Что такое самореализация в обществознании: Личность и её самореализация — урок. Обществознание, 8 класс.

Личность и её самореализация — урок. Обществознание, 8 класс.

Формирование личности идёт практически всю жизнь, хотя и с разной интенсивностью. Оно зависит прежде всего от того, в какие социальные отношения вступает человек и сколько их.


Считается, что до \(5\) лет закладывается некий неизменный «фундамент», на котором в течение последующей жизни человека и будет вестись поэтапное «строительство».

 

Определений личности очень много, всё зависит от того, на чём ты хочешь сделать акцент.

Личность — это активный субъект общественных отношений.

 

Личность — система социальных качеств человека, формирующаяся на основе его интеграции в систему социальных отношений.

 

Личность — отдельный индивид, характеризуемый целостностью, осознанно-волевыми проявлениями.

В общем, определение личности зависит о того, в каком аспекте оно даётся. То есть, понятие личности, скажем, в социологии и общей психологии будет разным.

 

Обрати внимание!

Все определения будут выходить на то, что личность — структура общественная. То есть, стать личностью вне общества нельзя!

Человек, как ты помнишь — существо биосоциальное, а в формировании и дальнейшем развитии личности именно социуму принадлежит ведущая роль.

 

Согласно пирамиде Маслоу, каждая следующая потребность возникает по мере удовлетворения предыдущей. Сразу же после удовлетворения элементарных биологических потребностей у человека возникает необходимость в общении с себе подобными, а в дальнейшем — и в саморазвитии.

Самореализация — это воплощение задатков человека, его потенциала и талантов через определённую деятельность.

Самореализация личности предполагает постоянное развитие, поэтому люди, уделяющие этому внимание, не останавливаются в развитии, а продолжают идти дальше.

Мы можем выделить несколько разновидностей самореализации:

Личностная — получение одобрения от родственников, друзей и значимых людей.

Творческая — стремление создать что-то новое, необычное, то, что найдёт признание в обществе.

Профессиональная — достижение успеха на работе, чувство востребованности, одобрения и признания со стороны руководства и коллег.

Социальная — по сути, объединяющая все вышеперечисленные. Это ситуация общего успеха у человека, при которой он чувствует себя нужным, значимым, ценным в глазах общества.

Аристотель считал, что путь к счастью лежит через реализацию талантов. А поскольку таланты есть у каждого без исключения человека, то нужно лишь постараться их обнаружить и стремиться развить.

Источники:

Автор: Leonid — собственная работа, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=48786727

Самореализация — ЧЕЛОВЕК

Самореализация — выявление и развитие индивидом личностных способностей во всех сферах деятельности. Человеку важно не только хорошо узнать себя, свои способности, интересы, профессиональные склонности. Важно все это проявить в конкретной деятельности. Что из того, что ты осознаешь в себе талант художника? Важно реализовать его в созданных тобой и получивших общественное признание полотнах. В иерархии потребностей по А. Маслоу самореализация — это высшее желание человека реализовать свои таланты и способности. Человек, стремящийся к самореализации, в большей степени живет в реальном мире, чем в мире абстрактных идей или стереотипов.

Степень самореализации может быть разной. Например, удалившись от государственной деятельности, российский ученый и общественный деятель В. Н. Татищев, проживая в селе Бол- дино, увлекся историей и создал исторический труд, в котором отразил основные вехи истории России с древнейших времен до конца XVI века. Он впервые ввел в научный оборот «Русскую правду», средневековые уставные грамоты и Судебники. Однако его труд так и остался неизвестным для современников и был опубликован спустя много лет после смерти создателя. Безусловно, В. Н. Татищев реализовал себя как историк, но его деятельность не была оценена обществом и не получила признания со стороны образованной общественности.

Существенный вклад в изучение проблемы самореализации личности внес итальянский психолог Р. Ассаджиоли. Ученый уточняет понятие «самореализация», поскольку этот термин используется для обозначения двух разновидностей повышения сознательности. С одной стороны, под самореализацией понимается самоосуществление, т. е. психический рост и созревание, пробуждение и проявление скрытых возможностей человека. По своим признакам этот вид самореализации соответствует самоактуализациии, как ее описывает А. Маслоу.

С другой стороны, самореализация означает самопостижение, т. е. постижение себя, переживание и осознание себя как синтезирующего духовного центра. Речь здесь идет не о нашем личном «я», которое следует рассматривать всего лишь как отражение подлинного «Я», а о сверхсознательном «Я», представляющем собой высший аспект личности, обычно не осознаваемый личным «я» (или эго). Чтобы проиллюстрировать свою концепцию, Ассаджиоли предложил схему строения нашего внутреннего мира в форме вертикального овала, разделенного на три части, которые моделируют

три уровня бессознательного:

1. Низшее бессознательное, включающее простейшие формы психической деятельности, управляющие жизнью тела; основные влечения и примитивные побуждения; «комплексы», сновидения, фантазии; различные патологические проявления (фобии, мании, навязчивые идеи) и т. д.

2. Среднее бессознательное, состоящее из психических элементов, сходных с элементами бодрствующего сознания и свободно в него проникающих. Здесь происходит усвоение полученного нами опыта, зарождаются (прежде чем появиться в свете сознания) плоды повседневной деятельности нашего ума и воображения.

3. Высшее бессознательное, или сверхсознательное. Из этой области нам являются высшие формы интуиции и вдохновения, этические «императивы», стремление к героическим поступкам. Это источник высших чувств, просветления, таланта. Здесь таятся высшие парапсихические функции и духовные энергии.

В зоне среднего бессознательного располагается небольшой круг — поле сознания, обозначающее непосредственно осознаваемую нами часть нашей личности, непрерывный поток ощущений, образов, мыслей, чувств, желаний и влечений, доступных нашему наблюдению, анализу и оценке.

В центре поля сознания находится точка сознательного «Я», которое представляет собой чистое самоосознание, погруженное в поток содержаний сознания.

На вершине овала (зона высшего бессознательного) находится «высшее Я», которое не следует смешивать с фрейдовским супер-эго и другими концепциями «я». Высшее, или истинное, «Я» представляет собой постоянный центр, из которого «я» возвращается в сознание (после сна, гипноза, обморока и т. п.).

Вокруг овала, моделирующего личное бессознательное, находится внешняя психическая среда, или коллективное бессознательное. Внешняя пунктирная линия овала на схеме моделирует разграничение наподобие клеточной мембраны, которое обеспечивает постоянный активный психический обмен между данной личностью и окружающей психической средой.

Данная концепция структуры внутреннего мира человека позволяет, по мнению ученого, полнее и глубже понять драматические коллизии нашей жизни, намечает путь к освобождению от «внутреннего раскола», непонимания себя и других людей, неумения управлять собой.

Чтобы каждый человек мог освободиться от своих ошибок и недостатков, осуществить гармоничную внутреннюю интеграцию, постичь истинное «Я», вступить в правильные отношения с другими людьми, Ассаджиоли предложил методологию и технику достижения этой цели. Она предполагает:

• глубокое познание своей личности;

• контроль над различными ее элементами;

• постижение своего истинного «Я» — выявление или создание объединяющего центра;

• психосинтез: формирование или перестройка личности вокруг нового центра.

Самореализация личности неразрывно связана с процессом саморазвития.

Саморазвитие — сознательная деятельность человека, направленная на возможно более полную реализацию себя как личности. Саморазвитие предполагает наличие ясно осознанных целей деятельности, идеалов и личностных установок.

САМОРЕАЛИЗАЦИЯ — это… Что такое САМОРЕАЛИЗАЦИЯ?

САМОРЕАЛИЗАЦИЯ
(от русск. само — и лат. realis — вещественный, действительный) — англ. selfrealization; нем. Selbstverwirklichung. Выявление и развитие индивидом личностных способностей во всех сферах деятельности. см. РЕАЛИЗАЦИЯ.

Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009

Синонимы:
  • САМООЦЕНКА СОЦИАЛЬНАЯ
  • САМОРЕГИСТРАЦИЯ

Смотреть что такое «САМОРЕАЛИЗАЦИЯ» в других словарях:

  • самореализация — самореализация …   Орфографический словарь-справочник

  • Самореализация — Самореализация  в иерархии потребностей А. Х. Маслоу  высшее желание человека реализовать свои таланты и способности. Стремление человека проявить себя в обществе, отразив свои положительные стороны. Самореализация человека… …   Википедия

  • самореализация

    — сущ., кол во синонимов: 1 • реализация (13) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • САМОРЕАЛИЗАЦИЯ — САМОРЕАЛИЗАЦИЯ. Одна из целей педагогического процесса, заключающаяся в помощи учащемуся раскрыть свои задатки и возможности. С. является результатом воспитания и самовоспитания личности …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Самореализация — активная жизненная позиция личности по воплощению в деятельности и отношениях своих потенциальных возможностей. Это также действия по использованию имеющихся или созданию вновь условий для самоактуализации. Самореализация личности есть результат… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • САМОРЕАЛИЗАЦИЯ — (self actualization) реализация потенциала личности. Термин связан с иерархией потребностей, предложенной Маслоу (1954). Согласно его теории, самореализация достижима лишь в высшей точке, если удовлетворены все другие биологические и социальные… …   Большой толковый социологический словарь

  • самореализация — самореализ ация, и …   Русский орфографический словарь

  • Самореализация —     одна из целей педагогического процесса, заключающаяся в помощи личности осуществить свои позитивные возможности, раскрыть задатки и способности. С. является результатом воспитания личности. Человек ощущает себя реализованным в жизни, когда… …   Педагогический терминологический словарь

  • САМОРЕАЛИЗАЦИЯ — претворение в жизнь своих внутренних возможностей и способностей …   Профессиональное образование. Словарь

  • Самореализация — – осуществление, реализация на деле собственного потенциала возможностей, своих врождённых и/или приобретённых способностей безотносительно к тому, про или антисоциальными являются эти способности. О своём праве на самореализацию нередко и весьма …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Книги

  • Самореализация: как найти свое призвание, Александр Носов. При выборе профессии немногие из нас понимают, чего хотят. В поисках своего пути мы руководствуемся советами родственников, примером друзей, мнением общества. Получаем образование, начинаем… Подробнее  Купить за 606 руб
  • Самореализация или путь сердца, А. В. Мхитарян, Е. К. Степаненко. Если вы не определились с выбором своего предназначения, если вас не устраивает работа, занятие, дело вашей жизни, если вы стоите на развилке вашего жизненного путии спрашиваете себя: «Что… Подробнее  Купить за 411 руб
  • Самореализация: как найти свое призвание, Александр Александрович Носов. При выборе профессии немногие из нас понимают, чего хотят. В поисках своего пути мы руководствуемся советами родственников, примером друзей, мнением общества. Получаем образование, начинаем… Подробнее  Купить за 349 руб электронная книга
Другие книги по запросу «САМОРЕАЛИЗАЦИЯ» >>

Урок 2. человек – биосоциальное существо — Обществознание — 10 класс

Обществознание, 10 класс

Урок 2. Человек – биосоциальное существо

Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке:

1. Человек как результат биологической и социокультурной эволюции.

2. Потребности и мотивы.

3. Способности человека.

4. Человек в системе общественных отношений

Тезаурус:

Человек – биосоциальное существо, обладающее мышлением и речью, способностью создавать орудия труда и пользоваться ими в процессе общественного производства.

Индивид — единичный представитель человеческого рода.

Индивидуальность – неповторимые свойства, отличающие индивида от других людей.

Личность – человек. обладающий социально-значимыми качествами: волей, целеустремлённостью, сознанием и самосознанием.

Самосознание — способность личности принимать самостоятельные решения и вступать в определённые отношения с другими людьми и природой. Самореализация – процесс осуществления личностью своих возможностей, достижения целей, максимальная реализация творческого потенциала.

Потребности – осознаваемая и переживаемая нужда человека в чём-либо.

Мотивация – внутренне состояние человека, связанное с его потребностями.

Способности — свойства личности, являющиеся условиями успешного осуществления определённого рода деятельности.

Основная и дополнительная литература по теме урока:

Учебник «Обществознание» для 10 класса авторов: Л.Н. Боголюбова, Ю.И. Аверьянова, А.В. Белявского. Москва. Издательство «Просвещение», 2014.

О.А. Чернышёва, Р.В. Пазин. Обществознание. ЕГЭ. Работа с текстом. Решение познавательных задач. Легион. Ростов-на-Дону, 2017. С. 28 — 41; 192 – 198.

П.А. Баранов. Большой сборник тематических заданий. АСТ, 2017. С. 5 — 37;

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Что такое человек? Этим вопросом задавались философы всех времён и народов. Данная пzроблема актуальна в современной философии. Как-то днём древнегреческий философ Диоген ходил с зажжённым факелом по Афинам и на вопрос прохожих «что вы делаете», отвечал кратко: «Ищу человека». Он имел в виду, что найти достойного среди людей не так просто.

Немецкий философ И. Фихте относил понятие «человек» к человеческому роду, подразумевая, что невозможно анализировать свойства отдельного человека вне отношений с другими людьми.

Человеческая природа имеет двойственный характер. Это происходит потому, что человек — результат биологической эволюции и развития общества: от рождения в человеке преобладает природное, а его становление связано с приобретением социальных черт и признаков.

Биологическая сущность человека проявляется в том, что человек — часть живой природы. От природы человек получает и инстинкты, и биологические потребности. Например, к основным биологическим потребностям относятся воспроизводство рода, еда (питание), сон (отдых). Подавление и регулировка инстинктов, речь, мышление, навыки, связь с обществом отражают общественное (социальное) в человеке. Например, основными социальными потребностями являются общение, мышление, труд.

Биологическое и социальное в человеке связано, так как человек — биосоциальное существо.

В процессе жизни в человеке происходят определённые изменения, связанные со становлением личности.

Человек рождается индивидом — единичным представителем человеческого рода. По мере развития в нём проявляются индивидуальные черты — неповторимые свойства, отличающие индивида от других людей.

Каждый человек — личность, обладающая социально-значимыми качествами: волей, целеустремлённостью, сознанием и самосознанием. «индивидуальность» — неповторимые качества отдельного человека, своеобразные особенности, которые принадлежат только ему.

Область наложения индивидуальности на личность — это те свойства личности, которые составляют основу её индивидуальности. Человек как личность проявляет себя в процессе общественных отношений через набор социальных функций и ролей.

Человек одновременно может выполнять разные роли: потребителя, производителя, семьянина, гражданина. Качество роли проявляется в поступках. Например, он может быть профессионалом своего дела, патриотом, заботливым семьянином. В своих ролевых проявлениях личность развивается, совершенствуется, меняется. Действует, борется, любит и ненавидит, тоскует не сама личность, а человек, который обладает личностью.

Самосознание и самореализация являются главными условиями в поведении человека в процессе реализации социальных связей и формирования социальных качеств. Американский учёный А. Маслоу относил потребность в самореализации к высшим потребностям человека. Самосознанием называют способность личности принимать самостоятельные решения и вступать в определённые отношения с другими людьми и природой. Главный признак самосознания — готовность нести ответственность за свои решения и действия. Самореализация — процесс осуществления личностью своих возможностей, достижения целей, максимальная реализация творческого потенциала.

Разбор типового тренировочного задания

  1. Вставьте пропущенное слово:

_______ – биосоциальное существо, обладающее мышлением и речью, способностью создавать орудия труда и пользоваться ими в процессе общественного производства.

Варианты ответов:

1) Индивид;

2) Человек;

3) Личность

Правильный вариант/варианты: 1) Человек.

  1. Прочитайте приведённый ниже текст, в котором пропущен ряд слов. Выберите из предлагаемого списка слова, которые необходимо вставить на место пропусков.

Когда мы говорим о человеке, то нередко употребляем родственные этому общему понятию термины. _______ — это человек как единичное природное существо, отдельный, обособленный представитель человеческой общности. С этим термином тесно связано понятие________________. Это человек, характеризуемый со стороны своих значимых отличий от других людей.

Слова (словосочетания) в списке даны в именительном падеже. Каждое слово (словосочетание) может быть использовано только один раз.

Список терминов:

1) индивидуальность 2) ценность 3) субъект

4) деятельность 5) орудие труда 6) задаток

7) личность 8) высшая ступень 9) индивид

Конспект 28. «Самореализация личности и саморегуляция»

Конспект 28. «Самореализация личности и саморегуляция»

Периодизация развития личности (по Эрику Эриксону)

Эрик Эриксон, психолог, близкий к психоаналитическому направлению, предложил различать «групповую идентичность», которая формируется с первых дней жизни ребенка, и «эгоидентичностъ», то есть устойчивое, непрерывное ощущение себя как самостоятельной личности. «Групповая идентичность» обязывает ребенка смотреть на мир глазами той первичной группы, в которой он рос.

Развитие эгоидентичности – очень длительный процесс, который охватывает практически всю жизнь человека. Эриксон выделял 8 этапов, каждый из которых характеризуется своими задачами; исход каждого этапа может быть как благополучным (ребенок или человек приобретает некоторые качества, способности, развивает позитивное отношение к миру), так и неблагополучным (развивается обратное качество, способность, отношение).

  1. Стадия младенчества отвечает за формирование базового доверия к миру. На этом этапе очень многое зависит от матери или другого лица, осуществляющего уход за ребенком. Если мать хорошо справляется со своими обязанностями, ребенок будет чувствовать себя комфортно, он не станет кричать, будет хорошо спать и есть, так как у него будет ощущение, что мать сделает все, что необходимо. Если этого нет, то нехватка базового доверия будет сопровождать человека всю жизнь.

  2. На стадии раннего детства у ребенка формируются чувства независимости и автономии. Проявляется это в том, что ребенок учится ходить и контролировать отправление естественных функций.

  3. Третья стадия, протекающая с З до 5 лет, характеризуется формированием чувства инициативы, предприимчивости. Ведущей деятельностью, в которой формируется это чувство, является игра. Недостаток чувства инициативы проявляется в том, что человек становится пассивным, неуверенным, подверженным чувству вины.

  4. Стадия младшего школьного возраста – это период, когда формируется уверенность в себе и своих силах и любовь к труду. Если на этом этапе ребенка постигнут неудачи, с которыми он не сможет самостоятельно справиться, то в будущем он будет крайне подвержен неверию в себя и свои силы.

5. На подростковый возраст приходится самый интенсивный период развития эгоидентичности. Именно в этот период происходит самоопределение личности, которая решает, чем она будет заниматься, чему посвятит свою жизнь. В этот период происходит половое созревание, и для человека становится крайне важным, как к нему относятся окружающие, как он выглядит в их глазах.

  1. Молодость является жизненным этапом, на котором уже устойчивая идентичность помогает человеку строить как личные, так и профессиональные взаимоотношения с другими людьми без страха утратить себя. Если идентичность сформирована недостаточно, то вместо ощущений близости, единства, сотрудничества человек будет испытывать чувства изоляции и одиночества.

  1. Во взрослой жизни человек вкладывает себя в любимую работу, семью и детей. Общение с другими людьми и прежде всего–с собственными детьми – дает человеку уверенность в том, что он любим другими людьми и нужен им.

  2. После 50 лет начинается последняя стадия развития личности. На этом этапе развитие эгоидентичности завершается, у человека должно сложиться ощущение неповторимости собственной судьбы, которую он целиком принимает и уже не стремится переделать. Человек также осознает приближение к смерти и немного отстраняется от жизни, становится мудрее.

Личность отличается от других явлений действительности тем, что она в состоянии совершать осознанные, контролируемые действия. Конечно, это не означает, что человек всегда действует рассудочно. Мы нередко делаем что-то под влиянием чувств или просто потому, что не задумываемся о своих действиях. И в то же время обычно мы в состоянии взять свои действия под сознательный контроль и строить свое поведение в соответствии с определенными стандартами.

Действия человека не обязательно направлены на неживую природу. Мы совершаем множество действий, которые направлены на других людей и имеют исключительно социальное значение. Например, встречая знакомого человека, мы здороваемся. Это действие социально. Во-первых, со знакомыми людьми принято здороваться: этого требуют от нас правила хорошего тона. Во-вторых, совершая это действие, мы думаем и о возможных последствиях. В большинстве случаев человеку свойственно стремиться к тому, чтобы его уважали и положительно оценивали.

Любой поступок человека не может быть рассмотрен изолированно от того, какой эффект он производит. Он определенным образом влияет на представления других людей, оценивается ими, вызывает ответные реакции и т.д. Данная особенность указывает на то, что любой поступок, какой бы личный характер он ни носил, неизбежно имеет резонанс (по крайней мере, в ближайшем окружении), а, следовательно, оказывается социальным действием.

Первым понятие социального действия ввел Макс Вебер. Он дал следующее его определение: «Социальным является такое действие, которое в соответствии со своим субъективным смыслом включает в действующее лицо установки на то, как будут действовать другие и ориентируется в их направлении». Сам Вебер приводит в качестве примера столкновение велосипедистов. Нечаянное столкновение велосипедистов еще не является социальным действием, это скорее физическое событие, и социальным оно становится в том случае, если велосипедисты хотя бы пытаются избежать столкновения.

Социальное действие имеет внутреннюю и внешнюю стороны. Внутренняя сторона – это мотив и цель поступка. Внешнюю сторону поступка формирует конкретное действие, которое используется человеком для достижения определенной цели. Эти две стороны не всегда совпадают. Доказательством тому может служить такое явление, как лицемерие, когда внешне искреннее действие, якобы вызванное симпатией, уважением и положительной оценкой, на самом деле преследует эгоистичные цели и является по своей сути манипулятивным, то есть направленным не на установление контакта, а на извлечение выгоды. Человек использует социальные ценности для того, чтобы достичь своей эгоистической цели.

Социальные нормы – это предписания, которые являются общими указаниями для социального действия. Социальные нормы находятся в сложных отношениях с конкретными поступками. Реальное поведение далеко не всегда соответствует нормам, а то, что предписывают социальные нормы, – это далеко не всегда наиболее типичный и часто встречающийся способ поведения. Норма предполагает ожидание правильного поведения, следовательно, не может существовать без согласия и более или менее сильного принуждения.

Можно выделить несколько видов социальных норм:

1) обычаи и традиции, представляющие собой привычные образцы поведения;

2) моральные нормы, базирующиеся на коллективном авторитете и обычно имеющие рациональное обоснование;

3) правовые нормы, закрепленные в законах и нормативных актах, которые изданы государством. Они более четко, чем все остальные разновидности социальных норм, регламентируют права и обязанности членов общества и предписывают наказания за нарушения. Соблюдение правовых норм обеспечивается силой государства;

4) политические нормы, которые касаются отношений между личностью и властью, между социальными группами и между государствами и находят свое отражение в международных правовых актах, конвенциях и т.д.;

5) религиозные нормы, которые поддерживаются прежде всего верой сторонников религии в наказание за грехи. Религиозные нормы выделяются на основании сферы их функционирования; в действительности же эти нормы совмещают в себе элементы, характерные для правовых и моральных норм, а также традиций и обычаев;

6) эстетические нормы, закрепляющие представления о прекрасном и безобразном.

Как уже указывалось, отклонение от норм наказывается при помощи санкций. Санкции могут быть позитивными и негативными. Позитивные санкции представляют собой награду или поощрение за соответствие поведения общественно одобряемым стандартам. Следовательно, позитивные санкции стимулируют следование нормам. Позитивные санкции могут иметь форму материального (финансового) поощрения, похвалы или одобрения, предоставления каких-то возможностей и т.д.

Негативные санкции – это наказания, которые направлены на то, чтобы исключить нежелательное поведение или, по крайней мере, уменьшить его вероятность. Негативные санкции могут осуществляться при помощи штрафа, тюремного заключения, словесного осуждения, уклонения от контактов и изоляции нарушившего нормы индивида, физических наказаний и т. п.

Санкции могут быть также жесткими и мягкими, прямыми и косвенными. Ярким примером жесткой прямой санкции может служить наказание за уголовное преступление.

Социальный контроль – система предписаний, запретов, убеждений, мер принуждения, которая обеспечивает соответствие действий индивида принятым образцам и упорядочивает взаимодействие между индивидами. .

Социальный контроль присутствует в любом обществе. Это проявляется в том, что к любому обществу можно применить понятия нормы и санкций. Однако содержательно, то есть с точки зрения того, что действительно запрещается и предписывается, системы социального контроля в каждом обществе сугубо индивидуальны. Все зависит от того, что именно запрещается или предписывается. А, следовательно, очень многое в данном случае зависит от социальных, культурных, исторических, политических и прочих факторов.

Вопросы и задания

  1. Как в общественных науках понимается личность? В чем состоит отличие этого понимания от того, как рассматривается человек в естественных науках (биологии, медицине)?

2. Что такое социализация? Почему она важна для общества? 9. Какие виды социализации вы знаете?

3. Назовите функции, которые выполняет социализация.

4. В каких условиях и под воздействием чего протекает социализация человека?

5. Какие этапы проходит человек в своем развитии?

6. Что такое социальное действие? При каких условиях действие может быть названо социальным?

7. Что такое социальные нормы и социальный контроль? Почему социальные нормы и социальный контроль воздействуют на людей?

8. Какой признак характеризует человека как личность?

А) активная жизненная позиция;

Б) физическое и психическое здоровье;

В) особенности внешности.

9. Социализация личности – это

А) общение с окружающими;

Б) изменение социального статуса;

В) усвоение социального опыта, накопленного человечеством;

Г) переход из одной социальной группы в другую.

Приемная комиссия БГМУ

Программа вступительных испытаний по обществознанию

 

Общество

Общество как сложная динамическая система. Влияние человека на окружающую среду. Общество и природа. Правовая защита природы. Общество и культура. Причинные и функциональные связи в обществе. Взаимосвязь основных сфер общественной жизни. Важнейшие институты общества. Общественные отношения.

Объективные и субъективные факторы развития общества. Деятельность как способ существования общества. Ступени человеческой истории. Многообразие путей и форм общественного развития. Эволюция и революция. Революция и реформы. Возможность альтернативности общественного развития.

Культура и цивилизации. Типы цивилизации. Современные цивилизации. НТР и ее социальные последствия. Перспективы постиндустриальной цивилизации. Проблема общественного прогресса и его критериев. Противоречивость прогресса. Цена прогресса. Проблема смысла и направленности исторического процесса.

Человечество как социальная общность. Многообразие. Взаимосвязь и целостность современного мира. Противоречия современного общественного развития. Глобальные проблемы человечества. Стратегия выживания человечества в условиях обострения глобальных проблем.

 

Человек.

Человек как продукт биологической, социальной и культурной эволюции. Взаимоотношение духовного и телесного, биологического и социального начал в человеке. Сознание. Разум. Сознательное и бессознательное.

Бытие человека. Потребности человека: материальные и духовные, подлинные и мнимые. Способности человека. Человеческая деятельность. Ее многообразие. Творческая природа человека. Предназначение человека. Цель и смысл жизни человека. Объективное и субъективное содержание смысла жизни. Ценность жизни человека.

Основные социальные феномены жизни человека. Труд и трудовая деятельность. Игра в жизни человека. Общение и коммуникация. Многообразие видов общения. Функции общения.

Личность как субъект общественной жизни. Социализация и воспитание личности. Поведение. Самореализация личности. Саморегуляция. Свобода и ответственность личности.

Общая характеристика межличностных отношений. Конфликтные ситуации и способы их разрешения.

Духовный мир человека. Мировоззрение человека. Ценности. Основные типы жизненных стратегий в современном обществе: стратегии благополучия, успеха и самореализации. Проблема смерти в духовном опыте человечества.

 

Познание

Познание мира. Чувственное и рациональное познание. Интуиция. Истина и заблуждение. Критерии истины. Истина абсолютная и относительная.

Научное познание. Познание и творчество. Знание и вера. Формы и методы современного научного познания.

Особенности социального познания. Факты, теории, оценки. Науки, изучающие общество. Проблема социального прогнозирования.

Науки, изучающие человека, их система. Развитие взглядов на человека. Целостное постижение человека.

Многообразие путей познания и форм человеческого знания. Социальное и гуманитарное знание. Самопознание.

 

Духовная жизнь общества.

Культура и духовная жизнь. Духовная культура. Формы и разновидности культуры: народная, массовая, элитарная культуры. Средства массовой информации. Тенденции духовной жизни современной России. Особенности развития национальных культур в Российской Федерации.

Наука как часть культуры. Наука и общество. Наука как система, знаний и вид духовного производства. Особенности современной науки. Дифференциация и интеграция наук. Научная картина мира и ценностно-мировоззренческие формы знания. Возрастание роли науки в условиях НТР.

Сущность морали. Мораль как регулятор социального поведения. Категории морали. Высшие духовные ценности. Истина, добро и красота. Моральный идеал. Нравственная оценка деятельности. Моральный выбор.

Религия как феномен культуры. Функции религии. Религиозное сознание. Религиозный культ. Религиозные организации. Религия и мораль. Религия в современном мире. Свобода совести и вероисповеданий.

Искусство как вид духовного производства. Сущность искусства, его происхождение и основные формы. Искусство как эстетическая деятельность. Формы и основные направления искусства. Значение искусства для человека и человечества.

Образование в системе духовного производства. Цели и функции образования в современном мире. Основные элементы системы образования. Образование как ценность. Самообразование. Значение образования для самореализации.

 

Экономика.

Экономика: наука и хозяйство, теория и практика. Потребности и ресурсы: проблемы выбора. Роль экономики в жизни общества. Типы экономических систем, их отличительные признаки. Виды экономических отношений. Экономический цикл, его основные фазы. Экономический рост.

Экономическое содержание собственности. Формы и отношения собственности. Разгосударствление и приватизация. Частная собственность на землю и ее экономическое значение.

Экономическая деятельность. Общая характеристика сферы производства и сферы услуг. Производство: структура, факторы, виды. Измерители экономической деятельности. Экономика производителя. Предпринимательство: сущность, функции, виды.

Рынок как особый институт, организующий социально-экономическую систему общества. Многообразие рынков. Конкуренция. Спрос и предложение. Обмен. Специализация. России в условиях рыночных отношений.

Деньги, их функции. Банки, инфляция.

Государство и экономика. Экономические функции и задачи государства. Экономическая политика. Государственный бюджет. Государственный долг. Бюджетно-налоговое и денежно-кредитное регулирование экономики. Налоги, их виды и функции.

Мировая экономика. Россия в системе международных экономических отношений. Международное разделение труда и международная торговля. Экономическое сотрудничество и интеграция.

Экономика потребителя. Права потребителя, их защита. Уровень жизни. Прожиточный минимум. Рынок труда. Занятость и безработица.

Экономическая культура. Экономическая свобода и социальная ответственность. Культура производства и потребления. Нравственно-правовые основы экономических отношений.

Экономический интерес, экономическая свобода и социальная ответственность хозяйственного субъекта.

 

Социальные отношения.

Социальная структура общества, ее элементы. Социальные отношения и взаимодействия. Социальные изменения. Многообразие социальных групп. Неравенство и социальная стратификация. Личный и социальный статус. Социальные роли. Социальная мобильность. Социальные процессы в современной России.

Понятие о малой группе. Групповые нормы и санкции.

Социальные нормы. Элементы социального поведения. Отклоняющееся поведение. Социальный контроль и самоконтроль.

Этнические общности. Межнациональные отношения. Национализм. Межнациональные конфликты и пути их преодоления. Национальная политика.

Семья как социальный институт и малая группа. Тенденции развития семьи в современном обществе. Семейно-демографическая структура общества. Брак. Правовые основы семьи и брака. Правовой статус ребенка.

Молодежь как социальная группа. Молодежная субкультура. Проблемы молодежи в условиях социальных перемен. Молодежь как субъект социального развития.

Социальный конфликт и пути его разрешения. Экстремизм. Компромисс. Толерантность.

Социальное законодательство. Социальная политика.

 

Политика.

Политика, ее роль в жизни общества. Структура политической сферы.

Власть, ее происхождение и виды. Политический режим. Типы политических режимов: тоталитарный, авторитарный, демократический.

Политическая система общества. Государство, его признаки, формы, функции. Государственный аппарат. Избирательные системы. Политическая жизнь современной России.

Гражданское общество, его основные черты. Правовое государство, его сущность и основные принципы. Верховенство права. Местное самоуправление. Соотношение правового государства и гражданского общества.

Политическая идеология и ее структура. Функции политической идеологии. Различия и взаимодействие политической идеологии и политической психологии. Политическая идеология и политическая деятельность.

Политическая культура. Типы политической культуры. Функции политической культуры. Пути и формы политической социализации личности.

 

Право.

Право в системе социальных норм. Роль права в жизни человека, общества, государства. Система права: основные отрасли, институты, отношения. Источник права. Правовые акты. Публичное и частное право. Правоотношения. Правонарушения. Юридическая ответственность и ее виды. Правовая культура.

Международные документы по правам человека. Всеобщая декларация прав человека. Социально-экономические, политические и личные права и свободы. Система судебной защиты прав человека. Международное гуманитарное право.

Государственное право. Конституция в иерархии нормативных актов. Конституция Российской Федерации об основах конституционного строя. Закрепление в Конституции общепринятых международных стандартов прав человека.

Структура высшей государственной власти в Российской Федерации.

Федерация и ее субъекты.

Гражданин, гражданство и государство. Участие граждан в политике и управлении. Политические организации. Многопартийность. Правовая культура.

Основные признаки и значение юридической ответственности.

Признаки и виды правонарушений. IIроступок и преступление.

Административное право. Органы государственного управления. Административная ответственность.

Гражданское право. Право собственности юридических и физических лиц. Обязательства в гражданском праве. Трудовое право. Трудовой договор. Формы и виды оплаты труда. Заработная плата. Трудовая дисциплина. Трудовые споры и порядок их разрешения.

Уголовное право. Преступление и наказание в уголовном праве. Ответственность за преступления против личности. Уголовная ответственность за другие виды преступлений. Правоохранительные органы.

 

Литература:
  1. Обществознание: Учебное пособие / Под ред. Опалева А.В.. — М.: Юнити, 2018. — 478 c.
  2. Баранов, П.А. ЕГЭ. Обществознание. Новый полный справочник для подготовки к ЕГЭ / П.А. Баранов, А.В. Воронцов, С.С. Шевченко. — М.: АСТ, 2019. — 544 c.
  3. Баранов, П.А. Обществознание. Краткий справочник в таблицах и схемах для подготовки к ЕГЭ / П.А. Баранов. — М.: АСТ, 2019. — 288 c.
  4. Важенин, А.Г. Обществознание для профессий и специальностей технического, естественно-научного, гуманитарного профилей: Учебник / А.Г. Важенин. — М.: Academia, 2018. — 256 c.
  5. Важенин, А.Г. Обществознание для профессий и специальностей технического, естественно-научного, гуманитарного профилей. Контрольные задания / А.Г. Важенин. — М.: Academia, 2019. — 352 c.
  6. Касьянов, В.В. Обществознание в схемах и таблицах: готовимся к ЕГЭ / В.В. Касьянов. — РнД: Феникс, 2019. — 318 c.
  7. Касьянов, В.В. Обществознание: Учебное пособие / В.В. Касьянов. — Рн/Д: Феникс, 2019. — 128 c.
  8. Мушинский, В.О. Обществознание: Учебник / В.О. Мушинский. — М.: Форум, 2019. — 256 c.

Социальная сущность человека. Самореализация и качества личности



ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

1. Почему вопрос о сущности человека формулируется «Что такое человек?», а не «Кто такой человек?»

Вопрос о сущности человека формулируется таким образом для того, чтобы подчеркнуть философский аспект проблемы. Немецкий философ И. Фихте (1762 — 1814) считал, что понятие «человек» относится не к единичному человеку, а только к роду: невозможно анализировать свойства отдельного человека, взятого самого по себе, вне отношений с другими людьми, т. е. вне общества.

2. В чём проявляется сущность человека как существа «культуросозидающего»?

Сущность человека как существа «культуросозидающего» проявляется в том, что человек является носителем и создателем культуры. Культура сориентирована на гуманистическую самореализацию человека, его творческое самовыражение. Человек сам активно воздействует на окружающую среду и в итоге этим формирует не только историю общества, но и самого себя.

3. Какие основные (сущностные) отличительные признаки характеризуют человека как социальное существо?

Человек, как социальное существо имеет:

— высокоорганизованный мозг;

— мышление;

— членораздельную речь;

— умение создавать орудия труда и преобразовывать условия своего существования;

— способность творчески видоизменять окружающий мир, создавать культурные ценности;

— способность к самопознанию и саморазвитию;

— способность вырабатывать духовные ориентиры собственной жизни.

4. Каким образом самореализация выявляет социальные качества личности?

Самореализация — это процесс наиболее полного осуществления личностью своих возможностей, достижения намеченных целей в решении личностно значимых проблем, позволяющий максимально полно реализовать творческий потенциал личности.

Американский учёный А. Маслоу (1908 — 1970) относил потребность в самореализации к высшим потребностям человека. Он определял её как наиболее полное использование талантов, способностей, возможностей; эта потребность осуществляется путём целенаправленного воздействия личности на саму себя. Способность личности к самореализации представляет собой синтез способностей к целенаправленной, личностно значимой деятельности, в процессе которой личность максимально раскрывает свой потенциал.

ЗАДАНИЯ

1. Как вы понимаете смысл суждения древнегреческого философа Эпиктета: «Что я такое? Человек. Если я смотрю на себя как на предмет отдельный и независимый от прочих предметов, то следует, чтобы я жил долго, чтобы я был богат, счастлив, здоров; но если я посмотрю на себя как на человека, как на часть целого, то может иногда случиться, что по отношению к этому целому я должен подчиниться болезни, нужде или даже погибнуть преждевременной смертью. Какое же право имею я жаловаться в таком случае? Разве мне не известно, что, жалуясь, я перестаю быть человеком, как нога перестаёт быть органом тела, когда она отказывается ходить?».

В данном суждении древнегреческий философ Эпиктет показывает нам двойственность устройства человека, а именно его социальную и биологическую сущность.

Умение мыслить, создавать новое в процессе своей жизнедеятельности, хоть и выделяет человека по отношению к животным, однако не отделяет его от природы.

Человек часть как общества, так и природы.

2. В чём философский смысл высказывания русского биолога И. И. Мечникова: «Садовник или скотовод не останавливается перед данной природой занимающих их растений или животных, но видоизменяют их сообразно надобности. Точно так же и учёный-философ не должен смотреть на современную человеческую природу как на нечто незыблемое, а должен изменить её ко благу людей»? Каково ваше отношение к данной точке зрения?

На сегодняшний день человек сам видоизменяет природу, а в недавнем прошлом человеку самому приходилось приспосабливаться к природе. Сегодня мы видим, что развитие хозяйственной деятельности стало одним из самых основных факторов, которые влияют на развитие природы. Но экологические проблемы Земли очевидны, человек стал задумываться над тем, что необходимо предвидеть последствия таких изменений и стараться как можно быстрее их предотвратить. Таким образом, человек должен изменять природу, но не в ущерб природе.

3. Составьте схему «Социальные качества личности».

Самореализация — обзор | Темы ScienceDirect

Общение для признания?

Хабермас был ведущим теоретиком современной критической теории в течение нескольких десятилетий. Однако Андерсон (2011, стр. 46) указывает на то, что существует «третье поколение» критических теоретиков, среди которых Аксель Хоннет «бесспорный гравитационный центр», теоретические опасения которого были сформированы формирующим опытом контркультуры последнего времени. 1960-е, новые социальные движения, падение Берлинской стены и возрождение национализма и глобализации.Это выдвинуло на передний план постматериальные проблемы идентичности, образа жизни и принадлежности. Как и предыдущие критические теоретики, новое поколение опирается на современную западную философию, стремится к участию в исследованиях в области социальных наук и стремится разработать нормативную критическую теорию. В основе социальной философии Хоннета лежит взаимное признание, но при этом сохраняется метатеоретический подход к определению условий для социальной критики. Хоннет утверждает, что Хабермаса беспокоят социальные и когнитивные ограничения, которые накладывают ограничения на беспрепятственное применение языковых правил, но они не проявляются в моральном опыте субъектов (2007, стр.70). Он пытается исправить это, смещая фокус критической теории с коммуникации на опыт узнавания. Это ключевой процесс социальной интеграции, в то время как конфликт мотивируется моральными чувствами непризнания. Далее, Хоннет возвращается к концептуальной лексике и настроению более ранней критической теории, например, в его переформулировке концепции овеществления (Honneth, 2008). Таким образом, он стремится «закрыть пробел, оставленный Хабермасом в его дальнейшем развитии программы Хоркхаймера» (2007, стр.72). Итак, «вместо акцента Хабермаса на неискаженных коммуникационных отношениях как раскрывающих стандарт оправдания, Хоннет сосредотачивается на постепенном преодолении барьеров на пути к полному межличностному признанию, таких барьеров, как правовая изоляция и культурное очернение» (Андерсон, 2011, стр. 54 ).

Хоннет следует за Чарльзом Тейлором в утверждении, что признание необходимо для самореализации, хотя он более прямо возвращается к гегелевской концепции, пытаясь объяснить нормативную роль признания в формировании социальных движений.Решающее значение для мотивации сопротивления имеет опыт неуважения и отказа в признании. Подобно Гегелю и Джорджу Герберту Миду, Хоннет выделяет три уровня взаимности, а именно любовь, права и солидарность (например, Хоннет, 2007, стр. 129–142).

Любовь относится к взаимному подтверждению и признанию физических потребностей, которые, особенно в отношениях между родителями и детьми, необходимы для достижения способности как зависимости, так и автономии. Он находится в процессах социализации, семейных форм и дружбы, и именно через эмоциональную привязанность ребенка к другому человеку раскрывается мир значимых качеств.Это разрушается физическим насилием и жестоким обращением, которые подрывают доверие и способность строить отношения с миром.

Права означают свободу и отсутствие произвольного господства в сочетании с доступом к политическому процессу и, более того, развитием моральной ответственности в отношениях с другими. Его контекст — это институт и применение законов. Отказ в правах через юридическое и социальное исключение угрожает моральному положению и автономии человека.

Солидарность означает самоутверждение и чувство собственного достоинства, возникающие в результате нахождения собственной индивидуальности, подтвержденной в сообществах. Это важно для развития чувства собственного достоинства и того, как человек становится «индивидуализированным». В качестве примера последствий отказа в признании Хоннет цитирует концепцию Орландо Паттерсона (1982) о «социальной смерти» среди афро-американских рабов. Раб был настолько зависим от авторитета хозяина, что стал неличным перед лицом систематических очернений и оскорблений.

По мнению Хоннета, негативные эмоциональные состояния стыда, гнева и разочарования могут заставить нас осознать несправедливость, хотя они автоматически не раскрывают отношения неуважения (2007, стр. 72). Однако они являются «дотеоретическим фактом», «на основе которого критика отношений признания может определить свою теоретическую перспективу в социальной реальности» (2007, с. 72). Таким образом, он, кажется, утверждает, что, во-первых, эти эмоциональные состояния указывают на возможность обозначить несправедливость, основанную на неуважении и, следовательно, на формирование социальной борьбы, а во-вторых, что критическая теория также основана на этих переживаниях.Эти ожидания взаимного признания являются «квазитрансцендентальными интересами» человеческого рода — заявлением, которое помещает критику их нарушения в концепцию существования видов. Как и Хабермас, Хоннет утверждает, что эта борьба не является исключительно конфликтом интересов, поскольку, как указывает Андерсон (1996), «грамматика» такой борьбы является «моральной» в том смысле, что чувства возмущения и возмущения, порождаемые отрицанием претензии на признание подразумевают нормативные суждения о легитимности социальных механизмов.Таким образом, нормативный идеал справедливого общества эмпирически подтверждается исторической борьбой за признание.

Эти взгляды, как и универсальная прагматика Хабермаса, вызвали широкие дискуссии и стимулировали дальнейшее теоретизирование критики и сопротивления. Были споры о пренебрежении Хоннетом распределительной несправедливости (например, Fraser and Honneth, 2003; Zurn, 2003, 2005). Роджерс (2009) утверждает, что сосредоточение внимания на том, какая категория — распределение или признание — является более фундаментальной, упускает из виду сложность исторического политического действия, предполагающего, что они связаны, хотя это действительно кажется сутью обмена у Фрейзера и Хоннета (2003).Кроме того, Хоннет считает субъективное переживание несправедливости (неуважения) следствием материального неравенства (2007, стр. 81 и далее), но считает переживание неуважения условием сопротивления. Однако далее утверждалось, что стыд и унижение не обязательно являются путями к движениям за социальную справедливость, и действительно, обширное исследование стыда и насилия Томасом Шеффом ставит это утверждение под серьезное сомнение (например, Scheff, 2000). Стыд и унижение, как полагает Сэйер (2005), в некотором смысле противоположны самоуважению и гордости и с такой же вероятностью порождают презрение к себе, как и активное сопротивление.

Эти наблюдения являются частью более широкой критики, которая выявляет трудности в его попытке «зафиксировать признание как своего рода антропологическую константу, лежащую в основе социального взаимодействия» (Foster, 2011). О’Махони (2011) утверждает, что, хотя теория Хоннета дает богатую отправную точку для социологического анализа, у нее есть и определенные недостатки. Во-первых, его теоретико-практическая ориентация не затрагивает институциональные и системные уровни социологического анализа (см. Также Strydom, 2011). Во-вторых, его сферы признания представляют собой «непростую смесь антропологических констант и социально-исторически меняющихся стандартов, которые снижают их ценность для конкретного анализа.«Если они антропологичны, — говорит он, — они« всегда »уже присутствуют в социальной жизни, но тогда неясно, как они меняются исторически». В-третьих, они представлены как типологически разные, а не институционально взаимозависимые в формировании практик в разных социальных сферах. Фостер (2011) предполагает, что Хоннет недооценивает трансформирующую силу борьбы за признание самого себя в процессе работы через неузнавание. Он также предполагает, что социологический подход Хоннета к овеществлению — это сужение критической теории, которая может быть расширена пониманием преодоления неузнавания как борьбы за «самосознание поврежденных я».Признание — это борьба, в которой овеществление и формирование субъекта переплетаются, и в которой восстановление эмпатической настройки (способности видеть другого) должно быть частью процесса самотрансформации, в которой человек признает свое собственное обезображивание. Это предполагает дальнейшее возвращение к старым психоаналитическим темам Франкфурта, переплетенным с критикой эстетических и значимых смыслов капитализма. Наконец, здесь Роджерс (2009) видит в Хоннете парадокс признания в том, что психологическая целостность и автономия зависят от признания более широким политическим сообществом.Это означает, что субъективность должна формироваться с помощью словаря тех, кто находится у власти, отрицающих потребности и целостность другого. Он оспаривает версию Хоннета о «социальной смерти» рабов-афроамериканцев, которая, по мнению Роджерса, заставит рабов не осознавать, за что им бороться. Это затемняет активный процесс, посредством которого угнетенные группы переосмысливают свое самопонимание и демонстрируют сопротивление, которое вызывает параллельные дискурсивные арены для развития контрдискурсов. Однако эта широкая дискуссия показывает, как работа Хоннета станет центром дискуссий в области критической теории в ближайшие годы.

Самореализация | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клиническая: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Основная статья: самореализация

Самореализация может относиться к:

Самореализация — это концепция, которая стала широко популярной на Западе и имеет большое влияние со стороны некоторых восточных религий.Например, для индуистской религии или религии Барат самореализация относится к глубокому духовному пробуждению, когда происходит пробуждение от иллюзорного образа самоотождествления (Эго) к истинному, божественному, совершенному состоянию, которым является человек. Ветвь Авайта Веданты — та, которая особенно разработала эту концепцию. [1]

Более того, метод медитации Сахаджа Йога, созданный в 1970 году Шри Матаджи Нирмала Деви, определяет самореализацию как связь с вашим «я» или первую встречу с реальностью. [2]

Одно из определений на западном языке можно найти в словаре Мерриам Вебстер. Он определяет самореализацию как «реализацию самим собой возможностей своего характера или личности». [3]

Кроме того, Абрахам Маслоу и Карл Роджерс, американские психологи, разработали концепцию самоактуализации в гуманистической психологии. Маслоу определил тогда самореализацию как «импульс преобразовать себя в то, чем он способен быть». [4]

Согласно Маслоу, наиболее распространенным значением самореализации является психологический рост и созревание.Он представляет собой пробуждение и проявление скрытых возможностей человеческого существа, например, этических, эстетических и религиозных переживаний и действий. [5]

Ааджит К. Дас в Международном журнале по развитию консультирования сравнил и противопоставил концепцию самореализации Маслоу и Роджерса концепции самореализации в ведандическом индуизме и двух основных школах буддизма. : Тхеравада и Махаяна. В этой статье автор пришел к выводу, что эти две концепции дополняют друг друга. [6]

Качества самореализованных людей [править | править код]

Согласно Маслоу, самореализованные люди обладают следующими качествами:

  • Истина: честность, реальность, красота, чистота, чистота и безупречная полнота
  • Доброта: правильность, желательность, должность, доброжелательность, честность
  • Красота: правильность, форма, живость, простота, богатство, целостность, совершенство, завершенность,
  • Целостность: единство, интеграция, стремление к единству, взаимосвязанность, простота,

организация, структура, порядок, недиссоциированность, синергия

  • Дихотомия-трансцендентность: принятие, разрешение, интеграция, полярности, противоположности, противоречия
  • Жизнеспособность: процесс, не-мертвость, спонтанность, саморегуляция, полноценное функционирование
  • Уникальность: индивидуальность, индивидуальность, несопоставимость, новизна
  • Совершенство: ничего лишнего, ничего лишнего, все на своем месте, правильность, пригодность, справедливость
  • Необходимость: неизбежность: так и должно быть, ни в коем случае не изменяться
  • Завершение: окончание, справедливость, исполнение
  • Правосудие: справедливость, пригодность, бескорыстие, беспристрастность,
  • Порядок: законность, правильность, безупречность
  • Простота: нагота, абстрактность, существенный скелет, прямолинейность
  • Богатство: дифференциация, сложность, замысловатость, совокупность
  • Легкость: легкость; отсутствие напряжения, стремления или трудностей
  • Игривость: веселье, радость, развлечение
  • Самодостаточность: автономия, независимость, самоопределение. [7]

Счастье и самореализация [править | править источник]

Конечная цель человека — достичь постоянного счастья, полной независимости и свободы от всех мирских рабств. Истинное счастье — это результат самореализации. [8]

Осведомленность в самореализации [править | править источник]

Осведомленность играет ключевую роль в достижении самореализации. Понятно, что самореализации добиться непросто.Это очень сложная цель, требующая самосознания, аналитических способностей и способности объективно смотреть на вещи. Вы должны осознавать, чего хотите достичь, и понимать, что только вы держите будущее в своих руках. Тогда вы несете ответственность за свою судьбу. [9]

В йоге самореализация — это знание своего истинного «я» или внутреннего «я». Это истинное «я» также называют атмой, чтобы избежать двусмысленности. Термин «самореализация» — это перевод санскритского выражения атма джнана (знание себя или атмы).Причина, по которой термин «реализация» используется вместо «знания», заключается в том, что джнана относится к знанию, основанному на опыте, а не просто интеллектуальному знанию.

Как обсуждалось в статье о йоге, хотя цель самореализации одна и та же на всех путях йоги, средства, используемые для достижения этой цели, различаются. Например, в сахаджайоге или хатха-йоге говорят, что самореализация достигается, когда сила змеи или кундалини поднимается через шушумна нади в сахасрара чакру.

Следующие термины относятся к самореализации или атма гьяне:

  • мокша (освобождение от круговорота рождений и смертей)
  • самадхи (Высшее или Божественное Блаженство)

Риши (видящие истину) вопрошают внутри себя:

В чем причина этой вселенной? Брахман (высшая реальность)? Откуда мы пришли? Зачем мы живем? Где мы наконец найдем покой? Под чьим командованием мы связаны законом счастья и его противоположностью?

Время, пространство, закон, случай, материя, первичная энергия, разум — ни одно из них, ни их комбинация, не может быть конечной причиной вселенной, поскольку они являются следствиями и существуют, чтобы служить. душа.И индивидуальная душа не может быть причиной, поскольку подчиняясь закону счастья и несчастья, она несвободна.

Риши (видящие истину), погруженные в медитацию, видели в себе высшую Реальность, самосветящееся Существо, единого Бога, пребывающего как самосознательная сила во всех созданиях. Он один без второго. Он обитает глубоко внутри всех существ, скрытый от глаз покровами гун — Саттвы, Раджаса и Тамаса. Он руководит временем, пространством и всеми очевидными причинами.

Самореализация в Сахаджа Йоге [править | править код]

Согласно Сахаджа Йоге, самореализация — это процесс пробуждения кундалини.

Согласно Рейки Туммо, самореализация является частью процесса пробуждения кундалини до достижения полного просветления и йоги (союза с Божественным).

«Самореализация — это знание всеми частями тела, разума и души, что вы теперь обладаете Царством Божьим; что вам не нужно молиться, чтобы оно пришло к вам; что вездесущность Бога — это ваша вездесущность; и все, что вам нужно сделать, это улучшить свои знания.”

— из «Сущности самореализации» Парамханса Йогананды

Самореализация в Сурат Шабд Йога [править | править код]

Космология Сурат Шабд Йога описывает все творение (макрокосм) как эманированное и организованное в духовно дифференцированной иерархии, часто называемой яйцами, областями или планами. Обычно восемь духовных уровней описываются над физическим планом, хотя названия и подразделения внутри этих уровней будут в некоторой степени варьироваться в зависимости от движения и Учителя.При таком расположении Самореализация достигается на третьем небесном уровне, Дасван Двар, Духовная реализация достигается на четвертом небесном уровне, Бханвар Гупха, а Богореализация достигается на пятом небесном уровне, Сач Канд (Sat Лок). (Одна из версий творения с точки зрения сурат-шабда-йоги изображена на мемориале Сант Аджаиб Сингх Джи [1] ). Все планы ниже чисто духовных областей подвержены циклам созидания и растворения (праля) или великого растворения (маха праля).

Эта космология представляет строение посвященного (микрокосма) как точную копию макрокосма. Следовательно, микрокосм состоит из ряда тел, каждое из которых приспособлено для взаимодействия со своей соответствующей плоскостью или областью в макромире. Эти тела развивались в течение юг посредством инволюции (исходящей с высших планов на низшие планы) и эволюции (возвращения с низших планов на высшие планы), в том числе посредством кармы и реинкарнации в различных состояниях сознания.Путь Света и Звука предполагает, что посвященный путешествует по микрокосму дхармически в сознании (душе) под руководством и защитой Внешнего Живого Мастера в физическом мире и Мастера Внутреннего Шабда в высших мирах, в конечном итоге переживая Самореализацию и продолжая разворачивайтесь до тех пор, пока не будут достигнуты области чистой духовности и не будет достигнута Богореализация.

Шаблон: индуизм


Шаблон: Hinduismstub

Эвдемонический подход к устойчивости человека

Abstract

В этой статье рассматривается эвдемонический подход к психологическому благополучию, основанный на интеграции эволюционных, экзистенциальных и гуманистических формулировок, а также далеких сочинений Аристотеля.Eudaimonia делает упор на создание смысла, самореализацию и рост, качественные связи с другими, самопознание, управление жизнью и поход к собственному барабанщику. Эти качества могут иметь особое значение при столкновении со значительными жизненными проблемами. Рассмотрены предыдущие формулировки устойчивости, чтобы подчеркнуть уникальные особенности эвдемонического подхода. Затем анализируются эмпирические данные об осмыслении смысла и самореализации, чтобы документально подтвердить способность некоторых поддерживать высокое благополучие перед лицом социально-экономического неравенства, проблемами старения и решения конкретных проблем (жестокое обращение с детьми, рак, потеря супруга). ).Более того, те, кто поддерживает или укрепляет свое благополучие, борясь с невзгодами, демонстрируют лучшие характеристики здоровья, тем самым подчеркивая более широкие преимущества эвдемонии. Как создается смысл и как личные способности реализуются в противостоянии вызову, раскрывается в повествовательных отчетах. Таким образом, вторая половина статьи иллюстрирует человеческую жизнестойкость в действии через личные истории трех человек (Марк Матабане, Бен Маттлин, Виктор Франкл), которые пережили невообразимые трудности, но победили и выросли перед ними.Важнейшие роли сильных социальных связей и способности находить смысл и реализовывать личностный рост в борьбе с невзгодами безошибочны во всех трех случаях.

Тема устойчивости человека широко исследовалась, и было предложено несколько концепций. Хотя важность социальных отношений неоднократно подчеркивалась в предшествующих концепциях устойчивости, эти формулировки уделяли ограниченное внимание важнейшим действиям по созданию смысла и самореализации в противостоянии жизненным невзгодам.В этой статье излагается перспектива устойчивости человека, основанная на эвдемоническом подходе к человеческому благополучию, который основан на подходах к развитию, экзистенциальном и гуманистическом подходе. В первом разделе ниже дается краткий обзор предшествующих формулировок устойчивости человека, поскольку они подчеркивают уникальные черты эвдемонического подхода, в частности его упор на создание и самореализацию. Преобразование этих концептуальных идей в вопросы, поддающиеся эмпирическому решению, имеет решающее значение для научного прогресса.Таким образом, в следующем разделе суммируются различные эмпирические данные, показывающие, что многие люди способны поддерживать или восстанавливать высокое эвдемоническое благополучие перед лицом различных жизненных проблем. Кроме того, в этом исследовании подчеркивается еще одна тема, а именно, польза для здоровья, связанная с эвдиамонией в неблагоприятных условиях. К ним относятся решение проблемы социального неравенства, трудностей, сопровождающих старение, и целенаправленных жизненных проблем (жестокое обращение с детьми, рак, потеря супруга). Вторая половина этой статьи посвящена конкретным примерам устойчивости с использованием реальных жизней и личных историй.Эти рассказы воплощают в жизнь замечательные способности, проявленные некоторыми в поиске смысла в ситуациях драматических невзгод, а также в использовании своих невзгод для реализации личных способностей. В совокупности три иллюстрации углубляют понимание наблюдения Ницше (1889 г.): «Из военной школы жизни: то, что меня не убивает, делает меня сильнее».

Разновидности устойчивости

Первоначальные исследования и последующие разработки

Ранние исследования устойчивости были сосредоточены на детях, живущих в неблагоприятных условиях.Раттер (1987) обнаружил, что многие дети психически больных родителей сами не становились психически больными и не проявляли неадаптивного поведения. Он истолковал устойчивость как позитивную адаптацию к стрессу и невзгодам (Rutter, 1990). Точно так же Гармези изучал детей матерей-шизофреников (Garmezy, 1974; Masten, Best, & Garmezy, 1990) и детей из бедных семей, живущих (Garmezy, 1991; Garmezy, Masten, & Tellegen, 1984), некоторые из которых оценивались учителями. и сверстникам быть компетентными и без проблем с поведением.Вернер, еще один ранний исследователь устойчивости, проследил за когортой детей, рожденных в бедности и неблагополучной семейной среде, около трети из которых выросли и стали компетентными, уверенными в себе и заботливыми взрослыми (Werner, 1995; Werner & Smith, 1977, 1992). Ее концепция устойчивости подчеркивала устойчивую компетентность в условиях стресса.

Более поздние исследования уточняли значения устойчивости в детстве и подростковом возрасте (Luthar, 1991; Masten, 1989, 1991) и уделяли повышенное внимание индивидуальной конфигурации устойчивости (Robins, John, Caspi, Moffitt & Stouthamer-Loeber, 1996).Клонен (1996) представил устойчивость во взрослом возрасте как профиль личности, который позволяет людям адаптироваться к обстоятельствам своей жизни и формировать их. Штаудингер, Марсиске и Балтес (1995) подчеркнули резервный потенциал и непрерывный рост как компоненты устойчивости в пожилом возрасте. Попутно внимание привлекли различия между устойчивостью как восстановлением и устойчивостью как процветанием (Carver, 1998; Epel, McEwen, & Ickovics, 1998). Ресурсы, которые, как считается, способствуют повышению устойчивости, были выделены и, как выяснилось, включают положительные эмоции (Любормирски и Делла Порта, 2010; Онг, Фуллер-Роуэлл и Бонанно, 2010), личный интеллект (Майер и Фабер, 2010), самосложность (Рафаэли и Хиллер). , 2010), религии и веры (Pargament & Cummings, 2010) и социальной поддержки (Helgeson & Lopez, 2010).Такие качества соответствовали защитным ресурсам, выявленным в ранних исследованиях жизнестойких детей, таким как высокий IQ, социальная поддержка, личностные характеристики, семейная сплоченность и теплота, а также позитивная самооценка.

В последних формулировках подчеркиваются экологические модели устойчивости, в которых особое внимание уделяется социальному миру детей, от непосредственного влияния опекунов до более отдаленного влияния соседей (Ungar, 2013). Лутар (2006) также подчеркнул факторы защиты и уязвимости ребенка, семьи и общества.Первое официальное руководство по устойчивости (Reich, Zautra, & Hall, 2010) дополнительно расширило тему, включив этнические и культурные концепции устойчивости, признавая при этом давнюю дискуссию о том, как лучше всего определять устойчивость (Luthar, Cicchetti, & Becker, 2000). . Редакторы пришли к выводу, что устойчивость лучше всего сформулировать как успешную адаптацию к невзгодам, которая включает выздоровление (как люди восстанавливаются после трудностей) и устойчивость (способность продолжать движение вперед перед лицом невзгод).

В совокупности эта предшествующая литература предлагает полезную точку зрения, с которой можно выявить уникальность эвдемонического подхода к устойчивости. Наиболее заметно в приведенных выше формулировках отсутствует существенная важность создания смысла, то есть нахождения и часто создания смысла в столкновении с серьезной жизненной проблемой. Такие действия представляют собой человеческие способности более высокого порядка превращать боль или утрату в источники озарения и более глубокого понимания себя и других.Во многих описаниях устойчивости человека также отсутствуют способы использования невзгод для содействия личностному росту. Рост после травмы, кризиса или страдания был разработан в других литературных источниках (Park, 1998; Tedeschi & Calhoun, 1995; Tedeschi, Park, & Calhoun, 1998), но описание такого роста отличается от осознания личные способности и таланты, подчеркнутые в эвдиамоническом подходе, описанном ниже.

Эвдемония и устойчивость человека

Эвдемония — это термин, восходящий к Аристотелевской этике Nichomacean (перевод Росс, 1925), написанной в 350 г. до н. Э.C. чтобы описать высшее из всех человеческих благ (см. Ryff & Singer, 2006). Он утверждал, что высшее из человеческих благ не связано с удовлетворением аппетитов или нахождением удовольствия, а с «деятельностью души в соответствии с добродетелью» (Aristotle / Ross, 1925, с.11). Аристотелевская концепция добродетели подчеркивала важность нахождения баланса (промежуточного) во всех образцах поведения, избегая, таким образом, крайностей, таких как чрезмерное смирение и чрезмерное тщеславие, или между хамством и шутом.Кроме того, добродетель предполагает поиск и активное стремление к достижению лучшего, что есть внутри нас. Таким образом, эвдемония была формой самореализации, разыгрываемой индивидуально, каждый в соответствии с личными наклонностями и талантами. В книге Дэвида Нортона Personal Destinies (1976) этическая доктрина Аристотеля определяется как обязательство, которое каждый человек должен знать и жить в истине со своим даймоном (своего рода дух, данный всем при рождении), тем самым постепенно реализуя врожденные возможности.Таким образом, Eudaimonia означает осмысленную жизнь, основанную на самоистине и ответственности; отсюда суть двух великих греческих императивов: познать самого себя и стать тем, кем вы являетесь.

Хотя мышление Аристотеля является краеугольным камнем для понимания эвдемонии, многочисленные более поздние точки зрения послужили концептуальными ориентирами (см. Ryff, 1985, 1989) для модели психологического благополучия, описанной здесь. Некоторые пришли из ранних формулировок человеческого роста и развития (Bühler, 1935; Bühler & Massarik, 1968; Erikson, 1959; Neugarten, 1968, 1973), в которых сформулированы задачи и проблемы развития, с которыми люди сталкиваются на разных этапах жизни.Кроме того, идеи экзистенциальной и гуманистической психологии (Allport, 1961; Frankl & Lasch, 1959/1992; Maslow, 1968, Rogers, 1962) использовались для определения важности поиска смысла и цели в жизни, которая иногда бывает ужасной. Формулировки из клинической психологии, которые пытались определить психическое здоровье в позитивных терминах (Jahoda, 1958; Jung, 1933), а не как отсутствие дисфункции, были полезны для определения ключевых компонентов благополучия. Наконец, философы-утилитаристы, такие как Джон Стюарт Милль (1893/1989), предложили ценные напоминания о том, что счастье само по себе не является конечной целью, а, скорее, является побочным продуктом хорошо прожитой жизни.Бертран Рассел (1930/1958), в свою очередь, напомнил, что счастье — это то, что требует работы и тяжелой работы; далее, по его мнению, это в основном следует из энтузиазма (активный интерес и участие в жизни) и привязанности (значимые узы любви с другими).

Центральной задачей при работе с этим богатым набором идей было объединить их в единое целое. Многие точки зрения подчеркивали сходные темы, и эти точки совпадения стали основой для шести основных измерений психологического благополучия с концептуальной основой из вышеупомянутых литературных источников.Самопринятие отражает греческий императив познания себя, хотя положительное самоуважение также подчеркивалось как центральная черта психического здоровья (Джахода), характеристика самоактуализации (Маслоу), оптимального функционирования (Роджерс) и зрелости ( Олпорт), а также часть саморазвития (Эриксон, Нойгартен) и индивидуации (Юнг), что включало познание своей темной стороны (тень). Позитивные отношения с другими отражают формулировку межличностной сферы как центральной особенности хорошо прожитой жизни (Аристотель), ключевого компонента психического здоровья (Джахода), сочувствия и привязанности, которые воплощают самоактуализацию (Маслоу), теплое отношение для других как ключевой критерий зрелости (Олпорт), а также стадии близости Эриксона (достижение тесного союза с другими) и плодотворности (забота о других и руководство ими).И Милл, и Рассел подробно писали о центральной важности дружбы и любви в поиске счастья. Личностный рост ближе всего к эвдемонии Аристотеля, учитывая ее явный упор на реализацию потенциала каждого человека. Эта часть благополучия включает в себя непрерывный процесс развития. Самоактуализация (Маслоу) была в центре внимания реализации личного потенциала, а полностью функционирующая личность (Роджерс) вовлекала постоянное становление, а не достижение фиксированного состояния.Теории продолжительности жизни (Бюлер, Эриксон, Нойгартен, Юнг) также уделяли особое внимание противостоянию новым вызовам в разные периоды жизни.

Цель в жизни во многом основывалась на экзистенциальных перспективах, особенно на поисках Франкла смысла перед лицом жизненных невзгод. Создание смысла и направления также имеет фундаментальное значение для аутентичной жизни (Sartre, 1956). Менее настроенный на темноту, Рассел акцент на изюминке предполагал активное участие и рефлексию по отношению к жизни.Психическое здоровье явно подразумевает наличие убеждений, придающих человеку чувство цели и смысла. Зрелость (Олпорт) также подразумевает понимание цели жизни. Формулировки развития, в свою очередь, относятся к изменяющимся целям или задачам, таким как продуктивность в среднем возрасте, при обращении внутрь к эмоциональной интеграции в дальнейшей жизни. Владение окружающей средой тесно связано с ключевой характеристикой психического здоровья (Джахода), а именно со способностью выбирать или создавать среду обитания, соответствующую вашим потребностям.Теории развития на протяжении всей жизни (Neugarten) подчеркивали способность управлять сложной средой и манипулировать ею, особенно в среднем возрасте, а также воздействовать на окружающий контекст и изменять его. Зрелость (Олпорт) подразумевает способность расширять свои возможности в важных сферах деятельности. Таким образом, активное участие и владение окружающей средой являются ключевыми элементами благополучия. Наконец, автономия требует таких качеств, как самоопределение, независимость и регулирование поведения изнутри.Самоактуализаторы (Маслоу), например, продемонстрировали внутренний локус оценки и сопротивление инкультурации. Полнофункциональный человек (Роджерс) не ищет одобрения у других, но оценивает себя по личным стандартам. Индивидуация (Юнг) подразумевает освобождение от условностей, когда человек больше не разделяет коллективные убеждения и страхи масс. Сторонники жизненного развития (Эриксон, Нойгартен, Юнг) описали поворот внутрь себя в более поздние годы, когда человек получил свободу норм, регулирующих повседневную жизнь.Таким образом, автономия — это особенно западный аспект благополучия.

Необходимо прояснить, как эти параметры психологического благополучия связаны с устойчивостью. Во-первых, отдельные компоненты служат полезными инструментами для оценки того, как люди справляются с трудностями или проблемами. Некоторые люди, как подробно описано в следующем разделе, демонстрируют способность поддерживать высокое эвдемоническое благополучие, даже если они сталкиваются с трудными жизненными проблемами. Таким образом, сродни ранним формулировкам устойчивости как адаптивного функционирования перед лицом трудностей, компоненты эвдемонического благополучия очерчивают масштабы и характер того, как человек действует перед лицом проблемы.Два аспекта — цель жизни и позитивные отношения с другими — являются предметом этого специального выпуска, но другие также включены в него, чтобы подчеркнуть множество сильных сторон, которые люди проявляют в своих жизненных путешествиях.

Во-вторых, эвдемонический подход к устойчивости утверждает, что благополучие иногда оттачивают и лелеют через активное взаимодействие с невзгодами. Личностный рост, который включает в себя способность реализовать свой талант и потенциал, часто предполагает столкновение с препятствиями, неудачами и разочарованием.Такой опыт требует поиска внутренних сил и ресурсов обновления. В то время как личные способности могут быть углублены, самопознание также может быть расширено, включая, как это ни парадоксально, осознание своих ограничений и уязвимостей. Точно так же позитивные отношения с другими могут быть обогащены столкновениями с жизненными трудностями, будь то борьба стареющих родителей или трудности растущих детей. Действительно, межличностное процветание в большинстве жизней связано со сложным сочетанием положительных и отрицательных эмоций, которые составляют наши самые важные человеческие связи.Цель жизни, как сформулировал Франкл, в основном заключается в создании смысла перед лицом травмы. Таким образом, во всех шести измерениях ключевым моментом является то, что эвдемоническое благополучие часто выковывается в горниле невзгод. В следующем разделе представлены эмпирические данные о том, что некоторые люди способны поддерживать или восстановить свое эвдемоническое благополучие перед лицом невзгод, а также подчеркивается польза для здоровья, которая сопровождает осмысленный и ориентированный на рост взгляд на жизнь.

Эмпирические примеры устойчивости и их значение для здоровья

Устойчивость требует сосредоточения внимания на трудностях или невзгодах; я.э., какой-то жизненный вызов. Многие из описанных ниже примеров взяты из национального исследования взрослых в США, известного как MIDUS (средний возраст в США). Они вращаются вокруг трех видов встреч с негативом: социально-экономического неравенства, проблем старения и целевых жизненных стрессоров. Примеры были отобраны для демонстрации недавних результатов национального исследования взрослых в США, а также других новых продольных результатов. В большинстве включенных исследований использовались эвдемонические меры благополучия при формулировании защитных ресурсов.

Вызовы неравенства

Стало хорошо известно, что низкий социально-экономический статус (SES), измеряемый с точки зрения дохода, профессионального статуса или уровня образования, увеличивает риск плохого здоровья (Adler & Steward, 2010). Однако не все люди, находящиеся в неблагоприятном экономическом или образовательном положении, поддаются этому мрачному прогнозу, и повышенный интерес вызывают те, кто бросает вызов градиенту SES в своем здоровье. Исследование Morozink, Friedman, Coe и Ryff (2010) впервые показало, что образовательный статус связан с маркером воспаления, известным как IL-6 (Interluekin-6), который является предвестником множественных исходов заболеваний (сердечно-сосудистые заболевания, ревматологические заболевания). болезнь, болезнь Альцгеймера, остеопороз).Согласно гипотезе, у тех, кто находился в невыгодном положении с точки зрения образования, наблюдался более высокий уровень этого биологического фактора риска, в среднем . Тем не менее, эвдиамоническое благополучие было неодинаковым среди тех, у кого было только среднее или меньшее образование, так что некоторые из них демонстрировали высокий уровень цели в жизни, экологическое мастерство, самопринятие и позитивные отношения с другими, несмотря на их низкий уровень образования. статус. Важно отметить, что высокий уровень благополучия смягчает влияние уровня образования на IL-6.То есть среди тех, кто имеет ограниченный образовательный уровень, у людей с более высоким уровнем эвдемонического благополучия , а не , наблюдается повышенный уровень воспаления по сравнению с их сверстниками с низким уровнем образования. Такие данные свидетельствуют о том, что благополучие может служить буфером против неблагоприятного воздействия низкого SES на воспалительный риск.

Соответствующее исследование MIDUS было сосредоточено на опыте социально-экономических невзгод в раннем возрасте, который, как известно, предсказывает ухудшение здоровья в зрелом возрасте (Cohen, Janicki-Deverts, Chen, & Matthews, 2010).Иллюстрируя устойчивость, Миллер, Лахман, Чен и др. (2011) показали, что многие люди, несмотря на то, что росли в бедных условиях, не имеют проблем со здоровьем в среднем возрасте, что оценивается с точки зрения метаболического синдрома (группа факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, включая центральное ожирение, высокий уровень глюкозы натощак, высокое кровяное давление и нарушение регуляции липидов). Они обнаружили, что у людей среднего возраста, выросших в неблагоприятных социально-экономических условиях, не было более высокой распространенности метаболического синдрома , если бы они получали высокую материнскую заботу в детстве .Связанное с этим исследование (Chen, Miller, Lachman, Gruenewald, & Seeman, 2012) показало, что взрослые из среды с низким уровнем СЭС в детстве, которые использовали различные когнитивные и эмоциональные стратегии («сдвиг и упорство») в ответ на жизненные стрессоры, также не демонстрировали повышенных аллостатическая нагрузка, совокупность множества физиологических маркеров, отражающих износ различных биологических систем.

Более ранние результаты MIDUS также документально подтвердили психологические сильные стороны тех, кто имел только среднее образование (Markus, Ryff, Curhan, & Palmersheim, 2004).Открытые интервью выявили уникальные личные характеристики этих малообеспеченных людей, которые, тем не менее, обладали высоким эвдемоническим благополучием: прежде всего, они были ориентированы на межличностные отношения, то есть были обеспокоены заботой о других и выполнением своих обязательств перед другими. Дальнейшее исследование было сфокусировано на сравнении статуса большинства / меньшинства (Ryff, Keyes, & Hughes, 2003) и обнаружило, что статус меньшинства предсказывает более высокое психологическое благополучие (по нескольким параметрам), чем статус большинства (с поправкой на возраст, пол, уровень образования). .Эти неожиданные эффекты были еще более выражены, когда воспринимаемая дискриминация находилась под контролем. Такие данные свидетельствуют о том, что проблемы жизни меньшинств в США, по-видимому, оттачивают психологические сильные стороны, такие как жизненная цель и личностный рост.

В целом исследование MIDUS предоставляет доказательства устойчивости перед лицом социального неравенства (дополнительные примеры см. В Ryff et al., 2012). Среди лиц, находящихся в неблагоприятном образовательном или экономическом положении, некоторые имеют высокий профиль эвдемонического благополучия, а также других когнитивных и эмоциональных ресурсов.Все чаще данные показывают, что эти факторы являются защитными буферами от риска ухудшения здоровья, измеряемого с точки зрения регуляции различных физиологических систем.

Проблемы старения

Для большинства людей процесс старения представляет собой серьезные проблемы. Нормальное биологическое старение (клеток, тканей, органов) часто сопровождается повышенным риском множественных заболеваний (диабет 2 типа, болезнь Альцгеймера, рак, сердечно-сосудистые заболевания) (Center for Disease Control and Prevention, 2011), а также увеличением хронических состояний ( е.g., гипертония, артрит, нарушение регуляции липидов). Во-вторых, некоторые аспекты психологического благополучия (особенно цель в жизни и личностный рост) продемонстрировали резко нисходящую траекторию от среднего возраста к старости (Keyes, Shmotkin, & Ryff, 2002; Ryff, 1989; Ryff & Keyes, 1995; Springer, Прудровская и Хаузер, 2011). Тем не менее, средние модели психологического упадка сильно различаются. Некоторые пожилые люди не соответствуют среднему профилю; действительно, они показывают уровни физического и психического здоровья, сопоставимые с более молодыми возрастными группами.Кроме того, даже когда происходят значительные изменения в состоянии здоровья, многие пожилые люди считают себя хорошо стареющими (McLaughlin, Connell, Heeringa, Li, & Roberts, 2010).

На основе данных MIDUS, Фридман и Рифф (2012) показали, что наличие нескольких хронических состояний (сопутствующих заболеваний) было обычным явлением среди пожилых членов выборки. Усиление хронических состояний сопровождалось более высокими уровнями воспалительных маркеров, таких как ИЛ-6 и С-реактивный белок (СРБ), что иллюстрирует пагубную спираль (каждый влияет на другую), которая существует между проблемами со здоровьем и воспалением.Тем не менее, среди пожилых людей, которые сообщили о более высоком уровне цели в жизни и положительных отношениях со значимыми другими, более высокие хронические состояния не были связаны с усилением воспаления. Таким образом, высокая жизненная активность, по-видимому, служила защитным ресурсом, тем самым снижая риск будущей инвалидности и смертности для этих людей. Связанное с этим исследование MIDUS (Cotter & Lachman, 2010) показало, что ухудшение физического здоровья с возрастом значительно снижается у лиц с положительным профилем по трем защитным факторам (убеждения в отношении контроля, социальная поддержка, физические упражнения).

Другие исследования MIDUS показали, что волонтерство и благотворительные пожертвования положительно влияют на психологическое благополучие людей в возрасте 55 лет и старше, что, возможно, связано с чувством самоэффективности, альтруизмом или желанием делать добрые дела. Точно так же Гринфилд и Маркс (2004) обнаружили, что формальное волонтерство было связано с более положительным влиянием среди пожилых людей; волонтерство также способствовало снижению жизненных целей, связанных с утратой основных социальных ролей.Гринфилд (2009) обнаружил, что более ощутимая обязанность помогать близким также защищает от депрессивных симптомов, а также от снижения личностного роста и принятия себя. Наконец, Seeman et al. (2011) связали социальный контакт и поддержку с когнитивными способностями и обнаружили, что у людей с большим контактом и поддержкой была более высокая исполнительная функция и лучшая эпизодическая память, тогда как снижение социальных показателей было связано с отрицательными когнитивными профилями, особенно среди молодых людей.

Эпидемиологическое исследование Rush Memory and Aging Project на уровне сообществ дало аналогичные положительные результаты.Первое исследование показало, что люди с более высоким уровнем цели в жизни на исходном уровне с меньшей вероятностью умрут семь лет спустя (Boyle, Barnes, Buchman, & Bennett, 2009), за вычетом многочисленных затруднений (депрессивные симптомы, хронические состояния, доход). Второе исследование показало, что более высокая цель в жизни на исходном уровне защищала от легких когнитивных нарушений, а также от болезни Альцгеймера семь лет спустя, без каких-либо недоразумений. Совсем недавно было обнаружено, что цель жизни заключается в изменении связи между патологией болезни Альцгеймера в головном мозге (оцененной на основе патологоанатомического анализа) и когнитивной функцией до смерти (Boyle, Buchman, Wilson, Yu, Schneider, & Bennett, 2012).Взятые вместе, результаты проекта Rush Memory and Aging Project подчеркивают важные преимущества для когнитивных функций у пожилых людей с высокими жизненными целями, включая поддержание таких способностей даже при очевидной органической патологии в головном мозге.

В целом, предыдущие результаты сходятся в том, что, хотя многие люди уступают физическому и психическому здоровью с возрастом, у других нет. Важно отметить, что среди тех, кто способен поддерживать высокий уровень эвдемонии (например, вести активный, заинтересованный, целеустремленный, социально связанный образ жизни), риск физического упадка и ухудшения когнитивных функций существенно снижается.Короче говоря, старение — это арена резких индивидуальных различий, в которой те, кто поддерживает хорошее самочувствие, обнаруживают заметные преимущества не только с точки зрения их субъективного опыта, но также с точки зрения своего здоровья и функциональных возможностей.

Целевые жизненные вызовы

Третья категория невзгод исследует, насколько успешно люди справляются с тремя целевыми жизненными проблемами: жестокое обращение в раннем возрасте, рак у взрослых и потеря супруга. Все примеры снова взяты из национального исследования MIDUS, проведенного У.С. взрослые.

Питцер и Фингерман (2010) исследовали последствия тяжелого физического насилия в детстве для физического и психического здоровья взрослых. Также были исследованы три типа психосоциальных ресурсов (эмоциональная поддержка, инструментальная поддержка, личный контроль). Результаты показали, что последствия жестокого обращения с детьми на физическое здоровье взрослых и негативные эмоции были менее серьезными для людей с большим чувством свободы выбора в своей жизни. Гринфилд и Маркс (2010) связали физическое и психологическое насилие в детстве с психологическим стрессом во взрослом возрасте и дополнительно исследовали чувство общности в качестве модератора этих эффектов.Как и предполагалось, высокая поддержка со стороны общества защитила тех, кто пережил жестокое обращение в детстве, от сильного стресса.

Два исследования MIDUS рассматривали устойчивость в контексте рака. Костанцо, Рифф и Сингер (2009) изучили психологическую, социальную, эмоциональную и духовную адаптацию людей с диагнозом рака и сравнили их с подобранной по демографическим данным сравнительной группой людей без диагноза серьезного заболевания. Результаты показали, что, хотя симптомы депрессии со временем усугублялись у выживших после рака по сравнению с контрольной группой, выжившие после рака были устойчивыми и в других отношениях.То есть их переменные во времени изменения настроения, психологического благополучия, социального благополучия и духовности с течением времени были аналогичны тем, которые наблюдались у людей, не имеющих отношения к проблеме рака. Дальнейшие данные свидетельствуют о том, что пожилые люди лучше справляются с серьезными заболеваниями, чем более молодые люди, пережившие рак. Прудровска (2010), в свою очередь, изучила изменения в личностном росте с течением времени среди выживших после рака и в группе сравнения, не страдающей раком. Хотя в целом по лонгитюдной выборке личностный рост снизился, такое снижение не было очевидным у молодых людей с онкологическими заболеваниями по сравнению с взрослыми людьми того же возраста, не страдающими раком.Однако у самых старых членов выборки у больных раком наблюдалось ускоренное снижение личностного роста по сравнению с группой сравнения без рака.

Устойчивость была изучена в контексте супружеской потери. Онг и др. (2010) сравнили выборку людей, потерявших близких, потерявших супруга в период между I и II волнами MIDUS, с подобранной по демографическим данным сравнительной группой лиц, состоящих в постоянном браке. Супружеская потеря была связана со снижением положительных эмоций с течением времени, но эффект был смягчен положительной переоценкой.У тех, кто потерял супруга и у кого был более высокий профиль положительной переоценки, наблюдалось меньшее снижение положительных эмоций после потери. Они также исследовали, может ли потеря супруга быть менее пагубной для тех, у кого были натянутые супружеские отношения. Как и предполагалось, те, у кого были более проблемные супружеские отношения на исходном уровне, меньше пострадали от последующей супружеской потери. Совсем недавно Онг, Фуллер-Роуэлл, Бонанно и Алмейда (2011) обнаружили, что потеря супружества предсказывала последующую суточную дисрегуляцию кортизола, причем эти эффекты частично объяснялись изменениями в положительных эмоциях.Такие результаты согласуются с теоретической структурой, связывающей эмоциональную устойчивость с физическим здоровьем.

В целом предыдущие исследования описывают несколько разновидностей устойчивости перед лицом различных жизненных проблем. Некоторые также документально подтверждают пользу для здоровья от поддержания высокого благополучия в таких условиях. Те, кто смог найти смысл, испытать личностный рост и насладиться хорошими социальными отношениями, преодолевая потери или трудности, таким образом, похоже, выиграли не только феноменологически, но и в отношении поддержания хорошо регулируемых биологических систем.Эти научные открытия сравниваются с примерами жизнестойкости в следующем разделе. Цель состоит в том, чтобы представить внутреннюю картину того, как создается смысл и как человеческие способности реализуются в противостоянии с серьезными невзгодами. Богатые автобиографические описания устойчивости подчеркивают важную роль сильных социальных связей, поскольку негативный опыт трансформируется в мощные идеи, способствующие личностному росту. Прежде всего, примеры предназначены для того, чтобы показать, как возникает жизнестойкость человека.

Создание устойчивости человека к жизни с помощью повествовательных счетов

Три жизни исследуются, чтобы проникнуть внутрь историй о человеческой стойкости. Первая — о Марке Матабане, который вырос в условиях крайней нищеты в эпоху апартеида в Южной Африке. Второй — о жизни Бена Мэттлина, который родился с врожденным заболеванием, которое серьезно и постепенно приводило к инвалидности. Тем не менее он стал лидером движения за права людей с ограниченными возможностями в США. Третий — архетипический пример стойкости, Виктор Франкл, чьи годы в нацистских концлагерях — это потрясающая история, означающая создание и рост в самых ужасных условиях.Вместе эти три повествования предлагают захватывающие примеры того, как человек преодолевает невзгоды.

Устойчивость в Южной Африке

Детские невзгоды Марка Матабане описаны в его книге Kaffir Boy (1986). Термин кафр, арабского происхождения, используется пренебрежительно по отношению к черным; это эквивалент негров . Его история, старшего из семи детей, начинается с наблюдения: «В Южной Африке есть поговорка, что быть черным — значит быть в конце строки, когда нужно иметь что-нибудь значимое» (стр.4). Его отец был чернорабочим, зарабатывал 10 долларов в месяц, когда можно было найти работу. Ужасной частью его детских воспоминаний были ночные полицейские рейды, в которых он был оставлен заботиться о своих младших братьях и сестрах, в то время как его родителям пришлось бежать, чтобы они не были арестованы за то, что у них нет удостоверений личности. Эти набеги создавали постоянную неопределенность, и дети часто подвергались жестокому обращению за попытки спрятать или защитить своих родителей. Неоднократные унижения были центральным элементом травмы апартеида, которую он наблюдал в столкновении его отца с полицией.Не улыбающийся человек, отец заставил его улыбнуться. «Это была умоляющая улыбка, пассивное признание власти полицейского. Улыбнувшись, мой отец опустил глаза в пол. Он казался нехарактерно бессильным и сокрушенным, совсем не похожим на жесткого, решительного и абсолютного правителя дома, которого я знал, отца, чьи слова были законом »(стр. 22). Эти набеги преследовали Матабане в повседневной жизни и в его снах: «Я часто просыпался посреди ночи в сновидениях, утверждая, что полиция преследует меня с собаками и фонариками, пытаясь застрелить меня» (стр.28).

Аресты и отлучки отца создавали еще большие трудности — пропадали зарплаты на еду и квартплату. Это означало дни отсутствия еды и постоянные угрозы домовладельца о выселении из грязной хижины. Недоедание привело к болезням, которые нельзя было вылечить, потому что не было денег на клинику. В отчаянии Марк, его братья и сестры и мать копались в поисках еды на мусорной свалке в поисках больных цыплят и отбраковывали яйца с соседней фабрики.В один безнадежный момент его бабушка заплатила арендную плату за еще одну неделю и принесла им хлеб, сахар и муку. Бабушка дала матери деньги на то, чтобы отвезти в клинику двух младших братьев и сестер.

Несмотря на лишения, значительные силы присутствовали. Хотя в их мире не было сборников рассказов или детских стишков, Матабане вспомнил рассказы своей матери, служившие своего рода библиотекой, «золотым источником знаний, где мы, дети, узнавали о добре и зле, о добре и зле» (стр.79). Ее завораживающие рассказы и гипнотический голос настолько заворожили их, что они хотели, чтобы истории никогда не заканчивались, умоляя ее рассказать другую. Таким образом, из-за нехватки пищи и жилья, многочисленных беременностей, мужа, который не мог найти работу и погрузился в алкоголь и азартные игры, мать Матабане сохранила свои личные сильные стороны и чувство надежды на будущее своих детей. У нее была непоколебимая приверженность их образованию, даже когда это означало побои со стороны мужа.«Я хочу, чтобы вы ходили в школу, потому что я считаю, что образование — это ключ, который вам нужен, чтобы открыть для себя новый мир и новую жизнь, мир и жизнь, отличные от жизни вашего отца или меня. Образование откроет двери там, где их не существует. Это заставит людей говорить с вами, слушать вас и помогать вам; люди, которые иначе не беспокоились бы. Он заставит вас взлететь, как птица, взмывающая в бескрайнее голубое небо, и оставит позади нищету, голод и страдания »(стр.133-134).

Школа стала критически важной для Матабане не только с точки зрения обучения, но и для защиты его от присоединения к молодежным бандам, бродящим по грязным улицам Александры в поисках еды и приключений.Многих заманили проституцией и преступностью; как следствие, многие оказались в пенитенциарных учреждениях или в могиле. И снова мать Марка сыграла решающую роль — когда он начал прогуливать школу, чтобы вернуться в банды, она вмешалась и санкционировала жестокое избиение со стороны директора и учителей-мужчин. Он провел целую неделю прикованным к постели, не мог ни сесть, ни уснуть. «В оставшиеся годы начальной школы я редко, если вообще когда-либо, бросал учебу по какой-либо причине. Даже когда я был тяжело болен, я ползал в школу, а учителя отправляли меня домой »(с.261).

Школа стала важным источником успеха в условиях, когда неудачи и безнадежность были повсюду. Когда он закончил первый класс в своем классе, и мама, и бабушка были взволнованы, счастливы и горды. Тем не менее, постоянное подвергание преступности, насилию и даже убийствам сказалось. Однажды, устав от голода и побоев, Матабане предприняла попытку самоубийства. Каким-то образом его смелость, фанатичная воля к выживанию и мечта о светлом будущем покинули его. И снова вмешалась замечательная мать, сначала напомнив ему, как сильно по нему будут скучать его братья и сестры, но также и что она будет скучать по нему больше, чем по кому-либо другому.«Я тоже хотел бы умереть, если бы ты умер. Ты единственная надежда, которая у меня есть. Я очень тебя люблю.» (стр.169). Ее слова дали ему великую проницательность, которую он сохранял в течение многих лет после этого — когда проблемы казались слишком большими, он вспоминал, как хорошо иметь кого-то любящего и понимающего, разделять его темные периоды. Важно отметить, что он увидел смысл, который мог бы последовать — «жизнь обретает свой истинный смысл пропорционально ежедневным битвам со страданием» (с.170).

Попутно бабушка, садовник богатых белых людей, представила своего внука внешнему миру, сначала принеся комиксы от семьи, для которой она работала, а затем привела Марка в этот мир.Его первые встречи с белыми школьниками в пиджаках, блестящих черных туфлях и школьном доме из красного кирпича с клумбами, спортивными площадками и качелями оставили его ошеломленным. Следуя за своим ровесником от работодателей своей бабушки, он не мог поверить в роскошь (игрушки, велосипеды, автоматы для игры в пинбол, электропоезда, полки и полки с книгами), в то время как его люди жили в крайней нищете. Конечно, он задавался вопросом, почему у белых есть все, а у черных — ничего. Он не умел читать, поэтому белый сын объявил, что он умственно отсталый, как и другие кафры, потому что у них мозг меньше.Этот комментарий, как это ни парадоксально, подогрел страсть к тому, чтобы научиться эффективно выражать свои мысли и чувства на английском языке. «Это замечание … так ранило мое эго, что я поклялся, чего бы это ни стоило, я выучу английский язык, я не успокоюсь, пока не смогу читать, писать и говорить на нем так же, как любой белый человек, если не лучше. Наконец-то мне было к чему стремиться ». (стр.192).

Абсолютный путь к свободе Матабане заключался не только в его школьных успехах, но и в его навыках тенниса, за которые он выиграл стипендии, которые помогли ему познакомиться с Артуром Эшем, источником вдохновения: «Я поразился тому, как гордо он ходил.Я никогда не видел, чтобы черный мужчина так гордо ходил среди белых »(с. 236). Эш открыла ему правду о необходимости подняться над собственными страданиями, победить свои страхи. Он получил больше помощи и поддержки от своего неофициального спонсора, который оказал ему и его семье от всего сердца, без тени снисхождения.

Теннис был его маршрутом в колледж и за границу, где его возможности были использованы в полной мере. В конце концов он написал свой собственный замечательный рассказ, который поставил жизнь апартеида выше всего остального мира.Таким образом, Матабане стал глашатаем страданий многих, ведущих жалкую жизнь. Его рассказ показал, какие прискорбные условия делают с людьми и их сущностью. Тысячи рабочих-мигрантов, вынужденных жить в сотнях миль от своих семей, были частью сказки. Многие жили в таком стрессе и поглотили столько эмоциональной боли, что стали ходячими мертвецами — они были физически живы, но смерть пришла для их разума и души.

Для тех, кто интересуется жизнестойкостью человека, Kaffir Boy изображает, как ребенок, столкнувшийся с непрекращающимися невзгодами, включающими нарушение основных человеческих потребностей и постоянную обратную связь о том, что у него нет статуса в строго иерархическом мире, стал ученым, талантливым спортсменом, и мощный представитель ужасов апартеида.То, что у него была сильная социальная поддержка со стороны матери и бабушки, было безошибочной силой. Обе женщины были мощными и ключевыми социальными ресурсами, каждая из которых внесла важный вклад в формирование его характера, а также в создание возможностей для него. Однако внутри Матабане были большие личные ресурсы, такие как способность извлекать смысл из его испытаний, включая понимание того добра, которое может быть следствием страдания, а также его мощное стремление говорить на других языках и максимально использовать свои возможности. таланты.Его приверженность собственному становлению имела решающее значение.

Устойчивость к врожденным заболеваниям

В книге Бена Маттлина « Miracle Boy Grows Up » (2012) рассказывается история ребенка, родившегося со спинальной мышечной атрофией, заболеванием, из-за которого он не ожидал, что выживет в детстве. Он выжил, но испытал множество медицинских ужасов, перенес безжалостную боль и частые унижения. Однако ничто из этого не победило его. С самого начала его мать говорила ему, что он ничего не может сделать, и, похоже, он ей поверил.Она призвала его высказаться, спросить, что ему нужно, и помнить, что люди не читатели мыслей. Ее послание, показывающее, что его жизнь повлияла на его драматизм, было «зажечь свечу вместо проклятия тьмы» (стр. 6).

Первым диагнозом Маттлина была амиотония, термин, описывающий отсутствие мышечного тонуса. Когда люди спрашивали его, что случилось, он избегал таких технических терминов и просто сказал: «Я не могу ходить, я родился таким» (стр. 3). Ответ был прост и достаточен. В возрасте 4 лет врачи прописали ему комплекс физических процедур, включая скобы, которые удерживали его в статуе-прямой позе.Он описал это как эквивалент связывания ног в древней Японии. К счастью, методы были отменены после того, как были признаны бесполезными. Его комментарий: «Почти во всех остальных аспектах я здоровый и счастливый ребенок. Но каждый раз, когда я простужаюсь, я подвергаюсь высокому риску пневмонии. Я не могу кашлять с достаточной силой, чтобы очистить легкие от слизи. Тем не менее, с раннего возраста я отказываюсь считать себя хрупкой. Конечно, я гибкий и часто ударяюсь головой, но всегда возвращаюсь в норму. Я крутой, стойкий.Я выживший. Труды моей инвалидности укрепляют мой характер »(стр. 3).

Родители Бена, опережая свое время, отказались позволить своему сыну изолироваться. Они отправили его в частную школу в Нью-Йорке, потому что знали, что разделение не равносильно, и хотели получить для него лучшее образование. Он добавил: «Они тоже снобы» (с.15). Будучи единственным учеником-инвалидом, он стал своего рода пионером. Тем не менее, он болезненно осознавал основные различия, такие как тот факт, что другие семилетние дети могли одеваться сами, в то время как ему по-прежнему приходилось полагаться на своих родителей во всем, включая посещение туалета.Спонтанность была запретной роскошью, и импульсивность из него иссякла. Затем были несчастные случаи, например, падение из инвалидной коляски, когда другие пытались спустить ее со ступенек школы.

Однажды летом и осенью в подростковом возрасте он перенес серию операций, связанных со сращением позвоночника, которые заключались в прикреплении кусков металла к его позвоночнику, похожему на крендель. Операция длилась несколько месяцев, после чего последовал длительный период в лечебном учреждении. С самого начала его удивительное мировоззрение: «Этого достаточно, чтобы развалиться, может быть, обычного подростка, но не меня.Это моя большая битва, мучения, которые я должен вынести, чтобы достичь в буквальном смысле слова. Я Бен-Гур, стоящий перед римским галерным кораблем. Если он может грести три года, я могу пролежать в больничной койке шесть месяцев. В характерной манере мачо-фантазии приходят мне на помощь »(с.49). И снова его мать была властна, и он вдохновлялся тем, что записывал свои страхи и ожидания в блокнот. Это положило начало его пожизненному обязательству вести дневник.

Помимо проблем с инвалидностью, Мэттлину пришлось столкнуться с трудностями, связанными с разводом родителей и повторным браком отца, а затем с раком яичников его матери, от которого она в конечном итоге умерла во время учебы в колледже.Это были сложные проблемы для тех, кто имел дело с серьезной инвалидностью, задолго до того, как страна признала и обратилась к потребностям и возможностям инвалидов. Тем не менее, Мэттлин продолжал преодолевать фундаментальные парадоксы своей жизни, такие как тот факт, что для достижения большей независимости ему приходилось полагаться на наемную помощь других — что он назвал «зависимой автономией». Оглядываясь назад, он видел свои проблемы в управлении различными помощниками, которые помогали ему учиться в колледже и за его пределами, как то, что позволило ему вырасти.

Мэттлин был одним из первых студентов-инвалидов, которые поступили в Гарвард, где он столкнулся с отсутствием доступа для инвалидных колясок по всему университетскому городку, что, в свою очередь, привело к жилищным проблемам. Затем были упрямые деканы и удары со стороны сменных помощников, а также трудности с манипуляциями с книгами, чувство нетерпения и подавленности из-за курсовой работы и тяга к балласту, что для него означало желание подруги и переживания, обычные для молодых взрослых, такие как потеря девственности.В разгар этого вихря испытаний мать Мэттлина скончалась от рака, что добавило ему серьезных личных потерь и горя.

Тем не менее, он окончил Гарвард, и во время одного летнего визита в семью своего отца он встретил няню своего сводного брата, женщину, которая стала его спутницей жизни. Они начинают жить вместе, когда ему 20 лет. После окончания школы они вместе катались по пересеченной местности, примерно в то время, когда предрассудки по поводу инвалидности становились общественной проблемой, о чем свидетельствует принятие Марли Мэтлин Оскара за роль в фильме Дети меньшего бога . , который изображал проблемы глухоты.Мэттлин следил за этими событиями и участвовал в группах по защите прав людей с ограниченными возможностями, поскольку он и его партнер обосновались в жизни на западном побережье. Он столкнулся с многочисленными проблемами при поиске работы, но в конце концов стал независимым журналистом и комментатором.

Когда Бену было 26, а его партнеру 29, они поженились. В следующем году был подписан Закон об американцах с ограниченными возможностями. Таким образом, жизнь Мэттлина шла параллельно с ростом движения за права людей с ограниченными возможностями, для которого он стал все более заметным представителем, учитывая его тщательные наблюдения о трудностях, с которыми сталкиваются инвалиды, и необходимость более широких ответных мер в сочетании с его бесценным остроумием.Цитируя Вуди Аллена (New York Times, 16 октября 2011 г.), он отметил, что «жизнь — это трагедия, наполненная страданиями и отчаянием, и тем не менее некоторым людям удается избегать обязанностей присяжных». Такие размышления открыли путь к следующему ряду проблем, с которыми он столкнулся.

Медицинские обследования и собственные наблюдения выявили прогрессирование атрофии . «Другими словами, противоположность прогресса. Ухудшение ». (стр.133). Усвоение информации потребовало, чтобы он перестроил свою жизнь вокруг слабых рук. Его руководящей мантрой было «планируй заранее, оплакивай потери и двигайся дальше» (стр.136). Он согласился с тем, что жене было легче накормить его обедом; это сэкономило время и силы. Он позволил кому-то другому расчесывать его волосы. Были еще более глубокие потери, связанные с комментарием его жены о том, что она скучает по его прикосновениям, его нежным ласкам. Это было тем более мучительно, что она не из тех, кто выражает печаль, разочарование или нужду. По его словам, эта женщина — «копер. Она с трудом справляется. Она скорее спросит, чем я хочу заниматься, и получит от этого удовольствие, чем выразит собственное желание.Так что мне приятно, что она откровенна, но ее слова все равно вызывают горечь. (стр.137). Он понимает, что ему больно и он напуган. И все еще, «…. Несмотря на то, что молодой человек, получивший образование в Гарварде, испаряется — его заменяет инвалид с тяжелой формой инвалидности — почему-то я не могу сдаться. Вы оплакиваете и идете дальше. Это другое направление, но не тупик. Придется адаптироваться »(с.137).

Мэттлин продолжает писать и редактировать, его жена тоже работает. Но не будучи ограниченными обстоятельствами, они решают завести детей.Это желание заставит их пройти через темный лабиринт бесплодия несколько лет. Наконец беременность наступила, и у них родилась дочь Паула (названная в честь его матери). Как у этого инвалида родитель? Красиво кажется. Хотя он не может менять подгузники, купать или кормить дочь, он может сочинять глупые песни и игры и рассказывать истории. Он делает это с большим энтузиазмом, хотя понимает, что многие из его рассказов имеют характер с недостатком в глазах группы сверстников. К концу истории каждый учится не отвергать и не сбрасывать со счетов тех, кто кажется другим.

Возникают новые проблемы со здоровьем, и они снова проходят через них. Уже не в кризисном режиме, семья растет, рождается второй ребенок. Однажды вечером, когда он рассказывает сказку на ночь, его большой палец соскальзывает с контроллера инвалидной коляски. Несмотря на многочисленные попытки Паулы вернуть большой палец на место, стало ясно, что его основной палец утратил силу. Сейчас, после 40 лет, наступает прогрессирующее ухудшение SMA. «Можно подумать, что я к этому уже привык. И одна эта мысль, собственно, утешает меня.Просто когда я больше не могу…. Больше слабостей, ограничений, атрофии… Я понимаю, что могу, и буду. Потому что всегда любил. Я всегда делаю. У меня нет выбора.» (стр.165).

Его работа для финансовых журналов иссякает, а денег мало. Каким-то образом его приглашают написать короткое эссе на Национальное общественное радио, и люди немедленно откликаются на его вдохновляющую историю, его оптимизм и его точку зрения. Запросы на оттиски поступают, и следует больше писем для NPR. Он продолжает предлагать идеи, которые они принимают.В какой-то момент его побуждают подумать о чем-то более длинном, помимо эссе из 400 слов. Остальные колонки следуют из крупных газет. В конце концов, Мэттлин решает написать свои мемуары, несмотря на другие госпитализации по пути.

Последняя страница книги потрясающая. Его дочери стали подростками, которые ежедневно поражают его своим умом, талантом, красотой и ростом. Он осознает, что прогресс в их жизни может быть сорван в любой момент из-за другой неотложной медицинской помощи или любого количества других бедствий, но он истолковывает их просто как прерывания.Ему всегда удавалось прийти в норму, хотя он отмечает, что и он, и его жена становятся старше, более хрупкими. «Тем не менее, что бы ни случилось, я знаю, что мы хорошая команда. Глубоко в моих остеопоротических костях и атрофированных мышцах я чувствую, что мы созданы друг для друга. Мы продолжаем планировать, оплакивать потерянное, празднуем то, что мы достигли, а затем продолжаем. Такова наша жизнь. Постарайтесь не ревновать ». (стр.194). История Бена Мэттлина от начала до конца — это гимн человеческой стойкости.

Устойчивость к полной безнадежности

Виктор Франкл три года провел в нацистских концлагерях.Его книга об этом, Человек в поисках смысла , была написана после его освобождения в течение 9 дней и опубликована в 1945 году. Она стала бестселлером. Когда вышло издание 1992 года, книга вышла из 100 экземпляров на английском языке плюс публикация на 21 другом языке. Только английские издания продали более 3 миллионов копий. Написав предисловие к публикации 1992 года, Франкл заметил, что слава книги была не заявлением о его достижениях, а скорее выражением невзгод нашего времени и необходимости найти смысл перед лицом этого — «это должно быть вопрос, который горит им под ногтями »(стр.11).

Его цель при написании книги заключалась в том, чтобы на конкретном примере показать, что жизнь имеет смысл в любых условиях, даже в самых несчастных. Он разделил свои воспоминания на три части: период после поступления, самый продолжительный период, когда жизнь в лагерях стала укоренившейся рутиной, и период после освобождения и освобождения. Первое осознание, которого никто не мог понять по прибытии, заключался в том, что все должно быть увезено. Франкл умолял сохранить в своем пальто рулон бумаги, рукопись книги, которую он описал охраннику как дело своей жизни.Охранник засмеялся, а затем заорал на него. Как и все остальные, единственное, что он мог сохранить, — это свое голое тело. За этим представлением последовала своего рода фаза любопытства, во время которой новоприбывшие оглядывались и занимали место, как будто их умы можно было каким-то образом отделить от окружающей среды. Затем последовало чувство удивления, когда они наблюдали, как они терпят невообразимое — обнаруживая, что они могут продолжать, даже если они не могут чистить зубы или свое тело, не имеют недостатка в еде и подвергаются тяжелой работе.

Более глубокая суть книги проявилась на втором этапе, когда заключенные начали жить в апатии, которая была своего рода эмоциональной смертью. Франкл заметил, что их меньше травмировали пытки других; глаза больше не отводились. Вместо этого они наблюдали за страданиями других, и это не трогало их. Чувства притупились, нечувствительность стала своего рода защитной оболочкой: «Труп смотрит на него остекленевшими глазами, а он продолжает потягивать суп». (стр.34). Голод и недосыпание способствовали апатии и раздражительности.«Реальность потускнела, и все усилия и все эмоции были сосредоточены на одной задаче: сохранении своей жизни и жизни другого человека» (с. 40).

Физические избиения были повсеместными. Как психиатр Франкл признал, что некоторые охранники среди них были настоящими садистами. Тем не менее, по его мнению, наибольшую боль в этих избиениях причиняли не столько физическое, сколько нанесенное им оскорбление. Он вспоминал моменты, когда даже у самых закоренелых заключенных возникало возмущение во время избиения; Такой ответ был вызван скорее личным оскорблением, чем мучительной болью.

Несмотря на столько негатива, он начал видеть, что некоторые пережили более глубокую духовную жизнь. «Чувствительные люди, привыкшие к богатой интеллектуальной жизни, могли страдать от сильной боли (часто они были хрупкой конституции), но ущерб их внутреннему« я »был меньше» (стр. 47). Его собственное внутреннее путешествие стало открытием скрытых ресурсов. Однажды ранним утром по пути на место работы они спотыкались в темноте по большим камням и лужам, а вокруг них дул ледяной ветер.Кто-то сказал: «Если бы наши жены могли видеть нас сейчас». Это замечание напомнило его жене, поскольку звезды угасали и появлялся утренний свет. «Мой разум цеплялся за образ моей жены, представляя его со сверхъестественной остротой. Я слышал, как она мне отвечает, видел ее улыбку, ее откровенный и ободряющий взгляд. Реальный или нет, но ее взгляд был тогда ярче, чем солнце, которое начинало восходить. Меня охватила мысль: впервые в жизни я увидел правду…. эта любовь — высшая и высшая цель, к которой может стремиться человек »(стр.48-49). Однако для Франкла более глубоким осознанием было то, что ничто не могло коснуться силы его любви и образа его возлюбленной. Вместо этого он почувствовал ее рядом с собой, он смог «протянуть мою руку и схватить ее» (с. 52).

Это усиление его внутренней жизни помогло ему найти убежище от пустоты, запустения и духовной нищеты своего существования. Это позволило ему уйти в прошлое. «В моем воображении я ехал на автобусе, отпирал входную дверь своей квартиры, отвечал на телефонный звонок, включал свет.Наши мысли часто концентрировались на таких деталях, и эти мысли могли вызвать слезы »(с.40). Вдобавок он начал ценить скудные удовольствия лагерной жизни, такие как наличие времени на то, чтобы избавиться от одежды перед сном, и чувство благодарности за то, что не было ни тревоги о воздушном налете, ни отключения электрического освещения. Если все сделать правильно, то сон будет намного лучше. Это было своего рода негативное счастье, о чем, как он вспомнил, Шопенгауэр писал как о свободе от страдания.

Его понимание росло и начало охватывать размышления о человеческой свободе и духовной свободе, которые, в конечном счете, он видел в том, как человек реагирует на ситуацию, которую представляет жизнь.«Опыт лагерной жизни показал, что у человека действительно есть выбор действия. Было достаточно примеров, часто героического характера, которые доказывали, что апатию можно преодолеть, а раздражительность подавить. Человек может сохранить остаток духовной свободы, независимости разума даже в таких ужасных условиях психического и физического напряжения »(с.74). Они могли вспомнить, например, тех, кто проходил через хижины, утешая других, отдавая последний кусок хлеба. «… У человека может быть отнято все, кроме одного: последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в любом заданном стечении обстоятельств» (стр.75). Здесь он вспомнил Довстоевского, который утверждал, что единственное, чего он боялся, — это быть недостойным собственных страданий. Для Франкла духовная свобода, которую нельзя было отнять, была тем, что делало жизнь там «осмысленной и целенаправленной» (с.76). Без всего, высокоморальное поведение по-прежнему возможно благодаря отношению человека к собственному существованию: «Его уникальная возможность заключается в том, как он несет свое бремя» (с.86).

Эти наблюдения позволяли ему иногда переключаться с повседневной заботы о выживании на другое место.«Я заставил свои мысли обратиться к другой теме. Внезапно я увидел себя стоящим на платформе хорошо освещенной, теплой и приятной аудитории. Передо мной сидела внимательная публика на удобных мягких сиденьях. Я читал лекцию по психологии концлагеря »(с.82). Эта замечательная последовательность мыслей показала, что Франкл не потерял веры в будущее. Более поразительно то, что его представление о будущем заключалось в том, что он будет использовать свой опыт, чтобы обогатить свою работу психиатра — это то, что на самом деле произошло, его предполагаемое будущее сбылось.

Другие наблюдения раскрыли его понимание взаимодействий разума и тела — предвосхищение того, что позже будет называться психонейроиммунологией. Франкл, будучи врачом, получившим образование в области психиатрии, видел связь между надеждой и жизнью или смертью. В 1944 году, за неделю до Рождества и Нового года, уровень смертности в лагере превысил все предыдущие ожидания. Многие, как он считал, жили надеждой на то, что к этому времени они будут освобождены. Вместо этого они потеряли мужество и были охвачены разочарованием, которое оказало опасное влияние на их силу сопротивления.«Те, кто знает, насколько тесна связь между состоянием ума человека — его храбростью и надеждой или их отсутствием — и состоянием иммунитета в его теле, поймут, что внезапная потеря надежды и храбрости может иметь смертельные последствия. эффект. Конечной причиной смерти моего друга было то, что ожидаемое освобождение не наступило, и он был сильно разочарован. Это внезапно снизило сопротивляемость его организма скрытой инфекции тифа »(с.84).

После освобождения Франкл заметил, что они не сходили с ума от радости, они не могли ее испытать.Например, они вышли на луг, полный цветов, но не испытывали к ним никаких чувств. Когда они увидели хвост из разноцветных перьев, была только искра радости. «Мы буквально потеряли способность радоваться, и нам приходилось медленно переучивать это» (с.95). В самом деле, они не искали счастья; он не поддерживал их, не давал им мужества и смысла во время их испытаний. Те пришли от страданий. Другие обнаружили, что их никто не ждал, даже тот, чья память поддерживала их больше всего.Эти потери тоже пришлось пережить.

Для многих он верил, что настал день, когда они оглянулись на свой опыт и не могли понять, как все это было перенесено. В случае Франкла травма была использована для разработки логопеда, который представляет собой своего рода психологическое вмешательство, призванное помочь людям найти смысл в своей жизни (логотип по-гречески означает значение). Учитывая фрейдистский акцент в то время, он бросил вызов озабоченности конфликтами между влечениями и инстинктами и утверждал, что неврозы возникают из экзистенциальных проблем, из-за проблем, возникающих в жизни в порой бессмысленном мире.Он также критически относился к теориям гомеостаза: «На самом деле человеку нужно не состояние без напряжения, а скорее стремление и борьба за стоящую цель, свободно выбранную задачу. Ему нужна не разрядка напряжения любой ценой, а призыв потенциального смысла, ожидающего его исполнения »(с.110).

Огромный дар и огромное наследие Франкла заключались в том, чтобы помочь всем, кто последовал за ним, увидеть то, что никогда раньше не было так четко сформулировано — когда сталкивается с безнадежной ситуацией, самое важное — это превратить это во что-то со смыслом.Мы всегда можем определить нашу позицию по отношению к безнадежности: «Это не свобода от условий, а свобода занять позицию по отношению к условиям» (с.132). Он завершил свои мемуары следующим образом: «Как профессор в двух областях, неврологии и психиатрии, я полностью не понимаю, в какой степени человек подвержен биологическим, психологическим и социологическим условиям. Но помимо того, что я профессор в двух областях, я пережил четыре лагеря, то есть концентрационные лагеря, и как таковой я также свидетельствую о том, в какой неожиданной степени человек способен бросить вызов даже самым худшим условиям, которые только можно представить »( п.132). Он достиг высшей точки в понимании устойчивости человека.

Разница между самореализацией и самореализацией

Самоактуализация и самореализация — это два понятия в психологии, философии и духовности, которые относятся к достижению возможностей и потенциала личности. Оба термина могут означать цель или мотивацию, которая движет человеком, процесс достижения его потенциалов или состояние достижения указанных потенциалов.В психологии эти два термина иногда используются вместе как синонимы и означают одно и то же, с небольшими различиями. Даже словарные значения этих двух терминов сходны до степени смешения. При различении эти два термина по-прежнему используются вместе как разные этапы в процессе реализации полного потенциала.

Разница между ними заключается в основном в том, как концептуализируется «я» или как оно понимается применительно к миру. Это различие в концептуализации отражает происхождение этих двух концепций.Это также отражается в аспекте жизни, где обычно используется каждая концепция; наука в противоположность религии и духовности. Кроме того, есть различия в характеристиках самореализованного и самореализованного человека. Эти различия между двумя концепциями обсуждаются ниже.

Что такое самореализация?

Самоактуализация определяется в психологии как мотив или стремление к полной реализации своего потенциала. Его по-разному используют теоретики движения гуманистической психологии; следовательно, это обычно понимается как гуманистическая концепция.Эта концепция была впервые представлена ​​и исследована немецким неврологом и психиатром Куртом Гольдштейном.

Карл Роджерс рассматривает самоактуализацию как непрерывный процесс на протяжении всей жизни человека. В конечном итоге этот термин был принят и популяризирован американским психологом Абрахамом Маслоу как высший в иерархии потребностей в его теории мотивации человека. Маслоу описывает это как «желание самореализации», тенденцию реализовывать потенциал, становясь все более и более тем, чем вы являетесь. Он приводит в качестве примеров потребность художника в создании избранного им искусства, у спортсмена, чтобы быть лучшим в своей области, или у матери, чтобы достичь своего идеала материнства.Маслоу описывает самореализующихся людей в основном как творческих людей с глубокими межличностными отношениями; среди их многих характеристик.

Что такое самореализация?

Самореализация — это процесс и цель осознания своего характера или личности и, как следствие, полного познания себя и реализации своего потенциала. Эта концепция уходит своими корнями в восточную философию, религию и духовность, особенно в различные философии и верования Индии.Здесь термин «Я» используется как метафизическая концепция и относится в первую очередь к метафизическому или духовному миру. В этих традициях Самость приравнивается к божественности или связана с ней, а самореализация может означать то же самое, что и просветление, озарение, пробуждение и другие. Говорят, что самореализованные люди обладают внутренним миром и сильным духовным удовлетворением.

Хотя этот термин все еще более широко используется сегодня в том виде, в каком он концептуализирован в восточных традициях, этот термин нашел свое отражение в трудах западных философов.Это наиболее очевидно в психодинамических перспективах личности, где мистические аспекты удалены, но концепция все еще сохраняет некоторые метафизические и духовные качества в том смысле, что «я» все еще относится к внутреннему миру и достижению «целостного» я. Карл Юнг ввел термин индивидуация как состояние психологического благополучия, которое достигается посредством процесса самореализации, интеграции противоположных аспектов личности, особенно сознательного и бессознательного.С годами индивидуация и самореализация стали означать одно и то же. Карен Хорни рассматривает самореализацию как реализацию и использование максимального потенциала, и именно на этом взгляде Авраам Маслоу основал свою концепцию самоактуализации.

Разница между самореализацией и самореализацией

Определение

Самореализация — это мотив или побуждение к полной реализации своего потенциала, в то время как самореализация — это процесс полной реализации своей личности.

Происхождение

Самоактуализация — это в основном западная концепция, первоначально придуманная Куртом Гольдштейном, в то время как самореализация уходит своими корнями в восточные концепции, особенно в индийскую философию.

Сторонники

Самоактуализация используется психологами-гуманистами, в частности, Абрахамом Маслоу и Карлом Роджерсом, в то время как самореализация используется в основном теоретиками психодинамики, такими как Карл Юнг и Карен Хорни.

Self и его части

При самоактуализации «я» рассматривается только с точки зрения идентичности и сознания.В самореализации «я» включает бессознательное.

Как личность относится к миру

В процессе самоактуализации «я» относится к внешнему физическому миру, создавая вещи и относясь к другим людям. В самореализации «я» больше относится к внутреннему миру, к реализации потенциала и к достижению полноты личности.

Поведение / Характеристики человека

Самореализующийся или актуализирующийся человек является творческим и имеет глубокие межличностные отношения, в то время как человек, достигший самореализации, обладает внутренним миром и имеет сильное духовное удовлетворение.

Обычное использование

Самоактуализация обычно используется в гуманистической психологии, а также в повседневной жизни, в то время как самореализация используется в психодинамических перспективах личности и духовном или религиозном разговоре.

Самоактуализация против самореализации

Сводка

  • Самореализация и самореализация относятся к достижению самого себя.
  • Самоактуализация относится к достижению своего потенциала, в то время как самореализация относится к достижению своей личности.
  • Самоактуализация — это западная концепция, которая сейчас в основном используется в гуманистической мысли.
  • Самореализация уходит своими корнями в восточную философию и мысли и попала в западный мир как психологическая концепция, но все еще сохраняет свой духовный аспект.
  • «Я» в самоактуализации — это сознательное «я», и оно относится в основном к внешнему физическому миру.
  • Самость в самореализации включает в себя бессознательное, действует во внутреннем метафизическом мире и относится к нему.

Джин Браун — зарегистрированный психолог, лицензированный профессиональный преподаватель, а также внештатный академический и творческий писатель. Она преподавала курсы социальных наук как на уровне бакалавриата, так и на уровне магистратуры. Джин также была научным консультантом и участником ряда презентаций статей по психологии и специальному образованию. Ее сертификаты включают TESOL (Тампа, Флорида), Сертификат практики психиатрического отделения и Маркер дипломных курсов.

Последние сообщения от gene Brown (посмотреть все)

: Если вам понравилась эта статья или наш сайт. Пожалуйста, расскажите об этом. Поделитесь им с друзьями / семьей.

Cite
APA 7
Коричневый, г. (2020, 6 января). Разница между самореализацией и самореализацией. Разница между похожими терминами и объектами. http://www.differencebetween.net/science/psychology/difference-between-self-actualization-and-self-realization/.
MLA 8
Коричневый, ген.«Разница между самореализацией и самореализацией». Разница между похожими терминами и объектами, 6 января 2020 г., http://www.differencebetween.net/science/psychology/difference-between-self-actualization-and-self-realization/.

Самоактуализация | психология | Британника

Полная статья

Самоактуализация , в психологии, концепция, касающаяся процесса, посредством которого человек полностью раскрывает свой потенциал.Первоначально он был введен Куртом Гольдштейном, врачом, специализирующимся на нейроанатомии и психиатрии, в начале двадцатого века. По замыслу Гольдштейна, самоактуализация — конечная цель всех организмов. Он рассматривал все поступки и побуждения как проявления этой всеобъемлющей мотивации. Однако популяризировал самореализацию американский психолог Абрахам Маслоу. Он дал более узкое определение и отклонился от Гольдштейна в своей концепции того, когда и как самоактуализация может выступать в качестве мотивации.Как и Гольдштейн, Маслоу рассматривал самореализацию как реализацию величайшего потенциала. Однако в своих рассуждениях о самоактуализации он имел в виду исключительно людей, а не все организмы. Кроме того, его теория утверждает, что стремление к самоактуализации проявится в качестве мотивации только тогда, когда будут удовлетворены самые разнообразные более базовые потребности.

Иерархия потребностей Маслоу

Самоактуализация находится на вершине того, что Маслоу определил как иерархию человеческих потребностей.В этой иерархии более низкие потребности (описываемые как «предполагаемые» потребности) обычно должны быть удовлетворены до того, как возникнут более высокие потребности. Физиологические потребности — самые главные в этой иерархии. Хотя Маслоу отказался составить список физиологических потребностей, сославшись на почти бесконечное количество факторов, способствующих физическому гомеостазу, «еда» была его ярким примером. Маслоу предположил, что если человек голодает или почти умирает, он или она, по сути, определяется этим голодом. В большинстве случаев человек с сильным голодом будет избегать высших потребностей, таких как любовь и принадлежность, чтобы удовлетворить потребность тела в питании.

Подробнее по этой теме

мотивация: Самореализация

Когнитивные мотивационные подходы также исследовали идею о том, что на человеческую мотивацию сильно влияет потребность в компетентности или контроле …

Как только физиологические потребности удовлетворены, следующий уровень потребности — безопасность — немедленно поднимается в сознание и начинает управлять поведением.Таким образом, потребность в пище может быть забыта или внезапно показаться тривиальной по сравнению с потребностью в физической защите, при условии, что у человека сохраняется постоянный запас пищи. Этот цикл потребности, удовлетворения и забвения происходит на каждой ступени иерархии.

Маслоу утверждал, что среднестатистические взрослые в богатых организованных обществах мало нуждаются в безопасности в типичных условиях. Например, большинству не нужно беспокоиться о физических атаках или пожарах. Таким образом, потребности в безопасности у этих людей выражаются тонко, например, стремление к сберегательным счетам и постоянной работе.Однако Маслоу отметил, что потребности в безопасности приводят людей в менее стабильные условия, например, тех, кто живет в низких социально-экономических условиях или в условиях военного времени. Он также предположил, что определенные психические расстройства частично отражают потребности в безопасности. Он утверждал, что люди с невротическими или компульсивными наклонностями психологически похожи на детей в их чувстве опасности. Однако, хотя дети действительно зависят от других в плане безопасности, невротик только чувствует, что это так.Точно так же, как дети стремятся избежать непредсказуемых событий из-за опасности, которую они могут представлять, так и люди с компульсивным поведением пытаются сделать мир упорядоченным и предсказуемым, чтобы избежать предполагаемой опасности.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Потребности в любви — следующие в иерархии Маслоу. К ним относятся дружба, семья и сексуальная любовь, а также желание быть принятыми группами сверстников и получить привязанность. Чтобы удовлетворить потребность в любви, люди должны быть готовы как дарить, так и получать любовь.Маслоу, как и многие теоретики, психологи и психиатры, предположил, что неспособность удовлетворить потребности в любви лежит в основе большей части современной психопатологии.

На вершине иерархии Маслоу находятся потребности в уважении. Эти потребности включают в себя стремление к компетентности, высокую самооценку, уважение, чувство силы и общую самооценку. Маслоу отметил, что, если эти потребности не удовлетворяются, человек либо впадает в глубокое разочарование, либо разрабатывает неверные методы борьбы с чувством неполноценности и никчемности.Только после того, как эти потребности — физиологические, безопасность, любовь и уважение — будут удовлетворены, человек может начать мотивироваться потребностью в самоактуализации.

Концепция самореализации Маслоу

Маслоу утверждал, что для того, чтобы быть по-настоящему счастливым, художникам нужно рисовать, писателям нужно писать, музыкантам нужно играть. Это самоактуализация. Однако он также отметил, что даже если все другие потребности удовлетворены, самоактуализация не во всех случаях выступает в качестве мотивации. Когда это происходит, это может принимать разные формы, например, в зависимости от индивидуальных талантов и ценностей.Часто побуждение бывает творческим, как в случае с художниками или писателями; однако это также может принимать форму повышения качества отношений между людьми или улучшения физической формы с помощью занятий спортом и хорошего здоровья. Маслоу отметил, что самоактуализация — одна из наименее изученных и понятых потребностей из-за ее относительной редкости. По его словам, это скорее исключение, чем правило, поскольку другие потребности человека должны быть удовлетворены настолько, что самоактуализация может выступить в качестве мотивации.

Однако есть множество примеров людей, живущих в состояниях бедности, одиночества и низкой самооценки, которые, тем не менее, похоже, самореализуются благодаря своей работе.Примеры включают Винсента Ван Гога, чья жизнь и самоубийство указывают на глубокий кладезь неудовлетворенных потребностей, и Анну Франк, чей всемирно известный дневник был написан в условиях крайней опасности и содействовал им. Теория Маслоу учитывает эти очевидные исключения. Он отметил, что у некоторых людей творческий импульс настолько силен, что перевешивает другие потребности, в том числе те, которые считаются преобладающими у большинства людей. Он не зашел так далеко, чтобы сказать, что в некоторых случаях самоактуализация происходит из-за трудностей, но признал, что это может происходить, несмотря на неудовлетворенные потребности.Таким образом, остаются вопросы о людях, которые, кажется, самоактуализируются в прямом ответе на угрожающие нужды условия.

Эрин Салливан

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

Самоактуализация

Самоактуализация — заключительный этап развития иерархии потребностей Абрахама Маслоу. Эта стадия наступает, когда человек может в полной мере использовать свои таланты, не забывая при этом о своих ограничениях.

Этот термин также используется в разговорной речи для обозначения просвещенной зрелости, характеризующейся достижением целей, принятием самого себя и способностью к реалистичной и позитивной самооценке.Самоактуализацию можно исследовать в терапии.

Что такое самореализация?

Процесс самоактуализации у всех разный, и не все люди достигают всех уровней иерархии на протяжении своей жизни. Хотя Маслоу считал, что достижение самоактуализации является довольно редким явлением, и утверждал, что только около 1% взрослого населения реализовал себя, текущие исследования показывают, что это число может быть выше. Кроме того, самоактуализация не коррелирует с возрастом, полом, уровнем дохода или расой.

Считается, что самореализация лучше всего концептуализируется как сумма ее частей, а не как отдельные черты характера. Например, человек, обладающий творческим духом, что является одной из черт самоактуализации, может еще не полностью реализовать себя. Некоторые эксперты говорят, что теория самоактуализации больше касается того, насколько человек открыт для роста и здоровья, а не достижения таких идеалов, как совершенство, успех или счастье.

Кроме того, те, кто самореализуются, не обязательно останутся в этом состоянии.Люди могут перемещаться между несколькими уровнями иерархии в течение своей жизни в зависимости от жизненных обстоятельств, индивидуального выбора и психического здоровья.

Иерархия потребностей Маслоу

Хотя концепция самоактуализации первоначально обсуждалась гештальт-психологом Куртом Гольдштейном, чаще всего она связана с гуманистической психологией, особенно с гуманистическим психологом Маслоу, который использовал самоактуализацию как вершину своей иерархии потребностей.

Маслоу разработал концепцию иерархии потребностей для удовлетворения как основных, так и эзотерических потребностей человеческого существования.Его этапы включают физиологические потребности, потребности в безопасности, потребность в любви и принадлежности, потребность в уважении и, наконец, в самоактуализации.

Как только самые основные потребности человека в выживании удовлетворены, за ним следуют желания, касающиеся безопасности и привязанности, а затем потребности в уважении. Как только удовлетворены потребности в уважении, такие как уверенность в себе и самоуважение, человек может начать самореализовываться. Иерархия также служит моделью развития, в которой младенцы начинают с самого нижнего уровня, пытаясь получить пищу, воду и кров.

Потребности, связанные с самоактуализацией, включают:

  • Принятие фактов
  • Отсутствие предрассудков
  • Умение решать проблемы
  • Чувство морали
  • Творчество
  • Спонтанность

Когда эти потребности удовлетворяются, человек может быть более открытым для процесса самоактуализации.

Характеристики и черты самоактуализации

По Маслоу, самоактуализация описывает желание, которое приводит к реализации всего потенциала: самоактуализатор — это человек, достигший вершины человеческого существования.Другими словами, этот человек стал всем, чем он может стать. Эта реализация потенциала может происходить разными способами, но обычно включает в себя достижение крепкого психологического здоровья и сильное чувство удовлетворения.

В целом, самореализованных людей:

  • Принять себя и других
  • Обладают развитым чувством творчества, иногда называемым «творческим духом».
  • Поддерживать глубокие и значимые отношения
  • Может существовать автономно
  • Обладать чувством юмора, особенно умением находить юмор в собственных ошибках
  • Точно воспринимать реальность, относящуюся как к себе, так и к другим
  • Иметь целеустремленность и выполнять регулярные задачи, направленные на достижение этой цели
  • Испытывайте частые моменты глубокого счастья (то, что Маслоу называл «пиковые переживания»).
  • Демонстрируйте сочувствие и сострадание к другим
  • Постоянно цените добродетель жизни.Некоторые могут назвать эту черту детским чудом.

Поскольку самоактуализация включает в себя сильное чувство цели и самосознание, а также необходимость удовлетворения основных потребностей, достижение этой цели может оказаться сложной задачей. Однако люди, которые действительно реализуются в какой-то момент жизни, могут сохранить доступ к этому уровню, потому что они приобрели необходимые навыки для достижения самореализации.

Не все люди стремятся к самоактуализации как к цели, и разные люди или культуры могут иметь разные мнения о том, что составляет самореализованное состояние бытия.

Примеры самоактуализации

Самоактуализация может проявляться во многих формах, и то, как может выглядеть самореализовавшийся человек, может зависеть от его возраста, культуры и других факторов. Вот несколько примеров поведения, которое может проявлять самореализовавшийся человек:

  • Находить юмор в данной ситуации
  • Получение удовольствия и удовлетворения от настоящего момента
  • Понимание того, что им нужно, чтобы обрести чувство удовлетворения
  • Склонность чувствовать себя в безопасности и не стыдиться того, кто они есть

Самореализация — не всегда простой процесс, и некоторым людям могут потребоваться годы, чтобы достичь самоактуализации.Чтобы узнать больше о том, как терапия может помочь вам стать более самореализованной, щелкните здесь.

Артикул:

  1. Американская психологическая ассоциация. (2009). APA Краткий психологический словарь. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  2. Кауфман, С. Б. (7 ноября 2018 г.). Что значит быть самореализованным в 21 веке? Получено с https://blogs.scientificamerican.com/beautiful-minds/what-does-it-mean-to-be-self-actualized-in-the-21st-century
  3. .
  4. Ратнер, П.(2018, 10 декабря). 10 общих черт самореализованных людей. Получено с https://bigthink.com/mind-brain/10-characteristics-of-self-actualized-people
  5. .
  6. Самоактуализация. (2008). Международная энциклопедия социальных наук. Получено с http://www.encyclopedia.com/doc/1G2-3045302371.html
  7. .
  8. Вайнберг, Х. (2005). Эффективный скрепитель времени и «самореализующийся человек» Маслоу. Et Cetera, 62 (3), 313-317. Получено с http://search.proquest.com/docview/2040
  9. ?accountid=1229

Границы | Значительная работа связана с самореализацией и более широкой целью: определение ключевых аспектов значимой работы

Введение

Человеческие существа «запрограммированы на поиск смысла» (Baumeister and Vohs, 2002, p.613), а отсутствие смысла рассматривается как серьезная психологическая депривация, связанная с депрессией, смертностью и даже суицидальными идеями (Harlow et al., 1986; Klinger, 1998; Steger et al., 2006; Tanno et al., 2009). , особенно в контексте поздней современности и необходимости жить «аутентично» (например, Giddens, 1991; Taylor, 1991). Учитывая важность осмысленности для мотивации и благополучия человека (см., Например, Steger, 2012), а также учитывая тот факт, что в наше время работа стала одной из ключевых областей, из которых люди черпают значимость (Baumeister, 1991; Steger and Dik , 2009), исследователи организаций все чаще обращают свое внимание на изучение того, что делает работу значимой.Будучи ключевым психологическим условием для занятости (Kahn, 1990), ключевым когнитивным элементом расширения прав и возможностей (Thomas and Velthouse, 1990; Spreitzer, 1996), центральной мотивацией построения идентичности (Pratt, 2000; Pratt and Ashforth, 2003 ) и основным психологическим состоянием в теории дизайна работы (Hackman and Oldham, 1980), значимая работа начала привлекать повышенное внимание исследователей как важное психологическое состояние само по себе (Pratt and Ashforth, 2003; Michaelson, 2005; Rosso и другие., 2010).

С разработкой проверенных шкал для измерения значимой работы (Lips-Wiersma and Wright, 2012; Steger et al., 2012a; Schnell et al., 2013), эмпирические исследования, изучающие его предшественники и результаты, также начали распространяться. Что касается потенциальных предшественников, то было показано, что такие условия, как социально-нравственный климат, соответствие работы и роли (Schnell et al., 2013) и внутреннее регулирование (Allan et al., 2016), связаны со значимостью работы. Что касается потенциальных результатов, значимость работы была связана с профессиональной идентификацией (Bunderson and Thompson, 2009), внутренней мотивацией работы, приверженностью карьере (Steger et al., 2012a), эмоциональное благополучие (Arnold et al., 2007), удовлетворенность пациентов сестринским уходом (Leiter et al., 1998) и результативность, оцененная супервизором (Harris et al., 2007). Это также связано с меньшим количеством прогулов на работе (Steger et al., 2012a) и снижением текучести кадров (Scroggins, 2008; Arnoux-Nicolas et al., 2016).

Кроме того, помимо этих ассоциаций, было показано, что тенденция к поиску смысла в работе также имеет различные долгосрочные эффекты; Например, восприятие работы как значимой в перспективе предсказывает, чувствовали ли сотрудники, что они извлекли психологическую выгоду из стрессового события, связанного с работой (Britt et al., 2001). На основе этого растущего осознания важности значимой работы для мотивации, приверженности и общего благополучия, связанной с работой (Rosso et al., 2010; Lepisto and Pratt, 2017), значимая работа может стать ключевой темой исследования в будущие исследования психологической основы опыта работы.

Однако, как многие отметили (см. Steers et al., 2005; Rosso et al., 2010; Lepisto and Pratt, 2017), исследования по этой теме страдают от двусмысленности определений в отношении того, что подразумевается под основным конструктом, «значимый работай».Для некоторых это просто оценка того, что работа «значительна» (Бандерсон и Томпсон, 2009, стр. 40), в то время как другие считают, что она преследует цель, более важную, чем деньги (Спаркс и Шенк, 2001, стр. 858), а третьи видят в этом «чувство возврата инвестиций» самого себя с точки зрения физической, когнитивной или эмоциональной энергии (Кан, 1990, стр. 705). Это также было связано, например, с ценностями и «морально достойной работой» (Ciulla, 2000, p. 225), и даже с работой, где человечность в сотруднике рассматривается как цель, а не просто средство. (Боуи, 1998).Критический взгляд на различные определения значимой работы, приведенные в литературе, проясняет, что понятие «необходимо прояснить» (Steers et al., 2005, p. 238), поскольку существуют «фундаментальные различия в том, как концептуализируется значимость. »(Леписто и Пратт, 2017, стр. 101). Кроме того, отсутствие консенсуса в отношении природы значимой работы ведет к опасности объединения значимой работы с ее предшественниками и результатами (см. Constantini et al., 2017) и отражается также в том факте, что чаще всего эмпирические исследования склонны придумывать собственные меры для осмысленной работы (например,г., Britt et al., 2001; Спаркс и Шенк, 2001; Арнольд и др., 2007; Bunderson and Thompson, 2009) вместо использования установленных показателей (к которым мы вернемся позже), что затрудняет сравнение различных результатов. Учитывая различия в том, как значимая работа понимается, концептуализируется и реализуется, существует реальная опасность того, что теоретические и эмпирические работы будут противоречить друг другу, что приведет к путанице и недопониманию. До того, как будут согласованы эти фундаментальные различия в концептуальных представлениях о значимой работе, трудно добиться какого-либо теоретического или эмпирического прогресса в исследованиях значимой работы.Этот вызов является основной мотивацией данной статьи.

Более конкретно, мы рассмотрим большое количество определений значимой работы различных исследователей, чтобы определить ключевые темы и повторяющиеся элементы. Основываясь на этом обзоре, основная цель данной статьи состоит в том, чтобы, во-первых, предположить, что существует три отдельных аспекта, на которые различные исследователи обычно ссылаются, говоря о значимой работе: значимость, более широкая цель и самореализация.Во-вторых, помимо определения этих трех отдельных измерений, мы стремимся развивать теорию, предлагая предположение о том, как они связаны друг с другом. По сути, мы утверждаем, что значимость — это самый широкий способ понимания того, что означает значимая работа; это о том, имеет ли работа некоторую внутреннюю ценность. Самореализация и более широкая цель, в свою очередь, — это два типа внутренней ценности или два способа, с помощью которых работа может быть значимой. Мы сравниваем этот способ понимания значимой работы с другими известными предложениями в литературе, стремясь показать, почему мы не считаем некоторые ранее предложенные пути к значимой работе основополагающими.Хотя было опубликовано несколько обзоров значимой работы (например, Chalofsky, 2003; Cheney et al., 2008; Rosso et al., 2010), обзор, который сосредоточился бы на определениях , значимой работы, еще не проводился ( Lepisto and Pratt, 2017 подошли ближе всего, и мы вернемся к основным различиям между их выводами и нашими). В целом, дефиниционное разделение значимой работы на три элемента, которые данная статья ставит перед собой, имеет решающее значение для прояснения конструкции и дает возможность различать предлагаемые измерения значимой работы как теоретически, так и — в будущем — эмпирически.

Значение как описательное, значимость как оценочное

Достигая понимания значимой работы, мы должны начать с понимания того, что означает «смысл» как таковой. То есть в чем смысл смысла? На самом фундаментальном уровне смысл заключается в формировании ментальных представлений о мире, направленных на выявление возможных взаимосвязей между различными явлениями (Baumeister, 1991; Heine et al., 2006; Martela and Steger, 2016). Поиск смысла — это соединение; значения — это ожидаемые отношения и ассоциации, которые люди видят в своем мире.В этом смысле смыслы конструируются, это то, что мы навязываем миру (Baumeister and Vohs, 2002). Другими словами, наши способы смотреть и понимать мир во многом определяются рамками значений , которые мы приобрели в социальном, социальном и культурном плане. Эти смысловые рамки представляют собой «сложную сеть утверждений, которые мы придерживаемся о том, как обстоят дела в мире и как все будет» (Джордж и Парк, 2016, стр. 206). Эти означающие рамки, также называемые , означающие системы (e.g., Silberman, 2005) — это когнитивные инструменты, которые мы используем для навигации и работы в повседневной жизни; они помогают нам осмыслить наш текущий опыт, указывают нам, какие цели и задачи следует преследовать, и направляют нас в отношении того, что ценно и что действительно важно в жизни и в мире (Джордж и Парк, 2016). Таким образом, «люди структурируют мир и взаимодействуют с ним по-разному в зависимости от значения, которое они придают событиям в своей социальной и физической среде» (Молден и Двек, 2006, стр. 192).Мы получаем эти смысловые рамки в основном из двух источников: они частично построены на обобщениях, которые мы делаем из нашего собственного прошлого опыта, но в то же время на них сильно влияет наше общество, культура и воспитание, из которых мы получаем большую часть нашего словарного запаса. , ценности и способы осмысления мира.

Разные люди придают своей работе разный смысл. Некоторые могут рассматривать это как простое средство получения зарплаты, в то время как другие видят в этом игру статуса и продвижения по службе, ведущую к успешной карьере.Третьи рассматривают свою работу как призвание, а работа — это собственное исполнение (Bellah et al., 1985; Wrzesniewski et al., 1997). Однако вопрос о , означающем работы, отличается от вопроса о значимости работы. В то время как значение — это «результат осмысления чего-либо», значимость — это « суммы значимости», которую человек придает чему-либо (Rosso et al., 2010, p. 94). В то время как значение — это описание того, как человек понимает, что означает работа, значимость, таким образом, является особым типом оценки или опыта (Martela and Steger, 2016, p.536). Соответственно, когда Таммерс и Нис (Tummers and Knies, 2013) определяют значимость работы как «восприятие сотрудником того, что он или она способен понять сложную систему целей в организации и ее связь с его или ее собственной работой», они, похоже, больше ссылаются на смысл, чем осмысленность работы. Ощущение значимости — это как когнитивная, так и эмоциональная оценка наличия цели и ценности в жизни или работе, созданная как в социальном, так и в индивидуальном плане (Wong, 1998; Park, 2010).Осмысленность — для людей — это то, что направляет, направляет и придает ценность нашим усилиям (Frankl, 2006/1946).

Действительно, когда мы говорим, что наша работа имеет смысл, мы не имеем в виду наш способ концептуализации работы, а, скорее, делаем ее оценку или утверждаем, что мы извлекаем из нее определенный вид опыта. Значимость, которую мы получаем от работы, может быть основана на определенном значении, которое мы придаем работе; например, человек, рассматривающий свою работу как призвание, может получить от нее больше смысла, чем человек, рассматривающий ее как простую работу (см.г., Бандерсон и Томпсон, 2009). Соответственно, несмотря на схожую концепцию, значение , работы и , означающее работы, — это две разные проблемы. Как говорит Чиулла (2000, стр. 224), «мы не только понимаем мир, мы придаем ему значение». Значение описательное , оно говорит нам о конкретных смысловых рамках, которые человек вкладывает в работу, в то время как значимость — это оценочный , это оценка работы, основанная на том, насколько хорошо она соответствует определенным ценностям или характеристикам.

Кроме того, когда мы говорим о значимости работы, мы говорим о субъективном опыте или оценке. Как станет очевидно из нашего обзора различных определений значимой работы (см. Таблицу 1), существует широкое согласие с тем, что значимая работа — это субъективный опыт, а не какая-то объективная характеристика самой работы. Россо и др. (2010) сделали то же наблюдение в своем обзоре работы, отметив, что исследователи организаций «в первую очередь использовали психологическую перспективу» при обсуждении значения работы.Даже специалисты по деловой этике, обсуждающие объективные условия для осмысленной работы, склонны видеть, что моральная ответственность работодателя по обеспечению определенных объективных условий основана на том факте, что создание этих условий позволяет человеку испытать субъективную значимость на работе (Майклсон, 2011). Соответственно, значимая работа воспринимается как нечто субъективное; опыт, чувство или оценка своей работы. Таким образом, осмысленность как опыт включает в себя как аффективные, так и когнитивные элементы.Мы считаем, что осмысленность — это в первую очередь чувство, которое мы испытываем, когда работаем, или чувство, которое возникает, когда мы думаем о своей работе. Работа кажется или не кажется значимой . Когда нас просят когнитивно оценить, значима ли наша работа, мы, таким образом, обычно ищем, насколько сильно это чувство присутствует в наших воспоминаниях о работе. Такая субъективная интерпретация осмысленности связывает значимую работу с психологическими исследованиями смысла жизни: оба связаны с опытом осмысленности, первая касается значимости, которую человек испытывает в отношении своей работы, а вторая — о значимости, которую человек испытывает в отношении своей работы. вся жизнь.

Таблица 1 . Определения значимой работы в различных источниках и наша интерпретация того, какое из трех измерений упоминается в данном определении. «Другое» означает, что определение относится к измерению, отличному от трех, на которых мы концентрируемся.

Три значения значимой работы: значение, самореализация, более широкая цель

Наш анализ определений значимой работы проходил в три этапа. Во-первых, мы рассмотрели литературу, чтобы определить, как различные авторы определяют значимую работу.Мы не стремились сделать всесторонний обзор, а скорее хотели определить наиболее влиятельные и цитируемые определения. Соответственно, в дополнение к работе, о которой мы уже знали, мы искали в ISI Web of Science Core Collection и в Scopus все статьи со словами «значимый» или «значимый» и «работа» в заголовке, получившие более 10 цитаты в любой из сборников. Помимо изучения определений, данных в этих статьях, мы также искали любую работу, на которую в этих статьях цитировали свое определение, а также другие работы, которые были определены как особенно интересные в отношении этой темы.Мы также изучили недавние обзоры (Rosso et al., 2010; Lepisto and Pratt, 2017), чтобы определить другие интересные статьи. Всего мы просмотрели 61 статью, и хотя некоторые статьи не содержали четкого определения значимой работы (например, Strong, 1998; Horowitz et al., 2003; Michaelson, 2005; Dik et al., 2009; Leufstadius et al., 2009; Sayer, 2009; Dempsey and Sanders, 2010; Jelinek and Ahearne, 2010; Lee and Carter, 2012; Michaelson et al., 2014) и другие прямо ссылались на существующее определение, приведенное в этом обзоре (e.г., Липс-Виерсма и Моррис, 2009; Павлиш и Хант, 2012; Шнелл и Хоф, 2012; Steger et al., 2012b; Манн, 2013; Ротманн и Хамуканганду, 2013 г .; Geldenhuys et al., 2014), мы смогли выделить 36 отдельных определений значимой работы, которые перечислены в таблице 1.

На основе изучения этой литературы мы определили наиболее типичные, наиболее часто используемые элементы в определениях. Быстро стало ясно, что таких элементов три: значение, более широкая цель и самореализация.Затем мы систематически исследовали каждое определение, содержащееся в рассмотренных статьях, и указали, относится ли оно к одному или нескольким из этих трех элементов. Мы также отметили, если он включал некоторые другие элементы. Эта информация представлена ​​в таблице 1.

Основываясь на нашем обзоре и используя также более широкую литературу о смысле жизни, мы стремимся предложить как более глубокое понимание того, что подразумевается под каждым из трех измерений, так и предложение о том, как они взаимосвязаны. Таким образом, анализ не был чисто индуктивным, основанным на данных или дедуктивным, основанным на теории, его можно было охарактеризовать как абдуктивный (Martela, 2015).Далее мы рассмотрим по очереди каждое из трех измерений, стремясь предложить надлежащее изучение их природы и того, как они должны определяться, и как они были представлены в предыдущих определениях значимой работы.

Значение

Начиная со значимости, мы определяем ее — основываясь на нашем обзоре и более широкой литературе — как о том, какую внутреннюю ценность люди придают своей работе или могут найти в ней. Во многих определениях значимой работы конструкция сводится к общему чувству внутренней ценности и целесообразности работы.Например, в своей теории дизайна работы Хакман и Олдхэм (1980) устанавливают осмысленность работы как одно из основных психологических состояний, определяя ее как «степень, в которой работник воспринимает работу как обычно значимую, ценную, и стоящие »(Хакман и Олдхэм, 1975, стр. 162). Аналогичным образом, для Berg et al. (2013) значимость — это «количество или степень значимости, которую, по мнению сотрудников, имеет их работа», для Рауба и Блански (2014, стр. 11) она заключается в том, что сотрудники понимают «значимость того, что они делают», в то время как Россо и др.(2010, стр. 95) определяют значимую работу как «работу, воспринимаемую как особенно важную и имеющую более позитивное значение для людей», таким образом также делая исключительный акцент на значимости. Для Бандерсона и Томпсона (2009, стр. 40) значимость работы, по-видимому, заключается просто в переживании того, что «моя работа значима». Эта внутренняя ценность труда также отражена в определении значимой работы Ренна и Ванденберга (1995, стр. 282) как «степени, в которой человек считает, что его или ее работа важна по сравнению с его собственной системой ценностей.Это близко к аристотелевскому описанию осмысленной работы Бидла и Найта (2012), где речь идет о возможности преследовать и реализовывать блага и ценности, внутренние по отношению к конкретной практике. Это измерение также напрямую связано с исследованиями смысла жизни, где значимость аналогичным образом была определена как один из основных способов понимания значимости, определяемого как «чувство внутренней ценности жизни и наличие жизни, которой стоит жить» (Martela and Steger, 2016, с. 534). Точно так же, применительно к работе, значимость — это чувство внутренней ценности работы и наличие работы, которую стоит выполнять.

Кроме того, помимо этих авторов, для которых осмысленность связана исключительно со значимостью, существует несколько определений значимой работы — особенно за последние 10 лет (см. Таблицу 1), где «значимость» или «общая ценность» работы является одним из ключевые компоненты содержательной работы (например, Pratt and Ashforth, 2003; Grant, 2008; Lips-Wiersma and Wright, 2012).

Этот значительный взгляд на значимую работу красноречиво развит Леписто и Пратт (2017) в их недавнем обзоре значимой работы.Называя это перспективой обоснования , они видят в нем потребность людей «разработать отчет или обоснование того, почему их работа достойна или ценна» (Lepisto and Pratt, 2017, p. 106). Ценность своей работы может быть поставлена ​​под сомнение двояко: либо человек придерживается определенных ценностей, но чувствует, что его работа вообще не связана с этими ценностями, либо — и это современная болезнь, о которой говорят социологи (Weber, 1958; Bellah et al., 1985) — человек чувствует неуверенность и отрыв от любых ценностей, которые можно использовать для оправдания достоинства своей работы.Леписто и Пратт ссылаются на последнее с помощью классической социологической концепции anomie , чувства бессмысленности, рассматривая это как основную проблему, от которой объяснение значимости является лекарством. Создание счетов для них — это деятельность, «когда люди пытаются оправдать свою работу как обладающую положительной ценностью» (Lepisto and Pratt, 2017, p. 109). Таким образом, делая такие отчеты, мы ищем точку для нашего существования, которая выходит за рамки простого выживания. Вместо того, чтобы просто остаться в живых, мы стремимся ответить на классический экзистенциальный вопрос, который мучил Толстого и в последние годы его жизни до такой степени, что он постоянно размышлял о самоубийстве: «Зачем мне жить?» (Толстой, 2000, с.17.) Значимость работы, таким образом, заключается в стремлении найти некоторую внутреннюю ценность в своей деятельности, связанной с работой, которая делает ее стоящей, это общая оценка «ценности или ценности своей работы» (Lepisto and Pratt, 2017, p. 106).

Более широкая цель

Более широкая цель, в свою очередь, связана с идеей, что работа должна способствовать некоторому «большему благу», чему-то, выходящему за рамки личных благ. Основная идея заключается в том, что работа должна каким-то образом способствовать самопревосхождению: быть частью или служить чему-то большему, большему, чем ценит сам человек.То есть рассматриваемая цель работы должна быть чем-то «большим, чем внешние результаты работы» (Arnold et al., 2007, p. 195), или «более важным», чем просто зарабатывание денег »(Sparks and Schenk, 2001 , с. 858). «Цель» в связи с осмысленной работой, по-видимому, относится не к простой цели как к чувству направленности в жизни, а скорее к «высшей» или «высшей» цели, когда направленность направлена ​​на нечто большее, чем собственные выгоды. Например, Sarros et al. (2002, стр.287) видят, что бессмысленность связана с «неспособностью понять взаимосвязь своего вклада в более крупную цель». Berg et al. (2009, стр. 974), в свою очередь, рассматривают личное и социальное значение как отчасти в «внесении ценного вклада в общество», и то же самое для Steger et al. (2012a, стр. 326; см. Также Allan et al., 2014) одним из основных аспектов значимой работы является «желание внести позитивный вклад в общее благо». В своем историческом исследовании того, как мы понимаем работу, Чиулла (2000, стр.225) определяет значимую работу как «морально достойную работу, проделанную в морально достойной организации». Наличие морально достойной работы означает для нее, что «в этом есть немного хорошего», причем наиболее значимыми являются те, в которых люди «напрямую помогают другим или создают продукты, которые делают жизнь людей лучше» (стр. 225).

Таким образом, хотя цель работы для многих людей может заключаться в получении зарплаты, мы не находим людей, говорящих, что зарплата — это то, что делает их работу целенаправленной .Таким образом, более широкую цель или целеустремленность можно определить как ощущение того, что через свою работу человек служит чему-то ценному помимо себя, обычно другим людям. Таким образом, Россо и др. (2010, стр. 111) видят, что цель ориентирована на других, а не на самого себя и является результатом «участия в более широкой системе общих ценностей», а не «личными ценностями или интересами». И, учитывая целенаправленный характер цели как конструкции (McKnight and Kashdan, 2009), речь идет о продвижении этих более широких ценностей посредством действий.Другими словами, целенаправленная работа означает, что человек верит в то, что благодаря своей работе он может оказывать положительное влияние на мир в целом (Martela and Ryan, 2016a). Это положительное влияние может быть связано с грандиозными целями, такими как борьба с болезнями, политическими изменениями или сохранением окружающей среды, но оно также может быть более повседневным положительным воздействием, например, помогать своим клиентам или делать клиентов счастливыми.

Кроме того, важно понимать, что более широкая цель, которой человек служит своей работой, также может быть реализована через служение своей семье.Особенно в ситуациях, когда доход ограничен, у человека может быть сильная мотивация обеспечивать семью, и эта более широкая цель может сделать даже утомительную работу в остальном мотивирующей и значимой. Это хорошо продемонстрировано недавним исследованием Menges et al. (2017), где они рассмотрели мотивацию и производительность малообеспеченных сотрудников мексиканской производственной компании, показав, что семейная мотивация может усилить энергию и производительность сотрудников. Таким образом, более широкая цель, которой человек служит своей работой, может принимать разные формы: от помощи клиентам или улучшения общества до поддержки своей семьи.

Самореализация

Наконец, на основе нашего обзора мы пришли к выводу, что самореализация следует рассматривать как третье отдельное измерение значимой работы. Речь идет о самосвязи, подлинности и о том, насколько мы способны реализовать и выразить себя через нашу работу. Чалофски и Кавалларо (2013, с. 332), например, видят, что значение применительно к работе «связано с тем, насколько работа отражает то, кем мы являемся», а Кира и Балкин (2014) проводят тесную связь между личная значимость и соответствие работы и личности.Для Лиффа (2009, стр. 1384) значимая работа аналогичным образом связана с «реализацией своего потенциала и цели», другими словами «момент, в котором страсти, сильные стороны и основные ценности человека синергетически взаимодействуют в его или ее работе». Также Фэрли (2011, стр. 510) — чье определение значимого является слегка круговым, поскольку касается работы, которая способствует «достижению или поддержанию одного или нескольких измерений значения», — подчеркивает, что «самоактуализация» и «реализация полного потенциала. »Являются явными темами в содержательной работе.Россо и др. (2010, стр. 108), в свою очередь, определяют аутентичность как «чувство согласованности или согласованности между своим поведением и восприятием« истинного »я». Они видят, что чувство значимости возникает в результате реализации этого «центрального основного самомотива». Личностный рост, который, например, Steger et al. (2012a; см. Также Allan et al., 2014), упомянутое как нечто, чему может способствовать значимая работа, также можно рассматривать как один из аспектов более широкой конструкции самореализации.

Чувство автономии и самореализации как основы осмысленной работы особенно подчеркивалось исследователями, рассматривающими значимую работу с этической точки зрения.Например, Шварц (1982, с. 640) утверждает, что осмысленно структурированная работа заключается в том, чтобы позволить «всем людям действовать как автономные агенты при выполнении своей работы», в то время как Йоман (2014, с. 249) утверждает, что значимая работа состоит из « автономия, свобода и достоинство ». Ресслер (2012, стр. 88), в свою очередь, утверждает, что отсутствие самореализации ведет к отчуждению, и, соответственно, значимая работа заключается в том, чтобы человек «мог реализовать свои таланты и способности, свою« индивидуальность »в работе и в работе. производящая деятельность на самоопределении.«Для этих специалистов по деловой этике и философов предложение значимой работы является моральным долгом работодателя (Michaelson, 2005; Michaelson et al., 2014). Таким образом, в свои определения значимой работы они включают ряд условий, направленных на обеспечение автономии работника, предоставляя ему «значительную свободу определять, как должна выполняться работа» (Arneson, 1987, стр. 517) и « что позволяет работнику реализовать свою автономию и независимость »(Bowie, 1998, p. 1087). В более широком смысле подлинность определяется как «реализация личного потенциала и действие на этот потенциал» (Starr, 2008, стр.55, см. Также Pessi, 2013).

Леписто и Пратт (2017) обсуждают это измерение как перспективу реализации осмысленной работы. Для них это касается «удовлетворения потребностей, мотиваций и желаний, связанных с самоактуализацией» (стр. 104). Они противопоставляют это чувству отчуждения, которое возникает, когда узкие и стесняющие условия работы приводят к чувству разобщенности между собой и своими действиями. Когда кто-то чувствует, что он просто «винтик в машине», делающий что-то повторяющееся без возможности повлиять на содержание своей работы и постоянно контролируемый каким-то авторитетом, он может обнаружить, что работа не стоит того, чтобы ее делать, даже если она будет хорошо оплачена. и имеют благородную цель.Таким образом, для того, чтобы работа была стоящей — вместо того, чтобы работник чувствовал себя отчужденным, — работа должна быть каким-то образом связана с его ощущением того, кто он есть, и давать место для автономии.

Как связаны три аспекта полноценной работы?

В целом, у нас есть три отдельных конструкции: значимость, более широкая цель и самореализация, и мы можем найти авторов, утверждающих, что каждое из этих измерений и есть суть значимой работы (см. Таблицу 1). Однако вместо того, чтобы утверждать, что одно из них является «истинным» определением значимой работы, мы утверждаем, что все три должны быть признаны как играющие важную роль в определениях людей значимой работы.Другими словами, если мы действительно хотим понять, какое явление пытались уловить различные авторы с помощью конструкта значимой работы, мы должны признать наличие всех трех этих измерений, а не полагаться только на одно или два из них. Все они, кажется, представляют действительный и уникальный взгляд на то, о чем идет речь, и поэтому не должны игнорироваться или отбрасываться. Хотя некоторые авторы, в первую очередь Леписто и Пратт (2017), определили важность двух из этих измерений (значимость и самореализация), насколько нам известно, ни одна из предыдущих работ не признавала все три одновременно.Таким образом, учитывая наш аргумент в предыдущем разделе о том, что все они должны быть признаны как фундаментальные измерения значимой работы, признание этой трихотомии в определениях значимой работы может служить для интеграции ранее отдельных частей науки.

Однако, помимо признания обособленности, но важности всех трех измерений значимой работы, мы стремимся предложить предложение о том, как они соотносятся друг с другом. В частности, основываясь на недавних работах, которые отделяют различные внутренние ценности друг от друга (например,г., Хейброн, 2008; Martela, 2017a, b) мы будем утверждать, что значение следует идентифицировать как признак осмысленной работы, действующей на более общем уровне по сравнению с самореализацией и более широкой целью. Это связано с тем, что значимость — как общее ощущение того, что работа имеет внутреннюю ценность и ее стоит делать — является самым широким из возможных оценочных вопросов, которые можно задать о своей работе, а также о своей жизни (Martela and Steger, 2016). Вместо того, чтобы смотреть на некоторые конкретные характеристики работы — является ли она ценностью с точки зрения возможности самореализации для работника или с точки зрения содействия большему благу, задается вопрос: работа ценная и стоящая с учетом всего ; ценится ли работа an sich .

Тем не менее, необходимо сделать дополнительное уточнение: работа имеет определенные инструментальные преимущества, в частности, заработную плату, которая помогает оплачивать счета. Но в то время как один общий , означающий, что работа может иметь для людей, — это зарабатывание денег, отправной точкой многих обсуждений значимой работы является то, что для того, чтобы быть значимым, должно присутствовать что-то более глубокое, «более важное», чем деньги (Sparks and Schenk, 2001, стр. 858). Например, качественное исследование сотрудников зоопарков отметило, что те, кто обладал чувством призвания, «более охотно жертвовали деньгами, временем и физическим комфортом или благополучием ради своей работы» (Bunderson and Thompson, 2009, p.52). Точно так же философские дискуссии о значимой жизни в целом начинаются с предположения, что жизнь, которой стоит жить, — это больше, чем просто выживание. Так, Камю (1955/2000, стр. 94) в известном отрывке провозглашает, что «суждение о том, стоит ли жить или нет, равносильно ответу на фундаментальный вопрос философии». То же самое относится и к основным экзистенциальным вопросам мировых религий (см., Например, Pessi, 2017). Таким образом, работы как простого средства выживания и средств к существованию недостаточно, чтобы сделать ее значимой.Осмысленность работы связана с теми мотивами и ценностями, которые выходят за рамки простого выживания.

То есть возможность принести хлеб к столу — и действительно наличие стола — может быть важной причиной для работы, но, спрашивая о значимости работы, мы спрашиваем о причинах работать, помимо простых внешних преимуществ, которые работают обеспечивает. Это можно проиллюстрировать, взглянув на иллюстрацию Блейка Фолл-Конроя «Машина минимальной заработной платы » , которая по сути представляет собой машину с металлической рукояткой (Tech Times, 2015).Когда участник поворачивает ручку, каждые 4,5 секунды выпадает пенни, в результате чего участник зарабатывает 8 долларов в час — минимальную заработную плату штата Нью-Йорк на момент представления произведения искусства. Несмотря на то, что человек получает столько же денег, сколько предлагают многие рабочие места, поворот рукоятки — у которого нет другой цели, кроме раздачи грошей — возможно, является прототипом бессмысленной работы. У человека, лишенного какого-либо дохода, может быть сильный стимул повернуть ручку — например, голод, — но все же (-и) он будет считать саму работу совершенно бессмысленной, просто средством для получения необходимых пенни для оплаты приличного обеда.Таким образом, значение имеет то, является ли работа ценной и стоит ли ее делать по причинам, отличным от ее внешних преимуществ. Является ли работа ценной и достойной того, чтобы ее делать, исходя из ее внутренних качеств?

Учитывая этот широкий и общий характер значения как общей оценки ценности труда, мы хотим утверждать, что мы должны рассматривать более широкую цель и самореализацию как способ разбить значимость на два измерения: Один больше касается внутренней стоимости работы сверх рассматриваемого человека, а другой — внутренней стоимости работы для данного человека.Другими словами, работа может иметь внутреннюю ценность как для самого человека, так и за его пределами, и это отражено в концепциях самореализации и более широкой цели. Например, Bailey et al. (2017) определяют значимую работу как «работу, которая обогащает лично и вносит положительный вклад», подразумевая важность как личной реализации, так и обогащения и служение более широкой цели. Мы хотим утверждать, что более широкая цель и самореализация — это два ключевых типа значимости.

Начиная с отношения между более широкой целью и значимостью, мы предлагаем, чтобы при принятии решения о том, стоит ли заниматься моей работой, одним из основных вопросов, на которые мы обращаем внимание, является то, служит ли эта работа большему благу или цели. Если мы найдем такую ​​цель, только это может сделать нашу работу значимой и стоящей (см. Menges et al., 2017). Соответственно, исследования показали, что помощь другим повышает чувство значимости работы (Allan et al., 2017). Кроме того, исследование смысла жизни показало, что просоциальное поведение и чувство просоциального воздействия (т.е., более широкая цель) тесно связаны с нашими оценками общей значимости (Martela and Ryan, 2016b; Tongeren et al., 2016; Pessi, 2017). Что наиболее важно, просоциальное воздействие было связано с оценкой значимости (Martela et al., 2017). Значимость, таким образом, является более широкой категорией, касающейся всех способов, которыми работа может быть по существу ценна, а цель рассматривается как одно из двух под-измерений внутри значимости.

Аргумент в пользу разделения значимости и целеустремленности подкрепляется тем фактом, что целеустремленность — не единственный элемент, который может сделать работу ценной.Именно мы можем утверждать, что значение работы не только о других и о том, сколько мы можем им внести. Это тоже примерно себя, , и насколько мы способны реализовать себя. Как люди, мы должны чувствовать, что наше существование имеет значение — что наша уникальная сущность имеет значение в этом мире (Джордж и Парк, 2014). Нам необходимо убедиться, что наша работа соответствует нашему представлению о себе, нашему представлению о себе, нашему опыту аутентичности, нашим ценностям и интересам.Другими словами, помимо более широкой цели, самореализация — еще одна отдельная внутренняя ценность для нас. Это верно, по крайней мере, для обществ позднего модерна, ориентированных на индивидуализм (Taylor, 1991), но, возможно, чувство аутентичности и автономии являются внутренними ценностями и ключевыми источниками благосостояния и в других, более традиционных, коллективистских обществах (Чирков и др. ., 2003).

Самореализация, верность самому себе на самом деле часто воспринимается как одна из высших целей человека в позднем модернизме (Taylor, 1991), и, соответственно, мы оцениваем различные жизненные контексты, включая работу, по той степени, в которой она предлагает возможности для такой аутентичности и самореализации.Как отмечает Баумейстер (1991, стр. 124), для многих работа стала «наиболее важным местом для выражения и развития себя». Соответственно, мы утверждаем, что, наряду с целью, самореализация является еще одним ключевым аспектом, благодаря которому работа ощущается значимой и заслуживающей внимания. Обе являются внутренними ценностями, которые выходят за рамки простых внешних преимуществ работы, и вместе они охватывают как внутреннюю ценность работы, связанную с самими собой, так и внутреннюю ценность работы, ориентированную на других.

Таким образом, мы выступаем за понимание значимой работы, где значимость — это общее суждение о достоинстве работы, а самореализация и более широкая цель — это два ключевых измерения или два отдельных типа внутренних ценностей, на которые мы обращаем внимание при создании такого общее суждение.Далее мы обсудим, как это предложение соотносится с несколькими предыдущими ключевыми концепциями значимой работы.

Есть ли другие аспекты значимой работы?

Определяя значимое как включающее два под-измерения, которые вместе составляют общую оценку, важно задать вопрос, могут ли быть другие независимые измерения значимости работы, помимо более широкой цели и самореализации. Здесь обсуждается четыре основных пути к содержательной работе Россо и др.(2010) предлагает полезное сравнение. Один из их путей — это самосвязь , которая, по их мнению, связана с подлинностью, самосогласованием и близким соответствием тому, как человек видит себя. Таким образом, это тесно связано с тем, что мы здесь называем самореализацией. Точно так же вклад как путь для них означает воспринимаемое влияние своей работы и выполнение работы в «служении чему-то большему, чем я» (стр. 115). Таким образом, это близко к тому, что здесь называется более широкой целью.Разница в том, что, хотя они видят эти два пути к осмысленной работе — и, следовательно, вне определения самой осмысленности — здесь они рассматриваются как определяющие элементы осмысленной работы. Однако Россо и др. также предлагают два дальнейших пути, объединение и индивидуацию, которые не встречаются в нашем определении и поэтому заслуживают дальнейшего изучения.

Что касается унификации, Rosso et al. (2010, стр. 115) определяют это как действия, которые «приводят людей в гармонию с другими существами или принципами.Таким образом, принадлежность как межличностная связь и близость, а также социальная идентификация с другими на работе находятся в центре пути объединения (стр. 111–112). Однако здесь мы хотим следовать за Праттом и Эшфортом (2003), проводя различие между осмысленностью в работе и осмысленностью при работе , причем первое относится к степени значимости выполняемых задач и выполняемой работы, а второе. на свое «членство в организации» и кем себя окружаешь как часть этого членства.Мы видим, что хотя принадлежность и объединение очень тесно связаны с последним, значимостью в работе, они, вероятно, не будут вносить большой вклад в ту степень, в которой люди будут рассматривать саму работу как значимую. Мы видим, что «значимая работа» как таковая относится в основном к осмысленности в работе, в той степени, в которой то, что человек делает на работе, имеет смысл. Таким образом, мы не включаем объединение и принадлежность в наше определение значимой работы. Однако этот вывод в значительной степени зависит от того, как мы определяем «работу» в значимой работе.Если включить рабочее сообщество в свое определение работы, то принадлежность действительно может рассматриваться, по крайней мере, как важный источник значимости и значимости.

Четвертый и последний путь, предложенный Rosso et al. (2010, стр. 115) — это индивидуация , которую они определяют как «действия, которые определяют и выделяют личность как ценную и достойную». Таким образом, определенное как таковое, оно, кажется, тесно связано с тем, что здесь называется значимостью, которая рассматривается как общая оценка внутренней ценности работы, а не просто путь к ней.Однако, помимо этого измерения значимости, их понимание индивидуации также включает самоэффективность как способность производить намеченный эффект. Следует ли рассматривать самоэффективность как измерение значимой работы? Несмотря на то, что в этом предположении есть некоторые достоинства, мы видим, что одной лишь самоэффективности недостаточно для придания значимости. Даже если кто-то будет очень эффективным в выполнении определенных задач на работе, он может рассматривать работу как совершенно бессмысленную и незначительную, если достижения совсем не совпадают с тем, кем он является, а цели, которым служат достижения, не связаны ни с чем из реальная стоимость.Заимствуя пример, который часто использовался в философии, Сизиф — антигерой из греческой мифологии — толкающий тот же камень на тот же холм (или толкающий все больше и больше похожих камней на этот холм) может быть очень компетентным и эффективным в своей деятельности, но тем не менее, эта деятельность рассматривается как парадигматический случай бессмысленного действия (Taylor, 1988), поскольку он не способствует чему-либо ценному. Соответственно, мы утверждаем, что чувство собственной эффективности может быть важным источником смысла, который, когда он высокий, может усилить чувство самореализации и более широкую цель на работе.Но одного этого недостаточно, чтобы сделать деятельность или работу значимой.

Как предлагаемые источники значимой работы связаны с самореализацией и более широкой целью

Одно из преимуществ разделения между самореализацией и более широкой целью как двумя типами внутренней ценности, определяющими то, что делает работу значимой, состоит в том, что мы можем смотреть на различные предлагаемые источники значимой работы и делать прогнозы о том, как они будут соотноситься с ними. Мы утверждаем, что несколько предлагаемых источников значимой работы связаны с одним из этих элементов сильнее, чем с другим.Поскольку наше внимание было сосредоточено на определении значимой работы как таковой, мы не будем стремиться предлагать какой-либо исчерпывающий отчет о различных потенциальных источниках значимой работы. Вместо этого мы выделяем несколько факторов в качестве примеров того, как они связаны либо с самореализацией, либо с более широкой целью.

Что касается самореализации, то одним из важных источников, возможно, являются организационные практики и структуры, которые дают сотрудникам больше свободы в выборе своих целей и способов их достижения. Соответственно, мы предлагаем независимость от теории параметров работы, определяемую как «степень, в которой работа обеспечивает существенную свободу, независимость и усмотрение для человека при планировании работы и в определении процедур, которые будут использоваться при ее выполнении» ( Хэкман и Олдхэм, 1976, стр.258), должны положительно сказаться на самореализации сотрудников. Точно так же разновидность навыков , которая заключается в способности человека использовать «ряд различных навыков и талантов» на работе, должна иметь положительное влияние на самореализацию, поскольку позволяет человеку привнести в себя более широкий набор себя и своих сильных сторон. производительность труда. Также различные формы аутентичного поведения (Ménard and Brunet, 2011) и соответствие личности работе (Scroggins, 2008) были связаны с осмысленной работой, и мы видим, что эта связь связана с тем фактом, что способность участвовать в аутентичном поведении и наличие более плотного соответствия личности работе усиливает чувство самореализации.Более того, Пратт и Эшфорт (2003, стр. 320) утверждают, что практика вовлечения сотрудников, которая расширяет возможности людей через обмен информацией, развитие знаний, вознаграждение за приобретение навыков и приглашение к участию, скорее всего, усиливает чувство значимой работы. Мы предполагаем, что вместо того, чтобы улучшать осмысленность как единое целое, они более конкретно улучшают чувство самореализации.

Какие организационные факторы, в свою очередь, повлияют на восприятие сотрудниками высшей цели? Имея убедительную миссию — цели, ценности и задачи, которым привержена организация (Rosso et al., 2010) — это один из сильных кандидатов, поскольку такая миссия может помочь сообщить сотруднику, какова высшая цель, которой он служит в своей работе (Rosso et al., 2010). Однако это может быть палкой о двух концах, потому что такая сильная миссия может также сделать сотрудников более чувствительными к действиям, которые ее нарушают. Значимость задачи из теории дизайна работы, определяемая как «степень, в которой работа оказывает существенное влияние на жизнь или работу других людей» (Hackman and Oldham, 1976, p. 257), также является естественным кандидатом.Чем больше сотрудники чувствуют, что их работа положительно влияет на жизнь других людей, тем больше они должны чувствовать, что своей работой они служат высшей цели. Соответственно, теория предположила (Hackman and Oldham, 1976, 1980), а исследования убедительно показали (см. Humphrey et al., 2007), что значимость задачи и значимая работа тесно связаны. Здесь мы делаем более конкретное предположение, что наличие неотразимой миссии и значимости задачи особенно связано с чувством более широкой цели.

Однако объективное влияние, к которому относится значимость задачи, не само по себе определяет, насколько сотрудники ощущают, что они оказывают просоциальное влияние своей работой. Также играет роль значимость этого воздействия, поскольку сотрудники могут более или менее осознавать то влияние, которое они оказывают. Соответственно, Грант показал, что прямой контакт с бенефициаром усиливает у людей чувство просоциального воздействия (например, Grant, 2008) и, скорее всего, также повлияет на их чувство служения высшей цели своей работой.

Список обсуждаемых здесь факторов не является исчерпывающим. Вероятно, существует множество других факторов, которые могут повлиять на чувство самореализации и высшей цели сотрудников. Наш краткий обзор призван показать, как различные предлагаемые источники значимой работы обычно связаны либо с самореализацией, либо с более широкой целью, и это объясняет, почему они рассматриваются как способствующие значимости в первую очередь. Следующим естественным шагом будет, конечно, начать эмпирически исследовать эти и другие связи.

Обсуждение

Помимо ярлыков, есть оценка, которую можно сделать о работе — оценка, при которой человек смотрит на свою работу и задается вопросом, действительно ли она ценна и стоит ли делать ее как таковую. Мы утверждаем, что это фундаментальная оценка работы или любой другой деятельности. Вопрос значимости заключается не в ценности работы с какой-либо конкретной точки зрения, а в более общем плане того, стоит ли ею заниматься. Мы называем эту общую оценку значимостью и утверждали, что она состоит из двух суб-измерений, самореализации. и более широкая цель.Но, в конце концов, вопрос о том, должны ли мы определять значимую работу как состоящую именно из этих трех измерений, является второстепенным. Главное заключается в том, что три измерения сами по себе являются важными вопросами о работе. Психологические исследования «счастья» в наши дни редко вовлекаются в дискуссии о том, что является «истинными» элементами счастья. Вместо этого исследователи сочли более полезным изучить предложенные параметры — положительный аффект, удовлетворенность жизнью, психологическое функционирование — по отдельности (например,г., Diener et al., 2010). Точно так же исследования значимой работы выиграют от изучения трех выявленных аспектов значимой работы по отдельности.

В дополнение к четкому разделению между тремя конструкциями осмысленной работы — значимостью, самореализацией и более широкой целью — основной вклад рассматриваемого обзора состоит в том, чтобы предложить предположение об их отношениях друг с другом. Леписто и Пратт (2017) существенно разделяют две точки зрения на значимую работу: реализацию и оправдание, которые соответствуют тому, что мы называем самореализацией и значимостью (хотя и с немного разными определениями).Однако, в отличие от Леписто и Пратта, мы не рассматриваем их как две отдельные точки зрения, а скорее предполагаем, что они являются ключевыми определяющими измерениями значимой работы. Кроме того, мы выступаем за иное понимание их взаимоотношений: мы рассматриваем значимость как более широкую оценку работы, при этом самореализация является ключевым аспектом, который способствует нашему чувству значимости. Кроме того, мы предполагаем, что помимо двух точек зрения, обозначенных Леписто и Праттом, существует третья точка зрения на значимую работу, которая не менее важна: более широкая цель.Таким образом, помимо общей значимости и самореализации, люди как сострадательные существа (Barclay and van Vugt, 2015), возможно, находят смысл в возможности вносить свой вклад в жизнь других людей и в более широкие ценности, в том числе через свою работу (Pessi, 2017).

Мы признаем, что будущие исследования могут прийти к различным выводам о взаимосвязи между тремя измерениями значимой работы. Но даже в этом случае простое определение трех измерений способствует исследованию: что необходимо сделать в будущем исследовании, так это четко обозначить, какой из трех элементов они видят в качестве элементарных частей значимой работы и в чем они видят свою взаимосвязь. быть.Только имея четкое представление о том, что входит в конструкцию осмысленной работы, а что исключается, мы можем добиться прогресса в исследовании потенциальных источников и последствий осмысленности на работе.

Кроме того, учитывая наше трехчастное различие, наиболее остро необходимы шкалы измерения, которые позволили бы эмпирически исследовать эти три элемента по отдельности, чтобы узнать больше об их взаимосвязях и их взаимных и отдельных предшественниках. Используемые в настоящее время шкалы включают элементы, которые задействуют все три этих измерения без четкого разделения между этими аспектами и, таким образом, не позволяют узнать, с каким из этих трех элементов связаны определенные предлагаемые источники значимости.Например, пять пунктов, используемых Бандерсоном и Томпсоном (2009), включают как пункты, относящиеся к значимости (например, «Работа, которую я делаю, важна»), так и более широкие цели (например, «Работа, которую я делаю, делает мир лучшее место»). Стоит отметить, что шкала инвентаризации работы как смысла, построенная Steger et al. (2012a) есть одна подшкала, называемая Большие хорошие мотивации , которая включает такие пункты, как «Я знаю, что моя работа имеет положительное значение в мире» и, таким образом, может относительно хорошо использовать более широкий элемент смысла цели.Точно так же комплексная шкала значимой работы, разработанная Липс-Вирсма и Райтом (2012), имеет подшкалу Служение другим , которая служит более широкой цели, и подшкалу , выражающую полный потенциал, , приближающуюся к тому, что здесь называется самореализацией. Шкала осмысленности May et al. (2004) включает элементы, которые имеют важное значение (например, «Моя работа важна для меня») и общую значимость (например, «Моя работа имеет личное значение для меня») и, таким образом, объединяет элементы значимости и значимости.Точно так же опрос по диагностике вакансий (Hackman and Oldham, 1974) включает подшкалу для ощущаемой значимости работы , которая измеряет степень, в которой работа в целом значима (например, «Работа, которую я выполняю на этой должности, очень значима. для меня »), стоящего и значительного (« Большинство вещей, которые я должен делать на этой работе, кажутся бесполезными или тривиальными »). Вторая подшкала, значимость задачи , измеряет степень, в которой работа оказывает существенное влияние на жизнь других людей (например,g., «Эта работа — это та работа, на которую могут влиять многие другие люди от того, насколько хорошо она выполняется»), и, таким образом, затрагивает более широкую цель и третью подшкалу, автономию , измеряющую степень, в которой работа обеспечивает существенную свободу, независимость и усмотрение (например, «Работа дает мне значительные возможности для независимости и свободы в том, как я выполняю работу»), относительно близко подходит к нынешнему определению самореализации, хотя, похоже, больше сосредоточивается на отсутствие внешних ограничений, чем наличие ощущения возможности реализовать себя.Таким образом, эти шкалы могут стать хорошей отправной точкой для изучения элементов значимой работы и высокой корреляции (0,78) между подшкалой более хорошей мотивации и подшкалой положительного значения в Steger et al. (2012a) или тот факт, что осознанная значимость частично опосредует отношения между значимостью задачи и различными результатами работы (Humphrey et al., 2007), может предложить некоторые первоначальные доказательства связи между более широкой целью и значимостью. Однако, поскольку эти шкалы не были разработаны для соблюдения настоящих определений и, таким образом, имеют определенные концептуальные различия, может быть целесообразно также разработать новую шкалу, которая более конкретно нацелена на определенные в настоящее время три измерения, и подшкалы которых будут проверены. с самого начала быть совместимыми друг с другом.Использование шкал, в которых были бы отдельные элементы, затрагивающие самореализацию, более широкую цель и общую значимость, позволило бы эмпирически разделить три предложенных элемента значимости и, таким образом, начать исследование их источников и взаимосвязей. Например, было бы интересно посмотреть, будут ли две шкалы, одна из которых содержит только элементы «значимости», а другая — только элементы «значимости», настолько тесно связаны между собой, что их невозможно различить эмпирически. Более того, такие шкалы позволили бы изучить, следует ли нам рассматривать самореализацию и более широкую цель как два ключевых фактора, предшествующих значимости, или же эти три измерения настолько тесно связаны, что разумнее рассматривать их как три измерения всего сущего. та же всеобъемлющая конструкция, осмысленность.

Дополнительным преимуществом более четкого определения значимой работы, предлагаемого в этой статье, является то, что оно помогает отличить значимую работу от соседних с ней концепций, таких как духовность на рабочем месте (например, Saks, 2011), призвание (например, Wrzesniewski et al. , 1997) и самотрансцендентности (например, Koltko-Rivera, 2006) в действии, которые привлекают все большее внимание не только как темы исследований, но и в более популярной деловой литературе. Популярные дискуссии об этике, создании новых ценностей и более глубоких ценностях на работе и в бизнесе выиграют от более четкого понимания значимости работы.Кроме того, обсуждение повседневного опыта работы — например, усталости из-за сострадания и рисков выгорания при выполнении своего призвания (например, Bunderson and Thompson, 2009) — выиграет от того, что будет связано с этим пониманием значимой работы. Мы также считаем, что признание трех измерений значимой работы может быть использовано при разработке мероприятий, направленных на продвижение значимой работы, а также для обдумывания и изучения того, какие из этих измерений могут поддерживаться извне (например, руководителями на работе) и какие. может возникнуть только от самих людей.Такое исследование могло бы иметь далеко идущее организационное применение.

Следует отметить одно ключевое ограничение в отношении текущей работы. Статьи, которые мы рассматриваем, и обсуждения, в которых мы участвуем, происходят почти исключительно из западного, в основном американского, контекста. Существует кросс-культурная работа, показывающая, что и самореализация, и более широкая цель ценятся за пределами культурных границ как важные ценности (например, Чирков и др., 2003; Шварц и др., 2012; Фейгина и Генри, 2015), а некоторые работать над различными значениями, которые люди придают работе в разных странах (например,g., Lundberg and Peterson, 1994), но прежде чем можно будет сделать какие-либо кросс-культурные обобщения, потребуется гораздо больше исследований, посвященных значимости работы в разных культурах. Таким образом, важным направлением будущих исследований будет изучение того, применимы ли обобщения, сделанные нами и другими о значимой работе, и в других культурных контекстах.

Заключение

Работа стала основным направлением «обеспечения смысла, стабильности, чувства общности и идентичности» в жизни людей (Картрайт и Холмс, 2006, стр.202). Можно даже утверждать, что карьера все больше «берет на себя роль религии» в жизни людей, тем самым заставляя людей находить в своей работе большее значение, чем когда-либо прежде (Baumeister and Vohs, 2002, p. 615). В то же время недавние быстрые изменения в трудовой жизни из-за технологических достижений представляют собой проблему для обеспечения значимой работы и в будущем (Ford, 2015; Di Fabio and Blustein, 2016).

Соответственно, более глубокое понимание того, в чем суть значимой работы, может помочь нам в создании будущих рабочих мест, которые лучше удовлетворяют экзистенциальные потребности людей.Здесь мы утверждали, что, когда мы говорим о значимой работе, мы говорим о трех отдельных компонентах: субъективное восприятие работы как по своей сути значимо и стоит того, чтобы его делать, опыт, что человек способен реализовать себя через работу, и работа обслуживает более широкую цель . Последние два считаются двумя ключевыми измерениями или типами внутренней ценности, которые вместе определяют, что делает работу значимой. Другими словами, если мы можем предоставить людям работу, на которой они могут реализовать себя и где, по их мнению, они служат более широкой цели, мы даем людям возможность по-настоящему почувствовать, что их работа значима и стоит того.

Авторские взносы

FM и AP разработали концепцию статьи, а FM написал первую версию статьи. FM и AP вместе отредактировали и доработали статью. FM и AP одобрили окончательную версию и могут нести ответственность за содержание.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Аллан Б. А., Атин К. Л. и Даффи Р. Д. (2014). Изучение социального класса и значения работы в рамках психологии работы. Дж. Оценка карьеры . 22, 543–561. DOI: 10.1177 / 10613514811

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллан Б. А., Атин К. Л. и Даффи Р. Д. (2016). Самоопределение и значимая работа: изучение социально-экономических ограничений. Фронт. Psychol. 7:71.DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00071

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллан Б. А., Даффи Р. Д. и Коллиссон Б. (2017). Помощь другим увеличивает значимость работы: данные трех экспериментов. J. Адвокат. Psychol. 65, 155–165. DOI: 10.1037 / cou0000228

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арнольд, К. А., Тернер, Н., Барлинг, Дж., Келлоуэй, Э. К., и Макки, М. С. (2007). Трансформационное лидерство и психологическое благополучие: посредническая роль осмысленной работы. J. Occup. Health Psychol. 12, 193–203. DOI: 10.1037 / 1076-8998.12.3.193

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арну-Николя, К., Совет, Л., Лотелье, Л., Ди Фабио, А., и Берно, Дж. Л. (2016). Воспринимаемые условия работы и намерения оборота: посредническая роль смысла работы. Фронт. Psychol. 7: 704. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00704

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейли, К., Мэдден, А., Альфес, К., Шанц, А., и Соан, Э. (2017). Плохо управляемая душа: экзистенциальный труд и эрозия значимой работы. Hum. Ресурс. Управлять. Ред. 27, 416–430. DOI: 10.1016 / j.hrmr.2016.11.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барклай П. и ван Вугт М. (2015). «Эволюционная психология просоциальности человека: адаптации, побочные продукты и ошибки», в Оксфордский справочник просоциального поведения , ред. Д. А. Шредера и В.Г. Грациано (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 37–60.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф. (1991). Смыслы жизни . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., и Вохс, К. Д. (2002). «Стремление к осмысленности жизни», в Справочнике по позитивной психологии , , ред. С. Р. Снайдер и С. Дж. Лопес (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 608–618.

Google Scholar

Бидл, Р., и Найт, К. (2012). Добродетель и значимая работа. Бусин. Этика Quart . 22, 433–450. DOI: 10.5840 / beq201222219

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белла, Р. Н., Салливан, В. М., Типтон, С. М., Свидлер, А., и Мэдсен, Р. П. (1985). Привычки сердца . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

Google Scholar

Берг, Дж. М., Даттон, Дж. Э. и Вжесневски, А. (2013). «Создание работы и значимая работа», в Цель и значение на рабочем месте , ред.Дж. Дик, З. С. Бирн и М. Ф. Стегер (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 81–104.

Google Scholar

Берг Дж. М., Грант А. М. и Джонсон В. (2009). Когда звонят призвания: создавайте работу и отдых в поисках неотвеченных профессиональных обязанностей. Орган. Sci. 21, 973–994. DOI: 10.1287 / orsc.1090.0497

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бритт Т. В., Адлер А. Б. и Бартоне П. Т. (2001). Получение выгоды от стрессовых событий: роль вовлеченности в значимой работе и упорстве. J. Occup. Health Psychol. 6, 53–63. DOI: 10.1037 / 1076-8998.6.1.53

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бандерсон Дж. И Томпсон Дж. (2009). Зов дикой природы: смотрители зоопарка, призвания и обоюдоострый меч глубоко значимой работы. Адм. Наук. Q. 54, 32–57. DOI: 10.2189 / asqu.2009.54.1.32

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камю, А. (1955/2000). «Абсурд человеческого существования», в The Meaning of Life, 2nd Edn , ed E.Д. Клемке, Дж. О’Брайен (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 94–100.

Картрайт, С., и Холмс, Н. (2006). Смысл работы: задача восстановить вовлеченность сотрудников и снизить цинизм. Hum. Ресурс. Управлять. Ред. 16, 199–208. DOI: 10.1016 / j.hrmr.2006.03.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чалофски, Н. (2003). Новая конструкция для осмысленной работы. Hum. Ресурс. Развивать. Int. 6, 69–83. DOI: 10.1080 / 1367886022000016785

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чалофски, Н., и Кавалларо, Л. (2013). Хорошая жизнь против хорошей жизни: смысл, цель и HRD. Adv. Devel. Гм. Ресурс. 15, 331–340. DOI: 10.1177 / 1523422313498560

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чейни, Г., Цорн, Т. Э. мл., Планалп, С., и Лэр, Д. Дж. (2008). Значимая работа и личное / социальное благополучие в организационной коммуникации затрагивают значения работы. Ann. Int. Commun. Доц. 32, 137–185. DOI: 10.1080 / 23808985.2008.11679077

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чирков В., Райан, Р. М., Ким, Ю., и Каплан, У. (2003). Дифференциация автономии от индивидуализма и независимости: взгляд теории самоопределения на интернализацию культурных ориентаций и благополучия. J. Pers. Soc. Psychol. 84, 97–110. DOI: 10.1037 / 0022-3514.84.1.97

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чиулла, Дж. Б. (2000). Трудовая жизнь: обещание и предательство современной работы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Three Rivers Press.

Google Scholar

Константини А., Сартори Р. и Чески А. (2017). «Формирование инноваций на рабочем месте с точки зрения организационной психологии: обзор текущих исследований WPI», в Workplace Innovation. Согласование взглядов на здоровье, безопасность и благополучие , ред. П. Оейдж, Д. Рус и Ф. Пот (Чам: Спрингер), 131–147.

Демпси, С. Э., и Сандерс, М. Л. (2010). Значимая работа? Некоммерческая маркетизация и дисбаланс между работой и личной жизнью в популярных автобиографиях социального предпринимательства. Организация 17, 437–459. DOI: 10.1177 / 1350508410364198

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Динер, Э., Нг, В., Хартер, Дж. И Арора, Р. (2010). Богатство и счастье во всем мире: материальное благополучие предсказывает оценку жизни, тогда как психосоциальное благополучие предсказывает положительные эмоции. J. Person. Social Psychol. 99, 52–61. DOI: 10.1037 / a0018066

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Фабио, А., и Blustein, D. L. (2016). Редакция: от смысла работы к осмысленной жизни: проблемы расширения достойного труда. Фронт. Psychol. 7: 1119. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.01119

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дик Б. Дж., Даффи Р. Д. и Элдридж Б. М. (2009). Призвание и призвание в профориентации: рекомендации по продвижению значимой работы. Профессия. Psychol. 40, 625–632. DOI: 10.1037 / a0015547

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фэрли, П.(2011). Значимая работа, вовлеченность сотрудников и другие ключевые результаты сотрудников: последствия для развития человеческих ресурсов. Adv. Devel. Гм. Ресурс. 13, 508–525. DOI: 10.1177 / 1523422311431679

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фейгина И., Генри П. Дж. (2015). «Культура и просоциальное поведение», в Оксфордский справочник просоциального поведения , ред. Д. А. Шредер и В. Г. Грациано (Oxford: Oxford University Press), 188–208.

Google Scholar

Форд, М.(2015). Рост роботов: технологии и угроза безработицы в будущем . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

Франкл, В. Э. (2006/1946). Человек в поисках смысла . Бостон, Массачусетс: Beacon Press.

Гелденхейс, М., Таба, К., и Вентер, К. М. (2014). Значимая работа, вовлеченность в работу и организационная приверженность. SA J. Ind. Psychol. 40, 1–10. DOI: 10.4102 / sajip.v40i1.1098

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джордж, Л.С., и Парк, К. Л. (2014). «Экзистенциальная материя: привлечение внимания к забытому, но центральному аспекту значения?» в Смысл в позитивной и экзистенциальной психологии , ред. А. Баттяни и П. Руссо-Нетцер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер), 39–51.

Google Scholar

Джордж, Л. С., и Парк, К. Л. (2016). Значение в жизни как понимание, цель и значение: к интеграции и новым исследовательским вопросам. Rev. General Psychol. 20, 205–220. DOI: 10.1037 / gpr0000077

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гидденс, А.(1991). Современность и самоидентификация . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Google Scholar

Грант, А. М. (2008). Значимость значимости задачи: эффекты производительности труда, реляционные механизмы и граничные условия. J. Appl. Psychol. 93, 108–124. DOI: 10.1037 / 0021-9010.93.1.108

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хакман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1974). Обследование для диагностики рабочих мест: инструмент для диагностики рабочих мест и оценки проектов по изменению структуры рабочих мест .Технический отчет № 4, Департамент административных наук, Йельский университет.

Хэкман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1975). Разработка диагностического обследования рабочих мест. J. Appl. Psychol. 60, 159–170. DOI: 10,1037 / h0076546

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэкман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1976). Мотивация через дизайн работы: проверка теории. Орган. Behav. Гм. Выполнять. 16, 250–279. DOI: 10.1016 / 0030-5073 (76) -7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэкман, Дж.Р. и Олдхэм Г. Р. (1980). Редизайн работ . Ридинг, Массачусетс: Эддисон Уэсли.

Google Scholar

Харлоу Л. Л., Ньюкомб М. Д. и Бентлер П. М. (1986). Депрессия, самоуничижение, употребление психоактивных веществ и суицидальные мысли: отсутствие цели в жизни как опосредующий фактор. J. Clin. Psychol. 42, 5–21. DOI: 10.1002 / 1097-4679 (198601) 42: 1 <5 :: AID-JCLP2270420102> 3.0.CO; 2-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харрис, К.Дж., Качмар, К. М., и Живнуська, С. (2007). Расследование злоупотреблений супервизией как предиктора эффективности и смысла работы в качестве модератора отношений. Leadersh. Q. 18, 252–263. DOI: 10.1016 / j.leaqua.2007.03.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейброн, Д. М. (2008). Погоня за несчастьем: неуловимая психология благополучия . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Heine, S.J., Proulx, T., and Vohs, K.Д. (2006). Модель сохранения смысла: о согласованности социальных мотиваций. Человек. Social Psychol. Ред. 10, 88–110. DOI: 10.1207 / s15327957pspr1002_1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хирски, А. (2012). Призвания и участие в работе: модель умеренного посредничества осмысленности работы, профессиональной идентичности и профессиональной самоэффективности. Дж. Кунс. Psychol. 59, 479–485. DOI: 10.1037 / a0028949

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Горовиц, К.Р., Сучман А. Л., Бранч В. Т. и Франкель Р. М. (2003). Что врачи считают важной в своей работе? Ann. Междунар. Med. 138: 772. DOI: 10.7326 / 0003-4819-138-9-200305060-00028

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хамфри, С. Э., Нахрганг, Дж. Д., и Моргесон, Ф. П. (2007). Интеграция мотивационных, социальных и контекстных функций дизайна работы: метааналитическое резюме и теоретическое расширение литературы по дизайну работы. J. Appl. Psychol. 92, 1332–1356. DOI: 10.1037 / 0021-9010.92.5.1332

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jelinek, R., and Ahearne, M. (2010). Будьте осторожны с тем, что вы ищете: влияние черты конкурентоспособности и продолжительности рабочего дня на отклонения от поведения продавца и вопрос о том, имеет ли значение значимость работы. J. Рынок. Теория Прак. 18, 303–321. DOI: 10.2753 / MTP1069-6679180401

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кан, В. А. (1990). Психологические условия личного участия и разобщения на работе. Acad. Управлять. J. 33, 692–724. DOI: 10.2307 / 256287

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кира М., Балкин Д. Б. (2014). Взаимодействие между работой и идентичностью: процветание, увядание или переосмысление себя? Hum. Ресурс. Управлять. Ред. 24, 131–143. DOI: 10.1016 / j.hrmr.2013.10.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клингер Э. (1998). «Поиск смысла в эволюционной перспективе и его клиническое значение», в The Human Quest for Meaning: A Handbook Of Psychological Research and Clinical Applications , eds P.Т. П. Вонг и П. С. Фрай (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 27–50.

Кольтко-Ривера, М. Э. (2006). Повторное открытие более поздней версии иерархии потребностей Маслоу: самопревосхождение и возможности для теории, исследований и объединения. Rev. General Psychol. 10, 302–317. DOI: 10.1037 / 1089-2680.10.4.302

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ламберт, Н. М., Стиллман, Т. Ф., Хикс, Дж. А., Камбл, С., Баумейстер, Р. Ф., и Финчем, Ф.Д. (2013). Принадлежать — значит к материи: чувство принадлежности увеличивает смысл жизни. Человек. Soc. Psychol. Бык. 39, 1418–1427. DOI: 10.1177 / 0146167213499186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Г. К., и Картер, Э. У. (2012). Подготовка учащихся переходного возраста с высокофункциональными расстройствами аутистического спектра к полноценной работе. Psychol. Sch. 49, 988–1000. DOI: 10.1002 / pits.21651

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леписто, Д.А., и Пратт, М. Г. (2017). Значимая работа как реализация и оправдание двойной концептуализации. Орган. Psychol. Ред. 7, 99–121. DOI: 10.1177 / 2041386616630039

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леуфстадиус, К., Эклунд, М., и Эрландссон, Л. К. (2009). Осмысленность в работе — опыт среди работающих людей с хроническими психическими заболеваниями. Работа J. Prevent. Оценивать. Реабилитация. 34, 21–32. DOI: 10.3233 / WOR-2009-0899

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лифф, С.J. (2009). Перспектива: недостающее звено в планировании и развитии академической карьеры: стремление к содержательной и согласованной работе. Acad. Med. 84, 1383–1388. DOI: 10.1097 / ACM.0b013e3181b6bd54

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Липс-Виерсма, М., и Моррис, Л. (2009). Различение между «значимой работой» и «управлением смыслом». J. Деловая этика 88, 491–511. DOI: 10.1007 / s10551-009-0118-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Липс-Вирсма, М., и Райт, С. (2012). Измерение значения развития значимой работы и проверка всеобъемлющей шкалы значимой работы (CMWS). Групповой орган. Управлять. 37, 655–685. DOI: 10.1177 / 1059601112461578

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лундберг, К. Д., Петерсон, М. Ф. (1994). Смысл работы в органах местного самоуправления США и Японии на трех иерархических уровнях. Hum. Relat. 47, 1459–1487. DOI: 10.1177 / 001872679404701202

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела, Ф.(2015). Ошибочное исследование с этической целью: прагматическая философия науки для организационных исследований. Орган. Stud. 36, 537–563. DOI: 10.1177 / 0170840614559257

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела, Ф. (2017a). «Можно ли измерить хорошую жизнь? Измерения и измеримость жизни, которой стоит прожить », в Metrics of Subjective Well being: Limits and Improvements , eds G. Brulé and F. Maggino (Cham: Springer), 21–42.

Google Scholar

Мартела, Ф.и Райан Р. М. (2016a). Преимущества доброжелательности: основные психологические потребности, милосердие и улучшение благополучия. J. Pers. 84, 750–764. DOI: 10.1111 / jopy.12215

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела Ф. и Райан Р. М. (2016b). Просоциальное поведение повышает благополучие и жизнеспособность даже без контакта с получателем помощи: причинно-следственные и поведенческие свидетельства. Motiv. Эмот. 40, 351–357. DOI: 10.1007 / s11031-016-9552-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела, Ф., Райан, Р. М., и Стегер, М. Ф. (2017). Смысл жизни — это больше, чем счастье: автономия, компетентность, родство и доброжелательность как последовательные предикторы смысла. J. Исследование счастья. дой: 10.1007 / s10902-017-9869-7. [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст

Мартела Ф. и Стегер М. Ф. (2016). Смысл смысла жизни: последовательность, цель и значимость как три аспекта смысла. J. Positive Psychol. 11, 531–545. DOI: 10.1080 / 17439760.2015.1137623

CrossRef Полный текст

Мэй, Д. Р., Гилсон, Р. Л., и Хартер, Л. М. (2004). Психологические условия значимости, безопасности и доступности и вовлеченности человеческого духа в работу. J. Occupat. Орган. Psychol. 77, 11–37. DOI: 10.1348 / 096317

    2915892

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Макнайт П. Э. и Кашдан Т. Б. (2009). Цель жизни как системы, которая создает и поддерживает здоровье и благополучие: интегративная, проверяемая теория. Rev. General Psychol. 13, 242–251. DOI: 10.1037 / a0017152

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Менар, Дж., И Брюне, Л. (2011). Аутентичность и благополучие на рабочем месте: модель посредничества. J. Manag. Psychol. 26, 331–346. DOI: 10.1108 / 02683941111124854

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Менгес, Дж. И., Тюссинг, Д. В., Вилер, А., и Грант, А. М. (2017). Когда производительность труда относительна: как семейная мотивация активизирует усилия и компенсирует внутреннюю мотивацию. Acad. Управлять. J. 60, 695–719. DOI: 10.5465 / amj.2014.0898

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майклсон, К. (2005). Значимая мотивация для теории мотивации труда. Acad. Управлять. Ред. 30, 235–238. DOI: 10.5465 / AMR.2005.16387881

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майклсон, К. (2011). На чьей ответственности значимая работа? J. Manage. Devel. 30, 548–557. DOI: 10.1108 / 02621711111135152

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майклсон, К., Пратт, М.Г., Грант, А.М., и Данн, К.П. (2014). Осмысленная работа: объединение деловой этики и исследований организации. J. Деловая этика 121, 77–90. DOI: 10.1007 / s10551-013-1675-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Молден, Д. К., и Двек, К. С. (2006). Обретение «смысла» в психологии: теоретический подход к саморегулированию, социальному восприятию и социальному развитию. Am. Psychol. 61, 192–203. DOI: 10.1037 / 0003-066X.61.3.192

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Манн, С.Л. (2013). Раскрытие системы работы и личной жизни: влияние баланса между работой и личной жизнью на значимую работу. Adv. Devel. Гм. Ресурс. 15, 401–417. DOI: 10.1177 / 1523422313498567

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Парк, К. Л. (2010). Осмысление смысловой литературы: комплексный обзор создания смысла и его влияния на приспособление к стрессовым жизненным событиям. Psychol. Бык. 136, 257–301. DOI: 10.1037 / a0018301

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Песси, А.Б. (2013). Новый взгляд на приватизированную религиозность: построение модели аутентичности индивидуально-церковных отношений. Soc. Комп. 60, 3–21. DOI: 10.1177 / 0037768612472592

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Песси, А. Б. (2017). Ошеломлен и поражен лунным светом — исследует смысл как посредник влияния религии, принадлежности и доброжелательности на благополучие. Nordic J. Religion Society 30, 24–42. DOI: 10.18261 / issn.1890-7008-2017-01-02

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пратт, М.Г. (2000). Хорошее, плохое и двойственное: управление идентификацией среди дистрибьюторов Amway. Адм. Наук. Q. 45, 456–493. DOI: 10.2307 / 2667106

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пратт, М.Г., Эшфорт, Б.Е. (2003). «Содействие осмысленности в работе и на работе», в Positive Organizational Scholarship: Foundations of a New Discipline , ред. К. С. Кэмерон, Дж. Э. Даттон и Р. Э. Куинн (Сан-Франциско, Калифорния: Берретт-Кёлер), 309–327.

    Рауб С., Блански С. (2014). Сила осмысленной работы: как осведомленность об инициативах в области корпоративной социальной ответственности способствует значимости задач и положительным результатам работы обслуживающего персонала. Cornell Hospit. Кварта . 55, 10–18. DOI: 10.1177 / 1938965513498300

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ренн, Р. В., и Ванденберг, Р. Дж. (1995). Критические психологические состояния: недостаточно представленный компонент в исследовании модели профессиональных характеристик. J. Manage. 21, 279–303.DOI: 10.1177 / 014920639502100206

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ресслер Б. (2012). Значимая работа: аргументы автономии. J. Политическая философия. 20, 71–93. DOI: 10.1111 / j.1467-9760.2011.00408.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Россо, Б. Д., Декас, К. Х., Вжесневски, А. (2010). О смысле работы: теоретическая интеграция и обзор. Res. Орган. Behav. 30, 91–127. DOI: 10.1016 / j.riob.2010.09.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ротманн, С., Хамуканганду, Л. (2013). Призвания, соответствие рабочей роли, психологическая значимость и вовлеченность учителей в Замбии. South Afr. J. Educ. 33, 1–16. DOI: 10.15700 / saje.v33n2a699

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сакс ,. А. М. (2011). Духовность на рабочем месте и вовлеченность сотрудников. J. Manage. Дух. Религия 8, 317–340. DOI: 10.1080 / 14766086.2011.630170

    CrossRef Полный текст

    Саррос, Дж. К., Таневски, Г. А., Винтер, Р. П., и Сантора, Дж. К. (2002). Отчуждение работы и организационное лидерство. руб. J. Manage. 13, 285–304. DOI: 10.1111 / 1467-8551.00247

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шнелл, Т., Хёге, Т., и Поллет, Э. (2013). Предсказание смысла в работе: теория, данные, последствия. J. Posit. Psychol. 8, 543–554. DOI: 10.1080 / 17439760.2013.830763

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шнелл, Т., и Хооф, М. (2012). Значимое обязательство: найти смысл в волонтерской работе. J. Beliefs Values ​​ 33, 35–53. DOI: 10.1080 / 13617672.2012.650029

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Schwartz, S.H., Cieciuch, J., Vecchione, M., Davidov, E., Fischer, R., Beierlein, C., et al. (2012). Уточнение теории основных индивидуальных ценностей. J. Pers. Soc. Psychol. 103, 663–688. DOI: 10.1037 / a0029393

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скроггинс, В.А. (2008). Антецеденты и результаты опытной значимой работы: перспектива соответствия человеку работе. J. Business Inquiry 7, 68–78.

    Google Scholar

    Зильберман И. (2005). Религия как смысловая система: значение для нового тысячелетия. J. Soc. Проблемы. 61, 641–663. DOI: 10.1111 / j.1540-4560.2005.00425.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Спаркс, Дж. Р., и Шенк, Дж. А. (2001). Объяснение эффектов трансформационного лидерства: исследование эффектов мотивов более высокого порядка в многоуровневых маркетинговых организациях. J. Organ. Behav. 22, 849–869. DOI: 10.1002 / job.116

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Спрейцер, Г. М. (1996). Социально-структурные характеристики психологического расширения возможностей. Acad. Управлять. J. 39, 483–504. DOI: 10.2307 / 256789

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стирс, Р. М., Моудей, Р. Т., и Шапиро, Д. Л. (2005). Значимая мотивация для работы Теория мотивации — реакция. Acad. Управлять. Ред. 30, 238–238.DOI: 10.5465 / AMR.2005.16387882

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стегер, М. Ф. (2012). «Обретение смысла жизни — оптимальное функционирование на стыке благополучия, психопатологии и духовности», в The Human Quest for Meaning: Theories, Research, and Applications, 2nd Edn , ed PTP Wong (New York, NY: Рутледж), 165–184.

    Google Scholar

    Стегер, М. Ф., и Дик, Б. Дж. (2009). Если кто-то ищет смысл жизни, помогает ли это найти смысл в работе? Заявл.Psychol. Здоровье и благополучие 1, 303–320. DOI: 10.1111 / j.1758-0854.2009.01018.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стегер, М. Ф., Дик, Б. Дж., И Даффи, Р. Д. (2012a). Измерение значимой работы, работы и смыслового инвентаря (WAMI). J. Оценка карьеры. 20, 322–337. DOI: 10.1177 / 10611436160

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стегер, М. Ф., Фрейзер, П., Оиши, С., и Калер, М. (2006). Опросник «Смысл жизни»: оценка наличия и поиск смысла жизни. Дж. Кунс. Psychol. 53, 80–93. DOI: 10.1037 / 0022-0167.53.1.80

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стегер, М. Ф., Литтман-Овадия, Х., Миллер, М., Менгер, Л., и Ротманн, С. (2012b). Вовлеченность в работу, даже если это бессмысленно: позитивный эмоциональный настрой и значимая работа взаимодействуют по отношению к рабочему заданию. J. Оценка карьеры. 21, 348–361. DOI: 10.1177 / 10612471517

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Танно, К., Саката, К., Осава, М., Онода, Т., Итаи, К., Яэгаши, Ю. и др. (2009). Связь икигай как положительного психологического фактора со смертностью от всех причин и смертностью от конкретных причин среди японцев среднего и пожилого возраста: результаты совместного когортного исследования в Японии. J. Psychosom. Res. 67, 67–75. DOI: 10.1016 / j.jpsychores.2008.10.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тейлор, К. (1991). Этика подлинности .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Тейлор Р. (1988). «Смысл жизни», в Life and Meaning: A Philosophical Reader , ed O. Hanfling (Oxford: Blackwell), 39–48.

    Google Scholar

    Томас, К. В., и Велхаус, Б. (1990). Когнитивные элементы расширения прав и возможностей: «интерпретирующая» модель внутренней мотивации задачи. Acad. Управлять. Ред. 15, 666–681.

    Google Scholar

    Толстой, Л.(2000). «Мое признание», в The Meaning of Life, 2nd Edn ., ed E. D. Klemke, L. Wierner (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 11–20.

    Тонгерен Д. Р., Грин Дж. Д., Дэвис Д. Э., Хук Дж. Н. и Халси Т. Л. (2016). Просоциальность увеличивает смысл жизни. J. Posit. Psychol. 11, 225–236. DOI: 10.1080 / 17439760.2015.1048814

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Таммерс, Л. Г., и Книс, Э. (2013). Лидерство и значимая работа в госсекторе. Public Adm. Rev. 73, 859–868. DOI: 10.1111 / puar.12138

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уолш А. Дж. (1994). Значимая работа в качестве дистрибьюторского товара. Юг. J. Philos. 32, 233–250. DOI: 10.1111 / j.2041-6962.1994.tb00713.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вебер М. (1958). Протестантская этика и дух капитализма , изд. Т. Парсонс. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Чарльза Скрибнера.

    Вонг, П.Т. (1998). «Неявные теории осмысленной жизни и развития личного смыслового профиля (PMP)», в The Human Quest for Meaning: A Handbook of Psychological Research and Clinical Applications , eds PTP Wong and PS Fry (Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum ), 111–140.

    Вжесневски А., МакКоли К., Розин П. и Шварц Б. (1997).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.