Типы родительского воспитания: ГБОУ Школа № 1375, Москва

Типы семейного воспитания

ТИПЫ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ

Гиперсоциальное воспитание, или “правильные родители”

Гиперсоциальный тип воспитания в семье не вызывает у окружающих недоумения, напротив, всячески поддерживается и одобряется. Соседи, воспитатели, родственники будут восхищаться хорошо воспитанным ребенком: всегда поздоровается и не забудет попрощаться, подаст стул и с готовностью почитает стишок, никогда не будет докучать криком и беготней, да и белые носочки, надетые с утра, останутся такими же до самого вечера. Лишь немногие оценив все опытным глазом профессионала или же прислушавшись к собственным чувствам, подумают: “Что-то здесь не так, уж больно он “правильный”, как будто не ребенок вовсе, а маленький “старичок”.

Сделали ребенка таким родители, движимые “благими намерениями” и знаниями, почерпнутыми из многочисленных книг. Еще до рождения ребенка был подготовлен “план” его развития, в котором родители четко определили основные “вехи”: “плавать раньше, чем ходить”, ясли с полутора лет, кружки, секции те, что попрестижнее, гимназия с иностранными языками и желательно экстерном, институт… План может быть разным, в зависимости от того, что попадает в зону жизненных ценностей родителей – спорт, бизнес, политика, здоровый образ жизни.

Подобным образом поступают многие родители, но немногие одержимы выполнением задуманного. Жизнь ребенка с самых первых дней подчинена строгим правилам. Неукоснительно соблюдается режим, дисциплина, много внимания уделяется привитию норм поведения. Методы воспитания не слишком разнообразные: контроль, поощрение, наказание, но вот в рамках этого родители бывают очень изобретательны. Чего только стоят оценки за послушание, графики поведения, баллы, деньги, подарки и их лишение, суммирование проступков и требование публичного раскаяния. Все это применяется не к отбившемуся от рук подростку, а к маленькому еще ребенку, который психологически не готов быть “правильным”. Ребенок лишен права выбора, и его собственные наклонности и желания в расчет не принимаются. Очень скоро ребенок начинает понимать, что, для того, чтобы быть любимым, надо быть послушным. В разряд запрещенных попадают чувства злости, обиды, страха. Да и радоваться можно только в рамках дозволенного, не очень шумно и придерживаясь норм поведения. Любовь становится разменной монетой : скушал кашу — любим, не скушал — не любим, и так во всем.

Детский сад привлекает гиперсоциальных родителей наличием все тех же правил и дисциплинарных норм. Учреждение выбирается тщательно, предпочтение отдается тому, где много дополнительных развивающих занятий и детям почти некогда играть. Та же схема повторяется, когда ребенок дорастет до школы.Последствия гиперсоциального воспитания не всегда заканчиваются трагически. Но люди, выросшие в подобных семьях, зачастую испытывают проблемы в построении взаимоотношений, общении. Их категоричность и наличие твердых принципов, приемлемые в деловой обстановке, не позволяют построить теплые семейные отношения.

Причиной гиперсоциального типа воспитания, помимо прародительской семьи, может быть индивидуальная склонность к рационализации и такие качества характера, как целеустремленность, тщеславие, настойчивость, требовательность и отвержение чувств, зависимость от мнения окружающих.

Эгоцентричное воспитание, или все для ребенка

Может ли родительской любви быть слишком много? Наверное, нет, но вот ее чрезмерные проявления с одновременным игнорированием интересов окружающих – суть эгоцентрического типа воспитания. Ребенок воспринимается родителями как сверхценность, смысл жизни, кумир, которому подчинен весь уклад жизни семьи. В семье для ребенка нет понятия режима, дисциплины, слово “нельзя” произносится крайне редко, да и то так неуверенно, что ребенку ничего не стоит превратить его в “можно”. Иногда родители предпринимают попытки ввести какие-либо ограничения или даже наказать ребенка, но очень скоро чувство вины заставляет их пожалеть о содеянном: “Ну, он же еще маленький и не понимает, что нехорошо брать без разрешения и портить чужие вещи, доставлять неудобство окружающим своим криком, беготней, капризами”. Окружающие – и дети, и взрослые, столкнувшись с таким царьком, почему-то отказываются играть роль подданных, и то, что дома вызывает восторг, воспринимается в лучшем случае равнодушно. Любые попытки кого-то со стороны – родственников, знакомых, воспитателей – дать понять, что такое воспитание ошибочно, встречаются с недоумением: “Ведь мы же любим своего ребенка и хотим, чтобы у него было счастливое детство!” Они искренни в своих желаниях, им действительно хорошо; роль жертвующих всем ради ребенка родителей они взяли на себя добровольно и рады ее исполнять, какое бы безумство не придумало их дитя.

В такой семье у ребенка обязательно выявят какой-нибудь “талант” и будут развивать его всеми силами. На это уйдет много времени, денег. И, может быть, родители будут отказывать себе в самом элементарном, с легкостью покупая для ребенка все, что считают необходимым для его развития.

Эгоцентрический тип воспитания трудно представить в многодетной семье, В основном это семьи, в которых растет один ребенок, окруженный большим количеством взрослых. Часто подобное отношение к ребенку привносится бабушкой, когда появление внука или внучки придает ее жизни новый смысл.

В жизни людей, обожаемых в детстве, нередко случаются стрессы и трагедии. Та ситуация, с которой другие справляются быстрее, может у этого человека вызвать депрессию или нервный срыв. Детские иллюзии по поводу того, что все тебя любят, оборачиваются недоумением и разочарованием. Неприспособленность к жизни может выражаться в абсолютном неумении заботиться о себе, не говоря уже об окружающих. Когда у таких людей появляются дети, они могут повторить в воспитании родительский сценарий или, напротив, будут равнодушными, безучастными, капризными, если воспримут малыша как соперника. Единственная возможность научиться гармонично жить с окружающими – это усвоить элементарные уроки типа “умей делиться”, “думай о ближнем”, “радуйся от того, что доставил другому радость”. Лучше, чтобы они были освоены в детстве, чтобы безраздельная родительская любовь не обернулась болью.

Тревожно-мнительное воспитание, или любить — значит бояться

Ничто так сильно не терзает душу родителей, как страх за своего ребенка. Подобное состояние часто встречается у родителей, дети которых впервые идут в садик, в новую школу, едут в лагерь или на дачу, ложатся в больницу или просто уезжают погостить. Это естественная тревога, обусловленная ситуацией, переживаниями за ребенка, нарушением привычного образа жизни. Почти все родители переживают подобное, но со временем тревога проходит, страх за ребенка исчезает или возникает редко. Жизнь входит в свою колею. Но бывает и по-другому. Страх за ребенка рождается вместе с его появлением, а иногда даже и раньше. Страх и любовь сливаются воедино, тревожные мысли одолевают постоянно, даже когда нет никакой угрозы жизни, здоровью и благополучию малыша. С ребенка не спускают глаз, даже когда он подрос и может обходиться без этого. Обычные заболевания в таких семьях вызывают панику. Очень часто такие мамы обращаются к специалистам с вопросом: “ А это нормально, с ним все в порядке?”

Родители, которые воспринимают окружающий мир, как враждебный и полный сложностей, стремятся подготовить своего ребенка к “тяготам жизни”. Его рано начинают обучать чему- либо, досконально готовят к поступлению в школу. Иногда в ожидании предстоящих трудностей они не замечают, что наносят вред ребенку сами уже сейчас.

Причиной тревожного типа воспитания может быть прародительская семья, в которой подобным образом воспитывали девочку (чаще тревожность передается по женской линии). В этом случае тревожная мать просто переносит в свою семью методы воспитания, взгляды, поведение, которое усвоила с детства. Вероятно, что ее страхи связаны не только с ребенком. Она, к примеру, может бояться своего начальника, стихийных бедствий, воров, заразных заболеваний… В основе лежит страх смерти, который зародился в детстве и не был нейтрализован оптимистическим выходом.

К описанным вариантам поведения можно отнести мнительность и подозрительность. Не имея на то оснований, женщина не отпускает своего ребенка на улицу, из-за того, что его может украсть маньяк. Особенно тяжело приходится ребенку, если под одной крышей с семьей живет такая же тревожная бабушка.

Другая причина – трагедия в семье, смерть близкого человека, несчастный случай. Столкнувшись один раз с сильной болью, человек всеми силами будет пытаться избежать чего-то подобного, зачастую понимая неразумность своего поведения, но не в силах его поменять.

Где заканчивается грань заботы и разумной подстраховки и начинается перестраховка, основанная на страхах и мнительности? Ведь трагические случаи с детьми действительно случаются, и многие родители обвиняют себя в том, что относились ко всему слишком беззаботно. Но, как показывает практика, опекаемые дети тревожных родителей не реже, а может быть, даже чаще своих сверстников становятся жертвами несчастных случаев. Обусловлено это тем, что чрезмерная родительская опека делает их очень чувствительными к любому воздействию. Мамины установки на жизнь очень рано начинают приниматься ребенком как истина: раз мама за него боится, значит действительно должно что-то произойти. У него тоже возникают свои страхи: вампиров, страшных снов, взрослых парней – все как у других детей, но протекать они будут тяжело и с возрастом не исчезнут, а приобретут новую форму.

В поведении такой ребенок проявляет робость и подозрительность, неохотно идет на контакт с новыми людьми. Страхи вытесняют присущую детям любознательность, открытость. Как крайний вариант – невротическое состояние, которое переходит в невроз. Навязчивые движения или мысли, нарушение сна или ритуалы, которые появились в поведении ребенка, — верный признак того, что надо проанализировать все происходящее и обратиться к психологу.

Но бывает и по-другому. Ребенок очень рано начинает протестовать против попыток родителей оградить его от чего-то и становится упрямо-бесстрашным. Этот вариант еще больше изматывает тревожных родителей, и методы воспитания меняются: вместо опеки появляется строгий контроль, вводится жесткая система запретов, вслед за которой идет наказание, начинается война “кто кого” .

Здесь описаны варианты тревожного типа воспитания в их крайних проявлениях. Подобное встречается не часто, но вот склонность к такому отношению к ребенку и соответственно поведению можно наблюдать во многих семьях.

Воспитание без любви

Не любить своего ребенка противоестественно. Любое общество вне зависимости от моральных принципов, вероисповедания, культуры с осуждением относится к матерям-“кукушкам”, к отцам, не признающим своих детей. Но брошенные, нелюбимые дети все же есть, а варианты родительского неприятия, именно о нем пойдет речь, могут встречаться в другом, менее выраженном виде.

Ребенок, который является для своих родителей источником разочарования и раздражения, даже внешне отличается от других детей

. Не найдя проявлений любви у близких, он будет усиленно пытаться получить их от других взрослых: заискивающий взгляд, стремление угодить, понравиться, взять взрослого за руку, залезть на колени. Впрочем, бывает и по-другому. Малыш, с рождения не знающий ласки и нежности, напрочь отвергает что-то подобное со стороны взрослых. Его отношение к миру враждебно, он агрессивен, замкнут, безразличен. Все описанное относится к крайним вариантам проявления неприятия. Его можно наблюдать в социально неблагополучных семьях со стороны родителей, которые не читают книг, подобных этой, и вообще не задумываются о воспитании.

Между тем неприятие встречается и в обычных, внешне благополучных семьях. Причины самые разные: один из супругов против появления ребенка или семья находится на грани развода, материальные сложности, беременность не планировалась… Малыш появился на свет, и он уже нелюбим. Разочарование в ребенке может наступить и позже. Например, рождение девочки, когда все ждали мальчика, физический дефект, “некрасивость” ребенка, капризный, невротичный ребенок.

Иногда временно неприятие сменяется приятием и даже обожанием. Родители тоже меняются, “дозревают”, мудреют. Случайная ранняя беременность, тяжелые роды с осложнениями для матери могут затормозить родительские чувства.

Но бывает и по-другому. Внешне заботливые, “приличные” родители уделяют ребенку и время, и силы, но вот только методы воспитания вызывают недоумение. Постоянный контроль, всевозможные наказания – от физических до более тяжелых моральных, вслед за которыми может наступить прощение, но никогда нет раскаяния со стороны родителей. Им кажется, что с этим ребенком по-другому нельзя. Раздражение и досаду вызывает его поведение, внешний вид, поступки, привычки, черты характера. Ребенка называют “непутевым”, “безруким”, “рохлей”, “глупым”. Родители пытаются переделать ребенка, подогнать его под свой стандарт, который считают правильным.

К возможным причинам неприятия родителей можно отнести трагедии их собственного детства. Не все, выросшие в детских домах или дети из неблагополучных семей становятся такими родителями, но зачастую, неприятие встречается именно у них. Не получи в детстве так необходимой ребенку родительской любви или получив ее в извращенной форме, вырастая, они просто не в состоянии проявлять и испытывать это чувство по отношению к собственным детям.

Неприятие в семье может быть направлено на одного из детей, того, кто, по мнению родителей, проигрывает в сравнении с братом или сестрой. К счастью, неприятие редко бывает глобальным. Не любит ребенка отец, но обожает и жалеет мать, или тепло малышу подарит воспитательница, соседка, дальняя родственница.

Последствия такого воспитания всегда сказываются на характере, отношении к жизни, поведении ребенка, а в последующем – взрослого. Различного рода невротические проявления и неврозы – показатель того, что ребенка пытаются переделать, “ломают” его природу и лишают любви. Неосознаваемые, но очень сильные установки на жизнь, которые формируются в детстве, не позволяют позже создать полноценную семью: “Любовь – это боль”, “Я не достоин любви”, “Мир мне враждебен”. Степень тяжести последствий зависит от степени неприятия и индивидуальных особенностей ребенка.

 

1. Типы семейного воспитания. Основы психологии семьи и семейного консультирования: учебное пособие

1. Типы семейного воспитания

Вопросы влияния типа взаимодействия взрослого с ребенком на формирование личности последнего широко обсуждаются в отечественной литературе. К настоящему времени сформировалось убеждение, что тип детско-родительских отношений в семье является одним из основных факторов, формирующих характер ребенка и особенности его поведения. Наиболее характерно и наглядно тип детско-родительских отношений проявляется при воспитании ребенка.

В частности, рядом авторов подчеркивается, что нарушение системы семейного воспитания, дисгармония отношений «мать – дитя» является основным патогенетическим фактором, обусловливающим возникновение неврозов у детей. Так, например, А.Е. Личко и Э.Г. Эйдемиллер выделили шесть типов семейного воспитания детей с акцентуированными чертами характера и с психопатиями.

Гипопротекция ( гипоопека ) характеризуется отсутствием необходимой заботы о ребенке («руки не доходят до ребенка»). При таком типе отношений ребенок практически предоставлен самому себе, чувствуя себя брошенным.

Доминирующая гиперпротекция предполагает окружение ребенка излишней, навязчивой заботой, полностью блокирующей его самостоятельность и инициативу. Гиперпротекция может проявляться в виде доминирования родителя над ребенком, проявляющемся в игнорировании его реальных потребностей и жестком контроле над поведением ребенка. (Например, мать будет провожать подростка до школы, несмотря на его протесты.) Такой вариант отношений называется доминирующей гиперпротекцией. Одним из вариантов гиперпротекции является потворствующая гиперпротекция, которая проявляется в желании родителей удовлетворять все потребности и капризы ребенка, определив ему роль кумира семьи.

Эмоциональное отвержение проявляется в неприятии ребенка во всех его проявлениях. Отвержение может проявляться явно (например, ребенок часто слышит от родителей фразы, типа: «Ты мне надоел, уйди, не лезь ко мне») и скрыто – в виде издевок, иронии, высмеивания.

Жестокие взаимоотношения могут проявляться явно: в виде побоев – или скрыто: в виде эмоциональной враждебности и холодности. Повышенная моральная ответственность обнаруживается в требовании от ребенка проявления высоких моральных качеств с надеждой на его особое будущее. Родители, придерживающие такого типа воспитания, поручают ребенку заботу и опеку над другими членами семьи.

Неправильное воспитание может рассматриваться как фактор, усиливающий потенциальные характерологические расстройства ребенка. Под акцентуацией характера традиционно понимается чрезмерная выраженность отдельных черт характера и их сочетаний, представляющая крайние варианты нормы. Акцентуированным характерам свойственна повышенная уязвимость к отдельным психотравмирующим воздействиям. Взаимосвязь между типами воспитания и формируемым типом акцентуации характера можно представить в виде следующей таблицы.

Таблица 3 Взаимосвязь типов воспитания и типов акцентуации характера

Продолжение табл. 3

Окончание табл. 3

Специалистами в области семейной психологии за последнее десятилетие выделены различные варианты типов отношений «ребенок – взрослый». Так, например, в работе А.Я. Варга описаны три неблагоприятных для ребенка типа родительских отношений: симбиотический, авторитарный, эмоционально-отвергающий. Эмоционально-отвергающий тип (в отличие от описаний Э. Эйдемиллера и А. Личко) характеризуется исследователем как тенденция родителя приписывать ребенку болезненность, слабость, личностную несостоятельность. Данный тип назван автором «воспитанием с отношением к ребенку как к маленькому неудачнику».

В исследовании Е.Т. Соколовой основные стили детско-родительских отношений были выделены на основании анализа взаимодействия матери и ребенка при совместном решении задач:

? сотрудничество;

? псевдосотрудничество;

? изоляция;

? соперничество.

Сотрудничество предполагает тип отношений, в которых потребности ребенка учитываются, ему дают право «на автономию». Помощь оказывается в сложных ситуациях, требующих участия взрослого. Варианты решения той или иной возникшей в семье проблемной ситуации обсуждаются вместе с ребенком, принимается во внимание его мнение.

Псевдосотрудничество может осуществляться в разных вариантах, таких, как доминирование взрослого, доминирование ребенка. Для псевдосотрудничества характерно формальное взаимодействие, сопровождающееся откровенной лестью. Псевдосовместные решения достигаются за счет поспешного согласия одного из партнеров, испытывающего страх перед возможной агрессией другого.

При изоляции полностью отсутствует кооперация и объединение усилий, инициативы друг друга отклоняются и игнорируются, участники взаимодействия не слышат и не чувствуют друг друга.

Для стиля соперничества характерна конкуренция при отстаивании собственной инициативы и подавлении инициативы партнера.

Автор подчеркивает, что лишь при сотрудничестве, когда при выработке совместного решения принимаются как предложения взрослого, так и самого ребенка, отсутствует игнорирование партнера. Поэтому данный тип взаимодействия побуждает ребенка к творческой активности, формирует готовность к взаимопринятию, дает ощущение психологической безопасности.

По мнению В.И. Гарбузова, существует три патогенных типа воспитания.

Тип А. Непринятие ( эмоциональное отвержение ). Суть этого типа в чрезмерной требовательности, жесткой регламентации и контроле. Ребенок не принимается таким, какой он есть, его начинают переделывать. Это делают с помощью либо очень жесткого контроля, либо бесконтрольностью, полным попустительством. Непринятие формирует у ребенка невротический конфликт. У самих родителей наблюдается неврастения. Диктуется: «Стань таким, каким я не стал». Отцы очень часто порицают других. У матери очень высокая напряженность, она стремится занять высокое положение в социуме. Такие родители не любят в ребенке «ребенка», он раздражает их своей «детскостью».

Тип Б. Гиперсоциализирующее воспитание. Возникает на почве тревожной мнительности в отношении здоровья, социального статуса ребенка и других членов семьи. В результате могут сформироваться страхи, фобии социального плана, могут быть навязчивые идеи. Возникает конфликт между желаемым и должным. Родители приписывают ребенку, что он должен хотеть. В результате у него возникает страх перед родителями. Родители стремятся подавить проявление природных основ темперамента. При таким типе воспитания дети-холерики становятся педантичными, дети-сангвиники и дети-флегматики – тревожными, а дети-меланхолики становятся нечувствительными.

Тип В. Эгоцентрическое воспитание. Наблюдается в семьях, где ребенок находится на положении кумира. Ребенку навязывается представление о том, что он имеет самодовлеющую ценность для других. В результате у ребенка появляется много претензий к семье и к миру в целом. Такое воспитание может спровоцировать истероидный тип акцентуации личности.

Английский психотерапевт Д. Боулби, исследующий особенности детей, выросших без родительского попечения, выделил следующие типы патогенного воспитания.

? Один, оба родителя не удовлетворяют потребности ребенка в любви либо полностью отвергают его.

? Ребенок является средством для разрешения супружеских конфликтов.

? В качестве дисциплинарных мер используются угроза «разлюбить» ребенка и угроза «уйти» из семьи.

? Ребенку внушается мысль, что именно он будет причиной (либо уже является) возможных болезней, разводов или смертей членов семьи.

? В окружении ребенка отсутствует человек, способный понять его переживания, могущий заменить отсутствующего или «плохого» родителя.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Тюменский индустриальный университет » Анкета для родителей «Стиль семейного воспитания»

Анкета для родителей «Стиль семейного воспитания»
Скачать: Анкета для родителей «Стиль семейного воспитания»

 1. Чем, по Вашему мнению, в большей мере определяется характер человека: наследственностью или воспитанием?
А – Преимущественно воспитанием.
Б – Сочетанием условий задатков и условий среды.
В – Главным образом, врожденными задатками.
Г – Ни тем, ни другим, а жизненным опытом.

2. Как Вы относитесь к мысли о том, что дети воспитывают своих родителей?
А – Это игра слов, софизм, имеющий мало отношений к действительности.
Б – Абсолютно с этим согласен.
В – Готов с этим согласиться при условии, что нельзя забывать о традиционной роли родителей как воспитателей своих детей.
Г – Затрудняюсь ответить, не задумывался об этом.

3. Какое из суждений о воспитании детей Вы находите наиболее удачным? 
А – «Если Вам больше нечего сказать ребенку, скажите ему, чтобы он пошел умыться» (Эдгар Хоу)
Б – «Цель воспитания научить детей обходиться без нас» (Эрнст Легуве)
В – «Детям нужны не поучения, а примеры» (Жозеф Жубер)
Г – «Научи сына послушанию, тогда сможешь научить и всему остальному» (Томас Фуллер)

4. Считаете ли Вы, что родители должны просвещать детей в вопросах пола? 
А — Меня никто этому не учил, и их жизнь сама научит.
Б – Считаю, что родителям следует в доступной форме удовлетворять возникающий у детей интерес к этим вопросам.
В – Когда дети достаточно повзрослеют, необходимо будет завести разговор и об этом. А в школьном возрасте главное – позаботиться о том, чтобы оградить их от проявлений безнравственности.
Г – Конечно, в первую очередь это должны сделать родители.

5. Следует ли родителям давать ребенку деньги на карманные расходы?

А – Если попросит, то можно дать.
Б – Лучше всего регулярно выдавать определенную сумму на конкретные цели и контролировать расходы.
В – Целесообразно выдавать некоторую сумму денег на определенный срок

(на неделю, на месяц и т.п.), чтобы ребенок сам учился планировать свои расходы.
Г – Когда есть возможность, можно иной раз дать ему какую-то сумму.

6. Как Вы поступите, если узнаете, что Вашего ребенка обидел одноклассник? 
А – Огорчусь, постараюсь утешить ребенка.
Б – Отправлюсь выяснять отношения с родителями обидчика.
В – Дети сами лучше разберутся в своих отношениях, тем более, что их обиды недолги.
Г – Посоветую ребенку, как ему лучше вести себя в таких ситуациях.

7Как Вы относитесь к сквернословию ребенка? 
А – Постараюсь довести до его понимания, что в нашей семье, да и вообще среди порядочных людей, это не принято.
Б – Сквернословие надо пресекать в зародыше! Наказание тут необходимо, а от общения с невоспитанными сверстниками ребенка впредь надо оградить.
В – Подумаешь! Все мы знаем эти слова. Не надо придавать этому значения, пока это не выходит за разумные пределы.
Г – Ребенок вправе выражать свои чувства, даже тем способом, который нам не по душе.

8. Сын-подросток хочет провести выходные на даче у друга, где соберется компания сверстников в отсутствии родителей. Отпустили бы Вы его? 

А – Ни в коем случае. Такие сборища до добра не доводят. Если дети хотят отдохнуть и повеселиться, пускай это делают под надзором старших.
Б – Возможно, если знаю его товарищей как порядочных и надежных ребят.
В — Он вполне разумный человек, чтобы самому принять решение. Хотя конечно в его отсутствие буду немного беспокоиться.
Г – Не вижу причины запрещать.

9. Как Вы отреагируете, если узнаете, что ребенок Вам солгал?
А – Постараюсь вывести его на чистую воду и пристыдить.
Б – Если повод не слишком серьезный, не стану придавать значения.
В – Расстроюсь.
Г – Попробую разобраться, что его побудило солгать.

10. Считаете ли Вы, что подаете ребенку достойный пример? 
А – Безусловно.
Б – Стараюсь.
В – Надеюсь.
Г – Не знаю.

Обработка результатов:

Стиль поведения Номера вопросов
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
АВТОРИТЕТНЫЙ Б В В Г В Г А Б Г Б
АВТОРИТАРНЫЙ А А Г В Б Б Б А А А
ЛИБЕРАЛЬНЫЙ  В Б Б Б А А Г В В В
ИНДИФФЕРЕНТНЫЙ  Г Г А А Г В В Г Б Г

 

Интерпретация полученных данных:

Отметьте в таблице выбранные Вами варианты ответов и определите их соответствие одному из типов родительского поведения. Чем больше преобладание одного из типов ответов, тем более выражен в Вашей семье определенный стиль воспитания. Если среди Ваших ответов не преобладает какая-то одна категория, то речь вероятно идет о каком-то противоречивом стиле воспитания, когда отсутствуют четкие принципы, и поведение родителей диктуется сиюминутным настроением. Постарайтесь понять, каким же Вы все-таки хотите видеть своего ребенка, а также самого себя как родителя.

Авторитетный стильВы осознаете свою роль в становлении личности ребенка, но и за ним самим признаете право на саморазвитие. Трезво понимаете, какие требования необходимо диктовать, какие обсуждать. В разумных пределах готовы пересматривать свои позиции.

Авторитарный стиль: Вы хорошо представляете, каким должен вырасти Ваш ребенок, и прилагаете к этому максимум усилий. В своих требованиях Вы, вероятно, очень категоричны и неуступчивы. Неудивительною, что ребенку порой неуютно под Вашим контролем.

Либеральный стиль: Вы высоко цените своего ребенка, считаете простительными его слабости. Легко общаетесь с ним, доверяете ему, не склонны к запретам и ограничениям. Однако стоит задуматься: по плечу ли ребенку такая свобода?

Индифферентный («попустительский) стиль: Проблемы воспитания не являются для Вас первостепенными, поскольку у Вас иных забот не мало. Свои проблемы ребенку в основном приходится решать самому. А ведь он вправе рассчитывать на большое участие и поддержку с Вашей стороны!

 

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Родительские установки и стили воспитания

Родительские установки и стили воспитания

Родительские установки, или позиции,— один из наиболее изученных аспектов детско-родительских отношений. Под родительскими установками понимается система или совокупность, родительского эмоционального отношения к ребенку, восприятие ребенка родителем и способов поведения с ним. Понятие «родительский стиль» или «стиль воспитания» часто употребляется синонимично понятию «позиции», хотя и целесообразнее сохранить термин «стиль» для обозначения установок и соответствующего поведения, которые не связаны именно с данным ребенком, а характеризуют отношение к детям вообще.

В клинически ориентированной литературе описана обширная феноменология родительских отношений (позиций), стилей воспитания, а также их следствий — формирования индивидуальных характерологических особенностей ребенка в рамках нормального или отклоняющегося поведения (Л. Roe, М, Siegelman, 1963; Е. S. Schaefer, 1965). Убедительны и демонстративны наблюдения и исследования, посвященные влиянию неправильных или нарушенных родительских отношений. Крайним вариантом нарушенного родительского поведения является материнская депривация (И. Ландгмеер, 3. Матейчик, 1985; Е. Т. Соколова, 1981; J. Bowlby, 1953; М. D. Ainsworth, 1964; М. Rutten, 1975).

Отсутствие материнской заботы возникает как естественный результат при раздельном проживании с ребенком, но, кроме того, оно часто существует в виде скрытой депривации, когда ребенок живет в семье, но мать не ухаживает за ним, грубо обращается, эмоционально отвергает, относится безразлично. Все это сказывается на ребенке в виде общих нарушений психического развития. Нередко эти нарушения необратимы [1, с. 20].

Так, дети, воспитанные в детских учреждениях без материнской заботы и ласки, отличаются более низким интеллектуальным уровнем, эмоциональной незрелостью, расторможенностью, уплощенностью. Им свойственна также повышенная агрессивность в отношениях со сверстниками, отсутствие избирательности и постоянства в эмоциональной привязанности к взрослым («прилипчивы», быстро привязываются к любому лицу, но столь же быстро отвыкают). Отдаленные последствия материнской депривации проявляются па уровне личностных искажений. В этой связи привлекает внимание описанный впервые Д. Боулби вариант психопатического развития с ведущим радикалом в виде эмоциональной бесчувственности — неспособность к эмоциональной привязанности и любви, отсутствие чувства общности с другими людьми, глобальное отвержение себя и мира социальных отношений(J. Howlby, 1979). Другой вариант искаженного развития по своей феноменологии соответствует классическому типу «невротической личности» — с низким самоуваженнем, повышенной тревожностью, зависимостью, навязчивым страхом потери объекта привязанности (D. Winncott, 1965).

Но не только грубые нарушения родительского поведения сказываются на ходе психического развития ребенка. Разные стили ухода и обращения с ребенком, начиная с первых дней его жизни формируют те или иные особенности его психики и поведения. Анализируя видеозаписи четырехчасового общения матери с младенцем, С.Броди (S. Brody, 1956) выделила четыре типа материнского отношения[1, с. 21].

1. Матери первого типа легко и органично приспосабливались к потребностям ребенка. Для них характерно поддерживающее, разрешающее поведение. Интересно, что самым показательным тестом того или иного материнского стили была реакция матери на приучение ребенка к туалету. Матери первого типа не ставили себе задачу к определенному возрасту приучить ребенка к навыкам опрятности. Они ждали, пока ребенок сам «дозреет».

2. Матери второго типа сознательно старались приспособиться к потребностям ребенка. Не всегда успешная реализация этого стремления вносила в их поведение напряженность, недостаток непосредственности в общении с ребенком. Они чаще доминировали, а не уступали.

3. Матери третьего типа не проявляли большого интереса к ребенку. Основу материнства составляло чувство долга. В отношениях с ребенком почти не было теплоты и совсем не было спонтанности. В качестве основного инструмента воспитания такие матери применяли жесткий контроль, например, последовательно и сурово старались приучить ребенка полутора лет к навыкам опрятности.

4. Матери четвертого типа поведения характеризуются непоследовательностью. Они вели себя неадекватно возрасту и потребностям ребенка, допускали много ошибок в воспитании, плохо понимали своего ребенка. Их прямые воспитательные воздействия, так же как и реакция на одни и те же поступки ребенка, были противоречивыми.

По мнению С. Броди, наиболее вредным для ребенка оказывается четвертый стиль материнства, так как постоянная непредсказуемость материнских реакций лишает ребенка ощущения стабильности окружающего мира и провоцирует повышенную тревожность. В то время как сензитивная, принимающая мать (первого типа), безошибочно и своевременно реагирующая на все требования маленького ребенка, как бы создает у него бессознательную уверенность в том, что он может контролировать действия других и достигать своих целей. Если в материнском отношении преобладает отвержение, игнорирование потребностей ребёнка из-за погруженности и собственные дела и переживания, у ребенка возникает чувство опасности, непредсказуемости, неподконтрольности среды, минимальной собственной ответственности за ее изменения в направлении обеспечения комфортного существовании. Дефицит родительской отзывчивости на нужды ребенка способствует возникновению чувства «выученной беспомощности», что впоследствии нередко приводит к апатии и даже депрессии, избеганию новых ситуаций и контактов с новыми людьми, недостатку любознательности и инициативы [1, с. 22].

Описанные типы родительского (прежде всего материнского) отношения в значительной мере инициируются самим младенцем, а именно необходимостью удовлетворения базальных потребностей в аффиляции (присоединении) и безопасности. Все они могут быть расположены в континууме «принятие — отвержение». Можно выделить и более сложные типы родительского отношения, адресованные ребенку более старшего возраста (3—6 лет), где важным социализирующим моментом начинает выступать параметр воспитательного контроля [1, с. 22].

А. Болдуин выделил два стиля практики родительского воспитания — демократический и контролирующий.

Демократический стиль определяется следующими параметрами: высоким уровнем вербального общения между детьми и родителями; включенностью детей в обсуждение семейных проблем, учетом их мнения; готовностью родителей прийти на помощь, если это потребуется, одновременно верой и успех самостоятельной деятельности ребенка; ограничением собственной субъективности в видении ребенка.

Контролирующий стиль включает значительные ограничения поведения детей: четкое и ясное разъяснение ребенку смысла ограничений, отсутствие разногласий между родителями и детьми по поводу дисциплинарных мер.

Оказалось, что в семьях с демократическим стилем воспитания дети характеризовались умеренно выраженной способностью к лидерству, агрессивностью, стремлением контролировать других детей, но сами дети с трудом поддавались внешнему контролю. Дети отличались также хорошим физическим развитием, социальной активностью, легкостью вступления в контакты со сверстниками, однако им не был присущ альтруизм, сензитивность и эмпатия.

Дети родителей с контролирующим типом воспитания были послушны, внушаемы, боязливы, не слишком настойчивы в достижении собственных целей, неагрессивны, При смешанном стиле воспитания детям присущи внушаемость, послушание, эмоциональная чувствительность, неагрессивность, отсутствие любознательности, оригинальности мышления, бедная фантазия.

Д. Боумрин в цикле исследований попытался преодолеть описательность предшествующих работ, вычленив совокупность детских черт, связанных с фактором родительского контроля. Были выделены три группы детей.

Компетентные — с устойчиво хорошим настроением, уверенные в себе, с хорошо развитым самоконтролем собственного поведения, умением устанавливать дружеские отношения со сверстниками, стремящиеся к исследованию, а не избеганию новых ситуаций.

Избегающие — с преобладанием уныло-грустного настроения, трудно устанавливающие контакты со сверстниками, избегающие новых и фрустрационных ситуаций.

Незрелые — неуверенные в себе, с плохим самоконтролем, с реакциями отказа во фрустрационных ситуациях.

Автор выделил также четыре параметра изменения родительского поведения, ответственных за описанные паттерны детских черт [1, с. 23].

Родительский контроль: при высоком балле по этому параметpy родители предпочитают оказывать большое влияние на детей, способны настаивать на выполнении своих требований, последовательны в них. Контролирующие действия направлены на модификацию проявлений зависимости у детей, агрессивности, развитие игрового поведения, а также на более успешное усвоение родительских стандартов и. норм.

Второй параметр — родительские требования, побуждающие к развитию у детей зрелости. Родители стараются, чтобы дети развивали свои способности в интеллектуальной, эмоциональной сферах, межличностном общении, настаивают на необходимости и праве детей на независимость и самостоятельность.

Третий параметр — способы общения с детьми в ходе воспитательных воздействий: родители с высоким баллом по этому показателю стремятся использовать убеждение с тем, чтобы добиться послушания, обосновывают свою точку зрения и одновременно готовы обсуждать ее с детьми, выслушивают их аргументацию. Родители с низким баллом не выражают четко и однозначно свои требования и недовольства или раздражение, но чаще прибегают к косвенным способам — жалобам, крику, ругани.

Четвертый параметр — эмоциональная поддержка; родители способны выражать сочувствие, любовь и теплое отношение, их действия и эмоциональное отношение направлены на содействие физическому и духовному росту детей, они испытывают удовлетворение и гордость от успехов детей. Оказалось, что комплекс черт компетентных детей соответствует наличию в родительском отношении всех четырех измерений — контроля, требовательности к социальной зрелости, общения и эмоциональной поддержки, т. е. оптимальным условием воспитания является сочетание высокой требовательности и контроля с демократичностью и приятием. Родители избегающих и незрелых детей имеют более низкий уровень всех параметров, чем родители компетентных детей. Кроме того, для родителей избегающих детей характерно более контролирующее и требовательное отношение, но менее теплое, чем для родителей незрелых детей. Родители последних оказались абсолютно неспособными к контролю детского поведении в силу собственной эмоциональной незрелости.

Из анализа литературы следует, таким образом, что наиболее распространенным механизмом формирования характерологических черт ребенка, ответственных за самоконтроль и социальную компетентность, выступает интериоризация средств и навыков контроля, используемых родителями. При этом адекватный контроль предполагает сочетание эмоционального приятия с высоким объемом требований, их ясностью, непротиворечивостью и последовательностью в предъявлении ребенку. Дети с адекватной практикой родительского отношения характеризуются xopoшей адаптированностью к среде и общению со сверстниками, активны, независимы, инициативны, доброжелательны и эмпатичны.

Изучение детей с аномалиями развития и делинквентным поведением также подтверждает решающую роль воспитательных воздействий в формировании характерологических особенностей ребенка, в том числе и аномальных. Достаточно продолжительное пагубное влияние среды в виде семейной дисгармонии и неправильного воспитании способствует развитию личности ребенка по психопатическому или невротическому типу.

Так, В. И. Гарбузов с соавторами (1977) выделили три типа неправильного воспитания, практикуемых родителями детей, больных неврозами. Воспитание по типу А (неприятие, эмоциональное отвержение) — неприятие индивидуальных особенностей ребенка, попытки «улучшения», «коррекции» врожденного типа реагировании, сочетающиеся с жестким контролем, регламентацией всей жизни ребенка, с императивным навязыванием ему единственно «правильного» типа поведения. В отдельных случаях неприятие может проявляться в крайней форме — реального отказа от ребенка, помещения его и интернат, психиатрическую больницу и т.д. Подобное отношение отмечено у одиноких матерей, воспитывающих родных или приемных детей, в семьях, где ребенок родился «случайно» или «не вовремя», в период бытовой неустроенности и супружеских конфликтов. Наряду с жестким контролем воспитания тип А может сочетаться с недостатком контроля, равнодушием к распорядку жизни ребенка, полным попустительством.

Воспитание по типу Б (гиперсоциализирующее) выражается в тревожно-мнительной концентрации родителей на состоянии здоровья ребенка, его социальном статусе среди товарищей, и особенно в школе, ожидании успехов в учебе и будущей профессиональной деятельности. Такие родители стремятся к многопрофильному обучению и воспитанию ребенка (иностранные языки, рисование, музыка, фигурное катание, технические и спортивные кружки и т. д.), однако вовсе не учитывают или недооценивают реальные психофизические особенности и ограничения ребенка.

Воспитание по типу В (эгоцентрическое) — «кумир семьи», «маленький», «единственный», «смысл жизни» — культивирование внимания всех членов семьи на ребенке, иногда в ущерб другим детям ила членам семьи.

Наиболее патогенным оказывается воздействие неправильного воспитания в подростковом возрасте, когда фрустрируются базовые потребности этого периода развития — потребности в автономии, уважений, самоопределении, достижении наряду с сохраняющейся, но уже более развитой потребностью в поддержке и присоединении (семейном «мы») [1, с. 26].

В отечественной литературе предложена широкая классификация стилей семейного воспитания (А. Е. Личко, 1979; Э. Г. Эйдемиллер, 1980).

1. Гипопротекция: недостаток опеки и контроля за поведением, доходящий иногда до полной безнадзорности; чаще проявляется как недостаток внимания и заботы к физическому и духовному благополучию ребенка, делам, интересам, тревогам. Скрытая гипопротекция наблюдается при формально-присутствующем контроле, реальном недостатке тепла и заботы, невключенности в жизнь ребенка. В основе этого типа психопатического развития ребенка может лежать фрустрация потребности в любви и принадлежности, эмоциональное отвержение ребенка, невключение его в семейную общность.

2. Доминирующая гиперпротекция: обостренное внимание и забота о ребенке сочетается с мелочным контролем, обилием ограничений и запретов, что усиливает несамостоятельность, безынициативность, нерешительность, неумение постоять за себя. Такое отношение родителей вызывает чувство протеста против неуважения к его «Я».

3. Потворствующая гиперпротекция: воспитание по типу «кумир семьи», потакание всем желаниям ребенка, чрезмерное покровительство и обожание, результирующие непомерно высокий уровень притязаний ребенка, безудержное стремление к лидерству и превосходствy, сочетающееся с недостаточным упорством и опорой на собственные ресурсы.

4. Эмоциональное отвержение: игнорирование потребностей ребенка, нередко жестокое обращение с ним. Скрываемое эмоциональное отвержение проявляется в глобальном недовольстве ребенком, постоянном ощущении родителей, что он не «тот», не «такой». Иногда оно маскируется преувеличенной заботой и вниманием, но выдает себя раздражением, недостатком искренности в общении, бессознательным стремлением избежать тесных контактов, а при случае освободиться как-нибудь от обузы. Эмоциональное отвержение одинаково пагубно для всех детей.

5. Повышенная моральная ответственность: не соответствующие возрасту и реальным возможностям ребенка требования бескомпромиссной честности, чувства долга, порядочности, возложение на ребенка ответственности за жизнь и благополучие близких, настойчивые ожидания больших успехов в жизни — все это естественно сочетается с игнорированием реальных потребностей ребенка, его собственных интересов, недостаточным вниманием к его психофизическим особенностям.

Можно выделить еще несколько типов неадекватного родительского (материнского) отношения к ребенку [1, с. 28].

Отношение матери к сыну-подростку как к «замещающему» мужу: требование активного внимания к себе, заботы, навязчивое желание находиться постоянно в обществе сына, стремление ограничить его контакты со сверстниками. Матери жалуются на отсутствии контакта с сыном, его желание отгородиться от нее.

Гиперопека и симбиоз: навязчивое желание удержать, привязать к себе ребенка, лишить его самостоятельности из-за страха возможного несчастья с ребенком в будущем (комплекс «умной Эльзы)». В этом случае преуменьшение реальных способностей и потенций ребенка приводит родителей к максимальному контролю и ограничениям, желанию все сделать за него, предохранить от опасностей жизни, «прожить жизнь за ребенка» (В. И. Заxapoв, 1982), что по существу означает «зачеркивание» реального ребенка, стагнацию развития ребенка, регресс и фиксацию на примитивных формах общения ради обеспечения симбиотических связей с ним.

3. Воспитательный контроль посредством нарочитого лишения любви: нежелательное поведение (например, непослушание), недостаточные достижения или неаккуратность в быту наказываются тем, что ребенку демонстрируется, что «он такой не нужен, мама такого не любит». При этом родители прямо не выражают недовольства ребенком, недопустимости подобного поведения, не демонстрируют ясно негативные чувства, которые они переживают в связи с плохим поведением ребенка. С ним не разговаривают, его подчеркнуто игнорируют, говоря о ребенке в третьем лице — как об отсутствующем. У ребенка подобное отношение порождает бессильное чувство ярости и гнева, вспышки разрушительной агрессии, за которыми стоит стремление доказать свое существование, внедриться в семейное «мы» напролом; родитель тогда идет на мировую из-зa страха перед агрессией или путем ответной агрессии (оплеух, ударов) пытается преодолеть им же созданную стену отчуждения. Подобное поведение родителей у сензитивных детей порождает глубокое чувство собственной ненужности, одиночества. Стремясь вернуть родительскую любовь, ребенок вынужден сверхограничивать собственную индивидуальность, поступаясь чувством собственного достоинства, лишаясь собственного «Я». Послушаниe достигается ценой обесценивания «Я», сохранения примитивной привязанности.

4. Воспитательный контроль посредством вызова чувства вины: ребенок, нарушающий запрет, клеймится родителями как «неблагодарный», «предавший родительскую любовь», «доставляющий своей мамочке столько огорчений», «доводящий до сердечных приступов» и т. д. (частный случай описанного выше воспитания в условиях повышенной моральной ответственности). Развитие самостоятельности сковывается постоянным страхом ребенка оказаться виноватым в неблагополучии родители, отношениями зависимости [1, с. 29].

В последние годы в психологии быстро развивается идея о сильной биологической обусловленности родительского чувства. Для благополучного «запуска» биологической основы материнства существенны три фактора — сензитивный период, ключевые раздражители и импринтинг. Считается, что у матери есть сензитивный период материнства — первые 36 ч после родов. Если в этот период матери представлена возможность непосредственного общения с новорожденным, так называемый контакт «кожа — кожа», то у матери возникает психологический импринтинг на данного ребенка, интимная душевная связь с ребенком образуется быстрее, бывает более полноценной и глубокой. Дальнейшие исследования тех семей, где не был упущен сензитивный период материнства, показывают, что поведение матерей было спокойным и любящим, дети достоверно чаще улыбались. Детская улыбка в свою очередь мощное поощрение для матери, ключевой раздражитель, запускающий специфическое материнское поведение. «На основании архаических рефлексов, которые позднее исчезнут, возникает специфическое поведение в ответ на внешние раздражители. Так, например, первая улыбка есть проявление буколингуального (щечно-язычного) рефлекса. Мать же придает этой улыбке коммуникативное значение, придает действиям ребенка больше смысла, чем есть на самом деле. Она положительно подкрепляет эту первую улыбку, более отчетливо выраженную между кормлениями. Впоследствии улыбка станет специфической реакцией на приближение человеческого лица, звук знакомого голоса» (С. Лебович, 1982). Таким образом, вовремя использованный сензитивный период материнства обращается в кольцо позитивных взаимодействий с ребенком и служит гарантом хорошего контакта, теплой и любящей атмосферы общения матери с ребенком[1, с. 30].

Стиль общения с ребенком репродуктивен, он вo многом задается семейными традициями. Матери воспроизводят тот стиль воспитания, какой был свойствен их собственному детству, нередко повторяют стиль своих матерей. Характерологические особенности родителей являются одной из существенных детерминант родительского отношения. В работе А. Адлера впервые был описан тип тревожной матери, устанавливающей с ребенком симбиотические отношения, опекающей и защищающей его, тем самым парализующей собственную активность и самостоятельность ребенка (A. Adler, 1922).

На основании клинических наблюдений и экспериментальных психологических исследований А. И. Захаров дает комплексную характеристику личностных особенностей матерей, чьи дети страдают неврозом. Наряду с сензитивностью, тревожностью и неуверенностью в себе этих матерей отличает также излишняя пунктуальность, принципиальность в моральных требованиях, ригидность мышления, нетерпимость, склонность к образованию сверхценных идей, высокая конфликтность в сфере межличностных отношений, недостаточная эмоциональная отзывчивость. У отцов и этих наблюдениях, по данным ММРI, на первый план выступали черты мягкости, пассивности, некоторой минорности общего фона настроения (А. И. Захаров, 1982). Результатом подобных личностных особенностей является извращенная ролевая структура семьи, в которой мать излишне «мужественна» — недостаточно эмоционально отзывчива и эмпатична, зато требовательна и категорична, а отец «женствен» — мягок, раним, не способен управлять ситуацией. Очевидно, что родители с подобными характерологическими особенностями представляют ребенку искаженные образцы для идентификации и усвоения социальных образцов поведения. Оба родителя обладают также сходной структурой неудовлетворенных потребностей — в основном это фрустрация потребности в эмоциональной близости, заостренное желание независимости, сочетающееся со страхом перемен, чувство внутреннего дискомфорта, внутренняя конфликтность и недовольство собой. Однако душевная усталость, неадекватные способы самоутверждения не позволяют родителям адекватно увидеть и принять себя такими, какие они есть, искать конструктивные пути решения собственных конфликтов. Ребенок в такой семье выступает в качестве «козла отпущения», принимающего на себя проекции родительских конфликтов, а его невроз становится клиническим выражением личностных проблем родителей (А. И. Захаров, 1982).

Патологическая заостренность характерологических черт родителей порождает специфические особенности отношения к ребенку. Родители, например, не замечают у себя тех черт характера и поведения, на малейшее проявление которых у ребенка они реагируют аффективно — болезненно и настойчиво стараются искоренить. Таким образом, родители неосознанно проецируют свои проблема ребенка, а затем реагируют на них как на свои собственные. Так, нередко «делегирование» — упорное желание сделать из ребенка «самого» (развитого, эрудированногo, порядочного, социально-успешного) — является компенсацией чувства малоценности, недееспособности, переживания себя как неудачника. Проекция родительских конфликтов на ребенка не предрешает, однако, стиля родительского отношения: в одном случае это выльется в открыто эмоциональное отвержение ребенка, не соответствующего идеальному родительскому образу; в другом случае примет более изощренную форму: по защитному механизму образования реакции обернется гиперопекой или гиперпротекцией. Очень обостряется конфликтное отношение к ребенку, особенно если в семье есть еще маленький ребенок: родители обычно склонны переоценивать достоинства младшего, на фоне которого недостатки ребенка — реальные и мнимые — воспринимаются родителями как невыносимые. «Совершенно отсутствует чувство долга, совершенно нет привычки делать что-то с любовью, до конца… В его характере нет ничего мужского — внутренне нежный, трусоватый, всегда делает то, что нельзя, исподтишка…» Зато трехлетняя дочка — «маленькая женщина, кокетливая, ласковая, умненькая, хитренькая, сообразительная». Подобные родители нередко ждут подтверждения от психолога, что их ребенок действительно плох, его нужно перевоспитывать. От психолога ждут своего рода индульгенции, обосновывающей отвержение ребенка и освобождающей родителей от бессознательного чувства вины перед ним. Неприятие или эмоциональное отвержение, особенно драматично для обеих сторон в неполных семьях, где мать преследует страх, что ребенок воспроизведет нежелательные черты отца,— «боюсь, что скажутся гены». Скрытое отвержение может маскироваться здесь гиперпротекцией, в крайних вариантах — доминирующей гиперпротекцией[1, с. 32].

1. Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина – М., Педагогика, 1989.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

Роль семейного воспитания в развитии «школьного невроза»

Неврозы – это всегда следствие внутри- и межличностных конфликтов. К факторам, способствующим развитию неврозов, относятся специфические особенности личности, психопатические черты характера, крайние варианты нормальных характеров, невропатия, дисгармоничное семейное воспитание, психофизическая ослабленность вследствие болезней, хронической и острой психотравматизации и пр.

Считается, что необходимо выделять три основных формы («три кита»): неврастению, истерический невроз и невроз навязчивых состояний. Кроме них в классификации психических болезней выделены: невроз тревоги (беспокойства), фобический невроз, или невроз страха – в МКБ-10 они объединены в фобические тревожные расстройста, ипохондрический невроз.

Довольно часто встречается упоминание о так называемых системных неврозах, когда говорят о таких формах пограничных заболеваний, как тики, энурез, энкопрез, заикание и др. В нашем понимании это не что иное, в большинстве своем, как неврозоподобные формы (в противоположность невротическим) данных страданий.

В 70-90-е годы прошлого столетия широко применялся еще один термин – школьный невроз. Под ним понимался как бы особый невроз, вызванный проблемами, связанными с посещением школы, и проявляющийся главным симптомом среди многих – нежеланием ребенка посещать школьные занятия. В чем такая популярность этого термина? Дело в том, что практически все неврозы у школьников сопровождаются нежеланием ходить в школу, и не секрет, что любые психические отклонения ведут к социальной дезадаптации (не описаны еще случаи, когда больной человек был бы способен работать больше и продуктивнее, чем здоровый). И хотя понятие «школьный невроз» недостаточно четко дифференцировано и поэтому не прижилось среди психиатров и психотерапевтов, отрицать, что болезненные проявления при этом расстройстве препятствуют успешной социальной (в том числе и – школьной) адаптации ребенка.

Многие авторы исследований неврозов у детей отмечают особую роль аномалий воспитания в генезе этих заболеваний, считая их для детского возраста ведущей составляющей этиологии и патогенеза расстройства. Цифры в разных литературных источниках, показывающие количество случаев аномального воспитания и дисгармоничных семейных взаимоотношений в семьях детей-невротиков, поражают своей величиной: у 60-90% детей, страдающих неврозами, выявляются нарушения семейного функционирования и признаки аномального воспитания. Из ситуаций, приводящих к неправильному воспитанию и нарушениям семейного взаимодействия, авторами выделяются, как наиболее патогенные: алкоголизм и асоциальное поведение родителей; проживание разведенных родителей вместе; неблагоприятное воздействие прародительской семьи; перекладывание своих родительских обязанностей на нянек, гувернанток; неблагоприятное воздействие матерей, когда они инфантильны или авторитарны, гиперсоциальны, формальны или тревожны (особенно в отношении здоровья ребенка), не учитывают индивидуальность собственного ребенка, психологически отвергают его, подавляют его активность и самостоятельность.

В.И. Гарбузов с соавторами, основываясь на понимании невроза как болезни развития личности (по В.Н. Мясищеву), центральным звеном в этиопатогенезе неврозов у детей считает изменение врожденных, целесообразных типов реагирования, т.е. темперамента, на реагирования невротического типа, когда воздействия биосоциальных факторов патогенно. Автор подчеркивает целесообразность свойств темперамента, так как они обусловлены длительным процессом эволюции человека, в результате которой сегодня не существует изначально слабого или сильного типа (каждый имеет вполне достаточный уровень приспособительных функций). Другое дело, что могут изменяться, особенно у детей раннего возраста, отдельные свойства темперамента, причем это может приводить и к деформации типа реагирования в целом. Биосоциальные факторы могут как усиливать приспособительную функцию свойств темперамента, так и тормозить развитие отдельных свойств, деформируя приспособительные функции. К значимым биосоциальным факторам относятся анте- и постнатальные вредности, генетические и социально-средовые небагоприятные воздействия (длительные депривации, конфликты, мнимые и реальные угрозы, неблагоприятное воздействие микросреды, а главное в отношении детей – неправильное воспитание). Все эти факторы несут опасность важнейшей приспособительной функции – защитной.

В.И. Гарбузов выделяет типы аномального воспитания, приводящие к возникновению невротическомго радикала: тип А («неприятие»), обусловленное рядом осознаваемых и чаще неосознаваемых факторов (авторитарное, жесткое воспитание и «гипоопека», неприятие собственного ребенка; либо чрезмерная требовательность, жесткая регламентация и контроль, либо недостаток контроля на почве равнодушного попустительства), тип Б (гиперсоциализирующее воспитание), когда на почве тревожной мнительности родителей в семье все пропитано чрезмерной озабоченностью будущим ребенка и всей семьи, что наиболее часто наблюдается в семьях с одним ребенком, у пожилых родителей, в семьях, живущих совместно с родственниками старшего поколения и тип В (эгоцентрическое воспитание), когда ребенку, часто единственному, долгожданному, навязывается представление «я» как самодовлеющей ценности для окружающих, т.е. когда ребенку с раннего возраста демонстрируется (и внушается!), что он – «кумир», «единственная радость», «смысл жизни», «пуп Земли», «маленький», «слабенький» и т.п., причем, как правило, при этом игнорируются интересы всех окружающих.

«Воспитание по типу Б тормозит выявление тех свойств темперамента, от которых зависят скорость и направленность приспособительных реакций (также как и воспитание по типу А), вызывает формирование ощущения неполноценности и тревожности, что влечет за собой, в конце концов, под влиянием психотравмирующих факторов, формирование невротических форм реагирования, защиты…

Искажающее воздействие воспитания по типу В на свойства темперамента заключается в подавлении его приспособительной функции (угашение функции в искусственных условиях обитания), в нарушении коррелятивных и компенсаторных связей между свойствами темперамента; в конечном счете, при столкновении индивида (с «атрофированным темпераментом») с действительностью формируются черты тревожности, ощущение неполноценности и, главное, неадекватная агрессивность».

Комбинации тех или иных свойств темперамента (холерического, сангвинического или флегматического) с тем или иным типом неправильного воспитания и некоторыми особенностями преморбидной личности приводят, по наблюдениям В.И. Гарбузова, к формированию соответствующего преневротического характерологического радикала.

У ребенка с холерическим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «агрессивности и честолюбия» (истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, эмоциональная лабильность со склонностью к аффективной взрывчатости, к конфликтности, подозрительность, злопамятность, завистливость, стремление к лидерству, склонность к гетеро- и аутоагрессивности, длительное застревание на неудачах, склонность к истерическим и астено-невротическим реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу Б формируется радикал «педантичности» (низкий уровень работоспособности, медлительность, сдержанность, ригидность, осторожность, нерешительность, гиперсоциальность, склонность к аутоагрессии и конформности, высокое чувство долга, ответственность, педантичность, пунктуальность, исполнительность, скрытность, замкнутость, тревожное и мнительное застревание на неудачах, склонность к астено-невротическим и обсессивным реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу В формируется радикал «эгоцентричности» (истощаемость, утомляемость, нейстойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, ригидность, прямолинейность, бескомпромиссность, упорство в достижении значимых целей, эгоцентричность, требовательность в отношении окружающих, а особенно – близких, нестабильность в отношениях со сверстниками, гетероагрессивность, упрямство, длительное и аффективное застревание на неудачах, тревожность, мнительность, обидчивость, ранимость, ипохондричность, склонность к истерическим и обсессивным реакциям при неудачах и в трудных жизненных ситуациях).

У ребенка с сангвиническим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «благоразумности» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, сдержанность, тормозимость, степенность, тормозимость, ранимость, ригидность, рассудочность, бережливость, практичность, уступчивость при упорстве в достижении значимых целей, склонность к аутоагрессии и конформности, недоверчивость, замкнутость, скрытность, тревожность и мнительность, ранимость, склонность к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).

  • при воспитании по типу Б формируется радикал «тревожной синтонности» (повышенные утомляемость и истощаемость, неустойчивость по отношению к трудностям, медлительность, невротическая фиксация на значимом, эмоциональная лабильность, плаксивость, нерешительность, чрезмерная уступчивость, сверхдоверчивость, сентиментальность, стыдливость, застенчивость, гиперсоциальность, несамостоятельность и зависимость, тревожность и мнительность, склонность к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).

  • при воспитании по типу В формируется радикал «инфантильности и психомоторной нестабильности» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, нестабильность психического темпа, склонность к перевозбудимости и конфликтности, к гетеро- и аутоагрессивности, конформности, несамостоятельность и зависимость, требовательность по отношению близких, нестабильность в отношениях со сверстниками, сверхотвлекаемость и суетливость, экстравертированность с чрезмерной общительностью, открытостью, демонстративностью поведения, беззаботностью, склонность к истерическим реакциям на неудачи и трудности).

У ребенка с флегматическим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «конформности и зависимости» (медлительность, невротическая фиксация на значимом, сдержанность, ригидность, тормозимость, осторожность до нерешительности, чрезмерная уступчивость, несамостоятельность, сверхзависимость, забитость, пассивность, склонность к интроверсии, застревание на неудачах, тревожность и мнительность, элективность внимания (устойчивость лишь на значимом для него), робость, к астено-невротическим или обсессивным реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу Б формируется радикал «тревожной мнительности и замкнутости» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, сдержанность, ригидность, тормозимость, осторожность, нерешительность, склонность к аутоагрессивности и конформности, колебаниям и сомнениям, сверхосторожность, гиперсоциальность, благоразумность, скрытность, застенчивость, пассивность, мечтательность, склонность к фантазированию, длительное застревание на неудачах, тревожная мнительность в отношении здоровья своего и родителей, ипохондричность, опасения относительно настоящего и будущего благополучия своего и семьи, высокая степень озабоченности состоянием дел родителей, к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу В формируется радикал «контрастности» (неустойчивость, контрастность и неадекватность по отношению к трудностям, нестабильность психического темпа, низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, склонность к конфликтности, к гетеро- и аутоагрессивности, аффективной взрывчатости, элективность внимания, противоречивость всех личностных характеристик: внешне – самоуверен, горд, силен, задира, драчун, агрессивен, внутренне – раним и обидчив, боязлив и робок; стремится к лидерству и не верит в свои силы, пассивен; «презрительное» (свысока) отношение к сверстникам и сверхчувствительность к их оценке его личностных данных; способность к длительному волевому усилию и безволие; при правдолюбии и требовании искренности от других – скрытность, недоверчивость и подозрительность; при высокой заинтересованности «в судьбе человечества» – равнодушие к судьбам близких; сложность и контрастность отношения к родителям: при страхе их заболевания и смерти, высокой степени озабоченности их делами – грубое, неласковое к ним отношение; требовательность к одним лицам и всепрощение в отношении других; болезненное самолюбие, эгоцентричность, тревожная мнительность, сверхтребовательность к себе и тотальная неудовлетворенность собой; склонность к обсессивным и истерическим реакциям, к психосоматическим нарушениям).

Именно преневротический характерологический радикал «контрастности» наиболее характерен для преморбидной личности, так как тенденция к «контрастности», углубляясь под воздействием социально-средовых факторов, становится составной частью в структуре невроза, особенно часто – невроза навязчивых состояний. Первый этап этиопатогенеза невроза (преневротический) и формирование преневротического характерологического радикала, продолжающееся воздействие неправильного воспитания, неблагоприятной жизненной ситуации, хронической психотравматизации приводят к усилению ощущения неполноценности, нарастанию тревожности и подготавливают индивида к патогенному восприятию так называемого пускового фактора, или побудительного толчка.

Давно не секрет, что семья, являясь главным институтом воспитания, имеет огромное значение в личностном формировании ребенка, который, приобретая в семье те или иные качества, сохраняет их в течение всей последующей жизни. Немаловажно и то, что именно в семье закладываются основы личности ребенка, которые к моменту поступления его в школу, т.е. к началу младшего школьного возраста, в большой мере уже сформированы.

Семья может выступать в качестве как положительного, так и отрицательного фактора воспитания. Именно в семье ребенок получает первый жизненный опыт, делает первые наблюдения и учится как себя вести в различных ситуациях. От того, какой знак будет иметь фактор воспитания, зависит формирование отрицательных или положительных свойств личности маленького человека.

Воевода в фильме В. Хотиненко «1612» сказал: «Кривое кривым не исправишь!». И верно: семья является сильным фактором и в улучшении состояния больного ребенка. Гармоничное, спокойное и принимающее ребенка, таким, какой он есть, поведение родителей способствует улучшению состояния, снижает его раздражительность и тревожность. Патологизирующее же воспитание (гиперопека, эмоциональное отвержение и др.) могут, напротив, еще более ухудшить состояние ребенка.

В системном подходе семья рассматривается как целостная единица. Она состоит из частей, которые в нее органически входят. Объектами влияния семьи считаются не те элементы, из которых она состоит, а вся семья в целом. Все элементы и процессы, происходящие внутри семьи, взаимно влияют друг на друга. Соответственно, изменения, которые происходят в отдельном элементе системы, могут вторично обусловливать изменения в других частях системы или в системе в целом. Семья как система подчиняется двум основным законам: закон гомеостаза и закон развития, которые существуют и действуют одновременно. Суть закона гомеостаза в том, что любая система стремится сохранить существующее положение любым путем. Причем этот закон относится как к функциональным семьям, так и к семьям дисфункциональным. Любые перемены пугают семью. Она считает, что перемены хуже, чем существующее положение. Закон гомеостаза дает ответ на вопрос, почему в семье многие годы могут сохраняться проблемы. Суть же закона развития заключается в следующем: любая открытая система стремится развиваться и пройти свой путь от нулевой точки до завершения. Источник творческих сил заложен внутри семьи. На уровне семьи закон развития проявляется в том, что семья как система должна пройти свой жизненный цикл, который представляет собой последовательную смену основных событий или стадий.

Функции семьи призваны реализовывать ее возможности в качестве как цели (создание оптимальных условий для формирования социальной идентичности и социализации детей), так и средства удовлетворения общественных, групповых и индивидуальных потребностей. Реализуя свои функции, семья удовлетворяет важнейшие естественные, биологические потребности человека (прежде всего, в самосохранении и продолжении рода) и позволяет человеку достигать определенных целей в общении, в личностном и духовном росте. Важнейшими характеристиками семьи являются ее функции, структура и динамика.

Исходя из того, реализует ли семья свои функции, выделяют два типа семьи: нормально функционирующие и дисфункциональные. Нормально функционирующая семья – это семья, которая ответственно и дифференцированно выполняет все свои функции, вследствие чего удовлетворяется потребность в росте и изменениях как семьи в целом, так и каждого ее члена. В таких семьях имеются несколько хорошо работающих подсистем, четкие границы между подсистемами и членами семьи, нормальная иерархия (греч. hierarchía, от hierós – священный и arche – власть; расположение частей или элементов целого в порядке подчинения от высшего к низшему), адекватное распределение власти.

Термин «дисфункциональная семья» обычно применяется в широком контексте к семейной системе, которая является источником неадаптивного поведения одного или нескольких ее членов, не обеспечивает необходимых условий для их личностного роста. По данным современных семейно-психологических исследований, дисфункциональные семьи имеют следующие характеристики: существование любых проблем отрицается членами семьи, испытывается недостаток в степени интимности, чувство стыда используются для мотивации индивидуального поведения, семейные роли являются жесткими, индивидуальная идентичность приносится в жертву семейной идентичности, а индивидуальные потребности – потребностям семьи в целом.

Дисфункциональные семьи отличаются размытыми или чрезмерно непроницаемыми, жесткими границами, дисфункциональным составом подсистем, наличием коалиций, перевернутой иерархией и другими особенностями. Семья может достаточно долго существовать, имея дисфункциональную структуру и ригидные узоры поведения. Но проблемы проявляются в условиях кризиса, например, при переходе с одной стадии на другую, изменении состава семьи (смерть, уход) или при других стрессовых воздействиях. Дисфункциональность семейной системы тесно связана с возникновением невротических (особенно в процессе обучения в школе) и психосоматических расстройств.

Первые навыки существования в жизненном простанстве ребенок получает именно в семье, о чем уже говорилось. Эти модели поведения он пытается сначала, как по лекалу, переносить на общение с посторонними, прежде всего – со сверстниками. Если та или иная модель «проходит», он оставляет ее, чтобы пользоваться в дальнейшем. Если другая модель не принимается окружающими, он от нее отказывается, как от не совсем неудачной. Это и есть метод проб и ошибок. Однако его раздирает вопрос: «А почему неудачная модель вполне жизнеспособна в моей семье?». Кому довериться такому ребенку в правильности выбора. Ведь не доверять своим самым близким людям – страшно и стыдно. И все же, чтобы прижиться вне границ семьи, ему приходится переступать этот порог «мы/они». Известный немецкий физик М. Борн сказал как-то: «Нет неразрешимых проблем, есть неприятные решения». Внутренний конфликт такого рода, как правило, возникает у детей из дисфункциональных семей, повлиять на гармонизацию структуры которой и может такой ребенок, сделав свой выбор, продиктованный реальностью. Кто-то из мыслителей сказал: «Стыд – это начало самосовершенствования». Невротик, привыкший бояться, подчиняться, молчать, не умеющий высказать свое мнение, принять ответственное решение, преодолевая болезнь, становится решительным, волевым, смелым, учится отстаивать свои интересы, но не сразу, а через преодоление стыда за то, что он становится не таким, как все привыкли, в том числе (и, прежде всего!) – члены его семьи, становится неудобным, где-то даже «нагловатым и нахрапистым», принципиальным и настойчивым. Это преодоление дается неимоверно тяжело, но это и есть путь избавления от невроза, в том числе и от «школьного».

Типы семейного воспитания

Тип семейного воспитания, как интегративная характеристика родительских ценностных ориентаций, установок, эмоционального отношения к ребенку, уровня родительской компетентности – является значительным фактором становления Я-концепции в детском возрасте, определяет когнитивное развитие ребенка, его позицию по отношению к миру. В основу классификации типов семейного воспитания должны быть положены такие параметры, как эмоциональное принятие ребенка родителями, заинтересованность в ребенке и забота о нем, требовательность к ребенку, демократизм или авторитарность в семейных отношениях.

Выделены следующие параметры типов семейного воспитания: интенсивность эмоционального контакта родителей по отношению к детям (принятие-непринятие), параметр контроля (разрешительный, допускающий, ситуативный, ограничительный), последовательность – непоследовательность в реализации стиля воспитания, аффективная устойчивость – неустойчивость в отношениях с ребенком, тревожность (нетревожность) как личностная черта родителей, проявляющаяся в общении.

В зависимости от различного сочетания указанных выше параметров, выделено шесть типов семейного воспитания: отвержение, безразличие, гиперопека, требовательность, устойчивость, любовь. При этом только два последние типа семейного воспитания обеспечивают возможности оптимального развития гармонической личности.

Неадекватные типы семейных отношений характеризуются рядом отличительных особенностей:

  • Низкий уровень сплоченности родителей и наличие разногласий в семье по вопросам воспитания ребенка и высокая степень противоречивости, непоследовательности в отношениях с детьми.

  • Ярко выраженная опека и ограничительство в различных сферах жизнедеятельности детей – в школе, дома, в отношениях со сверстниками.

  • Повышенная стимуляция возможностей детей, сопровождаемая завышением уровня требований к ребенку, частым применением осуждений, выговоров и угроз.

Выделены следующие 10 типов семейного воспитания: гипопротекция, доминирующая гиперпротекция, потворствующая гиперпротекция, потворствующая гипопротекция, воспитание в культе болезни, эмоциональное отвержение, жестокое отношение, повышенная моральная ответственность, противоречивое воспитание и воспитание вне семьи.

Гипопротекция характеризуется недостатком опеки и контроля, истинного интереса и внимания к делам ребенка, а в крайней форме – безнадзорностью.

Выделяют и скрытую гипопротекцию, когда контроль над жизнью и поведением ребенка является формальным. Скрытая гипопротекция часто сочетается со скрытым эмоциональным отвержением.

Потворствующая гипопротекция характеризуется сочетанием недостатка родительского надзора с некритичным отношением к нарушениям в поведении ребенка.

Гиперпротекция негативно сказывается на развитии самостоятельности, инициативности и формировании чувства долга и ответственности ребенка.

Доминирующая гиперпротекция проявляется в чрезмерной опеке, мелочном контроле, системе непрерывных запрещений и невозможности для ребенка принять когда-либо собственные решения. Чрезмерный контроль выдает стремление родителей оберегать детей, следить за их попытками что-либо сделать по-своему, ограничивать активность и самостоятельность, предписывать образ действий, ругать за малейшие промахи, прибегать к санкциям. Такая интенсивность воспитательных мероприятий воспринимается ребенком как психологический прессинг. Повышенный уровень заботы зачастую связан с нереализованной потребностью родителей в привязанности и любви. Родительские мотивы гиперпротекции: беспокойство, обусловленное семейной ситуацией и чертами характера, психогенно-детерминированный страх несчастья с ребенком, страх одиночества, потребность в признании, доминирование в общении, необщительность, невротические проявления.

Потворствующая гиперпротекция представляет собой воспитание по типу «ребенок – кумир семьи». Характерными чертами являются чрезмерное покровительство, стремление освободить ребенка от малейших трудностей, удовлетворить все его потребности. Это приводит к усилению эгоцентрических тенденций развития личности, затрудняет формирование коллективистической направленности, усвоение нравственных норм, препятствует формированию целеустремленности и произвольности.

Воспитание в культе болезни специфично для семьи, где ребенок длительное время страдал или страдает соматическими хроническими заболеваниями, либо физическими дефектами. Болезнь ребенка выступает смысловым центром жизни семьи, ее забот и хлопот. Этот тип воспитания способствует развитию эгоцентризма, завышенного уровня притязаний.

Эмоциональное отвержение особенно тяжело сказывается на развитии личности ребенка. Картина усугубляется, когда другие дети в семье принимаются родителями (так называемое положение Золушки). Скрытое эмоциональное отвержение состоит в том, что родители отказываются признаться себе в действительном эмоциональном отвержении ребенка. Нередко скрытое эмоциональное отвержение по механизму гиперкомпенсации сочетается с подчеркнутой заботой и утрированным вниманием родителей к ребенку, которые, однако, носят формальный характер.

Жестокое отношение, обычно, сочетается с эмоциональным отвержением. Жестокое отношение может проявляться в открытой форме (суровые расправы за мелкие проступки или непослушание), либо в скрытой форме, как душевное безразличие, черствость и зло в отношении к ребенку. Все это в большинстве случаев имеет своим следствием формирование агрессивности ребенка, нарушение личности.

Повышенная моральная ответственность как стиль родительского воспитания характеризуется повышением уровня родительских ожиданий в отношении будущего, успехов, способностей и талантов ребенка. Это может быть возлагание на ребенка непосильных и несоответствующих возрасту обязанностей одного из взрослых членов семьи (например, забота о младших детях) или ожидание от ребенка того, что он реализует их нереализованные желания и стремления. Преобладание рационального аспекта в воспитании – это чрезмерное морализаторство и требовательность, формальность в подходе к ребенку, приводящие во многом к бесполому воспитанию и эмоциональной уплощенности ребенка, его неумению вписаться в эмоционально окрашенную, амбивалентную ситуацию.

Противоречивое воспитание – это сочетание различных стилей в одной семье, зачастую не совместимых и не адекватных, что проявляется в открытых конфликтах, конкуренции и конфронтации членов семьи. Результатом такого воспитания может быть высокая тревожность, неуверенность, низкая неустойчивая самооценка ребенка. Противоречивость воспитания способствует развитию внутреннего конфликта у ребенка. Не менее сложными для ребенка являются и проявления непоследовательности в отношениях с ребенком, связанное с непониманием родителями собственной родительской позиции и необоснованными сменами запретительных и разрешительных подходов к воспитанию. Часто непоследовательность в воспитании ребенка связана с тем, что родители любят некую модель идеального ребенка, а реального – только когда он оправдывает ожидания.

Воспитание вне семьи – экстремальный тип воспитания. Имеется в виду воспитание в детском учреждении, в котором сочетаются особенности описанных выше типов воспитания.

Наиболее важное практическое значение при организации работы с родителями имеют следующие 6 типов: потворствующая гиперпротекция, эмоциональное отвержение, доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, безнадзорность, жестокое обращение.

Успешность коррекционной работы во многом определяется особенностями родительской позиции. Можно выделить три критерия оценки родительских позиций – адекватность, динамичность и прогностичность. Адекватность характеризует ориентировку родителей в индивидуально-психологических особенностях ребенка, его возрастных чертах, а также меру осознания этих особенностей. Динамичность определяется мерой подвижности родительских позиций, изменчивостью форм и способов общения и взаимодействия с ребенком (восприятие ребенка как личности, степень гибкости общения с ребенком в различных ситуациях, изменчивость форм и способов воздействия на ребенка в зависимости от возраста). Прогностичность отражает способность родителей к предвидению перспектив развития ребенка и к перестройке взаимодействия с ребенком.

Патологизирующие типы семейного воспитания

Невротические нарушения в дошкольном и младшем школьном возрасте, относятся к числу актуальных проблем современности. Именно этот возраст часто становится “лакмусовой бумажкой” скрыто протекающих, нарастающих симптомов и синдромов, а также неблагополучных семейных отношений. Проявления невротических расстройств в этом возрасте связаны со школьной дезадаптацией, искажением игровой деятельности, с увеличением требований к ребенку.

Многие отечественные и зарубежные авторы обращают внимание на зависимость душевного благополучия детей от воздействия на них семьи. Изучение теоретических подходов к данной проблеме позволяет охарактеризовать семейные причины возникновения невротических нарушений у детей младшего школьного возраста

А.С. Спиваковская (1988) описывает такие причины как:

— низкая сплоченность и разногласия членов семьи по вопросам воспитания;
— высокая степень противоречивости, непоследовательности и неадекватности;
— выраженная степень опеки, ограничения в каких-либо сферах жизнедеятельности детей;
— повышенная стимуляция возможностей детей, при частом применении угроз и осуждений.

При изучении дисгармонии семейных отношений В.В. Столин (1983) считает, что содержание семейного “Мы” оказывается либо “семейным мифом”, либо псевдорациональным “семейным контрактом”.

В основе семейных конфликтов лежит нарушение понимания друг друга, скрытые отношения взаимозависимости: соперничества, доминантности, защиты и опеки.

В характере взаимодействия супружеских пар, у которых дети имеют невротические нарушения, существуют свои особенности:

— неадекватность взаимного восприятия,
— сниженная согласованность представлений друг о друге,
— преобладание изолированных решений,
— однотипное реагирование на возникающие трудности и различная направленность реагирования.

Зденек Матейчек писал: “Иногда создается впечатление, что отклонения в поведении (человека) и особенности характера — “врожденные”, на самом же деле так из поколения в поколение передается эмоциональная нищета, неблагоприятная жизненная атмосфера, нездоровые условия развития”.

В исследованиях Е.А. Веселковой были рассмотрены следующие типы нарушений внутрисемейных отношений: исполнительный тип, тип внутренней депривации, директивно-разрешающих отношений, симбиотический и напряженный типы приводящие к различным клиническим формам неврозов у детей и описаны их характерные клинические проявления. Остановимся на каждом из них более подробно:

ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ТИП СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Происходит замена (или игнорирование) индивидуальных возможностей ребенка на стремление и желание родителей. В результате чего возникает противоречие между необходимостью и желанием. Исчезает истинное детское желание, заменяясь необходимостью: “Будь первым!”, “Будь лучшим!”.

Так как возможности и резервы организма ребенка ограничены, наступает момент диссоциации “должен (надо)” и “могу”, сопровождающийся изменением положительной оценки собственного “Я” на отрицательную. Развитие собственной неудовлетворенности появляется, как результат внешнего требования. Клинические проявления представляют собой вариант оправдания за невозможность желанной реализации. Болезнь определяется внешним конфликтом с окружающими за сохранение чувственной взаимосвязи с близкими. Ребенок принимает решения: “Пусть я буду больным, но любимым”.

Момент перехода психологического конфликта в заболевание связан с фиксацией осознания на собственной неспособности при постоянном требовании результата. Для детского возраста исполнительный тип внутрисемейных отношений характеризуется истощением нервной системы в связи с непосильной (психической, физической или интеллектуальной) нагрузкой, аффективными переживаниям своей неполноценности и несостоятельности, боязнью наказания, чувством стыда и т.д. Все это чаще формируется длительными конфликтами в семье, чрезмерной требовательностью к ребенку или постоянными ограничениями его желаний.

Характерная клиническая картина исполнительного типа внутрисемейных отношений выглядит следующим образом:

— сочетание усталости, пассивности, вялости, сонливости и некоторой психомоторной заторможенности в начальном периоде общения или первой половине дня, и двигательной подвижностью, суетливостью, отвлекаемостью и истощаемостью внимания, появлением раздражительности эксплозивных реакций и импульсивности в конце дня, а в общении — после периода адаптации,
— выраженная пугливость, плаксивость,
— отмечается ухудшение аппетита,
— расстройства сна, наблюдаются трудности засыпания, ночные кошмары, отрывочного, эпизодического характера,
— нетерпимость к резким звукам, запахам, колебаниям температуры, наличие сопутствующих системных нарушений сопровождающих эту клиническую форму: энурез, заикание,
— сочетание с соматической ослабленностью.

Психотерапия при исполнительном типе внутрисемейных отношений направлена на восстановление удовлетворенности от самореализации как ребенка, так родителей.

ТИП ВНУТРЕННЕЙ ДЕПРИВАЦИИ

Требования ребенка в сопереживании, не замечаются взрослыми. Родители не придают значимости переживаниям ребенка в данный момент времени, Происходит игнорирование чувств и эмоций ребенка. Даже при определении детских чувств возникает частое их обесценивание с родительской или взрослой позиции, сопровождающееся предписанием: “Будь сильным!”. Так возникает конфликт между желаниями и предложениями.

Невроз страхов — это самый быстрый и легкий способ привлечь внимание взрослых к своим переживаниям и в то же время возможность уйти от решения проблем. Именно эта форма невротических расстройств часто является проявлением типа внутренней депривации. Детский способ реагирования не всегда приносит облегчение: может возникнуть страх своих чувств, эмоций и желаний. Для сохранности своей собственной позитивной оценки “Я” у ребенка уже самостоятельно возникает необходимость игнорировать свои чувства, эмоции и желания. В основе этого явления и лежит внутриличностный конфликт.

Клиническая картина невротических расстройств внутрисемейной деформации по типу внутренней депривации у детей 6- 7лет характеризуется ведущим и определяющим все их поведение синдромом страха.

— приступы (чаще ночных, чем дневных) с тревожным настроением, дрожью, двигательной активностью, соматовегетативными расстройствами,
— сопровождение такими факультативными системными нарушениями как энурез, тики или заикание,
— сочетание с нарушением контакта со сверстниками и взрослыми.

Психотерапевтическое воздействие в данном случае направлено на отреагирование своих чувств и эмоций в сочетании с двигательным освобождением, а также на обучение открыто выражать свои желания. При работе в группе, у взрослых формируются умения слышать, понимать и видеть потребность, желание и эмоции своих детей.

ТИП ДИРЕКТИВНО-РАЗРЕШАЮЩИХ ОТНОШЕНИЙ

Основная проблема заключается в реализации границ внутреннего самоконтроля, как результат деспотичного ограничения, так и при вседозволенности (“Я превышаю границы, потому что не знаю границ”, “Я превышаю границы, потому что они уменьшают мое жизненное пространство”).

Для родителей значимость внешних проявлений ребенка более важна, чем необходимость во внутренней рефлексии. Сохранность личности ребенка, с точки зрения позитивной оценки собственного “Я”, происходит по пути считывания формы реагирования родителей. Предписание “Радуй других” входит в основополагающие факторы существования ребенка и вызывает протест.

Клиническое проявление данного типа внутрисемейных отношений более часто у девочек, чем у мальчиков.

— наличие истерических припадков
— легкость возникновения конфликтов, обид
— страх одиночества, темноты, утраты окружающих, страх смерти
— трудности в освоении рефлексии

Психотерапия может заключаться в увеличении внутренней ценности как ребенка, так и родителей (“Ты сможешь радоваться себе сам”). Такой подход открывает доступ к ресурсному состоянию.

СИМБИОТИЧЕСКИЙ ТИП ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Невротические нарушения у детей этого возраста возникают в результате потери детьми свободы действий и собственной ответственности за поступки. Взрослые желают полностью решать все проблемы ребенка, не решая свои. Чрезмерная опека и оберегание от всех трудностей заставляют ребенка определить свое внешнее окружение как позитивное (защищающее и оберегающее), а свою неспособность реализоваться отнести за счет своей неполноценности, что и определяет негативную оценку собственного “Я”.

Возможность реализации своих способностей у ребенка заменяется на процесс “видимой” деятельности, т.е. результат заменяется процессом, который характеризуется следующим предписанием: “Для того, чтобы адаптироваться в этом мире, тебе не надо ничего делать, просто “старайся”. Были выявлены следующие характерные клинические проявления для данного типа внутрисемейных отношений:

— навязчивые движения: учащенное мигание, кусание и облизывание губ, движения головой, подергивание плечами,
— повышенная утомляемость,
— склонность к упрямству, проявляемое в настойчивом нежеланием посещать детский сад или школу,
— нарушения сна,
— сопутствует замедленное становление школьных навыков,
— возможно наличие страхов или кошмарных сновидений.

Психотерапевтическое воздействие при данном типе отношений может заключаться в освоении самостоятельности, способности принимать решения и нести за них ответственность для детей, а также обретение чувства свободы и автономности для взрослых.

НАПРЯЖЕННЫЙ (ОСЛОЖНЕННЫЙ) ТИП ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В основе деформации лежит дефицит ресурсного состояния, ранний конфликт между матерью и ребенком (полное неприятие ребенка или непринятие пола, возраста и т.д.). Области родительских запретов включают запрет на существование, индивидуальность и действия. Любое проявление или действие ребенка обесценивается. Это приводит не только к негативной оценке “Я”, но и обесцениванию внешнего мира. “Да, я плохой, а кто сегодня хорош?”.

Для детей дошкольного и младшего школьного возраста при осложненном типе внутрисемейных отношений характерны следующие клинические особенности:

— наличие разнообразных эмоциональных нарушений,
— сочетание сниженного настроения с тревожностью, капризностью, боязливостью,
— снижение аппетита, уменьшение в весе,
— нарушение школьных навыков или привычных действий,
— сочетание пассивности, заторможенности с раздражительностью и упрямством,
— проявление системных нарушений в виде энуреза, энкопреза.

Психотерапия в данном случае заключается в снятии напряжения, работе с обесцениванием, принятии самого себя и окружающего мира “здесь и сейчас”.

Таким образом, существует прямая зависимость клинических нарушений и отношений в семье детей с родителями. От интенсивности и продолжительности поражения системы отношений зависит стадия течения невротических нарушений. Изучение клинических проявлений этих отношений помогли соединить в психотерапевтический комплекс причины обращения (внешнее недовольство родителей ребенком) с комплексом запретов и разрешений (внутренний конфликт), предъявленных к ребенку как в вербальном, так и невербальном варианте; с проблемами самих родителей (зонами запретов).

 

Литература
1. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры.- СПб., 1992.
2. Захаров А. И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. М., 1982.
3. Каган В. Е. Ребенок и психологическое насилие // Бюллетень защиты прав ребенка. СПб., 1994. № 1. С. 13–18.
4. Матейчек З. Родители и дети, СПБ- 1998.
5. Соколова Е.В. Хорошие «плохие» дети. Психологическое сопровождение детей с трудностями обучения и адаптации. – Новосибирск.- изд. ИД «Сова», 2004.
6. Спиваковская А.С. Психотерапия: игра, детство, семья. М.-1988.
7. Эйдемиллер Э. Д., Добряков И. В. и др. Семейный анализ и семейная психотерапия. СПб., 2003.

 

Источник:
Сборник тезисов и статей шестой научно-практической конференции «Здоровьесберегающие технологии, их роль в развитии личности ребенка», НГПУ, НГИ, МОУ ЦПМСС «ДАРС», 2007.

Как справиться с различиями в воспитании детей

Поскольку кончину «Бранджелины» приписывают, по крайней мере частично, разногласиям по поводу воспитания детей, вы можете задаться вопросом, находится ли ваш собственный брак или отношения под угрозой. Различия в воспитании детей — это область, в которой многие пары борются, и это может привести к разводу или к жизни с негодованием, когда проблема остается неразрешенной.

Считаете ли вы, что ваш партнер слишком строг, недостаточно заинтересован или непоследователен в отношении воспитания детей? Вы ссоритесь из-за этого? Примите во внимание эти советы, чтобы сохранить крепкие отношения за счет разногласий в отношении родителей.

Разговор

В идеале вы и ваш партнер обсуждали свои родительские стратегии задолго до того, как решили заводить детей. Но даже если вы этого не сделали, еще не поздно начать.

Поделитесь друг с другом своими взглядами на воспитание детей. Обсудите, как вы были воспитаны и что бы вы сделали так же или иначе, чем ваши собственные родители. Спросите своего партнера о том, как выглядит разумная дисциплина, как звучит уместное время отхода ко сну в детстве и должны ли дети получать пособие.

Скорее всего, вы не со всем согласитесь. Это означает, что вам придется пойти на некоторые компромиссы.

Создавайте правила вместе

Вы настраиваете себя на неудачу, если ваши домашние правила звучат примерно так: «Веди себя хорошо, или у тебя будут проблемы». Этот расплывчатый подход к дисциплине приводит к недопониманию, недопониманию и, в конечном итоге, к конфликтам.

Вы и ваш партнер должны согласовать конкретные правила и записать их.

Сюда могут входить такие утверждения, как, например, когда каждый ребенок ложится спать, что дети должны спрашивать, прежде чем играть на улице, и что домашнее задание должно быть выполнено перед использованием электроники.Покажите правила своим детям и спросите, есть ли у них вопросы. Будьте открыты их идеям и предложениям и вносите изменения, если они уместны. Легче обеспечить соблюдение правил, с которыми может согласиться каждый.

Соглашение о последствиях

Вам и вашему партнеру нужно будет определить, к каким последствиям приведет нарушение правил в вашем доме. Если ваши стили воспитания сильно различаются, это может быть областью конфликта. Некоторые родители спокойно относятся к дисциплине, предпочитая просто говорить с детьми об ошибках.Другие родители очень строги и считают, что применение особых наказаний — это способ держать дом в нужном русле.

Если ваши стили воспитания полностью противоречат друг другу, вам придется пойти на некоторые компромиссы. Возможно, одному из родителей придется согласиться с тем, что плохое поведение повлечет за собой последствия, в то время как другому родителю, возможно, придется согласиться с тем, что последствия не должны быть суровыми, чтобы быть эффективными. Составьте письменный список последствий нарушения определенных правил.

Поддерживать друг друга вверх

После того, как план составлен, очень важно, чтобы вы его придерживались и были последовательны.Вы настраиваете всю семью на бедствие, если один из вас следует плану, а другой позволяет детям нарушать правила или не заставляет их соблюдать, настаивая на соблюдении последствий.

Заманчиво освободить несчастных детей от наказания или ослабить правила, но вы посылаете детям сигнал о том, что вы и ваш партнер можете быть разделены и побеждены.

Не соглашайтесь перед детьми

Если ваш партнер действительно не оскорбляет ваших детей, не вмешивайтесь, если вы не согласны с решением родителей.Ваши дети быстро заметят, в чем заключается дисгармония, и воспользуются этим в своих интересах. Не позволяйте этому случиться.

Сообщите своим детям, что вы и ваш партнер находитесь на одной волне и что каждый из вас поддерживает действия другого.

Вспомните об этом инциденте позже, когда вы и ваш партнер останетесь одни. Если вы просто не можете дождаться, по крайней мере, попросите поговорить наедине.

Будьте гибкими родителями

То, как вы воспитываете детей, должно быть достаточно гибким, чтобы их можно было менять по мере взросления.Вам и вашему партнеру следует при необходимости переоценить структуру воспитания. Также примите во внимание личность ребенка. Некоторым детям нужно больше присмотра, некоторым — меньше.

Некоторые дети более склонны к манипуляциям, а у других более приятный характер. Ваш стиль должен хорошо подходить к потребностям ребенка. Универсальный подход может не сработать.

Дайте второй шанс

Каждый родитель совершает ошибки. Вы и ваш партнер будете время от времени принимать неверное решение или терять хладнокровие с детьми.

Когда ваш партнер облажается, не начинайте обвинять. Подождите, пока дети не появятся, и спокойно поговорите о ситуации. Затем прости прощение. Это ваш партнер, а не ваш враг. Поддержка друг друга очень много значит.

Вы не должны позволять различиям в стилях воспитания разрушать ваши отношения. Слушайте друг друга, идите на компромисс в том, что важно, и соглашайтесь, что вы оба в одной команде. Это может иметь большое значение для создания гармоничной семьи.

Родители иногда забывают, что они находятся на вершине иерархии в семейной структуре. По сути, это означает, что вы двое — боссы, и то, что вы говорите, уместно.

Но, как в правительстве или бизнесе, если лидеры не соглашаются, наступает хаос. Не говоря уже о том, что это плохой пример для детей. Они следят за тем, что вы делаете, и это может повлиять на их действия, которые могут повлиять на всю их жизнь.

Не бойтесь получить помощь стороннего специалиста или почитайте отличные книги для родителей, если вам трудно разрешить эти конфликты.Пытаться:

Стили воспитания — Типы стилей воспитания

Как только у вас появится ребенок и вы начнете знакомиться с другими семьями, вы быстро поймете одну вещь: каждый родитель и ребенок уникальны — и не существует универсального подхода к воспитанию и воспитанию. забота о маленьком.

Тем не менее, хотя нет двух абсолютно одинаковых семей, эксперты определили некоторые общие «стили» воспитания, на которые полагается большинство из нас. Эти стили обычно основаны на объеме поддержки, которую оказывают родители, и степени контроля, которую они пытаются осуществлять.И у большинства есть свои плюсы и минусы, хотя некоторые из них обычно считаются более полезными для детей, чем другие.

Итак, какие бывают типы и как они влияют на детей? Вот базовый обзор, а также подсказки, в какой лагерь вы можете попасть.

Типы стилей воспитания

Авторитарное воспитание

Что это такое: Это строгий подход к воспитанию детей. Родители устанавливают высокие ожидания и жесткие правила, не предлагая детям особой поддержки и не прося их участия.«Авторитарные родители считают, что ребенок должен делать то, что они говорят, просто потому, что они это сказали», — говорит Кристина Фернивал, LPCC, клинический консультант, специализирующийся на детях и семьях из Сан-Диего, Калифорния. Цель авторитетного воспитания детей — послушание и строгое наказание за несоблюдение правил.

Как это выглядит: Авторитарные родители могут не иметь возможности устанавливать строгие правила для ребенка, но они, как правило, создают очень жесткие графики кормления и сна.«Для малышей и дошкольников авторитарные родители будут настаивать на нереалистичном сотрудничестве в таких вопросах, как еда, приучение к горшку, истерики и время отхода ко сну», — говорит Томас Фелан, доктор философии, автор книги 1-2-3 Magic: 3-Step Discipline. для спокойного, эффективного, счастливого воспитания . Это может означать, что нужно настаивать на том, чтобы малышка вымыла тарелку, даже если она говорит, что не голодна, или заставлять ее пользоваться горшком, даже если она еще не совсем готова.

Как это может повлиять на детей: Приучать детей уважать правила может быть полезным.«Из-за строгости стиля воспитания эти дети склонны обдумывать свои действия, прежде чем что-то делать, поэтому они с меньшей вероятностью сделают импульсивный выбор», — говорит Риджфилд, педиатрический эксперт по психическому здоровью из Коннектикута Роузанн Капанна-Ходж, Эд. .D. Но исследования показывают, что чрезмерно жесткий подход может заставить детей быть идеальными и сделать их склонными к интернализации поведения, например, чувства замкнутости, одиночества или страха.

Авторитетное воспитание

Что это такое: Авторитетные родители стремятся найти баланс между твердостью, теплотой и поддержкой.Вместо того, чтобы заставлять детей следовать правилам только потому, что авторитетные родители будут обсуждать правила и ожидания всей семьей. Но они по-прежнему четко понимают, кто главный, и будут привлекать детей к ответственности, если они не сделают то, что от них ожидают. «Родители будут использовать дисциплину в форме наставничества, руководства или использования естественных и логических последствий», — объясняет Фернивал.

Как это выглядит: Авторитетные родители младенцев могут составлять графики кормления и сна, но при необходимости они вносят коррективы в зависимости от того, что лучше всего подходит для их малыша.По мере того, как ребенок переходит в ранний возраст, авторитетные родители будут иметь не подлежащие обсуждению правила в отношении здоровья и безопасности (например, запретить кусать или бросать игрушки) и применять их логичным и уважительным образом, говорит Фернивал. Это может означать отобрать игрушку, если ребенок кидает ее в вас, или пожелать ребенку спокойной ночи, когда он ложится спать, вместо того, чтобы читать другую сказку.

Как это может повлиять на детей: Авторитетное воспитание широко считается здоровым подходом для детей. Как показывают исследования, дети авторитетных родителей, как правило, дружелюбны, веселы и склонны к сотрудничеству, а также любопытны, самостоятельны и целеустремленны.

Воспитание с привязанностью

Что это такое: Воспитание с привязанностью проистекает из теории привязанности или убежденности в том, что младенцы имеют жесткую привязанность к потребности в воспитании и остаются физически рядом со своим основным опекуном в течение первых нескольких лет жизни. Некоторые эксперты считают воспитание привязанностью особой разновидностью авторитетного воспитания, но при этом особое внимание уделяется привязанности и физическому прикосновению. «Оба реагируют на точку зрения ребенка и обе предлагают общение с ребенком», — говорит Ясмин Трэйни, семейный терапевт из Флинта, штат Мичиган, LCSW.

Как это выглядит: Воспитание с привязанностью чаще всего применяется в младенческом и раннем возрасте, когда у ребенка более высокая потребность физически оставаться рядом со своим основным опекуном. Это, как правило, включает грудное вскармливание по требованию, контакт кожа к коже, ношение ребенка и минимизацию разлуки с вашим малышом. Некоторые сторонники воспитания привязанности могут быть против таких методов тренировки сна, как позволить ребенку или малышу плакать.

Как это может повлиять на детей: Показано, что, как и авторитетное воспитание, привязанность помогает детям справляться с невзгодами и стрессом, поэтому у них есть больше инструментов, необходимых для решения жизненных проблем.Большинство экспертов сходятся во мнении, что когда дело касается детей, привязанность родителей не имеет серьезных недостатков, — говорит Джеральд Ниссли, психиатр, детский психолог из Маршалла, штат Техас.

Однако мамам и папам такой подход может быть непросто. Кормление грудью по требованию, ношение ребенка в течение дня или реакция на каждый ночной крик могут утомлять. «Родители могут столкнуться с непреодолимой силой жить в соответствии с идеалами привязанности к родителям», — говорит Фернивал. «Также существует риск того, что мамы и папы не оценят свои собственные потребности в уходе за собой, потому что так много энергии постоянно тратится на уход за ребенком.

Разрешительное воспитание

Что это такое: Разрешительные родители доброжелательны и заботливы, но, как правило, проявляют слабость (или непоследовательность) в отношении правил и дисциплины. Обычно они действуют больше как друзья, чем образцы для подражания, поэтому дети, как правило, обладают большой свободой и не всегда находятся под пристальным наблюдением. Дети снисходительных родителей, как правило, не имеют много обязанностей или дел, и их дни обычно не очень структурированы.

Как это выглядит: Разрешительное отношение к ребенку может означать отказ от установления графика кормления или сна.Как только дети достигают стадии малыша или дошкольника, им может быть разрешено перекусывать, когда они захотят, а не в определенное время, их не просят убирать свои игрушки, когда они заканчивают играть с ними, или ложиться спать, когда они этого хотят. вместо установленного времени отхода ко сну.

Как это может повлиять на детей: Дети снисходительных родителей, как правило, являются свободомыслящими и не боятся высказывать свое мнение. «Они не будут детьми, которых легко заводить или вовлекать в занятия, которые кажутся неправильными», — говорит Капанна-Ходж.Это может означать больше творчества, но воспитание в семье без особых ограничений может иметь некоторые недостатки. «Когда дети говорят« нет »дома, это способ приспособиться к реальности, в которой границы существуют во всех частях их внешнего мира, — говорит Трейни. Фелан отмечает, что маленькие дети с большей вероятностью будут устраивать истерики, когда не добиваются своего.

Воспитание на свободе

Что это такое: В некотором смысле воспитание на свободном выгуле похоже на дозволительное воспитание.«Они оба подвижны и имеют очень мало руководящих принципов», — говорит Трейни. Различия? Вместо того, чтобы позволять детям буйствовать только потому, что родители на свободном выгуле ценят обучение детей тому, как они становятся более независимыми. Короче говоря, это позволяет вашему ребенку делать то, на что, по вашему мнению, он способен, — не позволять ему делать все, что он хочет, — объясняет Фелан.

Как это выглядит: Родительство на свободе может показаться, что оно работает только для детей старшего возраста, но эту концепцию можно применить к детям любого возраста. Это может означать, что младенцы и дети ясельного возраста исследуют новую среду, не отвлекая их и не помогая им (если, конечно, они в безопасности).Родители, живущие на свободном выгуле, могут позволить своему ребенку школьного возраста играть на заднем дворе, в основном без присмотра. «В то время как родитель, который не находится на свободе, может чувствовать, что он должен находиться на улице с ребенком, постоянно наблюдая за ним», — говорит Фернивал.

Как это может повлиять на детей: Результаты показывают, что предоставление детям возможности быть более независимыми может способствовать развитию чувства устойчивости, когда они лучше справляются с проблемами и неудачами. Родительство на свободном выгуле также поощряет творческий подход и сильные навыки решения проблем.Главный недостаток? Не у всех одинаковое определение термина «свободный выгул». Возможно, у вас нет проблем с тем, чтобы позволить своему 8-летнему ребенку ходить в школу без присмотра, но другие могут посчитать это опасным или даже небрежным. В зависимости от того, где вы живете, могут даже быть законы, запрещающие детям младше определенного возраста делать определенные вещи самостоятельно.

Невовлеченное воспитание

Что это такое: Невовлеченные родители не в состоянии удовлетворить эмоциональные или физические потребности своих детей.«Они не принимают своих детей и не участвуют в их жизни, и они практически не присматривают за ними», — говорит Ниссли.

Как это выглядит: Невовлеченное воспитание может принимать множество различных форм, но большинство из нас узнает об этом, когда увидит это. «Для младенца это может означать не удовлетворение его основных потребностей в пище, сне и крове», — объясняет Фернивал. «В случае с малышом это может означать не обращать внимания на угрозы безопасности, не фильтровать то, что они говорят вокруг ребенка, не проводить скрининг, показывающий, что ребенок подвергается воздействию, и не проверять людей, которых они допускают к ребенку, или не заботиться о ребенке.

Как это может повлиять на детей: Практически все эксперты согласны с тем, что неучастие в воспитании создает у детей серьезные проблемы. «Детям нужна эмоциональная связь, и когда они не получают ее от родителей, их нервная система не может регулироваться должным образом», — говорит Капанна-Ходж. Исследования показывают, что у детей неучастных родителей, как правило, низкая самооценка, и им бывает трудно строить здоровые, доверительные отношения с другими.

Конечно, все семьи разные, и есть бесчисленное множество разных способов стать родителями.Не все родители вписываются в какой-то один стиль воспитания; многие могут быть комбинацией двух или даже трех.

Более того, большинство подходов к воспитанию детей предлагают некоторые ценные преимущества. Выяснение того, что работает для вас и вашего ребенка, означает принятие во внимание как ваших личностей, так и потребностей — и размышление о ценностях, которые вы хотите подчеркнуть. Пока ваш малыш в безопасности и получает поддержку, необходимую для развития, нет правильного или неправильного ответа.

Стили воспитания Баумринда — вопросы воспитания и семейного разнообразия

Джоэл А.Мурако, Венди Руис, Ребекка Лафф, Росс Томпсон и Дайана Лэнг

Стиль воспитания, используемый для воспитания ребенка, вероятно, повлияет на его будущие успехи в романтических отношениях, отношениях со сверстниками и в родительских отношениях. Диана Баумринд, клинический психолог и психолог развития, придумала следующие стили воспитания: авторитарный, авторитарный и снисходительный / снисходительный. Позже Маккоби и Мартин добавили стиль невмешательства / пренебрежения.

Рисунок 1. Как и эффективное обучение, эффективное воспитание требует сочетания авторитетного и внимательного отклика на потребности ребенка.Этот баланс может привести к более отзывчивому поведению ребенка.

Полезно оценить поддержку и требовательность лица, осуществляющего уход, чтобы определить, какой стиль используется и как эффективно его использовать. Поддержка относится к степени привязанности, принятия и тепла, которые родители оказывают ребенку. Требовательность — это степень, в которой родитель контролирует поведение ребенка.

Авторитетное воспитание

В целом, дети, как правило, развивают большую компетентность и уверенность в себе, когда родители имеют высокие, но разумные и последовательные ожидания в отношении поведения детей, хорошо с ними общаются, теплы и отзывчивы и используют рассуждения, а не принуждение, чтобы направлять поведение детей.Такой стиль воспитания был описан как авторитетный . Родители, использующие этот стиль, поддерживают и проявляют интерес к занятиям своих детей, но не властны и позволяют детям совершать конструктивные ошибки. Такой подход «нежного учителя» считается наиболее оптимальным стилем воспитания в западных культурах. Дети, чьи родители придерживаются авторитарного стиля, обычно счастливы, способны и успешны.

Авторитарное воспитание

Рисунок 2. Авторитарное воспитание детей называют «жестким правителем» отчасти потому, что в 20 веке деревянные линейки часто использовались для смертной казни.

Родители, использующие авторитарный подход («жесткий правитель»), мало поддерживают и очень требовательны. Эти родители ожидают и требуют послушания, потому что они «главные» и не дают никаких объяснений своим приказам. Родители также создают хорошо упорядоченную и структурированную среду с четко сформулированными правилами.

Многие пришли бы к выводу, что именно такой стиль воспитания использовали суровые тетя и дядя Гарри Поттера, а также мстительная мачеха Золушки.Дети, воспитанные в среде с авторитарным подходом, с большей вероятностью будут послушными и умелыми, но будут иметь более низкие показатели счастья, социальной компетентности и самооценки.

Разрешительное воспитание детей

Родители с высокой поддержкой и низкой требовательностью, вероятно, используют разрешительный стиль — , также называемый снисходительным стилем. Их дети, как правило, имеют низкую оценку счастья и саморегуляции, и у них чаще возникают проблемы с властью. Родители, использующие такой подход, снисходительны, не ожидают, что их дети будут придерживаться границ или правил, и избегают конфронтации.

Невовлеченное воспитание

Дети, воспитываемые родителями с низким уровнем поддержки и требовательности, как правило, занимают самые низкие места во всех сферах жизни, не обладают самоконтролем, имеют низкую самооценку и менее компетентны, чем их сверстники. Родители, использующие неучастный подход (или иногда называемый безразличным или пренебрежительным), пренебрегают или отвергают своих детей и не берут на себя большую часть необходимых родительских обязанностей, если таковые имеются.

Посмотрите это видео о стилях воспитания Баумринда.

Стили воспитания и результаты для детей

Было установлено, что стиль воспитания позволяет прогнозировать благополучие ребенка в областях социальной компетентности, успеваемости, психосоциального развития и проблемного поведения. Исследования в Соединенных Штатах, основанные на интервью с родителями, отчетах детей и наблюдениях родителей, неизменно показывают:

  • Дети и подростки, родители которых используют авторитетный стиль, обычно оценивают себя и оцениваются по объективным критериям как более социально и инструментально компетентные, чем те, чьи родители не используют авторитарный стиль.
  • Дети и подростки, чьи родители не вовлечены в процесс, обычно хуже всего работают во всех сферах.

В целом отзывчивость родителей имеет тенденцию прогнозировать социальную компетентность и психосоциальное функционирование, тогда как требовательность родителей обычно связана с инструментальной компетентностью и поведенческим контролем (например, успеваемостью и отклонениями). Эти данные показывают:

  • Дети и подростки, воспитывающиеся в семьях с авторитарным стилем (высокая требовательность, но низкая отзывчивость), как правило, умеренно хорошо учатся в школе и не вовлечены в проблемное поведение, но, как правило, имеют более низкие социальные навыки, более низкую самооценку и более высокий уровень депрессии по сравнению с их сверстниками, которые воспитываются в домашних условиях с использованием авторитетного подхода.
  • Дети и подростки, воспитывающиеся в домах с снисходительным стилем (высокая отзывчивость, низкая требовательность), как правило, более вовлечены в проблемное поведение и хуже учатся в школе, но у них более высокая самооценка и лучшие социальные навыки и более низкий уровень депрессии по сравнению с их сверстниками, которые не воспитываются в снисходительном стиле.
Таблица 1. Четыре стиля воспитания. Другие, менее выгодные стили воспитания включают авторитарный (в отличие от авторитарного), снисходительный и непричастный.
Поддержка (низкая) Поддержка (высокая)
Спрос (низкий) Неучастие Разрешающий
Спрос (высокий Авторитарный Авторитетный

При обзоре литературы по стилям воспитания становится очевидным, что использование авторитетного стиля воспитания связано как с инструментальной, так и с социальной компетентностью и более низкими уровнями проблемного поведения на всех этапах развития молодежи в Соединенных Штатах.Преимущества использования авторитетного стиля воспитания и пагубные последствия непричастного стиля воспитания очевидны уже в дошкольном возрасте и сохраняются в подростковом и раннем взрослом возрасте.

Поддержка авторитетного воспитания Баумринда

Поддержка преимуществ авторитетного родительства была обнаружена в таких разных странах, как Чешская Республика, Индия, Китай, Израиль и Палестина. Фактически, авторитетное воспитание, по-видимому, превосходит западные индивидуалистические общества — настолько, что некоторые люди утверждают, что больше нет необходимости его изучать.

Другие исследователи менее уверены в авторитетном воспитании детей и указывают на различия в культурных ценностях и убеждениях. Например, в то время как многие дети, воспитанные в европейско-американских культурах, плохо справляются с чрезмерной строгостью (авторитарное воспитание), дети, воспитанные в китайских культурах, часто достигают хороших результатов, особенно в учебе. Причина этого, вероятно, связана с китайской культурой, которая рассматривает строгость в воспитании как связанную с обучением, что не является центральным для американских родительских убеждений.

По мере взросления детей отношения между родителями и детьми должны естественным образом адаптироваться к изменениям в развитии. Отношения между родителями и детьми, которые не адаптируются к способностям ребенка, могут привести к сильному конфликту между родителями и детьми и, в конечном итоге, к снижению качества отношений между родителями и детьми.

  • Авторитетный («нежный учитель») подход — наиболее оптимальный стиль для использования в США.
  • Способы воспитания детей родителями могут на протяжении всей жизни влиять на их развитие.

Полное руководство по типам воспитания

Воспитание! Это активная роль, которую ежегодно берут на себя миллионы начинающих родителей.

Однако, помимо книг для медсестер, выбора школьного округа и органического детского питания, есть еще более спорное решение, которое должно быть принято до того, как дети сделают первый вдох: стиль воспитания.

Воспитание — любопытный предмет, который зависит от личных факторов, различающихся у разных родителей. Тем не менее, широко признано, что воспитание детей — это процесс поощрения и поддержки физического, эмоционального, социального и интеллектуального здоровья и развития ребенка.

Существует значительное исследование, которое доказывает, что среда, в которой воспитывается ребенок, влияет на поведение и ценности. Эффективное воспитание может предотвратить негативное поведение и способствовать здоровому росту. Точно так же нежелательные методы воспитания могут привести к плохим привычкам, поведению и ценностям.

Напрашивается вопрос, на который нужно ответить: «Какой стиль воспитания вам следует принять?»

В этом руководстве мы обсудим различные типы воспитания, их влияние на детей и то, что эксперты говорят о воспитании детей.Продолжайте читать, чтобы узнать больше!

Содержание

  1. Авторитарное воспитание
  2. Авторитетное воспитание
  3. Разрешительное воспитание детей
  4. Небрежное воспитание
  5. Как сравниваются родительские типы Baumrind?
  6. Как выбрать тип воспитания
  7. Цитаты и советы экспертов по воспитанию детей
  8. Как со временем изменилось воспитание детей?
  9. Уход за детьми как продолжение родительских обязанностей

Типы воспитания для любознательных родителей

[Перейти к инфографике]

Проводится множество исследований для молодых и любознательных родителей, которые хотят самого лучшего для своих детей.Например, в «Типах воспитания» Баумринда выделяются четыре типа воспитания. В этом руководстве мы рассмотрим типы воспитания Баумринда и их влияние на детей.

Что такое типы воспитания Баумринда?

Проще говоря, типы воспитания Баумринд — это четыре стиля воспитания, основанные психологом Дайаной Баумринд для характеристики воспитания. В ходе своего исследования доктор Баумринд наблюдала и описывала три типа воспитания, которые устанавливают взаимосвязь между основными стилями воспитания и поведением детей.Эта теория известна как теория столпа или типа воспитания Баумринда.

Вот типы воспитания Баумринда:

Следующее руководство рассматривает каждый из типов воспитания Баумринда, а также их преимущества и недостатки.

Авторитарное воспитание

Они подчиняются и ориентированы на статус и ожидают, что приказы будут подчиняться без объяснения причин. -Baumrind

Согласно Баумринду, авторитарное воспитание или воспитание с вертолета — это строгий стиль воспитания.Родители, использующие этот стиль воспитания, характеризуются как очень требовательные и руководящие, но невосприимчивые.

Напомним, авторитарные родители соблюдают четкие правила, устанавливают высокие стандарты и поддерживают упорядоченную среду. Кроме того, общение часто бывает односторонним: от родителя к ребенку. В общем, авторитарные родители обычно менее заботливы.

Кроме того, авторитарный стиль воспитания разделен на две категории: неавторитарно-директивный и авторитарно-директивный.Родители, отнесенные к категории неадекватно-директивных, являются прямыми, но не навязчивыми или автократическими в использовании власти. Авторитарно-директивные родители используют свою власть навязчиво.

Как это влияет на детей?

Как было сказано ранее, д-р Баумринд изучал различные типы воспитания в зависимости от того, как стиль воспитания влияет на детей. В этом случае Баумринд обнаружил, что дети с авторитарными родителями обычно не очень хорошо учатся в школе. Точно так же они, как правило, не проявляют проблемного поведения.Соответственно, подростки из авторитарных семей демонстрируют плохие социальные навыки, низкую самооценку и более высокий уровень депрессии.

Авторитарное воспитание: преимущества и недостатки

Плюсы

  • Устанавливайте высокие стандарты
  • Создает конструктивную и безопасную среду
  • Устанавливает сильные ценности

Минусы

  • У детей слабые социальные навыки.
  • В целом у детей низкая самооценка и более высокий уровень депрессии
  • Авторитарный стиль воспитания считается менее заботливым

Как определяются результаты для детей? Удивительно, но через Dr.В исследовании Баумринд она определила вероятные исходы для ребенка в зависимости от типа воспитания. Благодаря многочисленным беседам с родителями, отчетам детей и наблюдениям родителей Баумринд обнаружил, что отзывчивость родителей является точным показателем социальной компетентности и психологического функционирования. Точно так же требовательность родителей тесно связана с контролем над поведением ребенка. При этом из каждого правила есть исключения, и дочерние результаты могут отличаться из-за невыполненных переменных.


Авторитетное воспитание

Они хотят, чтобы их дети были напористыми, социально ответственными, саморегулируемыми и склонными к сотрудничеству.-Baumrind

Авторитарные родители достигают невероятного баланса требовательности и отзывчивости! Авторитетные родители сообщают своим детям четкие стандарты, правила и ожидания. Они твердые; однако они не являются навязчивыми или ограничительными.

Авторитарное воспитание часто путают с авторитарным типом воспитания из-за сходных характеристик. Однако каждый тип воспитания дает разные результаты для детей. Почему? Баумринд придает большое значение психологическому контролю, который каждый тип воспитания имеет над ребенком.

Напомним, что авторитарные и авторитетные родители устанавливают высокие требования и стандарты. Однако авторитарные родители пошли еще дальше в этом контроле. Авторитарные родители безоговорочно ожидают слепого послушания. По сравнению с этим авторитетные родители более открыты для прямого диалога, чтобы объяснить стандарты и требования.

В конечном счете, это небольшое изменение психологического контроля дает существенно разные результаты.

Как это влияет на детей?

Из всех типов воспитания авторитетный тип воспитания дает наиболее желаемые дочерние результаты.Авторитетные родители чаще всего рожают детей, демонстрирующих социальную компетентность. Кроме того, они, как правило, с удовольствием учатся в школе. Более того, дети, воспитанные авторитетными родителями, редко страдают депрессией и проблемным поведением.

Авторитетное воспитание: преимущества и недостатки

Плюсы

  • Устанавливайте высокие стандарты
  • Создает конструктивную и безопасную среду
  • Устанавливает сильные ценности
  • Дети обладают компетентными социальными навыками
  • У детей высокая самооценка и низкий уровень депрессии

Минусы

  • Согласно исследованию Баумринда, явных недостатков нет.

Разрешительное воспитание детей

Они нетрадиционны и снисходительны, не требуют зрелого поведения, допускают значительную саморегуляцию и избегают конфронтации. -Baumrind

Там, где авторитарные родители являются строгими, снисходительные родители — или снисходительные родители — противоположны строгим. Снисходительные родители более отзывчивы, чем требуют.

Родители этого типа считаются снисходительными, добрыми и отзывчивыми. Ожидания и правила, устанавливаемые родителями, обычно минимальны.Кроме того, снисходительные родители поощряют своих детей решать свои проблемы, а не дают строгие советы, которым они должны следовать.

Снисходительные родители делятся на две группы: демократичные родители и ненаправленные родители. Демократические родители снисходительны; тем не менее, они более вовлечены и преданы своему ребенку.

Как это влияет на детей?

Дети, воспитанные снисходительными родителями, с большей вероятностью будут иметь более высокий уровень самооценки. Кроме того, они, как правило, обладают лучшими социальными навыками и более низким уровнем депрессии.Однако в качестве компромисса дети из неблагополучных семей с большей вероятностью будут вовлечены в проблемное поведение и будут хуже учиться в школе.

Разрешительное воспитание: преимущества и недостатки

Плюсы

  • Разрешенные дома считаются более заботливыми
  • Дети имеют более высокий уровень самооценки и низкий уровень депрессии
  • Позитивные дети более социально компетентны

Минусы

  • Правила и ожидания четко не определены
  • Дети чаще проявляют проблемное поведение и плохо учатся в школе

Небрежное воспитание

Неучастные или пренебрежительные родители изначально не были включены в список Dr.Типы воспитания Баумринда. Фактически, этот четвертый тип воспитания был добавлен в 1983 году — более чем через два десятилетия после публикации оригинального исследования Баумринда — Маккоби и Мартином. Два психолога расширили рамки, включив в них не вовлеченных родителей.

Небрежное воспитание отличается низкой требовательностью и отзывчивостью. Их обычно относят к категории холодных, безразличных и безразличных.

Как это влияет на детей?

Влияние небрежного воспитания является самым разрушительным из всех типов воспитания Баумринда.Дети, выросшие в неблагополучных семьях, испытывают более низкий уровень самооценки и более высокий уровень депрессии. Кроме того, они с большей вероятностью будут плохо учиться в школе и проявлять проблемы с поведением.

Небрежное воспитание: преимущества и недостатки

Плюсы

  • По данным исследования Баумринда, немедленных преимуществ нет.

Минусы

  • У ребенка проблемы с самооценкой и более высокий уровень депрессии.
  • Плохо учится в школе
  • Показывать частые проблемы с поведением
  • Небрежные дома считаются нестабильными и в некоторых случаях опасными

Как сравниваются родительские типы Baumrind?

Как выбрать тип воспитания

Существует множество типов воспитания, которые можно исследовать по своей прихоти. Теория столпа доктора Баумринда, идеалы отстраненного воспитания Джона Б. Ватсона, метод оперантной обусловленности Б. Ф. Скиннера — и этот список можно продолжить!

Для новых или опрашивающих родителей возникает вопрос: «Существует ли правильный тип воспитания? Как мне выбрать тип воспитания? »

К сожалению, на эти вопросы нет однозначного ответа.Ответы различаются в зависимости от ценностей, культуры и окружающей среды родителей.

Тем не менее, по данным Американской психологической ассоциации (APA), качественные отношения между родителями и детьми имеют решающее значение для здорового развития. В результате APA признает три цели, которых должны достичь мировые практики воспитания детей для достижения наилучших результатов в отношении ребенка:

  1. Практика должна обеспечивать здоровье и безопасность ребенка.
  2. Родители должны готовить детей к полноценной жизни.
  3. Родительская практика должна передавать культурные ценности.

Удивительно, но по стандартам доктора Баумринда, авторитетный тип воспитания наиболее точно выполняет каждую родительскую цель APA. Напомним, что авторитетные родители, скорее всего, создадут конструктивную домашнюю среду, в которой будет воспитываться самодостаточный ребенок.

В целом, авторитетный тип воспитания доктора Баумринда отвечает всем родительским целям APA. В заключение, родителям выгодно адаптировать авторитетный тип воспитания к своим ценностям и практике.

10+ цитат и советов экспертов по воспитанию детей

Стройте крепкие отношения

«Научиться делиться с ребенком соответствующими способностями — это навык, который нужно время, чтобы понять и развить». -Элисон Шафер, семейный консультант и эксперт по вопросам воспитания, #AskAlyson: Построение более крепких отношений

Как воспитывать хорошо воспитанных детей

«Важно помнить, что правила и последствия, принятые в последнюю минуту, почти всегда приводят к дракам и срывам.Ключом к воспитанию хорошо воспитанных детей с минимальным стрессом, криком или наказанием является использование последовательных, запланированных и четких методов воспитания ». -Сьюзан Бартелл, психолог, Проактивные родители воспитывают детей, которые ведут себя лучше

Понимание эмоций и чувств

«Как только дети научатся говорить, помогите им научиться давать ярлыки и понимать свои эмоции. Чем чаще вы будете встречать их неизбежные моменты разочарования с принятием и вниманием к решениям, тем скорее они научатся делать то же самое.Ключевое слово здесь — «поддержка». — Том Лимберт, тренер по воспитанию детей, Как подготовить ребенка к дошкольному образованию

Поощрение против похвалы

«Ободрение демонстрирует веру и веру в ребенка. Это подтверждает вашу безусловную любовь и уважение к ним. Похвала может быть использована только для тех детей, которые преуспевают, в то время как поощрение можно использовать для всех детей, особенно для тех, у кого проблемы ». — Элисон Шафер, семейный консультант и эксперт по вопросам воспитания, Совет Элисон Шафер: прекратите переоценивать своих детей

Как справиться с родительскими бедами

«Это может воодушевить, если глупо взглянуть на вашу нынешнюю ситуацию с воспитанием детей.Проще говоря, это напоминает нам, родителям, что наш нынешний опыт не будет длиться вечно. Дети вырастут и перейдут к другим задачам. Они оставят свой след в мире и на нас. И нам будет лучше ». -Хейди Смит Люэдтке, психолог, Этапы материнства: взгляните на светлую сторону

Ответственность преподавателя

«Чтобы вырастить ответственного и уважительного ребенка, который вырастет в эффективного и способного взрослого, вам нужно помочь своему ребенку научиться справляться с возросшими обязанностями и свободой.- Нэнси Бак, психолог по вопросам развития, Советы, как избегать воспитания детей с вертолета

«Мне скучно?»

«Детям необходимо научиться управлять своим временем и справляться с неприятными чувствами, такими как скука и нетерпение, и им нужно научиться решать свои собственные проблемы. Время простоя дает им эмоциональное и познавательное пространство для осознания того, что на самом деле существуют проблемы, требующие решения, а затем дает мозгу возможность глубоко подумать об этих проблемах и возможных решениях.- Сьюзан Бартелл, психолог, Достаточно ли у вашего ребенка времени простоя?

Общение с детьми

«Важная часть слушания наших детей — помочь им выразить свои чувства и заставить их почувствовать себя понятыми». -Элисон Шафер, семейный консультант и эксперт по воспитанию детей, 6 советов по общению для родителей, которые устали ссориться со своими детьми

Золотое правило

«Если вы хотите, чтобы ваш ребенок уважительно относился к своим сверстникам и учителям, вы можете сделать две вещи: 1.Относитесь к своему ребенку с уважением. Используйте уважительные тона и язык с ней и в ее присутствии. 2. Поощряйте своего ребенка поступать так же с вами и другими ». -Том Лимберт, тренер по воспитанию детей, Как подготовить ребенка к дошкольному образованию

Поощряя самопознание

«Поощряйте их независимость, воздерживаясь от естественной склонности все исправлять. Лучше задавайте открытые, наводящие на размышления вопросы, которые подтолкнут вашего ребенка к его собственным открытиям и заключениям! » -Том Лимберт, тренер по воспитанию детей, Семь способов поощрения вашего ребенка

Независимость ребенка

«Хорошее воспитание не достигается путем манипулирования результатами в жизни ребенка.Это научит ребенка тому, что тяжелая самостоятельная работа не нужна, потому что за него ее сделает кто-то другой «. -Сьюзан Бартелл, психолог, Насколько сильно вовлечены родители?

В поисках силы в

«Помощь вашим детям в удовлетворении их потребности в силе изнутри означает предоставление им множества возможностей сделать что-то новое и оценить, сделали ли они это достаточно хорошо, чтобы соответствовать их собственным стандартам». -Нэнси Бак, психолог по вопросам развития, Помогите своим детям использовать силу внутри

Как со временем изменилось воспитание детей?

Источник: U.S Бюро переписи

Основные принципы воспитания детей, изложенные Американской психологической ассоциацией, с течением времени существенно не изменились. Но, по данным Бюро переписи населения США, семейная ячейка сильно изменилась.

Общая семейная ячейка известна как нуклеарная семья. Нуклеарная семья — это семейная группа, состоящая из двух родителей и их детей. Тем не менее, по данным Pew Research, эта идеальная семейная картина быстро меняется. В популярном исследовании «Упадок браков и рост новых семей» исследователей утверждают, что изменение образа жизни и экономики за последнее столетие изменило представления американцев о семье.

Безусловно, самое большое изменение — это рост числа неполных домохозяйств. По данным Бюро переписи населения США, в 1960 году матери-одиночки составляли 4,6% опрошенных семей; для справки, Баумринд опубликовала свое новаторское исследование в 1966 году. Для сравнения, в 2018 году количество матерей-одиночек увеличилось до 9,8%. Аналогичным образом, отцы-одиночки составляли 0,5% опрошенных семей в 1960 году и увеличились до 2,9% в 2018 году.

Как это связано с воспитанием детей?

В традиционной семье, в идеале, два родителя несут ответственность за воспитание ребенка.Два родителя предлагают разные взгляды и стили воспитания, чтобы создать гармоничную домашнюю среду. Родители-одиночки также могут обеспечить эту безопасную семейную среду, но могут столкнуться с трудностями без поддержки партнера и / или системы поддержки.

Несмотря на это, в конечном счете, существует множество выдающихся факторов, которые влияют на стили воспитания, например, семейная культура, экономический статус, занятость и образование.

Точно так же развитие технологий сильно повлияло на то, как родители взаимодействуют со своими детьми!

Согласно журналу Journal of Developmental & Behavioral Pediatrics , использование опекунами мобильных устройств — сотовых телефонов и планшетов — вокруг детей создает внутреннее напряжение и конфликты.Кроме того, это увеличивает негативное взаимодействие с детьми, затрагивая как родителей, так и детей.

Имея это в виду, важно распознать несколько выдающихся факторов, которые могут непреднамеренно повлиять на ваш стиль воспитания.

В целом, воспитание детей сильно изменилось со временем; тем не менее, цели воспитания остались прежними. Родители должны сами адаптировать свой стиль воспитания к изменениям со временем.

Уход за детьми как продолжение родительских обязанностей

Подобно родителям, уход за детьми — это важное решение, которое родители должны принимать с осторожностью! Уход, предоставляемый дошкольными учреждениями, оказывает на детей огромное влияние и влияет на их поведение.

Школа, как правило, является крупнейшим и наиболее важным учреждением, в которое вовлечены молодые люди, и является основным контекстом для их развития — Институт медицины и Национальный исследовательский совет, Наука о рисках среди подростков

В целом школы имеют разные структурные характеристики, такие как размер класса, соотношение учителей и учеников и мобильность учителей. Желательные характеристики могут побудить учащихся превзойти стандарт.А недопустимые характеристики могут подтолкнуть к проблемному поведению.

Итак, какое решение? В идеале такой детский сад, как Cadence Education!

Cadence Education — ведущий преподаватель дошкольного образования в США, имеющий более 200 частных дошкольных и начальных школ. За более чем 20 лет Cadence Education накопила и усовершенствовала беспрецедентный опыт в подготовке учащихся к развитию в подростковом возрасте.

Прежде всего, Cadence Education ценит исключительное образование и конструктивное общение.Они воплощают эти ценности в заботливую среду и веселые дни!

Студенты процветают в домашней обстановке Cadence, которая оснащена стимулирующим светом, цветами, запахами и пространствами, способствующими физическому и эмоциональному совершенству.

Каждый день наполнен смехом, глупостью и весельем, которые пробуждают любовь к учебе и воспитывают позитивное поведение.

Результаты говорят сами за себя! В 2017 году исследование с использованием теста готовности к школьному детскому саду показало, что 90% учеников Cadence Education были готовы к детскому саду.Более того, почти двое из каждых трех учеников были оценены как продвинутые.

Студенты — не единственные, кто доволен своим опытом обучения в Cadence Education. В недавнем опросе родителей родители высоко оценили учителей своих учеников за их компетентность и искреннюю заботу о каждом ученике.

Присоединяйтесь к сообществу довольных родителей и счастливых детей!

Cadence Education имеет множество частных дошкольных и начальных школ от побережья до побережья.Достаточно одного шага доброй воли, чтобы запустить цепную реакцию положительных результатов!

Свяжитесь с Cadence Education, чтобы найти ближайшую к вам школу и начать процесс зачисления.

Стили воспитания: типы, примеры и влияние

Воспитание обычно разделяют на четыре разных стиля: авторитарный, авторитарный, снисходительный и непричастный. Стили воспитания могут включать в себя дисциплину, эмоциональное благополучие и общение. Каждый стиль воспитания имеет свои общие характеристики и влияет на детей.Если вы заинтересованы в изменении или развитии своего стиля воспитания, поработайте с лицензированным семейным терапевтом или тренером для родителей.

Термины, которые необходимо знать: отзывчивость и требовательность

При обсуждении стилей воспитания необходимо понимать два ключевых термина:

  • Отзывчивость — это «степень, в которой родители намеренно развивают индивидуальность, саморегуляцию и самоутверждение, будучи настроенными, поддерживает и соглашается с особыми потребностями и запросами детей » 1
  • Требовательность — это« требования родителей к детям, чтобы они стали интегрированными в семью, посредством их требований зрелости, надзора, дисциплинарных усилий и готовности противостоять ребенку, который не подчиняется. ” 1

Авторитарное воспитание

Авторитарный стиль воспитания можно охарактеризовать как имеющий высокий спрос и низкий отклик.Этот тип родительской среды использует враждебный контроль или наказание, чтобы требовать подчинения и повиновения. Родители обычно не объясняют правила или решения и не участвуют в обсуждениях или предложениях ребенка. 2

Родители, практикующие авторитарный стиль, описывают, как ценят и требуют строгого соблюдения правил и поведения по запросу. Родители с авторитарным стилем изо всех сил пытаются увидеть или не хотят давать объяснения или обоснование своих решений, независимо от того, связано ли это с дисциплиной, эмоциональным благополучием или общением.Авторитарные родители проявляют низкую отзывчивость и, как правило, не очень эмоциональны или нежны по отношению к своему ребенку. Часто родители критически относятся к ребенку, особенно когда ожидания не оправдываются.

Родители с авторитарным стилем могли научиться своему стилю у предыдущих поколений или культурного опыта. Родители такого типа обычно называются «сверх строгими» или придерживаются мнения, что детей следует «видеть, а не слышать».

Плюсы и минусы авторитарного воспитания

Плюсы авторитарного воспитания включают следующее:

  • Границы и ожидания четко переданы ребенку
  • Легко участвовать, поскольку не предлагаются объяснения или поощряются обсуждения

Минусы авторитарного воспитание включает в себя следующее:

  • Ограничено: детям не дается никаких объяснений решений, правил или ожиданий
  • Ограничивается привязкой или важностью обмена эмоциями
  • Все решения и ожидания, которые могут создать проблему, зависят от правил для ситуаций, когда правила гибкие, изменяющиеся или не установленные
  • Отношения родитель / ребенок могут быть натянутыми и небезопасными

Влияние авторитарного воспитания на детей

Поскольку родители предъявляют высокие требования к послушанию и хорошему поведению, они будут ожидать, что дети примут суждение родителей и принятие ценностей и г ругательства родителей, не задавая им вопросов и не оспаривая их. 3 Это серьезно ограничивает способность детей самостоятельно принимать суждения и решения.

Исследования показывают, что дети авторитарных родителей, как правило, демонстрируют более низкую самооценку и самоэффективность из-за неопытности в принятии собственных решений и суждений. Дети, как правило, обладают плохим психическим здоровьем и могут быть эмоционально замкнутыми из-за отсутствия поддержки и моделирования для выражения эмоций и управления ими. 4

Несмотря на строгие правила и ожидания, дети будут проявлять склонность к бунту, особенно по отношению к авторитетным фигурам, из-за усталости от правил и ожиданий. 5

Пример авторитарного воспитания

Примеры авторитарного воспитания могут включать общие фразы, такие как «потому что я так сказал» или «то, что я говорю, подходит». Хотя эти утверждения могут быть правдой, они не имеют объяснения, чтобы ребенок мог понять причину, и подразумевают, что принятие и соблюдение правил должно быть автоматическим и не подвергаться сомнению, даже если он сбит с толку.

Пример сценария среди авторитарных родителей может включать угрозы из-за поведенческих проблем.Представьте, что во время похода по магазинам ребенок спрашивает родителей, могут ли они получить игрушку. Родитель заявляет «нет» и не предлагает объяснений. Ребенок реагирует негативно, начинает жаловаться и повышать голос. Затем родитель отвечает: «Если ты не перестанешь, я заберу все твои игрушки, когда мы вернемся домой». Это свидетельствует о высоком требовании, чтобы ребенок перестал жаловаться и повышать голос, не предлагая при этом никаких объяснений, почему ребенок не может выбрать игрушку.

Авторитетное воспитание

Авторитетное воспитание можно охарактеризовать как высокое требование и высокую отзывчивость.Другими словами, родитель обеспечивает заботу и теплую среду, одновременно обеспечивая твердые ограничения и границы. 6 Родители готовы выслушать точку зрения своих детей и объяснить, почему они принимают решения.

Авторитетные родители понимают и чутко относятся к тому факту, что у их детей будут собственные идеи и суждения в жизни. Авторитетные родители будут готовы непредвзято выслушивать опасения и несогласия своих детей.Родители часто обсуждают со своими детьми и объясняют их решения и ожидания. Родители могут признаться своим детям, что они не обязаны соглашаться с ними, но все же позволят им выражать свои мысли.

Авторитетные родители высоко ценят эмоциональные потребности и привязанность своих детей. Психическое здоровье и эмоции важно понимать и регулировать. Родители моделируют здоровые границы и отношения со своими детьми, побуждая их полагаться на собственные силы, обеспечивая при этом безопасную и стабильную среду.

Плюсы и минусы авторитетного воспитания

Плюсы авторитетного воспитания включают:

  • Обеспечивает последовательные правила и ожидания
  • Упор на психическое здоровье / эмоции
  • Уравновешивает мнения и идеи родителей и ребенка
  • Создает эмоционально безопасную среду
  • Отношения родитель / ребенок здоровые и благоприятные

К минусам авторитетного воспитания относятся:

  • Может быть трудно реализовать, поскольку баланс между дисциплиной и независимостью детей может быть методом проб и ошибок
  • Потребуются новые стратегии реализуется по мере изменения эмоциональных потребностей на этапах развития

Влияние авторитетного воспитания на детей

Авторитетное воспитание обычно рассматривается как оптимальный стиль воспитания, поскольку окружающая среда теплая и любящая, с последовательными и предсказуемыми правилами и ожиданиями.Поскольку авторитетные родители создают среду, в которой автономия продвигается через поддержку и независимость, дети становятся более самостоятельными и социально ответственными. 5

Исследования показывают, что у детей авторитетных родителей психическое здоровье лучше, чем у детей других стилей родителей. Причины могут включать создание обстановки объяснения и логики, а также выражение любви и принятия. Это также создает у детей более высокую самооценку и более высокие достижения в учебе. 4

Пример авторитетных родителей

Авторитетные родители способствуют последовательности и стабильности. Они эмоционально настроены на своих детей и дают им структуру и руководство для достижения успеха. Авторитетные родители понимают, что дети могут и будут совершать ошибки, и важно проявлять поддержку и отзывчивость, пока их дети продолжают расти и учиться.

Пример сценария авторитетного воспитания может включать признание эмоций при коррекции поведения.Представьте, что ваш ребенок злится из-за проигрыша в игре и в конечном итоге сломает контроллер. Вместо того, чтобы ругать ребенка за нарушение контролера, родитель будет поддерживать и нормализовать чувство гнева и разочарования ребенка из-за проигрыша, а также объяснять ребенку, что ломать ценные вещи — не здоровый способ справиться с гневом.

Родитель может сказать что-то вроде: «Я понимаю, что ты злишься из-за того, что проиграл, это нормально, когда мы проигрываем в игре. Я бы тоже разозлился.Но когда мы злимся, ломать ценности — это не нормально ». Родитель может побудить ребенка принять участие в мозговом штурме, как он может положительно справиться с чувством гнева, предоставляя возможность для решения проблем и саморегуляции.

Разрешительное воспитание

Разрешительное воспитание можно охарактеризовать как высокую отзывчивость и низкую требовательность. Снисходительные родители поддерживают и учитывают эмоциональные потребности своего ребенка и создают теплую и любящую атмосферу.Однако снисходительным родителям трудно установить правила и ожидания в отношении поведения. Когда дело доходит до правил, снисходительных родителей можно рассматривать как «слабых».

Снисходительный родитель обычно ставит эмоциональные потребности и счастье своего ребенка превыше всего. Пока ребенок счастлив, счастливы родители. Это может включать попытки сказать «нет», когда ребенок что-то просит или требует. Снисходительные родители мало что делают, чтобы научить своих детей тому, как вести себя в обществе, и правила не ограничивают их.Снисходительных родителей иногда называют «снисходительными», когда дело доходит до практики воспитания детей, и они изо всех сил стараются соблюдать дисциплину, поскольку они не хотят разочаровывать или расстраивать своего ребенка.

Плюсы и минусы разрешительного воспитания

Плюсы разрешительного воспитания включают:

  • Оцениваются социальные и эмоциональные потребности
  • Отношения родитель / ребенок безопасны и эмоционально безопасны

Минусы разрешительного воспитания включают:

  • Ограничено до нет правил или ожиданий
  • Ограничено без каких-либо указаний по приемлемому поведению
  • Ребенок может «управлять домашним хозяйством»

Влияние разрешительного воспитания на детей

Разрешительные родители с теплотой и любовью относятся к своим детям и их потребностям, что является здоровым и здоровым. может способствовать развитию сильных привязанностей и связей.Однако снисходительное воспитание уделяет мало внимания дисциплине и исправлению поведения. Принятие к воспитанию ребенка снисходительного поведения может иметь последствия. Дети могут со временем проявлять признаки эгоцентричного поведения, эмоций и поведенческих проблем. 8 Дети снисходительных родителей могут демонстрировать низкий уровень уверенности в себе и самоуважения из-за зависимости от родителей. Дети также могут быть импульсивными и проявлять бунтарское поведение из-за отсутствия правил и ожиданий. 6

Пример разрешающего воспитания

Разрешительные родители могут делать такие комментарии, как «Я никогда не говорю своему ребенку« нет »» или «мой ребенок выбирает, что они хотят делать». Добросовестные родители изо всех сил стараются установить соответствующие возрасту границы и вместо этого перекладывают принятие решений на детей.

Сценарий дозволенного воспитания может включать в себя воспитание, позволяющее ребенку сделать выбор, который может повлиять на его благополучие. Представьте себе ребенка, который хочет заснуть позже школьной ночью, чтобы закончить просмотр фильма.Снисходительный родитель позволит ребенку принять собственное решение ложиться спать позже, чем обычно, даже если ему нужно будет проснуться и подготовиться к школе на следующий день. Снисходительный родитель считает, что ребенок примет «правильное» решение для себя и извлечет уроки из своего опыта. Снисходительный родитель с пониманием отнесется к тому факту, что ребенок устал по утрам, однако не будет устанавливать границы времени отхода ко сну, чтобы ребенок мог нормально выспаться. Ребенок может свободно выбирать время отхода ко сну, несмотря на негативные последствия недосыпания.

Невовлеченное родительство

Невовлеченное родительство можно охарактеризовать как низкую требовательность и низкую отзывчивость. Невовлеченное родительство не обеспечивает ожиданий или поддержки в отношении поведения, эмоций или потребностей ребенка.

Невовлеченное родительство, иногда называемое небрежным воспитанием, обеспечивает основные потребности ребенка, такие как кров, одежда и еда. Родитель не оправдывает ожиданий в отношении социального или академического поведения. Более того, родители не поддерживают и не лелеют ребенка, когда дело касается эмоций, отношений и самооценки.Родители будут игнорировать, пренебрежительно относиться к ребенку или не проявлять к нему интереса, помимо удовлетворения основных потребностей.

Плюсы и минусы непричастного воспитания

У этого стиля воспитания нет никаких плюсов.

Минусы:

  • Не отвечает эмоциональным потребностям
  • Не устанавливает поведенческих или академических ожиданий
  • Отношения родитель / ребенок крайне хрупкие или отсутствуют

Влияние неучастия родителей на детей

Невовлеченное воспитание, вероятно, является самое пагубное воспитание детей.Невовлеченные родители недоступны, не реагируют и отвергают потребности ребенка. Неучастие в воспитании детей из-за отсутствия правил, ожиданий или теплоты может иметь серьезные последствия. 2 Дети, вероятно, будут иметь плохое психическое здоровье, включая низкую самооценку, низкую уверенность в себе, и искать одобрения у других. 6

Пример неучастия в воспитании детей

Невовлеченное воспитание не всегда осуществляется намеренно или со злым умыслом. Родителю, возможно, придется работать много часов или работать на нескольких работах, чтобы обеспечивать семью, он может иметь ограниченное представление о важности удовлетворения детей не только базовыми потребностями, либо иметь опыт самостоятельного воспитания детей в детстве.

Пример сценария, когда родитель не участвует в работе, может включать в себя родителя, который вернулся домой поздно ночью после работы. Родители не инициируют приготовление ужина для ребенка и настаивают, чтобы ребенок «ел все, что угодно», если он голоден. Родитель не участвует в разговоре о дне ребенка, его успеваемости в школе и не помогает ребенку готовить еду. Родитель не заинтересован или слишком занят, чтобы поговорить с ребенком. Родители полагают, что ребенок может управлять своими потребностями, поскольку они предоставили варианты питания, однако ребенок может не иметь четкого представления о том, что приготовить для питательной и сытной еды.

Что мне делать, если я хочу изменить свой стиль воспитания?

У родителей обычно предпочтительный стиль, который можно проследить на основе их собственного опыта, наблюдений или сбора информации. Родители часто задаются вопросом и задумываются, оптимален ли их собственный стиль. Фактически, согласно общенациональному опросу родителей, проведенному Zero to Three и Фондом семьи Безос, 57% родителей не могут найти наиболее эффективный способ приучения к дисциплине. 7

Воспитание может быть сложной задачей.Дети не приходят с инструкциями о том, как обеспечить наилучший уход. Если вы заметили какую-то родительскую практику, которую вы хотели бы изменить или более полно развить, есть помощь, которая лучше всего подходит для вашей ситуации.

Несколько вариантов изменения вашего стиля воспитания:

  • Разговор и работа с терапевтом или консультантом, специализирующимся на семейной терапии и отношениях, могут дать понимание и стратегии в отношении здорового родительского поведения и помочь в практике и применении этих новых стратегий воспитания в вашей жизни. семейная жизнь.
  • Участие в психолого-педагогической группе по родительским навыкам. Существует несколько программ, которые адаптированы к потребностям семьи и возрасту развития, например, The Incredible Years (в возрасте 3-6 лет), Программа укрепления семей (10-14) и Positive Parenting (все возрасты)
  • Сертифицированные тренеры по воспитанию могут предоставить Поддержка семьи и помощь в укреплении связи между родителями и детьми
  • Книги, подкасты и онлайн-программы могут быть хорошим вариантом. Внимательно просматривайте обзоры, комментарии и исследуйте источник, чтобы убедиться, что вы получаете полезную информацию.
  • Установите для себя родительские цели (в этом также может помочь терапевт или тренер).
    • Например, если вы испытываете трудности с оказанием эмоциональной поддержки, поставьте цель встречаться с ребенком как минимум x раз в неделю и активно выслушивать и проверять чувства.

Какой ты родитель? | Семья

Чтобы сделать счастливого ребенка, который вырастет и станет счастливым взрослым, нужно множество составляющих. Образование, гены, здоровье, окружающая среда и другие переменные — все это вносит свой вклад в окончательный результат.Но, несмотря на то, что вы, возможно, слышали от некоторых авторитетов, которые утверждают, что родители не имеют значения, воспитание детей на самом деле является одним из самых важных факторов. Исследования показывают, что родители действительно оказывают глубокое и продолжительное влияние на способность своих детей к счастью, и некоторые стили воспитания, как правило, способствуют развитию счастья, в то время как другие делают наоборот.

Так что ты за родитель? Вообще говоря, существует четыре стиля воспитания детей: авторитарный, авторитарный, снисходительный и непричастный.

Авторитетные родители безоговорочно любят своих детей и принимают их такими, какие они есть. Они пристально следят за своими детьми, оказывают им большую поддержку, устанавливают твердые границы и предоставляют значительную свободу в этих пределах. Авторитетные родители следят за своими детьми и вмешиваются, когда это необходимо, но позволяют им заниматься делами, когда нет необходимости вмешиваться. Они имеют в виду то, что говорят, и не уклоняются от конфликта, устанавливая установленные ими границы.Авторитетные родители любящие, но не излишне снисходительны, вовлечены, но не чрезмерно контролируют, четко понимают границы, но не чрезмерно не склонны к риску, и снисходительны в этих пределах, но не пренебрегают. Большинство людей хотели бы быть авторитетными родителями, независимо от того, есть они на самом деле или нет.

Авторитарные родители , напротив, имеют более холодный стиль воспитания, который более требователен, но менее отвечает реальным потребностям их детей. Авторитарные родители очень властны, но не очень добрые и любящие.Они часто вмешиваются, отдавая команды, критикуя и время от времени хваляя, но делают это непоследовательно. Они ожидают, что их дети будут подчиняться их инструкциям без объяснения причин, и могут использовать эмоциональную тактику, чтобы добиться своего, например, заставить своих детей чувствовать себя виноватыми, стыдными или нелюбимыми. Авторитарные родители часто вмешиваются, когда в этом нет реальной необходимости, и угрожают, но не доводят их до конца. В крайнем случае, некоторые весьма авторитарные родители прибегают к физическому или эмоциональному насилию в своих попытках контролировать своих детей, что, очевидно, может нанести длительный психологический ущерб.Дети, которых бьют или лишают какой-либо привязанности, подвергаются значительно большему риску сами стать жестокими родителями.

Снисходительные родители отзывчивы, но нетребовательны и снисходительны. Они теплые и любящие, но расслабленные, не устанавливающие четких границ. Они часто реагируют на желания своих детей, даже если они необоснованны или неуместны. Наказания редко подвергаются угрозам, не говоря уже о том, чтобы довести их до конца, и зачастую кажется, что дети имеют преимущество в отношениях.Снисходительные родители стараются быть добрыми, но избегают конфликтов и трудностей.

Прекрасный пример снисходительного воспитания можно найти в «Чарли и шоколадной фабрике» Роальда Даля в образе мистера и миссис Солт. Их дочь Верука — отвратительная маленькая девочка, которую испортили ее богатые родители. Она получает вход на сказочную фабрику Вилли Вонки, выиграв один из желанных золотых билетов — но только благодаря своему любящему отцу, который купил полмиллиона плиток шоколада Wonka.

Невовлеченные родители неотзывчивы, нетребовательны, снисходительны и устанавливают несколько четких границ, в основном потому, что им на самом деле наплевать. В отличие от авторитетных родителей, они не доброжелательны, не тверды и не следят за своими детьми. Вместо этого они расслаблены и безрассудны до такой степени, что иногда может показаться безрассудством. В крайних случаях неучастие в воспитании детей может привести к полному пренебрежению.

Даль снова дает полезный пример — на этот раз в образе мистера и миссис Вормвуд в Матильде.Бездомные полыни настолько погружены в свою пустую пригородную жизнь, что не замечают, что их дочь Матильда — необычайно блестящая маленькая девочка. Для них она не более чем раздражающая корка.

Эти короткие портреты пером, конечно же, чрезмерно упрощают сложную реальность. Большинство настоящих родителей не вписываются только в одну из четырех категорий, и многие демонстрируют сочетание двух или более стилей, хотя часто с доминирующей темой. Более того, одни и те же родители могут проявлять разные стили воспитания в разных случаях или по отношению к разным детям.

Вспомните, например, приемных родителей Гарри Поттера, ужасных мистера и миссис Дурслей. В своем поведении по отношению к Гарри Дурсли в основном авторитарные опекуны с некоторой долей невмешательства. Они суетливы, требовательны и властны, но в то же время холодны, нелюбви и безразличны.

По контрасту, ласковое отношение Дурслей к их биологическому сыну, вопиющему Дадли, твердо попадает в лагерь снисходительности. В то время как Гарри не может делать ничего хорошего в их глазах, «Икл Дадлейкинс» не может делать ничего плохого.(Между прочим, поскольку авторитетные родители — идеальный вариант, они не так часто появляются в известной литературе, как противные, неадекватные типы.)

Итак, как эти четыре противоположных стиля воспитания влияют на ребенка? склонность к счастью и почему? Большое количество психологических исследований показывает, что авторитетное воспитание обычно приводит к лучшим результатам. В среднем дети авторитарных родителей счастливее, успешнее в учебе, эмоционально лучше приспособлены и имеют лучшие личные отношения, чем дети авторитарных, снисходительных или не вовлеченных родителей.Они лучше адаптируются к школе или университету и лучше учатся в обоих. Как будто этого было недостаточно, исследования также показали, что дети авторитетных родителей с меньшей вероятностью курят, принимают запрещенные наркотики или злоупотребляют алкоголем.

Ключ в том, что авторитетное воспитание способствует развитию многих личных качеств, характерных для счастливых людей. К ним относятся хорошие социальные и эмоциональные навыки, свобода от чрезмерного беспокойства, чувство контроля, стойкость, чувство собственного достоинства, оптимизм, игривость и свобода от чрезмерного материализма.

Возьмем, к примеру, социальные и эмоциональные навыки. Наши личные отношения имеют фундаментальное значение для нашего счастья на протяжении всей жизни. Наличие обширной сети близких, поддерживающих отношений с партнерами, друзьями, семьей и коллегами, вероятно, является самым важным ингредиентом счастья. Но для того, чтобы развивать и поддерживать эти отношения, любой человек должен обладать хотя бы минимальным уровнем социальных навыков и эмоциональной грамотности. Поэтому помочь детям стать социально и эмоционально компетентными — это один из наиболее эффективных способов помочь им стать счастливыми людьми.

Дети авторитетных родителей обладают лучшими социальными навыками и более успешными отношениями со своими сверстниками в детстве, подростковом и раннем взрослом возрасте. Они также лучше понимают мысли и эмоции других людей. Напротив, авторитарное воспитание — плохая новость для развития эмоциональной грамотности, особенно в том, что касается агрессии. Дети авторитарных родителей воспринимают намерения других людей как враждебные, даже если они не являются таковыми, что делает их более склонными к агрессивному поведению.

Вторая важная составляющая счастья, которую помогает создать авторитетное воспитание, — это свобода от чрезмерного беспокойства. Авторитетные родители вовлечены и поддерживают; они следят за своими детьми, обращают внимание на то, что они делают, и реагируют на их потребности. Они могут не всегда делать именно то, что хотят их дети, но, по крайней мере, они реагируют. Поэтому их дети с раннего возраста узнают, что у них есть надежное убежище в случае неприятностей. Ребенку меньше нужно следить за своими родителями, потому что он неявно знает, что они будут рядом, если потребуется помощь.Создавая это врожденное чувство безопасности, авторитетное воспитание изолирует развивающегося ребенка от назойливой тревоги, которая может легко подорвать счастье.

Игривость — еще один важный фактор длительного счастья, которое процветает при авторитетном воспитании. Авторитетное сочетание безопасности и автономии побуждает детей исследовать и играть, что, в свою очередь, помогает развивать их социальные, эмоциональные, физические и мыслительные навыки.

Чрезмерно покровительственные родители — одни из злейших врагов игры.Тревожные родители все чаще защищают своих детей от любых неприятностей и рисков. Игра, особенно на открытом воздухе или в беспорядках, рассматривается как потенциально неприятная или даже опасная: ребенок может быть расстроен, издевается, ударится или чего-то еще хуже. Проблема здесь в том, что попытки оградить детей от всех рисков также лишат их возможностей для игры и социального взаимодействия, которые могут иметь решающее значение для их развития.

Еще один ингредиент счастья, который приносит пользу авторитетному воспитанию, — это свобода от чрезмерного материализма.Обширные исследования психологов и экономистов подтвердили, что простое накопление все большего и большего материального богатства очень мало способствует прочному счастью, тогда как погоня за богатством на самом деле может вызвать несчастье. Считается, что материалистичные люди обычно менее счастливы, чем люди с более сбалансированными приоритетами. Исследования также показывают, что авторитарные родители с большей вероятностью, чем авторитетные родители, будут иметь в высшей степени материалистичных детей. Дети авторитарных родителей часто развивают сильное желание денег по мере взросления.Эта большая потребность во внешнем вознаграждении в виде материального богатства может быть ответом на чувство незащищенности, порожденное в детстве холодными, контролирующими родителями.

Дело в том, что авторитетное воспитание создает благоприятные условия для того, чтобы дети могли стать и оставаться счастливыми людьми. И, вероятно, самый фундаментальный аспект авторитетного воспитания — это безусловная любовь и принятие. По крайней мере, родители, которые хотят, чтобы их дети были счастливы, должны стремиться любить своих детей такими, какие они есть, а не теми, кем они хотели бы, чтобы они были, или за то, чего они достигли.Родительская любовь не должна зависеть от достижения целей.

· Д-р Пол Мартин — научный писатель и бывший ученый-бихевиорист Кембриджского университета. Эта статья взята из его новой книги «Делая счастливых людей», изданной Fourth Estate.

Границы | Стили воспитания и отношения между родителями и подростками: посредническая роль поведенческой автономии и родительского авторитета

Введение

Различия в стилях воспитания и качествах взаимоотношений между родителями и детьми — давние темы исследований в области психологии развития и семейной психологии.Предыдущие исследования показали, что стили воспитания являются критическими факторами семейного контекста, которые тесно связаны с отношениями между родителями и подростками (Shek, 2002). Несмотря на большое количество исследований связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, существующие исследования в основном сосредоточены на прямом влиянии стилей воспитания на отношения между родителями и подростками, в то время как основные механизмы, посредством которых стили воспитания связаны с отношениями родитель-подросток. отношения редко исследуются.В настоящем исследовании изучались возможные опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии и убеждений в законности родительской власти, на связь между различиями в стилях воспитания и вариабельностью конфликтов и сплоченности в отношениях на выборке молодежи из материкового Китая. Мы также проверили, различались ли прямые и опосредованные эффекты для девочек и мальчиков.

Стиль воспитания и отношения между родителями и подростками

Стиль воспитания определяется как совокупность отношения и поведения родителей к детям и эмоционального климата, в котором проявляется поведение родителей (Дарлинг и Стейнберг, 1993).В области воспитания огромное влияние оказали типологический подход Маккоби и Мартина (1983) и Баумринда (1991) к концептуализации воспитания. Они классифицировали воспитание детей на четыре типа в зависимости от отзывчивости и требовательности (Maccoby, Martin, 1983; Baumrind, 1991). Авторитарный стиль воспитания отличается отзывчивостью и требовательностью. Авторитетные родители обеспечивают не только поддержку и тепло, но также четко определенные правила и последовательную дисциплину (Baumrind, 1991).Авторитарный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью, но высокой требовательностью. Родители этого стиля склонны произвольно использовать враждебный контроль или суровое наказание, чтобы добиться согласия, но они редко дают объяснения или позволяют словесные компромиссы. Снисходительный стиль воспитания характеризуется низкой требовательностью, но высокой отзывчивостью. Снисходительные родители отзывчивы к своим детям и удовлетворяют их потребности, но им не удается установить надлежащую дисциплину, контролировать поведение или требовать зрелого поведения.Наконец, небрежный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью и требовательностью. Небрежные родители ориентированы на родителей и редко занимаются воспитанием детей. Они не заботятся о своих детях и не устанавливают правил.

Подростковый возраст — критический период развития, который требует от родителей и молодежи пересмотра своих отношений (Laursen and Collins, 2009). Существующие исследования показали, что различия в стилях воспитания связаны с различиями в особенностях взаимоотношений родителей и подростков.В целом, большинство исследований с западными выборками неизменно показывают, что авторитетный стиль воспитания связан с более высоким уровнем сплоченности родителей и подростков (Nelson et al., 2011) и более низкими уровнями частоты конфликтов (Smetana, 1995), интенсивностью конфликта (Smetana, 1995). ) и тотальный конфликт (McKinney, Renk, 2011). Напротив, авторитарный стиль воспитания связан с более низкой сплоченностью (McKinney and Renk, 2011) и более высокой частотой конфликтов (Smetana, 1995; Sorkhabi and Middaugh, 2014), интенсивностью (Smetana, 1995) и полным конфликтом (McKinney and Renk, 2011).Например, на выборке американских подростков Сметана (1995) обнаружил, что более частые и интенсивные конфликты были предсказаны более авторитарным воспитанием и менее авторитарным воспитанием. Аналогичным образом Соркхаби и Миддо (2014) проанализировали данные американских подростков азиатского, латиноамериканского, арабского, европейского или другого этнического происхождения. Они обнаружили, что подростки авторитарных родителей сообщали о меньших конфликтах, чем подростки с авторитарными родителями.

Большинство предыдущих исследований связи между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью родителей и подростков было сосредоточено на одном или другом (например,г., Сметана, 1995; Нельсон и др., 2011; Соркхаби и Миддо, 2014). Однако конфликт не является противоположностью сплоченности, и рост одного из них со временем не обязательно связан с ослаблением другого (Zhang et al., 2006). Чтобы всесторонне понять связь между стилями воспитания и этими двумя аспектами взаимоотношений родителей и подростков, необходимо изучить оба этих аспекта. Кроме того, в большинстве предыдущих исследований редко выделяли частоту и интенсивность конфликтов или не изучали их одновременно. Частота конфликта относится к тому, как часто происходит конфликт, тогда как интенсивность конфликта относится к величине эмоционального возбуждения, которое происходит во время конфликта.Предыдущие исследования этих двух аспектов конфликта дали неоднозначные результаты. Например, Сметана (1995) обнаружил, что связи стилей воспитания с частотой и интенсивностью конфликтов очень похожи. Напротив, Assadi et al. (2011) сообщили, что частота была ниже для авторитарных родителей и выше для авторитарных родителей, но только авторитетное воспитание было связано с интенсивностью. Таким образом, необходимо изучить интенсивность и частоту конфликтов.

Еще один серьезный пробел в литературе заключается в том, что в нескольких предшествующих исследованиях рассматривались все четыре стиля воспитания.Нам известно только одно американское исследование (подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами), в котором изучались конфликты, сплоченность и все четыре стиля воспитания (Smith and Hall, 2008). На самом деле, также важно изучить взаимосвязь между снисходительным и небрежным стилем воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками. В частности, небрежный стиль воспитания, который характеризуется как отстранение от процесса воспитания детей, может быть разрушительным для отношений между родителями и подростками. Таким образом, в свете выявленных выше пробелов в литературе нашей первой основной целью было изучить связи между всеми четырьмя стилями воспитания и конфликтом между родителями и подростками (частотой и интенсивностью) и сплоченностью.Основываясь на предшествующих данных, мы предположили, что конфликт (частота и интенсивность) будет самым высоким, а сплоченность — самой низкой для молодежи с авторитарными родителями, а конфликт — самым низким, а сплоченность — самым высоким для подростков с авторитарными родителями.

Подростковая автономия и представления о родительской власти

Несмотря на многочисленные предыдущие исследования связи между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений между родителями и подростками, на удивление немногие исследовали механизмы, которые могли бы объяснить эту связь.Мы также устранили этот пробел в текущем исследовании. Согласно интегративной модели Дарлинга и Стейнберга (1993), стили воспитания влияют на результаты подростков, изменяя степень, в которой подростки принимают попытки своих родителей социализировать их. Когда родители используют определенные стили для воспитания детей, подростки становятся не просто пассивными социальными существами, но и играют активную роль в формировании отношений между родителями и подростками и в интерпретации родительского поведения таким образом, чтобы это влияло на их собственные результаты.Особенно важным для этого психологического процесса является отношение подростков к поведенческой автономии и законности родительского авторитета (Darling et al., 2007).

Ожидания подростков относительно поведенческой автономии

Автономия, в отличие от принудительного поведения, отражает действия, которые возникают в результате действия самого себя, а не других (Chen et al., 2013). Вариации стиля воспитания связаны с индивидуальными различиями в убеждениях подростков о независимости. Было показано, что авторитетное воспитание является наиболее полезным для молодежи в плане содействия здоровому нормативному развитию автономии (Baumrind, 1991).Напротив, авторитарные родители обеспечивали слишком много строгости и надзора за своими детьми, в то время как снисходительные и пренебрежительные родители обеспечивали недостаточный контроль и руководство. Подростки с неавторитетными родителями с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, которая не удовлетворяется надлежащим образом (Bush and Peterson, 2013). Однако важно отметить, что не все исследования находят, что авторитетное воспитание является оптимальным для автономии молодежи — различия в выводах могут быть связаны с характеристиками выборки или используемыми показателями (например,г., Дарлинг и др., 2005; Чан и Чан, 2009).

Развитие автономии подростков, в свою очередь, может влиять на особенности взаимоотношений родителей и подростков. Родители и подростки ожидают увеличения автономии с возрастом, но подростки обычно требуют автономии раньше, чем их родители готовы ее предоставить (Jensen and Dost-Gözkan, 2015; Pérez et al., 2016). Стремление подростков к большей автономии, чем их родители хотят предоставить им, побуждает молодежь больше контролировать свои собственные дела и более критически относиться к контролируемому поведению родителей — модель, которая вызывает конфликт и снижает сплоченность (Fuligni, 1998; Zhang и Fuligni, 2006).

Убеждения подростков о родительской власти

В дополнение к изменениям в развитии автономии, подростковый возраст также является периодом изменения отношения молодежи к родительской власти — в частности, степени, в которой родительский контроль рассматривается как надлежащее расширение их роли (Darling et al., 2008). ). По сравнению с другими стилями воспитания, у авторитетных родителей есть дети и подростки, которые с большей вероятностью одобряют законность родительского авторитета (Smetana, 1995; Darling et al., 2005; Trinkner et al., 2012). Напротив, авторитарные родители склонны определять проблемы как слишком жестко подпадающие под родительскую юрисдикцию, а снисходительные и пренебрежительные родители определяют их слишком снисходительно (Smetana, 1995; Baumrind, 2005). В таких случаях подростки и родители могут быть лишены возможности обсуждать и согласовывать соответствующие границы, что, в свою очередь, может заставить молодежь сомневаться в законности родительского авторитета.

Отношение к легитимности власти также связано с особенностями взаимоотношений родителей и подростков.Подтверждение подростками родительского авторитета связано с большей сплоченностью и меньшим количеством конфликтов с родителями (Zhang et al., 2006; Jensen and Dost-Gözkan, 2015) — в одном исследовании эта закономерность обнаружена в Мексике, Китае, Филиппинах и Европе. семьи (Fuligni, 1998).

В целом, существуют четко установленные связи между стилем воспитания, убеждениями подростков (в частности, об автономии и родительском авторитете) и качествами взаимоотношений между родителями и подростками. Однако эти различные конструкции не были изучены все вместе в одном исследовании.Кроме того, хотя в предыдущих исследованиях изучались связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, не было исследований, которые бы проверяли, опосредуют ли эти ассоциации ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и поддержки родительского авторитета. Таким образом, наша вторая цель состояла в том, чтобы проверить гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и вера в законность родительского авторитета будут опосредовать связь между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками.

Роль подросткового пола

Третья и последняя цель настоящего исследования заключалась в изучении потенциальных гендерных различий в отношениях между стилями воспитания, конфликтом и сплоченностью родителей и подростков, ожиданиями подростков в отношении поведенческой автономии и одобрения родительского авторитета. Есть основания ожидать, что различия будут обнаружены, хотя результаты могут отличаться в зависимости от стилей воспитания и рассматриваемых особенностей родительско-подростковых отношений. Например, Шек (2002) сообщил о связи между родительским негативом и более серьезным конфликтом между родителями и подростками, только для девочек.Эти различия могут отражать различные цели социализации для мальчиков и девочек, при этом девочки ориентированы больше на семейные отношения и подчинение, а мальчики ориентированы на автономию и самостоятельность (Shek, 2002; Zhang et al., 2006). Основываясь на предыдущем исследовании, мы ожидали найти более сильную связь между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений родителей и подростков у девочек по сравнению с мальчиками. Однако, учитывая отсутствие предшествующих исследований убеждений об автономии и родительской власти как посредниках, у нас не было гипотез относительно пола как модератора этих опосредующих эффектов.

Китайский культурный контекст

В заключение, еще одним обоснованием для текущего исследования было рассмотрение нехватки исследований семей материкового Китая, опубликованных в международной литературе. Существующие данные почти полностью основаны на исследованиях семей из западных промышленно развитых стран, хотя в материковом Китае проживает самое большое количество детей и подростков в мире — в 2016 году 13% или почти каждый восьмой из 0–14-летнего населения земного шара. летние (Всемирный банк, 2017).Нам известно только об одном актуальном опубликованном исследовании стилей воспитания и отношений между родителями и подростками, которое показало, что авторитетные матери демонстрируют самый высокий уровень, а авторитарные матери — самый низкий уровень сплоченности матери и подростка (Zhang et al., 2017). Добавление к литературной базе данных из незападных стран, таких как Китай, способствует расширению и углублению знаний о процессах взаимоотношений родителей и подростков.

Изучение семей материкового Китая также дает уникальную возможность изучить семейные процессы, потому что его культура сильно отличается от западных контекстов.Особо выделяются две особенности. Во-первых, Китай был уникальным в мире своей «политикой одного ребенка», проводившейся правительством с 1979 по 2016 год. Это привело к значительным изменениям в семье, часто описываемым как семейная структура «4-2-1» (четыре бабушка и дедушка, двое родителей и один ребенок). В этом контексте отношения между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью родителей и подростков в Китае могут отличаться от таковых в западных культурах. Во-вторых, китайская культура уходит корнями в конфуцианство, которое подчеркивает коллективистские ценности, такие как соответствие социальным нормам, подчинение власти, установление прочных отношений с другими и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). В этой строгой иерархической структуре запросы отдельных лиц на автономию и любое поведение, потенциально угрожающее групповой гармонии, не приветствуются, в то время как большое уважение к родительскому авторитету высоко ценится (Fuligni, 1998). Более того, некоторые исследования показали, что убеждения подростков в автономии и авторитете по-разному зависят от особенностей семейных отношений в зависимости от культурного контекста. Например, в одном исследовании сообщалось, что интенсивность конфликта с матерями была выше для подростков с меньшим уважением к родительской власти в семьях афроамериканцев и латиноамериканцев, но не американцев европейского происхождения (Dixon et al., 2008). Таким образом, существует потребность в расширении разнообразия выборок в этой литературе, чтобы лучше понять, какие аспекты соответствующих семейных процессов действуют сходно или по-разному в различных культурных контекстах.

В целом, настоящее исследование направлено на три цели в выборке семей из материкового Китая: (1) изучить связи между четырьмя стилями воспитания и конфликтом в отношениях между родителями и подростками (частота и интенсивность) и сплоченностью, включая проверку гипотезы о том, что конфликт будет быть наивысшим, а сплоченность низшей для авторитарных родителей, наименьшей конфликтностью и высшей сплоченностью для авторитарных родителей; (2) проверить гипотезу о том, что связи между стилем воспитания и особенностями отношений между родителями и подростками будут статистически опосредованы ожиданиями и убеждениями подростков в отношении автономии относительно родительского авторитета; и (3) проверить гипотезу о том, что связь между стилем воспитания и особенностями взаимоотношений (рассмотренная в Цели 1) будет сильнее для девочек, чем для мальчиков, а также изучить гендерные различия в опосредующих эффектах (гипотеза в Цели 2).

Материалы и методы

Участники и процедура

Всего 633 студента (48,5% женщин, что соответствует доле в китайском населении) в 7-м ( M в возрасте = 13,50 ± 0,62 года), 9-м ( M в возрасте = 15,45 ± 0,67 года) и 11-м ( M возраст = 17,30 ± 0,75 года) классы четырех школ в Цзинане, столице провинции Шаньдун на Ближнем Востоке Китая, заполнили анкеты самоотчетов.Из-за реализации политики одного ребенка в материковом Китае 90 процентов из них были только детьми.

Опросы проводились в классе посредством группового администрирования; студентов попросили не общаться друг с другом при заполнении анкеты. Сотрудники-исследователи проводили опросы в классе, рассказывая о цели этого исследования и добровольном характере участия, читая инструкции и отвечая на любые вопросы, возникшие в период сбора данных.Все участники дали письменное информированное согласие. Кроме того, все родители участников были уведомлены об исследовании и получили возможность отозвать своих детей от участия в исследовании. Все родители дали письменное информированное согласие на участие своих детей в этом исследовании. Институциональный наблюдательный совет Шаньдунского педагогического университета одобрил эти процедуры исследования.

Меры

Стили воспитания

Стили воспитания оценивались с использованием китайской версии Steinberg et al.Анкета по стилям воспитания (1994) (Long et al., 2012). Две подшкалы включают меру воспитания: принятие / участие и строгость / надзор. Подшкала принятия / участия (α = 0,84) представляла собой среднее значение из 15 пунктов, которые использовались для оценки отзывчивого, любящего и вовлеченного воспитания (например, «Я могу рассчитывать на своих родителей, которые помогут мне, если у меня возникнут какие-то проблемы». ). Подшкала строгости / надзора (α = 0,78) представляла собой среднее значение из 12 пунктов, которые использовались для оценки мониторинга и надзора (например,g., «Как сильно ваши родители пытаются узнать, где вы выходите ночью»). Подростки должны были указать силу поддержки с использованием 5-балльной шкалы в диапазоне от 1 ( полностью не согласен, ) до 5 ( полностью согласен, ) по каждому пункту. Подтверждающий факторный анализ показал, что измерение стилей воспитания (а также подтверждение родительского авторитета, ожиданий в отношении поведенческой автономии и конфликта и сплоченности между родителями и подростками) имело приемлемую конструктивную валидность и сильную измерительную инвариантность в зависимости от пола (см. Дополнительные материалы в Интернете и дополнительную таблицу S1. ).

Подтверждение родительских прав

Убеждения подростков о законности родительской власти были оценены с использованием китайской версии анкеты Сметаны (1988) (Zhang and Fuligni, 2006). Студентам был представлен список из 13 тем в виде отдельных пунктов, таких как комендантский час, выбор одежды и выбор друзей, и их спросили, могут ли отец или мать сформулировать правило по каждой теме. Ответы на каждую тему / вопрос были закодированы по 4-балльной шкале от 1 ( Это не нормально, ) до 4 ( Это совершенно нормально, ).Они были усреднены отдельно для матери (α = 0,84) и отца (α = 0,86).

Ожидания поведенческой автономии

Ожидание подростками поведенческой автономии было измерено на основе анкеты Fuligni (1998). Студентам был предложен список из 12 моделей поведения (например, «смотрите телевизор столько, сколько хотите»). Затем подростки указали степень ожидания по каждому пункту, используя 4-балльную шкалу от 1 (, сильно ожидаемо, ) и 4 (, не ожидаем совсем, ) (α = 0.86). Чтобы достичь согласованности по всем инструментам, чтобы высокий балл отражал высокий уровень измеряемой переменной, эти записи были перевернуты, так что 1 был перекодирован как 4, 2 как 3, 3 как 2 и 4 как 1.

Конфликт родителей и подростков

Восприятие подростками частоты и интенсивности конфликтов со своими матерями и отцами было измерено с помощью китайской версии Контрольного списка проблем (Prinz et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Студенты указали, были ли 16 конкретных тем (e.g., работа по дому, проклятия) обсуждались или нет с их родителями в течение последних 2 недель (с использованием бинарной шкалы, да или нет ). Затем для каждой одобренной темы обсуждения подростки сообщали об интенсивности конфликта при обсуждении каждой темы, используя 5-балльную шкалу, которая варьировалась от 1 ( очень спокойный ) до 5 ( очень сердитый ). Чтобы соответствовать предыдущим исследованиям (например, Fuligni, 1998), частота конфликтов вычислялась путем суммирования количества дискуссий, оцененных как содержащие гнев (2 или больше по 5-балльной шкале).Интенсивность конфликта определялась путем усреднения оценок подростков по тем вопросам, которые обсуждались (мать: α = 0,72, отец: α = 0,73).

Сплоченность родителей и подростков

Подростки заполнили подшкалу сплоченности китайской версии шкалы оценки семейной адаптации и сплоченности (FACES) II отдельно для каждого родителя (Olson et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Эта шкала включала 10 пунктов (например, «Мы с мамой [отцом] очень близки»).Восприятие учащимися сплоченности с родителями оценивалось по 5-балльной шкале от 1 ( почти никогда, ) до 5 ( почти всегда ) отдельно для матери (α = 0,82) и отца (α = 0,79).

Управляемые переменные

Оценка и социально-экономический статус (SES) контролировались в этом исследовании. Оценка SES была рассчитана путем усреднения стандартизированного образования и профессии обоих родителей. Образование родителей кодировалось следующим образом: 1 = начальная школа или ниже, 2 = неполная средняя школа, 3 = средняя школа, 4 = колледж или выше.Род занятий кодировался как 1 = крестьянин или безработный, 2 = синий воротничок, 3 = профессиональный или полупрофессиональный. Что касается уровня образования родителей, то примерно 0,8% матерей и 0,3% отцов имели законченное начальное образование или меньше, а 38,5% матерей и 57,1% отцов имели высшее или высшее образование. Остальные имели среднее образование (7,6% матерей и 5,5% отцов) или старшее среднее образование (48,2% матерей и 31,5% отцов). Профессиональный статус матери и отца соответственно был следующим: 6.2 и 2,7% были крестьянами или безработными, 28,4 и 23,4% имели рабочие должности, а 64,9 и 73,6% имели профессиональную или полупрофессиональную деятельность.

Результаты

Описательная статистика

Мы использовали однофакторный тест Хармана, чтобы проверить систематическую ошибку обычного метода. Результаты показали, что возникло 30 факторов с собственными значениями больше 1,0, а на первый фактор приходилось только 16,53% общей дисперсии. Поскольку появилось более одного фактора, и первый фактор не учитывал большую часть дисперсии (Podsakoff and Organ, 1986), систематическая ошибка метода не вызывала серьезного беспокойства в настоящем исследовании.

Кластерный анализ с методом K-средних был использован для определения четырех стилей воспитания. Вместо определения стилей воспитания априори на основе субъективных оценок отсечения (Steinberg et al., 1994), в кластерном анализе семьи группируются в соответствии с их оценками по различным характеристикам воспитания (Henry et al., 2005). Чтобы проверить кластерное решение, мы повторно проанализировали данные с помощью другого кластерного метода — иерархического кластерного анализа (Henry et al., 2005; Hoeve et al., 2007). Мы повторили иерархический кластерный анализ десять раз, применяя стандартизированный метод евклидова расстояния в качестве меры расстояния и используя алгоритм Уорда. Процедура перекрестной проверки (Mandara, 2003) приводит к умеренным соглашениям ( k = 0,71, диапазон: 0,67–0,75).

Чтобы обозначить четыре группы, мы исследовали стили воспитания, вычислив односторонний дисперсионный анализ стандартизированных оценок параметров воспитания с кластерами, выступающими в качестве факторов. Результат показал, что переменные кластеризации значительно различались между параметрами воспитания [принятие / участие: F (3608) = 472.58, p <0,001, η 2 = 0,70; строгость / надзор: F (3 608) = 280,35, p <0,001, η 2 = 0,58]. Авторитетными родителями были те, кто получил высокие баллы по обоим параметрам (принятие / участие: z = 0,95, строгость / надзор: z = 0,76), тогда как пренебрежительные родители получили низкие баллы по обоим параметрам (принятие / участие: z = — 1,45, строгость / надзор: z = -1,06). Авторитарные родители получили низкий балл по принятию / вовлечению ( из = -0.61), но высокие по параметру строгость / надзор ( z = 0,50), тогда как снисходительные родители получили высокие баллы по принятию / вовлечению ( z = 0,15), но низкие по параметру строгость / надзор ( z = -0,77).

Описательная статистика для переменных исследования представлена ​​в Таблице 1, а двумерные корреляции представлены в Таблице 2. Что касается описательных элементов, для четырех стилей воспитания были обнаружены следующие частоты: 152 (24,0% от общей выборки) авторитарный; 200 (31.6%) авторитетные; 83 (13,1%) нерадивые; и 177 (28,0%) снисходительных. Средний балл веры в авторитет родителей и ожиданий поведенческой автономии варьировался от 2 до 3, что означает, что подростки сообщили о среднем уровне поддержки родительского авторитета и ожиданий автономии. Средние баллы частоты конфликтов варьировались от 2 до 4, а средние баллы интенсивности конфликтов — от 1 до 2, что позволяет предположить, что подростки сообщили о низком уровне частоты и интенсивности конфликтов.Поскольку сплоченность составила более 3 баллов (за исключением девочек с пренебрежительными родителями), подростки сообщили о среднем или высоком уровне сплоченности с родителями.

ТАБЛИЦА 1. Средние значения и стандартные отклонения всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

ТАБЛИЦА 2. Корреляции для всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

Обращаясь к корреляциям, хотя за некоторыми исключениями, в целом более высокие ожидания подростков в отношении поведенческой автономии были связаны с большей частотой и интенсивностью конфликтов и меньшей сплоченностью.Более сильное одобрение подростками законности родительской власти было связано с большей сплоченностью, но менее частыми и интенсивными конфликтами.

Ссылки с родительскими стилями

Для изучения связей между четырьмя стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками была проведена серия анализов ковариантности 4 (стили воспитания) × 2 (пол ребенка). В то же время мы также исследовали, различается ли ожидание подростков автономного поведения и одобрения родительского авторитета в зависимости от пола и стиля воспитания подростков.SES и оценка служили в качестве переменных.

Для ожидания подростками автономного поведения главный эффект стилей воспитания был значительным [ F (3,597) = 8,74, p <0,001]. Бонферрони post hoc t -тесты показали, что подростки авторитетных родителей сообщили о более низком уровне ожидания поведенческой автономии ( M = 2,18, SD = 0,60), чем подростки безнадзорных [ M = 2,70, SD = 0.64, t (278) = 4,66, p <0,001], снисходительный [ M = 2,48, SD = 0,62, t (371) = 3,75, p <0,01] и авторитарные родители [ M = 2,43, SD = 0,66, t (344) = 2,79, p <0,05].

Для легитимности родительской власти главное влияние стилей воспитания было значительным [мать: F (3,597) = 30,26, отец: F (3,597) = 29,62, p s <0.001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самой высокой поддержке родительского авторитета (мать: M = 2,73, SD = 0,53; отец: M = 2,71, SD = 0,56), в то время как подростки небрежных родителей сообщили о самой низкой поддержке родительских полномочий (мать: M = 2,06, SD = 0,47; отец: M = 1,98, SD = 0,54). Подростки, воспитанные авторитарными методами (мать: M = 2,42, SD = 0.59; отец: M = 2,38, SD = 0,62) и снисходительные родители (мать: M = 2,26, SD = 0,51; отец: M = 2,25, SD = 0,55) сообщили о поддержке родителей. между двумя другими группами (мать: t > 2,86, p <0,05; отец: t > 3,52, p <0,01). Взаимодействие между полом и стилями воспитания также было значительным [мать: F (3,597) = 2.53, p = 0,056; отец: F (3,597) = 3,03, p <0,05]. Постфактум исследования не выявили гендерных различий для молодежи с авторитарными, авторитарными и пренебрежительными родителями. Напротив, для молодежи с снисходительными родителями мальчики сообщали о большей поддержке родительского авторитета (мать: M = 2,37, SD = 0,56; отец: M = 2,39, SD = 0,60), чем девочки [мать : M = 2,16, SD = 0.44, t (171) = 2,62, p <0,01; отец: M = 2,12, SD = 0,46, t (171) = 3,52, p <0,01].

Что касается интенсивности конфликта с родителями, то основной эффект стилей воспитания был значительным [мать: F (3,595) = 7,49, p <0,001; отец: F (3,583) = 3,90, p <0,01]. Подростки безнадзорных [мать: M = 1,74, SD = 0.62, т (253) = 3,99, р <0,001; отец: M = 1,73, SD = 0,81, t (245) = 2,58, p = 0,06] и авторитарные родители [мать: M = 1,63, SD = 0,54, t (320) = 3,01, p <0,05; отец: M = 1,63, SD = 0,75, t (313) = 2,49, p = 0,08] сообщил о более интенсивном конфликте, чем у снисходительных родителей (мать: M = 1.46, SD = 0,43; отец: M = 1,45, SD = 0,46). Кроме того, подростки с пренебрежительным воспитанием также сообщили о более интенсивном конфликте с матерями, чем при авторитетном воспитании [ M = 1,49, SD = 0,47, t (276) = 3,61, p <0,01]. Что касается частоты конфликтов с родителями, то ни один из эффектов не был значительным.

Что касается сплоченности, то пол в значительной степени связан со сплоченностью матери и ребенка [ F (1,597) = 9.07, p <0,01], с большей сплоченностью, обнаруженной для дочерей, чем для сыновей (девочки: M = 3,70, SD = 0,66; мальчики: M = 3,42, SD = 0,59). И для матерей, и для отцов основное влияние оказали стили воспитания [мать: F (3,597) = 37,53, отец: F (3,597) = 26,49, p s <0,001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самом высоком уровне сплоченности (мать: M = 3,85, SD = 0.58; отец: M = 3,77, SD = 0,63), затем снисходительный [мать: M = 3,59, SD = 0,52, t (371) = 4,20, p <0,001; отец: M = 3,55, SD = 0,63, t (371) = 3,15, p <0,05], авторитарный [мать: M = 3,41, SD = 0,60, t ( 320) = 2,62, p = 0,05; отец: M = 3,29, SD = 0,72, t (320) = 3.33, p <0,01] и пренебрежительные родители [мать: M = 3,05, SD = 0,67, t (227) = 4,78, p <0,001; отец: M = 3,02, SD = 0,75, t (227) = 2,94, p <0,05]. Наконец, основной эффект стиля воспитания для матерей определялся полом ребенка [ F (3,597) = 1,34, p <0,01]. Сплоченность была выше у девочек, чем у мальчиков, только у авторитетных [девочки: M = 4.03, SD = 0,55; мальчики: M = 3,64, SD = 0,56, t (195) = 4,77, p <0,001] и дома отдыха [девочки: M = 3,70, SD = 0,50; мальчики: M = 3,48, SD = 0,50, t (171) = 2,61, p <0,01].

Посреднические эффекты

Чтобы проверить нашу вторую гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и убеждения в законности родительской власти будут опосредовать связи между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками, мы использовали моделирование структурных уравнений в Mplus 7.4 (Рисунки 1–3 для анализа частоты конфликтов, интенсивности конфликтов и сплоченности, соответственно). SES и оценка были включены в качестве переменных. Переменная категориального стиля воспитания была представлена ​​в виде трех фиктивных переменных с авторитетным родителем в качестве эталонной категории. Поскольку в шкале ожиданий автономии было много пунктов, мы использовали общую технику разделения, чтобы оценить высоконадежную скрытую конструкцию для этой переменной путем случайного распределения пунктов по четырем почти одинаковым наборам показателей (Little et al., 2002). Наконец, латентные переменные были сконструированы (с использованием шкал матери и отца в качестве индикаторов) для переменных конфликта и сплоченности, а также отношения к законной переменной родительского авторитета. Все модели показали хорошее соответствие данным [частота конфликтов: χ 2 = 160,99, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,95, RMSEA = 0,055; интенсивность конфликта: χ 2 = 167,23, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,94, RMSEA = 0,058; сплоченность: χ 2 = 192.55, df = 56, CFI = 0,95, TLI = 0,93, RMSEA = 0,063).

РИСУНОК 1. Ожидание подростками автономии и убеждения о родительской власти как посредниках между стилями воспитания и частотой конфликтов между родителями и подростками. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Во всех трех моделях подростки, выросшие в небрежных, снисходительных и авторитарных семьях (по сравнению с авторитарными), сообщили о более низком уровне убеждений в отношении родительского авторитета и более высоких ожиданиях относительно автономии поведения.Что касается частоты (Рисунок 1) и интенсивности (Рисунок 2) конфликта, большее ожидание автономии было связано с более частым и интенсивным конфликтом, тогда как в отношении сплоченности родителей и подростков (Рисунок 3) большее одобрение власти было связано с большей сплоченностью отношений. Кроме того, интенсивность конфликта была ниже для молодежи с снисходительными родителями, а сплоченность была ниже для молодежи с пренебрежительными, снисходительными или авторитарными (по сравнению с авторитарными) родителями.

РИСУНОК 2. Ожидание подростками автономии и убеждения об авторитете родителей как посредниках между стилями воспитания и интенсивностью конфликта между родителями и подростками. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

РИСУНОК 3. Ожидание подростками автономии и убеждения о родительской власти как посредниках между стилями воспитания и сплоченностью родителей и подростков.В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Значимость косвенных эффектов была рассчитана с использованием бутстрэппинга с 1000 повторных выборок. 95% -ный доверительный интервал (ДИ), скорректированный на предвзятость, показал значительные косвенные эффекты от небрежного, снисходительного и авторитарного стиля воспитания до частоты и интенсивности конфликта между родителями и подростками через ожидание подростками автономного поведения.Для частоты конфликтов 95% доверительные интервалы были [0,033,0,126], [0,022,0,102] и [0,014,092] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Для интенсивности конфликта 95% доверительных интервалов составили [0,042,0,131] [0,027,0,105] и [0,019,0,097] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Также имелись значительные косвенные последствия для сплоченности через веру подростков в законность родительской власти. 95% доверительных интервалов составили [-0,202, -0,081], [-0,185, -0,071] и [-0,128, -0,0341] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно.

Сдерживающее влияние пола подростков

Учитывая возможные гендерные различия в путях, мы провели анализ в нескольких группах. Мы предположили, что связь между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью родителей и подростков будет сильнее у девочек, чем у мальчиков; Однако у нас не было гипотез относительно посредников. Статистические данные разности хи-квадрат (Δχ 2 ) использовались для сравнения соответствия между моделями. Все структурные пути были ограничены, чтобы быть равными для мальчиков и девочек, и общая подгонка модели сравнивалась с моделью без каких-либо ограничений.Что касается частоты и интенсивности конфликта, модели без ограничений и с полным ограничением существенно не различались, что свидетельствует об отсутствии гендерной модерации [Δχ 2 (11) = 14,88, Δχ 2 (11) = 14,96, p s > 0,05 ]. Напротив, для сплоченности модель без ограничений обеспечила значительно лучшее соответствие, чем модель с ограничениями [Δχ 2 (11) = 23,45, p <0,05]. Чтобы интерпретировать это, мы сравнили коэффициенты пути для мальчиков и девочек один за другим (см. Рисунок 4).Негативный прогноз сплоченности от пренебрежительного и авторитарного воспитания (по сравнению с авторитарным воспитанием) был сильнее для девочек, чем для мальчиков; это соответствовало нашей гипотезе. Что касается исследования гендерных различий в путях медиации, мы обнаружили, что отрицательная связь между снисходительным стилем воспитания и родительским авторитетом была сильнее для девочек, чем для мальчиков, тогда как положительная связь между одобрением родительского авторитета и сплоченностью была сильнее для мальчиков, чем для девочек.

РИСУНОК 4. Результаты модели структурного уравнения с несколькими группами, оценивающей отношения ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии, их одобрения родительского авторитета и сплоченности родителей и подростков по полу. В модели представлены стандартизованные путевые коэффициенты. Ковариации, корреляции и остатки не показаны. Сплошные линии показывают, что параметры пути различаются в мужской и женской выборках. Пунктирные линии показывают, что параметры пути сходны для мужской и женской выборок. p <0,05; ∗∗ p <0,01; ∗∗∗ p <0,001.

Обсуждение

В текущем исследовании мы проверили связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками (цель 1), изучили опосредующие эффекты ожидания подростками автономного поведения и их одобрения родительского авторитета в отношении этих ассоциаций (цель 2), а также исследовали сдерживающий эффект пола подростков (цель 3) на выборке подростков из материкового Китая.

Стиль воспитания и отношения с подростками

В исследованиях западных семей, стили воспитания признаны имеющими предсказуемые ассоциации с конфликтом и сплоченностью родителей и подростков. Предыдущие исследования показали, что подростки авторитарных родителей имеют меньшую частоту и интенсивность конфликтов и более высокую сплоченность, чем у авторитарных родителей (Smetana, 1995; Assadi et al., 2011; Nelson et al., 2011; Sorkhabi and Middaugh, 2014). В отличие от предыдущих исследований, настоящее исследование показало, что подростки сообщали об аналогичных уровнях конфликта между родителями и подростками частота независимо от стиля воспитания.Этот результат можно отнести к традиционной китайской культуре, которая делает упор на поддержание гармоничных отношений и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). Этот уникальный культурный контекст может смягчить любую связь между воспитанием детей и частотой конфликтов, поскольку китайские подростки могут избегать конфликтов со своими родителями.

Однако интенсивность конфликта действительно показала ассоциации со стилем воспитания. По сравнению с снисходительным стилем воспитания подростки из пренебрежительных и авторитарных родителей испытывали большую интенсивность конфликта.Снисходительные родители предъявляют относительно мало требований к поведению подростков, давая им высокую степень свободы действовать так, как они хотят. Напротив, пренебрежительные родители характеризуются отсутствием теплоты и руководства, в то время как авторитарные родители высоко ценят послушание и подчинение и допускают меньше словесных уступок и уступок. Конфликт может быть более интенсивным при небрежном родительском стиле, потому что подросток предъявляет требования к родителю, который в противном случае замкнут, и сводит к минимуму потребности молодежи.Кроме того, подростки могут быть недовольны тем, что авторитарные родители устанавливают общие правила без эмоциональной поддержки, что приводит к более интенсивному конфликту, когда он возникает. Другие переменные также могут объяснить эффект. Например, подростки с пренебрежительными родителями более склонны к преступному поведению (You and Lim, 2015), что само по себе может привести к более интенсивному конфликту.

Кроме того, текущее исследование показало, что подростки, воспитанные в авторитарном и авторитарном стиле воспитания, сообщали об аналогичном уровне интенсивности конфликта с родителями.Это не согласуется с предыдущими выводами, которые показали, что западные подростки, выросшие в авторитарных родительских домах, сообщали о более интенсивных конфликтах между родителями и подростками, чем те, кто вырос в авторитетных родительских домах (Smetana, 1995). Одно из объяснений этой разницы в результатах может заключаться в том, что в китайской культуре, подобно обучению и воспитанию тигров, мотивация и намерение авторитарного воспитания состоит в том, чтобы присматривать за детьми и способствовать их оптимальному развитию, а не просто контролировать их (Chao, 1994; Kim et al. ., 2013). Китайские подростки могут положительно воспринимать намерение родителей контролировать их развитие, что не приводит к прямой связи между уровнем родительского контроля и интенсивностью конфликта.

Что касается сплоченности отношений между родителями и подростками, то текущее исследование показало, что подростки с авторитетными родителями сообщили о самом высоком уровне сплоченности. Этот результат расширяет ранее опубликованные работы в различных культурных группах, демонстрируя большую сплоченность для авторитетного воспитания (например,г., Нельсон и др., 2011). Авторитетное воспитание характеризуется высокой степенью теплоты и принятия, а также надзором, но также включает предоставление подросткам автономии (Baumrind, 2005). Сегодня в китайской и западной культурах подростки стремятся к большей независимости и поддержке (по сравнению с детьми) — балансу молодежных и родительских целей, который лучше всего достигается в авторитетных семьях, способствующих установлению близких отношений. Напротив, отсутствие теплоты и надзора у небрежных родителей, что может быть истолковано как безответственность, может препятствовать установлению сплоченных отношений.Снисходительные и авторитарные родители предоставляли своим детям либо ограниченные инструкции, либо ограниченную поддержку. Все эти характеристики, вероятно, снижали сплоченность родителей и подростков.

Ожидание поведенческой автономии

Нашей второй целью было, отчасти, выявить потенциальные опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении автономии. Результаты показали, что ожидания подростков в отношении автономии опосредуют связи между стилями воспитания, а также частотой и интенсивностью конфликтов между родителями и подростками.В частности, по сравнению с подростками в авторитетных семьях, те, кто в безнадзорных, снисходительных и авторитарных семьях, сообщали о более сильных ожиданиях автономии, что, в свою очередь, было связано с более частыми и интенсивными конфликтами между родителями и подростками. Этот результат согласуется с другими исследованиями, в которых изучалась взаимосвязь между стилями воспитания, ожиданием подростков в отношении поведенческой автономии и конфликтом между родителями и подростками (Baumrind, 1991; Bush and Peterson, 2013).

Подростки из авторитетных семей сообщили о самом низком ожидании поведенческой автономии.Такой результат может быть связан с тем, что подростки с авторитетными родителями достигли соответствующей автономии, следовательно, их желание обрести большую автономию не так сильно. Благотворное влияние авторитарного стиля воспитания на поведенческую автономию подростков, вероятно, отражает успешное достижение авторитетными родителями цели социализации: способствовать автономии и способствовать самостоятельности. Эта цель социализации достигается за счет уважения потребностей их детей и признания того, что подростки законно имеют право контролировать некоторые аспекты своей жизни (Bush and Peterson, 2013).

По сравнению с авторитетным стилем воспитания, неавторитарный стиль воспитания имеет некоторые характеристики, которые, как считается, препятствуют развитию поведенческой автономии подростков. Авторитарные родители характеризуются тем, что они произвольно используют враждебный контроль или суровое наказание, чтобы добиться послушания и подчинения (Bush and Peterson, 2013). В то же время авторитарные родители проявляют ограниченную теплоту и отзывчивость. В этом контексте подростки с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, потому что она им недоступна.Кроме того, снисходительные и пренебрежительные родители практически не предусматривают правил или дисциплины. Без достаточного жесткого контроля в виде родительского контроля и руководства подростки, воспитанные в снисходительных семьях, где родители пренебрегают, с большей вероятностью испытают высокий уровень независимости, прежде чем смогут справиться с ней самостоятельно (Bush and Peterson, 2013). Кроме того, подростки из неблагополучных семей лишены родительской поддержки, а те, кто живет в неблагополучных семьях, просто испорчены. Такие подростки могут иметь высокий уровень автономии, но вряд ли они были развиты в процессе здорового развития вместе с родителями таким образом, чтобы уравновешивать их растущее самоопределение и связь с родителями.

В соответствии с предыдущими исследованиями (Laursen and Collins, 2009), текущие результаты показали, что ожидание подростками поведенческой автономии статистически предсказывало усиление конфликта между родителями и подростками — возможно, потому, что родители предпочитают меньшую автономию, чем их дети-подростки. Это несоответствие между родителями и молодежью было обнаружено в индивидуалистических и коллективистских культурных группах в Соединенных Штатах и ​​в других странах (Smetana, 1988; Pérez et al., 2016). Исследователи интерпретировали несоответствие как феномен развития, при котором потребность подростков в автономии превышает родительские заботы о поддержании порядка и защите своих детей от вреда (Jensen and Dost-Gözkan, 2015).

Законность родительской власти

Второй опосредованный эффект, который был протестирован, касался веры подростков в законность родительской власти; результаты предложили некоторые доказательства этого эффекта. По сравнению с авторитетным воспитанием, неавторитетное воспитание отрицательно ассоциировалось с убеждениями подростков в законности родительского авторитета, что, в свою очередь, положительно относилось к сплоченности родителей и подростков. Этот вывод согласуется с предыдущими исследованиями (Fuligni, 1998; Darling et al., 2005; Ассади и др., 2011; Trinkner et al., 2012). Наша интерпретация состоит в том, что с ростом социальных познаний и отношений, которые становятся все более похожими на взрослые, подростки все чаще подвергают сомнению родительский авторитет, переходя от беспрекословного подчинения к рациональной оценке с условным подчинением. По сравнению с другими типами родителей авторитетные родители более успешны в постоянном пересмотре родительского авторитета по мере «взросления» их детей, потому что они используют рассуждения и объяснения и реагируют на точку зрения подростков.Эти продолжающиеся переговоры предоставляют родителям и детям контекст, в котором они могут сформулировать и обсудить различные точки зрения, что помогает узаконить авторитет родителей путем рационального обоснования границ личной юрисдикции подростков.

Напротив, авторитарные родители применяют строгое, а иногда и произвольное наказание без объяснения причин. Кроме того, они строят границы родительского авторитета гораздо шире, чем авторитетные родители, что способствует сопротивлению в подростковом возрасте (Smetana, 1995; Baumrind, 2005).В этом контексте подростки пытаются усвоить легитимность родительской власти. Кроме того, в отличие от авторитетных родителей, снисходительные и пренебрежительные родители предоставляют мало информации о границах или надлежащем поведении. Такой слабый контроль может подорвать родительский авторитет, так что молодежь все больше считает родителей не играющими авторитетную роль.

Родители, пользующиеся своим авторитетом, довольны, когда их дети-подростки уважают их, что помогает поддерживать гармоничные отношения в семье (Zhang et al., 2006; Йенсен и Дост-Гёзкан, 2015). Как агенты по воспитанию детей, поставщики информации и правил, а также основные источники поддержки для своих детей, родители должны утвердить свой авторитет, чтобы лучше играть свои родительские роли. Однако это происходит в контексте отношений с подростком, и одобрение подростком авторитета родителей помогает взрослым удовлетворить и их психологические потребности. В таких семьях родители и молодежь рассматривают границы и сферы контроля друг друга посредством переговоров и взаимного уважения, что способствует построению более сплоченных отношений.

В настоящем исследовании, хотя ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и убеждения в законности родительской власти являются областями критического отношения, их опосредующие эффекты были разными: ожидания автономии опосредовали влияние стиля воспитания на конфликт между родителями и подростками, но легитимность власти опосредовано влияние стиля воспитания на сплоченность родителей и подростков. Конечно, несмотря на то, что они взаимосвязаны, конфликт и сплоченность определяют различные аспекты отношений между родителями и подростками (Zhang et al., 2006), и на каждый из них по-разному влияют уровни родительского авторитета и подростковой автономии. Это различие может быть особенно сильным в китайской культуре, которая подчеркивает соответствие и послушание (Peterson et al., 2005). Конфликты между родителями и подростками с большей вероятностью были связаны с более высокими ожиданиями подростков в отношении поведенческой автономии, что противоречит культурным нормам, но сплоченность с большей вероятностью была связана с большей поддержкой подростками родительского авторитета, что согласуется с культурными нормами.

Пол подростка

Нашей конечной целью было проверить гипотезу о том, что прямая связь между стилем воспитания и качествами взаимоотношений будет более сильной для девочек, чем для мальчиков, а также изучить, существуют ли гендерные различия в опосредующих эффектах через подростковая автономия и авторитетное отношение. Результаты показали лишь несколько таких эффектов. Вкратце, девочки в авторитетных и снисходительных семьях сообщали о большей сплоченности с матерями, чем мальчики, а девочки, оставшиеся без внимания и авторитарное воспитание, сообщали о более низком уровне сплоченности родителей и подростков, чем мальчики.Это может быть связано с тем, что девочки более отзывчивы и чувствительны к социальным связям, чем мальчики, и что сплоченность и стиль воспитания отражают эмоциональную атмосферу. Таким образом, связь между стилями воспитания и сплоченностью у девочек была сильнее. Кроме того, девочки снисходительных родителей реже поддерживали родительский авторитет, чем мальчики, в то время как поддержка родительского авторитета оказывала большее влияние на сплоченность родителей и подростков для мальчиков, чем для девочек. В той степени, в которой родители обычно устанавливают больше правил и ожидают большего подчинения родительской власти для девочек, чем для мальчиков (Darling et al., 2005; Zhang and Fuligni, 2006), и, следовательно, девочки снисходительных родителей могут с большей вероятностью почувствовать, что их родители не взяли на себя ответственность за их воспитание или установление власти, учитывая, что снисходительные родители не обеспечивали достаточного надзора и правил. Поэтому девушки снисходительных родителей одобряли более низкий уровень родительского авторитета. В то же время, поскольку родители ожидали меньшего подчинения и послушания от мальчиков, их поддержка родительского авторитета с большей вероятностью оправдала ожидания родителей, что может улучшить отношения с родителями.

Хотя гендер модерировал несколько путей в прямой и опосредующей моделях, в целом большинство путей не различались существенно для мальчиков и девочек во всех протестированных моделях. Это может быть связано с тем, что с реализацией политики одного ребенка китайские стили воспитания и практики социализации становятся все более похожими для их единственных детей (Lu and Chang, 2013), что приводит к более схожим ассоциациям между стилями воспитания и родительско-подростковым отношения, а также опосредующие эффекты автономии и авторитета для этих отношений для мальчиков и девочек.

Ограничения и выводы

Следует отметить несколько ограничений этого исследования. Во-первых, участниками были городские подростки из материкового Китая, который характеризуется как коллективистская культура, поэтому обобщать результаты на другие культуры или группы следует с осторожностью. Во-вторых, корреляционный дизайн не допускает причинных выводов. Для определения причинно-следственных связей между переменными необходимы продольные экспериментальные данные. Наконец, мы полагались на самооценки подростков.Предыдущие исследования показали, что существуют расхождения между восприятием этих переменных родителями и молодежью (например, Jensen and Dost-Gözkan, 2015), поэтому наши результаты могут не отражать то, что было бы обнаружено с использованием отчетов родителей или оценок наблюдателей.

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование имеет важные последствия. Насколько нам известно, это первое исследование, в котором изучаются опосредующие эффекты ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии и убеждений в законности родительской власти, связи между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками.Результаты этого исследования расширяют существующие исследования и предполагают, что усилия по профилактике и вмешательству необходимы, прежде всего, для сокращения неавторитетных стилей воспитания, а также для содействия достижению соответствующего уровня ожиданий автономии и поддержки родительского авторитета. В будущих исследованиях следует изучить другие возможные пути посредничества и выбрать более широкий спектр культурных контекстов для изучения развития подростков и функционирования семьи.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Институционального наблюдательного совета Шаньдунского педагогического университета.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен институциональным наблюдательным советом Шаньдунского педагогического университета.

Авторские взносы

XB провел анализ и подготовил рукопись. YY и HL помогли провести статистический анализ. MW координировал сбор данных и помогал в статистическом анализе. WZ задумал и координировал исследование и помог написать рукопись. KD-D помог составить рукопись.Все авторы прочитали и утвердили окончательную рукопись и список авторов.

Финансирование

Это исследование было поддержано Национальным фондом естественных наук Китая (31671156).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.02187/full#supplementary-material

Список литературы

Ассади, С. М., Сметана, Дж., Шахмансури, Н., и Мохаммади, М. (2011). Убеждения об авторитете родителей, стилях воспитания и конфликте между родителями и подростками среди иранских матерей среднего подросткового возраста. Внутр. J. Behav. Dev. 35, 424–431. DOI: 10.1177 / 0165025411409121

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумринд Д. (1991). Влияние стиля воспитания на компетентность подростков и употребление психоактивных веществ. J. Early Adolesc. 11, 56–95. DOI: 10.1177 / 02724316004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумринд, Д. (2005). Паттерны родительского авторитета и подростковой автономии. Новый Реж. Ребенок-подростокc. Dev. 2005, 61–69. DOI: 10.1002 / cd.128

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Буш, К. Р., Петерсон, Г. У. (2013). «Отношения между родителями и детьми в различных контекстах», Справочник по браку и семье , 3-е изд.Редакторы Г. В. Петерсон и К. Р. Буш (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 275–302. DOI: 10.1007 / 978-1-4614-3987-5_13

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чан, К. В., и Чан, С. М. (2009). Эмоциональная автономия и воспринимаемые стили воспитания: анализ отношений в культурном контексте Гонконга. Asia Pac. Educ. Ред. 10, 433–443. DOI: 10.1007 / s12564-009-9050-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чао, Р. К. (1994). За пределами родительского контроля и авторитарного стиля воспитания: понимание китайского воспитания через культурное понятие обучения. Child Dev. 65, 1111–1119. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.1994.tb00806.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен Б., Ванстенкисте М., Бейерс В., Соененс Б. и Петегем С. В. (2013). Автономия в принятии семейных решений для китайских подростков: распутывание двойного значения автономии. J. Cross Cult. Psychol. 44, 1184–1209. DOI: 10.1177 / 0022022113480038

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль П. и Мартинес М. Л. (2007). Подростки как активные участники процесса социализации: легитимность родительского авторитета и обязанность подчиняться как предикторы послушания. J. Adolesc. 30, 297–311. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2006.03.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль, П., и Мартинес, М. Л. (2008). Индивидуальные различия во взглядах подростков на законность родительской власти и их собственное обязательство подчиняться: продольное исследование. Child Dev. 79, 1103–1118. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2008.01178.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., Камсилль, П., и Пенья-Алампай, Л. (2005). Правила, законность родительской власти и обязанность подчиняться в Чили, на Филиппинах и в США. Новый Реж. Ребенок-подростокc. Dev. 2005, 47–60. DOI: 10.1002 / cd.127

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., и Стейнберг, Л. (1993). Стиль воспитания как контекст: интегративная модель. Psychol. Бык. 113, 487–496. DOI: 10.1037 / 0033-2909.113.3.487

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диксон, С. В., Грабер, Дж. А., и Брукс-Ганн, Дж. (2008). Роли уважения к родительскому авторитету и родительской практике в конфликте между родителями и детьми среди афроамериканских, латиноамериканских и европейско-американских семей. J. Fam. Psychol. 22, 1–10. DOI: 10.1037 / 0893-3200.22.1,1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фулиньи, А. Дж. (1998). Авторитет, автономия, конфликт между родителями и подростками и сплоченность: исследование подростков из Мексики, Китая, Филиппин и Европы. Dev. Psychol. 34, 782–792. DOI: 10.1037 / 0012-1649.34.4.782

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хув, М., Блокланд, А.А.Дж., Семон-Дубас, Дж., Лобер, Р., Геррис, Дж. Р. М., и Ван дер Лаан, П.(2007). Траектории правонарушений и стили воспитания. J. Abnorm. Детская психол. 36, 223–235. DOI: 10.1007 / s10802-007-9172-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йенсен, Л. А., Дост-Гёзкан, А. (2015). Отношения между подростками и родителями в семьях иммигрантов из Азии, Индии и Сальвадора: анализ культурного развития автономии, власти, конфликта и сплоченности. J. Res. Adolesc. 25, 340–351. DOI: 10.1111 / jora.12116

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С.Ю., Ван, Ю., Ороско-Лапрей, Д., Шен, Ю., и Муртуза, М. (2013). Существует ли «тигриное воспитание»? Профили воспитания американцев китайского происхождения и результаты развития подростков. Asian Am. J. Psychol. 4, 7–18. DOI: 10.1037 / a0030612

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лаурсен Б. и Коллинз В. А. (2009). «Отношения между родителями и детьми в подростковом возрасте», в Справочнике по психологии подростков , , ред. Р. М. Лернер и Л. Стейнберг (Хобокен, штат Нью-Джерси: Wiley).

Google Scholar

Литтл Т. Д., Каннингем В. А., Шахар Г. и Видаман К. Ф. (2002). В посылку или не в посылку: разбираемся в вопросе, взвешиваем по существу. Struct. Equ. Модель. 9, 151–173. DOI: 10.1207 / S15328007SEM0902-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лонг Р. Х., Хуанг Д. и Чжан. Дж. Х. (2012). Оценка надежности и достоверности шкалы Штейнберга, китайская версия. Подбородок. J. Public Health 28, 439–441.

Лу, Х. Дж., И Чанг, Л. (2013). Воспитание и социализация только детей в городах Китая: пример авторитетного воспитания. J. Genet. Psychol. 174, 335–343. DOI: 10.1080 / 00221325.2012.681325

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккоби Э. и Мартин Дж. (1983). «Социализация в контексте семьи: взаимодействие родителей и детей», в Справочнике по детской психологии, социализации, личности и социальному развитию , том .4, ред. Э. М. Хетерингтон и П. Х. Массен (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 1–101

Мандара, Дж. (2003). Типологический подход в детской и семейной психологии: обзор теории, методов и исследований. Clin. Детский Fam. Psychol. Ред. 6, 129–146. DOI: 10.1023 / A: 1023734627624

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКинни, К., Ренк, К. (2011). Многомерная модель переменных родительско-подростковых отношений в раннем подростковом возрасте. Детский психиатр. Гм. Dev. 42, 442–462. DOI: 10.1007 / s10578-011-0228-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нельсон, Л. Дж., Падилла-Уокер, Л. М., Кристенсен, К. Дж., Эванс, К. А., и Кэрролл, Дж. С. (2011). Воспитание в зарождающейся взрослой жизни: изучение родительских кластеров и коррелятов. J. Youth Adolesc. 40, 730–743. DOI: 10.1007 / s10964-010-9584-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олсон, Д.Х., Спренкл Д. Х. и Рассел С. С. (1979). Комплексная модель брачно-семейной системы: i. Размеры сплоченности и адаптируемости, типы семей и клинические применения. Fam. Процесс 18, 3–28. DOI: 10.1111 / j.1545-5300.1979.00003.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перес, Дж. К., Камсилль, П., и Мартинес, М. Л. (2016). Краткий отчет: согласие между ожиданиями родителей и подростков в отношении автономии и его связь с адаптацией подростков. J. Adolesc. 53, 10–15. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2016.08.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, Г. В., Стейнмец, С. К., и Уилсон, С. М. (ред.). (2005). Отношения между родителями и молодежью: культурные и межкультурные перспективы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Hawthorn Press.

Google Scholar

Принц Р. Дж., Фостер С., Кент Р. Н. и О’Лири К. Д. (1979). Многовариантная оценка конфликта в проблемных и не страдающих диадах мать-подросток. J. Appl. Behav. Анальный. 12, 691–700. DOI: 10.1901 / jaba.1979.12-691

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шек, Д. Т. (2002). Характеристики воспитания и конфликт между родителями и подростками: лонгитюдное исследование в китайской культуре. J. Fam. Выпуски 23, 189–208. DOI: 10.1177 / 0192513X02023002002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сметана, Дж. Г. (1988). Представления подростков и родителей о родительской власти. Child Dev. 59, 321–335. DOI: 10.2307 / 1130313

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Д. К., и Холл, Дж. А. (2008). Стиль воспитания и клиническая тяжесть подростков: результаты двух исследований по лечению злоупотребления психоактивными веществами. J. Soc. Практик. Наркоман. 8, 440–463. DOI: 10.1080 / 15332560802341073

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сорхаби, Н., Миддо, Э. (2014). Как различия в использовании родителями конфронтационного и принудительного контроля соотносятся с вариациями в конфликте родителей и подростков, раскрытием подростками и родительскими знаниями: точка зрения подростков. J. Child Fam. Stud. 23, 1227–1241. DOI: 10.1007 / s10826-013-9783-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стейнберг, Л., Ламборн, С. Д., Дарлинг, Н., Маунтс, Н. С., и Дорнбуш, С. М. (1994). Со временем изменения в адаптации и компетентности подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей. Child Dev. 65, 754–770.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тринкнер, Р., Кон, Э.С., Ребеллон, К.Дж., И Ван Ганди, К. (2012). Не доверяйте никому старше 30 лет: легитимность родителей как посредник между стилем воспитания и изменениями в преступном поведении с течением времени. J. Adolesc. 35, 119–132. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2011.05.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю, С., Лим, С. А. (2015). Пути развития от жестокого воспитания к правонарушению: опосредующая роль депрессии и агрессии. Жестокое обращение с детьми Negl. 46, 152–162.DOI: 10.1016 / j.chiabu.2015.05.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан В. X., Фулиньи А. Дж. (2006). Авторитет, автономия и семейные отношения среди подростков в городских и сельских районах Китая. J. Res. Adolesc. 16, 527–537. DOI: 10.1111 / j.1532-7795.2006.00506.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан В. X., Ван М. П. и Фулиньи А. Дж. (2006). Ожидания автономии, убеждения о родительском авторитете, конфликт и сплоченность между родителями и подростками. Acta Psychol. Грех. 38, 868–876.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Чжан В., Вэй, X., Цзи, Л., Чен, Л., и Дитер-Декард, К. (2017). Пересмотр воспитания в китайской культуре: подтипы, стабильность и изменение материнского стиля воспитания в раннем подростковом возрасте. J. Youth Adolesc. 46, 1117–1136. DOI: 10.1007 / s10964-017-0664-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *