Ярким свидетельством кризиса подросткового возраста являются: Кризис подросткового возраста в психологии

Кризис подросткового возраста

ВВЕДЕНИЕ

С большим уважением и тактом к сложному внутреннему миру ребенка нужно относиться всегда, но особенная четкость требуется к переходу подростковой позиции. Увы, именно в это время мы из одной крайности бросаемся в другую: требуем с ребёнка, как со взрослого, а прав не даем. Вот тут-то и нужно искать основы постоянных конфликтов.

Переходный период это сложный процесс, который у каждого подростка имеет ещё и личностный оттенок. К взрослению каждый идет своим путем, это зависит от уровня развития, испытания отдельного человека, семейной обстановки и окружения, психологический климат в классе, во дворе и т.д.

Взрослых больше всего настораживают активность и энергичностьподростков.Напуганные и встревоженные родители окружают своих детей всевозможными запретами. Но нужно как раз обратное. Подросткам надо показать разумные пути для претворения в жизнь их энергии. При этом им нужны любовь и понимание.

Подростковая фаза первичной социализации — все подростки этого возраста — школьники, находящиеся на иждивении родителей или государства. Социальный статус подростка мало чем отличается от детского.

Цель данной работы – отразить психологический портрет личности в период пубертата и проблемы ее социализации.

Девиантные проявления не являются уникальными и новыми, однако их исследование становится особенно актуальным в настоящее время, в переломный период развития нашего общества. В современном обществе взаимодействие личности, семьи и социума осуществляется в условиях качественного преобразования общественных отношений, которые вызывают не только позитивные, но и негативные изменения в различных сферах социальной жизни.

В последние годы в России возросла численность подростков, для которых цель жизни сводится к достижению материального благополучия любой ценой. Труд и учеба утратили общественную ценность и значимость, стали носить прагматический характер — больше получать благ, привилегий и меньше работать и учиться. Такая позиция подростков приобретает все более открытые и воинствующие формы, порождая новую волну потребительства, часто провоцирующую поведенческие девиации. Положение с поведенческими девиациями усугубляется еще больше экономической ситуацией в стране. В последние годы в России значительно возрос уровень подростковой преступности в сфере социально-экономических отношений, где объектом преступления является право собственности, имеющее исключительное значение в жизнедеятельности граждан, общества, государства. Для многих подростков характерна ориентация на личное материальное благополучие, на действие по его обеспечению, на жизнь по принципу «как хочется», на самоутверждение любой ценой и любыми средствами. В этих случаях ими руководит не корысть и стремление удовлетворить свои потребности преступным путем, а привлекает сам процесс совершения преступления, участия ради компании, чтобы не прослыть трусом и т.п.

Девиантное поведение подростков — распространенный феномен, сопровождающий процесс социализации и зрелости, который возрастает на протяжении подросткового периода и снижается после 18 лет. Девиантное поведение осознается не каждым подростком, возможность противостоять негативным влияниям окружения формируется у них уже после 18-летия.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема девиантного поведения широко освещена в зарубежной и отечественной социологической литературе, но важно отметить, что его конкретный аспект — подростковая девиация — изучен в меньшей степени. Девиантное поведение в подростковом возрасте представляет собой сложное явление, поэтому изучение этой проблемы имеет междисциплинарный и разноплановый характер.

2. КРИЗИС ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА И ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

2.1. Типы девиантного поведения

Социологический подход определяет девиацию как отклонение от общепринятых, усредненных стереотипов поведения и выделяет два типа девиантного поведения созидающей и разрушительной направленности. Девиантное поведение деструктивной направленности – совершение человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в социуме социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил. Вследствие этого данный подход отождествляет разрушительную (асоциальную) девиацию только с преступным – поведением, уголовно наказуемым, запрещенным законом, и является лишь одной из форм данного вида девиантного поведения.

Биологический подход предполагает существование неблагоприятных физиологических или анатомических особенностей организма ребенка, затрудняющих его социальную адаптацию:

  • генетические, которые передаются по наследству. Это могут быть нарушения умственного развития, дефекты слуха и зрения, телесные пороки, повреждения нервной системы;
  • психофизиологические, связанные с влиянием на организм человека психофизиологических нагрузок, конфликтных ситуаций, химического состава окружающей среды, новых видов энергии, приводящих к различным соматическим, аллергическим, токсическим заболеваниям;
  • физиологические, включающие в себя дефекты речи, внешнюю непривлекательность, недостатки конституционно-соматического склада человека, которые в большинстве случаев вызывают негативное отношение со стороны окружающих, что приводит к искажению системы межличностных отношений ребенка в среде сверстников, коллективе.

Психологический подход рассматривает девиантное поведение в связи с внутриличностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности, блокированием личностного роста, а также состояниями умственных дефектов, дегенаративности, слабоумия и психопатии. Причиной возникновения девиаций в поведении и развитии ребенка может быть недостаточная сформированность определенных функциональных систем мозга, обеспечивающих развитие высших психических функций (минимальные мозговые дисфункции, синдром дефицита внимания, синдром гиперактивности). Отклонения такого рода рассматриваются в рамках неврологии и нейропсихологии. Однако во многих случаях необычные формы поведения, отличающиеся от какого-то усредненного представления о норме, связывают с особенностями характера или личности.

Социально-психологический подход объясняет причины, влияющие на появление отклоняющегося поведения: девиантное поведение – результат сложного взаимодействия процессов, происходящих в обществе и сознании человека.

Таким образом, отклоняющееся поведение – это система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам. Следовательно, девиантным является поведение, отклоняющееся от установленных обществом норм и стандартов, будь то нормы психического здоровья, права, культуры, морали (В.В.Ковалев, И.С.Кон, В.Г.Степанов, Д.И.Фельдштейн и др.), а также поведение, не удовлетворяющее социальным ожиданиям данного общества в конкретный период времени.

2.2. Формы девиантного поведения и их особенности

По критерию социальной направленности можно выделить негативные и позитивные формы девиантного поведения. К негативным относятся преступность, алкоголизм, наркомания, самоубийства, терроризм, азартные игры и др. Позитивные формы связаны с творческой активностью индивида (гениальность и т.д.). Рассмотрим подробнее некоторые из них.

Преступность. Социологические исследования преступности и ее причин берут начало в работах русского статистика К.Ф.Германа. Мощный толчок развитию социологии преступности дала работа «Социальная физика» (1835) франко-бельгийского ученого Л.А.Кетле, который, опираясь на статистический анализ, пришел к выводу о том, что всякий социальный строй предполагает определенное количество преступлений и определенный порядок, обусловленные его организацией.

Изучение проблем преступности выявляет большое количество факторов, воздействующих на ее динамику: социальное положение, род занятий, образование, нищета как самостоятельный фактор, деклассирование, т. е. разрушение или ослабление связей между индивидом и социальной группой. Преступность — отражение пороков человечества, и до сих пор искоренить ее не удалось ни одному обществу. Поэтому необходимо сосредоточиться на реальной задаче — снижении темпов прироста и удержании преступности под контролем на социально терпимом уровне.

Алкоголизм. Фактически алкоголь вошел в нашу жизнь, став элементом социальных ритуалов, обязательным условием официальных церемоний, праздников, способов времяпрепровождения и решения личных проблем. Однако эта социокультурная традиция дорого обходится обществу. Как свидетельствует статистика, 90 % случаев хулиганства, 90 % изнасилований при отягчающих обстоятельствах, почти 40 % других преступлений связаны с опьянением. Убийства, грабежи, разбойные нападения, нанесение тяжких телесных повреждений в 70 % случаев совершаются лицами в нетрезвом состоянии; около 50 % всех разводов также связаны с пьянством.

В истории борьбы общества с алкоголизмом можно обнаружить два направления:

  • ограничение доступности спиртных напитков, сокращение их продажи и производства, повышение цен, ужесточение карательных мер за нарушение запретов и ограничений;
  • усилия, направленные на уменьшение потребности в алкоголе, улучшение социальных и экономических условий жизни, рост общей культуры и духовности, спокойная, взвешенная информация о вреде алкоголя, формирование у населения безалкогольных стереотипов поведения.

Наркомания (от греч. narke — оцепенение и mania — бешенство, безумие). Это заболевание, которое выражается в физической и (или) психической зависимости от наркотических средств, постепенно приводящей к глубокому истощению физических и психических функций организма. Наркомания (наркотизм) как социальное явление характеризуется степенью распространенности потребления наркотиков или приравненным к ним веществ без медицинских показаний; злоупотреблением наркотиков и болезненным (привычным) их потреблением. Международная Конвенция о психотропных веществах 1977г. в качестве наркотиков рассматривает вещества, вызывающие зависимость (привыкание) на основе возбуждения или угнетения центральной нервной системы, нарушение моторных функций, мышления, поведения, восприятия, галлюцинации или изменение настроения.

Точное количество россиян, злоупотребляющих наркотиками в нашей стране, определить вряд ли возможно из-за несовершенства системы социального контроля. Подавляющее большинство наркоманов молодые люди в возрасте до 30 лет. Более 60 % наркоманов впервые пробуют наркотики в возрасте до 19 лет. Таким образом, наркомания — это прежде всего молодежная проблема, тем более что значительная часть наркоманов не доживает до зрелого возраста.

Суицид — намерение лишить себя жизни, повышенный риск совершения самоубийства. Эта форма отклоняющегося поведения пассивного типа является способом ухода от неразрешимых жизненных проблем, от самой жизни.

В разные эпохи и в разных культурах существовали свои оценки этого явления: часто самоубийство осуждали (с точки зрения христианской морали, самоубийство — тяжкий грех), иногда же допускали и считали в определенных ситуациях обязательным. При оценке конкретных суицидальных актов многое зависит от мотивов и обстоятельств, особенностей личности. Исследования свидетельствуют, что суицидное поведение провоцирует специфическая комбинация таких характеристик, как пол, возраст, образование, социальное и семейное положение.

Гениальность является примером позитивной девиантности. Такое качество личности всегда вызывает наибольший интерес. Самодеятельным творчеством, прежде всего художественным, занимаются миллионы людей. Профессиональным творчеством — тысячи. Однако вершин мастерства достигают немногие. На вершине успеха оказываются особо одаренные природой индивиды. Свою жизнь они посвящают либо искусству, либо науке, либо изобретательству. Однако образ жизни таких людей зачастую бывает непонятен окружающим по следующим причинам: они либо не имеют семьи, либо отказываются от бытового комфорта, либо придирчивы к мелочам, либо расточительны, либо допускают нелепые выходки и т.п.

Девиантность творчески одаренных людей, нашедшая выход в художественных произведениях, помогает гражданам понять себя и окружающий мир, наслаждаться жизнью. А научные открытия способствуют прогрессу различных сфер человеческого бытия.

Итак, девиантным считается поведение, отклоняющееся от норм морали, принятых в определенном обществе на данном уровне социального и культурного развития, и влекущее за собой санкции: изоляцию, наказание, лечение, осуждение и другие формы порицания нарушителя. Проявляется оно в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением.

Поскольку критерии определения девиантного поведения неоднозначны и часто вызывают разногласия, трудно точно установить, какие типы поведения можно считать девиантными. Рассмотрев разновидности отклонений в поведении, можно констатировать, что единой точки зрения исследователей на классификацию и типологию девиантного поведения не наблюдается. Многие ученые в своих работах особое внимание уделяют отдельным видам отклоняющегося поведения, отдают предпочтение определенному возрасту, что отражает сферу их научных интересов. Типологизация девиантного поведения связана с трудностями, поскольку любые его проявления можно считать как девиантным, так и не девиантным: все определяется нормативными требованиями, на основе которых они оцениваются.

2.3. Причины девиантного поведения подростков

К основным условиям и причинам возникновения девиантного поведения подростков относят:

  • Индивидуально-психологические особенности несовершеннолетних, способствующие формированию девиаций поведения: нарушения в эмоционально-волевой сфере. Такие особенности чаще всего, если они не являются патологическими, формируются в результате неудовлетворительного, ошибочного воспитания в семье, в результате различного рода нарушений родительско-детских отношений.
  • Акцентуации (чрезмерно выраженные отдельные черты) характера подростка как крайний вариант нормы, при которой отдельные черты характера подростка чрезмерно усилены, при этом существует избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. При определенном стечении обстоятельств такие подростки неожиданно иначе, чем другие, реагируют на явления окружающей жизни, неадекватно поступают, казалось бы, в стандартной ситуации. Как отмечают П.Б.Ганнушкин, К.Леонгард, А.Е.Личко и др., акцентуации характера необязательно связаны с девиантным поведением подростков, но такие подростки обладают меньшей устойчивостью против пагубного влияния окружающей среды. Ряд типов акцентуации характера, как правило, провоцируют девиантное поведение несовершеннолетних. Родителям, учителям и другим взрослым, которые наиболее тесно взаимодействуют с подростками, следует учитывать, что в норме большинство детей в подростковом возрасте имеют акцентуации характера.
  • Бурно протекающий подростковый кризис, стремление к взрослости, на фоне противоречий физиологического и психического развития (отсюда и неадекватность реакций во взаимоотношениях с окружающими и противоречивость в действиях и поступках). Часто неадекватное, вызывающее поведение несовершеннолетних в подростковом возрасте (что, собственно является нормой в этом возрасте) в результате неправильного, неграмотного реагирования родителей, учителей и других взрослых закрепляется и укореняется. При этом следует отметить, что часто взрослые не в состоянии грамотно реагировать на поведение подростков из-за своих собственных комплексов. Подростковый возраст детей в первую очередь обнажает психологические проблемы их родителей.
  • Негативное влияние стихийно-группового общения в формировании личности подростков. Основным видом деятельность подростков является общение, хотя они в своем большинстве и не умеют это делать грамотно и конструктивно. Примечательно также, что грамотно и конструктивно общаться подростков специально никто и не учит, поэтому основными источниками научения являются семейные и «киношные» образцы общения. При этом очень велико влияние референтной группы подростков, т.к. процесс освоения общественных норм и ценностей у подростков происходит через неформальную группу. Отверженность в семье, изоляция в классном коллективе вынуждают подростков искать среду обитания вне больших, организованных коллективов, в кругу себе подобных, в сфере стихийно-группового общения. Последнее же является важным фактором социализации несовершеннолетних, здесь подростки находят условия и возможности для собственной самореализации и самоутверждения. Стихийно-групповое общение ведет к усилению девиантного поведения, но, как показывают практика и научные исследования, все зависит от характера и направленности группы: если групповое общение имеет антиобщественную, криминальную направленность, то и характер девиантного поведения подростка будет усугубляться, а его деятельность приближаться к криминальной, общественно опасной.
  • Социально-педагогические причины, среди которых выделяются семья (родительская) и школа. Противоречивость внутрисемейного общения и отношений в подростковом возрасте особенно остро проявляется в функционально несостоятельных семьях, не выполняющих или выполняющих формально свою ведущую функцию – воспитание полноценного человека. К таким семьям относятся: криминальные, конфликтные, педагогически несостоятельные, педагогически пассивные, антипедагогические. Но и в функционально-состоятельных семьях подростковый возраст создает множество проблем, и неправильное их решение приводит к девиациям в поведении подростков. Школа, как правило, подхватывает ошибки родителей во взаимодействии с подростками и усугубляет их, закрепляя тем самым девиантное поведение подростков.
  • Школьная дезадаптация также является одной из причин появления девиаций поведения, как правило, агрессивной и социально-пассивной направленности. Педагогические ошибки, особенно на ранних этапах обучения, порождают психосоциальные проблемы личности дезадаптирующего характера, которые не будучи разрешенными в младшем школьном возрасте, становятся основой для всевозможных отклонений психосоциального развития несовершеннолетних и в подростковом возрасте резко изменяют поведение несовершеннолетних в негативную сторону: агрессия, склонность к употреблению психоактивных веществ и уходу в виртуальный мир (компьютерная и интернет-зависимости), самовольные уходы из дома и школы на длительное время, отказ от обучения и т.д.

К отклоняющемуся поведению относятся различные действия подростков агрессивного, антисоциального, аддиктивного  характера (алкоголизм, токсико- и наркомания), различные правонарушения, и такие типично подростковые реакции, как реакция оппозиции, побеги из дома, реакция группирования со сверстниками. Последние формы обычно не носят патологический характер и должны с взрослением исчезать.

2.4. Особенности девиантного поведения подростков

Подростковый возраст представляет собой период кризиса: с одной стороны подросток связан с миром детства, с другой с взрослой жизнью. В этот период идет осознание жизненных ценностей, на основе которых строятся дальнейшие отношения с окружающим миром. Это время когда не все дети хорошо владеют своими мыслями, чувствами и поступками. Подросток не успевает осознать происходящие с ним изменения и адаптироваться к ним, в результате появляется неуверенность, недоверие к людям, повышенная конфликтность и склонность к депрессиям.

Существуют различные точки зрения, описывающие особенности подросткового возраста. Многие исследователи рассматривают подростковый возраст как фактор риска для развития девиантного поведения.

Девиантное поведение — это специфический способ изменения социальных норм и ожиданий посредством демонстрации ценностного отношения к ним.

Изучение девиантных подростков в социальном аспекте рассматривается в работах С.А.Беличевой, И.Б.Громовой, И.С.Кона, Д.И.Фельдштейна и др. В современных исследованиях отмечено, что противоправные девиации совершают как подростки из неблагополучных, так и подростки из состоятельных семей.

Говоря о девиантных подростках как о специфической социальной группе, нужно определить какие свойства должна приобрести некая совокупность людей, чтобы стать группой.

А.И.Донцов к свойствам большой группы относит устойчивость существования, преобладание интегративных тенденций, отчетливость групповых границ, возникновение чувства «Мы», близость норм и моделей поведения [6]. Г.М.Андреева к характеристикам группы относит такие групповые образования как групповые интересы, потребности, цели, групповое мнение и нормы в целом [1]. М.Шоу определяет общий признак группы — это взаимодействие. Д.Тернер отмечает, что члены группы воспринимают самих себя как «мы», в отличие от «они». В каждой групповой общности наряду с общечеловеческими ценностями существуют устойчивые представления о нормах группового поведения, свои обычаи и нравы.

Согласно М.Робберу и Ф.Тильману группа — это нечто большее и совсем иное, чем сумма составляющих ее индивидов, это говорит о том, что помимо индивидуальных особенностей, присущих каждой отдельной личности, существует ряд особенностей, общих для всех членов группы. Выявление этих общих особенностей позволяет описать определенные социально-психологические характеристики типичные для представителей этой группы.

Подросткам с девиантным поведением как группе присущи определенные психические состояния, качества личности, ценности типичные для представителей данного сообщества. Девиантные подростки рассматриваются как специфическая социальная группа по следующим основаниям: нравам, обычаям, традициям как специфическим регуляторам социального поведения в больших социальных группах, отсутствующим в малых группах.

Девиантная подростковая среда создает свою субкультуру, со своими обычаями, нормами, речевой культурой, со своими ценностями как регуляторами социального поведения и интересами. В таких группах объединяющим стержнем является образ жизни. Это воплощается в одежде, манерах поведения, жаргоне, увлечениях. Наиболее яркими особенностями подростковых девиаций выступают:

  • высокая аффективная заряженность поведенческих реакций;
  • импульсивный характер реагирования на фрустрирующую ситуацию;
  • кратковременность реакций с критическим выходом;
  • низкий уровень стимуляции;
  • высокий уровень готовности к девиантным действиям.

В работах отечественных ученых изучающих девиантных подростков даны следующие общие социально-психологические характеристики: Д.И.Фельдштейн считает, что такие подростки агрессивны, вспыльчивы, отличаются грубостью, необычайной для данного возраста склонностью к слезам, у подавляющего большинства отмечается лживость и безответственность.

Сильнейшее воздействие большой группы связано с ощущением собственной анонимности, поступая «как все», подросток утрачивает чувство ответственности за свои действия.

Характерно, что потребность в стихийно-групповом общении отмечается у 16 % подростков, в то время как реальное наличие этой формы зафиксировано у 65 % подростков 14–16 лет. Это обстоятельство связано с тем, что если потребность подростка в интимно-личном общении в основном удовлетворяется, то его потребность в социально-ориентированной форме в 38,5% случаев, по мнению Д.И.Фельдштейна, остается неудовлетворенной, обусловливая преобладание стихийно-группового общения[15].

Таким образом, к социально-психологическим характеристикам подростков с девиантным поведением как специфической социальной группы можно отнести: повышенную тревожность, жестокость, агрессивность, конфликтность и др., которые принимают устойчивый характер обычно в процессе стихийно-группового общения, складывающегося в разного рода компаниях. Данная система отношений, в том числе и строящихся на законах девиантных подростковых групп, выступает в большинстве случаев лишь как ситуация замещения при неприятии подростка в мир социально-значимых отношений взрослых.

Социально-психологические особенности проявляются в отношении девиантных подростков между собой и отношения к ним общества. Хотя отношение к девиантным подросткам со стороны общества достаточно негативное, важно выяснить: какова специфика этих отношений и в чем проявляются затруднения. Наши отношения к той или иной группе людей зависят от ценности данной группы, чаще всего в подростках с отклоняющимся поведением мы видим «пропащих» людей, без перспективы на будущее. Критерием для суждения о девиации являются нормы и ожидания ближайшего окружения ребенка, где его права могут нарушаться, кроме того, суждение о девиантном поведении выносят взрослые, которые находятся в оппозиции к подростковому возрасту. Это явление «стигмации», заклейменный подросток становится таковым и при этом старается принадлежать «девиантной» среде. По словам И.С.Кона принадлежность к одному виду девиантного поведения повышает вероятность приобщения подростка и в другие, так как, несмотря на то, что девиантное поведение проявляется в разных формах, все они взаимосвязаны. Пьянство, употребление наркотиков, агрессивное, противоправное поведение и пр. образуют единый блок.

Рассмотрим системы ценностей девиантных подростков, как специфической социальной группы, так как ценностные ориентации выступают важнейшими факторами мотивации поведения как отдельной личности, так и группы в целом.

У подростков очень высока потребность в общении. Дети с поведенческими отклонениями обычно отвергаются ровесниками и остаются в последующем изолированными, что является следствием для включения таких подростков в асоциальные группы сверстников, что в свою очередь еще больше способствует их отделению от просоциальных ровесников.

Наиболее значимым для девиантных подростков является большое количество друзей, что может говорить о стремлении подростков данной группы к особому чувству принадлежности к себе подобным, боязни одиночества, ненужности своим сверстникам.

Характерно, что подавляющее большинство девиантов из трудных семей, где они постоянно сталкиваются с грубостью, где личность ребенка постоянно ущемляется. Кроме того, и со стороны педагогов существует скорее стремление пресечь плохое поведение, чем желание понять и устранить порождающие его причины. Это приводит к конфликтным отношениям не только между трудными детьми и педагогами, но и среди сверстников в классе. Именно вышеуказанные обстоятельства придают большую значимость данной ценности у подростков с девиантным поведением.

Подростки с девиантным поведением чаще всего испытывают на себе стереотип восприятия трудного подростка. Проблемные дети чаще всего вызывают отрицательные чувства, они чаще подвергаются наказаниям и оскорблениям. Подросток с трудностями в поведении сталкиваясь с постоянной отрицательной оценкой со стороны взрослых перестает надеяться на понимание и близость с их стороны.

Современная система воспитания подростков не учитывает их личностного становления, что ведет к конфликту, выработке иммунитета на воспитательные воздействия и возрастающей потребности в самостоятельности. Наиболее ярко это проявляется у подростков с девиантным поведением.

Ценность «свобода» имеет низкие показатели. Это связано с тем, что, несмотря на отчуждение от взрослых, подростку необходимо получать обратную связь именно от них, так как это обеспечивает более быстрый процесс адаптации подростка к взрослой жизни. Особенно это актуально для подростков с девиантным поведением, которым не хватает внимания взрослых, а значит и сложнее адаптироваться к взрослой жизни.

Для подростков более значимыми являются «честность» и «уверенность в своих силах», а «твердая воля» на третьих позициях. Многими учеными отмечается значимость моральных качеств в подростничестве (И.Кон, Д.И.Фельдштейн), к этому возрасту подросток уже освоил определенную систему моральных требований и у него начинают складываться свое личное отношение к этой области, а уверенность в своих силах и твердая воля важны для управления поведением.

Нужно отметить, что оценка значимости качеств личности у подростков с девиантным поведением значительно ниже, что говорит о недостаточной сформированности моральной системы требований, это делает затруднительным для девианта управление своим поведением.

Девиантные подростки более ценной считают «активную жизнь». Они активны, но их активность обычно носит отрицательный характер. Как отмечала Л.И.Божович, кризис переходного периода протекает легче, если у школьника возникают относительно постоянные интересы или какие-либо устойчивые мотивы поведения, так как это делает подростка целеустремленным, а следовательно внутренне собранным и организованным. Низкая оценка вышеуказанных ценностей у подростков с девиантным поведением, говорит об отсутствии устойчивых интересов и мотивах поведения, что рождает конфликты разноплановых мотивационных тенденций и ведет к внутренней дисгармонии.

Ценность «любовь» имеет очень низкое значение. Жизнь трудного подростка оставляет потребность в любви неудовлетворенной. Сложная обстановка в семье, а иногда и вовсе ее отсутствие, непонимание в школе загоняют подростка в угол не давая ему надежды на проявление этого чувства. «Здоровье» для девиантных подростков выступает в виде средства, для достижения успеха среди представителей своей группы.

Представленный материал позволяет говорить, что ценностный мир современных подростков весьма разнообразен, и формирование иерархии ценностей во многом зависит от группы, образа жизни, социальной обстановки в которой находится подросток.

Позиция общества, основанная на предрассудках, непонимании возрастных особенностей, агрессивной реакции на внешние атрибуты подростковой субкультуры усугубляют непонимание между подростками с девиантным поведением и обществом. Именно поэтому большинство профилактических программ, направленных в основном на изменение личности самого подростка и не затрагивающие проблему его взаимоотношений с обществом, особенностей девиантного подростка как представителя специфической социальной группы не приносят ожидаемых результатов.

3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, девиантным считается поведение, отклоняющееся от норм морали, принятых в определенном обществе на данном уровне социального и культурного развития, и влекущее за собой санкции: изоляцию, наказание, лечение, осуждение и другие формы порицания нарушителя. Проявляется оно в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением.

Поскольку критерии определения девиантного поведения неоднозначны и часто вызывают разногласия, трудно точно установить, какие типы поведения можно считать девиантными. Рассмотрев разновидности отклонений в поведении, можно констатировать, что единой точки зрения исследователей на классификацию и типологию девиантного поведения не наблюдается. Многие ученые в своих работах особое внимание уделяют отдельным видам отклоняющегося поведения, отдают предпочтение определенному возрасту, что отражает сферу их научных интересов. Типологизация девиантного поведения связана с трудностями, поскольку любые его проявления можно считать как девиантным, так и не девиантным: все определяется нормативными требованиями, на основе которых они оцениваются.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кондратенко В.Г. Девиантное поведение у подростков. — Минск, 1988.

2. Максимова Н.Ю., Милютина Е.Л. Курс лекций по детской пато­психологии: Учебное пособие. — Ростов н/Д, 2000.

3. Психология и педагогика: Учебное пособие / Под редакцией А.А.Бодалева, В.И.Жукова, Л.Г.Лаптева, В.А.Сластенина. — М, 2002.

4. Пятницкая И. Н. Злоупотребление алкоголем и начальная ста­дия алкоголизма. — М.,1988.

5. Рожкова М.И. Воспитание трудного ребенка. Дети с девиантным поведением.

6. VIII Всероссийская научно-практическая конференция «Обра­зование в России: медико-психологический аспект» // Материалы конференции. — Калуга, 2003.

2.2. Личность подростка. Самосознание и образ «я» в отрочестве

2.2.1. Основные новообразования личности подростка

Теории подросткового возраста, которые пытаются объяснить психологию подростка исходя только из внешних по отношению к психическому развитию факторов, являются недостаточно адекватными. Факторы и биологического, и социального порядка не определяют развитие прямо. Они включаются в сам процесс развития, становясь внутренними компонентами возникающих при этом психологических новообразований. С этой точки зрения, никакая теория подросткового возраста не может быть построена на основе учета какого-либо одного фактора. Подростковый возраст, по словам Л.С.Выготского, не может быть охвачен одной формулой. Для этого должны быть изучены внутренние движущие силы и противоречия, присущие данному этапу психического развития, и проанализировано то центральное системное новообразование, которое выполняет интегративную функцию и позволяет понять весь симптомокомплекс подросткового возраста, природу происходящего здесь кризиса и его феноменологию.

Уже в самом лингвистическом значении слова «подросток», происходящего от латинского глагола ас!о1езсеге — расти, созревать, продвигаться вперед, выходить из опеки, становиться совершеннолетним -содержится квинтэссенция особенностей развития десяти-пятнадцатилетнего ребенка, устремленного к приобретению самостоятельности, социальной зрелости, нахождению своего места в жизни. Виднейший исследователь возрастного развития Л.И.Божович связывает кризис подросткового возраста с возникновением в этот период нового уровня самосознания, характерной чертой которого является появление у подростка способности и потребности познать самого себя как личность, обладающую именно ей присущими качествами. Это порождает у подростка стремление к самоутверждению, самовыражению (т.е. стремление проявлять себя в тех качествах личности,

которые он считает ценными) и самовоспитанию. Депривация указанных выше потребностей и составляет основу кризиса подросткового возраста.

Новообразованием критической фазы подросткового возраста, ярким свидетельством того, что отрочество началось, является так называемое «чувство взрослости» — особая форма отроческого самосознания. Заметим, что этот психологический симптом начала подросткового возраста не совпадает во времени с физиологическими симптомами: чувство взрослости может возникнуть много раньше полового созревания. Чувство взрослости, по определению Д.Б.Эльконина, есть новообразование сознания, через которое подросток сравнивает себя с другими (взрослыми или товарищами), находит образцы для усвоения, строит свои отношения с другими людьми, перестраивает свою деятельность.

Виды взрослости выделены и изучены Т.В.Драгуновой. Они многообразны:

1. Подражание внешним признакам взрослости — курение, игра в карты, употребление спиртного, особый лексикон, стремление к взрослой моде в одежде и прическе, косметика и др. Это самые легкие способы достижения взрослости и самые опасные. Подражание особому стилю веселой, легкой жизни социологи и юристы называют «низкой культурой досуга», при этом познавательные интересы утрачиваются и складывается специфическая установка весело провести время с соответствующими ей жизненными ценностями.

2. Равнение подростков-мальчиков на качества «настоящего мужчины». Это сила, смелость, мужество, выносливость, воля, верность в дружбе и т.п. Средством самовоспитания часто становятся занятия спортом. Интересно отметить, что многие девушки в настоящее время также хотят обладать качествами, которые веками считались мужскими.

3. Социальная зрелость. Она возникает в условиях сотрудничества ребенка и взрослого в разных видах деятельности, где подросток занимает место помощника взрослого. Обычно это наблюдается в семьях, переживающих трудности, там фактически подросток занимает положение взрослого. Здесь забота о близких, благополучие их принимает характер пожизненной ценности.

4. Интеллектуальная взрослость. Она выражается в стремлении подростка что-то знать и уметь по-настоящему. Это стимулирует развитие познавательной деятельности, содержание которой выходит за пределы школьной программы. Значительный объем знаний у подростка — это результат самостоятельной работы. Учение приобретает у таких школьников личный смысл и превращается в самообразование.

Другой выдающийся возрастной психолог Э.Эриксон, создавший возрастную периодизацию жизненного цикла человека, в качестве основного новообразования подросткового возраста определил идентичность -субъективное чувство непрерывной самотождественности. Отрочество в концепции Эриксона занимает особое место именно потому, что работа по поиску самотождественности (основной и пожизненный труд души) становится в этом возрасте центральным событием. На каждом возрастном этапе человек прямо или косвенно, но постоянно и очень настойчиво спрашивает себя и ближних: «Кто я? Какой я? Зачем я?». Задача подросткового возраста -интегрировать все предыдущие ответы в целостную картину самосознания. Если этот синтез происходит, то прежний относительно пассивный, преимущественно бессознательный процесс идентификации себя с теми жизненными обстоятельствами, в которые человек попадает не по собственному выбору (семья, школа, соседи и т.д.), приобретает качественно иной характер. Именно в этот период — в подростковом возрасте — возможно

начало сознательного, намеренного, творческого строительства себя и своих жизненных обстоятельств.

Э.Э.риксон выделил четыре основных типа развития неадекватной идентификации:

1. Уход от близких взаимоотношений, обусловленный страхом потери собственной идентичности. Избегание слишком тесных межличностных взаимоотношений приводит к формализации, стереотипизации контактов, недоразвитости средств интимно-личностного общения, изоляции.

2. Размывание времени. В этом случае подросток обнаруживает неспособность (упорное нежелание) строить планы на будущее и избегает взросления. Боязнь перемен, неверие в возможность изменения к лучшему, осложняются для таких подростков тревожным предчувствием неизбежности перемен.

3. Размывание способности к продуктивной работе отмечается у подростков, избегающих вовлеченности. Защищая свою неустойчивую идентичность, они боятся «отдаться» деятельности и потому неуспешны в ней. Эта защита выражается в том, что подросток не может найти в себе сил заняться делами и жалуется на неспособность сосредоточить свое внимание.

4. Негативная идентичность — презрительное, враждебное отношение к занятиям и ценностям, которыми дорожат в семье и ближайшем окружении подростка, попытки найти идентичность, прямо противоположную той, которую предпочитают для своего ребенка ближние.

Не менее опасен и для дальнейшего развития идентичности, и для здоровья общества прямо противоположный тип идентичности, описанный последователем Эриксона Джеймсом Марсиа. Это предопределенная идентичность — некритичное принятие ценностей семьи, общества, религиозной группы и др. Уход от самого поиска себя порождает крайне нежелательный, ригидный, консервативный, нерассуждающий склад личности, становящейся легкой жертвой любых социальных авантюристов. Гитлерюгенд и пионерская организация пытались формировать именно этот тип идентификации, а Павлик Морозов стал незабвенным образцом успешности подобных начинаний. Опасность какой бы то ни было предопределенной (за подростка сделанной) идентификации — национальной, идеологической, религиозной, классовой — это главная опасность для становления самостоятельно мыслящего, ответственного поколения.

Другое важное явление, определяющее формирование самосознания подростка, — эгоцентризм. Давид Эткинд экспериментально показал поведенческие основания подросткового эгоцентризма. Подростки преодолевают «житейский» наивный эгоцентризм детей более младшего возраста, которые собственную точку зрения считают единственно возможной по той простой причине, что не отличают свой взгляд на некий факт от самого факта и не ведают о существовании, возможности посмотреть на этот же факт иначе. Подростки же, напротив, захвачены» открывшимся им разнообразием точек зрения на один весьма увлекательный факт — факт собственного уникально-неповторимого существования. Но при этом подростки впадают в новую форму поглощенности собственной точкой зрения. Они столь интенсивно себя анализируют и оценивают, что легко поддаются иллюзии, будто их непрерывно оценивают все окружающие. Д.Эткинд показывает, что подростки как бы театрализуют собственную жизнь: они все время вычисляют и учитывают воображаемые реакции на их поведение, внешность, образ чувств и мыслей со стороны некой воображаемой ими аудитории. При этом друг друга они замечают мало, ибо роль обозреваемого для них более значима, чем роль обозревателя. Смягчение, угасание

подросткового эгоцентризма происходит по мере развития близких, непосредственно-личностных отношений со сверстниками, делящимися друг с другом своими переживаниями, оценками и демонстрирующими саму возможность взаимопонимания.

В подростковом возрасте происходит расширение жизненного пространства ребенка как в географическом смысле (интерес к путешествиям и т.п.), так и в смысле расширения социального окружения (большое количество групп, куда включен подросток, появление у него интереса к литературе, политике, экономике и т.д.). Но самая существенная трансформация жизненного пространства происходит во временном измерении. Впервые появляется будущее как психологический детерминант личности. С возрастом жизненная перспектива увеличивается, и это становится одним из фундаментальнейших фактов развития личности.

Подростковый этап — период наиболее серьезных изменений во временной перспективе. Эти изменения отчасти можно охарактеризовать как изменения масштаба: вместо дней, недель и месяцев теперь оперируют годами. Но более значительные изменения происходят в способе структурирования временной перспективы, что проявляется в дифференциации будущих реальных и идеальных целей. Смутные представления о будущем сменяют более или менее четкие решения о подготовке к будущим занятиям. Другими словами, у индивида формируется жизненный план. Структурируя временную перспективу, этот план принимает в расчет не только идеальные цели и ценности, но и их осуществимость. Планирование взрослого происходит так же, но ситуация подростка особенна, поскольку ему приходится структурировать временную перспективу, которая выросла и ему незнакома. Подросток находится в положении маргинальной личности — личности, принадлежащей двум культурам. Он не хочет больше принадлежать сообществу детей и в то же время знает, что он еще не взрослый. Как описывает К.Левин, характерными чертами поведения маргинальной личности являются эмоциональная неустойчивость и чувствительность, застенчивость и агрессивность, эмоциональная напряженность и конфликтные отношения с окружающими, склонность к крайним суждениям и оценкам.

Основные новообразования личности подростка — Студопедия

Теории подросткового возраста, которые пытаются объяснить психологию подростка исходя только из внешних по отношению к психическому развитию факторов, являются недостаточно адекватными. Факторы и биологического, и социального порядка не определяют развитие прямо. Они включаются в сам процесс развития, становясь внутренними компонентами возникающих при этом психологических новообразований. С этой точки зрения, никакая теория подросткового возраста не может быть построена на основе учета какого-либо одного фактора. Подростковый возраст, по словам Л.С.Выготского, не может быть охвачен одной формулой. Для этого должны быть изучены внутренние движущие силы и противоречия, присущие данному этапу психического развития, и проанализировано то центральное системное новообразование, которое выполняет интегративную функцию и позволяет понять весь симптомокомплекс подросткового возраста, природу происходящего здесь кризиса и его феноменологию.

Уже в самом лингвистическом значении слова “подросток”, происходящего от латинского глагола adolescere — расти, созревать, продвигаться вперед, выходить из опеки, становиться совершеннолетним – содержится квинтэссенция особенностей развития десяти-пятнадцатилетнего ребенка, устремленного к приобретению самостоятельности, социальной зрелости, нахождению своего места в жизни. Виднейший исследователь возрастного развития Л.И.Божович связывает кризис подросткового возраста с возникновением в этот период нового уровня самосознания, характерной чертой которого является появление у подростка способности и потребности познать самого себя как личность, обладающую именно ей присущими качествами. Это порождает у подростка стремление к самоутверждению, самовыражению (т.е. стремление проявлять себя в тех качествах личности, которые он считает ценными) и самовоспитанию. Депривация указанных выше потребностей и составляет основу кризиса подросткового возраста.

Новообразованием критической фазы подросткового возраста, ярким свидетельством того, что отрочество началось, является так называемое “чувство взрослости” — особая форма отроческого самосознания. Заметим, что этот психологический симптом начала подросткового возраста не совпадает во времени с физиологическими симптомами: чувство взрослости может возникнуть много раньше полового созревания. Чувство взрослости, по определению Д.Б.Эльконина, есть новообразование сознания, через которое подросток сравнивает себя с другими (взрослыми или товарищами), находит образцы для усвоения, строит свои отношения с другими людьми, перестраивает свою деятельность.

Виды взрослости выделены и изучены Т.В.Драгуновой. Они многообразны:


1. Подражание внешним признакам взрослости – курение, игра в карты, употребление спиртного, особый лексикон, стремление к взрослой моде в одежде и прическе, косметика и др. Это самые легкие способы достижения взрослости и самые опасные. Подражание особому стилю веселой, легкой жизни социологи и юристы называют “низкой культурой досуга”, при этом познавательные интересы утрачиваются и складывается специфическая установка весело провести время с соответствующими ей жизненными ценностями.

2. Равнение подростков-мальчиков на качества “настоящего мужчины”. Это сила, смелость, мужество, выносливость, воля, верность в дружбе и т.п. Средством самовоспитания часто становятся занятия спортом. Интересно отметить, что многие девушки в настоящее время также хотят обладать качествами, которые веками считались мужскими.

3. Социальная зрелость. Она возникает в условиях сотрудничества ребенка и взрослого в разных видах деятельности, где подросток занимает место помощника взрослого. Обычно это наблюдается в семьях, переживающих трудности, там фактически подросток занимает положение взрослого. Здесь забота о близких, благополучие их принимает характер пожизненной ценности.

4. Интеллектуальная взрослость. Она выражается в стремлении подростка что-то знать и уметь по-настоящему. Это стимулирует развитие познавательной деятельности, содержание которой выходит за пределы школьной программы. Значительный объем знаний у подростка – это результат самостоятельной работы. Учение приобретает у таких школьников личный смысл и превращается в самообразование.


Другой выдающийся возрастной психолог Э.Эриксон, создавший возрастную периодизацию жизненного цикла человека, в качестве основного новообразования подросткового возраста определил идентичность – субъективное чувство непрерывной самотождественности. Отрочество в концепции Эриксона занимает особое место именно потому, что работа по поиску самотождественности (основной и пожизненный труд души) становится в этом возрасте центральным событием. На каждом возрастном этапе человек прямо или косвенно, но постоянно и очень настойчиво спрашивает себя и ближних: “Кто я? Какой я? Зачем я?”. Задача подросткового возраста — интегрировать все предыдущие ответы в целостную картину самосознания. Если этот синтез происходит, то прежний относительно пассивный, преимущественно бессознательный процесс идентификации себя с теми жизненными обстоятельствами, в которые человек попадает не по собственному выбору (семья, школа, соседи и т.д.), приобретает качественно иной характер. Именно в этот период – в подростковом возрасте – возможно начало сознательного, намеренного, творческого строительства себя и своих жизненных обстоятельств.

Э.Эриксон выделил четыре основных типа развития неадекватной идентификации:

1. Уход от близких взаимоотношений, обусловленный страхом потери собственной идентичности. Избегание слишком тесных межличностных взаимоотношений приводит к формализации, стереотипизации контактов, недоразвитости средств интимно-личностного общения, изоляции.

2. Размывание времени. В этом случае подросток обнаруживает неспособность (упорное нежелание) строить планы на будущее и избегает взросления. Боязнь перемен, неверие в возможность изменения к лучшему, осложняются для таких подростков тревожным предчувствием неизбежности перемен.

3. Размывание способности к продуктивной работе отмечается у подростков, избегающих вовлеченности. Защищая свою неустойчивую идентичность, они боятся “отдаться” деятельности и потому неуспешны в ней. Эта защита выражается в том, что подросток не может найти в себе сил заняться делами и жалуется на неспособность сосредоточить свое внимание.

4. Негативная идентичность –презрительное, враждебное отношение к занятиям и ценностям, которыми дорожат в семье и ближайшем окружении подростка, попытки найти идентичность, прямо противоположную той, которую предпочитают для своего ребенка ближние.

Не менее опасен и для дальнейшего развития идентичности, и для здоровья общества прямо противоположный тип идентичности, описанный последователем Эриксона Джеймсом Марсиа. Это предопределенная идентичность – некритичное принятие ценностей семьи, общества, религиозной группы и др. Уход от самого поиска себя порождает крайне нежелательный, ригидный, консервативный, нерассуждающий склад личности, становящейся легкой жертвой любых социальных авантюристов. Гитлерюгенд и пионерская организация пытались формировать именно этот тип идентификации, а Павлик Морозов стал незабвенным образцом успешности подобных начинаний. Опасность какой бы то ни было предопределенной (за подростка сделанной) идентификации – национальной, идеологической, религиозной, классовой – это главная опасность для становления самостоятельно мыслящего, ответственного поколения.

Другое важное явление, определяющее формирование самосознания подростка, — эгоцентризм. Давид Эткинд экспериментально показал поведенческие основания подросткового эгоцентризма. Подростки преодолевают “житейский” наивный эгоцентризм детей более младшего возраста, которые собственную точку зрения считают единственно возможной по той простой причине, что не отличают свой взгляд на некий факт от самого факта и не ведают о существовании, возможности посмотреть на этот же факт иначе. Подростки же, напротив, захвачены открывшимся им разнообразием точек зрения на один весьма увлекательный факт – факт собственного уникально-неповторимого существования. Но при этом подростки впадают в новую форму поглощенности собственной точкой зрения. Они столь интенсивно себя анализируют и оценивают, что легко поддаются иллюзии, будто их непрерывно оценивают все окружающие. Д.Эткинд показывает, что подростки как бы театрализуют собственную жизнь: они все время вычисляют и учитывают воображаемые реакции на их поведение, внешность, образ чувств и мыслей со стороны некой воображаемой ими аудитории. При этом друг друга они замечают мало, ибо роль обозреваемого для них более значима, чем роль обозревателя. Смягчение, угасание подросткового эгоцентризма происходит по мере развития близких, непосредственно-личностных отношений со сверстниками, делящимися друг с другом своими переживаниями, оценками и демонстрирующими саму возможность взаимопонимания.

В подростковом возрасте происходит расширение жизненного пространства ребенка как в географическом смысле (интерес к путешествиям и т.п.), так и в смысле расширения социального окружения (большое количество групп, куда включен подросток, появление у него интереса к литературе, политике, экономике и т.д.). Но самая существенная трансформация жизненного пространства происходит во временном измерении. Впервые появляется будущее как психологический детерминант личности. С возрастом жизненная перспектива увеличивается, и это становится одним из фундаментальнейших фактов развития личности.

Подростковый этап — период наиболее серьезных изменений во временной перспективе. Эти изменения отчасти можно охарактеризовать как изменения масштаба: вместо дней, недель и месяцев теперь оперируют годами. Но более значительные изменения происходят в способе структурирования временной перспективы, что проявляется в дифференциации будущих реальных и идеальных целей. Смутные представления о будущем сменяют более или менее четкие решения о подготовке к будущим занятиям. Другими словами, у индивида формируется жизненный план. Структурируя временную перспективу, этот план принимает в расчет не только идеальные цели и ценности, но и их осуществимость. Планирование взрослого происходит так же, но ситуация подростка особенна, поскольку ему приходится структурировать временную перспективу, которая выросла и ему незнакома. Подросток находится в положении маргинальной личности — личности, принадлежащей двум культурам. Он не хочет больше принадлежать сообществу детей и в то же время знает, что он еще не взрослый. Как описывает К.Левин, характерными чертами поведения маргинальной личности являются эмоциональная неустойчивость и чувствительность, застенчивость и агрессивность, эмоциональная напряженность и конфликтные отношения с окружающими, склонность к крайним суждениям и оценкам.

Самосознание как важнейшее новообразование подростка

подростка исходя только из внешних по отношению к психическому развитию факторов, являются недостаточно адекватными. Факторы и биологического, и социального порядка не определяют развитие прямо. Они включаются в сам процесс развития, становясь внутренними компонентами возникающих при этом психологических новообразований . С этой точки зрения, никакая теория подросткового возраста не может быть построена на основе учета какого-либо одного фактора. Подростковый возраст, по словам Л.С.Выготского, не может быть охвачен одной формулой. Для этого должны быть изучены внутренние движущие силы и противоречия, присущие данному этапу психического развития, и проанализировано то центральное системное новообразование , которое выполняет интегративную функцию и позволяет понять весь симптомокомплекс подросткового возраста, природу происходящего здесь кризиса и его феноменологию.

Новообразованием критической фазы подросткового возраста, ярким свидетельством того, что отрочество началось, является так называемое «чувство взрослости» — особая форма отроческого самосознания . Заметим, что этот психологический симптом начала подросткового возраста не совпадает во времени с физиологическими симптомами: чувство взрослости может возникнуть много раньше полового созревания. Чувство взрослости, по определению Д.Б.Эльконина, есть новообразование сознания, через которое подросток сравнивает себя с другими (взрослыми или товарищами), находит образцы для усвоения, строит свои отношения с другими людьми, перестраивает свою деятельность.

Другое важное явление, определяющее формирование самосознания подростка , — эгоцентризм. Давид Эткинд экспериментально показал поведенческие основания подросткового эгоцентризма. Подростки преодолевают «житейский» наивный эгоцентризм детей более младшего возраста, которые собственную точку зрения считают единственно возможной по той простой причине, что не отличают свой взгляд на некий факт от самого факта и не ведают о существовании, возможности посмотреть на этот же факт иначе. Подростки же, напротив, захвачены открывшимся им разнообразием точек зрения на один весьма увлекательный факт — факт собственного уникально-неповторимого существования. Но при этом подростки впадают в новую форму поглощенности собственной точкой зрения.

Развитие личностной сферы в подростковом возрасте

Подростковый возраст — это самый трудный и сложный из всех детских возрастов , представляющий собой период становления личности. Вместе с тем это самый ответственный период, поскольку здесь складываются основы нравственности, формируются социальные установки, отношения к себе, к людям, к обществу. Кроме того, в данном возрасте стабилизируются черты характера и основные формы межличностного поведения. Главные мотивационные линии этого возрастного периода, связанные с активным стремлением к личностному самосовершенствованию, — это самопознание, самовыражение и самоутверждение. Главная новая черта, появляющаяся в психологии подростка по сравнению с ребенком младшего школьного возраста, — это более высокий уровень самосознания. Самосознание есть последняя и самая верхняя из всех перестроек, которым подвергается психология подростка (Л.С. Выготский) Переход к подростковому возрасту характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личностное развитие ребенка. Они касаются физиологии организма, отношений, складывающихся у подростков со взрослыми людьми и сверстниками, уровня развития познавательных процессов, интеллекта и способностей. Во всем этом намечается переход от детства к взрослости. Организм ребенка начинает быстро перестраиваться и превращаться в организм взрослого человека. Центр физической и духовной жизни ребенка перемещается из дома во внешний мир, переходит в среду сверстников и взрослых. Отношения в группах сверстников строятся на более серьезных, чем развлекательные совместные игры, делах, охватывающих широкий диапазон видов деятельности, от совместного труда над чем-нибудь до личного общения на жизненно важные темы. Во все эти новые отношения с людьми подросток вступает, уже, будучи интеллектуально достаточно развитым человеком и располагая способностями, которые позволяют ему занять определенное место в системе взаимоотношений со сверстниками.

Личностные особенности подростков с разным статусом гендерной идентичности

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Личностные особенности подростков с разным статусом гендерной идентичности
  • Малых Л. В.1.52019-02-25T11:24:22+05:002019-02-25T11:24:22+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents [109 0 R 110 0 R 111 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [112 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 114 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 8 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 116 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 2 >> endobj 9 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 118 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 3 >> endobj 10 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 119 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 4 >> endobj 11 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 122 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 124 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 125 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 126 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 9 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 127 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 10 >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 128 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 11 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 129 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 130 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 131 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 132 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 133 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 138 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 139 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 141 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 144 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 146 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 147 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 149 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 150 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 151 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 153 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 154 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 155 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 156 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 158 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 48 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 160 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 162 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 163 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 164 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 165 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 53 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 167 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 168 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 169 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 170 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 171 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 58 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 173 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 175 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 176 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 177 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 178 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 63 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 182 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 183 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 184 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 185 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 186 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 187 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 188 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 190 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 71 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 193 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 72 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 194 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 73 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 195 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 74 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 196 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 75 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 197 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 76 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 198 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 77 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 199 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 78 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 200 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 79 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 201 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 73 >> endobj 80 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 202 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 81 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 203 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 75 >> endobj 82 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 204 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 76 >> endobj 83 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 205 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 77 >> endobj 84 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 206 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 78 >> endobj 85 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 207 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 79 >> endobj 86 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 208 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 80 >> endobj 87 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 209 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 81 >> endobj 88 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 210 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 82 >> endobj 89 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 211 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 83 >> endobj 90 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 212 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 84 >> endobj 91 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 213 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 85 >> endobj 92 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 214 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 86 >> endobj 93 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 215 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 87 >> endobj 94 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 216 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 88 >> endobj 95 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 841.92 595.32] /Contents 217 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 89 >> endobj 96 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 841.92 595.32] /Contents 218 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 90 >> endobj 97 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 841.92 595.32] /Contents 219 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 91 >> endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > stream x

    Психология развития и возрастная психология — список вопросов

    ‘ , ‘

    Чтобы временно закрыть это сообщение, нажмите на эту ссылку

    ‘, », »].join(»)) $(‘.lcaad’).on(‘click’, function() { $(‘.mainLayout’).fadeIn(500) $(‘.ayayay’).css({opacity:0, top:’-290px’}) }) setTimeout(function() { $(‘.ayayay’).css({opacity:1, top:’0px’}) }, 300) }) } // if(w.adsbygoogle && !w.adsbygoogle.loaded || !$(s).height() || !(iF=$(s+’ iframe’)[0])) saa() // else if(iF) fetch($(iF).attr(‘src’), {mode:’no-cors’}).then(()=>{!$(s).data(‘yup’).length && saa()}).catch(()=>saa()) s=’div.RSYa’ if(!$(s).height()) saa() }, 5000) })

    Психология развития и возрастная психология

    Вопрос id:1342418

    «Инструмент» психики, который обеспечивает человеку ориентацию в социальной действительности, — это

    ?) высокая чувствительность

    ?) социальный интеллект

    ?) личностная рефлексия

    ?) адекватное общение

    Вопрос id:1342419

    В результате обобщения це­лей, которые ставит перед собой личность, как следствие построения «пи­рамиды» ее мотивов, становления устойчивого ядра ценностных ориента­ций, которые подчиняют себе частные, преходящие стремления, возникает

    ?) ценностная иерархия

    ?) жизненный план

    ?) целевая система

    ?) мотивационная структура

    Вопрос id:1342420

    В случаях, когда столкновение ценностей, вырабатываемых самим подростком, и ценностей его социального окружения приводит к появлению у подростка позиции человека, отвечающего за свою судьбу, — возникает эмоциональная стадия

    ?) нейтралитета

    ?) автономии

    ?) конформности

    ?) зависимости

    Вопрос id:1342421

    Важное явление, определяющее формирование самосознания подростка, выделенное Эткиндом, — это

    ?) идентичность

    ?) рефлексия

    ?) самосознание

    ?) эгоцентризм

    Вопрос id:1342422

    Вид устойчивых, индивидуально-избирательных межличностных отношений, характеризующихся взаимной привязанностью их участников, усилением процессов аффилиации, взаимными ожиданиями ответных чувств и предпочтительности, — это

    ?) симпатия

    ?) верность

    ?) дружба

    ?) любовь

    Вопрос id:1342423

    Выбор подростком для самореализации область деятельности, представляющую наибольшую трудность, — это форма

    ?) имитации

    ?) оппозиции

    ?) гиперкомпенсации

    ?) саморегуляции

    Вопрос id:1342424

    Выработка личных нравственных принципов, которые могут совпадать, а могут и в чем-то отличаться от норм референтной группы, это уровень развития моральных суждений

    ?) постконвециональный

    ?) автономный

    ?) рефлексивный

    ?) конвенциональный

    Вопрос id:1342425

    Высокая степень эмоционально положительного отношения субъекта, выделяющего свой объект среди других и помещающего его в центр своих жизненных потребностей и интересов, — это

    ?) симпатия

    ?) дружба

    ?) любовь

    ?) верность

    Вопрос id:1342426

    Для подростковой группы-коллектива характерно

    ?) противопоставление себя другим группам

    ?) дезорганизованность

    ?) преобладание отношений взаимопомощи и взаимопонимания

    ?) наличие отгороженности, групповой эгоизм

    Вопрос id:1342427

    Для подростковой группы-кооперации характерны

    ?) групповой индивидуализм, противопоставление себя другим группам

    ?) отсутствие отгороженности, группового эгоизма

    ?) преобладание отношений взаимопомощи и взаимопонимания

    ?) формальность ее существования

    Вопрос id:1342428

    Единство поведения и самосознания индивида, причисляющего себя к определенному полу и ориентирующегося на требования соответствующей половой роли, — это половая

    ?) идентификация

    ?) рефлексия

    ?) идентичность

    ?) зрелость

    Вопрос id:1342429

    Если в подростковом возрасте детей тянет друг к другу и их общение очень интенсивно, — это называют

    ?) реакцией группирования

    ?) гиперкомпенсацией

    ?) реакцией эмансипации

    ?) реакцией оппозиции

    Вопрос id:1342430

    Желание подростка понять, какой он на самом деле, открывая для себя свой внутренний мир, — это

    ?) саморегуляция

    ?) самовоспитание

    ?) самопознание

    ?) эмансипация

    Вопрос id:1342431

    За половое развитие в подростковом возрасте прежде всего отвечает гормон

    ?) тестостерон

    ?) эстроген

    ?) соматотропин

    ?) адреналин

    Вопрос id:1342432

    За пробуждение сексуальных потребностей и половое влечение подростков отвечает гормон

    ?) гонадотропин

    ?) тестостерон

    ?) эстроген

    ?) андроген

    Вопрос id:1342433

    Идеальное «Я» слишком сильно отличается от реального в случае

    ?) соответствия возможностей и уровня притязаний

    ?) отсутствия каких-либо притязаний

    ?) высокого уровня притязаний и недостаточного осознания своих возможностей

    ?) осознания подростком своих возможностей

    Вопрос id:1342434

    Из перечисленного: 1) комбинаторика, 2) программирование, 3) пропозициональные операции, 4) логика — гипотетико-дедуктивное мышление основывается на развитии

    ?) 2, 3

    ?) 3, 4

    ?) 1, 2

    ?) 1,3

    Вопрос id:1342435

    Из перечисленных воздействий: 1) сильнее всего стимулирует рост скелета; 2) регулирует прирост мышечной ткани; 3) воздействует на развитие внутренних органов; 4) воздействует на жировой и углеводный обмен; 5) регулирует сексуальную активность; 6) воздействует на белковый обмен и электролитный баланс — к гормону роста относятся

    ?) 1, 3, 5, 6

    ?) 1, 2, 4, 6

    ?) 2, 4, 5, 6

    ?) 2, 3, 5, 6

    Вопрос id:1342436

    Из перечисленных критериев: 1) единство целей, 2) организационное единство, 3) групповая подготовленность в определенной сфере деятельности, 4) психологическое единство — для диффузной группы характерны

    ?) 1, 2

    ?) 1, 2, 3

    ?) ни один из данных критериев

    ?) 1, 2, 3, 4

    Вопрос id:1342437

    Из перечисленных профессиональных типов: 1) предпринимательский, 2) исследовательский, 3) социальный, 4) артистический и 5) реалистический — среди юношей преобладают

    ?) 2, 3, 5

    ?) 1, 3, 4

    ?) 3, 4, 5

    ?) 1, 2, 5

    Вопрос id:1342438

    Из перечисленных профессиональных типов: 1) социальный, 2) артистический 3) предпринимательский, 4) исследовательский и 5) конвенциональный — среди девушек преобладают

    ?) 3, 4, 5

    ?) 1, 2, 5

    ?) 1, 2, 3

    ?) 2, 4, 5

    Вопрос id:1342439

    Из перечисленных типов эмоционального реагирования: 1) эмоциональная неустойчивость, 2) автономия эмоций, 3) нападение или отступление, 4) идеализм, 5) рефлексивность эмоций — Х.Ремшмидт в подростковом возрасте отмечает

    ?) 2, 4, 5

    ?) 1, 2, 4

    ?) 1, 3, 4

    ?) 3, 4, 5

    Вопрос id:1342440

    Из перечисленных факторов: 1) единство целей, 2) групповая подготовленность в определенной сфере деятельности, 3) психологическое единство — для группы-кооперации характерны

    ?) 1,3

    ?) 2,3

    ?) 1,2,3

    ?) 1,2

    Вопрос id:1342441

    Из перечисленных факторов: 1) общая цель, 2) общая структура, 3) психологическое единство, 4) групповая подготовленность в определенной сфере деятельности — для ассоциации характерны

    ?) 1,2,3,4

    ?) только 2

    ?) 1,2

    ?) 1,2,3

    Вопрос id:1342442

    Из перечисленных: 1) реальное Я, 2) идеальное Я, 3) физическое Я, 4) динамическое Я, 5) иллюзорное Я, 6) фантастическое Я — к составляющим «Я-концепции» относятся

    ?) 1, 2, 4, 6

    ?) 2, 4, 5, 6

    ?) 1, 2, 3, 4

    ?) 2, 3, 5, 6

    Вопрос id:1342443

    Исследование Л.А. Головей о готовности к профессиональному выбору показало, что четкий профессиональный план отсутствует у юношей в

    ?) 50%

    ?) 75%

    ?) 25%

    ?) 100%

    Вопрос id:1342444

    К подростку начинают относиться с учетом появившегося у него чувства взрослости, выражают готовность обсудить его проблемы в семье

    ?) авторитарной со сложившимися стереотипами

    ?) отчужденной от проблем подростка

    ?) с попустительским отношением

    ?) с высокой рефлексией и ответственностью

    Вопрос id:1342445

    К подростку относятся так же, как в детстве (им мало интересуются, избегают общения с ним и держатся от него на расстоянии), в семье

    ?) с попустительским отношением

    ?) с высокой рефлексией и ответственностью

    ?) авторитарной со сложившимися стереотипами

    ?) отчужденной

    Вопрос id:1342446

    Какие три точки созревания подростка: 1) органическое,2) половое, 3)личностное, 4) социальное, 5) биохимическое — выделил Л.С. Выготский

    ?) 2, 3, 4

    ?) 1, 2, 4

    ?) 1, 2, 3

    ?) 1, 3, 4

    Вопрос id:1342447

    Когда ребенок принимает оценки своей референтной группы (семьи, класса, религиозной общины), тогда достигается уровень развития моральных суждений

    ?) рефлексивный

    ?) постконвециональный

    ?) конвенциональный

    ?) автономный

    Вопрос id:1342448

    Кризис, наступающий в подростковом возрасте и подразумевающий биологические и физиологические изменения, связанные с развитием соматических и половых функций, — это кризис

    ?) психосексуальный

    ?) половозрастной

    ?) психофизиологический

    ?) пубертатный

    Вопрос id:1342449

    Л.И.Божович связывает кризис подросткового возраста с возникновением в этот период нового уровня

    ?) саморегуляции

    ?) самопознания

    ?) самосовершенствования

    ?) самосознания

    Вопрос id:1342450

    Л.С.Выготский рассматривал как «ключ ко всей проблеме психологического развития подростка» проблему

    ?) мотивации

    ?) интересов

    ?) мышления

    ?) ценностей

    Вопрос id:1342451

    На основе результатов самопознания и эмоционально-ценностного отношения к себе у юноши формируется

    ?) самосознание

    ?) саморефлексия

    ?) самоосознание

    ?) самооценка

    Вопрос id:1342452

    Наиболее благоприятное положение в системе личных взаимоотношений со сверстниками занимают юноши и девушки, имеющие уровень самооценки

    ?) адекватный

    ?) средний

    ?) низкий

    ?) высокий

    Вопрос id:1342453

    Направленность полового влечения и форм его реализации — это

    ?) сексуальная мотивация

    ?) психосексуальная зрелость

    ?) психосексуальная ориентация

    ?) сексуальный интерес

    Вопрос id:1342454

    Недовольство своей наружностью, представление о своем физическом недостатке, как правило, не соответствующие действительности, сопровождающиеся непреодолимым желанием исправить свою внешность, — это синдром

    ?) депривации

    ?) анорексии

    ?) шизофрении

    ?) дисморфофобии

    Вопрос id:1342455

    Некритичное принятие ценностей семьи, общества, религиозной группы — это идентичность

    ?) этическая

    ?) негативная

    ?) конформная

    ?) предопределенная

    Вопрос id:1342456

    Новообразованием критической фазы подросткового возраста, ярким свидетельством того, что отрочество началось, является

    ?) сексуальная активность

    ?) идентичность

    ?) чувство взрослости

    ?) саморегуляция

    Вопрос id:1342457

    Основным внутренним рычагом саморегуляции является

    ?) рефлексия

    ?) мотивация

    ?) самооценка

    ?) самосознание

    Вопрос id:1342458

    Осознание юноши себя в качестве члена общества и конкретизация в новой общественно значимой позиции — это

    ?) самопознание

    ?) самосознание

    ?) саморефлексия

    ?) самоопределение

    Вопрос id:1342459

    Острая борьба мотивов (делать ли, что надо или, что хочется), после чего происходит создание намерения и, наконец, его исполнение — это

    ?) экзистенциальный вакуум

    ?) мотивационный кризис

    ?) волевой акт

    ?) акт саморегуляции

    Вопрос id:1342460

    Относительно устойчивая, в большей или меньшей степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений подростка о самом себе, на основе которой он строит свои взаимоотношения с другими людьми и относится к себе, — это

    ?) «Я-концепция»

    ?) идеальное Я

    ?) самооценка

    ?) физическое Я

    Вопрос id:1342461

    Первый признак наступления пубертатного периода — это

    ?) изменение веса

    ?) эякуляция

    ?) ускорение роста

    ?) менархе

    Вопрос id:1342462

    Первым научным психологическим трудом, посвященным подростковому и юношескому возрасту, была двухтомная работа

    ?) В.Вундта

    ?) Л.С.Выготского

    ?) Ст.Холла

    ?) Л.И.Божович

    Вопрос id:1342463

    Период онтогенеза от 10-11 до 15 лет, соответствующий началу перехода от детства к юности, образует

    ?) старшее отрочество

    ?) юношеский возраст

    ?) младший подростковый возраст

    ?) подростковый возраст

    Вопрос id:1342464

    По данным Д.Б.Эльконина, ведущей деятельностью подростков становится

    ?) деловое общение

    ?) интимно-личностное общение

    ?) коллективное взаимодействие

    ?) групповая деятельность

    Вопрос id:1342465

    По мнению Л.И.Божович, свое выражение более широкий жизненный опыт юноши, проанализированный и обобщенный с точки зрения нравственных норм, находит в

    ?) мировоззрении

    ?) взглядах

    ?) принципах

    ?) убеждении

    Вопрос id:1342466

    По отношению к подростку господствует принцип вседозволенности, родители позволяют манипулировать собой в семье

    ?) с высокой рефлексией и ответственностью

    ?) гиперопекающей

    ?) авторитарной

    ?) с попустительским отношением

    Вопрос id:1342467

    Подросток находится в положении личности, принадлежащей двум культурам, т.е. личности

    ?) рефлексивной

    ?) маргинальной

    ?) неустойчивой

    ?) двойственной

    По Д.Б.Эльконину новообразованием критической фазы подросткового возраста, ярким свидетельством того, что отрочество началось, является так называемое

    Отрасль психологии, изучающая психические изменения, обусловленные старением организма, называется.
     (*ответ*) Геронтопсихологией
     Акмеологией
     Возрастной психологией
     Дифференциальной психологией
    Перестройка, реконструкция психологических факторов риска у ребенка, воссоздание гармонических отношений в семье, – это
     (*ответ*) Психологическая коррекция
     Воспитание
     Внушение
     Заражение
    Переход ребенка из внутриутробного состояния во внеутробное включает четыре стадии:
     (*ответ*) Внутриматочная жизнь
     (*ответ*) Начальная стадия родовых схваток
     (*ответ*) Родовые схватки
     (*ответ*) Завершение процесса рождения
     Созревание яйцеклетки
     Оплодотворение яйцеклетки
    Переход ребенка из внутриутробного состояния во внеутробное включает
     (*ответ*) 4 стадии
     8 стадий
     2 стадии
     9 стадий
    Переходный период между дошкольным детством и младшим школьным возрастом — это
     (*ответ*) Кризис 6-7 лет
     Кризис 1 года
     Кризис 11-13 лет
     Второй жизненный кризис по Э.Эриксону
    Переходный период между младенчеством и ранним детством – это
     (*ответ*) Кризис 1 года
     Кризис 3 лет
     Кризис 6-7 лет
     Третий жизненный кризис по Э.Эриксону
    Переходный период между младшим школьным и подростковым возрастом — это
     (*ответ*) Кризис 11-13 лет
     Кризис 6-7 лет
     Первый жизненный кризис по Э.Эриксону
     Восьмой жизненный кризис по Э.Эриксону
    Переходный период между ранним и дошкольным детством — это
     (*ответ*) Кризис 3 лет
     Кризис 1 года
     Кризис 6-7 лет
     Первый жизненный кризис по Э.Эриксону
    Период младенчества длится
     (*ответ*) До конца первого года жизни
     Пока ребенок не начнет ходить
     Пока ребенок не начнет говорить
     Пока у ребенка не возникнет сознание, выступающего для других в виде собственного «Я»
    Период новорожденности длится от момента рождения
     (*ответ*) Примерно до конца первого месяца жизни
     До конца первого года жизни
     Пока ребенок не начнет ходить
     Пока ребенок не начнет говорить
    По Д.Б.Эльконину новообразованием критической фазы подросткового возраста, ярким свидетельством того, что отрочество началось, является так называемое
     (*ответ*) «Чувство взрослости»
     «Чувство детскости»
     Чувство радости
     Чувство безысходности

    Формирование личности в подростковом возрасте

    Факты и выводы исследований, ноябрь 2002 г.

    Публикация ACT для Молодежного центра передового опыта

    PDF

    Вопрос «Кто я?» особенно актуально в подростковом возрасте. Сочетание физических, когнитивных и социальных изменений, происходящих в это время, плюс серьезный жизненный выбор, с которым предстоит столкнуться (профессия, партнер по жизни), вызывают то, что Эрик Эриксон (Erikson, 1968) назвал кризисом идентичности.Он использовал термин «кризис» для обозначения поворотного момента, а не периода глубокой или изнурительной неопределенности. Эриксон признавал, что проблемы с идентичностью могут возникать на протяжении всей жизни, но рассматривал формирование идентичности как важнейшую «задачу развития» подросткового возраста.

    Родители могут быть сбиты с толку быстрыми изменениями, в которых находятся их дети-подростки, что отражается на таких вещах, как музыкальные вкусы, внешность, друзья, романтические партнеры, хобби, принятие решений и моральное поведение.Тем не менее, недавние исследования добились определенного прогресса в понимании исследования подростковой идентичности. Например, есть свидетельства того, что идентичность подростков различается в зависимости от контекста. То есть подростки часто видят себя иначе, когда они с родителями и учителями, чем когда они со сверстниками. В частности, средний подростковый возраст (примерно 14–16 лет) часто характеризуется поведением, которое варьируется в зависимости от того, где и с кем они находятся, например, общительность с друзьями и застенчивость дома (Steinberg & Morris, 2001).

    Эриксон описал исследование подростковой идентичности как кризис идентичности по сравнению с диффузией идентичности: «Из всех возможных вообразимых отношений [подросток] должен сделать ряд постоянно сужающихся выборов личных, профессиональных сексуальных и идеологических обязательств» (Erikson, 1968). Распространение идентичности происходит, когда такой выбор остается нерешенным. Кажется, что человек не знает, кто он или она. Эриксон утверждал, что для достижения твердой идентичности требуется период психосоциального моратория — время, когда подросток освобождается от обязательств и ответственности взрослой жизни, которые могут ограничить его или ее стремление к самопознанию.Подросткам, преждевременно берущим на себя взрослые обязанности, чаще всего в качестве родителей или работающих полный рабочий день, труднее обрести собственную идентичность. Они могут оказаться хрупкими и незрелыми позже в жизни, столкнувшись с трудными проблемами.

    Центральным элементом развития идентичности, особенно для тех, кто не принадлежит к бело-англоязычному большинству, является этническая идентичность. Процесс развития этнической идентичности, по мнению исследователей (Phinney, 1990), в некоторых отношениях следует за процессом развития идентичности вообще — короче говоря, беспрекословное представление о себе изменяется в период «кризиса».«Многие родители явно пытаются научить детей своей этнической идентичности как явно — рассказывая им об этом, — так и более тонко, подвергая их различным переживаниям. расовые проблемы к более рефлексивному самоощущению в мультикультурном обществе (Phinney, 1990).Исследования показывают, что подростки из числа этнических меньшинств обычно имеют четыре возможности для интеграции своей этнической принадлежности в более широкое самоощущение.Во-первых, ассимиляция означает попытку принять нормы и стандарты культуры большинства за счет тех, кто принадлежит к собственной группе. Во-вторых, маргинализация означает жизнь в рамках культуры большинства, но ощущение отчужденности. В-третьих, разделение относится к общению в первую очередь с представителями своей собственной культуры и отказу от культуры большинства. Наконец, бикультурализм означает сохранение связей как с культурой большинства, так и со своей этнической культурой. Многие исследователи считают, что бикультурализм является для многих подростков особенно адаптивным подходом, сохраняющим нормы как культур большинства, так и культур меньшинств и осуществляющим выбор между ними в зависимости от обстоятельств (Phinney, 1990).

    Во время половых изменений полового созревания вопросы гендерной идентичности и сексуальной идентичности становятся особенно актуальными. Эти две формы идентичности несколько пересекаются. Гендерная идентичность относится к тому, что значит быть мужчиной или женщиной, что связано с сексуальным выражением, но также касается более широких вопросов мужественности и женственности. Социализация гендерных ролей становится очень интенсивной в подростковом возрасте. В раннем подростковом возрасте мужчины и женщины (и важные взрослые в их жизни) часто особенно бдительны, чтобы обеспечить соответствие гендерным ролям (Steinberg & Morris, 2001).Ожидания относительно подходящих форм выражения идентичности для мужчин и женщин становятся более гибкими в позднем подростковом возрасте.

    Сексуальная идентичность — это вопрос формирования устойчивого понимания значения своих сексуальных чувств, влечений и поведения (Savin-Williams, 1998). Это часто принимает форму обозначения своей сексуальной ориентации, аспекта идентичности, который особенно важен для многих современных подростков. Однако для многих подростков, не принадлежащих к сексуальным меньшинствам, формирование сексуальной идентичности остается в основном бессознательным процессом (Savin-Williams, 1998).В целом вопросы сексуальной, этнической и общей идентичности обостряются по мере того, как дети переходят в подростковый возраст. Хотя исследование сексуальной идентичности имеет решающее значение в подростковом возрасте, оно также может происходить или повторяться во взрослом возрасте, особенно если оно не было изучено в подростковом возрасте.

    Семьи потенциально могут оказывать важное стабилизирующее влияние на развитие личности сыновей и дочерей подросткового возраста. Хотя некоторые утверждают, что родители не имеют значения (Harris, 1998), структура семьи обеспечивает важную среду, в которой происходит развитие личности (Archer & Waterman, 1994).Двумя важными концепциями являются индивидуализация (где молодежь поощряется к развитию своей собственной идентичности) и связанность (которая обеспечивает надежную основу, на которой молодежь может исследовать свою идентичность). Родители и другие люди могут помочь молодежи задуматься о своей идентичности и обрести сильное и здоровое чувство собственного достоинства, способствуя как индивидуализации, так и объединению. Это относится к развитию этнической и гендерной идентичности, о чем говорилось выше, а также к другим аспектам молодежной идентичности, включая религиозную идентичность и семейную идентичность.Это означает, что родители должны активно помогать своим детям стать независимыми личностями, а не просто отражением их самих и их собственных устремлений.

    Каталожные номера

    • Арчер, С.Л., и Уотерман, А.С. (1994). Развитие подростковой идентичности: контекстуальные перспективы. В CB Fisher & R.M. Лернер (ред.), Прикладная психология развития. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.
    • Эриксон, Э. (1968). Идентичность: Молодость и кризис. Нью-Йорк: Нортон.
    • Харрис, Дж.Р. (1998). Предположение о воспитании: почему дети становятся такими, какие они есть. Нью-Йорк: Свободная пресса.
    • Финни, Дж. (1990). Этническая идентичность у подростков и взрослых: обзор исследований. Психологический бюллетень, 108, 499-514.
    • Савин-Уильямс, Р.К. (1998). «… А потом я стал геем»: Рассказы юношей. Нью-Йорк: Рутледж.
    • Стейнберг Л. и Моррис А.С. (2001). Подростковое развитие. Ежегодный обзор психологии 52, 83-110

    Развитие личности подростка – Подростковый возраст

    Развитие сильного и стабильного самоощущения широко считается одной из центральных задач подросткового возраста [1].Несмотря на то, что развитие идентичности происходит на протяжении всей жизни, в подростковом возрасте люди впервые начинают задумываться о том, как наша идентичность может повлиять на нашу жизнь [2]. В подростковом возрасте мы гораздо более застенчивы в отношении нашей изменяющейся идентичности, чем на любом другом этапе нашей жизни [3].

    Посетите набор инструментов: разработка удостоверений, чтобы получить ресурсы. Узнайте больше о развитии подростков.

    Что такое личность?

    Идентичность относится к нашему ощущению того, кто мы есть как личности и как члены социальных групп.Наша идентичность — это не просто наше собственное творение: идентичность развивается в ответ как на внутренние, так и на внешние факторы. В какой-то степени каждый из нас выбирает идентичность, но идентичности также формируются неподконтрольными нам силами окружающей среды [4].

    Личность динамична и сложна и меняется со временем.

    Самоидентификация и социальная идентичность

    • Самоидентификация относится к тому, как мы определяем себя. Самоидентификация формирует основу нашей самооценки. В подростковом возрасте наше восприятие себя меняется в зависимости от сверстников, семьи, школы и других социальных условий.Наша самоидентификация формирует наше восприятие принадлежности.
    • Социальная идентичность создается другими и может отличаться от самоидентификации. Как правило, люди классифицируют людей в соответствии с широкими, социально определенными ярлыками [4]. Например, если у вас темная кожа, другие могут называть вас «черным», даже если вы не приняли эту идентичность для себя.
    Положительная самоидентификация коррелирует с положительной самооценкой [5, 6]. Не все личности одинаково ценятся обществом, поэтому некоторым подросткам может особенно потребоваться подкрепление, чтобы помочь им создать позитивное ощущение себя.

    Размеры идентичности

    Многие измерения нашей идентичности пересекаются, чтобы сформировать наше самоощущение, и не могут быть отделены друг от друга. Видимые параметры идентичности, такие как раса и пол, имеют тенденцию быть более важными для людей, поскольку они значимы для человека в любом социальном контексте и влекут за собой более серьезные последствия в обществе [4]. Например, раса может быть важна во всех социальных взаимодействиях, но политическая идентичность, которая обычно незаметна, может иметь значение для некоторых людей только во время выборов.

    Давайте рассмотрим пример того, как социальный контекст может влиять на наше внутреннее чувство идентичности.

    Родители Джаснит родились в Индии, но она является гражданкой США и обычно идентифицирует себя как американка. Она предпочитает отмечать индийский праздник Дивали со своими родителями и большой семьей, но отмечает американские праздники со своими сверстниками из старшей школы.

    В данном случае Джаснит имеет американское национальное самосознание, но в своей домашней среде считает, что ее этническая принадлежность может быть важной.В школьной среде она может отмечать американские праздники и традиции. Это показывает, как национальная и этническая самоидентификация может варьироваться в зависимости от социального контекста.

    Стадии и состояния развития личности

    В 1960-х годах психолог Эрик Эриксон утверждал, что подростки сталкиваются с серьезным кризисом идентичности, «идентичностью против диффузии идентичности», который он считал одной из стадий психосоциального развития [3]. Успешное разрешение ведет к безопасной идентификации; неудача приводит к путанице ролей и слабому самоощущению.Ключ к разрешению этого кризиса лежит во взаимодействии подростка с другими. Джеймс Марсиа, также психолог развития, описал подобные задачи для подростков, но вместо того, чтобы охарактеризовать их как «этапы», он считал, что процесс нелинейный [7]. Марсия предположила, что «статусы» развития идентичности возникают в ответ на кризисы в таких областях, как школа, отношения и ценности, а не развиваются линейно. По словам Марсии:

    • Рассеивание идентичности — это статус подростков, которые не взяли на себя обязательство придерживаться определенной идентичности.Например, о юноше, который еще не рассматривал перспективы колледжа или работы, можно сказать, что он находится в статусе «диффузии идентичности» по отношению к своей профессиональной идентичности (хотя в других измерениях его самоидентификация может быть сильной). Этот статус не может быть разрешен, если какой-либо опыт не вызовет кризис.
    • Лишение права выкупа личных данных включает в себя преждевременное принятие личных данных без изучения или выбора. Это может произойти, например, когда традиции являются обязательными или родители настаивают на определенной идентичности, «закрывая» сознательный выбор подростка.
    • Мораторий на идентичность — это стадия активного исследования в сочетании с низкой приверженностью определенной идентичности [1]. Это интересное, захватывающее и потенциально опасное время для подростка, которое часто приводит к конфликтам с родителями или другими авторитетными лицами. Подростки должны иметь возможность свободно исследовать свою идентичность, но также нуждаются в руководстве и поддержке, чтобы безопасно пройти через этот статус.
    • Считается, что достижение идентичности происходит, когда подросток, получив возможность тщательно изучить личность, выбирает эту идентичность с высокой степенью приверженности.

    Ссылки

    [1]   Содержание этой страницы сжато из презентации ACT for Youth «Развитие личности подростка: кто мы», Алана Батлер, Корнельский университет.
     
    [2]   Стейнберг, Л. (2008). Подростковый возраст. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.
     
    [3]   Эриксон, Э. (1968). Идентичность: Молодость и кризис. Нью-Йорк: Нортон.
     
    [4]   Фридерес, Дж. (2002). Иммигранты, интеграция и пересечение идентичностей. Калгари: University of Calgary Press., стр. 1-22.
     
    [5]   Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростка. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета
     
    [6]   Tajfel, H. & Тернер, Дж. К. (1986). Теория социальной идентичности межгруппового поведения.В S. Worchel & Л. В. Остин (ред.), Психология межгрупповых отношений. Чикаго: Нельсон-Холл.
     
    [7]   Марсия, Дж. Э. (1966). Развитие и подтверждение статуса эго-идентичности, Journal of Personality and Social Psychology 3, стр. 551-558.

    Время усилить психосоциальную поддержку подростков в условиях кризиса

    Увеличение числа гуманитарных кризисов, затяжных конфликтов, перемещений, насилия, терроризма, вспышек заболеваний, стихийных бедствий и изменения климата во всем мире подвергает детей и подростков значительному риску психических и эмоциональных заболеваний.

    Около четверти из 1,8 миллиарда молодых людей в мире живут в районах, затронутых вооруженными конфликтами и организованным насилием. Тем не менее, для большинства подростков насилие проявляется не только в насильственном экстремизме, но и в их повседневной жизни: в школе, дома, при обращении за медицинской помощью и другими услугами, а также при общении со сверстниками — все это может повлиять на их психическое здоровье. Эти воздействия могут подорвать устремления и идентичность молодых людей и ограничить их будущие возможности.

    Меня беспокоят две вещи: ночь и война. Я беспокоюсь обо всех в моей семье. Я боюсь даже выходить из дома». – 14-летняя девочка, Сектор Газа

    Если одного этого было недостаточно, чтобы побудить к срочным действиям, существует и экономический императив: если молодые люди не получат необходимой им психосоциальной поддержки, психические расстройства, возникающие до достижения ими совершеннолетия, могут обходиться в 10 раз дороже, чем те, которые возникают позже в зрелом возрасте. жизнь.

    Невзгоды и токсический стресс приводят к плохим (гендерным) психосоциальным последствиям

    Подростковая биология и нервная система создают естественную приспособляемость к обучению и инновациям, но также делают подростков уязвимыми к потрясениям и травмам.Новая наука подтверждает пластичность мозга и важность социальной и экономической среды в формировании поведения и реакции подростков.

    Гендерные различия в психическом здоровье значительны (почти в два раза больше девочек, чем мальчиков, сообщают о симптомах в возрасте от 13 до 15 лет) и увеличиваются с возрастом. Ранние невзгоды и социальные факторы (например, от девочек требуется забота о других членах семьи) могут подвергать девочек большему риску депрессии и беспокойства. Имеющиеся данные показывают, что девочки из стран с низким и средним уровнем дохода (СНСД) сталкиваются с целым рядом невзгод, таких как гендерное насилие (ГН), отсев из школы и детские браки.

    Сексуальное и гендерное насилие также было связано с более высоким уровнем депрессии и тревоги среди девочек-подростков, а социальные сети открывают потенциальные новые возможности для издевательств и сексуальных домогательств. Социальные нормы также повышают риск для девочек: по сравнению с мальчиками им не хватает свободного времени для игр и «бытия», что имеет решающее значение для молодых людей для развития личности, самоуважения и более широкого благополучия.

    Амаду, 15 лет, молодой пастух из северного региона Мали Кидаль, был задержан во время рейда силами безопасности, заключен в тюрьму и допрошен по подозрению в связях с вооруженными группами.Сейчас он находится в поддерживаемом ЮНИСЕФ центре для таких же детей, как он, в Бамако. Это фрагмент его рисунка воспоминаний о доме, на котором он изображен верхом на верблюде. Бамако, Мали, июнь 2019 г.

    Например, в Мали шокирующие 96% девочек и женщин сообщают, что они пережили тот или иной вид ГН. Почти пятая часть (19 %) зарегистрированных случаев приходится на изнасилование, 21 % — сексуальные посягательства (включая калечащие операции на женских половых органах), 20 % — физическое насилие, 17 % — психосоциальное насилие, 14 % — отказ в доступе к ресурсам и 9 % — насилие над детьми. брак.Из всех случаев 60% были зарегистрированы девочками. Тем не менее, службы государственной поддержки слабо разбросаны и часто не функционируют.

    Уязвимые девочки-подростки, такие как малолетние невесты или матери-подростки, часто упускаются из виду в исследованиях, хотя эти девочки часто подвергаются большему риску психических расстройств (включая попытки самоубийства). Матери-подростки более склонны к послеродовой депрессии, чем матери старшего возраста, однако их потребности редко обращаются при оказании услуг.

    Мальчики также сталкиваются с гендерными ожиданиями, хотя и отличаются от тех, которые испытывают девочки.Ранние невзгоды (включая неравенство и социальные факторы) могут усилить антиобщественное поведение и усугубить гиперактивность и другие проблемы с психическим здоровьем. Исследование, проведенное в Мексике (Gonzalez-Foretez, 2015), показывает, что в то время как девочки-подростки чаще страдают депрессией, мальчики могут сталкиваться с другими рисками, пытаясь замаскировать симптомы депрессии с помощью рискованного поведения, такого как употребление алкоголя или наркотиков или насилие. Поведение мальчиков-подростков, связанное с высоким риском, также стало одним из ключевых результатов исследовательской программы «Гендер и подростковый возраст: глобальные данные» (GAGE) в Газе после войны между Израилем и Газой в 2014 году и затяжной осады сектора Газа.

    Кумулятивное и комбинированное воздействие создает циклы неблагоприятных условий

    Фактические данные ясно демонстрируют, что риск психосоциальных проблем у детей и подростков усугубляется, когда они подвергаются хроническим стрессовым факторам, таким как повседневное насилие, отсутствие безопасности или бедность. Ущерб, причиняемый конфликтом, особенно затяжным конфликтом, может резко свести на нет достижения в области развития, а неравенство усиливается по мере взросления подростков, что приводит к снижению занятости и заработка и ухудшению результатов для них самих и следующего поколения.

    © UNICEF/UN0313368/DickoMariam Бэрри, 14 лет, и Рокияту Бэрри, 11 лет, дети из числа перемещенных лиц, обсуждают свои упражнения в предоставленной ЮНИСЕФ палатке, которая служит им временным местом для обучения. Официальный лагерь для вынужденных переселенцев Сокура, регион Мопти, центральная часть Мали, апрель 2019 г.
    Использование устойчивости подростков

    Имеющиеся данные подчеркивают, что подростковый возраст также является временем, когда девочки и мальчики могут развивать устойчивость, меняя то, что они делают и как они ведут себя, чтобы быть лучше подготовленными к преодолению невзгод.В последние годы это привело к признанию той позитивной роли, которую молодые люди могут играть в качестве проводников мира и безопасности, что побудило некоторых участников процесса развития и гуманитарной деятельности переориентировать свои подходы на более активное участие и участие подростков.

    Тем не менее, данные свидетельствуют о том, что в копинг-стратегиях подростков также существуют гендерные модели. Девочки, по-видимому, с большей вероятностью найдут способы справиться со своими эмоциями (например, разговаривая с членами семьи или друзьями, принимая участие в сеансах групповой терапии, обращаясь к искусству или дополнительным занятиям), в то время как мальчики чаще прибегают к негативным стратегиям, которые маскируют сложные эмоции.

    Программа охраны психического здоровья подростков в условиях кризиса

    Поскольку мировое сообщество стремится разработать амбициозную программу обеспечения психического здоровья для всех в соответствии с ЦУР 3, пришло время сделать так, чтобы потребности подростков больше не оставались незамеченными. Чтобы не оставить без внимания тех, кто живет в условиях конфликта, программа действий по охране психического здоровья подростков должна включать:

    • Инвестиции в минимальный пакет мероприятий, который включает: доступ к безопасным местам; возможность общения со сверстниками; учебные программы по жизненным навыкам с упором на межличностное общение и эмоциональную устойчивость; доступные способы отчетности и направления; и адекватно обеспеченная ресурсами поддержка соц.работников.
    • Поддержка общественных моделей профилактики и реагирования, направленных на устранение скрытой стигмы, связанной с психическим здоровьем.
    • Укрепление базы фактических данных о социальных детерминантах психического здоровья молодых людей для обоснования соответствующих контексту, действенных и масштабируемых подходов.
    • Изменения в том, как мы оцениваем вмешательства в области психического здоровья, чтобы лучше учитывать возрастные и гендерные аспекты.

     

    Об авторах: д-р Банати является региональным советником по вопросам развития подростков и гендерным вопросам в ЮНИСЕФ и бывшим заместителем директора ЮНИСЕФ Innocenti; Д-р Джонс является главным научным сотрудником по гендерным вопросам, вопросам равенства и социальной интеграции Института зарубежного развития и директором исследовательской программы «Гендер и подростковый возраст: глобальные данные» (GAGE).

    Как подростки находят смысл в пандемии

    Многие представители СМИ и правительства нарисовали скучный портрет подростков, столкнувшихся с COVID-19. Нам говорят, что молодые люди либо без разбора распространяют вирус из-за несоблюдения рекомендаций общественного здравоохранения, либо подвергаются риску подавления социального и эмоционального роста из-за ограничительных рекомендаций по социальному дистанцированию, которые препятствуют ключевым задачам развития подростков, таким как развитие ясное и последовательное ощущение себя.

    Патологизация подросткового возраста на Западе имеет более глубокие исторические корни. Начав свое научное исследование в 1904 г., Дж. Стэнли Холл охарактеризовал подростковый возраст как период неизбежных «бурь и стрессов», время потрясений, когда молодые люди переходят от бесчеловечного детства к цивилизованной взрослой жизни. Пятьдесят лет спустя Анна Фрейд заметила, что «быть нормальным в подростковом возрасте — это ненормально», и посоветовала родителям, если у их подростка все хорошо, их следует привести на лечение.Эти исторические изображения подросткового возраста преобладают сегодня, несмотря на многочисленные эмпирические данные, подтверждающие более позитивное отношение к юности.

    Изображение подросткового возраста в СМИ формирует то, как общество смотрит на молодых людей, и, как отмечают исследователи позитивного развития молодежи, рассматривается ли оно как риск, которым нужно управлять, или как ресурс, который нужно развивать. Мое собственное исследование внимательности и добродетели подростков вдохновило меня на то, чтобы узнать больше о том, как подростки живут во время пандемии. Я взял интервью у пяти подростков — Эйслин, Коннор, Девин, Лукас и Зоя, — которые творчески служат своим сообществам во время кризиса COVID-19.Вот их истории и то, какое лидерство, по их мнению, нужно нашему обществу.

    Как эмпатия подпитывает активность

    Реклама Икс

    Знакомство с набором инструментов «Большое добро»

    Из GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для хорошего самочувствия.

    Зоя Сети — девятиклассница из Дели, Индия. Она и четверо ее друзей заметили, что после закрытия предприятий в городах миллионы людей мигрировали пешком на сотни километров обратно в свои деревни, а женщины не имели доступа к женским гигиеническим прокладкам.В ответ они начали кампанию через Instagram (@we_standwithher):

    Производим наборы. Каждый комплект состоит из двух тканевых салфеток, которые можно использовать повторно, перерабатывать и подвергать биологическому разложению. Эти прокладки были изготовлены женщинами из 17 семей, чьи мужья потеряли работу во время карантина. Таким образом, это помогло им, а также женщинам, которым мы давали прокладки. Затем мы сотрудничали с Красным Крестом для распространения этих подарков. На данный момент нам удалось собрать около 5000 долларов США и привлечь около 3000 женщин.

    Лукас Хунг — 12-классник из Ванкувера, Британская Колумбия. Он и четверо его друзей также использовали Instagram для сбора средств для нуждающихся с двойной целью — объединить своих одноклассников (@_viralcause_):

    В начале пандемии многие не воспринимали ее всерьез. Мы считали, что должны найти способ объединить наше студенческое население. Одна действительно мощная идея была связана с музыкой. Итак, эти две вещи как бы органично сошлись в стриминге живых музыкальных выступлений в Instagram.В общей сложности мы собрали более 3800 долларов для организации, которая обеспечивает 1700 обедов в день для жителей восточной части центра города. Просто было так, так удивительно видеть, как наше сообщество собралось вместе.

    12-классник Девин Слэйд из Британской Колумбии, Канада.

    Подростки также нашли смысл в небольших актах служения, которые удовлетворяли насущные потребности в их сообществах. «Было так здорово видеть, что такая мелочь, как предложение провести 40-минутный онлайн-урок танцев для своих детей, может сделать жизнь родителей намного лучше», — объяснила Девин Слэйд, инструктор танцев-добровольцев 12-го класса в течение пяти и шести лет. старые

    Подростки также сочувствовали бедственному положению пожилых людей в пенсионных сообществах. Одна группа писала письма пожилым людям, «пытаясь заставить их чувствовать себя связанными, замеченными и любимыми в это время, когда они сталкиваются с тоннами изоляции, страха и трудных времен», — сказал Коннор Макмиллан, игрок в водное поло 12-го класса, который считает маленькие добрые дела так же важны, как и масштабные проекты. «То, что я пытался сделать в трудные дни, когда я пропускаю школу или водное поло, — это переформулировать это мышление в «почему я скучаю по этим вещам?», а затем выразить благодарность людям, которые заставляют их скучать. .

    Девятиклассница Зоя Сети из Дели, Индия.

    Хотя подростки, с которыми я беседовала, в основном происходили из социально-экономически благополучных семей, они указывали на важность конструктивного использования своих привилегий. «Мое свободное время позволяет мне выйти и раздать еду другим людям. Запасная еда в моей кладовой также способствует моей работе», — заметила Эйслин Адамс, 12-классница, работающая волонтером как в местном продовольственном банке, так и на лососевом инкубаторе.

    Признание своих привилегий произошло не на пустом месте.Скорее, беседы со сверстниками, учителями и родителями воспитывали в них чувство долга служить другим. Например, Эйслин присоединилась к продовольственному банку по приглашению друга, а учителя Зои «всегда очень открыто обсуждали наши привилегии».

    12-классник Лукас Хунг из Ванкувера, Канада.

    Если образы в СМИ влияют на то, что взрослые ожидают от подростков (и на то, что некоторые подростки считают возможным для себя), то могут ли подобные истории вдохновить других благонамеренных подростков на аналогичные проекты в своих сообществах? Недавнее исследование моральных образцов предполагает, что ответ может быть да , особенно если истории связаны с их собственным опытом.

    Исследование, проведенное в Университете Алабамы, показало, что истории о достижимых и релевантных примерах сверстников более эффективно вдохновляли подростков на добровольную службу, чем истории об исторических личностях. Важно отметить, что волонтерство полезно не только для общества и для собственного социально-эмоционального роста подростков. В исследовании, проведенном в Университете Британской Колумбии, исследователи обнаружили, что подростки, которые добровольно работали с младшими школьниками по 1–1,5 часа в неделю в течение 10 недель, значительно снизили факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний.

    Чего подростки хотят от наших лидеров?

    Сегодня исследователи подросткового возраста рассматривают подростковые годы не только как время повышенного риска, но и как время огромных возможностей. Таким образом, для взрослых очень важно напомнить себе о том, насколько способными могут быть подростки в содействии решениям и как их идеализм заставляет их видеть возможности там, где взрослые могут зайти в тупик, и чтобы взрослые играли вспомогательную роль в достижении альтруистических целей подростков. Я спросил подростков, какие качества они хотели бы видеть больше во взрослых лидерах и о чем они хотели бы, чтобы взрослые меньше говорили во время пандемии.Было бы неплохо узнать, подумал я, какие качества и сообщения «приземлялись» у подростков?

    12-классник Коннор Макмиллан из Британской Колумбии, Канада.

    Некоторые хотели, чтобы их национальные лидеры олицетворяли более высокий уровень заботы и смирения. «Я думаю, что признание чужой боли в сочетании с сообщением об уязвимости, что у них нет ответов на все вопросы, поможет всем нам объединиться», — предложил Коннор. Другие также указывали на важность смирения в сочетании с упорным трудом среди взрослых лидеров, с которыми они работали изо дня в день.«Мой учитель лидерства очень поддерживал наш проект, — заметил Лукас. «В дни профессионального развития, выходные и даже во время весенних каникул он проводил с нами телефонные конференции. Он поддерживает нас на всем пути и гордится нашей работой, но при этом не имеет в ней никакого эгоизма».

    Когда я спросил, о чем бы они хотели, чтобы взрослые говорили меньше, подростки раскритиковали как чрезмерное подчеркивание суровых реалий пандемии, так и обеление этих реалий неосторожным оптимизмом. «Мне просто хотелось бы, чтобы они остановились, посочувствовали и сказали: «Извините» и «Это отстой», и перестали пытаться сделать из этого что-то хорошее», — предложила Девин.

    Напротив, мать Зои, работающая в сфере здравоохранения, регулярно предоставляет ей обновленную информацию о количестве случаев заболевания COVID-19, недавно выявленных в их сообществе. «Можно упоминать об этом один или два раза, но если вы продолжаете упоминать одно и то же четыре или пять раз в неделю, это никак не поможет мне. От этого надо двигаться дальше, — заметила Зоя. Эйслин поддержала это мнение: «Важно осознавать негативное влияние происходящего, но так сложно двигаться вперед, если вы не видите позитива.Другими словами, подростки отказались от подавления реальности в духе Поллианны и посоветовали взрослым признать, установить связь и двигаться к решениям, а не погрязать в печали.

    Что пандемия означает для подростков

    Заглядывая в будущее, я спросил подростков, как пандемия повлияла на их ценности и долгосрочные цели. Подростковый возраст — это ключевой период, когда формируется личность, определенные ценности расставляются в приоритете, а некоторые вырабатывают цель жизни, в которой они посвящают себя долгосрочным, значимым проектам на благо других.

    Хотя пандемия ограничила доступ ко многим видам деятельности и ролям, которые обычно служат средством развития личности (например, внеклассные занятия, работа, время с друзьями), она также открыла возможности для размышлений и независимого мышления.

    «Я думаю, что кризис укрепил мое сознание, и я могу действовать в соответствии со своими ценностями», — заметил Коннор. «У меня так много времени, чтобы думать о себе и размышлять, и я обнаружил, что не трачу энергию, пытаясь притвориться тем, кем я не являюсь.Замедление темпов, вызванное пандемией, также привело Эйслин к размышлениям: «Что действительно сделает меня счастливой в жизни, так это эмоциональное значение того, как выглядит успех, а не материальные аспекты успеха. Я думаю, что у меня менее четкое представление о том, как мое будущее выглядит , но я лучше понимаю, как мое будущее будет ощущаться ».

    Другие подростки разделяли мнение Эйслин о повышенной важности социального и эмоционального значения.Зоя поделилась, что пандемия повысила то, насколько она ценит дружбу, и увеличила желание Девина помогать людям: «Моя цель стать морским биологом заставила меня не слишком много иметь дело с людьми, но теперь я как бы хочу учить этому, или наставлять, или делиться им с людьми».

    Никто не может отрицать трудности, которые пандемия представляет для подростков. Но, по крайней мере, для некоторых это также может предоставить возможности, которые ускорят развитие цели и воплощение их ценностей, особенно когда заботливые взрослые оказывают поддержку и поддержку, не отвлекая внимания.Подростки хотят, чтобы взрослые смотрели вперед, но реалистично относились к ним. Отчасти этот реализм должен заключаться в том, чтобы увидеть их сильные стороны, оценить их идеализм и принять их способность внести свой вклад в улучшение мира.

    Что стоит за снижением показателей подростковой беременности?

    Прогресс, которого страна добилась за последние несколько десятилетий в сокращении подростковой беременности, был выдающимся. После нескольких лет роста в 1970-х и 1980-х годах уровень подростковой беременности достиг пика в 1990 году и с тех пор неуклонно снижается. 1 Сегодня показатели подростковой беременности, родов и абортов достигли исторического минимума. Более того, показатели подростковой беременности снизились во всех 50 штатах и ​​среди всех расовых и этнических групп.

    По сути, уровень подростковой беременности может снизиться одним из двух способов — если подростки будут меньше заниматься сексом или станут более эффективно использовать противозачаточные средства — или за счет комбинации этих двух способов. Факты ясно указывают на то, что более широкое и более эффективное использование противозачаточных средств было основным фактором, обуславливающим долгосрочное снижение подростковой беременности.Доказательства, однако, гораздо более туманны, когда дело доходит до расшифровки социальных, культурных и экономических факторов, влияющих на сексуальное поведение подростков и модели использования противозачаточных средств. Тем не менее важно выяснить, почему уровень подростковой беременности снизился за последние несколько десятилетий, чтобы можно было сформировать будущие программы, политику и практику, чтобы способствовать, а не препятствовать этим позитивным тенденциям.

    Закат

    В 2010 году около 614 000 подростков в США забеременели (что составляет 57 беременностей на 1000 женщин в возрасте 15–19 лет). 1 Подавляющее большинство — 82% — сообщили, что их беременность была незапланированной. 2 Иными словами, около 6% подростков в США забеременели в 2010 году. 1 Это означает снижение подростковой беременности в США на 51% по сравнению с пиковым значением в 1990 году, включая снижение на 15% в период с 2008 по 2010 год. Точно так же уровень подростковой рождаемости в стране снизился на 44% по сравнению с пиком 1991 года, а уровень подростковых абортов снизился на 66% по сравнению с пиком 1988 года (см. Диаграмму).

    Уровень подростковой беременности снизился не только по стране в целом, но и по каждому штату.В период с 1992 по 2010 год сокращение штатов варьировалось от 25% в Западной Вирджинии до 62% в Калифорнии. Тем не менее, между штатами сохраняются существенные различия: в штатах Мэн, Массачусетс, Миннесота, Нью-Гэмпшир и Вермонт постоянно наблюдаются самые низкие показатели подростковой беременности (28–37 на 1000 в 2010 г.), тогда как в Арканзасе, Луизиане, Миссисипи, Нью-Мексико, Оклахоме и Техасе этот показатель выше. был самым высоким (69–80 на 1000).

    Снижение частоты подростковой беременности затрагивает разные расовые и этнические группы. С начала 1990-х этот показатель снизился на 56% как среди чернокожих, так и среди белых подростков, и на 51% среди испаноязычных подростков.Тем не менее, сохраняются большие различия в показателях беременности в зависимости от расы и этнической принадлежности, причем показатели как среди чернокожих, так и среди латиноамериканских подростков остаются в два раза выше, чем среди их белых неиспаноязычных сверстников.

    Большинство подростковых беременностей (69%) приходится на 18-19-летних, что неудивительно, учитывая, что они составляют большинство сексуально активных подростков. Очень немногие 14-летние когда-либо занимались сексом (а половые сношения среди очень молодых подростков часто бывают непроизвольными). 3 Но подростковый возраст — это время быстрых изменений, и сексуальная активность по обоюдному согласию становится обычным явлением в позднем подростковом возрасте.Для женщин, достигших совершеннолетия в середине 2000-х годов, средний возраст начала половой жизни составлял 17,8 года. 4 В 2010 г. частота наступления беременности среди 18-19-летних составляла 96 на 1000, а среди 15-17-летних — 30 на 1000. 1

    Имеются более свежие данные о подростковой рождаемости, чем о подростковой беременности, и эти данные показывают, что снижение подростковой рождаемости продолжается: с 2012 по 2013 год оно упало на 10%, до 27 на 1000 — самый низкий показатель, когда-либо зарегистрированный в Соединенных Штатах. Состояния. 5 Хотя данные за тот же период еще не доступны для абортов (и, следовательно, беременностей), эти цифры предполагают, что показатели подростковой беременности вполне могли продолжать свое долгосрочное снижение.


    Объяснение снижения

    Что стоит за тенденцией к снижению показателей подростковой беременности? С одной стороны, ответ прост: число беременностей снизилось либо потому, что подростки меньше занимаются сексом, либо потому, что все больше сексуально активных подростков используют противозачаточные средства и используют их более эффективно.Исследователи проанализировали роль обоих за последние несколько десятилетий и пришли к выводу, что снижение может быть в первую очередь — хотя и не исключительно — связано с улучшением использования противозачаточных средств подростками.

    Период 1995–2002 гг.

    В 2007 году исследователи из Института Гуттмахера и Колумбийского университета изучили данные двух раундов крупномасштабного правительственного исследования, циклов 1995 и 2002 годов Национального исследования роста семьи (NSFG). Исследователи пришли к выводу, что подавляющее большинство случаев снижения подростковой беременности — 86% — было результатом улучшения использования противозачаточных средств, в том числе увеличения использования отдельных методов, увеличения использования нескольких методов и существенного снижения неиспользования. 6 Остальные 14% снижения можно объяснить снижением сексуальной активности.

    В разбивке по возрасту снижение числа подростковых беременностей среди 18-19-летних было полностью связано с улучшением использования противозачаточных средств, поскольку общее количество тех, кто когда-либо имел половые контакты или вступал в половую жизнь, не изменилось в период с 1995 по 2002 год. , Отсрочка первого секса сыграла большую роль для подростков младшего возраста, составляя 23% снижения беременности среди 15-17-летних.

    Период 2003–2010 гг.

    В 2014 году исследователи Гуттмахера проанализировали последующие циклы данных NSFG и обнаружили, что снижение подростковой беременности с 2003 года практически не связано с тем, что подростки откладывают секс. 7 По всей стране доля подростков, которые когда-либо занимались сексом, существенно не изменилась в период с 2003 по 2010 год (46% и 45% соответственно). Этот вывод подтверждается еще одним крупномасштабным исследованием Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) «Опрос рискованного поведения молодежи» (YRBS).Хотя исследование YRBS ограничено подростками в школьной среде (9–12 классы), оно не выявило существенных изменений в общей доле учащихся, имевших сексуальный опыт или вступающих в половую жизнь в настоящее время в период с 2001 по 2013 год. 8

    Вместо этого, снижение подростковой беременности в последние годы может быть связано с улучшением использования противозачаточных средств подростками. Сравнивая отчеты за два периода данных NSFG (с середины 2006 г. по середину 2008 г. и с середины 2008 г. по середину 2010 г.), исследователи Гуттмахера обнаружили умеренное увеличение использования подростками любого метода контрацепции, высокоэффективных методов и двойных методов (т.е., презервативы и гормональные методы одновременно). 9 В частности, использование гормональных противозачаточных средств при последнем половом контакте среди сексуально активных женщин в возрасте 15–19 лет увеличилось с 37% в 2006–2008 гг. до 47% в 2008–2010 гг.; использование двойных методов увеличилось с 16% до 23% за этот период, а использование обратимых методов контрацепции длительного действия (т. е. ВМС и имплантата) увеличилось с 1,4% до 4,4%.

    Кроме того, в период с середины 2008 г. по середину 2010 г. возросла доля 18-19-летних девушек, которые когда-либо занимались сексом, и все же меньше из них забеременели.Вероятная причина, опять же, заключается в улучшении использования противозачаточных средств.

    с 2011 г. по настоящее время

    С 2010 года единственными доступными данными о тенденциях в сексуальном опыте и использовании противозачаточных средств являются YRBS, и они показывают, что между 2011 и 2013 годами не было никаких изменений в распространенности сексуальной активности или использования противозачаточных средств среди подростков. 8 Но YRBS отслеживает прогресс только среди подростков в школе; ожидается, что данные обо всех подростках за первые годы NSFG 2011–2015 гг. будут опубликованы в конце этого года, и только тогда исследователи смогут предоставить более подробный анализ, объясняющий самые последние тенденции подростковой рождаемости.

    За поведением

    Последние тенденции в сексуальном опыте и использовании противозачаточных средств достаточно ясны, но понять, что движет этим поведением, гораздо сложнее. Защитники часто приписывают образовательным программам положительные тенденции. Качество и количество оценочных исследований значительно улучшились за последнее десятилетие, и теперь есть четкие доказательства того, что комплексные программы полового воспитания могут изменить поведение, которое подвергает молодых людей риску беременности. 10 Было показано, что такие программы отсрочивают начало половой жизни, снижают частоту половых контактов и количество партнеров, увеличивают использование презервативов или противозачаточных средств или снижают рискованное сексуальное поведение. Напротив, программы, которые пропагандируют исключительно воздержание вне брака, оказались неэффективными в прекращении или даже отсрочке секса. 11,12

    И тем не менее, исследователи говорят, что нереалистично ожидать, что образовательная программа сама по себе изменит поведение в достаточной степени, чтобы оказать заметное влияние на частоту наступления беременности. 10 Во-первых, эти вмешательства скромны. По данным CDC, занятия в средней школе, посвященные профилактике беременности, включают в себя в среднем всего три часа на эту тему; занятия в старших классах не намного лучше, посвящая всего четыре часа. 13 Кроме того, из-за того, что очень немногие участницы программ забеременели, большинство исследований просто недостаточно масштабны, чтобы определить влияние программ на частоту наступления беременности. 10

    Поэтому исследователи рассмотрели другие контекстуальные факторы, которые могут объяснить снижение показателей, а также недавние тенденции в сексуальной активности и использовании противозачаточных средств, лежащие в их основе.

    Структурные факторы

    Хотя может быть трудно доказать причинно-следственную связь, широко признано, что экономическое неравенство, социальная маргинализация и другие структурные факторы влияют на сексуальное поведение подростков и модели использования противозачаточных средств. Но как это поведение связано с расовой или этнической принадлежностью подростков, их образовательными достижениями или семейным доходом, понять сложно.

    Эти отношения также развиваются в нескольких направлениях. Например, подростку, у которого есть ребенок, скорее всего, будет трудно окончить среднюю школу, что часто сопровождается снижением экономических возможностей и доходов в последующие годы. 14 Но жизнь в бедности или низкий уровень образования также могут увеличить риск того, что молодая женщина вообще забеременеет.

    Исследователи рассмотрели вопрос о том, может ли изменение демографического состава страны способствовать тенденциям подростковой беременности и рождаемости. В то время как возрастной состав подросткового населения с начала 1990-х годов оставался примерно постоянным, расовый и этнический состав изменился. 15 Подростки латиноамериканского происхождения — группа с высоким уровнем беременности и родов — составляют все большую долю подросткового населения.Таким образом, при прочих равных условиях исследователи ожидали существенного увеличения подростковой беременности и рождаемости, а не снижения. Это делает уменьшение еще большей загадкой.

    Экономика

    В связи с последствиями давнего социального неравенства исследователи также рассмотрели вопрос о том, могли ли экономика страны или условия на рынке труда способствовать меньшему количеству беременностей и родов среди подростков. 1990-е годы были периодом экономического роста, за которым последовала короткая рецессия в начале 2000-х и более серьезный экономический кризис с 2007 по 2009 год.Учитывая, что подростковая беременность постоянно снижается, несмотря на колебания в экономике, похоже, что экономика не может быть основной движущей силой снижения показателей. Исследователи обнаружили, что многие взрослые женщины откладывают деторождение в периоды экономического спада, когда возможностей трудоустройства меньше, а конкуренция за имеющиеся рабочие места возрастает. 16 Но менее ясно, затронуты ли эти спады подростками. Мало исследований было посвящено влиянию экономики на использование подростками противозачаточных средств и решения о деторождении, а те скудные исследования, которые существуют, показывают, что экономика может влиять на репродуктивное поведение некоторых групп, таких как афроамериканские подростки старшего возраста, но не других. 15,17,18

    Кризис СПИДа

    Эксперты указывают на кризис СПИДа в Америке и воздействие программ просвещения по вопросам СПИДа за последние несколько десятилетий, которые сыграли роль в том, чтобы убедить больше подростков использовать презервативы. В начале 1990-х годов горстка широко известных людей, живущих с ВИЧ, таких как спортивный деятель Мэджик Джонсон, мать и активистка Элизабет Глейзер и подросток Райан Уайт, помогли повысить осведомленность общественности о ВИЧ, а также о необходимости исследований в области СПИДа и просвещения населения. для борьбы с эпидемией.Обеспокоенность по поводу СПИДа привела к изменению представлений о презервативах и увеличению использования презервативов. 19 По данным NSFG, использование презервативов при последнем половом контакте среди женщин в возрасте 15–19 лет увеличилось с 38% в 1995 г. до 52% в 2006–2010 гг.; среди мужчин использование презервативов при последнем половом акте неуклонно росло: с 64% в 1995 г. до 75% в 2006–2010 гг. 20

    Нормы деторождения

    Изменение социальных взглядов и семейных норм также может способствовать распространению подростковой беременности. Хотя средний возраст начала половой жизни мало изменился с течением времени, американки позже выходят замуж и откладывают рождение детей (см. диаграмму). 4 Многие эксперты считают, что подростки могут отражать то, что они видят в своих семьях и семьях своих друзей, и откладывать рождение детей на более поздний срок. 21 Другими словами, снижение частоты подростковой беременности может быть лишь одним из проявлений более масштабного изменения моделей рождаемости в этой стране. Снижение числа беременностей среди подростков происходит параллельно таковому среди 20–24-летних, что позволяет предположить, что более поздние деторождения могут быть «новой нормой» для подростков, а также для молодых людей.


    СМИ

    Сообщения в средствах массовой информации о сексе, воздержании, использовании противозачаточных средств и подростковом деторождении также могут оказывать влияние. Использование Интернета быстро росло с середины 1990-х годов. В 2013 г. у 93% подростков был компьютер или доступ к нему дома; У 78% был мобильный телефон, половина из которых были смартфонами. 22 Интернет стал важным источником медицинской информации, включая информацию о сексе и контроле над рождаемостью, 23 и многие веб-сайты также позволяют молодым людям задавать вопросы, которые в противном случае они могли бы чувствовать себя некомфортно в классе или с друзьями и семьей члены.

    Более традиционные источники информации, такие как телевидение и журналы, также являются важными источниками информации. Например, есть свидетельства того, что реалити-шоу «16 и беременна» и «Мама-подросток» могли повлиять на рождаемость среди подростков в последние годы: примерно в то же время, когда в эфир вышли новые серии. 24 Авторы связывают эту активность с недавним снижением рождаемости среди подростков.Хотя установить причинно-следственную связь сложно, интерес подростков к этим темам свидетельствует о том, что освещение в СМИ может играть определенную роль в их поведении.

    Медицинские рекомендации

    Отдельные сообщения указывают на то, что недавние изменения в медицинской практике облегчили подросткам начало и продолжение использования гормональных методов. Раньше считалось, что перед назначением гормональных методов требовался плановый гинекологический осмотр. Однако в начале 2000-х ситуация начала меняться, поскольку изменились стандарты оказания помощи в отношении мазков Папаниколау и гинекологических обследований. 25 Примерно в это же время различные медицинские группы — от Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) до Американского онкологического общества и Американского колледжа акушеров-гинекологов (ACOG) — обновили свои клинические рекомендации, чтобы дать подросткам и молодым женщинам доступ к гормональным противозачаточным средствам. быстрее и проще без гинекологического осмотра или теста Папаниколау.

    Кроме того, за последние годы изменилось отношение медицинских кругов к использованию ВМС. В прошлом стандартная медицинская практика не одобряла использование этих методов пролонгированного действия у подростков из-за опасений по поводу риска инфицирования и возможности установки ВМС у молодых пациентов.Однако, вооружившись новыми данными, CDC и ACOG приняли рекомендации, рекомендующие ВМС в качестве варианта «первой линии» для сексуально активных подростков, которые хотят отсрочить деторождение на несколько лет. 26,27 С 2002 года использование ВМС среди подростков увеличилось по всей стране. 9 Хотя доля подростков, использующих ВМС, все еще невелика, влияние может быть значительным: ВМС в 45 раз эффективнее оральных контрацептивов для предотвращения беременности, исходя из типичного использования, и в 90 раз эффективнее мужских презервативов. 28

    Последствия политики

    Понимание того, почему показатели подростковой беременности снизились, лежит в основе ряда актуальных и своевременных вопросов государственной политики. Существует множество сложных социальных факторов, которые могут помочь объяснить снижение показателей подростковой беременности, рождаемости и абортов, а также сексуальное поведение и модели использования противозачаточных средств, лежащие в их основе. Однако относительный вклад этих факторов трудно определить, потому что они по-разному влияют на разные группы подростков, и отношения развиваются в разных направлениях.Хотя дополнительные исследования могут пролить больше света на то, что побуждает подростков изменять свое поведение, ясно одно: современные подростки ищут и берут на себя больше ответственности. И надлежащая реакция государственной политики состоит в том, чтобы расширить их доступ к информации и услугам, которые они хотят и в которых нуждаются.

    Все подростки, например, нуждаются в половом воспитании, которое обучает их навыкам, необходимым им для отсрочки начала половой жизни, а также дает им информацию и навыки, необходимые для защиты себя и своих партнеров, когда они начинают вести половую жизнь.И им это нужно до того, как они начнут заниматься сексом.

    По всей стране политика полового воспитания далека от решения. К концу правления администрации Буша казалось, что эра образования, направленного только на воздержание, — десятилетие или около того, в течение которого федеральное правительство и правительства штатов потратили более 1,5 миллиардов долларов на образовательные программы, направленные исключительно на пропаганду воздержания. Но сторонники образования, основанного только на воздержании, продолжают упорно настаивать на своем. В 2014 году Конгресс выделил 55 миллионов долларов на программы воздержания до брака.По запросу администрации Обамы Конгресс также выделил около 185 миллионов долларов на медицинские и соответствующие возрасту программы полового воспитания.

    Дебаты о том, какую информацию подростки должны получать в школах, ведутся и в правительствах штатов. Сегодня 35 штатов и округ Колумбия требуют, чтобы государственные школы в той или иной форме предоставляли половое просвещение или ИППП/ВИЧ. 30 Кроме того, в большинстве штатов установлены требования о том, как следует обращаться с воздержанием или контрацепцией, если они включены в учебную программу школьного округа, даже если инструкция не является обязательной.В настоящее время это руководство сильно ориентировано на воздержание, и 19 штатов требуют, чтобы были даны инструкции о важности участия в сексуальных действиях только в браке. Напротив, хотя многие штаты разрешают или даже требуют, чтобы информация о контрацепции освещалась, ни в одном из них не требуется, чтобы это подчеркивалось.

    Кроме того, сексуально активные подростки нуждаются в легком доступе к противозачаточным средствам. Расширение государственного и частного медицинского страхования в соответствии с Законом о доступном медицинском обслуживании означает, что все больше подростков получают покрытие услуг контрацепции.Тем не менее, поддерживаемые государством центры планирования семьи продолжают играть особенно важную роль для подростков, отчасти из-за обещания конфиденциальности для всех своих клиентов. В 2010 году эти медицинские центры обслужили почти 1,5 миллиона подростков и помогли подросткам предотвратить 360 000 нежелательных беременностей; 190 000 из них привели бы к незапланированным родам и 110 000 к абортам. 31

    В конце концов, заслуга в снижении подростковой беременности принадлежит самим подросткам, которые прилагают усилия для предотвращения нежелательной беременности.Теперь вопрос заключается в том, сделает ли общество свою часть, приняв политику, которая поддерживает и вооружает молодых людей знаниями, навыками и услугами, чтобы оставаться здоровыми. Исследование показывает, что подростки нуждаются в более всестороннем образовании, а не в меньшей степени, и в расширении доступа к контрацептивным услугам, а не в меньшей степени. Утверждая что-либо еще, вы упускаете возможность поддержать эти тенденции.

    ССЫЛКИ

    1. Кост К. и Хеншоу С., Подростковые беременности, роды и аборты в США, 2010 г.: национальные и государственные тенденции по возрасту, расе и этнической принадлежности , Нью-Йорк: Институт Гуттмахера, 2014 г., , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    2. Файнер Л.Б. и Золна М.Р., Изменения плановой и нежелательной беременности в США, 2001–2008 гг., Американский журнал общественного здравоохранения , 2014 г., 104(S1):S43–S48.

    3. Файнер Л.Б. и Филбин Дж.М. Начало половой жизни, использование противозачаточных средств и беременность среди подростков младшего возраста, Pediatrics , 2013, 131(5):886–891.

    4. Файнер Л.Б. и Филбин Дж.М., Тенденции в возрасте ключевых репродуктивных изменений в Соединенных Штатах, 1951–2010 гг., Вопросы женского здоровья , 2014 г., 24(3):e271–e279.

    5. Hamilton BE et al., Рождаемость: предварительные данные за 2013 год, Национальные отчеты о естественном движении населения , 2014, Vol. 63, № 2, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    .

    6. Santelli JS et al., Объяснение недавнего снижения подростковой беременности в Соединенных Штатах: вклад воздержания и улучшенного использования противозачаточных средств, American Journal of Public Health , 2007, 97(1):150–156.

    7. Институт Гуттмахера, Неопубликованные таблицы данных Национального исследования роста семьи, 2014 г.

    8. Kann L et al., Наблюдение за рискованным поведением молодежи — США, 2013 г., MMWR , 2014 г., 63(4):1–168, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    9. Институт Гуттмахера, Новые правительственные данные свидетельствуют о резком снижении рождаемости среди подростков: за этой обнадеживающей тенденцией стоит более широкое использование противозачаточных средств и переход к более эффективным методам контрацепции, новости в контексте, декабрь 2019 г.1, 2011, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    10. Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Международное техническое руководство по половому воспитанию: основанный на фактических данных подход для школ, учителей и санитарных инструкторов , Париж: ЮНЕСКО, 2009 г., , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    11. Андерхилл К., Монтгомери П. и Операрио Д., Программы только сексуального воздержания для профилактики ВИЧ-инфекции в странах с высоким уровнем дохода: систематический обзор, BMJ , 2007, 335(7613):248–252.

    12. Кирби Д.Б., Влияние полового воздержания и всесторонних образовательных программ по сексу и ЗППП/ВИЧ на сексуальное поведение подростков, Исследования сексуальности и социальная политика , 2008, 5(3):18–27.

    13. Канн Л., Тельйоханн С.К. и Вули С.Ф. Санитарное просвещение: результаты исследования школьной политики и программ в области здравоохранения, 2006 г., Journal of School Health , 2007, 77(8):408–434.

    14. Нг А.С. и Кей К., Почему это важно: деторождение, образование и экономическое благополучие подростков , Вашингтон, округ Колумбия: Национальная кампания по предотвращению подростковой и незапланированной беременности, 2012 г., , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    15. Кирни М.С. и Левин П.Б., Объясняя последние тенденции подростковой рождаемости в США, Рабочий документ NBER , 2012 г., № 17964.

    16. Guttmacher Institute, Взгляд в режиме реального времени на влияние рецессии на планирование семьи и решения женщин о беременности , Нью-Йорк: Guttmacher Institute, 2009, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    17. Ананат Э.О., Гассман-Пайнс А. и Гибсон-Дэвис С., Потеря работы в масштабах всего сообщества и подростковая фертильность: данные из Северной Каролины, Демография , 2013, 50(6):2151–2171.

    18. Колен К.Г., Джеронимус А.Т. и Фиппс М.Г., Получаете кусок пирога? Экономический бум 1990-х годов и снижение подростковой рождаемости в Соединенных Штатах, Social Science & Medicine , 2006, 63(6):1531–1545.

    19. Mosher WD and Bachrach CA, Понимание рождаемости в США: преемственность и изменения в Национальном обзоре роста семьи, 1988–1995, Family Planning Perspectives , 1996, 28(1):4–12.

    20. Martinez G, Copen CE и Abma JC, Подростки в Соединенных Штатах: сексуальная активность, использование противозачаточных средств и деторождение, Национальное исследование роста семьи, 2006–2010 гг., Vital and Health Statistics , 2011, Series 23, № 31, по состоянию на 20 августа 2014 г.

    21. Axinn WG, Clarkberg ME и Thornton A, Влияние семьи на предпочтения размера семьи, Demography , 1994, 31(1):65–79.

    22. Madden M et al., Teens and Technology 2013 , Washington, DC: Pew Research Center and Cambridge, MA: Berkman Center for Internet & Society at Harvard University, 2013, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    23. Fox S and Duggan M, Health Online 2013 , Washington, DC: Pew Research Center and Sacramento, CA: California Healthcare Foundation, 2013, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    24. Кирни М.С. и Левин П.Б., Влияние СМИ на социальные результаты: влияние передач MTV «16 лет» и «Беременна» на деторождение среди подростков, Рабочий документ NBER , 2014 г., №.19795.

    25. Westhoff CL, Jones HE и Guiahi M. Делают ли новые рекомендации и технологии рутинное гинекологическое обследование устаревшим? Журнал женского здоровья , 2011, 20(1):5–10.

    26. Американский колледж акушеров и гинекологов, Комитет по охране здоровья подростков, Рабочая группа по обратимым контрацептивам длительного действия, мнение Комитета №. 539: подростки и обратимая контрацепция длительного действия: имплантаты и внутриматочные устройства, Акушерство и гинекология , 2012, 120(4):983–988.

    27. Центры по контролю и профилактике заболеваний, Избранные практические рекомендации США по использованию противозачаточных средств, 2013 г., Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности , 2013 г., 62(5):1–60, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    28. Записка Института Гуттмахера и профессора Сары Розенбаум в качестве Amici Curiae в поддержку правительства, Кэтлин Себелиус против Hobby Lobby Stores, Inc и Conestoga Wood Specialties Corporation против.Кэтлин Себелиус, №№ 13-354 и 13-356, , по состоянию на 18 августа 2014 г.

    29. SIECUS, Что говорится в исследовании: программы воздержания только до брака, информационный бюллетень, 2009 г., , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    30. Guttmacher Institute, Sex and HIV education, State Policies in Brief (по состоянию на 1 августа 2014 г.) , 2014, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    31. Frost JJ, Zolna MR and Frohwirth L, Contraceptive Needs and Services, 2010 , New York: Guttmacher Institute, 2013, , по состоянию на 20 августа 2014 г.

    Решение проблемы глобального кризиса психического здоровья детей и подростков | Подростковая медицина | JAMA Педиатрия

    В течение последнего года глобальной пандемии COVID-19 все большее внимание уделялось психическому здоровью и благополучию детей и подростков.Исследование, проведенное Расином и его коллегами 1 , обращает внимание на острую потребность, которую необходимо решить, чтобы отреагировать на глобальное воздействие COVID-19 на психическое здоровье детей и подростков во всем мире. Этот метаанализ, состоящий из 29 исследований, в которых приняли участие 80 879 молодых людей во всем мире, показал, что оценки распространенности клинически значимых симптомов депрессии и тревоги значительно превышают оценки, о которых сообщалось до появления COVID-19 и последующих ограничений. Дополнительную озабоченность вызывает то, что в течение прошлого года авторы обнаружили, что показатели распространенности депрессии и тревоги увеличивались по мере развития пандемии. 1 Примечательно, что были обнаружены различия в показателях симптомов депрессии и тревоги у подростков старшего возраста и девочек, причем в обеих группах показатели были выше по сравнению с детьми младшего возраста и мальчиками соответственно. Вероятно, эти выводы не будут удивительными в контексте чрезвычайных изменений, с которыми сталкивается молодежь, включая социальную изоляцию, потерю общения со сверстниками и другие виды поддержки, которые больше не доступны в школах и сообществах. Racine и коллеги 1 подчеркивают эскалацию потребностей детей и подростков в психиатрической помощи, включая важные половые различия.Этот метаанализ показывает, что во всем мире дети и подростки могут испытывать повышенный уровень психологического стресса, требующего клинического внимания, и подчеркивает важность продолжения текущих лонгитюдных исследований, чтобы полностью понять, сохраняются ли клинически значимые симптомы, усугубляются или исчезают с течением времени. Этот уровень исследования обеспечит способность понимать и реагировать на будущие потребности детей в области психического здоровья, когда возникают эти кризисы.

    До появления COVID-19 глобальные оценки депрессии и тревоги, двух наиболее распространенных психических расстройств у детей, оценивались в 8 баллов.5% для депрессии 2 и 11,6% для беспокойства. 3 Метаанализ Racine et al. 1 предполагает значительно более высокие показатели клинически значимой депрессии (23,8%) и тревоги (19%) у детей и подростков, более чем двукратное увеличение показателей распространенности по сравнению с сообщалось до пандемии.

    Несмотря на то, что этот метаанализ важен для объединения опубликованных и неопубликованных исследований самого высокого качества для оценки роста уровня депрессии и тревоги у молодежи, авторы правильно отмечают некоторые ограничения своего исследования.Хотя воздействие COVID-19 на психическое здоровье детей и подростков вызывает большой интерес, стратегии смягчения последствий привели к тому, что большая часть диагностических данных о психическом здоровье была собрана с использованием инструментов самоотчетов родителей и самоотчетов.

    Другим важным ограничением является то, что результаты исследования представляют Северную Америку, Европу и Азию, причем 14 из 29 исследований относятся к Китаю, что ограничивает обобщаемость этих результатов, что особенно важно, поскольку 90% детей в мире живут в странах с низким или средним уровнем дохода. -страны дохода. 4 Предыдущий метаанализ, в котором оценивались глобальные показатели распространенности психических расстройств среди детей и подростков из 27 стран, представляющих все регионы мира, показал, что 2,6% молодых людей страдали каким-либо депрессивным расстройством, а 6,5% — каким-либо тревожным расстройством. 5 Наконец, в нескольких исследованиях участвовали молодые люди из групп расовых, этнических или гендерных меньшинств, которые с большей вероятностью испытают последствия COVID-19 для психического здоровья. 6 Несмотря на эти ограничения, Расин и его коллеги 1 расширяют наши знания о том, что необходимо решать сейчас и в будущем.

    Данные отрезвляют, но не удивляют, учитывая влияние, которое COVID-19 оказал на жизнь детей и семей во всем мире. Мы знаем, что пандемия COVID-19 негативно повлияла на психическое здоровье молодежи во всем мире 7 , и что меры безопасности, адаптация к школьному обучению и сокращение буферной поддержки и услуг сообщества вносят значительный вклад. В то же время многие страны сообщают о том, что молодые люди обращаются за кратковременным лечением психических заболеваний в условиях неотложной помощи. 8 ,9 В некоторых странах число детей, обращающихся за неотложной помощью в службы охраны психического здоровья, увеличилось, при этом больше детей с тяжелыми симптомами нуждаются в стационарной помощи, 8 ,10 , и значительные различия были отмечены для молодежи из меньшинств группы. 11 Что верно во всем мире, так это то, что необходимые услуги по охране психического здоровья в основном недоступны, и дети ждут ухода. 12 ,13

    Авторы предлагают принять срочные меры для удовлетворения растущих потребностей молодежи в области психического здоровья, и, к счастью, у нас есть эффективные меры для борьбы с депрессией и тревогой.Чего у нас нет, так это простых решений для расширения доступа к психическому здоровью.

    Хорошо известно, что доступ к основанным на доказательствах методам лечения депрессии и тревоги эффективен, а без лечения результаты неутешительны. Капур и его коллеги 14 продемонстрировали снижение уровня самоубийств в регионах, когда клиницисты придерживались национальных рекомендаций по лечению депрессии. Понимание уровней нарушений у тех, у кого выявлены симптомы депрессии и тревоги, поможет в выборе соответствующих мер вмешательства.Например, в метаанализе, проведенном Polanczyk et al., 5 увеличение диагностической распространенности всех состояний психического здоровья увеличилось, когда рассматривалась молодежь с симптомами, но не с нарушениями. Это важно, поскольку подросткам с подпороговыми симптомами реже требуются интенсивные вмешательства, чем подросткам с функциональными нарушениями, что подчеркивает важность понимания степени тяжести при проведении вмешательств. В исследовании Racine et al, 1 включение исследований с использованием инструментов самоотчета с хорошо проверенными шкалами тяжести может помочь нам при планировании лечения.Например, выявление молодых людей с тяжелыми симптомами может облегчить планирование более тщательного мониторинга и последующего наблюдения за соблюдением назначений и рекомендаций по лечению для обеспечения безопасного и эффективного лечения.

    Самое главное, понимание влияния COVID-19 на все страны будет иметь важное значение для эффективной разработки и реализации вмешательств. COVID-19 оказал несоразмерное воздействие на неблагополучные и маргинализированные семьи, выявив неравенство среди молодежи, связанное с дискриминацией, расизмом, ранее существовавшим неравенством, ограниченным доступом к медицинской помощи, повышенным риском, недооценкой болезни, некачественным лечением, ограниченными экономическими ресурсами. стесненные условия проживания и тому подобное.Кроме того, широко наблюдаемое во всем мире, молодежь из маргинализированных групп и групп меньшинств также с большей вероятностью испытывает горе и потерю членов семьи из-за COVID-19, вторичного по отношению к чрезмерному распространению вируса в сообществах, которые исторически были маргинализированы. 15 Как отмечают авторы, будущие исследования должны включать страны с низким и средним уровнем дохода. Необходимо тщательно рассмотреть вопрос о психологическом воздействии COVID-19 на меньшинства, а также доступ к психиатрической помощи.Например, чернокожая молодежь в Канаде сталкивается со значительными препятствиями в доступе к психиатрической помощи, несмотря на наличие всеобщего медицинского обслуживания. 12 Молодежь из числа аборигенов в Австралии также сталкивается со значительными различиями в доступе к психиатрической помощи. 13

    Повышенные потребности в области охраны психического здоровья, выявленные в ходе метаанализа, требуют немедленных действий для каждой страны. Наши ответные меры должны учитывать диапазон доступных инфраструктур охраны психического здоровья детей, которые различаются в разных странах, при этом в одних странах имеются хорошо развитые и скоординированные службы охраны психического здоровья, а в других действуют неформальные, ограниченные, недостаточно финансируемые или фрагментированные системы помощи. 13 Крайне важно определить стратегии вмешательства, которые эмпирически подтверждены и соответствуют культурным особенностям стран и сообществ для детей и семей.

    Призыв авторов к срочным действиям вполне обоснован. Каждая страна извлекла уроки во время COVID-19, и эти знания следует использовать, персонализировать и делиться ими, чтобы реагировать на этот кризис. На протяжении всей пандемии мы узнали, что универсальные и показанные вмешательства при симптомах тревоги и депрессии могут проводиться в сообществах, школах, учреждениях первичной медико-санитарной помощи или в Интернете для устранения симптомов психологического стресса до того, как они станут серьезными.Модели совместной помощи могут использоваться для удовлетворения потребностей детей в медицинской помощи в условиях ограниченных ресурсов. Вмешательства могут включать передачу основных навыков оценки психического здоровья и лечения непсихиатрическому персоналу путем развития партнерских отношений между психиатрами, врачами первичного звена и другими работниками здравоохранения. Перераспределение обязанностей может быть эффективным для расширения доступа к помощи, предоставляемой лицами, способными оказывать необходимые услуги, несмотря на различия в уровне подготовки.Для стран с любыми возможностями телемедицины услуги с помощью текстовых сообщений, телефона или видео могут расширить доступ к спектру услуг для отдельных лиц и экспертным консультациям для партнеров в сообществах с ограниченными ресурсами. Телемедицина продемонстрировала эффективность в снижении барьеров для обращения за лечением для людей с суицидальными наклонностями, депрессией и тревогой. 16

    Укрепление этих доступных ресурсов охраны психического здоровья в сообществах для детей и семей сократит использование неотложной неотложной психиатрической помощи, которая в большинстве стран ограничена. 13

    Пандемия COVID-19 — это глобальный призыв к действию. Мы переживаем глобальный кризис общественного здравоохранения в отношении психического здоровья молодежи, который начался задолго до пандемии, и мы должны выступать за внедрение основанных на фактических данных методов, которые можно масштабировать, расширять доступ к медицинской помощи и устранять неравенства во всем мире. Мы должны возглавить борьбу за справедливое психиатрическое обслуживание всех детей во всем мире.

    Автор, ответственный за переписку: Тами Д.Бентон, доктор медицины, Детская больница Филадельфии, 3440 Market St, Ste 410, Philadelphia, PA 19104 ([email protected]).

    Опубликовано в Интернете: 9 августа 2021 г. doi:10.1001/jamapediatrics.2021.2479

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Не сообщалось.

    1. Расин Н, Макартур BA, Кук Дж. Э., Эйрих Р, Чжу Джей, Мэдиган С. Глобальная распространенность симптомов депрессии и тревоги у детей и подростков во время COVID-19: метаанализ.  JAMA Педиатр . Опубликовано в Интернете 9 августа 2021 г. doi:10.1001/jamapediatrics.2021.2482Google Scholar2.Burdzovic Andreas Дж., Брюнборг ГС. Депрессивная симптоматика среди норвежских мальчиков и девочек-подростков: психометрические свойства и корреляты опросника здоровья пациентов-9 (PHQ-9).  Фронт Психол . 2017; 8:887. doi:10.3389/fpsyg.2017.00887PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Tiirikainen К, Харавуори Х, Ранта К, Калтиала-Хейно Р, Марттунен М.Психометрические свойства 7-балльной шкалы генерализованного тревожного расстройства (ГТР-7) в большой репрезентативной выборке финских подростков.  Психиатрия рез. . 2019;272:30-35. doi:10.1016/j.psychres.2018.12.004PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Polanczyk ГВ, Салум Джорджия, Сугая Л.С., Кай А, Роде Лос-Анджелес. Ежегодный обзор исследований: метаанализ распространенности психических расстройств у детей и подростков во всем мире. J Детская психологическая психиатрия .2015;56(3):345-365. doi:10.1111/jcpp.12381PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Hawke ЛД, Хейс Э, Дарней К., Хендерсон Дж. Психическое здоровье трансгендерной и гендерно разнообразной молодежи: исследование последствий пандемии COVID-19.  Психо-секс-ориентация Gend Divers . Опубликовано в 2021 г. doi:10.1037/sgd0000467Google Scholar9.Маркес де Миранда D, да Силва Афанасио Б, Сена Оливейра AC, Симоес-Э-Сильва АС. Как пандемия COVID-19 влияет на психическое здоровье детей и подростков?  Международное сокращение риска бедствий J .2020;51:101845. doi:10.1016/j.ijdrr.2020.101845PubMedGoogle Scholar10.Gómez-Ramiro М, Фико Г, Анмелла г, и другие. Изменение тенденций в госпитализации в службы неотложной психиатрической помощи во время вспышки COVID-19: отчет из мирового эпицентра. J Аффект расстройства . 2021;282:26-32. doi:10.1016/j.jad.2020.12.057PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Craig С, Эймс Я, Бонди до н.э., Пеплер диджей. Психическое здоровье и употребление психоактивных веществ канадскими подростками во время пандемии COVID-19: связь со стрессорами COVID-19. PsyArXiv . Опубликовано 9 сентября 2020 г. doi:10.31234/osf.io/kprd913.Remschmidt Х, Белфер М. Психиатрическая помощь детям и подросткам во всем мире: обзор.  Всемирная психиатрия . 2005;4(3):147-153.PubMedGoogle Scholar15.Webb Hooper М, Наполес AM, Перес-Стабильный ЭДж. Ни одно население не осталось без внимания: нерешительность в отношении вакцин и справедливое распространение эффективных вакцин против COVID-19. J Gen Intern Med . 2021. doi:10.1007/s11606-021-06698-5PubMedGoogle Scholar16.Фэирчайлд РМ, Фернг-Куо С-Ф, Рахмуни Х, Хардести Д. Телемедицина расширяет доступ к помощи детям, страдающим суицидальными наклонностями, депрессией и тревогой, в сельских отделениях неотложной помощи.  Телемед JE Health . 2020;26(11):1353-1362. doi:10.1089/tmj.2019.0253PubMedGoogle ScholarCrossref

    Влияние COVID-19 на психическое здоровье подростков: систематический обзор | Middle East Current Psychiatry

    COVID-19 — беспрецедентное инфекционное заболевание, унесшее огромное количество жизней.Внезапные изменения в образе жизни, в том числе изоляция, карантин или физическое дистанцирование в сочетании с потерей близких, могут сказаться на психическом и эмоциональном здоровье. Хотя в прошлом было проведено несколько исследований, пытавшихся выяснить, как карантин и изоляция влияют на психическое здоровье, степень воздействия на психическое здоровье подростков неизвестна [17]. В этом систематическом обзоре три включенных исследования показывают, что COVID-19 влияет на психическое здоровье подростков, при этом в одном исследовании говорится, что существенного воздействия не было.

    Результат когорты Qu et al. [14] следует интерпретировать осторожно. Было 25,09% отсева участников первого тура во второй тур, поэтому результаты первого и второго тура нельзя сравнивать напрямую. Исследование также показало, что частота и тяжесть тревожных и депрессивных симптомов значительно снизились после домашнего заключения. Это означало, что психическое здоровье было затронуто не в общей популяции подростков, а только в группе риска воздействия.Кроме того, только 2,2% субъектов сообщили о риске заражения. Поскольку в этом исследовании риск воздействия COVID-19 анализировался как независимая переменная, небольшое количество субъектов, подверженных риску воздействия, может не отражать реальную общую популяцию. Несмотря на свои ограничения, это исследование имело исходные данные для сравнения до-домашнего заключения и внутри-домашнего заключения, что сделало его одним из исследований наилучшего качества среди других.

    Чжоу и др. [11] представили аналогичный вывод вместе с Qu et al.[14], что проживание в сообществе с большим количеством случаев COVID-19 было фактором риска депрессии и тревоги. В этих двух исследованиях также использовались одни и те же анкеты для оценки симптомов депрессии и тревоги. Однако Чжоу и соавт. [11] обнаружили, что осведомленность о COVID-19 является защитным фактором против симптомов депрессии и тревоги, в то время как Qu et al. [14] заявили, что воздействие COVID-19 может перевесить некоторые защитные факторы, такие как хорошие отношения между родителями и детьми, небольшое количество неблагоприятных переживаний, хорошая структура семьи и высокая устойчивость.Эти разные результаты показали, что существует множество факторов, которые могут повлиять на появление симптомов депрессии и тревоги у подростков в эпоху пандемии COVID-19.

    Исследование Сечера и Улаша было уникальным, поскольку это единственное исследование, в котором оценивалось обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) из-за страха перед COVID-19 [16]. Причина этого заключалась в страхе перед этой болезнью, у подростков начнется навязчивая идея стирки и накопления. Хотя в исследовании не упоминалось количество положительных случаев в этом районе, в этом исследовании все еще сохраняется общий знаменатель страха перед COVID-19.Сечер и Улаш [16] пошли еще дальше, предположив, что эмоциональная реактивность может быть одной из различных психопатологий, которые могут объяснить депрессию, тревогу и ОКР у подростков, в то время как эмпирическое избегание опосредует страх перед COVID-19 и симптомами ОКР. Однако при попытке установить причинно-следственную связь эта статья представляет собой поперечное исследование, а это означает, что в дальнейших исследованиях необходимо учитывать другие дизайны исследований, чтобы установить прямую связь между страхом перед COVID-19 и симптомами ОКР, если это возможно.

    Хотя исследование, проведенное Oosterhoff et al. [15] обнаружили, что не было никакой связи между степенью социального дистанцирования и психическим или социальным здоровьем, это исследование показало, что мотивы социального дистанцирования были по-разному связаны со степенью социального дистанцирования, а также с симптомами депрессии, тревожными симптомами, обременительностью и принадлежностью. Подростки, которые дистанцировались от общества, потому что хотели избежать социального осуждения, сообщали о большем количестве симптомов тревоги, что может быть объяснено тем фактом, что прошлые исследования показывают, что подростки с симптомами более чувствительны к социальному осуждению или неприятию сверстников [18].Это исследование также показало, что подростки, которые предпочитают оставаться дома, сообщают о более низких симптомах тревоги и депрессии, потому что подростки, которые решили остаться дома, могут меньше бороться с ограниченными социальными контактами [15]. Однако некоторые изученные мотивы имеют низкие выборки, такие как «нет альтернативы» (17,8%), «друзья сказали, что я должен» (13,9%), «избегать осуждения» (7%) и другие (4,4%), которые могут повлиять на значимость. изученных ассоциаций. Высокая приверженность к социальному дистанцированию в выборке населения может быть замечена по мотивам социальной ответственности (78.1%) и нежелание, чтобы другие болели (77,9%). Это означает, что подростки из исследуемой популяции хорошо осведомлены о COVID-19, что дает защитный фактор от депрессии и тревоги, как и в исследовании, проведенном Zhou et al. [11].

    На начало депрессии влияют как генетические факторы, так и факторы внешней среды, такие как стрессовые жизненные события [19, 20]. Подростки особенно уязвимы к стрессовым жизненным событиям и могут привести к снижению уровня мотивации, снижению концентрации, снижению успеваемости [21], психологическому дистрессу, тревоге, депрессии [22] и самоубийству [23].Фактически, на психические расстройства приходится 16% глобального бремени болезней и травм у людей в возрасте 10–19 лет и половина всех психических расстройств, начиная с 14-летнего возраста, но большинство случаев не были выявлены и не лечились [24]. Более того, неэкстренные медицинские услуги были остановлены или перенаправлены на более неотложные случаи, и, следовательно, это повлияет на медицинскую помощь пострадавшим подросткам [25]. Страх перед COVID-19 значительно усилил негативный аффект, тревогу и депрессию [26]. Ку и др.[14] заявили, что длительное заключение не оказало негативного влияния на психическое здоровье подростков из регионов с низкой заболеваемостью COVID-19. По сравнению с Qu et al. [14], риск воздействия COVID-19, жилая площадь и страх перед COVID-19, которые могут быть факторами риска изменений психического здоровья у подростков, не измеряются в исследовании Oosterhoff et al. [15]. Исследование, проведенное Фитцпатриком, показало, что страх перед COVID-19 неравномерно распределен по США, и был особый концентрированный страх перед COVID-19 в более густонаселенных сообществах, сообществах с более высокими предполагаемыми и зарегистрированными случаями COVID-19, а также в городах. места [27].Большинство исследований также было проведено в странах с высоким уровнем дохода, что может повлиять на возможность обобщения результатов для стран с низким и средним уровнем дохода, которые часто недостаточно представлены с точки зрения получения доказательств посредством эмпирических исследований [28]. Следовательно, результат, полученный в странах с высоким уровнем дохода, такой как исследование Остерхоффа [15], не может быть распространен на другие страны с низким и средним уровнем дохода, подвергшиеся воздействию COVID-19.

    Подростки, инфицированные COVID-19, также нуждаются в психиатрической помощи, поскольку у 10% инфицированных детей, перенесших травму из-за инфекции и ее последствия, может быть диагностировано посттравматическое стрессовое расстройство [29].Психиатры и педиатры должны быть осведомлены о тревожных признаках проблем с психическим здоровьем у детей, инфицированных COVID-19, таких как перепады настроения и психозоподобные симптомы, поскольку психиатры должны работать непосредственно с маленькими пациентами и их семьями, чтобы скрининговать и выявлять психические расстройства, а также как можно скорее с помощью соответствующих средств индивидуальной защиты [25].

    Исследование Zhou et al. [11] показало, что уровень знаний, меры профилактики и контроля COVID-19 являются защитными факторами против развития симптомов депрессии и тревоги.Тем не менее, существуют СМИ/источники прессы, которые могут давать ложную информацию и сообщения о COVID-19, что может привести к тревоге и депрессивным симптомам у населения. Исследование Zhong et al. также предположили, что санитарное просвещение, направленное на расширение знаний о COVID-19, важно для сохранения оптимистичных взглядов [30]. Это связано с заявлением из исследования Чжоу, в котором говорится, что позитивное и оптимистичное отношение к развитию эпидемии COVID-19 также является защитным фактором против симптомов депрессии и тревоги [11].

    Роль правительства и органов здравоохранения важна в кризисе COVID-19, чтобы предоставить адекватную информацию и опровергнуть любую ложную информацию, чтобы информировать общественность. В такой кризисной ситуации удобно обучать и предоставлять общественности достоверную информацию через цифровую медиа-платформу. Исследование Лю показало, что использование цифровых медиа может прямо или косвенно инициировать превентивное поведение. В нем говорится, что поиск информации о COVID-19 в онлайн-новостных СМИ, социальных сетях (MSN), социальных службах потокового вещания (SLSS) был связан с усилением профилактической практики [31].Поскольку из Интернета поступает много неправильно истолкованной информации, важно получать информацию с заслуживающих доверия веб-сайтов, таких как национальные центры по контролю заболеваний (CDC), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), или из других источников, одобренных этими органами. а не общий поиск в Интернете или социальных сетях [32].

    Быстрый систематический обзор, проведенный Imran et al. установлено, что карантин связан со значительным негативным воздействием на психическое здоровье детей и подростков, которое может сохраняться в течение месяцев или лет после карантина.Хотя причины карантина очень разнообразны (от стихийных бедствий, таких как цунами в Ачехе в 2004 году, до детей, нуждающихся в ИВЛ дома), в этом исследовании были предложены некоторые меры, которые можно было бы предпринять для снижения воздействия на психическое здоровье во время карантина, такие как предоставление психосоциальной поддержки. , распространение точной информации, ограничение доступа к новостям, позитивное воспитание, социальная связь, а также активация поведения, дополненная гигиеной сна, физическими упражнениями и здоровым питанием [33].Другой систематический обзор, проведенный Loades et al. [34], которые оценивали влияние социальной изоляции и одиночества из-за COVID-19 на психическое здоровье детей и подростков, обнаружили, что дети и подростки более склонны к высокому уровню депрессии и тревоги во время и после окончания принудительной изоляции, которая может длиться до 0,25. до 9 лет спустя.

    Наше исследование ограничено исключением статей, написанных на языках, отличных от английского, а также неисследованной серой литературы. Во включенных исследованиях также не измерялись какие-либо исходные характеристики, за исключением исследования, проведенного Qu et al.[14]. Более того, этот систематический обзор нельзя было перейти к метаанализу из-за неоднородного использования вариабельного анализа. Поэтому мы рекомендуем в будущих исследованиях использовать более однородный вопросник, а также представление их соотношения шансов, чтобы четко отразить влияние COVID-19 на психическое здоровье подростков.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.