Виктимное поведение это: Виктимное поведение, или Как мы сами притягиваем неприятности к себе

Виктимное поведение, или Как мы сами притягиваем неприятности к себе

​​​​​​​Виктимность, виктимное поведение (от англ. victim — жертва) — предрасположенность человека попадать в ситуации, связанные с опасностью для его жизни и здоровья. В частности, это действия и поступки человека, которые провоцируют желание на него напасть. Более мягкий вариант — это действия человека, которые усиливают вероятность того, что он попадет в какую-нибудь прескверную ситуацию.

Феминистки протестуют против этого термина, настаивая, что виктимология оправдывает насилие, перенося часть вины на жертву, которая-де из-за неосторожного поведения «сама виновата». Благодаря усилиям феминисток термин «виктимность» стал реже использоваться в западной криминалистике, но быстро перекочевал в жаргон психологов для описания бездумного и провокативного поведения людей, устраивающих себе серьезнейшие неприятности на пустом месте.

В отличие от мазохиста, человек с виктимным поведением не хочет испытывать страдания, но устраивает себе неприятности просто потому, что часто живет «без головы» и совершает элементарные поведенческие ошибки. Какие?

Беспомощное поведение

Наглые мужики пристают к самым разным женщинам, но чаще всего к тем, кто, как они чувствуют, будут от этого дрожать и бояться. Беспомощность жертвы притягивает наглеца и насильника.

Американский профессор Бетти Грейсон провела любопыт­ный эксперимент. Она предъявила си­дящим в разных тюрьмах и абсолютно не связанным между собой преступникам видеопленки с изображением иду­щих по улице людей. Это были простые прохожие, принадлежащие к различ­ным социальным и возрастным груп­пам и не знавшие, что их снимают. То есть, они вели себя абсолютно естест­венно, и видеозапись отражала реаль­ную сцену из жизни. Исследователи предложили заключенным определить, кого из изображенных на пленке они выбрали бы в качестве своих жертв. Поразительно, но факт: большинство указали на одних и тех же людей. Идеальный объект для нападе­ния выглядит приблизительно так: сутулые плечи, скованные движения, вя­лый, потухший, избегающий контакта взгляд, опущенная голова, неуклюжая плетущаяся походка. Показательна и степень вовлеченности в окружающий мир – человек, погрузившийся в глубо­кие размышления и не замечающий, что творится вокруг него, легко уязвим.

Итого: если девушка застывает от ужаса, вся трясется, но молчит или беспомощно отмахивается от наглых приставаний, это как раз то поведение, которое более всего привлекает тех, кто этим развлекается. К уверенным женщинам, которые на приставание способны спокойно повернуть голову и сказать: «Мужчина, у вас какие-то трудности?», пристают существенно реже.

Мораль — осваивайте спокойное присутствие, учитесь уверенному поведению. Полезнейшие навыки!

Провокации, или элементарная неосторожность в криминогенных ситуациях

Если вы на улице имеете обыкновение доставать огромную пачку денег и размашисто ее пересчитывать, то ваши шансы на то, что кого-то это заинтересует и вас, в конце концов, огреют по голове и отберут ваши денежки — шансы на такое событие возрастают. Девушки, которые садятся поздно вечером в случайные машины или тем более голосуют на безлюдной дороге в три часа ночи, более виктимны, чем другие девушки, которые уже в шесть часов вечера возвращаются домой на троллейбусе.

Даже привычка девушки пристально смотреть в глаза мужчинам, не разбираясь, что это за мужчина и как он может это расшифровать, по крайней мере, в российской действительности, может сослужить ей дурную службу.

Вообще, очень важно не встречаться взглядом с подозрительным, выказывающим агрессивные намерения субъектом. Эту нехитрую рекомендацию дал большой знаток психологии животных Конрад Лоренц. В своей книге «Кольцо царя Соломона» он писал, что при встрече с незнакомой собакой ни в коем случае нельзя пристально смотреть ей в глаза. Животное воспринимает такой взгляд как вызов и часто спешит отреагировать агрессивно. Преступник, обуреваемый примитивными инстинктами, в чем-то подобен животному. Так что ни четвероногого, ни двуногого зверя лучше таким способом не дразнить.

Взгляд глаза в глаза между любящими людьми — объяснение в любви, а пристальный взгляд девушки в сторону незнакомого мужчины большинство мужчин воспринимает как приглашение к активному знакомству. Девушка не подумала, а мужчина уже возбудился. Как будем эту ситуацию разруливать?

Агрессия на агрессию


​​​​​​​​​​​​​​Сильные люди обычно вежливы с незнакомцами. Это обычный эволюционный механизм, описанный еще профессором-этологом В. Дольником в книге «Непослушное дитя биосферы», где он анализировал, почему наиболее жестокие драки происходят во время брачного периода у слабых животных, в то время как животные, способные легко убить противника своего вида, обычно ограничивают ритуальные бои вежливыми бесконтактными танцами. Голуби заклевывают конкурентов до крови, а змеи лишь стоят друг перед другом на хвостах, покачиваясь, но вовсе не стремясь вонзить в соперника свои ядовитые зубы. А все потому, что, веди себя змеи иначе, скоро бы на планете вообще не осталось змей, кроме ужиков. У нас – то же самое. Сильные и легко впадающие в ярость люди очень скоро выясняют, что в социуме умение вести себя приятно куда важнее умения отрывать противникам головы (а те, кто не выясняют, очень скоро оказываются либо в тюрьме, либо на кладбище). Неумение контролировать свою агрессию будет виктимным поведением для такого человека.

Спокойно извиниться, когда вас толкнули, гораздо вежливее и просто разумнее, чем толкать человека в ответ и начинать разборки.

Самоубийственная ревность

Удивительно, но самые ревнивые мужчины выбирают самых непостоянных девушек, а не самые постоянные девушки развлекают себя связями с очень ревнивыми мужчинами. Что тут сказать? Кого будут убивать эти мужчины — себя или девушку, сказать трудно; а вы примите свое решение — оно вам надо?

Экстремальные виды спорта

Как ни грустно это звучит, но практически каждый молодой человек, покупающий себе дорогой мотоцикл или снегоход, по сути будущий самоубийца. Кстати, другое название снегоходов — «убийцы олигархов». Люди, которые прыгают со скейтборда на сноуборд, занимаются каньонингом, бабблингом, дайвингом, бейсджампингом и уверенные, что машина не умеет ездить меньше ста тридцати километров в час — это люди, которые играют со смертью в предельно опасные игры.

После того, когда я увидел в больнице десятки любителей парапланов, теперь уже навсегда прикованных к инвалидным коляскам по причине переломанного позвоночника и паралича ног — никто из моих друзей на параплане уже не полетит, будьте уверены. Я о них позабочусь, они мне еще дороги.


Может быть и вам есть ради чего жить?


Виктимное поведение — это… Что такое Виктимное поведение?

Виктимное поведение

Виктимность (от лат. victima — жертва; ко́мплекс же́ртвы) — склонность субъекта к поведению, повышающему шансы на совершение преступления в отношении его. Виктимность изучает межотраслевая дисциплина виктимология.

Выделяют также общественную виктимность.

Свойства каждой человеческой личности позволяют оценить вероятность того, что эта личность может стать жертвой преступления, — чем больше вероятность, тем выше виктимность этого человека. Виктимность зависит от личностных характеристик (в т.ч. социотипа), социального статуса лица, степени конфликтности ситуации, места и времени развития ситуации.

Величина виктимности может изменяться. Её рост называется виктимизацией, снижение — девиктимизацией.

Некоторые учёные выделяют два конститутивных типа виктимности: личностную и ролевую.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Викс Кент Р.
  • Викс, Кент Р.

Смотреть что такое «Виктимное поведение» в других словарях:

  • Виктимное поведение — (англ. victimal behaviour) в криминологии легкомысленное, вызывающее, безнравственное или противоправное поведение потерпевшего, послужившее поводом для совершения преступления (см. также Виктимология) …   Энциклопедия права

  • Виктимное поведение — одна из разновидностей так называемых пограничных проступков. Представляет собой поведение потерпевшего, которое создает реальную возможность совершения против него соответствующего правонарушения, т.е. это поведение, провоцирующее правонарушение …   Теория государства и права в схемах и определениях

  • Виктимное поведение — (англ. victimal behaviour) в криминологии легкомысленное, вызывающее, безнравственное или противоправное поведение потерпевшего, послужившее поводом для совершения преступления (см. также Виктимология) …   Большой юридический словарь

  • Аутодеструктивное поведение — Эту страницу предлагается объединить с Аутоагрессия. Пояснение причин и обсуждение на странице Википедия:К объединению/18 сентября 2012. Обсуждение длится о …   Википедия

  • Зависимость — неадекватно высокая восприимчивость к тому или иному внешнему воздействию, как правило, в связи с личностной неспособностью отказаться от влияния как результата подобного воздействия. В рамках психологического знания традиционно понятие… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ВИЗАНТИЙСКОЕ ПРАВО — (греко римское право) правовая система Византийской империи (VI XV вв.), основу которой составила кодификация Юстиниана (см. Свод Юстиниана). Сло жилось путем преобразования и постепенного приспособления к нуждам восточной империи римского права …   Энциклопедия юриста

  • ВИКТИМОЛОГИЯ — (лат. victima жертва и греч. logos учение) криминологическое учение о жертве преступления, о типичных свойствах физических и юридических лиц, превращающих их в объекты преступных посягательств и определяющих характер и степень их криминальной… …   Энциклопедия юриста

  • ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ — буквально означает предохранение людей, общества, государства от преступлений. П.п. представляет собой сложный комплекс разнообразных мер упреждающего воздействия на все. что порождает, воспроизводит это социально негативное явление.определяет… …   Энциклопедия юриста

  • Не верь, не бойся, не проси — У этого термина существуют и другие значения, см. Не верь, не бойся, не проси (значения). «Не верь, не бойся, не проси»  тюремная поговорка, получившая известность благодаря писателям Варламу Шаламову и Александру Солженицыну. Содержание 1… …   Википедия

  • Насильственная преступность — одна из составных частей общей структуры преступности, в которую входят деяния, связанные с физическим и психическим насилием над личностью или угрозой его применения. Насильственная преступность может пониматься в широком смысле при этом в неё… …   Википедия

Виктимное поведение жертвы. / Прокуратура (новости) / Официальный сайт городского округа Егорьевск

Психологи уже давно обратили внимание, что одни люди, как будто бы магнитом притягивают к себе несчастья, и становятся жертвами преступлений, а другие практически не сталкиваются в своей жизни с такими ситуациями. Очень часто потерпевшие сами своим поведением способствуем совершению в отношении них криминальных деяний. Существует даже целая наука, изучающая жертв преступления и потерпевших — виктимология. Зачастую человек сам провоцирует преступников в совершении правонарушений и преступлений. Происходит это либо в силу личностных характеристик жертвы, либо в результате ее ненадлежащего поведения.
Выделяют несколько основных варианта поведения, провоцирующих совершение преступления: неосторожное или самонадеянное поведение жертвы либо действия потерпевшего, вызывающие неадекватные поступки преступника. При неосторожном поведении жертва сама создает практически все условия для того чтобы в отношении неё было совершено преступление. Это и оставленные ценные вещи в салоне автомобиля или ношение кошельков в прозрачном полиэтиленовом пакете, позднее возвращение домой в коротком платье или ношение солидной суммы денег и ее явное афиширование.
Самонадеянное поведение наиболее характерно для «ярких» оптимистов, которые считают, что с ним несчастье случиться и не может. Так, часто дамы становятся жертвами изнасилования, принимая приглашение посетить жилье малознакомого мужчины. Так 30.11.2011 года в Егорьевском городском суде состоялся приговор в отношении Кашина С.В. В ходе судебного заседания было установлено, что  25.05.2011  на аллее во 2 микрорайоне гражданка П. познакомилась с ранее неизвестным ей Кашиным С.В. Он пошел провожать её домой, по дороге они распивали пиво. Гражданка П. предложила Кашину С.В. попить пива  в подъезде, на что он предложил ей пойти к нему домой, поскольку его квартира свободна. Она согласилась, т.к. Кашин С.В. внешне внушал доверие. В результате гражданка П. была изнасилована. Именно легкомысленное поведение жертвы может вызвать неадекватную реакцию со стороны преступника, не следует бравировать своим бесстрашием, пытаясь задержать преступника, а также не следует вступать с правонарушителем ни в какие дебаты, чтобы не спровоцировать его на незапланированное преступление.  В этом случае лучше всего действовать в соответствии с золотым правилом: «береженого бог бережет».     Помощник городского прокурора юрист 3 класса                                                                            Климанов А.Н.    

понятие и виды – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2020. Т. 17, № 1. С. 120-129.

УДК 343.9

DOI 10.24147/1990-5173.2020.17(1).120-129

ВИКТИМНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПОТЕРПЕВШИХ ОТ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

И. С. Будкина

Юридический институт Сибирского федерального университета, г. Красноярск, Россия

Введение. Отсутствие единства подходов при определении понятия «виктимное поведение» обуславливает необходимость пересмотра существующих дефиниций и классификаций указанного субъективного фактора виктимизации для выработки и дальнейшего использования при изучении конкретных видов предкриминальных поведенческих проявлений потерпевших. Цель. Целями исследования являются выявление и, при необходимости, формулирование наиболее подходящего для изучения виктимизации несовершеннолетних потерпевших от насильственных преступлений против жизни и здоровья определения категории «виктимное поведение»; описание поведенческих отклонений несовершеннолетних потерпевших от насильственных преступлений и разработка их классификации. Методы. Исследование основано на диалектическом подходе, с применением методов анализа, синтеза, сравнения, классификации. Кроме того, были использованы социологические методы исследования (изучение материалов уголовных дел). Результаты. Автор предлагает в основу определения категории «виктимное поведение» заложить понятие социальной нормы, а в основу классификации виктимного поведения — характер отклонения от нормы. Частота того или иного отклонения прослеживается на репрезентативном массиве изученных уголовных дел о насильственных преступлениях против жизни и здоровья несовершеннолетних, совершённых на территории трёх субфедеральных образований: Красноярского края, Иркутской области и Республики Хакасия. Приведена количественная иллюстрация сверхнормативного, противоправного, аморального, рискованного поведения несовершеннолетних потерпевших, проанализированы некоторые другие поведенческие проявления, не относящиеся к отклонению от нормы безопасности. Заключение. Представленная информация может служить ориентиром для профилактической деятельности с целью коррекции поведения несовершеннолетних, повышающего вероятность совершения в отношении их насильственных преступлений против жизни и здоровья.

Ключевые слова: виктимизация несовершеннолетних; ювенальная виктимология; виктимное поведение; дети — жертвы преступлений; виды виктимного поведения.

1. Введение

Предкриминальные поведенческие проявления несовершеннолетних потерпевших от насильственных преступлений против жизни и здоровья разнообразны. Классификация подобных проявлений необходима не только для научного познания, но и для организации предупредительного воздействия, и в частности виктимологической профилактики. Она позволяет оценить «вклад» потерпевшего в возникновение и развитие криминальной ситуации, чтобы в конечном счёте типологизировать меры предупредительного воздействия, и в частности рекомендации, обращённые к потерпевшему.

2. Методология

Исследование основано на диалектическом подходе, с применением методов анализа, синтеза, сравнения, классификации. В качестве основного был использован документальный метод: изучено 310 уголовных дел о насильственных преступлениях, совершённых в отношении несовершеннолетних на территории Красноярского края, Иркутской области, Республики Хакасия.

3. Существующие дефиниции и классификации предкриминального поведения потерпевшего

В работах В. Е. Квашиса [1], А. В. Майорова [2], В. С. Минской, Г. И. Чечеля [3] В. И. Полубинского [4], А. Л. Репецкой [5], Д. В. Ривмана, В. С. Устинова [6], Л. В. Фран-

ка [7] и других описано поведение потерпевшего в предкриминальной ситуации. Но при попытке приспособить предложенные типологии и классификации для нужд нашего, в значительной степени прикладного, исследования были выявлены некоторые трудности. Главная из них — отсутствие терминологического единства и унификации классификационных оснований.

Понятие виктимного поведения потерпевшего традиционно используется в викти-мологии как «индикатор для разграничения различных видов поведения жертвы, как повышающих вероятность превращения лица в жертву преступления, так и играющих нейтральную роль в механизме совершения преступления» [8, с. 14]. Необходимо отметить, что в виктимологической литературе встречаются различные термины, обозначающие проявленный вовне поведенческий компонент активности или пассивности человека, повышающий его предрасположенность стать жертвой преступного посягательства. В их ряду можно перечислить такие термины, как собственно «виктимное поведение», «виновное поведение», «отрицательное поведение», «провоцирующее поведение».

В виктимологической литературе имели место попытки термином «виновное поведение» потерпевшего обозначить весь спектр поведенческого компонента потерпевшего, повышающего его предрасположенность стать жертвой преступления. Так, согласно мнению В. И. Полубинского, «виновным является такое поведение жертвы, в котором обнаруживается сознательное или неосознанное отношение потенциальной жертвы к исходу преступного деяния и содержатся какие-либо причинные факторы, повлиявшие на асоциальное поведение правонарушителя» [4, с. 46]. Однако указанная формулировка обнаруживает некоторые спорные моменты. Во-первых, следует обратить внимание, что неосознанный вклад потерпевшего в совершение преступления автором относится также к форме виновного поведения. Однако, исходя из представления о вине как о психическом отношении лица к собственному поведению, наличие элемента осознанности представляется необходимым. Во-вторых, само употребление словосочетания «виновное поведение» вызывает обоснованные опа-

сения. Ввиду того, что институт вины тесно связан в уголовном праве с фигурой лица, совершившего преступления, он не может быть в тех же формулировках экстраполирован на противоположную сторону криминального акта. Кроме того, опасность оперирования категорией «вина» в отношении жертвы преступления связана с негативными этическими последствиями такого словоупотребления. Обусловлено это существованием в обществе стереотипов греховности и запятнанности жертвы, исключительно самостоятельно виновной в своих несчастьях. Представляется, что перенос «вины» и тем самым, возможно, элемента ответственности с преступника на жертву является наименее желательным эффектом развития виктимоло-гического учения. В. С. Минская по этому поводу замечает, что предпочтительнее говорить об отрицательном поведении потерпевшего, повлиявшем на совершение преступления [3].

А. Л. Репецкая в качестве замены категории «виновное поведение» также допустила возможным использовать термин «отрицательное поведение потерпевшего» [5, с. 18], однако исключительно для характеристики группы социально неодобряемой формы поведения. Под отрицательным поведением потерпевшего автором понимается «результат реализации сознательного отрицательного отношения потерпевшего к общепринятым социальным ценностям, способствующее совершению преступного посягательства в сфере его интересов» [8, с. 15]. А. Л. Ре-пецкая резонно отмечает, что собственное объективно отрицательное поведение потерпевшим может не всегда осознаваться как таковое (например, действия или бездействия малолетних лиц). При этом «у них отсутствует не только осознание отрицательного характера собственного поведения, но и осознание того, что оно может способствовать совершению преступного посягательства в сфере их интересов» [5, с. 18]. По мнению автора, такое поведение потерпевшего является отрицательно невиновным.

Однако, отказавшись от обозначения отрицательного поведения потерпевшего как «виновного», не совсем верным представляется решение оставить характеристику противоположной группы с формулировкой «не-

виновное». Кроме того, нахождение данного вида поведения в группе отрицательного также представляется сомнительным. Так, плач грудного ребёнка, являющийся основной доступной в этом возрасте формой сигнализирования о потребностях и ставший поводом для насильственных проявлений в отношении него, вряд ли должен иметь негативную (отрицательную) оценку.

Таким образом, среди имеющихся на сегодняшний день и перечисленных выше терминов наиболее удачным, на наш взгляд, является термин «виктимное поведение» потерпевшего. «Виктимное поведение разнообразно, и его разграничение является необходимым, поскольку позволяет на эмпирическом уровне изучать взаимосвязи с другими виктимологическими и социальными категориями» [9, с. 26]. В его рамках, согласно классификации, предложенной А. Л. Репец-кой [5], выделяются такие разновидности, как социально одобряемое и социально не-одобряемое. В свою очередь, социально не-одобряемое поведение разделено на такие виды, как виновное и отрицательное невиновное. Виновное же поведение представлено в следующих трех группах: неправомерное, аморальное и неосмотрительное.

4. Виктимное поведение как вид отклонения от социальной нормы

Дискуссии о видах виктимного поведения отражают потребность в более ясном представлении об оценке, а также степени упречности поведенческой линии потерпевшего в механизме преступления. Преодолению разногласий в этом вопросе может существенно помочь предложение А. В. Туля-кова, который считает, что необходимо ввести в научный оборот такую категорию, как «норма безопасного поведения» [10, с. 151]. На наш взгляд, оценка поведения потерпевшего с точки зрения нормативности могла бы стать отправной точкой для классификации поведения, повышающего предрасположенность стать жертвой преступления. Только при установлении такой нормы можно более определённо оценивать наличие и степень виктимного поведенческого отклонения, а также надлежащим образом его классифицировать. Таким образом, следует обратить внимание на перспективность использования в качестве основы для классификации вик-

тимного поведения данных девиантологии, оперирующей понятиями «социальная норма» и «социальное отклонение».

Социальная норма — одно из «приспособлений», которое люди «изобрели» для организации общежития и согласования совместной деятельности. И хотя данная категория широко используется в повседневном и научном обороте, к сожалению, унифицированного определения до сих пор не имеет.

Первая причина разногласий состоит в том, что границы данного понятия определяют два исходных — «социальное» и «норма», каждое из которых многозначно. Понятие «норма» употребляется для описания не только социальных параметров нашей жизни, но и физических или биологических явлений. Прилагательное «социальное» используется для того, чтобы отделить социальную норму от всех иных.

Кроме того, социальные нормы исследуются, а значит, и определяются с точки зрения разных наук — философии, социологии, социальной психологии, этики, правоведения, девиантологии, деликтологии, криминологии, а следовательно, и в основу определения закладываются разные конституирующие признаки.

В девиантологии норма — это «явление группового сознания в виде разделяемых группой представлений и наиболее частных суждений членов группы о требованиях к поведению с учётом их социальных ролей, создающих оптимальные условия бытия, с которыми эти нормы взаимодействуют и, отражая, формируют» [11, с. 9].

В социальной психологии социальную норму определяют как «совокупность требований и ожиданий, которые предъявляет социальная общность (группа, организация, класс, общество) к своим членам с целью регуляции деятельности и отношений» [12, с. 29].

Опорными для нашего исследования, естественно, являются правоведческий, де-ликтологический и криминологический подходы. Но и в рамках названных наук при определении социальной нормы возникает немало разночтений. Они связаны с большим разнообразием социальных норм, которые используются в различных регулятивных системах. Среди них выделяют обычаи и традиции, религиозные, моральные, этиче-

ские, корпоративные, правовые нормы [13, с .192]. Внутри каждой из нормативных систем выделяются подвиды социальных норм.

В отличие от других видов норм (технических, медицинских, биологических, устанавливающих правила обращения с объектами материального мира), социальная норма «регулирует только такое поведение, которое имеет общественный характер, т. е. связана с взаимоотношениями между индивидами, коллективами, классами, обществом в целом» [14, с. 73].

Палитра общественных отношений чрезвычайно многообразна. Одной из её составляющих является область, связанная с защитой индивида от криминальных посягательств со стороны других представителей общества, — общественные отношения, складывающиеся в целях обеспечения безопасности личности. Как и применительно к прочим социальным отношениям, в этой сфере можно выделить различные виды социальных норм, устанавливающих образцы поведения их участников.

Безопасное поведение в форме установки на самосохранение является ориентиром для выживания индивида на протяжении всей истории человеческого рода. «Человек всегда оценивал угрозы, исходящие от опасных действий других людей, и учитывал их в своей жизнедеятельности, возводя крепостные стены, вооружаясь, выбирая маршрут путешествия, нанимая личную охрану и т. п.» [15, с. 139]. Общество в целом, реализуя задачу на упорядочение общественных отношений, нуждается в организации защиты своих представителей от широкого спектра угроз. Таким образом, имея в качестве ориентира состояние защищённости каждого члена общества, социальные нормы безопасного поведения «создают нормативно-одобряемое поле деяний, желательных для данного общества в данное время, тем самым ориентируя личность в её поведении. Они выполняют функцию контроля со стороны общества, служат образцом, информируют, позволяют оценивать поведение, прогнозировать его» [16, с. 14].

Поскольку «норма безопасного поведения» является одной из базовых категорий данного исследования, считаем необходимым более чётко определить наши теоретические

представления о ней. Особенно важным для дальнейшего взаимопонимания представляется обозначение параметров, выделяющих «норму безопасности» из всей совокупности социальных норм.

Норма безопасности преследует цель защиты объекта охраны и (или) предотвращения вредного влияния источника опасности. В публикациях Н. В. Щедрина [17; 18] сформулировано положение, согласно которому несовершеннолетний одновременно является объектом охраны и источником опасности. Именно от этого тезиса, как нам кажется, следует отталкиваться, исследуя и формулируя «нормы виктимологической безопасности» в отношении несовершеннолетних.

Норма безопасности способна выполнять три основные информационные функции, присущие социальной норме: ориентирующую, программную и прогностическую, которые вместе «обслуживают» предстоящий поступок потенциального потерпевшего [14, с. 87]. Развивая мысль В. Н. Кудрявцева применительно к функциям нормы безопасности, следует уточнить, что она:

— содержит сведения о вариантах поведения субъекта в предкриминальной ситуации с указанием на предпочтительный;

— сообщает об оптимальных в данных условиях способах минимизации вреда;

— информирует о возможном поведении других лиц,

— сообщает о возможных последствиях выполнения или невыполнения тех или иных действий.

Таким образом, норма безопасности -это разновидность социальной нормы, следование которой способствует сокращению риска виктимимзации лица, выполняющего её требования. Усвоения норм безопасности, как и других социальных норм, происходит в течение всей жизни. При этом основа указанного пути закладывается на ранних этапах социализации личности.

По способу регулирования нормы безопасности, адресованные несовершеннолетним, традиционно можно разделить на нормы-предписания, нормы-дозволения и запретительные нормы. При этом нельзя не согласиться с мнением, что «культура безопасности жизнедеятельности в общем виде — это

система табу и ограничений. Данная система предельно жёстко очерчивает зоны безопасной жизнедеятельности, с одной стороны, и показывают угрозы и риски негативных последствий выхода за её пределы — с другой» [2, с. 56].

В. Н. Кудрявцев утверждал, что «в сознании формирующейся или уже сформировавшейся личности могут содержаться «дефекты», которые в конечном счёте представляют собой почву для социальных отклонений» [14, с. 89], в нашем случае — виктимно опасных поведенческих проявлений. К указанным дефектам автор относил:

— незнание некоторых норм;

— несогласие с рядом норм;

— пренебрежение рядом норм.

Нарушение безопасных паттернов взаимодействия со средой, являющееся, в свою очередь, отклоняющимся от нормы поведением, можно рассматривать как отклонение от социальной нормы, иными словами социальное отклонение, или девиантное поведение.

Таким образом, игнорирование социальных норм безопасности несовершеннолетними проявляется в их виктимно отклоняющемся поведении. Помимо перечисленных дефектов, следование нормам безопасного поведения в несовершеннолетнем возрасте затруднено спецификой субъективного восприятия несовершеннолетними степени опасности. Отмечается, что подростками, например, «объективно опасная ситуация зачастую таковой не воспринимается ввиду завышенной самооценки, субъективно некритичного оценивания вероятных рисков, нигилистического восприятия алгоритмов и вариантов действий взрослых в аналогичных ситуациях и пр.)» [19, с. 293].

В литературе можно встретить мнение, согласно которому «к свойствам личности, отклоняющимся от нормы её безопасности, относится виктимность как повышенная уязвимость и доступность жертвы социально опасного проявления» [20, с. 76]. На наш взгляд, более правильно вести речь о вик-тимном поведении как о разновидности де-виантного поведения, нежели считать вик-тимность разновидностью девиации. Термин «виктимность» не только связан с социальными отклонениями, но и охватывает такие характеристики индивида, повышающие его

предрасположенность стать жертвой преступления, как возраст, пол, профессиональная или ролевая принадлежность, которые отклонениями не являются.

Можно сделать вывод, что виктимное поведение является отклоняющимся от норм безопасности, от процесса самосохранения проявлением и в конечном счёте повышает вероятность для своего носителя стать жертвой преступления. Полагаем возможным присоединиться к мнению Ю. А. Клейберга, который считает виктимное поведение «одним из видов девиантного поведения, представляющим собой социально-психологический и девиантологический феномен» [21, с. 112].

Таким образом, опираясь на труды авторов, чей научный интерес составляет категория «виктимное поведение», и учитывая изложенные выше уточнения и поправки, возможно определить виктимно отклоняющееся поведение как поведение, выходящее за пределы нормы безопасности как в позитивную, так и в негативную сторону и тем самым повышающее предрасположенность стать жертвой преступления.

Н. А. Пименов, рассматривая культуру безопасности, как систему табу и ограничений, полагает, что «данная система предельно жёстко очерчивает зоны безопасной жизнедеятельности с одной стороны, и показывают угрозы и риски негативных последствий выхода за ее пределы, с другой» [22, с. 56].

В зависимости от типа нарушенной социальной нормы все поведенческие отклонения потерпевшего можно подразделить на отклонения от обычаев и традиций, религиозных, корпоративных, моральных и правовых норм.

Классификацию правонарушений можно продолжить, положив в основание вид правовой нормы: преступление, административное правонарушение, дисциплинарный проступок, гражданско-правовой деликт и т. п.

Предкриминальное поведение жертвы может укладываться в рамки социальной нормы, и тогда его можно обозначить как нормативное (нейтральное, стандартное), а может выходить за пределы нормы как в позитивную (позитивно-отклоняющееся, сверхнормативное) или негативную сторону

(негативно-отклоняющееся, деструктивное). При этом следует согласиться с мнением, согласно которому «главным в виктимологиче-ском предупреждении всё же является не соответствие выбранного жертвой поведения нормам морали и права, а приемлемость поведения для целей безопасности личности в криминогенной ситуации» [23, с. 85].

5. Характеристика виктимного поведения несовершеннолетних потерпевших от насильственных преступлений против жизни и здоровья в контексте отклонений от социальных норм

Предложенная выше и основанная на трудах специалистов в области общей теории права, девиантологии и криминологии классификация виктимного поведения нашла подтверждение в материалах изученных нами уголовных дел о насильственных преступлениях, совершённых в отношении несовершеннолетних.

Так, позитивно-отклоняющееся поведение несовершеннолетнего потерпевшего, носящее сверхнормативный характер, не такое уж распространённое, но как фактор провоцирующий насилие, тем не менее, встречающееся явление. Проявляется оно, как правило, в защите чужих интересов от посягательств. Так, в 6,8 % (21) случаев несовершеннолетние вставали на защиту интересов своих родственников, друзей, знакомых и даже домашних животных, защищали имущество, пытались прекратить возникший между третьими лицами конфликт, в результате чего сами подвергались физическому насилию. Довольно часто в описанных ситуациях участниками пресекаемого потерпевшим конфликта являлись мать несовершеннолетнего и её сожитель.

Правонарушающее поведение несовершеннолетних потерпевших от насильственных преступлений было проявлено в двух формах: посягательство на имущество преступника или посягательство на его физическую неприкосновенность. Так, в 1,6 % (5) случаях совершению преступления предшествовало вскрытие автомобиля преступника, угон, вымогательство денежных средств, хищение имущества, проникновение потерпевшего в жилище преступника. В 5,8 % случаев (18) потерпевший первым нанёс удар, инициировал драку или участвовал в нанесе-

нии телесных повреждений преступнику ранее. При этом 7 % (22) случаев можно характеризовать как ситуации взаимного равного вклада в развитие конфликта, когда невозможно однозначно определить лицо, по вине которого он возник.

Наиболее частым нарушением моральных норм является унижение человеческого достоинства в форме оскорбления. Оскорбление довольно часто является причиной эскалации конфликта и сопровождается реакцией оскорблённого, выраженной в форме применения физического насилия по отношению к оскорбившему. Так, в 10,6 % (33) случаях потерпевший оскорблял преступника, грубил, показывал средний палец или оскорблял преступника ранее.

Описанные формы позитивных и негативных отклонений от социальных норм, способствующие совершению преступления, являются универсальными, т. е. могут быть проявлены в виктимном поведении как несовершеннолетних, так и взрослых. Однако в ходе проведённого исследования удалось выявить нарушение специфически-легитимной лишь для детского возраста социальной нормы — родительского требования, дозволения, предписания или запрета. Речь идёт о случаях, когда несовершеннолетний категорично отказывался выполнять требования взрослых или нарушал установленные ими правила. Так, в 1,6 % (5) случаев несовершеннолетние курили, в том числе дома, употребляли спиртные напитки, одурманивающие вещества, возвращались домой позже положенного, тратили денежные средства родителей без их согласия.

Особую группу поведенческих отклонений, наш взгляд, составляют проявления риска со стороны потерпевшего. Рискованное поведение может быть отнесено к пограничному состоянию социальных отклонений. Рассматривая риск как фактор девиантного поведения [20], как действие, в том или ином отношении грозящее субъекту потерей (проигрышем, травмой, ущербом), некоторые случаи активности потерпевшего можно отнести к категории рискованного поведения. Так, в 0,6 % (2) случаев потерпевший обнимал девушку преступника, не реагируя на замечания с его стороны; в 1 % (3) случаев потерпевший шантажировал или угрожал

распространением компрометирующей преступника информации; в 1,3 % (4) случаев явился по приглашению преступника на разговор, угрожающий физической расправой. Ещё в 1 % (3) случаев потерпевшие женского пола неосмотрительно принимали приглашения малознакомых лиц проследовать к ним домой или возвращались домой поздно ночью без сопровождения, в результате чего стали жертвами преступлений против половой неприкосновенности и в последующем были убиты. В ходе проведённого исследования был выявлен 1 % (3) случаев, когда потерпевшие, осознавая, что настроения преступника носят явно выраженный угрожающий характер, открыто сомневались в его способности перейти от слов к действию, словесно провоцируя его активность фразами: «Давай, бей! Давай, режь! Да тебе слабо!». В указанных случаях рискованное поведение приобретало характер прямой провокации. Перечисленные ситуации объединяет большая вероятность развития неблагоприятных последствий в результате действий потерпевшего, что в конечном счёте выразилось в причинении ему вреда здоровью различной степени тяжести или смерти. Обобщая перечисленные выше ситуации, можно говорить о маргинальном (пограничном) поведении, находящемся на самой крайней границе социальных норм. По сути, не представляя собой нарушение социальных норм, указанные поведенческие проявления находятся на грани допустимого поведения, угрожая безопасности их носителям.

Ещё одну группу 9,7 % (30) поведенческих проявлений потерпевших составляют ситуации, когда предкриминальная активность или пассивность несовершеннолетнего повлияла на формирование преступного намерения виновного, но отнести её к категории виктимного поведения не представляется возможным. Такое поведение, как правило, специфично для раннего детства, однако обозначить верхнюю возрастную границу довольно затруднительно. К нему относится плач, разбрасывание игрушек, отказ от еды, гиперактивное поведение, произвольное испражнение и мочеиспускание. Возникает вопрос: можно ли вообще говорить о девиант-ном поведении на указанном этапе развития личности? Возможно ли считать плач грудно-

го ребёнка разновидностью виктимного поведения в понимании его отклонения от нормы безопасного стиля жизни? Представляется, что ответом на указанные вопросы будет безусловное отрицание. Несмотря на то, что при отсутствии таких поведенческих проявлений со стороны потерпевшего преступление, вероятно, не было бы совершено, такое широкое понимание виктимного поведения размывает границы исследуемого феномена, делая бессмысленным его изучение с точки зрения разработки мер профилактики. Таким образом, подобного рода предкриминальное поведение потерпевшего должно оставаться за рамками классификации виктимного поведения.

В 52 % (161) случаев поведение несовершеннолетних потерпевших носило абсолютно нейтральный характер и никак не было связано с последующим посягательством в отношении их. Согласно данным исследования А. И. Савельева, нейтральное поведение в целом представляет «наиболее массовый тип поведения при совершаемых в отношении несовершеннолетних преступлений» [24, с. 37].

6. Заключение

В результате проведённого исследования можно сделать следующие выводы.

Виктимное поведение является разновидностью девиантного поведения, поскольку представляет собой отклонение от социальной нормы, обеспечивающей антикриминальную безопасность индивида.

Предкриминальное поведение несовершеннолетних потерпевших от насильственных преступлений против жизни и здоровья в половине случаев носило абсолютно нейтральный характер и не оказало никакого влияния на формирование намерения преступника совершить посягательство в отношении их.

Некоторые поведенческие проявления хотя и способствовали виктимизации несовершеннолетних, однако являлись естественными и закономерными для раннего детского возраста. Коррекция такого поведения невозможна, в связи с чем относить его к категории виктимного было бы неверным. Тем не менее учитывать факт наличия подобных поведенческих проявлений, влияющих на вик-тимизацию детей, необходимо.

В значительном числе случаев (40,1 %) поведение потерпевших можно обозначить как виктимно отклоняющееся, нарушающее нормы безопасности. В его рамках были выделены такие виды, как сверхнормативное, противоправное, аморальное, рискованное. Также стоит обозначить наличие специфической группы норм, нарушение которых может спровоцировать насильственное посягательство в отношении ребёнка, — это родительские требования, дозволения, предписания или запреты.

В свете предложенных классификаций виктимно отклоняющегося поведения необходимо ответить на вопрос, какова их практическая польза. В уголовно-правовом срезе

выяснение степени упречности поведенческой линии, согласно п. «з» ч. 1 ст. 61 Уго-ловного кодекса РФ, необходимо для установления обстоятельств, которые могут повлиять на назначение наказания; в кримино-лого-виктимологическом контексте — для профилактической работы с потерпевшим, с целью корректировки его поведенческих стереотипов, в том числе формирования конструктивных моделей поведения. Фиксация наличия и вида виктимного поведения потерпевшего в предкриминальной ситуации будет способствовать верной расстановке акцентов при осуществлении профилактической работы с несовершеннолетними.

ЛИТЕРАТУРА

1. Квашис В. Е. Основы виктимологии. — М. : №1а-Бепе, 1999. — 168 с.

2. Майоров А. В. Виктимологическая модель противодействия преступности : монография. — М. : Юр-литинформ, 2014. — 224 с.

3. Виктимологические факторы и механизм преступного поведения / В. С. Минская , Г. И. Чечель. — Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1988. — 151 с.

4. Полубинский В. И. Криминальная виктимология. Что это такое? — М. : Знание, 1977. — 64 с.

5. Репецкая А. Л. Виновное поведение потерпевшего и принцип справедливости в уголовной политике. -Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1994. — 151 с.

6. Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология. — СПб. : Питер, 2000. — 214 с.

7. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии / [Л. В. Франк ; Тадж. гос. ун-т им. В. И. Ленина]. — Душанбе : Ирфон, 1977. — 240 с.

8. Виктимологическая характеристика региональной преступности и её предупреждение / под ред. А. Л. Репецкой. — М. : Академия, 2009. — 304 с.

9. Морозов С. Л. Виктимологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых в отношении иностранцев. — М. : Юрлитинформ, 2013. — 160 с.

10. Туляков В. А. Общая характеристика виктимологической политики в современных условиях. — Одесса : Юридична лггература, 2000. — 180 с.

11. Колесникова Г. И. Девиантология — наука о девиантном поведении детей, подростков, взрослых : учебное пособие. — М. : Директ-Медиа, 2014. — 235 с.

12. Клейберг Ю. А. Психология девиантного поведения : учебное пособие для вузов. — М. : Сфера : Юрайт-М, 2001. — 160 с.

13. Теория государства и права : учебник / Л. А. Морозова. — 6-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма : ИНФРА-М, 2019. — 464 с.

14. Социальные отклонения / [авт. кол. : В. Н. Кудрявцев, С. В. Бородин, В. С. Нерсесянц, Ю. В. Кудряв -цев]. — М. : Юридическая литература, 1989. — 368 с.

15. Клейменов М. П. Криминология : учебник. — М. : Норма, 2009. — 448 с.

16. Змановская Е. В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения) : учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М. : Академия, 2004. — 288 с.

17. Щедрин Н. В. Введение в правовую теорию мер безопасности : монография. — Красноярск : Краснояр. гос. ун-т, 1999. — 180 с.

18. Щедрин Н. В. Концептуально-теоретические основы правового регулирования и применения мер безопасности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. — 2013. — № 4. — С. 26-35.

19. Гладкова Л. Н. Формирование опыта социально безопасного поведения несовершеннолетних в процессе опНпе-социализации // Вестник Тюменского государственного университета. — 2017. — № 3. -С. 292-305.

20. Кулакова А. А. Криминальная виктимность как социальная девиация // Вестник Владимирского государственного университета им. Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых. Серия: Педагогические и психологические науки. — 2015. — № 20 (39). — С. 76-80.

21. Клейберг Ю. А. Девиантная виктимизация личности подростка в процессе социализации // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Педагогика и психология. — 2019. — № 1 (146). -С. 111-119.

22. Пименов Н. А. Культура безопасности жизнедеятельности как условие безопасности личности и общества // Актуальные вопросы безопасности жизнедеятельности в современных условиях. — 2019. —

С. 54-63.

23. Будякова Т. П. Виктимологические аспекты правового института компенсации морального вреда. -М. : Юрлитинформ, 2016. — 224 с.

24. Савельев А. И. Виктимизация несовершеннолетних. Проблемы теории и практики предупреждения и минимизации : монография. — Омск : Ом. акад. МВД России, 2014. — 164 с.

Информация об авторе

Будкина Инна Сергеевна — старший преподаватель кафедры теории и методики социальной работы

Юридический институт

Сибирского федерального университета

Адрес для корреспонденции: 660075, Россия, Красноярск, ул. Маерчака, д. 6

E-mail: [email protected]

SPIN-код: 9456-1092, AuthorlD: 997116

Информация о статье

Дата поступления — 14 января 2020 г. Дата принятия в печать — 23 января 2020 г.

Для цитирования

Будкина И. С. Виктимное поведение несовершеннолетних потерпевших от насильственных преступлений: понятие и виды // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2020. Т. 17, № 1. С. 120-129. DOI: 10.24147/1990-5173.2020.17(1).120-129.

VICTIM BEHAVIOR OF MINORS VICTIMS OF VIOLENT CRIMES:

CONCEPT AND TYPES

I. S. Budkina

Law Institute of Siberian Federal University, Krasnoyarsk, Russia

Introduction. The lack of unity of approach in the definition of the term «victim behavior» necessitates a review of existing definitions and classifications of this subjective factor of victimization in order to develop and further use in the study of specific types of pre-criminal behavioral manifestations of victims. Purpose. The purpose of the study is to identify the most suitable for the study of victimization of minors from violent crimes against life and health, the definition of the category of «victim behavior», a description of the behavioral deviations of juvenile victims of violent crimes and the development of their classification. Methods. The study is based on a dialectical approach, using methods of analysis, synthesis, comparison, classification. In addition, sociological research methods (study of criminal case materials) were used. Results. The author suggests that the definition of «victim behavior» be based on the concept of social norm, and the classification of victim behavior is based on the nature of deviation from the norm. The frequency of this or that deviation is traced on a representative array of criminal cases studied on violent crimes against the life and health of minors committed on the territory of three sub-federal entities. Conclusion. The information provided can serve as a guide for preventive activities aimed at correcting the behavior of minors, contributing to the commission of violent crimes against them against life and health.

Keywords: victimization of minors; juvenile victimology; victim behavior; children — victims of crimes; types of victim behavior.

REFERENCES

1. Kvashis V.E. The basics of victimology. Moscow, Nota-Bene Publ., 1999. 168 p. (In Russ.).

2. Mayorov A.V. Victimological model of combating crime, monograph. Moscow, Yurlitinform Publ., 2014. 224 p. (In Russ.).

3. Minskaya V.S., Chechel’ G.I. Victimological factors and the mechanism of criminal behavior. Irkutsk, Irkutsk State University Publishing House, 1988. 151 p. (In Russ.).

4. Polubinskij V. I. Criminal Victimology. What it is? Moscow, Znanie Publ., 1977. 64 p. (In Russ.).

5. Repetskaya A.L. Guilty conduct of the victim and the principle ofjustice in criminal policy. Irkutsk, Irkutsk State University Publishing House, 1994. 151 p. (In Russ.).

6. Rivman D.V., Ustinov V.S. Viktimologia. Saint Petersburg, Piter Publ., 2000. 214 p. (In Russ.).

7. Frank L.V. Victims of Crime and Problems of Soviet Victimology. Dushanbe, Irfon Publ., 1977. 240 p. (In Russ.).

8. Repetskaya A.L. (ed.). Victimological characteristics of regional crime and prevention. Moscow, Akademiya Publ., 2009. 304 p. (In Russ.).

9. Morozov S.L. Victimological characteristics and prevention of crimes committed against foreigners. Moscow, Yurlitinform Publ., 2013.160 p. (In Russ.).

10. Tulyakov V.A. General characteristic of victimological policy in modern conditions. Odessa, Yuridichna literatura Publ., 2000. 180 p. (In Russ.).

11. Kolesnikova G.I. Deviantology is the science of the deviant behavior of children, adolescents, and adults. Moscow, Direkt-Media Publ., 2014. 235 p. (In Russ.).

12. Klejberg Yu.A. Psychology of Deviant Behavior. Moscow, Sfera Publ., Yurait-M Publ., 2001. 160 p. (In Russ.).

13. Morozova L.A. Theory of state and law, 6th ed. Moscow, Norma Publ., INFRA-M Publ., 2019. 464 p. (In Russ.).

14. Kudryavcev V.N., Borodin S.V., Nersesyants V.S., Kudryavtsev Yu.V. Social disabilities. Moscow, Yuridicheskaya literatura Publ., 1989. 368 p. (In Russ.).

15. Kleymenov M.P. Criminology. Moscow, Norma Publ., 2009. 448 p. (In Russ.).

16. Zmanovskaya E.V. Deviantology: (Psychology of deviant behavior), textbook. Moscow, Akademiya Publ., 2004. 288 p. (In Russ.).

17. Shchedrin N.V. Introduction to the legal theory of security measures, monograph. Krasnoyarsk, Krasnoyarsk State University Publishing House, 1999. 180 p. (In Russ.).

18. Shchedrin N.V. Conceptual and theoretical foundations of legal regulation and application of security measures. Kriminologiya: vchera, segodnya, zavtra = Criminology: yesterday, today, tomorrow, 2013, no. 4, pp. 26-35 (In Russ.).

19. Gladkova L.N. The formation of the experience of socially safe behavior of minors in the process of online socialization. Vestnik Tumenskogo gosudarstvennogo universiteta = Bulletin of the Tyumen State University, 2017, no. 3, pp. 292-305. (In Russ.).

20. Kulakova A.A. Crime victimization as social deviation. Vestnik Vladimirskogo gosudarstvennogo universiteta im. Aleksandra Grigor’evicha i Nikolaya Grigor’evicha Stoletovykh. Seriya: Pedagogicheskie i psihologicheskie nauki = Herald of Vladimir State University named after A.G. and N. G. Stoletovs. Series: Pedagogical and Psychological Sciences, 2015, no. 20 (39), pp. 76-80. (In Russ.).

21. Klejberg Yu.A. Deviant victimization of a teenager’s personality in the process of socialization. Vestnik Tverskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Pedagogika i psihologiya = Herald of Tver State University. Series: Pedagogy and Psychology, 2019, no. 1 (146), pp. 111-119. (In Russ.).

22. Pimenov N.A. Life Safety culture as a condition for personal and society safety. Aktual’nye voprosy bezopasnosti zhiznedeyatel’nosti v sovremennykh usloviyakh = Current issues of life safety in modern conditions, 2019, pp. 54-63. (In Russ.).

23. Budyakova T.P. Victimological aspects of the legal institution of compensation for moral harm. Moscow, Yurlitinform Publ., 2016. 224 p. (In Russ.).

24. Savel’ev A.I. Victimization of minors. Problems of the theory and practice of prevention and minimization. Omsk, Omsk Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia Publ., 2014. 164 p. (In Russ.).

About the author

Budkina Inna — Senior Lecturer at the Department of the Theories and Methods of Social Work

Law Institute of Siberian Federal University Postal address: 6, Maerchaka ul., Krasnoyarsk, 660075, Russia

E-mail: [email protected] SPIN code: 9456-1092, AuthorlD: 997116

Article info

Received — January 14, 2020 Accepted — January 23, 2020

For citation

Budkina I.S. Victim Behavior of Minors Victims of Violent Crimes: Concept and Types. Vestnik Omskogo universiteta. Seriya «Pravo» = Herald of Omsk University. Series «Law», 2020, vol. 17, no. 1, pp. 120-129. DOI: 10.24147/ 1990-5173.2020.17(1).120-129. (In Russ.).

Исследование психологических особенностей лиц с различным типом виктимности

Понятие виктимности и виктимного поведения

Определение 1

Виктимность (от лат. victima — жертва) — это склонность стать жертвой преступления.

Термин «виктимность» появился в криминальной виктимологии, занимающейся исследованием психологии поведения жертвы. Данное направление возникло в 40-50-е годы ХХ века и первоначально развивалось как одно из направлений криминологии.

В настоящее время исследуются различные направления и предметы «виктимности» и «виктимного поведения». Исследования проводятся специалистами из области психологии личности, социальной психологии, психопатии и т.д.

Современные психологические исследования виктимности и виктимного поведения, проводятся в двух основных направлениях:

  1. Виктимность как социальное явление.
  2. Виктимное поведение как индивидуальная психологическая характеристика личности.

Несмотря на то, что исследование виктимности и виктимного поведении являются весьма актуальными, до сих пор не выработанного единого их понимания и определения. Одним из общепризнанных уточнений является рассмотрение виктимности с точки зрения психологии.

С точки зрения психологии виктимность бывает двух форм: реализованной и потенциальной.

Определение 2

Реализованная виктимность – это психологическая способность индивида, при определенных обстоятельствах стать жертвой преступления.

Потенциальная виктимность – это психологическая способность индивида становится жертвой только лишь в условиях коллектива, и при возникновении социально-опасной ситуации.

Вероятность превращения лица в жертву преступления повышает не только присущая ему виктимность, но и виктимное поведение.

Готовые работы на аналогичную тему

Виктимное поведение — это поведение лица в конкретной предкриминальной и криминальной ситуациях, которое может быть как нейтральным, никоим образом не способствующим его виктимизации, так и «виновным».

То есть виктимное поведение подразумевает не только совершение лицом определенных действий, но и бездействий, в процессе преступления.

При этом «виктимность» и «виктимное поведение» понятия не совпадающие, поскольку виктимность не обязательно проявляется в виктимном поведении, а виктимное поведение не всегда является следствием наличия у лица виктимности.

Замечание 1

Таким образом, виктимность является исключительно внутренним качеством индивида, характеризующимся тем, что он может стать жертвой при стечении определенных обстоятельств.

Основные виды виктимности

В настоящее время выделяют следующие виды виктимности:

  1. Виктимогенная деформация личности – это совокупность социально-психологических свойств личности, которые связаны с рядом отрицательных особенностей социальной адаптации.

    Данный вид виктимности имеет следующие психологические характеристики – эмоциональная неустойчивость, неконтролируемость, сниженная способность к абстрактному мышлению, повышенная конфликтность.

  2. Профессиональная виктимность (ролевая) – это объективная социальная роль индивида, в определенных условиях, вне зависимости от наличия у него характерных личностных свойств, которые способны повысить опасность посягательства на индивида, вследствие исполнения данной социальной роли.

  3. Возрастная виктимность – это биофизическое свойство личности, которое присуще людям, относящимся к определенной возрастной группе.

    Каждая возрастная группа имеет свои конкретные психологические и физические характеристики, присущие только ей. В зависимости от данных особенностей проявляется возрастная виктимность.

  4. Виктимность-патология – это психологические последствия определенного патологического состояния личности (нарушение анализаторов слуха или зрения, психические заболевания, тяжелые соматические заболевания и т.п.).

Замечание 2

Виды виктимности могут встречаться у индивида как по отдельности, так и накладываться друг на друга, при наличии определенных условий.

Исследования, проведенные японскими психологами, позволили выделить следующие виды виктимности:

  1. Общая виктимность – обусловлена социальными, ролевыми и гендерными особенностями жертвы.
  2. Специальная виктимность – обусловлена установками, свойствами и атрибуциями личности.

Данные виды виктимности также могут встречаться как по отдельности, так и накладываться друг на друга. При наложении, у индивида значительно повышается уровень виктимности.

Уровни виктимности

Выделяют следующие уровни виктимности:

  1. Нормальный уровень виктимности – отмечается у людей, имеющих достаточно высокий уровень адаптации, способных приспособится без ярких психических потрясений и стрессов к новым условиям и обстановке.
  2. Среднестатистический уровень виктимности – находится в зависимости от тех социальных условий, в которых существует индивид, а также от уровня развитости у него социокультурных норм.
  3. Высокий уровень виктимности – связывают с наличием у индивида определенных специфических качеств, которые оказывают положительное влияние на уровень ее уязвимости и уровень адаптации к изменению условий.

Процесс накопления и реализации вовне присущей личности виктимности называют виктимизацией.

Процесс виктимизации представляет собой процесс по превращению индивида в жертву. В этой связи ее принято рассматривать с двух основных аспектов:

  1. Индивидуальная виктимизация – это процесс виктимизации отдельной личности, в рамках конкретного преступления.
  2. Массовая виктимизация – это суммарное и множественное выражение актов виктимизации в условиях повышенной преступности.

Таким образом, виктимность представляет собой совокупность ряда свойств личности, которые обусловлены комплексом биофизических, социальных и психологических условий, которые оказывают влияние на дезадаптивное реагирование субъекта, приводящее к ущербу его эмоционально-психического и физического здоровья. По своей природе, виктимизация является динамическим процессом, происходящим индивидуально у каждой отдельной личности.

ПРОФИЛАКТИКА ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ

ПРОФИЛАКТИКА ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ У МЛАДШИХ ПОДРОСТКОВ ПОСРЕДСТВОМ КОММУНИКАТИВНОГО ТРЕНИНГА

Габдулхакова Александра Андреевна

На социализацию ребёнка в условиях современного мегаполиса влияют множество факторов, на которые индивид может реагировать по-разному, в том числе и отрицательно — страх, тревожность, агрессия, выражающиеся в различных формах насилия.

Человек, являясь как субъектом, так и объектом социализации, всё же может стать и жертвой такого процесса. Ведь именно культура, традиции, обычаи, особенности семейного воспитания могут стать теми обстоятельствами, которые деформируют нормальное развитие, не дают реализовать заложенные способности. Таким образом, насилие, присутствующее в процессе социализации, изменяет личность, направляя её по пути выбранного виктимного поведения.

Виктимность – это склонность человека становиться жертвой в определенных ситуациях. [3] Так же выделяют термин виктимное поведение, то есть такое поведение, в результате особенностей которого повышается вероятность превращения лица в жертву преступления, обстоятельств или несчастного случая.[2]

Исходя из ряда исследований, можно сделать вывод, что больше всего в классификации по возрасту жертвами становятся подростки и пожилые люди.[5] Это обусловлено их статусом – они находятся в зависимости в силу обстоятельств, и не могут переломить ситуации, прекратив тем самым насилие над своей личностью.

Исследование, проведенное нами по русифицированным методикам, апробированным в рамках международного проекта «Quality of life of immigrant and native adolescents. AcomparativestudybetweenPortugal, Spain, Russia, BelarusandUkraine», дают возможность говорить о том, что дети уже в 5-6 классах ощущают на себе насилие в семье. Исследование проводилось в МОУ СОШ №90, где респондентами выступали учащиеся 6 и 11 классов в равных соотношениях мальчиков и девочек. Данное решение было принято в связи с тем, что наибольший интерес представляет сопоставление данных старшеклассников, которые уже близки к взрослой жизни, и позиция тех школьников, которые ещё дети, но уже имеющие возможность осознавать и замечать негативные проявления в свой адрес.

Наиболее значимыми для нашего исследования были следующие аспекты: «Общее состояние», «Дом и семья», «Проявление насилия», «Стрессовые ситуации за последние 5 лет».

Анализ аспекта «Общее состояние», в котором нас заинтересовал вопрос: «Ощущали ли Вы давление за последнюю неделю?», дал следующие результаты.

Таблица 1. Данные по ответам респондентов на вопрос «Ощущали ли Вы давление за последнюю неделю?» в процентах.

 

6 класс

11 класс

Никогда

16%

80%

Редко

48%

20%

Очень часто

16%

Всегда

20%

Из ответов видно, что шестиклассники более дифференцируют своё состояние, нежели старшеклассники. Возможно, причины этого связаны с категоричностью, присущей возрастным особенностям выпускников. Так же можно увидеть, что дети младшего возраста чаще подвергаются насилию со стороны родителей.

В категории «Дом и семья» было 6 вопросов, но для исследования мы решили выбрать наиболее интересные. Одним из первых задавался вопрос «Поступали ли родители по отношению к тебе несправедливо?». Большинство школьников – 55% — и 6, и 11 классов ответили «всегда». Далее у шестиклассников варианты «редко» — 30% и «очень часто» — 15%. У старшеклассников «довольно часто» — 45%. Шестиклассники давали более разнообразные ответы, что говорит об их особом восприятии проблемы.

Следующий вопрос для анализа: «Был ли ты счастлив дома?». Большинство старшеклассников, а именно 55 %, отвечали, что «всегда» по сравнению с 25% у шестиклассников. Вариант «очень часто» был выбран 45% старшеклассников и 20% шестиклассников. «Довольно часто» ответили 19% выпускников и 55% шестиклассников. Таким образом, шестиклассники реже, чем старшеклассники ощущают эмоциональный комфорт дома.

Последний вопрос, представляющий интерес для нашего исследования, звучал как «Уделяли ли тебе родители достаточно внимания?». В отличие от старшеклассников, шестиклассники выбирали ответ «никогда» — 10%. Большинство старшеклассников – 60% — отвечали «очень часто» в противовес 18% шестиклассников. Из опрошенных шестиклассников 55% «всегда» уделяли внимание родители, а старшеклассникам – 25%. Так же вариант «редко» выбрали 17% шестиклассников, а вариант «довольно часто» — 15% выпускников. Таким образом, шестиклассники более чувствительно относятся к недостатку внимания, нежели старшеклассники, так как именно они выбирали варианты «никогда» и «редко».

Следующим аспектом, представляющим интерес для исследования, являются результаты анкеты на тему «Стрессовые ситуации за последние 5 лет». В перечне различных ситуаций нужно было выбрать те моменты, которые повлияли на несовершеннолетнего и указать в балльном количестве степень этого влияния. Как показывает анализ ответов, сильная раздражительность и ссоры между родителями одинаково влияют и на старшеклассников – 32% — и на шестиклассников – 28%опрошенных.

В категории «Проявление насилия» рассматриваются вопросы, касающиеся проявления давления и жестокости в среде сверстников. Одним из наиболее важных вопросов был «Боялись ли Вы кого-нибудь из мальчиков или девочек». Из опрошенных 22% шестиклассников никогда не боялись никого из сверстников, а у старшеклассников эта цифра больше – 70%. Таким образом, шестиклассники больше боятся своих сверстников. Однако на вопрос«Высмеивали ли тебя другие мальчики или девочки» процент шестиклассников, которые боялись сверстников, совпадает. То есть, шестиклассники бояться сверстников не просто так, а из-за того, что они их высмеивают. У старшеклассников же всё наоборот: из 70 % опрошенных, которые боялись сверстников, только 30 % высмеивали. То есть, у старшеклассников боязнь сверстников не зависит от опыта высмеивания.

Чтобы изменить сложившуюся ситуации и воспитать уже в учениках средней школы умение отстаивать свои права и не превратиться в жертву, мы считаем, что нужно воспитать в детях способность свободно и не боясь выражать свои мысли, желания и потребности. Умение правильно и грамотно защищать свои права возможно в рамках коммуникативного тренинга, так как это позволит использовать как теорию, так и практику – ролевые игры и упражнения.

Мы предлагаем именно тренинг, потому что по теории «семи интеллектов», выдвинутой американским психологом Говардом Гарднером, нас интересуют два вида интеллекта – межличностный и внутриличностный. Межличностный интеллект отвечает за способность понимать других людей и сотрудничать с ними, он выражается в том, как мы воспринимаем настроение, темперамент и потребности других людей, как мы реагируем на них. Внутриличностный же интеллект – это наша способность понимать свой собственный внутренний мир, он позволяет воспринимать наши чувства, установки и предрассудки и ориентировать поведение из наших собственных желаний.[6]

Коммуникативный тренинг — это тренинг, целью которого является рост личности через расширение сферы осознания себя и других, а так же процессов, происходящих в обществе. Группа используется как лаборатория для развития и отработки умений межличностного общения. Плюс каждый наблюдает за поведением других. У всех есть возможность дать и получить обратную связь, что позволяет развивать умение эффективного общения. [1]

Тренинг поможет достичь три вида целей:

  1. . Когнитивных, направленных на передачу знаний о проблеме;
  2. . Аффективных, направленных на эмоциональное воспитание детей;
  3. . Прагматических, направленных на формирование конкретных знаний и умений.

Таблица 2. Структура целей коммуникативного тренинга.

Когнитивные цели

Аффективные цели

Прагматические цели

А1.Знание симптомов насилия над несовершеннолетним в семье

В1. Установка на предотвращение насилия

С1.Умение противостоять насилию

А2. Понимание опасности насилия над несовершеннолетними

В2.Уверенность в защите взрослых

С2. Умение открыто говорить о своих страхах перед наказанием

А3.Знание видов насилия и круга насилия

В3. Ощущение возможности разорвать круг насилия

С3. Умение разглядеть факторы-провокаторы насилия и распознать их

А4. Понимание, что бывают ситуации, когда необходимо настаивать на своих потребностях

В4. Ценность своей личности и своего самочувствия

С4. Умение грамотно донести свою позицию и аргументировать её

Основное содержание будут составлять следующие типы упражнений:

-ролевые игры, направленные на проигрывание конфликтных ситуаций и анализ выхода из них, отстаивание своей точки зрения;

-упражнения, направленные на вербализацию чувств;

-упражнения, направленные на формирование уверенности в себе и развитие ассертивности.

Изменение поведения в результате тренинга будем ожидать по следующим критериям:

-повышение уровня самооценки и самосознания у учащихся;

-умение аргументировано отстаивать своё мнение и убеждать остальных;

-улучшение психологического климата в классе.

Таким образом, мы рассматриваем коммуникативный тренинг, ориентированный на достижение уверенной коммуникации, средством профилактики виктимного поведения у младших подростках.

Список литературы:

  1. Алиева М.А., Гришанович Т.В., Лобанова Л.В., Травникова Н.Г., Трошихина Е.Г. Я сам строю свою жизнь. / Под ред. Е.Г. Трошихиной. – Спб.: Речь, 2006. – 216 с.
  2. Андронникова О.О. Методика исследования склонности к виктимному поведению http://spsi.narod.ru/5.htm
  3. Малкина-Пых И.Г. Виктимология. Психология поведения жертвы. — М: Эксмо, 2010. — 864 с.
  4. Монина Г.Б., Лютова — Робертс Е.К. Коммуникативный тренинг (педагоги, психологи, родители). — М.:Речь, 2005. — 224 с.
  5. Ривман Д. В. Криминальная виктимология — СПб.: Питер, 2002. — 304 с.
  6. Фопель К. Эффективный воркшоп. Динамическое обучение. Пер.с нем. – М: Генезис, 2003. – 368 с.
  7. Oliva, A., Jiménez, J., Parra, Á. & Sánchez-Quejiga, I. (2008). Acontecimientos vitales estresantes, resiliencia y ajuste Revista de Psicopatología y Psicología Clínica,13, 53-62.
  8. Matos M., Simões C., Carvalhosa S. et al. (2000). A saúde dos adolescentes portugueses. Estudo Nacional da Rede Europeia HBS/OMS. Lisboa: FMH / PEPT.
  9. Nunes, C., Lemos, I., & Guimarães, S. (2011). Questionário de dados sócio-demográficos para adolescentes (DASA). Documento não publicado, Universidade do Algarve, Faro, Portugal.
  10. The KIDSCREEN Group Europe. (2006). The Kidscreen questionnaires. Quality of life questionnaires for children and adolescents. Berlin: Pabst Science Publs.

 

Габдулхакова Александра Андреевна

специалист по социальной работе отделения

психолого-педагогической помощи семье и детям

МБУ «КЦСОН Свердловского района»

Виктимное поведение. Как не стать жертвой преступника.

Виктимность, виктимное поведение (от англ. victim — жертва) — предрасположенность человека попадать в ситуации, связанные с опасностью для его жизни и здоровья. В частности, это действия и поступки человека, которые провоцируют желание на него напасть. Более мягкий вариант — это действия человека, которые усиливают вероятность того, что он попадет в какую-нибудь прескверную ситуацию. Зачастую люди сами привлекают к себе повышенное внимание злоумышленников. Например, человек пересчитывает в людном месте довольно крупную сумму денег, а затем направляется в темный переулок, не задумываясь о последствиях или же девушка, которая ночью садится в автомобиль к неизвестному человеку, занимающемуся частным извозом, чтобы добраться до дома, хотя могла бы попросить о помощи родственника или воспользоваться услугами официальной службы такси.

Помимо вышеуказанных обстоятельств бывает множество случаев, когда люди попадают в опасные ситуации, при которых злоумышленнику удобно осуществить в отношении них противоправные действия, ведь часто преступления совершается не лицами, тщательно готовившимися к ним, а попавшими в максимально готовую ситуацию для совершения преступления, когда преступник случайно сталкивается лицом к лицу с жертвой преступления или с материальными ценностями жертвы.

Что бы минимизировать вероятность стать жертвой преступника необходимо придерживаться следующих советов:

— если у вас возникла необходимость пройтись по улице в темное время суток, выбирайте не короткий путь, а безопасный – тот который лучше освещен, на котором находится больше людей;

— избегайте на своем пути пустынных скверов, дворов, неосвещенных подземных переходов. Старайтесь не ходить вдоль производственных построек, глухих заборов, даже если это удлинит ваш путь и потребует дополнительное время на дорогу;

— идя по тротуару, держитесь ближе к проезжей части улицы — так меньше шансов, что на вас могут напасть из подворотни или из-за угла, если на малолюдной улице навстречу идет не трезвая компания или шумная группа людей, перейдите на другую сторону, не поворачивайте назад, резкий разворот непосредственно перед ними может спровоцировать конфликт, поскольку они почувствуют неуверенность с вашей стороны;

— не держите в одном кармане, кошельке или сумке крупную сумму денег. Перед выходом на улицу разложите деньги по разным карманам, помещайте кошельки и документы во внутренние карманы одежды, это затруднит доступ к ним в плотном потоке людей;

— если заметите, что вас кто-то преследует, поспешите в людное место, громко зовя на помощь;

— войдя в салон общественного транспорта, особенно в позднее время, осмотритесь и оцените обстановку с позиций личной безопасности. Может, лучше вообще выйти на первой же остановке: разумнее пропустить один трамвай (троллейбус, автобус), чем подвергать свою жизнь опасности, безопасней находиться ближе к кабине водителя или к устройству переговоров связи с ним. Без нужды не вступайте в разговор с незнакомыми попутчиками, не держите на виду ценные вещи, особенно малогабаритные, такие как мобильные телефоны и планшеты, поскольку их легко выхватить из рук. Если угрожающие вам лица намереваются выйти вслед за вами на той же остановке — либо останьтесь в салоне автобуса, либо немедленно обратите внимание граждан на остановке на ваших преследователей, попросите их вызвать полицию. Не покидайте остановку в одиночку, пока не убедитесь, что угроза нападения миновала.

— не обсуждайте с неизвестными людьми ваше материальное положение, недавно приобретенные ценности, недвижимость, или готовность их приобрести, поскольку это может натолкнуть преступников на мысль, что вы обладаете крупной суммой денег;

— не теряйте бдительности в общественных местах, держите сумки при себе, не ставьте их на пол и не теряйте из виду при нахождении в транспорте, кафе, при примерке одежды и обуви.

Межрайонная прокуратура разъясняет, что виктимологическая профилактика — одно из наиболее важных направлений борьбы с преступностью, когда предупредительные усилия реализуются, образно говоря, не со стороны преступника, а со стороны жертвы. Это деятельность правоохранительных органов, общественных организаций, социальных институтов по выявлению и устранению обстоятельств, формирующих «виновное» поведение жертвы, установление людей, составляющих группу криминального риска, и применение к ним профилактических мер.

БЕРЕГИТЕ СЕБЯ! ПРОЧИТАВ СТАТЬЮ, ПРОАНАЛИЗИРУЙТЕ СВОЁ ПОВЕДЕНИЕ И ПОСТАРАЙТЕСЬ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ НЕГО ВСЁ ТО, ЧТО МОЖЕТ СПРОВОЦИРОВАТЬ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА НА ПРЕСТУПЛЕНИЕ!

Кунцевская межрайонная прокуратура

типов виктимизации | Тихоокеанский университет

Кто является жертвой?

Потерпевший – это лицо, которому причинен прямой или угрожающий физический, эмоциональный или финансовый вред в результате действия другого лица, являющегося преступлением.

Типы виктимизации

(щелкните термин, чтобы просмотреть определение)

Сексуальные проступки — это обобщающий термин, который включает любые действия сексуального характера без согласия, совершенные с применением силы или страха, либо вследствие умственной или физической недееспособности, в том числе с использованием алкоголя или наркотиков.Сексуальные проступки могут различаться по степени тяжести и состоят из ряда поступков, включая изнасилование, официальное изнасилование (половой контакт с лицом моложе 18 лет), сексуальные прикосновения, сексуальную эксплуатацию, сексуальные домогательства и поведение, свидетельствующее о попытке совершения любого из вышеупомянутые акты.

Участие в любой сексуальной активности требует четкого согласия.

Изнасилование — Изнасилование — это сексуальное проникновение (пусть даже незначительное) во влагалище, рот или прямую кишку жертвы без согласия.Изнасилование включает в себя проникновение с (а) применением силы/страха или угрозой применения силы/страха; или (b) с лицом, которое иным образом не способно дать согласие, включая ситуации, когда лицо находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и об этом состоянии было или должно было быть известно обвиняемому.

Сексуальные прикосновения — Сексуальные прикосновения, также известные как сексуальные побои, представляют собой акт осуществления нежелательного и оскорбительного сексуального контакта (в одежде или без одежды) с интимной частью тела другого человека или действие, вызывающее немедленное опасение, что сексуальное прикосновение произойдет .К интимным частям тела относятся половые органы, анус, пах, грудь или ягодицы любого человека. Сексуальные прикосновения включают ситуации, в которых обвиняемый вступает в описываемые контакты с лицом, неспособным дать согласие.

Сексуальная эксплуатация — Сексуальная эксплуатация — это использование лица или ситуации, не давшей согласия, для личной выгоды или удовлетворения или для выгоды кого-либо, кроме предполагаемой жертвы; и такое поведение не является изнасилованием, сексуальным прикосновением или сексуальными домогательствами.Сексуальная эксплуатация включает, но не ограничивается:

Сексуальные домогательства — Сексуальные домогательства — это любое нежелательное сексуальное поведение или поведение, которое создает запугивающую, враждебную или оскорбительную рабочую или образовательную среду. Полный список запрещенных действий можно найти в Tiger Lore.

Преследование — Преследование запрещено. Это преднамеренное, злонамеренное и повторяющееся преследование человека или домогательства в отношении другого человека, вызывающие у человека разумный страх за его или ее личную безопасность или безопасность его или ее семьи.Это включает в себя использование заметок, почты, подарков, коммуникационных технологий (например, голосовой почты, текстовых сообщений, Интернета и сайтов социальных сетей — использование любых электронных или телекоммуникационных средств также известно как киберпреследование) для преследования или передачи угроз. Это правонарушение также может рассматриваться как разновидность сексуального проступка в определенных ситуациях.

Физическое нападение/нанесение побоев — Физическое нападение или нанесение побоев запрещено. Это прикосновение или удар человека против его или ее воли или угроза насилия в отношении этого человека.

Свидания/Отношения/Домашнее насилие — Свидания/Отношения/Домашнее насилие запрещены. Этот тип насилия может быть эмоциональным, словесным, физическим и/или сексуальным насилием со стороны интимного партнера, членов семьи или сторон в отношениях на свидании.

Кража — Кража — это незаконное и несанкционированное изъятие любого личного имущества для собственного использования.

Угроза причинения вреда — Передача угроз, которые приводят или могут причинить вред любому лицу умышленными и преднамеренными средствами, запрещена.

По другим видам преступлений обращайтесь в Департамент общественной безопасности по телефону 209-946-2537.

Понимание менталитета жертвы

Каждый из нас хоть раз в жизни чувствовал себя жертвой. В такие моменты мы можем чувствовать себя использованными, обиженными другим человеком и/или обстоятельствами, или что жизнь просто несправедлива. Позиция жертвы очень сильна: жертва считает, что она всегда морально права, не несет ответственности за свои действия и имеет право на сочувствие других.Люди с менталитетом жертвы считают, что другие, как правило, удачливее или счастливее, чем они сами. Они обвиняют других или учреждения в своих несчастьях, приписывают необоснованные негативные намерения другим людям и могут даже испытывать удовольствие от жалости к себе. Они самоуничижаются, принижая себя из-за низкой самооценки, неадекватности и депрессии. Хронические негативные самооценки вызывают чувство безнадежности и беспомощности — порочный круг, который увековечивает и лежит в основе менталитета жертвы.

В конечном счете, люди могут сохранять менталитет жертвы, потому что они боятся брать на себя ответственность за свои собственные желания и желания и боятся неудачи. Они бессознательно считают, что не заслуживают хороших вещей в своей жизни.

Менталитет жертвы можно изменить, поскольку это выученное поведение, которое обычно начинается в раннем детстве, а выученное поведение можно забыть. Маленькие дети беспомощны и уязвимы, и они полагаются на своих опекунов в плане ежедневной поддержки.Некоторые маленькие дети получают положительное подкрепление и эмоциональную поддержку только тогда, когда вызывают сочувствие у далеких опекунов. В этих случаях менталитет жертвы усиливается, потому что он успешен. Однако в долгосрочной перспективе роль жертвы лишает нас индивидуальной силы и потенциала.

Переход от менталитета жертвы к менталитету «возвращения контроля» требует в первую очередь понимания и изучения основных психологических проблем, способствующих менталитету жертвы.Исследования, изучающие психологию жертвы, показывают, что людям с менталитетом жертвы трудно выражать и обрабатывать негативные эмоции, такие как гнев, страх и разочарование, а также им трудно брать на себя ответственность за свои желания и действия. Это приводит к ощущению безнадежности и беспомощности — слишком знакомому чувству для людей, борющихся с менталитетом жертвы.

Эффективное лечение направлено на то, чтобы помочь людям осознать, что они делают, что на самом деле поддерживает их неспособность взять под контроль свою жизнь, и помогает им видеть ситуации и отношения с разных точек зрения, чтобы расширить свои возможности для решения проблем, тем самым уменьшая чувство беспомощности.Лечение также направлено на то, чтобы дать людям возможность взять на себя ответственность за свои собственные желания и долгосрочные действия и, в конечном итоге, почувствовать, что они заслуживают всего хорошего, что может предложить им жизнь.

Ниже приведены несколько советов, которые помогут вам вернуть себе контроль:

1. Составьте список своих желаний и целей. Записывание своих целей и желаний — это первый шаг к тому, чтобы взять на себя ответственность за свою жизнь. У вас есть собственная цель и жизненная судьба, которую нужно выполнить. Другие не имеют права вмешиваться в этот процесс.Это ваше путешествие и только ваше.

2. Выберите одну цель и составьте план ее достижения. Позволить себе рискнуть ради достижения цели — это один из способов НЕ стать жертвой.

3. Будьте честны с собой и проанализируйте, что вы можете делать, что непреднамеренно ставит вас в роль жертвы. Например, обвиняете ли вы других в негативных результатах, потому что слишком боитесь совершить ошибку, взять на себя ответственность или заявить о себе?

4.Каждый день уделяйте время тому, что вам нравится и чем вы хотите заниматься.

5. Подумайте о психотерапии, чтобы развить более здоровую самооценку. Развитие более здоровой самооценки поможет уменьшить чувство беспомощности и безнадежности и поможет вам жить более полной, более удовлетворительной и искренней жизнью.

Ждем вашего ответа. Вы считаете себя жертвой? Что вы делаете, чтобы увековечить роль жертвы? Вы преодолели мышление жертвы? Что вы сделали, чтобы преодолеть это? У вас есть предложения, которыми вы можете поделиться, чтобы помочь другим?

Этой осенью Dr.Дурлофски будет организовывать психотерапевтические группы для людей, борющихся с менталитетом жертвы. Чтобы узнать больше, позвоните по телефону (484) 431-8710 или напишите по адресу [email protected]
 

» Найдите дополнительные советы по женским проблемам

 

Жертвы насилия – обзор

3.3 Барьеры в распознавании, сообщении и устранении насилия

Людям с инвалидностью, ставшим жертвами насилия, часто трудно понять или поверить властям (Чайлд, Ошвальд, Карри, Хьюз и Пауэрс, 2011; Хьюз, Карри и др., 2011; Хьюз, Лунд и др., 2011 г.; Petersilia, 2001), особенно если у человека есть инвалидность, которая влияет на общение или заставляет других считать его менее «умным» или «компетентным» (Child et al., 2011). Власти и медицинские работники могут по умолчанию верить неинвалидам, осуществляющим уход, полагая, что человек с инвалидностью неправильно понял или неправильно сообщил о жестоком обращении из-за своей инвалидности и предполагаемой некомпетентности. Кроме того, инвалид может быть опрошен в присутствии насильника или ему могут быть заданы вопросы, которые он не понимает (Child et al., 2011), и лицо, которому сообщается о насилии, может ошибочно принять последствия инвалидности за признаки интоксикации (Hughes, Curry, et al., 2011; Hughes, Lund, et al., 2011), тем самым создавая даже больше препятствий для сообщения о насилии и доверия при этом.

Дополнительным препятствием для распознавания ситуаций жестокого обращения и сообщения о них является традиционная направленность на сильное усиление соблюдения людьми с ЙДЗ с раннего детства (Keesler, 2014). Такое обучение может привести к тому, что люди с ЙДЗ поверят, что у них нет иного выбора, кроме как выполнять просьбы правонарушителя, особенно если правонарушитель занимает руководящую должность, например, сотрудник группового дома или учреждения, медицинский работник, учитель или родитель (Egemo-Helm et al., 2007). Аналогичным образом, людей с ЙДЗ, которые имеют сложные медицинские потребности, можно с раннего возраста научить подчиняться и принимать любые просьбы о прикосновении, исходящие от медицинского работника или смежного медицинского работника. Такое сильное внимание к соблюдению требований, особенно в сочетании с отсутствием знаний о злоупотреблениях, автономии и личных правах (Hughes et al., 2010; Lund & Hammond, 2014; Lund et al., 2015; Oschwald et al., 2009) может увеличить риск сексуального насилия среди людей с ЙДЗ, которых нельзя научить тому, что они могут сказать «нет» на просьбы о прикосновениях или сексуальных услугах (Egemo-Helm et al., 2007; Хемка, Хиксон и Рейнольдс, 2005). Оскорбительное поведение со стороны авторитетной фигуры может просто рассматриваться как еще одна просьба, которую они должны выполнить. Точно так же человек с ЙДЗ, который всегда или часто подвергался жестокому обращению или пренебрежению в связи с инвалидностью, может не знать, что он имеет право ожидать лучшего ухода и надлежащего доступа к технологиям. Соответственно, они могут не осознавать, что поведение, с которым они сталкиваются со стороны лиц, осуществляющих уход, неприемлемо, и могут не обращаться за помощью в разрешении ситуации.

Еще одним препятствием для сообщения о насилии среди людей с ЙДЗ являются законы штата об обязательном сообщении. В дополнение к законам об обязательном сообщении о подозрениях в жестоком обращении и пренебрежении детьми и пожилыми людьми в штатах введены обязательные законы о сообщении в отношении «уязвимых взрослых» (т. е. взрослых с ограниченными возможностями) (Национальная ассоциация служб защиты взрослых, 2013 г.). Хотя определение «уязвимых взрослых» сильно различается в разных штатах, многие законы конкретно включают взрослых с ЙДЗ и взрослых, которые имеют проблемы с когнитивными функциями или которым требуется помощь в повседневной деятельности по самообслуживанию, в их обязательных уставах отчетности (Национальная ассоциация служб защиты взрослых, 2013 г.). ).В соответствии с этими законами поставщики услуг по уходу, учителя, медицинские работники и другие лица по закону обязаны подать отчет в агентство по защите взрослых своего штата, если они подозревают, что уязвимый взрослый может подвергаться жестокому обращению или пренебрежению (Lund & Thomas, 2017).

Хотя такие законы предназначены для защиты лиц с ЙДЗ и другими видами инвалидности, они часто заканчиваются тем, что отбивают у людей с инвалидностью охоту сообщать о насилии (Oschwald et al., 2009; Saxton et al., 2001, 2006).Лица с ограниченными возможностями могут опасаться, что сообщение о насилии и, таким образом, вовлечение АФС приведет к потере свободы или независимости в результате принудительного помещения в учреждение или вызовет возмездие со стороны правонарушителя или правонарушителей (Powers et al., 2008; Saxton et al., 2001). , 2006). Поскольку большинство людей, которые работают с людьми с ЙДЗ, будут считаться уполномоченными журналистами, очень важно, чтобы они были знакомы с точными определениями и требованиями законодательства своего штата в отношении обязательных сообщений о уязвимых взрослых и информировали об этом своих клиентов в максимально возможной степени. (Лунд, 2020).Это позволит людям с ЙДЗ и другими ограниченными возможностями сделать осознанный выбор в отношении раскрытия информации и лучше понять свои права. Если человек сообщает о насилии, может быть полезно привлечь его к процессу сообщения (если он того пожелает) и предпринять другие шаги, чтобы помочь защитить как его безопасность, так и автономию (Lund et al., 2015).

Анализ последствий виктимизации, связанной с внешним видом, для управления внешним видом жертв Гавайев

Прогресс 01.10.16 по 30.09.17 на ежегодном собрании Международной ассоциации текстиля и одежды в 2017 году и опубликовал статью в академическом журнале.Поэтому я связался с другими преподавателями, педагогами и исследователями. Изменения/проблемы: Ничего не сообщалось Какие возможности для обучения и профессионального развития предоставил проект? Ничего не сообщалось Каким образом результаты были распространены среди заинтересованных сообществ? Результаты были представлены на конференции и в академическом журнале. Что вы планируете сделать в течение следующего отчетного периода для достижения целей? Разработать обучающие материалы для информационно-разъяснительной работы.

Воздействие
Что было достигнуто в рамках этих целей? Были установлены связи между жертвами нападения или домогательств и их одеждой.Жертвы установили связь между своей виктимизацией и своим внешним видом, и в основном это было связано со случаями, когда люди пытались перейти в новую для них культуру. В результате участники изменили свой внешний вид. Эти результаты подразумевают более серьезную проблему жизни в мультикультурной среде, такой как Гавайи, где играет роль внутригрупповое и внегрупповое поведение. Данные отражают принципы поведения внутри группы по сравнению с поведением вне группы, когда люди каким-то образом чувствуют угрозу со стороны членов чужой группы и, возможно, просто в результате процесса категоризации унижают тех, кого идентифицируют как чужие.В средствах массовой информации регулярно сообщается о примерах виктимизации внешности, в том числе о насмешках, издевательствах, домогательствах и сексуальных домогательствах. Эти отчеты часто включали связь между одеждой и виктимизацией. Эта связь важна, потому что исследователи обнаружили, что эти формы виктимизации могут иметь пагубные краткосрочные и долгосрочные последствия для выживших. Выжившие часто сообщают о низкой самооценке, беспокойстве, гневе, депрессии, плохом восприятии собственного тела и симптомах посттравматического стресса (Gleason, Alexander, and Somers, 2000; Herek, Gillis, Cogan, and Glunt, 1997; Roth, Coles, и Хаймберг, 2002 г.).Поскольку одежду можно рассматривать как элемент виктимизации, результаты этого исследования могут способствовать созданию основы, которая подчеркивает, как опыт виктимизации, связанный с внешним видом, способствует отмеченным краткосрочным и долгосрочным последствиям. Поскольку большая часть существующих исследований, посвященных отношениям между внешностью и виктимизацией, не учитывает опыт выживших, наше предварительное исследование было разработано, чтобы добавить новые знания о предполагаемых отношениях между аспектами внешности (т.т. е., тело, одежда) и переживания любой формы виктимизации с этой часто упускаемой точки зрения. Задача № 1: Оценить, как виктимизация, связанная с внешним видом, влияет на внешний вид и идентичность. Основные действия завершены. Теория заземления (Glaser and Straus, 1967) использовалась в качестве руководящей методологии. Обоснованная теория позволяет исследователям собирать качественные данные, связанные с центральной проблемой или вопросом, который мало изучен или основан на концептуальной идее, а не на формализованной гипотезе.Целенаправленная выборка использовалась для набора лиц, переживших виктимизацию. Лица, проживающие на Гавайях, которые идентифицировали себя как пережившие опыт виктимизации (например, сексуальное насилие, физическое нападение, словесные оскорбления, домогательства, издевательства) и которые каким-либо образом связывали это событие с любым аспектом своей внешности или одежды. были завербованы с помощью рекламы в чатах, листовок, расклеенных по городу, и из уст в уста. Материалы для набора включали заявление о цели исследования и просьбу заинтересованных участников связаться с исследователями или научным сотрудником для интервью, чтобы поделиться своим опытом.Собранные данные После получения разрешения IRB на набор участников исследования в родном учреждении ведущего автора интервью проводились в удобном и комфортном для участника месте (например, в офисе, в общественном месте, таком как кофейня, или на улице). телефон). Участники либо подписывали форму согласия, либо давали устное согласие на участие в исследовании (в случае телефонных интервью). Восемь человек прошли интервью, проведенные исследователем или научным сотрудником, прошедшим обучение методам интервью.Интервью длились от 20 до 60 минут. Интервью были записаны на аудио и расшифрованы научным сотрудником. Чтобы помочь участникам поделиться своим опытом виктимизации, использовались открытые вопросы. Были разработаны вопросы для установления связи между внешним видом и виктимизацией. Примеры вопросов включали следующее: «Пожалуйста, расскажите о случае, когда вы чувствовали себя жертвой из-за своей внешности». 'Как вы справились с этим инцидентом?'и'Изменили ли вы что-нибудь в своей внешности в результате этого опыта?' Также были заданы демографические вопросы, связанные с возрастом, этническим происхождением и сексуальной ориентацией.Данные были проанализированы с использованием компонентов феноменологического анализа (Creswell 2007), в котором значимые утверждения, предложения или цитаты были выделены и сгруппированы по темам. Цитаты, иллюстрирующие каждую из тем, были извлечены и задокументированы. Кроме того, стенограммы были проанализированы по темам вопросов, чтобы выявить концепции, которые не были рассмотрены в существующих вопросах. Резюме и обсуждение результатов Инциденты виктимизации варьировались по степени тяжести от неодобрительных взглядов до избегания издевательств и физического насилия, требующего госпитализации.Упоминалось об общих различиях внутри группы и вне группы с точки зрения общих стилей ношения одежды и о том, что эта разница во внешнем виде служила стимулом для поведения других. Участники также связали опыт виктимизации с конкретными аспектами своей внешности, включая как особенности тела (например, облысение, цвет кожи, привлекательность, рост), так и одежду (например, татуировки, местную одежду, готскую одежду). За немногими исключениями, участники изменили свое представление о себе в результате своего опыта виктимизации.Ключевые результаты: изменение знаний Исследователи узнали, как нападение и домогательство интерпретируются с помощью одежды в контексте мультикультурной среды, такой как Гавайи, и смогли расширить существующую теорию об одежде и внешнем виде.

Публикации

  • Тип: Журнальные статьи Положение дел: Опубликовано Год публикации: 2017 Цитата: Рейли, А. и Джонсон, К.К.П. 2017. Одежда, тело и опыт виктимизации.Мода, стиль и популярная культура, 4 (3), 403–416.
  • Тип: Материалы конференции и презентации Положение дел: Опубликовано Год публикации: 2016 Цитата: Рейли, А. и Джонсон, К.К.П. 2016. Одежда, тело и опыт виктимизации. Международная ассоциация текстиля и одежды, Ванкувер, Британская Колумбия.

Прогресс 29.10.13 – 30.09.14

Результаты
Целевая аудитория: Целевой аудиторией данного исследования являются (1) другие ученые и (2) координаторы информационно-пропагандистской программы Разработчики.Изменения/проблемы: Ничего не сообщалось Какие возможности для обучения и профессионального развития предоставил проект? Ничего не сообщалось Каким образом результаты были распространены среди заинтересованных сообществ? Ничего не сообщалось Что вы планируете сделать в течение следующего отчетного периода для достижения целей? В течение следующего года я планирую продолжить проведение интервью с последующим анализом данных для создания основы (задача 2).

Воздействие
Что было достигнуто в рамках этих целей? Цель этого проекта — оценить влияние виктимизации, связанной с внешним видом.Виктимизация, связанная с внешним видом, связана с тревогой, депрессией, посттравматическим стрессом и другими нарушениями металла. Существующие исследования сосредоточены в основном на подростках, ставших жертвами издевательств. За исключением переживших сексуальное насилие, было проведено мало исследований о том, как взрослые подвергаются преследованиям или иным образом становятся жертвами из-за их внешности. На Гавайях нет известных исследований виктимизации, связанной с внешностью, но сообщения в новостях указывают на виктимизацию взрослых из-за внешности.Это исследование посвящено взрослым жертвам на Гавайях. Задача 1: Оценить, как виктимизация, связанная с внешностью, влияет на внешний вид и личность Для достижения целей в отчетный период были предприняты усилия по набору участников. Для проведения интервью были наняты ассистенты-исследователи, которые были включены в определенные сообщества. За этот период были опрошены три жертвы травли из-за внешности. Их интервью были записаны и расшифрованы. Задача 2: Разработать основу для понимания жертв' психическое состояние и беспокойство после виктимизации, связанной с внешним видом.Эта цель еще не достигнута. Задача 3: Разработка и распространение образовательных ресурсов, посвященных виктимизации, связанной с внешним видом. Эта цель еще не достигнута.

Публикации 2








Насколько травмирующим опыт воздействия поведения жертвы и памяти в последствиях насильственных преступлений

Автор: Чафика Ходр Ага, ESQ., Ассортимент и программный ассортимент сотрудников, NCVC

таких как сексуальное насилие или похищение, жертва или свидетель обычно уделяют основное внимание моментам, которые были для них наиболее ужасающими или травмирующими.Причина, по которой одни детали легко вспомнить, а другие трудно или вообще невозможно запомнить, может быть связана с нарушением кодирования памяти жертвы во время инцидента(ов). Следовательно, важные факты, связанные с преступлением, известные как «второстепенные детали», могут остаться в памяти жертвы в замешательстве или полностью исчезнуть из их памяти.

Таким образом, ответ на травму является ключом к расширению прав и возможностей жертвы и сотрудничеству, что в конечном итоге приводит к эффективному расследованию и точному судебному преследованию.

Понимание травмы и того, как она влияет на память, поведение или мировоззрение человека, звучит сложно, и вы можете подумать, что для этого нужно иметь медицинское образование. Но, как ни удивительно, травма — это то, к чему большинство из нас может относиться в той или иной степени.

При наличии надлежащей подготовки и образования специалисты в области уголовного правосудия могут реагировать на травмированные жертвы, свидетелей, семьи и сообщества таким образом, который воплощает в себе: (1) более глубокое понимание того, как травма влияет на память и поведение (я), (2) доверительный, чуткий, достойный и безопасный процесс взаимодействия с жертвами, и (3) процедуры, которые ограничивают повторную травматизацию жертвы и способствуют использованию услуг поддержки жертв.

В этой статье мы обсудим, как травматическое событие может повлиять на кратковременную и долговременную память жертвы или свидетеля, а также на поведенческие реакции. Наша цель состоит в том, чтобы предоставить вам более глубокое понимание того, почему жертва может не реагировать так, как вы ожидаете, после сексуального насилия, или как жертва кражи со взломом может запомнить всю структуру лица преступника — но забудьте, где они были и что делали за несколько часов до того, как стали жертвами.

Что такое травмирующее событие?

Человек может пережить травмирующее событие несколькими способами: (1) непосредственно пережив событие (например, став жертвой покушения на убийство), (2) лично наблюдая событие, которое произошло с другими, и ( 3) узнав, что в событии участвовал близкий родственник, друг или партнер, и/или (4) переживая постоянные и повторяющиеся аспекты травматического события (например, повторяющиеся акты домашнего насилия).

Когда жертва или свидетель переживает травматическое(ые) событие(я), они могут одновременно испытывать чувство страха, ужаса, шока и бессилия.Это может вызвать значительный внутренний стресс, который оказывает влияние на гиппокамп, миндалевидное тело и префронтальную кору от легкой до тяжелой степени. Интересно, что эти области также отвечают за кодирование памяти. Однако, когда они переключаются на перегрузку, их функции памяти ухудшаются, поскольку они готовят тело к опасности посредством выброса четырех ключевых гормонов — катехоламинов, кортизола, опиатов и окситоцина.

В зависимости от возраста человека, расы, генетики, социально-экономического положения, предшествующей службы в армии, прежней виктимизации и ряда других факторов — тело жертвы может выделять значительное количество этих гормонов или очень мало вообще.

В результате не все жертвы получают травму после насильственного преступления; на самом деле две жертвы могут пережить одно и то же преступление и иметь совершенно разные эмоциональные реакции. Например, жертва сексуального насилия и близкий член семьи, который не был свидетелем преступления, могут испытать одинаковую травму. Напротив, свидетель ограбления банка может испытывать травму и симптомы посттравматического стрессового расстройства, а другая жертва, подвергшаяся прямому нападению во время того же ограбления банка, может не испытывать травм во время или после события.

Кроме того, поскольку высвобождение этой комбинации гормонов влияет на функциональность миндалевидного тела, префронтальной коры и гипоталамуса, обработка и кодирование воспоминаний становится значительно труднее во время травматического события. Таким образом, воспоминания жертвы о преступлении могут быть не в хронологическом порядке, и они могут демонстрировать поведение, которое обычно не ассоциируется с виктимизацией (например, казаться отстраненным или бесстрастным или чувствовать себя комфортно при обсуждении преступления).

Как организм реагирует на травмирующий опыт при воздействии этой комбинации гормонов?

В предыдущем разделе мы упомянули четыре ключевых гормона, которые высвобождаются в разной степени во время или после травматического события. Ниже вы найдете информацию о том, как каждый гормон может повлиять на организм человека и индивидуальное поведение человека.

  1. Катехоламины — это гормоны в нашем организме, которые вызывают реакцию «бей или беги», то есть остаться и защитить тело или убежать в безопасное место.

  • Этот гормон может также вызвать реакцию «замирания», которая распространена в животном мире как инстинкт млекопитающих вести себя так, как будто вы мертвы, чтобы выжить.

  • Реакция замирания отличается от тонической неподвижности, известной как «паралич, вызванный изнасилованием», который делает жертву неподвижной.

2. Кортизол – это гормон, влияющий на количество энергии,

которой располагает человек для борьбы или бегства в опасной ситуации.

3. Опиаты — это гормоны, которые естественным образом уменьшают физическую боль в организме, подобно морфий. Он предназначен для подготовки организма к более сильной боли в для того, чтобы защитить себя.

4. Окситоцин — это гормон в организме, который уменьшает эмоциональную боль и способствует положительные ощущения в теле.

  • Хотя известно, что это гормон «хорошего самочувствия», исследования показывают, что окситоцин также отвечает за укрепление памяти о негативных социальных взаимодействиях и усиливает страх и тревогу в будущих стрессовых ситуациях.

Выводы: Как это влияет на поведение свидетеля или потерпевшего?

1. Поскольку опиаты предназначены для естественного обезболивания организма, потерпевший или свидетель может казаться бесчувственным после преступления.

  • Высвобождение организмом естественных опиатов может вызвать плоский эффект, заставляя жертву казаться бесчувственной, холодной, отстраненной или даже не верящей в то, что событие произошло. Это не означает, что они лгут или что ситуация их не затрагивает.

  • Тело жертвы могло высвободить значительное количество опиатов, и ему просто нужно время, чтобы они выветрились естественным путем. Это может занять от одного до трех циклов сна (24-72 часа).

  • Имейте в виду, что если ваша жертва сильно травмирована, возможно, она не сможет спать в течение всего цикла сна, что может означать, что ей потребуется больше времени для восстановления.

2. Адреналин нарушает способность миндалевидного тела кодировать и консолидировать воспоминания, что затрудняет последовательное кодирование информации мозгом.

  • Предыдущая физиологическая реакция жертвы на травматический опыт может создать впечатление, что она не может изложить свою историю прямо или в хронологическом порядке. Когда на самом деле, на самом деле они не могут объяснить свои воспоминания о событии в хронологическом порядке.

  • Жертва также может вспомнить только некоторые аспекты события, забыв другие. Воспоминания, которые они могут объяснить, часто являются моментами, которые могли быть для них наиболее травмирующими или пугающими.

4. В течение определенного периода времени организм жертвы может бороться с регулированием уровня кортизола, что влияет на количество доступной энергии. Это также может вызвать нарушение циклов сна, что еще больше затруднит способность к консолидации памяти.

5. Во время и после травмирующего события миндалевидное тело мозга может быть переведено в режим перегрузки, делая человека значительно более восприимчивым к потенциальным угрозам в его физическом окружении. Это также вызывает сильные эмоциональные реакции на определенных людей или ситуации — они известны как триггеры .

  • Триггерами может быть что угодно, в том числе: запах, звук, запись голоса, картинка или вопрос. Они возвращают воспоминания или эмоции, связанные с травмирующим событием. Такие воспоминания могут быть очень навязчивыми и чрезвычайно болезненными, потому что они заставляют человека снова и снова переживать преступление или травму. У их тела даже могут быть соответствующие физиологические реакции, такие как учащенное сердцебиение, телесная дрожь, плач и т. д.

  • Когда есть триггер, жертва может казаться параноиком и недоверчивым, заставляя их отключаться.Помните об их потребности чувствовать себя в безопасности, и если они выглядят расстроенными или напуганными, предложите им возможность сделать перерыв.

  • Рассмотрите альтернативные места для интервью, которые способствуют чувству нейтралитета и доверия (встретьтесь с жертвой в месте, где она чувствует себя в безопасности).

Таким образом, с подходами к расследованию с учетом травм, расширением прав и возможностей, психологической поддержкой и реабилитацией жертвы могут исцелиться от психологических последствий и поддержать усилия правоохранительных органов.Стратегии вовлечения жертв с учетом травм также способствуют безопасности жертв, что побуждает жертв доверять и поддерживать усилия правоохранительных органов на протяжении всего процесса уголовного правосудия.

Группа обучения и технической поддержки NCVC рада предоставить вашему агентству или организации дополнительную информацию о наших очных и виртуальных тренингах, семинарах и связанных с ними мероприятиях по травмам, виктимизации и сокращению преступности. Нажмите здесь, чтобы увидеть наши текущие области обучения, и нажмите здесь, чтобы отправить нам сообщение.

Не стесняйтесь ставить лайки и оставлять комментарии ниже, чтобы продолжить разговор о травмах, памяти и виктимизации!

Объяснение «контринтуитивного» поведения жертв • Национальный институт права жертв преступлений • Lewis & Clark

В этом месяце NCVLI выпускает два бюллетеня   – один по сексуальному насилию, а другой по домашнему насилию, – в которых выявляются многие из наиболее распространенных мифов об изнасиловании, приводятся доказательства, развенчивающие эти мифы, и объясняется, как права жертв вынуждают противодействовать этим мифам в судебном порядке. система.Следите за их выпуском и регулярно проверяйте Victim Law Library новые выпуски!

Несмотря на их распространенность, преступления сексуального и домашнего насилия редко доводятся до сведения правоохранительных органов, а еще реже — до предъявления обвинений и уголовного преследования за эти преступления. Этому способствует существование широко распространенных неверных представлений о жертвах, преступниках и характере преступлений (т. е. мифов об изнасиловании). Мифы об изнасиловании включают неправильные представления о том, кто является «насилуемым» и как жертва «настоящего» изнасилования ведет себя до, во время и после нападения.Эти мифы создают конфликт между тем, сколько людей считают себя жертвами , должны вести себя , и тем, как жертвы ведут себя на самом деле ; это, в свою очередь, влияет на то, как наша система правосудия реагирует на выживших. В этом месяце NCVLI выпускает два бюллетеня — один о сексуальном насилии и один о домашнем насилии, — в которых выявляются многие из наиболее распространенных мифов, приводятся доказательства, развенчивающие эти мифы, и объясняется, как права жертв вынуждают противодействовать этим мифам в рамках судебной системы. .Следите за их выпуском и регулярно проверяйте Victim Law Library новые выпуски!

Для участников конференции (лично или в прямом эфире) эти бюллетени будут дополнены двумя сеансами. Сначала доктор Крис Уилсон представит доклад «Нейробиология травмы: использование науки для объяснения «нелогичного» поведения жертвы в судах». Во-вторых, детектив Кэрри Халл расскажет о создании и реализации программы «У вас есть варианты», которая трансформирует реакцию уголовного правосудия на сексуальные домогательства путем внедрения на практике систем, противодействующих мифам об изнасиловании.

Вопросы мотивации и поведения правонарушителей – Just Alternatives

Дополнительная литература для потерпевших/выживших и фасилитаторов


Назад к категориям | Следующая категория

 

Akerstrom, M. Мошенники и мошенники: образ жизни воров и наркоманов в сравнении с обычными людьми , Transaction, 1985.

Crooks and Squares — это исследование преступности как образа жизни.Интервьюируя наркоманов и преступников, Малин Акерстром представляет исследование потребностей, привлекательности и недостатков преступного образа жизни. Она обнаруживает, какие элементы возбуждают, а какие скучны; каковы плюсы и минусы по сравнению с более традиционным образом жизни; приносят ли социальные работники больше проблем, чем пользы; какие проблемы существуют у преступников, и их стратегии их решения. Это исследование ценно не только тем, что обогащает наши знания о повседневной жизни преступника, но и тем, что помогает нам понять причину того, почему он становится и остается преступником.

 

Эндрюс, Д.А., и Бонта, Дж. Психология преступного поведения, шестое издание, Routledge, 2016.

Психология преступного поведения , шестое издание, предлагает психологическую и основанную на фактических данных перспективу преступного поведения, которая отличает ее от многих криминологических и психических объяснений преступного поведения. Опираясь на теорию общей личности и когнитивного социального обучения, Джеймс Бонта и Дональд Эндрюс дают обзор теоретического контекста и основную базу знаний по психологии преступного поведения, обсуждают восемь основных факторов риска/потребности преступного поведения, исследуют прогнозы и классификация преступного поведения наряду с предотвращением и реабилитацией, а также обобщить основные вопросы понимания преступного поведения.В этой книге также предлагается модель оценки правонарушителей и обращения с ними по принципу «Риск/Потребность/Ответность» (RNR), которая лежит в основе развития этого предмета во всем мире. Первоначально опубликовано в 1994 году. В этом шестом издании, первом после смерти Эндрюса, Бонта тщательно сохраняет первоначальный вклад книги, представляя эти основные концепции кратко, ясно и элегантно. Шестое издание «Психология преступного поведения», предназначенное для студентов старших курсов и аспирантов, а также для ученых, исследователей и практиков, расширяет и уточняет работу авторов.

 

Бахман, Ронет. Смерть и насилие в резервации: убийства, насилие в семье и самоубийства среди американских индейцев , Auburn House, 1992.

Этот том представляет собой первую крупную попытку систематического изучения этиологии насилия в общинах американских индейцев. Используя полевые исследования, а также количественные и качественные исследования, Бахман сначала представляет обзор американских индейцев с исторической и современной точек зрения, прежде чем сосредоточить внимание на насилии и его причинах.Убийства, самоубийства и насилие в семье подробно анализируются, а разрушительное воздействие алкоголя и других веществ, вызывающих привыкание, задокументировано. Доктор Бахман эффективно использует личные истории и рассказы американских индейцев, чтобы проиллюстрировать живую реальность, стоящую за статистическими данными, которые она представляет. В заключение она приводит ряд политических рекомендаций, которые будут интересны не только политикам, но и ученым-исследователям и студентам, изучающим криминологию, этнические отношения, социологию и антропологию.

 

Баумайстер, Рой Ф. Зло: внутри человеческого насилия и жестокости , W.H. Фримен, 1997.

Почему существует зло, и что научные исследования могут рассказать нам о происхождении и сохранении злого поведения? Пытки политических заключенных Предательство своих коллег тайной полиции Почему циклы мести так часто обостряются , от эгоизма и мести к идеализму и садизму.Увлекательное исследование одной из старейших проблем человечества, Зло имеет глубокие последствия для того, как мы ведем свою жизнь и управляем нашим обществом.

 

Бейс, Дэниел Дж. Руки помощи: справочник для добровольцев в тюрьмах и тюрьмах, Американская исправительная ассоциация, 1993.

Эта публикация представляет собой практическое руководство для волонтеров в исправительных учреждениях. Бейс обсуждает систему уголовного правосудия, вопросы безопасности, сленг заключенных и причины преступлений.Он также предлагает рекомендации по пониманию личности преступника, общению с заключенными и предотвращению манипуляций. Бейс обсуждает систему уголовного правосудия, вопросы безопасности, сленг заключенных и причины преступлений. Он также предлагает рекомендации по пониманию личности преступника, общению с заключенными и предотвращению манипуляций.

 

Бек, Аарон Т. Узники ненависти: когнитивная основа гнева, враждебности и насилия , HarperCollins, 2000.

Всемирно известный психиатр доктор Аарон Т. Бек, широко известный как отец когнитивной терапии, представляет революционный и откровенный взгляд на деструктивное поведение в «Узниках ненависти». Он применил свои установленные принципы взаимосвязи между мыслительными процессами и эмоциональными и поведенческими выражениями к темной стороне человечества. В захватывающих деталях он демонстрирует, что основные компоненты деструктивного поведения — насилие в семье, фанатизм, геноцид и война — имеют общие черты с повседневными разочарованиями в нашей жизни.Книга « Узники ненависти », которая радикально изменит наше представление о насилии во всех его формах, обеспечивает прочную основу для решения этих важнейших проблем.

 

Браун, Анджела. Когда избитые женщины убивают , Free Press, 1987.

Сострадательный взгляд на 42 избитых женщин, которые чувствовали себя «запертыми в опасности и настолько отчаялись, что убили мужчину, которого любили»; научно и убедительно. Опираясь на свои обширные интервью и изучение психологических, социальных и правовых аспектов, Браун представляет уникальный портрет динамики и истории развития супружеского насилия.

 

Казарджян, Робин. Дома исцеления: Путеводитель заключенного по внутренней силе и свободе , Львиное Сердце, 1995.

Благодаря использованию основанных на осознанности практик, подходов к изменению поведения, основанных на исследованиях, вдохновению, полученному из рассказов других заключенных из первых рук, и воспитанию реального чувства надежды, книга/учебный план/программа «Дома исцеления» с большим успехом. Он привлекает читателей, ясно и прямо говоря о ситуациях и чувствах, с которыми борются почти все заключенные мужчины и женщины.Он направляет и поддерживает заключенных в решении таких проблем, как детские раны, горе, управление гневом, столкновение с последствиями преступления и принятие окончательной ответственности за себя и свои действия.

 

Коновер, Тед. Новый Джек: Охрана Синг Синг , Винтаж, 2001.

Известный журналист Коновер устанавливает новый стандарт репортажей, устраиваясь на работу тюремным надзирателем. Так начинается его одиссея в Синг-Синге, когда-то образцовой тюрьме, а теперь — самом проблемном учреждении строгого режима в штате Нью-Йорк.Результатом его года стал замечательный взгляд на одну из самых опасных тюрем Америки, где свирепствуют наркотики, бандитские разборки и секс, а грань между насильником и насильником часто неясна. Как отрезвляющий, так и тревожный, «Новый Джек» является незаменимым вкладом в неотложные дебаты о системе уголовного правосудия нашей страны и неизменно увлекательным чтением.

 

Добаш, Р.Э. и RP Меняющиеся жестокие мужчины , Sage, 2000.

«Изменение агрессивных мужчин» Программа основана на оценке ответных мер британской системы уголовного правосудия и программ лечения мужчин, применяющих насилие в отношении партнерши-женщины. Программы для обидчиков, применяемые судом, сравнивают с более традиционными санкциями, такими как штрафы и испытательный срок. А качественные и количественные данные используются для описания закономерностей личностных изменений. Эта книга позволяет вовлеченным мужчинам и женщинам рассказать о своей жизни и влиянии на них мер уголовного правосудия.В комплекте:

    • Глава 1. В центре внимания мужское насилие и процесс перемен
    • Глава 2 – Мужчины говорят о насилии
    • Глава 3 – Вмешательство ради перемен: Реакция на жестоких мужчин
    • Глава 4 – Методы оценки программ для агрессивных мужчин
    • Глава 5 – Контекст вмешательства: Насилие и насильственные отношения
    • Глава 6 – Могут ли жестокие мужчины измениться?
    • Глава 7 – Изменения в качестве жизни
    • Глава 8 – Почему мужчины меняются
    • Глава 9 – Вызов

Даттон, Д.и Голант, С. Обидчик: психологический профиль , Basic, 1995.

Ленни обвинил свою девушку в том, что она «заставила» его ударить ее… Роберт глубоко сожалел о том, что напал на Кэрол, и даже сам вызвал полицию в ту ночь, когда это сделал… удалось сдержаться, когда его сын вошел и закричал: «Перестань бить маму!» Что общего у этих мужчин? Чем они отличаются от других мужчин? Что сделало их такими? Автор опирается на свои… исследования более семисот жестоких мужчин и терапию еще сотен мужчин, чтобы ответить на эти вопросы и ответить на самый важный вопрос из всех: возможно ли излечение? Даттон опирается на свои новаторские исследования более 700 жестоких мужчин, а также на терапию еще сотен мужчин, чтобы нарисовать драматический и удивительный портрет мужчины, который нападает на свою интимную партнершу.

 

Эдельсон, Дж.Л., и Толман, Р.М. Помощь мужчинам, которые наносят побои: экологический подход , Sage, 1992.

Книга предназначена для того, чтобы помочь специалистам-практикам и политикам разработать соответствующие меры для мужчин, склонных к насилию. В первой главе дается определение физического и психологического насилия над женщинами и исследуются последствия насилия для жертв и их семей. Во второй главе описывается целостный взгляд на то, как насилие развивается, поддерживается и может быть остановлено.В последующих главах рассматриваются характеристики жестоких мужчин, модели вмешательства, значение малых групп в оказании помощи мужчинам в отказе от насилия и соблюдении прав своих партнеров, индивидуальное консультирование и спорные вопросы, связанные с использованием парного или семейного консультирования с жестокими мужчинами и их жертвами. . В заключительных главах рассматриваются образовательные, религиозные, медицинские и трудовые вопросы, связанные с предотвращением оскорбительного поведения и проектами вмешательства в сообщества, а также процедуры когнитивного и поведенческого лечения, необходимость вмешательства на нескольких уровнях социальной организации и важность чувствительности к этническим и Культурные различия.

 

Эдельштейн, Эли Л., Натансон, Дональд Л. и Стоун, Эндрю М. Отрицание: разъяснение концепций и исследований , Plenum, 1989.

По мере того, как психоанализ приближался к своему второму столетию, некоторые его формулировки нуждались в усовершенствовании. Симпозиум «Отрицание: разъяснение теоретических вопросов и исследований» был организован Эли Эдельштейном именно для этой цели. Эта книга основана на материалах Международного симпозиума по отрицанию, состоявшегося в январе 2008 г.26-31, 1985, в Иерусалиме. Включает разделы: Теоретические вопросы; Основные и прикладные понятия; Развитие ребенка; Клинические вопросы; и социальные и политические последствия. Эта книга как об умении отрицать, так и об отрицании как защите. Он основан на психоаналитической структуре.

 

Цветы, Р. Барри. Убийство, в конце дня и ночи: исследование преступников, жертв и обстоятельств убийства , издательство Charles C. Thomas, 2002.

В этой книге исследуются природа и причины убийств, взаимосвязь между огнестрельным оружием и насилием со смертельным исходом, система уголовного правосудия и преступники, совершившие убийства, различные типы убийств и убийц, предшествующие и корреляты убийственного и насильственного поведения, а также теоретическая основа убийства. Часть I посвящена динамике убийства, включая его характер; оружие, злоупотребление психоактивными веществами и убийства; а также уголовное правонарушение и система уголовного правосудия. Часть II обсуждает домашнее убийство, такое как интимное убийство, детоубийство, отцеубийство и другие убийства, связанные с семьей.В части III исследуются аспекты межличностных и общественных убийств, включая убийства на рабочем месте, убийства на почве предубеждений, а также терроризм и убийства. Часть IV исследует молодежь и убийства, включая молодежные банды, убийства и школьные убийства. В части V рассматриваются категории убийц, включая сексуальных убийц, серийных убийц, массовых убийц и самоубийц. Часть VI описывает теории убийства, включая классическую, позитивистскую, биологическую, психологическую, социолого-культурную и критическую.

 

Флора, Руди. Как работать с преступниками на сексуальной почве: Справочник для специалистов в области уголовного правосудия, социального обслуживания и психиатрии , Haworth, 2001.

Как работать с преступниками на сексуальной почве — это первое полное руководство по этому вопросу для специалистов, работающих с этой очень трудной группой. В этом удобном для пользователя всеобъемлющем ресурсе представлены новые данные, которые дадут вам методы эффективного опроса лиц, совершивших преступления на сексуальной почве, и в доступной форме изложены инновационные варианты лечения, но это лишь часть того, что делает эту книгу уникальной.Эта книга знакомит вас с системой уголовного правосудия, социальных служб и систем охраны психического здоровья применительно к лицам, совершившим преступления на сексуальной почве.

 

Гарбарино, Джеймс. Потерянные мальчики: почему наши сыновья становятся жестокими и как мы можем их спасти , The Free Press, 1999.

В первой книге, призванной помочь родителям по-настоящему понять насилие среди молодежи и остановить его до того, как оно взорвется, национальный эксперт д-р Джеймс Гарбарино рассказывает, как выявлять детей, находящихся в группе риска, и предлагает проверенные методы предотвращения агрессивного поведения.Двадцать пять лет работы психологом в окопах с такими детьми убедили Джеймса Гарбарино, что мальчики повсюду действительно злее и агрессивнее, чем когда-либо прежде. Опираясь на свою новаторскую работу, Гарбарино показывает, почему юноши и мальчики становятся все более уязвимыми перед насильственными преступлениями и как отсутствие присмотра и поддержки со стороны взрослых представляет собой реальную и растущую угрозу элементарной безопасности наших детей. Описывая шаги, которые могут предпринять родители, учителя и государственные служащие, чтобы обеспечить безопасность всех детей, д-р.Гарбарино предлагает надежду и решения, которые помогут отвратить наших детей от насилия, пока не стало слишком поздно. Это одна из самых важных и оригинальных книг, когда-либо написанных о мальчиках.

 

Гиллиган, Джеймс. Насилие: наша смертельная эпидемия и ее причины , G.P. Сыновья Патнэма, 1996.

Рассказывая истории людей, которых он лечил в больнице для душевнобольных, доктор Гиллиган прослеживает разрушительную связь между насилием и стыдом.Он показывает, как эта смертельная эмоция заставляет людей разрушать других и даже самих себя, а не страдать от потери самоуважения.

    • Пролог: Насилие как трагедия
    • Гл. 1. Визиты в ад: вход в мир тюрьмы
    • Гл. 2. Мертвые души
    • Гл. 3. Насильственные действия как символический язык: миф, ритуал и трагедия 90–132
    • Гл. 4. Как думать о насилии
    • Гл. 5. Стыд: эмоции и мораль насилия
    • Гл.6. Символика наказания 90 132
    • Гл. 7. Как повысить уровень насилия и почему 90 132
    • Гл. 8. Самая смертоносная форма насилия — бедность
    • Гл. 9. Биология насилия 90 132
    • Гл. 10. Культура, гендер и насилие: «Мы не женщины» 90 132
    • Эпилог: Цивилизация и ее недовольство.

 

Гиллиган, Джеймс. Предотвращение насилия , Thames & Hudson, 2001.

В этой книге Гиллиган сосредоточился на разработке нового способа мышления о предотвращении насилия, а не просто на предоставлении рецептов того, как воспроизвести программу или другую, уже опробованную где-то.Он намеревается раскрыть и поделиться некоторыми основными принципами , лежащими в основе причин и предотвращения насилия, чтобы заинтересованные стороны были в лучшем положении для создания новых идей и подходов, а также для оценки тех, которые уже были предложены или реализованы другими, а также те, которые будут существовать только в будущем.

 

Грейни, Дон Дж. и Арриго, Брюс А. Власть Серийный насильник: Криминологическая и виктимологическая типология выбора женщин-жертв , Чарльз К.Томас, 2002.

Серийный насильник Power предлагает всесторонний, всесторонний и интегрированный подход к пониманию процесса выбора жертвы сексуального преступника. Объединяя криминологические исследования изнасилований и виктимологическую литературу о жертвах, эта книга углубляет наши знания о преступнике, его жертве и сексуальных преступлениях, которые совершает этот насильник. Могущественный серийный насильник систематически исследует прошлые теории и модели виктимизации, помня об их относительных силах и ограничениях.Более того, выбрав наиболее важные и полезные черты прошлых типологий выбора жертв, эта книга.

 

Грот, Николас и Бирнбаум, Х. Дж. Мужчины, которые насилуют: психология преступника , Пленум, 1979.

Стандартный справочник по психологии изнасилования, Men Who Rape представляет собой исчерпывающий клинический профиль сексуальных преступников с обширной информацией о консультировании, профилактике и психиатрическом лечении. Men Who Rape различает модели нападения среди преступников и исследует клинические аспекты их поведения при изнасиловании, такие как выбор жертвы, определение полового акта, субъективная реакция преступника во время нападения, роль алкоголя, сексуальная дисфункция. , и другие сопутствующие вопросы. Рассмотрены конкретные категории сексуальных посягательств, такие как групповое изнасилование, изнасилование ребенка, изнасилование мужчиной и супружеское изнасилование, а также конкретные категории правонарушителей, такие как правонарушитель-подросток, правонарушитель в отношении пожилых жертв и правонарушитель-женщина.Она написана нетехническим, читабельным стилем.

 

Заяц, Роберт. Без совести: тревожный мир психопатов среди нас. Гилфорд, 1999 г.

В книге представлен убедительный портрет мужчин и женщин-психопатов, основанный на 25-летнем выдающемся научном исследовании, предоставляющий достоверную информацию и удивительные идеи для всех, кто хочет понять это разрушительное состояние. Люди с этим расстройством личности полностью осознают последствия своих действий и знают разницу между правильным и неправильным, но при этом они ужасно эгоцентричны, безжалостны и неспособны заботиться о чувствах других.Представляя портрет этих опасных мужчин и женщин, основанный на 25-летнем выдающемся научном исследовании, доктор Роберт Д. Хэйр ярко описывает мир мошенников, мошенников, насильников и других хищников, которые очаровывают, лгут и манипулируют своей жизнью. . Являются ли психопаты сумасшедшими или просто плохими? Как их можно распознать? И как мы можем защитить себя? Эта книга предоставляет достоверную информацию и удивительные идеи для всех, кто хочет понять это разрушительное состояние.

 

Хейзелвуд, Рой и Мишо, Стивен Г. Темные сны: Сексуальное насилие, убийства и преступный разум , St. Martin’s Press, 2001.

В книге «Темные сны» Рой Хейзелвуд и автор бестселлеров Стивен Дж. Мишо глубоко погружают читателей в сознание своих жертв, самых опасных сексуальных преступников в мире, и показывают, насколько эти личности проникают в наше общество. Профайлер Рой Хейзелвуд — один из ведущих мировых экспертов по самым странным и опасным из всех ненормальных преступников — сексуальным преступникам.В «Темных мечтах» он раскрывает извращенные мотивы и мысли, лежащие в основе самых предосудительных преступлений. Он также перечисляет новаторские и чрезвычайно эффективные методы — следственные подходы, которые он помог разработать в отделе поведенческих исследований ФБР, — которые позволяют сотрудникам правоохранительных органов создавать психологические портреты преступников, совершивших эти преступления. Какими бы ужасными ни были преступления, и какими бы тревожными ни казались шансы, Хейзелвуд доказывает, что правильное количество решимости и логики может привлечь к ответственности даже самых хитрых и коварных преступников.

 

Хирн, Джефф. Насилие мужчин: о чем говорят мужчины и как агентства реагируют на насилие мужчин в отношении женщин , Sage, 1998.

Джефф Хирн рассматривает масштабы мужского насилия в отношении женщин и критически анализирует теоретические основы, используемые для объяснения этого насилия. С точки зрения «критических исследований мужчин» он обсуждает проблемы, проблемы и возможные методы исследования для тех, кто изучает и исследует насилие, и особенно насилие мужчин по отношению к известным женщинам.Затем он опирается на обширное оригинальное исследование, чтобы проанализировать различные способы, которыми мужчины описывают, отрицают, оправдывают и извиняют свое насилие, и рассматривает сложное взаимодействие между совершением насилия и разговорами о насилии. Далее он исследует реакцию агентств на насилие со стороны мужчин, начиная от предотвращения насилия и заканчивая нововведениями и возможностями политики и практики, прежде чем обсуждать способы, с помощью которых некоторые мужчины могут отказаться от насилия.

 

Кац, Дж. Преступные соблазны: моральные и чувственные влечения в делании зла , Basic, 1998.

Кац исследует мысли преступников и рассказывает читателям, почему совершаются преступления. Доказывая неадекватность всех общепринятых объяснений преступного поведения, он предполагает, что преступники озабочены нравственными вопросами, иногда скрывая и испытывая цензурированные желания. Включает библиографию и следующие главы:

    1.  Праведная резня
    2.  Подлые острые ощущения
    3. Пути крутости
    4.  Уличные элиты
    5.   Нападение
    6.   Действие, хаос и контроль: упорство с хулиганством
    7.   О халявщиках и «плохих неграх»: пол и этническая принадлежность на фоне ограбления
    8.   Первородное зло: смысл и динамика хладнокровного, «бессмысленного» убийства
    9.   Соблазнение и отвращение к преступлению.

 

Кауфман, Гершен. Стыд: сила заботы , Шенкман, 1992.

Стыд: сила заботы исследует забытое измерение человеческого опыта. «Чувствовать стыд — значит чувствовать себя увиденным в болезненно приниженном смысле. «Я» чувствует себя незащищенным как перед самим собой, так и перед любым другим присутствующим. Именно это внезапное, неожиданное чувство разоблачения и сопровождающее его самосознание характеризуют сущностную природу действия стыда.В переживании стыда содержится пронзительное осознание того, что мы фундаментально несовершенны в каком-то жизненно важном аспекте, как человеческое существо».

 

Куташ И., Куташ С. и Шлезингер Л. (редакторы). Насилие: взгляд на убийство и агрессию , Jossey-Bass, 1978.

Эта книга предлагает специалистам в области психологии, психиатрии, социологии и других дисциплин исчерпывающий обзор причин, методов лечения и предотвращения насилия.Рассмотрены психоаналитические, социологические, этологические и биологические теории о происхождении агрессивного поведения. В свете результатов исследований рассматриваются причины и последствия различных видов убийств – внутрисемейных убийств, убийств женщин, покушений и т.д. Исследуется, почему люди становятся жестокими и как это насилие выливается в нападения на семью, вандализм в школах, жестокое обращение с детьми, сексуальные посягательства и другие действия. Распоряжение, лечение и профилактика рассматриваются в главах, посвященных лечению и исправлению, а также обращению с преступниками на сексуальной почве, другими насильственными преступниками, жестокими полицейскими и жертвами агрессии.Также рассматривается роль общества в распознавании, контроле и предотвращении насилия. 26 глав содержат тематические исследования и клинические примеры, которые специалисты сочтут полезными при решении проблем жестокого обращения с детьми, школьного насилия, сексуальных преступлений и других проблем. Предусмотрен указатель и 63-страничный список литературы.

 

Левин, Сильвия, и Кениг, Джозеф (редакторы). Почему мужчины насилуют: интервью с осужденными насильниками , W.H. Аллен, Великобритания, 1982 г.

Сборник интервью по мотивам фильма Дуга Джексона «Почему мужчины насилуют», Национальный совет по кинематографии Канады.

 

Льюис, Элвин Д. (редактор). Культурное разнообразие в обращении с сексуальным насилием: вопросы и подходы , Safer Society, 1999.

Жестокие лица, принадлежащие к разным культурам, не могут быть точно оценены, потому что они не поддерживают зрительный контакт и не выражают негативные эмоции в группах или терапевтам. Их системы культурной поддержки редко включались в лечебные сеансы или планы последующего ухода. Отсутствие внимания к культурным вопросам может привести к неэффективному лечению, подвергая риску некоторых насильников и их сообщества.Участники обсуждают культурные вопросы, связанные с оценкой и обращением с женщинами-насильниками (как с непризнанной культурой), коренными американцами, афроамериканцами, латиноамериканцами, группами коренных жителей Аляски, американцами азиатского происхождения, а также с модельным подходом, примененным к маори в Новой Зеландии.

 

Маруна, Шадд. Делать добро: как бывшие заключенные исправляются и восстанавливают свою жизнь , Американская психологическая ассоциация, 2001.

Основанная на Ливерпульском исследовании отказа, эта книга сравнивает и противопоставляет истории бывших заключенных, которые активно участвуют в преступном поведении, с теми, кто активно участвует в преступном поведении, с теми, кто «идет прямо» или воздерживается от преступной деятельности и употребления наркотиков. .Исследование автора показывает, что преступники, воздерживающиеся от совершения преступлений, создали мощные нарративы, которые помогли им осмыслить свое прошлое, найти удовлетворение в продуктивном поведении и почувствовать, что они контролируют свое будущее. Заимствуя из области нарративной психологии, Маруна утверждает, что для того, чтобы по-настоящему понять преступников, мы должны понимать истории, которые они рассказывают, и что, в свою очередь, этот процесс создания историй способен изменить жизнь.

 

Медзян, Мириам. Мальчики будут мальчиками: разрыв связи между мужественностью и насилием , Doubleday, 2002.

Это хорошо проработанное, прямое и реалистичное исследование проблемы мужского насилия раскрывает способы, которыми американцы поощряют насилие в своих сыновьях. Мидзян предлагает конкретные практические предложения относительно того, что можно сделать, чтобы изменить такое поведение. Первоначально опубликованное в 1991 году, издание 2002 года имеет 50-страничное введение, обновляющее информацию, представленную в оригинале.Анализы и рекомендации книги основаны на синтезе исследований, а не на анекдотических материалах.

 

Миллон, Теодор; Симонсен, Эрик и др. (редакторы). Психопатия: антисоциальное, преступное и насильственное поведение , Гилфорд, 1998 г.

Психопатия остается одним из наименее изученных расстройств личности и одним из наиболее не поддающихся терапевтическому улучшению. Охватывая все важные точки зрения на природу психопатических личностей, этот том рассматривает современные типологии и подходы к лечению.Примеры глав включают:

      • Психопатия: неуловимая концепция с моральным подтекстом / Джон Ганн
      • Злой умысел: насилие и расстройства воли / Генри Джей Ричардс
      • Десять подтипов психопатии / Теодор Миллон и Роджер Д. Дэвис
      • Психопаты и их природа: последствия для систем психического здоровья и уголовного правосудия / Роберт Хэйр
      • Ранняя эмоциональная фрустрация и индикаторы органической дисфункции / Нильс П.Ригаард
      • Психопатия у педофила / Дарвин Дорр
      • Садистская личность в убийцах / Майкл Стоун
      • Управление опасными психопатами в тюрьме / Джереми Койд

 

Моррисон, Эндрю П. Стыд: изнанка нарциссизма , Аналитик, 1989.

Моррисон представляет критическую историю аналитических и психиатрических попыток осмысления стыда, начиная с Фрейда и заканчивая пониманием Кохутом стыда с точки зрения нарциссических феноменов.Клинический раздел книги проясняет как теоретический статус, так и последствия лечения стыда в отношении нарциссического расстройства личности, невроза и патологии характера более высокого уровня, а также маниакально-депрессивного расстройства.

 

Мерфи, Майк. Признания насильника с южной стороны: 25 лет террора в городе у ворот , Booksurge, 2005.

«

Признания насильника с южной стороны» — это настоящая криминальная история о жизни, преступлениях и мотивах преступлений Денниса Рэббита, одного из самых плодовитых насильников в американской истории.Он опирается на сотни страниц полицейских отчетов и исчерпывающих интервью, особенно Денниса Рэббита, чтобы рассказать свою историю. В книге даются подробные, а иногда и ужасные отчеты о преступлениях Южного насильника, но также приводятся мотивы и объяснения этих преступлений с точки зрения Кролика, правоохранительных органов, судебного психолога и автора.

 

Натансон, Дональд Л. (редактор) Многоликий позор , Гилфорд, 1987.

В течение почти столетия концепция вины, встроенная в теорию влечений, доминировала в психоаналитической мысли. Однако все чаще исследователи сосредотачиваются на стыде как на ключевом аспекте человеческого поведения. В этом томе представлен ряд убедительных точек зрения на роль стыда в психологическом развитии, психопатологии и терапевтическом процессе. Дональд Натансон собрал всемирно известных авторитетов, вовлекая их в обширный диалог об их областях знаний.В кратких введениях к каждой главе авторы помещаются как в историческом, так и в теоретическом плане, а также обрисовываются в общих чертах их акценты и вклад в наше понимание стыда. Включая множество иллюстративных клинических примеров, книга охватывает такие темы, как связь между стыдом и нарциссизмом, центральное место стыда в теории аффектов, психоз и стыд, а также стыд во французской литературе по психоанализу и философии.

 

Ньюберн Т. и Станко Э.А. (редакторы). Просто мальчики делают бизнес? Мужчины, мужественность и преступность , Routledge, U.К. 1994.

Что такого в преступлениях, что делает их «мужской работой»? Можем ли мы представить мужественность без преступления? Это первая в своем роде книга, в которой авторы с трех континентов вместе изучают взаимосвязь между мужественностью и преступностью. Эта книга, охватывающая такие области, как полицейская деятельность, тюрьмы, насилие в отношении женщин, убийства, беловоротничковая преступность и виктимизация мужчин, заставит нас переосмыслить многие аспекты мужественности и преступности.

    • Введение: мужчины, мужественность и преступность / Тим Ньюберн и Элизабет А.Станко
    • Теория мужской субъективности / Тони Джефферсон
    • Борьба с проблемой мужского индивидуального насилия / Элизабет А. Станко
    • Культура полицейской столовой / Найджел Филдинг
    • Молодые чернокожие мужчины: маргинальность, мужественность и преступность / Джуэлл Тейлор Гиббс и Джозеф Р. Мериги
    • Школьное образование, мужественность и молодежная преступность белых мальчиков / Джеймс В. Мессершмидт
    • Выносливее остальных? Мужчины в тюрьме / Джо Сим
    • Мужеподобные мальчики: Дэнни, Крис, преступность, мужественность и бизнес / Дик Хоббс
    • Что в этом такого? Мы мужчины, а они женщины / Альберто Годенци
    • Когда мужчины становятся жертвами: провал виктимологии / Тим Ньюберн и Элизабет А.Станко
    • Мужественность, честь и конфронтационное убийство / Кеннет Полк
    • Мужественность, насилие и общественный контроль /​ Джон Брейтуэйт и Кэтлин Дейли
    • Мальчики продолжают качаться: мужественность и футбольная культура в Англии / Джон Уильямс и Роган Тейлор
    • Мужественность и беловоротничковая преступность / Майкл Леви.

 

Пенс, Э., и Пеймар, М. Власть и контроль: тактика мужчин, которые наносят побои , Проект по предотвращению домашнего насилия, Дулут, Миннесота, 1986. VHS/DVD

В этой учебной программе используется образовательный подход к работе с мужчинами по прекращению их насилия. Его сила в том, что он бесполезен для людей всех уровней образования, рас и экономических слоев. Сопровождающие записанные на видео сцены дают группам возможность проанализировать намерение, последствия и силу оскорбительного поведения.

 

Прайор, Дуглас В. Невыразимые действия: почему мужчины сексуально насилуют детей , Нью-Йоркский университет, 1996.

Сексуальное насилие над детьми является одной из самых морально тревожных и эмоционально подстрекательских проблем в современном американском обществе. Было подсчитано, что примерно каждая четвертая девочка и каждый десятый мальчик испытывают ту или иную форму нежелательного сексуального внимания внутри или вне семьи до достижения совершеннолетия. Настораживающе распространенное явление, сексуальное насилие травмирует и меняет жизнь детей по своему воздействию. Как общество должно бороться с сексуальной виктимизацией детей? Должны ли известные правонарушители возвращаться в наши сообщества? Если да, то где и с какими правами им должно быть позволено жить? В « невыразимых действиях » Дуглас В.Прайор утверждает, что большая часть этих дебатов, направленных на то, чтобы иметь дело с обидчиками после того, как они оскорбили, игнорирует важный вопрос о том, почему мужчины пересекают эти запрещенные сексуальные границы, чтобы приставать к детям, и как можно предотвратить такое поведение до того, как оно начнется. Основываясь на подробных интервью с тридцатью мужчинами, которые приставали к своим собственным детям или детям своих знакомых, Прайор дает уникальное представление о тех, кто становится правонарушителями. Его анализ исследует, как жизнь правонарушителей до их совершения преступления привела к тому, что они сделали, и способствовала тому, что они сделали, как зародился первоначальный интерес к сексу с детьми, тактика, которую преступники использовали, чтобы со временем приставать к своим жертвам, что они чувствовали и реагировали на это. к их поведению между эпизодами оскорбления, а также к тому, как и почему они прекратили насилие.

 

Рейн, Адриан, Санмартин, Хосе (редакторы). Насилие и психопатия . Клювер/Пленум, 2001.

.

Проблемы, которые психопаты и жестокие преступники создают для общества, не ограничиваются Северной Америкой. Вместо этого эти преступники сеют хаос во всем мире, в том числе и в Европе. В знак признания этого факта королева Испании София создала Центр изучения насилия, который признает как биологический, так и социальный вклад в причину насилия.В ноябре 1999 года Центр изучения насилия им. королевы Софии провел свое IV Международное совещание по биологии и социологии насилия. На этом четвертом собрании, проходившем под почетным председательством Ее Величества королевы Испании, были рассмотрены биологические, психологические и социальные аспекты психопата, жестокого преступника и серийного убийцы. В этой книге представлены некоторые ключевые материалы, сделанные на этой конференции и впервые опубликованные на испанском языке в 2000 году издательством Ariel Press. Ключевым направлением этой книги и позицией, разделяемой всеми ее авторами, является представление о том, что насилие и психопатию просто нельзя понимать исключительно или даже фундаментально с точки зрения социальных и экологических сил и влияний.Биологические факторы также не предлагают исключительного объяснения.

 

Рейн, Адриан. Анатомия насилия: биологические корни преступности , Пантеон, 2013.

Ведущий криминалист, специализирующийся на неврологии преступного поведения, Адриан Рейн представляет широкий спектр новых научных исследований о происхождении и природе насилия и преступного поведения. Он объясняет, как нарушения в областях мозга, которые контролируют нашу способность испытывать страх, принимать решения и сопереживать, могут сделать нас более склонными к преступному поведению.Он применяет это новое понимание преступного мышления к некоторым из самых известных преступников в истории. И он четко обрисовывает неотложные соображения, которые требует это исследование: каковы его последствия для нашей системы уголовного правосудия? Должны ли мы осуждать и наказывать людей, которые практически не контролируют свое поведение? Должны ли мы действовать упреждающе с людьми, которые проявляют сильную биологическую предрасположенность к тому, чтобы стать опасными преступниками?

 

Рамсленд, Кэтрин, и Макгрейн, Патрик. Внутри разума сексуальных хищников , Praeger, 2010.

Они являются одними из самых пугающих преступников, но лишь немногие пытались задокументировать сложное мышление сексуального хищника с помощью интимных подробностей дела. Внутри разума сексуальных хищников пересматривает это преднамеренное преступное поведение, описывая различные типы сексуальных хищников и объясняя, почему они предпочитают совершать свои определенные хищнические действия. Каждая глава книги посвящена отдельной категории хищников или конкретной сложной проблеме, связанной с хищническим поведением.Проводятся различия между типами преступников, от случайного преступника до развратного насильника и серийного убийцы похоти, и исследуются переменные, которые играют роль в сексуальном хищничестве человека. Как и книга Рамсленда «В сознании массовых убийц», эта книга необходима для чтения профессионалам правоохранительных органов и психологии, а также всем, кто хочет выйти за рамки заголовков, чтобы понять эту сложную и противоречивую тему.

 

Ресслер, Роберт, Берджесс, Энн, Дуглас, Джон. Убийство на сексуальной почве: закономерности и мотивы , The Free Press, 1992.

Кто эти люди совершают все возрастающее число серийных убийств в США и почему они убивают? Увеличение числа этих насильственных преступлений за последнее десятилетие создало острую потребность в большем количестве более точной информации об этих мужчинах: их схемах совершения преступлений, насильственных действиях и, прежде всего, их мотивах для совершения этих шокирующих и повторяющихся убийств. В этой авторитетной книге представлены данные, выводы и последствия долгосрочного исследования F.Исследование серийных сексуальных убийц, спонсируемое BI. Специально обученные ФБР агенты изучили тридцать шесть осужденных, заключенных в тюрьму сексуальных убийц, чтобы создать ценный новый банк информации, который раскрывает мир серийных сексуальных убийц как в количественных, так и в качественных деталях. Данные были получены из официальных психиатрических и уголовных дел, протоколов судебных заседаний и тюремных отчетов, а также из обширных интервью с самими преступниками. В этой книге представлена ​​подробная информация о Ф.Недавно разработанная B.I. Программа задержания преступников с применением насилия (VICAP) и образец актуальной формы отчета об анализе преступлений VICAP.

 

Ресслер, Роберт, Шактман, Том. Кто бы ни боролся с монстрами: мои двадцать лет слежения за серийными убийцами для ФБР , Сент-Мартинс, 1992 г.

Столкнувшись лицом к лицу с одними из самых ужасных убийц Америки, ветеран ФБР и бывший полковник уголовного розыска Роберт Ресслер научился распознавать неизвестных монстров, которые ходят среди нас, и сажать их за решетку.Теперь человек, который придумал фразу «серийный убийца», показывает, как он может выследить некоторых из самых жестоких убийц современности. Ресслер показывает, как он использовал улики на месте преступления, чтобы составить психологический профиль убийц. От жертв, которых они выбирают, до того, как они убивают, до часто гротескных сувениров, которые они берут с собой — Ресслер раскрывает личности этих злобных убийц полиции для поимки. Обнаружив, что серийные убийцы разделяют определенные виды жестокого поведения, Ресслер отправился за тюремные стены, чтобы услышать истории бесчисленных осужденных убийц из первых рук.Заглянуть в сознание убийцы, чтобы понять, как и почему он убивает, — один из самых эффективных способов ФБР помочь полиции найти убийц, которые все еще находятся на свободе. Ресслер отправляет вас на охоту за самыми опасными психопатами.

 

Ресслер, Роберт, Шактман, Том. Я жил в чудовище: в сознании самых известных серийных убийц в мире , Сент-Мартинс, 1997.

В своем успешном Whoever Fights Monsters Роберт К.Ресслер проанализировал свою блестящую двадцатилетнюю карьеру в поисках убийц для ФБР. Теперь, погружаясь глубже, чем когда-либо прежде, в криминальное сознание, Ресслер рассказывает о годах, проведенных после ухода из ФБР, когда он работал независимым криминалистом по некоторым из самых известных серийных убийств наших дней. Гениально собирая воедино улики с места преступления, а также модели и методы убийства, Ресслер объясняет свою роль в содействии расследованию таких запутанных международных дел, как убийство в Уимблдоне в Англии, убийства ABC в Южной Африке и смертельное отравление газом в японском метро.Мы также являемся свидетелями подробных интервью Ресслера с Джоном Уэйном Гейси, первого и последнего интервью, которое когда-либо давал самый плодовитый серийный убийца Америки, а также откровенной беседы с «убийцей-каннибалом» Джеффри Дамером. Решившись проникнуть в мысли серийных убийц, Роберт К. Ресслер возвращается из глубочайшей бездны с незабываемым рассказом.

 

Ридо, Уилберт и Викберг, Рон. Пожизненные приговоры: ярость и выживание за решеткой , Times Books, 1992.

Опираясь на свои отмеченные наградами репортажи для не подвергавшегося цензуре журнала тюрем штата Луизиана, The Angolite, Уилберт Ридо и Рон Викберг представляют суровую реальность жизни за решеткой и человеческие, политические и финансовые издержки нашей затянувшейся войны с преступностью. Включает библиографические ссылки (страницы 319–322), предметный указатель и следующие статьи, изначально опубликованные в Angolite. Наследие Фаррара; Легенда о Лидбелли; История Анголы; Фелпс: пять лет спустя; Разговоры с мертвыми; Сексуальные джунгли; Побег негра Джо; Динамика условно-досрочного освобождения; Финансовый кризис; Смерть в тюрьме; Маджо уходит в отставку; Стена реальности; Дворецкий парк; Пеликан-защитник; Труд любви; Долгожители; Голливуд приходит в Анголу; Примета; Присономика; Дом проклятых; Самый смертоносный прокурор; Шоу ужасов; Смертники и другие.

 

 

Ричи, Бет. Принуждение к преступлению: Гендерная ловушка избитых чернокожих женщин , Routledge, 1996.

Рассказывает истории избитых афроамериканок, содержащихся в исправительном учреждении Нью-Йорка, и исследует, что происходит, когда система уголовного правосудия становится репрессивной силой в их жизни. Подробно рассказывается о том, как афроамериканки зажаты в углах U.S. общество в силу их уязвимости перед насилием со стороны мужчин и наказывается за поведение, которое запрещено общественными нравами соответствующих гендерных ролей.

 

Солтер, Анна. Хищники: педофилы, насильники и другие сексуальные преступники: кто они, как они действуют и как мы можем защитить себя и наших детей . Базовый, 2003 г.

Всемирно известный психолог Анна Солтер более двадцати лет занимается изучением сексуальных преступников и их жертв.Теперь она впервые использует свой опыт, чтобы развеять мифы о сексуальных преступниках — о том, как они думают, как обманывают своих жертв и как ускользают от закона». «Сексуальные преступления распространены больше, чем большинство людей может себе представить: недавние исследования показывают, что каждая четвертая девочка и каждый шестой мальчик вступают в половой контакт со взрослым. Еще более тревожным является тот факт, что менее пяти процентов сексуальных преступников когда-либо задерживаются. Один мужчина признался, что до того, как его посадили в тюрьму, стал жертвой более 1000 детей.«Почему сексуальное насилие так распространено, и как хищники заметают следы? После бесчисленных часов интервью с преступниками на сексуальной почве — от уважаемых общественных деятелей и священнослужителей до доверенных друзей семьи и родственников — Анна Солтер утверждает, что именно наши неправильные представления о хищниках делают нас такими уязвимыми для них. Опираясь на истории насильников, рассказанные их собственными словами, Солтер проливает свет на удивительные мотивы сексуального насилия.

 

Саменоу, Стэнтон Э. Внутри преступного разума. Рэндом Хаус, 1984.

В 1984 году эта новаторская книга предложила читателям яркое окно в работу преступного ума и революционный подход к «абилитации». В 2004 году, вооружившись двадцатью годами дополнительных знаний и проницательности, Саменоу заново исследовал предмет, используя свой опыт, чтобы объяснить модели мышления тех, кто совершает преступления, которые нас больше всего беспокоят в новом тысячелетии, такие как насилие в семье, виктимизация в Интернете. , и терроризм.Области криминального поведения расширились, требуя еще одной обновленной версии, которая включает в себя исследование компьютеров как средства преступного поведения; новые наркотики и фармацевтические влияния, воздействие самых грубых форм насилия в видеоиграх, фильмах и телевизионных передачах; социальные сети как арена для незаконной деятельности; и обновленные генетические и биологические исследования того, «запрограммированы» ли некоторые люди становиться преступниками. На протяжении четырех десятилетий мы узнаем из опыта Саменоу, насколько жизненно важно знать, кто является преступником и как он или она думает по-другому.Только вооружившись этим важнейшим пониманием, мы сможем найти разумные, сострадательные и эффективные решения.

 

Samenow, Stanton E. Откровенный разговор о преступниках: понимание и обращение с антиобщественными людьми. Джейсон Аронсон, 2002.

Есть ли генетическая предрасположенность к преступлению? Следует ли принимать во внимание психические заболевания? Играют ли роль семья и социальная среда? Становятся ли люди насильниками, потому что они подверглись насилию? Как люди, совершающие ужасные поступки, могут считать себя хорошими людьми? Что должен знать тот, кто связан отношениями с преступником?» «Стэнтон Саменоу, соавтор широко уважаемого трехтомного исследования «Преступная личность», собрал вопросы, заданные аудиторией во время его выступлений за последние двадцать восемь лет, о причинах, характеристиках и методах лечения антиобщественного поведения.Теперь он опирается на свои исследования и клинический опыт работы с сотнями мужчин, женщин и детей, чтобы предложить ответы без излишеств, которые воплощают его обоснованный взгляд на некоторые из самых сложных политических проблем, с которыми сегодня сталкиваются отдельные лица, учреждения и правительства.

 

Скалли, Диана. Понимание сексуального насилия: исследование осужденных насильников , HarperCollins, Великобритания, 1990.

В этой книге рассматриваются структурные основания для изнасилования в культурах с сексуальным насилием и развеивается ряд мифов о сексуальном насилии, например о том, что насилие в детстве, алкоголь и наркотики являются прямыми причинами изнасилования.Скалли утверждает, что существующий в настоящее время взгляд на изнасилование исключительно как на насильственное преступление, не связанное с сексом, просто неверен: для некоторых мужчин изнасилование — это секс, и действительно, «Секс — это изнасилование». Она завершает обсуждением того, что сами насильники должны были сказать о предотвращении изнасилования.

 

Серени, Гита. Неслышимые крики: Почему дети убивают: История Мэри Белл , Метрополитен, 1998.

Спустя двадцать семь лет после осуждения Мэри Белл согласилась поговорить с автором о своем детстве, убийствах, которые она совершила с разницей в 9 недель, публичном суде над ней и 12-летнем заключении.Во время заключения она не получала психиатрической помощи, но начала уважать начальника тюрьмы. Позже ее перевели из этого учреждения в женскую тюрьму строгого режима и исключили из структуры эмоциональной безопасности и академического содержания, на которую она реагировала ранее. Она обсуждает с автором свое раннее детство и сексуальные надругательства, а также свою подростковую жизнь в тюрьме и влияние своей матери, которая направляла сексуальные надругательства, которым она подверглась. Автор считает, что детские переживания Мэри Белл оказали большое влияние на убийства, совершенные ею в 1968 году.Приложение содержит письма и рисунки Мэри Белл.

 

Стивенс, Деннис Дж. Внутри разума серийного насильника , Выбор авторов, 2000.

На основе интервью с 61 осужденным насильником в книге делается вывод о том, что изнасилование является в большей степени преступлением на сексуальной почве, чем насильственным преступлением или преступлением, связанным с властью. В исследовании изучались исключительно серийные изнасилования, позволяя серийным насильникам говорить за себя, а не спрашивать жертв или просматривать записи, и получать данные от осужденных преступников, прошедших подготовку в качестве интервьюеров.Идеи о мотивации изнасилования, выборе цели и насилии возникли у правонарушителей, которые также предложили решения по пресечению серийных изнасилований. В книге обсуждаются типичные жертвы серийных изнасилований, количество хищнических изнасилований и почему жертвы не сообщают о хищнических изнасилованиях; предлагает способы борьбы с хищническими изнасилованиями; объясняет мотивацию серийного изнасилования с помощью категорий изнасилования под контролем/гневом, изнасилования в стиле превосходства и изнасилования в воображении; обсуждает методы выбора жертвы и способы избежать изнасилования; разъясняет применение серийным насильником физической силы; объясняет, почему некоторые правонарушители применяют чрезмерную силу, совершают некрофилию и каннибализм; предлагает повествование о повседневной жизни серийного насильника; и предлагает заключение и рекомендации, в том числе использование наркотиков для химической кастрации сексуальных преступников в качестве одного из методов борьбы с сексуальной зависимостью.

 

Мошенничество, Ховард. Преступления: портрет серийного насильника , Викинг, 1996.

В течение пяти лет уважаемый бизнесмен из Далласа Гилберт Эскобедо маскировался лыжной маской и, возможно, изнасиловал до ста женщин. Теперь Говард Суиндл, отмеченный наградами редактор Dallas Morning News, предлагает жесткий и деликатный отчет о преступлениях Эскобедо и полицейском расследовании, которое привело к его аресту. Откровенные и душераздирающие откровения многих жертв Эскобедо подкрепляют этот убедительный портрет властного насильника, отчет, который раскрывает настоящие лица, стоящие за этим актом, и последствия этого самого гнусного преступления.Написанный с тем же динамичным повествованием, которое принесло широкое признание Умышленное безразличие , Преступления освещается последними исследованиями сексуальных преступлений, а также двухлетними беседами с Эскобедо в Мексике и Соединенных Штатах, все из которых развивать темы заглавного эссе и распространять свой проницательный комментарий на Соединенные Штаты и Латинскую Америку.

 

Терни, Боб. Я все еще стою [история правонарушителя] , Waterside, U.К., 1997.

Боб Терни бросил преступление, чтобы получить степень в Университете Рединга, и реабилитировался за счет волонтерской работы. Три года спустя Боб становится офицером службы пробации, работающим в группе правосудия по делам несовершеннолетних. В этой книге показан его путь от нищего «бывшего заключенного» до уважаемого гражданина за всю его жизнь вплоть до 1997 года.

 

Тэйвз, Барб. Маленькая книжка восстановительного правосудия для заключенных. Хорошие книги, 2006 г.

Маленькая книга о восстановительном правосудии для лиц, находящихся в тюрьме , — одна из серии коротких книг, предназначенных для быстрого и легкого для понимания обсуждения вопросов, связанных с восстановительным правосудием и миротворчеством.В этом 91-страничном томе Барб Тэйвс обсуждает восстановительное правосудие с точки зрения человека, работающего с заключенными. Она обсуждает теорию и практику восстановительного правосудия, удовлетворение потребностей в правосудии всех, кто пострадал от преступления, и место восстановительного правосудия в условиях тюрьмы.

 

ван Вормер, Кэтрин. Консультирование женщин-правонарушителей и потерпевших: восстановительный подход с сильными сторонами . Спрингер, 2001.

В этой книге рассматриваются многие аспекты того, как можно изменить систему уголовного правосудия, чтобы удовлетворить потребности жертв насилия и правонарушителей, которые сами часто становятся жертвами жестокого обращения.В нем представлена ​​новая модель, которая предлагает интегрированную основу для объединения принципов структуры сильных сторон социальной работы с моделью восстановительного правосудия. В нем рассматривается восстановительное правосудие в отношении женщин-жертв преступлений и обращение с женщинами в тюрьмах в контексте вопросов прав человека. Книгу можно использовать в качестве учебного пособия для подготовки студентов к работе в непосредственной практике с правонарушителями и потерпевшими. В главе 1 представлен теоретический и исторический обзор гендерного анализа опыта женщин в системе правосудия.Глава 2 посвящена основам установления лечебных отношений в качестве подготовки к практике терапии, основанной на сильных сторонах, с жертвами и правонарушителями. В главе 3 рассматривается тема виктимизации, а в главе 4 представлены вмешательства. В главе 5 рассматривается характер преступлений женщин. В главе 6 представлены результаты обследования 74 федеральных и государственных тюрем в США, в которых содержатся женщины. В главе 7 обсуждается консультирование женщин-правонарушителей. (Содержит более 650 ссылок.)

 

Вронский Петр. Серийные убийцы: метод и безумие монстров , Беркли, 2004 г.

В этой уникальной книге Петр Вронский документирует психологические, исследовательские и культурные аспекты серийных убийств, начиная с их первого зарегистрированного случая в Древнем Риме, через Францию ​​пятнадцатого века и заканчивая такими печально известными современными случаями, как каннибал/некрофил Эд Кемпер, Генри Ли Лукас, Тед Банди и появление того, что он классифицирует как «серийного убийцу-неистовство», такого как Эндрю Кьюненен.Единственная в своем роде книга Вронского, тщательно проанализированная стенограммами допросов убийц и содержащая актуальную информацию о задержании и осуждении убийцы с Грин-Ривер и снайперов Кольцевой дороги, охватывает все мыслимые аспекты бесконечно захватывающей правды. — криминальное явление.

 

Вронский Петр. Женские серийные убийцы: как и почему женщины становятся монстрами , Беркли, 2007.

Общество приучено думать об убийцах и хищниках как о мужчинах, но Петр Вронский разоблачает и исследует феномен женщин-убийц, а также политические, экономические, социальные и сексуальные последствия.От самых ранних зарегистрированных случаев убийства женщин в истории до Ирмы Грезе, нацистского зверя из Бельзена, от печально известной британской детоубийцы Майры Хиндли до «Убийцы медового месяца» Марты Бек, от сенсационного убийства Эйлин Уорнос до культовых убийц, миссионеров-убийц. и сексуальная роковая женщина, Вронский бросает вызов обычным стандартам добра и зла и бросает вызов общепринятым представлениям о гендерной роли и идентичности.

 

Уокер, Ленор Э. Ужасающая любовь: почему избитые женщины убивают и как общество реагирует , HarperCollins, 1989.

Ленор Уокер рассказывает драматическую историю об избитых женщинах, которые убивают в целях самообороны, и о своих смелых усилиях добиться их справедливости в наших судах и в нашем обществе. Ленор Уокер — автор книги «Избитая женщина » и признанный в стране эксперт по домашнему насилию — рассказывает о своих усилиях в качестве свидетеля-эксперта в серии судебных дел, создающих прецеденты, и рассказывает нам о терроре, насилии и ошибочной любви, которые формируют опыт избитой женщины. Уокер объясняет, как женщины попадают в ловушку жестоких отношений и как, доведенные до крайности из-за страха за свою жизнь или жизнь своих детей, эти женщины находят в себе силы защитить себя.Она предлагает пронзительный взгляд на бедственное положение женщин, подвергшихся побоям в судах, тюрьмах и местных правоохранительных органах, и дает голос не только этим женщинам, но и каждой женщине, пережившей замалчивание своих потребностей, своего гнева. , ее призыв к справедливости, ее собственная правда.

 

Зер, Ховард. Делая жизнь: размышления о мужчинах и женщинах, отбывающих пожизненное заключение , Good Books, 1996.

Автор взял интервью и сфотографировал 70 мужчин и женщин, приговоренных к пожизненному заключению, практически без возможности вернуться в общество.Все они были осуждены за убийство или соучастие в убийстве. Он предлагает кое-что из их опыта и точек зрения своими словами, пытаясь представить их как личностей, а не как стереотипы. Одной из тем, возникших во время интервью, был поиск смысла, желание людей сделать что-то хорошее из плохого. Многие из опрошенных участвовали в программах по оказанию помощи другим и помощи молодым людям в предотвращении деструктивных ситуаций. Другие выразили потребность делать каждый день на счету, сознательно работать над тем, чтобы каждый день делать что-то стоящее.Обретение надежды в явно безнадежной ситуации побудило многих из них.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.