Виды настроения человека: Каким бывает настроение: 5 основных видов настроения

Какие бывают типы настроения у людей, что это такое, их описание, фон


От того, какое бывает настроение, зависит восприятие окружающей действительности. Любая жизненная ситуация рассматривается сквозь призму негатива или позитива в зависимости от расположения духа, в котором пребывает человек, и настроя, выражающегося в желании что-то делать или принимать решения.

Быть в хорошем расположении духа здорово

Определение понятия

Сложно дать точное определение тому, что такое настроение. Понятие это непростое вследствие своей уникальности и беспредметности в каждом конкретном случае. Авторы научных трудов сходятся в том, что настроение – это внутреннее психологическое или эмоциональное состояние, которое передает особенности физического бытия, духовного мира и душевной организации человека в контексте происходящих событий. Состояние отражается на всей деятельности и становится заметно по поведению.

На формирование настроения влияет совокупность факторов, среди которых можно выделить:

  • Состояние здоровья. В организме происходит множество процессов, в том числе выработка определенных гормонов, которые влияют на настроение. Однако они не так заметны, как наличие болезненных ощущений, недомогания или простуды, которые дают знать о себе и ухудшают общее самочувствие, влияя на поведение.
  • Наличие психологических заболеваний. Если человек болен ментально, он впадает в крайности: слишком подавленное и унылое настроение во время депрессии, чрезвычайно приподнятое при синдроме мании. Если речь идет о биполярных нарушениях психики, наблюдаются оба варианта крайности.
  • Личностные особенности характера и темперамента. Они задают общий эмоциональный тон: какое настроение превалирует, и какая частота смены настроения характерна.
  • Личный опыт. В памяти откладываются устойчивые эмоциональные ассоциации с произошедшими событиями, возвращение к которым влияет на восприятие аналогичной ситуации в настоящем. Ассоциации возникают без контроля со стороны человека, источник может быть не известен и находиться в подсознании.
  • Условия жизни, все внешние факторы. Любое событие и взаимодействие с другими людьми вызывают букет переживаний, который окрашивает настроение позитивно или негативно.
  • Употребление медикаментов, алкоголя, наркотических препаратов.

Релакс

18. Помедитируйте в течение 10 минут. Или просто сядьте прямо, закройте глаза и сделайте 10 медленных вдохов и выдохов.

19. Примите ванну с эфирными маслами.

20. Устройте 20-минутный сеанс йоги или растяжки.

21. Попросите кого-нибудь сделать вам массаж. Или сделайте его самостоятельно. Массажное кресло в торговом центре — тоже вариант.

22. Купите бутылку хорошего вина и медленно смакуйте его весь вечер.

23. Полопайте пузырчатую плёнку, засуньте руку в горох (бобы, чечевицу), как Амели, или получите приятные тактильные ощущения другим путём.

24. Выпустите пар и покричите.

25. Лягте наконец пораньше и выспитесь!

Основные виды

Низкая самооценка у человека с точки зрения психологии

Какое может быть настроение, зависит от эмоции – первопричины, вызывающей его смену.


Разнообразие эмоций

Дополнительная информация. Человек испытывает до 70 различных видов эмоций.

Основные виды эмоций позволяют выделить главные и часто наблюдаемые виды настроения:

  • Нейтральное (спокойное). Нейтральное настроение – это отсутствие видимого проявления эмоций, их приглушение. Характеризуется внутренним спокойствием. Состояние подходит для работы, позволяет без труда сосредоточиться.
  • Повышенное. Настроение данного вида подразумевает наличие воодушевления, радости, счастья, любви – совокупности многообразия положительных эмоций. Определение приподнятого настроения возможно через хорошее состояние здоровья, успех на работе, приятные впечатления от встречи.
  • Пониженное. Характеризуется апатией, пассивностью, скукой, необъяснимой тоской и грустью, негативным восприятием мира. Сопутствует крайняя эмоциональность при пониженном тонусе. Активность и работоспособность низкие.

Важно! Если пониженное настроение сохраняется длительное время, это может свидетельствовать об ухудшении как физического, так и психического здоровья. В этом случае речь идет о болезни, для лечения которой необходимо обратиться к специалисту.

  • Рабочее. Вид настроения объединяет эмоции, которые отвечают за наиболее продуктивную работоспособность. Среди них бодрость, решительность, заинтересованность в работе, желание проявить себя, добиться успеха, настроенность на достижение положительных результатов, а также поставленных целей и задач.
  • Раздражительное. Будет верно утверждать, что такое настроение в психологии характеризуется повышенной эмоциональностью на фоне низкой активности и негативных переживаний. Преобладают чувства обиды, досады, гнева, ярости, вины, растерянности. Агрессия может проявляться по отношению к неодушевленным предметам.

Обратите внимание! Время от времени наблюдается смена настроения, что является нормой, отсутствие таковой – сигнал, который оповещает о проблеме.

Понимание позитива

Что такое позитив и почему это важно? Для этого возьмем двух одинаково компетентных, умных, трудолюбивых людей, но один из них будет позитивным, а другой негативным. Когда позитивный человек отправляется на работу, он доволен погодой, благодарен другим людям за помощь, замечает индивидуальный вклад сотрудника в общий результат. Негативный человек будет постоянно жаловаться на перегруженность на работе, пробки на дорогах и насколько глупы решения начальства.

Позитивный человек всегда видит стакан наполовину полным, а негативный видит его наполовину пустым. Оптимист имеет утвердительный уклон, то есть он желает сосредоточиться на человеческом потенциале и сильных сторонах. Пессимист решает сосредоточиться на проблемах и слабостях.

Вы можете подумать, что пессимист видит реальное положение дел, что он быстро замечает потенциальные угрозы или проблемы, которые пропускает оптимист. Здесь нужно кое-что прояснить: позитивный настрой на рабочем месте не означает, что вы прячете голову в песок или игнорируете неприятные реалии или проблемы, просто когда вы видите проблему, вы впадаете в режим решения, а не в отчаяние. Вы не настолько мягкий человек, что никогда не даете никому критических отзывов, но вы уравновешиваете конструктивную критику.

Позитивность – это хорошо проработанный способ получить лучшие результаты на рабочем месте, наслаждаясь жизнью в полной мере. Ким Камерон в своей книге «Позитивное лидерство» приводит более 40 исследований, иллюстрирующих последовательные и убедительные доказательства того, что позитивные действия, подобные тем, которые вы изучите в этой статье, действительно приносят пользу для здоровья. Позитивность помогает нам быть более креативными.

Исследования Школы бизнеса Калифорнийского университета в Беркли показали, что менеджеры с большим позитивом были более точными в принятии решений, были более эффективны в межличностном общении и заражали позитивом всю свою команду. Спортсмены, тренеры которых просили просмотреть записи их успешных игр, сами улучшали свои показатели, чем те спортсмены, которых просили просмотреть неудачные попытки.

Когда мы концентрируемся на успехах, а не на неудачах, наша производительность улучшается. Здоровье, креативность, эффективное лидерство, повышенная производительность, все эти преимущества мы получаем тогда, когда тщательно работаем над своими мыслями.

Эмоциональный фон: повышенный и пониженный


Фиолетовый цвет в психологии человека — что означает, кому нравится

Позитивные и негативные эмоции

Основа настроения закладывается под воздействием доминирующей эмоции. Сама по себе эмоция, вызванная отдельным событием в жизни, длится недолго, но влияет на создание букета внутренних переживаний и формирует продолжительную реакцию как отклик на происходящее. Преобладание совокупности положительных или отрицательных переживаний формирует общий фон, который может быть повышенным или пониженным.

Повышенный фон говорит о доминировании позитивных видов настроения: радостного, вдохновленного, заинтересованного, порхающего и других.

Пониженный фон, наоборот, состоит из подборки негативных видов, таких как: грустное, подавленное, раздраженное и аналогичных им.

Некоторые авторы понимают под фоном настроения глобальное стабильное отношение индивида к самому себе и ситуации вокруг, что влияет на протекание некоторых психических процессов, к примеру, мышления.

Склонение существительного настрой (какой падеж)

Склонение слова по падежу в единственном и множественном числах.

ПадежВопросЕд.числоМн. число
Именительный(кто, что?)настройнастрои
Родительный(кого, чего?)настроянастроев
Дательный(кому, чему?)настроюнастроям
Винительный(кого, что?)настройнастрои
Творительный(кем, чем?)настроемнастроями
Предложный(о ком, о чём?)настроенастроях

Сфера употребления

Авиация Электроника Деловая лексика Майкрософт Спорт

Преобладающее настроение

Как поднять себе настроение быстро когда тебе плохо — способы и советы

Преобладающее настроение во многом определяет характер эмоциональной реакции на конкретные ситуации. То, каким бывает настрой, связано со всеми чувствами и переживаниями индивида, а также зависит от темперамента и типа личности. Под воздействием преобладающего настроения формируется устойчивое психическое состояние, в котором переплетаются эмоциональные компоненты с различными знаками.

Речь идет о заметной для окружающих черте личности: оптимизме или пессимизме. Реакция оптимиста и пессимиста на одну и ту же ситуацию будет разной из-за того, что эти типы смотрят на происходящее под разными углами.

Преобладающее настроение является нормальным для конкретного типа личности и говорит о том, в каком расположении духа находится индивид в подавляющем большинстве случаев. Иногда доминирующее настроение бывает нейтральным, без яркого проявления.

Творчество

26. Нарисуйте картинку. Ваши художественные способности тут абсолютно не важны.

27. Придумайте историю. Это может быть добрая сказка или леденящий душу триллер. Главное, чтобы она вас захватывала.

28. Смастерите что-нибудь своими руками.

29. Если умеете, поиграйте на музыкальном инструменте. Впрочем, если не умеете, ничто не мешает извлечь ритмичные звуки из окружающих предметов.

30. Придумайте комикс с собой в качестве главного героя. Собственную грусть можно использовать как отправную точку. Например, выдумать суперсилу слёз или уныния.

Такое развлечение поможет взглянуть на ситуацию менее серьёзно и трагично.

31. Разукрасьте раскраску.

32. Сделайте доску желаний, вырезав из журналов или газет иллюстрации, которые отражают ваши мечты. Наклейте их на лист картона или ватман и повесьте на видном месте.

33. Распечатайте любимые фотографии и сделайте из них альбом.

Полезные советы из психологии

Цитаты великих философов и писателей говорят о том, что людям под силу управлять своим настроением. Для этих целей существуют практические способы улучшить его, которые в 21 веке остаются актуальны. Вступление на путь поднятия настроения – шаг к успеху.


Одуванчики под солнцем – необычный ракурс

Позитивные рекомендации:

  1. Смотреть на происходящее вокруг в положительном ключе, настраивать себя на хорошее, учиться замечать приятные моменты в любой ситуации. Достаточно просто улыбаться, даже если нет видимого повода. Выработка эндорфина вызывает улыбку, посредством улыбки можно стимулировать выработку эндорфина.
  2. Физическая нагрузка или просто прогулка. Полезно выходить на улицу, в любимый парк, чтобы насладиться пением птичек вдали от суеты. Пешая прогулка в спокойном ритме – хорошая альтернатива занятиям в спортзале. И в том, и в другом случае вырабатываются гормоны, способствующие улучшению настроения.
  3. Музыка считается золотым средством в вопросе избавления от плохого настроения. Достаточно поставить композицию для души, приносящую удовольствие и умиротворение. Можно написать свою музыку, посвятить ее тому, что вдохновляет или радует.
  4. Танец в списке советов занимает место рядом с музыкой. Не обязательно устраивать презентацию своего танца в людном месте, достаточно подвигаться в собственное удовольствие дома, чтобы зарядиться положительной энергией.
  5. Наведение порядка в доме способствует приведению разума в порядок. Здесь можно развернуть бурную деятельность.
  6. Творчество способствует реализации личного потенциала, помогает выплеснуть эмоции. Можно написать пару строк стихотворения или нарисовать картину. Пусть это будет похоже на то, как ребенок в первом классе создает нечто далекое от шедевра, это не главное. Важно то, что в процессе может прийти вдохновение, может осенить неожиданно пришедшее решение проблемы, ставшей причиной плохого настроения.
  7. Смена обстановки – идея поднятия настроения. Если есть возможность, стоит вырваться в отпуск и уехать к берегам, например, Мертвого моря, известного своими лечебными свойствами.
  8. В жизненном плане важно не забывать о своей самооценке, следить за тем, чтобы она не опускалась, так как заниженная самооценка способствует формированию неверного представления о происходящем вокруг. Это, в свою очередь, может дурно сказаться на отношении индивида к ситуации в личных отношениях, успехам и неудачам на работе, проявляться в общении с близкими.


Прыгать от радости легко, когда все в порядке

В кратком описании настроение отражает внутреннее состояние человека, имеет внешнее проявление. Настроением можно и нужно управлять, чтобы улучшить свою жизнь.

Шкала

Рон Хаббард является основателем шкалы тонов, которая напрямую связана с темой настроения и эмоций в целом.

У каждого человека наблюдаются перепады настроения, но, понаблюдав за ним и отметив на шкале тонов его эмоциональное состояние в течение продолжительного времени, можно понять, какое настроение для него является постоянным, основным.

Р. Хаббард предложил обширный список состояний, каждое из которых имеет собственный балл. Если человек по итогам исследования находится ниже отметки 2,0, его называют низкотонным, если выше — высокотонным.

Если в жизни человека произошли положительные события, он поднимается вверх по шкале, если негативные — вниз.

Чем выше человек находится на шкале, тем проще ему достичь в жизни высоких результатов.

Перечень эмоций с указанием баллов:

  • безмятежность — 40,0;
  • постулаты — 30,0;
  • игры — 22,0;
  • действие — 20,0;
  • вдохновленность — 8,0;
  • чувство прекрасного — 6,0;
  • энтузиазм, воодушевление — 4,0;
  • радость — 3,5;
  • ярко выраженная заинтересованность — 3,3;
  • консерватизм — 3,0;
  • заинтересованность средней выраженности — 2,9;
  • чувство удовлетворения — 2,8;
  • отсутствие интереса — 2,6;
  • скука — 2,5;
  • монотонность — 2,4;
  • антагонизм — 2,0;
  • враждебность — 1,9;
  • боль — 1,8;
  • ярость — 1,5;
  • ненависть — 1,4;
  • возмущенность — 1,3;
  • отсутствие стремления сострадать — 1,2;
  • сдержанное возмущение — 1,15;
  • затаенная враждебность — 1,1;
  • тревожность — 1,02;
  • страх — 1,0;
  • чувство отчаяния — 0,98;
  • сильно выраженный страх — 0,96;
  • оцепенение — 0,94;
  • сострадание — 0,9;
  • задабривание — 0,8;
  • глубокая печаль, скорбь — 0,5;
  • искупление — 0,375;
  • незаслуженность — 0,3;
  • самоуничижение — 0,2;
  • жертва — 0,1;
  • безысходность — 0,07;
  • апатичность — 0,05;
  • чувство никчемности — 0,03;
  • процесс умирания — 0,01;
  • телесная гибель — 0,00.

Эта шкала помогает лучше понять себя и окружающих, найти к ним подход. О пользе шкалы:

  1. Изменится отношение к эмоциям окружающих людей: если человек находится в гневе и ведет себя неадекватно, Вы будете помнить о том, что это проблема его тона. Если удастся выявить, какой у человека тон, будет удобнее вести с ним диалог: нужно лишь выбрать точно такой же тон или немного более высокий.
  2. Легче будет оценивать людей, которые могут попасть в близкий круг. Например, если превалирующим тоном для человека является гнев или тревога, с ним будет сложно общаться.
  3. Если человек находится в слишком низкой позиции, попытки воздействовать на него со стороны очень высокой будут бесполезны. Так, например, нет особого смысла пытаться вдохновлять человека, находящегося в состоянии апатии.
  4. Чем ближе человек к Вам по шкале, тем проще найти к нему подход и начать тесное общение.

Человек, согласно этой теории, словно бы «шагает» от тона к тону, и, чтобы добраться до вдохновленности от радости, нужно будет прочувствовать энтузиазм и чувство прекрасного.

Но важно помнить о том, что эта шкала была создана человеком, не имеющим отношения к психологии. Большинство психологов ее не рассматривают и не считают значимой.

Чтобы было проще работать со шкалой, периодически можно отмечать собственное состояние или делать пометки относительно состояния кого-то еще, чтобы в итоге получилось понять превалирующий тон и найти подход.

Назад в детство

64. Сыграйте в любимую детскую игру. Для этого, скорее всего, придётся привлечь других людей. Хотя, например, в классики можно играть и в одиночестве.

65. Постройте форт из подушек и одеял.

66. Разыграйте по телефону случайного абонента.

67. Пускайте мыльные пузыри.

68. Купите шарик с гелием, вдохните газ и поговорите дурацким голосом.

69. Поиграйте в театр теней.

70. Покатайтесь на качелях на детской площадке.

71. Покатайтесь на аттракционах в парке развлечений.

72. Запустите петарду или фейерверк. Упрощённый вариант — бенгальские огни.

73. Порисуйте мелками на асфальте.

Занятия спортом – залог хорошего настроения!

Физические нагрузки непосредственно влияют на психоэмоциональное состояние человека.  Во время занятий спортом мы начинаем активно двигаться, усиливается кровообращение и учащается дыхание. К клеткам головного мозга поступает больше кислорода, а значит, пропадает чувство усталости и сонливости.


Поэтому очень хорошо, когда с ранних лет нам прививают знание о том, что зарядка должна стать неизменным атрибутом утреннего пробуждения человека. Она помогает не только размять мышцы и поддержать себя в форме, но и прогнать остатки сна и подготовить человека к встрече нового дня.

Всего лишь 15 минут элементарных физических упражнений во время утренней зарядки и негатив исчезает. Что же говорить о дополнительных занятиях спортом.

Любой вид спорта (вне зависимости от степени нагрузок, которые несут занятия) тренирует не только тело, но и мозг. Занятия спортом – отличная профилактика различных заболеваний, включая нервную систему.

Посвящая хотя бы два-три часа в неделю активным физическим упражнениям, можно навсегда обезопасить себя от неврозов и расстройств психики,  а это – непосредственный вклад в свое хорошее настроение!

Виды спорта для поднятия настроения
Спорт выступает отличным инструментом не только профилактики здоровья, но и помогает снять психоэмоциональное напряжение. В зависимости от настроения, нужно выбрать подходящий в данный момент род занятий.

Так, снять агрессию и раздражительность помогут такие виды спорта, как бокс, единоборства, кикбоксинг и другие, когда острые эмоции буквально выливаются в силу.

Научиться контролировать поток эмоций вам поможет йога.  Йога направлена на обретение душевной гармонии и покоя, на борьбу с негативом и стрессом, ограждение человека от плохих эмоций.

Выплеснуть негатив, который у вас накопился, можно во время занятий танцами. Танцы вдобавок делают тело гибким и пластичным. Занятия спортивными танцами позволят полностью раствориться в музыке, забыть проблемы, накопившиеся за день, обрести уверенность в себе и психологически раскрепоститься.

Взбодриться и улучшить настроение можно во время пробежек, велопрогулок и катания на роликах, коньках. Кроме того, что бег улучшает кровообращение и тонус мышц, в сочетании с великолепными пейзажами, свежим  воздухом  он способен обеспечить заряд бодрости на весь день или расслабление и приятную усталость после тяжелого дня.

Подарить положительное настроение смогут и водные виды спорта: плавание, аквааэробика.

Отпускаем негатив во время занятий
При выборе вида спорта стоит ориентироваться, в первую очередь, на состояние своего здоровья и отсутствие противопоказаний . Также, важный критерий при выборе вида спорта это психоэмоциональное состояние человека.

Занятия спортом дисциплинируют и повышают самооценку, уверенность в своих силах и веру в способность достичь большего. Радость к жизни появляется во время занятий на свежем воздухе.

Занятия спортом призваны уравновесить нервную систему, закалить себя морально и физически, привести мысли и чувства в порядок, развить силу воли и целеустремленность. Отпустить негативные эмоции помогает гормон счастья – эндорфин, выработка которого усиливается во время интенсивных физических нагрузок. Помимо того, стройность и красивый рельеф тела еще никому не портили настроение!

Таким образом, спорт положительно влияет не только на физическое состояние и красоту тела, но и на настроение человека. Прилив сил, положительные эмоции и боевой настрой – лишь малая толика того, что происходит с человеком после даже недолгой тренировки.

Не откладывайте постоянно занятия спортом на следующий понедельник!

Дружите со спортом и хорошего Вам настроения!

 

 

Статья подготовлена психологом ГУЗ «ОВФД»

Погодиной И.В.

Что такое настроение кратко. Психология настроения

Настроение устойчиво сохраняется в течение продолжительного периода времени, отчего влияет на все процессы, происходящие внутри и вне человеческого тела, как физические, так и, конечно же, психические. Не будет большим преувеличением сказать, что от настроения зависит успех в жизни и качество жизни человека, а точнее от того каково это самое настроение. Так каким бывает настроение?

Настроение – форма эмоциональной жизни человека. Оно обусловлено и напрямую зависит от эмоций, но в отличие от них, является намного более продолжительным и ровным.

Настроение часто вызвано определенной причиной (даже если индивид этого не осознает), но распространяется на внешние события, не связанные с первопричиной, на происшествия любого характера, вообще на любое воздействие. К примеру, если человек находится в подавленном настроении, его не будет радовать ни работа, ни отдых, ни общение с близкими.

Настроение – психический феномен, который хоть и зависит от очень многих факторов (которые, как, к примеру, физиология, порой совершенно неподконтрольны сознательной части психики), тем не менее, поддается корректировке и контролю.

Плохое настроение можно самостоятельно себе поднять, а хорошее упустить.

Если упростить до минимума, то секрет сохранения хорошего настроения прост – сознательное поддержание положительных эмоций.

Когда человек не контролирует свои эмоции и чувства, не имеет настроя на позитив, ему очень легко «скатиться» до скуки, а затем и тоски и других форм проявления плохого настроения.

Смена настроения – нормальное, естественное для человека явление. Настроение не может быть все время положительным или отрицательным. Слишком затянувшееся настроение в определенных ситуациях свидетельствует о физическом или душевном нездоровье. Например, слишком затянувшееся подавленное настроение и апатия, наряду с прочими симптомами, может быть сигналом о возникновении .

Эволюционно настроение и эмоции развивались как способы оповестить человека о возможности или невозможности удовлетворить его базовые витальные потребности, то есть, по большому счету, выжить.

Негативные эмоции и плохое настроение – сигналы об опасности и знак «Пора что-то менять, иначе несдобровать!». Именно поэтому, как бы ни хотелось, не получится все время быть в приподнятом настроении. Ведь есть вещи и ситуации, реально угрожающие человеку, и организм даст об этом знать плохой эмоцией.

Современные люди, к сожалению, не часто задумываются о том, куда способно привести их настроение. В то время как психологи давно уже доказали: хорошее настроение

улучшает качество жизни человека, а плохое – ухудшает, причем во всех сферах.

Имея возможность выбирать свое настроение, люди нередко игнорируют ее или даже сознательно выбирают плохое настроение, «загоняют» себя в тоску, скуку, апатию, грусть, печаль, горе и так далее.

Настроение можно и нужно выбирать! Но чтобы это сделать, нужно знать каким бывает настроение.

Каким бывает настроение: 5 основных видов

Классификаций настроения немало. Самая общая и широкая:

  • плохое настроение – отрицательный эмоциональный тон,
  • хорошее настроение – положительный эмоциональный тон.

Первое обуславливается и предполагает наличие негативных эмоций, второе – позитивных.

Соответственно, чтобы вызвать у себя плохое настроение нужно горевать, печалиться, грустить, скучать, испытывать отвращение, пренебрежение, досаду, гнев, опасение, страх, тревогу и так далее.

Чтобы создать хорошее настроение , нужно доверять, восхищаться, радоваться, проявлять интерес, оптимизм, принятие и признание, быть умиротворенным, спокойным, любить себя, людей и мир вокруг.

Если за основу классификации настроения брать базовую эмоцию, его спровоцировавшую, то здесь видов настроения будет столько же, сколько эмоций – более семидесяти !

Наиболее часто проявляющимися у современных людей видами настроения являются:


Настроение, в основе которого лежат положительные эмоции – это залог физического и психического здоровья, счастья в личной жизни, успехов на работе, творческой самореализации и роста личности.

Конечно, невозможно не сталкиваться с негативными переживаниями, но их нужно именно переживать , то есть отпускать, прочувствовав, а не погружаться в них, не зацикливаться, не заниматься самоедством и самокопанием, так же как и совершенно их игнорировать или стараться заглушить.

На смену печали всегда приходит радость! Главное ей не мешать, еще лучше – способствовать ее возвращению.

Если на протяжении продолжительного периода (более трех недель) сохраняется определенный негативный эмоциональный фон и плохое настроение, особенно если оно сопровождается прочими негативными психофизиологическими явлениями (например, бессонница, потеря аппетита, слабость в теле, навязчивые плохие мысли) и самостоятельные попытки исправить ситуацию не дают результатов, обязательно нужно обратиться за психологической помощью.

Умеете ли Вы регулировать свое настроение?

Говоря о настроении, надо определиться с понятием — «психическое состояние», и является ли оно настроением. Е.П. Ильин подробно описал это понятие в книге «Эмоции и чувства». Под этим термином он подразумевает следующее:

«В психологии «состоянием» называют некую внутреннюю характеристику психики человека, относительно неизменную во времени составляющую психического процесса».

Многие словари определяют слова «настроение» и « состояния», как синонимы.

Р. Немов так определил настроение:

«НАСТРОЕНИЕ — эмоциональное состояние человека, связанное со слабо выраженными положительными или отрицательными эмоциями и существующее в течение длительного времени».

Термин «состояние» применяется широко и во многих областях. Оно включает в себя: 1.«пребывать в каком-либо положении», 2. «физическое состояние, или самочувствие», 3. «быть в состоянии войны».

Психическое состояние — это сумма переживаемых в данный момент чувств, как безразличие, нежность, тревожность, уверенность, неуверенность, предвкушение, вдохновение, растерянность, нетерпение.

Уверенность, или неуверенность — это динамическое состояние при выполнении какой-то деятельности, работы, при других действиях. Неуверенность мы можем испытывать при общении с любимой девушкой, не зная, о чем с ней говорить при первых свиданиях. Это состояние переживания нескольких негативных чувств: а) предвкушение страха, что не поймут, или, что не получится ожидаемый результат, б) ощущение физической неготовности к работе, г) страх, что можно подвести других людей.

Уверенность, наоборот, переживается с несколькими чувствами удовольствия, когда человек предвосхищает удачное удовлетворение своих потребностей.

Разберем такое негативное чувство, как «тревога».

ЕП. Ильин определил ее так: «тревога понимается как эмоциональное состояние острого внутреннего мучительного бессодержательного беспокойства, связываемого в сознании индивида с прогнозированием неудачи, опасности или же ожидания чего-то важного, значительного для человека в условиях неопределенности». (книга «Эмоции и чувства»).

Как видите, это не чувство, а состояние переживания предвосхищенной ситуации. То есть, мысленный план установки с негативным окончанием. Тревожное настроение.

Из всего сказанного, вытекает, что часто понятие «психическое состояние» уравнивают с «настроением», придавая последнему ровное и не сильное переживание. Если это аффект, то это уже не настроение, а отдельный феномен, эмоция. Предположим, что человек испытывает смутное, не сильное чувство ревности (это настроение). Как только он узнает об измене, ревность выражается эмоционально сильно, то тогда, следуя общепринятой логике — это уже не относится к настроению, а начинается «состояние» аффекта (сильного возбуждения).

В данной работе я предпочитаю применять термин «настроение», подразумевая весь комплекс переживаний чувств на данный момент. Да и сам термин, имеющий корень «настрой», как нельзя лучше подходит для этого. В крайних степянях возбуждения можно сказать, что это «стрессовое настроение, настроение в аффективной форме», или «настроение в стадии страсти».

Ранее, в главе о чувствах, была предложена трехуровневая энерговозбудимость всех чувств. Поэтому, под настроением будет подразумеваться суммарное переживание трех групп чувств: потребностей, чувств удовлетворения, негативных чувств в трех степянях возбуждения.

Конечно, настроение в основном базируется на какой-то доминантной группе чувств, но могут быть и смешения. Поэтому нет необходимости научного подсчета всех этих состояний психики, как нельзя подсчитать все мелодии, составленные из семи нот. Но изучать переживание какого-то определенного чувства и его влияние на физиологию и на окружающую среду необходимо.

Это спектр всех возбужденных чувств. Одно настроение бывает длительным, либо кратковременным. Но надо признать, что физическое самочувствие — это основа психического состояния. Не зря спрашивают: «Как настроение, как здоровье?». Дело в том, что любая болезнь, даже самая незначительная, активизирует негативное чувство «страха смерти», а это сильнейшая отрицательная эмоция. По своему нейросигналу она может перекрывать многие чувства удовлетворения. Положительные эмоции могут только частично нейтрализовать его потенциал.

«У меня плохое настроение», – говорим мы, когда все вокруг становится серым и унылым и любое дело не в радость. А в хорошем настроении мы готовы обнять весь мир, свернуть горы, и словно крылья вырастают за спиной. Что же такое настроение? Можно ли научиться управлять этим эмоциональным состоянием, чтобы никогда не тускнели яркие краски жизни?

Эмоциональная сфера человека представлена разнообразными видами переживаний. Они различаются по длительности, силе, связи с определенной сферой жизни. Например, чувства всегда предметны, то есть направлены на конкретный предмет. Просто любить и ненавидеть нельзя. А вот эмоции ситуативны и обусловлены не отношением к предмету, а ситуацией, то есть определенным стечением обстоятельств. Наиболее сильные, но кратковременные эмоциональные состояния – это , а наиболее устойчивые – .

В системе эмоциональных переживаний настроение занимает особое место, так как окрашивает всю , все его мировосприятие и влияет на оценку окружающего.

Настроение в психологии определяется как общее эмоциональное состояние человека, которое не связано с конкретным предметом или ситуацией. Точнее, наше настроение может измениться под влиянием какого-то обстоятельства или события. Но это только толчок, внешний стимул. Объект, испортивший нам настроение, давно исчез из поля нашего зрения, а вот плохое настроение осталось и будет еще долго отравлять жизнь нам и нашим близким.

Можно выделить 3 основные черты, отличающие настроение от других эмоциональных состояний:

  1. Настроение не предметно, а личностно. Его характеристики и устойчивость в большей степени зависят от самого человека, его , физического состояния, опыта, мировосприятия и т. д.
  2. Настроение – это обобщенное эмоциональное состояние, не связанное с какой-то ситуацией. Оно проявляется во всех сферах жизни и влияет и на наше общение, и на профессиональную деятельность, и на отношение к действительности в целом.
  3. Настроение многообразно и многопланово. Это сложный сплав, своеобразный микс эмоциональных переживаний. Его трудно бывает диагностировать и описать даже самому индивиду. Настроение неоднозначно, оно может сочетать в себе и положительные, и отрицательные эмоции, радость и грусть, умиротворение и нетерпение, раздражение и наслаждение.

Известный российский психолог С. Л. Рубинштейн, подчеркивая неопределенность настроения, называл его «расплывчатым» и «переливчато-многообразным».

Факторы формирования настроения

Настроение возникает и меняется часто вне зависимости от желания и человека. Конечно, мы можем настроиться и постараться создать себе нужное настроение. Но это не всегда получается, и какое-то незначительное событие способно в единый миг свести все наши усилия на нет. К тому же человек не всегда даже осознает причины формирования этого эмоционального переживания. А на настроение влияет сразу несколько факторов разной природы.

Органическое самочувствие

Это общий тонус организма, связанный с деятельностью различных физиологических систем, в первую очередь, гормональной, нервной, вегетативной, сердечно-сосудистой. Изменение гормонального фона – это одна из частых причин скачков настроения, а заболевания сердца могут вызвать ощущение , безотчетной и тревоги.

Не менее важно также и состояние физиологии высшей нервной деятельности. – нервные клетки головного мозга – это целые фабрики по производству различных белковых соединений, многие из которых влияют на эмоциональный фон. Например, серотонин известен как «гормон хорошего настроения», и чем выше уровень содержания этого соединения в коре головного мозга, чем позитивнее себя ощущает человек. На высокий эмоциональный тонус влияет и содержание другого белка – допамина. Его переизбыток вызывает чувство эйфории, а недостаток приводит к ухудшению настроения и апатии.

Однако органический чувственный фон не является определяющим, ключевую роль он играет только при явных патологиях, при психических или физических заболеваниях.

Внешние факторы

Воздействующие на нас объекты, ситуации, обстоятельства являются основными факторами формирования настроения. Однако влияние их довольно сложное, так как одновременно на нас действует множество различных объектов, обстоятельств, событий. К тому же далеко не всегда это воздействие можно однозначно оценить как позитивное, негативное или нейтральное.

Влияние внешних факторов очень разнообразно и часто порождает неоднозначные настроения. Например, когда ребенок начинает ходить в садик, родители переживают настоящий «букет» чувств. Это одновременно и облегчение (наконец-то освободится время для домашних дел), и тревога (Как он там будет один? Как привыкнет? Не станут ли обижать?), и гордость (вон уже какой большой вырос), и надежда (возможно, станет дисциплинированнее, приучится к порядку) и т. д.

Любое, даже сравнительно незначительное внешнее событие способно повлиять на наше настроение, но заранее предугадать, каким образом – просто невозможно. Так, яркое солнце с утра может окрасить позитивом весь день. А может и не окрасить, если другое событие, допустим, пролитый на одежду кофе испортит настроение.

Доминировать в формировании настроения будет то переживание, к которому вы предрасположены. Вспомните ослика Иа-Иа из мультфильма «Винни-Пух». Его унылое настроение, казалось, не могло поправить ничто, просто потому что он изначально был к нему предрасположен и привык ожидать негатива.

Настроение недаром называют обобщенным переживанием, оно складывается под влиянием разнообразных факторов, но во многом зависит от индивидуальных особенностей человека.

Индивидуально-психологические особенности

Так как настроение носит личностный характер, оно тесно связано с человека и особенностями его психических процессов.

  • Легко возбудимые люди с холерическими чертами склонны к частой смене настроения. Эмоциональные переживания у них яркие, сильные, но неустойчивые.
  • Флегматики, напротив, в течение длительного времени сохраняют определенный эмоциональный настрой, но их переживания более спокойные, сглаженные, а настроение чаще ближе к нейтральному, без ярко выраженных позитивных и негативных оттенков. Они просто не понимают, из-за чего так возбуждаются и переживают холерики.
  • Меланхолики обычно имеют пониженные эмоциональный тонус, но неспособны на сильные яркие эмоции. Поэтому люди с чертами этого темперамента часто пребывают в меланхолическом настроении, в состоянии легкой грусти и безотчетной тоски. Даже незначительное событие, которое флегматики и сангвиники вообще не заметят, способно испортить настроение меланхолика. Хотя оно и так обычно не слишком хорошее.
  • Лучше всего изучать природу настроения и понять его влияние на жизнь и поведение человека на примере людей с выраженными чертами сангвинического темперамента. Их настроение довольно ярко и четко выражено и в то же время относительно устойчиво. Оно связано преимущественно с внешними факторами. Сангвиники способны переживать сильные чувства, но не склонны расстраиваться или радоваться по пустякам. Это энергичные, активные люди, уверенные в себе и способные контролировать свое настроение.

Личный опыт

Наша реакция на то или иное событие связана не только конкретно с этим событием, но и зависит от личного опыта, от тех ассоциаций, которые возникают в головном мозге под воздействием различных ситуаций. Эти ассоциации играют важную роль в формировании настроения. Более того, они, точнее хранящиеся в памяти воспоминания, делают настроение устойчивым и могут поддерживать его в течение длительного времени.

Так, прозвучавшая мелодия вызывает воспоминание о событии прошлого и пробуждает чувства, которые мы переживали тогда. Эти чувства смешиваются с настоящей оценкой события, его переосмыслением и создается уникальное и очень сложное настроение, в котором переплетаются и нежность, и легкая грусть, и горечь утраты, и ностальгия, светлое чувство возвращения в тот момент, когда мы были счастливы.

В силу индивидуальности и уникальности личного опыта одно и то же событие у разных людей может порождать совершенно различное настроение. Например, у кого-то 1 сентября вызывает чувство ностальгии, сожаление о прошедшей юности и светлые, радостные воспоминания о веселых деньках, друзьях и детских проказах. А у кого-то ассоциации с началом учебного года совсем нерадостные и связаны с воспоминаниями о скучных уроках, ненавистных домашних заданиях, строгих учителях и постоянном страхе наказания за плохую отметку.

Ассоциации возникают спонтанно, часто совершенно бесконтрольно, а иногда их источник и вовсе находится в подсознании, которое человек не контролирует. Поэтому нередко даже, казалось бы, нейтральное событие может оставить неприятный осадок и испортить нам настроение. Или наоборот, окрасить наш день теплым светом тихой радости.

Виды настроения

Так как то или иное настроение всегда присутствует в нашей жизни и окрашивает ее самыми разными красками, создать четкую классификацию разных видов этого эмоционального состояния довольно сложно.

Чаще всего идут по наиболее простому пути и выделяют 3 вида настроения:

  • позитивное;
  • негативное;
  • нейтральное.

Это максимально простая, но очень нечеткая классификация. И дело здесь не только в том, что уровень позитива или негатива в нашем эмоциональном состоянии может быть разный, но и в том, что часто настроение носит смешанный характер. Например, встреча со старым другом может создать своеобразный эмоциональный микс:

  • радость от встречи;
  • раздражение, что она произошла не вовремя или вы повели себя не так, как надо бы;
  • разочарование от того, что, оказывается, вам не о чем поговорить, и ваши интересы теперь не совпадают;
  • грусть из-за быстротечности времени;
  • надежда на то, что следующая встреча будет более успешной.

Встреча эта создала определенное и довольно яркое настроение, но к какому виду его можно отнести?

Существует другая классификация видов настроения по степени эмоциональной активности и связи настроения с деятельностью человека. В этом случае выделяют несколько видов:

  • Созерцательное – спокойное настроение со слегка повышенным эмоциональным тонусом, но низкой активностью. Это настроение ожидания, когда человек может позволить себе просто наблюдать за течением жизни, но не стремится участвовать в ней.
  • Воодушевленное – настроение активной деятельности. Для него характерен высокий эмоциональный тонус, и позитивный настрой дополняется целеустремленностью и верой в успех.
  • Раздраженное – настроение, в котором негативные чувства и низкая активность сочетается с повышенной эмоциональностью. Негативное отношение распространяется практически на все, с чем взаимодействует человек, в том числе и на неодушевленные вещи. Часто это настроение окрашивается чувствами обиды или вины, гнева или растерянности, то есть теми эмоциональными состояниями, которые выбивают человека из привычной жизненной колеи.
  • Добродушное – в целом позитивное, но пассивное настроение. Эмоциональный тонус повышен, но активность средняя. Это настроение близко к созерцательному, но более социально ориентировано.
  • Меланхолическое настроение характеризуется низким эмоциональным тонусом и пассивностью, для него характерны чувства грусти, безотчетной тоски и отвращение к любому виду активности.
  • Настроение апатии тоже отличается крайне низким уровнем активности и пониженным эмоциональным тонусом. Но негативные чувства здесь не ярко выражены, поэтому субъективно такое настроение часто оценивается как нейтральное. Лишь иногда у человека возникает ощущение тревоги из-за того, что ему ничего не хочется делать. Довольно часто настроение апатии связано с усталостью, последствиями перевозбуждения или .

Иногда к видам настроения относят , но это неверно. Если речь идет действительно о депрессивном состоянии, а не о простой меланхолии, то здесь мы имеем дело с болезнью, патологией, которая требует лечения у специалиста – психиатра или психотерапевта, в зависимости от степени ее развития.

Однако любая классификация настроения ограничена и в какой-то мере ущербна. Это эмоциональное состояние настолько разнообразно, переливчато и часто противоречиво, что четко выделить его виды невозможно.

Может ли человек управлять своим настроением? Несомненно. Ведь это эмоциональное состояние личностно, то есть в первую очередь зависит от самого человека. Более того, у каждого из нас есть свои проверенные способы повышения эмоционального тонуса: кто-то занимается спортом, кто-то слушает музыку или читает книги, уходя в вымышленный мир; кто-то общается с друзьями или своими домашними питомцами. Отличным способом улучшения настроения является в любом его проявлении. Поэтому не унывайте, создавайте себе позитивное настроение сами.

Если движения эмоций становятся более плавными и поэтому длительными, длящимися и почти статичными, говорят о состояниях и настроениях. Состояние – это про объективное, про тело. Настроение – про внутреннее, про душу .

Глаза вспыхнули радостью – эмоция. Это утро для вас пронизано светом, радость пришла к вам и не уходит, живет спокойными сменяющимися волнами – это спокойное состояние и радостное настроение.

Настроение — имеющее образ состояние , человека или чего-либо одухотворённого (например, настроение картины, мелодии, спектакля). Образ настроения может быть общим («приподнятое», «подавленное» настроение), либо пониматься как четко идентифицируемое состояние (скука, печаль, тоска, страх или, напротив, увлеченность, радость, ликование, восторг и т. д.). Настроение может быть мимолетным, чаще о настроении говорят как о чем-то длящемся.

«Эмоции и чувства связаны с каким-то объектом и направлены на него: мы радуемся чему-то, огорчаемся чем-то, тревожимся из-за чего-то. Но когда у человека радостное настроение, он не просто рад чему-то, а ему радостно — все на свете представляется радостным и прекрасным. Настроение не предметно, а личностно, оно не поводу чего-то конкретного, а разлитое и общее состояние. Оно не специальное переживание, приуроченное к какому-то частному событию, а разлитое общее состояние». — С.Л. Рубинштейн.

На наше настроение влияют многие факторы: погода, самочувствие, гормональный фон , но если мы хотим своим (или чьим-то) настроением управлять, важнее обращать внимание на привычки и внутренние выгоды, стоящие за настроением.

Частая ситуация: муж изменил, жена страдает, ходит с мертвым лицом и несчастными глазами. Настроения — никакого, сил нет, все ужасно и все раздражает. Несложный анализ показывает, что это не совсем программа, не совсем то, на что женщина влиять не может — чаще это подсознательная месть мужу и невполне осознаваемое намерение из сложившейся ситуации вытянуть побольше бонусов. Сделать мужа виноватым — и после использовать это. Когда и если женщина это осознает, она вполне в силах взять себя в руки и более несчастную жертву не разыгрывать.

Управлять своим настроением

Взрослые, развитые, ответственные люди умеют . Это не очень сложно.

А.С. Макаренко писал в «Воспитание в семье и школе «: «Некоторые родители и педагоги позволяют себе такую «роскошь», чтобы их голос отражал их настроение. Это совершенно недопустимо. Настроение у вас может быть каким угодно, а голос у вас должен быть настоящим, хорошим, твердым. Никакого отношения к вашему голосу настроение не имеет. Почему вы знаете, какое у меня сейчас настроение? Может быть, я в горе. А может быть, у меня радость какая-нибудь большая. Но я должен говорить так, чтобы меня все слушали. Каждый родитель, каждый педагог, перед тем как разговаривать с ребенком, должен себя немножко так подкрутить, чтобы все настроения исчезли. И это не так трудно. После того как мы три года прожили в лесу и вокруг нас были бандиты, какие же могут быть настроения? Какую же волю я могу давать своим настроениям? Я привык справляться со своим настроением и убедился, что это очень легко. Нужно делать так, чтобы ваша физиономия, ваши глаза, ваш голос были в некоторых случаях автономными. На душе у вас, может быть, кошки скребут и всякие другие гады, а с внешней стороны все должно быть в полном порядке, в полном параде. Педагог обязан иметь «парад на лице». Желательно, чтобы и родители имели на лице «парад».

Если какое-то настроение вас не устраивает, его, как правило, сразу или постепенно можно изменить . Способов много. Самое простое — заместить плохое настроение хорошим. Действительно, находясь в пробке, не обязательно злиться. Можно включить музыку, порешать вопросы по телефону, сделать лицевую гимнастику и размять голос… Вариантов много всегда, было бы желание!

Оттолкнемся от результатов общепсихологическо­го анализа природы настроений на уровне отдельного индивида- тогда яснее станут варианты социально-психологического понимания массовых, прежде всего общественных настроений, а также различные подхо­ды к выработке политико-психологического видения массовых настроений,

В рамках общей психологии индивидуальные на­строения рассматривались с разных точек зрения. Долгое время доминировали психофизиологические акценты, при которых настроения оказывались «аб­стракцией от однородных чувственных тонов пред­ставлений и ощущений» 182 или «выражением корково­го самочувствия» 183 . С другой стороны, умножались описания «специфических настроений», выражавших «особенности тех или иных народов». Одно из наибо­лее точных психологических описаний настроения дал А.Н. Леонтьев: «День, наполненный множеством собы­тий, казалось бы, вполне успешных, тем не менее мо­жет испортить человеку настроение, оставить у него некий неприятный осадок. На фоне забот дня этот осадок едва замечается. Но вот наступает минута, ко­гда человек как бы оглядывается и мысленно переби­рает впечатления прожитого дня. И вот в ту минуту, когда в памяти всплывает определенное событие, его настроение приобретает предметную отнесенность: возникает аффективный сигнал, указывающий на то, что именно данное событие и оставило у него эмоцио­нальный осадок» 184 .

Современная общая психология определяет на­строение как определенное психическое состояние, интегрирующее влияние объективных событий на их субъективное переживание 185 . В рамках деятельностной трактовки в отечественной психологии это — выс­ший уровень субъективного осмысливания (как про­цесса наделения субъективными смыслами) чего-то объективного. Это своего рода «пред-сознание», «чув­ственная подкладка», «ближайший резерв» сознания один из сильнейших регуляторов субъективной психи­ческой жизни. В основе настроений, с данной точки зрения, лежат потребности человека; это особая сиг­нальная реакция, указывающая на расхождение пот­ребностей с реальными условиями жизни и возможно­стями индивида. Сходных взглядов придерживаются и другие направления. Так, в школе топологической пси­хологии К. Левина было введено понятие «притязания». Этот порождаемый потребностями фактор определя­ет настроенность субъекта на успех или неудачу дей­ствий, в том числе социально-политической направ­ленности. В целом, в общепсихологическом ракурсе настроения хорошо исследованы прежде всего как мотивационный фактор индивидуального поведения.

В социально-психологических направлениях главным было установление собственно социальной спе­цифики тех или иных настроений. Западные исследо­ватели по преимуществу связывали ее с социальным поведением индивида и его влиянием на общество. Так, М. Дойч объяснял социальную апатию, как результат переживания индивидами субъективной вероятности неудачи перед лицом сложных социально-политиче­ских проблем и, соответственно, снижения уров­ня притязаний, не оставляющего надежд на успех в революционной борьбе 186 . Отечественные исследовате­ли, напротив, в основном искали социальную при­роду настроений во влиянии общества на челове­ка, рассматривая этот вопрос с трех основных точек зрения.

Во-первых, социальные по генезису настроения, охватывающие те или иные социальные группы и слои, представлялись итогом социализации субъекта таких настроений, следствием его принадлежности к опре­деленной группе, слою или социально-политической системе. В этом русле настроения рассматривались как особое «сопереживание» (совместное переживание) людьми проблем той общности, членами которой они являются. Так в отечественной социальной психологии и возникло пресловутое «общественное настроение», которое оказывалось одновременно и эмоциональным отражением, и нормативным отношением, существующем в обществе. В такой трактовке общественные настроения были как бы предписаны субъекту социаль­но-классовой природой общества и носили ролевой ха­рактер: он должен был испытывать их почти в обязате­льном порядке как член той или иной группы, слоя, организации.

Во-вторых, настроения рассматривались как соци­альные по своему содержанию. Исходя из мысли Г.В. Плеханова о том, что «всякая данная «идеология»… выражает собой стремления и настроения данного общества или… общественного класса» 187 , обществен­ные настроения трактовались в социологически ори­ентированной отечественной социальной психологии как особые, не связанные с индивидуальными явле­ния, определяемые идеологическими факторами. Это усиливало их нормативно-заданный характер.

В-третьих, настроения рассматривались рядом отечественных направлений как социальные по своему субъекту. И тогда, в соответствии с общей норматив­ной направленностью, они превращались в «настрое­ние всего общества», являющееся слагаемым некой «общественной атмосферы».

Теперь уже очевидно, что подобные обобщенно-социологические взгляды вели к недооценке реальной роли и неточному пониманию природы массовых на­строений, переживаемых людьми в социально-поли­тической жизни. В ней сосуществуют «общественные настроения», но иного плана — представляющие со­бой идеальные требования, которые предъявляет об­щественная система (включая группу, организацию и т. п. — набор социальных ролей), и реальные массо­вые настроения. Последние возникают и развивают­ся как специфические переживания теми или иными множествами людей степени соответствия идеальных норм — реальным жизненным возможностям их ове­ществления. Согласно отечественным вариантам интеракционистского направления, усваивая «общест­венные настроения» на уровне ролевых обязанностей, люди переживают их по-разному, в зависимости от того, подкрепляются ли нормы и идеалы социально-по­литической системы условиями непосредственного повседневного бытия людей. Так возникают реальные социально-психологические настроения, особые состяния, «связанные с осуществлением или неосуществимостью, с разными фазами борьбы за осуществление тех или иных надежд и чаяний, помыслов и замы­слов» 188 , направленные позитивно или негативно по от. ношению к социально-политическим условиям жизни. Такая направленность и определяет социальный ха­рактер настроений.

Обобщая взгляды разных школ и направлений, можно заключить, что с социально-психологической точки зрения настроения — это особый феномен, сущ­ность которого состоит в переживании и наделении со стороны субъекта определенным смыслом его принад­лежности к социальной системе. Они определяются степенью идентификации себя с социальной ролью, а в конечном счете — с системой. При такой трактовке настроения неизбежно приобретают социально-поли­тическую окраску. Отражая степень удовлетворенно­сти общественно-политическими условиями жизни, настроения приобретают специфическую политическую направленность и могут становиться массовыми. Тогда они выходят за рамки социально-психологического на­правления и нуждаются в специальном политико-психологическом изучении. Таким образом, подойдя к пониманию роли настроений как фактора, опосредующего взаимоотношения людей и социально-политиче­ской системы, связанного с мотивацией массового поведения, социальная психология остановилась перед анализом их роли в политической деятельности. Это является бесспорной прерогативой политической пси­хологии.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

МАССОВЫХ НАСТРОЕНИИ

Оттолкнувшись от всего уже сказанного, рассмот­рим теперь непосредственно политико-психологиче­скую концепцию массовых политических настроении и их функционирования в политических процессах: природу этих настроений, их субъект, истоки возник­новения, этапы и закономерности развития, основные виды и типы, функции настроений, способы воздейст­вия на массовые политические настроения и воз­можности прогнозирования их развития в политике.

В политико-психологическом измерении массо­вые политические настроения — это однородная для достаточно большого множества людей субъективная, сложная аффективно-когнитивная сигнальная реакция, особые переживания комфорта или дискомфорта, отра­жающие удовлетворенность или неудовлетворенность общими социально-политическими условиями жизни; субъективную оценку возможности реализации соци­ально-политических притязаний при данных условиях; а также стремление к изменению условий ради осуществления притязаний. Это особые психические со­стояния, охватывающие значительные общности лю­дей — состояния, переходные от непосредственных эмоций к более или менее осознанным мнениям, вы­растающие из повседневных эмоций, но носящие бо­лее обобщенный в политическом отношении характер, рационализированные условиями политической жиз­ни, ее нормами и устоями.

Массовые политические настроения представля­ют собой особый политико-психологический феномен, не сводимый к традиционно фигурирующему «обще­ственному настроению». Они включают социально-нормативные (собственно «общественные»}, но и иные составлявшие, возникающие в результате пе­реживания соответствия общественных нормативов реальной жизни. Подчас массовые настроения могут носить отчетливо антиобщественный характер: так, настроения недовольства, охватившие широкие мас­сы населения России к 1917 г., отличались откровен­но оппозиционной, деструктивной по отношении к гос­подствовавшей общественно-политической системе направленностью. Если система, в меру своих возмож­ностей, внедряла в общество выгодные для себя нор­мативные настроения, то снизу, в качестве реакции на них, вырастали противоположные реальные массовые настроения.

Природа настроений определяется тем, что они становятся заметными при расхождении двух факторов: притязаний (ожиданий) людей, связанных с общими для значительного множества, массовыми потребностями и интересами, с одной стороны, и реальных условий жизни — с другой. Активные настроения, своеобразная готовность к политическим действиям возникают тогда, когда притязания и ожидания людей вступают в конфликт с возможностями их удовлетворения, и это противоречие актуально переживается людьми. Это специфическое состояние сознания, пред­шествующая действиям психологическая реакция зна­чительных общностей на рассогласование желаемого и действительного. Такая реакция в виде переживаний может принимать различные формы — от ненависти к политическим силам, допустившим отставание жиз­ненного уровня от потребностей масс, до восторга по отношению к тем силам, которые, напротив, обеспе­чивают рост возможностей осуществления массовых притязаний.

Особая форма — «пассивные настроения» типа безразличия и апатии, когда массы не верят в возмож­ность преодоления разрыва между притязаниями и возможностями их достижения. Например, в свое вре­мя поражение русской революции 1905 г. на несколь­ко лет создало ситуацию своеобразного паралича мас­совых притязаний и стремлений, лишенных опор в реальной жизни, утраты веры в себя, спада мотивации и активных политических действий» В целом же мас­совые политические настроения — это широкая субъ­ективная оценка социально-политической действитель­ности, как бы пропущенной сквозь призму интересов, потребностей, притязаний и ожиданий того или иного множества людей, массы.

Такие настроения быстро распространяются. Они заразительны. Над ними затруднен контроль со сторо­ны сознания. Они легко и быстро соединяют людей, находящихся в сходном социально-политическом поло­жении, порождая широкое чувство общности «мы», как правило, направленное против определенных «они», от которых зависит неустраивающее людей социально-политическое положение.

Возникновение массовых политических настрое­ний связано со взаимодействием двух факторов: 1) объ­ективного, предметного (реальная действительность), и 2) субъективного (разные представления людей о ре­альной действительности, различные ее оценки в свете интересов и потребностей). Выраженность настрое­ний в обществе зависит прежде всего от степени од­нородности его социально-политической структуры. Чем дифференцированнее, плюралистичнее эта струк­тура, тем больше выделяется различных групп, обла­дающих собственными потребностями и притязаниями, и каждая из них может иметь свои настроения. Чем сильнее, четче, яснее и однороднее представляются общественные отношения, тем более сжата социально-политическая структура и тем сильнее однородно-норма­тивный, «общественный» компонент настроений.

Выраженность настроений зависит, прежде всего, от степени очевидности расхождения потребностей и притязаний с предоставляемыми системой возможно­стями их удовлетворения, от несоответствия деклари­руемых прав и свобод — реальной действительности.

Развитие массовых политических настроений, как правило, носит циркулярный характер, напоминаю­щий своеобразное «эмоциональное кружение»: одни и те же настроения, имеющие общую основу (обычно именно неудовлетворенные социально-политические притязания) воспроизводятся по определенному цик­лу вновь и вновь. С одной стороны, это двигатель раз­вития (без неудовлетворенности нет мотивации деятель­ности). С другой — постоянный источник беспокойства для любой власти, вынужденной считаться с тем, что как только реальные условия жизни слишком оторвут­ся от притязаний, возникнут оппозиционные настрое­ния недовольства этой властью. Исторические при­меры показывают, что поиск массовой поддержки стремящимися к власти политическими силами на практике часто оборачивается своеобразным «взвинчи­ванием» притязаний масс: окрыленные надеждами, последние склонны отдавать власть тем, кто обещает достижение потребного. Однако, отрываясь от дейст­вительности, будучи необеспеченными реальным уров­нем жизни, неосуществленные притязания порождают массовое недовольство, подрывающее позиции власти. В этом проявляется диалектика взаимоотношений мас­сового политического сознания, в основании которо­го лежат настроения, связанных с ними динамичных политических процессов, и социально-политических структур и институтов, стабилизирующих политическое устройство жизни.

Цикл развития массовых настроений обычно вклю­чает пять основных этапов: от глухого брожения и заро­ждения настроений — через их накопление и кристал­лизацию — к максимальному подъему, проявляющемуся в политических действиях — затем к разрешению или спаду настроений, а в последнем случае, спустя время — к новому подъему.

Динамичность настроений связана не только со меной их направленности и интенсивности. Связана она и с быстротой перехода от настроений к осознанным мнениям, оценкам и действиям. В политико-психологическом отношении эта динамика выражается уровнями экспрессивности настроений, проявляющи­мися а) в том, чего люди хотят и молчаливо пережива­ют, б) на что надеются и способны выразить вербально, в) в принципе готовы отстаивать, г) привыкли считать своим и ни за что не отдадут.

Субъектом политических настроений является масса как совокупность людей, сплоченных общими переживаниями. Это особое объединение по функцио­нальному признаку, формирующееся на основе общих действий и факторов, побуждающих к таким действи­ям. Последние не всегда непосредственно следуют из классических представлений об особенностях того или иного слоя, группы или класса. Понятие «масса» ме­нее определенно и более ситуативно, чем названные общности — в массу объединяются разные люди из разных групп, охваченные в тот или иной момент дей­ствием общих политико-психологических факторов.

Зарождаясь в отдельных группах и слоях, настрое­ния чрезвычайно быстро распространяются и сами формируют массу в качестве своего субъекта. Так, например, в ходе революции «рабочая масса» может быстро превратиться в массу-«большинство всех эксплуатируемых». Особенно ярко это проявляется в ходе радикальных политических перемен, политиче­ских кризисов. В более спокойных ситуациях, когда в рамках политической системы функционируют разно­образные не слишком выраженные настроения, их субъект представлен относительно локально. В наибо­лее конкретном выражении — в виде толпы. В более сложном случае — в виде, например, массовых движе­ний или «средних слоев» с типичной для них размытос­тью социального сознания и большой податливостью настроенческим факторам.

В политике существует и проявляется значитель­ное число разных видов массовых настроений. Их можно классифицировать и типологизировать по мно­гим основаниям. На практике преобладают конкретно-исторические подходы к выделению видов настрое­ний, основанные на политической оценке реальных и желательных, потенциальных последствий настрое­ний — тех или иных массовых политических действии. Исходя из этого выделяются, например, революци­онные и контрреволюционные, фашистские и антифашистские и т. п. пары-антагонисты. При наличии оп­ределенных практических выгод такой подход нельзя принять как исчерпывающий. Возможен и более слож­ный путь, при котором последствия тех или иных на­строений оцениваются не с позиций конкретной политико-идеологической ситуации, а в общечелове­ческом измерении. Степень соответствия настроений и вызываемых ими действий общечеловеческим инте­ресам подразделяет их на прогрессивные и реакци­онные.

Возможен, однако, и принципиально иной подход. В политологическом ракурсе более продуктивно, не фиксируясь на проблеме оценок (что почти неизбеж­но при подразделении политических феноменов), рас­сматривать массовые настроения с функциональной точки зрения, разделяя в зависимости от роли, кото­рую они играют в конкретных политических процес­сах. Такой подход носит соотносительный, процессу­альный характер. Он учитывает, что направленность настроений определяется их идеологическим оформ­лением — соответственно, их оценка зависит от сов­падения или расхождения политико-идеологических позиций субъекта настроений, с одной стороны, и субъекта оценки — с другой.

Природа настроений двойственна. С одной сторо­ны, они являются отражением реальной жизни. С дру­гой же, они развиваются по законам массовой психо­логии, влияя на реальность. С одной стороны, они лежат в основе идеологии, с другой — весьма подат­ливы идеологическому воздействию. В политике оцен­ка и выделение видов настроений обычно связаны с тем, «за» и «против» кого они направлены. Но одно и то же событие, явление или процесс могут вызывать разную, подчас противоположную настроенческую реакцию — все зависит от информированности людей и оттого, кто и куда сумел направить массовую психо­логию, придать ей нужную окраску и воспользоваться существующей интенсивностью, например, массового недовольства.

В процессуальной трактовке выделяются основные функции массовых политических настроений, а разно­видности последних рассматриваются, прежде всего, как отдельные механизмы осуществления данных функций. Это не исключает содержательно-оцепочных классификаций, но подчиняет их в качестве вторичных, детализирующих функциональный подход применительно к конкретным политическим ситуациям. Главная функция массовых политических настроений — функция субъективного обеспечения динамики политиче­ских процессов, осуществляется через политико-психо­логическую подготовку, формирование и мотивационное обеспечение политическихдействийдостаточно больших человеческих общностей. Это достигается за счет объе­динения людей в массу на основе общих настроенческих переживаний — функция формирования субъекта по­тенциальных политических действий и, соответственно, настроения, формирующие потенциально-действенные общности (например, массовые движения). Сплачивая массу, настроения опредмечиваются в массовых дейст­виях — функция инициирования и регуляции политиче­ского поведения посредством соответствующих вариан­тов настроений (например, ведущих к модификации политической системы). Помимо названных, в более длительной перспективе определенные настроения осуществляют важную функцию стратегической поли­тико-психологической оценки, формируя долгосрочное отношение к политической реальности, способ ее ос­мысления — например, то или иное политическое мыш­ление.

Возможности воздействия на массовые настрое­ния лежат в двух плоскостях. С одной стороны, в ис­тории политики отработаны средства влияния на притязания и ожидания людей. С другой стороны, эф­фективным является влияние на возможности осуще­ствления притязаний в реальной действительности. Комплексное политическое воздействие склады­вается из двух основных компонентов: пропаганди-стско-идеологического (манипуляция притязаниями) и социально-политического, включая социально-эко­номическое (манипуляция уровнем реальной жизни). Стабилизация настроений связана с уравновешива­нием притязаний и возможностей их достижения. От­ставание возможностей достижения ведет к росту не­довольства. Совпадение притязаний и возможностей, реальное или иллюзорное, вызывает рост массового энтузиазма».

Успешное воздействие должно опираться на ана­лиз, включающий:

    инвентаризацию имеющихся в политической системе настроений и их направленности (о ней судят по степени расхождения реальных массовых настроений с нормативно-«общественными»), что позволяет оценить степень политико-психологического единства общества как совокупности про- и антисистемных на­строений;

3) причины возникновения настроений — выясня­ется их связь с притязаниями той или иной общ­ности и возможности их удовлетворения как в настоящий момент, так и в будущем;

4) стадии развития настроений, степень их выра­женности и интенсивности, вероятности пере­растания в массовые политические действия;

5) широту охвата, степень массовости, распростра­ненность в наиболее влиятельных политических общностях.

Анализ по данным позициям позволяет оценить в целом вероятность опредмечивания настроений в по­литическом поведении; характер действий масс, их содержание и направленность; масштабы и возмож­ные политические последствия воздействия на на­строения.

Прогноз перспектив развития тех или иных массо­вых политических настроений — сложная проблема. Он возможен при условии учета значительного числа факторов, влияющих на динамику настроений. Наибо­лее адекватным прогностическим методом является разработка политико-психологических сценариев по схеме: «если….то…». Сценарии такого рода строятся по принципу аналогий, отталкиваясь от более или менее близкого в политическом плане «плацдарма прогноза». Построение сценария, основанное на экспертных оцен­ках, сводится к созданию особого рода «проблемно-факторной сети», образуемой факторами-переменными, влияющими на развитие настроений, и имеет выход на компьютерное моделирование политических процессов. Такого рода прогнозы-сценарии наиболее адекватны для задач долгосрочного прогнозирования:

Будучи вероятностными, они имеют прежде всего концептуальное значение. В отдельных случаях, однако, возможно и получение оперативной прогностической информации.

что это? Отвечаем на вопрос. Виды настроения

Люди часто живут, не придавая особого значения своим эмоциям, не понимают, какую важную роль играют чувства в достижении успеха. Мало кто по-настоящему задумывается, что же такое настроение и как оно влияет на нашу повседневную жизнь.

То, в каком расположении духа пребывает личность, во многом зависит от характера. Если человек сам по себе неприветливый и хмурый, глупо ждать от него позитивных улыбок, смеха и радости. Даже в отсутствие неприятностей он выдумает себе проблему и будет ее переживать. В данной статье мы попробуем дать определение понятию настроения и выделить его виды, подчеркивающие значительное многообразие.

Эмоциональная составляющая

Настроение – это настрой, который движет нами при выполнении каких-то действий. Очень важно, каким он будет. Если мы полны энтузиазма и радости, то и дело будет получаться гораздо быстрее и эффективнее. Если желания действовать нет, то все затянется на неопределенный срок. Внутренняя готовность имеет тесную связь с чувствами. Поскольку человек редко не находится под влиянием эмоций, то в большинстве случаев он вообще живет и действует согласно своим склонностям. Доброе настроение зарождается в сердце и распространяется теплым солнечным лучом на окружающих. Чтобы его поддерживать, необходимо научиться ценить каждое мгновение.

Переживания чувства некоего единства с миром дарует душевное равновесие и гармонию. Для поднятия хорошего настроения следует не воспринимать все хорошее как должное, а относиться к нему как к благу, данному свыше, величайшему чуду. Тогда и радости будут подлинными, и мечты — реальными.

Новогоднее настроение

Отчего в детстве новый год воспринимается как пора чудес и удивительных приключений? Почему часто взрослые забывают об этом празднике и постепенно утрачивают способность радоваться? Может быть, мы со временем разучиваемся верить в сказку, упускаем свои мечты? Мало кто знает о том, что новогоднее настроение — это результат постоянной работы над собой. Способность удивляться, верить в доброе и светлое заложена в каждом из нас. Только одни постоянно взращивают в себе эту возможность, а другие, напротив, заглушают. Развивайте в себе привычку радоваться простым вещам. Накануне праздника разошлите всем друзьям и знакомым поздравления, поддерживайте в себе соответствующее расположение духа, тогда его хватит на целый год!

Радость

Настроение – это возможность испытывать состояние целостности и умиротворения. Чувство радости раскрывает потенциал человека, ведет его к новым свершениям. Что бы ни задумал он, ни пожелал – все сбудется благодаря особенному оптимистическому настрою, которого стоит пожелать каждому! Как достичь радости, когда все вокруг кажется мрачным и унылым? Нужно вспомнить о своих победах, о людях, которые находятся рядом с вами. Возможно, одно присутствие близких и значимых людей способно сотворить чудо. Вот что способно запросто поднимать настроение. Стихотворения Бориса Пастернака «Иней», «Февраль» наглядно демонстрируют, что божественное начало заключено во всем, что нас окружает. Важно научиться ценить каждое мгновение, дабы оно не прошло даром, и радоваться всем возможностям, которые открывает жизнь.

Можно быть довольным не только материальным ценностям. Будьте чуткими, замечайте красоту природы, ее особенное удивительное дыхание, которое обязательно передастся вам. Верьте в вечное, сказочное, красивое, но не пресыщайтесь собственными желаниями. Ведь когда человеку нечего желать, он, так или иначе, начинает деградировать. Будьте готовыми учиться у матушки-природы, она щедра. Имейте необходимое — то, что нужно на данный момент, не жадничайте, тогда достигните удовлетворения, счастья.

Грусть

Довольно распространенная эмоция, которая переходит в устойчивое состояние. Когда человек грустит, он не может радоваться, потому что его положительные чувства оказываются блокированы нехорошим отравляющим впечатлением. Человек чувствует себя ужасно, ему кажется, что его никто не любит. Светлые мечты представляются в тот момент безвозвратно потерянными и бесконечно далекими. С грустью можно и нужно работать. Вспомните, настроение – это когда вы многое можете и у вас есть способность двигаться к лучшему.

Иногда желание погрустить может быть продиктовано необходимостью переосмыслить события прошлого, какие-то значимые моменты, произошедшие в жизни человека. В этом случае грусть полезна, и ей мешать не надо. Важно только, чтобы она не затянулась надолго. Как бы ни было трудно, не позволяйте себе киснуть, сидя целый день перед телевизором. Помните, настроение можно себе создать самим. На самом деле, это ваша прямая обязанность. Никто не придет и не станет вас развлекать. Тот, кто способен искренне радоваться, никогда не будет одиноким. Гоните от себя грусть, ей не место в вашей душе!

Скука

Это состояние возникает тогда, когда личность растратила себя на пустяки. Человеческий потенциал не бесконечен, его необходимо постоянно пополнять, чтобы иметь возможность полноценность жить дальше и развиваться. Тот, кто упустил свое предназначение и не знает, зачем живет, часто испытывает состояние скуки, бессмысленности происходящего. Чтобы чем-то заполнить его, личность ищет утешения в азартных играх, алкоголе, других вредных привычках. Человеку кажется, что он живет, дышит, чувствует, существует. На самом деле, это большая иллюзия, побуждающая его к тому, чтобы заблуждаться еще больше.

Интерес

Это жизнеощущение, которое ведет к новым свершениям, открытиям, победам. Действуя на энтузиазме, человек чувствует, что способен на многое и для него практически не существует невозможного. Если так рассуждать, то и достижению желаемого не будет ничего препятствовать. Лишь подлинный интерес отворяет двери там, где, казалось бы, они были плотно заперты. Будучи подогреваемы большим интересом, эйфорией, ученые совершали великие открытия, поэты писали стихи, а музыканты сочиняли прекрасные мелодии, которые и поныне живут в наших сердцах.

Таким образом, настроение – это целый комплекс состояний человека, его чувств, эмоций, взглядов на жизнь, желаний и возможностей. Без соответствующего настроя мы бы, наверное, не смогли сделать самой простой вещи. Работайте над собой, верьте в сказку, будьте готовы принять чудеса, которые с вами происходят!

Базовые английские прилагательные эмоций, чувств, настроения (basic english adjectives of emotions, feelings, frame of mind)

Характер — Character
чувствительный — sensitive
чуткий / восприимчивый — susceptible
сентиментальный — sentimental
черствый — hard-hearted
безразличный — indifferent
раздражительный — irritable
спокойный — calm, quiet
спокойный / безмятежный — tranquil
нервный — nervous
Настроение — Frame of mind, mood
счастливый — happy
везучий — lucky
несчастливый — unhappy
радостный — joyful, merry
веселый — cheerful
довольный — glad
удовлетворенный — satisfied
в хорошем настроении — high-spirited
оптимистический — optimistic
печальный — sad
огорченный — sorry
расстроенный — upset
в плохом настроении — low-spirited
пессимистический — pessimistic
горестный — sorrowful
Эмоциональная оценка — Emotional estimation
хороший — good
приятный — pleasant, agreeable
интересный — interesting
чудесный — wonderful
отличный — excellent
превосходный — superior
великолепный — splendid, gorgeous, magnificent
совершенный — perfect
удивительный — surprising, astonishing, amazing
волнующий — exciting, moving
трогательный — touching
странный — strange
шокирующий — shocking
плохой — bad
скучный — tiresome
надоедливый — boring
тревожный / вызывающий беспокойство — disturbing
неприятный — disgusting, unpleasant
оскорбительный — insulting, abusive, offensive
ужасный — awful, terrible
опасный — dangerous
красивый — beautiful, lovely
милый — nice
привлекательный — pretty, attractive
симпатичный (о мужчине) — handsome
безобразный — ugly
непривлекательный — unattractive
отталкивающий — repulsive
отвратительный — abominable
страшный — fearful
Оттенки эмоции — Shades of Emotion
взволнованный — excited, agitated, uneasy
растроганный — moved
испуганный — frightened, scared, startled
удивленный — surprised, astonished, amazed
сердитый — angry, cross
обиженный — hurt
оскорбленный — offended

Опасные перепады настроения — Центр психологической помощи

Георгий МусхелишвилиДепрессия ее виды и лечение

Биполярное расстройство. Что же это?

Это не депрессия

Слово «депрессия» прочно вошло в современный лексикон. Все чаще и чаще мы слышим от наших близких выражение «у меня депрессия», которое, казалось, навсегда вытеснило из повседневной речи выражение «у меня плохое настроение». В случае, если действительно речь идет о депрессивных признаках, нередко резкое плохое настроение и ощущение пустоты сменяет непонятная беспричинная веселость. Так печаль, тяжесть и тоска сменяется необузданной и необъяснимой радостью, а отсутствие интереса к жизни невероятной активностью. Такая частая смена настроения и называется биполярным расстройством.

Конечно, если вчера вам было весело, а сегодня вы чувствуете, что вам грустно, это не означает, что у вас биполярное расстройство. Очевидно, что у каждого человека хорошее настроение иногда может сменяться плохим, и в этом нет ничего анормального. Но если такие колебания настроения вошли у вас в привычку и стали обыденными, в таком случае и может идти речь о биполярном расстройстве.

Небного статистики

В повседневной жизни колебания настроения не считаются серьезной проблемой. На самом деле именно перепады настроения становятся первыми признаками душевного неблагополучия. По статистике именно люди, страдающие глубокими перепадами настроения с клинически выраженным биполярным расстройством, в 25% случаев рано или поздно пытаются покончить жизнь самоубийством.

Биполярное расстройство

Негативное влияние депрессии всем более или менее понятно: люди страдают от мрачных мыслей, печали, тоски и т.д. Непонятно, какой же вред может нанести человеку беспричинное повышенное настроение? Переживающие подобное состояние люди обычно не считают себя больными. Такое состояние они объясняют простым душевным подъемом. Будучи в таком состоянии, человек испытывает необычайный прилив сил, пытается переделать все дела на свете, совершенно не хочет спать. К сожалению, подобное состояние, которое в науке называется маниакальный эпизод, со временем переходит в раздражительность и гнев, а вскоре плавно исчезает, перетекая в депрессию или в депрессивный эпизод.

Два полюса сменяют друг друга. Между ними могут быть довольно длительные промежутки, когда вы чувствуете себя нормально. По статистике биполярные расстройства обычно начинаются у людей в возрасте около 35 лет и поражают одного из ста жителей планеты. Легкие формы биполярных расстройств встречаются сравнительно часто: каждый четвертый человек в мире в той или иной степени ощущает резкие перепады настроения.

Очевидно, что нужно вовремя обнаружить биполярное расстройство, до того как оно превратится в тяжелое психическое заболевание. Также важно правильно провести диагностику и начать соответствующее лечение.

Причины

Наследственность, к сожалению, является одним из самых важных факторов, предрасполагающих к биполярному расстройству. Если у одного из родителей наблюдается подобное расстройство, то ребенок имеет 12-15% риск заболеть, если же больны оба родителя, риск заболеть повышается для ребенка до 25%. Играют роль и другие факторы, предрасполагающие к заболеванию: биохимические патологии работы мозга, стрессовые ситуации и т.д.

Женщины и мужчины подвержены биполярным расстройствам в равной степени, только первым эпизодом расстройства у женщин обычно становится депрессивный, а у мужчин — маниакальный. Очевидно и то, что современная жизнь, стресс, семейные проблемы ведут к неуклонному росту биполярных расстройств.

Выводы

Биполярное расстройство – очень серьезное заболевание, заставляющее страдать человека всю его жизнь, оно калечит, лишает близких, работы, будущего. Если его «поймать» на начальных этапах и откорректировать с психотерапевтической помощью, у человека откроются новые горизонты, а параллельно будут решены многие проблемы в семье и на работе, возникающие из-за частых колебаний настроения.

Прилагательные чувств, настроения и эмоций

abominable [əˈbɒmɪnəbl̩]— отвратительный
agitated [ˈædʒɪteɪtɪd]— взволнованный
angry, cross [ˈæŋɡri, krɒs]— сердитый
angstridden [æŋst ˈrɪdn̩]— испуганный
appalled [əˈpɔːld]— напуганный, потрясенный
astonished [əˈstɒnɪʃt]— изумленный
awed [ɔːd]— трепещущий
awful, terrible [ˈɔːfl̩, ˈterəbl̩]— ужасный
bad [bæd]— плохой
beautiful, lovely [ˈbjuːtəfl̩, ˈlʌvli]— красивый

bored [bɔːd]— скучающий
boring [ˈbɔːrɪŋ]— надоедливый
cheerful [ˈtʃɪəfəl]— веселый
cheery, mirthful [ˈtʃɪəri, ˈmɜːθfəl]— радостный
contented [kənˈtentɪd]— довольный
dangerous [ˈdeɪndʒərəs]— опасный
dejected [dɪˈdʒektɪd]— угнетенный
delightful [dɪˈlaɪtfəl]— восхищенный, удовлетворенный
disgusting, unpleasant [dɪsˈɡʌstɪŋ, ʌnˈpleznt]— неприятный
distressed [dɪˈstrest]— расстроенный
disturbing [dɪˈstɜːbɪŋ]— тревожный / вызывающий беспокойство
doubtful [ˈdaʊtfʊl]— сомневающийся
dreamy [ˈdriːmi]— мечтательный, витающий в облаках
excellent [ˈeksələnt]— отличный
excited [ɪkˈsaɪtɪd]— возбужденный
excited, agitated, uneasy [ɪkˈsaɪtɪd, ˈædʒɪteɪtɪd, ʌnˈiːzi]— взволнованный
exciting, moving [ɪkˈsaɪtɪŋ, ˈmuːvɪŋ]— волнующий
fearful [ˈfɪəfəl]— страшный
fearful [ˈfɪəfəl]— испуганный, боящийся
frightened [ˈfraɪtn̩d]— напуганный
frightened, scared [ˈfraɪtn̩d, skeəd]— испуганный
fuming [ˈfjuːmɪŋ]— яростный
giggly [ˈɡɪɡli]— хихикающий
glad [ɡlæd]— довольный
good [ɡʊd]— хороший
guilty [ˈɡɪlti]— виноватый
haggard [ˈhæɡəd]— изможденный
handsome [ˈhænsəm]— симпатичный (о мужчине)
happy [ˈhæpi]— счастливый
highspirited [haɪ ˈspɪrɪtɪd]— в хорошем настроении
horrified [ˈhɒrɪfaɪd]— напуганный
hurt [hɜːt]— обиженный
hysterical [hɪˈsterɪkl̩]— истеричный
infuriated [ɪnˈfjʊərɪeɪtɪd]— разъяренный
insulting, abusive, offensive [ɪnˈsʌltɪŋ, əˈbjuːsɪv, əˈfensɪv]— оскорбительный
interesting [ˈɪntrəstɪŋ]— интересный
joyful, merry [ˈdʒɔɪfəl, ˈmeri]— радостный
lovey-dovey [dəˈveɪ]— шаловливый, игривый, влюбленный (AmE)
low-spirited [ləʊ ˈspɪrɪtɪd]— в плохом настроении
lucky [ˈlʌki]— везучий
moved [muːvd]— растроганный
nice [naɪs]— милый
normal [ˈnɔːml̩]— обычный
offended [əˈfendɪd]— оскорбленный
optimistic [ˌɒptɪˈmɪstɪk]— оптимистический
peevish [ˈpiːvɪʃ]— сварливый
perfect [pəˈfekt]— совершенный
pessimistic [ˌpesɪˈmɪstɪk]— пессимистический
pleasant, agreeable [ˈpleznt, əˈɡriːəbl̩]— приятный
pretty, attractive [ˈprɪti, əˈtræktɪv]— привлекательный
repulsive [rɪˈpʌlsɪv]— отталкивающий
sad [sæd]— печальный
sarcastic [sɑːˈkæstɪk]— саркастический, язвительный
satisfied [ˈsætɪsfaɪd]— удовлетворенный
selfdisgusted [self dɪsˈɡʌstɪd]— вызывающий отвращение к себе
shocked [ʃɒkt]— шокированный
shocking [ˈʃɒkɪŋ]— шокирующий
sorrowful [ˈsɒrəʊfl̩]— горестный
sorry [ˈsɒri]— огорченный
splendid, gorgeous, magnificent [ˈsplendɪd, ˈɡɔːdʒəs, mæɡˈnɪfɪsnt]— великолепный
startled [ˈstɑːtl̩d]— пораженный, сильно удивленный
strange [streɪndʒ]— странный
stuffed [stʌft]— объевшийся
stunned [stʌnd]— ошеломленный
superior [suːˈpɪərɪə]— превосходный
surprised [səˈpraɪzd]— удивленный
surprised, astonished, amazed [səˈpraɪzd, əˈstɒnɪʃt, əˈmeɪzd]— удивленный
surprising, astonishing, amazing [səˈpraɪzɪŋ, əˈstɒnɪʃɪŋ, əˈmeɪzɪŋ] — удивительный
terrified [ˈterɪfaɪd] — испуганный
tiresome [ˈtaɪəsəm] — скучный
touching [ˈtʌtʃɪŋ] — трогательный
ugly [ˈʌɡli] — безобразный
unattractive [ˌʌnəˈtræktɪv] — непривлекательный
unhappy [ʌnˈhæpi] — несчастливый
upset [ˌʌpˈset] — расстроенный
wonderful [ˈwʌndəfəl] — чудесный
woozy [ˈwuːzi] — одурманенный
worried [ˈwʌrɪd] — обеспокоенный

Понравилась публикация?

Тогда пожалуйста сделайте следующее:
  1. Поставьте «лайк» под этой записью
  2. Сохраните этот пост себе в социальной сети:
  3. И конечно же, оставьте свой комментарий ниже 🙂

Что люди могут узнать об эмоциях от животных: Выстрелы

Чтобы изучать эмоции у животных, ученым необходимо заглянуть за чувства в состояния мозга, которые вызывают определенное поведение. Фрэн Лорандо/RooM RF/Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Фрэн Лорандо/RooM RF/Getty Images

Чтобы изучить эмоции у животных, ученым необходимо заглянуть за чувства в состояния мозга, которые вызывают определенное поведение.

Фрэн Лорандо/RooM RF/Getty Images

Мы, люди, часто говорим, что рычащая собака «сердится», а мурлыкающая кошка «счастлива».

Но эти термины малопригодны для таких ученых, как Дэвид Андерсон, профессор биологии Калифорнийского технологического института, изучающий мозговые цепи, участвующие в эмоциональном поведении. «Мы должны делать больше, чем просто проецировать свои эмоции на других животных, — говорит он, — потому что животные — это не маленькие человечки в пушистых костюмах.

И животные не могут сказать нам, что они чувствуют. Тем не менее, Андерсон считает, что существует связь между эмоциями животных и человека. просто появляются на планете с появлением Homo sapiens . найти новые методы лечения таких расстройств, как посттравматическое стрессовое расстройство, путем манипулирования цепями мозга, связанными с эмоциями, у животных.

В своей книге Андерсон описывает исследования, проведенные в его лаборатории, которые предполагают, что мозговые цепи, лежащие в основе человеческих эмоций, имеют много общего с цепями, обнаруженными у мышей и даже плодовых мушек.

Чувства против эмоций

Для изучения эмоций у животных, по словам Андерсона, ученым сначала нужно отложить в сторону свое собственное восприятие того, что люди обычно считают эмоциями, например гнев, страх, печаль или радость.

Другими словами, им нужно смотреть за пределы человеческих чувств .

«Чувствующая часть — это лишь верхушка айсберга над морем нашего сознания», — говорит Андерсон. «Часть ниже — это то, что у нас общего с животными».

Под чувствами, по его словам, скрываются состояния мозга, вызывающие определенное поведение. И это та часть эмоций, которую могут изучать ученые. Например, лаборатория Андерсона исследовала плодовых мушек, которые становятся гораздо более активными, когда видят движущуюся тень, подобную той, которую отбрасывает летающий хищник.

«Мы видим, что чем больше раз мы доставляем тень, тем больше прыгают мухи, пока они буквально не прыгают, как попкорн», — говорит он.

И мухи продолжают прыгать после того, как тень исчезла.

Андерсон вел бы себя точно так же, если бы в походе увидел гремучей змеи.

«Я бы прыгнул в воздух», — говорит он. «Но даже в течение нескольких минут после того, как змея уползла в кусты, мое сердце бешено колотилось, во рту было сухо, и я, вероятно, подпрыгивал каждый раз, когда видел перед собой змееподобный предмет — даже если это была палка. .

Такое поведение типично для стойкого состояния мозга, называемого защитным возбуждением. Оно присутствует как у плодовых мушек, так и у людей, поэтому Андерсон считает, что изучение страха у насекомых или мыши может многое рассказать о человеческих эмоциях.

«Мы можем попытаться выяснить, как мозг генерирует это состояние, что заставляет его длиться так долго и что заставляет животное, наконец, успокоиться», — говорит Андерсон.

У мышей ответом, по-видимому, являются специализированные клетки мозга, которые становятся гиперактивными, когда мышь обнаруживает угрозу, и постепенно возвращаются к нормальному состоянию после того, как угроза миновала.Андерсон подозревает, что у людей есть похожая группа клеток, которые генерируют чувство, известное нам как страх.

Агрессия между видами

Еще одно человеческое чувство, которое, вероятно, уходит своими корнями в эмоции животных, — это гнев.

Невозможно узнать, испытывают ли животные гневные чувства, говорит Даю Лин, нейробиолог из Нью-Йоркского университета. Но агрессивное поведение, связанное с человеческим гневом, можно обнаружить у рыб, рептилий, птиц и млекопитающих.

Со Лин изучает области мозга, отвечающие за агрессию.И она нашла один, который кажется критическим.

«Это крошечная, крошечная область глубоко в мозгу, и она есть у всех нас», — говорит она.

У людей эта область находится в нижней части гипоталамуса, чуть выше гипофиза. И исследования показывают, что у мышей и других животных этот скопление мозговых клеток является частью основного контура агрессии.

«Мы можем вызвать агрессию, просто искусственно активировав эту область у грызунов», — говорит Лин.

Включите его, и мышь нападет. Выключите его, и исчезнет даже природная агрессия животного. Есть некоторые свидетельства того, что это может происходить и у людей. Врачи иногда используют глубокую стимуляцию мозга, чтобы деактивировать цепь агрессии у крайне агрессивных психиатрических пациентов.

«Обычно агрессия не поддается контролю», — говорит Лин. «Обычно это крайняя мера».

Травма, страх и посттравматическое стрессовое расстройство

Эмоции животных также помогают ученым понять некоторые психические расстройства, включая посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

«На самом деле мы рассматриваем посттравматическое стрессовое расстройство как расстройство, при котором эта развившаяся важная реакция на страх зашла слишком далеко», — говорит доктор Керри Ресслер из Гарвардской медицинской школы и больницы Маклина. По словам Ресслера, событие может вызвать реакцию стресса и страха, которая длится часами. И у животных есть аналогия. животное скоро учится игнорировать тон.

Травма меняет эту кривую обучения.

«Если у животного была предыдущая травма, оно обучается быстрее, оно дольше замирает, и ему требуется больше времени, чтобы погасить или понять, что этот тон на самом деле безопасен», — говорит Ресслер.

Как у людей, так и у мышей травма, по-видимому, изменяет цепь мозга, включающую миндалевидное тело и префронтальную кору. И у грызунов эту цепь можно регулировать.

«Теперь мы понимаем определенные части цепи, которые усиливают страх, и другие части цепи, которые уменьшают страх», или, по крайней мере, животную версию этой эмоции, — говорит Ресслер.

Следующим шагом, по его словам, будет выяснить, как настроить эту схему, чтобы уменьшить реакцию страха у людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

От человеческого к нечеловеческому в драме, театре и современности

Содержание

Список рисунков

Благодарности

Введение

Формы эмоций

Краткое изложение глав

Обрамление эмоций, эмоциональных чувств, настроения и аффекта

Выступление — это отсутствие эмоций

Глава первая: теория аффектов и намерение исполнения

Отличительные характеристики

Чувство разделенности

Аффективные токи

Оспариваемые намерения

Живое выступление – в теории

Безличный аффект и личное чувство

Присутствие и передача

Сопротивление

Бесформенный эффект и эстетическая форма

Глава вторая: Судить о жалости, страхе и человечности

Жалость и страх в действии

Страх перед позором

Оппозиционные шоки

Чудо и катарсис

Социальное послушание

Миметическая природа

К состраданию

Страх и звериность

 

Глава третья: Оценка эмоционального чувства

Разговоры о чувствах

Преодоление препятствия

Замена страстей

Оценка эмоционального чувства

Уродливая метафора

Необъяснимое чувство

Жестокие структуры колонизированных чувств

Глава четвертая: Демонстрация настроений, слез и телесных явлений

Театральная биржа

Модернистская конвергенция

Действия Внутреннего Я

Воображаемые пространства Тоски и Счастья

Воздействие на тело

Исполнение свободы

Объединение эстетических настроений

Глава пятая: Политическая вера и социальное познание эмоций

Борьба за мужество

Действующая наука и мозг-тело

Влияние травмы

Объединяющая эмпатия

Эмоциональная экономика театра

Эмоциональное чувство как убеждение

 

 

 

Глава шестая: Применение разнообразных эмоциональных свобод

Парадокс нарушения правил

Силовые поля любви

Право человека на эмоциональные переживания

Политика страха

Ярость против постэмоционального отрицания

Театральные свободы

Глава седьмая: Животные и антропоцентрическая эмоциональность

Комические суррогаты

Трагические символы

Сенсорная нечувствительность тела

Выполнение эмоциональных связей

Глава восьмая: Окутывая нечеловеческое: современное представление коренных народов

Совместные традиции

Преемственность в рассказывании историй

Телесное Восприятие Движения

Единство в темном эму Бангарры

Обволакивающий аффект и эмоциональное движение

Ощущение знания и нечеловеческого времени

Глава девятая: Просодии аффекта и эмоционального климата

Ходьба

Погодные миры

Мотивация

Разговор

Дыхание

Заключение: обмен

Ссылки

Индекс

 

 

Многострановой тест краткосрочных вмешательств по переоценке эмоций во время пандемии COVID-19

  • Гарвардская школа Кеннеди, Гарвардский университет, Кембридж, Массачусетс, США , Кембридж, Массачусетс, США

    Амит Голденберг

  • Школа менеджмента Келлогг, Северо-Западный университет, Эванстон, Иллинойс, США

    Чарльз А.Dorison

  • Департамент психологии, Университета Уилламет, Салем, или США

    Джереми К. Миллер

    Джереми К. Миллер

  • Институт психологии, Университет Тарту, Тарту, Эстония

    Andero Uusberg

  • Гарвард Кеннеди Школа и Факультет психологии, Гарвардский университет, Кембридж, Массачусетс, США

    Дженнифер С. Лернер

  • Факультет психологии, Стэнфордский университет, Стэнфорд, Калифорния, США

    Джеймс Дж.Gross

  • Akoko Ajasin, Akungba Akoko, Nigeria

    Bamikole Bamikole Agesin

  • Faculdade De Psicologia E Ciências da educação, Universidade do Porto, Porto, Португалия

    Márcia Bernardo

  • Университет Десто, Баракалдо , Испания

    Olatz Campos

  • Университет Наварры, Pamplona, ​​Испания

    LUIS Eudave

    Университет Валенсии, Валенсия, Испания

    Karolina Grzech

  • Стокгольмский университет, Стокгольм, Швеция

    Karolina Grzech

  • Университет штата Калифорния, Нортридж, Лос-Анджелес, Калифорния, США

    Дафна Хаусман Озери

  • Пенсильванский университет Индианы, Индиана, Пенсильвания, США

    Эмили А.Jackson, Chris D. Ceary & Karley L. Richard

  • Universidad de Navarra, Pamplona, ​​Spain

    Elkin Oswaldo Luis Garcia

  • Кафедра когнитивной психологии, Институт когнитивной нейробиологии Бохума, Рурский университет,

    Рурский университет когнитивной нейробиологии

    Shira Meir Drexler

  • детский сад Kustošija, Zagreb, Хорватия

    Anita Penić jurković

    77

  • ГК Университет Лахор, Лахор, Пакистан

    Kafeel Rana

  • Montclair Государственный университет, Джерси, NJ, США

    John Paul Wilson

  • Европейский университет Кипра, Никосия, Кипр

    Maria Antoniadi

  • Университет Индианы, Акрон, Акрон, PA, USA

    Kermeka Desai

  • Университет Лейден, Кулемборг, Нидерланды

    Зои Гиалитаки

  • Стокгольм, Швеция

    Елизавета Куш БИК

  • Поджо Империале, Италия

    Khaoula Nadif

  • Barakaldo, Испания

    Олалья Niño Bravo

  • Исламабада, Пакистан

    Rafia Науман

  • Гент, Бельгия

    Marlies Oosterlinck

  • Оксфорд Интернет-институт, Университет Оксфорд, Оксфорд, Великобритания

    Myrto Pantazi & Niklas johannes

  • Варшава, Польша

    Наталья Пилецка

  • Королевский университет Белфаст, Белфаст, Ирландия

    Anna Szabelska

  • Universiteit Лейден, Лейден, Нидерланды

    I.M. M. van steenkiste

  • Институт психологии Габриэла Мариана Марку

  • Университет медицины и фармации им. Кэрол Давила, Бухарест, Румыния

    Габриэла Мариана Марку

  • Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия

    Елена Агадуллина, Натальяслав Агадуллина, Дубров Дмитрий Богатырева, Дмитрий Григорьев, Александр Иванов, Ирина Прусова, Марина Романова и Ирена Сариева

  • Институт психологии, факультет искусств Прешовского университета, Прешов, Словакия

    Матуш Адамкович

  • 002 Институт социальных наук, Saklov PS 902 Академия наук, Кошице, Словакия

    M ATúŠ ADAMKOVIČ

  • Отдел психологии, SWPS Университет общественных наук и гуманитарных наук, Сопот, Польша

    Marta Roczniewska

  • Департамент обучения, информатика, управление и этика, Каролинский институт, Стокгольм, Швеция

    Marta Roczniewska

  • Instituto de Investigaciones Psicológicas (IIPSI), Consejo Nacional de Investigaciones Científicas y Técnicas (Conicet), Córdoba, Argentina

    CECILIA REYNA

  • Департамент психологии, Университет Кипра, Никосия, Кипр

    Angelos .Kassianos

  • Департамент прикладных исследований здравоохранения, Университетский колледж Лондон, Лондон, Великобритания

    Angelos P. Kassianos

  • Åbo Академи Университет, Турку, Финляндия

    Minja Westerlund

  • Факультет искусств, психологии и теологии , Университет Або Академи, Турку, Финляндия

    Лина Альгрен и Сара Понтинен

  • Кафедра чистой и прикладной психологии, Факультет социальных и управленческих наук, Университет Адекунле Аджасин, Акунгба, Нигерия

    Габриэль Агбула Адетула

    Габриэль Агбула Адетула

    Психологии, Университет Афьон Кокатепе, Афьонкарахисар, Турция

    Пинар Дурсун

  • Федеральный университет Алекса Эквуэме Ндуфу-Алике, Ндуфу-Алике, Нигерия

    G. NDUKAIHE

  • Департамент психологии, Анкара Университет Среднеполь, Анкара, Турция

    ILKER DALGAR

  • МИД, Анкара Университет в Анкаре, Анкара, Турция

    Handan Akkas

  • Школа психологии, Ареллано Университет , Манила, Филиппины

    Paulo Manuel Macapagal

  • University

  • University Ashland, Ashland, Oh, USA

    Savannah Lewis

  • Отдел психологии, Атилимский университет, Анкара, Турция

    IREM Metin-Orta

  • Австралии Католический университет, Северный Сидней, Новый Южный Уэльс, Австралия

    Франческо Форони

  • Школа поведенческих и медицинских наук, Австралийский католический университет, Северный Сидней, Новый Южный Уэльс, Австралия

    Меган Уиллис

  • Aventura Social and DESSH , Факультет кинетики человека, Лиссабонский университет, Лиссабон, Португалия 900 09

    ANABELA CAETANO SANTOS

  • Институт окружающей среды, факультет медицины, Университет Лиссабон, Лиссабон, Португалия

    Anabela Caetano Santos

  • ISCTE, ISTUTO Universitário de Lisboa, Лиссабон, Португалия

    Anabela Caetano Santos

  • Факультет психологии Университета Бен-Гуриона, Беэр-Шева, Израиль

    Авив Мокади

  • Факультет психологии и Центр неврологии им. Билкентский университет, Анкара, Турция

    Мерве А.Курфали

  • Факультет психологии, Борнмутский университет, Пул, Великобритания

    Мартин Р. Васильев

  • Университет Кейс Вестерн Резерв, Кливленд, Огайо, США и поведение, Университет социальных и гуманитарных наук SWPS в Сопоте, Сопот, Польша

    Михал Парзуховски

  • Центр привязанности и эмоциональной регуляции (CARE), Университет дель Десарролло, Лас-Кондес, Чили

    Маурисио Ф.Espinoza Barria

  • Чарльз Университет, Прага, Чехия

    Marek Vranka & Barbora Hubena

  • Окружающая среда, Чарльз Университет, Прага, Чехия

    Markéta Braun Kohlová

  • Институт научных исследований и разработка образования, факультета

    Иван Роповик

  • Институт экономических исследований Карлова университета, Прага, Чехия

    29 Mikaely Чехия Harutyunyan

  • Китайский центр профилактики и контроля заболеваний, Пекин, Китай

    Chunhui Wang

  • ELVIN YAO

  • CLLE, Université de Toulouse, Toulouse, Франция

    Майя Беккер, Эфисио Манунта и Гвенаэль Камински 900 09

  • Когнитивные науки, педагогический факультет Люблянского университета, Любляна, Словения

    Дафне Марко

  • Колледж науки, здравоохранения, инженерии и образования, Университет Мердока, Перт, Западная Австралия, Австралия

    Кортни Эванс & Дэвид М.G. Lewis

  • Центр здорового старения, Институт будущего здоровья, Университет Мердока, Перт, Западная Австралия, Австралия

    David M.G. Lewis

  • Факультет социальных и экономических наук Университета Коменского в Братиславе, Братислава, Словакия

    Andrej Findor

  • Университет Конкордии, Монреаль, Квебек, Канада

    Anais Thibale

    77

  • De La Salle Университет, Манила, Филиппины

    Джон Джамир Бензон Арута

  • Deleasseo de Psicologya, Laboratorio de Estres Y Salud, Universidad de La Frontera, Темуко, Чили

    Мануэль С.Ortiz

  • Кафедра клинической психологии, Университет Объединенных Арабских Эмиратов, Аль-Айн, ОАЭ

    Zahir Vally

  • Колледж Вольфсона, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания

    Zahir Vally

    9

    7 Департамент эмоций 90 и методы психологии, Факультет психологии, Венский университет, Вена, Австрия

    Екатерина Пронизиус, Мартин Ворачек и Клаус Ламм

  • Кафедра когнитивных наук и психологии, Исследовательский центр когнитивных наук, Новый болгарский университет, София, Болгария

    Морис Гринберг

  • Факультет экспериментальной и прикладной психологии, Свободный университет Амстердама, Амстердам, Нидерланды

    Ранран Ли

  • Факультет экспериментальной психологии Бразилии, Институт психологии, Сан-Паул900, Университет Сан-Паул9090, Сан-Паулу, 9090, Сан-Паулу, Нидерланды

    Ярослава Варелла Валентова и Марко А.C Падуанский центр нейробиологии, Падуанский университет, Падуя, Италия

    Никола Челлини

  • Центр технологий, вдохновленных человеком, Падуанский университет, Падуя, Италия

    Никола Челлини

  • Факультет человеческого развития и психологии, , Хуальен, Тайвань

    Sau-Chen Chen

  • Департамент управления, Орхусский университет, Орхус, Дания

    Janis Zickfeld

  • Департамент управления, Кингстонский университет Лондон, Кингстон, Великобритания

  • Кафедра нейрохирургии, Медицинский колледж Бейлора, Хьюстон, Техас, США

    Habiba Azab

  • Факультет философии, Университет Маккуори, Сидней, Новый Южный Уэльс, Австралия

    Neil Levy

  • Факультет психологического консультирования и руководства, Факультет образования, Muğla Sıtkı 90 Университет Alper 90 Koçman, Турция 9000 Карабаба

  • Факультет психологических наук, Технологический университет Суинберна, Мельбурн, Виктория, Австралия

    Дженнифер Л.Бодри

  • Кафедра психологии и неврологии, Нова Юго-Восточный университет, Пемброк-Пайнс, Флорида, США

    Лиэнн Буше

  • Факультет психологии и неврологии, Нова Юго-Восточный университет, Форт-Лодердейл, Флорида, США Collins

  • Школа психологии и неврологии Университета Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Великобритания

    Анна-Луиза Тодсен и Катрин Краббе Томмесен

  • Факультет психологии, образования и детских исследований, Школа социальных и поведенческих наук Эразма, Erasmus University, Rotterdam, The Netherlands

    Kevin van Schie

  • MRC Cognition and Brain Sciences Unit, University of Cambridge, Cambridge, UK

    Kevin van Schie

  • Факультет психологии, факультет искусств, Карлов университет Прага, Чехия

    Яхим Винтр

  • Департамент P психология, факультет искусств, Университет им. Павла Йозефа Шафарика в Кошице, Кошице, Словакия

    Йозеф Баволар, Моника Хрикова, Павол Качмар и Яна Шреттер

  • Кафедра психологии, Факультет образования, Университет Матея Бела, Банска Быстрица 9000, Словакия

    Лада Калиска

  • Кафедра психологии факультета гуманитарных и социальных наук, J.J. Strossmayer University of Osijek, Осиек, Хорватия

    Валерия Крижанич

  • Кафедра психологии, Факультет математики, естественных наук и информационных технологий, Приморский университет, Копер, Словения

    Лара Самойленко

    9072 , Факультет психологии и образования, Тегеранский университет, Тегеран, Иран

    Разие Пурафшари

  • Кафедра психологии, Факультет социальных и поведенческих наук, Университет Амстердама, Амстердам, Нидерланды

    Сандра Дж.Гейгер

  • Департамент психологии, Гейте Университет Франкфурт, Франкфурт, Германия

    Юлия Бейтнер

  • Департамент психологии, Ланки Университета, Ланкастер, Великобритания

    Lara WarmeLink

  • Департамент психологии, Macquarie, Сидней , Новый Южный Уэльс, Австралия

    Роберт М. Росс и Ян Д. Стивен

  • Факультет психологии, Манчестерский столичный университет, Манчестер, Великобритания

    Томас Дж.Hostler & Marc V. Jones

  • Факультет психологии Университета Мухаммеда V в Рабате, Рабат, Марокко

    Soufian Azouaghe

  • LIP/PC2S, Université Grenoble Alpes, SoufianAzouheag, Grenoble, Azouleag, France

    9

    9

    Soufian Azouaghe

  • Оливье Дюжолс, Кевин Везириан и Патрик С. Форшер

  • Факультет психологии, Университет Северного Иллинойса, ДеКалб, Иллинойс, США

    Рэнди Маккарти

  • Факультет психологии, Оклендский университет, 0MI 9029, США , Оклендский университет, США Anna Szala

  • Департамент психологии, Сапиенца, Рим, Италия

    Caterina Grano & Claudio Singh Solorzano

  • Департамент психологии, Симон Фрейзер, Бугонь, Британская Колумбия, Канада

    Гульназа Анжум

  • Департамент социальных наук и гуманитарных наук, Институт делового администрирования, Университет Саймона Фрейзера, Бернаби, Британская Колумбия, Канада

    Гульназ Анжум

  • Факультет психологии Андского университета, Богота, Колумбия

    Уильям Хименес-Лил, Мария Брэдфорд, Лаура Кальдерон Перес, Хулио Э.Cruz Vásquez, Oscar J. Galindo-Caballero & Juan Camilo Vargas-Nieto

  • Факультет психологии, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания

    Ondřej Kácha

  • 2 Факультет психологии, Crenotey University of Greece

    Alexios Arvanitis

  • Департамент психологии, Университет Гонконг, Гонконг, Гонконг

    Цинью Сяо

  • Департамент психологии, Университет Magallanes, Punta Arenas, Чили

    Родриго Cárcamo

  • Отдел психологии, Мариборский университет, Марибор, Словения

    Саша Зорьян

  • Психологический факультет, Миннесотский университет, Миннеаполис, Миннесота, США

    Зузанна Тайчман и Ирис Виларес

  • 2 Психологический факультет Миссипского университета Оксфорд, Массачусетс, США

    Джеффри М.Павлачич

  • Факультет психологии, Университет Осло, Осло, Норвегия

    Йонас Р. Кунст и Кристиан К. Тамнес

  • Факультет психологии, Университет Шеффилда, Шеффилд, Великобритания

    Клаудиа К.

  • Факультет психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, США

    Мохаммад Атари

  • Факультет психологии, Тегеранский университет, Тегеран, Иран

    Мохаммад Хасан Шарифиан

    9027 7 Тилбургский университет, Бонн, Германия

    Рима-Мария Рахал

  • Департамент специального образования и Эдмонд Дж.Центр изучения мозга Сафры, Хайфский университет, Тель-Авив, Израиль

    Нога Коэн

  • Кафедра спортивного менеджмента, Факультет физического воспитания и спортивных наук, Университет Урмия, Урмия, Иран

    Сайедех ФатахМодаррес

  • Кафедра переводоведения, Факультет искусств, Люблянский университет, Любляна, Словения

    Миха Зримсек

  • Лаборатория генетики развития, Психологический институт РАО, Москва, Россия

    9 Илья Захаров

  • Дисциплина психологии, факультет здравоохранения, Канберрский университет, Канберра, Австралия

    Моника А.Koehn

  • Отделение психологии и языковых наук, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания

    Селия Эстебан-Серна

  • Факультет психологии Доминиканского университета, Ривер-Форест, Иллинойс, США

    Robert J. & Calin-Jageman Anthony J. Krafnick

  • Динамическая и клиническая психология, Университет Сапиенца в Риме, Рим, Италия

    Eva Štrukelj

  • Факультет промышленной инженерии и инновационных наук, Эйндховенский технологический университет, Peindhoven, Mortvedt Нидерланды

    9 Isager

  • Центр окружающей среды, Карлов университет, Прага, Чехия

    Ян Урбан

  • Психологический факультет, Университет Десарролло, Консепсьон, Чили

    Хайме Р.Silva

  • Clínica Alemana de Santiago, Сантьяго, Чили

    Jaime R. Silva

  • Santiadad Chilena de desarrollo, Сантьяго, Чили

    Jaime R. Silva

  • Факультет искусств, Университет Пресов, Прешов, Словакия

    Марсель Мартончик

  • Доктор Лазар Вркатич Факультет юридических и бизнес-исследований, Нови-Сад, Сербия

    Саня Батич Очовой и Душана Шакан

  • Сербский факультет психологии № 9
  • Саня Батич Очовой и Душана Шакан

  • Факультет менеджмента Варшавского университета, Варшава, Польша

    Анна О.Kuzminska

  • Факультет средств массовой информации и коммуникации, Университет Сингидунум, Белград, Сербия

    Jasna Milosevic Djordjevic

  • Медицинский факультет FMUC, Институт ядерных наук, прикладных к здоровью ICNAS, Институт биомедицинской визуализации и трансляционных исследований Coimbra, Институт биомедицинской визуализации и трансляционных исследований Coimbra Университет Коимбры, Коимбра, Португалия

    Инес А. Т. Алмейда и Ана Феррейра

  • Философский факультет Белградского университета, Белград, Сербия

    Лиляна Б.Lazarevic

  • факультет психологии, Чулалонгкорн, Бангкок, Таиланд

    Гарри Мэнли

  • 77

  • Факультет психологии, Фундасион Университет Универсария КОНРАД ЛОРЕНЦ, Богота, Колумбия

    Danilo Zambrano Ricaurte

  • Департамент психологии, Федеральный университет Мату-Гросу, Куяба, Бразилия

    Ренан П. Монтейро

  • Мешхедский университет Фердоуси, Мешхед, Иран

    Захра Этабари

  • Международный центр детей и семей, Флорида, факультет психологии , США

    Erica Musser

  • Центр трансляционных поведенческих наук, Университет штата Флорида, Таллахасси, Флорида, США

    Дэниэл Данливи

  • Факультет психологии, Университет Фо Гуан, округ Илан

    00 Чоунь, Тайвань

    000
  • ФОМ Университет прикладных наук, Хильдесхайм, Германия

    Hendrik Godbersen & Susana Ruiz-Fernández

  • Leibniz-Instituteut für Wissensmedien, Tübingen, Германия

    Susana Ruiz-Fernández

  • Университет свинца, Университет Эберхард Карлс, Хильдесхайм, Германия

    Susana Ruiz -FERNANDEZ

  • Fox School of Business, Temple University, Philadelphia, PA, USA

    Crystal Reeck

  • Отдел психологии, Франклин и Маршалл колледжа, Ланкастер, PA, USA

    Carlota Batres

  • Флоренс , Италия

    Комила Киргизова

  • Самарканд, Узбекистан

    Абдумалик Муминов

  • Friedrich Schiller University Jena, Jena, Германия

    Флавио Азеведо

  • Fundación Universitaria Konrad Lorenz, Богота, Колумбия

    Daniela Serrato Alvarez

  • Университет GC, Лахор , Пакистан

    Мухаммад Муссаффа Батт

  • Факультет психологии, Государственный университет Джорджии, Атланта, Джорджия, США

    Чжон Мин Ли

  • Факультет экспериментальной психологии, Университет Гента и Фрейка Ченгера, Гент, Бельгия

    9 Verbruggen

  • Greenoble Ecole de Management, Greenoble, France

    IGNAZIO Ziano

  • Отдел анестезиологии и реанимации, Hacettepe Университет, Анкара, Турция

    Murat Tümer

  • Высший колледж образования и обучения, IBN TOFAIL Университет, Кенитра, Марокко

    Abdelilah C.A. Charyate

  • Universidad del Desarrollo, Сантьяго, Чили

    María del Carmen M. C. Tejada Rivera & Adriana Olaya Torres

  • Гумбольдтский государственный университет, Arcata, CA, США

    Кристофер Аберсон

  • Департамент хирургии И рак, Имперский колледж Лондон, Лондон, Великобритания

    Beness Pálfi

  • 77

  • Puebla, Мексика

    Mónica Alarcon

    Mónica Alarcon

  • Анкара, Турция

    ASLI SCACAKLI

  • Отдел психологии, Университет Индианы Пенсильвания, Сент-Майкл, Пенсильвания, США

    Гейдж Сингер

  • Факультет психологии Пенсильванского университета Индианы, Индиана, Пенсильвания, США

    Дженнифер Т.Perillo

  • Университет Индианы Пенсильвания, Индиана, PA, США

    Tonia Ballantyne

    Tonia Ballantyne

    Уилсон, Сингапур, Сингапур

    Wilson Cyrus-Lai

  • Институт лингвистических наук, Российская академия наук, Санкт-Петербург, Россия

    Максим Федотов

  • Институт перспективных исследований в области гуманитарных и социальных наук, Пекинский педагогический университет в Чжухай, Гуанчжоу, Китай

    Хунфей Ду

  • Институт прикладной психологии, Ягеллонский университет

    , Польша Wielgus

  • Институт когнитивной и эволюционной антропологии Оксфордского университета, Оксфорд, Великобритания

    Ilse L.Пит

  • Каллева Исследовательский центр эволюции и гуманитарных наук, Колледж Магдалины, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания

    Ильзе Л. Пит

  • Институт европейских исследований и международных отношений, Факультет социальных и экономических наук, Коменский Университет в Братиславе, Братислава, Словакия

    Matej Hruška

  • Институт ядерных наук, применяемых в здравоохранении ICNAS, Коимбра Институт биомедицинской визуализации и трансляционных исследований CIBIT, Университет Коимбры, Коимбра, Португалия

    Daniela Sousa

  • Психологии, Венгрия Этвес Лоранддский университет, Будапешт, Венгрия

    Балаз Ацел и Барнабас Szaszi

  • Институт психологии Лейбниц Ганновер, Ганновер, Германия

    Nylecia Micheli

  • Институт психологии, Университет Хильдесхайма, Хильдесхайм , Германия

    Надя-Даниэла Ш midt

  • Институт психологии Печского университета, Печ, Венгрия

    Андраш Н.Zsido & Luca Kozma

  • Институт психологии, Университета Силезии в Катовице, Катовице, Польша

    Мариола Парузель-Цачура

  • Институт психологии, Университет Вроцлав, Вроцлав, Польша

    Михал Биалек Agnieszka Sorokowska, Michal Misiak & Piotr Sorokowski

  • Школа антропологии и музей этнографии, Университет Оксфорда, Оксфорд, Великобритания

    Michal Misiak

    77

  • Instituto de Investigaciones Psicológicas (IIppsi), Universidad Nacional de Córdoba-Conicet, Córdoba , Аргентина

    Дебора, María Victoria Ortiz, Pablo Sebastián Correa & Anabel Belaus

  • , Córdoba, Argentina

    María Victoria Ortiz

  • Instituto Tecnológico de Estudios Uwerees de Monterrey Эрмосильо, Мексика

    Fany Muchembled

  • 9 0002 CIS-IUL, Iscte-Instituto Universitário de Lisboa, Лиссабон, Португалия

    Rafael R.Ribeiro, Patricia Arriaga & Raquel Oliveira

  • Интеллектуальные агенты и синтетические символы Группа (GAIPS), INESC-ID, Лиссабон, Португалия

    RAKEL OLIVEIRA

  • ITTHACA College, Итака, Нью-Йорк, США

    Leigh Ann Vaughn

  • Jagiellonian Университет, Краков, Польша

    Paulina Szwed

    Paulina Szwed

  • Департамент философии, Институт психологии, Ягеллонский университет в Кракове, Краков, Польша

    Makówzata Kossowska

  • Instytutute of Psychology, Jagiellonian, Czestochowa, Польша

    Gabriela Zarnek & Julita Kielińska

  • Университет Университета Хосе, Город Пасиг, Филиппины

    Бенедикт Антазо

  • Департамент психологии, факультета гуманитарных наук и социальных наук, Josip JoSip Juraj Strossmayer of Osijek, Осиек, Хорватия

    Рубен Бетлехем

    9 0277
  • Отдел психологии и психодинамики, Карл Ландштейн Университет здравоохранения, Кремс-дернау, Австрия

    Stefan Stieger

  • Отдел клинической нейробиологии, Каролинский институт, Solna, Sweden

    Gustav Nilsonne

  • Отдел психологии, Стокгольмский университет, Стокгольм, Швеция

    Густав Нильсон, Теодор Йернсетер и Йонас К.Olofsson

  • Факультет психологических наук, Кентский государственный университет, Кент, Огайо, США

    Николь Симонович и Дженнифер Табер

  • Институт глобально распределенных открытых исследований и образования (IGDORE), Кингстонский университет, Лондон, Великобритания

    Amélie Gourdon-Kanhukamwe

  • Центр экономической психологии и принятия наук, Козминский университет, Варшава, Польша

    Artur Domurat

  • Допуск Центр, Университет Kyushu, Fukuoka, Япония

    Keiko Ihaya

  • Факультет искусств и науки, Университет Кюсю, Фукуока, Япония

    Юки Ямада

  • Университет Ла Троб, Мельбурн, Виктория, Австралия

    Анум Урудж

  • Школа бизнеса и экономики Лазаридиса, Университет Уилфрида Лорье, Канада

    Трипат Гилл

  • Спортивная школа Карнеги, Лидс Беккет Университет, Лондон, Великобритания

    Martin Čadek

  • Университет Лейден, Утрехт, Нидерланды

    Lisa Bylinina

    Lisa Bylinina

    77

  • Университет Лейпцига, Гейдельберг, Германия

    johanna Messerschmidt

  • Отдел лингвистики , Стокгольмский университет, Стокгольм, Швеция

    Муратан Курфали

  • Факультет психологии, Федеральный университет им.

    Екатерина Бакланова

  • Лондонская школа экономики и политических наук, Лондон, Великобритания

    Нихан Албайрак-Айдемир

  • Факультет менеджмента, Лондонская школа экономики и политических наук, Лондон, Великобритания

    9 Heather B. 90Kappes

  • Македонская академия наук и искусств, Скопье, Северная Македония

    Biljana Gjoneska

  • Macquarie Университет, Сидней, Новый Южный Уэльс, Австралия

    Thea House

    77

  • Университет Бристоля, Бристоль, Великобритания

    Thea House

  • Мангеймский центр европейских социальных исследований Университета Мангейма, Мангейм, Германия

    Яна Б. Беркессель

  • Факультет психологии Мичиганского государственного университета, Ист-Лансинг, Мичиган, США

    9 J.

    Chopik

  • Факультет психологии, Ближневосточный технический университет, Анкара, Турция

    Сами Чоксан

  • Факультет психологии, Колледж Миддлбери; Vermont Psychological Services, University of Vermont, Middlebury, VT, USA

    Martin Seehuus

  • Университет Мохаммеда V в Рабате, Рабат, Марокко

    Ахмед Хауди, Ахмед Боккур, Канза Айт Эль Араби и Ихлас Сампур

    9

    02027 02027 9027 9027

    Montfort College, Bangalore, India

    Aishwarya Iyer & Neha Parashar

  • Департамент психологического консультирования и руководства, Muğla Sıtkı Koçman Университет, Мугла, Турция

    Arca Adiguzel & Halil EMRE Kocalar

  • Мультимодальная визуализация и когнитивная лаборатория , факультет психологии, Университет Осло, Осло, Норвегия

    Carsten Bundt

  • Кластер когнитивной и трансляционной нейробиологии, факультет психологии, Университет Осло, Осло, Норвегия

    Carsten Bundt

  • , Инженерное дело и образование, Университет Мердока, Лесмурди, Австралия

    Джеймс О.Norton

  • Национальный университет Афин и Каподистрии, Афины, Греция

    Marietta Papadatou-Pastou

  • Факультет высшего образования «Iztacala», Национальный автономный университет Мексики, Мехико, Мексика

    Анабель Де ла Роса Gomez

  • instytutute of Psychology, Jagiellonian University, Kraków, Польша

    Maria Terskova

  • Департамент познавательной науки и психологии, Новый болгарский университет, София, Болгария

    Evgeniya Hristova & Veselina Hristova Kadreva

  • Отдел Доктор прикладной психологии, Нью-Йоркский университет, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США

    Эллисон Джанак

  • Норвежская школа экономики NHH, факультет стратегии и менеджмента, Берген, Норвегия

    Видар Шей и Тереза ​​Э.SVEDRUP

  • NIC NIC Институт Ваальс, Ловисенберг Диакональная больница, Осло, Норвегия

    Adrian Dahl AskElund

  • Universidad de Los Andes, Богота, Колумбия

    Lina Maria Sanabria Pineda

  • Norvel-психологический центр для консультирования и Исследования, Осиек, Хорватия

    Dajana Krupić

    Dajana Krupić

  • Департамент когнитивных наук, Западный колледж, Лос-Анджелес, CA, США

    CARMEL A. LEVITAN

  • Paul Valery Университет Монпелье, Монпелье, Франция

    Nihal ouherrou

  • Пражский университет экономики и бизнеса, Прага, Чехия

    Nicolas говорят

    77
  • 77

  • PSA PSA Psihesko, Skopjane, North Macedonia

    Sladjana CrinoLova, Kristina Janjić, Marija Stojanovska & Dragana Stojanovska

  • Отдел психологии, ДРК, Университет Дели, Дели, Индия

    Миту Хосла

  • Факультет психологии Университета Суонси, Суонси, Великобритания

    Эндрю Г.THOMAS

  • Университет Пердью, West Lafayette, IN, USA

    Франки Ю. H. kung

  • Институт поведенческих наук, Университет Радбуда, Неймеген, Нидерланды

    Gijsbert Bijlstra & Maximilian A. Primbs

  • Институт поведенческих наук , Факультет социальных наук, Университет Радбауд, Неймеген, Нидерланды

    Фарназ Мосаннензаде

  • Факультет психологии, Самсунский университет, Самсун, Турция

    Бусра Бахар Балджи

  • Факультет психологии, Университет Докуз Эс Турция

    Busra Bahar Balci

  • Исследовательские методы, оценка и наука, Факультет психологии, Констанцский университет, Кройцлинген, Швейцария

    Ульф-Дитрих Рейпс

  • 2 Университет Сент-Джозеф, США Эрнест Баскин

  • Школа коммуникации Культуры и культуры, Орхусский университет, Орхус, Дания

    Бюракн Ишханян

  • Кафедра скандинавских исследований и лингвистики, Университет Копенгагена, Орхус, Дания

    Бюракн Ишханян

  • Факультет гуманитарной терапии, Университет творческой терапии Хайфа, Израиль

    Johanna Czamanski-Cohen

  • Эмили Сагол Научно-исследовательский центр творческой терапии, Хайфский университет, Хайфа, Израиль

    Johanna Czamanski-Cohen

  • Школа здоровья и поведенческих наук Университета Саншайн-Кост , Брисбен, Квинсленд, Австралия

    Барнаби Джеймс Уилд Диксон

  • Школа психологии и Центр исследований мозга, Оклендский университет, Окленд, Новая Зеландия

    Дэвид Моро

  • Королевский колледж психологии, Университет Абердина, Абердин, Великобритания

    Клэр А.М. Сазерленд

  • Школа психологических наук, Университет Западной Австралии, Перт, Западная Австралия, Австралия

    Клэр А. М. Сазерленд

  • Школа психологии, Нанкинский педагогический университет, Нанкин, Китай

    9 Хуан 09

  • Школа психологии, Национальный университет Ирландии, Голуэй, Голуэй, Ирландия

    Крис Нун

  • Школа психологии, Университет Бирмингема, Бирмингем, Алабама, США

    Хизер Флоу

    9

  • 7 Школа психологии Ноттингемский университет Малайзии, Семених, Малайзия

    Мишель Энн

  • Школа психологии Ноттингемского университета Малайзии, Куала-Лумпур, Малайзия

    Стив М.J. Janssen

  • Школа психологии, Университет Суррея, Гилфорд, Великобритания

    Марта Топор

  • Школа социальных наук, Сингапурский университет управления, Сингапур, Сингапур

    Надьянна М. Маджид

    7

    7

    77

    97

    Факультет психологии, Университет Сэнсю, Токио, Япония

    Ёсихико Кунисато

  • Севани: Южный университет, Севани, Теннесси, США

    Карен Ю

  • Факультет психологии, Университет Бар-Илан, Рамат-Илан Ган, Израиль

    Шимрит Дачес

  • Факультет психологии, Факультет средств массовой информации и коммуникаций, Университет Сингидунум, Белград, Сербия

    Милица Вдович

  • Социальное, когнитивное и аффективное, отделение когнитивной, эмоциональной и нейробиологии Методы психологии, Факультет психологии, Венский университет, Вена, Австрия

    Лиза Антон -Бойчук и Пол А.G. Forbes

  • Кафедра общей, экспериментальной психологии развития и психологии здоровья, Софийский университет Св. Климента Охридского, София, Болгария

    Юлия Камбуридис, Эвелина Маринова, Мина Недельчева-Дацова, Николай Р. Рачев и Алина Стоянова

  • Школа психологических и поведенческих наук, Университет Южного Иллинойса, Карбондейл, Иллинойс, США

    Кэтлин Шмидт

  • Школа бизнеса, Технологический институт Стивенса, Хобокен, Нью-Джерси, США

    Джордан В.SCOUTOW

  • Отдел лингвистики, Стокгольмского университета, Стокгольма, Швеция

    Мария Копцеевская

  • Swps Университет общественных наук и гуманитарных наук, Варшава, Польша

    Ольга Биалобрзка

  • SWPS Университета общественных наук и Гуманитарные науки, Гданск, Польша

    Magdalena Marszalek

  • T A Pai Management Management, Manipal, India

    Srinivasan Tatachari

    Srinivasan Tatachari

  • Департамент искусств, Университет Тарбиата, Тегерана, Иран

    Reza afhami

  • Отдел Психологии, Педагогический университет Гонконга, Гонконг, Гонконг

    Уилберт Лоу

  • Факультет искусств, психологии и теологии, Университет Або Академи, Турку, Финляндия

    Ян Антфолк

  • Институт Психология; Факультет гуманитарных и социальных наук Осиекского университета, Осиек, Хорватия

    Барбара Журо

  • Факультет психологии Пенсильванского государственного университета, Государственный колледж, Пенсильвания, США

    Наталья Ван Дорен и Хосе А.Soto

  • Университет Аделаида, Аделаида, Аделаида, Южная Австралия, Австралия

    Rachel Searston

  • Департамент психологии, Университет Алабамы, Тоскалаоса, AL, США

    Jacob Miranda

  • Лаборатория для экспериментальной психологии , Институт философии, кафедра психологии, факультет философии, Белградский университет, Белград-Стариград, Сербия

    Кая Дамнянович

  • Университет Гонконга, Гонконг, Гонконг

    Сиу Кит Йенг

  • Факультет гуманитарных наук и социальных наук, Университет Осиек, Осиек, Хорватия

    Dino Krupić

    Dino Crupić

  • Тилбургский университет, Тилбург, Нидерланды

    Karlijn Hoyer & Bastian Jaeger

  • Департамент социальной психологии, Тилбургский университет , Тилбург, Нидерланды

    Dongning Ren

  • Departm ent of Psychology, UIT Арктический университет Норвегии, Тромсё, Норвегия

    Gerit Pfuhl & Kristoffer Klevjer

  • Universidad de Sonora, Hermosillo, Mexico

    Nadia S.Corral-Frías & Martha Frias-Armenta

  • Факультет психологии, Университет Соноры, Эрмосильо, Мексика

    Marc Y. Lucas

  • Centro de Apego y Regulación y Regulación Universidad Desagorollíd Emocional, Факультет психологии Чили

    Mónica Toro

  • Программа de psicología, Universidad del Rosario, Богота, Колумбия

    Леди серый JaveRa Delgado

  • Universidad Latina de Costa Rica, Сан-Хосе, Коста-Рика

    Diego Vega

  • Grupo de invertigación ru biogeografía y Ecología Espacial (Biogeoe2), Universidad Regional Amazónica Ikiam, Tena, Ecuador

    SARA ALVAREZ SOLAS

  • Universidade Cruzeiro do Sul, Сан-Паулу, Бразилия

    Roosevelt Vilar

  • Université de lorraine; CNRS, BETA, Страсбургский университет, Нанси, Франция

    Себастьен Массони и Томас Фриззо

  • Парижский университет, Париж, Франция

    Александр Бран и Дэвид С.Vaidis

  • Université de Paris, Strasbourg, ФРАНЦИЯ

    LUC Vieira

  • Bastien Paris

    Bastien Paris

  • Université Paul Valéry Монпелье, Гранада, Испания

    MariaGrazia Capizzi

  • University College Cork, Cork, Ireland

    Gabriel Lins de Holanda Coelho

  • Факультет экспериментальной психологии, University College London, London, UK

    Anna Greenburgh

  • University of Alabama, Tuscaloosa 900, 09 USA Кэсси М.Whitt

  • Департамент психологии, Университет Алабамы, Тоскалаоса, AL, США

    Alexa M. Tullett

  • Университет Амстердама, Амстердам, Нидерланды

    Xinkai Du & Leonhard Volz

  • Департамент психологии , Амстердамский университет, Амстердам, Нидерланды

    Минке Ясмин Босма

  • Факультет психологии, Институт социальных наук, Башкентский университет, Анкара, Турция

    Джемре Караарслан

  • Институт социальных наук , Башкентский университет, Чанкая, Турция

    Эйлюл Сарыогуз

  • Лаборатория исследования индивидуальных различий, факультет философии, Белградский университет, Белград, Сербия

    Тара Булут Аллред

  • 2 Медико-биологический факультет Факультет психологии Бергенского университета, Берген, Норвегия 90 009

    Макс Корбмахер

  • Университет Бирмингема, Бирмингем, Великобритания

    Мелисса Ф.Colloff

  • Департамент социальной и рабочей психологии, Университет Бразилиа, Бразилия, Бразилия

    Tiago J. S. Lima

  • Институт психологии, Университет Бразилии, Уберу, Бразилия

    Matheus Fernando Felix Ribeiro

  • Отдел молекулярной и клеточной биологии, Калифорнийский университет в Беркли, Беркли, Калифорния, США

    Jeroen P. H. Verharen

  • Кипрский университет, Никосия, Кипр

    Мария Карекла

  • Факультет психологии, Кипрский университет Кипр

    Кристиана Карашиали

  • Факультет психологии и наук о мозге, Делавэрский университет, Ньюарк, Делавэр, США

    Наоюки Сунами и Лиза М.Jaremka

  • Департамент психологии, Университет Денвера, Денвер, СО, США

    Daniel Хранение

  • Департамент клинической психологии, Университет Дакки, Дхака, Бангладеш

    Sumaiya Habib

  • Университет экономики и Гуманитарные науки в Варшаве, Варшава, Польша

    Анна Студзинска

  • Университет Эссекса, Колчестер, Великобритания

    Пол Х. П. Ханель, Дон Лю Холфорд, Мирослав Сирота и Келли Вульф

  • Университет языка и лингвистики 900 Эссекс, Колчестер, Великобритания

    вера ЧИУ

  • Департамент психологии, Университет Эссекс, Колчестер, Великобритания

    Andriana Theodoropulou

  • Департамент психологии, Университет Флориды, Гейнсвилл, США

    El Rim An С.WestGate

  • Департамент психологии, Университет Флориды, Нью-Йорк, Нью-Йидж, США

    Yijun Lin

  • Институт психологии, Университет Грац, Грац, Австрия

    Hilmar Brohmer & Gabriela Hofer

  • Университет of Hong Kong, Hong Kong, Hong Kong

    Gilad Feldman

  • Школа психологии, Keynes College, University of Kent, Canterbury, UK

    Giovanni A. Travaglino

  • Факультет психологии, Университет Global MINDS Лимерик, Дхака, Бангладеш

    afroja ahmed

    afroja ahmed

  • психологии, Миннесотский университет, города-побратимы, Миннеаполис, Миннесота, США

    Натан Торунски

  • ООН Университет Миннесоты, Города-побратимы, Сент-Пол, Миннесота, США

    Хуэй Бай

  • Факультет психологии, Университет Миннесоты, Города-побратимы, Миннеаполис, Миннесота, США

    Мати Манавалан и Синь Сонг

  • 2 Институт Психология, Опольский университет, Ополе, Польша

    Радослав Б.Walczak & Przemysław Zdybek

  • Университет Оксфорда, Оксфорд, Великобритания

    Maja Friedemann

    Maja Friedemann

  • Департамент философии, социологии, образования и прикладной психологии, Университет Падуовы, Зовены, Италия

    Anna Dalla Rosa

  • Центр психологии Университета Порту, Порту, Португалия

    Сара Г. Алвес, Самуэль Линс и Изабель Р. Пинто

  • Центр психологии Университета Порту, Амаранте, Португалия

    Рита С.Correia

  • Институт психологии, факультета искусств, Университет Пресов, Прешов, Словакия

    Peter Babinčák

  • Институт психологии, Университет Пресов, Прешов, Словакия

    Gabriel Banik

  • Школа языков И культуры, Университет Квинсленда, Люсия, Квинсленд, Австралия

    Луис Мигель Rojas-Berscia

  • Centro de Estudios orientales, Pontificia Universidad Catódrica del perú, Lima, Peru

    Luis Miguel Rojas-Berscia

  • Школа Архитектура, Университет Шеффилда, Шеффилд, Великобритания

    Джим Аттли

  • Университет Южной Индианы, Гринвуд, Индиана, США

    Джули Э.Beshears

  • 77

  • Университет Табриз, Tabriz, Иран

    Behriz Behzadnia

    Phanzad Behzadnia

  • Департамент психологии, Университет Франс-долины, Суррей, Британская Колумбия, Канада

    Шон N. Geniole

  • Университет Филиппин Дилиман, Кесон-Сити, Филиппины

    Мигель А. Силан

  • Факультет психологии Филиппинского университета Дилиман, Метро Манила, Филиппины

    Принцесса Ловелла Г.Матуран

  • Кафедра познания, эмоций и методов психологии, Венский университет, Вена, Австрия

    Йоханнес К. Вильсмейер

  • Кафедра познания, эмоций и методов психологии, Школа психологии, Университет Vienna, Vienna, Austria

    Ulrich S. Tran

  • University of Warwick, Coventry, UK

    Sara Morales Izquierdo

  • Факультет психологии, University of Wisconsin-Stout, White Bear Township, WI

    0, WI Майкл С.Mensink

  • Институт психологии Вроцлавского университета; Социальная и юридическая психология, Университет Иоганна Гутенберга, Вроцлав, Польша

    Агата Гройецка-Бернар

  • Социальная и юридическая психология, Университет Иоганна Гутенберга, Майнц, Германия

    Агата Гройецка-Бернар

  • Вупперталь, Виттен, Германия

    Теда Радтке

  • Факультет психологии, Задарский университет, Задар, Хорватия

    Вера Кубела Адорик

  • Департамент организации и управления персоналом, Школа менеджмента Монте-ду-Кевалька, Университет Монреаль, Квебек, Канада

    Joelle Carpentier

  • Факультет психологии, Университет Ускюдар, Стамбул, Турция

    Асиль Али Оздогру

  • Университет Содружества Вирджинии, Ричмонд9000, США

    , VA0, США

    , VA0, СШАДжой-Габа и Мэтти В. Хеджебет

  • Факультет естественных наук и инженерии, Университет Васэда, Токио, Япония

    Тацунори Исии

  • Университет Западного Кентукки, Боулинг-Грин, Кентукки,

    09

    Amanar L L

  • Кафедра психологии и психотерапии, Университет Виттена/Хердеке, Виттен, Германия

    Ян Филипп Реер и Томас Остерманн

  • Кафедра психологии, Университет Виттенберга, Спрингфилд, Огайо, США

    Уильям Э.Davis

  • Школа прикладной психологии, Чжау Цюрих Университет прикладных наук, Винтертур, Швейцария

    Lilian Suter

  • Афины Университет экономики и бизнеса, Афины, Греция

    Konstantinos PapaChristopoulos

  • Университет Вирджинии, Денвер, Колорадо, США

    Чарльз Р. Эберсоул

  • Факультет психологии, Ашлендский университет, Ашленд, Огайо, США

    Кристофер Р.Chartier

  • Факультет психологии, Эшлендский университет, Медина, Огайо, США

    Peter R. Mallik

  • Факультет психологии, Университет Тафтса, Медфорд, Массачусетс, США

    Harris L. Urry

    09 Университет науки и технологий, Вифлеем, Пенсильвания, США

    Эрин М. Бьюкенен

  • Стэнфордский университет, Стэнфорд, Калифорния, США

    Николас А. Коулз

  • Международный университет США — Африка, Найроби, Кения

    Дана М.Basnight-Brown

  • Университет Гренобль-Альп; Institut Universitaire de France, Grenoble, France

    Hans IJzerman

  • Факультет психологии, University of Wisconsin-Madison, Madison, WI, USA

    Hannah Moshontz

  • Концепция: K. Wang. А. Уусберг, J.S.L. и Дж.Дж.Г. Курирование данных: E.M.B. и P.S.F. Формальный анализ: К. Ван, P.S.F. и Б. Палфи. Получение финансирования: C.R.C., E.M.B., P.S.Ф. и Х.И. Расследование: JKM, L.E., DHO, EAJ, EOLG, JPW, K. Desai, EK, M. Pantazi, N. Pilecka, GMMM, EA, M. Adamkovič, M. Roczniewska, C. Reyna, APK, M. Westerlund, Л.А., С.П., А.И.А., Н.К.А., генеральный директор, И.Л.Г.Н., И. Далгар, П.М.М., Ф.Ф., М. Уиллис, A.C.S., А. Мокади, Н.Р., М.Р.В., Н.Л.Н., М. Парзуховски, М.Ф.Е.Б., М. Вранка, М.Б.К., И.Р. М. Арутюнян, Э.Ю., М. Беккер, Э. Манунта, Г.К., Д. Марко, К.Э., Д.М.Г.Л., А. Финдор, К.П., А.Т.Л., Ж.Ж.Б.А., М.С. Ортис З.В., Е.П., М. Ворачек, С.Л., М.Г., Дж.В.В., Г.М., Н. Челлини, С.-К.К., Дж.З., К.М., Н.Л., А. Карабаба, Л. Буше, В.М.С., Дж. Баволар, Р.М.Р., И.Д.С., Т.Дж.Х., С. Azouaghe, RM, CG, CSS, GA, WJ-L, M. Bradford, LCP, JECV, JCVN, A. Arvanitis, QX, RC, SZ, Z. Tajchman, IV, JMP, JRK, M. Atari, M .Грикова П.К., Дж.С., Р.-М.Р., С.Ф.М., И. Захаров, М.А. Коэн, С.Е.-С., Р.Дж.К.-Дж., А.Дж.К., Э.Ш., Дж. Урбан, Дж.Р.С., М. Мартончик, С.Б.О., Д. Шакан, A.O.K., J.M.D., I.A.T.A., А. Феррейра, Л.BL, H. Manley, DZR, RPM, E. Musser, WC, HG, S.R.-F., C. Reeck, C. Batres, DSA, MMB, ZC, FV, I. ​​Ziano, M. Tümer, ACAC, D Дубров, M.d.C.M.C.T.R., C.A., A. Sacakli, C.D.C., K.L.R., G.S., JTP, T.B., H.D., M. Hruška, D. Sousa, K.B., A.N.Z., M.P.-C., M. Bialek, M. Kowal, A. Сороковска, М. Мисяк, Д. Мола, М.В.О., П.С.К., А. Белаус, П.А., Р.О., Л.А.В., П. Швед, М. Коссовска, Ю. Келиньска, Б. Антазо, Г.Н., Н. Симонович, Я.Т., А.Г.- К., А.Д., К.И., Урой А., Т.Г., А.А., Н.А.-А., HBK, BG, TH, MVJ, JBBB, WJC, S.C., M. Seehuus, A. Khaoudi, A. Bokkour, K.A.E.A., I. Djamai, A. Iyer, N. Parashar, A. Adiguzel, H.E.K., С.Б., Ю.О.Н., М.П.-П., А.д.л.Р.-Г., В.А., Н.Б., Д.Г., Иванов А., И.П., Романова М., И.С., Терскова М., Е.Х., А.Я., В.С., Т.Е.С., А.Д.А., Н.О., Н. Say, M. Khosla, AGT, FYHK, G. Bijlstra, F. Mosannenzadeh, BBB, U.-D.R., E. Baskin, JC-C., B.J.W.D., D. Moreau, C.A.M.S., CN, HF, M. Anne, S.M.J.J., N.M.M., Y.K., K.Y., S.D., A.H., M. Vdovic, P.А.Г.Ф., Дж. Камбуридис, Э. Маринова, М.Н.-Д., Н.Р.Р., А. Стоянова, К.С., С. Линс, И.Р.П., М.К.-Т., Т.Дж., Дж.К.О., О.Б., М. Маршалек, С.Т., Р.А., В.Л., Дж.А., Н.В.Д., Дж.А.С., Р.С., Дж. Миранда, К. Дамнянович, С.К.Ю., Б. Ягер, Д.Р., Г.П., К. Клевьер, Н.С.С.-Ф., М.Ф.-А., М.Ю.Л., А.О.Т., М. Торо, Л.Г.Дж.Д., D.L.G.J.D., S.A.S., R.V., S.M., TF, A. Bran, D.C.V., L. Vieira, G.L.d.H.C., A. Greenburgh, C.M.W., A.M.T., L. Volz, C. Karaarslan, E.S., T.B.A., M.F.C., T.J.S.L., M.F.M.F. Карекла, Ч. Карашиали, Н.Sunami, L.M.J., D. Storage, A. Studzinska, P.H.P.H., DLH, M. Sirota, K. Wolfe, F.C., A.T., E.R.A., Y.L., ECW, H. Brohmer, G.H., O.D., K.V., G.F., G.A.T., A. Ахмед, М.Л., Н.Т., Х. Бай, М. Манавалан, Х.С., Р.Б.В., П.З., А.Д.Р., Л. Козма, П.Б., Г. Баник, М.А.К.В., Дж. Уттли, Б.Б., С.Н.Г., Дж.К.В., У.С.Т., М.К.М., П. Сороковский, А.Г.-Б., Т.Р., Дж.К., А.А.О., Я.А.Дж.-Г., М.В.Х., Т.И., А.Л.В., Дж.П.Р., Т.О., У.Э.Д., Х.Л.У., Э.М.Б., М.А.П., Х.И. и P.S.F. Методология: К. Ван, А. Гольденберг, C.A.D., А.Uusberg, JSL, JJG, IR, F.A., B. Aczel, P. Arriaga, AGT, MAS, MCM, HLU, DMB-B. и P.S.F. Администрация проекта: J.K.M., C.Z., S.M.D., M.O., A. Szabelska, G.M.M., A.P.K., I. Dalgar, S.L., N.R., M.R.V., M. Vranka, M. Becker, G.K., E.P., N. Cellini, H. Azab, J.L.B. , А.Л.Т., В.К., М.Х.С., Э.Ш., М. Мартончик, Д. Данливи, К. Киргизова, Ф.А., Б. Палфи, М.А.М., И.Л.П., Б. Акцель, П.А., А.Г.-К., Ю.Ю., А. Урой , Былинина Л., А.А., Б.Г., А.Д.А., К.А.Л., Б.И., Х.С.-П., Дж.В.С., Я.А., Б.Paris, L. Volz, T.B.A., P.H.P.H., F.C., A. Ahmed, L. Kozma, J.E.B., KKT, M.A.S., SMI, C.R.E., C.R.C., P.R.M., H.L.U., E.M.B., N.A.C., M.A.P., D.M.B.I.-B., H.M.B.-B. и Х. Мошонц. Ресурсы: B.B.A., M. Bernardo, O.C., K.G., S.M.D., A.P.J., K.R., M. Antoniadi, Z.G., E.K., K.N., O.N.B., M.O., M. Pantazi, N. Pilecka, A. Szabelska, I.M.M.v.S., K.F., A.I.B., Г.М.М., М. Адамкович, М. Рочневска, А.П.К., М. Вестерлунд, Л.А., С.П., Г.А.А., П.Д., И. Далгар, Х. Аккас, С.Л., И.М.-О., А.С.С., А. Мокади, Н.Р., Курфали М.А., М.Р.В., Парзуховски М., Вранка М., И.Р., Арутюнян М., Ван К., Э.Ю., Беккер М., Манунта Э., Г.К., Марко Д., Финдор А., А.Т.Л., Дж.Дж.Б.А., Э.П., Р.Л., Г.М., Н. Челлини, С.-К.К., Ж.З., Х. Азаб, А. Карабаба, Ж.Л.Б., А.Л.Т., К.в.С., Дж.В., Дж. Баволар, Л. Калиска, В.К., Л. Самойленко, Р.П., С.Дж.Г. , J. Beitner, L. Warmelink, S. Azouaghe, A. Szala, C.G., C.S.S., O.J.G.-C., J.C.V.N., OK, J.R.K., C.K.T., C.C.v.B., M.H.S., P.K., J.S., N. Cohen, M.Z., I. Захаров Э.Ш., Шакан Д., Ю.М.Д., D.Z.R., R.P.M., D. Dunleavy, S.R.-F., K. Kirgizova, A. Muminov, F.A., D.S.A., J.M.L., Z.C., M. Tümer, D. Dubrov, M.A.M., B.H., A. Sacakli, W.C.-L. , М. Федотов, М. Вельгус, И.Л.П., М. Хрушка, Б. Акцель, Б.С., С. Адамус, К.Б., Л.М., Н.-Д.С., А.Н.З., М.П.-К., М. Биалек, М. Коваль, Ф. Мучемблед, Р.Р.Р., П.А., Р.О., М. Коссовска, Г.К., Й. Келиньска, Б. Антазо, Р.Б., С. Штигер, Г.Н., А.Г.-К., А.Д., К.И., Ю.Ю., М. Чадек, Й. Мессершмидт, М. Курфали, А.А., Э. Бакланова, Б.Г., Дж.Б.Б., С.Ч., А. Хауди, А.Боккур, К.А.Е.А., И. Джамай, А. Адигузель, Х.Е.К., Н.Б., Э.Х., В.Х.К., В.С., Т.Е.С., А.Д.А., Л.М.С.П., Д. Крупич, К.А.Л., Н.Дж., Н. Сай, С. Синколова, К.Дж., М. Стояновска, Д. Стояновска, Ф. Мосаннензаде, У.-Д.Р., Б.И., Ж.К.-К., Х.К.-П., М. Топор, Ю.К., М. Вдович, Л.А.-Б., Дж. Камбуридис, Э. Маринова, М.Н.- Д., Н.Р.Р., А. Стоянова, М.К.-Т., Т.Дж., О.Б., М. Маршалек, В.Л., Я.А., Б.Ж., Д. Крупич, К.Х., К. Клевьер, Д.В., Р.В., С.М., А. Бран , Л. Виейра, Б. Пэрис, М. Капицци, Г.Л.д.Х.С., X.D., Л. Волц, М.Дж. Б., К. Караарслан, Э. С., Т. Б. А., М. Корбмахер, Дж. П. Х. В., Н. Сунами, С. Х., А. Студзинска, П. Х. П. Х., Ф. К., О. Д., К. В., Г. А. Т., А. Ахмед, Дж. Бош, М. Фридеманн, А. Д. Р., Л. Козма, С.Г.А., Р.К.К., Г. Баник, Л.М.Р.-Б., Ж.Е.Б., К.К.Т., М.А.С., ПЛГМ, С.М.И., А.Г.-Б., В.К.А., Т.И., Л. Сутер, М. Бернардо и Э.М.Б. Надзор: J.K.M., A.L.T., M.H.S., J.W.S., K.K.T., C.R.E., C.R.C., P.R.M., H.L.U., E.M.B., N.A.C., M.A.P., D.M.B.-B., H.I., P.S.F. и Х. Мошонц. Визуализация: К. Ван, А. Уусберг, А.Гольденберг, C.A.D., J.S.L. и Дж.Дж.Г. Написание, оригинальный проект: К. Ван. Написание, рецензирование и редактирование: К. Ван, А. Гольденберг, C.A.D., А. Уусберг, JSL, JJG, А. Уусберг, JKM, CZ, BBA, М. Бернардо, O.C., L.E., K.G., D.H.O., E.A.J., E.O.L.G., С.М.Д., А.П.Дж., К.Р., Дж.П.В., М. Антониади, К. Десаи, З.Г., Э.К., К.Н., О.Н.Б., М.О., М. Пантази, Н. Пилецка, А. Сзабельска, И.М.М.в.С., К.Ф., А.И.Б., Г.М.М., Э.А., М. Адамкович, М. Рочневска, К. Рейна, А.П.К., М. Вестерлунд, Л.А., С.П., Г.А.А., П.Д., А.И.А., NCA, генеральный директор, ILGN, И. Далгар, Х. Аккас, П.М.М., С.Л., И.М.-О., Ф.Ф., М. Уиллис, A.C.S., А. Мокади, Н.Р., М.А. Курфали, М.Р.В., Н.Л.Н., М. Парзуховский, М.Ф.Э.Б., М. Вранка, М.Б.К., И.Р., М. Арутюнян, К. Ван, Э.Ю., М. Беккер, Э. Манунта, Г.К., Д. Марко, К.Е., Д.М.Г.Л., А. Финдор, К.П., А.Т.Л., Дж.Дж.Б.А. , РС. Ортис, З.В., Э.П., М. Ворачек, К.Л., М.Г., Р.Л., Дж.В.В., Г.М., Н. Челлини, С.-К.К., Дж.З., К.М., Х. Азаб, Н.Л., А. Карабаба, Дж.Л.Б., Л. Буше, В.М.С. , А.Л.Т., К.в.С., Дж.В., Дж. Баволар, Л. Калиска, В.К., Л. Самойленко, Р.П., С.Дж.Г., Дж. Бейтнер, Л. Вармелинк, Р.М.Р., И.Д.С., Т.Дж.Х., С. Азуаге, Р.М., А. Сала, К.Г., К.С.С., Г.А. , WJ-L., M. Bradford, LCP, JECV, O.J.G.-C., JCVN, OK, A. Arvanitis, QX, RC, SZ, ZT, IV, JMP, JRK, CKT, C.C.v.B., M. Atari, MHS. , М. Хрикова, П.К., Дж.С., Р.-М.Р., Н. Коэн, С.Ф.М., М.З., И. Захаров, М.А. Коэн, К.Э.-С., Р.Дж.К.-Дж., А.Дж.К., Э.Ш., П.М.И., Дж. Урбан, Дж.Р.С., М. Мартончик, С.Б.О., Д. Шакан, А.О.К., J.M.D., I.A.T.A., А. Феррейра, Л.Б.Л., Х. Мэнли, Д.З.Р., Р.П.М., Э. Массер, Д. Данливи, В.К., Х.Г., С.Р.-Ф., К. Реек, К. Батрес, К. Киргизова, А. Муминов Ф.А., Д.С.А., М.М.Б., Дж.М.Л., З.К., Ф.В., И. Зиано, М. Тюмер, А.С.А.С., Д. Дубров, М.д.С.М.С.Т.Р., К.А., Б. Палфи, М.А.М., Б.Х., А. Сачакли, Ц.Д.С., Г.Л.С.Р., К.Л.Р., , J.T.P., T.B., W.C.-L., M. Fedotov, H.D., M. Wielgus, I.L.P., M. Hruška, D. Sousa, B. Aczel, B.S., S. Adamus, K.B., L.M., N.-D.S., A.N.Z. , М.П.-К., М. Бялек, М. Коваль, А. Сороковска, М.Мисяк, Д. Мола, М.В.О., П.С.К., А. Белаус, Ф. Мухемблед, Р.Р.Р., П.А., Р.О., Л.А.В., П. Швед, М. Коссовска, Г.К., Й. Келиньска, Б. Антазо, Р.Б., С. Штигер, Г.Н., Н. Симонович, Ю.Т., А.Г.-К., А.Д., К.И., Ю.Ю., А. Урой, Т.Г., М. Чадек, Л. Былинина, Ю. Мессершмидт, М. Курфали, А.А., Е. Бакланова, Н.А.-А ., HBK, BG, TH, MVJ, JBBB, WJC, S.C., M. Seehuus, A. Khaoudi, A. Bokkour, K.A.E.A., I. Djamai, A. Iyer, N. Parashar, A. Adiguzel, H.E.K. , С.Б., Ж.О.Н., М.П.-П., А.д.л.Р.-Г., В.А., Н.Б., Д.Г., А. Иванов, И.П., М. Романова, И.С., М. Терскова, Э.Х., В.Х.К., А.Я., В.С., Т.Е.С., А.Д.А., Л.М.С.П., Д. Крупич, С.А.Л., Н.Дж., Н.О., Н. Сэй, С. Синколова К.Дж., М. Стояновска, Д. Стояновска, М. Хосла, А.Г.Т., Ф.Й.Х.К., Г. Бийлстра, Ф. Мосаннензаде, Б.Б.Б., У.-Д.Р., Э. Баскин, Б.И., Дж.К.-К., Б.Дж.В.Д., Д. Моро, К.А.М.С., Х.К.-П., К.Н., Х.Ф., М. Энн, С.М.Дж.Дж., М. Топор, Н.М.М., Ю.К., К.Ю., С.Д., А.Х., М. Вдович, Л.А.-Б., П.А.Г.Ф., Дж. Камбуридис, Э. Маринова М.Н.-Д., Н.Р.Р., Стоянова А., К.С., Дж.В.С., М.К.-Т., Т.Дж., Дж.К.О., О.Б., М. Маршалек, С.Т., Р.А., В.Л., Дж.А., Б.Ж., Н.В.Д., Дж.А.С., Р.С., Дж. Миранда, К. Дамнянович, С.К.Ю., Д. Крупич, К.Х., Б. Ягер, Д.Р., Г.П., К. Клевьер, NSC-F., М.Ф.-А., М.Ю.Л., А.О.Т., М. Торо, Л.Г.Дж.Д., Д.В., С.А.С., Р.В., С.М., Т.Ф., А. Бран , D.C.V., L. Vieira, B. Paris, M. Capizzi, G.L.d.H.C., A. Greenburgh, C.M.W., A.M.T., X.D., L. Volz, M.J.B., C. Karaarslan, E.S., T.B.A., M. Korbmacher, M.F.C., T.J.S.L., M.F.F.R. , J.P.H.V., М. Карекла, К. Карашиали, Н.Сунами, Л.М.Дж., Д. Хранение, С.Х., А. Студзинска, П.Х.П.Х., Д.Л.Х., М. Сирота, К. Вулф, Ф.К., А.Т., Э.Р.А., Ю.Л., Э.К.В., Х. Бромер, Г.Х., О.Д., К.В., Г.Ф., Г.А.Т., А. Ахмед, М.Л., Дж. Бош, Н.Т., Х. Бай, М. Манавалан, Х.С., Р.Б.В., П.З., М. Фридеманн, А.Д.Р., Л. Козма, С.Г.А., С. Линс, И.Р.П., Р.К.С., П.Б., Г. Баник, Л.М.Р.-Б., М.А.К.В., Дж. Аттли, Дж.Е.Б., К.К.Т., Б.Б., С.Н.Г., М.А.С., П.Л.Г.М., Дж.К.В., У.С.Т., С.М.И., М.К.М., П. Сороковский, А.Г.-Б., Т. Радтке, Дж.К.А., А.А.О., Я.А.Ж.-Г., M.V.H., T.I., A.L.W., J.P.R., T.O., W.E.D., L. Suter, M. Bernardo, C.R.E., C.R.C., P.R.M., H.L.U., E.M.B., N.A.C., M.A.P., D.M.B.-B., H.I., P.S.F. и Х. Мошонц.

    «Я не могу назвать ни одной уникальной человеческой эмоции».

    Хоуп Риз | Лонгриды | Март 2019 | 10 минут (2624 слова)

     

    По словам приматолога Франса де Ваала, люди не являются исключением — по крайней мере, когда речь идет о нашем статусе в животном мире. Де Ваал десятилетиями изучал приматов, исследуя их способность к сотрудничеству и способность выражать вину, стыд и другие нюансы эмоций, и написал более дюжины книг по этим темам.

    В своей последней книге «Последнее объятие мамы: эмоции животных и человека » де Ваал приводит убедительные доказательства того, как именно животные могут проявлять глубокие и сложные эмоции, которые, следует отметить, отличаются от чувств s — и насколько тесно связаны с людьми наши братья и сестры приматы. Несмотря на склонность многих исследователей отвергать концепцию богатой эмоциональной жизни животных, де Ваал иллюстрирует, как поведенческие исследования доказывают, что животные не только испытывают те же эмоции, что и люди, но и что не существует «исключительно человеческих эмоций».

    Де Ваал, который в настоящее время является профессором Университета Эмори и директором Центра живых связей в Йерксском национальном центре исследований приматов, разговаривал со мной по телефону из своего офиса в Атланте. Это интервью было отредактировано для увеличения длины и ясности.

    Хоуп Риз : В своих исследованиях эмоций животных и людей вам «трудно определить уникальные человеческие эмоции». Действительно ли мы разделяем эмоции со всеми другими видами?

    Frans de Waal: В психологии очень популярна теория шести основных эмоций.Он основан на исследованиях выражения лица и постулирует, что есть шесть эмоций — гнев, страх и так далее, — которые мы разделяем с другими видами, и что мы разделяем их по всем направлениям. И что все остальные эмоции [помимо этих шести] должны быть исключительно человеческими. Так что если говорить, скажем, о ревности — это человеческая эмоция, потому что ее нет в списке. Или любви нет в списке. Несмотря на то, что у нас есть немало доказательств существования системы окситоцина [гормона привязанности] у других животных. Конечно, есть много свидетельств того, что привязанность и привязанность встречаются и у других видов.

    Но чем больше я об этом думаю, тем больше я не могу назвать ни одной эмоции, которая была бы исключительно человеческой. Возможно, есть эмоции, связанные с религией — скажем, с духовностью, — но даже при этом я не могу исключить, что у животных есть такие чувства. Кто сказал, что нет? У человека религиозные чувства не выражаются на лице. Таких эмоций не видно. А если эмоций не видно, то как исключить, что они есть у других видов?

    Я исследую такие эмоции, как вина и стыд, и даже в этих эмоциях могут быть некоторые различия.Мы усваиваем наши собственные проступки больше, чем другие животные, и в этом смысле мы чувствуем вину, но, безусловно, животные знают, когда они делают что-то, что не принято их группой. А то, как мы выражаем стыд и вину, опуская глаза, глядя вниз и кажусь меньше, — это поведение, которое вы можете наблюдать у других видов.

    Когда я был студентом, профессора осуждали все, что связано с эмоциями. Это было запрещено.

    Я часто слышал, что из-за большого количества лицевых мышц люди обладают наибольшей способностью выражать сложные эмоции, но вы опровергаете это распространенное заблуждение.

    Было время, когда считалось, что у людей больше всего мускулов на лице. Снова и снова повторялось, что у нас должно быть больше эмоций, потому что у нас более гибкое лицо. Пять лет назад было проведено исследование лиц шимпанзе — два посмертных анализа лиц шимпанзе, и они обнаружили точно такое же количество мышц, как и на человеческом лице.

    Любой, кто знаком с обезьянами, знает, что у них огромный диапазон выражений. Смелые и драматические выражения, как у нас — смех и плач — но также и тонкие выражения.Вся эта история о том, что у нас более богатое нёбо, не соответствует действительности. И даже тогда, если вы посмотрите на такой вид, как дельфин — у которого нет лицевой мускулатуры — это не обязательно означает, что у дельфина меньше эмоций, чем у нас. У дельфина может быть больше звуковых выражений.

    Вы десятилетиями изучаете эмоции животных и пишете о некотором сопротивлении, с которым столкнулись в научном сообществе по этому вопросу. Это почему?

    Все началось с того, что такие люди, как Дарвин и Надя Котс, очень открыто говорили об эмоциях животных.Это было в 19 веке. Вы могли свободно говорить об этом. Затем мы прошли через очень темный период бихевиоризма, пришедшего из США, [Б.Ф.] Скиннера и [Джона] Уотсона и так далее. Они наложили на это табу. И не только для животных — это самое смешное — но и для людей. Они считали, что эмоции не имеют значения, на них не следует обращать внимание. Мы должны говорить только о внешне видимых вещах — хотя я думаю, что эмоции видны извне. Примерно до 1970-х годов эмоции не были очень уважаемой темой.Я помню, как разговаривал с Кэролин Зан-Вакслер, которая проводила исследование эмпатии у детей, и она сказала, что это неприемлемая тема — эмпатия для женских журналов.

    Когда я был студентом, профессора осуждали все, что связано с эмоциями. Это было запрещено. Мой профессор исследовал мимику приматов, которую нельзя обсуждать без ссылки на эмоции, и даже его ругали за использование такой терминологии. Только за последние 25 лет мы открылись как с точки зрения познания животных — теперь нам разрешено говорить об их интеллекте и познании иначе, чем раньше, — так и с точки зрения эмоций.Я благодарю нейробиологов за большую часть этих изменений. Нейробиологи, которые не были строго поведенческими — их часто больше интересовал мозг, чем поведение, — начали изучать такие вещи, как страх в миндалевидном теле [область мозга]. Они проделали бы это с крысами, людьми и собаками. А миндалевидное тело всегда вовлечено в страх. Итак, если у вас есть нейробиологи, говорящие нам, что существуют определенные эмоции, связанные с привязанностью и страхом, которые одинаково активируются в мозгу у совершенно разных видов, от крыс до людей, очень трудно сопротивляться концепции эмоций у животных.


    Начните чтение на выходных, получая лучшие лонгриды недели на свой почтовый ящик каждую пятницу после обеда.

    Зарегистрироваться


    Вы пишете о том, что эмоции иногда считаются отличными от интеллекта — разум против тела. Как вы видите, что они неразрывно связаны друг с другом?

    Я думаю, что часть сопротивления эмоциям заключается в том, что эмоции связаны с телом. Они плавают где-то между телом и разумом.В сильных эмоциях всегда есть компонент тела. Многие философы и психологи одержимы разумом. И одержимый познанием. И эмоции, на которые они смотрят свысока. «Плоть слаба, а дух силен». В западной цивилизации есть определенное высокомерие ума. Тело вторично. Вот как старые философы, греки, смотрели на женщин свысока, потому что они были более тесно связаны с телом. И они определенно смотрели на животных свысока, потому что они были тесно связаны с телом.Они не были высокого мнения о теле.

    Но эмоции — это часть тела. И они активизируют тело многими способами. И их узнают по телу, по лицу и по голосу. Чтобы смириться с этим, мы, люди, не просто плавающие умы, но и обитатели тел, которые влияют на нас.

    Самый крайний случай, как мне кажется, это люди, которые думают, что можно взять человеческий разум, извлечь из него всю информацию и поместить ее в машину, и вы сохраните себя.

    Верно, трансгуманисты…

    Да, есть люди, которые платят огромные деньги за то, чтобы отморозить себе голову. Они думают, что каким-то образом оживут, если информация из их мозга будет передана машине. Я понятия не имею, что произойдет, но я не думаю, что машина — это то же самое, что тело. У них есть иллюзия, что человеческий разум — это свободно плавающее существование, которое стоит сохранять без тела. На западе существует вся эта интеллектуальная одержимость, и, по моему мнению, это совершенно неправильное представление о том, как мы работаем.

    Я действительно думаю, что во многих отношениях мы живем в мире Макиавелли. Психология часто отрицает это… Почему-то это табуированные темы.

    Вы написали, что с точки зрения исследований «нам нужно больше наблюдений за человеческими делами». Можете ли вы объяснить, чего, по вашему мнению, не хватает?

    Психологи полностью перешли на анкетные методы. Психологи развития, которые работают с детьми, ближе всего к тому, чем я занимаюсь. Дети часто плохо говорят, слишком малы, чтобы использовать язык, поэтому [эти психологи] на самом деле изучают поведение, что, я думаю, гораздо более информативно.Но как только вы обращаетесь к тем, кто изучает взрослых людей, к студентам, работающим над докторской диссертацией, — это первое, что они должны сделать: разработать анкету. Сколько вопросов представить? Как искать внутреннюю согласованность внутри системы. Как это проанализировать. По сути, все, что они делают, это помещают взрослого человека перед экраном компьютера и заставляют его нажимать на предметы. Недавно появилась статья о состоянии психологии, в которой говорилось, что в основном вместо изучения поведения психология стала изучением компьютерных кликов.

    Люди отвечают на эти вопросы — но я не доверяю людям. Я не верю тому, что они говорят мне о себе. Вы можете спросить людей: вы эмпатичны? Обладаете ли вы высоким уровнем эмпатии? И вы можете сказать «да», потому что мы все знаем, что так лучше сказать. Мы даем все эти ответы, которые, по вашему мнению, могут захотеть услышать экспериментаторы или которые производят хорошее впечатление. Я бы предпочел изучить [взаимодействия].

    Недавно в PLOS ONE было опубликовано исследование — наблюдения камеры видеонаблюдения за тем, что происходит после кражи со взломом в бизнесе.Они обнаружили, что женщины-полицейские, как правило, вступали в физический контакт с жертвой. Держите их, обнимайте их, садитесь рядом с ними. Мужчины этого не сделали. Успокаивающий телесный контакт не обеспечивался мужчинами. Я считаю, что это гораздо интереснее, чем когда кто-то нажимает «Я эмпатичен» или «Я не эмпатичен». Это реальное поведение, и авторы предположили, что женщины более эмпатичны, и что также возможно, что полицейские-мужчины поняли, что могут попасть в беду, если будут слишком часто контактировать с телом.Так что могут быть и второстепенные причины. Но гораздо интереснее порассуждать об этом.

    Когда вы изучаете различия между тем, как представители разных полов выражают эмоции и поведение, думаете ли вы о том, как иногда эти различия могут быть использованы для подавления или обесценивания женщин?

    Не уверен, что женщины и мужчины такие разные. Часто говорят, что женщины более эмоциональны. Меня это совсем не убеждает. Если вы когда-нибудь видели голландца, наблюдающего за футбольным матчем голландской команды, вы заметите такой уровень эмоций, который вряд ли когда-либо встретишь у женщин.Мужчины выражают эмоции в разных обстоятельствах. Эмоции, связанные с группой, очень сильны у мужчин, и поэтому реакция на футбольные матчи и футбольные матчи сильна. Но я не уверен, что у нас есть физиологические доказательства того, что женщины более эмоциональны, чем мужчины.

    Когда мы рассматриваем иерархию интеллекта разных видов, как она выглядит? Например, как люди соотносятся с бонобо?

    Не думаю, что там есть лестница. Я думаю, что это дерево с ветвями во всех направлениях.На птичьем дереве у вас есть очень умные птицы, такие как врановые и попугаи. Люди находятся на ветви приматов. Было время, когда в учебниках по антропологии говорилось, что люди находятся на расстоянии 25 миллионов лет от других обезьян, от которых мы произошли. Но теперь у нас есть ДНК, и мы знаем, что ей может быть 5 или 6 миллионов лет. Мы находимся прямо в середине семьи обезьян — физически мы не сильно отличаемся от обезьян. Поэтому некоторые систематики считают, что мы должны называть людей обезьянами и помещать их в один род с шимпанзе и бонобо.

    У нас действительно есть больший мозг, но у нас нет другого мозга — наш мозг точно такой же, как у приматов. Новых запчастей нет. И если бы люди так сильно отличались от остальных, можно было бы ожидать, что у нас было бы несколько разных частей. Таким образом, человеческий мозг — это, по сути, мозг большой обезьяны, который, вероятно, более мощный, но не отличается от него. Так что с точки зрения эмоций, нашей социальной жизни и социальных забот я не думаю, что есть принципиальные различия. Язык — это единственная область, в которой я действительно вижу разницу.

    Исследователи часто боятся признать, что у людей есть стремление к власти. Вы видите, что философы меньше боятся признать это. Почему это?

    Да. Что касается мотива власти, Макиавелли был тем, кто ясно это понимал. Вот почему многие люди не любят Макиавелли. Что у нас есть все эти мотивы власти, и мы ищем лучшие пути для достижения власти. И я действительно думаю, что во многих отношениях мы живем в мире Макиавелли. Психология часто отрицает это.Если вы заглянете в указатель книг по психологии на предмет доминирования и власти, вы найдете очень мало. Почему-то это табуированные темы. Но такие философы, как Ницше, Гоббс и Макиавелли, открыто говорили об этом.

    Некоторые люди стремятся достичь вершины. Мы знаем это. Как только вы входите в зал заседаний компании, а там сидит 25 человек, уже через две минуты вы примерно знаете иерархию среди этих людей. Язык тела, как они одеваются, как сидят, как разговаривают.Мы очень быстро оцениваем иерархию. Но при этом действуем так, как будто это не важно. Что мы все эгалитаристы.

    Когнитивный психолог из Гарварда Стивен Пинкер пишет о том, как со временем люди стали менее жестокими. Но вы думаете, что это не совсем так, и что древние цивилизации не обязательно были более жестокими.

    Я считаю, что некоторые люди переоценивают агрессивность нашего вида. А отчасти потому, что последние пару тысяч лет мы не очень хорошо относились друг к другу, часто воевали.Таким образом, мышление тех, кто смотрит на наш вид, таково, что мы очень агрессивны. Но я думаю, если вы оглянетесь назад, к нашим предкам охотникам-собирателям, то не увидите огромного количества насилия. Из всего, что я узнал от антропологов, большую часть времени у них были очень обширные сети между группами. Они вступали в брак между группами. Они пропускают других. У них есть экономическое заключение сделок. Они не всегда воюют. У нас есть длинная история малой войны или ее отсутствия. Доказательства войны у нашего вида восходят к сельскохозяйственной революции, а не дальше.

    За годы изучения эмоций животных, какие вопросы вы считаете самыми насущными, оставшимися без ответа?

    Самый нерешенный вопрос — что чувствуют животные. Я могу легко говорить об эмоциях, потому что я их вижу. Мне гораздо труднее говорить о своих чувствах. Таким образом, весь аспект сознания и чувств в данный момент находится за пределами нашей науки.

    Но так не должно оставаться. Кто знает — с появлением новой науки мы можем найти способы подойти к вопросу о сознании и чувствах.На данный момент это шаг вперед, когда мы осмеливаемся говорить об эмоциях у животных.

    * * *

    Хоуп Риз — журналист из Луисвилля, штат Кентукки. Ее работы были представлены в The Atlantic , Los Angeles Review of Books , Village Voice , Vox и других публикациях.

    Редактор: Дана Сницки

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Что, если эмоции не универсальны, а специфичны для каждой культуры?

    Когда я впервые увидел фильм Pixar Inside Out (2015), я был слишком очарован его мастерством, чтобы понять, что в человеческих персонажах было что-то странное, почти жуткое.Я был очарован маленькой Райли, главной героиней, с болтливыми тварями, скачущими в ее голове. Есть Джой, дерзкая версия Тинкер Белл с остриженными синими волосами и неукротимым оптимизмом; Гнев, огненно-красный обрубок с глазами, похожими на щелочки, и огонь, вырывающийся из головы; Печаль, очкастая капля; Страх, долговязый и багровый, с бабочкой и кустистыми бровями; и, наконец, Брезгливость — зеленая и шикарная, ее длинные ресницы расходятся веером, как миниатюрные метлы.

    Из диспетчерской в ​​разуме Райли ее олицетворенные эмоции управляют переключателем с кнопками и рычагами, которые заставляют девушку улыбаться, дуться или плакать или побуждать ее тело к действию — то оно обнимает, то сутулится, топает, хлопает дверями.Это тот фильм, который вы ожидаете от Pixar — первоклассная драма, пронизанная саркастическим юмором и очаровательными персонажами. Но с каждой опорой, созданной для того, чтобы тронуть струны вашего сердца, вы обязательно что-то упустите: за ее большими и прекрасными глазами маленькая Райли — автомат, марионетка, управляемая своими эмоциями.

    Будь это просто выдумка, я бы не стал спорить с фильмом. Но если оставить в стороне фантастический внешний вид, Inside Out продвигает точку зрения, которая доминировала в психологии более 50 лет: идею о том, что определенные эмоции универсальны, врожденны и запрограммированы в нашем мозгу.Всем и везде, по-видимому, знакомы радость, печаль, гнев, страх и отвращение. Мы все думаем, что можем распознать эти эмоции в лицах любимых и незнакомых людей, друзей и врагов. Теория основных эмоций, как известно, не только преподается в университетах, она просачивалась в популярные книги по психологии, радиопередачи и коктейльные вечеринки, проникая в общественное сознание как неопровержимый факт. Долгое время мало кто сомневался в этом, а тех, кто сомневался, высмеивали на исследовательских собраниях или отвергали научные журналы.

    Теория основных эмоций, которую некоторые критики также называют тезисом универсальности, восходит к 1960-м годам, когда американский психолог Пол Экман (который консультировал Inside Out ) проводил исследования с Fore, коренным обществом в Папуа-Новой Гвинея. Экман показал, что форе могут сопоставлять фотографии лиц с изображаемыми эмоциональными выражениями — счастливыми, грустными, сердитыми, отвращенными, испуганными или удивленными — с довольно высокой степенью точности. Поскольку его испытуемые мало знакомы с западной культурой, Экман утверждал, что нашел неопровержимые доказательства существования шести основных, развившихся, повсеместно разделяемых эмоций.Каждая эмоция, кроме того, сопровождалась отдельной программой аффекта, связанной с мозгом. Запускаемый внешним стимулом, этот лежащий в основе нейронный механизм запускал каскад предустановленных реакций, включая физиологические изменения, мимику, поведенческие тенденции и субъективные состояния, которые мы обычно называем чувствами.

    Тезис об универсальности взывает к нашей интуиции, что где-то глубоко внутри мы все одинаковы. Культура добавляет красок, но в маленькие незащищенные моменты наша общая человечность вытекает наружу: печаль наполняет глаза, радость искривляет губы.Однако за последние два десятилетия эта точка зрения подверглась критике со стороны небольшой, но растущей группы исследователей-иконоборцев. Они утверждают, что эмоции — это не запрограммированные реакции, которые прячутся в нашем мозгу (или в кишечнике, если уж на то пошло) и ждут, чтобы их включили угрозы или возможности. Вместо этого эти исследователи рассматривают эмоции как эмерджентные, высоко расположенные способы организации опыта: изысканные акты осмысления, сформированные сложным взаимодействием природы и воспитания. В этом провокационном новом рассказе — назовем его тезисом о разнообразии — то, что мы чувствуем, как мы это чувствуем — возможно, даже чувствуем ли мы это вообще — зависит не только от биологии, но и от контекста, включая язык, который мы используем, и культуру, в которой мы живем. родом из.

    Экман рассматривал свое восхождение к известности как победу науки над политикой. В своем рассказе он выступил на стороне доказательств против ошибочного и необоснованного культурного релятивизма, сторонниками которого были трое самых влиятельных антропологов первой половины 20-го века — Маргарет Мид, Грегори Бейтсон и Рэй Бердвистелл. Все трое поддерживали идею о том, что наше окружение, а не наши гены, сделало нас такими, какие мы есть; что различия между людьми проистекают не из природы, а из воспитания.Мид, в частности, страстно выступала за культурную основу человеческого поведения и личности — позицию, которую она позже отстаивала как необходимую в то время, когда признанные врожденные различия могли легко сыграть на руку евгенике, социальному дарвинизму и нацистской идеологии.

    Однако Экман полагал, что биология не просто управляет индивидуальными вариациями; это также было источником врожденной общности. По словам Алана Фридлунда, социального и клинического психолога из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, теория универсальных эмоций Экмана нашла широкое признание в послевоенные десятилетия, когда мир боролся за единство и мир.«В самом популярном рекламном ролике в истории телевидения люди из разных культур в национальной одежде на вершине горы пели в унисон: «Я хотел бы купить миру кока-колу», — сказал мне Фридлунд. «В воздухе витало настроение, что мы все один народ, один мир, и мы все можем ужиться».

    Несмотря на свое обещание преодолеть предубеждения, в конце концов идея «один народ, один мир», похоже, обернулась тем же, что и расовая дальтонизм: она наложила ограниченную англоязычную модель на человеческие эмоции, закрепив западную точку зрения в исследованиях, и стирание различий из поля зрения.Теперь, вооружившись более изощренными методами и новыми данными, все большее число ученых сбрасывают шоры универсальности и видят вместо нее удивительное разнообразие состояний и переживаний, которое меняет наше понимание того, что такое эмоции на самом деле.

    Что, если испытуемые на самом деле не распознавали эмоции, а просто делали обоснованные предположения?

    Фридлунд был одним из первых, кто бросил вызов представлению о базовых эмоциях. Недавно защитив докторскую диссертацию, он был помощником Экмана; они даже писали статьи вместе.Затем он занял должность преподавателя в Пенсильванском университете и познакомился с У. Джоном Смитом, изучавшим птиц. От Смита и других сотрудников Пенсильванского университета Фридлунд узнал о недавних достижениях в области общения животных, что сильно поколебало его уверенность в Тезисе универсальности. Раньше, как сказал мне Фридлунд, животные рассматривались как автоматы, управляемые рефлексами, и «Теория основных эмоций, которую поддерживал Экман, застряла в этой форме… Наши эмоции вырвались наружу из-за этих триггеров, на которые мы все были запрограммированы.Но со временем ученые поняли, что животные общались очень стратегически и искусно, используя ряд сигналов для согласования своих взаимодействий с другими — потомством, врагами, желаемыми партнерами. «Меня поразило, что биологи-эволюционисты придавали животным гораздо больше доверия, чем теоретики основных эмоций — людям».

    В течение десятилетий после первоначальных исследований тезис Экмана об универсальности практически не подвергался сомнению, положив начало эре энергичных исследований человеческих эмоций, которые продолжаются и по сей день.Первые серьезные трещины начали появляться в начале 1990-х годов, когда психологи Эндрю Ортони и Джеймс Рассел опубликовали две крайне влиятельные критические статьи, посвященные открытиям Экмана. Рассел предложил подробный отчет о различных методологических недостатках, таких как парадигма принудительного выбора, в которой испытуемые сопоставляют лицо со словом эмоции из списка заданных вариантов. Что, если, спросил Рассел, испытуемые на самом деле не распознавали эмоции, которые они выделяли? Что, если они просто делали обоснованные предположения?

    Теория базовых эмоций в течение следующего десятилетия подвергалась все более тщательному анализу, но, по словам психолога Карлоса Кривелли, в основном это были «кабинетные дебаты».Критической проверкой универсальности эмоций в конечном счете должны были стать исследования изолированных сообществ коренных народов, где любое наблюдаемое межкультурное сходство не могло быть связано с влиянием Запада. Удивительно, но в период с 1976 по 2008 год таких исследований не проводилось. «В конце концов, Экман всегда говорил: «Ну, я был там, а тебя там не было», — сказал мне Кривелли. Поэтому, когда антрополог Серджио Харильо де ла Торре попросил его присоединиться к полевой поездке в Папуа-Новую Гвинею, первоначальное место исследований Экмана, Кривелли увидел возможность проверить «основную истину» универсальных эмоций.

    Оспаривать устоявшуюся теорию никогда не будет легко. «Мы должны были провести идеальное исследование, — сказал Кривелли. «Намного лучше, чем предыдущие». Я спросил его о деталях. Он заговорщически усмехнулся. «Я не любил приключений, позвольте вам сказать». Когда Кривелли говорит о своей работе, слова вылетают из него, как будто они были там все это время, на кончике его языка, ожидая своей реплики. У него нет явной необходимости останавливаться и думать или переводить дыхание, а когда ему нужно что-то подчеркнуть, он с удовольствием размахивает руками, как будто раздраженный скудостью речи.

    Кривелли и Харильо де ла Торре впервые прибыли в Папуа-Новую Гвинею в 2013 году. Для 200-километрового путешествия между материком и их целью — Тробрианскими островами — они наняли грузовое судно, чтобы доставить подарки, купленные для местных жителей. (Тробрианцы управляют экономикой обмена.) Груз содержал «все, что вы можете себе представить», что можно было купить менее чем за 3000 долларов — от кастрюль и столовых приборов до мыла, бинтов, парацетамола, рулонов ткани и, что лучше всего для места без электричества, бензиновые лампы.На берегу содержимое лодки разлилось на несколько метров шириной: свалка китайского импорта по завышенным ценам, который в этом уголке мира алхимия нужды превратила в сокровище.

    В отличие от предыдущих исследований, которые полагались на переводчиков, Кривелли выучил местный язык и погрузился в жизнь на острове. Насколько это было возможно, он хотел, чтобы западная культура не искажала его взгляды и не привносила предубеждений в исследования. Используя множество строгих процедур тестирования и выборки, команда Кривелли провела несколько исследований (три уже опубликованы, а еще одно находится в стадии подготовки), которые поставили под сомнение Тезис универсальности.

    Тробрианцы «неправильно интерпретируют» испуганное лицо (глаза широко открыты, рот задыхается) как сердитое и угрожающее

    В одном из экспериментов, опубликованном в 2016 году, только 7 % испытуемых на Тробриане правильно идентифицировали гнев на постановочных фотографиях. Прототип лица с отвращением, в свою очередь, часто воспринимался как грустный, злой или испуганный. Только улыбающееся лицо, по мнению незначительного большинства добровольцев (58%), соответствовало счастью. Напротив, контрольная группа в Испании, которой показывали те же фотографии, правильно определяла изображенные эмоции в среднем в 93% случаев.В другом исследовании Кривелли обнаружил, что тробрианцы постоянно «неверно интерпретируют» парадигматическое испуганное лицо — глаза широко открыты, рот задыхается — считая его злым и угрожающим. А когда стандартная процедура принудительного выбора была смягчена, около пятой части испытуемых утверждали, что не знают, на какую эмоцию они смотрят, когда им показывают грустное или исполненное отвращения лицо. (На самом деле, в этом исследовании наиболее распространенной реакцией на все, кроме счастливого лица, было вовсе не эмоциональное слово, а « gibulwa », что примерно переводится как желание избежать социального взаимодействия.)

    Выводы

    Кривелли, полученные параллельно другой командой, работающей в Африке, трудно согласовать с тезисом универсальности, но не с перспективой, которую я называю тезисом разнообразия. Эта альтернативная теория, известная также как психологический конструкционизм, ворвалась на сцену в 2003 году со статьей Рассела, которая и по сей день является одной из самых цитируемых в аффективной науке. Здесь Рассел изложил новое видение сложных способов взаимодействия природы и воспитания, порождающих знакомые, но загадочные состояния, которые мы знаем как наши эмоции.

    Все начинается с того, что он называл «ядерным аффектом» — общего, недифференцированного ощущения своего тела в мире, всегда присутствующего на заднем плане. Думайте об этом как о барометре, который берет некоторые очень простые показания вашей внутренней среды, а затем делает их доступными для сознания в широких мазках: вы чувствуете себя хорошо или плохо, вялым или энергичным? Согласно Расселу, основной аффект — это наша врожденная общая эмоциональная основа, своего рода «минимальная универсальность». Это могло бы помочь объяснить большое межкультурное совпадение, обнаруженное Экманом и другими, например, в определении счастья.

    Тем не менее, основной аффект не может объяснить абсолютное разнообразие тончайших эмоциональных состояний, в которых мы находимся. Удовлетворенность, например, отличается от радости, а счастье варьируется от безудержного изобилия до тихого удовлетворения. Благоговение кажется мне еще более сложным, удерживая страх и восторг в одном ошеломленном дыхании при созерцании большей силы. С практической точки зрения, с негативными состояниями высокого возбуждения, такими как гнев и страх, как перейти от этих простых, недифференцированных ощущений к реальному гневу или страху из плоти и крови — эмоциям, которые мы переживаем с яркой интенсивностью, глубиной и подробностями?

    Согласно тезису о разнообразии, именно здесь вступают в игру язык и культура: они предоставляют детали и определения, используемые для анализа аффекта в эмоции.Мы классифицируем наши ощущения, чтобы сделать их понятными, и этот акт придания смысла изображениям низкого разрешения, которые производит наше тело, превращает их в кровоточащие, пульсирующие разноцветные переживания, которые мы признаем своими эмоциями. Когда вы навешиваете ярлык на свое текущее состояние — скажем, «страх», — вы не просто вызываете символ. Также создается колоссальное количество данных, связанных со страхом, — от контрольных знаков до визуальных сигналов, окружающего контекста, вероятных причин, культурных значений и ожидаемых последствий, — все они взяты из прошлого опыта страха и сохранены в ментальной модели или сценарии. .«Испытывать страх, — пишет Рассел, — значит ощущать сильное сходство между своим текущим состоянием, каким его знают, и ментальным сценарием страха».

    Это не означает, что эмоции следуют заранее определенной последовательности или что новая теория просто заменяет биологическую программу на заученную. Скорее, с точки зрения Тезиса о разнообразии, эмоции возникают подобно тому, как картина принимает форму из грубого наброска: случайные пятна краски соединяются в осмысленные узоры, художник рисует цветом, заполняя детали, ее мазки становятся все тоньше по мере того, как она рисует. зрение кристаллизуется.

    Эмоции собираются аналогичным образом из размытых очертаний основного аффекта, по мере того как наш мозг наслаивается на «концепции эмоций» различной степени детализации и специфичности. Эти понятия извлекаются из соответствующего ментального сценария, чтобы соответствовать и придавать смысл текущей ситуации, создавая в процессе эмоциональный эпизод. То, что мы переживаем, формируется стечением факторов, как картина. Станет ли он Ротко, Поллоком или Моне, во многом зависит от палитры художника, его способности к нюансам, его воспитания и культурных влияний.Те же самые вещи — наша эмоциональная палитра, ранняя среда, в которой наш мозг кодировал свои сценарии эмоций, более широкая культура, которая передала нашим родителям своды правил, карты и шаблоны для эмоций: все эти вещи глубоко формируют наш аффективный опыт.

    Культура не просто добавляет местного колорита: она глубоко формирует содержание нашей эмоциональной жизни

    Структура эмоций также расположена высоко, поэтому никакие два эпизода страха, гнева или печали не обязательно должны иметь одни и те же компоненты.Если вы чувствуете страх, ваши глаза могут широко открыться, утверждает Рассел, но только в тех случаях, когда более широкое поле зрения может помочь вам увернуться от угрозы. Точно так же вы можете захотеть сбежать или сесть и подготовиться к завтрашнему экзамену. На самом деле может быть бесконечное количество возможных эмоциональных состояний без каких-либо дискретных сигнатур, которые позволяют нам четко отделить их от других психических явлений. Согласно Расселу, ничто иное, как вся психология, не может адекватно заключить в капсулу и объяснить каждый случай человеческих эмоций.Если это правда, это, несомненно, разочарует ученых. Но я полагаю, что любое другое человеческое существо нашло бы утешение в знании того, что даже самые мелкие приступы ярости могут скрывать какой-то глубокий организмический разум; что вместо остатков нашей звериной натуры, вырвавшихся наружу, чтобы мучить или смущать нас, наши эмоции могут быть сложными актами осмысления, которые показывают нам, кто мы есть — запутанные и сложные, даже непостижимые для самих себя. И еще: очень, очень разные.

    Тезис о разнообразии все еще молод и спорен, но количество доказательств, подтверждающих его утверждения, быстро растет.В последние годы возникла мощная оппозиция взглядам на базовые эмоции, возглавляемая Лизой Фельдман Барретт, профессором психологии Северо-восточного университета в Бостоне, и ее учениками. Кристен Линдквист из Университета Северной Каролины была одним из первых членов лаборатории Барретта в те дни, когда, как она мне сказала, «люди говорили: «Это сумасшествие, это ересь». на пороге революции. «Мне казалось, что пришло время; мы собираемся изменить ситуацию».

    Первоначальное исследование Линдквиста было направлено на то, чтобы продемонстрировать, как мозг конструирует эмоции на месте, путем классификации основных аффектов.В одном исследовании, опубликованном в 2008 году, некоторых испытуемых попросили рассказать историю, связанную со страхом, в то время как другие размышляли о гневе или нейтральной теме. Линдквист обнаружил, что, когда участники, настроенные на страх, слушали шумную смесь Holst и Carmina Burana , предназначенную для того, чтобы привести их в крайне возбужденное и неприятное состояние, они позже демонстрировали значительно большее отвращение к риску — имплицитную меру страха — чем остальные. Казалось, что концепция страха, ставшая более доступной для сознания этих субъектов, привязалась к их свободно плавающему негативному аффекту и превратила его в реальное переживание страха.

    Если эмоции зависят от понятий, применяемых к внутренним состояниям, то культура играет ключевую роль в нашей эмоциональной жизни, формируя соответствующие ментальные сценарии. В исследовании 2018 года группа культурных психологов, в том числе Майкл Бойгер и Батья Мескита из Университета Левена, изучила опыт стыда сотен американцев, японцев и бельгийцев. Исследователи передали собранные данные в алгоритм кластеризации для поиска закономерностей. Алгоритм выдал три различных типа стыда, по одному преобладающему в каждой изучаемой культуре.Например, большинству американцев было стыдно, когда обнажались их личные недостатки, что согласуется с культурой, придающей большое значение личности. Для японцев, напротив, ситуации, обнажавшие собственные недостатки, не только не вызывали стыда, но и вовсе не воспринимались всерьез. Вместо этого, в соответствии с их взаимозависимыми культурными ценностями, потеря лица на публике стыдила большинство японских подданных. (Бельгийцы продемонстрировали тип стыда, который находится где-то между двумя другими.) Эти результаты говорят о том, что культура не просто добавляет местного колорита: она глубоко формирует содержание нашей эмоциональной жизни. Эмоции, как утверждают Бойгер и Мескита, вместо того, чтобы квалифицировать их как вещи, которые мы «имеем», «переживаем» или «чувствуем» — то есть статичны, даны, — представляют собой динамические, ситуативные процессы, которые помогают нам ориентироваться в социальной среде, в которой мы живем.

    Юлия Ченцова-Даттон выросла в изолированном городке в горах Кавказа на территории бывшего Советского Союза. В 16 лет она поехала по обмену людьми в Соединенные Штаты в рамках дипломатических усилий по улучшению отношений между двумя странами после холодной войны.«Одна из фраз, которые люди постоянно повторяли, приветствуя нашу делегацию, была: «Ведь все дети улыбаются на одном языке». И я помню, как сидела и думала: «О чем вы говорите?» В конце концов она поняла, что ее американские хозяева слишком цеплялись за любое сходство между собой и их советскими гостями, потому что «они хотели очеловечить этих детей врага».

    Ченцова-Даттон продолжила изучение культурной психологии, что дало ей инструменты для проверки ее интуитивных представлений о том, что на самом деле мы не одинаковы.Она столкнулась с моделью эмоций, мало изменившейся с 1970-х годов, которая настаивала на том, что «линии установлены эволюцией, а культура немного окрашивает поверхность». Но все меняется. Развитие методов за последние два десятилетия показало нам, что культура и биология взаимодействуют фундаментальным и сложным образом, и различия в эмоциях, ранее незамеченные, теперь становятся очевидными.

    Эти различия могут быть поразительными. «Я спрашиваю своих американских участников, как они себя чувствуют, — говорит она мне.«Я даю им список эмоций. С этим списком они справляются менее чем за минуту». С китайскими участниками та же задача заняла бы много минут. В Гане эксперимент оказался на грани «катастрофы». «Мои ученики сидели там с одной страницей терминов эмоций в течение 30-40 минут, только с этой страницей. И когда я спрашивал их, что происходит, они говорили: «Ну, я понимаю все слова… но откуда мне знать, что я чувствую? … И как исследователь эмоций и культуролог я был ошеломлен, потому что тот факт, что люди знают, что они чувствуют, никогда не подвергался сомнению.

    На Западе принято считать, что если люди не осознают своего внутреннего состояния, значит, что-то пошло не так. Скорее всего, мы заподозрим эмоциональное подавление и порекомендуем психотерапевта, который поможет им выявить и столкнуться с чувствами, которые они сдерживали. В разговоре с Бойгером я упомянул о наблюдениях Ченцовой-Даттон. Он сказал, что они напомнили ему об исследовании, которое он проводил с японскими субъектами, в ходе которого он спрашивал их, как они себя чувствуют. Его вопрос озадачил некоторых участников. Это зависит от того, говорили они: что сделал бы другой человек? «Для них не имело смысла просто чувствовать что-то для себя… Это больше похоже на танец, и эмоция считается чем-то, что происходит между двумя людьми.

    Американцы сообщают о грусти, в то время как китайские участники отмечают мурашки по коже, потные ладони и боли в мышцах

    Частично такие выводы могут отражать различия в практике ранней социализации. Во многих незападных культурах родители используют ограниченный набор эмоциональных слов со своими детьми, придавая большее значение поведению или телесным изменениям. Ци Ван, профессор человеческого развития в Корнельском университете в Нью-Йорке, заметил, что, когда европейские американские родители делятся воспоминаниями со своими детьми, они, как правило, сосредотачиваются на собственных чувствах ребенка и его уникальной роли в ситуации.Американские родители восточноазиатского происхождения, напротив, предпочитают подчеркивать родство своих детей с другими, используя общие воспоминания, чтобы воспитывать социальные нормы и преподать уроки поведения в будущем. По словам Ванга, такие разговоры служат для передачи культурных ценностей, направляя то, что усваивается, а что тормозится в процессе развития. Структурируя наше внешнее окружение определенным образом, наши родители также создают леса для нашего внутреннего ландшафта.

    Поскольку ландшафты, которые до сих пор исследовали исследователи, оказались почти исключительно западными, возникает вопрос: может ли наша озабоченность эмоциями частично отражать культурные предубеждения? «Содержимое нашего разума в любой момент времени производит множество различных изменений, которые мы потенциально можем отслеживать и на которых можно сосредоточиться», — сказала мне Ченцова-Даттон.Чтобы разобраться во всех этих «вспышках», вспыхивающих в нашем сознании, мы разделяем субъективный мир на мысли, чувства и восприятия, воспоминания и мечты, различные боли и обиды. Примечательно, однако, что это разделение, по-видимому, не существует в мозгу; вместо этого исследователи обнаружили значительное совпадение в областях, которые обрабатывают когнитивные и аффективные состояния. Тем не менее, «в нашем популярном воображении есть эти отдельные срезы, а в американской культуре тот срез, который связан с эмоциями, является привилегированным… И мы предположили, что это привилегированное положение на переднем плане нашего сознания совершенно естественно.

    Рассмотрим так называемую «китайскую соматизацию». Исследования, проведенные в 1980-х годах, показали, что китайские пациенты, страдающие депрессией, не «правильно» переживают болезнь. Вместо ожидаемых психологических симптомов они сообщали о различных болях, недосыпании и истощении, заставляя ученых и врачей ломать голову над недостающими эмоциями. Но для Ченцовой-Даттон соматическое переживание дистресса (т. е. в теле, в отличие от разума) может быть частью более общей модели смыслообразования, характерной для китайской культуры.Первоначальное подтверждение этой гипотезы можно найти в недавних исследованиях, в которых изучалась реакция испытуемых на грустные фильмы или музыку. Американские участники «сообщают о печали и больше ни о чем, даже если вы спросите об этом». Тем временем китайские участники, как правило, замечают широкий спектр физиологических изменений, включая мурашки по коже, потные ладони, учащенное сердцебиение и мышечные боли. «С точки зрения западной культуры мы назвали это соматизацией, чтобы отметить, что это необычный паттерн, — сказала мне Ченцова-Даттон.«Но если вы представите взгляд из китайской культуры вовне, вы также можете назвать это психологизацией».

    Насколько я знаю, я не могу себе этого представить. Мне легче представить, как Динь-Динь нажимает переключатели в моей голове, чем размышлять, пусть даже гипотетически, о затемнении моего эмоционального мира. Мои мысли и чувства – это то, как я себя познаю, где я провожу большую часть своего времени. Для меня невозможно думать об эмоциях не как об обоснованной истине существования, а как об одном из способов понимания — озабоченности собой, психологизации.И все же я не могу не оценить поэтическую справедливость этой невозможности. Это мастерство другого порядка, когда сталкиваются природа и воспитание, когда биология и культура сливаются воедино, создавая человеческое разнообразие, превосходящее воображение. Pixar — игра на любителя.

    В конце концов, мне удается мельком взглянуть на мир с точки зрения китайцев в одной из последних статей Ченцовой-Даттон, которая начинается так:

    Термин лекситимия описывает разностороннюю черту личности, характеризующуюся в высшей степени крайней и потенциально проблематичной тенденцией думать о собственном эмоциональном состоянии и описывать эти состояния другим… разочарованы традиционной соматотерапией (см. «Соматотерапия с болтливым пациентом», Rolyat, 1980).Хотя местные эпидемиологические исследования показывают, что высокий уровень лекситимии встречается относительно редко, существуют некоторые интригующие культурные различия. Все больше данных свидетельствует о том, что лекситимия гораздо чаще встречается у так называемых «СТРАННЫХ [западных, образованных, развитых, богатых и демократических] людей», которые, как правило, живут в обществах, где преобладает независимая модель самопонимания… Вместо того, чтобы стремиться лечить lexithymia, СТРАННЫЕ общества разработали множество местных подходов, которые побуждают пациентов с различными проблемами со здоровьем долго рассказывать о своих чувствах.

    Сначала я не понял, что это было сказано в шутку. Виньетка появилась в научной статье, так что она застала меня врасплох. Прежде чем мой критический фильтр успел сработать, сообщение проскользнуло внутрь: вспышка понимания. И когда я начал осознавать свое превосходство Запада, я ощутил новое неприятное чувство, о котором у меня возникло желание долго говорить.

    Чтобы узнать больше об истории эмоций, посетите Psyche , цифровой журнал от Aeon, освещающий состояние человека через психологию, философию и искусство.

    University of Glasgow — Новости университета — Архив новостей — 2014 — февраль

    Написано на вашем лице: люди выражают четыре основных эмоции, а не шесть, говорится в новом исследовании

    Люди — эмоциональные существа, чье состояние ума обычно можно наблюдать по их выражению лица.

    Широко распространенное убеждение, впервые предложенное доктором Полом Экманом, утверждает, что существует шесть основных эмоций, которые повсеместно распознаются и легко интерпретируются с помощью определенных выражений лица, независимо от языка или культуры.Это: счастье, печаль, страх, гнев, удивление и отвращение.

    Новое исследование, опубликованное в журнале Current Biology учеными из Университета Глазго, поставило под сомнение эту точку зрения и предположило, что существует только четыре основных эмоции.

    В новостях: BBC News Online

    Их вывод был сделан путем изучения ряда различных мышц лица — или единиц действия, как их называют исследователи, — участвующих в передаче сигналов о различных эмоциях, а также временных рамок, в течение которых каждая мышца была активирована.

    Это первое подобное исследование для объективного изучения «временной динамики» выражений лица, которое стало возможным благодаря использованию уникальной платформы генеративной грамматики лица, разработанной в Университете Глазго.

    Команда из Института неврологии и психологии утверждает, что, хотя сигналы выражения лица счастья и печали четко различаются во времени, страх и удивление имеют общий сигнал — широко открытые глаза — на ранней стадии сигнальной динамики.

    Отвращение и гнев, удивление и страх

    Точно так же гнев и отвращение делят сморщенный нос.Именно эти ранние сигналы могут представлять более основные сигналы опасности. Позже в динамике сигналов выражения лица передают сигналы, которые различают все шесть «классических» выражений эмоций на лице.

    Ведущий исследователь доктор Рэйчел Джек сказала: «Наши результаты согласуются с эволюционными предсказаниями, согласно которым сигналы формируются под воздействием как биологических, так и социальных эволюционных факторов для оптимизации их функций.

    «Во-первых, ранние сигналы опасности дают наилучшие преимущества другим, позволяя быстрейшим образом сбежать.Во-вторых, физиологические преимущества экспрессора — сморщенный нос предотвращает вдыхание потенциально вредных частиц, а расширенные глаза увеличивают потребление визуальной информации, полезной для побега, — усиливаются, когда движения лица совершаются рано.

    «Наше исследование показывает, что не все лицевые мышцы появляются одновременно во время выражения лица, а скорее развиваются с течением времени, поддерживая иерархическую биологическую базовую информацию с течением времени в социально-специфической».

    При составлении своего исследования команда использовала специальные методы и программное обеспечение, разработанное в Университете Глазго, для синтеза всех выражений лица.

    Генеративная грамматика лица, разработанная профессором Филиппом Шинсом, доктором Оливером Гарродом и доктором Хуэй Ю, использует камеры для захвата трехмерного изображения лиц людей, специально обученных для независимой активации всех 42 отдельных лицевых мышц.

    Затем компьютер может генерировать определенные или случайные выражения лица на 3D-модели на основе активации различных модулей действий или групп модулей для имитации всех выражений лица.

    Попросив добровольцев понаблюдать за реалистичной моделью, когда она проявляла различные выражения, тем самым обеспечивая настоящий четырехмерный опыт, и указать, какая эмоция выражается, исследователи смогли увидеть, какие конкретные единицы действия наблюдатели связывают с конкретными эмоциями.

    Именно с помощью этого метода они обнаружили, что сигналы страха/удивления и гнева/отвращения были спутаны на ранней стадии передачи и становились яснее только позже, когда активировались другие активные единицы.

    Доктор Джек сказал: «Наше исследование ставит под сомнение представление о том, что человеческая эмоциональная коммуникация включает в себя шесть основных, психологически неразложимых категорий. Вместо этого мы предлагаем четыре основных выражения эмоций.

    «Мы показываем, что «базовые» сигналы выражения лица перцептивно сегментируются во времени и следуют развивающейся иерархии сигналов с течением времени — от биологически укоренившихся основных сигналов до более сложных социально-специфических сигналов.

    «Со временем и по мере того, как люди мигрировали по земному шару, социоэкологическое разнообразие, вероятно, привело к дальнейшей специализации некогда распространенных выражений лица, изменяя количество, разнообразие и форму сигналов в разных культурах».

    Исследователи намерены развивать свое исследование, изучая выражения лиц разных культур, в том числе жителей Восточной Азии, которые, как они уже установили, по-разному интерпретируют некоторые из шести классических эмоций, уделяя больше внимания сигналам глаз, чем движениям рта по сравнению с жителями Запада.

    Узнать больше


    Дополнительная информация: [email protected] / 0141 330 4831

    Впервые опубликовано: 3 февраля 2014 г.


    6 основных типов эмоций и их влияние на поведение

    «Я бы определила эмоции как способ выразить свои чувства окружающим вас людям», — сказала старшеклассница старшей школы Wayzata Хлоя Петерсон.

    По данным Департамента истории и цивилизации, эмоции были объектом изучения на протяжении многих лет.В 1940-х и 1970-х годах эмоции стали темой для разговоров. Сегодня эмоции становятся все более распространенными в обществе.

    В 1970-х годах психолог Пол Эхман определил шесть основных эмоций, которые, по его мнению, присущи всем людям. Эмоции, которые он распознал, были счастьем, печалью, страхом, отвращением, гневом и удивлением. В конце концов он расширил свой список основных эмоций, включив в него такие вещи, как гордость, стыд, волнение и смущение.

    «По моему мнению, эмоциональная реакция — это физическая реакция вашего тела на ситуацию, вызывающую эмоции.Это физическая реакция, коррелирующая с умственной реакцией на что-то», — сказала ученица старшей школы Ороно Либби Энгребретсон.

    Психолог Роберт Платик составил «колесо эмоций», похожее на цветовой круг. Эмоции можно объединить, чтобы сформировать разные чувства, например, как цвета могут смешиваться вместе, чтобы создавать другие оттенки. Согласно этой теории, базовые эмоции действуют вместе. Более сложные эмоции образуются путем смешения этих основных эмоций.

    Исследование, проведенное в 2017 году, показало, что базовых эмоций гораздо больше, чем предполагалось. Исследование, опубликованное Proceedings of National Academy of Sciences, показало, что существует 27 различных категорий эмоций.

    Счастье часто определяют как приятное эмоциональное состояние, характеризующееся чувством радости, удовлетворения и благополучия. Увеличилось количество исследований, в том числе в области психологии, известной как позитивная психология, которая помогает объяснить счастье. Счастье иногда выражается через выражение лица, например, улыбку, язык тела, расслабление и тон голоса, то, как кто-то говорит при разговоре.

    «Когда мы с друзьями решили купить ожерелья дружбы, я очень обрадовался. На моем лице была широкая улыбка», — сказала Кейтлин Маккирахан, ученица старшей школы Миннетонка.

    Люди давно считают, что счастье и здоровье связаны, и исследования подтвердили идею о том, что счастье играет роль в физическом и психическом здоровье. По словам Элизабет Лоуренс, профессора социологии Университета Невады в Лас-Вегасе, счастье связано с множеством различных результатов, включая увеличение продолжительности жизни и увеличение удовлетворенности браком.Лоуренс продолжает объяснять, что несчастье связано с плохими результатами и состоянием здоровья.

    Доктор Оуэн Волковиц — клинический и трансляционный психиатр-исследователь и профессор психиатрии Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Волковиц обнаружил, что стресс, тревога, депрессия и одиночество связаны со снижением иммунитета, усилением воспаления и сокращением продолжительности жизни.

    Грусть определяется как эмоциональное состояние, характеризующееся чувством безнадежности, разочарования, незаинтересованности и горя.Печаль может выражаться по-разному, включая плач, тишину и уход от других.

    Волковиц обнаружил, что грусть часто заставляет людей использовать негативные механизмы выживания. Некоторые примеры этих механизмов преодоления включают размышления и самолечение.

    Ральф Адольфс, психолог, изучающий нейронные и психологические основы человеческого поведения, объясняет, что вы проходите через нечто, известное как реакция «бей или беги». Ваши мышцы напрягаются, частота сердечных сокращений увеличивается, а ваш разум становится начеку, побуждая ваше тело бежать от опасности или оставаться, чтобы бороться с опасностью.

    Адольфс объясняет, что эмоциональная реакция на этот тип эмоций включает выражение лица, такое как расширение глаз, язык тела, попытки спрятаться или убежать от ситуации и физиологические реакции, такие как учащенное сердцебиение.
    «Примерно месяц назад я чуть не сбил оленя, когда ехал. Я начал сходить с ума и паниковать. Это было очень страшно», — сказала старшеклассница Южной средней школы Лейквилля Маки Тутеволь.

    В исследовании Адольфа «Биология страха» он говорит, что повторное воздействие объекта или ситуации, вызывающих страх, может привести к знакомству и ассимиляции, что может уменьшить чувство тревоги и страха.В этом заключается идея экспозиционной терапии. Люди постепенно подвергаются контролируемому воздействию вещей, которые их пугают. В конце концов чувство страха начинает уменьшаться.

    Отвращение — одна из оригинальных базовых эмоций, описанных Экманом. Отвращение может проявляться языком тела, отворачиванием от объекта, физической реакцией, такой как рвота, или мимикой, такой как загибание верхней губы.

    По словам Меган Оутен, психолога из Университета Маккуори в Сиднее, Австралия, эта эмоция возникла как реакция на пищу, которая могла быть вредной или смертельной.Люди также могут испытывать отвращение, когда видят, как другие ведут себя аморально или противно.

    «Некоторые комментарии, которые я слышал о людях или социальных темах, отвратительны. Их неуважение к другим вызывает у меня отвращение», — сказал Сэм Либерман, старшеклассник средней школы Ороно.

    Гнев часто выражается выражением лица, например хмурым взглядом, языком тела, например взглядом в сторону, или агрессивным поведением, например ударами или бросанием предметов. В книге, написанной Мириам М.Gottlieb, The Anger Self: комплексный подход к управлению гневом, гнев был связан с сердечными заболеваниями и диабетом. Это также было связано с поведением, которое представляет потенциальный риск для здоровья, таким как агрессивное вождение, употребление алкоголя и курение.

    Удивление — еще одна из шести базовых эмоций, описанных Экманом. Удивление характеризуется испуганной реакцией на что-то, что произошло неожиданно. Экман обнаружил, что удивление проявляется в выражениях лица, таких как открывание рта, физических реакциях, таких как прыжки, или словесных реакциях, таких как крик или задыхание.

    Готлиб объясняет, что неожиданность может иметь важные последствия для человеческого поведения. Исследования показали, что люди склонны замечать неожиданные события. Она объясняет, что удивление — это еще один тип эмоций, который может вызвать реакцию «бей или беги». Испуганные люди могут испытать выброс адреналина, который помогает подготовить тело к борьбе или бегству.

    Шесть основных эмоций, описанных Экманом, являются лишь частью множества различных типов эмоций, которые испытывают люди.Теория Экмана предполагает, что эти основные эмоции универсальны для всех культур. Другие теории и новые исследования продолжают исследовать множество различных типов эмоций.

    Дахер Кельтнер, директор факультета Центра науки «Великие блага», обнаружил, что для объяснения того, как люди себя чувствуют, необходимы 27 различных измерений, а не шесть.

    Алан Коуэн, ведущий автор исследования и аспирант кафедры неврологии Калифорнийского университета в Беркли, предполагает, что более четкое прояснение наших эмоций может помочь ученым, психологам и врачам узнать больше об эмоциях.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.