Типы психопатов: ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Пограничные психические нарушения››

Психопаты в обществе и жизнь рядом с ними :: Интересная психиатрия

Все идет не плану, все развивается не так, как им хотелось. Желания не удовлетворены, цели не достигнуты – они крайне раздражены и злы. Их не волнует мнение и реакция тех, кто их окружает. Ничто и никто не в силах их остановить. В таком состоянии они способны перейти на прямые агрессивные действия.

Они – это люди, которые ведут себя психопатически, игнорируя принятые социальные нормы. Они – это психопаты. Среди преступников достаточно большое количество так называемых асоциальных психопатов. Хорошо, что психопатия – особенность развития личности, а не психическое заболевание, которое может освободить от уголовной ответственности.

Чем отличается нормальный человек от психопата?

У нормального человека присутствуют мощные сдерживающие механизмы – социальные мотивы. Эти мотивы представляют собой внутреннюю потребность быть хорошим человеком, прежде всего, в своих собственных глазах, соблюдать принятые в обществе правила и нормы поведения. Именно благодаря данным мотивам каждый из нас может поставить себя на место другого человека (испытывает эмпатию). Эмоциональный срыв, жестокое отношение к другому приводит к потере уважения и любви к самому себе.

У психопатов отсутствуют такие социальные мотивы. Кроме того, у них особый темперамент и мышление: психопаты импульсивны, они не могут адекватно оценить возможные последствия своих действий. Это приводит к нарушению самоконтроля. Довольно часто особенности личности психопатов бросаются в глаза и могут предостеречь окружающих. Однако, к сожалению, встречаются люди с психопатиями, которые очень сложно выявить.

Ученые о психопатии и психопатах

Психопатия – это стойкое расстройство личности, которое складывается в раннем возрасте и длится на протяжении всей жизни. Данная патология выражается в искажении цельности личности, что является причиной расстройства адаптации и осложнения отношений между людьми.

Психопаты – это люди, которые, со слов К. Шнайдера, из-за своего особенного безумия страдают сами и подвергают страданию окружающих. Их отклонения в поведении могут либо сглаживаться, либо усиливаться. Человек с расстройством личности не осознает, что болен и нуждается в психиатрической помощи.

Существует тормозимые и возбудимые психопатии. К тормозимым относят ананкастных, психастенических, сенситивных шизоидов и астенических психопатов. В группу возбудимых входят эпилептоидные, эксплозивные, паранойяльные, неустойчивые, истерические и гипертимные психопаты.

Симптомы психопатии

Психопатия является пограничным состоянием, которое располагается между личностными акцентуациями и прогрессирующими психическими болезнями. В России для выявления заболевания учитывают такие симптомы как:

— расстройство всего психического склада;
— устойчивое нарушение личности;
— выраженные дефекты социальной адаптации;
— полная картина психопатических особенностей;
— совокупность патологических черт характера.

Типы психопатов

Кто-то из больных выделяется предрасположенностью к жестокому двуличию, взрывам гнева и интригам. Они не просто «отравляют» жизнь окружающим, но и осложняют свою жизнь. Иные психопаты страдают сами, в первую очередь, от чрезмерной нерешительности, застенчивости, склонности к «копанию» внутри себя.

Необходимо понимать, что не любая застенчивость или взрывчатость психопатическая. Болезненные проявления настолько обычно ярки и отчетливы, что их заметит даже ребенок. Неестественное поведение отпечатывается на всем жизненном пути больного и выражается практически во всех его поступках.

Патологические развития – прочная, практически необратимая поломка в состоянии человеческой души, спровоцированная долговременной психической травмой. Например, воспитание в очень строгой семье или, наоборот, в семье в которой все разрешено и поощряется высокомерие и хвастливость. Но и здесь большое значение имеют врожденные задатки характера.

Дурное воспитание и условия жизни очень сильно отпечатываются на характере человека. Но психопатами рождаются или становятся в раннем возрасте. Все остальные же факторы могут просто усугубить или сгладить болезненный характер.

Известные психопаты

Психопатами считают таких великих людей как Пушкин, Нерон, Сталин и Дарвин. Некоторые из них запомнились великими открытиями, а кто-то безжалостностью и жестокостью. Но все это только разнообразные нарушения в чертах характера.

Психопат в семье

К сожалению, большое число людей проживают рядом с психически неуравновешенными родными. Они могут быть совершенно неопасными или же, напротив, враждебными, но все нуждаются в специальном отношении. Лучше, чтобы специфику обращения объяснил врач после проведенного предварительно осмотра.

Как вести себя с психопатом

Будьте на шаг впереди

Зачастую человека, страдающего психопатией, довольно сложно устроить на лечение в специализированном заведении. Поэтому необходимо, прежде всего, поработать над своим поведением. Вы должны в большей мере снизить выражение агрессии с его стороны. Психопаты страшны именно своей непредсказуемостью. В связи с этим вам следует всегда быть начеку. Даже абсолютно невинный разговор или невольное прикосновение может спровоцировать нападки у нестабильной личности.

Сумейте отвлечь внимание

Если вы видите, что поведение человека постепенно изменяется в негативную сторону, лучше выйдите из помещения или отвлеките внимание психически неуравновешенного человека его любимыми темами, музыкой, фильмами.

При угрозе для своего здоровья зовите на помощь и убегайте

Не забывайте, что больные склонные к маниакально-депрессивному психозу, почти не чувствуют боли. Соответственно использовать силу и газовые баллончики не нужно, так вы лишь еще больше разозлите психопата. При угрозе для здоровья зовите на помощь и убегайте.

Избегайте конфликтов

Всегда пытайтесь не вступать в конфликт, ведите себя предельно спокойно и доброжелательно. Также не ссорьтесь с окружающими, больной может впасть в бешенство от сильных криков.

Действуйте по ситуации

Помните, что нет универсального совета или действенного метода воздействия на психопата. Каждая конкретная ситуация нуждается в индивидуальном подходе.

Как противостоять развитию психопатии?

Родители должны запомнить, что социальные мотивы формируются не сразу, а в течение длительного времени, начиная с раннего детства. Дети должны чувствовать к себе теплое отношение и должны осознавать, что от них ждут ответной реакции, такого же тепла.

Искренняя любовь, привязанность и забота родных ребенку людей (родителей, сестер, братьев, бабушек и дедушек) способствуют развитию социальных мотивов. Если ребенок проявляет сочувствие к другим, стремится сделать кому-то приятно, это должно постоянно поддерживаться, одобряться и поощряться близкими. Только в этом случае шансы на развитие психопатии будут минимальны.

 

Также рекомендуем прочитать статью об органических поражениях головного мозга.

 

📖 Драйвы, аффекты и темперамент при психопатии, 7. Психопатические (антисоциальные) личности, Часть II. Типы организации характеров. Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе. Мак-Вильямс Н. Страница 12. Читать онлайн


. . .

7. Психопатические (антисоциальные) личности.

Я хочу начать обсуждение типологических категорий личностной организации с тех, кто, вероятно, является наиболее непопулярными и пугающими пациентами из всех встречающихся в практике службы психического здоровья, с тех, кто является по существу психопатическими личностями. Я использую старое понятие для обозначения этого личностного типа вслед за Мелой (Meloy, 1988) вследствие его уже устоявшегося места в психоаналитической истории. Я буду использовать термины «социопатический» и «антисоциальный» как синонимы — в отличие от некоторых ранних аналитических авторов, применявших эти понятия для обозначения людей криминальной субкультуры, которые необязательно представляли собой характерологических психопатов.

Психология bookap

Люди, чьи личности структурированы вдоль психопатической линии, распределяются от крайне психотических, дезорганизованных, импульсивных, садистических людей типа Ричарда Чейса (Biondi & Hecox, 1992), который беспорядочно убивал, расчленял и пил кровь своих жертв (он испытывал иллюзии, что его собственная кровь отравлена и ему необходимо делать это, чтобы выжить), до вежливых утонченных очаровательных личностей, подобных тем характерам, что были описаны Сневартом (Snewart, 1991) в его докладе о должностных преступлениях, совершенных на высочайших уровнях американской системы управления.

Психопатический континуум более нагружен в направлении от пограничного до психотического, потому что, по определению, данный диагноз связан с базисной неспособностью к человеческой привязанности и с опорой на примитивные защитные механизмы. Однако, соглашаясь с Бурстеном (Bursten, 1973), я отстаиваю мнение о существовании людей с высоким уровнем функционирования, чьи личности в большей степени свидетельствуют о социопатии, чем о каких-либо других качествах, и которые оправдывают диагноз психопатов высокого уровня. Такие люди имеют достаточную интеграцию идентичности, проверку реальности и обладают способностью использовать более зрелые защиты, чтобы рассматривать их как пациентов, находящихся на невротическом уровне. Однако их ядерные способы мышления и действия, тем не менее, свидетельствуют об антисоциальной эмоциональности. В пример можно привести удачливого и занимающего видное социальное положение фальшивомонетчика.

Суть психопатической психологии удачно схвачена диагностическим критерием Бурстена, согласно которому организующий принцип психопатической личности состоит в том, чтобы, так сказать, «сделать» всех или сознательно манипулировать другими. Сформулированный подобным образом, диагноз характерологической социопатии не имеет ничего общего с явной преступностью, но целиком связан с внутренней мотивацией.

Драйвы, аффекты и темперамент при психопатии.

Существуют некоторые свидетельства, что люди, ставшие впоследствии антисоциальными, обладают большей базальной агрессией, чем другие. Факт, что младенцы с рождения различаются по темпераменту (это известно любому родителю, который имеет более двух детей), теперь научно подтвержден (Thomas и др., 1984). Некоторые области, в которых младенцы демонстрируют врожденную вариабельность, включают в себя уровень активности, агрессивность, реактивность, общую лабильность и другие подобные факторы, которые также влияют на развитие в психопатическом направлении. Исследования детей, взятых из приюта, (Schulsinger, 1977) подтвердили действие при социопатии некоторых генетических факторов, которые хоть и не являются определяющими, но при наличии других предрасполагающих факторов укладываются в ее основание (Vandenberg еt al, 1986). Нейрохимические и гормональные исследования (Wolman, 1986) указывают на вероятность биологического субстрата для высоких уровней аффективной и хищнической агрессии, наблюдающейся у антисоциальных личностей.

Психология bookap

У диагностированных психопатов постоянно выявляется сниженная реактивность автономной нервной системы (Lykken, 1957; Hare,1970; Loeb & Mednick, 1977), и этот факт считается объяснением постоянного стремления таких людей к острым ощущениям и их очевидной «неспособности обучаться через опыт» (Clerkeley, 1941). Кратко говоря, антисоциальные личности обладают врожденными тенденциями к агрессивности и к более высокому, чем в среднем, порогу приносящего удовольствие воз-буждения. В то время как большинство из нас испытывают эмоциональное удовлетворение от хорошей музыки, сексульных отношений, красоты природы, умной шутки или хорошо сделанной работы, психопат нуждается в резком, более «встряхивающем» опыте для того, чтобы чувствовать себя бодро и хорошо. Принятие во внимание этого факта способствует терпимому отношению терапевта, которому понадобится огромная когнитивная поддержка для того, чтобы оставаться в нормальных отношениях с человеком, которого очень трудно любить.

Что касается основных чувств, которыми озабочены психопатические люди, их очень трудно определить из-за неспособности антисоциальных людей членораздельно выражать (проговаривать) свои эмоции. Вместо того, чтобы говорить, они действуют. Кажется, что они отдают себе отчет только в базисном возбуждении, не ощущая специфических аффектов. Когда эти люди действительно чувствуют, по-видимому, они переживают или слепую ненависть, или маниакальное радостное настроение. В последующем разделе, посвященном объектным отношениям, будут обозначены некоторые причины возникновения такого «массивного аффективного блока» (Мodel, 1975). В силу этого обстоятельства, читателю следует отметить, что эффективное лечение психопатов заметно отличается от терапии людей, обладающих иными типами характеров, именно в связи с тем, что клиницист не может надеяться на установление связи с пациентом посредством отражения его чувств.

Защитные и адаптационные процессы при психопатии.

Основной защитной операцией психопатических людей является всемогущий контроль. Они также используют проективную идентификацию, множество тонких диссоциативных процессов и отыгрывание вовне. Потребность оказывать давление имеет преимущественное значение. Она защищает от стыда (особенно у грубых психопатов), отвлекает от поиска сексуальных перверсий, которые часто лежат в основании криминальности (Ressler,1992). Знаменитое отсутствие совести у социопатов (Jonson,1949) свидетельствует не только о дефективном супер-Эго, но также о недостатке первичных взаимных привязанностей к другим людям. Для антисоциальной личности ценность других людей редуцируется до их полезности, которая определяется их согласием терпеть затрещины.

Психопатические люди будут открыто хвастаться своими победами, завоеваниями, успешными махинациями и обманами, если думают, что на слушателя произведет впечатление их сила. В этом процессе нет ничего неосознанного; это буквальное бесстыдство. Служители закона вновь и вновь поражаются тому, как легко преступники сознаются в убийстве, но при этом скрывают меньшие преступления (сексуальные принуждения, взятие нескольких долларов из сумки жертвы). Очевидно, в связи с тем, что эти поступки могут быть расценены как признаки слабости (Н. Сьюсалис (N. Susalis), личное сообщение, 7 мая 1993). Кернберг (Kernberg, 1984) ссылается на «злокачественную грандиозность» психопатов. Данная фраза покажется верной каждому, кто пережил садистические стремления социопатической личности к триумфу посредством саботирования терапии. Важно провести различия между психопатическим манипулированием и тем, что часто называется манипуляцией у истерических и пограничных пациентов37. У первых это преднамеренные, синтонные попытки использовать других; у вторых — относительно неосознанные манипулятивные намерения, приводящие к тому, что другие чувствуют себя использованными.


37 Как уже было отмечено в главе 4, я рекомендовала зарезервировать понятие «манипуляция» для социопатического ряда, поскольку она сознательна и преднамеренна и ее происхождение совершенно отличается от тех причин, которые мотивируют другой тип характера. Истеричные и пограничные пациенты пытаются удовлетворить свои потребности непрямыми средствами, что совершенно изводит окружающих и заставляет «приписывать» им манипуляцию. Применение понятия «манипулятивный» к психопатам носит просто описательный характер, в то время как с другими клиническими популяциями оно является проницательным и имеет определенные преимущества в качестве одного из полезных способов понимания того, что происходит с пациентом.


Опытные клиницисты давно заметили, что психопаты — те люди, которые избежали саморазрушения и заключения в тюрьму — имеют тенденцию «выгорать» к среднему возрасту, часто становясь удивительно примерными гражданами. Они становятся более податливыми для психотерапии и могут получить от нее выгоду в большей степени, чем молодые люди с таким же диагнозом. Подобное изменение частично объясняется гормональными снижениями, которые, вероятно, редуцируют внутренний призыв к действию. Также вероятно влияние происходящей к середине жизни потери физической силы. Пока посредством ограничений не разрушаются всемогущие защиты, у человека не существует причин развивать более зрелые способы адаптации. Старшие подростки, молодые взрослые и особенно здоровые молодые люди38 склонны переживать свое всемогущество: смерть еще далека, а прерогативы взрослости уже в руках. Инфантильная грандиозность вновь приобретает силу. Однако реальность обладает способом осадить любого из нас. В возрасте сорока лет или около этого смерть уже больше не представляет собой абстракцию, наша физическая мощь убывает, снижается время активного реагирования, здоровье уже не может быть гарантировано, и тогда начинают проявляться длительные издержки тяжелого житья. Эти факты жизни очень могут способствовать созреванию.


38 Возможно, одна из причин того, что психопатия более характерна для мужчин, состоит в том, что женщины раньше подвергаются конфронтации с реалистическими ограничениями. Женщины не так физически сильны, как мужчины; с раннего подросткового возраста они вынуждены справляться с неудобством менструации и угрозой беременности; они больше рискуют быть изнасилованными и подвергнуться физическому насилию; они смиряются с расхождениями между их образами идеальной материнской эффективности и эмоциональными реалиями попыток воспитать культурных детей.


Что же касается проективной идентификации, использование социопатическими людьми этого процесса может отражать не только задержку развития и характерную опору на примитивные защиты, но также и последствия их неспособности к проговариванию. Их нерасположенность к вербальному выражению эмоций означает, что единственный способ, которым они могут добиться от других понимания своих чувств, это возбуждение этих чувств в них самих. В разделе о переносе и контрпереносе я расскажу об этом больше. У психопатов нередко отмечаются диссоциативные защиты, однако достаточно трудно дать им оценку в конкретных случаях. Диссоциативные явления распределяются от тривиальных случаев минимизации собственной роли в совершении ошибки до тотальной амнезии преступления, связанного с насилием.

Психология bookap

Диссоциация личной ответственности является важным диагностическим критерием психопатии. Тот, кто избил свою любовницу и потом объясняет, что они «повздорили» и он «вышел из себя», или же подобным образом раскаивающийся жулик, утверждающий, что «в этом случае он плохо подумал», проявляют характерную социопатическую минимизацию. Когда интервьюер улавливает эти выражения, ему следует спросить для уточнения: «Что именно вы сделали, когда вышли из себя?»; или: «О чем именно вы плохо подумали?» (обычно ответ на последний вопрос содержит сожаление о том, что его поймали, а не о том, что он совершил жульничество).

Когда психопатический пациент утверждает, что в течение некоторого опыта он был эмоционально диссоциирован и практически ничего не помнит о произошедшем, особенно в момент нанесения оскорбления, трудно сказать, были ли его переживания действительно диссоциированы или данные слова являются следствием манипулятивного уклонения от ответственности. Принимая во внимание частоту серьезного насилия в историях антисоциальных людей и каузальную связь между насилием и диссоциацией, вполне уместно существование утверждения о частом сопутствии диссоциации диагнозу социопатической личности. Однако ненадежность сообщений антисоциальных людей не дает возможности прояснить данную тему до конца. Я сообщу об этом больше в последующих комментариях к дифференциальному диагнозу и в главе 15.

Отыгрывание вовне поистине является определяющим для психопатии. У социопатических людей не только возникает внутреннее побуждение к действию, когда они раздражены и расстроены, но они также не обладают опытом повышения самоуважения, которое происходило бы от контроля над собственными импульсами. Психопатов часто рассматривают как недостаточно тревожащихся (Ellis, 1961), но я думаю, что Гринвальд (Greenwald, 1974) прав в том, что это обстоятельство объясняется безотлагательным отыгрыванием вовне в комбинации с отказом признавать «слабые» чувства (Deutsch, 1955). Говоря другими словами, психопаты действительно переживают тревогу, но для того, чтобы освободиться от таких «токсических» чувств. Они отыгрывают вовне так быстро, что наблюдатель не имеет шанса их заметить. Более того, они никогда не признают их, если даже расспрашивать. Гринвальд подчеркивает удовольствие, которое антисоциальные люди способны достигнуть в терапии по мере того, как развивается их способность признавать тревогу и контролировать собственные реакции на нее.

Объектные отношения при психопатии.

Детство антисоциальных людей нередко отличается обилием опасностей и хаоса. В литературе (Abraham,1935; Aichhorn,1936; Redl & Wineman,1951; Greenacre,1958; Akhtar, 1992) описывается хаотическая смесь суровой дисциплины и сверхпотворства. В историях наиболее деструктивных, криминальных психопатов фактически невозможно найти отражение последовательного, любящего, защищающего влияния семьи. Наличие слабых, депрессивных и мазохистичных матерей и вспыльчивых, непоследовательных и садистических отцов характерно для психопатии, как и алкоголизм и применение наркотиков членами семьи. Частыми являются паттерны переездов, потерь, семейных разрывов. В таких нестабильных и угрожающих обстоятельствах просто невозможно естественное развитие нормальной убежденности ребенка в собственном чувстве всемогущества и, позднее, стремление защитить появляющееся ощущение собственного «Я» (self). Отсутствие ощущения силы в те моменты развития, когда оно необходимо, может принудить детей с подобным затруднением потратить большую часть жизни на поиск подтверждения их всемогущества.

Психология bookap

Психопатические люди не могут признать в себе наличие обычных эмоций, так как они ассоциируются со слабостью и уязвимостью. Для их индивидуальных историй характерен факт, что в детстве никто не пытался помочь им, предложив слова для их эмоциональных переживаний. Благодаря блокированию аффекта психопатическими индивидами у них отсутствует стремление к использованию языка для прояснения чувств. В то время как большинство из нас использует слова для выражения собственной личности, психопатические люди применяют их для манипуляции. У них отсутствует интернализованная основа для иного понимания роли речи. Клинические наблюдения подтверждают тот факт, что в их семьях не делалось акцента на экспрессивных и коммуникативных функциях языка; вместо этого, слова использовались для того, чтобы контролировать других.

Неспособность родителей к проговариванию и ответу на эмоциональные потребности своего ребенка соотносится с другим аспектом клинического знания: дети, ставшие впоследствии социопатическими, были избалованы материально, но испытывали эмоциональную депривацию. Родители одной из моих антисоциальных пациенток, когда та казалась расстроенной, делали ей экстравагантные подарки (стерео, машину). Казалось, она не имела никакого опыта вести разговор и была не готова к тому, чтобы выслушивали ее заботы. Подобного рода «великодушие» особенно деструктивно; в случае с моей пациенткой это не оставляло ей способа сформулировать свое давнее ощущение, что в ее жизни что-то отсутствует.

Наиболее проницательные психоаналитические размышления о психопатии (Kernbeg, 1984; Meloy, 1988) делают акцент на недостатке интернализации. Антисоциальный индивид просто никогда в нормальной степени не испытывал психологической привязанности, не инкорпорировал хорошие объекты, не идентифицировался с теми, кто о нем заботился. Он никогда не получал любви и никогда никого не любил. Вместо этого оказалась возможной идентификация с «чуждым сэлф-объектом» (Grotstein, 1982), который переживается как хищный. Мелой (Meloy, 1988) пишет о «недостаточности глубоких и бессознательных идентификаций, первоначально с первичной родительской фигурой, и, в особенности, архетипических и направляющих идентификаций с обществом и культурой и человечеством в целом».

Корни альтернативного происхождения характера, построенного на фантазиях о всемогуществе и на антисоциальном поведении, можно отыскать в личной истории, когда родители или другие важные фигуры были глубоко вовлечены в демонстрацию ребенком силы и вновь и вновь посылали сообщения о том, что жизнь не налагает никаких ограничений на изначально данную прерогативу индивида оказывать давление. Такие родители, идентифицируясь со своими детьми в их неповиновении и отыгрывании вовне ненависти к авторитетам, имеют тенденцию с возмущением реагировать на те ситуации, когда учителя, консультанты или служители закона пытаются наложить ограничение на поведение их детей. Психопатия может быть «унаследована»; ребенок повторяет защитные решения своих родителей.

Когда основным источником характерологической психопатии становится родительское моделирование и подкрепление манипулятивного поведения, подразумевающего «право на все», прогноз, возможно, окажется лучшим, чем в тех случаях, когда данное состояние коренится в хаотических, связанных с насилием драматичных ситуациях, упомянутых выше. По крайней мере, избалованный ребенок имел возможность идентифицироваться с кем-то, кто не полностью был лишен способности к связи с другими. Возможно, что такого рода семья создает более здоровых психопатов, в то время как более жестокие и буйные условия продуцируют более нарушенных психопатов. Однако данное утверждение требует исследовательского подтверждения.

Психопатическое собственное «Я».

Как уже отмечалось выше, одним из конституциональных аспектов предрасположенности к психопатии является уровень агрессии, который при любых обстоятельствах затрудняет успокоение, утешение и любящее отзеркаливание ребенка. Врожденно гиперактивный, требовательный, рассеянный ребенок нуждается в гораздо более активной родительской опеке, чем спокойный и легко утешаемый. Такому ребенку определенно необходимо более непосредственное вовлечение отцовской фигуры, чем это имеет место в западном обществе (Herzog,1980; Cath,1986; McWilliams,1991; Diamond,1993). Я лично знала очень агрессивных детей, которых определенно было «слишком много» лишь для одного родителя, но при достаточной стимуляции и любящей дисциплине они сформировали у своего ребенка способность к привязанности. Исходя из наших культурных тенденций, предполагающих, что одного заботящегося о ребенке родителя, обычно это бывает мать, вполне достаточно, мы, возможно, создаем гораздо больше психопатов, чем их могло быть в иных условиях.

Психология bookap

Однако, оставив социологические представления в стороне, заметим, что потенциальный психопат имеет серьезные затруднения в обретении самоуважения нормальным путем через переживание любви и гордости своих родителей. Поскольку внешних объектов недостаточно, единственным объектом катексиса является собственное «Я» и его личные побуждения к власти. Поэтому сэлф-репрезентации могут быть поляризованы между желаемым состоянием личного всемогущества и пугающим состоянием отчаянной слабости. Агрессивные и садистические действия социопатической личности могут стабилизировать ощущение собственного «Я» благодаря снижению неприятных состояний возбуждения и востановлению самоуважения.

Давид Берковиц, известный как «Сын Сэма», серийный убийца, начал убивать молодых женщин, когда узнал, что его биологическая мать была неряхой, а не возвышенным персонажем его воображения (Abrahamsen, 1985). Будучи усыновленным, он связал свое самоуважение с фантазией о превосходной «реальной» матери, и поэтому когда его иллюзия была разрушена истиной, он стал проявлять компенсаторную ярость. Во многих сенсационных случаях были отмечены сходные связи между ударами по личностной грандиозности и последующей криминальностью, однако наблюдение манипулятивных людей в повседневной жизни свидетельствует о том, что данный паттерн не является характерным лишь для соципатических убийц. Любой, чьи образы собственного «Я» отражают нереалистические представления о превосходстве; тот, кто избегает очевидного факта, что он всего лишь человек, будет пытаться восстановить самоуважение посредством проявления силы.

Кроме того, чем более хаотичным было окружение ребенка в детстве и чем больше его родители были обессилены и неадекватны, тем вероятнее отсутствие у ребенка четких ограничений и непонимание серьезных последствий импульсивных действий. С точки зрения теории социального научения, грандиозность ребенка является ожидаемым результатом воспитания без должной дисциплины. Ребенок, обладающий гораздо большей энергией, чем те, кто о нем заботится, может усвоить урок, что можно игнорировать потребности других людей, делать все, что в данный момент приспичило, и управлять всеми неблагоприятными последствиями, избегая, притворяясь, соблазняя или запугивая окружающих.

Еще одной особенностью сэлф-переживания психопатических пациентов является примитивная зависть — желание разрушить все, что является наиболее желанным (Klein, 1957). Хотя антисоциальные люди редко говорят о зависти, ее демонстрируют многие из их поступков. Возможно, вырасти неспособным к любви невозможно без знания того, что существует нечто, приносящее удовольствие другим людям, и чего лишен ты. Активное обесценивание и пренебрежение абсолютно всем, что принадлежит к области нежности и ласки в человеческой жизни, является характерным для социопатов всех уровней. Как известно, антисоциальные люди психотического уровня убивают тех, кто их привлекает. Например, Тед Банди описывал свою потребность уничтожать хорошеньких молодых женщин (которые, как было отмечено другими, имели сходство с его матерью) как своего рода «овладение» ими (Michaud, 1983). Убийцы, описанные Т. Кэпотом в «Холодной крови» (T. Capot, 1965), истребляли счастливые семьи «без всяких причин». Они были счастливыми семьями, и убийцы чувствовали к ним невыносимую пожирающую ненависть.

Перенос и контрперенос с психопатическими пациентами.

Основным переносом психопатов по отношению к терапевту является проекция на него своего внутреннего хищника — предположение о том, что клиницист намерен использовать пациента для своих эгоистических намерений. Совершенно не имея эмоционального опыта любви и эмпатии, антисоциальный пациент не может понять великодушных аспектов интереса терапевта и пытается вычислить его «крючок». Если у пациента есть причина считать, что терапевт может быть полезен для достижения некоторых личных целей (например, предоставление хорошего отчета судье или служителю закона), тогда он начинает вести себя настолько очаровательно, что неопытный клиницист может быть обманут.

Обычным контрпереносом на озабоченность пациента не быть использованным и на его стремление перехитрить эксплуатирующего терапевта является шок и сопротивление появляющемуся ощущению, что важнейшая для терапевта идентичность человека, оказывающего помощь, уничтожается. Наивный терапевт может не выдержать искушения, пытаясь доказывать свои намерения оказать помощь. Если это не удается, обычными реакциями терапевта являются враждебность, презрение и моралистическое поругание по отношению к психопатической личности. Такие «неэмпатические» реакции у обычно сочувствующих людей следует понимать как своего рода эмпатию к психопатической психологии пациент не способен позаботиться о терапевте, и терапевт находит невероятно трудным осуществить заботу о пациенте. Открытая ненависть пациента не характерна и не является для него причиной беспокойства, поскольку способность ненавидеть — это своего рода привязанность (Bollas, 1987). Если кто-то допускает переживание внутренней холодности и даже вражды, это предоставляет ему неприятное, но помогающее указание: вот на что это похоже — быть психопатически организованной личностью.

Другие контрпереносные реакции являются комплементарными (дополняющими), а не конкордантными (совпадающими), (Racher, 1968; 2 глава) и включают в себя ужасающей силы страх. Работающие с психопатами люди часто сообщают об их холодности, безжалостном взгляде и своем беспокойстве, что такой пациент подчинит их своему влиянию (Meloy, 1988). Частыми являются мрачные предчувствия. И снова очень важно, чтобы клиницист выдержал эти столь расстраивающие ощущения, а не пытался отрицать или компенсировать их, поскольку минимизация вызванной действительным социопатом угрозы неблагоразумна (и с точки зрения реальности, и потому, что может побудить пациента продемонстрировать свою деструктивную силу).

Кроме того, опыт активного, даже садистического обесценивания нередко вызывает интенсивную враждебность и беспомощный отказ клинициста. Осознание, что обесценивающие сообщения пациента составляют защиту против зависти, помогают сохранять некоторый интеллектуальный комфорт перед лицом явного презрения пациента.

Терапевтические рекомендации при диагнозе психопатия.

В связи с плохой репутацией антисоциальных пациентов мне с самого начала следует сказать о том, что я знаю многих психопатических людей, которым очень помогла компетентная психотерапия Однако не следует обольщаться, насколько много можно достигнуть в терапии. Особенно тщательным (даже в большей степени, чем с пациентами других диагностических групп) следует быть в оценке того факта, является ли тот или иной психопатический пациент пригодным для лечения.

Некоторые социопатические индивиды настолько ущербны, опасны и полны стремления к разрушению целей терапевта, что психотерапия может быть лишь тщетным и наивным упражнением. Так как специфическая оценка пригодности находится вне задач данной книги, я отсылаю автора к прекрасной книге Мелой (Meloy, 1988), посвященной применению техники структурного интервью Кернберга для оценки возможности применения психотерапии с каждым конкретным психопатическим индивидом.

Мелой проводит важное различие между ролями диагноста и терапевта, которое не является необходимым в работе с большинством других типов характера (поскольку у них отсутствует характерное для психопатов намерение нанесения поражения клиницисту). Однако оно крайне важно для данной популяции. Данное Мелой объяснение явления «терапевтического нигилизма» (Lion, 1978) также в точности совпадает с моим опытом:

Психология bookap

«Существует стереотипное суждение, что все психопатически нарушенные индивиды, или пациенты с антисоциальным личностным расстройством, как класс непригодны для лечения на основании их диагноза. Такое суждение игнорирует как индивидуальные различия, так и постоянную тяжесть их психопатологии. Очень часто я наблюдал такую реакцию у клиницистов государственных учреждений психического здоровья, куда были направлены пациенты из условного заключения — освобожденные под залог или находящиеся по судом. Они считали, что принудительный характер лечения… сводит на нет его терапевтическую пользу.

Подобные реакции часто являются продуктом установок, интернализованных по «оральной традиции» во время профессионального обучения от старших коллег. Они редко являются продуктом непосредственного, индивидуального опыта. В известной степени эти реакции представляют собой массовую репрессивную позицию, когда моральное суждение нарушает профессиональную оценку. Поведенческая патология психопата, обесценивание и дегуманизация окружающих становится конкордантной идентификацией клинициста, делающего с психопатом то же, что, по его ощущениям, психопат делает с другими». (Meloy, 1988)

Такое отношение клиницистов к пациенту может также отражать тот факт, что в большинстве обучающих программ — даже если студенты проходят практику в тюрьме или медикаментозных лечебных центрах, где полно психопатических людей, очень мало уделяется внимания развититию технических навыков, соответствующих данной группе. Когда начинающие психотерапевты, применяющие эффективную для других популяций технику, испытывают неудачу с психопатом, они, скорее, порицают пациента, а не ограничения их тренинга39.


39 Карон и Ванденбос (Karon и VandenBos, 1981) подвергли сходной критике преобладающее и неадекватно поддерживаемое убеждение, что шизофрения не может эффективно лечиться психоаналитически ориентированной психотерапией. Психопатические пациенты на психотическом уровне могут стать второй удачей.


Раз уж принято решение работать с социопатической личностью, или обнаруживается, что пациент, которого рассматривали как-то по-другому, является в своей основе социопатическим, наиболее важной особенностью лечения становится неизменность и неподкупность: терапевта, рамок, условий, которые делают терапию возможной. Лучше оказаться чересчур негибким, чем продемонстрировать нечто в надежде, что это будет воспринято как эмпатия. Пациент может расценить это как слабость. Антисоциальные люди не понимают эмпатии. Они понимают использование людей. И испытывают не признательность, а садистический триумф над терапевтом, который отклоняется от установленных ранее границ лечебного контракта. Энтони Хопкинс в фильме «Молчание ягнят» продемонстрировал пример жуткого психопатического «таланта» находить ахиллесову пяту другого человека, характерным образом манипулируя детективом, которого сыграла Джуди Фостер. Таким образом, любой аспект терапевтической техники, который может быть интерпретирован как слабость и уязвимость, будет истолкован именно так.

Нереально ожидать любви от антисоциальных людей, но можно заслужить их уважение упорным противостоянием и требовательностью к ним. Когда я работаю с социопатическими пациентами, то настаиваю на уплате денег в начале каждой сессии и отправляю пациента обратно при ее отсутствии — независимости от благоразумности предложенного условия.

Подобно большинству терапевтов, которые обычно первоначально притираются к специфичным потребностям каждого пациента, я на опыте пришла к убеждению, что следует не «изгибаться», и это является самым верным ответом на специфические потребности психопата. На ранней фазе терапии я не анализирую предполагаемые мотивы пациента — проверку твердости контракта. Я только напоминаю им о нашем соглашении, которое состоит в том, что им следует платить вперед. Я повторяю, что откажусь от своей части соглашения — применение собственных знаний и опыта для того, чтобы помочь им лучше понимать себя- если они откажутся от своей.

С неподкупностью связана бескомпромиссная честность: прямое сообщение, выполнение обещаний, совершение добра перед лицом угрозы и настойчивое обращение к реальности. Честность включает в себя признание терапевтом интенсивных негативных чувств по отношению к пациенту — как контртрансферентных, так и реалистических восприятий опасности. Если такие реакции отрицаются, контртрансферентные реакции отыгрываются вовне, и таким образом могут быть минимизированы вполне законные страхи. Терапевты должны достигать мира со своими собственными антисоциальными тенденциями, чтобы иметь основу для идентификации с психологией пациента. Так, например, при обсуждении вопроса оплаты терапевту следует не защищаясь признать эгоистичность и жадность в качестве разумного объяснения платы.

За исключением перечисленных выше признаний, которые имеют вполне законное отношение к контракту, честность не означает самораскрытия; саморазоблачения будут интерпретироваться пациентом как хрупкость. Честность также не означает морализаторства. Анализируя деструктивные действия пациента, бесполезно побуждать его к выражению предполагаемых переживаний собственной «плохости», поскольку пациенту недостает нормального супер-Эго и поскольку психопат грешит для того, чтобы почувствовать себя хорошим (всемогущим), а не плохим (слабым). Терапевту необходимо ограничить обращение к возможным реальным последствиям аморального поведения. Нащупывание предполагаемой борьбы с совестью лишь вызовет реакцию, подобную той, которую продемонстрировал Вилли Саттон (Willie Sutton), когда его спросили, почему он грабит банки: «Потому что там находятся деньги».

Психология bookap

Неослабевающий акцент терапевта на реальной опасности грандиозных планов пациента не обязательно должен быть лишен юмора лишь потому, что дело имеет слишком серьезные последствия. Одна моя коллега, известная своим талантом в работе с антисоциальными клиентами, сообщила о следующем добродушном подшучивании над машинным вором, находившимся под судом:

«Этот мужчина объяснял мне, насколько выдающимся был его план, который был им почти осуществлен, но преступление не совершилось из-за случайной неувязки. По мере того, как мой клиент говорил, он все более и более возбуждался и воодушевлялся, и я с некоторым восхищением признала, что он почти удрал на украденной им машине. Я начала чувствовать, что мы стали почти заговорщиками. Постепенно он настолько увлекся, что спросил меня:

— Вы бы сделали что-нибудь наподобие этого?

Психология bookap

— Нет, — ответила я.

— А почему нет? — спросил он, немного спускаясь с небес.

— По двум причинам. Во-первых, всегда подводят какие-то мелочи, даже если план превосходен. Жизнь не поддается контролю. А потом я бы без моего согласия попала в тюрьму или в психиатрический госпиталь, как вы, и вынуждена была бы разговаривать с каким-то сморчком, которого не выбирала. А во-вторых, я бы не сделала этого, потому что у меня есть кое-что, чего нет у вас — совесть.

— Да-а, — протянул он. — А вы не знаете, как я мог бы заиметь хотя бы одну их них?»

Психология bookap

Конечно, первый шаг в развитии совести (или, технически, супер-Эго) состоит в том, чтобы позаботиться о каком-то человеке в той степени, в которой это важно для него. Терапевт направляет пациента к более ответственному поведению без морализирования — просто являясь последовательным, не карающим и не поддающимся эксплуатации объектом. Гринвальд (Greenwald, 1958, 1974), работавший с антисоциальными людьми общественного дна Лос-Анджелеса, описал, как ему удавалось налаживать связь с ними таким образом, что они его понимали. Он утверждает: поскольку сила — единственное уважаемое антисоциальными людьми качество, именно сила является тем, что должен прежде всего продемонстрировать терапевт. Гринвальд (Greenwald, 1974) приводит следующий пример:

«Ко мне пришел один сутенер и начал обсуждать свой способ жизни.

— Вы знаете, я стыжусь показать себя и тому подобное, но все-таки это довольно хороший способ заработать, и многие парни хотели бы так жить. Вы знаете, как живет сутенер. Это не так уж и плохо — вы заставляете девчонок суетиться для вас. Так почему бы вам этого не делать? Почему бы любому так не жить?

Психология bookap

Я ответил:

— Ты сопляк.

Он спросил, почему. Я объяснил:

Психология bookap

— Смотри, я живу на заработки проституток. Я пишу о них книгу; этим я добиваюсь уважения и приобретаю известность; по моей работе сняли фильм. Я заработал на проститутках гораздо больше денег, чем ты когда-нибудь заработаешь. И, кроме того, тебя, подонка, в любой день могут арестовать и посадить в тюрьму на десять лет, а я в это время пользуюсь уважением, восхищением и имею отличную репутацию.

Это он смог понять. Парень увидел, что кому-то, кого он считал таким же, как он сам, известен лучший способ достижения тех же самых результатов».

Гринвальд обладал своим собственным, довольно свободным, но в основе неподкупным стилем работы с психопатическими пациентами. Он не единственный терапевт, обнаруживший пользу принципа «выворачивания психопата наизнанку» или действия по принципу «кол — колом» («conning the con») — способа продемонстрировать, что он заслуживает уважения. Гринвальд в достаточной степени имел собственные психопатические импульсы, поэтому не чувствовал себя полностью отчужденным от эмоциональнго мира своих клиентов. Он сообщает о впечатляющих фактах: в течение второго или третьего года интенсивного лечения психопатические пациенты обычно переживали серьезную и часто психотическую депрессию. Гринвальд расценивает данный факт как доказательство того, что они стали относиться к нему подлинным образом, а не как к объекту манипуляции, и, осознавая это, погружались в состояние страдания в связи с собственной психологической зависимостью. Эта депрессия, которая проходит очень медленно, по сути своей сходна с описанными Кляйн (Klein, 1935) чувствами младенца второй половины первого года жизни, когда существование матери как отдельной личности вне контроля ребенка болезненно воздействует на него.

В отличие от соответствующей терапии пациентов с другими диагнозами, терапевт психопатического клиента должен усвоить позицию «граничащей с безразличием независимой силы«. Не следует эмоционально инвестироваться в изменение пациента, поскольку, как только пациент заметит данную потребность тера-певта, он тут же начнет саботировать психотерапию, чтобы продемонстрировать слабость клинициста. Лучше позаботиться об углублении собственного понимания и настраиваться на то, чтобы сделать свою работу компетентно и дать пациенту понять, что это его дело — воспользоваться выгодами психотерапии или нет. Данный принцип аналогичен уроку, который осваивает каждый полицейский: никогда не показывай, что для тебя важно получить признание.

Наиболее опытным интервьюером антисоциальных типов из всех, кого я знаю, является шеф полиции моего города. Это человек с исключительной способностью вызывать чистосердечные признания — часто с трогательным плачем — у насильников, мучителей и убийц. Слушая записи его допросов, поражаешься его убеждению, что даже самые ужасные преступники имеют потребность сказать кому-нибудь правду. Такие реакции подозреваемых до крайности удивляют. Особенно в свете их убеждения, что главная цель интервьюера — выступить обвинителем. Ни один из допрошенных не обвинял шефа полиции в предательстве, даже когда тот давал показания в суде на основе их признания. «Он относился ко мне честно», — говорили они.

Подобные феномены поднимают вопрос: не является ли бессердечность психопата реакцией на окружение, которое было или насильническим (например, детстве, а позднее удвоенное жестокой субкультурой), или непостижимое (как и желание терапевта помочь). Тот факт, что преступники испытывают ощутимое облегчение, признаваясь тому, кто хочет засадить их в тюрьму, свидетельствует, что даже неисправимый преступник несет примитивную ответственность и может извлечь выгоду из человеческих взаимоотношений40. Садист-убийца Карл Панцхрам (Gaddis & Long, 1970) был способен на длительную дружбу с тюремным охранником, который однажды отнесся к нему по-доброму. Строгое упорство и железобетонно устойчивое отношение, видимо, являются наилучшей комбинацией в работе с антисоциальными людьми.


40 Данное наблюдение не является аргументом в пользу «мягкого» отношения к опасным преступникам. Понимание того обстоятельства, что социопатические люди представляют собой человеческие существа, которым в некоторой степени можно помочь, не следует смешивать с желанием сделать из компульсивного убийцы идеального гражданина. Общество нуждается в надежной защите от антисоциальных людей вне зависимости от того, возможно ли психодинамическое постижение их преступлений или от их способности получить помощь от терапевтических отношений.


В ходе терапии, по мере того как настойчиво анализируются свойственные психопатической личности всемогущий контроль, проективная идентификация, зависть и самодеструктивные действия, пациент будет действительно изменяться. Любой переход от использования слов для манипуляции к их использованию для честного самопредъявления является существенным успехом, который можно достичь лишь в результате повторных представлений себя кому-либо, кто в достаточной степени интегрирован. Любой пример, когда пациент сдерживает собственный импульс и испытывает гордость за осуществление самоконтроля, следует рассматривать как важнейшую веху лечения социопатической личности. Поскольку даже небольшое продвижение психопата к человеческой привязанности предотвращает огромное количество человеческих страданий. Такой прогресс является вознаграждением за каждую каплю пота, которую проливает терапевт при работе с этим контингентом.

Дифференциальный диагноз.

Обычно довольно трудно распознать антисоциальные свойства клиента, чья личность имеет психопатический компонент. Большой вопрос, являются ли эти свойства центральными и, следовательно, позволяющими определить пациента как характерологически психопатического. Психология людей, которые легко могут быть неправильно поняты как социопатические, включает в себя параноидные, диссоциативные и нарциссические состояния. Кроме того, некоторые люди, обладающие истероидной личностью, неправильно диагностируются как антисоциальные. Эта тема будет обсуждена далее, в главе 14.

Психопатическая личность в сравнении с параноидной

Существует значительное совпадение между доминирующей психопатической психологией и параноидной. Многие люди обладают чертами характера обоих этих типов. И антисоциальные, и параноидные люди серьезно озабочены вопросами силы, однако с разных перспектив. В отличие от психопатов, люди с домирующей параноидной структурой характера испытывают глубокую вину, анализ которой очень важен для облегчения их страдания. Таким образом, для оценки тех, кто обладает и социопатическими, и параноидными свойствами, крайне важно понять, какие тенденции являются доминирующими.

Психопатическая личность в сравнении с диссоциативной

Существует определенное совпадение между психопатическими и диссоциативными состояниями. Интервьюеру важно определить, является ли пациент психопатической личностью, которая использует некоторые диссоциативные защиты, или же он представляет собой множественную личность, обладающую одной или несколькими «преследующими» частями личности. Для первой группы прогноз носит сдержанный характер, в то время как люди, корректно диагностированные как диссоциативные, быстрее и благоприятнее реагируют на терапию. К сожалению, вынесение данной дифференциальной оценки может оказаться чрезвычайно трудным, даже если этим занимается эксперт. И преимущественно диссоциативные, и преимущественно социопатические люди испытывают глубокое недоверие к другим, хотя и по разным причинам (ужас насилия в одном случае и всемогущий триумф — в другом). И те, и другие лицемерят, испытывают склонность к поверхностному согласию и ниспровержению терапевта.

Я не рекомендую пытаться проводить дифференциальный диагноз, если он повлечет за собой какие-либо серьезные последствия — например, когда совершивший убийство человек не признает себя виновным по причине умопомешательства, стараясь убедить профессионала в том, что у него множественное расстройство личности. Дифференциальный диагноз довольно труден и без подобного осложнения, поэтому имеет место существенная потребность в развитии процедур, которые бы позволили сделать более надежным разделение этих двух типов. Некоторую надежду дает гипноз О дифференцировании я расскажу в главе 15.

Психопатическая личность в сравнении с нарциссической

Кроме того, существует тесная связь между психопатическими и нарциссическими состояниями. Оба типа характера отражают субъективно пустой внутренний мир и зависмость самоуважения от внешних событий. Некоторые теоретики (Kernberg, 1975; Meloy, 1988) помещают психопатию и нарциссизм в одно измерение, которое характеризуют как нарциссическое; психопат рассматривается как патологический край нарциссического континуума. Я же считаю, что антисоциальные и нарциссические люди достаточно различны, чтобы выделить свой континуум для каждого типа. Для большинства социопатических людей не характерна повторяющаяся идеализация, а большинство нарцисстических характеров не зависит от всемогущего контроля. Однако многие люди обладают некоторыми чертами обоих типов, и для каждого из них характерна инфляция собственного «Я».

Вопреки тому, что эти два типа имеют много общего, а ряд людей обладает определенными чертами каждой организации, полезно тщательно дифференцировать их, поскольку лечебные рекомендации совершенно различны для этих двух групп (эмпатическое отзеркаливание подходит для большинства нарциссических людей, но вызывает антагонизм у психопатических людей).

Заключение.

В настоящей главе психопатическая личность была описана через выраженную и организующую потребность ощущать собственное влияние на других, манипулировать ими, «подняться над» ними. Коротко были суммированы конституциональные предиспозиции антисоциального поведения, уделено внимание ярости и мании, которая может прорвать характерное для социопатических людей блокирование аффекта. Психопатия была обсуждена с точки зрения защит всемогущего контроля, проективной идентификации, диссоциации и отыгрывания вовне. С точки зрения объектных отношений, были отмечены нестабильность, потворство, эмоциональное непонимание, эксплуатация и иногда жестокость. Структура собственного «Я» определяется грандиозными стремлениями избежать переживания слабости и зависти. Были обсуждены неэмпатический перенос и контртрансферентные реакции и лечебные требования неподкупности, последовательности и независимости терапевта от собственной потребности быть воспринимаемым как помогающий. Психопатический характер был дифференцирован от параноидного, диссоциативного и нарциссического типов.

Дополнительная литература.

К сожалению, в работах по психотерапии обычно редко уделяется особое внимание психопатическим пациентам, поэтому существует определенный недостаток хорошей аналитической литературы, посвященной этой группе. Таким образом, читатели, заинтересованные в получении большей информации о дисциплинирующей психодинамической работе с антисоциальной популяцией, обладают ограниченными ресурсами. В этом отношении исследование Бурнстена «Манипулятор» (Burnsten, 1973, «The Manipulator») и книга Мелой «Психопатическая душа» (Meloy, 1988, «The Psychоpathic Mind») являются наиболее обстоятельными исследованиями, доступными для чтения. Хорошая глава, посвященная данной теме, имеется в книге Актара «Разбитые структуры» (Akhtar (1992) «Broken Structures»).

Тема по самообразованию учителя –дефектолога Зайцевой Е.А. «Изучение особенностей детей с психопатиями дошкольного и младшего школьного возраста» | Материал на тему:

       Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение города Москвы  Инженерно- техническая школа имени дважды героя Советского Союза   П.Р. Поповича

Тема по самообразованию учителя –дефектолога Зайцевой Е.А.

«Изучение особенностей детей с психопатиями дошкольного и младшего школьного возраста»

Москва, 2017г.

Тема: Психолого-педагогическая характеристика детей с психопатией.

Актуальность темы

Психопатия – нарушение поведения у детей, которое часто имеет врожденный характер. Психиатры описывают разные виды психопатий, но одно остается неизменным при всех видах: трудный характер и плохо управляемое поведение.

Как правило, только небольшая часть родителей обращается самостоятельно к психиатрам по поводу нарушения поведения у своих детей. Большинство же родителей либо обвиняют себя в плохом воспитании своих трудных детей и пытаются сами найти выход, либо не обращают на них особого внимания, пока не произойдет что-то плохое, либо смиряются как с данностью. Только такие крайние поступки, как воровство, поджоги, взрывы и пр., заставляют родителей обращаться к специалистам. Дети-психопаты часто расторможены, неуправляемы, взрывчаты, агрессивны. Достаточно рано они могут обратить на себя внимание тем, что им приятно сказать какую-то гадость, не испытывая при этом чувства вины. Такие дети становятся источников постоянных неприятностей как для собственной семьи, так и для окружающих. В крайних они могут стать даже опасными.

Вот почему изучение психопатических состояний имеет особо важное значение для психологии. Ведь самое важное здесь – вовремя заметить отклонения в поведении и развитии ребенка, правильно диагностировать их и провести педагогическую работу.

Содержание 

. Введение

. Психопатия (общая характеристика)

. Психолого-педагогическая характеристика детей с психопатией

 . Список используемой литературы

Введение 

Специальная педагогика — наука, изучающая сущность, закономерности, тенденции управления процессом развития индивидуальности и личности ребёнка с ограниченными возможностями здоровья, нуждающегося в специализирован-ных индивидуальных методах воспитания и обучения.

Актуальность проблемы психического здоровья детей в последние годы значительно возросла Ни для кого не секрет, что современная жизнь, особенно в больших городах, не лучшим образом отражается на здоровье, в том числе и на психике.

Особенно страдают самые нежные и хрупкие создания — дети. Скажем, если раньше психическая патология у детей до 3 лет составляла 8%, то сейчас — 17%. За последние 20 лет она выросла в 2 раза.

В данной работе мы рассмотрим такое состояние как «психопатия». Психопатия — нарушение поведения, которое часто имеет врожденный характер.

Психопатия — патологическое состояние и поведение личности, от которого страдают и сам человек, и окружающие его люди. Если черта характера зашкаливает так, что серьезно мешает жить и тебе, и другим, — это психопатия. В психиатрии и патопсихологии в настоящее время чаще говорят не о психопатии, а о «расстройстве личности».

Психопатия — сильно выраженная акцентуация характера. В отличие от акцентуации характера, психопатия стабильна (не исчезает), тотальна (проявляется в любой жизненной ситуации) и приводит к социальной дезадаптации.

Психиатры описывают разные виды психопатий, но одно остается неизменным при всех видах: трудный характер и плохо управляемое поведение. Присущие им патологические качества представляют собой постоянные, врожденные свойства личности, которые, хотя и могут в течение жизни усиливаться или развиваться в определенном направлении, не подвергаются тем не менее сколько-нибудь резким изменениям.

1. Психопатия (общая характеристика) 

психопатия психоз патологическое поведение

Психопатия — это стойкая аномалия характера. Психопатическими называют личности с юности обладающие рядом особенностей, которые отличают их от нормальных людей и мешают им безболезненно для себя и других приспособляться к окружающей среде.

Психопатии представляют область между психической болезнью и здоровьем, т.е. являются пограничными состояниями. Для психопатов характерна неполноценность (недостаточность) эмоционально-волевой сферы и мышления, однако без исхода в слабоумие.

В отечественной дефектологии выделяют следующие типы психопатии: шизоидные, эпилептоидные, психастенические, истерические, циклоидные, возбудимые и бестормозные.

. Шизоидные психопаты. Ребенку с шизоидной психопатией присущи черты аутизма. Они избегают общения; одиночество и мир фантазий предпочитают обществу сверстников. Для эмоциональной сферы шизоидных психопатов характерны, с одной стороны, повышенная чувствительность и ранимость, а с другой стороны, безразличие по отношению к родным и близким, эмоциональная холодность. При этом типе психопатии нет грубых нарушений мышления, речи, нарушения в эмоционально-волевой сфере также отсутствуют.

.Эпилептоидная психопатия. Такой тип психопатии имеет внешнее сходство с эпилепсией, хотя при эпилептоидной психопатии отсутствуют судорожные припадки и отмечаются лишь стойкие характерологические особенности в виде эмоциональной вязкости и инертности. У детей с эпилептоидной психопатией наблюдаются трудности перехода от одного настроения к другому или склонность к немотивированным его колебаниям, заострение внимания на плохом настроении.

.Психастеническая психопатия. Дети с таким типом психопатии склонны к тревожности и мнительности. В школьном возрасте у них отмечаются навязчивые сомнения и патологическая нерешительность, а качестве некоторой компенсации возникает склонность к порядку и неизменному режиму дня.

.Истерическая психопатия. Такой тип психопатии наблюдается у девочек. Для них характерны эгоцентризм, повышенная возбудимость, неспособность к волевому усилию. В раннем возрасте такие дети склонны к капризности, в дошкольном возрасте им свойственны жажда признания, желание быть в центре внимания, в подростковом возрасте — тяга к интригам, вымыслу, кокетству.

.Возбудимый тип (относится к группе органических психопатий). Возбудимый тип диагностируется чаще у мальчиков, чем у девочек. Для него характерна аффективная и двигательная возбудимость. Уже в раннем возрасте у мальчиков с возбудимым типом психопатии возникают аффективные вспышки с нескрываемой злобой, агрессией, упрямством, негативизмом. Эта группа детей считается трудной с точки зрения воспитательной работы с ними: они неуправляемы. Обижают более слабых детей, грубят взрослым. В ответ на малейшие замечания возникают бурные реакции протеста, возможны побеги из дома, школы.

.Бестормозной тип (относится к группе органических психопатий). Для детей с таким типом психопатии характерны повышенный, даже эйфорический тон настроения, постоянная отвлекаемость на раздражители, отсутствие критичности при достаточно сохранном интеллекте. Любое впечатление вызывает бурную эмоциональную реакцию. В школьном возрасте отсутствие критичности и волевой регуляции вызывает развитие склонности к бродяжничеству, импульсивным сексуальным поступкам и др.

При столкновении с психопатами создается впечатление незрелости, детскости из-за определенных дефектов психической сферы (частичного инфантилизма). Незрелость психики проявляется в:

повышенной внушаемости, склонности к преувеличениям и чрезмерным фантазиям у истеричных субъектов;

эмооциональной неустойчивости — у аффективных (циклоидных) и возбудимых;

в слабости воли — у неустойчивых;

в незрелом, некритическом мышлении — у паранойяльных психопатов.

Несмотря на то, что психопатические особенности характера довольно неизменны сами по себе, они создают особо благоприятную почву для патологических реакций на психические травмы, на чрезмерно тяжелые условия жизни, на соматические заболевания.

В основе психопатии лежит врожденная неполноценность нервной системы, которая может возникнуть под влиянием наследственных факторов, вследствие внутриутробного воздействия вредностей на плод, в результате родовых травм и тяжелых заболеваний раннего детского возраста.

Большое значение в формировании психопатии имеет неблагоприятное влияние внешней среды (неправильное воспитание, психические травмы). Однако, истинные психопатии («ядерные») носят конституциональный характер (врожденный). В тех случаях, где ведущая роль в формировании патологического характера принадлежит внешним факторам, следует говорить о патохарактерологическом развитии личности.

Психопатии, в отличие от психозов, не относятся к прогредиентным (прогрессирующим) заболеваниям. Однако, такая статика психопатий условна. Она справедлива в отношении сохранения единства личности. Личность же в зависимости от внешних условий и воздействия внутренних факторов может быть адаптированной (компенсированной) или дезадаптированной (некомпенсирован-ной).Компенсация психопатической личности осуществляется двумя путями. При первом под влиянием благоприятных социальных условий происходит сглаживание патологических черт характера. Второй путь направлен на выработку вторичных психопатических черт в целях приспособления к окружающей среде (гиперкомпенсация).

Нарушение социальной адаптации происходит, как правило, под влиянием внешних факторов (психотравмирующие ситуации, соматические заболевания, социальные условия), причем декомпенсирующие факторы должны быть значимы для данной личности. Например, конфликт в семье будет значимым моментом для возбудимого психопата и не окажет никакого декомпенсирующего влияния на шизоидную личность. Декомпенсация представляет собой обычно выраженное усиление личностных особенностей. Так например, депрессивные состояния чаще возникают у гипотимных или циклоидных личностей, истерические реакции — у истерических психопатов, идеи ревности или сутяжничества — у паранойяльных.

Могут возникать реакции, не соответствующие характеру психопатии, контрастные типу личности. Так, у возбудимых появляются астенические реакции, у истерических — депрессивные. Это происходит обычно в условиях тяжелой психотравмирующей ситуации (гибель близкого человека, безвыходная жизненная ситуация и т д.). В таких случаях могут возникать шоковые реакции и реактивные психозы.

Декомпенсация психопатий обычно происходит в периоды гормональной перестройки в организме. Наиболее значимыми в этом плане являются пубертатный (подростковый) возраст и период инволюции (климактерия — у женщин). Кроме того, заострение характерологических особенностей у женщин наблюдается во время беременности, особенно в первой ее половине, после абортов, неблагополучных родов, перед менструацией.

Патохарактералогическое развитие личности, в отличие от психопатий, является результатом неправильного воспитаний в семье, длительного воздействия неблагоприятных социальных и психотравмирующих факторов, причем психогенный фактор является основным. Например, в условиях постоянного подавления, унижения и частых наказаний формируются такие черты характера как застенчивость, нерешительность, робость, неуверенность в себе. Иногда в ответ на постоянную грубость, черствость, побои (в семьях алкоголиков) также появляется возбудимость, взрывчатость с агрессивностью, выражающие психологически защитиую реакцию протеста.

Если ребенок растет в обстановке чрезмерного обожания, восхищения, восхваления, когда исполняются все его желания и прихоти, то формируются такие черты истерической личности, как эгоизм, демонстративность, самовлюбленность, эмоциональная неустойчивость при отсутствии инициативы и целевых установок в жизни. А если он к тому же — заурядная личность, не обладающая в действительности воспеваемыми талантами, то ему приходится самоутверждаться и заслуживать признание окружающих другими способами (отличным от других внешним видом, необычными поступками, сочинительством о себе разных историй и т.п.).

2. Психолого-педагогическая характеристика детей с психопатией 

В современной дефектологии к психопатиям относят такие особенности личности, которые характеризуются дисгармоничностью ее психического склада. Они относительно постоянны, практически необратимы и тотальны, оказывают сильное влияние на определение всей психической структуры человека. Было выявлено, что патологические личностные особенности выражены настолько значительно, что препятствуют дальнейшей полноценной социальной адаптации и самоопределению личности.

Если в дошкольном возрасте не принимать мер коррекционно-воспитательного воздействия к преодолению недостатков в поведении, то такие дети, как правило, оказываются неподготовленными к школьному обучению. Они не умеют подчиняться школьным требованиям, не выполняют учебных заданий, вступают в конфликты с товарищами и педагогом, нарушают дисциплину, иногда убегают из школы и из дома. При неблагоприятных условиях они могут оказаться под влиянием правонарушителей.

Несмотря на то, что интеллект у детей с органической психопатией не нарушен, продуктивность в обучении у них часто бывает недостаточно высокой, поскольку они приступают к выполнению задания без предварительного обдумывания, не сосредоточены на нем, не удерживают в памяти отдельные элементы задания, не умеют преодолевать препятствий. Все эти компоненты, т.е. сохранность интеллекта при нарушении интеллектуальной деятельности; сохранность элементарных эмоциональных образований при недоразвитии более сложных форм эмоционально-волевой сферы и определяют своеобразие структуры дефекта в развитии ребенка с органической психопатией, где все особенности его поведения вытекают из нарушения ядра его личности. Степень выраженности дефекта бывает различной, но его структура всегда остается единой.

Особенности мышления детей с психопатией нередко находят отражение в необычных, оригинальных, творческих работах. Иногда имеет место одаренность, и тогда дети достигают определенных успехов, особенно на поприще абстрактных наук. В то же время им чужды нормальные человеческие потребности, они равнодушны к нуждам семьи.

Детям с психастенической психопатией свойственно обладание хорошими интеллектуальными способностями, иногда бывает даже одаренность в определенных сферах науки или искусства. Несмотря на это, многие из них учатся средне ли ниже среднего.

Причина кроется в характерологических особенностях детей с психастенической психопатией. Они педантично и скрупулезно подходят к подготовке домашнего задания, но в то же время чрезмерно волнуются при устных ответах, находятся в состоянии паники при написании контрольных и проверочных работ, постоянно сомневаются в правильности полученных результатов и тратят большее количество времени на перепроверку.

Характерными особенностями детей и подростков с циклоидной психопатией являются колебание настроения от бодрого, приподнятого до подавленного, появление апатии, резкого снижения умственной и физической активности. В таком состоянии дети и подростки испытывают серьезные затруднения при обучении в школе. Иногда они прекращают посещать школу, избегают общества друзей, быстро устают от общения с людьми, предпочитая проводить все время дома перед компьютером или телевизором. Такие состояния продолжаются 1-3 недели и сменяются у детей обычным настроением или приподнятым настроением с повышением активности и ощущением физической бодрости и силы.

В коррекционно-педагогической работе с такими детьми необходимо обратить особое внимание на правильную организацию процесса первоначального обучения. Этих детей не затрудняет усвоение чтения, письма и счета, но они плохо вовлекаются в деятельность, не доводят начатой работы до конца, выполняют ее небрежно, неряшливо. Следовательно, самое главное при обучении детей с органической психопатией — настойчиво приучать их к тщательному выполнению заданий. Сначала можно давать детям облегченные задания, а потом задания нужно постепенно усложнять.

В ходе коррекционно-педагогической работы очень важно предупредить возможность появления пробелов в знаниях, так как педагогическая запущенность существенно затруднит дальнейшую работу с такими детьми.

Коррекционно-воспитательные мероприятия с детьми данной группы должны включать такие виды работы, которые были бы направлены на выработку умения анализировать и правильно оценивать свои поступки. Учитывая, что эти дети недостаточно владеют своим поведением, проявляют неустойчивость, внушаемы и легко попадают под негативное влияние, педагогу необходимо постоянно ставить их в условия строго организованного режима и не выпускать из поля зрения. В работе с такими детьми очень важно сохранять спокойный, ровный тон, так как они легко возбудимы, часто раздражаются и доходят до аффективной вспышки по самому незначительному поводу. При этом педагогу необходимо помнить, что в период аффекта лучше переключить ребенка на какую — либо другую деятельность, чем уговаривать, а тем более наказывать его, так как наказание может только усилить возбуждение.

В ходе коррекционно-педагогической работы с психопатическими детьми педагогу очень важно поддерживать тесную связь с родителями школьников, чтобы обеспечить единый подход к их обучению и воспитанию. Кроме того, родители могут оказать существенную помощь педагогу в его работе. Важен также контакт с врачом-психоневрологом для использования в случае необходимости лечебных мероприятий.

Также выделяют группу детей с так называемой конституциональной психопатией. Этиологическим фактором этой психопатии является патологическая наследственность. Так, в семьях, где имеются случаи эпилепсии, встречаются психопатические личности с эпилептоидными чертами характера. Основные особенности данной группы — вязкость и тугоподвижность эмоциональных проявлений. Для эпилептоидов характерны застревания на переживаниях, угрюмость, подозрительность, недовольство, склонность к резким аффективным вспышкам, мстительность, злобность, скупость и жадность. Конечно, эти симптомы не всегда встречаются сразу у одного лица, и степень выраженности этих проявлений может быть различной. У людей с эпилептоидной психопатией есть много положительных черт: хорошая работоспособность, тщательность в выполнении заданий, целенаправленность, умение сосредоточиться на работе и преодолевать трудности.

Развитие детей с эпилептоидной психопатией имеет свои закономерности. Уже в раннем детстве у них появляется повышенная раздражительность, причем она бывает длительной и плохо переключаема. В дошкольном возрасте у таких детей нарастает аффективное напряжение, выражающееся в «застревании» на своих переживаниях, действиях. В школьном возрасте из сочетания этих особенностей формируется ряд вторичных характерологических черт, как положительных, так и отрицательных. С одной стороны, эти дети целенаправленны в своей деятельности, аккуратны и педантичны при выполнении заданий, продуктивны в работе, активны. С другой стороны, они злопамятны, мстительны, скупы, склонны к аффективным вспышкам. В переходном возрасте к этому добавляется неустойчивое настроение, замкнутость, подозрительность, недоверчивость к окружающим.

Патологические черты характера у этих детей формируются постепенно и возникают лишь на определенных этапах развития. Своевременное коррекционно-педагогическое воздействие может значительно смягчить особенности характера детей с эпилептоидной психопатией. И чем раньше будет начата коррекционно-воспитательная работа, тем большего эффекта можно добиться. Главным в этой коррекционно-воспитательной работе должно быть стремление преодолеть имеющуюся у этих детей склонность к «застреванию» на своих переживаниях. Для этого нужно включать их в различные виды деятельности и оказывать необходимую помощь в процессе ее выполнения. При проявлении упрямства, негативизма, озлобленности педагогу не следует авторитарно воздействовать на ребенка. Лучше всего переключить его на какую-либо деятельность, с которой он хорошо справляется. Поскольку у таких детей наблюдается некоторая замедленность мышления, целесообразно в процессе дополнительных занятий предварительно пройти с ребенком учебный материал. Их следует привлекать к общественно полезной кружковой работе. Особенно благоприятно на воспитание этих детей действует труд, поэтому очень важно включать их в различные виды трудовой деятельности. При аффективном возбуждении, которое может проявиться в неблагоприятных условиях, ребенка лучше всего изолировать, то есть поместить в спокойную обстановку, и дать по предписанию врача необходимые лечебные средства, снижающие возбуждение.

Недоверчивость и раздражительность, повышенная обидчивость этих детей часто приводят к появлению враждебного отношения не только к товарищам, но и к педагогу. Поэтому очень важно установить хороший контакт с ребенком, убедить его в том, что педагог старается ему помочь. Индивидуальный подход к этим детям с учетом особенностей их характера обычно дает положительные результаты.

Для детей с истерической психопатией наиболее характерен эгоцентризм. Они склонны к хвастовству и приукрашиванию своих качеств, стремятся выставить свою личность на первый план. Эти качества обычно сочетаются с повышенной внушаемостью, нестойкостью эмоциональных проявлений, неустойчивостью настроения. Уже в дошкольном возрасте дети с истерическими чертами конфликтуют со сверстниками, капризничают, они раздражительны, не всегда послушны, склонны к истерическим реакциям — бросаются на пол, плачут, стучат ногами, всячески стараясь настоять на своем. В школьном возрасте к проявлениям эгоцентризма у этих детей присоединяется неусидчивость в работе, неумение доводить начатое дело до конца.

Коррекционно-воспитательную работу с детьми, имеющими истерические черты характера, нужно начинать с того момента, когда эти черты будут замечены. Нередко истерические черты характера у ребенка формируются в семье, где родители часто не только не противодействуют проявлениям эгоцентризма у ребенка, а наоборот уступают ему во всем, потакают его капризам. Такой подход очень вреден для этих детей.

Для истеричных детей очень полезно пребывание в детском коллективе, поскольку в ходе игры со сверстниками им приходится подавлять свои эгоистические тенденции.

Коррекционно-воспитательную работу необходимо строить с учетом их полноценного интеллекта и положительных качеств личности этих детей. В первую очередь необходимо выявить его склонности и способности, поддерживать их и на этой основе строить работу по перевоспитанию личности ребенка. Необходимо помочь такому ребенку, опираясь на его положительные черты, занять определенное положение в детском коллективе, сформировать положительное отношение к нему со стороны товарищей. Для того, чтобы помочь детям с трудностями в поведении нужно соблюдать единство требований в работе и общении с детьми как в детском саду, так и дома, так как в семье ребенок проводит большую часть времени.

Основные требования к родителям такие: не изнеживать ребенка; не воевать с ребенком; не капитулировать перед ребенком. Родителям следует создать в семье условия для спокойствия и сдержанности ребенка. Желательно родителям поучиться видеть себя, свое поведение как бы со стороны. Детям можно разрешить смотреть по телевизору только детские мультфильмы, не более 30 минут в день.

Заключение

Говоря о психопатии, чаще имеют в виду поведение трудных подростков, чем неправильное поведение детей более младшего возраста. Поведение психопатов-подростков часто становится асоциальным, и поэтому они попадают в поле зрения детской комнаты милиции.

Социальные условия развития имеют огромное значение для коррекции психопатии. Когда ребенок с психопатией воспитывается в асоциальной обстановке, его патологические наклонности усиливаются. Однако и хорошие условия в семье далеко не всегда обеспечивают оптимистический прогноз развития и социальной адаптации такого подростка.

Нарушения поведения у детей дошкольного и младшего школьного возраста часто рассматривают в ином контексте, связывая их, в частности, с неправильным воспитанием или неуспеваемостью в школе. Только такие крайние поступки, как воровство, поджоги, взрывы и пр., заставляют родителей обращаться к специалистам.

Дети-психопаты часто расторможены, неуправляемы, взрывчаты, агрессивны. Достаточно рано они могут обратить на себя внимание тем, что им приятно сказать какую-то гадость, не испытывая при этом чувства вины. Таким детям не стыдно, слезы их часто не от раскаяния, а от злобы. Они эгоистичны, им чуждо сопереживание, они могут проявить жестокость.

В зависимости от вида психопатии их поведение может носить налет шизофрении (шизоидная психопатия), эпилепсии (эпилептоидная психопатия), истерии (истероидная психопатия).

Следует отметить, что психопатия может наблюдаться как у детей и подростков с высоким и нормальным уровнем интеллектуального развития, так и у детей и подростков с задержкой психического развития и олигофренов.

Список используемой литературы 

1.Богдан Н.Н. Специальная психология / Н.Н.Богдан, М.М.Могильная. — Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2003. — 220 с.

.Дети с задержкой психического развития. / Под ред. Т.А.Власовой и др. — М.: Педагогика. 1984. — 318 с.

3.Диагностика и коррекция задержки психического развития / Под ред. С.Г.Шевченко. — М.: Наука. 2001. — 289 с.

4.Метиева Л.А. Развитие сенсорной сферы детей. Пособие для учителей специальных (коррекционных) образовательных учреждений VIII вида / Л.А.Метиева, Э.Я.Удалова. — М.: Просвещение, 2009. — 160 с.

5.Обучение детей с нарушениями интеллектуального развития: (Олигофренопедагогика): Учеб. пособие / Под ред. Б.П.Пузанова. — М.: Академия, 2001. — 272 с.

6.Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, В.Я. Романова. — М.: Изд-во МГУ, 1982. — С.288-318.

7.Специальная педагогика. / Под ред. Н.М.Назаровой — М.: Академия. 2007. — 400 с.

Нарциссы, психопаты и другие приличные люди. Нарциссисты и психопаты — как распознать типы мужчин, с кем не стоит строить отношения? Кто хуже психопат или нарцисс

Вы помните сказку про Питера Пена? Имя этого персонажа стало нарицательным.
Так иногда называют как бы «невыросших мальчиков», крайне эгоцентричных людей, которые искренне считают, что весь мир крутится вокруг их собственного эго.
И у меня тоже был когда-то свой Питер Пэн. Кстати, помню, я тогда даже называла его именно так, чисто интуитивно, просто вспомнилась сказка, и было очень похоже.
Я даже как-то чисто интуитивно с него посмеялась: «Ребёнок в семье должен быть один, и это должен быть Я!»
Эта история не появится в журнале, мне тошно вспоминать, да и время прошло, конкретика подстёрлась, осталось ощущение…
…но этот «ребёнок» сделал мне мой персональный ад.

В общем-то, Питер Пэн — полушутливое обозначение, доступно раскрывающее образ человека с инфантильным и несформированным эго. Человека эгоистичного, не привыкшего считаться с кем-то или сочувствовать.

При том, что такой человек всегда делает больно партнёру, у него это получается как бы играючи, как будто это и не он виноват, а оно само так получилось, и сам он при этом остаётся ни при чём, и его надо понимать, прощать и под него подстраиваться. И подстраиваются. И терпят. И понимают. И прощают.
И страдают рядом, зачастую, невыносимо.
Но почему-то, несмотря ни на что, от такого Питера Пена не могут уйти.

Потому что реальность, если копнуть глубже, увы, страшна.

Дело в том, что именно отсутствие этики с нравственностью (того, что должно было появиться с «взрослением», но не появилось) и покорёженное эго дают на выходе психику людей-манипуляторов.
Иногда манипуляторы бывают достаточно «карманными», но чаще — гораздо чаще! — теми, кого психиатры называют «перверзными нарциссами».

Я, увы, очень близко с этим столкнулась.

* * * * *
Не знаю, согласятся ли со мной психиатры, но я склонна считать, что любой манипулятор — так или иначе перверзный нарцисс. Просто либо нарцисс в лайт-варианте, либо нарцисс-хард. Причём хард-нарциссов реально очень много.

Итак, что такое нарциссизм.
Нарциссизм – это не исключительная любовь к себе, и не любование собой.
Нарциссизм – это недоступность на уровне психики человеческих чувств и эмоций, искажённое восприятие остального мира и себя в нём.
Чувства и эмоции, которые по определению испытывает человек в норме — это та область человеческих взаимоотношений, которая для нарцисса либо сильно искривлена, либо абсолютно закрыта.

С уверенностью могу сказать, что таких людей нельзя в полной мере называть людьми. Но это не имеет оттенка избранности.
Это — нарушение психики. И исправить это невозможно. Никак, никогда и ничем.
Больше того, все профессионалы, которых я читала, в один голос утверждают, что манипуляторы-нарциссы настолько хорошо носят маску нормальности, что их жертвами становятся и сами психологи. То есть, нарцисс всегда выглядит настолько приятным, адекватным и хорошим человеком, что, работая с ним, далеко не каждый психолог поймёт, с чем именно имеет дело. Манипулятор отлично заметает следы.

Один психолог (она есть в жж, accion-positiva, и я бы ей, честно, поставила бы памятник за то, что она делает!), высказалась очень метко, в том духе, что психика нарцисса — это как компас без механизма. То есть, если любое другое нарушение поддается корректировке, то в случае нарциссизма — увы. В этом компасе есть только коробочка и ремешок, но нет стрелки, которую можно настроить. Просто нет.

И я понимаю, о чём она писала.
Если нравственность и мораль отсутствует как вид — чем и как это можно привить? Ничем. Это надо просто принять как факт. Что есть люди, их достаточное количество, состояние которых в чём-то приближённое к роботу.

Это механизм, который биологически функционирует.
Он ест, спит, думает, смеётся, радуется, работает. Но его психика так или иначе блокирует сочувствие, сострадание, сопереживание на уровне ответной эмоции и прочие вполне человеческие ништяки.
Эмпатия манипулятора-нарцисса прекрасно работает только на уровне «найти и пробить», но никогда на уровне «помочь, посочувствовать».

Все чисто человеческие чувства, которые может проявлять манипулятор-нарцисс (такие как любовь, привязанность, сочувствие и т.д.) являются либо симуляцией, либо направлены исключительно на себя.
Манипулятор — не страдает. Точнее, страдать он может только тогда, когда «игра» идёт не по его правилам. И, как вы понимаете, жалеет он только себя.

Честно говоря, когда я в это углубилась, мне, с точки зрения обычного человека, с эмоциями в норме, было очень тяжело понять, как это так работает…
Как (вспоминая свои прошлые отношения) я тогда не понимала, как такое вообще может быть: это было так странно — человек будто специально делал всё так, чтобы меня трясло, трясло постоянно, колотило, измучивало. И даже когда я пыталась объяснить, наладить, устаканить — ничего не менялось. И я не понимала, как так, вот же я доступно и понятно объясняю, разжёвываю, но… как на ледяную стену.
Спустя годы, когда я осознала, что это действительно было так, это психиатрия, и надо просто принять это как факт — всё стало просто.
Как некоторые неспособны чувствовать боль, отсутствует механизм.

Вместо этого у манипулятора-нарцисса есть убеждённость, что он ВПРАВЕ.
В его мироощущении изначально нет границ, за которые нельзя заходить.
Нарцисс всегда живёт в своём мире, где он — и только он! — имеет право казнить и миловать.
Причём он, на самом деле, не милует никогда. И даже под соусом милости — только казни.

Он «играет» с близкими потому, что он считает себя ВПРАВЕ играть.
Если вы оказались рядом, ему нужно вас подчинить, сломать, добить. Причём не явно! Это будет не открытый бой, а очень подковёрная война, направленная на полный слом вашей психики.
Война сознательная. Они прекрасно осознают то, что делают, и считают себя вправе это делать! Просто. Потому. Что.

Не стоит пытаться его понять, думать, что он, видимо, где-то когда-то пострадал, и теперь вот такой, не верит людям… и прочую фигню, которой женщины склонны оправдывать своих мучителей. И думать, что уж вы-то, своей любовью, отношением и терпением его исправите.
Этого не будет ни-ког-да.
Да, его что-то таким сделало. Но это что-то было так давно, и лежит так глубоко, что вы туда не доберётесь. Ни вы, ни кто другой. Его психика уже может работать только и исключительно так. На уровне физиологии, а не психологии.

Его психика (психика, не психология!) уже заточена таким образом, что, образно — всё живое рядом должно быть поломано и уничтожено. Это — его игрушки.
То есть, друзья, знакомые, женщина рядом — это что-то типа декораций, и они должны стоять так, как считает нужным ОН. И никак иначе.
(Поэтому с ним зачастую нельзя конструктивно обсудить отношения, так, чтобы всё было просто и понятно — он не считает нужным что-то объяснять декорациям.)
Я не приукрашиваю. Мозг манипулятора работает именно так. К сожалению, у меня было и есть слишком много примеров перед глазами, чтобы убедиться в этом лично.

Он делает это потому, что ему необходим полный контроль над психикой и эмоциями жертвы.
И люди, не подчиняющиеся его «игре», для него всегда деструктивны. Любой человек, им ещё не поломанный, как бы вносит хаос в его мир.
Причём — это важно! — даже если вы считаете себя очень близким его человеком, в тот момент, когда вы начинаете как бы выходить за отведённые им для вас рамки (то есть, хотеть к себе другого, человечного отношения, пытаться прояснить ситуацию и т.д.) — вы становитесь его врагом.
Нарцисс всегда стремится уничтожить тех, кто оказывается рядом. Он делает это «просто потому что».

Ребята, это надо просто принять. Нарцисс видит мир только и исключительно так.
Примерно как дальтоник видит, условно, вместо красного — зелёное. Вот так и у нарцисса. Неправильно «спаянная» психика.

По-другому — не бывает. Нарциссу сложно представить, что в норме оно должно быть по-другому, а обычному человеку сложно представить, что бывает и так. Это надо просто принять как аксиому. Это — психиатрия.

* * * * *
Почему абсолютное большинство хард-манипуляторов — мужчины.
Да, безусловно, женщины (особенно мамы) — тоже манипуляторы ещё те. Но мы сейчас говорим об отношениях ПАРЫ. А в паре, если вдруг один из партнеров хард-манипулятор, то в соотношении 98/2 это будет именно мужчина.

Женщины тоже манипулируют, но их манипуляции не так разрушительны, обычно это на уровне «губки, слёзки, обиделась». И, как верно заметил один из читателей: «Да, есть женщины-манипуляторы, но они редко действуют так же продуманно, обычно это сиюминутные капризы, которые мужчина видит и понимает. Другое дело, что отношения с «капризными девочками» приносят мужчинам всякие ништяки, из-за которых они терпят капризы. Но ломание психики бывает в большинстве случаев именно со стороны мужчин.»

И это так.
Объясняется тем, что у женщины изначально более внушаемая, мягкая психика, податливая. Женщины более чувствительны к «погоде», склонны копаться в себе, и им намного легче внушить вину. Женщины ведомы от природы, мужчины же, наоборот, более жёсткие и уверенные в своём праве «хозяина».

Манипуляции женщин хоть и сходны приёмами (и то! не всеми! скажем, приём «трио» женщины не используют), но направлены на то, чтобы получить ништяки: шубку, деньги, внимание.
Манипуляция мужчины-нарцисса направлена на то, чтобы сломать психику и получить личность партнёрши. С последующим уничтожением этой личности. Партнёр-декорация. (Женщины-нарциссы встречаются намнооого реже!)

По сути, манипулирующая женщина хитрит, а манипулирующий мужчина — воюет. И в этом принципиальное различие
Манипулирующая женщина уж точно редко когда доводит мужчину до постоянных слёз, нервных срывов и неврозов.

Собственно, в комментах к прошлому посту на сотни женщин отметился только один мужчина с историей «как по нотам». Все остальные, простите, обиженно надували губы.
А вот цитаты из его длинной истории:
«-Полгода отлечился в спецсанатории.
-В итоге мне пришлось обрубить все контакты, потому что я был «психованным бывшим», а она «бедная девочка которую угораздило связаться»
-Постоянно снились сны о том, что я просто неправильно себя повёл, и на самом деле у меня был шанс на отношения с той манипуляшкой.
-Кстати, когда она по приколу призналась, что спала с нашим общим знакомым, я принялся извиняться, что не был настолько крутым мужиком, раз ей чего-то не хватало и она искала секса на стороне.
-5 лет прошло… Так до конца и не восстановился… А иногда жуткий страх охватывает — когда представляю, что её встречу.»

Вот это — именно оно, классика. То, о чём я пишу. Только здесь ситуация наоборот: женщина-перверзный-нарцисс, а мужчина — жертва нарцисса.
Всё остальное, что пытаются некоторые мужчины представить как женскую манипуляцию — извините… детский лепет. Не доводящий психику партнёра до тотального разрушения.

А мамы… Нужно понимать, что это совершенно другой тип манипуляции, Да, приёмы те же, но это манипуляция, которая изначально направлена не на слом психики. Мама не будет с удовольствием доводить вас до психушки, у мамы есть какая-никакая, но любовь. (Хотя, как ни страшно, часто (не всегда!) именно мамы закладывают фундамент перверзного нарциссизма.).

У нарцисса любви нет, как нет и жалости.

* * * * *
Вернёмся к нашим баранам.
Нарцисс-манипулятор всегда кажется достаточно хорошим и милым человеком. Часто он прекрасно ухаживает и буквально возносит вас на пьедестал. Поначалу вы оказываетесь в головокружительном водовороте красивых отношений.
Больше того, манипулятор — по сути, будет вашим зеркалом, он заставит вас думать, что вы нашли единственно возможную во вселенной родственную душу, и так, как было с ним, не будет ни с кем.

(У меня есть совершено прекрасная история, рассказанная Лерой. На начальном этапе отношений он покорил её тем, что — надо же, какая редкость! — не только знал, кто такой Марк Аврелий, но и часами говорил о нём с Лерой. Больше того, однажды он принёс ей книгу с его цитатами, и доверительно сказал, что это его настольная книга…
…спустя годы, когда всё, что было в начале, им подзабылось, как-то вдруг случайно выяснилось, что он даже имени такого не слышал. (Больше того, выяснилось, что человек даже не знает, кто такой Дюма, и что он написал.).
Тогда-то до Леры и дошло, что все эти высокоинтеллектуальные беседы она, по сути, всегда вела сама с собой, а он всего лишь «зеркалил», вставляя в нужные моменты общие фразы.)

Ну так вот… Поначалу всё будет сказочно. У вас будет полная иллюзия, что вы нашли родную душу.
Адок начинается чуть позже. Когда вы оказываетесь в его власти.
Причём вы, скорее всего, очень долго не будете понимать, что именно происходит.
Нарцисс всегда действует постепенно и тонко. Настолько тонко, что люди, вырвавшиеся из таких отношений, не всегда могут объяснить словами, что именно происходило. И что именно он делал.
А он вас «отменял».

Манипулятор своими действиями всегда умудряется перевернуть вашу картину мира так, что вы начинаете считать его, манипулятора, центром вселенной, всецело зависеть от отношений с ним, и принимать исходящий от него кошмар за благо.

Больше того! Нарцисс поначалу часто даже кажется незаслуженно обиженным кем-то человеком! То есть, допустим, отношения, которые были до вас, разрушились потому, что в этом была виновата она. А он пытался их наладить и спасти. Она же была дурой/ненормальной/шизофреничкой/выносила ему мозг/etc…
И вы даже будете ему сочувствовать, и стараться понимать его как можно больше.
(Отличный, кстати, крючок! Только вот не сомневайтесь: если ваши отношения закончатся, в этом будете виноваты тоже только вы.
Причём он действительно будет так считать, не допуская даже мысли, что в чём-то был неправ. Вы же помните? Только он имеет право «казнить».)

Но, как правило, вырываться из отношений с манипулятором крайне сложно и болезненно (в 3 и 4 постах я объясню, почему так происходит).
Нарцисс сможет сделать так, что сопротивления не будет. Сложно сопротивляться, когда на самом деле не понимаешь, чему именно. Не зря психологический абьюз называют «кулаком в бархатной перчатке».

Кстати об абьюзе.
Абьюз — это то, что всегда сопровождает отношения с манипулятором. Всегда.
В принципе, абьюзом уже принято называть любое насилие, в том числе и физическое.
Абьюз — это непереводимое дословно слово, и по сути оно означает «использование», причём, использование в свою пользу.

Механизмы абьюза, в принципе, одинаковы, и я описала их в прошлом посте.
Причём абьюз всегда начинается так неявно, мягко, часто под соусом «для твоего же блага», что его, на первый взгляд, и насилием-то не назовёшь.
Но, тем не менее, это оно — психонасилие, хорошо замаскированная агрессия против вас.

Нарцисс воспитан среди людей и понимает, что если он начнет ломать партнёра в открытую, партнёр будет сопротивляться.
И потому психонасилие нарцисса — достаточно тонкое. И оттого более страшное.
Для абьюза характерен слом и захват границ личности партнёра. Причем границы эти всегда ломаются так, что, по сути, и предъявить-то нечего.
То есть, человек чувствует, что его закручивают, но не может объяснить как и чем, потому что формально придраться не к чему.
Тот, кто испытывал это на своей шкуре, знает, насколько это страшная вещь.

В тонком абьюзе эмоциональные потребности партнёра манипулятивно отменяют и делают их как бы несуществующими.
То есть партнёра как бы отстраняют, обесценивают и «стирают».

Манипулятор никогда не смотрит на партнёра, как на личность с эмоциональными потребностями.
Да, нарцисс считает партнёра своей собственностью в худшем понимании этого слова.

Это значит, что с того момента, как нарцисс почувствовал хоть малейшую зависимость от него, партнёру будет отказано в праве на мнение, чувства и боль. Отказано в праве на личность и собственную душу.
Образно — партнёр всегда должен идти на эшафот.

Если вы оказались партнёром нарцисса, он будет психологически ломать вас до тех пор, пока вы не сломаетесь. Если вы взбунтуетесь против такого отношения (а это неизменно произойдет, вы же человек!) — то…
Когда декорация начинает бунтовать и требовать себе пространства, другого, чем назначил ей нарцисс, это вызывает у нарцисса не желание разобраться или успокоить (то, как оно должно быть в норме, у здоровой психики), а отторжение и возмущение.
Как так, в мире, где он хозяин, кто-то не согласен с тем, что только он может и должен казнить?
Декорации должны молча все сносить, на то они и декорации.

То есть, в его понимании измученный им человек ни в коем случае не должен от него убегать или требовать к себе нормального отношения. Этим он ломает его картину мира.

У нарцисса отсутствует жалось. Либо она извращена и искажена.
Причём, жалость в очень бытовом смысле, к близким. То есть, он пожалеет заболевшего котёнка, но, если вы (доведённые ЕГО поступками!) начнёте, допустим, плакать, или пытаться объяснить ему, что вам больно, он почувствует не сострадание и желание извиниться-разобраться-помочь, а отвращение, граничащее с желанием «добить».

Механика такая: дело в том, что нарцисс, как я говорила, не имеет чувств. Эта сторона для него закрыта наглухо.
И тогда он начинает раскачивать кого-то. Ему надо питаться. Он питается, когда чувствует, как кто-то испытывает эмоцию. Он кукловод, он играет. Он выводит на эмоцию, при этом он всегда эту эмоцию контролирует. Она под контролем не у жертвы, а у него.

Но как только декорация начинает ломаться и тем самым ломать его игру, это вызывает у нарцисса отвращение.
Непонятные эмоции его дестабилизируют и он стремится оказаться подальше. Он всегда «выйдет» из человеческих чувств.
Поэтому чем больше рядом с ним плачешь или просишь об эмоциональной помощи, тем больше он… звереет. С одной стороны у него появляется желание сбежать из эмоционально непонятной для него ситуации, с другой… добить. Казнить без способности миловать.

Нарцисс в такие моменты действительно не чувствует к вам ничего, кроме отвращения, сочувствие на уровне сопереживания — не существующая для него эмоция. Вообще.
Война, детка.

Это очень точно проиллюстрировала ситуация у моей подруги Тани, долгое время прожившей с эталонным перверзным.
Она рассказывала, как однажды, находясь уже в крайне измотанном от его поведения состоянии, сидела на кухне. Её мучитель вышел к ней, посмотрел на Таню, повертел в руках таблетки, лежащие на столе и спросил что это. Она ответила, что афобазол, успокоительное. Он сказал:
-Ты пей не эти. Ты пей глицин с барбовалом. А потом — водку.
И вышел из кухни.
То есть, понимаете, он, видя, что она уже просто близка к неврозу (до которого он её целенаправленно доводил!), не пытался как-то разобраться-помочь, исправить, а натурально советовал, как ей половчее загнать себя в гроб.

Другая ситуация с ним же. Та же кухня. Перед этим было несколько дней подковёрной войны.
Таня рассказывает:
-Меня трясло к тому времени уже несколько дней (прим. ребят, я не буду сейчас рассказывать от чего, это будет пост на 20 страниц, поэтому просто верьте сейчас на слово: от чего — было, всё по классике. Трясло — от жизни такой)
Я сидела на кухне, он понял, что меня долго нет, вышел, и спросил: «Ты что, плачешь?». При этом, Катя, я натурально физически почувствовала, что эти слова на самом деле значили — «ты уже плачешь, или ещё поднажать?»
Я сказала: «Нет, я не плачу».
Он так испытующе посмотрел на меня, прямо заглянул в лицо, с таким, знаешь, странным интересом, без капли сочувствия, и вышел из кухни.
И тут у меня случилась страшная истерика…

Таня рассказывала мне потом, что тоже очень долго не могла понять, как такое вообще может быть…

* * * * *
По сути отношения с нарциссом — это всегда замкнутый круг ада.
Ведёте вы себя «хорошо» — он вас ломает. Ведёте вы себя «плохо» — он вас ломает.
И эта игра — без вариантов. Вообще без вариантов.

Причём манипулятор всегда будет поворачивать всё дело так, что во всём, что будет происходить, окажетесь виноватой вы. И будете просить прощения у него. Желательно долго и на коленях.

Дело всегда будет в вас и только в вас.
Причём, помните, в начале я говорила, что для него любая бывшая (или теперешняя, в глазах окружающих) всегда «дура/ненормальная/шизофреничка/выносит ему мозг/etc…».
Ну так вот, отчасти это действительно так. Но только потому, что ОН своими действиями сознательно её до этого довёл. Сломал ей психику. Загнал её в такие рамки, где она физически не могла вести себя по-другому. Он всегда оставляет после себя выжженное поле.
Если она (читай — добитый враг) становится нарциссу неудобна, начинает доставлять много хлопот, то есть, по сути, сопротивляется абьюзу- он её выкидывает, заметая следы.

То есть, нарцисс умеет так перевернуть ситуацию, чтобы из любого уравнения убрать себя и оставить там только вас. Это у ВАС проблемы с психикой, а не у него, ага..
Вы же помните? «Такие его уходы «навсегда» я переживала много раз, каждый раз всё проходило по одном сценарию: Он хороший и уходит потому что так надо, а я истеричка, которая рвёт на себе волосы и просит его остаться. А после он пишет моим подругам, что я совсем с ума сошла, получив же порцию их сочувствия исчезал снова на пару дней.» (с)

А вообще у очень многих людей, подвергшегося абьюзу, просто пропадают силы сопротивляться. Возникает очень пограничное, мутное, крайне нестабильное состояние. Причём чем дальше, тем хуже.
И это всегда происходит одинаково: психика, подвергающаяся скрытому насилию, как бы начинает метаться. И со временем начинает идентифицировать насилие над собой чуть ли не как великое благо. Это адаптивная защита психики.

А в таких состояниях об людей можно беспрепятственно вытирать ноги. И они даже будут согласны и рады.
На выходе — это полная утрата собственной личности, приводящая к унижению собственного я, утрате воли, подмене понятий и абсолютной привязанности к мучителю.

* * * * *
Собственно, следующий пост, в воскресенье, о том, что нужно делать, если вы вдруг поняли, что рядом — именно такой человек.
И за ним — о том, что именно происходит с психикой жертв абьюза.
________

Деструктивные люди — носители злокачественного нарциссизма, психопатии и антисоциальных черт — часто демонстрируют неадекватное поведение в отношениях, в результате эксплуатируя, унижая и обижая своих партнеров или партнерш, родных и близких.

Они используют множество отвлекающих маневров, призванных дезинформировать жертву и переложить на нее ответственность за происходящее. Этими приемами пользуются нарциссические личности, такие как психопаты и социопаты , чтобы избежать ответственности за свои действия.

Перечисляем два десятка не слишком чистых приёмов, с помощью которых неадекватные люди унижают других и затыкают им рот.

Газлайтинг

Газлайтинг — это манипулятивный прием, который проще всего проиллюстрировать такими типичными фразами: «Не было такого», «Тебе показалось» и «Ты с ума сошла?».

Газлайтинг — пожалуй, один из самых коварных приемов манипуляции, потому что направлен на то, чтобы исказить и подорвать ваше чувство реальности; он разъедает вашу способность доверять себе, и в результате вы начинаете сомневаться в правомерности своих жалоб на оскорбления и плохое обращение.

Когда нарцисс, социопат или психопат использует эту тактику против вас, вы автоматически становитесь на его сторону, чтобы уладить возникший когнитивный диссонанс. В вашей душе борются две непримиримых реакции: либо он ошибается, либо мои собственные чувства. Манипулятор попытается убедить вас, что первое совершенно исключено, а последнее — чистая правда, свидетельствующая о вашей неадекватности.

Проекция

Один верный признак деструктивности — это когда человек хронически не желает видеть свои собственные недостатки и использует всё, что в его силах, чтобы избежать ответственности за них. Это называется проекцией.


Проекция представляет собой защитный механизм, используемый для вытеснения ответственности за свои отрицательные черты характера и поведение путем приписывания их другому. Таким образом манипулятор уклоняется от признания своей вины и ответственности за последствия.

Хотя все мы в той или иной степени прибегаем к проекции, клинический специалист по нарциссическому расстройству д-р Мартинес-Леви отмечает, что у нарциссов проекции часто становятся формой психологического насилия.

Вместо того, чтобы признать собственные недостатки, изъяны и проступки,нарциссы и социопаты предпочитают сваливать свои собственные пороки на своих ничего не подозревающих жертв, причем самым неприятным и жестоким образом.

Вместо того, чтобы признать, что им не помешало бы заняться собой, они предпочитают внушать чувство стыда своим жертвам, перекладывая на них ответственность за свое поведение. Таким образом нарцисс заставляет других испытывать тот горький стыд, который ощущает по отношению к самому себе.

Например, патологический лжец может обвинить свою партнершу во вранье; нуждающаяся жена может назвать своего мужа «прилипчивым» в попытке выставить зависимым именно его; плохой работник может назвать начальника неэффективным, чтобы избежать правдивого разговора о собственной производительности.


Самовлюбленные садисты обожают играть в «перекладывание вины». Цели игры: они выигрывают, вы проигрываете, итог — вы или весь мир в целом виноваты во всем, что случилось с ними. Таким образом, вам приходится нянчить их хрупкое эго, а в ответ вас толкают в море неуверенности и самокритики. Классно придумано, да?

Решение? Не «проецируйте» собственное чувство сострадания или сочувствия на деструктивного человека и не принимайте его ядовитых проекций на себя. Как пишет специалист по манипуляциям д-р Джордж Саймон в своей книге «В овечьей шкуре» (2010), проецирование собственной совестливости и системы ценностей на других может поощрить дальнейшую эксплуатацию.

Нарциссы на крайнем конце спектра, как правило, совершенно не заинтересованы в самоанализе и переменах. Важно как можно скорее разорвать всякие отношения и связи с деструктивными людьми, чтобы опереться на собственную реальность и начать ценить себя. Вы не обязаны жить в клоаке чужих дисфункций.

Адски бессмысленные разговоры

Если вы надеетесь на вдумчивое общение с деструктивной личностью, вас ждет разочарование: вместо внимательного собеседника вы получите эпический засор мозга.

Нарциссы и социопаты используют поток сознания, разговоры по кругу, переход на личности, проекцию и газлайтинг, чтобы сбить вас с толку и запутать, стоит вам только в чем-то не согласиться или оспорить их.

Это делается для того, чтобы дискредитировать, отвлечь и расстроить вас, увести в сторону от главной темы и заставить испытывать чувство вины за то, что вы — живой человек с реальными мыслями и чувствами, которые смеют отличаться от их собственных. В их глазах вся проблема — в вашем существовании.

Достаточно десяти минут спора с нарциссом — и вы уже гадаете, как вообще в это ввязались. Вы всего лишь выразили несогласие с его нелепым утверждением, будто небо — красное, а теперь всё ваше детство, семья, друзья, карьера и образ жизни смешаны с грязью. Это потому, что ваше несогласие противоречит его ложному убеждению, будто он всесилен и всезнающ, что приводит к так называемой нарциссической травме.

Помните: деструктивные люди спорят не с вами, они, по сути, спорят сами с собой, вы — лишь соучастник долгого, изнуряющего монолога. Они обожают драматизм и живут ради него. Пытаясь подобрать аргумент, опровергающий их нелепые утверждения, вы лишь подбрасываете дровишек в огонь.

Не кормите нарциссов — лучше скормите себе понимание того, что проблема не в вас, а в их оскорбительном поведении. Прекратите общение, как только почувствуете первые признаки нарциссизма, и потратьте это время на что-нибудь приятное.

Обобщения и голословные утверждения

Нарциссы не всегда могут похвастаться выдающимся интеллектом — многие из нихвообще не привыкли думать. Вместо того, чтобы тратить время и разбираться в различных точках зрения, они делают обобщения на основании любых ваших слов, игнорируя нюансы вашей аргументации и ваши попытки принять во внимание разные мнения.

А еще проще навесить на вас какой-нибудь ярлык — это автоматически перечеркивает ценность любого вашего заявления.

В более широких масштабах обобщения и голословные утверждения часто применяются для обесценивания явлений, которые не вписываются в безосновательные общественные предрассудки, схемы и стереотипы; они также используются для поддержания статус-кво.

Таким образом какой-нибудь один аспект проблемы раздувается настолько, что серьезный разговор становится невозможным. Например, когда популярных личностей обвиняют в изнасиловании, многие тут же принимаются кричать о том, что подобные обвинения иногда оказываются ложными.

И, хотя ложные обвинения действительно бывают, всё же они довольно-таки редки, а в данном случае действия одного человека приписываются большинству, тогда как конкретное обвинение игнорируется.

Такие повседневные проявления микроагрессии типичны для деструктивных отношений. К примеру, вы говорите нарциссу, что его поведение неприемлемо, а в ответ он тут же делает голословное утверждение о вашей сверхчувствительности или обобщение типа: «Ты вечно всем недовольна» или «Тебя вообще ничего не устраивает», вместо того, чтобы обратить внимание на реально возникшую проблему.

Да, возможно, вы иногда проявляете сверхчувствительность — но не менее вероятно, что ваш обидчик проявляет нечувствительность и черствость большую часть времени.

Не отступайте от правды и старайтесь противостоять необоснованным обобщениям, ведь это лишь форма совершенно нелогичного черно-белого мышления. За деструктивными людьми, разбрасывающимися голословными обобщениями, не стоит всё богатство человеческого опыта — лишь их собственный ограниченный опыт вкупе с раздутым чувством собственного достоинства.

Намеренное извращение ваших мыслей и чувств до полного абсурда

В руках нарцисса или социопата ваши расхождения во мнениях, вполне оправданные эмоции и реальные переживания превращаются в недостатки характера и доказательства вашей иррациональности.

Нарциссы сочиняют всяческие небылицы, перефразируя сказанное вами так, чтобы ваша позиция выглядела абсурдной или неприемлемой. Скажем, вы указываете деструктивному другу, что вам не нравится, каким тоном он с вами разговаривает.

В ответ он перекручивает ваши слова: «Ах, а ты у нас, значит, само совершенство?» или «То есть я, по-твоему, плохой?» — хотя вы всего лишь выразили свои чувства. Это дает им возможность аннулировать ваше право на мысли и эмоции по поводу их неподобающего поведения и прививает вам чувство вины, когда вы пытаетесь установить границы.

Этот распространенный отвлекающий маневр является когнитивным искажением, которое называют «чтением мыслей». Деструктивные люди уверены, будто им известны ваши мысли и чувства. Они регулярно делают поспешные выводы на основании собственных реакций, вместо того, чтобы внимательно выслушать вас.

Они действуют соответствующим образом на основе собственных иллюзий и заблуждений и никогда не извиняются за тот вред, который наносят в результате. Большие мастера вкладывать слова в чужие уста, они выставляют вас носителями совершенно дичайших намерений и мнений.

Они обвиняют вас в том, что вы считаете их неадекватными, ещё до того, как вы сделаете замечание по поводу их поведения, и это тоже своеобразная форма упреждающей защиты.

Лучший способ провести четкую границу в общении с подобным человеком — просто сказать: «Я такого не говорил(а)», прекратив разговор, если он продолжит обвинять вас в том, чего вы не делали и не говорили. До тех пор пока деструктивный человек имеет возможность перекладывать вину и уводить разговор в сторону от собственного поведения, он продолжит внушать вам чувство стыда за то, что вы посмели ему в чем-то перечить.

Придирки и смена правил игры

Разница между конструктивной и деструктивной критикой — отсутствие личных нападок и недостижимых стандартов. Эти так называемые «критики» не имеют ни малейшего желания помочь вам стать лучше — им просто нравится придираться, унижать и делать из вас козла отпущения.

Самовлюбленные садисты и социопаты прибегают к софизму, который называется «смена правил игры», чтобы гарантировать, что у них есть все основания быть постоянно недовольными вами.Это когда, даже после того, как вы предоставили всевозможные доказательства в подтверждения своего аргумента или приняли все возможные меры для удовлетворения их просьбы, они предъявляют вам новое требование или хотят больше доказательств.

У вас успешная карьера? Нарцисс будет придираться, почему вы до сих пор не мультимиллионер. Вы удовлетворили его потребность в том, чтобы с ним круглосуточно нянчились? А теперь докажите, что можете оставаться «независимой».

Правила игры будут постоянно меняться и запросто могут даже противоречить друг другу; единственная цель этой игры — заставить вас добиваться внимания и одобрения нарцисса.

Постоянно завышая планку ожиданий или вовсе заменяя их новыми, деструктивные манипуляторы способны привить вам всепроникающее чувство никчемности и постоянный страх несоответствия. Выделяя один незначительный эпизод или один ваш промах и раздувая его до гигантских размеров, нарцисс вынуждает вас забыть о собственных достоинствах и вместо этого все время переживать из-за своих слабостей или недостатков.

Это заставляет вас думать о новых ожиданиях, которым вам теперь придется соответствовать, и в результате вы из кожи вон лезете, чтобы удовлетворить любое его требование, — а в итоге оказывается, что он обращается с вами все так же плохо.

Не ведитесь на придирки и смену правил игры — если человек предпочитает снова и снова обсасывать какой-то незначительный эпизод, при этом не обращая внимания на все ваши попытки подтвердить свою правоту или удовлетворить его требования, значит, им движет вовсе не желание понять вас. Им движет желание внушить вам чувство, что вы должны постоянно стремиться заслужить его одобрение. Цените и одобряйте себя. Знайте, вы — цельная личность, и не должны постоянно чувствовать себя неблагодарной или недостойной.

Смена темы, чтобы уйти от ответственности

Этот маневр я называю «синдром А-как-же-я?». Это буквальное отступление от обсуждаемой темы с целю перевести внимание на совершенно другую. Нарциссам не хочется обсуждать вопрос их личной ответственности, поэтому они уводят разговор в нужную им сторону. Вы жалуетесь, что он не уделяет время детям? Он напомнит вам об ошибке, которую вы допустили семь лет назад. Этот маневр не знает ни временных, ни тематических рамок и часто начинается со слов: «А когда ты…»

На общественном уровне эти приемы используются, чтобы сорвать дискуссии, которые ставят под сомнение статус-кво. Разговор о правах геев, например, может быть сорван, стоит лишь кому-то из участников поднять вопрос о другой насущной проблеме, отвлекая всеобщее внимание от изначального спора.

Как отмечает Тара Мосс, автор книги «Speaking Out: A 21st Century Handbook for Women and Girls», для надлежащего рассмотрения и решения вопросов нужна конкретика — это не значит, что поднятые попутно темы не важны, это просто значит, что для каждой темы есть свое время и свой контекст.

Не отвлекайтесь; если кто-то пытается подменить понятия, используйте метод «заевшей пластинки», как я его называю: продолжайте упорно повторять факты, не уходя в сторону от темы. Переведите стрелки обратно, скажите: «Я сейчас не об этом. Давай не будем отвлекаться». Если не поможет, прекратите разговор и направьте свою энергию в более полезное русло — например, найдите собеседника, не застрявшего в умственном развитии на уровне трехлетнего малыша.

Скрытые и явные угрозы

Нарциссы и прочие деструктивные личности чувствуют себя очень некомфортно, когда их вера в то, что весь мир им обязан, ложное чувство превосходства или колоссальное самолюбие ставятся кем-то под сомнение. Они склонны выдвигать необоснованные требования к другим — и при этом наказывать вас за несоответствие их недостижимым ожиданиям.

Вместо того, чтобы зрело решать разногласия и искать компромисс, они пытаются лишить вас права на собственное мнение, стремясь приучить бояться последствий любого несогласия с ними или несоблюдения их требований. На любое разногласие они отвечают ультиматумом, их стандартная реакция — «делай так, иначе я сделаю эдак».

Если в ответ на ваши попытки обозначить грань или высказать отличное мнение вы слышите приказной тон и угрозы, будь то завуалированные намеки или подробные обещания наказаний, это верный признак: перед вами человек, который уверен, что ему все должны, и он никогда не пойдет на компромисс. Примите угрозы всерьез и покажите нарциссу, что вы не шутите: по возможности задокументируйте их и сообщите в надлежащие инстанции.

Оскорбления

Нарциссы превентивно раздувают из мухи слона, стоит им почуять малейшую угрозу своему чувству превосходства. В их понимании только они всегда правы, и всякий, кто посмеет сказать иначе, наносит им нарциссическую травму, приводящую к нарциссической ярости.

По словам д-ра Марка Гулстона, нарциссическая ярость — результат не низкой самооценки, а скорее уверенности в собственной непогрешимости и ложного чувства превосходства.

У самых низких представителей этого типа нарциссическая ярость принимает форму оскорблений, когда им не удается иначе повлиять на ваше мнение или эмоции.Оскорбления — простой и быстрый способ обидеть, унизить и высмеять ваши умственные способности, внешний вид или поведение, попутно лишая вас права быть человеком со своим собственным мнением.

Оскорбления также могут быть использованы, чтобы критиковать ваши убеждения, мнения и идеи. Обоснованная точка зрения или убедительное опровержение внезапно становится «смешным» или «идиотским» в руках нарцисса или социопата, который чувствует себя уязвленным, но не может ничего возразить по существу.

Не найдя в себе сил атаковать вашу аргументацию, нарцисс атакует вас самих, стремясь всеми возможными способами подорвать ваш авторитет и поставить под сомнение ваши умственные способности. Как только в ход идут оскорбления, необходимо прервать дальнейшее общение и недвусмысленно заявить, что вы не намерены это терпеть.

Не принимайте это на свой счет: поймите, они прибегают к оскорблениям только потому, что им неведомы другие способы донести свою точку зрения.

«Дрессировка»

Деструктивные люди приучают вас ассоциировать свои сильные стороны, таланты и счастливые воспоминания с жестоким обращением, разочарованиями и неуважением. С этой целью они как бы невзначай допускают уничижительные высказывания о ваших качествах и свойствах, которыми они сами когда-то восхищались, а также саботируют ваши цели, портят вам праздники, отпуска и выходные.

Они могут даже изолировать вас от друзей и близких и сделать вас финансово зависимыми от них. Вас, как собак Павлова, по сути «дрессируют», вырабатывая у вас боязнь делать всё то, что когда-то делало вашу жизнь насыщенной.

Нарциссы, социопаты, психопаты и прочие деструктивные личности делают это, чтобы отвлечь всё внимание на себя и на то, как вы можете удовлетворять их потребности. Если какой-то внешний фактор может помешать им целиком и полностью контролировать вашу жизнь, они стремятся его уничтожить. Им нужно всё время находиться в центре внимания. На этапе идеализации вы были центром мира нарцисса — а теперь нарцисс должен быть центром вашего мира.

Кроме того, нарциссы по природе своей патологически ревнивы и не выносят мысли о том, что-то может хотя бы на самую малость оградить вас от их влияния. Для них ваше счастье представляет собой все, что недоступно им в их эмоционально скудном существовании.

В конце концов, если вы обнаружите, что можете получать уважение, любовь и поддержку от кого-то недеструктивного, то что удержит вас от того, чтобы расстаться с ними? В руках деструктивного человека «дрессировка» — действенный способ заставить вас ходить на цыпочках и всегда останавливаться на полпути к мечте.

Клевета и преследование

Когда деструктивные личности не могут контролировать то, как вы воспринимаете себя, они начинают контролировать то, как другие воспринимают вас; они принимают роль мученика, выставляя вас деструктивными.

Клевета и сплетни — это упреждающий удар, призванный разрушить вашу репутацию и очернить ваше имя, чтобы у вас не осталось поддержки на тот случай, если вы всё же решитесь разорвать отношения и уйти от деструктивного партнера. Они даже могут преследовать и изводить вас или ваших знакомых, якобы чтобы «разоблачить» вас; такое «разоблачение» -лишь способ скрыть свое собственное деструктивное поведение, проецируя его на вас.

Иногда сплетни ожесточают друг против друга двоих или даже целые группы людей. Жертва в деструктивных отношениях с нарциссом часто не знает, что о ней говорят, пока отношения длятся, но обычно вся правда выплывает наружу, когда они рушатся.

Деструктивные люди будут сплетничать у вас за спиной (и в лицо тоже), рассказывать о вас гадости вашим или своим близким, распускать слухи, выставляющие вас агрессором, а их — жертвой, и приписывать вам именно такие поступки, обвинения в которых с вашей стороны они больше всего опасаются.

Кроме того, они будут методично, скрытно и намеренно обижать вас, чтобы потом приводить ваши реакции в качестве доказательства того, что именно они являются «жертвой» в ваших отношениях.

Лучший способ противодействовать клевете — это всегда держать себя в руках и придерживаться фактов. Это особенно актуально для конфликтных разводов с нарциссами, которые могут специально провоцировать вас, чтобы потом использовать ваши реакции против вас.

По возможности документируйте любые формы преследования, запугивания и оскорбления (в т. ч. онлайн), старайтесь общаться с нарциссом только через своего адвоката. Если речь идет о преследовании и запугивании, стоит обратиться к правоохранителям; желательно найти адвоката, который хорошо разбирается в нарциссическом расстройстве личности. Ваша честность и искренность будут говорить сами за себя, когда с нарцисса начнет сползать маска.

Бомбардировка любовью и обесценивание

Деструктивные люди проводят вас через этап идеализации, пока вы не клюнете на приманку и не начнете с ними дружеские или романтические отношения. Тогда они принимаются обесценивать вас, выражая презрение ко всему, что их изначально в вас привлекло.

Другой типичный случай — когда деструктивный человек возносит вас на пьедестал и принимается агрессивно обесценивать и унижать кого-то другого, кто угрожает его чувству превосходства.

Нарциссы делают это постоянно: они ругают своих бывших при новых партнерах/партнершах, и со временем начинают относиться к новым с таким же пренебрежением. В конечном итоге любая партнерша нарцисса испытает на себе всё то же, что и предыдущие.

В таких отношениях вы неизбежно станете очередной бывшей, которую он будет точно так же поносить при своей следующей подруге. Просто вы этого еще не знаете. Поэтому не забывайте о методе бомбардировки любовью, если поведение вашего партнера с другими резко контрастирует с той приторной слащавостью, которую он демонстрирует в отношениях с вами.

Как советует инструктор по личностному росту Венди Пауэлл, хороший способ противостоять любовным бомбардировкам со стороны человека, который кажется вам потенциально деструктивным, — это не торопиться.

Учтите: то, как человек отзывается о других, может предвещать то, как он однажды будет относиться к вам.

Превентивная оборона

Когда кто-то усиленно подчеркивает, что он(а) — «хороший парень» или «хорошая девушка», сразу принимается говорить, что вам стоит «доверять ему (ей)», или ни с того ни с сего уверяет вас в своей честности — будьте осторожны.

Деструктивные и склонные к насилию личности преувеличивают свою способность быть добрыми и сострадательными. Они часто говорят вам, что вы должны им «доверять», без предварительного создания прочной основы для такого доверия.

Они могут умело «маскироваться», изображая высокий уровень сочувствия и сопереживания в начале ваших отношений, только чтобы потом раскрыть свою истинную личину. Когда цикл насилия достигает этапа обесценивания, маска начинает сползать, и вы видите их истинную сущность: ужасающе холодную, черствую и пренебрежительную.

Подлинно хорошим людям редко приходится постоянно хвалиться своими положительными качествами — они скорее источают тепло, чем говорят об этом, и знают, что поступки гораздо важнее слов. Они знают, что доверие и уважение — это улица с двусторонним движением, требующая взаимности, а не постоянного внушения.

Чтобы противостоять превентивной обороне, задумайтесь, почему человек подчеркивает свои хорошие качества. Потому что думает, что вы ему не доверяете, — или потому что знает, что не заслуживает доверия? Судите не по пустым словам, а по поступкам; именно поступки сообщат вам, соответствует ли человек перед вами тому, за которого себя выдает.

Триангуляция

Отсылка к мнению, точке зрения или угрозе привлечения постороннего человека в динамику общения называется «триангуляцией». Распространенный прием для утверждения правоты деструктивного индивида и обесценивания реакций его жертвы, триангуляция часто приводит к возникновению любовных треугольников, в которых вы чувствуете себя беззащитной и неуравновешенной.

Нарциссы обожают триангулировать партнера/партнершу с незнакомыми людьми, коллегами, бывшими супругами, друзьями и даже членами семьи, чтобы вызвать в них ревность и неуверенность. Они также используют мнение других, чтобы подтвердить свою точку зрения.

Этот маневр призван отвлечь ваше внимание от психологического насилияи представить нарцисса в положительном образе популярного, желанного человека. Плюс вы начинаете сомневаться в себе: раз Мэри согласна с Томом, выходит, я всё-таки неправа? На самом деле, нарциссы с удовольствием «пересказывают» вам гадости, якобы сказанные о вас другими, при том что сами говорят гадости у вас за спиной.

Чтобы противостоять триангуляции, помните: с кем бы ни триангулировал вас нарцисс, этот человек также триангулирован вашими отношениями с нарциссом. По сути, нарцисс руководит всеми ролями. Ответьте ему собственной «триангуляцией» — найдите поддержку третьей стороны, неподвластной ему, и не забывайте о том, что ваша позиция тоже имеет ценность.

Заманить и притвориться невинным

Деструктивные личности создают ложное чувство безопасности, чтобы им было проще продемонстрировать свою жестокость. Стоит такому человеку втянуть вас в бессмысленную, случайную ссору — и она быстро перерастет в разборки, потому что ему неведомо чувство уважения.

Мелкое несогласие может оказаться приманкой, и даже если сначала вы будете сдерживаться в рамках вежливости, то быстро поймете, что им руководит зловредное желание вас унизить.

«Заманив» вас невинным на первый взгляд комментарием, замаскированным под рациональный довод, они начинают играть с вами. Помните: нарциссам известны ваши слабости, неприятные фразы, подрывающие вашу самоуверенность, и больные темы, вскрывающие старые раны, — и они используют эти знания в своих кознях, чтобы спровоцировать вас.

После того, как вы проглотите наживу целиком, нарцисс успокоится и будет невинно спрашивать, «в порядке» ли вы, уверяя, что «не хотел» бередить вам душу. Эта напускная невинность застает вас врасплох и вынуждает поверить, что он на самом деле не собирался причинять вам боль, пока это не начинает происходить так часто, что вы не можете дальше отрицать его очевидной злонамеренности.

Желательно сразу понять, когда вас пытаются заманить, чтобы как можно раньше прекратить общение. Распространенные приемы заманивания — провокационные заявления, оскорбления, обидные обвинения или необоснованные обобщения.

Доверьтесь интуиции: если какая-то фраза показалась вам какой-то «не такой», и это ощущение не прошло даже после того, как собеседник ее растолковал, — возможно, это сигнал, что стоит не торопясь осмыслить ситуацию, прежде чем реагировать.

Проверка границ и тактика пылесоса

Нарциссы, социопаты и прочие деструктивные личности постоянно проверяют ваши границы, чтобы понять, какие из них можно нарушать. Чем больше нарушений им удастся совершить безнаказанно, тем дальше они зайдут.

Именно поэтому люди, пережившие эмоциональное и физическое насилие, часто сталкиваются с еще более жестоким обращением всякий раз, когда решают вернуться к своим обидчикам.

Насильники нередко прибегают к «тактике пылесоса», как бы «засасывая» свою жертву обратно сладкими обещаниями, поддельными раскаяниями и пустыми словами о том, как они изменяться, только чтобы подвергнуть ее новым издевательствам.

В больном сознании обидчика эта проверка границ служит наказанием за попытку противостоять насилию, а также за возвращение к нему. Когда нарцисс пытается начать всё «с нуля», укрепите границы еще сильнее,а не отступайте от них.

Помните: манипуляторы не реагируют на эмпатию и сочувствие. Они реагируют только на последствия.

Агрессивные уколы под видом шуток

Скрытые нарциссы любят говорить вам гадости. Они выдают их за «просто шутки», как бы оставляя за собой право отпускать отвратительные комментарии, сохраняя при этом невинное спокойствие. Но стоит вам разозлиться грубым, неприятным замечаниям, как они обвиняют вас в отсутствии чувства юмора. Это распространенный прием при словесных оскорблениях.

Манипулятора выдает презрительная ухмылка и садистский блеск в глазах: подобно хищнику, играющему с добычей, он получает удовольствие от того, что может безнаказанно обижать вас. Это ведь всего лишь шутка, так?

Не так. Это способ внушить вам, что его оскорбления — всего лишь шутка, способ перевести разговор с его жестокости на вашу мнимую сверхчувствительность. В таких случаях важно стоять на своем и дать понять, что вы не потерпите такого обращения.

Когда вы обратите внимание манипулятора на эти скрытые оскорбления, он запросто может прибегнуть к газлайтингу, но продолжайте отстаивать свою позицию, что его поведение неприемлемо, а если не поможет, прекращайте с ним общение.

Снисходительный сарказм и покровительственный тон

Принижение и унижение других — сильная сторона деструктивного человека, и тон голоса — лишь один из многих инструментов в его арсенале. Отпускать в адрес друг друга саркастические ремарки бывает весело, когда это взаимно, но нарцисс прибегает к сарказму исключительно как к способу манипуляции и унижения. А если вас это задевает, значит, вы «излишне чувствительны».

Ничего, что сам он закатывает истерики всякий раз, когда кто-то осмеливается критиковать его раздутое эго, — нет, это именно жертва «сверхчувствительна». Когда к вам постоянно относятся как к ребенку и оспаривают каждое ваше высказывание, у вас развивается естественная боязнь выражать свои чувства, не опасаясь выговора.

Такая самоцензура избавляет насильника от необходимости затыкать вам рот, потому что вы делаете это самостоятельно.

Столкнувшись со снисходительной манерой поведения или покровительственным тоном, четко и ясно заявите об этом. Вы не заслужили того, чтобы с вами говорили, как с ребенком, и уж тем более вы не обязаны молчать в угоду чьей-то мании величия.

Пристыжение

«Как тебе не стыдно!» — любимая присказка деструктивных людей. Хотя ее можно услышать и от людей вполне нормальных, в устах нарцисса и психопата пристыжение — действенный метод борьбы со всякими взглядами и поступками, угрожающими их безраздельной власти.

Он также применяется, чтобы уничтожить и свести на нет чувство собственного достоинства жертвы: если жертва осмелится чем-то гордиться, то внушение ей стыда за этот конкретный признак, качество или достижение может понизить ее самооценку и на корню задушить всякую гордость.

Нарциссы, социопаты и психопаты любят использовать ваши раны против вас самих; они могут даже добиться того, что вам будет стыдно за перенесенные вами обиды или насилие, нанося вам новую психологическую травму.

Вы пережили насилие в детстве? Нарцисс или социопат будет внушать вам, что вы это каким-то образом заслужили, или хвастать о собственном счастливом детстве, чтобы вызвать у вас чувства неадекватности и ничтожности.

Разве можно придумать лучший способ обидеть вас, чем расковырять старые раны? Как врач наоборот, деструктивный человек стремится углубить вашу рану, а не залечить ее.

Если вы подозреваете, что имеете дело с деструктивным человеком, постарайтесь скрыть от него свои уязвимые стороны или давние психотравмы. Пока он не докажет, что ему можно доверять, не стоит сообщать ему сведения, которые могут быть потом использованы против вас.

Контроль

Самое главное: деструктивные люди стремятся контролировать вас любым доступным способом. Они изолируют вас, управляют вашими финансами и кругом общения, распоряжаются каждым аспектом вашей жизни. Но самый мощный инструмент в их арсенале — это игра на ваших чувствах.

Именно поэтому нарциссы и социопаты создают конфликтные ситуации на ровном месте, лишь бы вы чувствовали себя неуверенно и нестабильно. Именно поэтому они постоянно спорят по мелочам и злятся по малейшему поводу.

Именно поэтому они эмоционально замыкаются, а потом снова кидаются вас идеализировать, как только чувствуют, что теряют контроль. Именно поэтому они колеблются между своей истинной и ложной сущностями, а вы никогда не чувствуете себя психологически безопасно, потому что не можете понять, что ваш партнер представляет собой на самом деле.

Чем больше власти они имеют над вашими эмоциями, тем сложнее вам будет доверять своим чувствам и осознавать, что вы стали жертвой психологического насилия. Изучив манипулятивные приемы и то, как они подрывают вашу веру в себя, вы сможете понять, с чем столкнулись, и хотя бы постараться восстановить контроль над собственной жизнью и держаться подальше от деструктивных людей.

Один из самых частых вопросов, которые мне задают читатели: ну неужели коррекция нарциссизма совсем невозможна? А если человек будет очень стараться? А если сильно-сильно его поддерживать?..

Я склоняюсь к мнению большинства специалистов, что эти личностные поломки крайне плохо поддаются коррекции или не поддаются совсем. Поэтому стоит ли сильно обнадеживаться желанием нарцисса пойти в терапию и уповать на ее успех?

Мне иногда пишут нарциссы «со справкой», которые находятся в длительной терапии и отмечают перемены к лучшему. Например, один читатель-нарцисс удовлетворен хотя бы тем, что смог бросить пить, вышел из многолетней изоляции (он описывает ее как «нарциссическую голодовку») и вновь начал работать.

Меня искренне радуют такие истории, хотя я не могу не понимать, что навряд ли «просветление» нарцисса, даже очень желающего перемен в себе, будет длительным и устойчивым — таким, чтобы можно было находиться с ним в отношениях, не чувствуя себя при этом как на вулкане.

Кроме того, личность нарцисса, пусть даже начавшего понимать и перенастраивать себя, и личность душевно здорового человека — это все равно небо и земля. «Черная дыра» не затянется полностью, идеализации-обесценивания и слабая способность к эмпатии никуда не уйдут. В лучшем случае, нарцисс научится более приемлемо обращаться с людьми — и то у него это будет получаться с переменным успехом. Но ожидать глубинных перемен и устойчивых результатов вряд ли стоит.

Яркий пример тому — опыт работы с нарциссическим пациентом психотерапевта Сергея Соколова. Он написал об этой терапии большую статью. Сегодня я ее публикую — думаю, что вам будет познавательно понаблюдать за ходом терапии, реакциями пациента и характерным самоощущением терапевта. Свои ремарки я дам в конце рассказа, во втором посте. Некоторые показательные моменты в статье Соколова я выделила полужирным.

(картинка левая, это не доктор Соколов:)

Пациент C., 30 лет, находится в терапии полтора года, за это время прошло более 100 сессий, сеттинг два раза в неделю по 50 мин. Случай не закончен. Основные жалобы при обращении: невозможность иметь сексуальные отношения , которых до того дня не было; частые депрессивные состояния с одной суицидальной попыткой; постоянное ощущение собственной ущербности и чувства неполноценности , что не позволяет наладить нормальные отношения на работе. Ко мне пациент обратился по совету психолога, после нескольких месяцев консультаций, которые они совместно решили прекратить из-за отягощенности процесса личными взаимоотношениями, присутствующими между С. и психологом в течение некоторого времени до начала консультаций.

Ранее пациент посещал несколько психологических тренингов. Их результаты были очень не долговременными: «…восторженность, которая присутствовала после них, через две недели сменялась депрессией, т. к. реальность не соответствовала тому мифу, в который там предлагали поверить».

Анамнез

С. родился семимесячным, с родовыми травмами, и первые несколько неделе провел в «инкубаторе». Мама сидела с ним до трех месяцев, после этого она вышла на работу, а уход за ребенком до года осуществляла бабушка. В возрасте одного года ребенок был отдан в ясли, откуда его забирали два раза в неделю. Отец постоянно находился в командировках, поэтому пациент помнит его только по подаркам, которые тот ему
привозил («…он чувствовал вину передо мной и пытался откупиться от меня…»).

В 4 года С. попал в больницу с инфекционным заболеванием, где много плакал и потом сильно обижался на маму, что она не забрала его оттуда . Когда пациенту было 6 лет, родился младший брат, и мама сказала ему, что он не будет больше спать с ней в одной кровати, как это было до того . С. на нее обиделся и долгое время с ней не общался, ему стали неприятны любые тактильные контакты с матерью, а обида за это не прошла до момента о обращения в терапию.

В отношениях со сверстниками С. всегда имел проблемы. Девушкам никогда не нравился, они всегда предпочитали его друзей, перед мальчиками испытывал «комплекс неполноценности», считал их более развитыми и пасовал перед ними, испытывая по отношению к ним чувство зависти, хотя где-то в глубине души ощущал собственную неординарность . По собственной оценке, всегда был жадным.

В период пубертата появились влюбленности, но особенно пациента привлекали женщины старшего возраста, «у которых можно было чему-то научиться». Отношений с мужчинами практически не было, т. к. они строились на основе «использования или быть использованным». Пациенту хотелось что-то получать от этого общения, но с развитием (углублением) отношений друзья начинали использовать его, и он отношения разрывал.

Общение с младшим братом носило характер «учитель-ученик» . В детстве о нем заботился, но когда имел проблемы со сверстниками, которые над С. иногда издевались, отыгрывался на брате, проделывая с ним то же самое. Это продолжалось до тех пор, пока брат не дал ему отпор. С. испугался, и с тех пор отношения с братом были очень прохладные, «можно сказать, не было никаких». Хотя с определенного момента, пациент начал завидовать брату, т. к. у него собирались компании, были девушки. В старшем возрасте пациент начал ощущать определенную опеку по отношению к брату. Но, как правило, это сводилось к «даванию» советов.

Отец был постоянно в разъездах, а когда был дома, то много выпивал и постепенно спился. «Это человек, который так и не нашел себя в этой жизни». Где-то в школьные годы пациента они с матерью решили, что им спокойней живется одним. В студенческие годы и после них С. начал ощущать себя главой семьи, т.е. тем человеком, который отвечает за материальное состояние семьи (по окончании ВУЗа пациент начал хорошо зарабатывать, т.к. его специальность пользуется спросом на рынке труда). В настоящее время он хороший специалист.

Близких друзей у С. не было, со знакомыми соблюдал дистанцию. Примерно до 18-ти лет считал себя умнее своих сверстников, но потом понял, что это не так: «…всех целей, которые я себе поставил, я достичь не смог…, хотя профессионально я гораздо выше своих сверстников…».

С противоположным полом отношения складывались следующим образом. Его привлекали женщины, которые были значительно старше, недоступные, у которых, по его мнению, можно научиться тому, чего ему не хватает — умению общаться, быть значимым для окружающих, а также дополучить то, чего не додала мать. К ним появлялась очень сильная привязанность, желание сексуального контакта. Однако, при всех попытках наладить отношения он попадал в положение «отвергнутого».

Тогда С. пытался «купить» расположение женщины различными дорогими подарками. Такое поведение пациент объясняет тем, что он считал, что женщина не может полюбить его или захотеть с ним интимной связи сама , она может только уступить, сделать одолжение, чего он и добивался.

Такие отношения могли длиться несколько лет, с периодическими депрессивными состояниями, приводящими к коротким расставаниям и возвращениям. Рано или поздно, это приводило к разрыву по инициативе женщин, а пациент ощущал свою полную несостоятельность, никчемность и впадал в депрессию, во время одной из которых хотел совершить суицидальную попытку.

Если женщина проявляла к нему интерес и готова была пойти на сближение, у него появлялась тревога, что он может оказаться несостоятельным в сексуальном отношении, неинтересным, не заслуживающим внимания к себе, и он сам прекращал общение , а физиологические проблемы решал при помощи онанизма.

За два года до начала терапии пациент начал жить отдельно от родителей. Отец спился, и пациент зарабатывал, деньги, на которые существовала семья. В это время С. поставил матери ультиматум: либо она выгоняет отца, либо из дома уходит он.

За помощью пациент обратился в депрессивном состоянии, которое возникло из-за очередной неудачи с женщиной.

Динамика аналитического процесса

В течение первых трех месяцев работы основной обсуждавшейся в кабинете темой был предшествующий и настоящий опыт построения отношений, особенно с противоположным полом. Этот опыт сам пациент жестко привязывал к ранним (эдипальным) травматичным отношениям с матерью.

У меня возникло ощущение, что, не решив проблему сексуальных отношений, пациент не удержится в терапии, она вызывала слишком сильную субъективную тревогу, которая, в свою очередь, приводила к объективным проблемам в построении отношений с внешним миром.

В ходе начального периода терапии у меня периодически появлялось чувство растерянности и ощущение, что процесс происходит как-то не так и я должен что-то сделать. Пациент оставался холоден, без эмоций описывал события, поступки, людей, о которых я спрашивал. После окончания встречи у меня, как правило, было ощущение неудовлетворенности и опустошения.

Анализу подверглись воспоминания глубокого детства, юности, студенческих лет, недавнего прошлого. Мои вопросы были ориентированы на прояснение и выявление закономерностей в отношениях с людьми, вне зависимости от их глубины, продолжительности и субъективно определяемой значимости.

Избранная мной на данном этапе техника была во многом манипулятивной, но не директивной. Разъяснения, конфронтации, сочетающиеся с принятием и присоединением, по моему мнению, должны были позволить С. превратить необъяснимый для него страх перед женщиной в тревогу, которая будет «привязана» к конкретным фрустрациям, событиям, объектам, что бы усилило его Эго и увеличило «потенцию» отношений.

Вот пример одной из таких сессий:

Пациент: После психологических курсов я познакомился с девушкой… она мне понравилась…

Аналитик: Это знакомство было продолжительным?

П.: Нет, мы встречались несколько раз… последний раз на вечеринке у одного мальчика с этих курсов.

А.: На этой вечеринке что-то произошло?

П.: Да, все то же. Была возможность иметь с ней интимные отношения, но они не сложились.

А.: Может быть, Вы мне расскажете об этой девушке поподробнее?

П.: Это была молодая, красивая девушка, как мне казалось тогда. Длинные волосы, неплохая фигура… Я видел ее несколько раз и только один раз в неофициальной обстановке, на этой вечеринке. Мы там немного выпили, танцевали… оказались вдвоем в ванной, и все. После этого я ее больше не видел.

А.: Она что-то сделала в ванной, что привело к полному разрыву отношений между вами?

П.: И да, и нет. Так получилось. Я опять отказался от секса, который она предложила.

А.: Она его предложила таким образом, что лучше было отказаться?

П.: Не знаю, вряд ли, просто со мной происходило все то же, что и обычно. Я начал бояться, меня начало трясти, у меня стала путаной речь, я стал придумывать причины, по которым не хочу с ней этим заниматься и, в итоге, я понял, что она мне просто перестала быть интересной.

А.: Вы мне можете рассказать о ее поведении на этой вечеринке?

П.: Могу, но зачем, я не знаю, (после короткого молчания) Я залил рубашку и пошел в ванную помыть ее. Она пошла мне помочь. Зашла, закрыла дверь и, когда я снял рубашку, начала обнимать меня, целовать… Я ей сказал, что сейчас этого не хочу. Она у меня даже начала вызывать отвращение тогда. Оделся и вышел.

А.: Как на это отреагировала девушка?

П.: Я не помню, но, кажется, была недовольна или удивлена, не помню…

А.: Почему так произошло, как Вы думаете?

П.: Чтобы я мог иметь интимные отношения с женщиной, она должна обладать определенными качествами: быть опытнее меня, не иметь комплексов, быть самостоятельной. В противном случае, она становится мне не интересной. А так просто заниматься сексом я не могу. Может быть, я просто ищу заменитель матери, которая меня не удовлетворила в детстве.

А.: Что такое «заменитель матери»?

П.: Это, наверное, женщина, которую я описал. Ну, мне она так представляется.

А.: С такой женщиной, наверное, очень легко иметь секс, но, возможно, это был бы секс неравноправных партнеров, как секс между матерью и ребенком?

П.: Может быть, (молчание) я запутался. Это ведь всего лишь образ женщины, которую, мне хочется встретить и с которой хочется иметь отношения… (После непродолжительного молчания) Вы хотите сказать, что это относится и к ситуациям, которые мы разбирали? Не знаю, может быть, но я этого не чувствую. Хотя, может быть, что-то в этом есть. От матери я тоже отказался в детстве, вернее, от ее заботы и ласк. Но здесь совсем другое, здесь дело касается сексуальных отношений, в детстве этого не было…

Это был третий аналогичный случай, который мы разобрали. Объяснительная модель, которую я ему здесь предложил, имела своей целью «привязать» тревогу, которая постоянно сопровождала пациента после подобных ситуаций и могла бы противостоять ощущению собственной ущербности, неполноценности, неспособности, в конце концов, собственной «плохости». Все эти чувства у пациента на данном этапе были сконцентрированы на неспособности наладить нормальные сексуальные отношения, после каждой попытки установить которые возникало депрессивное состояние. Разрешить проблему внутреннего ощущения неполноценности пациент самостоятельно не мог.

Неосознанно, он ее решал путем постоянного поиска внешнего подтверждения его значимости, в основном, это проявлялось в стремлении профессионального роста и профессионального превосходства. («…Из последней депрессии меня вывел молодой человек, которого я начал обучать, я ощутил свою значимость…»).

На следующей сессии пациент сказал, что после последней встречи было очень легкое состояние, «было ощущение, что я здесь оставил что-то, что мне мешало…». На этой же встрече С. рассказал, что в детстве он страдал энурезом.

Пациент: До третьего класса я страдал энурезом, что доставляло огромные неприятности, особенно в пионерских лагерях, куда родители меня отправляли с первого класса… я очень сильно этого стеснялся, и мне казалось, что все смеются надо мной.

Аналитик: Вы рассказали мне это только сегодня потому, что в наших отношениях что-то изменилось?

П.: Нет, просто я об этом почему-то забыл рассказать раньше.

На этой сессии пациент был наиболее открыт, рассказывал о своих планах на работе и о предстоящем свидании с женщиной.

После этой встречи отношение С. к аналитическому процессу резко изменилось. Я допустил ошибку, посчитав, что в наших отношениях начался новый этап, что пациент почувствовал себя в безопасности и доверяет мне. Скорее всего, это так и происходило, но я не учел, что С. не способен иметь настолько близкий контакт продолжительное время, и за ним должен обязательно следовать полный разрыв отношений.

П.: Присутствует очень сильное раздражение после последних наших разговоров… Сегодня не хотелось сюда приходить. Есть ощущение бесполезности того, что мы делаем, хочется ощущать прогресс, чувствовать, что ты совершенствуешься, а этого нет.

А.: Это происходит потому, что на последних встречах я узнал что-то, что мне лучше было не знать?

П.: Нет. Но прогресса не видно… Денег тоже на это жалко, когда нет прогресса, то непонятно, за что ты платишь…

А.: Вы это говорите, имея в виду, что я плохо работаю и не отрабатываю тех денег, которые Вы мне платите. Может быть, мы это обсудим?

П.: Нет, я ничего обсуждать не хочу, мне это все не интересно… Ничего не хочется, хочется побыть одному, хочется послушать, что у тебя происходит внутри… Появилось ощущение, что Вы ко мне относитесь отрицательно , а хотелось, что бы это было нейтральное отношение…

А.: Вы сделали такой вывод потому, что я позволяю в наших отношениях нечто, чего лучше не делать?

П.: Нет. Просто я чувствую себя в «низкой» позиции. Вы ассоциируетесь с учителем, а я как ученик.

А.: Если я не давал повода для такого вывода, то, наверное, существуют другие причины?

П.: Да, похоже, но обсуждать я это не хочу.

После этой сессии С. решил прекратить терапию, но через месяц по его инициативе анализ был возобновлен. За этот месяц пациент наладил промискуитетные отношения с женщинами, у него уменьшилась тревожность. Основной проблемой, которую он теперь хотел разрешить при помощи анализа, являлась уменьшившаяся, но изнуряющая его тревожность, неспособность любить, механистичность отношений с окружающими и,
особенно, с противоположным полом.

Техника, которую я избрал для работы с пациентом на этом этапе: полное принятие, эмпатия, присоединение, редкие разъяснения. На сессиях я был достаточно активным, задавал много вопросов. Кроме этого, я постоянно держал в поле зрения дистанцию в наших отношениях. Если у пациента наблюдались регрессивные проявления (что было достаточно редко) и дистанция сокращалась, я обязательно оставлял время в конце сессии для обсуждения того, что происходило.

В ходе нескольких первых встреч после перерыва, в аналитическом кабинете присутствовала атмосфера раздражения. После сессий у меня оставалось ощущение бесполезности происходящего процесса и полного непонимания того, что происходит.

А.: Вы мне очень мало рассказывали о своем детстве, может быть, мы поговорим о ваших друзьях или знакомых, которые запомнились. Из детского сада, школы и т. д.

П.: Таких не было… Помнится один момент… девочка поцеловала мальчика, а меня нет… нам тогда было лет по 7-8 лет.

А.: Даже если девочке тот мальчик понравился больше, то это все равно было очень обидно. Я могу себе представить, как должен себя чувствовать маленький мальчик в такой ситуации.

П.: Да, я тогда очень обиделся и в полную силу ощутил свой комплекс неполноценности. Я завидовал ему…

Такой подход позволял создать ситуацию, в которой С. чувствовал себя безопасно, я его принимал не комментируя, не объясняя, давая понять пациенту, что его эмоции, желания, страхи имеют право на существование и, проявляя их в стенах кабинета, он встречает ровное доброжелательное отношение, а в некоторых случаях — эмпатийное сопереживание.

С другой стороны, мое внимание, сфокусированное на эмоциональных состояниях, которые возникали у меня во время сессий, позволяло мне лучше понимать то, что происходило в душе пациента «здесь-и-сейчас». Через несколько сессий это дало свои результаты.

П.: Сейчас я начинаю понимать, почему я решил прекратить тогда анализ. Я чувствовал какую-то неестественность происходящего. Ваши вопросы, комментарии не соответствовали действительности, они не соответствовали тому, как я это видел и понимал. От этого у меня появлялось еще больше неуверенности в себе, это накапливалось, и затем я просто разорвал отношения.

А.: Этот вывод мне кажется достаточно правдоподобным. Это происходило, наверное, потому, что я тогда недостаточно хорошо Вас знал и понимал. Как Вы думаете, та степень доверия, которая существует в наших отношениях сейчас, позволила бы нам обсуждать такую ситуацию, если бы она возникла снова?

П.: Да, я стал Вам доверять немного больше. Не знаю, я это понял только сейчас, а тогда это все происходило бессознательно… Может быть, это повторится снова, для меня это привычная форма поведения.

Это был маленький инсайт, как для пациента, так и для меня. Для пациента стало очевидным, что в наших отношениях он использует привычные паттерны поведения , и одна такая форма поведения становилась осознанной, она становилась эго-дистонной. Для меня стало очевидным, что мое активное поведение атакует защиты пациента и, тем самым, делает его Эго еще более слабым, следовательно, увеличивает тревогу.

На одной из сессий, по моей просьбе, пациент подробно рассказал мне обо всех девушках, в отношениях с которыми он состоял на тот момент. Далее сессия протекала следующим образом:

А.: Есть что-то общее в наших отношениях и отношениях с этими девушками?

П.: Я себя держу на дистанции, я стараюсь не привязываться, следовательно, я холоден … С Вами ситуация другая. Отношения более или менее доверительные, но привязываться к Вам это излишне… Можно привязаться за что-то, а Вы для меня неизвестная личность, для меня это может быть слишком травматично.

А.: Я что-то делаю, что вызывает опасения?

П.: Если я привязан к кому-то, то любой отказ для меня воспринимается слишком травматично, а доверие заслуживается…

А.: Как я могу заслужить ваше доверие?

П.: Не знаю. Наши отношения формальны, я за них плачу деньги. Есть предложение, давайте сходим в баню и одно занятие проведем там, я это мероприятие полностью финансирую.

А.: Это очень интересное предложение. Может быть, мы сначала обсудим, почему в бане я смогу завоевать Ваше доверие, а в кабинете у меня это не получается?

П.: (после непродолжительного молчания) У меня не получается лидировать в отношениях, у меня возникает негатив, когда я понимаю, что отвечаю за складывающиеся отношения.

На этом время сессии закончилось. Данную сессию я воспринял, с одной стороны, как очередное напоминание мне пациентом о необходимости соблюдения определенной дистанции, а с другой, я почувствовал тенденцию на сокращение таковой с его стороны, что у С. вызывало определенную тревожность. Тревожность возникала, может быть, и потому, что пациент испытывал гомосексуальные чувства в мой адрес, которые не могли быть приняты его жестким Супер-Эго.

На данной сессии я не стал заострять внимание на проявившихся гомосексуальных чувствах, и через некоторое время пациент сам вернулся к этой теме.

П.: Мне приснился сон: я со знакомой девушкой, у нас должна произойти близость… Я начинаю снимать с нее трусы, а это оказывается не женщина, а мужчина… Мне становится очень противно… Я сажусь на край тахты, он меня уговаривает, пристает ко мне… Я в полной растерянности, но потом повернулся и дал ему кулаком по лбу…

А.: Вы можете описать этого мужчину?

П.: Да, лет тридцати… Может быть, это были и Вы, у меня возникала такая мысль…

А.: В наших отношениях есть сексуальный оттенок?

П.: (молчание) Такое ощущение, что что-то есть…, не знаю что, но есть… Я не знаю, как это можно описать, это не желание секса, а просто иногда возникают какие-то ощущения, и становится противно…

А.: Как Вы думаете, есть что-то общее в предложении сходить в баню и этими ощущениями?

П.: Я сейчас тоже об этом подумал,… но главным в моем предложении сходить в баню было желание духовного сближения… Хотя, наверное, бессознательно, я хотел, может быть, и еще чего-то, но это было полностью бессознательно… Почему-то очень противно говорить на эту тему (молчание). Сейчас вдруг я вспомнил, что подобные чувства у меня появлялись и по отношению к отцу и к брату… Это было один или два раза (молчание).
Мне было лет 16, а может быть и меньше, я помню, это возникло сначала к отцу, а потом к брату… Но потом было очень неприятно и противно за себя, что у тебя есть такие мысли…

А. (Я почувствовал определенный дискомфорт): Должно быть, говоря на эту тему сейчас, Вы ощущаете неприятные чувства. Вы бы не могли их описать?

П.: Да, это неловкость и желание прекратить говорить об этом.

А.: Мы не можем говорить об этих чувствах потому, что они могут повредить одному из нас, или они могут сделать что-то другое?

П.: Нет, я не знаю почему. С Вами я, наверное, могу об этом говорить…

На следующей сессии мы продолжили обсуждение этой темы. С. пришел к выводу, что гомосексуальные чувства возникают у него только в «пассивной позиции», когда он должен кому-то подчиняться. Такая ситуация происходила и в наших отношениях в начале терапии. Возникновение подобных чувств по отношению к отцу и брату обусловлено также его пассивностью на тот момент его жизни. Это тогда проявлялось во всем: «…а то, что этот сон приснился именно сейчас и я смог осознать, что у меня эти чувства есть, вероятно, связано с какими-то процессами, которые происходят у меня внутри… в конце концов, что-то произошло, если я могу говорить об этом, могу признать это в себе».

Постоянно манифестируемые эдипальные проблемы, проявляющиеся в отношениях как с матерью, так и с отцом и братом, в процессе работы удалось связать с более ранними воспоминаниями, фантазиями и обозначить «комплекс кастрации».

П.: После сексуальных отношений у меня иногда возникают очень неприятные чувства . С одной стороны, они неприятны, а с другой, они возбуждают… У меня такое ощущение, что за этими чувствами лежит что-то очень глубокое, эти чувства какие-то неестественные…

А.: Такие чувства знакомы, они возникали когда-нибудь раньше?

П.: Да. Сейчас мне вспомнилось, как передо мной мама ходила в ночной рубашке, когда мне было лет шесть или семь… Это тоже было неприятно, как-то странно, а с другой стороны, это возбуждало…Мне всегда нравились женщины старше меня; учительницы, жена тренера, старшеклассницы… и я всегда считал, что они свободны, я как-то был убежден, что мужчины, которые рядом с ними — это не конкуренты , они просто обязаны уступить женщину, которая мне понравилась…

А.: Так же произошло и с мамой?

П.: (после непродолжительного молчания) Да, наверное…

(Окончание в следующем посте)

Чувства жертв эмоционального насилия очень похожи, как и его последствия: разрушенная самооценка, депрессия и тревожные состояния. Если вы все время испытываете в своих отношениях какое-либо из этих десяти чувств — дезориентацию, одиночество, тревогу, подавленность, ошеломление, страх, гнев, вину, стыд, ретравматизацию, учтите, что это ненормально, и что с большой долей вероятности вы находитесь под влиянием нарциссического абьюза. Чаще всего в нездоровой любовной связи эти эмоции приходят в сочетании друг с другом.

Итак, ваши отношения развивались стремительно, как ураган, в глубине души вы чувствовали смятение. Что-то казалось вам странным и слишком хорошим, чтобы оказаться правдой, — но вы не могли этого до конца осознать. Возможно, у вас раньше были проблемы с поиском партнёра, или с доверием, или с самооценкой, и именно поэтому происходящее показалось вам неправдоподобно прекрасным, особенно, если все остальные считали вас удивительной парой и не видели никаких проблем в том, как быстро вы сошлись. Но затем что-то пошло не так.

1. Дезориентация

– Вы отмечаете вспыльчивость партнёра или партнёрши, вспышки гнева, раздражительность, чрезмерную ревность, но вы утешаете себя тем, что просто у него или у неё такой характер;

– Партнёр был так очарователен, остроумен, интеллектуален — настоящий принц (или очаровательная принцесса). Всё как в рассказе про доктора Джекилла и мистера Хайда: последний появился неожиданно. Поскольку вы попали под влияние непоследовательного поведения партнёра, ваша способность к здравомыслию и адекватное восприятие действительности подверглись серьёзным испытаниям. Вы начали спрашивать себя, не сходите ли вы с ума, может быть на самом деле вы что-то забыли, неправильно поняли, ослышались?

2. Одиночество

– Вы не поняли, что закидывание вас сообщениями, постоянные звонки, вызовы по скайпу, желание быть постоянно на связи с вами, являются способом управления вами — вы думали, что это была любовь;

– В течение долгого времени партнёр отвергал вашу семью и друзей, и хотел, чтобы вы проводили время только с ним;

– А вот когда вы пытались пожаловаться на него, оказывалось, что никто не понимает и не хочет выслушать вас;

– Вам было слишком больно узнавать о том, как счастливы могут быть другие со своими близкими, потому что на фоне чужого счастья ваше горе было особенно заметно.

3. Тревога

– Партнёр обесценивает вас, делая хамские и издевательские замечания о «тупых бабах»/«вшивых интеллигентах», о вашем образовании, родных местах, и вы стали считать, что быть нужной ему — большая удача для вас;

– Он совершает странные поступки, прячет свой телефон, скрывает некоторых друзей, ведёт переписку с незнакомыми вам людьми в соцсетях, но при этом старается убедить вас в том, что вы просто ревнивы и помешаны на контроле;

– Вы видите, что ваши отношения сводятся к бесконечным пустым безрезультатным разговорам;

– Вы не понимаете, как будете жить без партнёра.

4. Подавленность

– Вы не получаете того, чего хотели;

– Вы понимаете, что должны разъехаться, но не знаете, как;

– Партнёр манипулирует сознанием ваших детей, убеждет их в том, что вы разваливаете семью, что вы ведёте себя неподобающим образом. Настраивает детей против вас;

– Он начал клеветническую кампанию против вас, и теперь все вокруг считают, что вы действительно совершали те ужасные поступки, которые вы на самом деле не совершали;

5. Ошеломление

– Вы знали, на что он способен, но не хотели раскачивать лодку и поэтому замираете в нерешительности;

– Вы были диссоциированы с собственными чувствами так долго, что уже и не знаете, что вы чувствуете на самом деле;

– Он нашёл вам замену в течение нескольких дней или недель, и удалил все признаки отношений с вами;

6. Страх

– Никто не воспринял ваши опасения всерьёз, — особенно те, кто никогда не имел опыта пребывания в отношениях абьюза — люди думали, что вы слишком остро реагируете;

– Вы боялись кому-либо что-либо рассказать, потому что в отместку он мог повредить вашей карьере или как-то иначе попытался бы уничтожить вас.

7. Гнев

– Вы злитесь на то, что купились на его манипуляции и ложь, не понимая, что вами манипулировали и что вам лгали;

– Он ушёл к очередной жертве без каких-либо сожалений, и ему совсем не больно, в то время как вы чувствовали себя эмоционально опустошенной.

8. Чувство раскаяния

– Вы испытываете вину за то, что каждый раз, когда вы пытались разъехаться, вы оставались, ведь партнёр говорил, что вы нужны ему, чтобы он мог исправиться, чтобы вы пожалели его, потому что у него было плохое детство, или потому что ему нужна ваша поддержка;

– Вы хотели бы услышать все тревожные звоночки разом, чтобы понять, что это было, но нужное время прошло;

– Вы сожалеете, что не сбежали раньше.

9. Смущение и стыд

– Окружающие люди все время спрашивают, почему вы так долго не уходите или не уходили, вам стыдно отвечать;

– Вы на самом деле не знаете, почему вы остались с ним и как это объяснить;

– Вы знаете, что окружающие считают странное поведение вашего бывшего следствием отношений с вами.

10. Вторичная травматизация

– В глубине души вы не можете его отпустить, вы любите его, и поэтому ненавидите себя и сердитесь на свои чувства;

– Вы чувствуете, что можете сломаться и возобновить контакт с ним, поверив ненадолго (а может быть, даже на недели или месяцы), что всё будет по-другому;

– Вы мечтаете о прекрасном, но испытываете недоверие к людям, подозреваете, что они тайно хотят использовать вас, это сводит вас с ума, и вы сердитесь на себя за это.

Невероятные факты

Рассказываем о причинах, по которым вы притягиваете плохишей.

Задавались ли вы вопросом о том, как вы смогли влюбиться в психа? Ведь вы на самом деле полагали, что он – ваша вторая половинка, ваша судьба. Однако, конец был обычным – море слез и желание больше никогда не иметь дело с мужчинами.

В начале всё было чудесно: он заваливал комплиментами, дарил цветы, вы были окружены заботой и вниманием. Он казался очень веселым, харизматичным, вежливым и красивым.

Но в один прекрасный день он стал монстром, начал вас обманывать, брать в долг и проигрывать эти деньги, стал вас контролировать и поднимать руку. Вы сразу же пытаетесь отыскать причины этого. Очень вероятно, что мозг вашего возлюбленного атаковали пришельцы, но скорее всего, вы всего-навсего в отношениях в нарциссом.

Некоторые из нас легко притягивают к себе социопатов, нарциссов и психопатов, даже не замечая этого. Такой мужчина ищет женщину с конкретными особенностями характерами, которой легче манипулировать.

А сейчас поделимся с вами показателями того, что вы являетесь лакомой добычей для человека с психическими расстройствами.

Влияние психопата

1. У вас есть склонность к созависимости



В романтических отношениях склонные к созависимости женщины зачастую являются родителем, беря всю ответственность на себя. С другой стороны, такие женщины не могут выражать свои эмоции и чувства, а также они не уверены в себе.

Склонные к созависимости женщины очень любят заботиться о тех людях, кому они нужны, так как это увеличивает их самооценку. Зачастую спутник созависимой женщины имеет зависимость от компьютера, наркотиков, азартных игр, алкоголя.

Помимо этого, в отношениях случается отказ от разделения ответственности, систематическая ложь, регулярные измены, а также эксплуатирование и использование партнера с целью получения личной выгоды.

Партнеры нарциссов

2. У вас есть склонность к эмпатии, вы очень чувствительный человек



Такой человек переживает о потребностях другого и заботится о его чувствах. Он умеет поставить себя на место того, кто оказался в беде, или кто серьезно пострадал.

У социопатов, психопатов и нарциссов нет никакого желания оказывать помощь окружающим людям. Им все равно на то, что чувствуют другие люди. Они без зазрения совести будут использовать других людей для достижения своих собственных желаний и целей. Они не знают, что такое чувство вины.

Нарцисс прекрасно знает, что эмпат его пожалеет, попытается спасти и помочь даже тогда, когда поймет, с кем связался. Чем сильнее будет связь между ними, тем глубже эмпат погрузится в эти токсичные отношения.

Человек нарцисс в вашей жизни

3. Ваш отец был очень хорошим



Жертвами неуравновешенных мужчин зачастую становятся те дамы, у которых были или есть очень хорошие отцы. Такие женщины слишком доверчивы к мужчинам. У них в голове не укладывается, что мужчина может сделать им что-то плохое, потому что к ним всегда относились как к королевам.

Такие женщины полагают, что очень просто отличить злого человека от хорошего – он похож на злодея из мультика. Но все из-за того, что такая женщина еще встречала настоящего подонка, который очень умело скрывает свою сущность.

Даже если папа или кто-то другой захочет предупредить ее, она все равно будет надеяться на лучшее до тех пор, пока не станет поздно.

Нарциссы и психопаты

4. Вы очень стеснительны



Наличие проблем с самооценкой, отсутствие уверенности в своих силах и в себе, а также застенчивость – это притягивает психопата в женщинах. Он умеет читать язык тела. Вы нервничаете, заламываете руки во время разговора, отводите взгляд, переминаетесь на стуле? Значит, вы отличный кандидат.

Ведя себя так, вы даете нарциссу понять, что вами легко управлять, так как вы уязвимы психологически, а значит вы не сумеете противостоять его ухищрениям. Более того, вы не будете никому рассказывать о тех ужасах, которые вам предстоит пережить.

А ему только это и нужно – ваше молчание и ваша покорность. Нарциссы и психопаты подыскивают себе стеснительных и слабых партнеров, которые не умеют закатывать скандалы, возражать, да и просто кому-то пожаловаться.

5. Ваш возраст уже перевалил за средний, и вы неплохо зарабатываете



Психопаты или нарциссы используют других людей не только физически и эмоционально, они также не прочь поживиться и финансово. Женщина с машиной, квартирой, счетом в банке, с хорошей работой и другими «плюсами» — это отличная добыча для психа.

Им удобно вступать в отношения с женщинами, которым уже за 35. Таких дам можно держать возле себя обещая жениться и завести детей. Такая женщина зачастую будет цепляться за партнера до последнего, каким бы гадким он не был, потому что она полагает, что это ее последний шанс.

Желая запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда, женщина теряет голову, и в результате остается с покалеченным сердцем и у разбитого корыта.

6. Вы чересчур доверчивы



Люди, которые безусловно доверяют, являются идеальными жертвами. Они не просят никаких доказательств у партнера, доверяя ему на слово. Однако, зачастую терпимость, желание угодить, сострадательность и наивность играют злые шутки со своими «хозяевами».

Психопат с лёгкостью воспользуется этими вашими особенностями без зазрения совести. Пока вы делитесь с ним своими секретами, он вам врет в лицо, пока вы верны ему, он вам изменяет направо и налево. Психопат нуждается в том, чтобы рядом с ним был такой лояльный партнер, который всё простит и поймёт.

что происходит с психопатом, который сумел влюбиться? — фанфик по фэндому «Фикбук и всё, что с ним связано»

1. Что происходит с психопатом, который сумел влюбиться?

30 октября 2021, 19:52

      Что происходит, когда психопат влюбляется? Исследования показывают, что такие люди могут заботиться о других, но только в тех случаях, когда они делают это охотно, и только тогда, когда они прилагают достаточные усилия, чтобы узнать, как быть эмпатичными. Психопатия — подкатегория расстройства личности в психологии, а основными характеристиками психопатов являются отсутствие эмпатии, эгоизм, отсутствие вины и очарования, которые они используют для манипулирования другими. Однако психологи считают, что они тоже могут влюбиться, но способы, которыми они выражают свои чувства и общаются в своих отношениях, совершенно разные.

1.1.Психопаты способны любить другого человека:

      Психологи заявляют, что существуют разные уровни и типы психопатии. Если человек не проявляет серьёзных признаков психологического расстройства, то, скорее всего, он сможет влюбиться. Психопаты также могут чувствовать себя одинокими и иметь желание быть любимыми. Тем не менее, им трудно установить здоровые отношения из-за отсутствия эмоциональной связи и неспособности открыть другого человека.

1.2. Их отношения основаны на иных причинах, чем традиционные:

      Поскольку психопаты борются с созданием сильных эмоциональных связей и созданием близости в отношениях, более вероятно, что они войдут в отношения, основанные на общих убеждениях и отношении к миру. Но их партнер должен быть осторожен: такие люди чрезвычайно эгоистичны и обычно пытаются манипулировать своим партнером, чтобы он жертвовал своими собственными интересами.       Психопаты могут жаждать близких отношений, но редко могут их создавать и поддерживать. Им трудно создать эмоциональную связь с другими людьми из-за их неспособности проявить сочувствие. Они не могут полагаться на других людей и часто пытаются использовать их в своих интересах, не могут оказать эмоциональную поддержку своему партнёру.       Психологи считают, что психопаты обычно не испытывают страха или беспокойства, и поскольку они никогда не ощущали эти эмоции самостоятельно, они борются с проявлением сочувствия и пониманием вышеупомянутых и других чувств у других людей. Исследования показывают, что они могут заботиться о других людях, но только в тех случаях, когда делают это охотно и только тогда, когда прилагают достаточные усилия.

1.3. Психопаты предпочитают краткосрочные связи:

      Психопаты предпочитают создавать краткосрочные связи без сильной эмоциональной привязанности. Они редко заинтересованы в том, чтобы инвестировать достаточно своего времени в создание долгосрочных связей, которые потенциально могут привести к браку. Они часто ставят себя и свои чувства на первое место, что затрудняет поиск подходящего партнёра.

1.4. Они преуспевают в манипулировании партнерами:

      Они могут легко «читать» других людей и понимать их намерения. Они знают, как быть очаровательными и заставить Вас чувствовать себя комфортно в любой ситуации, и это делает их идеальными манипуляторами. Удивительно, что они не чувствуют никакой вины, когда это делают. Психопаты эгоцентричны и на самом деле не заботятся о проблемах и чувствах, которые их действия могут вызвать у других людей. Их любовь может быть патологической, поскольку они действительно не знают, как общаться с людьми на глубоком уровне, романтические отношения могут быть разрушительными для обоих партнёров.       У психопатов больше шансов действовать импульсивным образом. Они эмоционально недоступны. Манипулирование и отсутствие эмпатии могут способствовать нестабильности и напряженности в отношениях.

1.5. Их чувства и отношение со временем могут улучшиться:

      Хорошая новость заключается в том, что психопаты могут улучшить своё поведение, когда они достаточно мотивированы для этого. Психологи считают, что романтика и общение с людьми, которые проявляют любовь к ним, могут научить их быть более чуткими к другим людям и улучшать качество их социальных взаимодействий.

Породы психопатов и как их распознать

  • Они лживы, манипулятивны и/или самовлюблены.
  • Они агрессивны и могут иметь историю или склонность к преступному поведению.
  • Они бессердечны, не проявляют угрызений совести и получают удовольствие, видя, как обижают других.
  • Они импульсивны, мало думают о последствиях своих действий и могут употреблять запрещенные вещества.

Но психопаты не бывают одним типом.Вот некоторые из удивительных тайных психопатов, с которыми вы можете столкнуться.

Семь типов психопатов, с которыми вы можете столкнуться:

1. Родственная душа

Купить сейчас

Джон Михан, мошенник, также известный как Грязный Джон, провел свою жизнь, обманывая женщин и занимаясь страховыми аферами и мошенничеством. Везде одетый в хирургическую форму, он утверждал, что был хирургом, хотя на самом деле только что вышел из тюрьмы. Видите ли, Грязный Джон, как и большинство психопатов-родственных душ, был заклинателем, и его жертвы покупались на его ложь.Бомбардируя их всепоглощающей любовью и привязанностью на раннем этапе, Родственная душа заманивает жертв в ловушку, ускоряя близость. Вскоре они изолируют вас от людей в вашей жизни. Они проверяют ваши границы, нарушая мелкие границы, называя вас чувствительными, если вы их называете. Вскоре они стирают основные границы. И поскольку вы однажды попробовали сказку, вы знаете, что это не фантазия. Более того, они убеждают вас, что вы виноваты в том, что сказка исчезла, поэтому вы из кожи вон лезете, терпя новые оскорбления.

Реклама

Это объявление отображается с использованием стороннего контента, и мы не контролируем его функции доступности.

2. Лидер

Все мы встречали человека, который успешен в профессиональном или социальном плане и добивается этого, запугивая, настраивая людей друг против друга и манипулируя ими. Иногда их махинации не являются явными, особенно если они особенно изощренны, обаятельны и харизматичны. Действительно, недавнее исследование показало, что первичные психопаты более склонны к «бесстрашному доминированию», то есть к эгоистичному личному стилю саморекламы и расстановке приоритетов в своих потребностях, и лучше работают, когда обладают развитыми социальными навыками.

Однако мало кто знает реалии жизни Лидера, где члены их семей часто подвергаются жестокому обращению за закрытыми дверями. В своей книге «Разоблачение финансового насилия » Шеннон Томас описывает жизнь женщин, которые контролируются через финансы — например, их заставляют спать на матрасе на полу во время беременности или заставляют есть зеленую фасоль из консервных банок, или беспокоятся, могут ли они оплачивать счета за бензин, несмотря на то, что их мужья неплохо зарабатывают и даже владеют роскошными автомобилями.В случае разоблачения эти истории часто могут быть разыграны как нелепые, потому что общественное мнение считает Лидера хорошим человеком, а жертву считают ненадежной или «сумасшедшей».

3. «Плохой мальчик»

Плохого мальчика легче всего распознать. В конце концов, согласно диагностическим критериям Диагностического и статистического руководства (DSM), типичные черты этого архетипа — лживость, импульсивность и безрассудное пренебрежение безопасностью других — могут быть связаны с антисоциальным расстройством личности.Они являются основным типом психопатов, встречающихся в системе уголовного правосудия, и их особенно узнаваемые личностные профили могут исказить наши взгляды на то, как выглядит психопат. У Плохого Парня самая нестабильная жизнь — даже если он нанят, он может не появиться на работе и может слизать с вас, а также может злоупотреблять алкоголем и психоактивными веществами. Тем не менее, быть с плохим парнем может быть весело и волнующе, потому что волатильность может быть захватывающей. Или «Плохой мальчик» может убедить вас, что их нужно спасать — они изо всех сил пытаются очиститься и просто нуждаются в поддержке со стороны любящего человека.

Реклама

Это объявление отображается с использованием стороннего контента, и мы не контролируем его функции доступности.

4. Параноик

Параноик-психопат считает, что все хотят его заполучить, и винит мир во всем, что идет не так. В отличие от людей с параноидальным расстройством личности или параноидальной шизофренией, параноидальный психопат также мечтает заставить других платить. Как только они проникают в ваше сердце слезливыми историями, они используют свою паранойю, чтобы оправдать оскорбительное поведение или предлог для злоупотребления психоактивными веществами.Когда они убеждают вас, что им нужна поддержка, это похоже на теннисный матч — ваша голова вертится, пытаясь понять, в чем именно заключается проблема, поскольку они изобретают все больше возможных причин, только чтобы отвлечь вас от корня: от них.

5. Святой

Ближе к концу, когда его маска соскользнула, мой бывший партнер насмехался надо мной: «Никто тебе не поверит. Я медитирую. Я духовен. Я работаю на благотворительность». И именно этим я вспомнил его слова многолетней давности: «Психопаты любят работать в третьем секторе.Там им многое сойдет с рук». Я и понятия не имел, что он описывает себя. Видите ли, легко связать определенные роли со святостью — наш мозг путает религиозных деятелей, врачей и специалистов в области психического здоровья с благотворительностью. Мы с большей вероятностью доверяем им, и поэтому нам требуется больше времени, чтобы выяснить, не вредны ли они для нас. клиент.По словам эксперта по психопатии доктора Роберта Хэйра, CM, они, как известно, выдумывают свою квалификацию, учатся подделывать навыки и жаргон, а когда их обнаруживают, просто собирают вещи и ищут свои следующие цели.

Реклама

Это объявление отображается с использованием стороннего контента, и мы не контролируем его функции доступности.

6. Контркультуралист

«И он сказал, что вышвырнет меня с фермы, потому что я предала ценности», — всхлипнула она.Я был озадачен; это был мой третий звонок на той неделе, когда женщина описала оскорбительные отношения с психопатом, который владел фермой, где собирались только люди со схожими ценностями. Мы все встречали человека, который превозносит их нравственность — они отстаивают справедливость, инклюзивность и даже феминизм. Легко быть сметенным и обманутым, потому что любое жуткое, безответственное или навязчивое поведение может быть оправдано как «контркультурные ценности» или очевидным несчастьем человека по поводу состояния мира.

7.Презрительный

Мой друг и психолог доктор Джонатан Маршалл, доктор философии, говорит, что некоторые психопаты используют высокомерие и презрение, чтобы жертвы чувствовали себя недостойными, что побуждает их клюнуть наживку. Он объясняет, что у нас есть эволюционный императив: «Хотеть искупить свою силу, когда кто-то говорит (мы) меньше, чем они, чтобы мы могли быть на равных». Но в чем разница между высокомерием и убежденностью? Джонатан объясняет, что убежденность приходит с честностью признания возможных недостатков; например, человек может сказать, что у него нет ответов на все вопросы, но он уверен в своих духовных убеждениях.С другой стороны, высокомерие приходит с презрением, когда других считают глупыми и низшими.

Реклама

Это объявление отображается с использованием стороннего контента, и мы не контролируем его функции доступности.

Проблема опытных психопатов в том, что они овладели искусством обмана.

«Если кто-то достаточно заботится о чем-то, есть вероятность, что он преуспеет в этом», — говорит доктор Маршалл. «Психопаты быстро усваивают это с раннего возраста, наблюдая за мамой и папой в лживой среде.

С такой софистикой приходит способность казаться заботливыми и чуткими людьми. Действительно, хотя большинство утверждает, что психопатам не хватает эмпатии, на самом деле им не хватает эмоциональной эмпатии — способности чувствовать, что чувствуют другие. Вместо этого они имеют высокий уровень когнитивной эмпатии, что означает, что они знают, что чувствуют другие, и, следовательно, как ими манипулировать. Многие из них одержимо смотрят фильмы, чтобы изучить человеческое поведение и соответствующие реакции.

Клиенты часто говорят мне, что хотят знать, если кто-то «полностью психопатический», поскольку он существует в спектре.Действительно, никто не является на 100 процентов плохим. Мы всегда будем ссылаться на времена, когда они были добры к нам, даже если это будут простые слова вроде «Я поддерживаю тебя». Вопрос, который мы должны задать себе: подходит ли этот человек для меня ? Если ответ отрицательный, то пора выпутываться.

В конце концов, частью целостного здоровья является осознанность и честность с собой в отношении наших отношений, а также знание того, когда нужно уйти от людей, которые в конечном итоге только навредят нам.

Как определить «хороший» тип психопата

Есть два типа психопатов — не все из них бесполезны и разрушительны.

Не все психопаты одинаковы.

Согласно новому исследованию, существует два типа психопатов — первичные и вторичные.

Первичные психопаты могут сотрудничать, помогать и дружить.

Вторичные психопаты, однако, обычно деструктивны, бесполезны и плохо работают.

Г-жа Нора Шютте, первый автор исследования, сказала, что первичных психопатов отличает черта «бесстрашного доминирования»:

«Люди с этой чертой характера хотят добиться своего, не боятся последствий своего действий, и может противостоять стрессу очень хорошо.

Для сравнения, вторичные психопаты обладают высокой эгоцентричной импульсивностью, сказала она:

«У людей с высокими ценностями отсутствует внутренний тормоз.

Таким образом, их самоконтроль слаб, и поэтому они не думают о других.

Их называют вторичными психопатами».

Исследование включало 161 человека, которому задавали вопросы об их личности и о том, как они взаимодействуют на работе.

Результаты показали, что первичные психопаты — те, кто демонстрирует бесстрашное доминирование — тем не менее часто воспринимались как готовые к сотрудничеству и готовые помочь.

Г-жа Шютте сказала:

«Но это было верно только тогда, когда эти первичные психопаты также обладали заметными социальными навыками.

Прежде всего, это включает в себя навыки, которые обычно важны в работе, например, способность доставлять другим людям удовольствие».

Вторичные психопаты, тем не менее, действительно доставляют проблемы, независимо от того, насколько хороши их социальные навыки, сказала г-жа Шютте:

«Эти люди с высокими значениями вторичной психопатии, таким образом, действительно имеют предполагаемое негативное влияние на свою рабочую среду.

И в гораздо большей степени, чем когда мы исследуем обе группы вместе.

Профессор Герхард Бликле, соавтор исследования, сказал, что не все психопаты были злыми — на самом деле многие совсем наоборот:

«Даже люди с ярко выраженными психопатическими чертами не обязательно демонстрируют антиобщественное поведение.

Люди с высокой степенью бесстрашного доминирования могут даже быть самоотверженными героями в повседневной жизни, такими как спасатели, врачи скорой помощи или пожарные.

Исследование было опубликовано в Journal of Management (Schütte & Blickle, 2016).

Изображение предоставлено: conorwithonen

Какие существуют 3 типа психопатов? – СидмартинБио

Какие существуют 3 типа психопатов?

Шуман выделяет следующие «официально признанные» подтипы психопатов:

  • Первичный психопат.
  • Вторичный психопат.
  • Вспыльчивый психопат.
  • Харизматичный психопат.
  • Эгоцентрически-импульсивный психопат.
  • Психопаты процветают под руководством жестоких боссов.
  • Дополнительные тактики запугивания успешного психопата включают:

Каковы три признака психопата?

Общие признаки психопатии

  • социально безответственное поведение.
  • игнорирование или нарушение прав других лиц.
  • неспособность различать правильное и неправильное.
  • трудности с проявлением раскаяния или сочувствия.
  • склонность часто лгать.
  • манипулирование и причинение вреда другим.
  • повторяющихся проблем с законом.

Что такое высокофункциональный психопат?

Люди с высоким уровнем функционирования часто невероятно умны, с очень высоким IQ, который может помочь им читать, манипулировать и контролировать сценарии. Отсутствие эмпатии. Люди с ASPD не понимают эмоций других людей. Поэтому они не оценивают и не предвидят последствий своих действий.

Как разговаривают психопаты?

Психопаты склонны говорить медленно и тихо Обзор исследований 2016 года, опубликованный в журнале Aggression and Violent Behavior и освещенный в Inc., показал, что психопаты склонны говорить медленно и лучше контролировать свою речь, чем непсихопаты.

Каковы 40 черт психопата?

Признаки психопата

  • Бойкость/поверхностное обаяние.
  • Грандиозное чувство собственного достоинства.
  • Потребность в стимуляции/склонность к скуке.
  • Патологическая ложь.
  • Коннинг/манипулятивный.
  • Отсутствие раскаяния или чувства вины.
  • Поверхностный аффект (т. е. сниженная эмоциональная реакция)
  • Черствость/отсутствие сочувствия.

Можно ли отличить психопата по внешнему виду?

Психопатов трудно распознать. Это потому, что они не все убийцы или преступники.

Как распознать психопата?

Вот как определить психопата в первые 5 минут, говорит наука

  1. Психопаты в два раза чаще других говорят об этих трех вещах.
  2. Психопаты любят говорить, что они сделают.
  3. Психопаты гораздо реже копируют ваши невербальные выражения.
  4. Психопаты невероятно ориентированы на вознаграждение.

Что такое тест на социопата?

Этот тест на социопата направлен на выявление признаков и симптомов антисоциального расстройства личности (АСРЛ). Это расстройство личности, которое может проявляться в отсутствии эмпатии, игнорировании понимания жизни других людей, слабом психическом здоровье, отсутствии угрызений совести или распространенном нарциссическом поведении.

Что такое определение социопата в DSM-5?

DSM-5 определяет десять полных расстройств личности, одним из которых является антисоциальное расстройство личности (под которое подпадает социопатия). Остальные 9 — параноидальное, шизоидное, шизотипическое, пограничное, истерическое, нарциссическое, избегающее, зависимое и обсессивно-компульсивное расстройство личности.

Что такое 3-минутный тест idrlabs на социопатию (idr-3mst)?

Трехминутный тест IDRlabs на социопатию (IDR-3MST) был разработан IDRlabs.IDR-3MST основан на работе профессионалов и предназначен для использования только в образовательных целях. IDR-3MST не связан с какими-либо конкретными исследователями в области психопатологии или какими-либо аффилированными исследовательскими учреждениями.

Возможно ли быть социопатом с РАСЛ?

Нет! На самом деле правильным термином для обсуждения социопатического поведения является антисоциальное расстройство личности. Многие используют слово «социопат» в разговорной речи. Каковы основные симптомы АСПД? Антисоциальное расстройство личности часто характеризуется отсутствием сочувствия к другим, возможной манипуляцией и может казаться эмоционально отстраненным от общества.

Типы психопатов: основные профили

психопатия  это расстройство личности, характеризующееся в основном реализацией социального поведения, отклоняющегося от нормы, вины эмпатии и без чувства вины или раскаяния человека-психопата. Эти люди привыкли иметь личности эгоцентричные, манипулятивные и импульсивные, что побуждает их преступать нормы и законы в поисках чувств.Это тот случай, когда они могут вернуться жестокими и агрессивными из-за этой вины сочувствия к жертве и его недействительного чувства вины по фактам, с которыми столкнулись.

Эта проблема поведения в настоящее время не признается таковой ни одной классификацией психических заболеваний, ни тем, что могло бы говорить больше, чем типом личности, который привык связывать с антиобщественным расстройством личности и что непосредственно связаны с насильственным и преступным поведением.

>> Статья по теме: Какие почти психопаты?

Классификация психопатов

В отношении различных типологий психопатов существуют различные классификации, за которыми следует классификация эксперта по криминологии Гарридо Дженовеса (2003). Личностных психопатов, больше связанных с преступным и насильственным поведением, можно разделить на 5 основных типов.

  1. Идиопатия   Психопаты (чистые или первичные).Индивидуумы, чье поведение считало бы в себе антиобщественным поведение таким же, как и демонстрация собственного расстройства в соответствии со структурой антиобщественного характера.
  1. Вторичные психопаты (sintomáticos). Те люди, которые способны проявлять вину и раскаяние и устанавливать аффективные отношения, мотивируя антиобщественное поведение проблемами другого типа (типа невротического или психического), что было бы первичным; и его проблема поведения была бы вторичной.
  1. Социальные психопаты . В этом случае они демонстрируют антиобщественное поведение, но со стороны своей группы они воспринимаются как нормальные. Они привыкли быть людьми, принадлежащими к мировому маргиналу и имеющим свою субкультуру. У них нет личностных недостатков, поэтому они правильно работают в контексте своих ценностей. В отношении потребления наркотиков этот же автор различает:
  1. Первичная психопатия или вторичный алкоголизм (или другие наркотики).Сюда направляются люди, главной проблемой которых является некоторое расстройство личности и проявление характерных психопатических симптомов, которые употребляют алкоголь или наркотики как симптом общего стиля. Необходимо очень четко понимать, что во время употребления алкоголя или наркотиков не возникает никакого импульса, которого не было до употребления, наркотик же служит катализатором, который способствует выражению антиобщественного поведения. Поэтому ни в коем случае употребление наркотиков или алкоголизм никогда не идут в оправдание насильственного отношения .
  1. Первичный алкоголизм или вторичная психопатия (или другие наркотики). Это люди, у которых основной проблемой является зависимость , то есть причина совершения асоциального поведения, которое может привести к диагностике психопатии. Причины наркомании очень отличаются от того, когда речь идет о первичной психопатии, поскольку они делают это как половину утечки, а когда она появляется, отклонение от поведения связано с чрезмерным потреблением, а не с лежащей в основе антисоциальной тенденцией (это то, что появляется при вторичном алкоголизме). ).К этим двум последним типам их относят алкогольные психопаты и алкогольные психопаты соответственно. Когда основной проблемой является зависимость, прогноз более благоприятный.

В час типологий очень важно установить хорошую дифференциальную диагностику, где остаются ясными:

  • Какие расстройства маскируют психопатию , что следует за триадой алкоголизм, злоупотребление наркотиками и преступность. Убедиться, что две трети диагностики антисоциального расстройства также относятся к алкоголизму, а одна из каждых трех — к дрогозависимости.
  • Какие психопатические расстройства маскируют другое расстройство , так как это может быть психоз (галлюцинации и бред) и невроз (чувство вины, скудное напряжение и заторможенность), с которыми не совпадают симптомы; и с церебральным ухудшением (где проявляется эмоциональная лабилидад и низкий контроль над импульсами) и нарциссической личностью (самосуфичность и усиленная сингулярность), с которыми у да общие симптомы.

Типы личности психопата по Lykken

В типологии психопатии необходимо процитировать классификацию Дэвида Т.Lykken (2000) из психопатических личностей , которые также связаны с предложениями Женовеса, согласно четырем типам:

  1. Первичный психопат , совпадающий с идиопатией
  2. Вторичный психопат , совпадает со вторичным.
  3. Психопат десестабилизирующий , который может принимать различные типы эпилептического типа, колерического типа, гиперсексуального типа, типа патологических желаний (вкус риском) и типа истерического (продукт чрезмерного подавления желания).
  4. Харизматичный психопат (очаровательный и привлекательный).

Профиль психопата

В резюме шесть общих элементов, которые помогают идентифицировать человека с профилем психопата:

  1. Способность к речи и личное обаяние.
  2. Великолепное чувство личной ценности.
  3. Склонность к скуке и, следовательно, потребность в стимуляции.
  4. Использование лжи патологической формы.
  5. Ложное поведение и манипуладора.
  6. Отсутствие угрызений совести и чувства вины.

>> Статья по теме: Ум убийственного наемника: дело Куклински, человека изо льда

__

Каталожные номера:

Гарридо, В. (2003). Психопаты и другие жестокие преступники. Издатель Тиран Бланш

Ликкен, Д. (2000). Антисоциальные личности. Издательство Гердер

 

Психопатия | Психология Вики | Фэндом

Основная статья: Антисоциальная личность

Психопатия (произносится как /сайкопат на общеамериканском), не путать с психозом, это термин, полученный из греческого психика (407 и 907 разум) пафос (страдание) , и когда-то использовалось для обозначения любой формы психического заболевания.В настоящее время психопатия определяется в психиатрии как состояние, характеризующееся отсутствием эмпатии или совести, а также плохим контролем импульсов или манипулятивным поведением.

Хотя психопатия широко используется в качестве психиатрического термина, она не имеет точного эквивалента [1] ни в DSM-IV-TR, где она наиболее сильно коррелирует с антисоциальным расстройством личности , ни в МКБ-10, где это коррелирует с диссоциальным расстройством личности. Роберт Хэйр работает над тем, чтобы психопатия была включена в DSM-V как отдельное расстройство.

При текущем клиническом использовании психопатия чаще всего диагностируется с помощью Пересмотренного контрольного списка психопатии Хэйра (PCL-R). Хэйр описывает психопатов как «внутривидовых хищников, которые используют обаяние, манипулирование, запугивание и насилие, чтобы контролировать других и удовлетворять свои эгоистичные потребности. Не имея совести и чувств к другим, они хладнокровно берут то, что хотят, и делают, как им заблагорассудится. , нарушая социальные нормы и ожидания без малейшего чувства вины или сожаления». [2] «Иными словами, отсутствуют те самые качества, которые позволяют человеку жить в социальной гармонии. [3]

История

Исследование группы людей, которых можно назвать психопатами, было впервые завершено Филиппом Пинелем почти 200 лет назад. Пинель описывал пациентов как «сумасшедших без бреда», что он охарактеризовал как отсутствие сдержанности и безжалостность в своих действиях. Пинель считал, что его пациенты морально нейтральны, что отражает его гуманистический подход к психическим заболеваниям. [4]

Следующая наиболее выдающаяся работа о психопатах была сделана в 1941 году Херви М.Клекли в своей книге «Маска здравомыслия » (значительно расширенной во втором издании 1950 г.). Клекли предложил широкий спектр историй болезни из всех слоев общества, и все они показали пациентов с общей характеристикой «эмоциональной пустоты». [5] Клекли исследовал установки и образ мыслей психопатов в поисках смысла их необычного поведения; однако, по словам Роберта Хэйра, самый важный вклад Клекли заключался в создании основы эмоций для большинства будущих исследований этого расстройства. [6]

Что такое психопат?

Психопат определяется как человек, не беспокоящийся о чувствах других и полностью игнорирующий любое чувство социальных обязательств. Они кажутся эгоцентричными и лишены понимания какого-либо чувства ответственности или последствий. Их эмоции считаются поверхностными и мелкими, если они вообще существуют. Их считают черствыми, манипулятивными и неспособными к формированию длительных отношений, не говоря уже о проявлении какой-либо значимой любви.Обычно они никогда не совершают никаких действий, если не решат, что это может быть выгодно для них самих.

Поскольку психопаты причиняют вред своими действиями, предполагается, что они не привязаны эмоционально к людям, которым причиняют вред; однако, согласно контрольному списку PCL-R, психопаты также небрежно относятся к себе. Им часто не удается изменить свое поведение таким образом, чтобы предотвратить дискомфорт в будущем. Доктор Джозеф Ньюман утверждает, что поведение психопатов является результатом «неспособности обрабатывать контекстуальные сигналы. [7]

Считается, что любые эмоции, которые проявляет первичный психопат, являются плодами наблюдения и имитации эмоций других людей. Они плохо контролируют свои импульсы и плохо переносят фрустрацию и агрессию. У них нет эмпатии, раскаяния. , тревогу или чувство вины в связи со своим поведением.Короче говоря, они действительно лишены совести.Однако они понимают, что общество ожидает от них добросовестного поведения, и поэтому они имитируют такое поведение, когда это соответствует их потребностям.

Большинство исследований психопатов проводилось среди заключенных.

Клекли определил психопатию следующим образом: [8]

  • 1. Внешнее обаяние и интеллект выше среднего.
  • 2. Отсутствие бреда и других признаков иррационального мышления.
  • 3. Отсутствие нервозности или невротических проявлений.
  • 4. Ненадежность.
  • 5. Лживость и неискренность.
  • 6. Отсутствие раскаяния или стыда.
  • 7. Антиобщественное поведение без явных угрызений совести.
  • 8. Плохое суждение и неумение учиться на собственном опыте.
  • 9. Патологический эгоцентризм и неспособность любить.
  • 10. Общая бедность основных аффективных реакций.
  • 11. Специфическая потеря зрения.
  • 12. Неотзывчивость в общих межличностных отношениях.
  • 13. Фантастическое и неприветливое поведение с выпивкой, а иногда и без.
  • 14.Угрозы самоубийством исполняются редко.
  • 15. Сексуальная жизнь безлична, тривиальна и плохо интегрирована.
  • 16. Несоблюдение какого-либо жизненного плана.

Было показано, что методы наказания и изменения поведения не улучшают поведение психопата. Было регулярно замечено, что они реагируют на оба, становясь более хитрыми и лучше скрывая свое поведение. Было высказано предположение, что традиционные терапевтические подходы на самом деле делают их если не хуже, то гораздо более искусными в манипулировании другими и сокрытии своего поведения.Обычно они считаются не только неизлечимыми, но и неизлечимыми.

Психопаты также имеют заметно искаженное представление о возможных последствиях своих действий не только для других, но и для самих себя. Они, например, не осознают глубокого риска быть пойманными, неверными или ранеными в результате своего поведения.

Юридические определения

Психопатия имеет совершенно разные юридические и судебные определения, которые не следует путать с медицинским определением.В различных штатах и ​​странах в разное время принимались законы, специально предназначенные для обращения с преступниками-психопатами, и многие из этих законов действуют сегодня в соответствии с законом:

  • Законодательное собрание штата Вашингтон [9] определяет «психопатическую личность» как «наличие у любого человека такого наследственного, врожденного или приобретенного состояния, затрагивающего эмоциональную или волевую, а не интеллектуальную сферу, и проявляющееся аномалиями такого характера, как сделать удовлетворительную социальную адаптацию такого лица трудной или невозможной».
  • Калифорния приняла закон о преступниках-психопатах в 1939 году [10] , который определял психопатов исключительно с точки зрения преступников с предрасположенностью «к совершению сексуальных преступлений против детей». В законе [11] 1941 года была предпринята попытка уточнить это до такой степени, что любой, кто был обследован и признан психопатом, должен был быть помещен в государственную больницу, а любой другой должен был быть приговорен судом.
  • В Великобритании «психопатическое расстройство» юридически определяется в Законе о психическом здоровье (Великобритания) [12] как «стойкое расстройство или умственная отсталость (независимо от того, включает ли значительное нарушение интеллекта или нет), которое приводит к аномально агрессивным или серьезное безответственное поведение со стороны заинтересованного лица.

Виды психопатии

Клекли также различал два типа психопатии: первичную и вторичную [8] . Первичная психопатия была определена как основное расстройство у пациентов с этим диагнозом, тогда как вторичная психопатия была определена как аспект другого психического расстройства или социальных обстоятельств [13] . Сегодня считается, что первичные психопаты имеют в основном черты фактора 1 из PCL-R (высокомерие, черствость, манипулятивность, ложь), тогда как вторичные психопаты имеют большинство черт фактора 2 (импульсивность, склонность к скуке, безответственность, отсутствие долгосрочных целей). ) [14] .

Мили использует термин «первичная психопатия», чтобы различать психопатию биологического происхождения и «вторичную психопатию», возникающую в результате сочетания генетических и экологических воздействий [15] . Ликкен предпочитает социопатию для описания последнего.

Sellbom and Ben-Porath (2005) кратко описывают различие:

Некоторые люди, склонные к насилию, обладают психопатическими чертами личности, такими как черствость, грандиозность и бесстрашие, и, по-видимому, ведут себя так, потому что мало заботятся о других.Другие импульсивны, испытывают сильный гнев, тревогу и стресс и могут совершать насильственные действия в качестве реакции на негативные эмоции, которые иногда называют «преступлениями на почве страсти». Действительно, различие между первичной и вторичной психопатией (включая так называемую невротическую психопатию) уже давно отмечается в литературе по психопатии (Karpman, 1947; Lykken, 1995). [16]

Это различие очень напоминает различие между инструментальным и импульсивным/реактивным преступлением/насилием в области криминологии.

Джозеф П. Ньюман и др. подтвердили концептуализацию Джозефом Т. Ликкеном подтипов психопатии в отношении системы поведенческой активации Грея и системы поведенческого торможения. [17]

Первичная психопатия

Первичные психопаты демонстрируют отсутствие упреждающего беспокойства по отношению к угрозам и очевидную крайнюю эмоциональную гипореактивность. Иногда могут проявляться вспышки эмоций, но на фоне эмоциональной холодности психиатры считают это манипулятивной тактикой. [Как сделать ссылку и дать ссылку на резюме или текст]

Считается, что поведение первичных психопатов коренится в их неспособности эмоционально понимать последствия своих действий и неспособности формировать эмпатические связи с другими людьми, даже с семьей. Поскольку первичные психопаты не испытывают чувств, которые обычно тормозили бы антисоциальные импульсы других людей, они делают все, что наиболее целесообразно, чтобы получить желаемое. [Как сослаться и дать ссылку на резюме или текст]

Для первичного психопата особенно заметны элементы Фактора 1 (в двухфакторной модели) PCL-R: черствость/отсутствие эмпатии, поверхностный аффект, отсутствие раскаяние или чувство вины, неспособность взять на себя ответственность за собственные действия, преувеличенное чувство собственного достоинства, бойкость/поверхностное обаяние, патологическая ложь, мошенничество/манипулятивность. [Как сделать ссылку и дать ссылку на резюме или текст]

По реструктурированным клиническим шкалам (RC) MMPI-2 первичная психопатия (измеряемая с помощью Опросника психопатической личности, фактор 1) отрицательно коррелирует с RC2 (низкий уровень положительных эмоций). ), RC7 (дисфункциональные отрицательные эмоции), RC4 (антисоциальное поведение) и RC9 (гипоманиакальная активация). По пяти шкалам психопатологии личности MMPI-2 (PSY-5) первичная психопатия положительно коррелировала с AGGR (сессией) (в частности, грандиозностью и межличностным доминированием, а также инструментальной агрессией) и DISC (ограничением) (в частности, бесстрашием), в то время как отрицательно. коррелирует с NEGE (отрицательная эмоциональность) и INTR (оверсия). [16]

Newman и др. обнаружил, что показатели первичной психопатии отрицательно коррелируют с системой поведенческого торможения Грея, конструкцией, предназначенной для измерения поведенческого торможения из-за сигналов наказания или отсутствия вознаграждения. [17]

Вторичная психопатия

Вторичные психопаты демонстрируют физиологические реакции от нормальных до сверхнормальных на потенциальные угрозы. Их преступления имеют тенденцию быть незапланированными и импульсивными, мало задумываясь о последствиях [8] .Обладают вспыльчивым характером и склонны к реактивной агрессии. Они испытывают нормальный или сверхнормальный уровень тревоги, но, тем не менее, очень ищут стимулы и плохо переносят скуку. Их образ жизни может привести к депрессии и даже самоубийству.

Для вторичного психопата особенно заметны элементы Фактора 2 (в двухфакторной модели) PCL-R импульсивности, слабого поведенческого контроля, безответственности, отсутствия реалистичных долгосрочных целей, склонности к скуке/потребности в стимуляции, паразитарных образ жизни, ранние поведенческие проблемы, преступность среди несовершеннолетних и отмена условно-досрочного освобождения (нарушение испытательного срока).

Sellbom и Ben-Porath (2005) обнаружили, что вторичная психопатия (измеряемая с помощью опросника психопатической личности, фактор 2) во многих случаях демонстрирует противоположную корреляцию с первичной психопатией. По шкале MMPI-2 RC вторичная психопатия положительно коррелирует с RC4 (asb), RC7 (dne) и RC9 (hpm). Также было обнаружено, что он коррелирует со шкалами MMPI-2 PSY-5 AGGR (сессия) и DISC (напряжение). [16]

Newman и др. обнаружил, что показатели вторичной психопатии положительно коррелируют с системой поведенческой активации Грея, конструкцией, предназначенной для измерения чувствительности к сигналам поведенческого подхода. [17]

Диагностические критерии, тест PCL-R

Основная статья: Пересмотренный контрольный список психопатии (PCL-R)

PCL-R позволяет различать людей с психопатией и антисоциальным расстройством личности (APD).

В современных исследованиях и клинической практике психопатию чаще всего оценивают с помощью PCL-R (Hare, 1991), которая представляет собой шкалу клинической оценки с 20 пунктами. Каждый из пунктов PCL-R оценивается по трехбалльной шкале (0, 1, 2) в соответствии с двумя факторами.Фактор PCL-R 2 связан с реактивным гневом, тревогой, повышенным риском самоубийства, преступности и импульсивного насилия. Фактор PCL-R 1, напротив, связан с экстраверсией и положительным аффектом. Фактор 1, так называемые основные личностные черты психопатии, может быть даже полезен для психопата (с точки зрения недевиантного социального функционирования). Психопат будет иметь высокие баллы по обоим факторам, тогда как человек с АРЛ будет иметь высокие баллы только по фактору 2. [18]

В анализе используются как история болезни, так и полуструктурированное интервью.

Связь психопатии с другими расстройствами психического здоровья

Психопатия, измеренная по PCL-R, отрицательно коррелирует со всеми расстройствами оси I DSM-IV, за исключением расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Психопатия наиболее сильно коррелирует с антисоциальным расстройством личности DSM-IV. Фактор PCL-R 1 коррелирует с нарциссическим расстройством личности и истерическим расстройством личности. Фактор PCL-R 2 особенно сильно коррелирует с антисоциальным расстройством личности и преступностью.

Фактор PCL-R 2 связан с реактивным гневом, тревогой, повышенным риском самоубийства, преступности и импульсивного насилия. Фактор PCL-R 1, напротив, связан с экстраверсией и положительным аффектом.

Официальная позиция Американской психиатрической ассоциации, представленная в DSM-IV-TR, заключается в том, что психопатия и социопатия являются устаревшими синонимами антисоциального расстройства личности. Всемирная организация здравоохранения занимает аналогичную позицию в своей МКБ-10, ссылаясь на психопатию, социопатию, антисоциальную личность, асоциальную личность и аморальную личность как на синонимы диссоциального расстройства личности.

Среди неспециалистов и профессионалов существует большая путаница в отношении значений и различий между психопатией, социопатией, антисоциальным расстройством личности и диссоциальным расстройством личности.

Социопатия

Различие между социопатией и психопатией, по словам Хэйра, может «отражать взгляды пользователя на происхождение и детерминанты расстройства». [19] Большинство социологов, криминалистов и даже некоторых психологов считают, что расстройство вызвано социальными конфликтами, и поэтому предпочитают термин «социопат».Те, кто, как и Хэйр, верят, что расстройству способствует сочетание психологических, биологических, генетических и экологических факторов, скорее всего, будут использовать термин «психопат».

Дэвид Т. Ликкен предполагает, что психопатия и социопатия являются двумя различными видами антисоциальной личности. Он считает, что психопаты рождаются с различиями в темпераменте, такими как импульсивность, недовозбуждение коры головного мозга и бесстрашие, которые приводят их к рискованному поведению и неспособности усвоить социальные нормы; социопаты, напротив, имеют относительно нормальный темперамент; их расстройство личности в большей степени является следствием негативных социологических факторов, таких как пренебрежительное отношение родителей, преступные сверстники, бедность и чрезвычайно низкий или чрезвычайно высокий интеллект.Оба расстройства личности, конечно, являются результатом взаимодействия между генетической предрасположенностью и факторами окружающей среды, но психопатия имеет тенденцию к наследственности, тогда как социопатия имеет тенденцию к средовой. [14]

Антисоциальное расстройство личности

Основная статья: Антисоциальное расстройство личности

Сравнение психопатии с антисоциальным расстройством личности является постоянным источником дебатов в психологическом сообществе.Официальная позиция Американской психиатрической ассоциации, представленная в DSM-IV-TR, заключается в том, что психопатия и социопатия являются устаревшими синонимами антисоциального расстройства личности (АРЛ). Всемирная организация здравоохранения занимает аналогичную позицию в своей МКБ-10, ссылаясь на психопатию, социопатию, антисоциальную личность, асоциальную личность и аморальную личность как на синонимы диссоциального расстройства личности.

Хэйр и другие придерживаются мнения, что психопатию как синдром следует рассматривать отдельно от конструкции антисоциального расстройства личности DSM-IV. [20] , хотя APD и психопатия должны были быть эквивалентны в DSM-IV. Однако те, кто создал DSM-IV, считали, что со стороны клиницистов было слишком много места для субъективности при определении таких вещей, как раскаяние и чувство вины; поэтому группа DSM-IV решила придерживаться наблюдаемого поведения, а именно социально девиантного поведения. В результате диагноз APD — это то, с чем «легко справляется большинство преступников». [21] Хэйр идет дальше, говоря, что процент заключенных преступников, отвечающих требованиям APD, составляет от 80 до 85%, тогда как только около 20% этих преступников могут претендовать на диагноз «психопат».На эти двадцать процентов, по словам Хэйра, приходится 50% всех совершаемых наиболее тяжких преступлений, в том числе половина всех серийных и рецидивных насильников. Согласно отчетам ФБР, 44% всех убийств полицейских в 1992 году были совершены психопатами. [22]

Одно исследование показало, что только 20 процентов людей с диагнозом APD квалифицированы как психопаты по PCL-R. [23]

Другое исследование с использованием PCL-R для изучения взаимосвязи между антисоциальным поведением и самоубийством показало, что суицидальная история сильно коррелирует с фактором 2 PCL-R (отражающим антисоциальное отклонение) и не коррелирует с фактором PCL-R. 1 (отражающий аффективное функционирование).Учитывая, что APD относится к фактору 2, тогда как психопатия относится к обоим факторам, это подтверждает утверждение Херви Клекли о том, что психопаты относительно невосприимчивы к самоубийству. С другой стороны, у страдающих APD относительно высокий уровень самоубийств. [24]

Псевдопсихопатическое расстройство личности

Было высказано предположение, что люди могут страдать явно психопатическими изменениями личности из-за поражений или повреждений лобных долей головного мозга. Это иногда называют псевдопсихопатическим расстройством личности или расстройством лобных долей.

Один известный и драматический случай произошел с Финеасом Гейджем, начальником железнодорожных работ XIX века. По словам Ренато М. Э. Саббатини, был установлен заряд взрывчатого вещества. Когда он взорвался, стальной стержень случайно проткнул череп Гейджа от его левой щеки над правой бровью. [25]

Невероятно, но он прожил много лет. По общему мнению, его личность полностью изменилась. Он стал оскорбительным, агрессивным, лживым, безответственным и неспособным к проницательности и планированию (плохое чувство последствий).Компьютерная реконструкция возможного повреждения головного мозга предполагает, что, судя по его известным травмам, у него, вероятно, было поражение вентромедиальной лобной коры.

Тем не менее, недавнее исследование Малкольма Макмиллиана по делу Гейджа [26] свидетельствует о том, что многие из так называемых «психопатических» черт никогда не были задокументированы ни врачом Джоном Харлоу, первоисточником, ни гарвардскими врачами, которые интенсивно обследовали его. в Бостоне. Не удалось найти ни полицейских записей, ни газетных отчетов о предполагаемом пьяном поведении или насилии Гейджа, ни каких-либо записей о жалобах его матери доктору К.Харлоу, несмотря на то, что общались годами.

Макмиллан предполагает, что утверждения Харлоу о лживости, социальном огрублении и грубом поведении в отчете медицинского общества не имеют под собой оснований. Его исследование также показало, что Гейдж мог стабильно работать в двух местах. Его переход с работы на работу произошел в конце его жизни, когда у него развились припадки, и в конце концов он скончался от эпилептического статуса на глазах у своей семьи. Макмиллан пришел к выводу, что в худшем случае Гейдж, вероятно, был бесхитростным и ему не хватало социальных навыков.Гость отеля, по сути незнакомец, убедил его поехать в Чили и управлять дилижансом «Конкорд» — трудная когнитивно-моторная задача, с которой он, по-видимому, справился.

Предвестники детства

Психопатия обычно не диагностируется у детей или подростков, а некоторые юрисдикции прямо запрещают диагностировать психопатию и подобные расстройства личности у несовершеннолетних. Психопатические наклонности иногда можно распознать в детстве или раннем подростковом возрасте, и, если они распознаются, диагностируют расстройство поведения.Следует подчеркнуть, что не все дети, у которых диагностировано расстройство поведения, вырастают психопатами или даже вообще страдают расстройствами, но эти детские признаки встречаются у психопатов в значительно большей пропорции, чем в общей популяции. Расстройство поведения, а также две другие его перекрывающиеся подкатегории — синдром дефицита внимания с гиперактивностью и синдром оппозиционного неповиновения — иногда могут перерасти во взрослую психопатию. Однако расстройство поведения «не может отразить эмоциональные, когнитивные и межличностные черты — эгоцентризм, отсутствие раскаяния, эмпатии или чувства вины, — которые так важны для диагностики психопатии. [27]

Дети, демонстрирующие сильные психопатические предвестники, часто кажутся невосприимчивыми к наказанию; кажется, ничто не способно изменить их нежелательное поведение. В результате родители обычно сдаются, и поведение ухудшается. [28]

Следующие детские показатели интерпретироваться не как тип поведения, а как его неустанное и неизменное проявление.Не все должны присутствовать одновременно, но по крайней мере некоторые из них должны присутствовать в течение нескольких лет:

  • Длительный период ночного недержания мочи после дошкольного возраста, не связанный с какой-либо медицинской проблемой.
  • Жестокое обращение с животными, выходящее за рамки вспышки гнева.
  • Поджоги и другие акты вандализма. Не путать с игрой со спичками, что не редкость для дошкольников. Это преднамеренное разведение разрушительных пожаров с полным пренебрежением к имуществу и жизням других людей.
  • Ложь, часто без видимых целей, выходящая за рамки обычного желания ребенка не быть наказанным. Ложь настолько обширна, что часто невозможно отличить ложь от правды.
  • Кража и прогулы.
  • Агрессия к сверстникам, не обязательно физическая, которая может включать создание неприятностей другим или кампанию психологических мучений.

Три индикатора — ночное недержание мочи, жестокое обращение с животными и поджигание, известные как триада Макдональда — были впервые описаны Дж. М. Макдональдом как индикаторы психопатии [29] . Хотя актуальность этих показателей для этиологии серийных убийств с тех пор ставится под сомнение, они считаются относящимися к психопатии.

Вопрос о том, плохо ли маленькие дети с ранними признаками психопатии реагируют на вмешательство по сравнению с детьми с расстройствами поведения без этих черт, только недавно был изучен в контролируемых клинических исследованиях. Результаты этого исследования согласуются с более широкими доказательствами, указывающими на плохие результаты лечения. [30]

Дискретный таксон против непрерывного измерения

В рамках более широкой дискуссии о том, отличаются ли расстройства личности от нормальной личности или от крайностей различных аспектов нормальной личности, идет дискуссия о том, представляет ли психопатия нечто «качественно отличное» от нормальной личности или «непрерывное измерение», переходящее от нормального к резко выраженному психопат.Маркус, Джон и Иденс провели некоторый статистический анализ ранее достигнутых показателей PCL-R и PPI и пришли к выводу, что психопатию лучше всего можно представить как наличие «скрытой размерной структуры», такой как депрессия. [31]

Напротив, PCL–R устанавливает для заключенных-мужчин из Северной Америки 30 баллов из 40 в качестве точки отсечки для диагноза психопатии.

Дефицит перцептивного/эмоционального распознавания

В исследовании 2002 г. Kosson,suchy, et al. попросил заключенных-психопатов назвать эмоцию, выраженную на каждом из 30 лиц; по сравнению с контрольной группой, у психопатов был значительно более низкий уровень точности в распознавании выражения отвращения на лице, но более высокий уровень точности в распознавании гнева. Кроме того, когда использовались «условия, разработанные для минимизации участия механизмов левого полушария», психопатам было труднее точно идентифицировать эмоции. Это исследование не повторяло Blaire, et al. (1997) пришли к выводу, что психопаты особенно менее чувствительны к невербальным сигналам страха или дистресса. [32]

В эксперименте 2002 г. Blair, Mitchell, et al. использовал тест на распознавание вокального аффекта, чтобы измерить распознавание психопатами эмоциональной интонации, придаваемой коннотативно нейтральным словам. Психопаты, как правило, совершали больше ошибок распознавания, чем контрольная группа, с особенно высоким уровнем ошибок при грустном и испуганном вокальном аффекте. [33]

Хайатт, Шмитт и Ньюман провели в 2004 году эксперимент, чтобы проверить свою гипотезу сверхизбирательного внимания у психопатов, используя две формы заданий Струпа на цветное слово и слово-картинка: с разделением цвета/изображения и слова и с цвет/изображение и слово вместе.Они обнаружили, что в отдельных задачах Струпа психопаты справились значительно хуже, чем контрольная группа; однако со стандартными задачами Струпа психопаты справлялись так же хорошо, как и контрольная группа. При разделении на низкотревожные и высокотревожные группы психопаты с низким уровнем тревожности и контрольные группы с низким уровнем тревожности демонстрировали меньшее вмешательство в отдельные задачи Струпа, чем их коллеги с высоким уровнем тревожности; для малотревожных психопатов вмешательство было почти нулевым. Они пришли к выводу, что неспособность интегрировать контекстуальные сигналы зависит от отношения сигналов к «преднамеренно посещаемой, релевантной для цели информации. [34]

См. также

Каталожные номера

  1. ↑ Хэйр, Р. Д. Психопатия и антисоциальное расстройство личности: случай диагностической путаницы, Psychiatric Times, февраль 1996 г., XIII, выпуск 2, по состоянию на 26 июня 2006 г. (из архива)
  2. ↑ Хэйр, Роберт Д., Психопаты: новые тенденции в исследованиях. Гарвардское письмо о психическом здоровье, сентябрь 1995 г.
  3. ↑ Хэйр, Роберт Д. Без совести: тревожный мир психопатов среди нас, (Нью-Йорк: Pocket Books, 1993) стр. 2.
  4. ↑ Хэйр, Роберт Д. Без совести: тревожный мир психопатов среди нас, (Нью-Йорк: Pocket Books, 1993) стр. 25.
  5. ↑ Клекли, Херви. Маска здравомыслия, стр. 92.
  6. ↑ Хэйр, Роберт Д. Без совести: тревожный мир психопатов среди нас, (Нью-Йорк: Pocket Books, 1993) стр. 19.
  7. ↑ Newman, J Psychos нужно немного сочувствия Wired News (из архива)
  8. 8.0 8.1 8.2 Cleckley, H, 1941 The Mask of Sanity (Скачать pdf 1.38mb)
  9. ↑ Законодательное собрание штата Вашингтон, пересмотренный кодекс штата Вашингтон (RCW), по состоянию на 26 июня 2006 г.
  10. ↑ Уставы и поправки к кодексам Калифорнии 1939 г., стр. 1783, гл. 447, вступил в силу 6 июня 1939 г.
  11. ↑ Уставы и поправки к кодексам Калифорнии 1941 г., стр. 2462, гл. № 884 от 28 июня 1941 г.
  12. ↑ Закон о психическом здоровье (Великобритания) Реформирование Закона о психическом здоровье, часть II, пациенты с высоким риском, по состоянию на 26 июня 2006 г.
  13. ↑ Карпман, Бен, М.Д. «Миф о психопатической личности». Американский журнал психиатрии , 104:523-534 (март 1948 г.). По состоянию на 16 января 2007 г.
  14. 14.0 14.1 Ликкен, Дэвид Т. Антисоциальные личности (1995).
  15. ↑ Мили, Л. (1995). Социобиология социопатии: комплексная эволюционная модель. Науки о поведении и мозге, 18, 523–559.
  16. 16,0 16,1 16,2 Селлбом, Мартин; Бен-Порат, Йосеф С.; и другие. Журнал оценки личности , 85(3), 334-343.
  17. 17,0 17,1 17,2 Ньюман, Джозеф П.; Маккун, Дональд Г .; Вон, Лия Дж .; Саде, Наоми. «Подтверждение различия между первичной и вторичной психопатией с помощью измерений конструктов Грея BIS и BAS». Журнал ненормальной психологии. 2005, Том. 114 (2), стр. 319-323.
  18. ↑ Дэвисон, Г. К., Нил, Дж. М., Бланкштейн, К. Р., и Флетт, Г. Л. (2002). Аномальная психология. (Этобико: Wiley)
  19. ↑ Хэйр, Роберт Д. Без совести: тревожный мир психопатов рядом с нами, (Нью-Йорк: Pocket Books, 1993) стр. 23.
  20. ↑ Хэйр, Р. Д. Психопатия и антисоциальное расстройство личности: случай диагностической путаницы, Psychiatric Times, февраль 1996 г., XIII, выпуск 2, по состоянию на 26 июня 2006 г. (из архива)
  21. ↑ Хэйр, Роберт Д. Без совести: тревожный мир психопатов среди нас, (Нью-Йорк: Pocket Books, 1993) стр. 25.
  22. ↑ Хэйр, Роберт Д. Без совести: тревожный мир психопатов среди нас, (Нью-Йорк: Pocket Books, 1993) стр. 25-30.
  23. ↑ Резерфорд, М.Дж., Каччиола, Дж.С., и Альтерман, А.И. (1999). «Антисоциальное расстройство личности и психопатия у женщин, зависимых от кокаина», American Journal of Psychiatry, 156. , стр. 849-856.
  24. ↑ Джойнер, Томас Э. «Психопатия, антисоциальная личность и риск самоубийства», Journal of Abnormal Psychology 110 , август 2001 г.стр. 462-470.
  25. ↑ Саббатини, Ренато М.Е. Мозг психопата, по состоянию на 26 июня 2006 г.
  26. ↑ Макмиллан, Малкольм, Странная слава: истории Финеаса Гейджа, MIT Press, 2000
  27. ↑ Хэйр, Роберт Д. Без совести: тревожный мир психопатов среди нас, (Нью-Йорк: Pocket Books, 1993) стр. 159.
  28. ↑ Рамсланд, Кэтрин, Детский психопат: Плохое семя или плохие родители? (в архиве)
  29. ↑ Дж. М. Макдональд «Угроза убийством».Американский журнал психиатрии, 125–130, 1963 г.
  30. ↑ Хоуз, Д. Дж., и Даддс, М. Р. (2005). Лечение проблем поведения у детей с бесчувственными чертами характера. Журнал консалтинга и клинической психологии, 73(4), 737-741. [1]
  31. ↑ Маркус, Дэвид К.; Джон, Сиджи Л.; Иденс, Джон Ф. «Таксометрический анализ психопатической личности». Журнал Аномальной Психологии . 2004, Том. 113 (4), стр. 626-635.
  32. ↑ Коссон, Дэвид С.; Сучи, Яна; Майер, Эндрю Р.; Либби, Джон. «Распознавание лицевых аффектов у преступников-психопатов». Эмоция . 2002, Том. 2 (4), стр. 398-411.
  33. ↑ Блэр, Р. Джеймс Р.; Митчелл, Дерек Г.В.; Ричелл, Ребекка А.; Келли, Стив; Леонард, Алан; Ньюман, Крис; Скотт, Софи К. «Превратить ухо смерти в страх: нарушение распознавания вокального воздействия у психопатов». Журнал Аномальной Психологии . 2002, Том. 111 (4), стр. 682-686.
  34. ↑ Хайатт, Кристина Д.; Шмитт, Уильям А .; Ньюман, Джозеф П.«Задачи Струпа выявляют аномальное избирательное внимание среди преступников-психопатов». Нейропсихология . 2004, Том. 18 (1), стр. 50-59.

Дальнейшее чтение

  • Клекли, Херви М., Маска здравомыслия: попытка переосмыслить так называемую психопатическую личность . (Сент-Луис, Миссури: CV Mosby, 1950). Второе, исправленное и дополненное издание.
  • Кук Д.Дж., Мичи К. «Уточнение конструкции психопатии: на пути к иерархической модели. Психологическое обследование , 2001, 13 (2), 171-188.
  • Заяц, Роберт Д Без совести .
  • Заяц, Роберт Д. с Полом Бабиаком Змеи в костюмах: когда психопаты идут на работу (2006)
  • Хилл, К.Д., Нойманн, К.С., и Роджерс, Р. (2004). «Подтверждающий факторный анализ контрольного списка психопатии: версия для скрининга (PCL: SV) у правонарушителей с расстройствами оси I». Психологическая оценка , 16 , 90-95.
  • Neumann, C.N., Vitacco, MJ, Hare, R.D., & Wupperman, P. (в печати). «Деконструкция« реконструкции »психопатии: комментарий о Куке, Мичи, Харте и Кларке». Журнал расстройств личности .
  • Патрик, Кристофер Дж. (2006) Справочник по психопатии.
  • Майкл Х. Тимбл, FRCP, FRC Псих. Психопатология синдромов лобных долей .

Внешние ссылки

Предлагаемые различия между нарциссическими, пограничными, садистскими и антиобщественными психопатами

P1: GVG

Психиатрический ежеквартальный [PSAQ] PH240-378644-02 4 октября 2002 г.

19.Holdwick DJ, Hilsenroth MJ, Castlebury FD и др.: Определение уникальных и общих характеристик антисоциальных, пограничных и нарциссических расстройств личности по DSM-IV. Комплексная психиатрия 39:277–286, 1998.

20. Расмуссен К., Сторсатер О., Левандер С.: Расстройства личности, психопатия и

преступления среди заключенных в Норвегии. Международный журнал права и психиатрии

22:91–97, 1999.

21. Блэкберн Р., Койд Дж.В.: Эмпирические кластеры расстройств личности DSM-III у жестоких правонарушителей

.Journal of Personality Disorders 13:18–34, 1999.

22. Stalenheim EG, von Knorring L: Черты личности и психопатия в судебно-психиатрической

популяции. European Journal of Psychiatry 12:83–94, 1998.

23. Hart SD, Hare RD: Связь между психопатией и нарциссизмом: теоретические взгляды

и эмпирические данные, в Disorders of Narcissism: Theoretical, Empirical,

and Clinical Implications. . Под редакцией Роннингстама Э. Вашингтона, округ Колумбия, American

Psychiatric Press, 1997.

24. Габбард Г.О.: Два подтипа нарциссического расстройства личности. Bulletin of the Menninger Clinic 53:527–532, 1989.

25. Heilbrun AB, Heilbrun MR: Психопатия и опасность: сравнение, интеграция и расширение двух психопатических типологий. British Journal of Clinical Psychology 24:181–195, 1985.

26. Heilbrun AB: Когнитивные модели преступного насилия, основанные на уровнях интеллекта и психопатии.Journal of Consulting and Clinical Psychology 50:546–557, 1982.

27. Alterman AI, McDermott PA, Cacciola JS, et al: Типология антисоциальности у

метадоновых пациентов. Journal of Abnormal Psychology 107:412–422, 1998.

28. Schmitt WA, Newman JP: Все ли психопаты имеют низкий уровень тревожности? Journal of

Abnormal Psychology 108:353–358, 1999.

29. Prentky R, Knight R: Определение критических параметров для различения

насильников.Journal of Consulting and Clinical Psychology 59:643–661, 1991.

30. Мелой Дж. Р.: Психология зла: психопатия и садизм. Psychiatric

Annals 27:630–633, 1997.

31. Gerberth VJ, Turco RN: антисоциальное расстройство личности, сексуальный садизм, злокачественный

нарциссизм и серийные убийства. Journal of Forensic Science 42:49–60, 1997.

32. Холт С.Е., Мелой Дж.Р., Страк С.: Садизм и психопатия у насильственных и сексуально насильственных

правонарушителей.Журнал Американской академии психиатрии и права 27:23–32,

1999.

33. Стоун М.: Личности убийц: важность психопатии и садизма,

в психопатологии и насильственных преступлениях: обзор Серия Психиатрия. Под редакцией

Скодол А.Е. Вашингтон, округ Колумбия, American Psychiatric Press, 1998.

34. Lilienfeld SO: Отношение субшкал MMPI-2 Harris-Lingoes к психопатии, аспектам психопатии и антиобщественному поведению: последствия для клинической практики.Journal

of Clinical Psychology 55:241–255, 1999.

35. Мерри Д.К., Корнелл Д.Г.: Клинический перечень подростков Миллона и психопатия.

Journal of Personality Assessment 75:110–125, 2000.

36. Hart SD, Forth AE, Hare RD: MCMI-III и психопатия. Journal of Personality

Disorders 5:318–327, 1991.

37. Блэкберн Р. Повторяющиеся личностные кластеры среди преступников с психическими расстройствами

и их отношение к измерениям личности.Journal of Personality Disorders

10:67–81, 1996.

38. Millon T, Davis RD: Десять подтипов психопатии, в Psychopathy: Antisocial, Crime-

inal и Violent Behavior. Под редакцией Миллона Т., Симонсена Э., Биркет-Смита М. и др.

New York, Guilford Press, 1998.

МИФ О ПСИХОПАТИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ

1. Концепция психопатической личности в настоящее время находится в переходном состоянии. В то время как большинство клинических работников в этой области все еще работают на поверхностном описательном уровне, некоторая попытка разграничения уже предпринимается, хотя это все еще в основном на описательном уровне; в то время как некоторые, пока еще в подавляющем меньшинстве, пытаются интерпретировать реакцию с точки зрения лежащей в основе динамики, делая упор на мотивацию, а не на поведение.

2. Одна из самых больших трудностей во всей ситуации состоит в том, что большинство авторов не предлагают адекватно проработанного материала дела, что, таким образом, препятствует динамической формулировке.

3. Некоторые рабочие, по-видимому, отходят от ранее существовавшей концепции о том, что это состояние является наследственным и конституциональным. Вместо этого акцент на психогенезе, кажется, набирает силу. К сожалению, это по большей части остается утверждением без казуистического материала, подтверждающего его.

4.Равным образом группировка все более и более сужается, и некоторые исследователи исключают из рассмотрения психопатии типы психотических реакций, даже если и когда они имеют несомненный антиобщественный и делинквентный характер. Но большое разнообразие истерических и невротических состояний все еще объединяется с психопатией, когда эти состояния включают определенное антиобщественное и делинквентное поведение.

5. На основании тщательно изученного материала и с учетом динамики ситуации предлагается следующая переориентация, а именно:

а. То, что сейчас обычно диагностируют как психопатическую личность, следует разделить на две основные группы: симптоматическую или вторичную психопатию и первичную, эссенциальную или идиопатическую психопатию.

б. Под заголовком симптоматической или вторичной психопатии должны быть включены те случаи психозов и неврозов, которые имеют сильный антисоциальный или делинквентный аспект, и рассматриваемый случай должен быть помещен в соответствующую клиническую рубрику (психоз или невроз, в зависимости от случая). ).Таким образом, случай может быть диагностирован как маниакально-депрессивный психоз, гипомания, антисоциальные делинквентные наклонности. Таким образом, термин «психопатический» можно полностью исключить из этой группы случаев, поскольку он только сбивает с толку.

в. Медицинский работник, делающий акцент на мотивации, а не на поведении, без труда обнаружит острый психогенез во всех этих случаях. Точно так же они поддаются психотерапевтическому лечению и поэтому предлагают гораздо более обнадеживающую перспективу, чем в настоящее время придается психопатическим случаям.

д. В оставшуюся малую группу следует отнести тех индивидуумов, которые совершенно не вписываются ни в один из основных типов реакции; прежде всего они, по-видимому, лишены какого-либо психогенетического аспекта, даже если были предприняты определенные усилия, чтобы выявить то же самое. Они образуют самостоятельную болезнь, обозначаемую как анетопатия, специфическое психическое заболевание, характеризующееся особой организацией личности, имеющей, в частности, фактическое отсутствие какой-либо искупительной социальной реакции: совести, вины, связывающих и великодушных эмоций и т. д., тогда как преобладают чисто эгоистические, раскованные инстинктивные тенденции. Они настолько близки к конституционным, насколько это возможно. Термин «психопатическая личность» может быть опущен и в этих случаях.

6. С учетом того, что большее число случаев психопатической личности правильно помещено в соответствующие рубрики основных типов реакции, а баланс помещен в новую группу, обозначенную как анетопатия, от исходной концепции психопатической личности ничего не остается, и по этой причине его следует полностью исключить из психиатрической нозологии.Термин может быть полностью оставлен для непрофессионального использования.

7. Был приведен ряд случаев, демонстрирующих различные типы психопатической личности с акцентом на динамику ситуации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.