Внушаемость: Внушаемость. Факторы, влияющие на внушаемость

Внушаемость. Факторы, влияющие на внушаемость

«Я настолько легко внушаема, что бросаюсь вперед прежде,
чем успеваю сообразить, что же именно мне предлагают сделать».
                                                                                                 Агата Кристи

Внушаемость – повышенная подверженность внушениям извне или своим собственным. Внушаемые люди легче других подчиняются внушающим воздействиям окружающих, книг, рекламы и пр., принимают чужие идеи как свои собственные. Они относительно легко подчиняются указаниям и советам, даже если эти советы противоречат их собственным убеждениям и интересам, легко заражаются чужими настроениями и привычками.

Степень внушаемости зависит от многих личностных и ситуативных факторов. В первую очередь, это личностные особенности: более внушаемы женщины, дети (особенно дошкольного возраста) и подростки, люди доверчивые, впечатлительные, тревожные, неуверенные. Более внушаемы люди с неразвитым логическим мышлением и в целом с более низким интеллектом. В некоторых случаях внушаемость является основой конформности – привычки думать и действовать «как все».

К числу свойств личности, благоприятствующих повышенной внушаемости, относятся: неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство собственной неполноценности, покорность, робость, стеснительность, доверчивость, тревожность, повышенная эмоциональность, впечатлительность. При частом воспроизведении состояний внушения происходит формирование соответственного характера (черты робости, доверчивости, впечатлительности, тревожности, неуверенности в себе). Выделяются такие ситуативные факторы, влияющие на повышение индивидуальной внушаемости:

1) психофизическое состояние субъекта – при покое и релаксации внушаемость возрастает, как и при сильном эмоциональном возбуждении, утомлении, заболевании, стрессе; максимальная внушаемость наблюдается в гипнозе;

2) низкий уровень осведомленности и компетентности в обсуждаемом вопросе или выполняемом виде деятельности; малая степень его значимости для личности;

3) дефицит времени для принятия решения.

Каждый человек в определенных ситуациях в какой‑то мере может оказаться внушаемым.

Большую роль играет группа, в которой находится подвергающийся внушению человек: чем больше группа и чем выше в ней единодушие, тем труднее ей противостоять. Кроме того, внушаемость тем больше, чем ниже статус человека, выше его привязанность к группе или зависимость от нее. На эффективность внушения влияют уверенные манеры, категоричный тон, выразительная интонация того, кто внушает.

Внушаемы в той или иной степени все, и иногда это вполне безобидно: обычно внушаемость тем больше, чем менее важно обсуждаемое и чем меньше человек в этом понимает. В том числе люди более внушаемы в ситуации дефицита времени, стресса и утомления. Ведите здоровый образ жизни, высыпайтесь, научитесь планировать свое время, тренируйте спокойное присутствие и привычку к самостоятельному мышлению – и вы будете защищены от ненужных вам внушений.

Психолог отдела общественного здоровья
ГУ «Гомельский областной центр гигиены,
эпидемиологии и общественного здоровья»
Екатерина Шундикова

Внушаемость — Психологос

Фильм «Я и другие»

​​​​​​​​​​​​​​Внушаемость — повышенная подверженность внушениям извне или своим собственным.

Внушаемые люди легче других подчиняются внушающим воздействиям окружающих, книг, рекламы и пр., принимают чужие идеи как свои собственные. Внушаемые люди относительно легко подчиняются указаниям и советам, даже если эти советы противоречат их собственным убеждениям и интересам, легко заражаются чужими настроениями и привычками.

Внушаемость может проявляться в склонности к подражанию или самовнушению определенных состояний.

Степень внушаемости зависит от многих личностных и ситуативных факторов. В первую очередь, это личностные особенности: более внушаемы женщины, дети (особенно дошкольного возраста) и подростки, люди доверчивые, впечатлительные, тревожные, неуверенные, конформные. Более внушаемы люди с некритическим складом ума, неразвитым логическим мышлением и в целом с более низким интеллектом. В некоторых случаях внушаемость является основой конформности, привычки думать и действовать «как все».

Играет роль группа, в которой находится подвергающийся внушению человек: чем больше группа и чем выше в ней единодушие, тем труднее ей противостоять. Кроме того, внушаемость тем больше, чем ниже статус человека, его привязанность к группе или зависимость от нее.

Внушаемы в той или иной степени все, и иногда это вполне безобидно: обычно внушаемость тем больше, чем менее важно обсуждаемое и чем меньше человек в этом понимает. В том числе люди более внушаемы в ситуации дефицита времени, стресса и утомления. Ведите здоровый образ жизни, высыпайтесь, научитесь планировать свое время, тренируйте спокойное присутствие и привычку к самостоятельному мышлению — и вы будете защищены от ненужных вам внушений.

ВНУШАЕМОСТЬ — это… Что такое ВНУШАЕМОСТЬ?

  • внушаемость — Состояние восприимчивости к некритическому принятию идей, суждений и моделей поведения, наблюдающихся или демонстрируемых другими. Внушаемость может быть повышенной под воздействием окружающей среды, лекарственных средств или гипноза и чаще всего …   Большая психологическая энциклопедия

  • ВНУШАЕМОСТЬ — ВНУШАЕМОСТЬ, внушаемости, мн. нет, жен. (книжн.). Восприимчивость к внушению. «Гипноз есть только особенное психическое состояние, увеличивающее внушаемость.» Л.Толстой. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • Внушаемость — повышенная податливость по отношению к побуждениям, которые спровоцированы другими людьми, некритическая готовность подчиниться, склонность заражаться чужими настроениями и перенимать привычки. Проявляется при …   Психологический словарь

  • внушаемость — сущ., кол во синонимов: 1 • гипнабельность (1) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • ВНУШАЕМОСТЬ — ВНУШАЕМОСТЬ. Индивидуальная готовность подчиниться внушающим воздействиям окружающих, рекламы, книг и т. п. Внушаемые люди относительно легко подчиняются указаниям и советам, даже если эти советы противоречат их собственным убеждениям и интересам …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Внушаемость — податливость человека действию внушения. * * * степень восприимчивости индивида к психологическому воздействию на него со стороны других людей, в том числе власти, средств массовой информации. До определённой степени своей выраженности… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Внушаемость — качество личности, проявляющееся как готовность и способность подчиняться чужому влиянию и воспринимать внушаемые представления, оценки и действия. Такое внушение могут осуществлять люди, средства массовой информации, книги, реклама и т.д.… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • ВНУШАЕМОСТЬ — степень восприимчивости к внушению, определяемая субъективной готовностью подвергнуться и подчиниться внушающему воздействию. Внушаемость является характеристикой индивида, зависимой от ситуативных и личностных факторов. К числу свойств личности …   Словарь по профориентации и психологической поддержке

  • внушаемость — En.: Suggestibility Согласно Бернгейму (1916), внушаемость проявляется путем принятия внушений и их реализации (см.: идеодинамизм). Он отмечает, что в некоторых случаях эти два параметра расходятся, когда пациенты легко принимают внушения, но… …   Новый гипноз: глоссарий, принципы и метод. Введение в эриксоновскую гипнотерапию

  • внушаемость — свойство личности, проявляющееся в повышенной восприимчивости к психическому воздействию со стороны другого лица или группы лиц …   Большой медицинский словарь

  • Внушаемость | Понятия и категории

    ВНУШАЕМОСТЬ — мера или степень восприимчивости к внушению, — повышенная податливость по отношению к побуждениям, спровоцированных другими людьми, определяемая и ограничиваемая рядом факторов, в основном субъективной готовностью подвергнуться и подчиниться внушающему воздействию. Некритичное принятие чужой точки зрения и готовность подчиниться (повиноваться), когда человек изменяет свое поведение в соответствии с прямым указанием законного авторитета. Склонность заражаться чужими настроениями и перенимать чужие привычки. Характеристика индивида, зависящая от ситуативных и личностных факторов. Нормальное свойство человеческой психики, но при чрезмерности может дезорганизовать поведение и расценивается как отрицательное качество. Противоположное свойство — критичность. К числу свойств личности, благоприятствующих повышенной внушаемости, относятся: неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство собственной неполноценности (см. комплекс), покорность, робость, стеснительности; доверчивость, тревожность, экстравертированность (см. экстраверсия, интроверсия), повышенная эмоциональность, впечатлительность, относительно низкий уровнем развития интеллектуального, слабость мышления логического, медленный темп деятельности психической. При частом воспроизведении состояний внушения происходит формирование соответственного характера (черты робости, доверчивости, впечатлительности, тревожности, неуверенности в себе). Выделяются такие ситуативные факторы, влияющие на повышение индивидуальной внушаемости:

    1) психофизическое состояние субъекта — при покое и релаксации внушаемость возрастает, как и при сильном эмоциональном возбуждении, утомлении, заболевании, стрессе; максимальная внушаемость наблюдается в гипнозе;

    2) низкий уровень осведомленности, компетентности в обсуждаемом вопросе или выполняемом виде деятельности; малая степень его значимости для личности;

    3) дефицит времени для принятия решения. Внушаемость под влиянием «давления группового» (см. конформность) зависит от уровня развития группового. Экспериментально показано, что субъекты, характеризуемые по тестам внушаемости как внушаемые, в коллективе — в результате опосредования отношений межличностных целями и ценностями деятельности совместной — оказываются способными осуществить коллективное самоопределение — противостоять внушаемости. Современная психология рассматривает внушаемость как неоднородное явление. Она по-разному обнаруживает себя в различных сферах личности, применительно некоего содержания и вида деятельности. Каждый человек в определенных ситуациях в какой-то мере может оказаться внушаемым. С помощью анализа факторного выявлено два типа внушаемости:

    1) внушаемость первичная — лежит в основе восприимчивости к автосуггестии (см. самовнушение), гипнозу;

    2) внушаемость вторичная — связана с отношениями подчинения, их мотивацией и низкой самооценкой субъекта.

    Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин, 1998, с. 93-94.

    Внушение, внушаемость, нейропсихологические механизмы суггестии — Психология

    +Оглавление

    Введение
    Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы суггестии
    1.1 Определения
    1.2 Классификация
    1.3 Теории гипноза
    1.4 Нейропсихологические механизмы суггестии
    Выводы
    Заключение
    Литература

     

    Введение

    Внушение является неотъемлемой частью взаимоотношений. Эту мысль высказал еще В.М. Бехтерев, опередив во многом свое время. Предполагается, что внушение происходит неосознанно при непосредственном общении между людьми. Актуальность вопроса внушения и управления другим человеком была всегда. Данная работа направленна на понимание такой части общения как внушение, так как с помощью этого знания повышается качество общения и открывается возможность решать социально значимые задачи. Примером такой задачи является педагогическое вмешательство в образовательном процессе. Понимание механизмов внушения позволит раскрыть потенциал учащегося и возможно откроет новые способы для передачи знаний. Понимание процесса внушение поможет в психотерапии, при понимании причин возникновения внутри личностных конфликтов и оказание психотерапевтической помощи. Коррекционная работа от навязчивых состояний, вызванных рекламными акциями и СМИ, такие как шопоголия. Важным пунктом является безопасность применения внушения и устранение отрицательных последствий.

    Объект исследования: феномен внушения.
    Предмет исследования: механизмы внушения.
    Цель исследования: изучение психологического феномена внушения и его механизмов.
               Задачи:

    1. Изучить отечественную и зарубежную литературу по выбранной теме.
    2. Используя изученный материал, дать определения понятиям «внушение», «внушаемость», «гипноз».
    3. Проанализировать феномен внушения, как одну из форм общения.

          Гипотеза: внушение – одна из форм общения, открывающая дополнительные возможности решения социально значимых задач.

     

    Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы суггестии

    1.1 Определения

    В мировой литературе встречаются два приблизительно идентичных понятия: «внушение» и «суггестия».  Слово «внушение» происходит от древнеславянского «вън уши», что дословно означает вносить в уши. Слово «суггестия» имеет латинское происхождение, происходит от слова suggestio, которое переводится как внушение, намек. Есть еще один перевод, который отражает более точно само понятие внушения: добавление, прибавка, указание.  Разными авторами используются эти два понятия в целом означающие один процесс.
    Суггестия (внушение) — форма межличностного и межгруппового общения, при котором передача информации происходит посредством частично неосознаваемого, направленного сигнала на вербальном и/или невербальном уровнях. Отличается от убеждения сниженным уровнем критичности и потребности в верификации информации. Внушаемость, или подверженность суггестивному воздействию, зависит от состояния сознания суггерента (объекта) и внешних условий, при которых С. осуществляется. Так, эффективность С. повышается в состоянии транса, при утомлении, в условиях неопределенности, в экстремальных условиях, в толпе, при использовании СМИ. С. затрагивает как нервно-психические процессы, так и социальные представления, установки, общественные нормы, ценности, мнения, а также индивидуальное самосознание. Разделяют гетеросуггестию — внушение, производимое другим лицом, и аутосуггестию — самовнушение.
    С. может быть прямой и косвенной. При прямой С. источник внушения осознается и прослеживается связь между ней и ее действием. При косвенной С. внушение производится опосредованно с использованием промежуточных факторов, на которых и делается основной акцент. Эффективность косвенной С. выше, чем прямой. Распространенность методов и техник С. зависит от уровня развития общественного сознания и культуры социума.
    Внушение (или суггестия — от лат. suggestio — внушение) — способ влияния, который основывается на некритичном восприятии человеком поступающей информации.
    В., как и убеждение, направлено на снятие своеобразных фильтров, стоящих на пути к новой информации и оберегающих человека от заблуждений и ошибок. Однако, в отличие от убеждения, В. предполагает усвоение объектом В. сообщения без требования доказательств его истинности. При В. слова субъекта В. вызывают именно те самые представления, образы, ощущения, которые внушающий имеет в виду. При этом, полная ясность и безоговорочность указанных представлений требует действий с той же необходимостью, как будто эти представления были получены прямым наблюдением.
    Будучи принятым без должного критического осмысления, внушенное человеку поведение может не согласовываться с его убеждениями, привычками, наклонностями. В то время как убеждение, являясь воздействием в значительной степени интеллектуальным, апеллирует, в основном, к знаниям и опыту слушающего, В., носящее эмоционально-волевой характер, основывается на вере (или на доверии — разница здесь в степени не критичности восприятия слов и поступков значимого другого).
    В. широко применяется в медицине и в педагогике. В медицине В. используется для коррекции психического и соматического состояния больного и даёт высокий клинический эффект. В педагогике делаются попытки использования В. в процессе обучения, например, в так называемом суггестопедическом методе Г. К. Лозанова. В. используется в воспитании детей, когда авторитет взрослого и сниженная критичность ребёнка способствует бессознательному принятию и прочному усвоению норм поведения и социальных ценностей.
    Самовнушение — внушение самому себе представлений, мыслей, чувств. Например, рекомендованных врачом и направленных на устранение болезненных явлений и улучшение общего самочувствия. Реализуется самовнушение через аутогенную тренировку, которой больной обучается с помощью врача-психотерапевта. Человек самостоятельно прочитывает (про себя или вслух) или просто продумывает и проговаривает определенные слова или целые фразы с целью воздействия на себя.
    Несравнимо более мощное воздействие на личность по сравнению с посторонним внушением может оказать самовнушение. Это объясняется тем, что самовнушением человек может заниматься самостоятельно в течение неограниченно долгого времени.
    Суггестор тот, кто производит суггестию, внушение.
    Суггеренд тот, на кого воздействует суггестор.
    Суггестабильность, суггестивность, внушаемость – степень восприимчивости к суггестии.
    А. Гончаров дополняет это определение следующим образом: «…, определяемая субъективной готовностью подвергнуть и подчиниться суггестивному воздействию.»

     

    1.2 Классификация

    Выделяют следующую классификацию внушений [20, 36, 26]: 
    Прямые внушения

    • Явные прямые — «Я сосчитаю до пяти и произойдёт …»
    • Прямые закамуфлированные (нечто предлагается открыто, но вместе с тем оно закамуфлировано, так как часть его исходит от клиента; обучает действовать клиента особым образом) — «Ощущение, которое относится к периоду до болезни, заменит собой менее приятные ощущения»
    • Постгипнотические

    Косвенные внушения

    • Последовательность принятия, «yes set» (несколько высказываний, с которыми человек согласится)
      • «Вы пришли ко мне, сидите сейчас в этом мягком кресле, слушаете мой голос, сегодня вам станет гораздо лучше» («сегодня вам станет гораздо лучше» — это, собственно, и есть внушение, а слова, следующие перед ней, настраивают человека на согласие)
      • «Почему бы не дать этому произойти?»
      • «Не входите в транс, пока не устроитесь удобно на этом стуле» (добавлена импликация)
      • «Не делайте глубокого вдоха, пока рука не прикоснётся к лицу» (добавлена импликация)
      • «Вы не узнаете, как вам может быть приятно в трансе, пока рука полностью не опустится на бедро» (добавлена импликация)
      • «Вам нет необходимости делать (что-либо), пока не произойдёт (неизбежное поведение клиента в ближайшем будущем)»
    • Шок, удивление, творческие моменты
    • Трюизм, банальность (трудно отвергнуть)
      • «Когда сидишь удобно, можно расслабиться»
      • «Каждый человек входит в транс по-своему»
      • «Люди столько всего забывают. Ключи, номера телефонов, встречи…» (структурируется амнезия)
      • Любые пословицы и поговорки
      • «Ваша головная боль может сейчас пройти, как только ваше бессознательное будет готово дать ей пройти»
      • «Ваш симптом может теперь исчезнуть, как только ваше бессознательное поймёт, что вы можете решать эту проблему более конструктивным образом»
    • Идеомоторные (хотим вызвать идеомоторные реакции — движение) — «Многие люди могут почувствовать, что одна рука легче другой»

    Открытые (говорится, что что-то произойдёт, но не уточняется, что именно)

    • Мобилизующее (предлагаются неопределённые мобилизующие рамки, которые человек сам заполняет, в зависимости от своих собственных ресурсов; делается пауза после мобилизующих слов)
      • «Ваше бессознательное разместит по местам всё, что необходимо»
      • «Использование ваших бессознательных ресурсов позволит (пауза) осуществить (пауза) эту работу»
      • «Ваше бессознательное может гармонизировать (пауза) всё, что должно быть гармонизировано»
    • Ограниченное открытое (предлагается ограниченный выбор, который не уточняется; как правило, является трюизмами; трудно отвергнуть)
      • «Вы можете обучаться разными способами»
      • «Существуют разнообразные способы работать»
      • «Некоторые позы вызывают комфорт»
    • Охватывающее все возможности класса (после перечисления всех возможностей, следует добавлять «или что-то ещё»)
      • «Я не знаю, что использует ваше бессознательное, для того, чтобы помочь вам разрешить вашу проблему. Может быть, какие-то слова из тех, которые я произношу или не произношу, может быть, образы, может быть звуки, может быть ощущения, может быть эмоции, может быть воспоминания или что-нибудь другое»

     

    1.3 Теории гипноза

    Для начала оговорюсь по поводу гипноза.  Гипноз и суггестия – очень близкие понятия. Так как до сих пор есть спор на предмет, что гипноз есть следствие суггестии, а суггестия следствие гипноза. Пока говоря о теориях суггестии или гипноза – мной понимается одно общее явление следствием, которого является изменение поведения суггерента. Но нет единичной корреляции между гипнабельностью и внушаемостью [24].
    Разные авторы выделяют разные наборы теорий объяснения гипноза. Российский гипнолог Р.Д. Тукаев [39]выделяет четыре теории объяснения гипноза:

    • Рефлексологическое направление
    • экспериментально-психологическое направление
    • психоаналитическое направление
    • нейрофизиологическое направление

    Рефлексологическое направление
    Базируется на работах И.П. Павлова о гипнозе, который рассматривал гипноз как торможение коры головного мозга. Связь с суггестром осуществляется через раппорт – сторожевой, возбужденный пункт в коре полушарий. По мнению И.П. Павлова сторожевой пункт обычное явление для обеспечения безопасности во время сна у животных. Проводились опыты над собакой, которая просыпалась на определенный звук для приема пищи. Раппорт, по мнению И.П. Павлова позволяет воздействовать на сознание сверхслабым раздражителем, таким как слово, при заторможенной деятельности всей остальной афферентации. И.П. Павлов выделил четыре основные фазы торможения:

    • уравнительную — самая неглубокая фаза, при которой и слабые и сильные раздражители вызывают одинаковую ответную реакцию;
    • парадоксальную — сильные раздражители вызывают незначительную или вовсе нулевую реакцию, а слабые дают больший эффект по сравнению с нормой;
    • ультрапарадоксальную — в основе лежат явления запредельного торможения и извращенных индукционных отношений, при которых все тормозные раздражители вызывают положительный эффект, а положительные сигналы становятся тормозными;
    • наркотическую — эффект снижен как на сильные, так и на слабые раздражители.

    Л.П. Гримак трактует гипноз, как сумму двух явлений: состояние между сном и бодрствованием и «рефлекс» следование за лидером.

    Экспериментально-психологическое направление
    Основывается на бехивеоральном подходе. Гипноз определялся как внушение, так как много эффектов можно было получить без формального состояния гипноза.
    Когнитивный подход представлен тремя теориями: неодиссоциативной (Эрнста Хилгард), диссоциированного контроля (K.S.Bowers) и социокогнитивной (I.Kirsch, S.J.Linn). В неодиссоциативной теории внушение попадает в другой поток сознания. Эти потоки разделенны амнестическим барьером. В теории диссотиативного контроля внушение ослабляет лобный контроль действующих поведенческих схем. Это дает возможность прямой активации внушенной схемы поведения. Социокогнитивная теория построена на интеграции социального влияния (внушений) и когнитивной теорий автоматичности обыденного целенаправленного поведения. Текущие внушения провоцируют ранее внушенное ситуативное поведение. А. Добрович описал внушение через роли. Так как роль воспринимается бессознательно и воспринимается мгновенно, может быть навязана своя роль, а, следовательно, ролевые отношения. Вступая в ролевые отношения с повелителем или божеством, роль требует вести себя подчиняясь. А. Добрович выделил около десятка ролей: божество, господин, покровитель, авторитет, кумир, дьявол, виртуоз.

    Психоаналитическое направление
    Еще сам З. Фрейд пытался объяснить состояние гипноза проекцией фигуры отца на гипнотизера. Последняя наиболее полная теория принадлежит Эриху Фромму. Эта теория основана на пяти тезисах: 1) гипноз как адаптивная регрессия на службе Эго; 2) активность, пассивность, рецептивность Эго; 3) первичный и вторичный процессы мышления; 4) внимание, абсорбция и ориентация в реальности; 5) категории структуры и содержания. Адаптивной регрессии на службе Эго означает возврат от позднего уровня активности и контроля к предшествующему, что позволяет Эго объединиться с установками гипнотизера. Первичный и вторичный процессы мышления – это процессы, происходящие в раннем детстве и во взрослом состоянии. В раннем детстве это немедленное  выполнение желаемого, не дифференцируемость, не вербальность и алогичность мышления. Во взрослом состоянии мышление вербально и ориентированно на мир. Фромм исследовал особенности самогипноза. В самогипнозе повышается работоспособность, воображение, решение личностных проблем. В психоаналитическом направлении выделяют структурно‑семиотическую теорию. Согласно этой теории человек живет в системе символов и знаков культуры. Ж. Лакан считает [как и многие другие — Д.К.], что человек становиться заложником языка и речи еще до своего рождения. Человек вынужден принимать внушения окружающих, относительно своих действий и поступков, что бы стать человеком. В противоположность этому приводит больных аутизмом. Ж. Лакан отрицал гипноз как метод и боролся за его запрет, так как считал, что это вредит людям.
    Нейрофизиологическое направление
    Это направление изучает показания ЭЭГ мозга. Сейчас разработаны и новые методы исследований. И.И. Разыграев использует метод измерения уровней постоянных потенциалов головного мозга. Это позволяет определять церебральные энергозатраты процессов психики. Например, при лечении заикания по его методу энергозатраты между определенными зонами в мозге снижаются или определять стадию гипноза. Так же для исследования мозговой деятельности применяется позитронно-эмиссионная томография. Наиболее всего данных на данный момент накоплено по результатам ЭЭГ. В 80-х годах показана связь гипнабельности с ЭЭГ-продукцией в диапазоне 40 герц, связь гипнабельности с ЭЭГ-тэта-активностью. Определенно, что в гипнозе доминантность приобретает правое полушарие. Вадим Ротенберг, считает данные недостаточными, что бы утверждать, что только правое полушарие участвует в гипнозе.

    Р.Д. Тукаев [39] создает свою интегративную теорию гипноза. Теория основана на положениях, целью которых является более успешное гипнотерапевтическое воздействие. В первом пункте проводится параллель, что механизм гипнотизации человека и животных основан на гипнотической ситуации недостаточности психических ресурсов для оценки информации (ситуации). Гипнотическая ситуация развивается на основе «шоковых» патерновых механизмов. Действие этих механизмов основано на ограничении чрезмерной активации мозга на оценку гипногенной ситуации, в которой принятие решения и (или) его исполнение невозможно. Также гипнотическая ситуация развивается на основе механизмов ограничения внешней сенсорно-распределительной активации мозга при сохраняющейся потребности поддержания определенного уровня активации одного — слухового, зрительного, — либо нескольких анализаторов. Еще один пункт, который будет полезен, касается гипногенного стресса. Механизмами, вызывающим стресс является оценка субъектом значимости гипнотической ситуации и второй механизм, основанный на запуске стресс-реакции функциональной перестройки. Первый механизм углубляет состояние гипноза, второй повышает стрессогенность с углублением. Остальные пункты относятся к описаниям стадий гипноза и того, какие механизмы саморегуляции гипноз активизирует. Данная теория направленна исключительно на практическую деятельность терапии и не объясняет природы гипноза и внушения. Кроме шоковых факторов вхождения в транс есть и другие, как фантазирование, которые, как считают, свойственны исключительно человеку. И если человек после состояния гипноза может чувствовать себя лучше, то для животного гипноз является оцепенением.

    Хорошие описательные труды приводит В.М. Бехтерев [6]. Он проводит параллели между самонаблюдением, наблюдением в клинике и массовыми «психозами» в истории. И делает вывод о влиянии людей друг на друга. Внушение повсеместно в нашей жизни.
    Когда я начинал писать эту работу я хотел провести параллель, после прочтения взглядов В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, Л.С. Выготского, что человек развивается под действием внушения. После трудов Л.С. Выготского и других авторов известно, что человеком усваивается та культурная среда, в которой он находиться. Внешние психические явления и процессы становятся внутренними — интрапсихическими. Человек может усвоить любой язык, любую культуру как родные, это зависит от его культурного окружения. В психологии близкими к внушению являются два феномена. Феномен эмоционального заражения и истинный, внутренний конформизм. Эмоциональное заражение это автоматическая тенденция подражать выражению лица, позе, голосовых реакций другого человека. При помощи электромиографических (ЭМГ) методик было показано, что подражание эмоциям очень тонко дифференцировано и может быть не заметно «на глаз». Феномен конформизма говорит о том, что 1/3 испытуемых проявляли в опытах истинный конформизм. Мнение группы становилось их собственным, то есть можно сказать, что они поддались внушению группы. Есть еще много авторов, к теориям которых вернусь позже. Пока эти утверждения дают весомые основания полагать, что внушение является социальным фактом межличностного взаимодействия, а не только клинически вызванного состояния. При изучении природы внушения меня сильно опередил Б.Ф. Поршнев, который почему-то забыт многими. Его теория, сформированная в большинстве своем на обобщении научного знания отечественной науки 1970-х годов, по моему мнению, до сих пор остается на передовых позициях по ряду объяснений. Объяснений не только исторических, но и физиологических и психологических. К сожалению критики его теории, я не нашел. И нашел только трех его последователей в психологии. Параллельно Б.Ф. Поршневу в мире отслеживается подход к изучению человека через власть над ним социума и ситуации. Такие труды как: Бергер П., Лукман Т. «Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания.», Росс Л., Нисбетт Р. «Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии», Гофман И. «Представление себя другим в повседневной жизни», Берн Э. «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры». Все эти книги исследуют поведение человека через социальное взаимодействие и видят корень проблем в запрограммированном поведении или неправильном ответе на ожидания социума. Рассмотрим теорию Б.Ф. Поршнева и определим ее научность, полезность и обоснованность в свете новых научных данных.

    Теория Б.Ф. Поршнева [31] берет свою основу на объективных исследованиях нервной деятельности И.П. Павлова и нейрофизиологической школы XX века. Б.Ф. Поршнев вводит свое понятие – «тормозная доминанта». «Тормозная доминанта» является реципрокной «доминанте Ухтомского».  Б.Ф. Поршнев исследовал это явление в нервной системе около двадцати пяти лет, со своими коллегами – физиологами. Он использовал свои эксперименты и огромный накопленный материал описаний экспериментов павловской школы. В экспериментах при выработке условного рефлекса возникают «странные» действия животных (неадекватные рефлексы). Б.Ф. Поршнев предположил, что чтобы действовало поведение и доминанта не перевозбуждалась (тогда она перейдет в торможение), должен существовать центр, который перевозбуждается и отводит на себя все неадекватные сигналы.  Он провел серию опытов, когда подкреплялось сначала одно поведение, потом не подкреплялось и на поверхность проявлялось антагонистичное поведение. Из антагонистичного путем подкрепления делался условный рефлекс. Данное действие повторялось несколько раз. Затем животное доводилось до ультрапарадоксального состояния, когда организм реагирует обратным образом на раздражитель. Голодное животное может проявлять агрессию к еде или убегать от еды. В экспериментах Б.Ф. Поршнева в ультрапарадоксальном состоянии проявлялся рефлекс, закрепленный ранее, то есть который в нормальном состоянии был заторможен. Данный скрытый рефлекс, проявляющийся в ультрапарадоксальном состоянии, Б.Ф. Поршнев назвал – «тормозная доминанта».
    Б.Ф. Поршневым было предложено, что вторая сигнальная система – это не нечто параллельное первой сигнальной системе, а ее противоположность. Что в основе второй сигнальной системы лежит торможение первой сигнальной системы и по сути эти две системы находятся в постоянной конкуренции. Зачатком у животных второй сигнальной системы является подражательный рефлекс или имитация чужого поведения. В поддержку теории Б.Ф Поршнева добавлю, так как он лишь предполагает это возможным, на данный момент известны случаи у шимпанзе, когда в иерархии стаи нестандартное поведение не только вызывает всеобщее подражание, но и делает автора вожаком. Описан случай, когда среднестатусный член стаи нашел железные канистры и, громко стуча канистрами, прибежал в стаю. Тем самым стая сделала его своим новым вожаком, сместив вниз старого. Такое ничем, на первый взгляд, не выгодное биологическое поведение резко изменило отношение группы. Б.Ф. Поршнев не предполагал, что возможны межвидовые подражательные реакции, но в 2005 году общество сохранения дикой природы (WCS) и Федеральный университет Амазонаса (UFAM) записали на пленку крики дикого кота марги, подражающего звукам, издаваемым пегими тамаринами (pied tamarin) [27]. Таким образом, кот охотился на обезьян, издавая плачущие крики самки, и обезьяны воспринимали эти звуки как свои сигналы. Таким образом, способностью к подражанию обладают не только особи одного вида, но и другие виды могут копировать биологически значимые звуки. Б.Ф. Поршнев предполагает, что при возникновении ультрапарадоксальной реакции, у одной особи, она может ей быть биологически выгодной, так как тормозит через имитацию биологически значимое поведение для другой особи. На агрессию можно начать чесаться и если чесание будет тормозной доминантой агрессия, то агрессия перейдет в чесание. Это лишь гипотеза, основанная на возрастании подражания у животных к человеку. У стайных рыб, если вырезать лобные доли у одной из них, лишив ее тем самым рефлекса имитации, вся остальная стая будет следовать движениям этой аномальной рыбы. Можно выдвинуть к этому свою гипотезу, что если обезьяна научается тормозить позыв к подражанию, у нее появляется возможность внести в действие нечто свое индивидуальное – биологически для нее выгодное. Далее Б.Ф. Поршнев делает предположение, что при стечении благоприятных обстоятельств неадекватный рефлекс одного животного может спровоцировать имитационный рефлекс другого, тем самым вытеснив остальные реакции. Этот акт Б.Ф. Поршнев называет интердикцией. Интердикция, будучи полезной для организма может закрепиться вне ультрапарадоксального состояния и стать полезным рефлексом воздействия на другой организм. Б.Ф. Поршнев проводит параллель, как запретительный сигнал легко распространяется на любые действия у собаки и у ребенка. Приводит исследования, что первое слово у ребенка связано с теми действиями, которые чаще всего ему запрещают. Наибольшую ступень интердикции Б.Ф. Поршнев называет генерализованной интердикцией, это состояние тормозящее всякую деятельность. Его можно определить как низшая форма суггестии. Для парирования первой интердикции должно быть какое-то еще действие, которое отменяло бы первое, являлось бы для него тормозной доминантой. В свою очередь третье отменяло действие второго. Б.Ф. Поршнев рассматривает это на основе звуков. Далее двигаясь вверх по семантике. Б.Ф. Поршнев проводит множество аналогий среди разных авторов по развитию языка и речи, в основе которой отмечает первичным свое волеизъявление другому. Волеизъявление – прямая попытка отдать приказ или произвести прямое внушение. Суггестию Б.Ф. Поршнев понимает как воздействие на защищенных от этого явления индивидов и постоянно развивающуюся в процессе истории. Суггестию по Б.Ф. Поршневу можно охарактеризовать, как речь минус контрсуггестия. Тем самым Б.Ф. Поршнев убеждение и доказательство приравнивает к суггестии. Читая его книгу, сначала я скептически и недоверчиво к ней относился, проверял многие ссылки, но по мере их подтверждения все больше проникался его идеями. Как Б.Ф. Поршнев пишет в своей статье «контрсуггестия и история» — научный метод доказательства, опирающийся на первую сигнальную систему (наблюдение, эксперимент), является последней ступенью развития суггестии для современного мира.
    На начальном этапе суггестия развивалась как набор запретов – «отдай», «не трогай», «не смотри». Причем речевая зона мозга развивалась позже или параллельно с зоной элементарных графических действий. Речевые зоны развились в моторной коре – для Б.Ф. Поршнева это знак того, что зоны речи контролируют моторную кору. На основе материалов о патологии речи Б.Ф. Поршнев заключает, что повторение слов (эхолалия) может лежать в основе интердикции, предотвращающей автоматическое действие на слово. Вещи изначально были обозначениями или разделителями слов, и уже после слова стали обозначать вещи. В довод приводиться, что и сейчас зуб, как амулет,  может значить совсем не зуб, а что-то другое. Следующий этап, который является ключевым в «суггестивном отборе», характеризуется тем, что индивид воспринимает ситуацию через реакцию другого индивида. И то, что у другого вызывает реакцию активации и торможения – в его сознании несопоставимые явления. Воспринимающим индивидом может быть использовано как комплекс и вызвать у другого состояние потрясения. Б.Ф. Поршнев назвал это «дипластией». «Дипластия — это неврологический, или психический, присущий только человеку феномен отождест­вления двух элементов, которые одновременно абсолютно исключают друг друга. На языке физиологии высшей нервной деятельности это затянутая, стабилизиро­ванная ситуация «сшибки» двух противоположных нервных процессов, т.е. возбуж­дения и торможения.». Механизм, реализованный в художественной метафоре, прямо этому соответствует – обеспечивает тождественность нескольких значений в одном элементе («тоже, да не тоже»). Данный фактор, который вызывает нервный срыв на первой сигнальной системе, является нормой человеческого общения. На этом строится фундамент второй сигнальной системы. Вторую сигнальную систему выделяют не биологически детерминированные сигналы, а социально детерминированные символы. В концепции Б.Ф. Поршнева развитие человечества можно рассматривать как развитие депривации (норм, табу, запретов, правил, законов) и ее преодоления. На данном этапе можно выделить осознание обществом своей ограниченности в удовлетворении потребностей (те или иные проблемы) и преодоление этого состояния путем решения этих проблем (повышение плодородия почвы, освоение космоса). Вернемся к дипластии. «Дипластия под углом зрения физиологических процессов – это эмоция, под углом зрения логики – это абсурд». Б.Ф. Поршнев отрицает наличие эмоций у животных в строго научном смысле. Эмоция животного рассматривается как набор неадекватных рефлексов. Легкое слияние элементов у детей обусловлено тем, что каждый элемент представляет собой отдельную дипластию. Дипластии могут сливаться, если у них один элемент общий, в трипластию. Получается – два элемента взаимозаменяемы, но четко противопоставлены третьему.  Таких элементов может быть множество, что образует значение противопоставляемого элемента. «Дипластия — такая операция, где между двумя предметами или представлениями налицо 1) очевидное различие или независимое бытие и 2) сходство или слияние; если нет и того и другого хоть в какой-то степени — отождествление невозможно».

    Еще одним интересным замечанием является природа вещей, что они сформированные по принципу интердикции не имели прямого отношения к объекту, а означали нечто совершенно другое, как мы сейчас назовем «магическое». Следствием этого остались амулеты, обереги. Для человека доминанта в ультрапорадоксальном состоянии выноситься в мир вещей, за счет постоянно протекающей инверсии в речи. За счет этого возможно одновременное вмещение двух противоположных понятий.
    К сожалению, моих знаний на данный момент недостаточно, что бы понять или опровергнуть данную теорию. Поэтому я рассмотрю общие механизмы близкие к внушению.

    Говоря о внушении, мы имеем несколько социальных процессов объединенных одним механизмом. Обобщив и выделив этот механизм можно нащупать механизм внушения и исполнения этого внушения. Это процессы: стереотипизация; внутренняя или истинная конформность; эмоциональное заражение; эффект первого впечатления; эффект ореола; вера; влияние эмоций на память; внушаемость.

    • Стереотипизация – не только как «клеше», выделяющее группу, но и как механизм мышления и формирование установок.  Стереотипизация используется и появляется у человека на основе эмоциональной составляющей и используется так же. Редко осмысливается специально.
    • Внутренняя или истинная конформность – под действием эмоции, наверно, страха неприятия группой, «галлюцинаторное» изменение взглядов и приятие их на веру.
    • Эмоциональное заражение – здесь более тонкий процесс перенятия чужих эмоций. При том возможно, что человек творит свои эмоции и их столкновения порождают новые оттенки. Возможно навязывание своих состояний, трансового или гипнотического (глубокого) состояний.
    • Первое впечатление – в его основе действует какое-то близкое к остальным эмоциональное обобщение, которое формирует веру.
    • Эффект ореола – присоединение к положительному образу человека положительных качеств, а к неприятному отрицательных.
    • Вера – во что-либо, как свойство психики, имеющее под собой какой-то эмоциональный механизм или связанный с эмоциями.
    • Влияние эмоций на память – память как процесс пользующейся энергией эмоций. Более эмоциональные и значимые события на более долгое время запоминаются. Менее эмоциональная или менее значимая информация сокрыта за цепью ассоциаций. Можно сказать, что память посредствам эмоций присоединена к эмоционально насыщенному событию. Комплекс по З. Фрейду.
    • Внушаемость – перед тем как рассматривать само внушение, следует исследовать факторы его вызывающие.
    • Внушение – как последовательность эмоциональных связок, запускающее цепной процесс эмоционального связывания. Обратной ассоциации – не когда одни образы вызывают другие, а когда они начинают возбуждать и присоединять новые звенья.

    В основе этих процессов может лежать что-то детское, ярко выраженное на этапе детства. В 3 года происходит первичное формирование самосознания.  До пубертатного возраста ребенок легко внушаем.  В пубертатном возрасте альфа-ритм полностью соответствует, альфа-ритму взрослого. Альфа-ритм связывают с творчеством, интуицией и гипнотическими состояниями.
    Рассмотрим подробно все пункты.
    Стереотипизация – образование стереотипов. Понятие стереотип первым описал Уолтер Липпман. У. Липпман определял стереотип, как упорядоченные, схематичные детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права.
    Стереотипы исследовало как западное направление, так и отечественное в лице павловской школы физиологии. Общим для обоих направлений является то, что стереотип представляется как слепок отдельных наиболее ярких качеств реальности для приспособления к многообразию. Какие это качества не важно, главное, чтобы они были существенными. У социальных стереотипов выделяют также функции защиты «образа Я» и образа группы. Возможно, поэтому стереотипы так хорошо передаются. Помимо роли категоризации они играю защитную роль, смысл стереотипа используется не для осмысления или изменения значения стереотипа, а для личной выгоды. Тем самым получаем прямое подкрепление, а, следовательно, стереотип сохраниться пока не войдет в конфликт с более значимым стимулом.  В основе формирования стереотипов лежит несколько когнитивных процессов.
    Категоризация.
    Категоризация — «психический процесс отнесения единичного объекта, события, переживания к некоторому классу, в качестве которого могут выступать вербальные и невербальные значения, символы, сенсорные и перцептивные эталоны, социальные стереотипы, стереотипы поведения и т. п.» [32]. Если вспомнить Ж. Пиаже, и формирование понятий у детей, то ребенок изначально мыслит одной категорией.  Вспомним опыт с водой и разными по форме стаканами. Из широкого стакана переливают воду в высокий и узкий стакан, и спрашивают: «В каком стакане воды больше?». На данном этапе для ребенка больше означает высота, и нет понятия объема.  Только в дальнейшем формируется понятие количества, включающее в себя все параметры. Объяснения данного механизма мышления один из самых трудных моментов. Зачем человеку надо все обобщать и выделять ОДИН существенный признак? (Один, так как сначала это самый эмоциональный, в дальнейшем связка признаков, формулирующая закон) Б.Ф. Поршнев объясняет это первостепенностью понятия «они». Категоризацию еще можно описать как индукционное или подобное, оно же первобытное, мышление, когда на основе одного наблюдения оно экстраполируется на другие похожие. Без этой операции мышление человека не было бы таким полным, но эта операция без проверки таит в себе ошибочность суждения. Таит в себе ошибочность, так как порой не учитывает всех компонентов, а сразу переходит к обобщению.
    Схематизация – выработка схем поведения на типичные ситуации. Как видно это следующий уровень категоризации только вместо приписывания качеств формируется схема поведения.
    Каузальная атрибуция – «интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей» [32].  Людям свойственно объяснять поведение других, так как это снижает тревожность. Не только людям свойственно исследовать незнакомые новые объекты.
    При формировании стереотипа очень важна эмоциональная составляющая: если человека укусила собака, он какое-то время будет опасаться всех собак. Этот признак, то, что это собака, будет для него наиболее значимым.
    Внутренняя или истинная конформность – «действительное преобразование индивидуальных установок в результате внутреннего принятия позиции окружающих, оцениваемой как более обоснованная и объективная, чем собственная точка зрения». Сам этот феномен можно отнести к внушению. Еще один интересный факт, исследованный А.М. Свядощ, при исследовании добавочной информации внушения, что если несколько человек говорят неуверенным голосом, конформность не проявляется.
    Эмоциональное заражение – «тенденция к автоматическому подражанию и синхронизации выражений лиц, голосовых реакций, телесных поз и движений с выражениями лица, голосовыми реакциями, позами и движениями др. чел., приводящая к сближению с ним в эмоциональном отношении».  (Хэтфилд Э.) Этот процесс используется и в эриксоновском гипнозе и в НЛП практиках, называется подстройкой. Возможно, через этот канал восприятия можно влиять на психику человека.  Эриксоновская школа говорит об особом состоянии транса терапевта.  Экстрасенсорные способности могут существовать на этой грани: как особое состояние вызывающее сильную внушаемость. Но это не исследованные феномены.
    Первое впечатление – формируется в первые секунды встречи и влияет на все дальнейшее общение. К сожалению, пока я не нашел исследований на тему как оно формируется. Есть исследования о большой инертности изменения первого впечатления, относительно первоначального контекста: формального или неформального. Возможно, здесь существенную роль играют эмоции, возникающие при первой встрече и которые сложно меняются в дальнейшем. А образы подкрепляются эмоциями.
    Эффект ореола – этот эффект можно рассматривать как следствие крайности индукционного мышления: если часть его хороша, то и он весь хороший. Или плохой, по аналогии.
    Вера. Вики словарь дает такое определение: иррациональное чувство, внутренняя уверенность в чём-либо без опоры на факты или логику. Словарь Ярошевского ориентирован на религиозную веру. Я хочу подчеркнуть, что вера в какой-то степени свойственна и научному знанию, а именно при построении теорий и гипотез, нуждающихся в проверке. Даже математика имеет в своем арсенале нестрогие методы, которые не учитывают всех фактов, а лишь говорят о возможности. Это теория вероятности и математическая статистика. Это методы, которые не могут дать полной уверенности как законы механической физики. Данные методы дают лишь степень вероятности, как правило, отличную от единицы. При проверке теории на практике наука имеет всегда некую погрешность, которая служит для коррекции теории. Поэтому под верой я понимаю некое предположение, пока еще не проверенное реальностью. А в более широком смысле еще не встретившееся с реальностью.  Теорией познания занимается гносеология. В основе теории познания лежит схема, что мы предполагаем что-то истинным и подтверждаем это только по средствам опытной проверки.  Но есть выводы, пока не поддающиеся опытной проверке. Следовательно, они остаются истинными в предположении и не опровергнутыми. Эти предположения можно назвать рациональной верой. Если отрекаться и считать это не верным, значит не приобретать новые знания.  Процесс познания представляется мне как процесс постоянной коррекции старого опыта. Если выделить человека из социума, то он представляется беззащитным не только как животное, но и представляется бедным в средствах познания реальности. Научное познание опирается всегда на познание другого индивида и его авторитет в научном сообществе. При этом теория авторитета считается истинной, пока не будет опровергнута или частично опровергнута и скорректирована. При этом воспринимая социальный опыт приходиться считать его истинным, пока не достигнут определенный уровень его проверки. А проверка возможна собственным опытом или опытом авторитета. Верить авторитету диктует общественность, по средством, группового давления, и невозможность проверки всего. И у человека нет необходимости все проверять пока система его личных знаний обеспечивает его биологическую стабильность. Можно этот феномен описать с чисто биологической позиции, что человек принимает данные как опыт, который он использует в качестве средства. И только если средство не работает или работает недостаточно эффективно, вынужден, производить какие-то действия.
    Вера и внушение в данном случае обеспечивают социализацию и коррекцию знаний. В психологии можно выделить «эффект Барнума». Американец Финеаса Барнума первым заметил это странное явление. «Эффект Барнума» заключается в том, что человек склонен принимать на свой счет общие, расплывчатые, банальные утверждения, если ему говорят, что они получены в результате изучения каких-то непонятных ему фактов.  Данный эффект еще называется эффектом Бертрама Форера. Бертрам Форер в 1948 году провел эксперимент над своими студентами. После предварительного тестирования преподаватель раздал студентам один и тот же текст, взятый из гороскопа. И попросил определить, насколько он соответствует их представлению о себе, по пяти бальной шкале.  Средняя оценка была 4,26. Основными факторами, влияющими на принятие текста, являются:   

    • Субъект убеждён, что описание применимо только к нему.
    • Расплывчатость характеристики делает её применимой практически к любому человеку.
    • Субъект убеждён в авторитетности сформулировавшего описание.
    • В описании преимущественно присутствуют позитивные характеристики.

    На данном эффекте основаны и предсказания. Они воспринимаются как формулы, в которые, подставив факты, получаем сходство. Предсказание Нострадамуса «Скоро земля содрогнётся», сегодня относят к землетрясению в Японии.

    Внушаемость
    Внушаемость — это своеобразное свойство психики человека, позволяющее ему воспринимать информацию без критической её оценки. Здесь разделим гипнабельность и внушаемость. По данным практических исследований наибольшая внушаемость проявляется чаще при неглубоких гипнотических состояниях. [24] Из данных наблюдений можно сделать вывод, что теория И.П. Павлова о подпороговых раздражителях не корректна. Что интересно об этом говорил еще В.М. Бехтерев (Роль внушения в общественной жизни — речь В. М. Бехтерева 18 декабря 1897 г.) до объяснения этого феномена И.П. Павловым. А. Т. Филатова были выявлены следующие различия внушаемости. У детей лучше проходят внушения на мимические мышцы, а у взрослых на мышцы рук. Это связано с кортикализацией. Внушение напрямую коррелирует с кортикализацией.  Так же внушение наиболее действенно на зоны физиологических или патологических доминант.  Внушения лучше проявляются в ампутированных конечностях. Внушения могут реализовываться хорошо, трудно, вообще не реализовываться и реализовываться обратным образом.
    И. Вельвовский в 1984 г. определил антисуггестивный барьер, как установку препятствующую внушению. Этот барьер зависит от возможности проверить истинность внушаемого, если проверить невозможно или объективных критериев, или знаний недостаточно, то контрвнушаемость снижается.
    Кандыба выделяет следующие факторы, способствующие суггестии:

    1. Организационные — поза, предсуггестия, отсутствие помех и др.
    2. Действующие на первую сигнальную систему — музыка, пассы руками, освещение, метроном, запахи и др.
    3. Действующие на вторую сигнальную систему — словесное внушение сонливости и сна, счет до 10, суггестивные и лечебные тексты, педагогическая коррекция, кодирование, постсуггестия и др.
    4. Психофизиологические факторы — мышечное расслабление, психологический покой и отсутствие посторонних мыслей, концентрация внимания на словах гипнотизера, дыхательные упражнения и др.
    5. Установление суггестивного контакта (раппорта) с гипнотиком и перевод его внимания, ощущение отдельных частей своего тела и др.
    6. Фармакологические (психоделические) — применение специальных фармакологических препаратов, тормозящих активность коры головного мозга гипнотика и вызывающих пассивность, сонливость и сон,
    7. Наркотические — применение наркотиков (ЛСД и др.) для вызывания наркогипноза.
    8. Отравляющие — применение алкоголя, ядов, токсинов и др. для вызывания состояния оглушенности, торможения, «кайфа» и т. п.
    9. Эмоциональные — действующие на эмоции факторы: религиозные, экстатические, через произведения искусства и т. д.
      Особо важным фактором является преднастройка – ожидание, основанное на личном опыте, знаниях, вере и т.п [16].

    Э. Куэ отмечал, что если те, кто сильно внушаем, противятся внушению, то внушение не удается. Из этого он заключает, что нет внушения, а есть только самовнушение. На мой взгляд – внушение социальный процесс и возможно происходит конкуренция разных внушений, разной эмоциональной значимости.
    Так же отмечают повышенную внушаемость детей до 12 лет, женщин, переживающих длительную депривацию. Внушаемость отмечают в состоянии стресса, утомления, расслабления. В состоянии тревоги внушаемость снижена. Люди с аналитическим, логическим и синтетическим складом ума менее внушаемы. [41] Учитывая исследования Э. Куэ, то можно предположить, что внушаемость зависит напрямую от системы установок и навыков индивида. В той или иной мере текущие состояния могут быть следствием ранее внушенных установок.

    Внушение
    Гончаров Г.А., как и многие другие считают, что одним из главных критериев внушения и гипнотического мышления является эмоциональное воображение. [12, 41] Как подмечает Л.С. Выготский реалистичное мышление, и воображение тесно связаны и оба могут быть очень эмоциональны. «Существенным для воображения является направление сознания, заключающееся в отходе от действительности в известную относительно автономную деятельность сознания, которая отличается от непосредственного познания действительности».  Значит, транс вызывает не эмоциональность. Эмоциональность может вызвать замешательство при столкновении эмоций и вызвать транс, но это другой способ. По Л.С. Выготскому само воображение отводит от действительности, если с действительностью не взаимодействует.  И, предположим, перемещает индивида во внутреннюю реальность внутренних смыслов. Имеем два параллельных процесса познания реальности: чувственный иди действенный и посредствам воображения. Притом, что воображение является более высоким процессом, который при определенных обстоятельствах (стресс, потрясение, шок) может перекрыть реальность происходящего, то есть ту информацию, которая поступает от органов чувств. За счет воображения человек может творить и изобретать новое в реальности, но вначале до проверки реальностью это должно стать внутренне реальным. Тем самым получается, что мы имеем внутреннюю реальность, как установки, представления, смыслы, и внешнюю, как средство реализации внутренних установок. Дети, познавая реальность, формируют на основе ее внутреннее пространство психики, оперируя с которым получают новые элементы реальности. Мы имеем два взаимонаправленных процесса восприятия, как формирование внутренних представлений и творчество нового в реальности. Но между ними имеем еще два связывающие воображаемое с реальным. Один из них направлен на смешивание внутренних представлений по внутренним законам и производство внутренне нового, а второй направлен на проверку соответствия внутреннего с реальным и коррекцию внутреннего. Я искусственно разделил эти процессы, так как в реальности они идут одновременно. И часто человек сам не знает, что реальность, а что его внутренний вымысел, пока внутреннее не столкнется с внешним противоречием. В патологии, когда реальность не оказывает своего корректирующего действия на внутренний мир, внутренний мир может подменять внешний. 
    Для разбора гипнотических внушений мною была взята эриксоновская модель гипноза. Так как эта практика отражает постепенность процесса и одновременно отражает социальную природу внушения. В ней используются повседневные методы общения людей между собой. Есть много споров и разграничений эриксоновского и клинического гипноза. В этом случае я сошлюсь на авторитета гипнологии – А. Вейзенхоффера. В 1992 г. на конференции, посвященной Эриксоновскому гипнозу и психотерапии, выступил один из наиболее авторитетных старейшин американской гипнологии А. Вейзенхоффер. Его темой было «Эриксон и единство гипнотизма». А. Вейзенхоффер считает доктрину Бернгейма фундаментом гипнотизма XX столетия. Доктрина включает следующие положения.

    1. Суггестия является ведущим агентом, определяющим все гипнотические феномены, включая гипноз, т. е. внушенный сон.
    2. Гипноз, как внушенный сон, есть разновидность сна.
    3. Гипноз не порождает суггестию, но усиливает ее.
    4. В целом любые состояния, усиливающие внушаемость, являются составляющими состояния гипноза.
    5. Гипноз, как состояние сна, характеризуется глубиной, и внушаемость проявляет последнюю.
    6. Внушаемость проявляется посредством целостного поведенческого класса признаков, которые могут быть отнесены к «автоматизмам» и являются по своей природе рефлексами.
    7. «Идеомоторное действие», являющееся рефлекторной трансформацией мысли в действие, есть ведущий автоматизм, лежащий в основе всех внушенных явлений.
    8. Все автоматизмы выражают «внутренний психизм», противостоящий «внешнему психизму», являющийся фокусом всего сознания, произвольных актов.
    9. Все гипнотическое поведение принадлежит к области нормального поведения, нормальной психологии.

    Позже И. Бернгейм определял гипноз как индукцию специфического физического состояния, повышающего внушаемость.
    И. Бернгейм предпринял несколько попыток дать определение внушения. В 1886 г. он утверждал, что внушение есть напряженное влияние идеи, которая была внушена и воспринята умом. В 1903 г., что все идеи воспринимаются мозгом посредством внушений. Все внушения имеют тенденции становиться действиями, проявлять себя. Бернгейм не был первым, кто связывал явление гипноза с внушением. В числе его предшественников А. Вейзенхоффер называет Фариа, Брейда, Филипса. В концепции идеомоторного действия в ответ на внушение Бернгейм также не оригинален. Его предшественниками являются Карпентер, Брейд, Шеврил.
    Как видно из доклада, А. Вейзенхоффер считает, что Эриксон лишь объединил те методы, которые практиковались и до него в обычном гипнозе. Поэтому можно рассматривать набор техник Эриксона как сумму гипнотических приемов.
    При введении в гипнотический транс используется несколько методик. Сама распространенная это фиксация внимания, когда гипнотизируемый фиксирует внимание на чем-то и слушает голос гипнотизера. Как описывают этот процесс многие авторы – происходит утомление внимания и переход в состояния сна (активного воображения) с формированием рапорта на голос. Голосом может управляться поток воображения. В данном процессе гипнотизируемый сотрудничает с гипнотизером, имеет положительный настрой на этот процесс, верит, что ему это поможет, чувствует себя в безопасности. Этот процесс можно объяснить, как утомление контроля внимания, так у детей внимание постоянно перемещается, в данном состоянии внимание перемещается во внутреннюю сферу и переходит в сон. Есть народные методы засыпания – подсчет овец, примерно, то же самое. На самом деле внушение утомлением вниманием объяснить сложнее и нужны определенные физиологические исследования. Поэтому, единственная, моя корректива в этом, что происходит прорыв воображения, после долгой концентрации. Воображение активно преобразует внутренние параметры под слова гипнотизера. В данном случае слова гипнотизера являются корректором внутренних смыслов. И являются единственным доступным на данный момент источником информации. Как пишет несколько авторов, внушаемость повышается после изоляции, в условиях недостаточности информации.
    Второй метод внушения – замешательство, когда ожидания человека серьезно не соответствуют реальности. Возможно, в обычном поведении действуют стереотипы, которые сами по себе является внутренними смыслами и на перестройку внутреннего смысла нужно время и ресурс сознания. Поэтому в данный момент активной коррекции внутренних смыслов можно подхватить направление их коррекции.
    Следующий способ насыщения или перегрузка информацией. Если вначале еще человек может воспринимать и корректировать внутреннюю реальность относительно новой информации, то с течением времени новых вводных становится слишком много. Скорость преобразования внутреннего не успевает за скоростью новых данных. Если человек пытается это понять — он уходит полностью в перестройку внутренних смыслов, теряя даже новые данные. В данном случае присутствует противоречие между тем, что надо слушать и неудобно уйти. При этом основной техникой углубления транса используются обобщающие слова, когда вместо них можно подставить синонимы из своего опыта. Например, «вы берете инструмент», человек представляет молоток или отвертку, но что-то конкретное.  Таким образом, снимается барьер недоверия, так как получается, что гипнотизер ничему не противоречит.
    Есть еще метод счетом, но считать можно по-разному. Как правило, цель счета перевести человека в состояние коррекции внутренних смыслов. Учитывая, что числа сами по себе абстрактны и когда ни к чему не привязаны, являются средствами отражения внутренней реальности. То есть целью всех техник гипноза заключается перевод внимания на внутреннее содержание сознания.
    Внушения прямые могут не восприниматься, так как могут вызвать сопротивление или неготовность гипнотика. Возможно, голос гипнотизера и свой собственный отождествляются. Большинство мыслей внутренних фраз – это внешние фразы, которые кто-то сказал или человек прочитал. Большинство поведения формируется словами, особенно хорошо влияют слова на новое поведение. Гальперин при формировании навыка предлагает двукратное словесное сопровождение. Вся деятельность, кроме автоматической, часто сопровождается словами. Когда человек обдумывает какую-то мысль, чаще всего он подкрепляет ее внутренне вербально. Можно сделать вывод, что изменение внутренних смыслов происходит с не малой долей участия слов. И все развитие с ранних лет приучает контролю деятельности, внимания с помощью слова. Мы так же можем корректировать и сами слова и менять их смысл. Какие процессы происходят при этом в нервной системе, пока остается загадкой. Если брать в рассмотрение теорию Б.Ф. Поршнева, то большая часть нашего поведения — это усвоенное управление нашим поведением другими и на этой основе мы можем уже сами являться субъектами нашего сознания.  Эриксоном выделена «последовательность приятия» когда формируется установка на положительный ответ.  Серия вопросов, ответ на которые положителен, приводят к предрасположенности положительного ответа на следующий вопрос. Это можно объяснить через контрастную иллюзию в установке Узнадзе, но сам этот эффект не объяснен. Известно лишь, что после серии опытов с разными по весу или объему шарами, одинаковые шары продолжают восприниматься как в предыдущих опытах. Возможно, это связано с формированием и использованием в мышлении стереотипов.
    М. Эриксону [23, 36] принадлежит способ внушения импликацией, когда констатируется факт того что произойдет, через возможность. Например, «как только вы поймете, вы тут же это сделаете». Это больше похоже не на внушение, а на манипуляцию – игру словами. В этом утверждении не дается права не понять. С другой стороны рано или поздно все можно понять. За человеком остается выбор только делать это или не делать. Но если нет серьезных установок на пути к действию – человек это сделает. Тут за счет какого-то механизма происходит слияние истинности первого утверждения со вторым. Возможно, это можно объяснить через концепцию дипластии Б.Ф. Поршнева, но пока мне это не под силу.
    Подразумеваемое указание – состоит из трех компонентов:

    • Введение, связанное со временем;
    • Подразумеваемое указание на нечто, что проис­ходит внутри клиента;
    • Поведенческая реакция, сигнализирующая о том, что подразумеваемое указание выполнено.

    Стивен Гиллиген классифицировал вопросы, которые задает гипнотизер. Вопросы могут вызывать из памяти целые психические процессы, например трансовое состояние, можно вызвать даже глубокий гипноз, если человек испытывал это состояние и чувствует себя сейчас в безопасности.  Вопросы основываются на вызове проверки способностей или провокации самопроверки. «Можете ли Вы?» «Когда у Вас был самый глубокий транс?» Данные вопросы заставляют человека обратиться к своей памяти. Снова испытать те состояния. Другие вопросы и либо это альтернативные, либо на проверку способностей (Можете ли вы зафиксировать внимание на точке).
    Возможно так же использование отрицания как внушения. «Не думайте о белой обезьяне». По Б.Ф. Поршневу видимо отрицание как операция логики произошла позже, поэтому для того чтобы не делать надо сначала это сделать.
    Подкрепление и приятие. Метод предполагает перенос положительной эмоции на весь контекст: «Сегодня замечательный вечер, пойдем на рыбалку!» или «Можете продолжать, вы хорошо поработали».
    Контингентные (непрерывные) внушения – присоединение внушения к какому-то процессу, который будет происходить.  «Вы дышите и с каждым выдохом Вы расслабляетесь».
    Трюизмы или банальности – утверждения, к которым человек присоединяется, так как не может опровергнуть. Например, пословицы и поговорки.  «Без труда не выловишь и рыбку из пруда». Например, чтобы поднять человеку настроение: «Мы все замечали, как кто-то улыбается своим мыслям, и часто улыбались в ответ на их улыбку».  Вызывается из памяти приятное состояние.
    Внушения, связанные со временем могут быть отложенными на неопределенный срок.
    Открытое внушение – говориться, что что-то произойдет, но не говориться что именно.  «Ваше бессознательное может гармонизировать… все то, что должно быть гармонизировано».
    Метафора как способ воздействия используется и в литературе. До появления романов и литературы основную долю рассказов представляли метафорические рассказы. Слово метафора образованна из двух греческих корней: «мета» означает «через», а «форе» — «переносить».  В эриксоновском гипнозе используется как рассказ близкий к ситуации клиента с расчетом на то, что этот рассказ и не про клиента, но клиент увидит черты своей ситуации в рассказе. Эриксон говорит, что метафора может сработать очень нескоро, это инструмент длительного действия.
    Как отмечают практики гипноза, важным моментом гипноза является специфической транс самого терапевта. Как говорит М.  Эриксон [23,36]: «Если у клиента нет признаков транса – ведите себя так, как будто клиент в трансе». Гипнотизер должен быть уверен в себе и в удачности внушения. Возможно, это связано напрямую с эмоциональным заражением и комплекс эмоций гипнотизера (транс гипнотизера) посредствам подражания передается клиенту.
    Как пишет Р.Д. Тукаев [38] обычный гипноз и эриксоновский разделен из-за того, что эриксоновцы считают метод клинического гипноза слишком авторитарным и резким. На самом деле в науке эриксоновский гипноз и клинический отождествлены.  Эриксоновский гипноз отличает постепенность и плавность вхождения в транс, которая обнажает механизмы внушения при обычном человеческом общении. По описанным техникам наведения транса и внушения можно заметить, что в основе лежат слова и понятия крайне неконкретные, можно сказать, что смысл, которых полностью не определен. Эти слова всегда являются обобщениями, например, бессознательное, ресурсы. Возможно, из-за такой неконкретности и обобщенности мозг и работает в правополушарном режиме, так как не может создать четких логических последовательностей или выделить что-то конкретное, что делает преимущественно левое полушарие.  Заглянул в бинарную логику – логика на то и бинарная, что оперирует двумя противоположными значениями. А когда у элемента может быть много значений – бинарная логика перестает работать и работает иная более древняя операция мышления.  Или если вероятность промежуточного события больше, то есть синтез позиций, чем их изолированность друг от друга, то логика не работает в чистом виде. Белое и черное не исключают друг друга, если это краски и их композиция дает серый цвет, в этом примере нет логики? А есть либо опыт, либо творческий синтез. Логика оперирует понятиями истина и ложь. В случае с внушением истинна это правда, удовольствие, безопасность, как биологически значимая правда. При верной информации животное сохраняет силы, жизнь, получает удовольствие. Ложь совершенно противоположное – связанное с избеганием, опасностью, не собственной пользой. Можно обозначить в нервных процессах истину как подкрепление, удовольствие, желание повтора. Ложь как торможение, избегание, отрицательное подкрепление. Из биологической ситуации следует, что законы логики будут действовать, если истина и ложь, а, следовательно, и логические операции касаются одного объекта и только его, с одним значением, максимально конкретизированным. Но при многозначности и размытости, получается, что все истинно. Двум процессам исключающим друг друга негде встретиться. В такой ситуации внутренняя нацеленность на удовольствие начинает подкреплять внушения гипнотизера. Если положительной направленности нет, то животное не выживет. Получается, что чем не опытнее организм, тем проще ему внушить что-либо. Пока не произойдет столкновение с объективной реальностью, которая заставит дифференцировать внутреннюю информацию.
    Внушение и состояние гипноза так же объясняют с помощью установки по Узнадзе. [40] Но не достаточно исследованы механизмы возникновения установки. И возможно внушение само по себе, опираясь на другие установки, само формирует установку.
    Психологические установки имеют следующие характеристики:

    1. Возбудимость фиксированной установки (сколько требуется повторений, чтобы возникла установка).
    2. Прочность фиксированной установки.
    3. Вариабельность установки (в разные дни может потребоваться различное число повторений для выработки одной и той же установки).

    Любое поведение человека разбивается на операции, которые помогают достигнуть ему заданную цель. Таким образом, появляются операциональные установки, которые в обычной жизни действуют в стандартных для человека ситуациях, определяя привычный характер поведения. Например, контролер трамвая в течение рабочего дня выполнял одни и те же действия, проверял билеты. Если вместо билета ему протянуть цветную бумажку, на время он замешкается, так как произойдет сбой сенсорной системы восприятия. Таким образом, нормы оценок и отношений в течение повторяющихся действий внедряются в сознание и, выступая в форме отвечающих стандартному кругу условий операциональных установок, руководят человеком в повседневной жизни, избавляя от необходимости всякий раз решать какие необходимо совершить действия. [16]. Таким образом, академик Д.Н. Узнадзе показал, что бессознательное психики состоит из множества установок. При этом необходимо помнить, что, несмотря на то, что все установки (первичная, целевая, импульсивная, смысловая и операциональная) находятся во взаимодействии и взаимовлиянии друг на друга, преимущество более давних установок все же более заметно.
    Внушаемость и гипнабельность человека зависят от психологических установок. Возникновение неосознаваемой психологической установки на внушаемость оказывает влияние на гипнабельность. Под влиянием положительной установки на внушение бессознательно срабатывает механизм, исключающее поведение, противоречащее этой установке. Таким образом, отпадает последний сдерживающий мотив, осуществляющий контроль над поведением, и наступает гипнотическое состояние, при котором словесная информация, поступаемая от гипнотизера, воспринимается без критики сознания [16].

     

    1.4 Нейропсихологические механизмы.

    Большинство авторов ссылаются на труды И.П. Павлова. И.П. Павлов отмечает, что внушение обусловлено торможением коры и возникновением парадоксального состояния, когда слабые импульсы от слов гипнотизера действуют сильнее, чем внешние раздражители. Как показано выше эта теория противоречит практике, так как углубление гипнотического состояния, часто приводит к понижению внушаемости. Но все равно еще необходимы дальнейшие исследования, так как может оказаться, что для восприятия речи должны быть задействованы зоны, отделяющие шумовые факторы.
    Вторая нейрофизиологическая теория гипнотизма и внушения опирается на правополушарную асимметрию ЭЭГ. Согласно этой теории правое полушарие отвечает за образное мышление, целостное восприятие, иррациональность, а левое за логику, последовательность, речь. Однако согласно данным В.С. Ротенберга [24, 35] данные о работе правого полушария достаточно спорны. Интересен факт, что функция речи развита в правом полушарии на уровне дошкольника. К этому можно вспомнить догадки Б.Ф. Поршнева о том, что механизм суггестии формировался поочередно в полушариях.
    Сам механизм исполнения внушений и вообще всей сознательной деятельности и деятельности выполнения инструкций, заданий, приказов приписывают деятельности лобных долей мозга. Исследования фМРТ университета Женевы показали, что в состоянии гипноза изменяется активность зон отвечающих за внимание, память и контроль выполнения задач [7].

     

    Выводы

    На данный момент внушение является феноменом, так как процесс его возникновения малоизучен. Но данные, полученные из литературы поэтому, и смежным вопросам, дают основания полагать, что внушаемость обусловлена не только биологическими, наследственными причинами. Не малое влияния оказывает склад мышления. Это дает право полагать, что альтернативный взгляд Б.Ф. Поршнева [31] дает огромный простор к изучению внушаемости как социального механизма. Со своей стороны, я предполагаю наличие особенностей познавательного процесса в процессе внушения. Сама основа внушения должна скрываться в развитии мышления, внимания, памяти и эмоций, и взаимодействия всех этих процессов. Особенно интересным в этом процессе является исследование дологического мышления и нейрофизиологических процессов с ним связанных. Оно же явление дипластии по Б.Ф. Поршневу [31]. Возможно, в течение жизни формируются внушения разной «глубины». И более «глубокие» внушения оказывают влияние на жизнь и поведение.

     

    Заключение

    Данная работа показывает недостаточность разносторонности исследований. Большинство исследований по внушению рождены в практическом подходе терапевтов. Данный проведенный анализ показывает, что феномен внушения намного шире взаимодействия клиента и терапевта. Феномен внушения тесно связан с другими социальными, малоизученными, феноменами. На данном этапе изучения феномена внушения нельзя применять внушение массово в процессе обучения, так как последствия могут быть непредсказуемы. В данной работе было сделано предположение, что в основе внушения лежат механизмы мышления. Для полного понимания феномена внушения следует изучить формирование процессов мышления и сами эти процессы. В связи с развитием процессов памяти, внимания и аффективной сферы. Так же следует провести сопоставление с патологическими случаями этих процессов у детей и взрослых. Большую перспективу дают магнитно-резонансные томографические исследования этих процессов.

     

    Литература

    1. Словарь / Под. Ред. М.Ю. Кондратьева // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. – М.: ПЕР СЭ, 2006. – 176 с.
    2. Агеев В. С.: Психологическое исследование социальных стереотипов.  Журнал “Вопросы психологии” 86’1 с.95
    3. Андреева Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. – М.: АСПЕКТ-ПРЕСС, 1999
    4. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: “Медиум”, 1995. – 323 с.
    5. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – М.: ЭКСМО-Пресс, 2003.
    6. Бехтерев В. М. «Внушение и его роль в общественной жизни». – СПб.: Питер, 2001.
    7. Влияние гипноза на мозг. Журнал «Дом солнца» http://www.sunhome.ru/journal/121015
    8. Возрастная динамика изменений ЭЭГ в норме http://www.neuronet.ru/educ/100/met/eeg2.html
    9. Волков Е. Н. Вначале было не слово — началом была суггестия, Нижегородский госуниверситет им. Н. И. Лобачевского, статья.
    10. Выготский Л. С. «Мышление и речь». – Собр. Соч.: В 6 т. – М .: 1983.
    11. Выготский Л.С. Лекции по психологии. – СПб.: Союз, 1997. – 144 с.
    12. Гончаров Г.А. Энциклопедия гипноза. Феникс, 2004. – 256 с.
    13. Гримак Л. П. «Моделирование состояний человека в гипнозе». – М.: 1978.
    14. Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние — СПб.: Питер, 2001. – 448 с.
    15. Ильин Е.П.  Психология общения и межличностных отношений. – СПб.: Питер, 2009 г.
    16. Кандыба В.М. Основы гипнологии: Основы психофизиологии. – СПб. 1999. – С. 511
    17. Когнитивная психология. Учебник для вузов / Под ред. В. Н. Дружинина, Д. В. Ушакова – М.: ПЕР СЭ, 2002 – 480 с.
    18. Кон И.С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) / И.С. Кон // Новый мир. – 1966. – № 9.
    19. Кондрашов В. В. Всё о гипнозе. – Ростов-на-Дону: “Феникс”, 1998.
    20. Липецкий М. Л. Внушение и мы. – М.: Знание, 1983. — 96 с.
    21. Майерс Д. Социальная психология. – 7-е изд. – СПб.: Питер, 2009. — 794 с.
    22. Мелетинский Е.М.  От мифа к литературе. М.: РГГУ, 2000
    23. Милтон Эриксон, Эрнест Росси, Шейла Росси ГИПНОТИЧЕСКИЕ РЕАЛЬНОСТИ Издательство: «Класс»,  1999
    24. Михайлов Б. В., Сердюк А. И., Федосеев В. А. Психотерапия в общесоматической медицине: Клиническое руководство / Под общ. ред. Б. В. Михайлова. – Харьков: Прапор, 2002. – 128 с.
    25. Монахова И. А.Учебник гипноза. Как уметь внушать и противостоять внушению. Москва, РИПОЛ классик, 2010
    26. Мышляев С.Ю. Гипноз. Личное влияние? ТОО «Братство», 1994.
    27. Новости этологии http://ethology.ru
    28. Ольшанский Д.В. Психология масс. – СПб.: Питер, 2001. – 368 с
    29. Папуш М. ПСИХОТЕХНИКА ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ВЫБОРА М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2001
    30. Поршнев Б.Ф. Контрсуггестия и история «История и психология» М., «Мысль», 1972.
    31. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. Проблемы палеопсихологии под ред. О. Вите – СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 2007
    32. Психология. Словарь. / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – 2-е изд. – М., 1990.
    33. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация: Уроки социальной психологии Аспект Пресс, Москва 1999
    34. Ротенберг В.С. Психологические статьи на официальном сайте. http://www.rjews.net/v_rotenberg/psychological-articles.html
    35. Ротенберг В.С. Сновидения, гипноз и деятельность мозга. Центр Гуманитарной Литературы `РОН, 2001 г.
    36. Сайт, посвященный Милтону Эриксону http://www.miltonerickson.ru/
    37. Сорокин Ю.А. Стереотип, штамп, клише: К проблеме определения понятий / Сорокин Ю.А. // Общение: Теоретические и прагматические проблемы. — М., 1998.
    38. Тукаев Р.Д. Гипноз. Механизмы и методы клинической гипнотерапии — М.: 000 «Медицинское информационное агентство», 2006. — 448 с
    39. Тукаев Р.Д. Интегративная теория гипноза и гипнотерапии в контексте современной теоретической гипнологии. Московский НИИ психиатрии Минздрава России. Статья.
    40. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы исследования установки / Д.Н. Узнадзе // Психологические исследования. – М., 1966.
    41. Хип М., Драйден У. Гипнотерапия. – СПб.: Питер, 2001.
    42. Хэтфилд Э. (2003) Эмоциональное заражение // Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. СПб.: Питер, 2006 г.
    43. Черепанова И.Ю. Заговор народа: Как создать сильный политический текст. КСП+, 2002. – 464 с.
    44. Шварц И. Е. «Внушение в педагогическом процессе». – Пермь: 1971.
    45. Шейнов В.П. Скрытое управление человеком (психологи манипулирования). – М.: ООО «Издательство АСТ», Мн.: Харвест, 2001. – – 848 с.
    46. Шерток Л. Гипноз: Пер. с франц. — М: Медицина, 1992, 224 с.
    47. Эриксон М. Мой голос останется с Вами: Авторский сборник»: XXI век; 1995
    48. Юрова И.В. Условия и функции конструктивного использования суггестии в образовании // Теоретический журнал «Credo new» – СПб., 2007. – №2. –  С. 18-22.
    49. Ярошевский М.Г.  Охлотелесуггестия журнал «Вопросы психологии»  № 3 1994

    Внушаемость. Все виды манипуляций и методы их обезвреживания

    Внушаемость

    Внушаемость – это степень восприимчивости человека к внушению, готовность принять точку зрения другого (в том числе в ущерб своим интересам). Считается, что легче всего поддаются внушению люди, неуверенные в себе, тревожные и впечатлительные. Они сомневаются в том, что поступают правильно, и с удовольствием готовы передать ответственность кому-то другому.

    Наиболее внушаемы дети, и это понятно: критическое мышление у них не развито, они не знают, как устроен мир, и должны принимать на веру слова взрослых и выполнять их указания.

    Принято считать, что в среднем женщины более внушаемы, чем мужчины. Однако внушаемость – переменный фактор, она зависит от психофизиологического состояния человека. Если он крайне утомлен, сильно возбужден, испытывает сильный стресс или находится в состоянии транса, он наиболее восприимчив к внушениям. Вместе с тем, есть и врожденные факторы, определяющие то, насколько человек внушаем, это связано с силой/слабостью нервной системы и склонностью к неврозам.

    Если вы попробуете найти доступ к отчетам о том, насколько эффективны (согласно экспериментам и тестам) те или иные лекарственные средства, вы увидите, что их эффективность оценивается по сравнению с плацебо, то есть с пустышками, не содержащими ничего. Даже небольшой перевес в пользу лекарства свидетельствует о том, что оно действует. Но дело в том, что очень часто пациенту помогает и плацебо. В этих случаях пациент буквально излечивает себя сам, ему помогает самовнушение.

    Манипулятор при внушении апеллирует к подсознанию, к эмоциям, и старается «отключить» мышление вообще и критическое мышление в частности. Внушаемость выше всего в состоянии гипноза, когда объект готов подчиняться приказам гипнотизера. Однако доказано, что даже в состоянии гипноза человек не пойдет против своих моральных принципов, не сделает того, что для него неприемлемо.

    Как уменьшить внушаемость?

    1. Внушаемость напрямую связана с самооценкой. Если мнение другого человека видится как заведомо более правильное, чем собственное, проблема шире, чем просто внушаемость. Скорее всего, придется обратиться к психологу с вопросом о том, как поднять самооценку. Постарайтесь определить, не лукавя перед собой, в чем ваши слабые и сильные стороны и что вы можете сделать для того, чтобы исправить недостатки. Ведите себя так, чтобы вы могли себя уважать: держите обещания, помогайте людям, перестаньте жаловаться на жизнь. Прекратите ругать себя, находите поводы себя похвалить.

    2. Для уменьшения внушаемости нужно потренироваться в критическом мышлении. Рассмотрите какой-нибудь факт, например, из газетной статьи, с разных сторон. Попробуйте виртуально задать автору вопросы, потренируйтесь в вылавливании таких моментов, как искажение или опущение части информации, подмена понятий, попытка выдать совпадение во времени за причинно-следственную связь и т. д.

    3. Внушаемыми мы становимся тогда, когда недостаточно осведомлены. Например, вы не знаете о том, как живет определенное племя в Африке, и поверите сказочным небылицам просто потому, что никогда ничего не слышали о таком племени и готовы допустить всякое. Вместе с тем, вы не поверите, что по улицам маленького провинциального городка ходят медведи, ведь у вас там живет тетя и вы сами не раз там гостили. Можно сделать такой вывод: старайтесь узнать побольше о том, что для вас важно, чтобы никто не мог вас одурачить.

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Продолжение на ЛитРес

    BBC Russian — Россия — «Черные вдовы»: любовь, шантаж или внушаемость?

    Управление МВД по Дагестану распространило фото предполагаемой смертницы

    Во вторник в Дагестане погибли известный исламский богослов 75-летний Саид Афанди Ацаев и шесть человек, находившихся с ним рядом. Женщина-смертница пришла под видом посетительницы в дом Ацаева в селе Чиркей и привела в действие взрывное устройство.

    Покушения на мусульманских духовных лидеров Нажать в России, к сожалению, не редкость. Но в данном деле имеется потрясающая подробность, заставляющая задуматься не о хитросплетениях политики, а о трудно постижимых странностях человеческой природы.

    На следующий день Нажать останки смертницы были опознаны. Ею оказалась 30-летняя русская женщина по фамилии Сапрыкина, в замужестве Курбанова, вдова убитого несколько месяцев назад в ходе спецоперации боевика. С 25 марта она не появлялась по своему адресу в Махачкале, а 8 мая была объявлена в розыск.

    Даже не рискнуть, а сознательно отдать жизнь, и не ради спасения любимого, а для того, чтобы убить постороннего человека — откуда подобный фанатизм? Какое дело русской женщине, судя по всему, получившей обычное светское воспитание, до разногласий между суфиями и ваххабитами?

    Как такое может быть?

    Любовь зла

    «Между фанатичной верой и страстной любовью немало общего. Влюбленный человек всегда в каком-то смысле безумен»

    Михаил Страхов, психоаналитик

    Психоаналитик Павел Качалов в интервью Русской службе Би-би-си напомнил, что «в XIX веке женщины-террористки были не редкостью среди русских».

    Но народоволки и эсерки являлись идейными людьми, стремившимися изменить страну, в которой жили.

    Профессор кафедры психотерапии и медицинской психологии Российской медицинской академии Борис Егоров не исключил, что Сапрыкина-Курбанова в момент покушения могла находиться под воздействием наркотиков, однако заметил, что наркотики и алкоголь лишь снимают внутренние тормоза, но не могут заставить человека сделать то, к чему он не был предрасположен изначально.

    Член-корреспондент Европейской школы психоанализа Михаил Страхов склоняется к «романтической» версии. С профессиональной точки зрения, он не видит ничего невозможного в том, что женщина страстно полюбила боевика, если увидела в нем героя и супермена, и перенесла отношение к мужу на его политические и религиозные идеи.

    «Между фанатичной верой и страстной любовью немало общего. Влюбленный человек всегда в каком-то смысле безумен. Любящий любит в своем избраннике все. Поэты так и говорят: раствориться в любимом», — считает эксперт.

    Моральный прессинг

    «Воздействовать на психологически податливую личность, чтобы она пожертвовала собой, не составляет такого уж большого труда»

    Павел Качалов, психоаналитик

    Из трагического опыта последних лет известно, что женщины-камикадзе — это, чаще всего, так называемые «черные вдовы».

    Профессионалы из спецслужб говорят, что многочисленная родня и близкие погибшего мужа-боевика подвергают этих женщин интенсивной психологической обработке, внушают, что жить им теперь незачем и осталось только отомстить, при этом всячески ограничивая их общение за пределами своего круга.

    «Воздействовать на психологически податливую личность, чтобы она пожертвовала собой, не составляет такого уж большого труда, — говорит Павел Качалов. — В ход идут различные семейные тайны, реальные или надуманные грехи. Женщине внушают чувство вины, приправленное страхом, что семья ее отвергнет или каким-то образом накажет. Например, вдову умышленно подталкивают к тому, чтобы изменить покойному, а затем говорят, что смыть такой ужасный проступок можно только кровью. Исторически известный прием, и отнюдь не только в исламском мире».

    Борис Егоров также уверен, что такая «накачка» вполне возможна.

    При этом эксперты отмечают, что подобные приемы действуют не на всех, и для этого требуется особый склад характера.

    «Феномен повышенной внушаемости и зависимости от чужого мнения хорошо известен психиатрам. Этим отличаются и мужчины, но гораздо чаще женщины», — указывает Борис Егоров.

    «Да не обидятся на меня уважаемые читательницы, но у некоторых женщин есть истерическая склонность к внушаемости, которую нетрудно эксплуатировать в разных целях», — говорит Павел Качалов.

    Разумеется, есть разница, считать ли «черных вдов» романтическими мстительницами или безвольными зомби. Люди трактуют их мотивы по-разному, тем более что у мертвых не спросишь.

    Специалисты полагают, что, во-первых, одно не исключает другого, во-вторых, все зависит от конкретного случая.

    Никакого гипноза

    «Если нет внутренней готовности, никакое внушение не подействует»

    Борис Егоров, профессор психиатрии

    Что они отвергают единодушно, так это популярную в СМИ версию о бомбистах-самоубийцах, действующих под гипнозом.

    «Гипноз нельзя всерьез рассматривать как средство воздействия на человека», — уверен Павел Качалов.

    «Сколько ни занимаюсь психотерапией, ни разу не видел ничего подобного, — говорит Борис Егоров. — Если нет внутренней готовности, никакое внушение не подействует. Еще 100 с лишним лет назад, в эпоху разгула террора анархистов в Европе и народовольцев в России, лучшие умы изучали этот вопрос и пришли к отрицательным выводам».

    «Версия о гипнозе живуча, потому что предлагает простое объяснение. Люди ориентируются на собственные представления о жизни, не понимают, как другие могут так поступать, и списывают все на гипноз», — добавил он.

    «Смотря, что понимать под словом «гипноз», — замечает Михаил Страхов. — Фрейд говорил, что любовь есть форма гипноза. Но гипноз в медицинском смысле возможен только при непосредственном визуальном контакте. Представление, будто человека можно «запрограммировать» — это фантастика».

    Прибежище от душевных бурь

    «Привлекательность ислама в том, что он избавляет от сомнений»

    Михаил Страхов

    Случаи перехода в ислам мужчин и женщин славянского происхождения не единичны и, по имеющимся данным, в последние годы участились.

    Что они находят в вере, серьезно ограничивающей личную свободу и требующей решительного разрыва с прежней цивилизационной идентичностью и бытовыми привычками?

    «Именно в ограничениях все дело, — считает Борис Егоров. — Кто сказал, что все стремятся к свободе? Сильно выраженное в исламе общинное коллективистское начало дает чувство защищенности. Набор жестких моральных установок и норм поведения, однозначные понятия о том, что хорошо, что плохо, избавляют от ответственности. Верующему вообще жить легче, а эта религия настолько понятна, что не требует никаких размышлений».

    «Представьте себе человека разочарованного и одинокого, не нашедшего места в жизни и ответов на мучающие его вопросы, в состоянии глубокой депрессии, с мыслями о самоубийстве, — рассуждает Павел Качалов. — И вдруг ему открывается сияющая истина и кажется, что пришло спасение. Давно известно, что неофиты любой идеи отличаются особым рвением, и это не удивительно».

    «Привлекательность ислама в том, что он избавляет от сомнений, — говорит Михаил Страхов. — А вообще, данный феномен дает замечательный материал для размышлений о сущности национальных чувств. Независимо от биологических корней человек может выбирать себе идентичность».

    Обращение к внушаемости как психологическому феномену в клинических испытаниях

    Современные клинические испытания все больше полагаются на технологии, которые помогают ускорить запуск, выявить конечные точки и облегчить набор персонала. В разгар этой технологической революции становится все более важным понимать точки зрения пациентов и предвидеть, как на участников исследований может повлиять присутствие цифровых инструментов, устройств и мобильных приложений здравоохранения в клинических исследованиях.

    Одна область, которая заслуживает дальнейшего изучения, — это то, как технологии влияют на убеждения участников клинических испытаний и может ли это изменить реакцию на лечение, модулируя внушаемость.

    Внушаемость как психологический феномен. Предложение может способствовать некритичному и / или необоснованному ответу на ситуацию. Предложения можно разделить на два типа: прямые и косвенные. Косвенные предложения возникают, когда подтекст скрыт, а прямые предложения возникают, когда подсказка не скрыта.Внутри этих двух типов есть три основных области внушаемости, которые были тщательно изучены и исследованы: эффект плацебо, гипнотическая внушаемость и вопросительная внушаемость. Эффект плацебо — это эффект лекарства или курса действий, который никоим образом не может быть аккредитован для фактического лечения. Гипнотическая внушаемость — это степень, в которой люди реагируют на внушения, находясь под влиянием гипноза. Вопросительная внушаемость — это то, насколько человек уступит наводящему вопросу и насколько этот человек изменит свои ответы после того, как контролирующий человек окажет на него или ее давление.Эффект плацебо и вопросительная внушаемость считаются косвенными внушениями, в то время как гипнотическая внушаемость классифицируется как прямое внушение.

    Эффект плацебо:
    Внушаемость сегодня является актуальной и важной проблемой в клинических испытаниях. Он способен искажать восприятие людьми окружающего мира, чтобы привести их в соответствие с их сознательными или бессознательными ожиданиями. Внушаемость привела к тому, что пациенты стали испытывать более высокий уровень боли по сравнению с аналогичной группой, которая получала такое же лечение без внушений.Эффект плацебо привел к тому, что субъекты контрольной группы сообщили о симптомах, непосредственно связанных с симптомами, упомянутыми в форме информированного согласия. Некоторые субъекты в этой группе плацебо даже выбыли из исследования, потому что испытали такие серьезные побочные эффекты. Хотя эти примеры демонстрируют отрицательные эффекты внушения, были также различные положительные результаты, связанные с внушением. Например, исследования показали, что использование врачом внушения во время собеседований о наркотиках положительно влияет на статус выздоровления пациентов, у которых диагностировано конверсионное расстройство.Хотя внушаемость в клинических испытаниях может иметь положительные эффекты, наиболее значимым и вызывающим беспокойство эффектом является эффект плацебо.

    Гипнотическая внушаемость:
    В клинических испытаниях внушаемость была связана с гипнотической внушаемостью. Исследователи обнаружили, что уровень гипнотической внушаемости зависит от того, насколько сильным будет эффект плацебо во время эксперимента. В частности, у эффекта плацебо и гипнотической внушаемости есть схожий основной фактор: ожидаемая реакция.Ожидаемая реакция — это ожидание автоматической и подсознательной реакции в ответ на сигнал. Когда участники получали предложения от исследователей или беспристрастные инструкции, а затем помещали их под гипноз, производились аналогичные эффекты. Другими словами, выполнение задачи после гипноза похоже на выполнение задачи после внушения. Результаты этих исследований подтверждают теорию о взаимосвязи внушаемости в клинических испытаниях и гипнотической внушаемости.

    Вопросительная внушаемость:
    Внушаемость обнаруживается не только в клинической и исследовательской среде, но и в других областях.В системе уголовного правосудия при допросе подозреваемых возникает опасение, что может возникнуть вопросительное внушение. Как указывалось ранее, вопросительная внушаемость — это степень вероятности того, что кого-то можно убедить изменить свои убеждения и поведение с помощью вводящих в заблуждение вопросов, приставания или принуждения. Люди могут создавать ложные воспоминания или даже давать ложные признания, потому что им «предложили» это сделать. Это отличается от других типов внушаемости, поскольку включает в себя закрытую социальную ситуацию с одним человеком, контролирующим ситуацию, ведущий метод допроса и требуемый поведенческий ответ.Этот тип внушаемости демонстрирует, как исследования по этому вопросу могут привести к положительным результатам как для сотрудников системы уголовного правосудия, так и для участников клинических испытаний.

    Решение / Заключение:
    Внушаемость — это переменная, которую исследователи могут решать и управлять посредством самоанализа и планирования. Результаты показывают, что внутренние факторы, такие как самооценка, и внешние факторы, например объем предоставленной информации и поведение интервьюера, могут влиять на уровень внушаемости человека.Участники с более низкой самооценкой с большей вероятностью изменили свои ответы после того, как на них оказали давление. Независимо от того, был ли у испытуемых дружелюбный интервьюер или они были предупреждены о наличии вводящей в заблуждение информации, возникновение любого из этих условий приводило к тому, что испытуемые с меньшей вероятностью поддавались вводящим в заблуждение вопросам и были менее склонны к внушению в целом. Чтобы решить проблему внушаемости в клинических испытаниях, исследователи должны сначала попытаться определить общий уровень внушаемости участников, а затем сосредоточиться на минимизации этой характеристики.Чтобы определить и снизить уровень внушаемости человека, необходимо определить причину (ы) такой внушаемости.

    Принято считать, что существует три фактора, которые могут влиять на внушаемость: ситуационные факторы, обычное и / или текущее состояние и черты личности. Существует также четвертый фактор, который был признан, но не так широко обсуждается исследователями: недостаток знаний и / или неправильная организация, окружающая передаваемый предмет.Ситуационные факторы включают такие элементы, как престижный и опытный человек, сообщающий о своем предложении, групповое давление и реакция на плацебо. Обычные и / или текущие состояния включают мотивацию / внимание, ожидания и атипичные состояния мозга (гипноз). Черты личности — это индивидуальные характеристики человека, получившего внушение, включая его склонность к заблуждениям и степень соответствия.

    За исключением индивидуальных характеристик субъекта, исследователи могут изменять условия, влияющие на внушаемость.Если потенциальный объект обозначен как поддающийся внушению, исследователи должны убедиться, что «нейтральный человек» взаимодействует с участником и предоставляет субъекту наиболее точную и хорошо организованную информацию. Технологии могут помочь решить проблему представления пациентам упорядоченной и четкой информации. Согласно опросу, проведенному участниками, пациенты заявили, что использование медицинских технологий улучшило их вовлеченность и соблюдение правил во время клинических испытаний. Было показано, что технологии оказывают значительное влияние на то, как участники понимают форму информированного согласия, что является одним из основных моментов, когда недопонимание участников может превратиться в предложения относительно цели исследования и возможных побочных эффектов.Обзор и метаанализ исследований, сравнивающих мультимедийные формы информированного согласия и контрольное условие, обычно бумажную форму, показали, что чуть менее одной трети участников значительно улучшили уровень понимания при использовании технологической формы. В нескольких исследованиях не было обнаружено значительных различий между использованием электронного и бумажного информированного согласия или анкеты, но многие другие четко иллюстрируют положительное влияние технологий на убеждения пациентов.

    Использование электронной формы информированного согласия по сравнению с бумажной формой позволило участникам лучше понять цель исследования. Это также побудило участников быть более осведомленными о других доступных вариантах, если они решили не участвовать, и более четко запомнить, к кому им следует обращаться с вопросами или опасениями по поводу исследования. Предоставление участникам интерактивной компьютерной презентации, которая очерчивает все аспекты исследования и побуждает участников обсуждать риски / преимущества с врачом, приводит к тому, что пациенты с гораздо большей вероятностью поймут цель ранней фазы исследования и с гораздо меньшей вероятностью поверит они будут излечены, включив в исследование исследование, по сравнению с пациентами, получившими бумажную брошюру с той же информацией.

    Технологии не только помогают понять суть, но и повышают уровень участия пациентов. Представление информационного видео в дополнение к информированному согласию, по сравнению с простым предоставлением письменной формы, привело к тому, что пациенты были более склонны участвовать в исследовании, а участники сохранили больше знаний об исследовании при опросе через месяц. Очевидно, что использование технологий для представления информации участникам положительно влияет на их уровень недооценки исследования.Это важно, потому что позволяет исследователям ограничить двусмысленность, которая возникает, когда информация не представлена ​​четко. Устранение путаницы и двусмысленности с помощью технологий делается в надежде скорректировать ожидания / убеждения субъектов и уменьшить потенциальный эффект плацебо. Если внушаемость не так гибка, как предполагалось, рекомендуется использовать уровень внушаемости субъекта в качестве критерия для включения или исключения из исследования.

    Для дальнейшего изучения влияния технологий на внушаемость текущие исследования должны измениться в двух направлениях.Во-первых, будущие исследования должны сместить основной акцент с того, как представление информации с помощью технологий влияет на уровень общего понимания участниками, на то, как оно влияет на уровень внушаемости участников. Во-вторых, следует изучить исследования, изучающие, как ситуативные факторы, такие как компьютерные методы лечения или цифровые методы измерения, сравниваются с их нецифровыми эквивалентами, а затем как это, в свою очередь, влияет на их влияние на внушаемость.

    Внушаемость — предубеждения и эвристика

    Что это такое

    Внушаемость означает, насколько мы восприимчивы к изменению наших воспоминаний на основе внушений других.

    Почему это происходит

    Хотя до сих пор неясно, почему мы различаемся по внушаемости, на нашу внушаемость влияют следующие факторы: эмоции, возраст, уровень самооценки и уверенности, личность, воспитание и функция внимания.

    Пример 1 — Внушаемость может повлиять на показания детей

    Внушаемость и ее влияние на показания свидетелей широко изучаются, особенно в отношении детей-свидетелей. Дети чрезвычайно восприимчивы к внушению из-за характера процессов судебного допроса.Ранее исследователи отмечали, что дети могут эмоционально и, казалось бы, искренне говорить о событиях, которых никогда не было. Кроме того, другое исследование показало, что эксперты-очевидцы полагали, что дети обычно менее точны в своих показаниях, чем взрослые. Эти предубеждения обычно ставят под угрозу процесс интервью, в результате чего интервьюеры предлагают детям идеи или детали. Такие методы, как изучение языка детей, теории разума и эмоциональной привязанности перед проведением интервью, а затем использование результатов для подготовки серии вопросов, проверяющих альтернативные гипотезы, помогли снизить вероятность внушаемости свидетельских показаний детей.

    Пример 2 — Описательные слова могут изменить нашу память

    Исследователи Линдси и Джонсон провели исследование, чтобы определить

    влияние внушаемости при предложении слов, чтобы определить, как это влияет на воспоминания участников. В исследовании участникам сначала показали видео об автокатастрофе и разделили на разные контрольные группы. Затем разным группам студентов задавали вопросы о видео, используя разную лексику, описывая видео с точки зрения автомобилей, которые были «сбиты», «разбиты», «столкнулись», «сбиты с толку» или «с ними контактировали».Исследование показало, что студенты изменили свои воспоминания о видео в зависимости от строгости слова, которое они использовали в интервью, и скорректировали свою оценку скорости автомобиля.

    Как этого избежать

    Мы можем предотвратить или уменьшить внушаемость, развивая осведомленность. Исследователи также могут ограничить внушаемость, используя тесты для идентификации источника и пост-предупреждения и предварительные предупреждения в исследовательских исследованиях.

    Определение внушаемых компанией Merriam-Webster

    sug · gest · ible | \ səg-ˈje-stə-bəl , sə-ˈje- \

    Определение

    внушаемости

    Внушаемость | Психология вики | Фэндом

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


    Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
    Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
    Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

    .

    Люди считаются внушаемыми , если они принимают предложения других и действуют в соответствии с ними.

    Человек, испытывающий сильные эмоции, обычно более восприимчив к идеям и, следовательно, более поддается внушению. Маленькие дети, как правило, более внушаемы, чем дети старшего возраста, которые более внушаемы, чем взрослые.

    Однако психологи обнаружили, что индивидуальный уровень самооценки, напористости и других качеств может сделать одних людей более внушаемыми, чем других, то есть они чаще действуют по внушениям других, чем другие люди. Это привело к тому, что это рассматривается как спектр внушаемости.

    Внушаемость []

    Согласно Wagstaff (1991), попытки выделить глобальный признак «внушаемости» не увенчались успехом из-за неспособности доступных процедур тестирования различить измеримые различия между следующими отдельными типами «внушаемости»: [1]

    1. Быть затронутым сообщением или ожиданием, так что определенные реакции явно разыгрываются или переживаются субъективно, без воли, как при автоматизме.
    2. Намеренно использовать свое воображение или применять стратегии для достижения эффектов (даже если они интерпретируются, в конечном счете, как непроизвольные) в ответ на сообщение или ожидание.
    3. Принимать то, что люди говорят, сознательно, но некритически, и верить или принимать в частном порядке сказанное.
    4. Чтобы открыто соответствовать ожиданиям или взглядам других, без соответствующего личного принятия или опыта; то есть демонстрировать соответствие поведения без личного признания или веры.

    Большинство согласятся с точкой зрения Вагстаффа, что, поскольку «истинный ответ на [гипнотическое] внушение — это не реакция, вызванная на какой-либо стадии по воле, [2] , а скорее истинная ненасильственная реакция, [и] возможно, даже вызвано вопреки воле », [3] только категория (1) действительно воплощает истинную сферу гипнотической внушаемости.

    Внушаемость и гипноз []

    Степень, в которой субъект может быть или не быть «поддающимся внушению», имеет значительные разветвления в научных исследованиях гипноза и связанных с ним явлений. Большинство гипнотерапевтов и ученых в этой области исследований работают, исходя из предпосылки, что гипнотизируемость (или внушаемость) является фактором, вызывающим полезные состояния гипноза. То есть глубины гипноза, которого данный человек может достичь в данном контексте с определенным гипнотерапевтом и определенным набором убеждений, ожиданий и инструкций.

    Однако неясно или согласовано, что на самом деле представляет собой внушаемость (т. Е. Фактор гипноза). Это и бесспорная переменная, и фактор, который труднее всего измерить или контролировать.

    Не было согласовано, является ли внушаемость

    • постоянная фиксированная деталь персонажа или личности:
    • генетическая или химическая психиатрическая склонность:
    • предшественник или симптом активации такой тенденции:
    • приобретенный навык или приобретенная привычка:
    • синоним функции обучения:
    • нейтральное, неизбежное следствие овладения языком и сочувствия:
    • предвзятая терминология, провоцирующая сопротивляться новым идеям или перспективам, внесенным извне:
    • взаимное симбиотическое отношение к Другому, такое как африканская концепция uBunthu или Ubuntu:
    • , связанных со способностью сочувствовать и общаться:
    • характеристик женского мозга / левого полушария при интерпретации языка и накопления негативных коннотаций из-за (спорных) гендерных предубеждений со стороны научного сообщества, в котором доминируют мужчины:
    • вопрос согласованного личного вкуса между говорящим / гипнотизером и слушателем и слушателем, как и использование / использование идей говорящего:
    • навык или недостаток, или что-то нейтральное и универсальное.

    Существующие исследования феномена гипноза обширны, и рандомизированные контролируемые испытания преимущественно подтверждают эффективность и правомерность гипнотерапии, но без четко определенной концепции изучаемого объекта или аспекта невозможно определить уровень объективной «внушаемости» человека. измеряется эмпирически. Это делает невозможным прогнозирование точных терапевтических результатов.

    Более того, это логически препятствует развитию протокола гипнотерапии, не требующего индивидуального вмешательства.По этому последнему пункту необходимо отметить, что, хотя некоторые методы убеждения более универсально эффективны, чем другие, наиболее надежно эффективный метод с людьми — это персонализировать подход, сначала исследуя их мотивационный, обучающий, поведенческий и эмоциональный стили (и др.) . Немногие гипнотерапевты не берут истории болезни или рассказы клиентов, с которыми они будут работать.

    Гипноз редко бывает «битвой воли». Чаще всего люди инстинктивно чувствуют себя более комфортно, когда получают положительные внушения в рамках понимания, которое нам легче всего понять.На практике большинство людей менее склонны сопротивляться идеям оптимизма или свежим взглядам, если они а) согласны с другими уже высказанными идеями б) соответствуют любимым моделям принятия решений в) льстить нашей самоидентификации до приемлемого для нас уровня г) содержать позитивное, а не негативное принуждение — к чему-то хорошему, а не от чего-то плохого д) предлагаются в терминах, которые отражают сенсорные комбинации, с помощью которых человек воспринимает мир … облегчая «осмысленность» внушения — как в НЛП или нейролингвистическом программировании.

    Автономия и внушаемость []

    Интрига различий в индивидуальной внушаемости всплывает даже у ранних греческих философов.Аристотель подходил к делу беззаботно …

    «Самые умные умы — это те, которые могут поддерживать идею, не обязательно в нее веря». [4]

    Возможно, это более точный отголосок опыта практикующих гипнотерапевтов и гипнотизеров. Когда кто-то поглощен восхищенным вниманием чужих вдохновляющих слов, обрисовывающих идею или образ мышления, субъективное внимание удерживается из-за логики, эстетики и значимости слов для личного опыта и мотивации.В этих естественных состояниях транса, точно так же, как те, которые целенаправленно организованы гипнотерапевтом, ваши «критические способности», естественно, менее активны, когда их меньше, чем вы, естественно, критиковали бы.

    Возможно, «обязательно верить этому» проблематично; поскольку эта концепция внушаемости поднимает вопросы автономности приписывания веры представленной идее и того, как это происходит.

    Внушаемость vs восприимчивость []

    В популярных средствах массовой информации и в статьях непрофессионалов термины «внушаемый» и «восприимчивый» иногда используются как взаимозаменяемые, в той степени, в которой данный человек реагирует на поступающие предложения от другого.Однако эти два термина не являются синонимами, поскольку последний термин несет в себе отрицательную предвзятость, которая отсутствует в нейтральном психологическом факторе, описываемом как «внушаемость». Научно изучать концепцию — значит изучать ее в «чистой» эмпирической форме, лишенной предвзятости и не подверженной интерпретации. Поэтому сравнения восприимчивости с научной «силой», «способностью» или «фактором» внушаемости, которые влияют на гипнотический опыт, должны проводиться с осторожностью.

    Стоит отметить, что в научных исследованиях и академической литературе по гипнозу и гипнотерапии этот термин используется для описания нейтрального психологического и, возможно, физиологического состояния или явления.Это отличается от культурно предвзятого обихода термина «внушаемый», оба термина часто связаны с незаслуженными негативными социальными коннотациями, не присущими самим значениям слова.

    Быть внушаемым — значит не доверять. Последний термин делает утверждение, относящееся к эмпирическому объективному факту, который может быть показан как точный, так и неточный для любого данного наблюдателя. Прежний срок — нет. Открытость для предложений не имеет отношения ни к точности поступающих предложений, ни к тому, возможна ли такая объективная точность.(Как и в случае с метафизической верой.)

    Некоторые терапевты могут исследовать беспокойство или возражения против внушаемости, прежде чем продолжить терапию: это потому, что некоторые считают, что существует рациональная или усвоенная сознательная воля придерживаться убеждения, даже в случае более убедительных новых идей, когда есть убедительные когнитивные причина не «позволять себе» уговаривать. Возможно, это можно увидеть в исторических случаях массового гипноза, когда также имело место подавление СМИ. У индивидуума непроверенные действия иногда описываются гипно- и психотерапевтами на основе переросших систем убеждений.


    Термин «восприимчивый» подразумевает слабость или некоторую повышенную опасность, жертвой которой человек с большей вероятностью может стать и от которой необходимо остерегаться. Это подтверждается, когда оно сводится к его латинскому этимологическому происхождению. [5] Следовательно, он отрицательно влияет на ожидания и сам по себе является гипнотическим внушением, которое необходимо замечать и избегать. Гипнотические внушения включают термины, фразы или целые концепции, в которых понимание концепции включает в себя осмысление субъективного ощущения или основу для соответствующей реакции…. простые однословные формы этого слова включают слово терроризм, где для понимания концепции необходимо понять понятие террора, а затем понять в предложении, что оно предназначено для обозначения «этого» данного объекта.

    Внушаемость и овладение языком []

    Многие утверждения и опасения по поводу внушаемости как ахиллесовой пяты в броне человеческой автономии необоснованны. Познание фразы должно произойти до того, как может появиться решение, как действовать дальше: потому что концепции должны существовать до ума.Либо они предлагаются из самого разума, либо в ответ на внесенные предложения концепций извне — мир и его сценарии и факты, или предложения других людей.

    Предложение может направить мысли на то, чтобы заметить новую концепцию, сосредоточить внимание на определенной области в мире, предложить новые перспективы, которые впоследствии могут повлиять на выбор действий, предложить триггеры для автоматического поведения (например, ответную улыбку) или указать конкретное типы действий. В гипнотерапии изображенный реалистичный опыт желаемого клиентом результата предлагается с лестью или срочностью, а также персонализирован с учетом собственных мотивов и вкусов клиента.

    Общий опыт предложений []

    Предложения не обязательно могут быть устными, устными или прочитанными. Улыбка, взгляд, подмигивание, костюм-тройка, белый халат ученого, все это суггестивные приемы, подразумевающие гораздо больше, чем немедленное действие. Гипнотизер использует техники, которые отслеживают или используют эти инстинктивные «заполнения пробелов» и изменяют то, как мы реагируем на сценарий или момент. В условиях терапии гипнотизер или гипнотерапевт, вероятно, оценит эти автоматические когнитивные скачки, или догму, или любые самоограничивающие или саботажные убеждения.

    Находиться под влиянием внушения можно охарактеризовать как проявление поведенческой уступчивости без личного принятия или веры. То есть действия несовместимы с собственной волей и системой убеждений, а также с естественными беспрепятственными действиями-мотивациями. Это может препятствовать автономии, самовыражению или самоопределению человека. Он может в равной степени заменить эмоции рационально выбранными, преднамеренными долгосрочными результатами.

    Экспериментальное внушение против клинического предположения []

    Применения гипноза широко варьируются, и исследование ответов на внушение может быть полезно разделить на два неисключительных широких раздела:

    • Экспериментальный гипноз : исследование « экспериментального внушения », в форме:
    «Что на самом деле делает моя группа подопытных, когда я доставляю точное стандартное внушение ABC каждому из их в том же экспериментальном контексте? »
    (т.д., учитывая фиксированное внушение, каков результат?)
    • Клинический гипноз : исследование « клиническое внушение », которое направлено на вопрос:
    «Что это то, что я могу сказать этому конкретному субъекту в этом конкретном контексте, чтобы получить результат моей цели — заставить их выполнять XYZ? »
    (то есть при фиксированном исходе, каково предположение?)

    Важно признать, что многие ученые и практики используют более широкий термин клинический гипноз , чтобы отличить клинический гипноз от строго контролируемого испытания установка по возможности, из клинической гипнотерапии (т.е., клиническое вмешательство, при котором терапия проводится на загипнотизированном субъекте).

    Размер []

    Негосударственные объяснения гипнотической реактивности []

    Согласно некоторым теоретическим объяснениям гипнотических реакций, таким как теория ролевых игр Николаса Спаноса, субъекты гипноза фактически не входят в другое психологическое или физиологическое состояние; а, скорее, просто действуя на социальное давление — и, следовательно, им легче подчиниться, чем ослушаться.Хотя эта точка зрения не оспаривает тот факт, что загипнотизированные люди действительно испытывают предполагаемые эффекты, она утверждает, что механизм, с помощью которого это произошло, частично был «социально сконструирован» и, следовательно, не требует каких-либо объяснений, связанных с каким-либо видом воздействия. «измененное состояние сознания».

    Другие случаи внушаемости []

    Утверждается, что люди, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством и диссоциативным расстройством идентичности, особенно поддаются внушению. [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст] Хотя верно, что пациенты, страдающие ДРИ, имеют тенденцию набирать более высокие баллы по шкале гипнотизируемости, не было проведено достаточно исследований, чтобы поддержать утверждение о повышенной внушаемости. [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст]

    Аспекты динамики толпы и поведения толпы, а также феномен группового мышления являются дополнительными примерами внушаемости.

    См. Также []

    Примечания []

    1. ↑ Wagstaff, 1991, стр.141.
    2. Субъекты, участвующие в гипнотических экспериментах, обычно сообщают, что их явные ответы на тестовые внушения происходили без их активного волеизъявления. Например, когда им предлагают левитацию руки, субъекты гипноза обычно заявляют, что рука поднялась сама по себе — они не чувствовали, что они заставляли руку подниматься. (Spanos & Barber, 1972, стр. 510)
    3. ↑ Wagstaff, 1991, с.141.
    4. ↑ цитата необходима !!
    5. ↑ цитата необходима !!

    Ссылки []

    • Эвелинг, Ф.И Харгривз, Х.Л., «Внушаемость с престижа и без него у детей», Британский журнал психологии , том 12, № 1, (июнь 1921 г.), стр. 53-75.
    • Барбер T.X., «Сравнение внушаемости во время« легкого сна »и гипноза», Science , Vol.124, No. 3218, (31 августа 1956), p.405.
    • Бентон А.Л. и Бандура А., «Первичная» и «вторичная» внушаемость », Журнал аномальной и социальной психологии, , том 48, № 3, (1953), стр. 336–340.
    • Берд К., «Внушение и внушение: библиография», Психологический бюллетень , том 36, № 4 (апрель 1939 г.), стр. 264–283.
    • Браффман, В. и Кирш, И., «Воображаемая внушаемость и гипнотизируемость: эмпирический анализ», Journal of Personality and Social Psychology , Vol.77, No. 3, (сентябрь 1999), стр. 578-587.
    • Браун, В., «Гипноз, внушаемость и прогрессирующая релаксация», Британский журнал психологии , Vol.28, № 4, (апрель 1938 г.), стр. 396-411.
    • Коффин Т.Е., «Некоторые условия внушения и внушаемости: исследование определенных установочных и ситуационных факторов, влияющих на процесс внушения», Психологические монографии , том 53, № 4, (1941).
    • Дэвис, С.Л., «Социальное и научное влияние на изучение внушаемости детей: историческая перспектива», Жестокое обращение с детьми , том 3, № 2, (май 1998 г.), стр.186-194
    • Де Паскалис, В., Рэй, У. Дж., Транквилло, И. и Д’Амико, Д., «Активность ЭЭГ и частота сердечных сокращений при воспоминании об эмоциональных событиях при гипнозе: взаимосвязь с гипнотизируемостью и внушаемостью», Международный журнал психофизиологии , Том 29, № .3, (1 августа 1998 г.), стр. 255–275.
    • Эйзен, М.Л., «Взаимосвязь между памятью, внушаемостью и гипнотической реакцией», Американский журнал клинического гипноза , том 39, № 2, (октябрь 1996 г.), стр. 126–137.
    • Эванс, Ф.J., «Внушаемость в нормальном состоянии бодрствования», Психологический бюллетень , том 67, № 2, (февраль 1967), стр. 114–129.
    • Георгиу, В.А., Неттер, П., Айзенк, Х.Дж., Розенталь, Р., Фидлер, К., Эдмонстон, У.Э., Ланди, Р.М. И Шихан, П.В. (ред.), Внушение и внушаемость: теория и исследование: материалы Первого международного симпозиума по внушению и внушаемости, проходившего в Университете Гиссена, 1987 г. , Springer-Verlag, (Берлин), 1989 г.
    • Хергович, А., «Зависимость от поля, внушаемость и вера в паранормальные явления», Личность и индивидуальные различия , том 34, № 2, (февраль 2003 г.), стр.195-209.
    • Хергович А., «Эффект псевдопсихических демонстраций как зависимый от веры в паранормальные явления и внушаемость», Личность и индивидуальные различия , том 36, № 2, (январь 2004 г.), стр. 365-380 .
    • Хилгард, Э. Р. и Хилгард, Дж. Р., Гипнотическая восприимчивость , Harcourt, Brace & World, (Нью-Йорк), 1965.
    • Халл, К.Л., Гипноз и внушаемость: экспериментальный подход , Appleton-Century-Crofts, (Нью-Йорк), 1933.
    • Джанет П., «Истерические стигматы — внушаемость», стр.270-292 в Джанет П., Основные симптомы истерии , Macmillan Publishing, (Нью-Йорк), 1907.
    • Джанет П., «Истерические стигматы — сокращение поля сознания — общие стигматы», стр. 293-316 в Джанет, П., Основные симптомы истерии , Macmillan Publishing, (Нью-Йорк) , 1907.
    • Дженис, И., «Личностные корреляты восприимчивости к убеждению», Journal of Personality , Vol.22, No. 4, (июнь 1954), стр. 504-518.
    • Кирш И. и Браффман В., «Воображаемая внушаемость и гипнотизируемость», Текущие направления в психологической науке , том 10, № 2, (апрель 2001 г.), стр. 57-61.
    • Линн, С.Дж., «Повышение внушаемости: эффекты комплаентности по сравнению с образами», Американский журнал клинического гипноза , Vol.47, No 2, (октябрь 2004 г.), стр.117-128.
    • Линн С.Дж., Шиндлер К. и Мейер Э. «Гипнотическая внушаемость, психопатология и исход лечения», Сон и гипноз, Том 5, № 1, (2003), стр. 2–10.
    • Матеус, Дж. М., «Влияние на внушаемость престижа экспериментатора в условиях гипнотической индукции», Американский журнал клинического гипноза , том 15, № 3, (январь 1973), стр.199-208.
    • Мирес А., «О природе внушаемости», Британский журнал медицинского гипноза, , (лето 1956 г.), стр.3-8.
    • Мирес, А., «Клиническая оценка внушаемости», Журнал клинического и экспериментального гипноза , Vol. II, № 2, (апрель 1954 г.), стр. 106-108.
    • Нил, Э. И Кларк, C.S. (ред.), Гипноз и гипнотическое внушение: научный трактат об использовании и возможностях гипноза, внушения и родственных ему явлений от тридцати авторов , New York State Publishing Co., (Рочестер), 1900.
    • Poulsen, B.C. И Мэтьюз, У.Дж., «Корреляты воображаемой и гипнотической внушаемости у детей», Contemporary Hypnosis , Vol.20, No 4, (2003), стр 198-208.
    • Пауэлл, М. И Робертс, К.П., «Влияние повторяющегося опыта на внушаемость детей по двум типам вопросов», Applied Cognitive Psychology , Vol.16, No. 4, (May 2002), pp.367-386.
    • Prideaux, E., «Внушение и внушаемость», Brain , Vol.42, (январь 1920), стр. 291-304.
    • Шайер, М.Ф., Карвер, К.С. и Гиббонс, Ф.Х., «Самонаправленное внимание, осознание телесных состояний и внушаемость», Journal of Personality and Social Psychology , Vol.37, № 9, (1979), стр. 1576-1588.
    • Шумакер, Дж. Ф. (редактор), Внушаемость человека: достижения в теории, исследованиях и применении , Рутледж, (Нью-Йорк), 1991.
    • Сидис Б., Психология внушения: исследование подсознательной природы человека и общества , D. Appleton & Company, (Нью-Йорк), 1898.
    • Соломон, Дж., «Гипноз, внушаемость и закон», Nebraska Law Review , Vol.31, No. 4, (May 1952), pp.575-596.
    • Спанос, Н.П. и Барбер, Техас, «Познавательная деятельность во время« гипнотической »внушаемости: целеустремленная фантазия и опыт невольного», Journal of Personality , Vol.40, No. 4, (декабрь 1972), стр. 510-524.
    • Wagstaff, GF, «Внушаемость: социальный психологический подход», стр.132-145 в Schumaker, JF (ed), Human внушаемость: достижения в теории, исследованиях и применении , Routledge, (Нью-Йорк), 1991.
    • Wegrocki, HJ, «Влияние внушаемости престижа на эмоциональные установки», Journal of Social Psychology , Vol.5, (1934), стр. 384-394.
    • Weitzenhoffer, A.M., Гипноз: объективное исследование внушаемости , John Wiley & Sons, (Нью-Йорк), 1953.
    • Уайт Р., «Влияние внушаемости на реакцию в тесте на чернильные пятна», Развитие ребенка , Том 2, № 1, (март 1931 г.), стр. 76-79.
    • Wilson, I., The Bleeding Mind: An Study of the Mysterious Phenomenon of Stigmata , Paladin, (London), 1991.

    Внешние ссылки []

    ((enWP | Внушаемость}}

    Внушаемость — обзор | ScienceDirect Topics

    Большая часть исследований свидетельских показаний детей была сосредоточена на внушаемости детей-свидетелей.Тем не менее, важная область, связанная с надежностью, которую следует изучить, заключается в том, влияет ли повышенный уровень внушаемости на способность детей давать надежные показания (Gudjonsson et al. 2010; Ceci & Bruck, 1993). Поскольку свидетельские показания все чаще используются детьми, исследования должны найти оптимальные методы ограничения эмоционального стресса, который может поставить под угрозу надежность и достоверность их свидетельских показаний (Gudjonsson et al. 2010; K. Bussey et al., 1993). Исследование по этой теме должно также изучить, какая из этих ситуаций обеспечит справедливое судебное разбирательство. Lamb et al. (2008) подчеркивают, что необходимы дополнительные исследования, чтобы прояснить риски и преимущества повторных интервью с детьми-жертвами и свидетелями. Кажется, что видеонаблюдение — это один из шагов к минимизации стресса детей-свидетелей при одновременном повышении надежности их показаний, однако эмпирического анализа не было достаточно, чтобы прийти к каким-либо определенным выводам (Batterman-Faunce & Goodman, 1993; Troxel et al., 2009). Необходимо продолжить исследования системы видеонаблюдения как возможное решение проблемы травмирования детей и возможность справедливого судебного разбирательства. Еще одним направлением исследования должно быть изучение того, как подготовить детей к даче показаний более компетентно и с минимальным стрессом (Troxel et al. , 2009). Если будет установлено, что закрытое телевидение является несправедливой процедурой, тогда детям придется продолжать сталкиваться с предполагаемыми обидчиками в суде и давать надежные показания.

    Раздел «Обновленная информация о практике»: оценка опеки над детьми и суд по делам несовершеннолетних / семей

    Работа судебных психологов, которые взаимодействуют с судами, подлежит тщательной проверке, возможно, не более, чем специалисту по оценке опеки над детьми.В этом разделе, посвященном обновлению практики, будет обобщена статья Мартиндейла (2001), озаглавленная Перекрестный допрос экспертов по психическому здоровью в судебном процессе об опеке над детьми . Одного названия достаточно, чтобы поднять уровень беспокойства, но высказанные замечания служат не только для того, чтобы лучше подготовить адвоката, но и специалиста по психическому здоровью к перекрестному допросу. Сильные эмоции и враждебность, которые часто являются частью ожесточенных битв за опеку, серьезно подрывают объективность вовлеченных родителей. Сторона в «неблагоприятном» судебном процессе нередко регистрирует жалобы у своего адвоката на то, что специалист по оценке опеки над детьми не учел всю представленную информацию; жалуется на неправильные методы оценки; и настаивает на том, что оценщик не был беспристрастным (стр.484). Хотя некоторые родители ищут опеки в своих интересах, далеких от интересов ребенка, подавляющее большинство считают себя более способными родителями и глубоко разочарованы, сбиты с толку и весьма сердиты, когда эксперт по опеке над детьми рекомендует иное. Мартиндейл (2001) утверждает, что неблагоприятный родитель часто будет искать причины помимо своих потенциальных недостатков в воспитании детей или сильных сторон другого родителя для рекомендации, сделанной оценщиком. Некоторые считают ошибки, допущенные оценщиком, как вероятную причину.Хотя это утверждение делается слишком часто, в некоторых случаях они могли быть поставлены в невыгодное положение из-за предвзятого оценщика или человека, недостаточно подготовленного для учета всех соответствующих факторов.

    Перекрестный допрос, проводимый адвокатом стороны, не пользующейся преимуществом, — это одна из возможностей выявить такие предубеждения или некачественные методы. Судебный психолог, проводящий оценку содержания под стражей, должен очень внимательно относиться к потенциальным последствиям своих процедур и собственным предубеждениям о «семье» до того, как приступить к этой работе.Чрезвычайно важно, чтобы оценщик не позволял собственным предубеждениям мешать ему адекватно оценивать все факторы и рассматривать все гипотезы на основе данных, собранных в результате каждой оценки в каждом конкретном случае. Работа эксперта по психическому здоровью заключается в том, чтобы помочь лицу, проводящему проверку фактов, в принятии решения о заключении под стражу. Хотя окончательное решение принимает судья, исследования показали, что мнения оценщика часто сильно влияют на окончательное решение.

    На этапе раскрытия информации в судебном процессе адвокаты должны были ознакомиться с биографическими данными оценщика и соглашением, которое оценщик заключил со сторонами (Martindale, 2001). Мартиндейл (2001) поощряет юристов искать любую подготовку в области судебной экспертизы опеки над детьми, включая конференции, семинары и курсы. Он заявляет (стр. 485): «Неуместно для специалиста по психическому здоровью, имеющего опыт лечения, принимать судебно-медицинские задания без предварительного обучения и подготовки, специально нацеленных на подготовку к судебной экспертизе.«Поскольку программы судебной психологии являются относительно новыми, специалисты в области психического здоровья редко изначально получали образование и подготовку по специальности судебно-медицинская экспертиза. Если оценщику не хватает достаточной подготовки по соответствующим вопросам с помощью любого из ранее упомянутых методов, его или ее доверие может быть оспорено в суде. Оценщику также следует очень осторожно указывать в своих биографических данных «доски тщеславия», которые не проводят тщательную оценку опыта кандидата (например, образцы работы, устные и письменные экзамены) (стр.486). Поверенным рекомендуется проверять заявления о сертификации совета директоров, чтобы собрать информацию о процессе предоставления полномочий.

    Судебно-психиатрический эксперт также должен быть хорошо знаком с процессом вызова в суд и с возможностью запроса полного файла, включая оценочные записи, и с возможностью участия в процессе расследования в суде. Мартиндейл (2001) также предлагает адвокатам попытаться получить разумное количество предыдущих отчетов эксперта об оценке содержания под стражей и просканировать их на предмет идентичных отрывков, а также на предмет несоответствий в обосновании рекомендаций.Он продолжает предположение, что, если дескрипторы, используемые для описания взаимодействия одной стороны в судебном процессе и их ребенка, неоднократно используются для описания других сторон в судебном процессе, важно задать эксперту по оценке вопрос о «сокращении углов» и о том, исследовали ли они все соответствующие индивидуальные различия ( с. 490).

    Судебным психологам также рекомендуется оценивать любых других лиц, которые в настоящее время играют или будут играть родительскую роль в будущем (например, жениха одной из сторон в судебном процессе).Мартиндейл (2001) указывает, что иначе было бы высказано мнение о недостаточности информации. Одним из критических отличий между судебно-медицинским экспертом и более типичным поставщиком лечения является необходимость исследовать всю информацию, сообщаемую сторонами в судебном процессе, путем отслеживания дополнительной информации (например, записей, неинвестированных дополнительных источников и т. Д.). В частности, при оценке содержания под стражей стороны в судебном процессе весьма заинтересованы в том, чтобы представить себя в наиболее выгодном свете. Судебно-оценщик обязан перечислять в своих отчетах все использованные дополнительные источники и информацию, полученную от каждого из них, в основной части отчета.

    Предложения для эксперта по психическому здоровью, чтобы избежать импичмента в суде, представленные в этом разделе обновленной практики, далеко не исчерпывающие, но подчеркивают степень расследования, которое следует ожидать от специалиста по оценке опеки над детьми. Обратитесь к Главе 1 для получения дополнительной информации о свидетельских показаниях экспертов. В конечном итоге именно ребенок может пострадать от самых серьезных последствий в зависимости от предлагаемых мнений и решений, принятых от его имени. «Наилучшие интересы детей не соблюдаются, когда ошибочные отчеты не оспариваются и становятся основой, на которой проверяющий факты основывает свое судебное решение» (Мартиндейл, 2001, стр.504).

    Внушаемость и гипноз — внушаемы ли вы?

    Процесс внушаемости не создается гипнозом, а просто усиливается им, и многие люди демонстрируют более высокую степень внушаемости из гипнотического состояния, чем другие в пределах гипноза! Почему так должно быть, сказать сложно. Но установлено, что человек, который ошибочно полагает, что выпил большое количество алкоголя , может фактически опьянеть во всех смыслах и целях, в то время как его спутник может просто заметить, что его напитки , должно быть, были довольно слабыми, потому что он ничего не чувствую!

    Это, конечно, то, как работает эффект плацебо — система убеждений знает , что должно произойти, и гарантирует, что это произойдет.Он настолько мощный, что при медицинских испытаниях новых лекарств его приходится принимать во внимание. Они делают это с помощью ныне установленного метода включения одной группы добровольцев, которым дают только сахарную пилюлю (хотя, конечно, они верят, что им дают лекарство), чтобы сравнить свои реакции с теми, кто получил учитывая настоящую вещь. Удивительно — или нет, если вы понимаете, как работает мозг — некоторые из добровольцев, принимающих плацебо, на самом деле получают больше пользы, чем те, кто принимает это химическое вещество.И, что еще более удивительно, продолжают делать даже после того, как им сказали, что они получили сахарную пилюлю.

    Что именно

    означает внушаемость?

    Многие люди принимают простые внушения без гипноза и почти, иногда кажется, без размышлений. Вот пример. Вы собираетесь выйти на улицу, когда кто-то говорит вам, что идет дождь, и вы берете зонтик. Это не кажется таким уж примечательным, пока вы не поймете, что отреагировали на косвенное предположение — что вам нужен зонт.По правде говоря, вы даже не представляете, нужен вам зонт или нет. Конечно, вы можете возразить, что у другого человека не должно быть причин говорить вам, что идет дождь, когда его нет, и поэтому вы так хорошо ответили … ну, именно так работают лучшие предложения. Кажущаяся нормальность внушает доверие. Если человек засмеялся, сказав вам, что идет дождь, вы вряд ли примете это предложение во внимание.

    Некоторые люди, однако, сначала смотрели в окно, чтобы убедиться, что действительно идет дождь, независимо от того, какой тон голоса был использован, когда им сказали, что это был.Это конфронтационные личности, которые склонны ставить под сомнение практически все в жизни, и им нужно выяснить для себя, как именно обстоят дела. Но они не невосприимчивы. Внушение действительно произвело двигательное действие — цель всех внушений. Они пошли и посмотрели в окно. Видите, насколько невидимым может быть шаблон ответа?

    Человек по-настоящему неподдающийся внушению просто не отреагирует, кроме как, возможно, признать, что он или она слышали заявление о том, что идет дождь.Они подождут и увидят сами, и сценический гипнотизер почти сразу поймет, что они не то, что он хотел для своего выступления. Ему нужен человек, который сразу скажет что-то вроде: «О, нет! Теперь промокну! » , не подвергая сомнению заявление.

    Внушаемость и типы личности

    Трудно понять, почему одни люди гораздо более поддаются внушению, чем другие, хотя личность, кажется, имеет огромное отношение к этому, это точно.И воспитание — если кого-то в годы становления учат, что многие обещанные вещи просто не выполняются, то более чем возможно, что он вырастет с отношением, что вы не можете полагаться ни на , ни на . А пока мы ограничимся размышлениями о влиянии личности.

    Разнообразие человеческой природы настаивает на том, что по-прежнему невозможно предсказать чей-то «образ жизни» с полной точностью, но вот что мы можем рассматривать как три основных типа личности:

    Решительный организационный тип

    Этот тип личности постоянно стремится контролировать себя и других.У них есть инстинктивная реакция, когда они ставят под сомнение все, что происходит в их окружении — доверие для них не является сильной стороной. Если они не могут понять логику чего-либо, они склонны отвергать это как нереальное или маловероятное; просят взять что-то на веру, становятся циничными. Естественно и решительно сопротивляется чужим идеям, если эти идеи противоречат их собственным. Наконец, они ненавидят перемены.

    Интуитивно адаптируемый человек

    Этот тип личности по своей природе очень уступчивый и услужливый.Обычно они соглашаются с тем, что их попросит сделать терапевт, в разумных пределах, и во многих отношениях это самый простой из трех основных типов для работы. Они примут предложение без лишних вопросов и сделают все возможное, чтобы найти изменение, которое они ищут.

    Харизматический доказательный тип

    Эта личность чрезвычайно изобретательна, что означает, что они могут очень легко сосредотачиваться, они с радостью примут даже самые яркие и преувеличенные идеи и прекрасно их поймут.Они любят новизну и азарт и обожают перемены. В дополнение к этому, они, как правило, будут прирожденными актерами и начнут действовать так, как, по их мнению, должен быть загипнотизированный человек — и сразу же войдут в идеальное состояние гипноза!

    Не считайте это шуткой. Было проведено множество экспериментов, показывающих, что кто-то, кто действует под гипнозом, часто так же поддается внушению, как и человек, который был загипнотизирован той или иной формальной индукцией.Это факт, что есть много людей, которые могут легко войти в состояние гипноза, просто притворившись , притворившись , что они уже находятся. Верно также и то, что после небольшой практики вы можете быстро — то есть за считанные секунды — войти в состояние гипноза, просто вспомнив какое-то конкретное чувство, которое вы ассоциируете с этим феноменом.

    Всегда будут исключения из любых «правил»

    Каждый человек уникален, поэтому будет справедливо сказать, что многое из того, что вы здесь читаете, иногда может оказаться неточным.Будут внушаемые решительные организационные типы и будут циничные интуитивно-адаптируемые личности, точно так же, как будут услужливо согласные харизматические очевидные личности.

    Хотя я уверен, что вы начнете понимать, почему логический и аналитический тип личности может быть настолько устойчивым к гипнозу и гипнотерапии. Довести этот тип личности до рабочего состояния гипноза может быть непросто. Они с большей вероятностью будут выборочно сосредоточены на том, что не может сделать , а на том, что мы предполагаем, что может сделать .У них также может быть раздражающая привычка пытаться обнаружить, что «это» не сработало, вместо того, чтобы искать доказательства того, что это действительно так! И, конечно же, эта фраза ОЧЕНЬ точна: « Будьте осторожны с тем, что вы ищете, если вы ее найдете».

    Это не означает, что самогипноз не работает для логического и аналитического человека. Это просто сложнее из-за их цинизма и естественного сопротивления. Мы считаем, что почти каждый может извлечь выгоду из самогипноза, но для некоторых этот процесс может занять немного больше времени.

    Модификация внушаемости | Гипноз и внушение

    Ключевой вопрос в исследованиях гипноза — можно ли изменить внушаемость: могут ли «минимумы» стать «максимумами»? С одной стороны, есть свидетельства того, что гипнотическая внушаемость является стабильной личностной чертой — люди, как было показано, набирали одинаковые баллы в течение периодов до 25 лет (Hilgard, 1965; Piccione, 1989). Это подтверждается данными, показывающими, что сходство гипнотизируемости однояйцевых близнецов выше, чем сходство гипнотизируемости неидентичных близнецов (Морган, 1973) (так называемые «данные о близнецах», подобные этому, часто используются учеными для определения наличия является генетическим компонентом любого признака, который они измеряют).

    Тем не менее, внушаемость можно измерить и в отсутствие гипноза — просто путем введения тестовых внушений без введения гипнотического наведения. Существуют интересные свидетельства того, что ряд различных вмешательств, таких как введение гипнотических средств, может изменять внушаемость.

    Мофикация внушаемости с помощью гипноза

    Итак, внушаемость можно измерить в отсутствие гипнотического возбуждения. В прошлом это было известно как « первичная внушаемость » или « негипнотическая внушаемость », а более недавний термин « образная внушаемость » , потому что участников часто просят представить себе предполагаемое положение дел (Kirsch & Braffman, 2001).

    Поскольку внушаемость можно измерить до и после гипнотической индукции, одним из наиболее очевидных тестов является определение того, увеличивает ли гипнотическая внушаемость. Кирш и Браффман (2001) сообщают, что это было сделано в шести исследованиях, и что результаты удивительно согласованы, показывая, что эффекты гипноза довольно малы — в диапазоне от 1 до 2 баллов по стандартной 12-балльной шкале (приблизительно 10-20%). Кирш и Браффман (2001) называют это различие между гипнотической и негипнотической внушаемостью «гипнотизируемостью» и отмечают, что корреляция между оценками человека очень высока, поэтому человек с высокой образной внушаемостью, вероятно, будет иметь высокую гипнотическую внушаемость. внушаемость.

    Изменение внушаемости с помощью других психологических подходов

    Программа обучения навыкам Карлтона

    Многие исследователи использовали другие психологические методы для повышения внушаемости. Одним из самых известных из этих методов является когнитивно-поведенческая программа обучения навыкам Карлтона (CTSP: Gorassini & Spanos, 1986). CTSP — это 75-минутная процедура, которая предназначена для повышения мотивации и обучения стратегиям прямого управления (настаивая на том, чтобы участник давал предложенные ответы, а не просто ждал, пока они произойдут, и инструкции, чтобы они стали более поглощенными).CTSP изучалась по крайней мере в десяти различных лабораториях, и сообщается, что по крайней мере 50% участников, которые сначала набрали низкие баллы до обучения, затем получили высокие баллы. Некоторые исследователи утверждали, что увеличение, вызванное этим методом, не является подлинным и является просто результатом того, что участников побуждают реагировать, не ощущая на самом деле своего ответа как непроизвольного (критерий, установленный Вайтценхоффером как «истинный» ответ на внушение). Тем не менее, другие возражали против этого, утверждая, что субъективные реакции таких «обученных высоко внушаемых» участников неотличимы от участников, которые были «естественно высоко внушаемы» без обучения.Они также утверждают, что тренировка обобщается на новые, неиспользованные предложения, и что эффект сохраняется в течение как минимум 4 месяцев (Gorassini, 2004).

    Увеличение ожидания

    Модификация внушаемости с помощью манипуляций с ожиданием — еще одна важная область исследований. Люди, принимающие участие в тестах на гипноз или внушаемость, имеют определенные ожидания относительно вероятных результатов процедур, и они могут повлиять на их работу, например люди, которые не ожидают, что их поддадут гипнотизирующим способом, тоже не склонны к этому.Было показано, что экспериментальное манипулирование этими ожиданиями меняет результат. Например, в исследовании Wickless & Kirsch (1989) участникам предлагали испытать изменения в цветах и ​​звуках. Без ведома участников, экспериментаторы использовали серию цветных лампочек и магнитофон, чтобы незаметно изменить баланс цвета и звука в комнате, что дало участникам уверенность в том, что они успешно реагируют на предложения.Исследователи предположили, что эта манипуляция повысит ожидания участников — они будут ожидать, что предложения «сработают» больше, чем раньше. Чтобы проверить эффект этих манипулируемых ожиданий, исследователи затем проверили участников по шкале внушаемости. Результаты представлены на рисунке ниже. Они обнаружили, что вербальная манипуляция ожиданием (обратная связь из « личностного опросника », которая ложно заверяла участников в том, что их гипнотические способности будут выше среднего) не была эффективной для повышения гипнотизируемости, но что манипуляция эмпирическим ожиданием была успешной в повышении гипнотизируемости.Затем участников опросили и повторно протестировали, и было обнаружено, что повышение внушаемости сохраняется даже после того, как обман закончился. Этот результат был подтвержден в последующем исследовании (Kirsch et al, 1999).

    Рисунок: адаптированный из Wickless & Kirsch (1989), демонстрирующий увеличение гипнотизируемости после «экспериментальной» манипуляции ожиданием.

    Обозначение ситуации как «гипнотическую»

    Еще одним интересным подходом к модификации внушаемости было исследование ярлыка «гипноз».Ганди и Окли (2005) провели набор из восьми стандартных тестовых предложений до и после введения гипнотического воздействия. Суть заключалась в том, что половине участников сказали, что индукция была гипнотической, тогда как у другой половины все упоминания о гипнозе были удалены и заменены словом «расслабление». Они обнаружили, что индукция «расслабления» вызывает умеренное увеличение внушаемости, но что увеличение внушаемости было очень значительным, если его называли гипнозом.Эти данные показывают, что индивидуальные представления и ожидания относительно гипнотической процедуры могут иметь огромное влияние на эффективность процедуры.

    Модификация внушаемости наркотиками

    Ряд исследователей пробовали вводить лекарства для повышения внушаемости. Как правило, методология этих исследований включает либо тестирование внушаемости двух групп участников при одновременном введении одной группе препарата, а другой группе — плацебо (в этом дизайне необходимо большое количество участников, чтобы избежать случайных вариаций внушаемости, влияющих на результаты).Альтернативный метод состоит в том, чтобы протестировать одного и того же человека дважды, один раз до и один раз после приема препарата (во многих отношениях это более надежный метод, хотя он может вносить систематические ошибки из-за эффектов повторного тестирования — участники знакомятся с тестами). Ниже представлены результаты наиболее надежных исследований лекарственного гипноза.

    Таблица 1: Подробная информация о предыдущих исследованиях фармакологического манипулирования внушением. * Стэнфордская шкала внушаемости (Weitzenhoffer & Sjoberg, 1961).** Стэнфордская шкала гипнотической восприимчивости (Weitzenhoffer & Hilgard, 1959). *** Гарвардская групповая шкала гипнотической восприимчивости (Shor & Orne, 1962)

    Многие из протестированных препаратов обладают широко различающимися фармакологическими эффектами, и пока неизвестно, вызвано ли повышение внушаемости конкретным нейрохимическим эффектом или же общие диссоциативные («одурманенные») эффекты препаратов приводят к изменению внушаемости, возможно, через психологическое воздействие. механизм. Нам нужно больше знать о нейробиологии реакции на внушение (см. Раздел о нейровизуализационных исследованиях), чтобы более полно ответить на этот вопрос.

    Модификация будущего внушаемости

    Представленные выше результаты показывают, что можно увеличить количество ответов на предложения, потенциально в довольно значительной степени. Поскольку известно, что некоторые клинические применения гипноза и внушения, такие как обезболивание, различаются по своей эффективности в зависимости от того, насколько восприимчивы пациенты, возможность изменить внушаемость может быть чрезвычайно ценна. Некоторые новаторские исследования уже показали, что гипноз может быть полезен наряду с седативными эффектами в сознании (Faymonville et al, 1997).

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *