & Клоберданц, Э. (2018). Научные убеждения родителей-латиноамериканцев и поддержка мотивационных убеждений старшеклассников: различаются ли отношения в зависимости от гендерных и семейных ценностей? Социальная психология образования, 21, 1203–1224.

    Google Scholar

  • Смит А. Э., Джуссим Л. и Экклс Дж. (1999). Накапливаются ли сбывающиеся пророчества, рассеиваются или остаются стабильными с течением времени? Журнал личности и социальной психологии, 77, 548–565.

    Google Scholar

  • Спенсер, С. Дж., Стил, К. М. и Куинн, Д. М. (1999). Угроза стереотипов и успеваемость женщин по математике. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35, 4–28.

    Google Scholar

  • Стангор, К. (2009). Изучение стереотипов, предрассудков и дискриминации в социальной психологии: краткая история теории и исследований.В Т. Д. Нельсон (ред.), Справочник по предубеждениям, стереотипам и дискриминации (стр. 1-22). Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Google Scholar

  • Старр, К. Р., и Липер, К. (2019). Уменьшают ли самооценки подростков взаимосвязь между стереотипами STEM и мотивацией? Социальная психология образования, 22, 1109–1129.

    Google Scholar

  • Салливан, А.(2009). Академическая самооценка, гендерное и однополое обучение. Британский журнал исследований в области образования, 35, 259–288.

    Google Scholar

  • Шумски, Г., и Карвовски, М. (2019). Изучение эффекта Пигмалиона: роль ожиданий учителя, академической самооценки и контекста класса в успеваемости учащихся по математике. Современная психология образования . https://doi.org/10.1016/j.cedpsych.2019.101787.

    Артикул Google Scholar

  • Тидеманн, Дж. (2000). Гендерные стереотипы родителей и убеждения учителей как предикторы представления детей об их математических способностях в начальной школе. Журнал педагогической психологии, 92, 144–151.

    Google Scholar

  • Томасетто К., Альпароне Ф. Р. и Кадину М. (2011).Успеваемость девочек по математике под угрозой стереотипов: сдерживающая роль гендерных стереотипов матерей. Психология развития, 47, 943–949.

    Google Scholar

  • Тосто, М. Г., Эсбери, К., Маццокко, М., Петрилл, С. А., и Ковас, Ю. (2016). От школьной среды до достижений по математике: посредническая роль самооценки и интереса к предмету. Обучение и индивидуальные различия, 50, 260–269.

    Google Scholar

  • Труш С. (2018). Четыре модели влияния ожидаемой продолжительности обучения учителей на успеваемость учащихся по математике и грамотности. Социальная психология образования, 21, 257–287.

    Google Scholar

  • Trusz, S., & Bbel, P. (Eds.). (2016). Внутриличностные и межличностные ожидания . Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Войер, Д. (2011). Временные рамки и гендерные различия на бумажных и карандашных тестах умственного вращения: метаанализ. Psychonomic Bulletin & Review, 18, 267–277.

    Google Scholar

  • Войер, Д., и Войер, С. Д. (2014). Гендерные различия в успеваемости: метаанализ. Психологический бюллетень, 140, 1174–1204.

    Google Scholar

  • Войер Д., Войер С. и Брайден М. П. (1995). Величина половых различий в пространственных способностях: метаанализ и рассмотрение критических переменных. Психологический бюллетень, 117, 250–270.

    Google Scholar

  • Уолки, Ф. Х., МакКлюр, Дж., Мейер, Л. Х., и Вейр, К. Ф. (2013). Низкие ожидания равны отсутствию ожиданий: стремления, мотивация и достижения в средней школе. Современная педагогическая психология, 38, 306–315.

    Google Scholar

  • Ван, М.-Т., и Дегот, Дж. Л. (2017). Гендерный разрыв в науке, технологиях, инженерии и математике (STEM): текущие знания, значение для практики, политики и будущих направлений. Обзор педагогической психологии, 29, 119–140.

    Google Scholar

  • Уотсон, П.W., Rubie-Davies, C.M., Meissel, K., Peterson, E.R., Flint, A., Garrett, L., et al. (2017). Пол учителя и ожидаемые успехи в чтении учащихся начальной школы Новой Зеландии: действительно ли препятствие? Гендер и образование . https://doi.org/10.1080/09540253.2017.1410108.

    Артикул Google Scholar

  • Уитингтон, Б. Л., Каннингем, К. Дж., И Питтенджер, Д. Дж. (2010). Методы исследования для поведенческих и социальных наук .Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.

    Google Scholar

  • Wentzel, K. R., & Wigfield, A. (Eds.). (2009). Справочник по мотивации в школе . Нью-Йорк: Рутледж.

    Google Scholar

  • Уитли Б. Э. (1997). Гендерные различия в отношении и поведении, связанных с компьютером: метаанализ. Компьютеры в поведении человека, 13, 1-22.

    Google Scholar

  • Вигфилд, А., & Экклс, Дж. (2000). Ожидательно-ценностная теория мотивации достижения. Современная педагогическая психология, 25, 68–81.

    Google Scholar

  • Неявные стереотипы и прогнозирующий мозг: познание и культура в «предвзятом» восприятии человека

    Взгляд на стереотип как на фиксированный набор атрибутов, связанных с социальной группой, основан на фундаментальном исследовании экспериментальной психологии, проведенном Кацем и Брэйли (1933). ).Сто студентов Принстонского университета попросили выбрать атрибуты, которые они ассоциируют с десятью конкретными национальностями, этническими и религиозными группами, из списка, состоящего из 84 характеристик. Затем исследователи собрали атрибуты, наиболее часто связанные с каждой группой. Кац и Брэйли (1933: 289) назвали эти ассоциации «групповой ошибочной установкой», подразумевающей ошибочное мнение (или отношение) от имени участников. Исследование было повторено в Принстоне Gilbert (1951) и Karlins et al.(1969), и подобные атрибуты, как правило, становились наиболее частыми для групп. Стойкость этих ассоциаций, таких как англичане как приверженцы традиций и консервативность, на протяжении более 35 лет часто узко истолковывалась как свидетельство фиксированной природы стереотипов. Тем не менее, более пристальный взгляд на данные показывает обратное. Редко был выбран атрибут более чем половиной участников: у англичан только «спортивный» в 1933 году, а «консервативный» в 1969 году достиг этого показателя. Также со временем менялись и проценты, и выбранные атрибуты.К 1969 году «спортивность» англичан упала до 22%. К 1969 г. количество атрибутов в первой пятерке некоторых групп упало до менее 10%. Кроме того, стереотипы в целом имели тенденцию становиться более позитивными с течением времени. Однако то, что исследования действительно установили, было методологическим подходом к стереотипам как экспериментальному исследованию атрибутов «характера», связанных с социальными группами в сознании индивида.

    Понятие неявных стереотипов основано на двух ключевых теоретических концепциях: ассоциативных сетях в семантической (знания) памяти и автоматической активации.Предполагается, что понятия в семантической памяти связаны вместе в терминах ассоциативной сети, при этом связанные концепции имеют более сильные связи или находятся ближе друг к другу, чем несвязанные концепции (Collins and Loftus, 1975). Таким образом, «доктор» имеет более сильную связь с «медсестрой» (или считается более близкой в ​​сети), чем с не связанными понятиями, такими как «корабль» или «дерево». Связанные понятия объединяются в кластер, например больница, врач, медсестра, пациент, палата, санитар, операционная и т. Д., В локальной сети (Payne and Cameron, 2013), которую иногда называют схемой (Ghosh and Gilboa, 2014; см. Hinton, 2016).Активация одного понятия (например, чтение слова «врач») распространяется на связанные понятия в сети (например, «медсестра»), делая их более доступными в период активации. Доказательства в пользу ассоциативной сетевой модели прибывают из времени отклика в ряде исследовательских парадигм, таких как распознавание слов, лексическое решение и предварительные задачи: например, Нили (1977) показал, что слово «медсестра» распознается быстрее в задаче на время реакции. после слова «доктор», чем когда перед ним стоит нейтральный штрих (например, ряд X) или несвязанное простое слово (например, «таблица»).Был проведен значительный объем исследований природы семантических ассоциаций, которые отражают субъективный опыт, а также языковое сходство, хотя люди, похоже, организуют свои семантические знания таким же образом, как и другие. Слабо связанные концепции могут быть активированы путем распространения активации на основе тематической ассоциации, а сложность структуры ассоциаций развивается с течением времени и опыта (De Deyne et al., 2016).

    Распространение активации одной концепции на другую рассматривалось как происходящее бессознательно или автоматически.В середине 1970-х годов было проведено различие между двумя формами умственной обработки: сознательной (или контролируемой) обработкой и автоматической обработкой (Shiffrin and Schneider, 1977). Сознательная обработка требует ресурсов внимания и может использоваться гибко и справляться с новизной. Однако для этого требуется мотивация и время, что может привести к относительно медленной последовательной обработке информации. Автоматическая обработка работает вне пределов внимания, происходит быстро и включает параллельную обработку.Однако он, как правило, негибкий и (в значительной степени) неконтролируемый. Канеман (2011) называет их Системой 2 и Системой 1 соответственно. Шиффрин и Шнайдер (1977) обнаружили, что обнаружение буквы среди чисел может быть выполнено быстро и без усилий, подразумевая автоматическое обнаружение категориальных различий букв и цифр. Обнаружение элементов из группы целевых букв среди второй группы фоновых букв потребовало времени и концентрации, требуя (сознательной) обработки внимания.Однако новые ассоциации (определенные буквы как цели и другие буквы как фон) можно было усвоить путем обширной практики, пока ассоциации были последовательными (цели никогда не использовались в качестве фоновых букв). После многих тысяч испытаний время обнаружения значительно сократилось: участники сообщали, что цели «выскакивают» из фоновых букв, подразумевая, что практика привела к автоматической активации целевых букв (на основе новых категорий букв-мишеней).Таким образом, последовательность опыта (практики) может привести к новым автоматически активируемым заученным ассоциациям. Однако, когда Шиффрин и Шнайдер (1977) поменяли местами цели и фоновые буквы после тысяч последовательных испытаний, производительность упала намного ниже начального уровня — время обнаружения было чрезвычайно медленным, требуя сознательного внимания, поскольку участники боролись с автоматической активацией старого, но -сейчас неверные цели. Медленно и с дополнительной практикой в ​​виде тысяч испытаний производительность постепенно улучшалась с новой конфигурацией целевых и фоновых букв.Таким образом, хорошо отработанные семантические ассоциации, согласующиеся с опытом человека, могут автоматически активироваться при обнаружении категории, но однажды усвоенные, их чрезвычайно трудно отучить.

    Используя эти теоретические идеи, стереотипная ассоциация (например, «черный» и «агрессивность») может сохраняться в семантической памяти и автоматически активироваться, создавая неявный стереотипный эффект. Это было продемонстрировано Дивайном (1989). Белых участников попросили воспроизвести черты стереотипа чернокожих, а также заполнить анкету для определения предубеждений.Девайн обнаружил, что люди с низкими и высокими предрассудками знали характеристики стереотипа черных. На следующем этапе исследования участники оценили враждебность человека, которого называют только Дональдом, описанного в абзаце из 12 предложений, как неоднозначно враждебное поведение, такое как требование вернуть деньги за то, что он только что купил в магазине. Перед описанием слова, относящиеся к стереотипу Блэка, быстро отображались на экране, но слишком быстро, чтобы их можно было распознать сознательно.Было показано, что эта автоматическая активация стереотипа влияет на суждение о враждебности Дональда участниками как с низким, так и с высоким уровнем предубеждений. Наконец, участников попросили анонимно перечислить свои взгляды на чернокожих. Люди с низким уровнем предубеждений дали больше положительных утверждений и больше убеждений (например, «все люди равны»), чем черт характера, тогда как участники с высоким уровнем предубеждений указали больше негативных высказываний и больше черт (таких как «агрессивность»).

    Дивайн объяснил эти результаты, утверждая, что в процессе социализации члены культуры изучают существующие в этой культуре верования в отношении различных социальных групп.Благодаря своей частоте возникновения стереотипные ассоциации о людях из стереотипной группы прочно закрепляются в памяти. Из-за их широкого распространения в обществе более или менее каждый в культуре, даже непредвзятый человек, имеет неявные стереотипные ассоциации, доступные в семантической памяти. Следовательно, стереотип автоматически активируется в присутствии члена стереотипной группы и может влиять на мысли и поведение воспринимающего.Однако люди, чьи личные убеждения отвергают предрассудки и дискриминацию, могут сознательно подавлять влияние стереотипа в своих мыслях и поведении. К сожалению, как описано выше, сознательная обработка требует выделения ресурсов внимания, и поэтому влияние автоматически активируемого стереотипа может быть подавлено только в том случае, если человек осознает его потенциальную предвзятость в отношении активации и мотивирован на выделение времени и усилий для подавления это и заменить его в принятии решений преднамеренным нестереотипным суждением.Дивайн (1989: 15) рассматривал процесс утверждения сознательного контроля как «отказ от дурной привычки».

    Утверждалось, что ресурсы сознательного внимания используются только в случае необходимости, когда воспринимающий действует как «когнитивный скряга» (Fiske and Taylor, 1991): в результате Macrae et al. (1994) утверждали, что стереотипы можно рассматривать как эффективные «инструменты» обработки, позволяющие избежать необходимости «расходовать» ценные сознательные ресурсы обработки. Тем не менее, Девайн и Монтейт (1999) утверждали, что они могут быть сознательно подавлены, когда ищется непредвзятое восприятие.Кроме того, неявный стереотип автоматически активируется только тогда, когда член группы воспринимается с точки зрения определенного социального значения (Macrae et al., 1997), поэтому автоматическая активация не гарантируется при представлении члена группы (Devine and Sharp, 2009). Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что сознательная и автоматическая активация не исключают друг друга, но в социальном восприятии существует взаимодействие между двумя процессами. Социальный контекст также может влиять на автоматическую активацию, так что в контексте «заключенных» существует стереотипное предубеждение к черным (по сравнению с белым), но не в контексте «юристов» (Wittenbrink et al., 2001). Действительно, Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что ряд ситуационных факторов и индивидуальных различий может повлиять на автоматическую активацию стереотипов, а сознательный контроль может подавить их влияние на социальное восприятие. Однако Барг (1999) был менее оптимистичен, чем Дивайн в отношении способности индивидуального сознательного контроля подавлять автоматически активируемые стереотипы, и предположил, что единственный способ остановить влияние имплицитного стереотипа — это «искоренение самого культурного стереотипа» (Барг (1999) : 378).Вместо модели когнитивно-скупой обработки когнитивных функций Барг предложил «когнитивного монстра», аргументируя это тем, что у нас нет той степени сознательного контроля, которую предлагает Девайн, чтобы смягчить влияние неявных стереотипов (Bargh and Williams, 2006; Bargh, 2011).

    Гринвальд и Банаджи (1995) призвали к более широкому использованию косвенных показателей имплицитного познания, чтобы продемонстрировать эффект активации вне сознательного контроля воспринимающего. Они были особенно обеспокоены неявными стереотипами, утверждая, что «автоматическое действие стереотипов обеспечивает основу для неявных стереотипов», ссылаясь на исследования, такие как исследования Гертнера и Маклафлина (1983).В этом последнем исследовании, несмотря на низкие баллы участников по прямому самоотчету о предубеждениях, они по-прежнему достоверно быстрее реагировали на связь между «белым» и положительными качествами, такими как «умный», по сравнению с сочетанием «черного» с «черным». те же положительные качества. Таким образом, они пришли к выводу, что косвенная мера времени реакции выявляла неявный стереотипный эффект. Следовательно, Greenwald et al. (1998) разработали тест неявной ассоциации (или IAT). Этот тест на время реакции ассоциации слов представляет пары слов в последовательности испытаний на пяти этапах, при этом на каждом этапе проверяется время реакции на различные комбинации пар слов.По результатам на разных этапах можно проверить время реакции на различные словесные ассоциации. Например, полюса концепции возраста, «молодой» и «старый», можно последовательно соединить с «хорошим» и «плохим», чтобы увидеть, соответствует ли время реакции на пару молодой-хороший и / или старый-плохой. достоверно быстрее, чем альтернативные пары, что свидетельствует о неявном стереотипе возраста. В качестве метода IAT может применяться к любой комбинации пар слов и, как результат, может использоваться для изучения ряда неявных стереотипов, таких как «белый» и «черный» для этнических стереотипов или «мужчины» и «женщины» для гендерные стереотипы в сочетании с любыми словами, связанными со стереотипными атрибутами, такими как агрессия или зависимость.Результаты были весьма впечатляющими. Последующее использование IAT последовательно демонстрирует неявные стереотипы для ряда различных социальных категорий, в частности, пола и этнической принадлежности (Greenwald et al., 2015). Неявные стереотипы теперь рассматриваются как один из аспектов неявного социального познания, который участвует в ряде социальных суждений (Payne and Gawronski, 2010).

    Критика результатов IAT поставила под сомнение, действительно ли он идентифицирует конкретное бессознательное предубеждение, не связанное с сознательным суждением (Oswald et al., 2013) или, как предположил Дивайн (1989), просто знание культурной ассоциации, которая может быть управляемой и запрещенной при принятии решений (Payne and Gawronski, 2010). В поддержку IAT, Greenwald et al. (2009) метаанализ 184 исследований IAT показал, что существует прогностическая достоверность неявных ассоциаций с поведенческими результатами в целом ряде предметных областей, а Greenwald et al. (2015) утверждают, что это может иметь значительные социальные последствия. Как следствие, если неявные стереотипы указывают на потенциально неконтролируемое когнитивное предубеждение, тогда возникает вопрос, как справиться с его результатами при принятии решений, особенно для человека, искренне стремящегося к непредвзятому суждению.С явными предрассудками борются с помощью ряда социально-политических мер — от антидискриминационных законов до обучения интервьюеров, но вмешательства, по сути, направлены на то, чтобы убедить или заставить людей действовать сознательно и непредвзято. Lai et al. (2016) исследовали ряд методов вмешательства для уменьшения скрытых расовых предрассудков, таких как знакомство с противоречащими стереотипам образцами или поощрение мультикультурализма, но выводы были несколько пессимистичными. Различные вмешательства по-разному влияли на неявный стереотип (по данным IAT).Например, яркий контр-стереотипный пример (который участники читали) — вообразить, как идете в одиночестве ночью и подвергаться жестокому нападению со стороны белого и спасаемому чернокожим — оказался весьма эффективным. Однако из девяти вмешательств, рассмотренных Lai et al. (2016), все в какой-то степени были эффективны, но последующее тестирование показало, что положительный эффект исчез в течение дня или около того. Авторы пришли к выводу, что, хотя неявные ассоциации были гибкими в краткосрочной перспективе, эти (краткие) вмешательства не имели долгосрочного эффекта.Это может указывать на то, что неявные стереотипы прочно укоренились и могут реагировать только на интенсивные и долгосрочные вмешательства (Devine et al., 2012). Lai et al. (2016) также предполагают, что дети могут быть более восприимчивы к неявному изменению стереотипов, чем взрослые.

    Проблема в том, что, если люди не способны сознательно изменить свои неявные «предубеждения», в какой степени они несут ответственность за действия, основанные на этих неявных стереотипах? Профессор права Кригер (1995) утверждал, что законодатели и юристы должны принимать во внимание психологические объяснения неявной предвзятости в своих суждениях.Например, в исследовании Cameron et al. (2010) участники оценили ответственность белого работодателя, который иногда дискриминировал афроамериканцев, несмотря на сознательное желание быть справедливым. Когда эта дискриминация была представлена ​​как результат неосознанной предвзятости, о которой работодатель не подозревал, тогда участники сочли, что личная ответственность за дискриминацию ниже. Однако, когда ему сказали, что скрытая предвзятость была автоматическим «внутренним ощущением», о котором работодатель знал, но который трудно контролировать, не привело к такому же снижению моральной ответственности.Это также имеет потенциальное юридическое значение (Krieger and Fiske, 2006), поскольку закон традиционно предполагал, что ответственность за дискриминационный акт лежит на индивидуальном предприятии, совершающем это действие, с допущением о лежащей в основе дискриминационной мотивации (намерении). Эффектом неявной стереотипной предвзятости может быть дискриминационное действие, которое человек не планировал и не осознавал.

    Неявная стереотипная предвзятость бросает вызов человеку как единственному источнику и причине его мыслей и действий.В огромном исследовании, в котором приняли участие более двухсот тысяч участников, все граждане США, Axt et al. (2014) использовали MC-IAT, вариант IAT, для изучения неявной предвзятости в суждениях об этнических, религиозных и возрастных группах. В то время как участники демонстрировали фаворитизм внутри группы, во время их ответа возникла последовательная иерархия социальных групп. Что касается этнической принадлежности, с точки зрения положительности оценки, белые были самыми высокими, за ними следовали азиаты, чернокожие и латиноамериканцы, причем такой же порядок был получен от участников из каждой из этнических групп.В отношении религии был создан последовательный порядок христианства, иудаизма, индуизма и ислама. Что касается возрастного исследования, положительные оценки были связаны с молодежью, с постоянным порядком детей, молодых людей, взрослых среднего возраста и пожилых людей среди участников всех возрастов, от подростков до шестидесяти лет. Axt et al. утверждал, что последовательные неявные оценки отражают культурные иерархии социальной власти (и социальных структур), «глубоко укоренившиеся в социальном сознании» (Axt et al., 2014: 1812). Они также предполагают, что эти неявные предубеждения могут «не поддерживаться и даже противоречить сознательным убеждениям и ценностям» (Axt et al., 2014: 1812). Сосредоточение внимания на когнитивной предвзятости с ее следствием предвзятого суждения человека имеет тенденцию игнорировать важность культуры в познании. Именно этот вопрос сейчас и рассматривается здесь.

    Почему социальные науки? Потому что это может помочь бороться со стереотипами в мире науки

    Келлина Крейг-Хендерсон, доктор философии, заместитель помощника директора, Управление социальных, поведенческих и экономических наук, Национальный научный фонд

    Коварное негативное влияние расистских стереотипов на академическую успеваемость афроамериканцев было описано в книге The Atlantic в 1999 году бывшим членом Национального научного совета и социальным психологом Клодом Стилом в книге «Тонкий лед: угроза стереотипов и темнокожие студенты колледжей».«Исследование, на которое Стил ссылается на протяжении всей статьи, было проведено в 1990-х годах и опубликовано в нескольких авторитетных рецензируемых изданиях. Это произвело фурор и породило целую ветвь исследований о различных способах пагубного воздействия негативных стереотипов на их цели.

    В то время как доцент кафедры психологии, работа Стила очень понравилась мне как на личном, так и на профессиональном уровне. Хотя я был счастлив быть членом того, что тогда было ведущим в национальном рейтинге факультетом психологии, я прекрасно осознавал свой статус единственного афроамериканца среди более чем 60 преподавателей факультета.Я регулярно сталкивался с другими преподавателями и аспирантами, которые открыто сомневались в моих профессиональных качествах и легитимности и даже задавались вопросом вслух, есть ли у меня то, что нужно для успеха. Дело было не только в том, что я была молодой женщиной или афроамериканкой. Именно то, что я представлял в целом, включая уверенность и стойкость, которые мне требовались, чтобы просто присутствовать, больше всего раздражало моих недоброжелателей. Так что, помимо того, что я справлялся с ожидаемым давлением, связанным с работой доцента в условиях интенсивных исследований, я также упорно работал, чтобы противостоять стереотипным ожиданиям неполноценности, которых придерживалось в отношении меня значительное количество людей.

    Оптимизм, несмотря на неудачу

    Мое собственное исследование на протяжении многих лет изучало давление на производительность и когнитивные последствия наличия одиночного статуса в группе, выполняющей задания; эффект от принадлежности к группе, которая является коллективно новой для организации; а также различные способы, которыми состав группы может, среди прочего, способствовать или препятствовать работе группы. Что мне больше всего нравится в этой работе, так это то, насколько возможно выявить определенные наблюдения о человеческом поведении, а затем использовать эти идеи для выработки плана или стратегии для лучшего межличностного взаимодействия и более гармоничных групповых процессов.

    Общей нитью моей работы и почти 10 миллионов долларов инвестиций в исследования в рамках программы NSF «Наука расширяющегося участия » является сосредоточение внимания на понимании условий, необходимых для включения, и стратегий для расширения возможностей. В 2008 году Управление социальных, поведенческих и экономических наук NSF провело свой первый семинар, чтобы обобщить результаты существующих за десятилетия исследований, посвященные способам эффективного расширения участия в образовательных программах STEM и развитии кадров.Восемь лет спустя, в 2016 году, за этой деятельностью последовал симпозиум, поддерживаемый NSF, который вышел за рамки простого определения и обобщения результатов, чтобы установить амбициозную программу исследований для ученых по всей стране, чтобы изучить стратегии по привлечению большего числа студентов из числа меньшинств в области STEM.

    Сейчас, как никогда ранее, это исследование явно критически важно. Он пролил свет на непреходящие загадки того, как люди из самых разных слоев общества могут эффективно работать вместе для достижения общих целей.В результате мы знаем, что наличие общей групповой идентичности помогает людям ладить — будь то рабочие группы, районы или целые страны. И мы знаем, что акцентирование внимания на том, что у людей общего, а не на их различиях, имеет большое значение для формирования необходимого корпоративного духа для гражданского участия, построения сообщества и совместного социального взаимодействия.

    Обычно я не считаю себя оптимистом. Но я понимаю, что пишу это на очень фундаментальном уровне.Несмотря на коллективную неспособность нашего поколения использовать то, что мы знаем о сердцах и умах людей, чтобы стать лучше, добрее и более справедливым обществом, я по-прежнему верю в ценность науки для продвижения нашего понимания того, что работает (а что не работает). в наших усилиях по увеличению разнообразия и количества участников научного предприятия США.

    Эта идея овладела мной и мотивирует большую часть моей работы в Национальном научном фонде США.

    Учреждения, которые обходятся без

    Большинство прогнозов будущего предприятия STEM в США.С. рисуют отрезвляющую картину. С каждым годом все меньше студентов попадает в области STEM, при этом сокращается число студентов из белого среднего класса, которые традиционно занимали большинство должностей в STEM. Это надвигающееся будущее, в сочетании с растущими проблемами для участия иммигрантов в предприятиях STEM в США, подчеркивает важность приветствовать участников STEM из групп, которые исторически не участвовали в большом количестве. Согласно отчету о женщинах, меньшинствах и лицах с ограниченными возможностями в науке и технике за 2019 год Национального центра статистики науки и инженерии NSF, хотя афроамериканцы и латиноамериканцы вместе составляют примерно четверть населения США.S. популяция, их присутствие в полях STEM по сравнению с их белыми собратьями остается намного меньше.

    Для ясности, однако, не только люди из групп меньшинств недопредставлены во многих лабораториях и классах нашей страны. Есть также много высших учебных заведений, обслуживающих меньшинства, из которых никогда не получали финансирования NSF. И тем не менее, эти учреждения продолжают непропорционально много обучать, обучать и выпускать студентов из числа этнических меньшинств; те самые студенты, которые могут помочь нам укрепить будущее Америки в области STEM.

    Согласно последнему отчету о процессе оценки заслуг NSF, более 70% финансирования NSF в 2018 финансовом году было направлено примерно в 100 университетов. Хотя эта элитная группа включает несколько научно-исследовательских учреждений, обслуживающих латиноамериканцев, она не включает в себя какие-либо исторически сложившиеся колледжи или университеты для чернокожих, а также племенные колледжи или университеты. Учреждениям, которые обычно не получают финансовой поддержки для исследований, часто не хватает ресурсов, необходимых для создания лабораторий, набора сильных преподавателей и поддержки аспирантов.Среди этих колледжей и университетов широко представлены учреждения, обслуживающие меньшинства. Это похоже на самоисполняющееся пророчество о том, что те, кто получил очень небольшую федеральную поддержку или не получили ее вообще, не имеют ресурсов, необходимых для эффективной борьбы за федеральную поддержку.

    Построить и расширить

    В качестве заместителя помощника директора Управления социальных, поведенческих и экономических наук NSF мы с коллегами смотрели внутрь себя, рассматривая небольшое количество финансовых премий, которые наша организация ежегодно присуждает учреждениям, обслуживающим меньшинства.В результате мы запустили Build and Broaden, возможность финансирования, предлагающую предложения, направленные на развитие партнерских отношений и начало сотрудничества в области исследований в области социальных, поведенческих и экономических наук между учреждениями, обслуживающими меньшинства, при одновременном расширении исследовательской инфраструктуры и потенциала этих учреждений.

    Наши учреждения, обслуживающие меньшинства, продолжают миссию по поддержке и обучению многих будущих ученых и инженеров нашей страны. Но с дополнительными ресурсами и финансированием они могут сделать гораздо больше.

    Я призываю преподавателей и сотрудников многих колледжей и университетов нашей страны, которые исторически были черными, учреждений, обслуживающих латиноамериканцев, племенных колледжей и университетов, а также других, которые обслуживают студентов из числа меньшинств, принять участие в программе NSF Build and Broaden и узнать, как вы можете подать заявку.

    И, прежде всего, я надеюсь, что вы примените свою уверенность и упорство, , чтобы преодолеть стереотипы и продолжить научную работу, которая вам нужна.

    КЕЛЛИНА КРЕЙГ-ХЕНДЕРСОН, доктор философии, исследователь психологии, автор и заместитель помощника директора Управления социальных, поведенческих и экономических наук NSF.Она увлечена расширением участия недостаточно представленных групп в науке и принимала участие в ряде национальных и международных мероприятий, которые разделяют эту направленность. Работая в Национальном научном фонде, она руководила федеральной поддержкой исследований по таким вопросам, как гендерный паритет в STEM и участие меньшинств в бизнесе и промышленности. Она занимала ряд должностей в NSF, включая заместителя директора отдела социальных и экономических наук и директора регионального офиса NSF в Токио.Перед тем, как присоединиться к NSF, она занимала преподавательские должности в нескольких университетах, включая профессора кафедры психологии в Университете Говарда.

    Эта статья переиздается с разрешения блога NSF Science Matters. Прочтите оригинальную статью здесь.

    Загрузить в формате PDF

    Снижение влияния негативных стереотипов на карьеру ученых из числа меньшинств и женщин | Наука

    Социальные исследования убедительно демонстрируют, как стереотипы, даже те, о которых люди не подозревают, могут влиять на карьеру женщин и меньшинств.Например, люди по-разному оценивают качество научной статьи в зависимости от того, считают ли они ее написанной мужчиной или женщиной. Стереотипы также снижают самооценку, мотивацию и интеллектуальные способности женщин и меньшинств из-за процесса, называемого угрозой стереотипов. Угроза стереотипа снижает производительность в ситуациях, когда человек может подтвердить негативный стереотип о своей группе. В одном примере исследователи обнаружили, что афроамериканские студенты колледжей хуже справились с тестом SAT, когда студентам сказали, что этот тест является допустимым показателем интеллекта.

    Более подробное изучение науки о стереотипах может также помочь женщинам и представителям меньшинств предотвратить влияние стереотипов на интеллектуальную деятельность.

    Такие данные свидетельствуют о том, что негативные стереотипы представляют собой серьезное препятствие для карьеры женщин и ученых из числа меньшинств. В 2006 году Национальная академия наук выпустила доклад «За пределами предвзятости и барьеров: Реализация потенциала женщин в академической науке и технике », в котором научным учреждениям рекомендовалось принять меры, направленные на борьбу со стереотипами.См. В этой рамке рекомендации о том, что могут сделать учреждения.

    Но основное внимание в этой статье уделяется отдельным ученым: что они могут сделать, чтобы стереотипы не подавляли их карьерный рост? Совет, который предлагает эта статья, основан на моем опыте работы социальным психологом в Отделе разнообразия и лидерства Медицинской школы Стэнфордского университета. Отдельные ученые могут предпринять как минимум три шага, чтобы защитить себя от негативных стереотипов: обучить себя и других науке о стереотипах, принять установку на рост и расширить свои профессиональные сети.

    Рекомендации для учреждений по снижению влияния негативных стереотипов

    1. Продемонстрируйте институциональную приверженность разнообразию с помощью стратегических планов, заявлений о миссии и других коммуникаций с сотрудниками.

    2. Объясните руководителям организаций, как стереотипы, особенно бессознательные, влияют на решения о найме и оценке.

    3. Рассмотрите возможность обучения всех сотрудников тому, как стереотипы влияют на решения.

    4.Разнообразьте состав всех комитетов по найму.

    5. Приложите усилия для диверсификации пулов найма кандидатов, чтобы избежать создания «жетонов».

    6. Создайте основные правила для обсуждения найма, в том числе ставьте критерии работы в центр внимания и сосредотачивайтесь на доказательствах, а не на мнениях.

    7. Назначьте по крайней мере одного старшего руководителя, который будет отвечать за мониторинг институциональной справедливости.

    8. Хотя числа важны, сосредоточьтесь в равной степени на создании инклюзивной организационной культуры, поддерживающей разнообразие.

    9. Помогите создавать и поддерживать профессиональные сети, которые объединяют ученых разного происхождения и возраста.

    10. Разработка программ развития лидерских качеств для ученых, включающих обучение разнообразию.

    Дейзи Гревал (Источник: Стив Гладфельтер, Стэнфордский университет)

    Изучите науку стереотипов для себя и других

    Одним из простых, но эффективных способов борьбы со стереотипами является повышение осведомленности о том, как стереотипы влияют на принятие решений.Повышение осведомленности людей об этих процессах помогает им — и вам — саморегулироваться и тем самым уменьшать негативное влияние стереотипов на решения. Обучить других можно так же просто, как представить им исследования в области социальных наук, демонстрирующие, как, почему и когда стереотипы с наибольшей вероятностью влияют на решения об оценке.

    Говоря о стереотипах с другими, важно подчеркнуть, что стереотипы часто не находятся под нашим сознательным контролем. Подчеркивание этого факта уменьшит чувство защиты.Ученые смогли измерить наши бессознательные стереотипы с помощью компьютерной задачи, называемой тестом неявных ассоциаций (IAT). Вы можете пройти IAT на веб-сайте Project Implicit и побудить других сделать то же самое. Большинство людей находят свои результаты на IAT удивительными. Поскольку стереотипы берут начало в обществах, в которых мы живем, все мы в той или иной степени их придерживаемся.

    Растет количество свидетельств того, что информирование людей о стереотипах способствует разнообразию в науке. По крайней мере, два исследования — одно в Университете Мичигана, Анн-Арбор, а другое в Университете Висконсина, Мэдисон, — показали, что информирование преподавателей естественных наук о стереотипах приводит к улучшению показателей приема женщин на факультеты. .Посещение преподавателями учебных мероприятий также коррелирует с лучшим опытом приема на работу преподавателей, особенно женщин.

    Итак, хотя попытки повысить осведомленность — это хорошая идея, стереотипы — это щекотливая тема. Альтернативой принуждению людей к трудному разговору является направление их к ресурсам надежных национальных организаций. Например, Ассоциация американских медицинских колледжей предлагает бесплатный семинар по электронному обучению под названием «Чего вы не знаете: наука о бессознательной предвзятости и что с ней делать в процессе поиска и найма.«

    Более подробное изучение науки о стереотипах может также помочь женщинам и представителям меньшинств не допустить, чтобы стереотипы влияли на их интеллектуальную деятельность. В одном исследовании ученые рассказали студенткам колледжей об угрозе стереотипов и о том, как они влияют на успеваемость. Эти женщины так же хорошо справились с последующим тестом по математике, как и мужчины. Эти результаты показывают, что простое информирование стереотипных групп о том, как работает угроза стереотипа, может ослабить ее силу.

    Развивайте свое мышление

    Профессор психологии Стэнфордского университета Кэрол Двек обнаружила, что наши взгляды на человеческую природу влияют на нашу вероятность стереотипирования других.Люди с «фиксированным» мышлением считают человеческие способности стабильными и трудно поддающимися изменению; следовательно, они с большей вероятностью будут использовать стереотипы для описания себя и других. Напротив, люди с установкой на «рост» считают человеческие способности податливыми благодаря постоянным усилиям. Они реже создают стереотипы о себе или других.

    Исследования показали, что установка на фиксированное мышление или установку на рост может иметь сильное влияние на поведение людей, особенно людей, принадлежащих к стереотипным группам.Например, афроамериканские студенты с установкой на данность с меньшей вероятностью будут использовать конструктивную критику, пытаясь улучшить свою интеллектуальную работу. Среди женщин, посещающих углубленный курс математики, женщины с установкой на данность чувствовали себя более тревожными во время урока и не успевали. Напротив, женщины с установкой на рост чувствовали себя более комфортно и уверенно в своих силах и лучше работали. Важно отметить, что женщины с установкой на рост также осознавали негативные стереотипы о женщинах в математике, но их образ мышления придавал им устойчивость, которая помогала им преодолевать эти стереотипы.

    Люди с установкой на рост с меньшей вероятностью впадут в уныние после совершения ошибок и с большей вероятностью будут рассматривать сложные ситуации как вызовы, а не как угрозы. Принятие установки на рост может принести пользу всем, но это может быть особенно важно для тех, кто принадлежит к стереотипным группам.

    Вы можете подумать, что мало что можете сделать, чтобы изменить свое мышление, особенно если оно фиксированное. Двек, однако, смог изменить мышление людей в экспериментальных условиях.Она предлагает четыре шага:

    -Обратите внимание на то, что вы говорите себе.

    — Признайте, что у вас есть выбор.

    — Вернитесь к своему «голосу» с установкой на данность.

    -Принимайте вызовы и интерпретируйте результаты в рамках установки на рост.

    Для более подробного изучения этих четырех шагов посетите веб-сайт Dweck.

    Расширьте свои профессиональные сети

    Прискорбным побочным продуктом стереотипов является то, что они часто заставляют людей чувствовать себя чужими, что может оказать сильное влияние на выбор карьеры.Например, исследования показывают, что женщины, которые считают, что они не принадлежат к информатике, с меньшей вероятностью захотят сделать в ней карьеру, даже если их склонность к информатике высока. Женщины и ученые из числа меньшинств подвергаются более высокому риску почувствовать, что они не принадлежат или не подходят своим коллегам. Чувство принадлежности напрямую влияет на мотивацию людей и их удовлетворенность научной карьерой и может предсказать, останутся ли они в учреждении.

    Если ваше учреждение предоставляет возможности для общения с коллегами, вам следует принять участие.Сети служат многим целям, включая наставничество, доступ к информации, а также профессиональную и личную поддержку. Если у вас нет официальной сетевой программы, разработайте собственную, неофициальную. Старайтесь поддерживать связь с коллегами, которые поддерживают вас и вашу карьеру. Разговоры с опытными учеными, которые сталкивались с проблемами в прошлом, могут помочь женщинам и представителям меньшинств менее индивидуально интерпретировать трудности, повышая их устойчивость. В экспериментальных условиях исследователи обнаружили, что усиление чувства принадлежности служит буфером против негативных стереотипов и снижает падение производительности, вызванное угрозой стереотипов.

    Мир был бы намного лучше, если бы женщинам и меньшинствам не приходилось в первую очередь бороться с негативными стереотипами. История и общество несправедливо возложили бремя негативных стереотипов на женщин и членов групп меньшинств. Предоставляя начинающим исследователям стратегии, которые могут помочь им справиться со стереотипами, мы ни в коем случае не снимаем с институтов их ответственности противостоять негативным стереотипам и пытаться их изменить.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *