Труды конфуция: Жизнь и труды Конфуция. Конфуций за 90 минут

Жизнь и труды Конфуция. Конфуций за 90 минут

Жизнь и труды Конфуция

Он родился в VI веке до н. э., проживал по преимуществу в северной части Китая. VI век до н. э., несомненно, был знаменательным периодом человеческой истории, вторым по важности после того времени, когда человек научился добывать огонь. На этот век пришлись не только рождение Конфуция, но и формирование даосизма, появление на свет Будды, вознесение греческой философии. Остается загадкой, почему столь важные интеллектуальные события происходили именно в это время — в самых разных цивилизациях, находившихся на разных уровнях развития, не имевших контактов друг с другом. На этот счет существуют разные предположения: посещение инопланетных космических кораблей, необычайная солнечная активность, массовый психоз и т. д. Все они сходятся в одном: с той поры у человечества не отмечалось аналогичных периодов столь интенсивного духовного развития.

Конфуций родился в 551 году до н. э. в феодальном государстве Лу, ныне это часть северной провинции Шаньдун. Он происходил из древнего и знатного, но обедневшего рода, по слухам, был прямым потомком правителей династии Шан-Инь.

Эта самая ранняя династия Китая правила более 600 лет с XVIII до XII века до н. э. Есть свидетельства, что в те времена люди делали лазурные горшки, расписанные великолепными цветами, и использовали в качестве денег розовые раковины каури. Легенда гласит, что люди того времени изобрели китайскую письменность, чтобы общаться с предками посредством сообщений, выгравированных на черепашьих панцирях. Все эти мифы отвергались серьезными историками до тех пор, пока недавние археологические находки не подтвердили существование и образ жизни именно такой династии во втором тысячелетии дон. э. Но, к сожалению, в найденных книгах из черепашьих панцирей не обнаружены упоминания о ранних представителях рода Конфуция.

Достоверно известно, что отец Конфуция был мелким военным чиновником и что, когда у него родился сын, ему было 70 лет.

Отец умер, когда Конфуцию исполнилось три года, и вырастила его мать. (Примечательно, что большинство основателей великих мировых философий и религий выросли в семье с одним родителем.)

Позже Конфуций вспоминал: «Когда мне было пятнадцать, меня интересовала только учеба». Стремление к знаниям стало главным смыслом всей жизни Конфуция, которая затем разделилась, согласно его собственному утверждению, на не сходные друг с другом этапы: «…когда мне было тридцать, я начал свою жизнь; в сорок я был самонадеянным; в пятьдесят осознал свое место в общем порядке вещей; в шестьдесят научился не спорить; а сейчас мне семьдесят, и я в состоянии свободно идти по жизни, не разрушая ее основ». Трудно сказать, что это: духовная автобиография или вариант традиционной китайской мудрости, описывающей «возрасты человека». Во всяком случае, в этом фрагменте содержится не так много личных подробностей или того, что современный читатель назвал бы «жизнеописанием».

О ранних годах Конфуция не известно почти ничего, за исключением того утверждения, что прежде всего он ценил знания да разного рода невероятных историй, всегда сопровождающих такие трансцендентные фигуры (слетающиеся с деревьев прирученные птицы, возвращенная к жизни любимая собака дяди, появление комет и пр.).

Во времена Конфуция шестисотлетняя династия Чжоу начала приходить в упадок. Это была эпоха феодализма, когда вассальные города-государства забывали данные друг другу клятвы верности и вели войны практически по любому поводу. Военные вожди жили так, как во все времена живут военные вожди: резня, роскошь, оргии, — а народ старательно плодился, исходя из того, что правители вряд ли изменят условия, сокращающие численность населения (болезни, нищета, оргии).

Страданиям простого народа не было предела, подобное наблюдалось впоследствии разве что во времена коммунистической революции, при которой, несмотря на все благие намерения, были воспроизведены некоторые черты традиционного уклада жизни. Повседневные тяготы жизни оказали сильное воздействие на юного Конфуция, развив в нем стойкость и практичность — качества, которым он редко изменял в будущем.

Конфуций рано понял: чтобы прекратить невыразимые страдания народа, нужно изменить образ мыслей, общественный менталитет. Общество должно существовать для блага всех своих членов, а не быть источником сверхприбылей правителей. Конфуций стал первым, кто сформулировал этот принцип, нередко игнорируемый и в наши дни. Древние греки поставили так вопрос только через 200 лет после Конфуция. Путем рефлексии они создали абстрактное понятие справедливости. Конфуций в годы своего становления возможности абстрактно рассуждать не имел, он хотел изменить не общественное устройство, а только менталитет: его размышления были связаны с реальностью.

Правитель должен править, чиновник выполнять свои обязанности, и это также бесспорно, как и то, что отец должен быть отцом своему сыну. Революция мышления, которую в конце концов совершил Конфуций, затрагивала только отношение к происходящему и поведение. Каждому предлагалось выполнять свое дело — настолько хорошо, насколько он может.

Однако высказывания Конфуция были настолько неопределенными, что оставляли исследователям свободу интерпретации. Например: «Если учение распространяется, то это потому, что того хотят небеса», «Быть правителем тяжело, но нелегко быть и подданным», «Самобытные люди все делают не так, как другие», «Раздавать приказы и ничего не делать самому — не доблесть».

Часто встречающееся в отдельных высказываниях Конфуция и характерное для всего его учения отсутствие

видимой логики и стало источником жизненности конфуцианства. Ложность его доказать невозможно, при внимательном изучении вы рано или поздно убедитесь в том, что оно истинно почти что во всем. В этом смысле конфуцианство сильно также, как Библия и другие священные тексты самых незыблемых вероучений.

В восемнадцать Конфуций женился, и у него родился сын, названный Ли, что значит «большой карп». (Ли разочаровал своего знаменитого отца, так и не став, на что надеялся отец, крупной рыбой.) Конфуций был беден, и для того чтобы свести концы с концами, работал сразу в нескольких местах — в том числе управляющим зернохранилища и смотрителем зверинца священных животных. В свободное время он изучал историю, музыку и богослужение и быстро приобрел репутацию самого образованного человека в Лу. Конфуций был честолюбив. Он надеялся добиться высокого поста в правительстве для того, чтобы применить свои идеи на практике. Неудивительно, что падкие на удовольствия правители не желали допускать к управлению человека, портящего им всю радость жизни, и поэтому все попытки Конфуция получить должность заканчивались на стадии предварительных бесед. (Конфуций был пылким молодым человеком, жаждущим поделиться своими обширными знаниями со всем миром, — а это не самый лучший способ пройти собеседование и получить работу.) В те времена, как и ныне, люди, не получившие работу в избранной ими сфере деятельности, часто становились учителями. Государство Лу гордилось школами, учившими будущих придворных дворцовому этикету и ритуалам. В этих школах обычно работали бывшие придворные, владевшие исключительным знанием сложных дворцовых церемоний, но потерявшие место из-за какой-нибудь случайной оплошности, которая к тому же обычно влекла за собой утрату нескольких личных владений, приносивших гораздо больший доход, чем жалование придворного. Конфуций хотел организовать совсем другую школу, в которой он учил бы политических деятелей тому, как надо править.

По счастью, Конфуций был привлекателен и полон вдохновения — никто не подвергал сомнению его способности, и ученики вскоре появились. Его школа очень походила на школы, созданные впоследствии древнегреческими философами. В ней поддерживалась неформальная атмосфера. Учитель беседовал с учениками, сидя под сенью деревьев. Время от времени проводились теоретические занятия, но большинство уроков было построено по принципу вопросов и ответов.

Часто ответы учителя звучали в виде поучений: «Если ты ведешь в бой необученную армию, ты уничтожаешь ее», «Начальствующий скуп на слова, но не надела», «Если ты не исправишь свои недостатки, то станешь еще более несовершенным». Две с половиной тысячи лет назад эти замечания, должно быть, так же как и сегодня, выглядели почти банальностями.

Хотя известно, что Конфуций нетерпимо относился к невеждам: «Я показал один угол предмета, а ученик не смог найти три остальных, я выгнал его». В школе Конфуция не было места трусам и двуличным людям. Обычно учеников набиралось дюжины две, среди них были и принцы, и нищие. Не все дошедшие до нас высказывания Конфуция банальны, среди них есть определенное количество спорных и неясных поучений, но наряду с этим налицо целый ряд мудрых утверждений. («Тот, кто не знает цену словам, никогда не поймет людей», «Полная жизнь хочет того, что нужно ей самой, пустая жизнь хочет того, что появляется у других».) Его замечания содержат сдержанный восточный юмор, по-прежнему недоступный большинству жителей Запада.

В сущности, Конфуций — это учитель нравственности. Он всегда был честным и не доверял резонерству. Его целью стало научить учеников правильно себя вести. Если они хотят управлять людьми, то сначала они должны научиться управлять собой. Основы его учения звучат очень знакомо: добродетель — это любовь к ближнему. Это глубочайшее определение отношений между людьми было сформулировано Конфуцием более чем за 500 лет до рождения Христа. Правда, тогда оно еще не стало религиозным принципом. Учение Конфуция дало толчок основанию религии (конфуцианства), но его поучения сами по себе не были религиозными. И не были религией для него самого — это один из парадоксов, который способствовал долголетию учения.

У этого парадокса есть и еще одна характерная черта. Учение Конфуция не было религиозным, но сам он таковым являлся. Или же казался. По преимуществу. А от прямого ответа на этот вопрос уклонялся. Его высказывания по этому вопросу варьируются от не вполне искренних до загадочных. Мы никогда не узнаем, чем диктовалась такая позиция — целесообразностью или политической корректностью.

Конфуций производил впечатление человека, убежденного в том, что в Космосе существуют силы добра, — некоторые могут назвать это убеждение верой в Высший порядок, хотя вокруг Конфуция не происходило каких-либо событий, способных поддержать такой оптимизм. Конфуций прослыл добродетельным человеком, благоговеющим перед Небесами, но сам он считал большинство религиозных практик своего времени суеверным вздором. Хотя, с другой стороны, он восхищался обрядами и считал их весьма полезными.

Этим, как и многим другим, Конфуций весьма напоминает Сократа. И действительно, ряд авторитетных востоковедов называли Конфуция сократическим Христом. (Такие необоснованные заявления нередки в отношении выдающихся исторических фигур, хотя, как правило, они содержат и зерно истины.)

Ключевой момент учения Конфуция символизирует китайский иероглиф Жэнь. Жэнь воплощает великодушие, добродетель и любовь к человечеству. Это очень напоминает христианское понимание милосердия. (Говорят также, что Жэнь превратился в дзен-буддизме в дзен, хотя это и произошло несколько столетий спустя после смерти Конфуция.) Наряду с Жэнь учение Конфуция подчеркивает значение таких качеств, как Тэ (добродетель) и Ий (справедливость). Конфуций настаивал на важности в повседневной жизни этикета и выполнения традиционных обрядов. Но это выполнение должно быть осмысленным; превращаясь в простую формальность, оно вызывает духовные болезни как личности, так и общества в целом. Целью Конфуция было воспитание цзюнь-цзы (благородных мужей), которые жили бы гармоничной и добродетельной жизнью, свободной от тревог и страданий.

Нечего говорить, что главный постулат Конфуция, Жэнь, получил множество толкований. Само это слово переводилось по-разному: нравственное совершенство, великодушие, гуманность, милосердие, а то и просто альтруизм.

Китайский иероглиф Жэнь состоит из двух элементов: «человек» и «два». Человек + два = человек для человечества. Другими словами, Жэнь не сосредоточивается на индивидуальной духовной нравственности, он относится к социальному поведению или нравственному характеру, проявляющемуся в публичном окружении. Конфуций раскрыл смысл Жэнь в своих «Высказываниях» (или «Лунь Юй», часто называемых «Аналектами» или «Суждениями и беседами»): «Когда его спросили, что означает Жэнь, Конфуций ответил: «Он означает любовь к окружающим человеческим существам». Позже он развил эту идею: «Есть пять вещей, которые каждый должен включить в исполнение Жэнь: почтительность, терпимость, надежность, сообразительное усердие и великодушие. Если человек почтителен, ему не будет грозить высокомерие, если он терпим, он овладеет массами. Если он надежен, люди сами будут доверяться ему. Если он усерден и сообразителен, то добьется результатов. Если он великодушен, то будет достаточно хорош для того, чтобы руководить другими людьми».

Конфуций рассматривал Жэнь как часть образования. Другими словами, человека лучше научить такому поведению, нежели он будет учиться ему на собственном опыте. Во времена Конфуция образование считалось скорее обучением тому, как себя вести, нежели приобретением специальных знаний. Конфуций разделял эту позицию. Приобретение знания было мудростью, а не Жэнь. Последнее включало в себя не только этику, но и многие традиционные ценности китайцев, особенно почтительное отношение детей к родителям, значившее намного больше, чем просто уважение родителей, и подразумевавшее реализацию целой системы традиционных ценностей и ритуалов.

Во времена Конфуция традиции китайской морали были уже достаточно развиты. Существовало две ключевых концепции: Дао и Тэ. Дао переводится как «Путь» в том же значении, которое имел в виду Христос, говоря: «Я — Свет и Путь». Более привычным западным эквивалентом Дао могло бы стать слово «Истина», хотя в нем и не будет элемента продвижения, представленного в Дао. Для духовного здоровья личности жизненно важно придерживаться Пути. Но Дао касается не только личности: государство в целом тоже должно придерживаться Пути.

Отношение Конфуция к Дао было очень противоречивым. С гномической иронией он замечает: «Не зря прожил жизнь тот, кто умер в тот день, когда говорил о Пути». Конфуция не интересовала религия, выросшая из этой концепции, — даосизм, предполагавший взгляд внутрь человека и призывающий личность удалиться от общества. Для Конфуция нравственным было именно участие в жизни общества. С другой стороны, он одобряет Путь, когда тот обращается к традиционным принципам морали. Обряд может стать большим подспорьем в научении Жэнь.

Другим ключевым понятием китайской нравственности было Тэ. Обычно оно переводится как «добродетель», но происходит от слова «тэ», что значит «получать». Следуя Путем, человек обретает добродетель. Но и тут Конфуций был противоречив. В какой-то момент своих путешествий, когда его преследовал печально известный Хуан-ди, и его жизнь была в опасности, Конфуций выразил свою невозмутимость следующими словами: «Небо дало мне добродетель. Как ты, Хуан-ди, смеешь вредить мне?», подразумевая, что мы получаем добродетель с «Неба». В большинстве высказываний Конфуций предстает перед нами как человек, проповедующий, что мы получаем с Неба личную способность к добродетели. Она может разниться у разных людей, но все мы должны взращивать ее, вне зависимости оттого, каким нравственным потенциалом обладаем. Взращивание добродетели должно стать нашей главной нравственной заботой, неспособность к таковому вызывала озабоченность Конфуция. «Неспособность взращивать добродетель, неспособность размышлять над тем, что узнал, невозможность стоять на том, что точно знаешь, невозможность исправлять свои недостатки — все это беспокоит меня».

Тэ также играло роль образца для общественного подражания. Общественный порядок мог поддерживаться либо наказанием, либо примером. «Если руководить народом посредством законов и поддерживать порядок при помощи наказаний, то народ будет стремиться избежать наказаний и не будет испытывать стыда. Если же руководить народом посредством добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуалов, то народ будет знать стыд, и он исправится». Это изречение звучит исключительно оптимистично. А в условиях Китая VI века до н. э. — в трудный период династии Чжоу, когда страна управлялась вздорными и мелочными диктаторами и военными вождями, — такой гуманный совет казался высокопарной глупостью. Чего можно достичь такими действиями? Менее жестокого правления? Довольного населения? И что из этого?

Самое примечательное в этом утверждении — его оригинальность. Тэ стало не чем иным, как эволюционным шагом вперед. Великодушие, благородство, пример — все это, несомненно, было новшеством и казалось невозможным в мире первобытной дикости. Чтобы эти принципы выжили, необходимо было по крайней мере чудо. И в конце концов чудо явилось, как в Китае (конфуцианство), так и на Западе (христианство). Без этого гуманистического элемента, выросшего в обстановке дикой междоусобной борьбы, человеческой цивилизации никогда бы не было. (Мы бы видели только кровопролитие и ужасы цивилизаций Древнего Египта и Майя, которые развивались без такого элемента гуманизма.)

Трудно переоценить этот «невероятный» эволюционный шаг человеческого общества, который первым сделал Конфуций. Мы можем только догадываться, что заставило его провозгласить эту новую гуманность. Внимательно присмотревшись, мы увидим, что она позволила нам выкарабкаться из трясины варварства и реализовать свой человеческий потенциал. Осознавал ли Конфуций возможные последствия своего шага?

Ответ кажется очевидным: Конфуция могла вдохновить на такое дело лишь вера в Бога, причем в благожелательного Бога. Но помилуйте, Конфуций в лучшем случае агностик! Он находился под воздействием обрядов, но когда дело касалось веры в Бога, загробную жизнь или метафизику любого сорта, становился уклончивым. «Цзы-Лу спросил о том, как служить духам умерших и богам. Учитель ответил: «Ты не можешь служить даже человеку, как же ты можешь служить духам?»

«Но могу я спросить о смерти»?

«Ты не можешь понять даже жизнь, как же ты можешь понять смерть?»

Хотя Конфуций, несомненно, обладал невысказанной верой в Нечто. Это Нечто не было трансцендентным, но в основном служило тем же основным задачам, что и любая другая религия. Он верил в нравственное предназначение человека. Мы обязаны совершенствоваться и становиться как можно более развитыми, превращаясь в лучшие человеческие существа. И это единственный способ осмысленно прожить жизнь. Конфуцию чужда идея загробной жизни с воздаянием за добрые дела и наказанием за грехи. Совершенствоваться нужно ради самого совершенства, а не ради последующего воздаяния. Итак, более чем за два тысячелетия до Дарвина появляется светская религия, чрезвычайно похожая на теорию эволюции. Самобытный способ выражения крайнего благородства в гуманизме — преследовать добрые цели ради добра как такового.

Конечно, очень хорошо, что существует столь высокое чувство, но как же все-таки мы должны вести себя на практике? Конфуций не был бы Конфуцием, не будь он практиком, а его этика не представляла бы систему конкретных предписаний относительно поведения в повседневной жизни. Он советовал: «Смири себя» и «Не делай другим того, чего не желаешь себе». Это были позиция и жизненный принцип: «Безропотно выполняй свои общественные обязанности, безропотно выполняй свои личные обязанности». Мы должны задаться целью «жить спокойно и без страха». Но как? «Если человек испытал себя и не нашел, в чем себя упрекнуть, тогда что его беспокоит и что страшит его?»

В глазах современного человека это выглядит как просто одно из самых слабых мест этики Конфуция. Наша этика склонна отражать эгалитарные аспекты общественной жизни. Поэтому неудивительно, что мораль Конфуция соответствует примитивной, классовой природе китайского общества времен династии Чжоу, правившей более двух с половиной тысяч лет назад. Конфуций рассматривал этику как классовую принадлежность. Люди, реализующие свой моральный потенциал, становятся Жэнь. Это лучшие люди страны — представители правящего класса.

Но правители обычно и без того убеждены, что они лучше остальных людей, и правящему классу Китая VI века до н. э. не нужен был Конфуций для подтверждения этой самоочевидной истины. С другой стороны, они не могли и помыслить, что народ может вести себя так, как ведут себя они сами. Небо запрещает! «Делай, как я сказал, а не как сделал». Нравственность всегда носила классовый характер. Легко быть хорошим, когда общество устроено для твоей выгоды и защиты. Но когда правила не на твоей стороне, тебя меньше тянет быть добрым (факт, отмечаемый в тюрьмах всего мира на протяжении всей истории человечества).

Здесь Конфуций может показаться снобом, но его понимание нравственности фактически было попыткой разрешить классовую проблему. Благородный муж может быть представителем высшего класса, но если вы ведете себя также, как он, то между вами нет разницы. Но Конфуций пошел еще дальше. Благородный муж должен демонстрировать образцовое поведение (в буквальном смысле этого слова). Нравственность благородного мужа должна быть примером для других (в противном случае он не благородный муж). Таким образом, Конфуций сделал свою этику универсальной, подходящей для всех классов и всех времен.

И тем не менее некоторые его практические советы этического характера сохраняют следы классового подхода: «Князь Цзы из Чи спросил Конфуция относительно управления. Конфуций ответил: «Пусть правитель будет правителем, подданный — подданным, сын — сыном». Князь ответил: «Отлично! Действительно, если правитель не правитель, подданный не подданный, сын не сын, то я не могу быть уверенным ни в чем, и более того, я даже не могу знать, когда в следующий раз буду обедать». Некоторые найдут в этом фрагменте учения Конфуция, отметившего исключительное внимание князя к своему желудку, элемент иронии, но это вряд ли соответствует действительности. Этика Конфуция была революционной, но в политическом отношении он оставался закоренелым консерватором. И это едва ли должно удивлять, принимая во внимание политическую анархию и страдания, которые он видел вокруг себя. В такие периоды потребность в «сильной руке, как в старые добрые времена» испытывают не только пожилые чудаки. Далекие годы ранней династии Чжоу казались Конфуцию золотым веком. Это были времена сильного правительства, культурного расцвета и стабильности, когда император царил над послушными ему феодальными правителями. Во времена Конфуция феодальная система начала разрушаться, а феодальные правители превратились в междоусобствующих военных вождей. В его глазах единственной альтернативой классовому обществу была анархия.

И все же краеугольным камнем нравственного общества для Конфуция было не классовое устройство, а любовь. И тут можно сравнить конфуцианство с христианством. Оба учения провозгласили главным своим принципом «любовь к ближнему». Но Конфуций был достаточно смел (или оптимистичен), чтобы предположить, что принцип личной любви может распространиться и на общество в целом. Христианство можно коротко охарактеризовать формулировкой «Отдайте кесарю кесарево», оно прослыло «моралью рабов» жестокой империи, придавая огромное значение личности и ее спасению, так же как и бескорыстной любви к другим верующим. Столетия спустя эти идеи переросли в марксизм, хотя правители христианского Запада по большей части оставались реалистичными прагматиками, а не отвлеченными идеалистами. Конфуцианство переработало традиционные китайские добродетели и предложило систему общественной нравственности, став синонимом китайского образа жизни.

Сменяли друг друга эпохи, образцовая мораль и любовь к ближнему постепенно видоизменялись вместе с самим Китаем. Несмотря на горячие протесты идеологов современного Китая, элементы конфуцианства проглядывают и в маоистском марксизме. И хотя сам марксизм пришел в этой стране в упадок, китайское представление о связи между народом и правительством остается столь же сильным, как и раньше. По мере усвоения Китаем западных идей значительно усилилось осознание культурных сходств и различий Запада и Востока.

Тринадцатую книгу своих высказываний Конфуций посвятил политической философии. Она начинается с нескольких простых, вполне обычных советов: «Цзы-Лу спросил о правительстве. Учитель ответил: «Заставь людей усердно работать, подав им пример».

«Цзы-Лу спросил, что еще он должен делать. Учитель ответил: «Никогда не ослабляй своих усилий».

Когда его спросили о том, как работать в правительстве, Конфуций ответил: «Прояви снисходительность к небольшим ошибкам и продвигай талантливых людей».

«Но как определить талантливых людей?»

Учитель ответил: «Продвигай тех, кого ты выбрал сам. Те, кого ты не выбрал, продвинутся и без тебя».

Но вскоре учитель уходит от таких банальностей. Когда его спросили, что он сделал бы прежде всего, если бы его назначили в правительство, Конфуций ответил: «Прежде всего я бы убедился в том, что все названия правильны».

«В самом деле? Разве это не глупо?»

«Какой же ты невежественный дурень! Если ты не понимаешь, о чем говорят, лучше помолчи».

Отчитав незадачливого ученика, Конфуций развил свою лингвистическую теорию правительства: «Если названия неправильны, то слово не достигает своей цели. А если слово не достигает цели, то ничего нельзя сделать правильно. Если ничего нельзя сделать правильно, то ритуалы приходят в беспорядок, музыка становится нестройной, а наказания больше не соответствуют преступлению. Когда наказание больше не соответствует преступлению, никто не знает, на каком свете он находится. Следовательно, если кто-то что-то задумал, то он должен понятно объяснить задуманное. А когда кто-то что-то прикажет, то должен быть тот, кто это выполнит. Там, где людей связывает язык, огромное значение имеет точность. Не должно оставаться ничего, что могло бы породить неправильное толкование».

Все это очень хорошо, но это и есть основной приоритет? Кого-то действительно может удивить, что все это нужно осуществить в правительстве. (Непонятные приказы веками были неотъемлемой частью управления.)

Конфуций отстаивает этот подход, обращаясь и к следующей теме. Когда его спросили о практике сельского хозяйства, он предложил длинный ответ, в котором ничего не сказал о сельском хозяйстве. «Фань-Чи попросил Конфуция научить его выращивать семена. Учитель ответил: «Опытный крестьянин сделает это лучше меня». Тогда его попросили научить выращивать овощи. Конфуций ответил: «Опытный огородник сделает это лучше меня».

Когда Фань-Чи ушел, Конфуций воскликнул: «Какой же он невежественный дурень! Когда правители соблюдают ритуалы, никто из обычных людей не смеет быть непочтительным. Когда они вершат правосудие, никто не смеет ослушаться. Когда они требуют почитания, никто не смеет быть неискренним. Когда они выполняют эти действия, люди стекаются со всей страны с детьми, привязанными к спинам. Так какой же смысл рассуждать тут о выращивании семян»?

Далее Конфуций занимает противоречивую позицию. Сначала развенчав практические способности, теперь он подчеркивает их превосходство над образованностью: «Представьте себе человека, который может наизусть продекламировать все три сотни поэм из традиционной Книги Песен. Вы дадите ему ответственный пост, но на нем он окажется некомпетентным. Вы пошлете его заграницу с дипломатической миссией, но он докажет свою неспособность проявить инициативу. Что пользы от этих поэм, независимо от того, сколько их он выучил наизусть?»

Культивирование поэзии ничем не отличается от культивирования репы — и то, и другое равным образом бесполезно для культивирования Жэнь. Если кто-то приобрел это качество, все остальное приложится. «Если правитель честен с самим собой, то послушание будет и без отданных им приказов; но если он сам нечестен, то послушания не будет, даже если приказы отданы».

Как и многое у Конфуция, это звучит очень разумно, но на практике является чистой воды фантазией. Человеческая природа такова, что люди будут скорее слушаться кровожадного тирана, чем честного и гуманного правителя с добрыми намерениями. Почему же этот совет разумен? Потому что Конфуций пытался улучшить поведение отвратительных и бессовестных правителей своего времени. Любая попытка улучшить положение вещей заслуживает похвалы. Но выбрав такое направление, Конфуций ограничил действие своих советов определенным местом и временем.

Этим недостатком в той или иной степени страдают все политические советы. И чем больше совет подходит к текущему моменту, тем быстрее он становится бесполезным. Мы сравнили политические наставления Конфуция с другим великим трудом о политическом руководстве — «Государем» Макиавелли. Политические рекомендации Конфуция оказались бы неуместны в Италии эпохи Ренессанса, многие правители которой были убеждены в том, что народ нужно вдохновлять культурным и образцовым поведением. Сочинения Макиавелли были нацелены на то, чтобы открыть правителю глаза на политические реалии: плохое поведение всегда выигрывает. По той же причине «Государь» был бы совершенно не нужен любому китайскому военному вождю поздней династии Чжоу. Безнравственное соглашательство и злобная нечестность были его второй натурой, качествами, необходимыми любому правителю Чжоу, хотевшему удержаться на работе. Конфуций просто пытался изменить баланс в пользу более цивилизованного подхода.

Основным залогом достижения Конфуцием своих целей были его педагогические способности. Главная задача его школы состояла в подготовке государственных служащих, которые могли бы пропагандировать его социальные и политические идеи — культивировать человечное поведение и доброжелательное общение. Он всегда подчеркивал, что цель Жэнь — это выгода не одного человека, но общества в целом. «Жэнь возрос настолько, что может принести мир и счастье всему народу». Предполагалось, что эти новые администраторы будут считать свою работу призванием, а не средством собственного продвижения и возвышения. «Позорно делать жалование своей единственной целью». Честный человек не должен бояться бедности.

Несмотря на все уважение к классовой системе общества, Конфуций не поддерживал ее в своей школе. Он верил в «образование для всех, вне зависимости от их происхождения». В то время образование получали только представители высших классов, поэтому введенная Конфуцием политика открытых дверей давала исключительную возможность получить образование тем, кто при других обстоятельствах провел бы всю жизнь в тяжелом труде и унижениях. Как следствие, большинство учеников Конфуция происходили из низших классов, и они остались преданными и благодарными своему учителю на всю жизнь. Таким образом, Конфуций причастен к тому, что новые таланты и новые идеи приходят в чиновничью службу. Он хорошо осознавал, что делает: «Когда есть образование, нет классового разделения». (Грустно, но в наших глазах это утверждение тоже выглядит как благая фантазия. )

И все-таки, несмотря на завуалированный эгалитаризм, Конфуций сохраняет определенные предрассудки: «Неправильно для благородного мужа знать дела слуг, и правильно, если он возьмет на себя великие обязанности. Неправильно для маленького человека брать на себя великие обязанности, но он должен знать дела слуг».

Конфуций был великолепным педагогом, и многие его ученики стали весьма успешными администраторами (к некоторому огорчению своего пожилого учителя, безуспешно продолжающего изучать свитки с объявлениями о работе). Было бы вполне естественно, если бы ученики Конфуция предали забвению многие из его бесполезных принципов сразу же после того, как вошли в настоящий правительственный мир. С гуманизмом и революционными идеями они могли бы получить работу разве что в хоре для мальчиков. Однако первое конфуцианское поколение правильно воспитанных чиновников не забыло своего великого наставника и того, чему он их учил. Они создали нечто вроде масонского общества, и, несомненно, их образование повлияло на то, как они прожили дальнейшую жизнь, так же, как и на их отношение к своей работе. Первые семена нового просвещения были посеяны. Вскоре уже не многие чиновники серьезно верили в то, что правители происходят от божественных предков и управляют по воле Небес. Стало ясно, что государство, несомненно, может быть совместным общим делом, предприятием и приносить пользу всем; новые чиновники приложили все усилия для того, чтобы удержать своих начальников от развязывания бессмысленных войн.

Среди учеников Конфуция был ряд отпрысков влиятельных семей, обычно из других провинций. Но в конце концов и некоторые любознательные члены правящего рода Лу начали посещать его занятия. Таким образом Конфуций познакомился с будущим правителем Лу, принцем Янь Хуэем (не путать с имевшим дурную славу предшественником по имени Янь Ху, который стал предметом насмешек после того, как его режим превратился в пародию на правление). Янь Хуэй находился под впечатлением от бесед с Конфуцием и, когда принял власть, назначил этого средних лет философа министром внутренних дел. Наконец-то Конфуций смог применить свои принципы на практике.

Согласно историческим данным, Конфуций был очень успешным министром, хотя при этом он мало пользовался своими возвышенными принципами. Конфуций организовал террор против местных преступников. «Все время, пока он занимал этот пост, в земле Лу не было грабителей», — пишет о нем биограф X. Грил. Конфуций зашел так далеко, что ввел смертную казнь за «изобретение необычной одежды»; и скоро по всей провинции нравы упорядочились настолько, что «мужчины старались ходить по правой стороне улицы, а женщины по левой». В конце концов было решено, что сделано уже достаточно. Кто-то предложил, чтобы избавиться от Конфуция, подкупить премьер-министра восемью хорошенькими девушками. А премьер-министр, не получивший конфуцианского образования, не счел возможным отказаться от такой редкой возможности. Конфуций был снят со своего поста; мужчины и женщины Лу снова стали ходить по одному тротуару и носить модные наряды без боязни увидеть себя в них мертвыми; а преступники смогли оставить несвойственный им честный труд, чтобы последовать своему истинному призванию.

В признание заслуг Конфуций был назначен на еще более престижный пост с очень впечатляющим титулом и жалованьем. Но он быстро разобрался в том, что это просто синекура без всякой власти. И с отвращением ушел в отставку. Его не интересовала работа, если она не давала ему возможности решать важные государственные вопросы.

В это время Конфуцию было пятьдесят лет. Вместе с несколькими учениками он решил отправиться в паломничество по Китаю. Но это не было паломничеством в обычном духовном смысле. У него не было священного места назначения, и Конфуций не искал в этом путешествии просветления. Его паломничество, также как и его философия, преследовало только светские цели. Он искал работу. А если он не сможет найти работу, то, возможно, найдет будущего правителя, которому станет наставником, и в конце концов где-нибудь его принципы можно будет применить на практике. Но, очевидно, молва о Конфуции распространилась уже достаточно широко. Его скитания в поисках священного Грааля трудоустройства длились более десяти лет. Время от времени у него спрашивали совета, но, как и раньше, все попытки устроиться на постоянную работу не шли дальше собеседования.

О причинах этого можно только догадываться. По общему признанию, Конфуций был тогда мудрейшим человеком во всем Китае. Он обучил многих самых способных чиновников этой страны. Когда он сам занимал небольшой пост, он не принял ни одной взятки и даже не предал своего начальника в руки его врагов. (Такая эксцентричность считалась в то время чуть ли не извращением и, несомненно, способствовала более позднему утверждению о том, что Конфуций — это исключительно легендарный персонаж, который никогда не существовал в действительности.) Но, очевидно, что-то было в нем не так. Горячность, неприятие компромисса, вредные привычки, а может быть, просто неприятный запах изо рта — мы никогда не узнаем наверняка, что не нравилось в Конфуции китайским правителям. Лично мне кажется, что после изучения его письменных трудов они просто находили его ужасно скучным.

И даже приключения, случавшиеся с Конфуцием во время его десятилетнего путешествия, приобрели этот характерный налет скуки. Когда он гостил в государстве Вэй, у него случилась какая-то история личного свойства с печально известной сестрой правителя, Нань-Цзы, которая сильно огорчила учеников Конфуция. Но история стыдливо умалчивает о том, что же именно огорчило учеников Конфуция, и мы даже не можем узнать, чем Нань-Цзы приобрела такую дурную славу, кроме тривиальных слухов о царственном инцесте. В провинции Сун Конфуций узнал, что кто-то послан его убить, и поэтому он носил «неприметную одежду». Так и продолжалось его прозаическое странствие. Он также сообщает, что в Сун он встречался и целую ночь разговаривал с местным правителем, в конце концов убедив гостеприимного хозяина в том, что его идеи относительно правления страной достойны применения. тш-гой Песен», которые включают в себя легендарные сведения о не относящихся к определенному времени деталях раннего периода китайской жизни) и доходит до загадочной и зачастую не по назначению используемой И-Цзин («Книги Перемен»), интригующей смеси метафизического Мумбо-Юмбо и психологического озарения. Позже она начала свою жизнь в качестве книги предсказаний. Подобно вавилонской астрологии, датирующейся тем же периодом юности человечества, И-Цзин содержит построенную на шатких основаниях систему гномической мудрости.

И-Цзин, бесспорно, обладающая эзотерической природой, приводит в смущение исследователей Конфуция, которые справедливо утверждают, что учитель всегда придерживался строго практического подхода к философии. Хотя они и не отрицают, что Конфуций потратил многие годы, читая эту книгу, а в последний период своей жизни в Лу написал к ней пространный комментарий.

Далекий от пренебрежительного отношения к порой фантастическому содержанию И-Цзин, этот комментарий даже содержит инструкции о том, как использовать книгу в гадательных целях, подбрасывая в воздух маленькие палочки и расшифровывая образованные ими рисунки. На первый взгляд это походит на то, как если бы Гегель тайком танцевал в балете, но даже философы могут иметь свое хобби, и подбрасывание в воздух маленьких палочек с целью узнать, кто выиграет гонки в Шанхае в 2.30 дня, кажется достаточно безобидным.

Последние годы жизни Конфуций также потратил на передачу основ своей философии ученикам. Сейчас ясно, что его учение не было философией в западном смысле этого слова. Оно содержит суждения об эпистемологии, логике, метафизике и эстетике — традиционных разделах философии, — но только в форме беглых заметок, а не системы. Наставления Конфуция содержат еще и замечания о вкусе имбиря и длине ночных рубашек, не составляя теорию кулинарии или моды. Хотя судя по тому времени, когда он был министром внутренних дел, у него, похоже, была очень четкая теория моды. Так что, возможно, он и формулировал внушительные кулинарные и философские системы, которые просто до нас не дошли.

Конфуцианское учение и духовные наставления должны были составить основу образования класса мандаринов, которые свыше двух тысячелетий управляли китайской администрацией. Как и все иерархии такого рода, она в конце концов закостенела. Конфуций предвидел необходимость адаптации управления к времени: «Не меняются только мудрецы и идиоты». Но предупреждение Конфуция не помогло. Возможно, судьба всех чиновничьих служб в том и состоит, что ими управляют мудрецы и идиоты.

В 479 году до н. э., в 72 года, Конфуций лег на смертное ложе. Ученики присматривали за ним во время его последней болезни. Его последние слова были записаны любимым учеником Цзы-Лу:

«Большая гора должна разрушиться,

Крепкая балка сгореть,

Мудрый человек должен завянуть, подобно растению».

Ученики похоронили Конфуция в городе Цюйфу на реке Ссу. Построенный на этом месте храм и прилегающие к нему территории оберегались как святыня. Свыше двух тысяч лет к этому месту устремлялся нескончаемый поток паломников. Краткий перерыв в этой традиции во время коммунистической эпохи, несомненно, закончился — наступил конец недолгого забвения древней китайской традиции, установленной задолго до рождения Сократа и Христа.

Судя по последним словам Конфуция, он знал о своем величии, но не был уверен в том, что его послание миру надолго переживет его самого. Беспокоясь на этот счет, Конфуций был совершенно прав. Конфуцианство прожило две с половиной тысячи лет, но иногда трудно определить его соответствие оригинальным учениям самого Конфуция (во многом столь же трудно, как связать инквизицию и сожжение еретиков с учением того, кто произнес Нагорную проповедь). Однако наследие Конфуция не было искажено его последователями полностью. Всего два столетия спустя после его смерти династия Хань совершила в китайской культуре первую великую революцию. Эта династия в основном руководствовалась принципами Конфуция, доказав их действенность своим четырехсотлетним процветанием, пережив большинство других китайских империй и дав культурный образец для всех последующих династий. На западе Конфуция признал Лейбниц и живший в то же время рационалист Вольтер, заявивший: «Я уважаю Конфуция. Он был первым человеком, не принявшим божественное вдохновение».

Незначительный отголосок учения Конфуция можно найти сегодня в боевом искусстве Кунгфу, которое названо по имени учителя (Кун Фу Цзы), хотя по сути своей оно также далеко от Конфуция, как Марс от Земли. Сходные отголоски жизни и дела Конфуция можно обнаружить и в новейшем заблуждении китайского мышления, вытеснившем наставления учителя. Личный культ Председателя Мао, паломничество коммунистов по Длинному Пути, почитание Маленькой Красной Книжки («Высказывания председателя Мао») — все это обладает несомненным сходством с культом, выросшим вокруг Конфуция (портрет которого висел в любой классной комнате Китая), его продолжительным странствием в поисках политической работы и почитанием классической книги Конфуция «Суждения и беседы» .Но, вероятно, все это не сильно обеспокоило бы самого Конфуция. Он не раз замечал: «В отличие от других людей, я принимаю жизнь такой, какая она есть».

Конфуций – Китайский философ, основатель конфуцианства – Genvive

Профессиональная, социальная позиция: Конфуций – китайский мыслитель и социальный философ, духовный учитель, политический теоретик и отчасти политический деятель.
Основной вклад (чем известен): Учение Конфуция направлено на привнесение нравственных принципов в осуществление политической власти. На замену управления с помощью силы он предложил управление с помощью добродетели.
Вклады: Его философия утверждает личную и государственную мораль, корректность в социальных отношениях, справедливость и искренность. Путем культивирования в себе человечности (жэнь), человек приобретает значительность в личной и общественной жизни и, когда все поступают таким образом, достигается всеобщее счастье. Для этого требуется соблюдать правила приличия (ли), встроенные в общественную жизнь.
Ли является принципом, который определяет уважение людей друг к другу и к миру, а также регулирует человеческую природу. Путь (Дао) вписывается в структуры общественного порядка, проявляясь в виде утверждения достоинства сына, матери, правителя. Его теория этики, как видно на примере Ли, основывается на трех важных концептуальных аспектах жизни: обрядах, связанных с жертвоприношениями предкам и богам, социальных и политических институтах, а также этикете повседневного поведения.
Его нравственное образование делает упор на самосовершенствовании, подражании моральным эталонам и на принятии правильных решений, а не на простом знании правил. Наибольшее внимание он уделяет важности процесса учения. При этом Конфуций, рассматривал образование как процесс постоянного самосовершенствования и считал, что его главная задача состоит в формировании «Благородного мужа» (цзюнь цзы). «Благородными мужами» являются правители преданные своему народу, стремящиеся к личному и общественному совершенству.
Пять элементов изначальной природы, которая чиста и совершенна (Учан) или пять постоянств благородного мужа:
1. Жэнь-любовь к людям, гуманность, милосердие, доброжелательность.
2. И-справедливость, честность ума.
3. Ли-буквально «обычай», ритуал.
4. Чжи-мудрость, здравый смысл, благоразумие.
5. Синь-искренность, изначальная целостность, непринуждённость.
Он всегда подчеркивал превосходство личного примера над внешними правилами поведения. Гуманизм. По Конфуцию, совершенство человека, служит образцом и предельной моделью, а не божество или универсальная правда, представляющая набор абстрактных принципов. Конфуцианство рассматривает человека, как потенциально наиболее совершенную форму Ли, как предельное воплощение добра. Общество. Конфуций хотел построить совершенное, гармоничное и гуманистическое общество. Не являясь строго религиозным, учение Конфуция предлагало утилитарный подход к социальной гармонии и определяло моральные обязательства между отдельными людьми и социальными системами. Он видел социальную службу, как естественное следствие образования и стремился активизировать китайские социальные институты, в том числе в семью, школу, общество и государство.
Конфуцианская версия Золотого правила: “Каждый должен всегда относиться к другим так же, как он бы хотел, чтобы относились к нему”.
Вэнь–универсальное понятие, которое понималось как культурный смысл человеческого бытия. Это не первичная природность и не вторичная книжность, а их органический сплав. Вэнь соотносится с музыкой, изобразительным искусством, поэзией, эстетическими и духовными способностями. “Поэзия порождает разум, музыка доводит его до совершенства “.
Благородный муж:
1. Пять вещей составляют совершенную добродетель: серьезность, щедрость души, искренность, усердие и доброта.
2. Благородный муж в душе безмятежен. Низкий человек всегда озабочен.
3. Благородный муж помогает людям увидеть то, что есть в них доброго, и не учит людей видеть то, что есть в них дурного. А низкий человек поступает наоборот.

Основные труды: Основные работы: “Лунь юй” («Беседы и суждения»), Чуньцю («Весна и Осень», 722 – 481 г. до н.э.).

Конфуций – биография, фото, личная жизнь, учение, цитаты и афоризмы

Биография

Имя этого философа знакомо каждому. Конфуций — самый известный китаец. Учение древнего мыслителя положено в основу государственной идеологии. Оно оказало влияние на жизнь Восточной Азии. Конфуцианство долгое время не уступало в Китае по своей значимости буддизму. Хотя вопросы религии в философии конфуцианства не затрагиваются, имя Конфуция было вписано в религиозный пантеон. 

Конфуций — новатор в идее построения нравственного, полного гармонии общества. Следуя правилам философии, человек пребудет в гармонии с собой и окружающим миром. Популярность афоризмов и суждений Конфуция не угасла и спустя 20 веков после смерти.

Детство и юность

Биография рода Кун, потомком которого является Конфуций, досконально описана историками средневекового Китая. Конфуций — потомок Вэй-цзы, полководца императора династии Чжоу Чэнь-вана. За верность императору Вэй-цзы получил в дар княжество Сун и титул чжу хоу. К моменту рождения Конфуция род Вэй-цзы уже обеднел и переселился в царство Лу на севере Китая. Отец Конфуция Шулян Хэ имел двух жен. Первая родила девять дочерей. Вторая родила сына, но слабый мальчик умер.

Портрет Конфуция

В 551 году до н э. 63-летнему Шулян Хэ наследника родила наложница Янь Чжэнцзай, которой на тот момент едва исполнилось семнадцать. По легенде, рожать она взошла на холм, под тутовое дерево. В момент рождения младенца из-под земли забил источник, в котором его и обмыли. После вода течь перестала. Отец недолго прожил после рождения сына. Когда Конфуцию исполнилось полтора года, Шулян Хэ оставил этот мир. Янь Чжэнцзай, которую невзлюбили старшие жены, покинула дом мужа и перебралась поближе к родным, в город Цюйфу. Янь Чжэнцзай с мальчиком жили самостоятельно. Конфуцию с детства пришлось познать лишения.

Мать Конфуция внушала мальчику, что он должен быть достойным продолжателем рода. Хоть маленькая семья жила в бедности, мальчик усердно трудился, осваивая знания, необходимые аристократу Китая. Особое внимание уделялось искусствам. Усердие в учебе принесло плоды: 20-тилетнего Конфуция назначили отвечать за амбары семьи Цзи княжества Лу в восточном Китае. А затем поставили отвечать за скот.

Учение

Конфуций жил в эпоху заката империи Чжоу. Император постепенно утрачивал власть, отдавая на откуп правителям отдельных княжеств. Патриархальное устройство государства пришло в упадок. Междоусобные войны привели народ к обнищанию.

В 528 году до н. э. умерла Янь Чжэнцзай, мать Конфуция. Следуя традиции траура по родственнику, он ушел в трехлетнюю отставку. Этот уход позволил философу изучить древние книги и создать философский трактат о правилах взаимоотношений в построении гармоничного государства.

Статуя Конфуция

Когда философу шел 44 год, его поставили на пост правителя резиденции княжества Лу. Некоторое время он был начальником судебной службы. С высоты поста Конфуций взывал ко власть имущим наказывать народ только в случае неповиновения, а в остальных случаях — «объяснять людям их обязанности и учить».

Конфуций еще некоторое время проработал чиновником нескольких княжеств. Но невозможность смирения с новой политикой государства заставила подать в отставку. Он начал ездить по Китаю вместе с учениками, проповедуя философское учение.

Только в 60-летнем возрасте Конфуций вернулся в родной Цюйфу и не покидал до смерти. Остаток своей жизни Конфуций провел с учениками, работая над систематизацией мудрого книжного наследия Китая: «Книги Песен», «Книги перемен» и другими фолиантами китайской философии. Из классического наследия самого Конфуция достоверно установлена подлинность лишь одной — «Весна и Осень».

Китай во времена Конфуция

Историки Китая насчитывают около 3 тысяч учеников философа, однако достоверно известно о 26. Любимым учеником Конфуция считается Янь-юань.

По цитатам высказываний древнего философа его ученики составили книгу изречений «Лунь Юй» («Беседы и суждения»). Создано «Да-сюе» («Великое Учение») — книга о пути совершенствования человека, «Чжун-юн» («Книга о середине») — о пути постижения гармонии.

Конфуцианство

В эпоху правления династии Хань (2 век до н.э. — 3 век н.э.) учение Конфуция возвели в ранг идеологии Поднебесной. В это время конфуцианство стало столпом китайской морали и сформировало образ жизни китайского народа. Конфуцианство сыграло решающую роль в формировании облика китайской цивилизации.

Основа конфуцианской философии — построение общества, основой которого является гармония. Каждый член этого общества стоит на своем месте и выполняет предначертанную ему функцию. Основа отношений между верхами и низами — лояльность. Философия строится на пяти главных качествах, присущих праведному человеку: уважение, справедливость, ритуал, мудрость, благопристойность.

Философ Конфуций

«Жэнь» — «уважение», «великодушие», «доброта», основополагающая категория в китайской философии. Это главная из пяти благодетелей, которыми должен обладать человек. «Жэнь» включает в себя три главные составляющие: любовь и сострадание к людям, правильное отношение двух людей между собой, отношение человека к окружающему миру, в том числе — к неодушевленным предметам. Человек, постигший «Жэнь», пребывает в равновесии с окружающим миром, выполняя «золотое правило морали»: «не навязывать другому то, чего не желаешь себе». Символ «Жэнь» — дерево.

«И» — «справедливость». Человек, следующий «И», делает это не из эгоистических побуждений, а потому что путь «И» — единственно верный. Он основан на взаимности: родители тебя вырастили, а ты в благодарность их почитаешь. «И» уравновешивает «Жэнь», давая человеку твердость в противоборстве эгоизму. Благородный человек ищет справедливости. Символ «И» — металл.

«Ли» — «ритуал», означает «благопристойность», «этику», «церемонии». В это понятие китайский философ вложил возможность благодаря ритуалам поведения сглаживать конфликты, мешающие состоянию мирового единства. Человек, овладевший «Ли», не только почитает старших, но и понимает их роль в обществе. Символ «Ли» — огонь.

Мыслитель Конфуций

«Чжи» — «мудрость». «Чжи» — качество благородного человека. «Здравый смысл» отличает человека от животного, «Чжи» освобождает от сомнений, не давая волю упрямству. Борется с глупостью. Символ в конфуцианстве — вода.

«Синь» — «благонадежность». Благонадежным считается тот, кто чувствует добро. Другое значение — добросовестность и непринужденность. «Синь» уравновешивает «ритуал», предупреждая неискренность. «Синь» соответствует Земле.

Конфуцием разработана схема достижения цели. Согласно философии, если следовать девяти главным правилам, можно стать успешным человеком:

  1. Идите к своей цели, пусть даже медленно, не останавливаясь.
  2. Держите свой инструмент остро отточенным: ваша удача зависит от того, насколько хорошо вы подготовились.
  3. Не меняйте поставленную цель: не важны только методы ее достижения.
  4. Делайте только по-настоящему важное и интересное для вас дело, прикладывая максимальные усилия.
  5. Общайтесь только с теми, кто развивается: он поведет вас за собой.
  6. Работайте над собой, делайте добро, мир вокруг вас — зеркало вашего внутреннего «я».
  7. Не позволяйте обидам сбить вас с пути, негатив не притягивает к вам позитив.
  8. Контролируйте свой гнев: за все придется платить.
  9. Наблюдайте за людьми: каждый может вас чему-то научить или предостеречь.

В противовес конфуцианству в Китае распространён ещё ряд философских школ. Всего насчитывается около ста направлений. Основное место занимает даосизм, основанный Лао-цзы и Чжуан-цзи.

Учение Конфуция

В философском учении Лао-цзы подчеркивает нашу неразрывную связь с космосом. Для каждого человека существует единственный путь, предначертанный свыше. Людям несвойственно влиять на мировое устройство. Путь человечества — смирение. Лао-цзы призывает человека не пытаться влиять на ход событий вокруг. Даосизм — философия с мистическим началом, взывающая к эмоциям человека. Конфуцианство с его рационализмом обращается к разуму человека.

В Европе о Конфуции узнали в середине XVII века — с приходом моды на все, что связано с восточной культурой. Первое издание «Лунь юя» на латыни вышло в 1687 году. В это время набирало обороты иезуитское миссионерство, в том числе и в Китае. В Европу приехали первые посетители из Поднебесной, что подогревало интерес публики к неизведанному и экзотическому.

Личная жизнь

В возрасте 19 лет Конфуций женился на Кикоан Ши, девушке из знатного рода. В семье родился первенец Ли, больше известный, как Бо-Юй. Затем Кикоан Ши родила и дочь.

Смерть

В 66-летнем возрасте философ овдовел. На закате жизни он все время посвящал ученикам в своем доме в городе Цюйфу. Умер Конфуций в 479 году до н. э., в 72 года. Перед смертью он впал в семидневный сон.

В городе Цюйфу (провинция Шаньдун, Восточный Китай) на месте дома древнего мыслителя построили храм. После сооружения примыкающих зданий и пристроек строение выросло до храмового комплекса. Место захоронения Конфуция и учеников — объект паломничества уже 2 тысяч лет. В 1994 году ЮНЕСКО занесла храмовый комплекс, дом Конфуция и лес вокруг него в «Список объектов мирового культурного наследия».

Могила Конфуция

Второе место после храма в Цюйфу занимает Пекинский храм Конфуция. Он открыл двери в 1302 году. Площадь комплекса составляет 20 000 м². На территории расположены четыре двора, стоящие на оси «север-юг». В первом дворе 198 табличек, на камне которых высечены 51624 имени людей, получивших степень цзиньши (высшая ученая степень императорских государственных экзаменов). В Пекинском храме стоит 189 стелы из камня, на которых высечено «Тринадцатикнижие» Конфуция.

Память

Через год после смерти Конфуция в Китае начались торжества памяти великого философа. Памятные мероприятия в Поднебесной возобновились в 1984 году, тогда же — Международный фестиваль конфуцианской культуры. В Китае проводятся конгрессы на тему конфуцианства. За достижение успехов в образовательной сфере награждают премией имени Конфуция. В 2009 году Китай праздновал 2560-летие мыслителя.

Статуя Конфуция у средней школы № 6 в Ухане

С 2004 года в мире открываются «Институты Конфуция». Идея создания — популяризация китайской культуры и языка. Институты Конфуция стажируют в Китае студентов и преподавателей. Организовывают слеты, посвященные Китаю конференции, проводят языковой тест «HSK». Кроме «институтов» основаны «классы» определенного профиля: медицины, бизнеса и пр. Финансирование и поддержку оказывает Министерство образования Китая вместе с центрами синологии.

В 2010 году в прокат вышел фильм-биография «Конфуций». Главную роль исполнил Чоу Юньфатом. Проект вызвал много противоречий у зрителей и критиков. Китайцы посчитали, что актер, исполняющий роль Конфуция, слишком много снимался в боевиках и фильмах о боевых искусствах. Он не сможет правильно донести образ великого учителя, а превратит философа в «героя кунг-фу». Публику беспокоил и кантонский язык актера (Чоу Юньфат родом из Гонконга), поскольку фильм снимался на языке путунхуа.

Прямой наследник Конфуция Кун Цзянь подал в суд на кинокомпанию, требуя удалить из фильма «романтическую» сцену разговора Конфуция и Нан-цзы.

Конфуций примерял столько образов за историю Китая, что иногда вызывает протест у этнографов. С именем философа связано немало ироничных притч и анекдотов. Так, китайский историк Гу Цзегана посоветовал «принимать по одному Конфуцию за раз».

Цитаты Конфуция

  • «Счастье — это когда тебя понимают, большое счастье — это когда тебя любят, настоящее счастье — это когда любишь ты»
  • «Выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни одного дня в своей жизни»
  • «Три вещи никогда не возвращаются обратно — время, слово, возможность. Поэтому: не теряй времени, выбирай слова, не упускай возможность»
  • «Если тебе плюют в спину, значит ты впереди»

Библиография

  • «Беседы и суждения»
  • «Великое учение»
  • «Книга о середине»
  • «Конфуций о любви»
  • «Луньюй. Изречения»
  • «Конфуций. Уроки мудрости»
  • «Конфуций. Изречения. Книга песен и гимнов»
  • «Конфуций о бизнесе»

Биография и учение китайского мыслителя и философа Конфуция (Кун-цзы)

До 66 лет Конфуций путешествовал по стране, проповедуя свое учение, а затем вернулся в родной уезд Лу, из которого уже не выезжал до самой смерти.

Умер Конфуций в возрасте 72 лет, в 479 году до нашей эры в городе Цюйфу (ныне провинция Шаньдун, Восточный Китай).

На месте дома, где жил Конфуций, был построен храм, который затем неоднократно перестраивался и расширялся. Так был создан ансамбль храмовых зданий, а место погребения мудреца и его учеников превращено в пантеон, который является местом паломничества уже более двух тысяч лет.

В декабре 1994 года храм, дом и лес, окружающий дом Конфуция были занесены ЮНЕСКО в Список объектов мирового культурного наследия.

Учение Конфуция внесло немалый вклад в формирование китайской психологии и семейных устоев. Древнекитайский философ сформулировал пять главных характеристик благородного человека: гуманность, справедливость, почтение к родителям и правителям, рассудительность и искренность.

При правлении династии Хань (2 в. до н.э. — 3 в. н.э.) конфуцианство стало государственной идеологией и впоследствии фактически стало основой китайского образа жизни, во многом сформировав уникальный облик китайской цивилизации.

Считается, что памятные торжества в честь мыслителя стали проводить в Поднебесной с 478 года до нашей эры — спустя год после его смерти. После провозглашения Нового Китая поминальные мероприятия возобновились в 1984 году, а в 2007 году они получили общегосударственный статус. В 2009 году китайцы отметили 2560 лет со дня рождения знаменитого философа.

С 1984 года на родине Конфуция в городе Цюйфу проходит Международный фестиваль конфуцианской культуры.

Во время торжеств, посвященных Конфуцию, проводится торжественная церемония обряда поминовения великого мыслителя, организуется конгресс по вопросам конфуцианства, вручается премия имени Конфуция в области образования.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Биография Конфуция кратко (жизнь и творчество)

В честь известнейшего восточного мудреца прошлого — Конфуция сегодня возведены сотни храмов в Китае.   Прославляя имя мудрого учителя, организовываются праздники с жертвоприношениями. В 1 г. н. э Конфуцию был присвоен титул ванна, но он не всегда был столь почитаемой персоной. При жизни не все разделяли мысли мудреца и идеи нового учения — конфуцианства.

Благородный воин по происхождению — отец Конфуция мечтал о рождении наследника. Будущий великий мудрец был рожден в 551 году до н. э. В возрасте трех лет Конфуций лишился отца, нелегкое бремя заботы о мальчике и дальнейшее воспитание выпало на долю молодой матери.  С раннего возраста будущий философ полюбил диалоги с высокоуважаемыми старцами. Еще в детских забавах известный мудрец играючи воспроизводил древние священные ритуалы. Близкое окружение удивлялось его выдающимся природным данным, гениальности и способности предвидеть события.

В 7 лет Конфуция отдали в школу, где он слушать музыку, проводить ритуалы, стрелять из лука, писать, считать, управлять колесницей. Китайскому мудрецу просто давалось обучение, он отличался неутомимой жаждой знаний, постоянно изучал классические труды своей эпохи.

Довольно рано Конфуций начал работать, при этом продолжая заниматься самосовершенствованием, освоением искусств. В 19 лет Кун Фу-цзы женился и получил должность надсмотрщика над общественными хлебными складами. После того как Конфуций был приглашен в столицу Поднебесной, он смог по-настоящему ощутить себя приверженцем и наследником древней традиции. К 500 году восточный мудрец попробовал себя в должности городского главы, министра общественных дел и министра юстиции.

В эпоху Конфуция Китай переживал не лучшие времена, страна была раздроблена. Философ много путешествовал и собрал вокруг себя более 500 учеников. В будущем 26 его любимых воспитанников составили сборник с популярнейшими по сей день изречениями учителя.

Конфуцианство не является религией, философия мудреца довольна проста. Он много рассуждал о морали, нравственности, гуманизме, доброте человека и гармонии его с миром. Конфуций полагал, что основа человеческого счастья — развитие справедливого высоконравственного государства. Философ проповедовал любовь к правде, чистоте помыслов. Большое внимание Конфуций уделял образованию.  Философ был убежден, что человек может развивать в себе задатки заложенные природой, но научиться быть культурным и цивилизованным — либо дано человеку, либо нет.

По возвращении домой в 60 лет Конфуций продлил свою деятельность, как учитель и наставник. В 479 году до н. э он скончался, заблаговременно предсказав свою смерть ученикам. После себя величайший учитель всех времен оставил фундаментальные труды — «Книгу перемен» и «Книгу песен».

В Европе на труды Конфуция обратили внимание в XVIII – XIX веках. Гегель отмечал, что европейцам сложно понять учение старца в силу развития такой черты менталитета, как индивидуализм. Конфуций же проповедовал смирение и коллективизм.

Значимая и почитаемая фигура Конфуция по сей день остается одной из главных в духовной истории Китая.

Биография 2

Философ Китая Конфуций родился в 551 году до н.э. в провинциальном поселке Цуйфу. Мудрец принадлежал к известному роду Кун. Генеалогия философа восходит к стороннику императора Чжоу Чень – Вана. Чень – Ван получил звание чжу хоу за проявленную отвагу и доблестный характер. Однако за несколько поколений род философа обеднел. Отец Конфуция был 63 – летним военным. Его мать была молодой наложницей 17 лет Янь Чжэнцзай. Конфуций рано остался без отца. Отношения Янь Чжэнцзай с другими женами Шулян Хэ были непростыми. У старшей супруги не было детей. Вторая жена родила больного и слабого мальчика. Мать мыслителя, забрав сына, ушла из дома супруга и поехала к себе на родину и сама воспитывала Конфуция.

Мыслитель начал работать с детства, потому что мать и сын жили в нищете. Его мать превозносила мольбу прародителям и рассказала мудрецу о знаменитых поступках папы и старших поколений. Так великий мудрец понял, что обязан иметь заслуженное место среди великих предков. Он стал заниматься самообразованием и осваивал в первую очередь искусство Китая. Труд и учеба дали свои результаты. Конфуций стал чиновником, ведущим отчет о количестве зерна в республике Лу. Далее он получил повышение, став чиновником и отвечал за скотоводство. На тот момент мудрецу было всего 20 лет. В этом возрасте Конфуций уже был женат.

После осознания неосуществимости изменения политики Конфуций ушел с должности чиновника. Он собрал нескольких учеников и начал свое странствие по Китаю. Конфуций старался донести всем повелителям свое учение. Свое путешествие он окончил в возрасте 60 лет. После возвращения домой философ начал учить новоиспеченных учеников своим учениям. Ученики написали книгу на основе изречений и бесед с мыслителем. Произведение называлось «Лунь Юй». Великий мыслитель скончался в 479 году до н.э. в Цюйфу. Количество учеников мудреца доходило до 3000. 70 из них были ближайшими учениками. На сегодняшний день известно лишь 26 учеников мудреца. Его учения повлияли на жизнь и формирование Китая и целой Восточной Азии. Конфуций стал основоположником первого университета в Китае.

Биография по датам и интересные факты. Самое главное.

Другие биографии:

  • Владимир Галактионович Короленко

    Короленко является одним из самых недооценённых литературных деятелей своего времени. Он написал множество замечательных произведений, в которых затрагивал самые разнообразные темы, от помощи обездоленным

  • Юрий Владимирович Долгорукий

    Приблизительная дата рождения Юрия I Владимировича является 1090 год. Шестой сын у Владимира Мономаха в браке со второй женой Ефимией. Будучи ребенком, послан отцом, управлять Ростовом со старшим братом Мстиславом.

  • Виктор Петрович Астафьев

    В далеком 1924 году в деревне Овсянка 1 мая родился будущий писатель драматург, Виктор Петрович Астафьев. Его поселок стоял на берегу одной из великих рек Сибири Енисей.

  • Артур Конан Дойл

    Артур Конан Дойл – известный английский писатель, создавший много интересных произведений различных жанров. Из-под его пера вышли исторические и приключенческие романы, научно-фантастические повести и романы, публицистические статьи и т.д.

  • Антонио Вивальди

    Антонио Вивальди родился 4 марта 1678 года в Венеции, Италия. Итальянский композитор и скрипач, оставивший решающий знак в форме концерта и стиле поздней барочной инструментальной музыки.

Книги Конфуций читать онлайн бесплатно

Родился Конфуций в 551 г. до нашей эры в царстве Лу. Отец Конфуция Шулян Хэ был храбрым воином из знатного княжеского рода. В первом браке у него родились только девочки, девять дочерей, а наследника не было. Во втором браке столь долгожданный мальчик родился, но, к несчастью, был калекой. Тогда, в возрасте 63 лет, он решается на третий брак, и его женой соглашается стать молодая девушка из рода Янь, которая считает, что нужно выполнить волю отца. Видения, которые посещают ее после свадьбы, предвещают появление великого человека. Рождению ребенка сопутствует множество чудесных обстоятельств. Согласно традиции, на его теле имелось 49 знаков будущего величия.
Так родился Кун-фу-цзы, или Учитель из рода Кун, известный на Западе под именем Конфуция.
Отец Конфуция умер, когда мальчику было 3 года, и молодая мать посвятила всю жизнь воспитанию мальчика. Ее постоянное руководство, чистота личной жизни сыграли большую роль в формировании характера ребенка. Уже в раннем детстве Конфуций отличался выдающимися способностями и талантом предсказателя. Он любил играть, подражая церемониям, бессознательно повторяя древние священные ритуалы. И это не могло не удивлять окружающих. Маленький Конфуций был далек от игр, свойственных его возрасту; главным его развлечением стали беседы с мудрецами и старцами. В 7 лет его отдали в школу, где обязательным было освоение 6 умений: умение выполнять ритуалы, умение слушать музыку, умение стрелять из лука, умение управлять колесницей, умение писать, умение считать.
Конфуций родился с беспредельной восприимчивостью к учению, пробужденный ум заставлял его читать и, самое главное, усваивать все знания, изложенные в классических книгах той эпохи, поэтому впоследствии о нем говорили: «Он не имел учителей, но лишь учеников». При окончании школы Конфуций один из всех учащихся сдал сложнейшие экзамены со стопроцентным результатом. В 17 лет он уже занимал должность государственного чиновника, хранителя амбаров. «Мои счета должны быть верны — вот единственно о чем я должен заботиться», — говорил Конфуций. Позже в его ведение поступил и скот царства Лу. «Быки и овцы должны быть хорошо откормлены — вот моя забота», — таковы были слова мудреца.
«Не беспокойся о том, что не занимаешь высокого поста. Беспокойся о том, хорошо ли служишь на том месте, где находишься».
В двадцать пять лет за свои бесспорные достоинства Конфуций был отмечен всем культурным обществом. Одним из кульминационных моментов в его жизни стало приглашение благородного правителя посетить столицу Поднебесной. Это путешествие позволило Конфуцию в полной мере осознать себя наследником и хранителем древней традиции (таковым считали его и многие современники). Он решил создать школу, основанную на традиционных учениях, где человек учился бы познавать Законы окружающего мира, людей и открывать собственные возможности. Конфуций хотел видеть своих учеников «целостными людьми», полезными государству и обществу, поэтому учил их различным областям знания, основывающимся на разных канонах. Со своими учениками Конфуций был прост и тверд: «Почему тот, кто не задает себе вопросы «почему?», заслуживает того, чтобы я задавал себе вопрос: «Почему я его должен учить?»
«Кто не жаждет знать, того не просвещаю. Кто не горит, тому не открываю. А тот, кто по одному углу не может выявить соотношения трех углов, — я для того не повторяю».
Слава о нем распространилась далеко за пределы соседних царств. Признание его мудрости достигло такой степени, что он занял пост Министра правосудия — в те времена самую ответственную должность в государстве. Он сделал так много для своей страны, что соседние государства стали опасаться царства, блестяще развивавшегося усилиями одной личности. Клевета и наветы привели к тому, что правитель Лу перестал внимать советам Конфуция. Конфуций покинул родное государство и отправился в путешествие по стране, наставляя правителей и нищих, князей и пахарей, молодых и стариков. Везде, где он проходил, его умоляли остаться, однако он неизменно отвечал: «Мой долг распространяется на всех людей без различия, ибо я считаю всех, кто населяет землю, членами одной семьи, в которой я должен исполнять священную миссию Наставника».
Для Конфуция знание и добродетель были едины и неразделимы, и поэтому жизнь в соответствии со своими философскими убеждениями являлась неотъемлемой частью самого учения. «Подобно Сократу, он не отбывал «рабочее время» со своей философией. Не был он и «червем», зарывшимся в свое учение и сидящим на стуле вдали от жизни. Философия была для него не моделью идей, выставляемых для человеческого осознания, но системой заповедей, неотъемлемых от поведения философа». В случае Конфуция можно смело ставить знак равенства между его философией и его человеческой судьбой.
Умер мудрец в 479 году до нашей эры; свою смерть он предсказал ученикам заранее.
Несмотря на внешне скромные биографические данные, Конфуций остается величайшей фигурой в духовной истории Китая. Один из его современников говорил: «Поднебесная давно пребывает в хаосе. Но ныне Небо возжелало сделать Учителя пробуждающим колоколом»
Конфуций не любил говорить о себе и весь свой жизненный путь описал в нескольких строчках:
«В 15 лет я обратил свои помыслы к учению.
В 30 лет — я обрёл прочную основу.
В 40 лет — я сумел освободиться от сомнений.
В 50 лет — я познал волю Неба.
В 60 лет — я научился отличать правду от лжи.
В 70 лет — я стал следовать зову моего сердца и не нарушал Ритуала».
В этом высказывании весь Конфуций — человек и идеал традиции, известной как конфуцианство. Его путь от учёбы через познание «воли Неба» к свободному следованию желаниям сердца и соблюдению правил поведения, которые он считал священными, «небесными», стал нравственным ориентиром всей культуры Китая.

Читать «Конфуций за 90 минут» — Стретерн Пол — Страница 1

Конфуций за 90 минут

Введение

Конфуций знал о жизни почти все, однако о жизни самого Конфуция известно очень мало. Поэтому нам не просто понять его личность. Конфуций поведал нам, как поступать в тех или иных случаях. Но как вел себя он сам? Этого мы точно не знаем.

Конфуций — серьезный претендент на звание самого влиятельного человека в истории, и к счастью, он оставил нам в наследство свою философию, туманную и скучноватую. Оставленное им собрание благонравных штампов, эксцентричных афоризмов и полузагадочных анекдотов должно было стать идеальной философией государственных служащих. Таковая была его основной целью. В отличие от других мудрецов, Конфуций не хотел, чтобы его ученики становились нищими скитальцами, а просвещенность их осталась бесплодной. Сделать из своих учеников хороших государственных чиновников — вот о чем он мечтал. И результат превзошел самые смелые ожидания. Более двух тысяч лет учение Конфуция диктовало правила поведения и давало пишу для размышлений чиновникам, школьным учителям, министрам и администраторам, сформировав своеобразное мировоззрение конформизма, присущее Китайской империи. Именно здесь родилось крылатое «Чтоб ты жил в эпоху перемен!». В конфуцианском Китае размеренное существование почиталось за счастье. Неудивительно, что у многих возникало желание нарушить эту привычную монотонность. Однако за самое незначительное отступление от правил непокорных ждало возмездие — в лучшем случае удавалось отделаться всего лишь кастрацией. Вот почему придворные многих вспыльчивых китайских правителей до конца своих дней говорили писклявыми детскими голосами.

До коммунистической революции 1949 года конфуцианство было почти синонимом китайского образа жизни. Сложным было отношение к конфуцианству в эпоху Мао. Конфуция объявили представителем класса «помещиков и капиталистов», хотя на самом деле он не был ни тем, ни другим. Большую часть жизни философ был безработным, постоянно страдал от нехватки средств, не имел, что называется, ни кола ни двора. Во время культурной революции 1960 года красногвардейцы попытались вытравить из мышления соотечественников последние остатки конфуцианства. В то же время председатель Мао при случае подбадривал своих товарищей высказываниями Конфуция. Все это подчеркивает влиятельность конфуцианства, укорененного в глубине китайского менталитета и продолжающего свое существование, лишь внешне прикрытое слоем марксизма.

Конфуцианство всегда было широко распространено среди китайцев от Тайваня до разбросанных по всему миру Чайна-таунов. Высказывания Конфуция переходят из поколения в поколение, его учение и сегодня имеет огромное культурное значение. Конфуций в Китае занимает то же место, что Шекспир у англичан или Гете у немцев.

Тем удивительнее, что сам Конфуций в жизни не преуспел. По крайней мере он так полагал (а кто мы такие, чтобы возражать столь мудрому человеку). Философ считал, что намеченных целей он не достиг, к концу жизни уделом его стало разочарование.

«Конфуций» — латинизированная форма имени «Кун Фу Цзы» (что значит «учитель Кун»).

Жизнь и труды Конфуция

Он родился в VI веке до н. э., проживал по преимуществу в северной части Китая. VI век до н. э., несомненно, был знаменательным периодом человеческой истории, вторым по важности после того времени, когда человек научился добывать огонь. На этот век пришлись не только рождение Конфуция, но и формирование даосизма, появление на свет Будды, вознесение греческой философии. Остается загадкой, почему столь важные интеллектуальные события происходили именно в это время — в самых разных цивилизациях, находившихся на разных уровнях развития, не имевших контактов друг с другом. На этот счет существуют разные предположения: посещение инопланетных космических кораблей, необычайная солнечная активность, массовый психоз и т. д. Все они сходятся в одном: с той поры у человечества не отмечалось аналогичных периодов столь интенсивного духовного развития.

Конфуций родился в 551 году до н. э. в феодальном государстве Лу, ныне это часть северной провинции Шаньдун. Он происходил из древнего и знатного, но обедневшего рода, по слухам, был прямым потомком правителей династии Шан-Инь.

Эта самая ранняя династия Китая правила более 600 лет с XVIII до XII века до н. э. Есть свидетельства, что в те времена люди делали лазурные горшки, расписанные великолепными цветами, и использовали в качестве денег розовые раковины каури. Легенда гласит, что люди того времени изобрели китайскую письменность, чтобы общаться с предками посредством сообщений, выгравированных на черепашьих панцирях. Все эти мифы отвергались серьезными историками до тех пор, пока недавние археологические находки не подтвердили существование и образ жизни именно такой династии во втором тысячелетии дон. э. Но, к сожалению, в найденных книгах из черепашьих панцирей не обнаружены упоминания о ранних представителях рода Конфуция.

Достоверно известно, что отец Конфуция был мелким военным чиновником и что, когда у него родился сын, ему было 70 лет. Отец умер, когда Конфуцию исполнилось три года, и вырастила его мать. (Примечательно, что большинство основателей великих мировых философий и религий выросли в семье с одним родителем.)

Позже Конфуций вспоминал: «Когда мне было пятнадцать, меня интересовала только учеба». Стремление к знаниям стало главным смыслом всей жизни Конфуция, которая затем разделилась, согласно его собственному утверждению, на не сходные друг с другом этапы: «…когда мне было тридцать, я начал свою жизнь; в сорок я был самонадеянным; в пятьдесят осознал свое место в общем порядке вещей; в шестьдесят научился не спорить; а сейчас мне семьдесят, и я в состоянии свободно идти по жизни, не разрушая ее основ». Трудно сказать, что это: духовная автобиография или вариант традиционной китайской мудрости, описывающей «возрасты человека». Во всяком случае, в этом фрагменте содержится не так много личных подробностей или того, что современный читатель назвал бы «жизнеописанием».

О ранних годах Конфуция не известно почти ничего, за исключением того утверждения, что прежде всего он ценил знания да разного рода невероятных историй, всегда сопровождающих такие трансцендентные фигуры (слетающиеся с деревьев прирученные птицы, возвращенная к жизни любимая собака дяди, появление комет и пр. ).

Во времена Конфуция шестисотлетняя династия Чжоу начала приходить в упадок. Это была эпоха феодализма, когда вассальные города-государства забывали данные друг другу клятвы верности и вели войны практически по любому поводу. Военные вожди жили так, как во все времена живут военные вожди: резня, роскошь, оргии, — а народ старательно плодился, исходя из того, что правители вряд ли изменят условия, сокращающие численность населения (болезни, нищета, оргии).

Страданиям простого народа не было предела, подобное наблюдалось впоследствии разве что во времена коммунистической революции, при которой, несмотря на все благие намерения, были воспроизведены некоторые черты традиционного уклада жизни. Повседневные тяготы жизни оказали сильное воздействие на юного Конфуция, развив в нем стойкость и практичность — качества, которым он редко изменял в будущем. Конфуций рано понял: чтобы прекратить невыразимые страдания народа, нужно изменить образ мыслей, общественный менталитет. Общество должно существовать для блага всех своих членов, а не быть источником сверхприбылей правителей. Конфуций стал первым, кто сформулировал этот принцип, нередко игнорируемый и в наши дни. Древние греки поставили так вопрос только через 200 лет после Конфуция. Путем рефлексии они создали абстрактное понятие справедливости. Конфуций в годы своего становления возможности абстрактно рассуждать не имел, он хотел изменить не общественное устройство, а только менталитет: его размышления были связаны с реальностью.

Конфуций (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Конфуций как китайский философ и символ традиционной культуры

Из-за широкого диапазона текстов и традиций, связанных с ним, выбор того, какая версия Конфуция является авторитетной, изменился с течением времени, отражая определенные политические и социальные приоритеты. В Портрет Конфуция как философа отчасти является продуктом серия современных межкультурных взаимодействий. В Императорском Китае, Конфуций отождествлялся с интерпретациями классиков и моральные принципы для администраторов и, следовательно, с обучением ученые-чиновники, населявшие бюрократию. В то же время, он был тесно связан с передачей древних система жертвоприношений, и он сам принимал ритуальные подношения в храмы найдены во всех крупных городах. Ханом (202 г. до н.э. — 220 г. н.э.), Конфуций уже был авторитетной фигурой в ряде различных культурные области, и ранние комментарии показывают, что чтение текстов связанные с ним об истории, ритуалах и правильном поведении. важно для правителей. Первые комментарии к Аналитикам были написаны гувернерами наследному принцу (e.г., Чжан Ю 禹, г. 5 г. до н.э.), и выберите экспертов в «Пяти классиках» ( Wujing 五 經) получили школьные должности в правительстве. Авторитет Конфуция был таков, что во время позднего Хань и после периода разобщенности его разрешение было использовано для подтверждения комментарии к классике, закодированные политические пророчества и эзотерические доктрины.

К периоду песни (960–1279 гг.) Постбуддийское возрождение известно как «неоконфуцианство» закрепило прочтение диалогов Конфуция к дуализму между «космическим узором» ( li 理) и « пневм » ( qi 氣), отличительной моральной космологии, которая отметила традицию от буддизма и даосизма.Неоконфуцианская интерпретация Analects Чжу Си 朱熹 (1130–1200) интегрировали изучение Analects в учебную программу на основе на «Четырех книгах» ( Сишу 四 書), что стал широко влиятельным в Китае, Корее и Японии. Досовременный Конфуций был тесно связан с хорошим правительством, моральными образование, правильное выполнение ритуалов и взаимные обязательства что люди в разных ролях должны друг другу в таких контекстах.

Когда Конфуций стал персонажем интеллектуальных дебатов в Европе восемнадцатого века, он стал первым в Китае философ.Иезуитские миссионеры в Китае прислали обратно отчеты о Древний Китай, изображавший Конфуция вдохновленным естественным богословием преследовать добро, что, по их мнению, резко контрастировало с «Идолопоклонство» буддизма и даосизма. Вернувшись в Европу, интеллектуалы читают описания миссионерской работы и переводы с китайского литература и писатели, такие как Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646–1716) и Николас-Габриэль Клерк (1726–1798) хвалили Конфуцию за открытие универсальных законов природы посредством разума. Писатели-просветители прославляли моральную философию Конфуция на протяжении многих лет. его независимость от догматического влияния церкви.В то время как в раз его критиковали как атеиста или защитника деспотизма, многие европейцы считали Конфуция философом-моралистом, чей подход соответствовал рационализму и гуманизму.

Сегодня во многих описаниях сочетаются эти несколько способов позиционирования. Конфуция, но современная интерпретация его взглядов была осложняется тенденцией оглядываться на него как на эмблему «Традиционная культура» Китая. В глазах некоторых поздно Реформаторы девятнадцатого и двадцатого веков, стремившиеся укрепить Китай против иностранного влияния моральное учение Конфуция имело потенциал играть ту же роль, что, по их мнению, христианство сделано при модернизации Европы и Америки, или служить основой более светского духовного обновления, которое изменит население в граждан современного национального государства.В двадцатом века погоня за модернизацией также привела к отказу от Конфуций от некоторых реформаторов Четвертого мая и Новой Культуры движениями, а также многими в Коммунистической партии, которые определили традиционные иерархии, заложенные в его социальных и политических философия с социальным и экономическим неравенством, к которому они стремились устранить. В этих современных дебатах дело не только в статусе Конфуций в традиционном Китае, что сделало его таким мощным символом. Его специфическая связь с учебным планом системы образования ученые-чиновники в имперском правительстве и традиционные моральные ценности в более общем плане, связывали его с аспектами ценности традиции сохранение или то, что сдерживало Китай от модернизации, в зависимости от точки зрения.

Поскольку наследие Конфуция связано с традиционными ритуальными ролями и досовременная социальная структура подвергалась критике со стороны модернизаторов с точки зрения Конфуций как моральный философ, уже распространенный в европейских чтениях, приобрел господство в Восточной Азии. Историк Ху Ши, получивший образование в Америке. 胡適 (1891–1962) написал раннюю влиятельную историю китайской философии, начиная с Laozi 老子 и Конфуций, явно по образцу существующих историй западных философия. В нем Ху сравнил то, что он назвал консервативным аспектом. философии Конфуция Сократу и Платону.Поскольку по крайней мере в то время Конфуций занимал центральное место в большинстве историй китайских философия.

2. Источники жизни и мысли Конфуция

Биографические трактовки Конфуция, начиная с «Наследственный дом Конфуция» ( Kongzi shijia 孔子世 家), глава Сыма Цяня 司馬遷 (c.145 – c.86 до н. Э.) Летописи Великий историк ( Shiji 史記), первоначально были на основе информации из сборников самостоятельно обращающихся диалоги и прозаические рассказы.Связывая отдельные элементы его философия к жизненному опыту Конфуция — рискованная и потенциально круговое упражнение, так как многие детали его биографии впервые были записаны в поучительных анекдотах, связанных с выражение дидактических сообщений. Тем не менее, поскольку Сыма Цянь время биография Конфуция была тесно связана с интерпретации его философии, поэтому этот раздел начинается с краткое описание традиционных стереотипов о его семейном происхождении, официальная карьера и обучение 72 учеников, прежде чем обратиться к диалоги и прозаические рассказы, на основании которых ранние биографы, такие как Сима Цянь нарисовал.

Конфуций родился во владениях Цзоу, в современной провинции Шаньдун, к югу от большого королевства Лу. Дата 551 г. до н.э. рождение в Gongyang Комментарий ( Gongyang zhuan 公羊 傳) к классическому Spring and Autumn Annals ( Chunqiu ), что помещает его в период, когда влияние государства Чжоу падало, и региональные домены становились независимыми государствами. Его отец, который происходил от Лу, происходил из благородного клана, в который входил Сыма Цянь говорит, что несколько человек, известных своей скромностью и ритуальное мастерство. Его отец умер, когда Конфуций был маленьким ребенком, оставляя семью бедной, но с некоторым социальным статусом, и в молодости человек Конфуций прославился знанием классических ритуалов и церемониальные формы Чжоу. В зрелом возрасте Конфуций отправился в Лу и начал карьеру чиновника у аристократических семьи.

Различные источники идентифицируют Конфуция как обладателя большого количества разные офисы в Лу. Записи в комментарии Цзо ( Zuozhuan 左傳) до Весна и осень Анналы для 509 и 500 гг. До н.э. идентифицируют его как директора Исправления ( Sikou 司寇), и говорят, что ему было предъявлено обвинение с помощью правителя в ритуалах, связанных с посещением сановник из состояния Ци соответственно. Mencius ( Mengzi 孟子), текст по центру фигуры обычно считается наиболее важным ранним разработчиком мысли Конфуция, Менций (традиция 372–289 до н. э.), говорит Конфуций был пищевым писцом ( Weili 委 吏) и Писец в поле ( Chengtian 乘 田), участвовал с ведением бухгалтерского учета в зернохранилище и ведением бухгалтерских книг выпас разных животных (11.14). [1] В В первой биографии Сыма Цянь упоминает эти офисы, но затем добавляет второй набор более влиятельных должностей в Лу, включая Стюарда ( Zai 宰), управляющий поместьем в районе Чжунду, Министр труда ( Sikong 司空) и даже исполняющий обязанности Канцлер ( Сян 相).После его ухода из Лу, разные истории помещают Конфуция в царства Вэй, Сун, Чен, Цай и Чу. Сыма Цянь превратил эти истории в сериал. правителей, неспособных оценить моральную ценность Конфуция, чей высокие стандарты заставили его продолжать путешествовать в поисках нетленный правитель.

В конце жизни Конфуций оставил службу и обратился к преподаванию. В Симе Время Цянь, огромное количество независимо циркулирующих текстов сосредоточиваясь на диалогах, которые Конфуций вел со своими учениками, биографа включить отдельную главу «Организованные традиции учеников Конфуция »( Zhongni dizi liezhuan 仲尼 弟子 列傳).Его счет идентифицирует 77 непосредственных учеников, которых Сыма Цянь говорит, что Конфуций обучены ритуальной практике и Классик Одес ( Шиджин 詩經), Классик документов ( Шуцзин 書 經, также называемый Документы Предшественники или Shangshu 尚書), записей Ритуала ( Лиджи 禮記) и Классика музыки ( Юэцзин 樂 經). Всего около 3000 студенты получили некоторую форму этого режима обучения.Сима Редакционная практика Цяня по систематизации диалогов была включительно, и то, что он смог собрать столько информация примерно через три столетия после смерти Конфуция свидетельствует о важности последнего в ханьский период. Смотрел по-другому, огромное количество непосредственных учеников и учеников Конфуция, и противоречивые отчеты офисов в который он обслуживал, также может быть связано с быстрым увеличением количества текстов связывая все более авторитетную фигуру Конфуция с расходящиеся региональные или интерпретирующие традиции во время вмешательства веков.

Множество источников цитат и диалогов Конфуция, как переданные и недавно раскопанные, предоставляют множество материалов о философии Конфуция, но неполное понимание которой материалы авторитетны. Последнее тысячелетие увидело развитие общепринятого мнения о том, что материалы, сохраненные в двадцать глав переданного Аналитика наиболее точно представляют собой оригинальные учения Конфуция. Частично это происходит из отчета второго века н.э. Бан Гу (39–92 г. н.э.) состава Аналектов , которые описывает работу как составленную первым и вторым поколения учеников Конфуция, а затем переданы частным образом для столетий, что делает его, возможно, старейшим слоем сохранившихся до наших дней Конфуция источники.Спустя столетия некоторые ученые придумали вариации на этот основной счет, такие как Лю Баонан 劉寳楠 (1791–1855) вид в исправленных значениях Аналектов ( Lunyu zhengyi 論語 正義), что каждая глава была написана другой ученик. В последнее время несколько столетий сомнений в внутренние несоответствия в тексте и отсутствие ссылок на название в ранних источниках было составлено классиком Чжу Вэйчжэн 朱維錚 во влиятельной статье 1986 года, в которой утверждалось что отсутствие приписываемых цитат из Аналитики , и явных упоминаний о нем до второго века до нашей эры означало что его традиционный статус как старейшего слоя учений Конфуций был незаслуженным.С тех пор ряд историков, в том числе Майкл Дж. Хантер, систематически показывали, что писатели начали проявляют острый интерес к Analects только в в конце второго и первого веков до н.э., предполагая, что другие Записи тех веков, связанные с Конфуцием, также должны быть считаются потенциально авторитетными источниками. Некоторые предложили этот критический подход к источникам — это атака на историчность Конфуций, но более разумное описание — это нападение на авторитетность Analects , который расширяет и диверсифицирует источники, которые могут быть использованы для реконструкции исторического Конфуций.

Расширение корпуса цитат и диалогов Конфуция за пределы Analects , таким образом, требует внимания к трем дополнительным типам источников. Во-первых, диалоги, сохраненные в переданных источниках, таких как Записи о ритуалах, Записи старейшины Дая о Ритуал ( DaDai Liji 大 戴 禮記), и коллекции Хан, такие как Семейные обсуждения Конфуция ( Kongzi jiayu 孔子 家 語) содержат большое количество разнообразных учения. Во-вторых, цитаты, приложенные к интерпретации отрывки из классических произведений, сохранившиеся в таких произведениях, как Цзо Комментарий к Spring and Autumn Annals , или Интертекстуальный комментарий Хана к одам ( Хан Ши вайчжуань 韓詩外傳) особенно богатые источники для чтения истории и поэзии.Наконец, ряд недавно археологически восстановленные тексты периода Хань и раньше также расширили корпус.

Недавно обнаруженные источники включают три недавно раскопанные версии текстов с параллельно переданным Аналитики . Это раскопки 1973 года на участке Динчжоу в провинции Хэбэй, датируемые 55 г. до н. Э .; раскопки частичной параллельной версии 1990-х гг. на Чонбэкдон в Пхеньяне, Северная Корея, возраст от 62 до 45 лет. BCE; и совсем недавно раскопки гробницы маркиза в 2011-2015 гг. Хайхун в провинции Цзянси датируется 59 г. до н. э.Раскопки Хайхун особенно важен, поскольку считается, что он содержит два потерянные главы того, что источники периода Хань определяют как 22-главу версия Analects , которая циркулировала в состоянии Ци, названия которых выглядят как «Понимание пути» ( Zhi dao 智 道) и «Вопросы о Нефрит »( Вэнь юй 問 玉). В то время как Haihun Analects еще не опубликовано, содержание потерянные главы частично совпадают с фрагментами, относящимися к позднему первого века до нашей эры, которые были найдены на городище Цзяньшуй Цзингуань в Уезд Цзиньта в провинции Ганьсу в 1973 году.В общем, эти находки подтверждают внезапное широкое распространение Analects в середина I века до н. э.

Были также использованы ранее неизвестные диалоги и цитаты Конфуция. раскопан. На сайте Динчжоу также были найдены тексты с названиями «Изречения Ру» ( Руцзячжэ янь 儒家 者 言) и «Герцог Ай спросил о пять видов праведности »( Aigong wen wuyi 哀公 問 五 義). Существенно другой текст, также получивший название «Изречения Ру», был найден в 1977 год в гробнице ханьцев в Фуян в провинции Аньхой.Несколько текстов знакомств до 168 г. до н.э. записи высказываний Конфуция о Classic of Changes ( Yijing 易經) были раскопаны на городище Мавандуй в провинции Хунань в 1973 г. Дополнительно, ряд диалоговых текстов периода Воюющих Государств. сосредоточен на конкретных учениках, а текст с толкованием комментарии Конфуция к Классику поэзии , названному «Конфуций обсуждает Од » ( Kongzi shilun 孔子 詩論), были разграблены из гробниц в 1990-х годах, проданы на черном рынке, и направились в Шанхайский музей.Наконец, гробница 59 г. до н. Э. Маркиз Хайхун также содержит ряд ранее неизвестных Диалоги Конфуция и цитаты о ритуалах и сыновней почтительности, а также с материалами, которые частично совпадают с разделами передаваемых текстов включая Analects , Records of Ritual и Ритуальные записи старейшины Дая .

Некоторые раскопанные тексты, такие как доханьский период «Чаща Высказывания »( Yucong 語 叢), найденные при раскопках. на стоянке Гуодиан в провинции Хубэй в 1993 г. в Аналитики в обращении без атрибуции Конфуция.В переданных материалах также показаны некоторые цитаты, приписываемые Конфуций в Аналектах в устах других исторических цифры. Плавность и разнообразие материалов, связанных с Конфуцием, в тираж до фиксации текста Analects в во втором веке до нашей эры, предполагают, что Analects , с его пристальный интерес к ритуалам, личной этике и политике вполне может были отчасти тематическим отбором из более крупных и разнообразных набор доступных материалов по Конфуцию.Другими словами, там были уже множественными тематическими фокусами до любого горизонта, на котором мы может окончательно признать авторитетным любой отдельный фокус. Это для по этой причине основная суть учения Конфуция исторически недоопределенным, и правильная идентификация основные учения все еще активно обсуждаются. В следующих разделах рассматриваются три ключевых аспекта философии Конфуция, каждый из которых отличается, но все взаимосвязано, обнаруживается во многих из этих разнообразных наборов Источники: теория о том, как ритуал и музыкальное исполнение функционировали для пропагандировать бескорыстие и тренировать эмоции, советы, как привить набор личных добродетелей, чтобы подготовить людей к нравственному поведению в различных сферах их жизни, а также социальная и политическая философия, которая абстрагировала классические идеалы надлежащего поведения в семейный и официальный контексты для применения в более общих контекстах.

3. Ритуальная психология и социальные ценности

Records of Ritual , Analects и многочисленные Коллекции Хань изображают Конфуция как глубоко озабочены правильным исполнением ритуала и музыки. В таких произведениях описание мировоззрения и аффекта исполнителя стало основой творчества. ритуальная психология, в которой правильное исполнение было ключом к реформированию желания и начало развития нравственных наклонностей. Конфуций искал чтобы сохранить ритуальную систему Чжоу, и теоретизировал о том, как ритуалы и музыка прививала социальные роли, ограниченные желания и преобразовывала персонаж.

Многие биографии начинают описание его жизни с рассказа о Конфуций в раннем возрасте совершал ритуалы, отражая счета и высказывания, демонстрирующие его невероятное мастерство в ритуалах и Музыка. Археологические данные показывают, что одно наследие Чжоу период, в который родился Конфуций, был системой роскоши правила, кодирующие социальный статус. Еще одно из этих наследий было жертвоприношение предков, средство демонстрации народного почтения для своих предков, а также давая возможность попросить духов помогать им или гарантировать им защиту от вреда.В Analects описывает ритуальное мастерство Конфуция в прием гостей в дворянском доме (10.3) и проведение жертвоприношения (10.8, 15.1). Он играет в каменные куранты (14.39), различает правильную и неправильную музыку (15.11, 17.18), и превозносит и объясняет ученикам Классику Од . (1.15, 2.2, 8.3, 16.13, 17.9). Это мастерство классического ритуала и музыкальные формы — важная причина, по которой Конфуций сказал, что он «следовал Чжоу »(3.14). Хотя он может изменить деталь ритуала из бережливость (9.3), Конфуций настаивает на соблюдении буквы обрядов, как когда его ученик Цзы Гун 子貢 попытался заменить другое животное овец в сезонном жертвоприношении, говоря: «хотя вы заботитесь о овца, я забочусь о ритуале »(3.17). Это было по большей части эта приверженность культурным формам периода Чжоу или тому, что Конфуций реконструировали их, что привело многих в современный период к назовите его традиционалистом.

То, что Конфуций явно вводил новшества, заключалось в его обосновании исполнения обряды и музыка.Историк Ян Буке 閻 步 克 имеет утверждал, что ранняя конфуцианская традиция ( Ru ) началась с кабинет «Музыкального мастера» ( Юеши 樂 師), описанные в Ритуал Чжоу ( Чжоу Ли 周禮). Янь считает, что поскольку эти чиновники несли ответственность за обучение обрядам, музыке, и Classic of Odes , их объединенный опыт превратились в особое призвание, которое сформировало мировоззрение Конфуций. Ранние обсуждения ритуала в классических произведениях Чжоу часто объяснил ритуал с точки зрения принципа do ut des . предложения для получения выгоды.Напротив, ранние дискуссии между Конфуций и его ученики описали преимущества ритуального исполнения что вышло за пределы умилостивления духов, награды от предки, или поддержание социального или космического порядка. Вместо акцентирования внимания на товарах, которые были внешними по отношению к исполнителю, эти работы подчеркнули ценность связанных с ними внутренних психологических состояний практикующий. В Аналектах 3.26 Конфуций осуждает совершение ритуала без почтения ( цзин 敬).Он также осуждает взгляды на ритуал, которые сосредоточены только на подношениях, или взгляды музыка, ориентированная только на инструменты (17.11). Отрывки из записей Ритуал объясняет, что Конфуций предпочел бы избыток почтение, чем избыток ритуала (« Tangong, шан ”檀弓 上), и это почтение является наиболее важным аспектом траурные обряды (« заджи, ся » 雜記 下). Этот акцент на важность почтительного отношения стала заметной отличительной чертой между выполнением ритуала наизусть и выполнением его в правильное аффективное состояние.Другой отрывок из Records of Ritual говорит о разнице между идеальным джентльменом и меньший человек заботится о родителях, так это то, что джентльмен благоговейный когда он это делает (« Fangji » 坊 記, ср. Analects 2.7). В контекстах, касающихся как ритуалов, так и сыновней почтительности ( сяо 孝), аффективное состояние, стоящее за действием, возможно, более важно, чем последствия действия. Как сказал Филип Дж. Айвенго письменность, ритуал и музыка — это не просто показатель ценностей в смысл, который показывают эти примеры, но также и их воспитатель.

В этой ритуальной психологии исполнение ритуала и музыки ограничивает желает, потому что это изменяет аффективные состояния исполнителя, и ограничить аппетитные желания. Записи ритуала иллюстрирует желательные аффективные состояния, описывая, как Чжоу основатель король Вэнь 文 был тронут радостью, когда делал подношения его умершие родители, но потом к горе, когда ритуал закончился (« Jiyi » 祭 義). Коллекция связан с философом Xunzi 荀子 III века до н.э., содержит Цитата Конфуция, которая связывает разные части правителя день с особыми эмоциями.Вход в родовой храм, чтобы сделать предложения и поддерживать связь с теми, кто больше не живет заставляет правителя задуматься о печали, а в шапке слышать судебные дела заставляют его задуматься о беспокойстве (« Aigong » 哀公). Это примеры того, как ритуал способствует развитию определенных эмоциональных реакций, частично сложного понимания аффективных состояний и способов, которые производительность направляет их в определенных направлениях. В более общем смысле, социальные условности, заложенные в ритуальных иерархиях, ограничивают свобода людей преследовать свои желания, как хозяин объясняет в Records of Ritual:

Путь джентльмена можно сравнить с плотиной на набережной, поддержка тех сфер, где обычные люди испытывают недостаток (« Фанцзи »).

Блокирование избытка желаний за счет соблюдения этих социальных норм сохраняет психологическое пространство для отражения и реформирования своего реакции.

Описания ранней общины изображают Конфуция, создавшего субкультура, в которой ритуал служил альтернативным источником ценности, эффективно обучая своих учеников отказываться от традиционных способов обмен. В Аналектах , когда Конфуций говорит, что он проинструктировать любого, кто подарил ему «узелок сушеных мясо »(7.7), он подчеркивает, как его стандарты ценности происходят из системы жертвоприношений, избегая валюты или роскоши Предметы. Подарки, ценные в обычных ситуациях, могут мало чего стоить. такие стандарты: «Даже если друг подарил ему карету и коней, если это не было вяленое мясо, не кланялся »(10.15). Биографические материалы периода Хань в Записях Историк описывает, как высокопоставленный чиновник государства Лу не явиться в суд на три дня после того, как состояние Ци подарило ему артисты-женщины.Когда, кроме того, высокопоставленный чиновник не смог правильно приносить дары жертвенного мяса, Конфуций отправился Лу в штат Вэй (47, ср. Analects 18.4). Конфуций неоднократно отвергал общепринятые ценности богатства и положение, предпочитая вместо этого полагаться на ритуальные стандарты ценности. В в некотором роде эти истории похожи на рассказы позднего периода Warring Состояния и сборник периода Хань Мастер Чжуан ( Чжуанцзы 莊子), которые исследуют то, как обычно недооцениваемые за их бесполезность, полезны нестандартный стандарт.Однако здесь эталоном, придающим таким предметам денежную ценность, является ритуальное значение, а не долголетие, развод Конфуций от обычных материалистических или гедонистических поисков. Этот это второй способ, которым ритуал позволяет направить больше усилий на формирование характера.

Однажды, говоря о воспитании доброжелательности, Конфуций объяснил: как ритуальная ценность была связана с идеальным образом джентльмена, которые всегда должны иметь приоритет перед преследованием обычных значения:

Богатство и высокий социальный статус — это то, чего жаждут другие.Если я не смогу преуспевайте, следуя путем, я не буду жить в них. Бедность и низкий социальный статус — это то, чего избегают другие. Если я не смогу процветать следуя по пути, я не избежу их. (4,5)

Аргумент, что ритуальное выполнение имеет внутренние преимущества, лежит в основе ритуальная психология, изложенная Конфуцием, объясняющая, как выполнение ритуалов и музыки контролирует желания и готовит почву для дальнейшее нравственное развитие.

4. Добродетели и формирование характера

Многие короткие отрывки из Аналитики и «Чаща изречений», раскопанная в Гуодиане, описать развитие набора идеального поведения, связанного с моральный идеал «пути» ( dao 道) «Джентльмен» ( junzi 君子).На основе аналогия между образом Конфуция и системами этики характера происходящие от Аристотеля, эти модели поведения сегодня часто описывается с использованием латинского термина «добродетель». В секунду переход в Аналитики , ученик Ю Руо 有 若 говорит, что человек, который ведет себя с сыновняя почтительность к родителям, братьям и сестрам ( сяо и ди 弟), и кто избегает выступлений против начальства, редко будет расстраивать общество. Это связывает эту корреляцию с более общей картиной того, как паттерны хорошего поведения эффективно открывают возможность следовать образ джентльмена: «Джентльмен работает на корню.Один раз корни укоренены, путь оживает »(1.2). Способ джентльмена — это квинтэссенция образцового поведения самоотверженные культурные герои прошлого и доступны всем, кто желающие «работать с корнями». Таким образом, добродетели то, чему учил Конфуций, не были оригинальными для него, но представляли адаптации существующих культурных идеалов, к которым он постоянно возвращены, чтобы уточнить их правильные выражения в разных ситуации. Пять форм поведения джентльмена, занимающего центральное место в Аналекты — доброжелательность ( рен 仁), праведность. ( йи ), ритуальное приличие ( ли ), мудрость ( чжи ), и надежность ( xin 信).

Добродетель влечет за собой взаимодействие с другими, руководствуясь чувство того, что хорошо с их точки зрения. Иногда Analects определяет доброжелательность как «заботу о другие »(12.22), но в определенных контекстах это связано с более конкретное поведение. Примеры контекстных определений доброжелательность включает в себя отношение к людям на улице как к важным гостям и простые люди, как если бы они были служителями при жертвоприношении (12.2), сдержанность в разговоре (12.3) и отказавшись от умных речь (1.3), и быть почтительным там, где живешь, почтительным, где один работает, и лоялен там, где имеет дело с другими (13.19). Это самая широкая из добродетелей, но джентльмен скорее умрет, чем скомпрометируйте его (15.9). Доброжелательность влечет за собой некое бескорыстие или, как предполагают Дэвид Холл и Роджер Эймс, это включает формирование морального суждения с комбинированной точки зрения себя и других.

Более поздние писатели разработали отчеты об источниках доброжелательных поведение, наиболее известное в контексте обсуждения человеческого природа ( xing 性) в веках после Конфуций.Мэнций (четвертый век до нашей эры) утверждал, что доброжелательность растет из развития аффективной склонности к состраданию ( ceyin 惻隱) перед лицом другого бедствие. Анонимный автор позднего периода Сражающихся царств. раскопанный текст «Пять видов действий» ( Wu xing 五行) описывает это как построение из любви чувствует близких членов семьи, через последовательные этапы, чтобы, наконец, превратиться в более универсальную, полноценную добродетель. В Analects , однако, один комментарий о человеческой природе подчеркивает важность воспитания: «По природе люди близко, по привычке они на много миль друг от друга »(17.2), настроение что говорит о важности тренировки своих предрасположенностей через ритуал и классику в манере, более близкой к программе Сюньцзы (III век До н.э.). Однако в Analects обсуждается инкубация доброжелательное поведение в семье и ритуалах. Вы, Руо, заканчиваете его обсуждение корней пути джентльмена с риторический вопрос: «Не проявляет сыновнего почтения к в чьих-то родителях, братьях и сестрах корень доброжелательности? » (1.2). Конфуций говорит своему ученику Янь Юань 顏淵, что доброжелательность — это вопрос «преодоления себя и возвращения к ритуальное приличие »(12.1). Эти связи между доброжелательностью и другие добродетели подчеркивают то, как доброжелательное поведение не влечет за собой создание новых социальных форм или отношений, но является основанный на традиционных семейных и ритуальных сетях.

Вторая добродетель, праведность, часто описывается в Аналектах относительно ситуации, связанные с общественной ответственностью. В контекстах, где стандарты справедливости и добросовестности ценны, например, действовать как управляющий имением, как некоторые из учеников Конфуция, праведность — это то, что сохраняет человека непорочным.Конфуций писал, что джентльмен «думает о праведности, когда сталкивается с выгодой» (16.10, 19.10) или «столкнувшись с прибылью» (14.12). Конфуций говорит, что нужно игнорировать богатство и ранг достичь, действуя против праведности, даже если это означает есть грубое рис, питьевая вода и спать, используя согнутую руку как подушка (7.16). Более поздние писатели, такие как Сюньцзы, прославляли Конфуция за его праведность в должности, что, как он подчеркнул, было тем более впечатляющим потому что Конфуций был крайне беден (« Wangba » 王 霸).Такое поведение особенно актуально в официальных взаимодействие с обычными людьми, например, когда «нанимает простые люди »(5.16), и если социальный руководитель освоил это, «Простые люди все подчинятся» (13.4). Нравиться доброжелательность, праведность также влечет за собой бескорыстие, но вместо исходящий из внимания к нуждам других, он коренится в стойкость перед искушением.

Перспектива, необходимая для того, чтобы действовать праведно, иногда связана с к отношению к личной выгоде, напоминающему предыдущие обсуждение того, как Конфуций учил своих учеников перекалибровать свое чувство ценности на основе их погружения в жертвенная система.В частности, оценка вещей на основе их ритуальное значение может противоречить общепринятым иерархии ценностей. Это определяется как корень праведного поведение в рассказе из текста позднего периода Воюющих царств Мастер Фэй из Хань ( Хань Фэйзи 韓非 子). В сказке рассказывается, как при дворе Конфуцию подарили тарелку с персиком и кучу зерна проса, которыми нужно очистить плоды. После служители смеялись над Конфуцием за то, что он продолжил есть просо Во-первых, Конфуций объяснил им, что в жертвоприношениях бывшим царям Просо само по себе является наиболее ценным предложением.Следовательно, очистка ритуально базовый персик с пшеном:

будет препятствовать праведности, и поэтому я не осмелился положить [персик] над тем, что наполняет сосуды в исконной святыне. (« Вайчу шо, цзо шан » 外 儲 說 左上)

Хотя подобные истории могли быть рассказаны, чтобы высмеять его привередливость, ибо Конфуций сущность праведности заключалась в том, чтобы усвоить систему ценность, которую он нарушил бы ни для удобства, ни для выгоды.

Иногда фраза «милосердие и праведность» метонимически используется для обозначения всех добродетелей, но в некоторых более поздних текстах доброжелательный порыв к состраданию и праведная стойкость рассматривается как потенциально противоречивый.В Аналитах , изображения Конфуция не признают противоречия между доброжелательностью и праведность, возможно, потому что каждый обычно описывается как в другом наборе контекстов. В ритуальных контекстах, таких как суды или святыни, в идеале человек действует так, как будто он действует по семейным обстоятельствам. привязанность в личном контексте, парадигма, которая является ключом к доброжелательность. При исполнении служебных обязанностей идеально действовать из ответственности перед подчиненными и вышестоящими, с сопротивление искушению коррумпированной выгодой, что является ключом к праведность. Records of Ritual различает области этих двух добродетелей:

В ведении домашнего хозяйства доброта преобладает над праведностью. Вне дома праведность отсекает доброту. Что один обязуется служить своему отцу, другой — служить один господин, потому что благоговение перед обоими одинаково. Благородное отношение к дворянству и почетное отношение к благородным. путь, это высота праведности. (« Санфу сижи ”喪服 四 制)

Хотя праведность — это не милосердие других людей. означает, что этот отрывок подчеркивает, как в разных контекстах разные добродетели могут подтолкнуть людей к участию в определенных общих культурные обычаи, составляющие хорошую жизнь.

В то время как добродетели доброжелательности и праведности могут побудить джентльмена придерживаться ритуала нормы в конкретных ситуациях или сферах жизни, третье достоинство «Ритуальное приличие» выражает чувствительность к своему социальное место и готовность играть во все ритуальные роли. Термин li переводится здесь как «ритуал. уместность »имеет особенно широкий спектр коннотаций, и дополнительно подразумевает как ритуальные правила, так и правила этикета. В Аналектов, Конфуций изображен одновременно обучающим и проводить обряды так, как он считал, что они проводились в древности.Подробные ограничения, такие как « джентльмен избегает одежды с красно-черной отделкой »(10.6), которую поэт Эзра Паунд назвал «стихами, относящимися к ночную рубашку и пристрастие к имбирю »(Pound 1951: 191), отнюдь не были тривиальными для Конфуция. Его повеление: «Делай не смотрите и не слушайте, не говорите и не двигайтесь, если это не соответствует обряды »(12.1), отвечая на вопрос о доброжелательности, иллюстрирует, как символические условности ритуальной системы сыграли роль в культивировании добродетелей.Мы видели, как ритуальные формы ценностей, ограничивая желания, тем самым позволяя размышлять и воспитание нравственных наклонностей. Но без должного аффективного состояние, человек не выполняет должным образом ритуал. в Аналитики , Конфуций говорит, что не может терпеть «ритуал без благоговения или печали без печали »(3.26). Когда спросил о корне ритуальной приличия, он говорит, что на похоронах горе скорбящих важнее формальностей (3.4). Знание деталей ритуальных протоколов важно, но не заменяет искреннего аффекта при их исполнении.Вместе они являются необходимыми условиями для обучения джентльмена, а также являются важно для понимания социального контекста, в котором Конфуций учил своих учеников.

Мастерство, о котором свидетельствует «ритуальное приличие», было частью учебная программа, связанная с обучением правителей и чиновников, и надлежащее исполнение ритуала при дворе также могло служить своего рода политическим легитимация. Конфуций резюмировал различные аспекты обучение ритуалу и музыке, участвовавшее в обучении его подписчики:

Поднимите себя с Classic of Odes .Учреждать себя с ритуалом. Дополните себя музыкой. (8,8)

Однажды Бою 魚, сын Конфуция, объяснил, что когда он попросил отца научить его, отец сказал ему изучить Одесская классика , чтобы иметь возможность поговорить с другие, и изучать ритуал, чтобы утвердиться (16.13). Который Конфуций настаивает, чтобы его сын овладел классической литературой и практиками. подчеркивает ценность этих культурных продуктов как средств передавая путь от одного поколения к другому.Он рассказывает своему ученики, которые готовит их изучение Классика Од для разных сфер жизни, предоставив им возможность:

дома служите отцу, вдали от него служите свой господин, а также расширить свои познания в названиях птиц, животные, растения и деревья. (17,9)

Эта оценка знаний как культурного, так и природные миры — одна из причин, почему фигура Конфуция традиционно отождествлялся со школой, и почему сегодня его день рождения отмечается как «День учителя» в некоторых части Азии.В древнем мире такое образование тоже квалифицированный Конфуций и его ученики для работы в поместьях и в суды.

Четвертая добродетель, мудрость, связана с оценкой людей и ситуации. В Аналектах мудрость позволяет джентльмену различать кривое и прямое поведение в других (12.22), и различать тех, кто может быть преобразован, и тех, кто не может (15.8). В предыдущем диалоге Конфуций объясняет силу мудрость как «знание других».«Чаща Поговорки », найденные в Гуодиане, указывают на то, что это знание основа для правильного «выбора» других, определения мудрости как добродетель, которая является основанием для выбора. Но это еще и о правильно оценивая ситуации, как подсказывает мастер риторический вопрос: «Как можно считать человека мудрым, если этот человек не живет в доброжелательности? » (4.1). Один известный отрывок, который часто цитируется, подразумевает, что Конфуций агностик мир духов более буквально о том, как мудрость позволяет посторонний, чтобы представить себя подходящим образом для людей на от имени которого он работает:

Работая над тем, что хорошо для простых людей, чтобы показать почитание призраков и духов при сохранении расстояние можно считать мудростью.(6.22)

Контекст для такого рода оценки обычно — официальная служба, и мудрость часто приписывается уважаемым министрам или советникам мудрецов. правители.

В некоторых диалогах мудрость также подразумевает моральное различение, которое позволяет джентльмену быть уверенным в уместности хорошего действия. В Аналектах Конфуций рассказывает своему ученику Цзы Лу 子路 эта мудрость признает знание вещи как знание ее, и незнание вещи как незнание ее (2.17). В монологах о нескольких добродетелях Конфуций описывает мудрого человека как никогда сбиты с толку (9.28, 14.28). В то время как сравнительные философы отмечали, что Китайская мысль не имеет ничего аналогичного роли воли. в досовременной европейской философии нравственная проницательность, которая является частью мудрости вселяет в актеров уверенность в том, что моральные действия они взяли верны.

Добродетель благонадежности дает джентльмену право давать советы правитель и правитель или чиновник для управления другими.в Аналитики , Конфуций лаконично объясняет: «если кто-то заслуживающий доверия, другие возьмут на себя одни обязанности »(17.6, ср. 20.1). Хотя надежность может быть основана на правильное выражение дружбы между людьми с одинаковым статусом (1.4, 5.26), это также ценно во взаимодействии с людьми другого статуса. Ученик Цзы Ся 子夏 объясняет его влияние на начальство и подчиненные: давая советы правителю, не заслуживая доверия, правитель будет думать, что джентльмен занимается клеветой, и когда управляя государством, не заслуживая доверия, люди будут думать, что джентльмен их эксплуатирует (19.10). Подразумевается, что искренне настроенный к обществу чиновник был бы неэффективен без верю, что это качество вдохновляет. В диалоге с правителем из глава четвертая из Интертекстуального комментария Хана к Оде , Конфуций объясняет, что, нанимая кого-то, нужно доверять превосходит силу, умение льстить или красноречие. Быть способным полагаться на кого-то настолько важно для Конфуция, что когда его спрашивают о хорошее правительство, он объяснил, что надежность выше, чем либо едой, либо оружием, заключая: «Если люди не найдут Правитель заслуживает доверия, государство не устоит »(12.7).

К периоду Хань доброжелательность, праведность, ритуальное приличие, мудрость и надежность стали рассматриваться как полный набор человеческие добродетели, соответствующие другим квинтетам явлений, используемых для описать мир природы. В некоторых текстах описан уровень нравственности. совершенство, как у древних мудрецов, объединяющее все эти добродетели. До этого неясно, было ли владение особая добродетель влекла за собой наличие всех остальных, хотя доброжелательность иногда использовался как более общий термин для комбинации одного или больше других добродетелей (e.грамм., Аналитики 17.6). В других случаях Конфуций представлял индивидуальные добродетели как выражение добродетели в определенных областях жизнь. Ранние диалоги Конфуция встроены в конкретные ситуации, и поэтому сопротивляйтесь попыткам выделить из них более абстрактные принципы морали. В результате описания добродетелей включаются в анекдоты об образцовых личностях, в характере которых диалоги побуждают аудиторию развиваться. Конфуций учил, что мерилом хорошего действия было то, было ли оно выражением актерская добродетель, то, что его уроки разделяют с уроками философии, подобные философии Аристотеля, которые обычно описываются как «Этика добродетели».Современная оценка учения Конфуция как «этика добродетели» сформулирована в Брайане В. Ван Этика добродетели и консеквенциализм Нордена на раннем китайском языке Философия , в которой особое внимание уделяется аналогиям между путь Конфуция и «хорошей жизни» Аристотеля. Однако характер доступных исходных материалов о Конфуции, означает, что в разнообразных текстах раннего Китая отсутствует систематизация такой работы, как Никомахова этика Аристотеля .

Пять описанных выше добродетелей — не единственные, из которых Конфуций заговорил.Он обсудил верность ( чжун 忠), которая в какой-то момент описывается как поведение министра по отношению к ритуально правильная линейка (3.19). Он сказал, что мужество ( йонг 勇) — вот что заставляет действовать, увидев где праведность ложь (2.24). Другой термин иногда переводится как «Добродетель» ( de 德) обычно используется для Опишите авторитет правителя, который проистекает из доброты или благосклонности другим, и является ключевым термином во многих социальных и политических работах обсуждается в следующем разделе.Тем не менее, просматривая список всех достоинств в ранних источниках недостаточно, чтобы описать целостность моральной вселенной, связанной с Конфуцием.

Наличие тем в Analects как у правителя исключительное влияние как образец морали, важность суждения людей своими делами, а не словами (1.3, 2.10, 5.10), или даже защита культуры Чжоу высшими силами (9,5), все выделить бессистемный характер текста и подчеркнуть, что обучение других тому, как развивать добродетели, является ключевым аспектом, но только часть этического идеала Конфуция.Тем не менее, существует также загадка, присущая любой попытке вывести абстрактные моральные правила из в основном диалогической формы Analects , то есть проблема того, являются ли ситуативный контекст и собеседник неотъемлемой частью оценки утверждений Конфуция. Исторически примечательный пример попытки найти обобщенное моральное правило в Аналектах — это чтение пары отрывки, в которых используется формулировка, аналогичная формулировке «Золотого Правило »христианской Библии (Матфея 7:12 и Луки 6:31), чтобы описывать доброжелательность: «Не навязывайте другим такие вещи. чего ты сам не желаешь »(12.2, ср. 5.12, 15.24). Читать как аксиоматические моральные императивы, эти отрывки отличаются от образцовые и ситуативные разговоры о морали обычно найдено в Аналитах . По этой причине некоторые ученые, включая Э. Брюса Брукса, считают эти отрывки интерполяции. Хотя они не полностью противоречат способу эта доброжелательность описана в ранних текстах, их на интерпретацию как абстрактных принципов повлияло их кажущееся сходство с библейскими примерами.В Records of Ritual , немного другая формулировка правило о себе и других представлено как не универсальное по своему объему, а скорее как описание того, как образцовый правитель влияет на люди. Как и другие ранние тексты, Analects описывает, как моральное преобразование общества опирается на положительный пример правителя, сравнивающего влияние джентльмен на народ, кстати ветер по траве дует, заставляя его изгибаться (12.19).В том же ключе, после обсуждения того, как личные качества правителей прошлого определяли, действительно ли их субъекты могли морально преобразовать, Records of Ritual выражает свой принцип рефлексивности:

Вот почему джентльмен ищет в других только то, что он или она лично владеет. [Джентльмен] осуждает только вещи в других чего лично ему не хватает. (« Daxue » 大學)

Речь идет об эффективности морального убеждения, когда говорится, что правитель не может рассчитывать на реформирование общества исключительно по приказу, поскольку это только личный пример правителя, который может изменить других.За по этой причине правитель не должен принуждать к поведению своих подданных на что он или она лично не согласился бы, что-то скорее отличается от «Золотого правила». Исторически, однако, взгляды на то, что Конфуций был вдохновлен тем же естественным богословием, что и христиане, или что философы, естественно, озабочены обобщением моральных императивов, выступали за более тесную идентификацию с «золотым правилом», факт, который иллюстрирует загадка толкования, проистекающая из формальных аспектов Аналектов .

5. Семья и государство

Политическая философия раннего Чжоу, представленная в Классике г. Оды и Классик документов сосредоточены на моральном оправдание политической власти на основе доктрины «Мандат Неба» ( тяньминь 天命). Эта точка зрения заключалась в том, что добродетель мудреца ( de ) привлекла внимание антропоморфизированных космических власть обычно переводится как «Небеса» ( tian 天), который поддержал восхождение мудреца к политической орган власти.Эти канонические тексты утверждали, что политический успех или неудача — это функция моральных качеств, о чем свидетельствуют такие действия, как правильное выполнение ритуала со стороны правителя. Конфуций опирался на эти классики и адаптировали классический взгляд на моральный авторитет в важными способами, связывая его с нормативной картиной общество. Проводя параллель между характером взаимного обязанности лиц в разных ролях в двух областях социальной организации, в Аналектах Конфуций связал сыновнюю почтительность в семье с лояльность в политической сфере:

Редко для человека, сыновно благочестивого по отношению к своим родителям и старше. братья и сестры склонны бунтовать против его начальства … Сыновний благочестие по отношению к родителям, старшим братьям и сестрам можно считать корнем человек.(1,2)

В этом разделе исследуются социальные и политические взгляды Конфуция. философии, начиная с центральной роли его анализа традиционная норма сыновней почтительности.

Подобно тому, как Конфуций анализировал психологию ритуального исполнения и связал это с индивидуальным нравственным развитием, его обсуждение сыновней благочестие было еще одним примером развития и адаптации конкретный классический культурный образец в более широкий философский контекст и множество проблем. Первоначально ограничивался описанием жертвоприношения предкам в контексте групп наследственного родства, более расширенное значение «сыновней почтительности» использовалось для описания царь-мудрец Шунь 舜 (трад.р. 2256–2205 гг. До н. Э.) лечение его живого отца в Classic of Документы . Несмотря на скромное происхождение, сыновняя почтительность Сюня была признано качеством, которое сигнализировало, что он будет подходящим преемником для царя-мудреца Яо 堯 (trad. r. 2357–2256) До н.э.). Конфуций в «Аналектах » восхваляет древнего мудреца. царей, а царь-мудрец Ю за его сыновний благочестие в контексте жертвоприношения (8.21). Однако он использовал термин сыновняя почтительность означает как жертвенное мастерство, так и поведение соответственно родителям.В разговоре с одним из своим ученикам он объясняет, что сыновнее почтение означает «не оспаривание », что повлекло за собой:

пока были живы родители, служа им в ритуальном надлежащим образом, и после смерти родителей, похоронив их и приносить им жертвы надлежащим образом. (2,5)

В рационализации морального содержания наследия прошлого, такого как трехлетний траур по смерти одного из родителей Конфуция рассудил, что в течение трех лет сыновний благочестивый ребенок не должен изменять родительский путь (4.20, ср. 19.18), и объясняет происхождение продолжительность трехлетнего траура должна быть продолжительностью родители оказали алименты своему младенцу (17.21). Этот адаптация сыновней почтительности для обозначения надлежащего образа жизни джентльмена вести себя как внутри, так и вне дома было обобщением модель поведения, которая когда-то была специфической для семьи.

Историк-интеллектуал Чэнь Лай 陈 来 выделил два наборы идеальных черт, которые стали гибридными в поздних Воюющих государствах период.Первый набор качеств описывает достоинства правителя. исходя из политически ориентированных описаний таких фигур, как Кинг Вэнь Чжоу, включая прямолинейность ( чжи 直) и стойкость ( банда 剛). Второй набор качеств основанные на узах, характерных для групп родства, включая сыновнюю почтительность и доброта ( ci 慈). Поскольку родственные группы были подчинены для более крупных политических единиц в текстах стали появляться гибридные списки идеальные качества, взятые из обоих наборов.Следовательно, Конфуций имел эффективно интегрировать клановые приоритеты и государственные приоритеты, примирение проиллюстрировано в Интертекстуальный комментарий Хана к Оде его утверждение, что сыновняя почтительность — это не просто почтение к старшим. Когда его ученик Цзэнцзи 曾子 подвергся жестокому избиению посох отца в наказание за преступление, Конфуций наказывает Цзэнцзы, говоря, что даже мудрый царь Шунь не подчинился бы к столь суровому избиению. Он продолжает объяснять, что у ребенка двойная набор обязанностей как перед отцом, так и перед правителем, бывшая сыновняя почтительность и другая лояльность.Следовательно, защита своего тела — это долг линейка и противовес долгу подчиняться своему родитель (8). В Классике сыновней почтительности ( Сяоцзин 孝經) аналогичные рассуждения применяются к переопределению дочернего благочестие, которое отвергает такое поведение, как такое крайнее подчинение, потому что защита своего тела — долг перед родителями. Этот своего рода оговорка предполагает, что по мере того, как сыновнее почтение продвигалось дальше вне его первоначального семейного контекста, он должен был быть квалифицирован, чтобы быть интегрированным в точку зрения, которая повысила ценность нескольких черт характера.

Поскольку сыновнее почтение основывалось на фундаментальных отношениях, определенных в семье семейная роль и роль государства могут конфликт. Текст Classic of Documents разъясняет возможные конфликт между преданностью правителю и сыновней почтительностью к отцу (« Цай Чжун чжи мин » 蔡仲 之 命), компромисс, похожий на историю в Analects о человеке по имени Чжи Гун 直 躬 (Вертикальный Гонг), который показал, что его отец украл овцу. Несмотря на то что Конфуций признал, что воровство вредит общественному порядку, по его мнению. Вертикальный Гонг не смог быть действительно «вертикальным» в чувство, которое уравновешивает императив давать показания с особым вознаграждение для членов его родственной группы:

В моем кругу вертикальное положение отличается от этого.Отец скрывал такое от имени своего сына, и сын скроет это на имени своего отца. В этом и заключается прямолинейность. (13.18)

Таким же образом Конфуций приспосабливал сыновнюю почтительность к более широкому кругу лиц. многообразие моральных поступков, оттачивая свой ответ на вопрос о том, как ребенок уравновешивает ответственность перед семьей и верность государству. Хотя эти две черты могут противоречить друг другу, социолог Роберт Белла в своем исследовании Токугавы и современной Японии отметил, что структурное сходство между преданностью и сыновней почтительностью привело к оба они продвигаются государством как взаимосвязанные идеалы, которые помещает каждого человека в двойную сеть ответственности.Конфуций был заявляя об этом, когда он связывал сыновнюю почтительность со склонностью к быть верным начальству (1.2). Утверждения типа «сыновняя почтительность корень добродетельного действия »из Classic of Filial Благочестие соединяет верность и действия, которые сигнализирует о личной добродетели, которая оправдывает политический авторитет, как в исторический прецедент царя мудрецов Шуна.

Из классических источников, из которых черпал Конфуций, два были особенно влиятельный в дискуссиях о политической легитимации.В Classic of Odes состоит из 305 текстов, регламентированных периодом Чжоу. (отсюда и несколько переводов «песни», «Оды» или «стихи») и стали пронумерованы как единое целое. из пяти классиков ( Wujing ) в династии Хань. Критично для некоторые из этих текстов посвящены королю Вэнь Цзябао. Свержение Чжоу Шан, что является примером добродетельного человек, захватывающий «Мандат Неба»:

Этот наш король Вэнь, его благоразумное сердце было хорошо организовано. Он сиял служил Высшему Богу и, таким образом, наслаждался большой удачей.Непоколебимый в своей добродетели он стал владеть владениями вокруг. (« Daming » 大 明)

Политическая теория Чжоу, выраженная в этом отрывке, основана на идея ограниченной моральной вселенной, которая может не вознаградить добродетельного человека изолированно, но в котором Высокий Бог ( Шангди 上帝, Di 帝) или Небеса заступятся за заменить плохого правителя человеком исключительного добродетель. Классик документов — это собрание, которое включает речи, приписываемые мудрым правителям прошлого и их служителей, и его аргументы часто касаются морального авторитета с сосредоточиться на методах и характере примерных правителей прошлого.Глава «Объявление Канга» (« Кангао » 康 誥) адресована одному из сыновей Король Вэнь, и дает ему руководство, как вести себя как мудрый правитель, как а также с методами, которые были эмпирически доказаны успешными эти правители. Что касается мандата, унаследованного от короля Вэня, глава настаивает на том, что полномочия не неизменны, и поэтому правитель сын всегда должен помнить об этом, решая, как действовать. Далее, не всегда можно понять Небеса, но «Видны чувства народа», и поэтому правитель должен заботиться о своих подданных.Политическая точка зрения Чжоу, что Конфуций унаследованный был основан на сверхъестественном ходатайстве, чтобы поместить человека с личной добродетелью в ведении государства, но со временем акцент сместился на то, как эффект хорошего правительства может рассматриваться как доказательство продолжающегося морального оправдания этого размещение.

Сам Конфуций, возможно, служил историческим контрпримером классическая теория «Небесного мандата», ставящая под сомнение прямой характер поддержки, данной Небесами человеку с добродетель.Ханьский период Записки историка биография Конфуций описал его как обладающего всеми личными качествами. нужно было хорошо управлять, но скитаться из штата в штат, потому что те качества не были признаны. Когда умер его любимый ученик, Analects записывает, что Конфуций сказал, что «Небеса имеют покинул меня! » (11.9).王充 Ван Чонга (27 – ок. 97 г. н. Э.) Сбалансированные обсуждения ( Lunheng 論 衡) использует фразу «Некоронованный король» ( suwang 素 素) для описания трагическая ситуация: «Конфуций не правил как царь, но его работа как некоронованный король можно увидеть в Весной и Осенью Летопись »(80).Мнение о том, что через свои сочинения Конфуций может подготовить мир к правительству будущего царя-мудреца стала центральной частью преданий Конфуция, которая окрасила прием его произведений с тех пор, особенно в работах, связанных с Весной г. и Осенние летописи и их Gongyang Commentary . В биография Конфуция усилила трагическую космологическую картину, личная добродетель не всегда гарантирует успех. Даже когда Поддержка Небес цитируется в Аналектах , это не вопрос прямого ходатайства, но выраженный через личную добродетель или культурные стереотипы: «Небеса родили во мне добродетель, так что что может Хуан Туй 桓 魋 сделать со мной? » (7.23, ср. 9.5). В качестве Роберт Ино отметил, что концепция Небес также стала все чаще натурализуется в таких отрывках, как «Зачем Небеса? нужно говорить? » (17.19). Изменение взглядов на объем Деятельность Небес и способы получения знаний людьми этой деятельности способствовали изменению роли Небес в политической теория.

Чаще всего в диалогах с правителями своего времени ссылки на Небеса были поводом для Конфуция побудить правителей остаться внимательны к своему личному нравственному развитию и относятся к своим подданным весьма.Интегрируя классическое наследие «Мандата Небеса », которое относилось конкретно к правителю или« Сыну Небеса »( tianzi 天子) с моральными учениями. которые были адресованы более широкой аудитории, природа Небес ходатайство стало пониматься иначе. в Аналитики и сочинения, подобные тем, которые приписываются Менсию, описания добродетели часто адаптировались к таким контекстам, как поведение мелких чиновников и навигация в повседневной жизни. Квонг-Лой Шун отмечает, что в таких контекстах влияние Небес осталось как объяснение того, что произошло вне человеческого контроль, например политический успех или продолжительность жизни, и источник этический идеал.В Analects , благоговение джентльмена перед Небеса сочетаются с трепетом перед словами мудрецов (16.8), и когда Конфуций объясняет теорию Чжоу о «мандате Небеса »в « Ритуальных записях старейшины Дая », гэ. делает это, чтобы объяснить, как признаки хорошо организованного общества продемонстрировать, что «добродетель правителя соответствует Небесам» (« Шаоцзянь » 少 閒). Небеса все еще повсеместно встречается в ответах Конфуция на вопросы правителей, но в центре внимания ответов не было прямого ходатайство, а демонстрация правителем своего личные моральные качества.

Таким образом, личные качества скромности, сыновней почтительности или уважения поскольку старейшины рассматривались как доказательство пригодности к служению в официальной емкость. Квалификация для правления была продемонстрирована надлежащим поведением в социальные роли, определяемые «пятью отношениями» ( wulun 五 倫), формулировка, встречающаяся в письменных источниках Менция, ставшие ключевой чертой интерпретации произведений связан с Конфуцием в династии Хань. Императоры Западной Хань были членами клана Лю и работают как Guliang Комментарий ( Guliang zhuan 穀梁 傳) к весенне-осенним анналам выделено нормативное семейное поведение, основанное на пяти отношениях, которые были (здесь адаптировано для включения матерей и сестер): правитель и подданный, родитель и ребенок, муж и жена, братья и сестры и друзья.Письмо с особым акцентом на Classic of Filial Piety , Генри Роузмонт и Роджер Эймс утверждают, что предписанные социальные роли определяющая характеристика «конфуцианской традиции», и что такие роли являются нормативными ориентирами для надлежащего поведения. Они Сравните это с подходом «этики добродетели», который, как они говорят, требует рационального расчета для определения нравственного поведения, в то время как сыновний благочестие — это просто вопрос выполнения семейных обязанностей. Так же, как пять добродетелей были помещены в центр более поздних теорий морального развития, как только социальные роли стали систематизированы в этом Кстати, избранные ситуативные учения Конфуция соответствуют им. может стать основой более абстрактных, систематических моральных теорий.Однако этого не могло бы произойти без адаптации абстрактная классическая политическая теория «Небесного мандат », доктрина, которая изначально поддерживала правящий клан, утверждать, что влияние Небес выражается через конкретные конкретные выражения индивидуальной добродетели. В результате эта адаптация в сочинениях, связанных с Конфуцием, исполнение правителем императорских ритуалов, исполнение сыновней благочестие или другие проявления личной добродетели послужили доказательством моральная пригодность, которая узаконила его политический авторитет.Как и в случае с ритуалы и добродетели, сыновнее почтение и повеление Небес были трансформировались, поскольку они были интегрированы с классикой через голоса Конфуция и правителей и учеников его эпохи.

Ранее использование «Конфуций» в качестве метонима для Китайская традиционная культура была представлена ​​как черта современного периода. Тем не менее сложность философских взглядов, связанных с Конфуций — этические идеалы, разработанные сложный взгляд на влияние ритуала и музыки на психология исполнителя, четкие описания установок традиционных образцов в различных жизненных контекстах и ​​абстракция нормативного поведения в семье и государстве — отчасти благодаря тот факт, что это метонимическое использование в некоторой степени уже имело место в период Хань.К тому времени учение Конфуция исчезло. через несколько веков беременности, а диалоги и цитаты вылепленные в разные моменты того времени, циркулировали и смешивались. Положить немного иначе, Конфуций читал традиционную культуру безмятежный период Чжоу определенным образом, но это чтение было непрерывно отражается и преломляется через разные линзы во время доимперский период, до того, как результаты были зафиксированы в различных ранних Источники имперского периода, такие как Analects , Записи ритуала и Записи историка. Остается работа руки Конфуция, но также и его рук. «Школа», а иногда и его противники во время столетия, в течение которых его философия подвергалась развитию и дрейфу. Этот процесс наращивания и развития не редкость для досовременных сочинений, и, как следствие, широта и глубина объясняют, что хотя бы частично, почему голос Конфуция сохранил первенство в до-модернистские китайские философские беседы, а также во многих современных споры о роли традиционной восточноазиатской культуры.

Лучшие книги о Конфуция

По мере модернизации Китай все больше возвращается к своей традиционной культуре. Конечно, возрождение конфуцианского мышления является частью этой переоценки. Но что такое конфуцианство?

Конфуцианство похоже на либерализм или христианство. Это очень богатая и разнообразная традиция, которой не менее 2500 лет. Он основан на идее, что хорошая жизнь заключается в социальных отношениях, начиная с семьи, заканчивая друзьями и другими сообществами в стране и, в конечном итоге, во всем мире.Ключевой вопрос, который задают конфуцианцы: какие роли мы занимаем? Какие обязательства у нас есть в этих ролях?

Конечно, сам Конфуций — самый известный представитель традиции, поэтому я выбрал «Аналекты» в качестве своей первой книги, хотя он считал себя передатчиком более ранней традиции.

Конфуций (пер.Эдвард Слингерленд)

Читать

Что такое Аналитики ?

Это сборник. Это написал не сам Конфуций. Это скорее сборник анекдотов о том, как он занимался своими учениками, почти в форме диалога. И в них он выглядит очень обаятельной, юмористической фигурой, совсем не догматичной и очень современной. Я думаю, что отчасти именно поэтому он был таким влиятельным.

Существует мнение, что Конфуций был конформистом, но это отчасти из-за того, как конфуцианство неправильно использовалось на протяжении всей истории Китая.Еще потому, что у него несколько иной подход к критическому мышлению, чем у нас сегодня. Для него обучение — это вопрос поэтапного обучения, и на ранних этапах необходимо улучшить понимание. Только когда человек хорошо усвоит то, что говорили наши предки, он сможет оценить это и критически об этом подумать. Поэтому идея о том, что дети должны заниматься критическим мышлением, показалась Конфуцию очень странной. В более общем плане в китайском образовании, и, безусловно, до сих пор, механическое заучивание считается важным на ранних этапах, чтобы понять, что великие мыслители говорили в прошлом.Затем в определенный момент мы должны критически осмыслить то, что мы узнаем.

Каким образом конфуцианство стало настолько тесно связанным с государством, с момента его возникновения как философии?

Что ж, сам Конфуций был в значительной степени политическим неудачником. На то, чтобы его идеи приобрели политическое влияние, потребовалось около пятисот лет. Он отстаивал свои идеи в весенний и осенний период, когда Китай еще не был объединен, и в основном он бродил из штата в штат, пытаясь убедить правителей в своих политических идеалах, и ему это не удалось.Его самым влиятельным переводчиком был Менций сто лет спустя. И он тоже был в значительной степени неудачником с точки зрения политического влияния. Конфуцианство стало официальной государственной идеологией только при династии Хань, примерно через пятьсот лет после времен Конфуция. Так было около 2000 лет назад.

И даже тогда конфуцианство, ставшее официальной государственной идеологией, вероятно, отличалось от первоначальных взглядов конфуцианства. Это до некоторой степени сочеталось с легализмом, который является другой ключевой политической традицией Китая.Легализм выступает за использование суровых наказаний для контроля над людьми и почти оправдывает тоталитарную форму общественного контроля. Конфуцианство выступает за легкое правительство, неформальные средства социального контроля, гармонию, основанную на эмоциях. И, в принципе, это стало официальной идеологией. Но на практике это сочеталось с идеями легалистов.

Итак, в самом деле, то, что многие люди считают конфуцианством, на самом деле ближе к «легализму»?

И то, и другое. Это сочетание менялось на протяжении всей истории китайской империи.Конечно, это были не совсем те идеи, которые имел в виду конфуцианство, хотя некоторая преемственность сохранялась.

Конфуцианство часто приравнивают к конформизму. Является ли это фундаментальной частью философии Конфуция?

На самом деле, именно легисты выступают за интеллектуальное соответствие как способ обеспечения общественного порядка. Конфуцианцы вообще не за конформизм. Действительно, одно из самых известных высказываний из «Аналектов» звучит так: «Образцовые люди должны стремиться к гармонии, но не к соответствию.«Гармония на самом деле заключается в том, что у вас есть различия, — объясняется такими метафорами, как: очень вкусные блюда, состоящие из множества разных ингредиентов, которые сами по себе безвкусны, но вместе они объединяются, образуя это восхитительное блюдо; или музыка, где у вас есть один инструмент, который хорошо звучит сам по себе, но когда он сочетается с другими инструментами, он создает прекрасную гармонию. Сам Конфуций, если вы посмотрите на его модель как педагог, очень поощрял постоянные вопросы и постоянное самосовершенствование, а не конформистское отношение к обучению.Скорее наоборот.

Так расскажи мне о Менсиусе, твоем втором выборе.

Мэн-цзы жил примерно через столетие после Конфуция, но только при династии Сун, примерно 1000 лет спустя, интерпретация Конфуция Мэн-цзы стала самой влиятельной. Менсий считал, что мы рождаемся хорошими. У него был довольно оптимистичный взгляд на человеческую природу, а также на то, что правительство должно полагаться на неформальные средства социального контроля, а не на суровые наказания как способ обеспечения общественного порядка и гармонии.

Он также известен своими взглядами на то, что представляет собой справедливая война. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?

Мэн-цзы часто считают самым мягким из конфуцианцев, идеалистом, нечувствительным к реальной политике. Но он писал в эпоху Воюющих Государств, которая была эпохой постоянных конфликтов, и у него были некоторые принципы ведения войны — когда война моральна или справедлива — которые, как мне кажется, вполне обоснованы в реальности. На мой взгляд, они вполне реалистичны и осуществимы и имеют много общего с современными представлениями о справедливой войне.Он дает отчет о том, когда оборонительная война оправдана, а именно, когда кто-то подвергается неспровоцированному нападению со стороны соседней страны. В этой ситуации военная сила легитимна, если правитель пользуется поддержкой народа. У него также есть эта идея — эквивалентная современной идее гуманитарного вмешательства — что, когда есть правитель, который систематически угнетает людей, может быть случай для использования военной силы для освобождения людей. Но ему совершенно ясно, что для того, чтобы это было законным, должны быть определенные условия.Во-первых, люди должны приветствовать вторгающуюся армию, и это приветствие должно быть долгим, а не кратковременным. Кроме того, вторжение должно быть равно международной поддержке. Он также исследует, что мы подразумеваем под угнетением. А для него угнетение означает, что правитель нарушает самые основные потребности; прежде всего выживания. Менсиус не стал бы спорить, что вы можете законно вторгнуться в другую страну, чтобы продвигать демократию. Если правитель систематически убивает людей или систематически морит их голодом, только тогда может возникнуть необходимость в гуманитарном вмешательстве.

Значит, Менсиус не согласился бы с центральным принципом внешней политики Коммунистической партии Китая — что внешнее вмешательство во внутренние дела страны никогда не должно быть разрешено?

Идея суверенитета подчеркивалась на протяжении большей части 20-го века в Китае, что имело смысл, когда Китай подвергался запугиванию со стороны иностранных держав и ему нужно было укрепиться. Сейчас Китай — относительно мощная и стабильная страна с международным влиянием. Я думаю, что нужно будет немного нестандартно мыслить, и именно поэтому некоторые люди обращаются к некоторым древним конфуцианским источникам, в том числе к Менсию, в которых есть что сказать о современном гуманитарном вмешательстве.

Давайте поговорим о Сюньцзы, вашем третьем выборе.

Мэнций последовал примерно сто лет спустя, в III веке до н. Э. Сюньцзы, у которого был противоположный взгляд на человеческую природу, что в основном мы рождаемся злом. Его взгляд на конфуцианство в теории был довольно маргинальным, но на практике он имел большое влияние на всю историю имперского Китая.

Значит, он Макиавелли конфуцианцев?

Xunzi определенно считается парнем, который придерживается реальной политики.Но это еще не все. Если вы посмотрите на тексты, он отдает предпочтение ритуалам как способу установления общественного порядка. Он приводит в пример брачные ритуалы или ритуалы погребения, даже ритуалы питья, которые приводят к сближению людей разных классов. Итак, если у вас есть богатый человек и бедный человек, вовлеченные в общий ритуал питья, отчасти эффект заключается в том, что в конечном итоге у богатого человека возникает какая-то связь с бедным человеком, и они с большей готовностью делают что-то от имени бедного человека. .

В каком-то смысле он говорит, что ритуал, а не закон и суровое наказание, является ключом к обеспечению солидарности в обществе, особенно чувства общности между богатыми и бедными. Это способ заставить людей заботиться об интересах обездоленных, а не использовать закон, который, в конечном счете, неэффективен для изменения мотивации, особенно богатых и влиятельных. В таком большом графстве, как Китай, всегда было легко уклоняться от законов, если вам нужно или вы хотите. Возникает вопрос: как изменить мотивацию богатых и влиятельных? Идея Сюньцзы о ритуале может многое сказать в этом отношении.

Ваша следующая книга — «Юэцзи» или «Музыкальные записи», часть «Записей обрядов», различных текстов, которые были составлены в то время, когда конфуцианство стало официальной государственной идеологией во время династии Хань. Какое отношение имеет музыка к конфуцианскому обществу?

The Records of Music не имеет такого исторического влияния, как некоторые другие тексты, но я думаю, что это очень интересно. Он показывает, насколько музыка играет ключевую роль в создании чувства гармонии.Если правитель обращает внимание на использование музыки для обеспечения общественного порядка, сотрудничества и гармонии, это в конечном итоге намного эффективнее, чем использование закона, чем использование наказания для контроля над людьми. Правители на протяжении всей истории Китая обращали внимание на функцию музыки в обеспечении гармонии. Иногда они даже отправляли эмиссаров, чтобы узнать, какую музыку слушают люди. Это эквивалент современного опроса. Если люди слушают гармоничную музыку, можно сказать, что все в порядке.Но если музыка, используя современный пример, например, панк, широко распространена в обществе, то вы знаете, что что-то не так. Сегодня люди задаются вопросом, почему жители Восточной Азии, корейцы, японцы или китайцы, являются обществами с конфуцианским наследием, почему они так любят караоке и почему им нравится петь при любой возможности? Я думаю, что некоторые из более ранних корней этих идей можно проследить до этих текстов, и то, как они имели какое-то политическое использование на протяжении всей истории Китая.

Дэвид Л. Холл, Роджер Т. Эймс

Читать

Не могли бы вы немного рассказать о Да Сюэ (Великое Учение)?

Да Сюэ — еще один текст, входивший в «Записи обрядов». Чжу Си, который был самым известным толкователем конфуцианства в династии Сун, считал ее одной из четырех великих книг конфуцианства.По сути, в нем рассказывается о морали и о том, как стать образцом для подражания. Он начинается с самосовершенствования, обучения и совершенствования, что является делом всей жизни, но затем распространяется и на семью. Семья — это место, где изучаются и практикуются мораль, но затем она распространяется на всю страну, в некоторой мере, в меньшей степени. Любовь, которую я испытываю к незнакомцу в своей стране, никогда не бывает такой же, как любовь, которую я испытываю к своей матери, но все же есть элемент любви. В конце концов, это распространяется на весь мир.Вот почему конфуцианство в некотором смысле является универсалистской философией. Это действительно связано с какой-то заботой, почти с любовью ко всему миру, не только к нынешнему поколению, но и к нашим предкам и будущим поколениям. Я думаю, что до некоторой степени это гораздо более реалистичная психология, чем религии или философии, которые требуют полной беспристрастной любви. Тот факт, что его легче практиковать, делает его более привлекательным для меня и многих людей, которые думают, что конфуцианство имеет что сказать нам сегодня.

Значит, все эти выбранные вами тексты с упором на предков и традиции были в значительной степени отвергнуты коммунистами, когда они пришли к власти?

Что ж, на протяжении большей части двадцатого века и коммунисты, и либеральные интеллектуалы в Китае были категорически против традиций. Они рассматривали традиционные ценности как источник отсталости Китая и считали, что они должны преодолеть традиции — в основном перенять опыт Запада — чтобы стать современной страной. Теперь многие интеллектуалы в Китае считают это чрезмерной реакцией не только интеллектуалов, но и многих людей в самой партии.Они видят чрезмерную реакцию отчасти как результат неправильного понимания того, чем на самом деле были традиционные ценности. Вот почему сейчас предпринимаются попытки возродить традиции на разных уровнях общества. Частично им управляет правительство, а частично — независимые и критически настроенные интеллектуалы. Иногда это бизнесмены, которые нажили состояния и говорят: «Что мне теперь делать?» И они могут решить финансировать эксперименты в сфере образования. В китайском обществе существует общее чувство недомогания. Капитализм заставил людей почувствовать, что жизнь стала чрезмерно материалистичной, и есть ощущение, что нам нужно повышать социальную ответственность.Как мы это делаем? Частично за счет восстановления наших традиционных ценностей, направленных на развитие чувства социальной ответственности. Есть опросы, которые измеряют социальные и политические отношения. Совершенно неожиданно, что по мере модернизации Китая за последние 15 лет наблюдается очень существенное усиление приверженности традиционным политическим и социальным установкам на разных уровнях общества, даже на очень популярном уровне. Например, есть книга женщины-ученого по имени Ю Дан «Аналекты Конфуция», разошедшаяся тиражом более десяти миллионов экземпляров.Его покупают не интеллектуалы, а рядовые читатели.

А она про конфуцианство пишет?

Она применяет конфуцианство больше как индивидуальную этику, как способ обретения смысла жизни и социальных отношений, но на самом деле игнорирует его политические аспекты, что проблематично. Ранние конфуцианцы в свое время были радикальными социальными критиками. Я думаю, что у конфуцианства есть это важное преимущество. Если вы просто посмотрите на начало книги Мэнция, она начинается с прямой критики политических правителей в очень жестких и моралистических терминах.Она ничего из этого не обсуждает. Это очень деполитизированная форма конфуцианства, которая, вероятно, помогает объяснить, почему она всегда на телевидении и получает больше официальной поддержки, чем другие, у которых есть более критические взгляды. Примером более критической точки зрения может быть Цзян Цин, очень влиятельный интеллектуал. Цзян Цин выдвигает альтернативы размышлениям о политической реформе в Китае сегодня, некоторые даже выходят за рамки демократии.

Считаете ли вы, что эти идеи действительно являются подводными течениями в китайской истории, которые продолжают всплывать, отражая периоды единства и хаоса в китайском государстве?

Думаю, это правильно.Первый император Цинь Ши Хуан Ди, объединивший Китай, заживо похоронил конфуцианцев с их книгами. Его девизом было «Богатая страна и сильная армия». ХХ век был похож, и сам Мао больше вдохновлялся первым императором и законниками, чем конфуцианцами. Когда Китай находится в периоде хаоса, когда он слаб, запуган и расходится с самим собой, идеи законников становятся более важными. Но когда Китай более стабилен и богат, и ему не нужно так сильно беспокоиться о том, что над ним будут издеваться, тогда мягкая сила конфуцианства становится более влиятельной.Это произошло раньше, и я думаю, что это могло бы помочь объяснить медленное возрождение конфуцианства сейчас.

Five Books стремится обновлять свои рекомендации по книгам и интервью. Если вы участвуете в интервью и хотите обновить свой выбор книг (или даже то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу [email protected]

Интервью Five Books стоит дорого.Если вам понравилось это интервью, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Пять лучших книг Конфуция

На этой странице представлены книги, подходящие для любого стиля обучения, от знакомых для начинающих знакомств с классическими произведениями Конфуция. Важно отметить, что нет ни одной лучшей книги о Конфуции. Лучшая книга для вас будет во многом зависеть от вашего предпочтительного стиля обучения и количества времени / энергии, которые вы готовы потратить на чтение.Например, если вам трудно понять классические философские труды, вы можете начать с короткого, удобного для новичков введения. Если вы предпочитаете больше глубины, вы можете выбрать более подробное введение или прочитать Конфуция самостоятельно.

Также стоит отметить, что это не список личных рекомендаций. Рекомендации по личным книгам, как правило, очень субъективны, своеобразны и ненадежны. Этот список является частью коллекции из более чем 100 списков чтения по философии, которые призваны обеспечить центральный ресурс для рекомендаций книг по философии.Эти списки были созданы путем поиска в сотнях программ университетских курсов, библиографиях интернет-энциклопедий и рекомендациях сообщества. Ссылки на учебные планы и другие источники, использованные для создания этого списка, находятся в конце сообщения. Переход по этим ссылкам поможет вам быстро найти более широкий спектр вариантов, если перечисленные книги не подходят для того, что вы ищете.

Вот лучшие книги Конфуция или Конфуция в произвольном порядке.

Конфуцианство: очень краткое введение — Дэниел К.Гарднер

Категория: Краткое введение | Объем: 152 страницы | Опубликовано: 2014

Описание издателя: Чтобы понять Китай, необходимо понять конфуцианство. Учение Конфуция, впервые сформулированное в шестом веке до нашей эры, стало доминирующим в китайском обществе, политике, экономике и этике. В этом очень кратком введении Дэниел К. Гарднер исследует основные философские идеи конфуцианской традиции, показывая их глубокое влияние на государственную идеологию и имперское правительство, систему экзаменов на государственной службе, семейную жизнь и социальные отношения на протяжении двадцати лет. -шесть веков.Гарднер сосредотачивается на двух наиболее важных философских проблемах Мудреца — что делает человека хорошим и что составляет хорошее правительство — и демонстрирует непреходящее значение этих вопросов сегодня.

В этом томе показано влияние учений Мудреца на ход истории Китая — на государственную идеологию, систему экзаменов государственной службы, имперское правительство, семью и социальные отношения — и на судьбу конфуцианства в Китае в девятнадцатом и двадцатом веках. , поскольку Китай развивался вместе с модернизирующимся Западом и Японией.…

Посмотреть на Amazon


Мыслить через Конфуция — Д. Л. Холл и Р. Т. Эймс

Категория: Общий учебник | Объем: 416 страниц | Опубликовано: 1987

Описание издателя: Thinking Through Confucius критически интерпретирует концептуальную структуру, лежащую в основе философских размышлений Конфуция. Он также исследует «мышление» или «философию» с точки зрения Конфуция. Возможно, философский вопрос нашего времени — «что такое философия».Авторы предполагают, что изучение китайской философии может дать альтернативное определение философии, которое может быть использовано для решения некоторых насущных проблем западной культурной традиции. Эта книга находит подходящий язык для интерпретации традиционной китайской философской мысли — язык, который относительно свободен от предубеждений и предпосылок западной философии.

Посмотреть на Amazon


Конфуций: Светское как священное — Герберт Фингаретт

Категория: Краткое введение | Объем: 84 страницы | Опубликовано: 1998

Описание издателя: Идеальный способ открыть для себя учение Конфуция! Основная цель Фингаретта — помочь читателям открыть для себя отличительные черты Конфуция и узнать, чему он может нас научить.Фингаретт, который считает, что лучший способ узнать учение Конфуция — это поверить ему на слово, использует исходный текст в качестве основного ресурса, пытаясь понять, что в нем говорится, что он подразумевает, а что не говорит или не подразумевает. .

Посмотреть на Amazon


Краткий товарищ Конфуция — Пол Р. Голдин

Категория: Общий учебник | Объем: 408 страниц | Опубликовано: 2017

Описание издателя: Краткий компаньон Конфуция предлагает краткое введение в одну из наиболее уважаемых исторических фигур Восточной Азии, обеспечивая существенное освещение его наследия в разумной мере.Том охватывает Конфуция как философа, учителя, политика и мудреца, а также представляет собой сборник ключевых взглядов на его жизнь и учения, подготовленный командой выдающихся ученых в области философии, истории, религиоведения и истории искусства. Взятые вместе, главы побуждают специалистов читать, преодолевая дисциплинарные границы, предоставляют учащимся подробные пути знакомства и привлекают заинтересованных читателей, которые хотят расширить свое понимание великого китайского мастера. …

Посмотреть на Amazon


Аналекты — Конфуций

Категория: Классика | Длина: 352 страницы

Описание издателя: Конфуций (551-479 гг. До н.э.) родился в древнем государстве Лу в эпоху неумолимого, нарастающего насилия, когда семь сильнейших государств протокитайского мира боролись за превосходство.Пейзаж был жестоким не только политически, но и интеллектуально. Хотя Конфуций пользовался большой популярностью как учитель, и многие из его учеников нашли свой путь к политическим постам, он лично не имел большого влияния на Лу. И поэтому он начал путешествовать из штата в штат как странствующий философ, чтобы убедить политических лидеров, что его учение является формулой социального и политического успеха. В конце концов, его философия стала диктовать стандарты поведения для всего общества, включая самого императора.

Основанный на последних исследованиях и дополненный текстами на китайском и английском языках, этот откровенный перевод служит как прекрасным введением в конфуцианскую мысль, так и авторитетным дополнением к сложным дебатам.

Посмотреть на Amazon Читать в Интернете


Для создания этого списка использовались следующие источники:

Университетский курс Syllabi:

Библиографии:

Другие рекомендации:

Дополнительные ресурсы

Возможно, вас заинтересуют следующие списки для чтения:


The Daily Idea направлена ​​на то, чтобы максимально упростить изучение философии за счет объединения лучших ресурсов по философии со всего Интернета.

Следите за обновлениями The Daily Idea на Facebook и Twitter.


История западной философии в 500 основных цитатах — Леннокс Джонсон

Категория: Справочники | Длина: 145 страниц | Опубликовано: 2019

Описание издателя: История западной философии в 500 основных цитатах — это собрание величайших мыслей величайших мыслителей истории. A History of Western Philosophy in 500 Essential Quotations , включающий классические цитаты Аристотеля, Эпикура, Дэвида Юма, Фридриха Ницше, Бертрана Рассела, Мишеля Фуко и многих других, идеально подходит для тех, кто хочет быстро понять фундаментальные идеи, которые сформировали современный мир.

Посмотреть на Amazon

Культ Конфуция

Пять классических произведений (уцзин) и Четыре книги (си шу) вместе создают основу конфуцианства. Пять классических произведений и четыре книги были основой гражданского экзамена в императорском Китае и могут считаться конфуцианским каноном. Пять классических произведений включают Книгу Од, Книгу документов, Книгу перемен, Книгу обрядов, а также Летописи весны и осени. Четыре Книги состоят из Доктрины Среднего, Великого Учения, Мэн-цзы и Аналектов.От Хань до ранней песни Пять классических произведений превратились в тринадцать классических произведений. Однако в начале «Песни» ученые снова сосредоточились на оригинальных «Пяти классических произведениях». Однако к середине Песни «Аналекты», «Мэн-цзы», «Великое учение» и «Доктрина среднего» стали приобретать все большее значение, и к началу четырнадцатого века «Четыре книги» стали текстами для государственных экзаменов.

Чжу Си предписал особый порядок «Четырем книгам и пяти классическим произведениям». Четыре книги должны были быть прочитаны раньше, чем Пять классических произведений, и должны были читаться следующим образом:

Я хочу, чтобы люди сначала прочитали Великое обучение , чтобы зафиксировать образец Конфуцианского Пути; затем Analects , чтобы установить его основы; затем Mencius , чтобы наблюдать за его развитием; и следующий Поддержание идеального баланса , чтобы раскрыть тайны древних. Great Learning включает в себя серию шагов и точный порядок, в котором они должны быть прочитаны в первую очередь. Хотя Analects является конкретным, его высказывания разбросаны по фрагментам; при первом чтении это сложно. Mencius содержит отрывки, которые вдохновляют и пробуждают умы мужчин. Поддержание идеального баланса тоже сложно понять; ее следует читать только после трех других книг.

По всему имперскому Китаю конфуцианский канон кардинально изменился (см. Версии Канона), но ниже приводится краткое описание различных писаний.По возможности предоставляются онлайн-переводы.

Великое обучение
Великое обучение — это руководство для нравственного самосовершенствования. Согласно Великому Учению, ключ к нравственному самосовершенствованию — это обучение или исследование вещей. Через исследование вещей человек приходит к пониманию принципа во всех вещах, который позволяет лучше понять мир. Благодаря этому моральному самосовершенствованию ли (принцип) и ци (психофизический материал) находятся в гармонии, что приводит к последовательному нравственному поведению.Чжу Си предписал, чтобы «Великое учение» было первым из прочитанных классиков конфуцианства, поскольку сообщение, содержащееся в «Великом учении», побудит ученых задуматься о ценности своих исследований.

Прочтите перевод «Великого учения» А. Чарльза Мюллера.

Аналитики
Написанные в весенне-осенний период и в период Воюющих царств, Аналеты представляют собой сборник учений Конгзи и его бесед с учениками. Подобно тому, как «Великое обучение» делало упор на обучении, так и «Аналекты».Согласно Аналектикам, первый шаг к познанию Пути — это посвятить себя обучению. Помимо обучения, Аналекты подчеркивают важность хорошего управления, сыновней почтительности, добродетели и ритуалов.

Прочтите английский перевод Аналектов Джеймса Легжа

Менсиус
Менсий — это собрание разговоров Мэн-цзи с Конгзи. Мэн-цзы придает большое значение ответственности императора практиковать хорошее управление, следуя Пути.Кроме того, Менсиус считает, что все люди по своей природе хороши. В одном из самых популярных отрывков из Менсиуса отмечается, что все люди инстинктивно реагируют тревогой и состраданием, когда мы видим ребенка, балансирующего на краю колодца, предполагая, что все врожденные добрые и нравственные. Тем не менее, он отмечает, что на самом деле не все спешат спасти ребенка, и подчеркивает идею о том, что, хотя мы все рождены с семенами праведности и добра, но должны научиться взращивать и взращивать эти семена.

Прочтите английский перевод книги «Mencius» Джеймса Легжа с комментарием.

Доктрина среднего
Доктрина среднего переводилась разными способами, в том числе «Постоянное среднее» (Legge) и «Сохранение идеального баланса» (Садовник). Доктрина среднего приписывается Зиси, внуку Конгзи, и посвящена тому, как поддерживать идеальный баланс и гармонию в своей жизни. Доктрина среднего сосредотачивается на том, чтобы следовать Пути и действовать в соответствии с тем, что правильно и естественно, но признает, что люди часто поступают неправильно.Чтобы исправить ситуацию, людям предлагается заниматься нравственным самосовершенствованием, чтобы действовать правильно. Кроме того, Доктрина среднего подчеркивает тот факт, что хорошее управление зависит от людей и что правители, поддерживающие баланс, не только более эффективны, но и поощряют Путь в других.

Прочтите перевод Доктрины среднего, сделанный А. Чарльзом Мюллером, с комментарием

Книга документов
Книга документов представляет собой сборник из 58 глав, в которых подробно описаны события древнего Китая.Книга документов рассказывает о деяниях первых царей-мудрецов Яо и Шуня. Эти рассказы влияют на развитие понимания мудреца. Сборник также включает в себя историю династий Ся, Шан и Чжоу. Книгу документов часто считают первой повествовательной историей древнего Китая.

Книга Од
Книга Од также переводится как Книга песен или Книга поэзии. Книга Од состоит из 305 стихотворений, посвященных различным вопросам, включая любовь и брак, проблемы сельского хозяйства, повседневную жизнь и войну.Книга Од содержит различные категории стихов, в том числе народные песни и гимны, используемые в жертвоприношениях. Считается, что Конгзи выбрал 305 стихотворений из гораздо более обширного собрания.

Книга обрядов
Книга обрядов описывает социальные нормы, государственную организацию и ритуальное поведение во времена династии Чжоу. Считается, что Книга обрядов была составлена ​​Конгзи, она является основой многих ритуальных принципов, которые возникли в более позднем имперском Китае.Согласно Книге обрядов, правильное ритуальное поведение поддерживало бы гармонию в империи, а также подчеркивало бы добродетель благочестия.

Книга Перемен
Книга Перемен содержит систему гадания, в основе которой лежат принципы инь и янь. «Книгу перемен» также переводили как «И-цзин» или «Классика перемен». Некоторые практики гадания используются и сегодня.

Весенние и осенние летописи
Весенние и осенние летописи, самые длинные из пяти классических произведений, представляют собой историческую хронику штата Лу.В отличие от «Книги документов», «Весенняя и осенняя летопись» создавались специально для летописных целей. Летописи весны и осени традиционно считались написанными Конфуцием, но современные ученые полагают, что текст на самом деле был написан различными летописцами из штата Лу.

Конфуций — Школа жизни Статьи

]]>

Мы очень мало знаем наверняка о жизни китайского философа Конфуция (прозападная версия его имени, что означает «Мастер Конг»).Считается, что он родился в 551 г. до н. Э. в Китае; Возможно, он был учеником даосского мастера Лао-цзы. Согласно традиции, он начал государственную службу в возрасте 32 лет и занимал множество должностей, в том числе министром преступности при герцоге Дине в штате Лу. Однако, когда Конфуцию было 56 лет, он и герцог поссорились из-за эксцессов герцога, и поэтому Конфуций покинул двор и скитался в течение 12 лет.

Конфуций представил себя «передатчиком, который ничего не изобрел», потому что он считал, что учит естественному пути к хорошему поведению, переданному от более старых божественных мастеров.Примерно во втором веке до нашей эры труды Конфуция были собраны в Аналекты (Лунью), сборник изречений, записанных его последователями. Это не всегда заповеди, потому что Конфуций не любил устанавливать строгие правила. Вместо этого он считал, что, если он просто будет жить добродетельно, он вдохновит других делать то же самое. Например, один из коротких отрывков в аналектах:

.

Хлев сгорел, когда Конфуций был при дворе. По возвращении он сказал: «Кто-нибудь пострадал?» Он не спросил о лошадях.

В этой простой истории из трех предложений мы можем размышлять о подразумеваемой ценности человеческих жизней по сравнению с предметами или лошадьми и задаться вопросом, поступили бы мы так же.

Изображение Конфуция, путешествующего в инвалидном кресле, из конфуцианской детской книги ок. 1680

Некоторые из нравов, которым учил Конфуций, легко узнаваемы — в первую очередь его версия «Золотого правила»: «Не делайте другим того, чего вы не хотите делать с собой». Но некоторые из них также звучат очень странно или старомодно для современного уха (особенно для западного).Для этого нам тем более нужен его совет; он служит противоядием от проблем, с которыми мы сейчас сталкиваемся. Вот несколько примеров того, что помогает нам помнить Конфуций:

Церемония важна

Аналекты — длинная и, казалось бы, неорганизованная книга коротких событий, наполненных странными разговорами между Конфуцием и его учениками, такими как этот:

‘Цзе-гун хотел покончить с приношением овцы, связанным с инаугурацией первого числа каждого месяца.

Мастер сказал: «Цзе, ты любишь овец; Обожаю церемонию ».

Сначала это сбивает с толку, если не сказать юмористически. Но Конфуций напоминает Цзе — и нам — о важности церемонии.

В современном мире мы склонны избегать церемоний и рассматривать это как положительный момент — признак близости или отсутствие претенциозности. Многие из нас стремятся к неформальности и не хотят ничего, кроме того, что им говорят: «Почувствуйте себя как дома!» Во время посещения друга. Но Конфуций настаивал на важности ритуалов.Причина, по которой он любил церемонии больше, чем овец, заключается в том, что он верил в ценность ли: этикета, традиций и ритуалов.

На первый взгляд это может показаться очень устаревшим и консервативным. Но на самом деле многие из нас жаждут определенных ритуалов — еды, которую мама готовит для нас, когда мы болеем, например, или ежегодного празднования дня рождения, или наших свадебных клятв. Мы понимаем, что определенные заранее продуманные, преднамеренные и точные жесты глубоко возбуждают наши эмоции. Ритуалы проясняют наши намерения и помогают понять, как себя вести.Конфуций учил, что человек, который правильно сочетает сострадание («рен») и ритуалы («ли»), является «высшим человеком», добродетельным и морально сильным.

Маленькая девочка на церемонии открытия кисти в конфуцианском храме в честь начала обучения девочки

Мы должны относиться к нашим родителям с уважением

Конфуций имел очень строгие представления о том, как мы должны вести себя по отношению к своим родителям. Он считал, что мы должны повиноваться им, когда мы молоды, заботиться о них, когда они состарились, долго оплакивать их смерть и после этого приносить жертвы в их память.«Служа своим родителям, сын может возражать им, но осторожно», — сказал он. «Когда он видит, что они не склонны следовать его совету, он проявляет повышенную степень благоговения, но не оставляет своей цели; и если они его накажут, он не позволит себе роптать ». Он даже сказал, что мы не должны уезжать далеко, пока живы наши родители, и должны покрывать их преступления. Такое отношение известно как сыновняя почтительность (‘xiào’).

Фрагмент из восьми панелей 1795 года, изображающий ежегодную процессию корейского короля конфуцианства Чонджо к могиле своих родителей

Это звучит странно в наше время, когда многие из нас в подростковом возрасте покидают родительский дом и редко возвращаются в гости.Мы можем даже видеть в них незнакомцев, произвольно навязанных нам судьбой. В конце концов, наши родители такие оторванные, такие жалкие человеческие в своих недостатках, такие непростые, такие критичные — и у них такой безвкусный музыкальный вкус! Тем не менее Конфуций признавал, что во многих отношениях моральная жизнь начинается в семье. Мы не можем быть по-настоящему заботливыми, мудрыми, благодарными и добросовестными, если не вспомним день рождения мамы и не встретим папу за обедом.

Надо слушаться достойных людей

Современное общество очень эгалитарное.Мы считаем, что рождены равными, каждый уникален в своем роде и в конечном итоге должен уметь говорить и делать то, что нам нравится. Мы отвергаем многие жесткие иерархические роли. Однако Конфуций сказал своим последователям: «Пусть правитель будет правителем, подданный — подданным, отец — отцом, а сын — сыном».

Это может показаться неприятным, но на самом деле важно понимать, что есть люди, достойные нашего глубокого почитания, даже нашего простого и смиренного послушания. Нам нужно быть достаточно скромными, чтобы узнавать людей, чей опыт или достижения перевешивают наши собственные.Мы также должны практиковать мирное выполнение того, что нужно, просить или приказывать этим людям. Конфуций объяснил: «Отношения между высшим и низшим подобны отношениям между ветром и травой. Трава должна гнуться, когда ее дует ветер ». Изящное изгибание на самом деле не признак слабости, а жест смирения и уважения.

Изображение Конфуция во втором веке нашей эры, проявляющее уважение к своему старшему, Лао-цзы

Развитые знания могут быть важнее творчества

Современная культура делает большой упор на творчество — уникальные идеи, которые приходят к нам внезапно.Но Конфуции были непреклонны о важности универсальной мудрости, которая приходит от нескольких лет напряженной работы и размышлений. Он перечислил вышеупомянутое сострадание («рэн») и ритуальную приличность («ли») среди трех других добродетелей: справедливости («йи»), знания («чжи») и честности («синь»). Они были известны как «Пять неизменных добродетелей». Хотя Конфуций считал, что люди по своей природе хороши, он также видел, что подобные добродетели нужно постоянно культивировать, как растения в саду. Он сказал своим последователям: «В пятнадцать лет я был склонен учиться.В тридцать я стоял твердо. В сорок я не сомневался. В пятьдесят лет я знал веления Небес. В шестьдесят мое ухо было послушным органом для восприятия истины. В семьдесят лет я мог следовать тому, чего желало мое сердце, не нарушая того, что было правильным ». Он говорил о моральных качествах и мудрости как о работе всей жизни. (Теперь мы можем понять, почему он так почитал своих старших!)

Ученые в саду — картина между 7 и 10 веками нашей эры

Конечно, порыв вдохновения может быть тем, что нам нужно, чтобы начать свой бизнес, переделать черновик или даже заново изобрести свою жизнь.Но если мы будем предельно честны с самими собой, мы должны признать, что нам также нужно уделять больше энергии постепенному изменению наших привычек. Это больше, чем что-либо другое, мешает нам стать по-настоящему умными, образованными и мудрыми.

***

После многих лет путешествия Конфуций вернулся на родину в возрасте 68 лет и посвятил себя преподаванию. Считается, что он умер в 479 г. до н. Э. в 72 года — благоприятное и волшебное число. Он умер, не исправив герцога и его чиновников.Но после его смерти его последователи создали школы и храмы в его честь по всей Восточной Азии, передавая его учение на протяжении более 2000 лет. (Они также сохранили его генеалогию, и более двух миллионов человек, живущих сегодня, утверждают, что являются его прямыми потомками!) Сначала во времена династии Цинь (III век до нашей эры) конфуцианские ученые подвергались преследованиям в некоторых областях. Но во времена более поздней династии Хань (III век до нашей эры — III век нашей эры) конфуцианство стало официальной философией китайского правительства и оставалось центральным элементом его бюрократии в течение почти двух тысяч лет.Какое-то время его учениям следовали вместе с учениями Лао-цзы и Будды, так что даосизм, конфуцианство и буддизм считались полностью совместимыми духовными практиками. Возможно, самое главное, мысль Конфуция оказала огромное влияние на восточные политические идеи о морали, послушании и хорошем руководстве.

Сегодня миллионы людей все еще следуют учению Конфуция как духовной или религиозной дисциплине и даже соблюдают конфуцианские ритуалы в храмах и дома.Его называют многими превосходными степенями, в том числе «похвально провозглашаемым лордом Ни», «чрезвычайно мудрым ушедшим учителем» и «образцовым учителем для десяти тысяч веков». Он по-прежнему стойкий духовный наставник.

Посетитель святыни Конфуция в Нагасаки, Япония

Мы можем найти конфуцианские добродетели немного странными или старомодными, но именно это в конечном итоге делает их еще более важными и убедительными. Они нужны нам как средство исправления наших эксцессов. Современный мир почти удивительно неконфуцианский — неформальный, эгалитарный и полный инноваций.Таким образом, мы, наоборот, рискуем стать импульсивными, непочтительными и легкомысленными без небольшого совета Конфуция о хорошем поведении и овцах.

]]>

10 главных вкладов Конфуция

Наши цивилизации были построены на тяжелом труде наших предков, и наследие, которым мы дорожим, является результатом многих лет обучения и знаний. Состоялись бесчисленные битвы и многочисленные экспедиции, чтобы исследовать планету и создать лучший мир для будущих поколений.

История не воздает должного усилиям наших предшественников, и без их вклада мы не были бы там, где находимся сегодня. Наши знания и понимание основаны на фундаменте, который они построили; наш вклад — это просто обновления и инновации. Список этих исторических пионеров слишком длинный, чтобы его описать, но один человек, оставивший наследие не только своей нации, но и всем нам, — это Конфуций, или «великий китайский мудрец».

Конфуций родился 28 сентября 551 г. до н.э. в районе Лу (современный Цюйфу) во времена династии Чжоу.Он родился в семье среднего класса, но после смерти его отца, когда Конфуцию было всего три года, семья оказалась в нищете. Он женился на своей жене Цигуань в возрасте 19 лет и имел сына и двух дочерей, одна из которых умерла в очень молодом возрасте.

Конфуций работал в поле и бухгалтером, но позже стал учителем, обучая небольшую группу преданных последователей морали и этике. Вскоре район начал обращать внимание на его учение, и он стал губернатором города.Это положило начало пути, который привел к его репутации великого философа и мыслителя.

Своими учениями Конфуций коснулся жизней людей не только в Китае, но также в Японии, Вьетнаме и Корее, которые также имеют глубокую связь с его учениями. Его высказывания и философия известны под общим названием конфуцианство и составляют основу всемирно известного сборника «Аналекты Конфуция».

Конфуций сыграл ключевую роль в истории благодаря своим впечатляющим философиям и учениям.Хотя трудно отдать должное всем его вкладам, вот список из 10 лучших из них, чтобы дать вам представление о влиянии Конфуция на общества по всему миру:

1. Отец конфуцианства

Конфуцианство философия или образ жизни, названная в честь своего отца и основателя Конфуция. Конфуцианство, также известное как руизм, можно рассматривать как религию, традицию, учение или идеологию. Сначала он возник как вдохновение из буддизма, а затем развился как индивидуальная философия, оказавшая влияние на жизнь многих людей.Конфуцианство включает в себя множество философий, которые не только учат нас вести нравственную жизнь, но и эффективно управлять справедливым правительством.

Во многих смыслах конфуцианство несет в себе суть веры в божественное присутствие, поскольку многие из его учений говорят о том, что человек должен идти законным путем на небеса. Он прокладывает путь где-то между человечностью и религией.

Его учения повлияли на население многих стран Восточной Азии, таких как Китай, Вьетнам, Корея и Япония, и до сих пор пользуются большим почтением.Образовательные учреждения в Корее считают его не только влиятельной личностью, но и уважаемым и образованным учителем, поэтому даты его рождения и смерти по-прежнему отмечаются дважды в год на церемонии, называемой Сокчон Тэдже.

2. Нарушение культурных границ

Учение Конфуция произвело нечто вроде культурной революции в мире, и многие культуры приняли его философию. Его простой, но добродетельный образ жизни очаровал миллионы людей и познакомил их с новым образом мышления.Его идеи гуманизма затронули жизнь многих людей и сломали культурные границы.

3. Неоконфуцианство

Неоконфуцианство — это обновленная версия конфуцианства. Он стремился внести рациональные изменения в конфуцианство, такие как удаление суеверий, которые возникли из мистических теорий буддизма и даосизма. Неоконфуцианство продвигало разумный и рациональный подход к вещам, которые нравились его последователям. Он начался во времена династии Тан, но полностью превратился в более новую версию во времена династий Сун и Мин.

Возрождение конфуцианства в Китае возглавил великий философ Чжу Си. Чжу Си написал несколько книг и эссе, чтобы дать ясное и логичное представление о неоконфуцианстве. Его философия и мысли были похожи на многие предыдущие великие философы по всему миру, испытавшие влияние конфуцианства. Книги, которые он написал, в течение многих лет оказывали влияние на Китай и более 10 десятилетий были включены в китайские государственные экзамены. Четыре книги или Шишу, написанные Чжу Си и перечисленные ниже, исследовали систему верований Китая глазами конфуцианства:

  • Великое обучение : Изучение китайской философии, правительства и политических исследований.
  • Доктрина среднего : Обучение правильному пути достижения золотой конфуцианской добродетели.
  • Аналитики : Сборник бесед между Конфуцием и его учениками. Он состоит из множества цитат Конфуция.
  • Mencius : собрание сочинений конфуцианского философа Менция, демонстрирующих его конфуцианский образ мышления.

4. Пять классиков

Пять классиков были текстами из учебной программы династии Западная Хань, спонсируемой государством, и были написаны в период Воюющих царств.

  • Классика поэзии : Книга «Классика поэзии» состоит из гимнов, которые поются в честь жертв, принесенных монархией и их предками. Он включает 105 праздничных песен, исполняемых на придворных церемониях, 160 народных песен и 40 гимнов и панегириков.
  • Книга документов : Это сборник китайской повествовательной истории, вероятно, первый в своем роде. Рассказы об истории Китая и его королях, таких как периоды Чжоу, Шан и Ся.
  • Книга обрядов : Книга обрядов, как следует из названия, дает описание древних таинств, поведения суда и органов управления. Он был написан в третьем веке до нашей эры, и исправленная версия все еще доступна.
  • Книга Перемен : Книга Перемен, также известная как И Цзин, содержит систему предсказаний, которая включает в себя получение понимания ситуации с помощью сверхъестественных или оккультных ритуалов.
  • Летопись весны и осени : Самый длинный из всех классических произведений, Летопись весны и осени или Chunqiu — государственная классическая или официальная хроника государства Лу.Он включает краткое описание каждого значительного события, происходящего в штате каждый год.

Считается, что все пять из этих классических произведений были составлены или отредактированы Конфуцием.

5. Конфуций и политика

Конфуций считал, что лучший способ сделать правительство успешным — это быть добродетельным правителем и подавать ему пример. Если правитель добродетелен, люди автоматически последуют его примеру. Если король компетентен и действует этично, и никого не заставляют делать что-то против его воли, тогда люди в конечном итоге будут уважать своего правителя.Конфуций имел очень твердые взгляды на практику взяточничества. Он считал, что внутреннее чувство стыда должно останавливать людей от плохих поступков и вести их по пути добродетели.

6. Влияние на образование

Конфуций был учеником и наставником. Он внес свой вклад в систему образования Китая не только своим учением и этикой, но и продвигая образование для бедных и обездоленных.

Династия Чжоу предлагала образование государственными чиновниками и государственными администраторами, но это было доступно только для аристократов, а широкая публика вообще не имела доступа к образованию.Только представители элиты имели возможность получить традиционное образование, основанное на шести искусствах: вождение колесницы, математика, музыка, стрельба из лука, каллиграфия и ритуалы.

Чтобы разрушить этот феодализм и аристократическую монополию, Конфуций основал частные учреждения для обучения студентов всех социальных слоев. «Мое обучение открыто для всех без исключения», — сказал он. Он принял много учеников и обучил их овладению шестью искусствами. Сам Конфуций никогда не переставал учиться и продолжал оттачивать свои навыки, чтобы лучше учить других.

7. Создал концепцию меритократии

Одной из самых эффективных реформ, введенных Конфуцием, была реформа меритократии. Меритократия — это власть человека по его способностям, а не по знатному происхождению.
Как видно из почти каждой крупной государственной организации, в древние времена правительственные посты занимали наследники прежних постов, и им доверяли эту власть только на основании статуса их семьи.

Конфуций боролся против этой феодальной системы, представив идею имперской экзаменационной структуры в Китае.Такая структура позволяла любому, кто сдал экзамен, занимать должность государственного служащего. Он верил в «благородство добродетели, а не в благородство крови».

Политика была введена во время династии Суй, которая давала возможность людям из неблагополучных семей показать свой талант и принести честь и богатство своим семьям.

8. Создание великих аналектов

Аналекты Конфуция — это книга, основанная на учениях Конфуция при его жизни и написанная его последователями после его смерти.Поскольку название книги буквально означает «избранные речи», Аналекты — это сборник известных и влиятельных высказываний Конфуция. Считается, что книга документирует некоторые речи, которые на самом деле имели место между Конфуцием и его учениками.

Книга была издана во времена династии Хань (206 г. до н.э. — 220 г. н.э.) и имела две версии: версию Ци, в которой было 22 главы, и версию Ли, в которой было 20 глав. Они известны как Пхеньян Аналект и Динчжоу Аналект.

Аналитики повлияли на очень многих людей в Китае, и многие из них до сих пор следят за ними. Философия Конфуция не ограничивалась одним предметом. От вопросов общества до его мыслей о том, как образование может принести пользу человечеству, Аналекты охватили широкий круг тем, включая мораль и достоинство. В нем говорится о том, чтобы вести праведную жизнь, которая в конечном итоге научит ваших последователей и будущие поколения тому же пути.

9. Религиозная и светская фигура

Философия Конфуция считается религиозной, но в некотором смысле он также поддерживал секуляризм.Характер его учения показывает, что он верил в превосходство природы над религией. Он обсуждает учения, которые можно найти в различных других религиях, но больше всего в своих учениях он отстаивал гуманизм и этику.

10. Этика

«Чего ты себе не желаешь, не делай другим».

Эти знаменитые цитаты Конфуция многое говорят о его взглядах на мораль, и конфуцианство снова и снова возвращается к вопросам ценностей и добродетелей.

Конфуцианские практики включают следующие этические концепции:

  • Rén для доброжелательности
  • Yì для праведности
  • Lǐ для приличия
  • Zhì для мудрости
  • Xin для искренности

Заключение

добродетельный человек; редко можно увидеть все эти качества в одном человеке. Конфуций — не только неотъемлемая часть китайской цивилизации, он также сыграл важную роль в истории Азии.Он стал образцом для подражания для многих людей, и именно поэтому конфуцианство все еще практикуется во всем мире.

Труды Конфуция, его учеников и наиболее важных последователей

Этика Конфуция: труды Конфуция, его учеников и наиболее важных последователей
Священные тексты Конфуцианство Индекс Предыдущий Следующий
Купите эту книгу на Amazon.com


Этика Конфуция , Майлз Менандер Доусон, [1915], в священных текстах.com


РАБОТЫ КОНФУЦИУСА, ЕГО УЧЕНИКОВ И САМЫХ ВАЖНЫХ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Включая древние книги, отредактированные им, книги его высказываний и отчеты о его учениях, сделанные его учениками, первыми апостолами и комментаторами.

Конфуций родился в 552 г. до н. Э. и умер в 479 г. до н. э. Его звали Кунг Чин Чунг-ни, из которого Кунг было фамилией, Чин — личное (, т. Е. , то, что мы называем христианским) именем, а Чунг-ни — особое имя, данное по достижении совершеннолетия. .Позже его стали называть Кунг-Фу Цзе, имя Фу Цзе означает «Мастер»; и это было латинизировано в Конфуция.

1. Фактическое авторство одной книги —

.

с. xiv

, приписываемый ему, а именно: Чаун Чин, «Весна и осень» (английское издание, том v., «Китайская классика»).

Считается, что эта книга была написана самим Конфуцием на его семидесяти втором году жизни и была разработана им, чтобы служить воплощением его учений по всем этическим, социальным и религиозным вопросам.По крайней мере, так об этом говорит Менсий. Книга в другой форме, известная как «Анналы Лу», существовала еще до Конфуция, и его задача, в конце концов, заключалась в ее редактировании и расширении. Однако работа в том виде, в каком она дошла до нас, несомненно, не изменилась со времен династии Хань, представляет собой голую запись событий, почти полностью лишенную инструкций и даже интереса.

2. Сборник бесед с Конфуцием, содержащий многие из его наиболее важных высказываний, был составлен его учениками после его смерти.Он известен как:

Лунь Юй, «Аналекты», переведенные Джеймсом Легге и опубликованные в «Священных книгах Востока».

Несколько важных книг или сборников книг, уже древних, когда родился Конфуций и считавшихся классикой, были отредактированы Конфуцием и в дальнейшем отредактированы его ранними учениками. Это:

3. Йи Кинг, «Книга перемен».

4. Сяо Кинг, «Книга сыновней почтительности».

5. Шу Кинг, «Книга истории».«

6. Ши Кинг, «Книга поэзии», также называемая «Одами».

с. xv

7. Ли Ки, «Книга церемоний».

Все они были переведены Джеймсом Легге и опубликованы в «Священных книгах Востока».

Последнее также часто называют «Записью обрядов Младшего Тай», и утверждается, что вместо него следует принять «Ли-цзин», которое считается более старым и сильно измененным изданием. В эту книгу или собрание книг входят две очень важных книги:

8.»Великое Учение», как говорят, было написано Це-Цзе, внуком Конфуция, на основе его воспоминаний об учении своего деда и сообщений об этом от его отца и других учеников Конфуция. Его текст поясняется комментариями в «Ли Ки». Эта книга тоже сохранилась отдельно.

9. «Доктрина среднего», также работа учеников Конфуция и их ранних преемников. Это тоже сошло отдельно.

Существует также очень ценный сборник высказываний Мэн Цзе, великого апостола конфуцианства второго века спустя, чье имя переведено на латынь:

10.Mencius.

Эта книга Менция была также переведена Джеймсом Легге и опубликована в «Священных книгах Востока».

«Четыре книги», означающие, таким образом, элементы и самую суть конфуцианской доктрины, — это

с. xvi

— название, данное «Аналектам», «Великому учению», «Доктрине среднего» и «Мэнсиусу».

«Пять классиков» или «Пять канонов» — это название, применяемое к «Йи Цин», «Царь Сяо», «Царь Шу», «Царь Ши» и «Чаюн» (или «Цин Король «) в совокупности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *