Задачи когнитивной психологии: Задачи когнитивной психологии

Задачи когнитивной психологии

Общие основы когнитивной психологии

Замечание 1

Когнитивная психология занимается изучением процесса получения человеком информации об окружающем его мире, о том, каким образом человек представляет эту информацию, о процессах ее хранения, преобразования во внутреннее знание и ее влиянии на поведение и внимание человека в процессе его жизнедеятельности.

Когнитивная психология является направлением психологии, основной задачей которого является доказательство решающей роли знания в поведении субъекта.

Основой когнитивной психологии являются исследования памяти, ощущения, внимания, сознания и других мыслительных процессов человеческого сознания. Все эти процессы подразделяются на два подвида: познавательные и исполнительные. Следует отметит, что каждый из них в свою очередь также состоит из нескольких структурных элементов –блоков.

Рассматривая актуальность когнитивной психологии следует отметить тот факт, что он является очень востребованной среди специалистов, которые занимаются изучением особенностей и механизмов действия как познавательных процессов, так и процессов формирования определенных суждений и умозаключений, принятия решений в соответствии с ситуацией, эффективного разрешения возникающих проблем, работы интеллекта человека и особенностей его развития.

В процессе своего развития когнитивная психология оказала влияние на все существующие разделы психологии. Основное же внимание исследований в рамках когнитивной психологии сфокусировано на процессе обучения. Последователями данного направления доказано, что эффективное и успешное обучение имеет место быть лишь в том случае если изучение нового материала, который связан с уже имеющимися у человека знаниями и умениями, включен в существующую когнитивную структуру.

Основные задачи когнитивной психологии

Сторонники развития когнитивной психологии считают, что разум человека работает по схеме электронно-вычислительной техники совместно с основными функциями психики, и в результате осуществления данных процессов происходит процесс поэтапной обработки, кодирования и анализа информации. Таким образом все стимулы, которые поступают в сознание человека извне, проходят по определенной цепочке превращений.

В соответствии с этим утверждением были сформулированы основные задачи исследований в рамках когнитивной психологии:

  1. Изучение способностей человека к обнаружению и интерпретации сенсорных стимулов, поступающих из окружающего мира;
  2. Подробнейшее изучение физических характеристик окружающей среды, и ее влияния на развития личности человека;
  3. Изучение развития способности человека к абстрагированию некоторых элементов событий и объединению их в четко выстроенную систему, которая способна в последствии помогать человеку придавать определенное значение всему событию в целом;
  4. Изучение способности человека к чтению и обработке им специальной информации;
  5. Изучение способности к сохранению человеком в памяти текущих событий и объединению их в непрерывную последовательность;
  6. Изучение способности человека к использованию мнемонических приемов для воспроизведения полученной ранее информации;
  7. Изучение способности человека к решению возникающих проблем и нахождению наилучшего решения в той или иной ситуации;
  8. Изучение способности человека к совершению осмысленных действий; 1. Изучение способности человека к быстрому извлечению из долговременной памяти необходимой конкретной информации, которая может понадобится для применения в текущей ситуации.

Замечание 2

Когнитивная психология рассматривает поведение человека как опосредствованное когнитивными факторами проявление психики, которое является доступным к объективному измерению. Только этот процесс и может являться предметом научного изучения и анализа.

Исследования представителей данного направления охватывают как сознательные, так и бессознательные процессы психики человека. При этом следует отметить, что и те, и другие процессы психики они трактовали как эффективные способы обработки информации.

В отличие от многих психологов, которые придерживаются точки зрения о том, что последовательность событий можно описать с помощью определенны терминов, представители когнитивного подхода утверждают, что простые термины не способны дать подробное описание всем когнитивным построениям, участвующим в процессе обмена информацией между человеком и окружающей его средой.

Для того, чтобы этот процесс был правильным и завершенным необходимо в первую очередь определить и проанализировать конкретные компоненты протекающего когнитивного процесса, а затем объединить их в единую модель.

Несмотря на то, что внешние действия человека являются важными составляющими, значение так называемых «внутренних систем», которые служат основой для этих действий невозможно переоценить. Именно они на современном этапе развития психологической привлекают внимание многих психологов и исследователей.

С такой позиции когнитивные психологи и исследуют сложные проявления человеческого поведения.

В когнитивной психологии наиболее подробно, в сравнении с другими направлениями психологии, описываются основные этапы процесса обучения человека. Именно данное направление точно и использованием научного языка описывает процессы, происходящие в сознании человека в процессе его обучения.

Когнитивная психология является подходом, подчёркивающим большое значение познавательных процессов в психике человека и изучающим особенности их развития и влияния на процессы получения и переработки информации.

Результатом применения данного подхода является выстраивание модели психического процесса, состоящей из гипотетических блоков, которые могут быть соединены последовательно или параллельно и реализуют определенные, свойственные им функции.

Когнитивная психология

Понимание того, что на самом деле происходит в твоей голове

Психологи, начиная со второй половины 20 века, сфокусировались на таких аспектах познавательной деятельности, как внимание, решение задач (или проблем) и принятие решений, речь. Когнитивная психология отличается от психоанализа тем, что в ней для объяснения психических процессов используются научные методы исследования, а не субъективное восприятие психоаналитика.

Период 1950-1970-х годов часто называют когнитивной революцией, потому что именно в это время были созданы исследовательские методики и научные модели обработки данных. Впервые этот термин ввел в лексикон американский психолог Ульрих Найссер в вышедшей в 1967 году книге «Когнитивная психология».

Две базовые предпосылки когнитивной психологии

Отдельные составляющие психических процессов можно выявить и понять с помощью научных методов. Внутренние процессы психики могут быть описаны посредством алгоритмов или правил, применяемых в моделях обработки информации.

Внимание

В когнитивной психологии основное внимание уделяется тому, как мозг обрабатывает и анализирует конкретные стимулы, поступающие из окружающей среды. Например, читая книгу, вы испытываете множество разных ощущений: чувствуете вес книги в руке; слышите звук голоса человека, разговаривающего рядом с вами по телефону; ощущаете, что сидите на стуле; видите деревья за окном; в голове мелькают воспоминания о недавнем разговоре и многое другое. Когнитивные психологи изучают способность человека испытывать все эти чувства и при этом фокусироваться на какой-то конкретной задаче.

Свойства внимания

  • Концентрированность — степень сосредоточенности сознания на конкретном объекте.
    Внимание человека может очень ненадолго привлечь звуковой, тактильный или зрительный раздражитель, например звонок телефона или другое внезапное событие, но затем он возвращается к выполняемой в настоящий момент задаче или больше не обращает внимания на действие этого стимула.
  • Устойчивость — способность на протяжении относительно длительного периода времени концентрировать внимание на выполнении задачи. Например, моющий посуду человек с устойчивым вниманием будет делать это до тех пор, пока не вымоет последнюю тарелку. Но если он утратит фокус, то может бросить дело на полпути и заняться чем-то другим. По мнению ученых, большинство взрослых людей и подростков не способны концентрироваться на одной задаче дольше двадцати минут — как правило, они постоянно отвлекаются, а потом снова возвращаются к делу. Такая особенность внимания не позволяет им концентрироваться на довольно продолжительных видах деятельности, например просмотре фильма.
  • Распределенность — способность распределять внимание сразу на несколько объектов. Это свойство влияет на объем обрабатываемой мозгом информации и имеет определенный предел.
  • Избирательность — способность концентрироваться на существенной информации и одновременно отфильтровывать неважную. Например, на шумной вечеринке человек способен поддерживать беседу с одним или несколькими собеседниками несмотря на то, что его органы чувств бомбардирует множество сенсорных раздражителей.

Слепота невнимания и эксперимент с невидимой гориллой

Феномен слепоты невнимания, или перцептивной слепоты, наглядно показывает, что происходит при перегрузке мозга ощущениями. Суть его состоит в том, что человек часто не замечает очевидного, даже если оно находится прямо у него перед глазами. Таким видом слепо — ты время от времени страдают все, так как замечать все визуальные стимулы просто невозможно.

Существование данного феномена подтверждает один известный эксперимент, проведенный американским исследователем Дэниелом Саймонсом. Его участникам показывали короткое видео, в котором две группы людей (одни в белых футболках, другие в черных) перебрасывались баскетбольными мячами, и просили подсчитать, сколько бросков сделала одна из команд. Пока две группы перебрасывались мячами, в центре спортзала появлялся человек в костюме гориллы. Он стучал кулаками по груди и преспокойно удалялся из поля зрения. После просмотра испытуемых спрашивали, заметили ли они что-нибудь необычное, и около 50 процентов людей отвечали отрицательно. Опыт весьма убедительно доказывает, что то, что попадает в поле нашего зрения, в значительной мере зависит от внимания.

Решение задач

В когнитивной психологии задача определяется как некая трудность, неопределенность или сомнение, которая разрешается в ходе процесса мышления. Решение задачи включает в себя ее изучение, анализ и выработку оптимального варианта реакции; главная его цель — преодолеть препятствие и сделать наилучший выбор из всех возможных.

Алгоритм решения задач

По мнению исследователей, успешнее всего задача решается при использовании определенной последовательности в ходе процесса мышления. Но, несмотря на это, иногда очередность действий нарушается — например, происходит перескакивание через несколько этапов либо многократное (столько раз, сколько требуется для достижения желаемого результата) возвращение к одному этапу. Перечислим эти этапы:

1. Распознание задачи. На первом этапе признается необходимость решения задачи. Казалось бы, это довольно просто, однако неверная идентификация источника проблемы приводит к ряду неэффективных, а возможно, и тщетных попыток решить задачу.

2. Определение задачи и оценка имеющихся ресурсов. Чтобы решить задачу, сначала ей нужно дать четкое и исчерпывающее определение. Также стоит оценить имеющиеся под рукой инструменты.

3. Выработка стратегии. Здесь все зависит от условий задачи и уникального опыта человека.

4. Организация информации для решения задачи. На данном этапе происходят организация всей доступной информации и подготовка к выработке подходящего решения.

5. Распределение и использование интеллектуальных и физических ресурсов. В зависимости от значимости задачи ее решение может потребовать затрат определенных ресурсов: денег, времени и прочих. Если задача не слишком важная, выделять для ее решения значительные и ценные ресурсы, скорее всего, нецелесообразно.

6. Отслеживание прогресса. При отсутствии прогресса в решении задачи приходится переосмыслить первоначально выбранный подход и выбирать другую стратегию.

7. Оценка результата. Ради уверенности в том, что выбранное решение обеспечит наилучший результат из всех возможных, необходимо оценивать достигнутое, как, например, в случае с оценкой рабочим выхода продукции за рабочую смену или проверкой учеником правильности полученного ответа с приведенным в конце учебника.

Когнитивные стратегии для решения задач

Задачи бывают хорошо и плохо структурированные. Для задач первого типа характерны четкие цели и предельно ясные пути решения, препятствия, которые легко идентифицировать на основе имеющейся в распоряжении информации. Для решения плохо структурированных задач нет простых способов или формул. Чтобы определить, понять и решить такие задачи, необходимо провести специальное расследование.

Поскольку плохо структурированные задачи невозможно решить по простой формуле, нужно собрать и проанализировать достаточно большое количество информации. Тем не менее в подобного рода задачах часто бывает легко выделить хорошо структурированные более мелкие задачи. Для решения стоящей проблемы может потребоваться комбинация разных стратегий. Исследователи выявили более пятидесяти различных стратегий для решения задач. Перечислим наиболее распространенные:

  • «Мозговой штурм». Составляется список всех предложенных вариантов без предварительной оценки, а затем каждый анализируется и выбирается один — наиболее перспективный.
  • Аналогия представляет собой использование варианта, эффективность которого доказана при решении похожих проблем.
  • Разбиение на части. Сложная, большая задача делится на ряд более простых и менее трудных.
  • Проверка гипотезы. Исходя из имеющихся данных вырабатывает — ся гипотеза и собирается дополнительная информация с целью проверки гипотезы.
  • Метод проб и ошибок. Опробуются случайные решения до тех пор, пока не будет найдено нужное.
  • Исследование представляет собой адаптацию и применение существующих идей, выработанных ранее для решения похожих проблем.
  • Анализ средств и цели. В каждой итерации решения задачи совершаются оптимальные действия, позволяющие приблизиться к конечной цели.

Память

В когнитивной психологии под памятью понимают психический процесс приобретения, хранения, удержания и воспроизведения информации. Механизм памяти представляет собой три взаимосвязанных процесса: кодирование, хранение и воспроизведение информации*.

Для создания нового воспоминания информацию первым делом нужно закодировать, преобразовав ее в практичную, пригодную к использованию форму. Запомненные данные сохраняются в памяти, чтобы их можно было использовать позже. Большинство сведений хранятся в памяти без участия сознания до тех пор, пока они нам не понадобятся. Когда возникает потребность в какой-либо информации, она извлекается из памяти и переносится в зону сознания.

Лучше разобраться в механизме памяти вам поможет рисунок, изображенный ниже.

По времени сохранения информации различают три вида памяти.

1. Сенсорная память — самый первый этап. Сенсорная информация, поступающая из окружающей среды через органы чувств в форме точного отпечатка, сохраняется очень короткий период времени. Согласно исследованиям, звуковые данные хранятся три-четыре секунды, а зрительные — не дольше половины секунды **. Поскольку количество информации может быть избыточным, определяется и используется только существенная ее часть.

2. Кратковременная память. Этот вид памяти также называют оперативной памятью. Здесь информация хранится в течение нескольких минут (благодаря концентрации внимания на сенсорных стимулах), после чего она обычно быстро забывается, а при многократном воспроизведении поступает на длительное хранение.

3. Долговременная память. Этот вид памяти постоянно хранит информацию. Хранящимися в ней данными человек не пользуется постоянно, но в случае необходимости они могут быть извлечены и воспроизведены. Одни сведения извлекаются быстро и без труда, к другим получить доступ намного труднее.

Разница между кратковременной и долговременной памятью

Разницу между кратковременной и долговременной памятью легко понять, если подумать о том, как происходит воспроизведение воспоминаний. например, кратковременные воспоминания хранятся и извлекаются из памяти в последовательном порядке и по большей мере относятся к сенсорным. Иными словами, если вас попросят назвать шестое слово из только что перечисленного списка, вам придется перечислить в уме слова в том порядке, в каком вы их слышали, чтобы вспомнить. А в долговременной памяти информация хранится и воспроизводится на основе смысла и ассоциаций.

Как организована память

Мы способны извлекать воспоминания из долговременной памяти и использовать запомнившуюся информацию при взаимодействии с другими людьми, принятии решений и решении проблем. По сей день остается загадкой, как именно организована информация, однако ученые уже выяснили, что воспоминания объединяются в группы в результате кластеризации. В ходе этого процесса данные делятся на категории, благодаря чему намного проще запоминаются. Посмотрите, например, на следующую группу слов:

  • Зеленый
  • Стол
  • Земляника
  • Голубой
  • Стул
  • Банан
  • Персик
  • Оранжевый
  • Диван

Теперь, не подглядывая, попробуйте записать слова из списка. Ваша память наверняка сгруппирует их в три разные категории: цвет, фрукты и мебель.

Если что-то вертится на языке…

Современные исследования позволяют предположить, что чем больше времени вы сосредоточенно тратите на то, чтобы вспомнить, что вы только что хотели сказать, тем менее вероятно, что вам это удастся, и более вероятно, что это же слово еще раз выскользнет у вас из головы в будущем.

Память играет в человеческой жизни чрезвычайно важную роль. Жизненный опыт и отношение к окружающему миру в огромной мере зависят от нашей памяти — как кратковременной, так и долговременной. К сожалению, несмотря на то что сегодня наука далеко продвинулись в понимании этой темы, истинная природа памяти по- прежнему остается для нас загадкой.

* Российская психология выделяет четыре процесса памяти: запоминание, хранение, воспроизведение и забывание. Прим. ред.
** В психологической литературе чаще встречаются другие оценки. Так, длительность визуальной сенсорной памяти обычно оценивают не более чем в 100 мс. Прим. ред.

Пол Клейнман: Психология. Люди, концепции, эксперименты

Понятие, предмет и задачи когнитивной психологии

Вплоть до недавнего времени американскую, а вместе с нею и значительную часть мировой психологии было принято считать бихевиористской. Однако фактическое положение дел уже не соответствует этому взгляду. В настоящее время ведущей школой зарубежной психологии считается направление, названное когнитивной психологией.

Когнитивная психология отличается от бихевиоризма по ряду моментов. Во-первых, когнитивная психология обращает внимание, прежде всего, на сам процесс познания, а не только на реакцию организма на определенный стимул. С ее точки зрения важной оказывается вся совокупность психических процессов, а не только взаимосвязь стимулов и реакций; акцент делается на сознании, а не на поведении. Однако это не означает, что когнитивная психология игнорирует поведение, просто последнее не является единственной целью исследования. Поведенческие акты рассматриваются скорее с точки зрения возможности получения заключений о тех или иных связанных с ними психических процессах.

Во-вторых, когнитивную психологию интересуют те способы и формы, в которых сознание человека организует имеющийся опыт. Именно сознание человека придает форму и связанность психическим процессам. Эти процессы в значительной мере и составляют предмет когнитивной психологии. В этом она противостоит последователям бихевиоризма, утверждающим, что ничего подобного в процессе познания не наблюдается, сознание лишено каких бы то ни было врожденных, организующих опыт способностей.

В-третьих, с точки зрения когнитивной психологии, индивид усваивает стимулы из окружающей среды в ходе некоторых активных и творческих процессов. Человек вовсе не пассивно воспринимает внешние и внутренние стимулы, как это считали бихевиористы, а сознание не есть чистый лист бумаги, на котором запечатлеваются данные чувственных восприятий [Шульц, Шульц, 2002].

Когнитивная психология изучает то, как люди получают информацию о мире, как эта информация представляется человеком, как она хранится в памяти и преобразуется в знания и как эти знания влияют на поведение и внимание [Солсо, 2006].

Когнитивная психология охватывает весь диапазон психических процессов – от ощущения до восприятия, нейронауки, распознавания паттернов, внимания, сознания, научения, памяти, формирования понятий, мышления, воображения, запоминания, языка, интеллекта, эмоций и процессов развития; она касается всевозможных сфер поведения.

Когнитивная психология концентрирует внимание на том, как люди выполняют высшие интеллектуальные функции. Она объясняет поведение человека на основе знаний и изучает процессы их приобретения, сохранения и использования [Дружинин, Ушаков, 2002].

Предметом когнитивной психологиисчитается совокупность познавательных (ментальных) процессов.В качестве ведущей детерминанты поведения человека полагается не стимул как таковой, а знание окружающей его действительности.

Знания в когнитивной психологии определяются как информированность, соответственно и сам человек рассматривается как активный преобразователь информации.

Цель когнитивной психологии: выявление закономерностей организации и функционирования процессов познания человеком значимых стимулов среды.

Задачи когнитивной психологии: 1) изучение преобразований сенсорной информации от момента попадания стимула на рецепторы до получения ответа; 2) доказательство решающей роли знания в поведении человека.

Таким образом, когнитивная психология основывается на представлении о человеке как системе, занятой поиском сведений об объектах и событиях окружающего мира, а также перерабатывающей и хранящей поступающую информацию.


Узнать еще:

Управление персоналом, образование, личное развитие. Тесты. Внимание. Память. IQ-тесты. Effecton Studio. Эффектон

Основной смысл

Когнитивная психология во многом основывается на аналогии между преобразованием информации в вычислительном устройстве и осуществлением познавательных процессов у человека. Так были выделены многочисленные структурные составляющие (блоки) познавательных и исполнительных процессов, прежде всего памяти (Р. Аткинсон).

Наибольшее распространение получил вычислительный вариант, где психика представляется в виде устройства с фиксированной способностью к преобразованию сигналов. Здесь главная роль отводится внутренним когнитивным схемам и активности организма в процессе познания. Это направление возникло под влиянием информационного подхода.

Представим действия, которые выполняет компьютер: получение, манипуляции с символами, сохранение в памяти элементов информации, извлечение их из памяти и т.д. Не побуждает ли это предположить, что познавательные процессы реальны, «что их можно исследовать и даже, может быть, понять» (У. Найсер). В этом случае когнитивная система человека рассматривается как система, имеющая устройства ввода, хранения, вывода информации с учетом ее пропускной способности.

Задачи когнитивной психологии

Таким образом, когнитивная психология изучает, как люди получают информацию о мире, как эта информация представляется человеком, как она хранится в памяти, преобразуется в знания, которые затем влияют на наше внимание и поведение. Эти исследования привели к пониманию когнитивной психологии как направления, задачей которого является доказательство решающей роли знания в поведении субъекта. Теперь уже можно поставить вопрос об организации знания в памяти субъекта, в том числе о соотношении вербальных (словесных) и образных компонентов в процессах запоминания и мышления (Г. Бауэр, А. Пайвио, Р. Шепард).

Когнитивная психология оказывает влияние на все разделы психологии, причем основное внимание уделяется обучению. Анализируется весь учебный процесс по Д.П. Озбелу, Дж. Брунеру, когнитивная психология показывает, что эффективное обучение возможно лишь в том случае, когда новый материал, связанный с уже имеющимися знаниями и умениями, включается в существующую когнитивную структуру.

Упрощенные модели

Важное условие обучения — интерес учащихся к изучаемому предмету. Когнитивная психология фактически сводит сложный мир человека к его упрощенным моделям. Интересна в этом отношении точка зрения одного из основоположников когнитивного направления в психологии Г.Саймона, согласно которой «человек в качестве поведенческой системы так же прост, как и муравей. Кажущаяся сложность его развертывающегося во времени поведения отражает в основном сложность окружающей среды».

Согласно Р. Солсо, современная когнитивная психология заимствует теории и методы из 10 основных областей исследований: восприятия, распознавания образов, внимания, памяти, воображения, языковых функций, психологии развития, мышления и решения задач, человеческого интеллекта и искусственного интеллекта.

Одна из моделей, которой обычно пользуются когнитивные психологи, называется моделью переработки информации. Нужно понять ограничения когнитивных моделей. Когнитивные модели, опирающиеся на модель переработки информации, используют для организации существующего объема литературы, стимуляции дальнейших исследований, координации исследовательских усилий и облегчения коммуникаций между учеными. (Р. Солсо).

Обработка информации — это основной подход в когнитивной психологии. В этом случае когнитивная система человека рассматривается как система, имеющая устройства ввода, хранения, вывода информации с учетом ее пропускной способности. Неудивительно, что эта модель очень напоминает хорошо известную «машину» — компьютер.

Значение когнитивного подхода

Когнитивная психология рассматривает восприятие, внимание, память, знание, язык, искусственный интеллект. Это все может быть описано как сбор информации, хранение и организация информации, и, наконец, использование информации.

Для того чтобы познать механизмы сбора информации нужно понять систему интерпретации сенсорных сигналов, научиться распознавать паттерны. Распознавание паттернов — это сопоставление стимулов с тем, что находится в долговременном хранилище (памяти). Например, человек не знает многие марки машин, но, увидев машину, у него в мозгу бессознательно идентифицируется, что это машина. Пусть ему и неизвестна марка, но он с уверенностью скажет, что это машина.

Существует несколько моделей достижения и отбора информации в когнитивной системе. Когда же информация достигла когнитивной системы, она начинает преобразовываться в другие формы. Здесь уже подключается память, обработка и хранение информации, процессы запоминания и забывания, а также преобразование информации в знание, организация и репрезентация знаний, управление знаниями, результативность. Но все эти вопросы будут освещены позже.

Описание этапов процесса обучения

Сейчас мы должны понять, что в когнитивной системе как нельзя лучше описываются все этапы процесса обучения человека. Очевидно, что когнитивная психология более точно, научным языком описывает процессы, происходящие в мозгу человека во время его обучения, нежели психоанализ, который более описателен и субъективен.

Для объективности можно сказать, что когнитивная психология, создававшаяся как попытка преодоления кризиса бихевиоризма, гештальтпсихологии и других направлений, находится на пути объединения разрозненных линий исследований на единой концептуальной основе. Дальнейшее развитие поможет ей преодолеть методологические трудности.

Когнитивная психология это подход, подчеркивающий значение когнитивных процессов. Многим кажется неправомерным сравнение человека с машиной, но ведь это просто удобный способ описания системы.

Исследование когнитивной системы человека

Когнитивная психология позволяет исследовать когнитивную систему человека, следуя за внешним стимулом, получить информацию, обработать, сохранить или потерять, затем управлять сохраненной информацией, использовать и выражать. Очевидно, что человек, как и компьютер, обрабатывает символы при решении задач и становится возможным использовать компьютер для моделирования деятельности человека.

Так, например, при исследовании внимания либо памяти человека можно использовать различные компьютерные структуры, чтобы смоделировать и протестировать некоторые процессы. Не только компьютеры оказали влияние на развитие когнитивной психологии, но процесс оказался взаимным. Психология также оказала воздействие на проектирование и использование машин.

А мы теперь отправляемся в долгое, и думаю не только познавательное, но и интересное плавание по морям знания на когнитивном корабле вместе с любопытным «малышом».

«О, сколько нам открытий чудныхГотовит просвещенья духИ опыт, сын ошибок трудных,И гений парадоксов друг,И случай, Бог изобретатель».

Эти строки А.С. Пушкина, ставшие частично эпиграфом известной телепередачи «Очевидное-невероятное», как нельзя лучше выражают наши надежды и чаяния на дальнейшее развитие науки.

Эксклюзивный материал сайта «www.effecton.ru — психологические тесты и коррекционные программы». Заимствование текста и/или связанных материалов возможно только при наличии прямой и хорошо различимой ссылки на оригинал. Все права защищены.

Уроки настоящих когнитивных исследований: Лекция и задача

Цикл «Уроки настоящих когнитивных исследований» посвящен проведению исследования на измерение математической тревожности у школьников 14-17 лет.

Математическая тревожность определяется как «чувство напряжения, опасения и даже страха, которое негативно сказывается на оперировании числами в повседневной жизни (например, при необходимости посчитать сдачу в магазине, планировании расходов и т.д.) и процессах, связанных с решением математических задач».

Исследования показали, что когда человек с высокой математической тревожностью сталкивается с математической задачей, тревожные мысли и волнение могут снижать доступные ресурсы рабочей памяти. Это может негативно сказываться на результативности решения задачи, т.к. рабочая память нужна и для решения этой задачи. Поэтому цель исследования на измерение математической тревожности — найти методы и приемы, которые будут направлены на саморегуляцию негативных эмоций (страхи, тревожность и пр.) у школьников.

Лекцию «Unique samples — Unique insights» прочитала научный руководитель направления «Прикладная когнитивная психология и нейронаука» Центра когнитивных и междисциплинарных исследований Научно-технологического университета «Сириус», профессор психологии и генетики Университета Голдсмитс (Лондон), Юлия Владимировна Ковас.

Задача от экспертов цикла – координаторов проекта «+Консорциум», научных сотрудников направления «Прикладная когнитивная психология и нейронаука» Центра когнитивных и междисциплинарных исследований Научно-технологического университета «Сириус»: младшего научного сотрудника Евгении Алексеевны Алениной и старшего научного сотрудника Максима Владимировича Лиханова.

Задача состоит из четырех этапов:

1. Знакомство с особенностями исследования, согласование количества участников и сбор согласий от пед. совета/директора/законных представителей на участие в исследовании от участников.
2. Отправка индивидуальных писем с инструкцией и ссылкой на тестирование участникам (школьники 14-17 лет), проведение тестирования по математике.
3. Формулирование гипотезы и запрос данных тестирования у эксперта цикла.
4. Обработка выданных данных участников исследования и создание финальной презентации.

Когнитивная психология: понятие, теория, основные методы

Под понятием когнитивная психология подразумевается раздел психологии, занимающийся исследованием познавательных процессов, происходящих в сознании человека. Эта наука родилась как своеобразный протест бихевиоризму, полностью исключавшему из области исследований такие психические функции, как, например, внимание.

Возникнув в пику одному психологическому течению, сегодня когнитивная психология развилась в мощную науку, включающую в себя когнитивную лингвистику, нейропсихологию и множество других разделов, даже когнитивную этологию, занимающуюся изучением интеллекта животных.

Теория когнитивной психологии

Суть когнитивной психологии заключается в рассмотрении человека как ученого, строящего гипотезы и схемы, а затем проверяющего их оправданность на практике. Человек выступает как своеобразный компьютер, воспринимающий внешние сигналы в виде света, звука, температуры и других раздражителей через рецепторы, а затем перерабатывающий эту информацию, анализирующий ее и создающий на этой основе шаблоны, позволяющие решать те или иные проблемы и задачи. В основе когнитивной психологии лежит исследование памяти, внимания, ощущений, сознания, воображения и других мыслительных процессов. Все они делятся на познавательные и исполнительные, причем каждый из них состоит из множества структурных составляющих (блоков).

Особое значение в этой науке уделяется такой практической сфере, как когнитивно-поведенческая психотерапия. Основополагающим понятием данной ветви когнитивной психологии является так называемый конструкт. Он включает в себя особенности речи, мышления, памяти и восприятия и представляет мерило, классификатор восприятия человеком самого себя и других людей. Из конструктов складывается система. Если этот шаблон оказывается неэффективным, то человек со здоровой психикой трансформирует его, либо отказывается от него полностью, ища среди готовых или создавая взамен новый.

Кому может помочь когнитивная психология?

Психотерапевты-когнитивисты исходят из предположения, что причиной всех расстройств психики (депрессий, фобий и т.д.) являются неправильные, то есть дисфункциональные конструкты (установки, мнения). Таком образом, основным методом когнитивной психологии в этом плане становится замена В процессе лечения неработающих схем путем создания новых. Делается это под контролем и с помощью психотерапевта, однако врач только инициализирует (стимулирует) процесс, а затем корректируется его течение. Как и во многих других сферах психологии и психиатрии, очень многое здесь зависит от самого пациента.

Благодаря когнитивной терапии решаются следующие задачи: лечение психических расстройств или уменьшение их проявлений; сокращение риска возникновения рецидива; усиление эффективности медикаментозной терапии; устранение психосоциальных причин или следствий расстройства; коррекция ошибочных конструктов. Подробнее – в статье


как устроены наши когнитивные способности

Когнитивная психология представляет собой исследование мыслительных процессов: памяти, внимания, ощущений, осознания, воображения. Сегодня перед учеными этой области стоит ряд непростых вопросов: откуда берутся внезапные ответы на сложные задачи? Как происходит бессознательное научение и почему оно порой эффективнее осмысленного? Научная группа профессора Аллахвердова (СПбГУ) предложила всем желающим принять участие в поисках ответов, а также убедиться на собственном опыте в том, насколько удивительным и непредсказуемым может быть наш мозг.

«Все, что вы видите вокруг, — это всего лишь правдоподобная иллюзия. Потому что только ваш мозг, собирая знания, может конструировать то, что мы называем миром», — именно так важность когнитивных процессов на вводной лекции объяснил Роман Тихонов, преподаватель НИУ ВШЭ и младший научный сотрудник СПбГУ и НИУ ВШЭ.

В рамках открытой недели когнитивных экспериментов любой желающий мог принять участие в 17 исследованиях, которые затрагивают внимание, память и даже интуицию. После пройденного эксперимента сотрудники лаборатории рассказали участникам, в чем была гипотеза, что демонстрируют полученные результаты и почему эта теория важна для современной науки. Мы решили не отставать от передовых исследований и приняли участие в нескольких экспериментах.

Роман Тихонов

Эксперимент «Интуиция»

Суть эксперимента: Двое добровольцев садятся напротив друг друга. Перед первым участником — ноутбук, перед вторым — наушники и клавиатура. В первой части один доброволец на мониторе видит 36 разных последовательностей букв ровно по 5 секунд каждую. Во второй части на экране снова появляются сочетания букв, и теперь участник эксперимента должен отвечать, составлена эта цепочка по тому же правилу, что и предыдущие, или нет. Выбирая ответ, он также отмечает, уверен он в нем или нет.

Второй участник присоединяется к эксперименту во второй части: он надевает наушники и после длинного звукового сигнала, символизирующего ответ партнера, второй доброволец должен отметить, был ли первый участник уверен в своем ответе или нет. Причем понять это он должен без помощи мимики и голоса. После этого участники меняются ролями и проходят эксперимент заново.

Как рассказала аспирантка факультета психологии СПбГУ Алина Савина, если люди не пытаются анализировать задания и отвечают интуитивно, практически наугад, то процент правильных ответов в первой части составляет 60-70%, а во второй — 50-60%.

«В этом эксперименте мы исследуем интуицию в научном понимании этого слова. В первой части теста видно, как работает бессознательное научение, когда ответы наугад дают большее количество правильных решений, чем аналитика, которую вы просто не успеваете провести. Во второй части мы наблюдаем за тем, как осуществляется понимание метакогнитивного переживания партнера. То есть вы должны интуитивно понять, насколько человек уверен в своих знаниях. В жизни встречается немало примеров, когда нам кажется, что мы чего-то не знаем или забыли, а наш учитель, родитель уверен в том, что мы знаем это. Это показывает, что эти люди умеют успешно считывать метакогнитивные переживания других индивидов и прекрасно понимают, на каком уровне находятся их знания без всяких расспросов и тестов», — объяснила Алина.

Открытая неделя когнитивных экспериментов

Эксперимент «Слово или не слово»

Суть эксперимента: Тест проходит в компьютерном классе, перед добровольцем открыта специальная программа на ноутбуке. В течение 20-25 минут на экране поочередно появляются сначала мигающие строки, а потом слова, которые участник должен распознать как существующие или несуществующие в русском языке. Причем делать это он должен максимально быстро, потому что исследователи учитывают его скорость реакции.

«Этот эксперимент имеет четкую лингвистическую направленность. С помощью него мы хотим определить, на какую часть слова — приставку, корень или окончание — носитель языка смотрит в первую очередь, чтобы быстро понять, существует оно или нет. Как выяснили западные коллеги, для английского языка принципиальную роль играет только начало слова, но в русском языке приставки, суффиксы и окончания постоянно меняются, поэтому с маленькой долей вероятности мы можем полагаться на какую-то из этих частей слова при его анализе. Существует гипотеза, что для русского языка важнее всего корень, но доказать это или опровергнуть смогут только результаты эксперимента», — рассказала бакалавр факультета свободных искусств и наук Елизавета Кузьмина.

Открытая неделя когнитивных экспериментов

Эксперимент «Поиск ассоциаций»

Суть эксперимента: Участник должен в течение 45 минут подбирать одно общее слово, которое образует устойчивое выражение с тремя представленными словами. Например, площадь — крест — закат. Правильный ответ: красный. Красная площадь, красный крест, красный закат. По этой аналогии доброволец подбирает слова для нескольких десятков цепочек. Важной частью эксперимента являются вопросы, которые следуют за каждым ответом. Исследователи просят рассказать, испытали ли вы «ага-переживание», которое характеризуется внезапным озарением, когда вы после долгих стараний наконец вспомнили нужное слово или нашли решение задачи.

По словам аспиранта факультета психологии СПбГУ и сотрудника лаборатории когнитивных исследовании Артура Аммалайнена, когда мы испытываем «ага-переживание», то есть собственную «Эврику», наш эмоциональный фон нестабилен. Нами овладевает буря чувств от восхищения от найденного ответа до печали, что не смогли сделать это быстрее.

Открытая неделя когнитивных экспериментов

«Это удивительно, но когда мы решаем задачу на поиск ассоциации и из учебника математики, то, задействуя одинаковый процесс мышления, ощущаем себя по-разному. Когда вы решаете задачу по математике, вы знаете правила и, постепенно применяя их, движетесь к цели. Вы практически в любой момент выполнения этой операции можете ответить на вопрос, сколько времени вам еще требуется. А когда ищите ответ в загадках или ассоциациях, то этого не происходит. Вы не можете понять, решите вы ее вообще или нет и на каком этапе вы сейчас находитесь. Без знания алгоритма ответ приходит к нам неосознанно, что вызывает “ага-переживание”, то есть радость от внезапно найденной отгадки», — пояснил Артур.

Сотрудники научной лаборатории Аллахвердова предложили гостям пройти 17 экспериментов, продолжительность каждого — от 15 до 45 минут. Так что для того, чтобы поучаствовать во всех тестах одного дня точно не достаточно.

Когнитивная наука о познании, научении — это междисциплинарная область, которая сегодня активно развивается и внедряется в разные сферы нашей жизни. Например, крупные компании готовы платить маркетологам и PR-специалистам за точное понимание того, как продать их товар с помощью известных когнитивных технологий. Суд ищет юристов, разбирающихся в когнитивной науке, чтобы они смогли построить самую успешную стратегию общения с подозреваемым и свидетелями. Однако наука о познании нужна в первую очередь каждому из нас. Ведь это незаменимый инструмент самоорганизации и понимания мыслительных процессов, происходящих в наших головах.

Перейти к содержанию

Что такое когнитивный психолог?

Узнайте, как стать когнитивным психологом.

Когнитивные психологи исследуют внутренние психические процессы, такие как память, восприятие, обучение и язык, и их интересует, как люди понимают, диагностируют, решают проблемы и принимают решения. Эти психологи сосредотачиваются на том, как люди получают, обрабатывают и запоминают информацию.

Когнитивная психология обычно способствует сбору эмпирических данных с помощью методов научных исследований, а не посредством клинически обоснованного наблюдения (например, в области психоанализа), чтобы сделать выводы и изложить случай.Однако, поскольку когнитивная психология — обширная и разнообразная область, клинические наблюдения могут быть полезны для генерации гипотез для дальнейших исследований.

Чем занимаются когнитивные психологи?

Эти психологи выполняют следующие обязанности:

  • Проведение исследований мыслительного процесса человека
  • Преподавание в колледжах и университетах
  • Работа в государственных учреждениях
  • Работа консультантами по человеческим факторам или руководителями производственных предприятий
  • Изучение человеческого мозга и памяти по отношению к компьютерам
  • Работа с Пациенты с болезнью Альцгеймера или с потерей памяти
  • Работа с детьми для понимания формирования памяти
  • Обучение языковых навыков и решение проблем
  • Работа в правовой системе и изучение психических процессов преступников, свидетелей, присяжных и судей

Образование и обучение

Для практики вам потребуется докторская степень.Докторантура по когнитивной психологии — это интенсивная программа, которая обычно занимает не менее четырех-пяти лет. Вам также необходимо будет пройти стажировку у квалифицированного когнитивного психолога, прежде чем вы начнете работать самостоятельно.

Курсы, которые будут относиться конкретно к вашей степени, будут включать когнитивное обучение, нейробиологию, продвинутую социальную психологию и развитие на протяжении всей жизни, а также обучение передовым методам исследования, которое будет включать статистику, психометрию и структурные уравнения.

Условия труда

Когнитивные психологи работают в самых разных условиях, от класса до лаборатории, от государственного учреждения до учреждения нейробиологии. Ваш день будет потрачен на совместную работу с другими психологами всех убеждений, нейробиологами, лингвистами, компьютерными специалистами и другими профессионалами, которые стремятся понять, как функционирует наш мозг и почему мы учимся и ведем себя именно так.

Все, от визуализации мозга до психометрии — интерпретация количественных тестов для измерения интеллекта, способностей и личностных качеств — будет включено в вашу повседневную рабочую среду.

Заработная плата

Когнитивные психологи являются частью более широкой области психологов. Согласно текущему OES Бюро статистики труда США, средняя годовая зарплата психологов по стране составляет 98 230 долларов. Фактическая заработная плата может сильно различаться в зависимости от специализации в данной области, местоположения, многолетнего опыта и множества других факторов. Национальные долгосрочные прогнозы роста занятости могут не отражать местные и / или краткосрочные экономические или рабочие условия и не гарантировать фактический рост рабочих мест.

Когнитивный психолог Описание работы | Работа

Когнитивные психологи специализируются на человеческих мыслительных процессах, например о том, как люди учатся или как они воспринимают информацию. Они работают в университетах, государственных учреждениях, лечебных центрах, исследовательских учреждениях и занимаются частной практикой. Некоторые помогают пациентам с когнитивными расстройствами, такими как нарушения обучаемости, в то время как другие проводят исследования когнитивных функций определенных групп населения, таких как безумные преступники.

Квалификация

Когнитивные психологи обычно имеют степень доктора философии.D как доктор философии или психиатр. D как доктор психологии в области когнитивной психологии. В дополнение к курсовой работе по психологии им требуется обучение стратегиям исследования, статистике, нейробиологии и когнитивному обучению. В то время как некоторые работодатели нанимают психологов только со степенью магистра, большинству требуется докторская степень, особенно в академической среде. Если они хотят практиковать в клинических условиях, они должны получить государственную лицензию, сдав экзамен на профессиональную практику в области психологии. Хотя лицензионные требования различаются в зависимости от штата, стандарт U.S. Bureau of Labor Statistics отмечает, что кандидатам обычно требуется докторская степень, стажировка и один-два года профессионального опыта.

Клинические обязанности

Некоторые когнитивные психологи лечат пациентов на постоянной основе, либо в лечебном учреждении, либо в индивидуальной практике, либо во время обучения в университете или проведения исследовательских проектов. Обычно они специализируются в определенной области познания, такой как решение проблем, обработка речи, восприятие, память или внимание. Иногда они подолгу работают с пациентами, особенно с серьезными когнитивными проблемами, такими как деменция.В других случаях они могут помочь пациентам на краткосрочной основе. Например, они могут помочь детям с нарушениями обучаемости изучить стратегии совладания с учебой.

Преподавание и исследования

Когнитивные психологи иногда работают полный рабочий день в качестве университетских профессоров, преподая концепции когнитивной психологии на уровне бакалавриата и магистратуры. Они также могут выступать в качестве научных консультантов, курировать студенческие группы и инструктировать студентов, работающих над исследовательскими проектами.Кроме того, когнитивные психологи часто возглавляют или помогают в исследовательских проектах с целью публикации своих результатов в рецензируемых академических журналах. Они могут сосредоточиться на исследованиях на постоянной основе или одновременно с преподавательской деятельностью. Фактически, многие университеты требуют, чтобы профессора когнитивной психологии проводили исследования и публиковали научные статьи в рамках своих служебных обязанностей или для получения права на работу.

Заработная плата

Заработная плата когнитивных психологов в последнее время повысилась, о чем сообщает сайт Psychology Career Center, проект Ассоциации психологического образования.Сайт отмечает, что по данным Американской психологической ассоциации, по состоянию на 2009 год когнитивные психологи, работающие профессорами университетов, получали среднюю зарплату в размере 76 090 долларов. Сайт также ссылается на данные Министерства труда США за 2008 год, согласно которым среднегодовая зарплата психологов, занимающихся производственными и организационными вопросами, составляет 87 330 долларов США.

Информация о заработной плате психологов за 2016 год

Психологи получали среднюю годовую зарплату в размере 75 710 долларов в 2016 году, согласно данным Бюро статистики труда США.На нижнем уровне психологи получали зарплату 25-го процентиля в размере 56 390 долларов, то есть 75 процентов зарабатывали больше этой суммы. Заработная плата 75-го процентиля составляет 97 780 долларов, что означает, что 25 процентов зарабатывают больше. В 2016 году в США психологами работали 166 600 человек.

Наука о том, как мы мыслим

Вы когда-нибудь задумывались, почему вы запоминаете определенные детали, даже не пытаясь, а другая важная информация так быстро ускользает от вас? Это всего лишь один из примеров вопросов, на которые кто-то, работающий в области когнитивной психологии, может попытаться ответить.

Что такое когнитивная психология?

Когнитивная психология включает изучение внутренних психических процессов — всего, что происходит внутри вашего мозга, включая восприятие, мышление, память, внимание, язык, решение проблем и обучение. Хотя это относительно молодой раздел психологии, он быстро превратился в одну из самых популярных областей психологии.

У этого когнитивного исследования есть множество практических применений, таких как помощь в преодолении нарушений памяти, повышение точности принятия решений, поиск способов помочь людям оправиться от черепно-мозговой травмы, лечение нарушений обучения и структурирование учебных программ для улучшения обучения.

Изучение того, как люди думают и обрабатывают информацию, не только помогает исследователям глубже понять, как работает человеческий мозг, но и позволяет психологам разрабатывать новые способы помощи людям в решении психологических проблем.

Например, признавая, что внимание является одновременно избирательным и ограниченным ресурсом, психологи могут находить решения, которые облегчают людям с проблемами внимания улучшить свое внимание и концентрацию.

Результаты когнитивной психологии также улучшили наше понимание того, как люди формируют, хранят и вспоминают воспоминания. Зная больше о том, как работают эти процессы, психологи могут разработать новые способы помочь людям улучшить их память и бороться с потенциальными проблемами с памятью.

Например, психологи обнаружили, что, хотя ваша кратковременная память довольно коротка и ограничена (длится всего 20–30 секунд и может вместить от пяти до девяти элементов), стратегии репетиции могут повысить шансы передачи информации в долговременную. термическая память, которая намного стабильнее и долговечнее.

Когда обращаться к когнитивному психологу

В то время как многие когнитивные психологи специализируются на исследованиях и работают в университетах или государственных учреждениях, другие сосредоточены на клинической практике и работают напрямую с людьми, которые сталкиваются с проблемами, связанными с различными психическими процессами. Они могут работать в больницах, психиатрических клиниках или в частных клиниках.

Психологи, работающие в этой области, часто сосредотачиваются на конкретной области интересов, такой как память, в то время как другие могут вместо этого работать непосредственно над конкретными проблемами здоровья, связанными с познанием, такими как дегенеративные расстройства мозга или травмы мозга.

Причины обратиться к когнитивному психологу

  • Болезнь Альцгеймера, деменция или потеря памяти
  • Лечение травм головного мозга
  • Когнитивная терапия психологического заболевания
  • Вмешательства при нарушениях обучаемости
  • Проблемы с восприятием или сенсорными ощущениями
  • Терапия нарушения речи или языка

Работа когнитивных психологов важна для помощи людям, у которых возникли проблемы с психическими процессами.Хотя мы склонны воспринимать такие способности, как внимание и решение проблем, как должное, возможно, потому, что они так вплетены в ткань нашего повседневного существования, когнитивные нарушения могут создавать хаос во многих сферах жизни человека.

Проблемы с вниманием могут затруднить сосредоточение внимания на работе или в школе. Даже относительно незначительные проблемы с памятью могут затруднить выполнение повседневных задач. Подумайте, например, о том, как негативное мышление может повлиять на ваше здоровье и счастье.

Все мы время от времени испытываем эти негативные мысли, но некоторые люди могут оказаться подавленными пессимистическими моделями мышления, которые затрудняют повседневную жизнь. Эти размышления могут привести к повышению уровня стресса, пессимизму и саботажу, а также могут способствовать возникновению чувства усвоенной беспомощности.

С помощью когнитивных психологов люди часто могут найти способы справиться и даже преодолеть такие трудности.

Терапевтические методы лечения, основанные на когнитивных исследованиях, направлены на то, чтобы помочь людям изменить эти негативные модели мышления и заменить такие мысли более позитивными и реалистичными.

Когнитивная психология психического здоровья

В дополнение к нашему пониманию того, как работает человеческий разум, область когнитивной психологии также повлияла на подходы к психическому здоровью. До 1970-х годов многие подходы к психическому здоровью были больше ориентированы на психоаналитический, поведенческий и гуманистический подходы.

Так называемая «когнитивная революция», произошедшая в этот период, сделала больший акцент на понимании того, как люди обрабатывают информацию и как модели мышления могут способствовать психологическому стрессу.Благодаря исследованиям в этой области когнитивными психологами были разработаны новые подходы к лечению депрессии, тревоги, фобий и других психологических расстройств.

Когнитивно-поведенческая терапия и рациональная эмоционально-поведенческая терапия — это два метода, в которых клиенты и терапевты сосредотачиваются на основных когнитивных способностях, которые способствуют психологическому стрессу.

Терапевты могут помочь клиентам выявить иррациональные убеждения и другие когнитивные искажения, которые противоречат реальности, а затем помочь им заменить такие мысли более реалистичными и здоровыми убеждениями.

Если вы испытываете симптомы психологического расстройства, для которых полезно использовать когнитивные подходы, вы можете обратиться к психологу, имеющему специальную подготовку по этим методам когнитивного лечения.

Эти профессионалы часто носят названия, отличные от когнитивных психологов, такие как психиатр, клинический психолог или психолог-консультант, но многие из используемых ими стратегий уходят корнями в когнитивную традицию. Если вы не уверены в дисциплине или подходе практикующего, просто спросите его или ее.

Влияние когнитивной психологии

Как видите, область когнитивной психологии широка и разнообразна, но при этом затрагивает очень многие аспекты повседневной жизни.

Исследования в области когнитивной психологии могут иногда казаться академическими и далекими от проблем, с которыми вы сталкиваетесь в повседневной жизни, но результаты таких научных исследований играют роль в том, как профессионалы подходят к лечению психических заболеваний, черепно-мозговых травм и дегенеративных заболеваний головного мозга. .

Благодаря работе когнитивных психологов мы можем лучше определять способы измерения интеллектуальных способностей человека, разрабатывать новые стратегии для борьбы с проблемами памяти и расшифровывать работу человеческого мозга — все это в конечном итоге оказывает мощное влияние на то, как мы лечим когнитивные расстройства. .

Когнитивная психология — это быстро развивающаяся область, которая продолжает расширять наше понимание многих влияний, которые психические процессы оказывают на наше здоровье и повседневную жизнь.

От понимания того, как когнитивные процессы меняются в процессе развития ребенка до изучения того, как мозг преобразует сенсорные данные в восприятие, когнитивная психология помогла нам получить более глубокое и богатое понимание многих психических событий, которые способствуют нашему повседневному существованию и общему благополучию существование.

Слово Verywell

Диагноз проблемы с мозгом или когнитивным здоровьем может пугать, а иногда и сбивать с толку, но важно помнить, что вы не одиноки.

Работая со своим врачом, вы можете разработать эффективный план лечения, который поможет решить проблемы со здоровьем мозга и когнитивные проблемы. Ваше лечение может включать консультации с когнитивным психологом, имеющим опыт работы в конкретной проблемной области, с которой вы сталкиваетесь, или вас могут направить к другому специалисту в области психического здоровья, который имеет подготовку и опыт работы с вашим конкретным заболеванием.

Возможно, вам будет полезно узнать как можно больше о своем первоначальном диагнозе и подумать о составлении списка вопросов, которые у вас есть перед следующим визитом к врачу, когнитивному психологу или специалисту в области психического здоровья.Это поможет вам почувствовать себя лучше подготовленным и готовым к следующим этапам лечения.

iMotions

Когнитивная психология — это наука о том, как мы думаем. Он связан с нашими внутренними умственными процессами, такими как внимание, восприятие, память, планирование действий и язык. Каждый из этих компонентов имеет решающее значение в формировании того, кто мы есть и как мы ведем себя.

Мысли, связанные с этими концепциями, могут быть осознанными или бессознательными — например, мы можем сознательно попытаться сосредоточить внимание на лекции, но мерцание света в комнате может вызвать бессознательный сдвиг в другом месте.

Многие когнитивные психологи [1] называют эту область охватывающей как традиционный подход когнитивной психологии, так и когнитивную нейробиологию . Когнитивная нейробиология — это область, в которой используются методы нейровизуализации для изучения когнитивных процессов — она ​​во многом пересекается с когнитивной психологией, использует аналогичный подход и мировоззрение, но предлагает путь для визуализации активности мозга, связанной с этими внутренними мыслями.

Когнитивная психология также во многом перекликается с когнитивной нейропсихологией (в первую очередь связана с влиянием повреждения мозга на познание) и, в некоторой степени, с вычислительной нейробиологией (связанной с созданием вычислительных моделей функции мозга).

Истоки когнитивной психологии

Чтобы действительно понять основу этих совпадений, важно рассмотреть контекст и время, в которых возникла когнитивная психология. Начав в качестве ученика в 1950-х годах, эта область была в некотором смысле реакцией на доминирующий в то время подход к психологическим исследованиям — поведенческую психологию (тему, которую мы уже обсуждали в предыдущем сообщении в блоге).

Поведенческая психология начинается с утверждения, что любое человеческое поведение усвоено и может адаптироваться к контексту и окружающей среде, в которой оно находится.Поведение можно подкрепить или наказать различными способами, что приведет к увеличению или уменьшению количества определенных действий. По мере развития жизни набор форм поведения в конечном итоге формируется этим опытом, в результате чего возникает многогранный человек с различными интересами, желаниями, стремлениями, навыками и привычками.

Когнитивная психология, с другой стороны, по сути предполагает большую свободу действий — мысли и чувства считаются более активными в процессе формирования поведения. Считается, что индивиды обрабатывают мысли, которые определяют, следует ли и как выполнять поведение (а не рассматриваются как более пассивный получатель и производитель опыта или поведения).

Этот сдвиг парадигмы — от преимущественно бихевиористской точки зрения к преимущественно когнитивистской — имеет несколько триггеров, и трудно выделить один источник. Однако некоторые решающие влияния можно найти в возникновении и развитии теории информации (формализация информационного взаимодействия, имеющая сходство с когнитивным подходом) [2], а также в разрушительной критике бихевиоризма Ноамом Хомским.

Теория информации, компьютеры и познание

Теория информации была и остается важной, поскольку она формализует процесс обмена информацией.Степень влияния и охват этой теории трудно переоценить — практически любая область, в которой осуществляется передача информации (будь то передача сигналов в мозгу, генетика, физика и т. Д.), Тем или иным образом подверглась влиянию теории информации.

Теория информации возникла рука об руку с самым важным изобретением современности — компьютером. Появление компьютера предложило параллели (как в популярном, так и в научном воображении) тому, как мозг обрабатывает мир — логическая разбивка входов, выходов, хранения и обработки легко сравнивалась со стимулами / окружающей средой, поведением и т. Д. память и познание соответственно.

Это помогло зародить когнитивную психологию, рассматривая мозг как вычислительное устройство, правила которого можно формализовать, сократить и понять. Хотя бихевиоризм также придерживался редукционистского подхода, он в значительной степени избегал (или преуменьшал важность) процесса и воздействия внутренних мыслей.

Хомский против Скиннера

Одно из других решающих факторов, ведущих к (временному) ослаблению бихевиоризма и появлению когнитивной психологии, возникло в результате интеллектуальных дебатов о лингвистике.

Б.Ф. Скиннер, центральный представитель бихевиористской психологии, заявил в статье, что язык изучается бихевиористским способом — слова запоминаются, произносятся и понимаются исключительно потому, что звук, производство и значение усиливаются. Ноам Хомский написал критику статьи Скиннера о языке, заявив, что для стимулирования языкового развития должен существовать врожденный компонент, поскольку язык, по сути, слишком регулярен и изучается слишком быстро, чтобы его можно было объяснить одним лишь подкреплением.

Разногласия, по сути, перекликаются с разногласиями «Nature vs.Воспитание », где Скиннер выступает за воспитание, а Хомский — за природу. На самом деле оба вовлеченных человека имели и развили более тонкие взгляды на лингвистику и обучение. В конечном счете, ни один из них никогда не был полностью правильным, однако критика привела к тому, что многие психологи пересмотрели догму бихевиоризма — и в результате была выдвинута новая формулировка когнитивного подхода.

Современная когнитивная психология

По мере того, как подход когнитивной психологии становился все более принятым и популярным, появилось несколько влиятельных исследований, показывающих полезность этого подхода.

В 1950-х и 1960-х годах российский психолог Альфред Ярбус показал, как саккадические движения глаз могут отражать внутренние когнитивные процессы [3]. Это был прорыв не в том смысле, что движения глаз были связаны с познанием, как это многие ожидали, но в том смысле, что это было просто масштабом и изобретательностью. Устройство Ярбуса прикреплялось к глазному яблоку путем присасывания, обеспечивая новый уровень точности, который давал надежные ответы на множество вопросов, связанных с мельчайшими деталями движений глаз и когнитивных процессов.

Недавние исследования основывались на этой работе с очками слежения за глазами, показывая, как исследование когнитивных процессов может быть расширено до естественной среды [4]. Исследования показали не только то, как детализированные движения глаз меняются в зависимости от стимулов, но и то, что предыдущие дебаты между когнитивной и поведенческой психологией остаются спорными. Показано, что движения глаз зависят от когнитивных процессов, которые, в свою очередь, подчиняются поведенческим принципам [5, 6, 7]. Познавательные процессы управляются невидимой рукой подкрепления.

Развитие идей, связанных с познанием, также повлияло на понимание реакций на выражения лица. Исследователи из Упсальского университета в Швеции исследовали бессознательные движения мышц лица, которые возникают в ответ на подсознательное воздействие эмоциональных выражений лица [8].

Используя технику маскировки (для предотвращения сознательной оценки представленных лиц) и электромиографию лица (для обнаружения изменений мышечной активности, которые могут быть не обнаружены визуально), исследователи смогли показать, как психофизиологические реакции возникают даже в отсутствие сознательного осознания, предположительно являющееся результатом бессознательных когнитивных процессов [9].

Другое понимание мозга, на которое повлияло появление когнитивной психологии, — это когнитивная нагрузка. Термин, введенный Джоном Свеллером из Университета Нового Южного Уэльса в 1988 году, означает объем рабочей памяти, необходимый для выполнения поставленной задачи. Подобно оперативной памяти в компьютере, исследователи попытались определить процессы, происходящие в мозге при высокой когнитивной нагрузке.

В исследовании, проведенном учеными из Калифорнийского университета в 1994 г., изучалась мозговая активность с помощью ЭЭГ с участием 14 пилотов ВВС на симуляторе самолета [10].Было обнаружено, что активность альфа-волн (в пределах 7-12 Гц) подавлялась (т.е. активность в этом диапазоне возникала меньше) по мере увеличения сложности задачи и, следовательно, когнитивной нагрузки.

Дальнейшее исследование, проведенное учеными из Исследовательского института мозга Сан-Франциско [11], подтвердило эти результаты, обнаружив общее подавление альфа-активности, но также и увеличение тета-активности (4-7 Гц) в соответствии с заданием. трудность. Хотя результаты могут отличаться, когнитивная нагрузка, по-видимому, обычно связана с десинхронизацией активности альфа-волн и синхронизацией активности тета-волн.

Заключение

Эти исследования, конечно, представляют собой лишь небольшую часть научной литературы, на которую повлияло появление когнитивной психологии; гораздо больше влиятельных исследований было создано и выполнено в рамках когнитивной психологии.

Превосходство когнитивной психологии не длилось вечно, она остается центральной темой в современных исследованиях психологии. Часто возникает соблазн рассматривать людей в разрозненных терминах (например, люди действуют исключительно на бихевиористских / когнитивистских / иных терминах), однако, вероятно, существует много совпадений и нет реального «победителя».Прогресс каждой теории в совокупности создает лучшие идеи, которые подталкивают нас к более объективному и точному пониманию человеческой психологии.

В то время как научное мышление и теории теперь вышли за рамки жесткой дихотомической догмы когнитивных / бихевиористских школ мысли, новые открытия, которые были обнаружены на этом пути, остаются чрезвычайно ценными при рассмотрении функций разума, мозга и поведения. Более целостный, но все же нюансированный взгляд демонстрируется современными научными исследованиями, которые извлекают выгоду из прошлых фиксаций предыдущих теорий.

Чтобы узнать больше о том, как психологические теории формируют современные представления о человеческом поведении и как человеческое поведение изучается сегодня, загрузите наше бесплатное руководство ниже.

Ссылки

[1] Айзенк, М., и Кин, М. (2005). Когнитивная психология . Хоув: Psychology Press.

[2] Андерсон, Дж. Р. (2010). Когнитивная психология и ее последствия . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Worth.

[3] Ярбус А. (1967). Движение глаз и зрение . Plenum Press

[4] Хейхо, М., и Баллард, Д. (2005). Движение глаз при естественном поведении. Тенденции в когнитивных науках , 9 (4), 188-194. doi: 10.1016 / j.tics.2005.02.009

[5] Глимчер П. (2003) Нейробиология визуально-саккадического принятия решений. Annu. Ред. Neurosci . 26, 133–179

[6] Hikosaka, O. et al. (2000) Роль базальных ганглиев в контроле целенаправленных саккадических движений глаз. Physiol. Ред. . 80, 953–978

[7] Stuphorn, V. et al. (2000) Контроль работоспособности с помощью дополнительного глазного поля. Nature , 408, 857–860

[8] Димберг, У., Тунберг, М., и Эльмехед, К. (2000). Бессознательные реакции лица на эмоциональные выражения лица. Психологические науки , 11 (1), 86-89. DOI: 10.1111 / 1467-9280.00221

[9] Kihlstrom, J.F. (1987). Когнитивное бессознательное. Science , 237, 1445–1452.

[10] Стерман, М. Б., Манн, К. А., Кайзер, Д. А., и Суйенобу, Б. Ю. (1994). Многодиапазонный топографический анализ ЭЭГ моделируемой зрительно-моторной авиационной задачи. Международный журнал психофизиологии , 16, 49–56.

[11] Гевинс, А., и Смит, М. Е. (2000). Нейрофизиологические показатели рабочей памяти и индивидуальных различий в когнитивных способностях и когнитивном стиле. Кора головного мозга , 10, 829–839.

Рабочая память лежит в основе когнитивного развития, обучения и образования

Рабочая память — это небольшой объем информации, который можно удерживать в памяти и использовать при выполнении когнитивных задач, в отличие от долговременной памяти — огромного количества информации. информации, сохраненной в жизни.Рабочая память — один из наиболее широко используемых терминов в психологии. Это часто связано или связано с интеллектом, обработкой информации, исполнительной функцией, пониманием, решением проблем и обучением у людей от младенчества до старости и у всех видов животных. Эта концепция настолько вездесуща в этой области, что требует тщательного изучения как с исторической точки зрения, так и с точки зрения определения, чтобы установить ее ключевые характеристики и границы. Объединив воедино историю, немного философии и эмпирическую работу по психологии, в этом вводном разделе я надеюсь нарисовать четкую картину концепции рабочей памяти.В следующих разделах будет по очереди обсуждаться значение рабочей памяти для когнитивного развития, обучения и образования, хотя для этих широких областей возможно коснуться только определенных примеров.

Некоторые исследователи подчеркивают возможность тренировки рабочей памяти для улучшения обучения и воспитания. В этой главе я придерживаюсь дополнительного мнения о том, что мы должны научиться корректировать материалы, чтобы облегчить обучение и обучение с учетом способностей рабочей памяти, которыми обладает учащийся.Например, систематизация знаний снижает нагрузку на память, потому что не нужно запоминать части независимо друг от друга.

Возьмем, к примеру, возможность провести предварительную разведку, чтобы вы знали, о чем эта статья, и облегчили себе задачу чтения. Если вы попытались прочитать заголовки этой статьи, у вас могут возникнуть проблемы с их запоминанием (помещением всех в рабочую память), чтобы предвидеть, как они сочетаются друг с другом. Однако если вы читаете, это попытка помочь вам организовать информацию.Если это поможет вам связать идеи друг с другом для построения согласованной структуры, это должно помочь вам в чтении, уменьшив нагрузку на рабочую память, которую вы испытываете при чтении. Поступая таким образом, вы создаете обширную структуру для связывания заголовков друг с другом в долговременной памяти (например, Ericsson & Kintsch, 1995), что сокращает количество идей, которые должны были бы независимо храниться в рабочей памяти для того, чтобы помнить организацию.

Ранняя история исследований рабочей памяти

В 1690 году Джон Локк различал созерцание, или удержание идеи в уме, и память, или способность возродить идею после того, как она исчезла из ума (Logie, 1996).Сохранение в уме ограничивается сразу несколькими концепциями и отражает то, что сейчас называется рабочей памятью, в отличие от, возможно, неограниченного запаса знаний за всю жизнь, который теперь называется долговременной памятью. Рабочую память можно определить как небольшой объем информации, который может храниться в особенно доступном состоянии и использоваться в когнитивных задачах.

Философы давно интересовались пределами того, что можно созерцать, как отмечает ведущий британский экономист и логик Уильям Стэнли Джевонс.В статье, опубликованной в журнале « Science » в 1871 году, он размышлял (стр. 281): «Хорошо известно, что разум не может через глаз оценивать любое большое количество объектов, не считая их последовательно. Небольшое количество, например три или четыре, он определенно может понять и сосчитать с помощью мгновенного и, по-видимому, единственного акта ментального внимания ». Затем он разработал небольшой эксперимент, чтобы проверить эту гипотезу на себе. На каждом испытании он небрежно залезал в банку, полную бобов, бросал несколько бобов на стол и пытался оценить их количество, не считая.После 1027 испытаний он не сделал ошибок для наборов из 3 или 4 бобов, с некоторыми небольшими ошибками для наборов из 5 бобов, а затем с увеличением величины ошибки в зависимости от размера набора до 15 бобов. Несмотря на проблемный характер метода (в том смысле, что метатель фасоли также был судьей по фасоли), вывод о том, что нормальные взрослые обычно могут помнить только около 3 или 4 элементов, многократно воспроизводился в современных исследованиях с использованием методов, аналогичных методам Джевонса. (например, Mandler & Shebo, 1982) и с использованием многих других методов (Cowan, 2001).Ограниченное количество, которое можно было сразу запомнить, сыграло важную роль в ранней экспериментальной психологии, например, в ранних экспериментальных работах Германа Эббингауза (1885/1913) и Вильгельма Вундта (1894/1998). На американском фронте Уильям Джеймс (1890) писал о различии между первичной памятью, объектами в сознании и последним краем того, что воспринимается в мире, и вторичной памятью, объектами, которые хранятся, но не находятся в настоящее время в сознании. Недавние исследователи рассмотрели несколько возможных причин, по которым первичная память может быть ограничена всего несколькими элементами одновременно, включая биологические отчеты, основанные на необходимости избежать путаницы между параллельными объектами в памяти, и эволюционные и телеологические отчеты, основанные на представлениях о том, какой объем может быть. идеально подходит для обучения и восстановления памяти (Cowan, 2010; Sweller, 2011), но пока причина неизвестна.

Повсеместность концепции рабочей памяти

Когда мы говорим, что рабочая память содержит небольшой объем информации , под этим термином мы можем иметь в виду нечто столь же абстрактное, как идеи, которые можно созерцать, или что-то столь же конкретное, как объекты, которые можно посчитать (например, фасоль). Суть информации заключается в том, что это выбор некоторых вещей из большего набора возможных вещей. Один из захватывающих аспектов рабочей памяти заключается в том, что она может быть важна на очень многих разных уровнях и в самых разных ситуациях.Когда вы слушаете язык, вам нужно запоминать информацию о начале предложения, пока вы не сможете понять его смысл. Если вы услышите Жан хотел бы посетить третье здание слева , вам нужно вспомнить, что актер в предложении — Жан. Затем вам нужно сохранить глагол до тех пор, пока вы не узнаете, что она хотела бы посетить, и вам нужно сохранить прилагательное «третий», пока вы не узнаете, третий что; и все части должны быть правильно соединены. Без достаточной рабочей памяти информация будет потеряна до того, как вы сможете объединить ее в связную, законченную мысль.В качестве еще одного примера того, как используется рабочая память, при выполнении простых арифметических операций в голове, если вы хотите сложить 24 и 18, вам может потребоваться найти, что 4 + 8 = 12, сохраните 2, перенося 1 в столбец десятков. чтобы сделать 2 + 1 + 1 = 4 в столбце десятков и объединить с столбцами единиц, чтобы получить ответ, 42. В качестве третьего примера, если вы ищете свою машину на парковке, вы должны помнить расположение автомобилей в регионе, который вы только что искали, чтобы не тратить время на повторный поиск того же региона.В джунглях хищник, который отворачивается от сцены и повторно посещает ее через несколько мгновений, может использовать рабочую память, чтобы обнаружить, что что-то в этой сцене сместилось; это обнаружение изменений может указывать на присутствие добычи.

Таким образом, информация в рабочей памяти может варьироваться от произнесенных слов и печатных цифр до автомобилей и будущих блюд. Он может даже включать абстрактные идеи. Подумайте, может ли маленький ребенок получить хорошее представление о том, что является тигром, а что нет (вопрос понятий категории слов, например.г., Нельсон, 1974; Saltz, Soller, & Sigel, 1972). С точки зрения непрофессионала, это большая кошка в полоску. Он исключает львов, у которых нет полос, и исключает зебр, которые не являются большими кошками. Ребенок должен уметь одновременно запоминать понятие кошки и понятие полос, чтобы правильно усвоить понятие тигра. Если ребенок думает только о полосах, он может неправильно назвать зебру тигром. Предполагается, что концепция зарождается в рабочей памяти и, как только она усвоена, переносится в долговременную память.Сначала неполная концепция может храниться в долговременной памяти, что приводит к неправильным представлениям, которые позже исправляются, когда обнаруживаются несоответствия с дальнейшим вводом, и рабочая память используется для исправления концепции в долговременной памяти. В более абстрактном плане есть более семантические проблемы, которые решаются несколько позже, в детстве (например, Clark & ​​Garnica, 1974). Концепция приносит что-то, по-видимому, требует нескольких условий: человек, который приносит что-то, должен иметь что-то в месте, отличном от местоположения говорящего (или будущего запланированного местоположения), и должен сопровождать этот предмет до местоположения говорящего.Вы можете попросить человека по номеру принести салат к вам домой, но, вероятно, не по номеру , который принесет салат к вам домой (если вас там нет), и не по номеру , чтобы отправить салат к вам домой (если они не идет). Эти условия могут вызвать нагрузку на рабочую память. Опять же, первоначальная концепция ребенка, перенесенная из рабочей памяти в долговременную память, может быть неполной и исправляться позже, когда будут замечены расхождения с дальнейшим вводом.

Рабочая память: последние 64 года

Есть несколько современных истоков концепции рабочей памяти.Хебб (1949) имел взгляд на временную память, который был более неврологически обоснованным, чем более ранняя концепция первичной памяти Джеймса (1890). Он говорил об идеях как об опосредованных совокупностями клеток, запускаемых по определенному образцу для каждой идеи или концепции, и только несколько клеточных сборок будут активны с текущим возбуждением нейронов в любой момент. Это видение сыграло важную роль в этой области. Проблема, которая поднимается в этой работе, заключается в том, следует ли отождествлять рабочую память со всей активной информацией, которая может быть использована в немедленных тестах памяти, независимо от того, является ли она сознательной или нет, или ее следует зарезервировать для описания только осознанной информации, подробнее в аромат Джеймса.Учитывая, что рабочая память — это термин, обычно используемый для объяснения поведенческих результатов, а не субъективных отчетов, она обычно не ограничивается осознанной первичной памятью (например, см. Baddeley, 1986; Baddeley & Hitch, 1974; Cowan, 1988). Коуэн явно предположил, что существует два аспекта хранения рабочей памяти: (1) активированная часть долговременной памяти, возможно, соответствующая активным клеточным сборкам Хебба, и (2) внутри этой активированной части меньшее подмножество элементов в фокусе. внимания.Активированная память будет состоять из фрагментированного супа всех видов активированных функций (сенсорных, фонологических, орфографических, пространственных и семантических), тогда как в фокусе внимания будет лишь несколько хорошо интегрированных элементов или фрагментов.

Вклад Джорджа Миллера

Миллер (1956) обсуждал ограничение количества элементов, которые могут храниться в непосредственной памяти. В соответствующей процедуре тестирования список элементов виден или слышен, и сразу после этого (то есть без установленного интервала хранения) список должен быть повторен дословно.Было сказано, что возможность сделать это ограничена примерно семью фрагментами, где фрагмент является значимой единицей. Например, список случайных цифр 582931 , возможно, придется изначально закодировать как шесть фрагментов, по одному на цифру, тогда как последовательность 123654 , вероятно, может быть закодирована большинством взрослых только как два фрагмента (восходящая тройка, за которой следует убывающая тройка). ). Последующая работа показала, что число семь — это практический результат, который возникает на основе стратегий, которые используют участники, и что, когда невозможно использовать фрагменты или скрытую словесную репетицию для улучшения выступления, взрослые обычно могут сохранить только 3 или 4 предварительных упражнения. -существующие фрагменты (Chen & Cowan, 2009; Cowan, 2001; Cowan, Rouder, Blume, & Saults, 2012; Luck & Vogel, 1997; Rouder et al., 2008).

Первое упоминание термина рабочая память, которое я нашел, происходит из книги Миллера, Галантера и Прибрама (1960), Планы и структура поведения . Само название и концепция организации напоминают более раннюю работу Хебба (1949), Организация поведения, . Miller et al. заметил, что повседневное функционирование в мире требует иерархии планов. Например, ваш план преуспевания на работе требует наличия дополнительного плана утром, что, в свою очередь, может потребовать дополнительных планов на завтрак, принятие душа, одевание, сбор рабочих материалов и т. Д.У каждого из этих планов также могут быть дополнительные планы, и у вас могут быть конкурирующие планы (например, выбор занятия после работы, звонок матери или приобретение еды на ужин). Говорят, что наша рабочая память — это умственная способность, с помощью которой мы запоминаем планы и подпланы. Мы не можем думать обо всех сразу, но мы могли бы, например, иметь в виду, что сковорода горячая, когда вынимаете нож из ящика, и мы можем постоянно вспоминать приблизительное время, чтобы не опоздать. Было сказано, что рабочая память — это средство, которое используется для выполнения одного подплана с учетом необходимых связанных подпланов и генерального плана.

Вклад Дональда Бродбента

В Великобритании книга Бродбента (1958) помогла вывести разговор из эпохи бихевиоризма в эпоху когнитивной психологии. В сноске в книге он набросал грубую диаграмму обработки информации, которая показывала, как информация поступает из хранилища сенсорного типа, в котором кратковременно содержится много информации, через фильтр внимания, по сути, в рабочую память, в которой хранится только несколько элементов, в долговременная память, которая является хранилищем знаний, накопленных за всю жизнь.Эмпирическая основа модели во многом была получена из его работы с избирательным вниманием, включая множество дихотических исследований слушания, в которых задача заключалась в том, чтобы слушать сообщение одним ухом и игнорировать сообщение другим ухом или сообщить оба сообщения в некотором порядке. Мотивация для такого рода исследований возникла в значительной степени из практических вопросов, спровоцированных Второй мировой войной, например, как помочь пилоту прослушать его собственное сообщение управления воздушным движением, игнорируя сообщения, предназначенные для других пилотов, но представленные в том же канале.Однако важным теоретическим результатом стало открытие разницы между сенсорной памятью большой емкости, но недолговечной, которая формировалась независимо от внимания, и более длительной, но небольшой абстрактной рабочей памятью, требующей внимания.

Вклады Алана Баддели и Грэма Хитча

Миллер и др. (1960), возможно, придумали термин «рабочая память», но они не были главным инициатором работы, которая впоследствии проводилась в этой области. Google Scholar показывает это с более чем 5600 цитированием.Тем не менее, глава Баддели и Хитч (1974) имеет более 7 400 цитирований, а статья в Science 1992 г., в которой резюмируется этот подход, имеет более 14 500 цитирований. В главе 1974 года термин рабочая память использовался для обозначения системы временной памяти, которая многогранна, в отличие от единственного хранилища, такого как первичная память Джеймса, или соответствующего блока в модели Бродбента (1958), или ее усовершенствованной версии. как в модели Аткинсона и Шиффрина (1968), ни одна из которых не годится. Фактически, многие исследователи в 1960-х годах предлагали варианты моделей обработки информации, которые включали в себя единственное хранилище краткосрочной памяти, и Баддели часто называл их вместе, с юмором, «модальной моделью», давая ее набросок. Ящики сенсорной памяти, кратковременной памяти и долговременной памяти, как в моделях Бродбента и Аткинсона / Шиффрина.(Когда юмор и происхождение фразы «модальная модель» забываются, но эта фраза все еще широко используется, это почему-то кажется грустным.)

Главный момент, подчеркнутый Баддели и Хитчем (1974), заключается в том, что существуют различные эффекты это, казалось, связано с кратковременной памятью, но не сводится к единственному компоненту. Фонологическая обработка больше всего мешала фонологическому хранению, визуально-пространственная обработка мешала визуально-пространственному хранению, а нагрузка на рабочую память, похоже, не сильно мешала превосходной памяти для конца списка или эффекту новизны.Концептуальное обучение не сильно зависело от типа памяти, которая была восприимчива к эффектам фонологического сходства, и пациент с очень низким объемом памяти все еще был в состоянии узнавать новые факты. Чтобы объяснить все диссоциации, они пришли к выводу, что существует система контроля, связанная с вниманием, и различные системы хранения. Они включали фонологическую систему, которая также включала скрытый процесс вербальной репетиции, и систему визуально-пространственного хранения, которая могла иметь свой собственный тип невербальной репетиции.В версии теории 1974 г. были ограничения внимания как на хранение информации, так и на ее обработку. В книге 1986 года Баддели исключил зависимое от внимания хранилище, но в статье 2000 года был добавлен новый компонент в виде эпизодического буфера. Этот буфер может зависеть или не зависеть от внимания и отвечает за краткосрочное хранение семантической информации, а также за специфическое связывание или связь между фонологической и визуально-пространственной информацией. Бэддели и Хитч назвали сборку или систему хранения и обработки информации в доступной форме рабочей памятью, памятью, которую используют при выполнении различных когнитивных задач (т.э., познавательная работа).

Модель Коуэна (1988)

Спустя годы появилось несколько других предложений, которые меняют вкус предложения о рабочей памяти. Коуэн (1988) интересовался тем, как мы представляем то, что знаем и не знаем об обработке информации. «Модальные модели», о которых говорил Баддели, начались с модели Бродбента (1958), в которой было показано, что доступ к ящикам осуществляется в последовательности, сопоставимой с компьютерной блок-схемой: сначала сенсорная память, затем фильтр внимания, затем кратковременная память. , а затем долговременная память.Аткинсон и Шиффрин (1968) сохранили структуру блок-схемы, но добавили рекурсивный ввод в поля в форме процессов управления. Баддели и Хитч (1974) и Баддели (1986) вместо этого использовали диаграмму обработки, в которой к ящикам можно было обращаться параллельно. Предположительно, можно было бы ввести некоторую информацию в фонологическое хранилище, одновременно вводя другую информацию в визуально-пространственное хранилище, с взаимодействующими модулями и одновременным исполнительным управлением.

Коуэн (1988, 1995, 1999, 2001, 2005) немного отшатнулся от модулей и отдельных ящиков, отчасти потому, что они вполне могут образовывать произвольно неполную таксономию систем мозга.(Куда пойдет пространственная информация о звуке? Куда пойдет информация о прикосновении? Эти типы вопросов без ответа также, возможно, помогли мотивировать эпизодический буфер Baddeley, 2000.) Может быть несколько модулей, но поскольку мы не знаем таксономию, они все были брошены в суп активированной долговременной памяти. Вместо отдельных ящиков я попытался смоделировать на более высоком уровне, на котором неполные различия не были явно включены в модель, а механизмы могли быть встроены в другие механизмы.Таким образом, говорилось, что существует долговременная память, часть которой находилась в активированном состоянии (см. Hebb, 1949), а внутри нее меньшая часть которой находилась в фокусе внимания (см. James, 1890 г.). Диссоциации все еще могут происходить на основе сходства черт; два элемента с фонологическими характеристиками будут мешать друг другу, например, более одного элемента с фонологическими характеристиками и другой элемент только с визуально-пространственными характеристиками. Модель по-прежнему включала центральные исполнительные процессы.

По сравнению с Баддели и Хитчем (1974), Коуэн (1988) также уделял больше внимания сенсорной памяти. Верно, что печатные буквы, как и разговорные, кодируются фонологическими особенностями, основанными на речи, которые можно спутать друг с другом в рабочей памяти (например, Conrad, 1964). Тем не менее, существует множество других доказательств того, что списки, представленные в устной форме, запоминаются намного лучше, особенно в конце списка, чем устные списки, представленные в печатной форме (например, Murdock & Walker, 1969; Penney, 1989).

Фильтр внимания также был усвоен в модели Коуэна (1988). Вместо того, чтобы информация должна проходить через фильтр, предполагалось, что вся информация в той или иной степени активирует долговременную память. Разум формирует нейронную модель того, что он обработал. Это будет включать сенсорную информацию для всех стимулов, но в фокусе внимания гораздо больше семантической информации, чем можно найти для автоматической информации. Поступающая информация, которая соответствует текущей нейронной модели, становится привычной, но воспринимаемые изменения вызывают дезорганизацию в виде ориентировочных реакций внимания на лишенные привычки стимулы (см.Соколов, 1963). Такая система имеет свойства, аналогичные модели ослабленной фильтрации Трейсмана (1960) или модели релевантности Норма (1968). С этой точки зрения внимание контролируется двояко, часто с борьбой между произвольным исполнительным контролем и непроизвольными ориентировочными реакциями.

Насколько согласуется Коуэн (1988) с моделью Баддели и Хитча? Вклад Роберта Логи

С добавлением эпизодического буфера модель Баддели и Хитча делает прогнозы, часто похожие на предсказания Коуэна (1988).Тем не менее, могут быть важные различия. Открытый вопрос заключается в том, служит ли активированная часть долговременной памяти Коуэна (1988) функционально той же цели, что и фонологические и зрительно-пространственные буферы Баддели и Хитча (1974) и Баддели (1986). Роберт Логи и его коллеги утверждают, что этого не может быть, поскольку зрительные образы и кратковременная визуальная память диссоциированы (Borst, Niven, & Logie, 2012; Logie & van der Meulen, 2009; van der Meulen, Logie, & Della Sala, 2009 г.).Нерелевантные визуальные материалы мешают формированию визуальных образов, но не визуальному хранению, тогда как нажатие на пространственный образец мешает визуальному хранению, но не создает визуальные образы. Согласно модели, предложенной этими источниками, визуальные образы включают активацию репрезентаций долговременной памяти, тогда как кратковременное визуальное хранилище представляет собой отдельный буфер. Хотя это возможность требует дальнейших исследований, я еще не уверен. Могли быть и другие причины разобщения.Например, в исследовании van der Meulen et al. Задача визуального образа включала определение качеств представленных букв (изогнутая линия или нет, замкнутое пространство или нет и т. Д.), И эти качества могли больше перекрываться с интерференцией изображения; тогда как задача визуальной памяти заключалась в том, чтобы визуально запоминать буквы в верхнем и нижнем регистре в правильном последовательном порядке, а свойство последовательного порядка может испытывать больше помех от нажатия в последовательном пространственном узоре. Требуется проверка общности эффектов для задач с разными функциями.

Другие модели междоменной общности

Одно различие между каркасами Баддели (1986) и Коуэном (1988) состояло в том, что Коуэн уделял больше внимания возможности интерференции между доменами. Продолжаются споры о том, в какой степени вербальные и невербальные коды в рабочей памяти мешают друг другу (например, Cocchini, Logie, Della Sala, MacPherson, & Baddeley, 2002; Cowan & Morey, 2007; Fougnie & Marois, 2011 ; Morey & Bieler, 2013).Общий взгляд на предметную область распространился на другие типы исследований. Данеман и Карпентер (1980) показали, что чтение и запоминание слов — это задачи, которые мешают друг другу, и успех запоминания при чтении сильно коррелирует со способностью понимания прочитанного. Энгл и его коллеги (например, Engle, Tuholski, Laughlin, & Conway, 1999; Kane et al., 2004) показали, что такого рода эффект возникает не только со словесными материалами, но даже с хранением и обработкой в ​​отдельных областях, таких как как пространственное воспоминание с вербальной памятью.Они объясняли индивидуальные различия, прежде всего, задачами обработки и необходимостью держать в уме инструкции и цели задач, подавляя при этом ненужные отвлекающие факторы.

Барруйе и его коллеги (например, Barrouillet, Portrat, & Camos, 2011; Vergauwe, Barrouillet, & Camos, 2010) подчеркнули, что процесс использования внимания для обновления элементов, независимо от того, является ли он вербальным или невербальным по своей природе, требует времени и противодействует разлагаться. Они обеспечивали сложные задачи, связанные с одновременным хранением и обработкой данных, как Дейнеман и Карпентер и как Энгл и его коллеги.Ключевым показателем является когнитивная нагрузка, доля времени, которое занимает задача обработки, вместо того, чтобы участник мог использовать его для обновления представлений о запоминаемых элементах. Открытие Барруйе и его коллег заключалось в том, что влияние когнитивной нагрузки на длину списка, который можно вспомнить, или объем памяти, является отрицательным линейным (т. Е. Пагубным) эффектом. Они также признают, что существует процесс вербальной репетиции, который отличается от обновления внимания, с возможностью использования любого режима поддержания памяти в зависимости от требований задачи (Camos, Mora, & Oberauer, 2011), но больше внимания уделяется освежает внимание, чем в случае Баддели и его коллег, и поэтому подход кажется более соответствующим Коуэну (1988) с его фокусом внимания (относительно освежения см. также Cowan, 1992).

Продолжающиеся споры о природе ограничений рабочей памяти

Теоретически существует два основных способа, которыми рабочая память может быть более ограниченной, чем долговременная память. Во-первых, это может быть ограничено с точки зрения того, сколько предметов можно держать одновременно, предел вместимости, который Коуэн (1998, 2001) предварительно приписывает фокусу внимания. Во-вторых, он может быть ограничен количеством времени, в течение которого элемент остается в рабочей памяти, когда он больше не репетируется или не обновляется, предел распада, который Коуэн (1988) приписал активированной части долговременной памяти, практический предел. до 30 секунд в зависимости от задачи.

Оба эти ограничения в настоящее время спорны. Что касается предела емкости, не так много аргументов в пользу того, что в рамках определенного типа кодирования стимулов (фонологического, визуально-пространственного и т. Д.) Нормальные взрослые ограничиваются примерно 3 или 4 значимыми единицами или фрагментами. Спор заключается в том, возникает ли предел в фокусе внимания или из-за того, что похожие материалы мешают друг другу (например, Oberauer, Lewandowsky, Farrell, Jarrold, & Greaves, 2012). В моей недавней, еще неопубликованной работе я предлагаю ограничить фокус внимания несколькими фрагментами информации, но эти фрагменты можно выгружать в долговременную память и удерживать там с помощью некоторого освежения внимания. в то время как фокус внимания в первую очередь используется для кодирования дополнительной информации.

Что касается предела потери или распада памяти, то некоторые исследования показали отсутствие потери информации для списков печатных словесных материалов за периоды, когда репетиция и обновление явно не допускались (Lewandowsky, Duncan, & Brown, 2004; Oberauer & Lewandowsky, 2008 ). Тем не менее, для массивов незнакомых символов, за которыми следует маска для устранения сенсорной памяти, Рикер и Коуэн (2010) действительно обнаружили потерю или распад памяти (см. Zhang & Luck, 2009). В дальнейшей работе Ricker et al.(в печати) предположил, что степень распада зависит от того, насколько хорошо информация консолидируется в рабочей памяти (см. Jolicoeur & Dell’Acqua, 1998). Учитывая, что время, доступное для обновления, оказалось обратно пропорционально когнитивной нагрузке, процесс консолидации, который кажется критическим, не прерывается маской, а продолжается после нее. Этот процесс консолидации может быть своего рода усилением следа эпизодической памяти, основанным на обновлении внимания в духе Барруйе и др.(2011). Если это так, то наиболее важным эффектом этого освежения будет не временное устранение эффектов распада, как Barrouillet et al. предложено, а скорее изменить скорость самого распада. В наши планы на будущее входит изучение этих возможностей.

Долговременная рабочая память

Понятно, что люди достаточно хорошо функционируют в сложных средах, в которых подробные знания должны использоваться экспертным образом, несмотря на жесткое ограничение рабочей памяти несколькими идеями или элементами одновременно.Что важно для понимания этого парадокса человеческой деятельности, так это то, что каждый слот в рабочей памяти может быть заполнен концепцией большой сложности при условии, что у человека есть необходимые знания в долговременной памяти. Этот момент был отмечен Миллером (1956) в его концепции объединения элементов для формирования более крупных фрагментов информации с ограничением в рабочей памяти, определяемым количеством фрагментов, а не количеством отдельных элементов, представленных для запоминания. Эрикссон и Кинч (1995) развили эту концепцию дальше, расширив определение рабочей памяти, включив в нее релевантную информацию в долговременной памяти.

Хотя мы можем спорить о лучшем определении рабочей памяти, кажется бесспорным, что долговременная память часто используется, как предлагают Эрикссон и Кинч (1995). Примером может служить то, что происходит, когда разговор с посетителем прерывается телефонным звонком. Во время разговора личный разговор с посетителем обычно выходит за рамки сознательной рабочей памяти. Однако после звонка, когда посетитель служит яркой репликой, часто можно восстановить воспоминания о разговоре как о недавнем эпизоде ​​и вспомнить, где этот разговор остановился.Через несколько дней это может стать невозможным. Такое использование долговременной памяти для выполнения функций, аналогичных традиционной рабочей памяти, таким образом расширяя возможности человека, было названо Эрикссоном и Кинчем долговременной рабочей памятью. Коуэн (1995) намекал на аналогичное использование долговременной памяти для этой цели, но, не желая расширять определение рабочей памяти, назвал функцию виртуальной кратковременной памятью, что означает использование долговременной памяти таким образом, чтобы обычно используется кратковременная память.Это очень похоже на использование памяти компьютера, которое позволяет выключить компьютер в режиме гибернации, а затем вернуть его в прежнее состояние при извлечении памяти.

Учитывая способность людей так умело использовать долговременную память, можно спросить, почему мы вообще заботимся о серьезном ограничении объема рабочей памяти. Ответ заключается в том, что это очень важно, когда есть ограниченные долгосрочные знания по теме. В таких обстоятельствах объем рабочей памяти может определять, сколько элементов можно удерживать в памяти одновременно, чтобы использовать элементы вместе, или связать их, чтобы сформировать новую концепцию в долговременной памяти.Так бывает во многих ситуациях, которые важны для обучения и понимания. Один простой пример совместного использования предметов — это выполнение набора инструкций, например, ребенку дошкольного возраста: положите свой рисунок в свой уголок, а затем сядьте в круг . Часть этого наставления можно забыть до того, как оно будет выполнено, и учителя должны учитывать такую ​​возможность. Простой пример связывания элементов вместе — это чтение романа, когда человек слушает описание персонажа и объединяет части описания, чтобы получить общий набросок личности, который может быть сформирован в долговременной памяти.Неадекватное использование рабочей памяти во время чтения может привести к тому, что набросок будет неполным, так как некоторые описательные черты непреднамеренно игнорируются. Знание этого предела рабочей памяти можно использовать для улучшения письма, облегчая его запоминание и понимание.

Паас и Свеллер (2012) подчеркивают различие между биологически первичными и вторичными знаниями (Geary, 2008) и предполагают (стр. 29), что «люди легко могут получить огромное количество первичных биологических знаний вне образовательного контекста и без заметная нагрузка на рабочую память.«Примерами, которые они предложили, были изучение лиц и умение говорить. Вполне может быть, что отдельные лица или произнесенные слова быстро становятся интегрированными фрагментами долговременной памяти (и, я бы добавил, то же самое, кажется, верно для объектов в областях знаний, например, письменных слов у взрослых). Тем не менее, биологически первичные компоненты используются во многих ситуациях, когда действительно применяются жесткие ограничения производительности. В этих ситуациях потребность в дополнительной памяти считается биологически вторичной.Примером может служить обучение, какое лицо должно быть связано с каким именем. Если на экране отображаются четыре новых лица и их имена озвучиваются голосом, эти пары имя-лицо не могут храниться в рабочей памяти одновременно, поэтому сложно сохранить информацию, и часто требуется дополнительное изучение одной пары за раз. чтобы запомнить сочетание имени и лица.

Конкретные математические модели

Здесь я выборочно исследовал модели рабочей памяти, которые являются довольно всеобъемлющими и конкретизируются устно.Ограничивая область применимости и добавляя некоторые допущения при обработке, другие исследователи на протяжении многих лет смогли сформулировать модели, которые делают математические прогнозы производительности в конкретных ситуациях. Мы многому у них научились, но они, по сути, выходят за рамки этого обзора, учитывая ограниченное пространство и мои собственные ограничения. Примеры таких моделей см. В Brown, Neath, & Chater, 2007; Берджесс и Хитч, 1999; Cowan et al., 2012; Фаррелл и Левандовски, 2002; Hensen, 1998; Мердок, 1982; Оберауэр и Левандовски, 2011).Важность этих моделей состоит в том, что они проясняют последствия наших теоретических предположений. Чтобы делать количественные прогнозы, каждое математическое предположение должно быть явным. Иногда обнаруживается, что эффекты некоторых предложенных механизмов, взятых вместе, не соответствуют тому, что можно было бы предположить из чисто словесной теории. Конечно, некоторые из допущений, которые необходимо сделать для получения количественных прогнозов, могут не подтверждаться, поэтому я считаю, что лучший способ продвинуться в этой области — это иногда использовать общее вербальное, пропозициональное мышление, а иногда — конкретное количественное моделирование. работает над сближением этих методов к общей теории.

Наука о мозге и когнитивная психология исследует наши психические процессы

Когнитивные психологи, которых иногда называют исследователями мозга, изучают, как работает человеческий мозг — как мы думаем, запоминаем и учимся. Они применяют психологическую науку, чтобы понять, как мы воспринимаем события и принимаем решения.

Понимание науки о мозге и когнитивной психологии

Человеческий мозг — удивительный и мощный инструмент.Это позволяет нам учиться, видеть, запоминать, слышать, воспринимать, понимать и создавать язык. Иногда человеческий мозг подводит нас.

Когнитивные психологи изучают, как люди приобретают, воспринимают, обрабатывают и хранят информацию. Эта работа может варьироваться от изучения того, как мы изучаем язык, до понимания взаимодействия между познанием и эмоциями.

Новые технологии, такие как магнитно-резонансная томография (МРТ), позволяют исследователям увидеть картину работы мозга, помогая им понять, как мозг реагирует на определенный стимул или как различия в структуре мозга могут повлиять на здоровье, личность или когнитивные функции человека. .

Прикладная наука о мозге и когнитивная психология

Наука о мозге и когнитивная психология сегодня — одна из самых разносторонних областей психологической специальности и одна из самых востребованных. Во всех профессиях есть непреодолимый интерес к тому, как работает мозг. Педагоги, разработчики учебных программ, инженеры, ученые, судьи, представители органов здравоохранения и безопасности, архитекторы и графические дизайнеры — все хотят знать больше о том, как мозг обрабатывает информацию.Их исследования и связанные с ними приложения стали неотъемлемой частью того, как организации, школы и предприятия функционируют и преуспевают. В клинических условиях когнитивные психологи стремятся лечить проблемы, связанные с психическими процессами человека, включая болезнь Альцгеймера, проблемы с речью, потерю памяти и проблемы с сенсорными или восприятием.

Студентам

Учителям

Ученая степень в области психологии является основой многих интересных карьерных путей в рамках данной дисциплины.Кроме того, понимание науки о психологии — например, получение степени бакалавра по этому предмету — может помочь студентам в их карьере и жизни.

Изучите ресурсы в классе
Понимание науки психологии может помочь студентам в их карьере и жизни. Психологическая наука лежит в основе многих интересных карьерных путей.


Узнайте, что нужно, чтобы сделать карьеру в области психологии.
Не нужно далеко смотреть, чтобы увидеть влияние, которое оказывают психологи.Они вносят свой вклад почти во все профессии, от здравоохранения и правоохранительных органов до спортивных достижений и освоения космоса.

Для школьных консультантов

Наука о мозге и познание — одна из самых разносторонних специальностей в психологии и одна из самых востребованных. Педагоги, инженеры, ученые, художники, архитекторы и дизайнеры — все они профессионально интересуются тем, как работает мозг.Исследования мозговых психологов и когнитивных психологов и их приложения стали неотъемлемой частью функционирования организаций, школ и предприятий.

Ресурсы, которые помогут вашим ученикам сделать карьеру в области психологии
Диплом по психологии может привести к успешной карьере, которая будет иметь значение для жизни людей.


Узнайте, что нужно, чтобы стать специалистом по науке о мозге и когнитивным психологом.
Наука о мозге и когнитивная психология фокусируются на том, как люди учатся, обрабатывают и хранят информацию.

Дата создания: 2014

границ | Влияние отвлечения на память и познание: комментарий

Введение

В нашем шумном мире почти постоянно присутствуют отвлекающие факторы, конкурирующие с нашим вниманием, когда мы пытаемся сосредоточиться на обучении, вспоминании прошлых событий или решении сложных проблем. Какие факторы способствуют успеху или неудаче в блокировании такой отвлекающей информации? Это главный вопрос, который задают исследователи, которые участвовали в написании предыдущих статей.В этом комментарии я обобщу некоторые из основных выводов, выделю общие принципы, которые их объединяют, и попытаюсь устранить несоответствия там, где они существуют. Комментарий будет откровенно смещен в сторону моего личного взгляда на познание с точки зрения активных операций обработки и будет основан на выводах и идеях из более старой литературы, где они, кажется, имеют смысл текущих наблюдений.

Отвлечение: общее или конкретное?

Один вопрос, который проходит через ряд статей, заключается в том, ухудшает ли отвлечение когнитивную деятельность, истощая какой-то общий ресурс или конкурируя за конкретное репрезентативное пространство.То есть, расходуем ли мы общие ресурсы внимания, когда пытаемся заблокировать нежелательную стимуляцию, тем самым оставляя меньше ограниченного запаса для подпитки основной задачи, или отвлечение особенно мешает только тогда, когда нерелевантная стимуляция качественно похожа на релевантную для задачи информацию ? В предыдущих статьях есть доказательства для обеих позиций. Мастроберардино и Вредевельдт (2014) попросили итальянских детей в возрасте 8–11 лет посмотреть 5-минутный видеоклип, содержащий как визуальные, так и слуховые детали; Позднее детям задавали вопросы об этих деталях в различных условиях.Дети либо смотрели на пустой экран во время выполнения задания по поиску, либо смотрели с закрытыми глазами (EC), либо наблюдали визуальное отображение слов на иврите, представленных с частотой 1 с, либо слышали слова на иврите, произносимые с частотой 1 с. Результаты показали, что пустой экран и условия ЭК были связаны с лучшим запоминанием визуальных деталей, чем условия визуального и слухового отвлечения, которые не различались. Удивительно, но различные условия поиска не повлияли на воспоминание слуховых деталей. Результаты для визуальных деталей показывают, что как зрительное, так и слуховое отвлечение ухудшало извлечение, предполагая, что ресурсы внимания были заняты на блокирование отвлекающих стимулов, тем самым снижая эффективность извлечения.Однако этот «общий» отчет не соответствует наблюдаемому отсутствию эффекта на вспоминание слуховых деталей, а также не может воспроизвести результаты более раннего исследования взрослых участников (Vredeveldt et al., 2011), которое показало эффекты интерференции, зависящие от модальности. с очень похожими материалами. Авторы предполагают, что настоящие результаты могут отражать особую трудность, с которой дети могут со временем сосредоточить внимание на поисковой задаче. Это кажется очень разумным, хотя тогда любопытно, почему отвлечение не повлияло на вспоминание слуховых деталей.Авторы предполагают, что слуховые детали в используемом видео были связаны с сопутствующими социальными взаимодействиями и что это могло иметь буфер для извлечения, чтобы не отвлекаться.

Таким образом, в статье Мастроберардино и Вредевельдт (2014) делается вывод о том, что воспоминание визуальных деталей выигрывает от устранения визуального или слухового отвлечения. Однако общность этого вывода ставится под сомнение результатами исследований, опубликованных Kyriakidou et al. (2014). Эти авторы представили кипрским детям в возрасте 6–12 лет сложное зрительно-слуховое событие продолжительностью 10 минут; Затем дети были опрошены о том, что они испытали, либо вскоре после события, либо через неделю.Половина детей была протестирована в условиях ЭК, а другая половина была допрошена о событии с открытыми глазами. Результаты показали, что правильные визуальные детали лучше запоминаются группой ЭК (6,2 против 5,7 пунктов). Не наблюдалось значительного влияния манипуляции ЭК на вспоминание правильных слуховых деталей, что предполагает эффект отвлечения, зависящий от модальности, но стоит отметить, что польза для группы ЭК (4,9 против 4,3 пунктов) на самом деле была немного больше, чем разница между группами для визуальных деталей.Поэтому кажется предпочтительным сделать вывод, что положительный эффект ЭК во время допроса был общим эффектом в этом исследовании, хотя и с большей пользой для запоминания визуальных деталей, как в случае с Мастроберардино и Вредевельдтом (2014).

Картина осложняется тем, что Kyriakidou et al. (2014) не обнаружили никаких эффектов от манипуляции с ЭК во втором эксперименте и действительно комментируют в сноске, что они провели 10 аналогичных исследований и обнаружили положительный эффект закрытия глаз только в одном случае.Авторы предполагают, что обнаружение положительных эффектов может зависеть от других факторов окружающей среды, таких как продолжительность интервью и то, насколько комфортно детям с интервьюером. Важность таких социальных факторов подчеркивается Buchanan et al. (2014), у которых студенты-бакалавры мысленно прослеживали свой путь через трехмерную блочную матрицу в ответ на слуховые инструкции. При выполнении этого задания участники либо закрывали глаза, либо поддерживали зрительный контакт с собеседником, поддерживали контакт с собеседником в темных очках, наблюдали за собеседником, голова которого была отвернута, либо наблюдали за собеседником, голова которого была полностью прикрыта.Лучшее выполнение зрительной задачи было в условиях ЭК, значительно снижалось в условиях темных очков и значительно ухудшалось при зрительном контакте (Buchanan et al., 2014; Рисунок 2). Это исследование подчеркивает, что не просто несущественные зрительные стимулы мешают выполнению задачи, которая по сути является визуальной рабочей памятью (см., Например, Baddeley et al., 1975; Logie et al., 1990), но что социальные и аффективные последствия поддержания зрительного контакта с другим человеком особенно негативно сказываются на работе.В этом контексте следует ответить на два интересных вопроса: во-первых, будет ли зрительный контакт в равной степени разрушительным для выполнения сложных задач слухово-речевой рабочей памяти (например, «альфа-диапазон», Craik, 1986), и второй — является ли эффект зрительного контакта главным образом обусловленным. к непроизвольному откачиванию общих ресурсов обработки или является ли вмешательство более конкретно аффективным по своей природе. Также следует отметить, что задача, использованная Buchanan et al. (2014) задействовали визуальную обработку в режиме онлайн, а не извлечение эпизодических событий, как в исследованиях Мастроберардино и Вредевельдт (2014) и Кириакиду и др.(2014).

Rae and Perfect (2014) изучали влияние визуального отвлечения на поиск визуально представленных списков слов в попытке повторить открытие Glenberg et al. (1998), что визуальное отвлечение уменьшило извлечение элементов среднего списка из недавно представленного списка слов (Эксперимент 5). Участники экспериментов Rae и Perfect (2014) изучали списки отдельных слов, а затем пытались вспомнить слова устно, глядя на экран, отображающий статический или динамический визуальный шум (рис. 1).Также было состояние EC, но результаты не были сообщены из-за ошибки кодирования в программе. В эксперименте 1 авторы действительно обнаружили, что условие динамического шума было связано с более плохим запоминанием пунктов среднего списка, чем условие статического шума, но этот результат не был воспроизведен в экспериментах 2 и 3. Соответственно, Рэй и Перфект выражают значительные сомнения по поводу утверждают, что отвлечение окружающей среды конкурирует с внутренними ресурсами, необходимыми для трудоемкого восстановления памяти.

Эти сомнения сначала подкрепляются результатами, представленными Craik et al.(1996). Эти авторы обнаружили, что в то время как выполнение вторичной задачи во время кодирования памяти имело большой пагубный эффект на более поздний поиск списков слов, выполнение той же вторичной задачи во время фазы поиска оказало относительно небольшое влияние на производительность памяти (хотя производительность второстепенной задачи). Учитывая, что Craik et al. (1996) исследование включало выполнение сложной второстепенной задачи одновременно с поиском, и при этом было обнаружено лишь незначительное влияние на производительность памяти; неудивительно, что Rae и Perfect (2014) также обнаружили очень незначительные эффекты отвлекающего визуального отображения, на которое не требовалось никакой реакции. участник.Такие выводы о незначительном влиянии конкурирующих стимулов или действий на процессы поиска особенно озадачивают в свете других данных, показывающих, что операции поиска являются довольно дорогостоящими с точки зрения ресурсов обработки (Craik and McDowd, 1987; Craik et al., 1996). Лучшее объяснение может заключаться в том, что обработка поиска каким-то образом защищена или имеет приоритет, и что любое увеличение затрат на обработку в значительной степени покрывается вторичной задачей или другими формами параллельной обработки.

Однако эти незначительные эффекты при извлечении должны быть пересмотрены в свете результатов, представленных Фернандесом и Московичем (2000).Эти исследователи предложили участникам выучить список слов, представленных на слух, для последующего их свободного воспроизведения. Участники также выполняли различные отвлекающие задачи, представленные наглядно, одновременно с фазой кодирования или извлечения информации. Существенный вывод заключался в том, что выполнение вторичной задачи во время кодирования оказало существенное негативное влияние на последующее вспоминание, независимо от качественной природы вторичной задачи, тогда как выполнение вторичной задачи во время поиска было разрушительным, чтобы вспомнить только тогда, когда вторичный Материал задания был аналогичен вспоминаемому материалу.Они пришли к выводу, что во время кодирования память и параллельные задачи конкурируют за общие ресурсы, но при извлечении конкуренция происходит за специфические для материала репрезентативные системы. Этот отчет соответствует результатам Rae and Perfect (2014) в том, что следует ожидать небольшого вмешательства в процесс припоминания, когда отвлекающая задача (динамический визуальный шум) сильно отличается от вспоминаемого материала (отдельные слова). К тому же сначала кажется, что результаты Гленберга и др. (1998) Эксперимент 5 является аномальным, поскольку они сообщили о разрушительном влиянии динамического визуального отображения на устное воспроизведение слов.Однако снижение запоминания от статического к динамическому дисплею составило всего 0,05 (0,28–0,23), и это падение на 18% в целом сопоставимо с падением на 13%, о котором сообщили Фернандес и Москович (2000), когда участники выполняли цифровой мониторинг. задача во время запоминания слов, и падение на 13%, сообщенное Craik et al. (1996), когда участники выполняли визуальную RT-задачу во время устного запоминания слов. Следует также отметить, что Уэйс и Газзейли (2014, рис. 2B) сообщают о небольшом, но значительном влиянии слухового отвлечения на воспоминание визуальных деталей и, таким образом, приводят доводы в пользу общего эффекта отвлечения окружающей среды на эпизодический поиск.Таким образом, промежуточное итоговое заявление может заключаться в том, что второй источник информации (отвлечение внимания или второстепенная задача) может помешать поиску, причем степень нарушения будет зависеть от таких факторов, как специфика извлекаемого материала, схожесть вторичной информации. в зависимости от извлеченного материала, сложности или значимости вторичной информации, а также от того, требует ли эта информация ответа.

В статье Wais and Gazzaley (2014) сообщается о серии исследований, в которых изучается влияние зрительных и слуховых отвлекающих факторов на поиск информации о визуально представленных объектах.Были исследованы два типа поисковой задачи; в первом участникам предъявляли слуховое сигнальное слово (например, «тыква») и они должны были решить, представляет ли слово ранее представленный объект; во втором задании участники должны были вспомнить, сколько экземпляров старинных предметов было представлено в исходной экспозиции (1–4). Таким образом, первая задача представляет собой вариант кросс-модального распознавания памяти, а вторая требует подробного визуального запоминания. Существенные результаты заключались в том, что визуальное отвлечение снижало эффективность распознавания, а слуховое — нет.Интересно, однако, что как визуальное, так и слуховое отвлечение снижало правильное запоминание чисел (Wais and Gazzaley, 2014; рисунок 2). Авторы предполагают, что эффект отвлечения заключается в снижении точности извлечения из долговременной памяти (LTM), и что процессы управления ограниченной емкостью пытаются устранить разницу между целевой информацией и шумными помехами. Эти решающие операции эффективны, когда задача относительно проста и отвлекающая информация качественно отличается от целевой (например,g., отсутствие эффекта слухового отвлечения на распознавание памяти), но они подавляются, когда задача более сложная (например, вспоминание числа), так что визуальное и слуховое отвлечение теперь мешает. Этот результат предполагает, что как общие (сокращение ресурсов), так и специфические (помехи) факторы вступают в игру в отвлекающих задачах, причем преобладание каждого из них зависит от таких факторов, как сложность задачи и уровень требуемых конкретных деталей.

Другие комментарии к статье Wais and Gazzaley (2014) включают в себя то, что, по-видимому, растет интерес к концепции верности ментальных репрезентаций и того, как верность может быть скомпрометирована процессом старения, как во время поиска, так и в настоящее время. статьи, но также и во время кодирования, как было предложено Бенджамином (2010).Авторы также подчеркивают разницу между отвлечением и прерыванием . В парадигме отвлечения не связанный с задачей источник стимуляции не имеет отношения к выполнению основной задачи и, следовательно, должен быть заблокирован, насколько это возможно. В парадигме прерывания необходимо уделять внимание второму источнику информации, и на него также часто следует реагировать; Таким образом, управление вниманием должно осуществляться исполнительной системой, при этом ресурсы внимания должны быть распределены между двумя задачами как можно оптимальнее.Эти две парадигмы явно различаются во многих отношениях, но также могут быть общие черты в том, что нарушение основной задачи будет зависеть от таких вещей, как объем сокращения ресурсов, вызванный второстепенной деятельностью, и схожесть операций между основной задачей и необходимыми. чтобы заблокировать или выполнить второстепенное действие. Наконец, Wais и Gazzaley (2014) связывают свои поведенческие наблюдения за отвлечением с их нейронной основой. Их данные показывают, что нарушение эпизодического извлечения зрительной информации связано со снижением эффективности функциональной сети, связывающей левую префронтальную кору, гиппокамп и левую боковую затылочную кору.Это сложная работа, помогающая осветить сложные операции, связанные с извлечением из памяти.

Взаимодействие со старением

В статье Wais and Gazzaley (2014) также сообщается о некоторых интересных возрастных различиях в эффектах отвлечения. Во-первых, сравнения молодых и пожилых людей в условиях визуального отвлечения не показали возрастной разницы в распознавании, но более молодые участники превосходили более старших в запоминании числа.Это взаимодействие между возрастом и типом теста может быть связано с более значительным возрастным декрементом запоминания по сравнению с распознаванием (Craik and McDowd, 1987) или, как предпочитают авторы, большей возрастной уязвимостью к поиску деталей (число ) в отличие от более общих характеристик (общее признание). Wais и Gazzaley (2014) также представили доказательства большей восприимчивости пожилых людей к отвлечению в задаче визуальной категоризации (рис. 5). Вывод о том, что пожилые люди более уязвимы для отвлечения внимания, был задокументирован в серии исследований Hasher and Zacks (1988) и Hasher et al.(1999). Одним из неожиданных побочных результатов этих исследований является открытие, что, хотя пожилые люди менее эффективны, чем их более молодые коллеги в подавлении нежелательной стимуляции, нерелевантная информация может быть использована положительно в более позднее время, если информация актуальна для новой задачи. Этот положительный эффект отвлечения задокументирован в статье Уикса и Хашера (2014). Их общий вывод таков: отвлечение внимания — это «палка о двух концах» для пожилых людей. С одной стороны, их выполнение определенной задачи обычно больше нарушается отвлечением, чем в случае молодых людей, но с другой стороны, пожилые люди могут извлечь выгоду из плохо подавляемой отвлекающей информации, если эта информация затем согласуется с выполнением более поздних задача.Уикс и Хашер указывают на ряд реальных жизненных ситуаций, в которых пожилые люди могут эффективно использовать плохо подавляемые отвлекающие стимулы, хотя, по-видимому, существует компромисс между негативным влиянием отвлечения внимания на первое задание и преимуществами второго. конгруэнтная задача. Также кажется, что более поздние преимущества в значительной степени связаны с неявными эффектами , и еще один интересный вопрос касается структуры результатов, когда вторая задача требует явных знаний о плохо подавляемом отвлекающем материале.

Внимание и отвлечение

Hyman et al. (2014) сообщают о двух интригующих и убедительных исследованиях невнимательной слепоты — феномена, при котором озабоченные люди избегают препятствий, но, по-видимому, не осознают эти препятствия или не запоминают их позже. Как показывают авторы в гениальном эксперименте, люди, разговаривающие или отправляющие текстовые сообщения по мобильным телефонам, избегали низко висящих веток, препятствующих их маршруту, но не могли зафиксировать странный факт, что трехдолларовые банкноты были прикреплены к ветке (Хайман и др., 2014, рисунок 1). Авторы также отмечают, что избегание препятствий, когда отвлечено, обычно не является однозначным: «Например, водитель должен по-разному реагировать на большой грузовик, автомобиль, велосипедиста и пешехода» (Хайман и др., 2014, с. 6). Они предполагают, что такие результаты могут быть поняты с точки зрения дифференциальной информации, предоставляемой двумя различными путями визуальной обработки, вентральным путем, связанным с распознаванием объекта, и поведением, управляющим дорсальным путем, хотя при этом не анализируется перцептивная природа информации (Goodale and Milner, 1992). ).Исходя из предположения, что дорсальный путь является более фундаментальным, результаты Hyman et al. (2014), чтобы показать, что отвлеченные люди обрабатывают визуальную информацию дорсальным путем, тем самым позволяя избегать препятствия, но не полностью по вентральному пути, что приводит к функциональной «слепоте» по характеристикам препятствия.

Я хотел бы предложить альтернативное объяснение, которое заключается в том, что перцепционный анализ не является комплексным, но выполняется более или менее полно как функция взаимодействий между значимостью перцептивного ввода, с одной стороны, и ожиданиями человека, осмысленность ввода и количество внимания, уделяемого соответствующей обработке другого.Здесь я обращаюсь к модели избирательного внимания, предложенной Treisman (1964). Это взгляд на «уровни анализа», в котором входящие стимулы должны проходить через иерархию аналитических «тестов», последовательно идущих от анализов, связанных с физическими и сенсорными характеристиками, до более поздних анализов, связанных с идентификацией объекта и семантическим значением. Каждый уровень тестирования рассматривается как механизм принятия решения по обнаружению сигнала, при котором входящие стимулы либо проходят и переходят к дальнейшим аналитическим тестам, либо терпят неудачу и больше не обрабатываются.Уровень осведомленности, связанный с конкретным входом, зависит от количества и характера успешно пройденных аналитических уровней. Трейсман предположил, что то, проходит ли входящий стимул каждый тест, зависит как от силы сигнала (переменная ad ‘, установленная входящим стимулом), так и от критерия важности для этого конкретного стимула (переменная ß, установленная прошлой историей воспринимающего и текущими ожиданиями). ). Таким образом, согласно этой точке зрения, громкие или яркие стимулы обычно пробиваются к сознательному осознанию, но важные или ожидаемые стимулы (например, имя человека) также достигают сознательного осознания, даже когда внимание отвлечено, в силу установленных соответствующих критериев теста. выгодно во все времена.

Эта модель избирательного внимания и связанная с ней особенность различных уровней анализа и осведомленности, таким образом, должна учитывать результаты Hyman et al. (2014), утверждая, что ранние физические характеристики, такие как форма, размер и направление, были проанализированы зрительно-перцепционной системой — достаточно, чтобы стимулировать поведение избегания, — но дальнейший анализ не был необходим или актуален, что привело к неспособности идентифицировать удивительные особенности препятствия. Эта неспособность выполнить «более глубокую» обработку восприятия также была бы связана с наблюдаемым отсутствием более поздней памяти о характеристиках препятствия (Craik and Lockhart, 1972).Внимательный читатель мог заметить, что на уровни модели обработки памяти Крейка и Локхарта (1972) сильно повлиял взгляд Трейсмана (1964) на внимание!

Я считаю, что общий подход Трейсмана к организации системы внимания может также дать объяснение некоторых аспектов результатов, представленных Шейтером и др. (2014). Их исследования изучали степень, в которой предоставление интересной, но не относящейся к делу информации могло отвлекать людей, которые работали над решением простых или сложных проблем.Эксперимент 1 из этой серии не показал влияния отвлечения внимания на производительность, учитывая, что отвлекающая информация не имела никакого отношения к задачам и целям участников. Однако эксперимент 2 действительно показал эффект отвлечения внимания, когда участники решали простые задачи; В этом эксперименте участникам была поставлена ​​нерешенная цель для будущих задач, и отвлекающая информация имела отношение к этой будущей цели. С точки зрения Трейсмана, ожидаемая цель будет иметь эффект установления благоприятных критериев для информации, относящейся к цели, тем самым позволяя обрабатывать отвлекающую информацию более полно и, таким образом, потреблять некоторую часть ограниченных ресурсов внимания человека.Этот эффект ожидаемой цели (см. Также Goschke and Kuhl, 1993), таким образом, будет находиться где-то между очень кратковременными эффектами, связанными с контекстами предложений (например, «мальчик высунулся из ____»), и относительно постоянными эффектами прайминга, связанными со стимулами. например, собственное имя человека. Подводя итог этому моменту, поддержание незавершенной цели может потребовать внимания само по себе, но также может функционировать за счет повышения релевантности отвлекающей информации; оба фактора могут снизить уровень выполнения текущей задачи.

Еще один интересный результат, полученный Scheiter et al. (2014) было то, что даже с незавершенной целью участники, выполняющие сложные задачи, могли сопротивляться отвлечению, в то время как выполняющие простые задачи — нет. Однако результаты по этому поводу неоднозначны. Более ранние исследования Britton et al. (1983) обнаружили, что простых отрывков текста занимали больше познавательных способностей, чем сложные отрывки у участников, которым также приходилось выполнять сенсорную RT-задачу во время чтения. Общей темой, стоящей за двумя наборами результатов, может быть степень, в которой основная задача «поглощает» внимание и позволяет участнику сосредоточиться на задаче и тем самым успешно бороться с отвлечением.Более высокая степень поглощения может быть связана с множеством других переменных, таких как интерес и значимость.

Beaman et al. (2014) исследовали влияние слухового отвлечения на распознавание пар слов. Интересно, что они смотрели на эффекты отвлечения как на узнаваемую память, так и на качество ответов, о чем судили по рейтингам уверенности, пропорциям удерживаемых ответов и пропорциям правильных суждений, когда были даны ответы. Основные результаты заключались в том, что отвлечение негативно влияло как на прямой когнитивный аспект узнавания, так и на метакогнитивные аспекты того, как участники управляли своим принятием решений.В этом исследовании отвлекающими материалами также были слова, поэтому кажется возможным, что производительность участников пострадала как от необходимости блокировать нерелевантное отвлечение (общий эффект предметной области), так и от зависящих от предметной области эффектов, связанных с путаницей между целью и отвлечением. слова. Также имел место случай, когда отвлечение происходило как при кодировании, так и при извлечении, и это несколько снижает способность анализировать локус эффектов, как признают авторы.

Обзор и сводка

Предыдущие статьи охватывают ряд аспектов проблем (и случайных преимуществ), связанных с влиянием отвлечения внимания на когнитивные способности.Некоторые статьи рассматривали преимущества состояний ЭК как способ избежать разрушительного эффекта отвлечения внимания, и пришли к единому мнению, что закрытие глаз полезно при определенных условиях. И Мастроберардино, и Вредевельдт (2014), и Кириакиду и др. (2014) обнаружили, что условия ЭК увеличивают запоминание визуальных деталей, но не слуховых деталей; Wais и Gazzaley (2014) показали, что ЭК была полезна для распознавания визуальных объектов, а Buchanan et al. (2014) показали, что ЭК защищает от разрушительного воздействия социальных взаимодействий.Rae и Perfect (2014) не обнаружили влияния динамического визуального шума на поиск, но, возможно, потому, что извлекаемая информация (несвязанные слова) качественно сильно отличалась от отвлекающего материала. Одним из очевидных результатов, касающихся индивидуальных различий, является то, что пожилые люди более уязвимы к отвлекающим воздействиям, чем их более молодые сверстники (Hasher and Zacks, 1988), и этот результат был сообщен Wais и Gazzaley (2014) и Weeks and Hasher (2014). . Последняя статья также проиллюстрировала интересный вывод о том, что пожилые люди действительно могут извлекать пользу из плохо подавляемого отвлекающего материала — по крайней мере, при определенных условиях.В статье Wais и Gazzaley (2014) подчеркивается, что отвлечение внимания может привести к снижению точности деталей, полученных из LTM. Идея о том, что снижение ресурсов внимания связано со снижением производительности памяти распознавания, а также с точностью метакогнитивного мониторинга поиска, была хорошо проиллюстрирована в исследовании Beaman et al. (2014). В статье Хаймана и др. (2014) представили наглядные иллюстрации того, как люди могут избегать препятствий, но при этом запоминать некоторые детали объектов позже.Я указал, как эти результаты можно описать в терминах «уровней анализа» взглядов Трейсмана (1964) на избирательное внимание, и предположил, что взгляды Трейсмана также могут быть использованы для понимания результатов Scheiter et al. (2014). Основной момент здесь заключается в том, что некоторые стимулы могут непреднамеренно привлечь внимание, тем самым потребляя часть пула ограниченной емкости и, таким образом, мешать нисходящему управлению текущим выполнением задач. Такие случаи непреднамеренного влечения наиболее вероятны, когда система восприятия настроена на ожидание отвлекающего стимула — либо из-за текущего контекста, либо из-за очень значимых стимулов, сохраняющихся в течение длительного времени, либо [как в случае, описанном Scheiter et al.(2014)], когда стимулы актуальны для достижения цели для некоторой будущей задачи. Если отвлекающая стимуляция требует реакции (т. Е. Выполнения двух задач), потребуется больше внимания, и это приведет к большему срыву. Таким образом, в целом эффекты отвлечения, вероятно, зависят от сложных взаимодействий между такими факторами, как требования внимания к отвлекающей информации, характер основной задачи и сходство операций между операциями, требующимися для выполнения основной задачи, и операциями, необходимыми для решения проблем. отвлекающая информация.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Баддели, А.Д., Грант, С., Уайт, Э., и Томсон, Н. (1975). «Образцы и визуальная рабочая память», в Attention and Performance V , под ред. П. М. А. Рэббитта и С. Дорника (Лондон: Academic Press), 205–217.

Бимэн, П., Ханчаковски М. и Джонс Д. М. (2014). Влияние отвлечения на метапознание и метапознание на отвлечение: свидетельства из памяти распознавания. Фронт. Psychol. 5: 439. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00439

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бенджамин А. С. (2010). Репрезентативные объяснения «процессных» диссоциаций в узнавании: теория старения DRYAD и суждения памяти. Psychol. Ред. 117, 1055–1079. DOI: 10.1037 / a0020810

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бриттон, Б. К., Грессер, А. К., Глинн, С. М., Гамильтон, Т., и Пенланд, М. (1983). Использование когнитивных способностей при чтении: влияние некоторых контекстных особенностей текста. Дискурсивный процесс. 6, 39–57. DOI: 10.1037 / 0022-0663.74.1.51

CrossRef Полный текст

Бьюкенен, Х., Марксон, Л., Бертран, Э., Гривз, С., Пармар, Р., и Патерсон, К. Б. (2014). Влияние социального взгляда на визуально-пространственное воображение. Фронт. Psychol. 5: 671. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00671

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Крейк, Ф. И. М. (1986). «Функциональный учет возрастных различий в памяти» в Память человека и когнитивные способности , ред. Ф. Кликс и Х. Хагендорф (Амстердам: Северная Голландия), 409–422.

Крейк, Ф. И. М., Говони, Р., Навех-Бенджамин, М., и Андерсон, Н. Д. (1996). Влияние разделения внимания на процессы кодирования и поиска в памяти человека. J. Exp. Psychol. Gen. 125, 159–180. DOI: 10.1037 / 0096-3445.125.2.159

CrossRef Полный текст

Крейк, Ф. И. М., и Локхарт, Р. С. (1972). Уровни обработки: основа для исследования памяти. J. Verb. Учить. Глагол. Behav. 11, 671–684. DOI: 10.1016 / S0022-5371 (72) 80001-X

CrossRef Полный текст

Крейк, Ф. И. М., и Макдауд, Дж. М. (1987). Возрастные различия в запоминании и узнавании. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn. 13, 474-479. DOI: 10.1037 / 0278-7393.13.3.474

CrossRef Полный текст

Фернандес, М.А., и Москович, М. (2000). Разделенное внимание и память: свидетельства существенных эффектов интерференции при поиске и кодировании. J. Exp. Psychol. Gen. 129, 155–176. DOI: 10.1037 / 0096-3445.129.2.155

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гудейл, М. А., Милнер, А. Д. (1992). Разделяйте визуальные пути восприятия и действия. Trends Neurosci. 15, 20–25. DOI: 10.1016 / 0166-2236 (92)

-8

CrossRef Полный текст

Goschke, T., and Kuhl, J. (1993). Репрезентация намерений: постоянная активация в памяти. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn. 19, 1211–1226. DOI: 10.1037 / 0278-7393.19.5.1211

CrossRef Полный текст

Хашер Л. и Закс Р. Т. (1988). «Рабочая память, понимание и старение: обзор и новый взгляд», в Психология обучения и мотивации , Vol.22, изд. Г. Х. Бауэр (Нью-Йорк: Academic Press), 193–225.

Хашер Л., Закс Р. и Мэй К. (1999). «Тормозной контроль, циркадное возбуждение и возраст», в Attention and Performance XVII , ред. Д. Гофер и А. Кориат (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 653–675.

Хайман И. Э. мл., Сарб Б. А., Уайз-Свонсон Б. М. (2014). Неспособность увидеть деньги на дереве: невнимательная слепота к объектам, которые определяют поведение. Фронт. Psychol. 5: 356. DOI: 10,3389 / fpsyg.2014.00356

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кириакиду М., Блейдс М. и Кэрролл Д. (2014). Несогласованные данные об эффекте закрытых глаз у детей: последствия для опроса детей-свидетелей. Фронт. Psychol. 5: 448. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00448

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Логи Р. Х., Зукко Г. М. и Баддели А. Д. (1990). Нарушение кратковременной зрительной памяти. Acta Psychol. 75, 55–74. DOI: 10.1016 / 0001-6918 (90)

-O

CrossRef Полный текст

Шайтер, К., Герджетс, П., Хейсе, Э. (2014). Отвлечение во время обучения с помощью гипермедиа: сложные задачи помогают не отставать от поставленных задач. Фронт. Psychol. 5: 268. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00268

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Вредевельдт, А., Хитч, Дж. Дж., И Баддели, А. Д. (2011). Закрытие глаз улучшает память, снижая когнитивную нагрузку и улучшая визуализацию. Mem. Cogn. 39, 1253–1263. DOI: 10.3758 / s13421-011-0098-8

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Вайс, П. Э., и Газзалей, А. (2014). Отвлекаемость во время восстановления долговременной памяти: интерференция домена, нейронные сети и повышенная восприимчивость при нормальном старении. Фронт. Psychol. 5: 280. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00280

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

недель, J.К., и Хашер, Л. (2014). Разрушительное и благотворное влияние отвлечения внимания на когнитивные способности пожилых людей. Фронт. Psychol. 5: 133. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00133

CrossRef Полный текст

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.