В европе до 17 века няни мальчикам: комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Профиль: кенни 0_О — Комментарии

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Статьи

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Новости

Видео

Новости

Новости

Комментарии в цифрах
•комментарии131
•рейтинг573 (946 — 373)
•первый3 мая 2014
•последний8 октября 2015
•в месяц12

Заметки пользователей — Новосибирск — НГС Знакомства

Как-то друг Кощей Яге, прямо к юбилею, Подарил сертификат из салона «Фея»… И с тех пор у бабки жизнь вся перевернулась, Захотелось ей вернуть красоту и юность. Целый месяц в тот салон на метле летала, Маски, пилинги , массаж…Только ей всё мало! Завернули в шоколад чахлую старушку, На костлявое бедро сделали татушку… Маникюр и педикюр, нарастили косы… Ринопластика? Легко! Никаких вопросов! В рот добавили зубов, в глаз- ресниц немного, Заменили на протез костяную ногу… Закачали силикон в попу и грудину. И подтяжка на лице — ни одной морщины! Бабку Ёжку не узнать! Выгнала Кощея И отличницей прошла «Курсы обольщенья». Напечатала с утра, позабыв про совесть, Объявленье в Инстаграм, дескать: «Познакомлюсь, Есть элитное жильё в живописном месте, Золотишко и своё транспортное средство. Сексуальна, хороша и умна на зависть. Налетайте, женихи, срочно выйду замуж» Добрый молодец Илья ей попался в сети, Лишь увидел тот портрет чудный в Интернете… На свидание пришёл в галстуке и трезвый… Съела бабушка его, сдобрив майонезом… Регулярно ей с тех пор пища поставлялась, Ведь натура у Яги, ох, не поменялась… Чтобы не стряслась беда, ни за что на свете, Вы не верьте, господа, фоткам в Интернете… ……….. Свет мой зеркальце, молчи! Тут хоть смейся, хоть кричи! Невесёлая картинка: раз морщинка, два морщинка Поседела голова, под глазами синева… Был румянец, да пропал…. стал другим лица овал… грудь куда-то вниз сместилась и когда же превратилась я из худенькой девчушки в настоящую пампушку!? А мне зеркальце в ответ: Дура ты ! И в 20 лет, в 50 и 90 быть красивой очень просто: потому, что КРАСОТА — это наша ДОБРОТА! Это искренность и нежность, чувство юмора и верность! Это мудрость, обаяние, это ум и понимание! Есть красивая душа, и не надо ни шиша! В общем, женщины родные, взрослые и молодые!!!! Пусть всегда вас окружают, ценят, любят, уважают дети, внуки, дяди, тёти, и коллеги на работе, и соседи по площадке или дачники на грядке! Сердцу верному- цветы ! Счастья вам и красоты ! Вот такое мне прислали с утра пасмурной пятницы и захотелось узнать мнение мужчин, вы хотели бы на свидание с такой вот красоткой) или все таки цените природную красоту и естественность. И как часто фото не соответствовало содержанию при встрече? Ну а девушкам хороших выходных и приятных знакомств

Как к детям относились в прошлом: история детства

История детства — это кошмар, от которого мы только недавно стали пробуждаться. Чем глубже в историю — тем меньше заботы о детях и тем больше у ребенка вероятность быть убитым, брошенным, избитым, терроризированным и сексуально оскорбленным.

Ллойд Демоз

Медея убивает своих сыновей


В истории человечества отношение к детям, к детству, в целом отношения родителей и детей менялись очень разительно, и чтобы понять сегодняшний этап нашей жизни, полезно знать, как дела обстояли в прошлом.

В античное время, вплоть до IV века н.э,, убийство детей считалось нормальным. Когда родители боялись, что ребенка будет трудно воспитать или прокормить, они обычно убивали его.

Сразу заметим, что все эти даты имеют смысл в отношении Европы. В Азии, Африке и Америке, тем более в разных регионах, даты совсем другие. В России отставание от Европы примерно на 500 лет.

В древности ребенка легко могли убить из-за физического недостатка или из опасений, что ребенка будет трудно прокормить. Родители чаще оставляли в живых мальчиков, чем девочек.

Семейное письмецо первого века. Автор-римлянин пишет своей (видимо, любимой) супруге: «Приветствие Илариона его дорогой Алис, а также дорогому Бероусу и Аполлинариону. Мы все еще в Александрии. Не беспокойся, если я задержусь и остальные вернутся раньше. Присмотри за нашим малюткой. Как только со мной расплатятся, вышлю деньги. Если — молю об этом богов — ты благополучно родишь, мальчика оставь, а девочку выбрось. Ты сказала Афродизиасу, чтоб я тебя не забывал. Как я могу забыть тебя? Не волнуйся».

В 79 семьях, получивших гражданство Милета около 228-220 гг. до н. э., было 118 сыновей и 28 дочерей

Детей часто приносили в жертву богам. Такой обычай существовал у многих народов: ирландских кельтов, галлов, скандинавов, египтян, и др. Даже в Риме, оплоте цивилизованного мира, детские жертвоприношения полулегально существовали.

Умерщвление детей считалось нормой вплоть до четвертого века нашей эры. Лишь 374 г. н.э. стараниями церкви был принят закон, осуждающий убийство детей. Тем не менее, убийство незаконных детей было обычным делом вплоть до девятнадцатого века.

Чтобы сделать детей послушными, взрослые пугали их всякого рода страшилищами. Большинство древних соглашалось, что было бы хорошо постоянно держать перед детьми изображения ночных демонов и ведьм, всегда готовых их украсть, съесть, разорвать на куски.

В IV-XIII века н. э. нормальным считалось отказаться от ребенка, отправить его к кормилице, в монастырь или в заведение для маленьких детей, в дом другого знатного рода в качестве слуги или заложника. В другую семью ребенка могли продать, он был обычным товаром. Дома к ребенку относились как ко взрослому человеку, сразу нагружали его работой. С трех лет он мог работать на огороде или в доме наравне с другими взрослыми.

Традиция отдавать детей была столь сильна, что существовала в Англии и в Америке до восемнадцатого века, во Франции — до девятнадцатого, в Германии — до двадцатого. В 1780 г. глава парижской полиции дает такие ориентировочные цифры: каждый год в городе рождается 21000 детей, из них 17000 посылают в деревни кормилицам, 2000 или 3000 отправляют в дома для младенцев, 700 вынянчиваются кормилицами в доме родителей, и лишь 700 кормят грудью матери.


Дети всегда и везде плохо питались. Даже в богатых семьях считалось, что рацион детей, особенно девочек, должен быть очень скудным, а мясо лучше давать в очень небольших количествах или не давать вовсе.

Со времен Рима мальчики и девочки всегда прислуживали родителям за столом, а в средние века все дети, за исключением разве что Членов королевской семьи, использовались как слуги. Лишь в девятнадцатом веке использование детского труда стало предметом обсуждения.

В средневековье детей часто выводили всем классом из школы, чтобы они посмотрели на повешение, родители также часто брали детей на это зрелище. Считалось, что вид казней и трупов полезен для воспитания детей.

Роль «пугала» для детей в это время брала на себя церковь. После Реформации сам Бог, который «обрекает вас геенне огненной, как вы обрекаете пауков или других отвратительных насекомых огню», был главным страшилищем для запугивания детей.

XIV-XVII века — ребенку уже позволено влиться в эмоциональную жизнь родителей. однако главная задача родителей — «отлить» его в «форму», «выковать». У философов от Доминичи до Локка самой популярной метафорой было сравнение детей с мягким воском, гипсом, глиной, которым надо придать форму. Появилось много руководств по воспитанию детей, распространился культ Марии и младенца Иисуса. а в искусстве стал популярным «образ заботливой матери».

До восемнадцатого века очень большой процент детей регулярно били. Орудиями битья были разнообразные кнуты и хлысты, палки и многое другое. Даже принадлежность к королевской семье не освобождала от побоев. Уже будучи королем, Людовик XIII часто в ужасе просыпался по ночам, ожидая утренней порки. В день коронации восьмилетнего Людовика высекли, и он сказал: «Лучше я обойдусь без всех этих почестей, лишь бы меня не секли».


Только в эпоху Возрождения стали всерьез поговаривать, что детей не следует бить так жестоко, и то люди, говорившие это, обычно соглашались с необходимостью битья в разумных пределах.

До восемнадцатого века детей не приучали ходить на горшок, а ставили им вместо этого клизмы и свечи, давали слабительное и рвотное, независимо от того, были ли они здоровы или больны. Считалось, что в кишечнике детей таится нечто дерзкое, злобное и непокорное по отношению ко взрослым. То, что испражнения ребенка плохо пахли и выглядели, означало, что на самом деле где-то в глубине он плохо относится к окружающим.

XVIII век — родители стараются обрести власть над его умом и уже посредством этой власти контролировать его внутреннее состояние, гнев, потребности, мастурбацию, даже саму его волю. Когда ребенок воспитывался такими родителями, его нянчила родная мать; он не подвергался пеленанию и постоянным клизмам; его рано приучали ходить в туалет; не заставляли, а уговаривали; били иногда, но не систематически; наказывали за мастурбацию; повиноваться заставляли часто с помощью слов, а не только угрозами. Некоторым педиатрам удавалось добиться общего улучшения заботы родителей о детях и, как следствие, снижения детской смертности, что положило основу демографическим изменениям XVIII века.

Попытки ограничить телесные наказания для детей делались и в семнадцатом веке, но самые крупные сдвиги произошли в восемнадцатом столетии. В девятнадцатом веке старомодные порки начали терять популярность в большей части Европы и Америки. Наиболее затяжным этот процесс оказался в Германии, где в анонимных исследованиях до сих пор 80% родителей признаются, что, несмотря на законодательный запрет, бьют своих детей.

Когда церковь перестала возглавлять кампанию по запугиванию, появились новые страшные персонажи: приведения, вервольфы и др. «Нянька взяла моду утихомиривать капризного ребенка следующим образом. Она нелепо наряжается, входит в комнату, рычит и вопит на ребенка мерзким голосом, раздражающим нежные детские уши. В это же время, подойдя близко, жестикуляцией дает понять ребенку, что он будет сейчас проглочен».

Традиции запугивания детей стали подвергаться нападкам лишь в девятнадцатом веке.

Почти всемирным обычаем было ограничение свободы движений ребенка различными приспособлениями. Важнейшей стороной жизни ребенка в его ранние годы было пеленание.

Как показали последние медицинские исследования, спеленутые дети крайне пассивны, сердцебиение замедленно, кричат они меньше, спят гораздо больше, и в целом настолько тихи и вялы, что доставляют родителям очень мало хлопот.

Когда ребенок выходил из пеленочного возраста, к нему применяли другие способы ограничения подвижности, в каждой стране и для каждой эпохи свои. Иногда детей привязывали к стульям, чтобы они не могли ползать. До девятнадцатого века к одежде ребенка привязывали помочи, чтобы лучше следить за ним и направлять в нужную сторону.

XIX век — середина XX. Воспитание ребенка заключается уже не столько в овладении его волей, сколько в тренировке ее, направлении на правильный путь. Ребенка учат приспосабливаться к обстоятельствам, социализируют. В девятнадцатом веке отцы стали гораздо чаще выказывать интерес к своим детям, иногда даже освобождая мать от хлопот, связанных с воспитанием.

До двадцатого века маленьких детей было принято оставлять одних. Родители редко заботились о безопасности детей и предотвращении несчастий.

Когда наказание битьем стало выходить из моды, потребовалось другие наказания, чтобы делать детей послушными. К примеру, в восемнадцатом и девятнадцатом веках стало очень популярном запирать детей в темноте.

С середины XX века популярным стал помогающий стиль. Этот стиль основан на допущении, что ребенок лучше, чем родитель, знает свои потребности на каждой стадии развития. В жизни ребенка участвуют оба родителя, они понимают и удовлетворяют его растущие индивидуальные потребности. Не делается совершенно никаких попыток дисциплинировать или формировать «черты». Детей не бьют и не ругают, им прощают, если они в состоянии стресса устраивают сцены. Родители считают нормальным быть слугой, а не старшим в семье. Главным в семье становится — ребенок.

В подготовке статьи использованы материалы Ллойд Демоз «Психоистория» (глава «Эволюция детства»)

Няня в богатых семьях

О кастинге нянь

Обычно работодатель звонит в агентство и говорит: «Мне нужна няня». Там по его пожеланию подбирают несколько кандидаток и назначают дату собеседования. Бывают такие мамы с папами, что и из двадцати человек не могут выбрать. Сейчас на кастинги приходит много приезжих, причём способных, с достойным уровнем подготовки — это женщины с высшим педагогическим образованием или врачебной практикой за плечами, которые при всех своих преимуществах у себя, например, в Белоруссии и Молдавии получают гораздо меньше, чем в Москве обычной домоправительницей.

Каждое собеседование начинается с рассказа о себе. Большое значение имеет не то, какие корочки за плечами, а то, как ты о себе говоришь. На самом деле, если хочешь наработать себе хотя бы хорошие отзывы — каждый раз, как хороший экскурсовод, ты должна говорить минимум нескучно. После чего многое, если не всё, зависит от ребёнка. Он может сразу полезть обниматься к тебе на колени, а может посмотреть исподлобья и уйти. Опытные няни, наевшиеся горя в некоторых семьях, уже сами с порога задают себе цену. Я из таких — в первую очередь выбор делает не родитель, а ты сама. Например, я привыкла к тому, что меня пытаются подловить на каких-то мелочах и смотрят, как я реагирую. Помню, пришла устраиваться к одному известному политику. Рассказываю ему о себе, а он безостановочно крутит в пальцах дорогущий по меркам девяностых позолоченный телефон. Всё открывал-закрывал его, наблюдал, как я себя поведу, ждал, что обращу внимание и заохаю: «Надо же, какой у вас красивый телефон!» Да так и не дождался, мы с ним не сошлись.

Сейчас мода на восточных нянь, особенно на грузинок. Гувернантки — это часто слишком дорого, а большинство родителей хочет, чтобы их ребёнка круглые сутки беспрестанно облизывали со всех сторон. В этом смысле грузинкам равных нет: они уютные, домовитые, балуют и льстят. У меня была такая знакомая няня, Хатун. Просто очаровательная женщина, по-русски говорит плохо, но зато вокруг ребёнка пляшет: «Гриша, красавчик, не лезь в лужу», «Маруся, красавица, давай я тебе пирожка отрежу».

Одеваться на собеседование лучше всего скромно. Впрочем, здесь трудно угадать предпочтения заранее, у всех свой взгляд. Молодым мамам нравится, когда няни похожи на бабушек. Впрочем, если ты молодая, но не накрашена, одета со вкусом и у тебя неброская внешность, тебя тоже наверняка возьмут.

Многие работодатели обращаются с нянями и домработницами по принципу «Пойди сюда — пошёл на фиг». Такие привыкли относиться к персоналу пренебрежительно, смотреть на нас сверху вниз. Хотя многое зависит от интеллекта и образования работодателя — мало ли, каким путём он своё богатство получил.

С работодателями бывают разные интересные случаи. Помню, однажды на кастинг приехала женщина и прошла без очереди под предлогом, что сильно торопится. В результате именно её и взяли. Прошло полгода, приезжаю я в агентство, и снова приходит эта женщина. Смотрит на меня внимательно и говорит: «А вы меня помните? Представляете, мне пришлось уйти из той семьи». Рассказала всё как было. Те люди были очень богатые, деньги гребли лопатой и вкладывали их в золото — у них дома стоял сейф, набитый слитками. Няня возила от них домой вещи из бутиков буквально мешками: они покупали себе, а потом за ненадобностью дарили ей. И деньги они ей платили, не считая. Могли, например, забыть, что уже выдали зарплату — тогда платили и второй, и третий раз. Потом что-то пошло не так, муж с женой стали расходиться. И вот супруг приехал с какими-то своими людьми и обчистил их шкаф с золотом. При этом няня оказалась дома, но повезло, что её не видели, даже, говорит, не знает, что было бы. И вот возвращаются домой жена со своей мамой, полезли по своей надобности в сейф, а денег и слитков там больше нет. Интересно, что даже потом, когда они обратились в полицию, у няни никто ничего не спросил. А ведь на месте няни могла бы быть я, хорошо хоть она живая оттуда ушла.

Врачи объяснили, почему подростки не торопятся вступать в отношения

Ученые, исследующие сексуальную жизнь, столкнулись с неожиданными выводами: современная молодежь гораздо меньше, чем их родители, интересуется сексом и не спешит заводить интимные отношения. Родители подростков бьют тревогу, а сексологи поясняют, что норма в этом плане постепенно меняется. Подростки с детства видят эротику в интернете, слышат разговоры о сексе, поэтому он больше не кажется им чем-то запретным и притягательным. Что означает отказ от отношений среди подростков для их будущего, разбиралась «Газета.Ru».

Исследования, проведенные среди американских подростков, показывают, что в последние несколько лет в западных странах происходит так называемая сексуальная рецессия или контрреволюция: подростки и молодые люди все реже занимаются любовью и не проявляют большого интереса к выстраиванию отношений.

Согласно данным Центра по контролю и профилактике заболеваний в американских школах, в 1991 году больше половины старшеклассников уже имели сексуальный опыт, причем 37,5% — регулярный, а в 2017-м эти показатели снизились до 39,5% и 28,7%. Вместе с интересом к сексу более чем втрое снизилось и количество подростковых беременностей, однако и по достижении сексуальной зрелости современные молодые люди не торопятся вступать в интимные отношения. Согласно результатам исследования, опубликованного в прошлом году The Washington Post,

у 23% американцев в возрасте от 18 до 29 лет за последний год не было ни одного сексуального контакта.

Саморазвитие важнее

«Современная молодежь от 20 до 35 лет действительно не всегда стремится вступать в отношения, потому что не понимает — зачем, — пояснил «Газете.Ru» Илья Котляров, психолог, эксперт сервиса онлайн-психотерапии «Zigmund.Online». — Старый стереотип, что твое предназначение работать на заводе или рожать детей уступает большому количеству альтернативных возможностей. Заработать может даже подросток и ребенок, если проявит смекалку и активность. Вырастая, часть из них все-таки вступает в брак, но гораздо позже, чем их родители. Для многих же брак и дети кажутся обременением. Энергию сейчас стремятся пустить в себя и свое развитие, развлечение, достижение целей не семейных, а индивидуальных».

Такая индивидуалистская логика имеет свои преимущества в виде выигранного времени на занятия саморазвитием и путешествия, но несет в себе и определенные психологические сложности для подростков. «Неумение заводить доверительные отношения, отсутствие эмоциональной поддержки в паре, психологическое давление грядущей ответственности и тревога за собственное будущее, страх показаться «неуспешным» и «слабым» — результаты такого подхода, — отмечает психолог. — Из-за них может возникать эмоциональное выгорание и депрессия».

По словам врача-сексолога и психотерапевта Ольги Маркиной, в настоящее время

самая распространенная проблема в отношениях — страх и избегание интимности.

«Когда я спрашиваю своих пациентов, что они думают об интимности, в большинстве случаев они вкладывают только один смысл — интимные отношения пары. На самом же деле понимание интимности гораздо шире, — отмечает врач. — Это процесс, в котором переплетаются и эмоциональная, и духовная, и сексуальная близость с соблюдением автономности и границ другого человека».

В основе установления интимности лежат такие важные качества, как принятие, доверие, открытость, что подразумевает определенную уязвимость. Приходится идти на риск, испытывать страх быть брошенным, преданным или обманутым. «Многие на это просто не готовы, ведь гораздо легче строить отношения, где тебе не надо вовлекаться, открываться, где риск травмировать психику гораздо ниже. Свайп влево — свайп вправо и никакой головной боли», — добавляет Маркина.

В результате у современных молодых людей не формируется навык справляться самостоятельно со стрессом и эмоциями, которые неизменно возникают при построении отношений. «Когда ты не умеешь с этим справляться, проще не заводить отношений. Армия вебкам-моделей, неограниченный доступ к любому порно-контенту — все это дополнительные гвозди в крышку гроба для мотивации встать и идти заводить отношения, в которых еще надо сформировать интимность», — уверена эксперт.

Слишком много секса вокруг

Среди причин отказа от отношений сексологи называют распространенность и доступность порноконтента. «Подросток слишком рано сталкивается с порно, не будучи к этому еще ни физически, ни психологически готовым, отмечает Лия Журавлева, психолог-сексолог онлайн-сервиса YouTalk. «Это негативно сказывается на становлении здоровой сексуальности. Кроме того,

порноконтент формирует завышенные ожидания от сексуального контакта, например, что половой акт должен длиться 20-30 минут, и любые несоответствия ожиданиям могут способствовать неуверенности и страху неудачи перед сексом»,

— добавляет эксперт.

В то же время сексуальное образование и дискуссия об интимной жизни, которая теперь зачастую выставляется на показ, разрушают романтический образ, созданный вокруг секса прежней культурой. Если до сексуальной революции он казался чем-то запретным и оттого притягательным, современные подростки думают, что в сексе нет ничего особенного, ради чего стоило бы напрягаться и выстраивать отношения с незнакомым человеком.

«Достаточно обратить внимание на соцсети и медиа, чтобы увидеть заостренный фокус внимания исключительно на внешнем, на теле — объективизация повсюду, — объясняет врач-сексолог Ольга Маркина. — Секс позиционируется только как физический контакт, как спорт, где механика движений и техника упражнений существуют для достижения цели — оргазма. Сексуальность сводится к чисто физиологическим реакциям конкретного человека при сексуальном контакте».

При этом качественный секс важен для психического здоровья, отмечают сексологи. Однако он невозможен без определенной эмоциональной близости между партнерами, а это не всегда легко дается, добавляет Татьяна Яковлева, психолог-сексолог сервиса «YouTalk». «Мастурбация в этом плане гораздо проще, это путь наименьшего сопротивления, — отмечает эксперт. — Эта тенденция, скорее, тревожит, но, возможно, это просто закономерное изменение, общество двигается в сторону большей самодостаточности.

Футурологи уже несколько десятилетий рисуют нам картинку общества отдельных людей, где каждый сидит за своим компьютером, в собственной реальности — может быть, к этому и идем».

Как динамический психотерапевт я связываю феномен отсутствия влечения как действие психологических защит. Наша психика так устроена —защищать нас от неприятных эмоций. Тогда, бывает, сексуальное желание внутри человека есть, но по каким-либо причинам оно оказывается травмирующим, неприемлемым — и вытесняется в подсознание. А на уровне сознания появляется идея, что секс не важен или секс — это плохо, он мешает… Но если человек осознанно выбирает этот путь, то пожалуйста. Необязательно всех лечить».

Стресс снижает либидо

Сексологи признают, что отказ от секса может быть также спровоцирован повышенным количеством тревоги и стресса в нашей жизни, приводящих к депрессии и снижению либидо. «В связи с ускорением темпа жизни, снижением активности, завышенными ожиданиями, нестабильностью, высокой информационной доступностью и нагрузкой, молодым людям все сложнее становится справляться с такой стрессовой средой, — поясняет сексолог Лия Журавлева. — Последнее время ко мне обращается все больше клиентов с клинической депрессией, а снижение сексуального влечения — как раз одно из ее проявлений. В анамнезе клиента также часто встречаются случаи сексуального насилия, что негативно сказывается на сексуальной сфере».

«Сейчас бум хронической усталости, скрытых хронических воспалений, дефицита витаминов и микронутриентов, особенно в мегаполисах. У людей иногда просто нет ресурса на сексуальные отношения,

— отмечает Яковлева. — Таких клиентов я отправляю к эндокринологу. Это действительно вопрос не только психологии, но и медицины, и социологии».

Режим самоизоляции и пандемия добавили тревоги, которая не могла не отразиться на отношениях и интересу к сексу. Многие пары, по словам сексологов, на карантине испытывали усталость друг от друга и не могли думать о сексе. По словам сексолога сервиса «YouTalk» Яны Аникиной, запросы от самих молодых людей поступают как раз в связи с одиночеством и желанием найти партнера, либо разобраться в своих отношениях. А вот обеспокоенность по поводу отсутствия личной жизни чаще выражают родители подростков, которые жалуются, что ребенок сидит дома, у него нет друзей, девушки или молодого человека.

«Это явление прослеживается, но пока не несет глобальный, пугающий характер, — отмечает Аникина. — Настораживает, скорее, сложность установления отношений вживую, подмена виртуальной реальностью, которая усилилась на карантине. В то же время для подростков характерна большая избирательность, которая ведет к повышению возраста вступления в отношения, и в этом есть плюсы, связанные со снижением количества нежелательных беременностей».

Норма меняется

То, что норма меняется, сексологи не считают большой проблемой, предлагая понаблюдать за событиями и не делать поспешных выводов. Некоторые из них, напротив, видят в осознанном отношении к сексу большую пользу. «Сложно однозначно сказать, хорошо это или плохо, это такая характеристика нашего времени, — поделилась сексолог Яковлева. — Сексология как наука в определённой степени следует за этими изменениями — если ещё десятилетие-два назад было понятие нормы для частоты половых контактов, и даже выделялась эта норма для людей разного возраста, то сейчас под норму попадает все, что комфортно и устраивает самого человека или обоих партнёров. Это касается и частоты, и форм интимной близости».

Секс для здоровья полезен, но и его отсутствие ни к чему ужасному не приведет, поясняет врач-сексолог и психотерапевт Амина Назаралиева, соучредительница Mental Health Center. «Можно всю жизнь жить без секса, и ничего страшного не случится.

Еще никто не умирал от отсутствия секса, но есть такие расхожие мифы, что женщины, у которых нет секса, злые. Это не так. Нельзя жить без сна, без еды, воды, но без секса совершенно точно возможно прожить счастливым и здоровым. Особенно, если это добровольный и осознанный выбор».

Раньше коллективная идентичность оказывала большое влияние на жизнь конкретного человека, и судьба одного крестьянина или горожанина была во многом неотличима от судьбы односельчан или соседей, рассказала Марина Фадеева, психолог ЛГБТ-группы «Стимул». «Сфера сексуального среди прочих была подчинена прагматичным интересам группы, к которой принадлежал человек — отсюда рассмотрение сексуальности в контексте деторождения и распространенный взгляд на ребенка как на рабочую силу. Лишь недавно ведущую роль в жизни человека стала играть не коллективная идентичность, а индивидуальная, а точнее — совокупность множества идентичностей, определяющих человека — его религиозная, национальная, профессиональная, гендерная и сексуальная», — пояснила Фадеева.

По ее словам, если раньше секс был окружен запретами и тайной, в понимании современного человека он занимает свою ценную, но не исключительную роль — как одного из важных аспектов жизни человека. «Молодым людям в США в 1960-х нужно было использовать свою сексуальность как способ бросить вызов своим родителям или обществу потребления в целом, молодые люди сегодня могут не менее революционно использовать «принцип активного согласия» при взаимодействии со своим сексуальным партнером», — уточняет эксперт.

Сегодня все больше молодых людей сегодня обходится со своей сексуальностью осознанно, не прибегая к сексу как к доказательству своей взрослости или для удовлетворения прихоти партнера. «Освобождение секса для изучения и обсуждения дает современному человеку и возможность для выбора своей поведенческой стратегии, которая больше не является простым копированием установок родителей или общественных ожиданий. Внимание к своему гендеру и сексуальному опыту позволяет лучше понимать собственные желания и определять сексуальную стратегию через соотнесение с людьми со схожим опытом — через определение собственной сексуальной ориентации, — добавляет Фадеева. —

Молодежь в XXI веке не призывает всех вовсе отказаться от секса, но хочет обходиться со своей сексуальностью и сексуальностью партнера осознанно и бережно. Кажется, XXI век уместно было бы назвать веком сексуальной свободы — свободы выбора себя и своей сексуальности».

«Мы настолько перенасыщены контактами, информацией и работой, что у нас просто может не оставаться сил на близость с партнерами и на то, чтобы создавать такой контекст, где друг друга хотелось бы, — добавляет Назаралиева. — Гораздо проще сбросить напряжение с помощью мастурбации, которая гарантированно приведет тебя к успеху, особенно если ты включаешь какое-то любимое порно, чем строить отношения и как-то организовывать секс в рамках этих отношений, даже если они случайные. Кроме того, похоже что секс становится все более добровольным. Возможно, остается все меньше плохого секса и все больше хорошего. Поэтому, в целом люди стартуют позже. Может быть, они занимаются сексом реже, но куда более качественно, и это хорошо».

Чем заменить свободу выбора у поколения милениалов — Сноб

Зачастую дети, родившиеся в нашем веке, умеют к моменту своего взросления почти все. Кроме одного: они поголовно не способны к самостоятельным решениям. И что с этим делать, не знает никто, включая и автора этих строк

Иллюстрация: Don Bishop/Getty Images

Правильная семья, воспитывающая ребенка в соответствии со всеми педагогическими веяниями XXI века: предоставлять возможности для развития, учиться должно быть интересно, у ребенка есть личность и ее нужно уважать.

— Он у нас с самого начала был способным и любознательным. Вот ему еще трех лет не исполнилось, а он уже все спрашивал: зачем это? Почему так? Мы ему всегда отвечали, и книжки покупали, и водили в разные интересные места, где были занятия для детей. Ему все нравилось — он на праздниках никогда ни клоунов не боялся, ни Деда Мороза, как, знаете, бывает, дети боятся… И стишок всегда мог прочитать, и на вопрос ответить. В детский сад мы его уже ближе к четырем годам отдали, и там воспитатели удивлялись, как много он всего знает и умеет. А потом были всякие кружки, и он везде оказывался в первых рядах. Вы, наверное, сейчас думаете: все родители считают, что их дети лучшие, но у нас не так — нам руководители кружков прямо говорили: ему все хорошо дается. И по музыке у него получалось, и по спорту, и рисовал он прямо удивительными такими, яркими красками — как будто солнцем все залито. Читать, можно сказать, сам научился в четыре года — мы ему только кубики показали и книжки соответствующие. Очень математику любил — складывать, вычитать, дедушка наш с ним много этим занимался, в игровой форме, конечно…

— А-а-а-а… — говорю я спустя еще пять минут всяческих восхвалений в адрес неизвестного мне ребенка и описания усилий семьи по его всестороннему развитию. — А ко мне-то вы зачем сейчас пришли?

И  тут мне описывают ситуацию, от которой я очень тревожусь, потому что слышу про нее уже не в первый раз, а вот что с ней делать — не знаю.

Вкратце в этой (и в других подобных ей) семье происходит следующее:

Любознательного ребенка годами всячески развивают и развлекают — семья вкладывается не по-детски, но и без впадения в излишний раж, вполне разумно и эффективно. Английский, спорт, музыка — это само собой, для общего развития личности, ну и рисование у тебя хорошо идет, жалко бросать, и ты еще можешь выбрать, что тебе нравится, мы тебя поддержим. Он выбирает и по-прежнему успешно занимается тем и этим, неплохо учится, сдает всякие зачеты и экзамены, получает разряд по этому и пояс какого-то цвета по тому. Всем (в том числе и самому ребенку) все это непрерывное коловращение нравится, все его любят и возлагают на него какие-то неопределенные надежды. Постепенно его любознательность уменьшается, но это всем (в том числе и ему самому) кажется естественным, он же растет, требования в гимназии увеличиваются, не бывает, чтоб всегда два притопа, три прихлопа, надо сосредоточиться на сдаче переводных тестов… Он вписан в некий ритм развития и обучения, и этот ритм всем (в том числе и ему самому) опять же кажется разумным и эффективным. Обучение идет, тесты вполне себе успешно сдаются…

И вот вроде бы виден свет в конце этого широкого и развеселого тоннеля, демократическая семья с самыми доброжелательными лицами садится в круг и говорит подросшему чаду:

— Ты прекрасен сам по себе, плюс мы чертовски много в тебя вложили за все эти годы. Чем же ты, такой прекрасный, займешься теперь? Разумеется, у нас даже и в мыслях нет диктовать тебе, но мы хотели бы знать…

И тут наступает первый неловкий момент. Чадо смотрит недоуменно и говорит:

— А я, собственно, не знаю…

— Как это не знаешь?! — неприятно удивлены родственники. — Да ведь ты же ко всему способный, выученный в хорошей школе, всегда на хорошем счету, плюс куда мы тебя только ни водили и ни возили и чему только ни обучали дополнительно… При таких вводных — должен обязательно знать!

Подросток с родственниками вполне согласен: действительно способен, действительно водили, возили, обучали. Следовательно — должен знать! Но не знает…

Постепенно семья начинает наседать и возмущаться: что же это получается — мы все делали зря? Столько лет, столько денег и столько человеко-часов… Вспоминают, как, чтобы поступить в хорошую школу, нанимали дорогущего репетитора, плюс дедушка после инфаркта по четыре часа в день с ним занимался…

— А я вас просил? — слабо огрызается чадо. 

Но на самом деле ему и самому неловко. Что происходит-то? Почему так? 

Постепенно подросток становится вялым и апатичным. Меньше времени проводит за уроками и больше — в компьютере и телефоне. Все прочие увлечения как-то сами собой рассасываются. В какой-то момент родители с ужасом обнаруживают, что чадо не то что из дома выгнать, но и с кровати-то поднять трудно. Лежит с телефоном и все.

— Что происходит?!!

Мне плохо. Я ничего не хочу. У меня нет сил. Меня ничего не радует. И я боюсь чего-то неопределенного. Что это? Ответ обнаруживается опять же в интернете. Кажется, я болен. У меня депрессия.

Он болен? Ну что ж, это многое объясняет. Мы все всегда делали хорошо и правильно. Просто он оказался нездоров. Значит, нужно лечение.

Чадо начинают лечить. Оно ворчит, но в принципе охотно лечится. И продолжает лежать на диване, теперь уже на законных основаниях.

Вся семья ходит с круглыми от ужаса и разочарования (они все на самом деле вовсе не дураки) глазами: неужели все было зря? А что же дальше-то будет?! Как он теперь вообще найдет свое место в жизни?! И что это будет за место?

***

И вот ровно таких, совпадающих прямо до деталей и формулировок в рассказах, случаев я видела уже не один и не два, и даже, пожалуй, не пару десятков. 

Что происходит — понятно.

Прямо сейчас подросло и выходит в жизнь первое поколение детей, родившихся в относительно стабильное время — начало XXI века. Именно в это время родители массово отвлеклись от борьбы за выживание (бороться больше не было нужно) и бросились воспитывать и развивать своих детей. Спрос рождает предложение, и кружки, всякие интересности и развлекательности посыпались разноцветным дождем, под которым все: и дети и родители — охотно стояли и радовались. Учеба перестала быть делом ребенка и школы и стала делом семьи в целом. Индустрия детских и семейных развлечений надулась огромным радужным пузырем. Дети учились чему угодно, кроме одного пункта, о котором просто забыли. Они не умели быть сами с собой, не умели себя занимать ничем, кроме серфинга в интернете (ни на что прочее у них просто не оставалось ни сил, ни времени), и, как следствие, практически ничего о себе не знали.

Но параллельно с пристальным вниманием к воспитанию и обучению пришли и демократические идеи свободы выбора. Поэтому сказать: «А вот теперь пойдешь и станешь инженером» старшему подростку всем в таких семьях кажется неправильным. Не для того мы столько времени старались, главное в этом мире — правильная самореализация, только так современный человек может быть счастлив. Но тут сразу получается противоречие, которого никто, кажется, не замечает. Ведь все эти годы над ребенком шел дождь из интересного обучения и познавательных развлечений. Он никогда не глядел долго и задумчиво в пустое и высокое небо. Никогда не спрашивал себя: кто я такой? Чего хочу я сам?

И вот вдруг, как гром с того самого ясного неба, этот вопрос прозвучал.

Причем сразу в форме долженствования: ты должен выбрать. Сейчас, немедленно. Мы все ждем. Время не ждет. В тебя вложили, будь добр соответствовать сумме вложений.

И у ребенка по понятным причинам нет на этот вопрос ответа. Ему от этого страшно и предельно дискомфортно: нужно выходить в мир, а я не знаю, куда мне идти и что там делать. 

При этом он прекрасно понимает, что в него действительно вложили. Что делать? Сильные и глуповатые решают, что «мир дерьмо», бунтуют, огрызаются и уходят в протест. Всем остальным легче признать, что это не «мир плох» (они же понимают, что их детство действительно было интересно-развлекательным), а «со мной что-то не в порядке». Что делать потом? Убежать в болезнь, благо сейчас это модно и «как я болел депрессией» — один из популярных мемов в интернете.

***

Сегодня предлагаю читательский мозговой штурм. Есть описанный выше феномен, про который я, как специалист, вроде бы все знаю и понимаю. Но вот беда — не знаю пока, что с ним делать. То есть как семье эту неприятную проблему профилактировать — с этим все более-менее понятно. А вот если уже случилось и чадо уже лежит на диване, иногда даже с диагнозом — тогда что предпринять и куда двигаться? 

Что нужно предварительно отметить. Десять или уж тем более пятнадцать лет назад никто ко мне с такой проблемой не обращался. А сейчас с каждым годом ну просто в разы увеличивается количество обратившихся по данному поводу семей. 

Что еще важно?

Проблема касается только «хороших семей» и «внимательных родителей» старших подростков или даже молодых взрослых. То есть страдают от нее те семьи, где развитию и воспитанию детей годами уделялось самое пристальное внимание, много сил и времени.

Теперь хочу:

  1. проинформировать уважаемых читателей о самом существовании новой проблемы в и без того нелегком деле воспитания современных детей.
  2. Описать, как оно устроено, откуда, на мой взгляд, взялось и почему именно сейчас.
  3. А также набрать мнений, в надежде определить наиболее перспективное направление своих размышлений на эту тему и в конечном итоге разработать алгоритм действий для помощи обращающимся ко мне семьям.

Спасибо всем, кто откликнется.

как ухаживали за детьми в средневековой Европе

Очень долго рекомендации по уходу за ребенком в Европе давали матери и бабушки своим дочкам и внучкам. Пока однажды этим не решили заняться мужчины. Кому же еще раздавать советы!

У детства в Средние века были две главные проблемы. Во‑первых, высокая смертность, оставлявшая порой вполне чадородные семьи без наследников. Во‑вторых, «животное» поведение детей, искажающее и унижающее тот образ Божий, с которого, как известно было каждому благодаря Библии и проповедям, слеплен человек.

Рекомендации по уходу за детьми и практики этого ухода вертелись вокруг страха постоянно подкрадывающейся к младенцам смерти и стремления укротить и облагородить то хаотичное, зверское, что проглядывало чуть не в каждом движении ребенка и во всех его забавах.

Хотя Средние века кажутся обывателю оторванными от высоких достижений античности, фактически, греческим и римским наследием тогда активно интересовались, так что среди самых ранних наставлений матерям от образованных мужчин мог цитироваться Платон. Этот философ очень сурово относился к играм малышей.

С его точки зрения, они, во‑первых, должны были быть полностью посвящены будущему ремеслу ребенка, служить упражнением. Во‑вторых, Платон строго предупреждал следить за тем, чтобы дети не вносили в правила ни малейших новшеств, соблюдая традиционные неукоснительно. Ведь иначе, став взрослыми, они, чего доброго, захотят изменить законы и обычаи, потому что привыкнут, что так можно!

Чем натереть ребенка?

Однако Платон, по крайней мере, не давал рекомендаций о том, как пеленать младенцев. Мыслители Средневековья были гораздо увереннее в себе и своих познаниях и давали советы по уходу буквально с момента родов.

Автор трактата «Телесный устав» Альдобрандино ди Сиена в тринадцатом веке советовал сразу после рождения натирать ребенка солью и обложить лепестками роз. Вообще же в ходу были обтирания младенцев оливковым маслом — по крайней мере в тех местах, где оно не было дефицитом. Франческо да Барберино в четырнадцатом веке рекомендовал смазывать маслом даже ноздри.

Чтобы ребенок делал поменьше звериных движений и формой напоминал взрослого человека, его очень туго пеленали, предварительно выпрямив. Вместо знакомых нам пеленок использовали свивальники — длиные полотняные ленты, отчего младенец становился похож на мумию.

На малышей из знатных семей также надевали специальные корсеты, а чепчики, покрывающие голову, порой использовались также для того, чтобы придавать «благородную» вытянутую форму черепу — для этого внутрь могли вставлять дощечки.

Порывы обуздать все естественное в ребенке выглядели, вероятно, жестоко даже по меркам Средневековья, поэтому авторы советов для матерей и нянек стремились показать медицинскую пользу подобных процедур: у младенца, мол, кости слишком нежные и органы толком не закреплены, так что руки и ноги от свободного движения могут искривиться, а органы — начать гулять по всему телу.

Бартоломеус Меттлингер в пятнадцатом веке сообщает, что материнское молоко первые две недели очень вредно для ребенка. Немного снизить вредность может мед, который мать съест перед кормлением, но вообще же лучше нанять кормилицу, у которой молоко идет уже хорошее, полезное.

Идеальным возрастом для кормилицы, кстати, считался возраст в двадцать пять лет — тогда женщина находится в расцвете своей силы. Что касается меда, им рекомендовала натирать небо новорожденного итальянская женщина-врач Тротула. Она же рекомендовала следить, чтобы уши малыша всегда были прижаты к черепу.

Гигиена не для малышей

От простуды, вероятно, погибало немало малышей, иначе трудно объяснить рекомендации по смене свивальников, включающие в себя совет наглухо закрыть в доме окна и двери, подсесть к очагу и укрыться с головой плащом так, чтобы вокруг ребенка образовалась как бы завеса.

Хотя хаотичные движения рук и ног пытающегося размяться малыша очень пугали взрослых, находились добрые души вроде Франческо да Барберино, которые советовали позволять ребенку дрыгать ногами сколько душе угодно — пока его моют или меняют ему пеленки.

Обязательной ванну для малыша считали немногие, сама по себе смена свивальников казалась достаточной процедурой. В крайнем случае всегда можно было протереть попу ребенку тряпочкой, смоченной в вине. Меняли свивальники трижды в день (один из авторов осторожно советует один раз менять и ночью, хотя это не в обычае).

Если ребенок слишком уж кричал из-за мокрых пеленок или потому что режутся зубки, няньки вливали ему в рот немного вина. Такая практика сохранялась до начала двадцатого века во многих местах Европы. Тем не менее, Бартоломеус Меттлингер предостерегал от раннего знакомства детей с вином: оно иссушает человека, а ребенку для роста и здоровья требуется много влаги.

Еще двумя верными средствами для того, чтобы унять боль от режущихся зубов, были хорошо очищенное оливковое масло (которое, видимо, применялось вообще для всего на свете) или паштет из заячьих мозгов. На худой конец можно было попробовать гусиный жир или собачье молоко.

Горячая вода чаще использовалась для того, чтобы «распарить кости» и придать им «красивую» форму, например, разгладить лицо и чуть вытянуть нос, чем для гигиенических процедур. Эта практика также сохранялась очень долго; более того, она была популярна не только в Европе. Улучшениями младенцев занимались буквально по всему свету.

От груди кормилицы — к служению взрослым

Тротула оставила рекомендации и по переводу детей на взрослую еду. Когда у малыша прорезывались первые зубы, следовало давать ему кусочки птичьего мяса размером с желудь, чтобы ребенок, посасывая мясо, потихоньку глотал его. Эти рекомендации касались только детей из богатых семей.

Напротив, крестьяне часто считались неспособными употреблять мясо; в любом случае, ежедневный их рацион состоял из ячменя и овощей. Первым прикормом для крестьянского ребенка становились нажеванные матерью вареные овощи и кусочки ячменного хлеба.

Невозможно найти советов по приучению ребенка к горшку. По крайней мере знатные родители даже не представляли, что малыша можно научить подобным гигиеническим процедурам. Лет до пяти-семи мамы и няни просто кротко подтирали ребенка, если он обделался. Именно поэтому мальчикам не надевали штанишек — они ходили в специальных платьицах. Или, по науке, ставили им клизмы.

Ребенок считался существом грязным, неспособным уследить за собой.

Именно поэтому поражались тому, на какие жертвы пошел Бог, явившись на землю в образе Иисуса, начиная с его младенчества, а не сразу взрослым — это ведь так унизительно, быть зверообразной заготовкой человека!

Чтобы ребенок помнил свое место, едва он вставал на ноги, ему поручали так или иначе прислуживать взрослым. От такой обязанности освобождались разве что королевские дети. Любой другой малыш по первому зову должен был бросать свои игры, прислуживать за столом или подавать какие-нибудь предметы. Также считалось нормальным давать четырех-пятилетним малышам пугающие задания, чтобы они доказали свою любовь и почтение к родителям.

Хотя во многих исторических романах дворянские дети свободно резвятся с детьми своих слуг и крестьян на лоне природы, на практике старались следить, чтобы малыши играли только в те игры, что приличествуют их сословию — а значит, и играть можно было только с примерно своего же положения ровесниками.

Это было не так уж трудно, поскольку, во‑первых, семьи были многодетны, во‑вторых, часто дети дворян отсылались для воспитания и обучения в семьи сюзеренов. Таким образом замок крупного феодала заодно представлял собой что-то вроде интерната для десятка-другого (а порой и больше того) детей обоего пола. Мальчики были заботой самого сюзерена, девочки — его жены.

Смотрите также:
Как воспитывали детей в казачьих семьях,
10 мифов о Средневековье, в которые все до сих пор верят,
10 правил воспитания советских детей, которые актуальны и сегодня

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Неестественная история няни

Элиэ де Ротшильд однажды заметил, что, находясь в немецком концентрационном лагере, он мог с первого взгляда сказать, кого из французов воспитывала английская няня. Они сидели спокойно, их кровати были аккуратными, их одежда была сложена. Самодисциплина, навязанная моралью няни, подкрепленная такими изречениями, как «место для всего и все на своем месте», была достаточно сильной, чтобы поддерживать упорядоченные привычки даже в самых тяжелых обстоятельствах.Таким образом, мужчины сидели неподвижно на своих койках, им категорически запрещалось ранней подготовкой повышать шансы на выживание, борясь за лучшее место или дополнительное одеяло. Возможно, их тоже остановила другая няня, сказавшая, Уловка-22 из детского мира: «Те, кто просят, не получают; те, кто не спрашивает, не надо. Английские высшие классы всегда очень хорошо избавлялись от своих детей. Джонатан Гаторн Харди в своем занимательном и оригинальном исследовании одного из наиболее успешных решений проблемы потомства начинает свою историю няни с краткого обзора прошлого отношения англосаксов к детству.Например, в XVI и XVII веках обмен детьми широко практиковался между семьями с равным социальным статусом. В возрасте шести или семи лет «маленький, неполноценный взрослый, пропитанный первородным грехом», по выражению Гаторна-Харди, был отправлен социализироваться среди незнакомцев, редко видя своих родных родителей, к которым, естественно, он не испытывал привязанности. Недостаток этой системы воспитания детей с помощью дистанционного управления состоял в том, что часто, в свою очередь, приходилось укрывать чужого ребенка.И все же была неловкая начальная фаза, когда о младенце обычно считали слишком много.

Гаторн-Харди датирует появление няни в детской примерно 1850 годом. несколько семей и работающее население, которое с начала века стабильно увеличивалось феноменальными темпами — более 11 процентов в год. При таком неисчерпаемом резерве слуг неизбежно наступала специализация.«Если у богатых было что-то, о чем нужно было позаботиться, — говорит автор, — будь то пальто или ребенок, это должен был сделать слуга». Итак, из армии горничных, горничных, горничных, кухонных, посудомойщиков, прачок и нянек, наконец, появилась внушительная фигура няни. Она не занималась приготовлением пищи, уборкой или стиркой, требовала полного контроля над детьми своего работодателя и пользовалась домашним статусом ниже только дворецкого.

Не обремененная противоречивыми требованиями мужа, общественной жизни, карьеры и домашних обязанностей, которые должны быть сбалансированы современной матерью, няня могла свободно сосредоточить свое внимание на необычных, а иногда и разрушительных, маленьких телах, которым доверяли. ее.В замкнутом мире викторианской детской комнаты хорошие манеры, уважение к власти, самоотречение и гигиенические привычки постоянно прививались, возможно, в течение семи лет, когда они были за едой, играми и купанием. Волосы расчесывались до тех пор, пока кожа головы не болела, руки мыли до и после всего, и сохранялась вечная бдительность за работой кишечника. Четыре поколения встревоженных англичан к 10-месячному возрасту были обучены горшку — до того, как смогли.

Гаторн-Харди получил небольшую огласку в средствах массовой информации, когда он впервые начал работу над своей книгой, и впоследствии он был удивлен, получив 250 незапрошенных и страстных воспоминания о любимых нянях.Он чувствовал, что протолкнул свой проект «как громоотвод в электрическую атмосферу с помнившей любовью и благодарностью». Впервые это могло быть выписано, и так было на странице за страницей, часто очень трогательными словами ». Не все няни, конечно, вдохновляли такие воспоминания, и Гаторн-Харди уделяет, по крайней мере, равное время записям и современным вымышленным портретам тех, кто был тираническим и садистским. Там, где родители были небрежны или озабочены, психологически разрушительные драмы насилия и угнетения могли разыграться в уединении детской наверху.

История няни I История профессии няни I Sittercity.com

Существование «няни» — понятие не новое. Он переводится через века и культуры. Няня , Nounou , Baba , Baomu , Daee и Ninera — все это слова, которые охватывают профессию. Хотя первое употребление английского слова «няня» не использовалось до 18 века, эта работа, вероятно, так же стара, как само человечество — до того, как у нас появился язык, чтобы правильно определить их решающее место в обществе.

Вот краткий снимок нескольких поворотных моментов в долгой истории профессии няни:

1700 сек:

Первое свидетельство того, что няня была отделена от «няни». Роль была передана «хозяйке дома». Няни помогали домработницам в общем ведении домашнего хозяйства, но также получали образование и выполняли функции наставников до тех пор, пока дети были школьного возраста. Это время, когда женщинам не разрешали работать, поэтому не было формальной оплаты труда.Однако компенсация пришла в виде еды и жилья, что сделало эту работу привлекательной для многих незамужних молодых женщин, которые хотели жить самостоятельно.

Также нельзя отрицать, что эта профессия также глубоко переплетена с практикой рабства. Условия и отношение к цветным женщинам в этой профессии резко изменились. Они часто сталкивались с насилием, чтобы защитить членов своей семьи. К тому времени, когда большинство порабощенных детей достигло возраста 7 или 8 лет, им было поручено заботиться о маленьких детях хозяина.

Как и в большинстве случаев, здесь было только удаление для улучшения.

1800-е годы:

Век, в котором население получает рывок во время промышленной революции. Благодаря снижению уровня смертности население мира в 1800-х годах достигло отметки в 1 миллиард, а с тех пор продолжало расти.

Из-за резкого увеличения численности населения викторианская эпоха подняла профессию на ступеньку выше. Няни стали рассматриваться как руководящие должности в домашнем хозяйстве, и у них часто были штатные «горничные», которые больше работали с детьми.Начали формироваться традиционные агентства по уходу за нянями, которые давали няням возможность начать организовываться и предлагали родителям четкий способ найма.

1900-е годы:

В следующем столетии профессия начала выходить из тени. В частности, женщины начинают получать деньги за свою работу! В 1985 году была образована Международная ассоциация няни, выступающая в качестве зонтичной организации для индустрии ухода за детьми на дому. Но мы также начинаем получать подробные истории о влиянии этих женщин на семьи и на историю.Истории как:

  • Элизабет Энн Эверест — любимая няня Уинстона Черчилля. Влияние, которое она оказала на его жизнь, было очевидным. Известный исторический писатель Стивен Мэнсфилд написал следующее: « Итак, когда человек, которого некоторые называли« величайшим человеком века », лежал умирая в 1965 году в возрасте девяноста лет, на его стенах стояла только одна фотография. прикроватная. Это была фотография его любимой няни, ушедшей к своему лорду около семидесяти лет назад. Она поняла его, она молилась ему изо всех сил и подпитывала веру, которая питала судьбы народов.
  • Баронесса Мария фон Трапп — Ее реальная история вдохновила на создание мюзикла, книг и фильма. Хотя мюзикл, который мы помним, больше похож на историю любви между гувернанткой и капитаном фон Траппом, сердце настоящей Марии было на самом деле с детьми. В своей автобиографии она написала: « Я действительно не любила. Он мне нравился, но не любил. Однако я любил детей, поэтому в каком-то смысле действительно женился на них. Я научился любить его больше, чем когда-либо до или после. «
  • »
  • Тигги Легге-Бурк — няня принца Уильяма и Гарри. Она была для них стабилизирующим присутствием после трагической смерти их матери, принцессы Дианы. Тигги присутствовала на последней королевской свадьбе принца Гарри и Миган Маркл, и признаки указывают на то, что она крестная мать их нового сына Арчи.

Женщины с высоким статусом стали приобретать известность благодаря своим собственным именам и историям, что имеет долговременное влияние.Личные истории цветных женщин в это время редки, но когда они доступны, их стоит читать каждую минуту.

2000-е годы:

Несмотря на то, что уважение к профессии прошло долгий путь, предстоит пройти еще очень долгий путь. Современная работа няни как никогда сложна. В то время как знаменитости и королевские няни приобрели новый уровень статуса и известности, повседневные няни (часто цветные женщины) изо всех сил пытаются закрепиться в мире, где профессия все еще недооценена.

Сегодня такие женщины, как Ален Матурин, работают над тем, чтобы это изменить. Ее организация, The Nanny Circle, сосредоточена на объединении сообщества нянь и предоставлении им инструментов и обучения, чтобы защищать себя и свою профессию в целом.

Поскольку население мира продолжает расти во всем мире, потребность в профессии будет только расти. Изменения в динамике домохозяйств также усиливают потребность. Число семей с двумя работающими родителями с 1970-х годов увеличилось вдвое.

Что подводит нас к этому…

Остановитесь на минутку и подумайте о том, что было бы, если бы роль няни не существовала. Это практически невозможно представить. Функция неразрывно связана с человечеством. Многое изменилось с 1785 года, когда впервые было записано слово «няня», но основная функция роли не изменилась. Воспитание детей никогда не было и никогда не будет одиночным приключением.

В современном мире для профессии — подвиг, охватывающий десятилетие, не говоря уже о столетиях и столетиях.Наньнин — освященная веками профессия, заслуживающая того, чтобы ее возвести на пьедестал.

Что мы знаем и где можем Перейти на JSTOR

Абстрактный

Публикация около сорока лет назад знаменательной работы Филиппа Арьеса под названием «Столетия детства» в ее широко читаемом английском переводе дала толчок десятилетиям научных исследований этой некогда забытой цели — ребенка. С тех пор историки обнаружили следы отношения к детям — были ли они без внимания, эксплуатации, жестокого обращения, лелеяния? — и модели воспитания детей.Среди прочего они исследовали такие вопросы, как разновидности европейской структуры домохозяйства; определения этапов жизни; роды, уход за детьми и роль акушерки; отказ от детей и приют для подкидышей; детоубийство и его преследование; ученичество, рабство и воспитание; эволюция школьного образования; последствия религиозного разнообразия; и влияние пола. Это эссе направлено на выявление ключевых особенностей и последних тенденций среди этого обилия научных исследований.

Информация о журнале

Renaissance Quarterly — ведущий американский журнал исследований эпохи Возрождения, поощряющий связи между различными научными подходами для объединения материалов, охватывающих период с 1300 по 1700 годы в западной истории. Официальный журнал Общества Возрождения Америки, RQ представляет около двадцати статей и более пятисот обзоров в год, охватывающих следующие дисциплины: Америка, искусство и архитектура, история книги, классическая традиция, сравнительная литература, цифровые гуманитарные науки, эмблемы, английская литература. , Французская литература, германская литература, гебраика, латиноамериканская литература, история, гуманизм, исламский мир, итальянская литература, правовая и политическая мысль, медицина и наука, музыка, неолатинская литература, исполнительское искусство и театр, философия, религия, риторика и женщины и пол.

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира, лауреата 81 Нобелевской премии. В соответствии со своим уставом издательство Cambridge University Press стремится максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых научных журналов по широкому спектру предметных областей в печатных и онлайн-версиях.Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они составляют одну из наиболее ценных и всеобъемлющих областей исследований, доступных сегодня. Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

исторических очерков: ребенок восемнадцатого века

Введение
Некоторые истории детства и семейной жизни, такие как истории Филиппа Арьеса и Лоуренса Стоуна, указывают на «долгий» восемнадцатый век (ок.1688-1832) как период, когда дети приобретали атрибуты и качества, которые мы теперь склонны принимать как должное. Они утверждают, что за это время люди начали определять детей как неотличимых от взрослых: как впечатлительных, бесформенных существ, которые требуют большой защиты и внимания со стороны взрослых, которые, в свою очередь, будут относиться к молодежи с глубокой любовью и ностальгией. Бурный рост количества книг, игрушек, игр, школ и услуг для детей побудил историка Дж. Х. Пламба охарактеризовать Англию восемнадцатого века (особенно вторую половину) как «новый мир детей».”

Однако недавно критики поставили под сомнение как идею о том, что детство было «новым» для восемнадцатого века, так и о том, что в более ранние исторические периоды детьми обычно пренебрегали. Не все отношения, описываемые Пламбом, были новыми, и виды товаров и услуг, которые он описывает, были доступны в основном более обеспеченным детям мужского пола. Более того, «старые» проблемы жестокого обращения, пренебрежения и детского труда никоим образом не исчезли перед лицом этого более доброго нового мира.Более обильное проявление интереса к детям, их содержанию и перспективам на будущее было больше связано с распространением образов мышления Просвещения и социальным порядком, трансформируемым формирующимся средним классом, чем с внезапным открытием того, что дети достойны внимания. Энтузиазм и оптимизм по поводу того, как новые рационализированные науки могут «просветить» человечество, наводили на мысль о возможности более яркого мира, в котором будет жить следующее поколение; большее богатство и свободное время, которыми пользуется растущий средний класс, привели к тому, что больше ресурсов — как времени, так и денег — было посвящено их молодежи.Когда фигура ребенка стала ассоциироваться с прогрессом, возможностями и мобильностью, настоящие дети наслаждались или подвергались (в зависимости от вашей точки зрения) беспрецедентным усилиям взрослых по их обучению, реформированию и совершенствованию.

Образование
Восемнадцатый век был описан как «век» многих вещей: разума, перемен, просвещения и чувствительности, и это лишь некоторые из них. Немцы описали восемнадцатый век как педагогический век, и это прозвище кажется особенно подходящим в контексте как отношения к детям, так и опыта детства.В тот период было изобилие образовательных трактатов, и многие, по крайней мере, пытались в просвещенном духе того времени сделать образование детей систематическим и научным. В своем введении к Practical Education (1798) Мария Эджворт приветствовала повышение детского образования до «надлежащего положения в экспериментальной философии».

В то время как учебные материалы для детей (например, буквари и книги с рогами) существовали задолго до восемнадцатого века, все больше и больше шла тенденция к обеспечению всем, что для детей, имело некоторую дидактическую ценность.Даже детские игры, осужденные некоторыми пуританскими писателями семнадцатого века как не только легкомысленные, но и бессмысленные, стали оцениваться как инструмент обучения. Девиз Горация о предмете поэзии «обучение с восторгом» ( delectando monemus ) появился на фронтисписе A Little Pretty Pocket Book (1744), первой книги первого коммерчески успешного детского издателя Джона Ньюбери. и это стало постоянным рефреном детских писателей и педагогов (см. рис. 1).В восемнадцатом веке в Лондоне открылись первые магазины игрушек, и их полки были заполнены «рациональными развлечениями» — например, детскими микроскопами и садовыми инструментами. В детских книгах часто изображались герои, занятые развивающими и развивающими играми. Например, дети из книги « Рациональный спорт в диалогах среди детей» леди Элеоноры Фенн играют в игры, в которых они называют основные статьи экспорта различных колоний и описывают занятия, связанные с различными профессиями; это была одна из многих книг с одинаковым названием для юных читателей.

Локк и Руссо
Многие писатели-просветители черпали вдохновение из основополагающей книги Джона Локка Некоторые мысли об образовании (1693), которая цитировалась повсеместно, даже в предисловиях к детским книгам. Как известно, Локк выступал против физического наказания детей за их мелкие проступки, за исключением случаев, когда ребенок проявлял «явную извращенность воли». Он предположил, что дети будут лучше учиться и исправляться, если их поведение будет дисциплинировано системой вознаграждения и стыда, и хотя физические наказания, несомненно, все еще широко распространены, большинство авторов, посвященных детям, приняли позицию Локка.По мнению некоторых критиков и историков, система Локка обеспечивает ребенку автономию и самодисциплину, необходимые для того, чтобы стать успешным и социально ответственным современным человеком; другие видят в методе Локка воспитания детей почти коварную интернализацию власти, направленную на создание послушных и уступчивых субъектов.

Другой политический философ, Жан-Жак Руссо, возможно, был столь же влиятельным, как и Локк, в различных дискурсах детства во второй половине восемнадцатого века.Его отчет о «естественном» воспитании вымышленного титульного персонажа в Émile (1762) был противоречивым, и некоторые критики сочли его даже нерелигиозным. Изложенный им метод обучения также был совершенно непрактичным, поскольку предполагал настоящую изоляцию на долгие годы мальчика и его наставника в деревне, вдали от остального общества, где он мог учиться у природы и для себя. Как и Локк, Руссо интересовался образованием как средством воспитания самодостаточных людей, которые могли бы стать хорошими гражданами в новом обществе.Однако, чтобы стать хорошим взрослым гражданином, ребенок Эмиль должен выдержать агрессивный и постоянный надзор своего наставника. Кроме того, модель образования и гражданства Руссо предназначена только для мужчин. Тем не менее, идея о том, что дети по своей природе хорошие и развращаются только из-за контакта с обществом, стала основой романтического мышления.

Эмиль вдохновил на некоторые довольно странные педагогические практики, в том числе на то, что Томас Дэй выстрелил из пистолета рядом с головой сына, чтобы приучить его к громким звукам, но модель экспериментального обучения Руссо получила широкое распространение.Педагоги восемнадцатого века и детские писатели соглашались, что дети лучше учатся на собственном опыте, чем наизусть или слушая «проповеди»; как иронично заметила Анна Барбоулд: «Если вы точно знаете, какое влияние… установленные беседы оказывают на вашего ребенка, с удовольствием поразмышляйте над тем, что звучит с кафедры. . . на тебя ».

Безусловно, более пристальное наблюдение, под которым дети оказались в результате изменения образовательной практики, следует рассматривать как часть усилий по регулированию и контролю потенциально неуправляемого состояния детства.Однако в основе как утверждения Локка о том, что дети должны распознавать и исправлять свои собственные ошибки в суждениях или поведении, так и идеала Руссо учиться у природы самостоятельно, лежит принцип Просвещения, согласно которому знание и истина могут быть получены только из действия разума на индивидуальный опыт. и наблюдение. В основе этой педагогики также лежат идеи личной ответственности и общества не как фиксированной иерархии или «великой цепочки бытия», а как «справедливой гонки», в которой люди, которые усердно работали над самосовершенствованием, должны добиться успеха. .Обе эти идеи занимали центральное место в зарождающейся идеологии среднего класса того периода. Что, возможно, является новым для восемнадцатого века, так это то, что Локк, Руссо и большинство последовавших за ними педагогических писателей признали в образовании его потенциал не только для передачи старых знаний, но и для генерации новых идей и технологий, необходимых для реформирования и совершенствования. общество.

Класс
В значительной степени жизненный опыт детства и отношение к детям и образованию, которые я обсуждал до сих пор, можно охарактеризовать как «средний класс».Возникшие средние классы того периода осознавали, что они больше всего выиграют от возможностей социальной мобильности, предоставляемых образованием детей. Фактически, те элементы среднего класса, которые выступали за самые радикальные, даже антимонархические, социальные реформы, часто больше всего интересовались детьми и образованием: Джозеф Пристли, Мэри Уоллстонкрафт, Уильям Годвин, Кэтрин Маколей и другие писали образовательные трактаты или книги для детей или и то, и другое. В книге Уоллстонкрафта « оригинальных историй из реальной жизни» (1791), например, показано, как две молодые девушки под присмотром гувернантки продвигались по пути от детской иррациональности к разуму.

Это не означает, что представители высшего и низшего классов не интересовались детьми и их воспитанием, но для первых социальное продвижение было меньшей проблемой, а для вторых требовались ресурсы времени и капитала для инвестирования. в детском будущем были менее доступны. Поскольку в восемнадцатом веке писать для детей, обучать, развлекать их и заботиться о медицинских потребностях все больше и больше становились профессиональной деятельностью, большинство из тех, кто этим занимался, были из среднего класса.Школьное образование для детей, хотя и случайное и нерегулируемое, было широко распространено и по социальной лестнице доходило до семей с довольно скромным достатком.

Распределение образования было далеко не справедливым ни с точки зрения качества, ни с точки зрения количества. Ожидалось, что ребенок из среднего класса получит навыки и знания, необходимые для успеха и продвижения, но в этих перспективах часто отказывали ребенку из низшего класса. Для детей из бедных слоев населения воскресные школы, созданные евангельскими и инакомыслящими общинами, стали обычным явлением к 1780-м годам.Некоторые критики этого благотворительного проекта опасались, что обучение бедных чтению сделает их непригодными для физического труда и службы, но, как показывают книги Сары Триммер Economy of Charity (1787) и The Charity School Spelling Book , программа Воскресной школы была предназначался для того, чтобы дать только базовую грамотность (достаточно, чтобы читать Библию, как часто отмечалось) и обычно содержал уроки, предназначенные для того, чтобы научить бедных детей довольствоваться своим низким положением.

Детская литература
Новая индустрия детской литературы усилила это чувство классового расслоения.Поскольку большая часть материалов для чтения, предназначенных для детских садов, всегда предназначалась для плебейского вкуса — например, книжки, народные сказки и книжки с шутками, которые были краткими, простыми и обычно иллюстрированными, — в XVIII веке возникла необходимость в значительном пересмотре детской литературы. учитывать и продвигать интересы среднего класса. В то время как фантастические рассказы Валентайна и Орсона, Фортунатуса, Золушки и Джека-великана-убийцы оставались популярными, во второй половине столетия была тенденция попытаться либо отсеять, либо очистить то, что многие считали потенциально опасными плебейскими нарративами. в детской.Подобные истории могут разжечь суеверие среди молодежи среднего класса и дать детям из бедных семей ложные представления об успехе благодаря удаче или красоте, а не тяжелому труду. Новые книги для детей не только представляют собой «рациональные виды спорта», описанные выше, но и намечают надлежащие классовые отношения, изображая детей, занимающихся небольшими актами благотворительности по отношению к достойным беднякам и получающих взамен смиренную благодарность.

Правильные классовые отношения занимали перья не только авторов детской фантастики, но и теоретиков педагогики и даже писателей-медиков.Большинство экспертов по детству предупреждали родителей и опекунов об опасности слишком свободного общения между детьми и домашней прислугой. Локк в начале века утверждал, что дети будут страдать от «влияния дурных прецедентов» из-за общения со слугами, в то время как Годвин в конце века сравнил оставление дома и детей в руках слуг с их оставлением. заботе о «крысах, котах, змеях и волках». Такие врачи, как Джеймс Форрестер и Уильям Бьюкен, приписывали влияние плебейских суеверий как умственной, так и физической слабостью детей; сказки о привидениях, которые они слышали от медсестер и горничных, действительно могли вызвать у детей болезни.

Здоровье
Хотя термин «педиатрия» появился бы только в середине девятнадцатого века, то, что часто называли «медицинским лечением» детей, стало вызывать все большую озабоченность в течение восемнадцатого века. Практикующие врачи всех уровней подготовили трактаты и руководства по заболеваниям, которым подвержены дети (а иногда и матери). Они варьировались от книг «самопомощи», предназначенных для родителей и других читателей-непрофессионалов, до разработки медицинских текстов, наполненных диаграммами, сносками и прочей обычной текстовой аппаратурой, до медицинских бесед.Распространение таких медицинских текстов, специально посвященных детям в этот период, отчасти отражает большее признание отличия ребенка от взрослого, чем это было сформулировано ранее. (Действительно, это можно сказать о детской литературе и педагогической литературе в целом.)

Как и в случае с педагогами, Локк оказал сильное влияние на медицинский дискурс детства. В большинстве медицинских текстов повторяется рекомендация Локка одевать детей в прохладную, свободную одежду, чтобы их диета была простой и чтобы они в разумных пределах подвергались воздействию холода, чтобы сделать их более выносливыми.Однако именно представление Локка о сознании новорожденного ребенка как tabula rasa , которое может составить любое впечатление от информации, полученной от пяти органов чувств, оказало наибольшее влияние на медицинское ведение детей. То, что дети рождаются без врожденных идей, означало, что у них был большой потенциал, но это также подвергало их огромному риску. В материалистической психологии того времени ментальное и физическое были неразделимы; нарушения в головном мозге могут иметь серьезные физические последствия, а — наоборот .Дети были особенно восприимчивы к умственным и физическим воздействиям ошибочных или пагубных влияний и раздражителей, поскольку, как заметил Джеймс Лонг (вслед за Локком), «молодые и нежные Умы могут переносить любые виды впечатлений». Как только в сознании ребенка закрепилось определенное впечатление, избавиться от него было практически невозможно.

Дэвид Хартли, знаменитый философ и ранний теоретик неврологии, резюмировал отношение к отличию детства от взрослой жизни, которое характеризовало этот возраст.В своих наблюдениях о человеке, его структуре, его долге и ожиданиях (1749) Хартли объединяет безумцев, идиотов, пьяниц, преступников и детей как субъектов, склонных к «ошибочности суждений» и всех лишенных рассудительности. «Совершенное рассуждение, естественное для взрослого». Разница между детьми и другими группами в этом списке, конечно же, заключалась в том, что детей в конечном итоге можно было привести к состоянию совершенства мышления. Выработка регулярных привычек, воплощенная в более систематическом подходе к обучению и различных физических режимах, отстаиваемых медицинскими экспертами, превратилась в заботу не только личного, но и социального характера.Формирование новых предметов для меняющегося общества потребовало от детей педагогики как разума, так и тела.

Рекомендуемая литература
Давыдов, Леонора и Екатеринин Холл. Семейные удачи: мужчины и женщины английского среднего класса, 1780-1850 гг. . Лондон: Huthinson, 1987.

Hardyment, Christina. Dream Babies: Уход за детьми от Локка до Спока . Лондон: Джонатан Кейп, 1983.

Джексон, Мэри В. Двигатели обучения, озорства и магии: детская литература в Англии от ее зарождения до 1839 года .Линкольн: Университет Небраски, 1989.

Жорданова, Людмила. «Дети в истории: представления о природе и обществе». Дети, родители и политика . Эд. Джеффри Скарр. КУБОК, 1989. 3-24.
—-. «Осмысление детства в восемнадцатом веке: проблема ребенка. Труд.» Британский журнал исследований восемнадцатого века 10 (1987): 189-99.
—-. «Новые миры для детей в восемнадцатом веке: проблемы исторического Интерпретация.» История гуманитарных наук 3.1 (1990): 69-83.

Крамник, Исаак. «Детская литература и буржуазная идеология: наблюдения Культура и промышленный капитализм в конце восемнадцатого века ». Исследования в области Культура восемнадцатого века 12 (1983): 11-44.

Майерс, Митци. «Слуги в нынешнем образовании: писательницы и грузинская педагогика». Очерки литературы 16.1 (1989): 51-69.

О’Мэлли, Эндрю. Создание современного ребенка: детская литература и
Детство в конце восемнадцатого века . Нью-Йорк: Рутледж, 2003.

Пламб, Дж. Х. «Новый мир детей в Англии восемнадцатого века». Рождение Общества потребителей: коммерциализация Англии восемнадцатого века . Ред. Дж. Брюэр, Н. Маккендрик и Дж. Х. Пламб. Лондон: Europa pub., 1982.

.

Как изменилась система ухода за детьми с 1700-х годов — история 18-го века —

Это 6 а.м. и с айфона раздается сигнал будильника. Включается печь с программируемым термостатом. Пришло время принять душ по утрам, покормить младенца и детей постарше, бежать к школьному автобусу и высадить младшего в детский сад перед тем, как броситься на поезд в 7:30 на работу.

Три века назад это утро выглядело бы иначе. В зависимости от их благосостояния и социального статуса о детях в колониальной Америке и Англии 18-го века могли заботиться их матери, няня или няня, которые готовили завтрак на открытом очаге, который также служил им источником тепла.Некоторые дети пойдут в школу, когда им будет около 6 лет, в то время как другие начнут работать в поле или помогать по дому в этом возрасте.

Роды и младенцы

Роды и раннее детство были намного опаснее, чем сегодня. Согласно статье в London Journal, в Лондоне младенческая и детская смертность более чем удвоилась с 16 до середины 18 века во всех экономических классах. К середине 1700-х годов почти две трети детей умерли к пятилетию, часто от болезней.Вот почему во многих семьях было по шесть, восемь и даже больше детей.

Акушерки оказывали помощь матерям, когда они рожали дома без анестезии, кроме небольшого количества виски. По данным журнала Medical History, уровень материнской смертности составлял около 25 смертей на 1000 рождений. Сегодня уровень материнской смертности намного ниже в развитых странах, но все еще высок в развивающихся странах. В США наблюдается резкая расовая разница в показателях материнства: 42 из 100 000 чернокожих матерей умирают при родах по сравнению с 12 из 100 000 белых женщин.

Сегодня у родителей и опекунов есть инструменты для ухода за детьми, такие как звуковые машины, чтобы их дети спали безмятежно, но в 1700-х годах было обычным делом давать детям немного виски, если они были больны или много просыпались в течение всего периода жизни. ночь. Однако в любом случае по-прежнему важно иметь постоянный график с любым ребенком, особенно если вы делаете что-то необычное, например, путешествуете. Сегодняшние семьи иногда берут своих младенцев и детей старшего возраста в походы, что, учитывая их костры и меньшую зависимость от электричества, может дать им представление о том, как они жили в 1700-х годах.

Сиделки

В бедных семьях мать была основной опекой детей. Но из-за ее обязанностей по ведению домашнего хозяйства и, возможно, работе на ферме, заботиться о своих младших братьях и сестрах выпало на долю старших братьев и сестер, возможно, в возрасте 5 или 6 лет.

более обеспеченных семей смогли нанять нянек. Фактически, первое зарегистрированное использование слова «няня» было в 1785 году в Оксфордском словаре английского языка. Конечно, эта профессия существовала гораздо дольше, и на протяжении 18 века многих нянек называли няньками.Воспитателей, кормивших детей грудью, называли кормилицами. Няни обычно жили с семьями и оставались с ними с подросткового возраста до старости, заботясь о нескольких поколениях детей. Няни также помогали в уборке и уборке.

В 18 веке большие семьи жили вместе, так что дедушки и бабушки жили в одном доме. Иногда бабушкам приходилось заботиться о детях.

В то время как женщины из среднего и низшего класса работали, чтобы заботиться о своем доме и детях, они все же получали финансовую поддержку со стороны своих мужей.В этот период было очень мало матерей-одиночек, и большинства из них избегали. Сегодня, конечно, есть много матерей-одиночек, которые работают полный рабочий день, ведут домашнее хозяйство и водят своих маленьких детей в детские сады или дошкольные учреждения. Хотя нет никаких данных о стоимости воспитания детей в 1700-х годах, по оценкам Министерства сельского хозяйства США, сегодня вырастить ребенка до 18 лет стоит около 200000 долларов.

Консультации по уходу

В 18 веке были написаны одни из первых книг с советами по уходу за детьми.Некоторые советы, такие как пропаганда грудного вскармливания, все еще даются сегодня, другая информация показывает, как понимание воспитания детей изменилось на протяжении веков.

Например, сразу после рождения многих младенцев мыли смесью из теплой воды, вина или эля и масла. В книге доктора Уильяма Смелли 1752 года «Трактат по теории и практике акушерства» предлагалось использовать обычное мыло и воду или молоко, смешанное с водой. Хотя это может быть разумным советом, он выступал за кровотечение из яремной вены у ребенка при прорезывании зубов.

В тексте 1748 года английского врача доктора Уильяма Кадогана «Эссе о кормлении и уходе за детьми» читателям рассказывается, что женщины неспособны принимать решения по уходу за детьми. Он также выступает за строгое воспитание, которое не допускает никаких приемов пищи, которые «загрязняют их кровь, забивают сосуды, снижают аппетит и разрушают все функции их тела». Он также считал, что дети должны уметь пройти две мили в возрасте 2 лет.

Несмотря на то, что уход за детьми развивается с 18-го века, неизменным остается желание воспитать детей, чтобы они стали сильными и здоровыми взрослыми.

Об авторе:
Фрэнки Уоллес ведет множество блогов и пишет на самые разные темы, включая политику и окружающую среду. Уоллес в настоящее время проживает в Бойсе, штат Айдахо, и недавно окончил Университет Монтаны.

5 вещей, которые я хотел бы знать о найме няни

Вы знаете тот справочник, который не идет в комплекте с родителями? Что ж, shocker , тот же справочник никогда не появляется, когда речь идет о других проблемах воспитания.Я сделал все, что мог, и многому научился путем проб и ошибок. Одна категория, в которой я многому научилась, — это нанимать няню для девочек. Хотелось бы, чтобы у меня была семья на улице, но, поскольку я не такая, мне пришлось научиться принимать участие в найме няни, а это не так просто, как вы думаете. Вот некоторые вещи, которые я узнал на своем пути, основано на 100% личном опыте .

1. Определите возраст сиделки в зависимости от ваших потребностей. Раньше я думал, что поздний подростковый возраст — это идеальный вариант — ответственный за возраст, нуждающийся в деньгах, няня перед… все хорошее, не так ли? Что ж, я научился действительно учитывать твои обстоятельства.

Младшие сиделки или помощницы мамы (9–12 лет) — это фантастика, потому что они действительно попадают туда и играют с детьми. Прошлым летом одиннадцатилетний ребенок приходил один раз в неделю, когда Кейтлин была новорожденной, чтобы помочь мне в виде игры с Хейли. Она фантастически умела создавать игры и воображаемые игры.К тому же цена была подходящей (5 долларов в час, что, по словам ее мамы, было слишком много).

Однако, если вам нужна няня, которая отвезет ваших детей в разные места (что мне пока не нравится) или для выполнения более сложных задач (например, ванны для младенцев), вы, вероятно, захотите рассмотреть более зрелую няню / няню. Женщина в возрасте 50 лет может быть замечательной, потому что она ответственна, часто сама воспитывает детей (а что может быть лучше, чем опыт из первых рук ?!) и может получать удовольствие от «практики» бабушкиных навыков, пока она ждет, пока ее собственные дети, вероятно, студенческого возраста смогут это сделать. жениться и заводить детей.

2. Сарафанное радио — лучшее направление. Я понимаю, как трудно найти няню, когда ты никого не знаешь (крикни этим новым мамам!). Я также знаю, что люди жестко охраняют своих хороших сиделок, опасаясь, что они станут слишком заняты или предпочтут детей из другой семьи своим. Однако, если вам удастся получить рекомендацию от друга / учителя / церкви для получения хорошего няни, я обнаружил, что в долгосрочной перспективе это сработает намного лучше.

Я опросил людей из опекунства.com и sittercity.com. С помощью этих сервисов у меня были друзья, которые находили потрясающих людей. Однако у меня это никогда не срабатывало, и мне было неудобно брать интервью у незнакомцев у себя дома. У меня было две замечательных няни / няни — одна была направлена ​​подругой, которой требовалось больше часов, чем няня могла предоставить ей (но работала хорошо для моих нужд), и моя нынешняя, которая была направлена ​​другом в моей игровой группе. Оба оказались ВЕЛИКИМИ.

3. Назначьте интервью, но больше смотрите, чем слушайте. Я брал интервью у натурщиков, у которых были «правильные» ответы на все вопросы, которые я задавал, но они просто выглядели неудобно с девушками. Конечно, я хочу узнать ваш опыт, если вы сертифицированы для сердечно-легочной реанимации, можете ли вы переехать, но если вы уклоняетесь от того, что мой трехлетний ребенок предлагает вам воображаемый сыр на гриле, тогда я не уверен, что мы подходим друг с другом.

Одни сиделки отлично ладят с младенцами, другие — с детьми школьного возраста. Понаблюдайте, как ваш потенциальный няня взаимодействует с возрастом ваших детей, прежде чем принимать решение нанять их или нет.Моя нынешняя няня влетела прямо в комнату, позволив Кейтлин заползти к ней на колени, чтобы прижаться, и спросила Хейли, что так хорошо пахнет на ее игровой кухне. Победитель.

4. Четко выражайте свои ожидания. Ой, этому у меня (и пары натурщиков-подростков) потребовалось время, чтобы научиться. Когда я сидел с детьми, я помню, как играл с детьми, а затем забирал дом, когда они ложились спать. Оказывается, это не стандартный протокол. Я, конечно, не ожидаю, что няня уберет мой дом, но если вы готовите обед для девочек, то да, я буду признателен, если вы уберете посуду, когда закончите.Однако оказалось, что ситтеры не умеют читать мысли, и я проделал довольно ужасную работу, заранее подготовив свои ожидания.

Оплакивая это подруге, она великодушно прислала мне свои правила и информационный лист, который хранила в холодильнике для сиделок. Я люблю это! Я подправил его, чтобы он соответствовал нашему дому, а теперь просматриваю его с натурщиками (слегка застенчиво, , черт возьми, я знаю, что это сводит меня с ума, но просто чтобы я ничего не забыл, тон …) и держу его в холодильнике .Я считаю, что лучше всего знать, чего от него ждут.

{Щелкните ссылку для бесплатной печати} -> Семейные правила и информационный бюллетень

5. Помните, что вы работодатель. У меня настоящая проблема с тем, чтобы чувствовать себя авторитетом при найме няни. Я не уверен, что это потому, что я чувствую, что мы в основном одного возраста ( новостей вспыхивают, Бриттани, тебе уже не 20 лет, даже если тебе так хочется ) или я просто ненавижу чувство власти, но я нахожу Я веду себя так, будто они просто подруги, оказывающие мне большую услугу.Я забываю, что плачу им хорошие деньги, и хотя да, я люблю их на личном уровне (такие милые девочки!), Я также нанимаю их, чтобы они заботились о моих детях (AKA: весь мой мир), поэтому мне не нужно быть так робко изложить свои ожидания или правила. Взрослый иногда бывает тяжело.

Вы сидели с няней, когда были моложе / сейчас?

Что делало один опыт присмотра за детьми лучше другого?

Родители — как вы выбираете / оцениваете сиделок?

Что для вас самое важное в поиске няни?

Королева няня маронов (?

Королева няня, как изображено на банкноте Ямайки

Изображение добросовестного использования

Няня, известная как бабушка-няня, бабушка-няня и королева-няня, была вождем маронов и женщиной-обиах на Ямайке в конце 17-го и начале 18-го веков.Мароны были рабами в Америке, которые бежали и основали независимые поселения. Сама няня была беглой рабыней, которую привезли из Западной Африки. Широко признано, что она происходила из племени ашанти в современной Гане.

Няня и четыре ее брата (все они стали лидерами маронов) были проданы в рабство, а затем сбежали со своих плантаций в горы и джунгли, которые до сих пор составляют значительную часть Ямайки. Няня и один брат, Куао, основали деревню в Голубых горах, на восточной (или наветренной) стороне Ямайки, которая стала известна как Городок нянь.Няня была описана как практикующая Обиа, термин, используемый в Карибском бассейне для описания народной магии и религии, основанной на западноафриканских влияниях.

Городок няней, расположенный в горах вдали от европейских поселений и труднодоступный для нападения, процветал. Няня ограничила свои нападения на плантации и европейские поселения и предпочла вместо этого заниматься сельским хозяйством и мирно торговать со своими соседями. Тем не менее, она совершила множество успешных набегов на освобождение рабов, удерживаемых на плантациях, и было широко признано, что ее усилия способствовали побегу почти 1000 рабов за ее жизнь.

Пока жила Няня, Няня Таун и Наветренные Маруны процветали и размножались. Британская колониальная администрация смутилась и стала угрожать успехам маронов. Владельцы плантаций, терявшие рабов и имевшие оборудование и урожай, сжигаемые маронскими налетчиками, требовали от колониальных властей действий. Охотничьи отряды, состоящие из солдат британской регулярной армии, ополченцев и наемников (многие из которых принадлежали к свободному чернокожему сообществу), рыскали по джунглям Ямайки.

Капитан Уильям Каффи, известный как капитан Самбо, считается убившим няню в 1733 году во время одного из многочисленных и кровопролитных сражений войны.Сама война длилась с 1720 года до объявления перемирия в 1739 году; Куджо, один из братьев Няни и лидер во время Маронской войны, был движущей силой договора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *