Схожу с ума от безделья: Безработица. Как не сойти с ума дома?

Как не сойти с ума, сидя дома? 11 полезных техник

Больше 10 лет я работаю из дома, и в этой статье поделюсь личным опытом, который помогает мне подолгу находиться в замкнутом пространстве. Многие люди боятся сидеть дома и считают, что это просто невозможно.

На самом деле это очень просто, если следовать определенным правилам. Как же у фрилансеров получается сидеть дома и не сходить с ума, как офисным сотрудникам?

1. Соблюдайте привычный режим дня

Многие люди, оказавшись надолго дома, начинают поздно ложиться и вставать, ломают привычный график и в итоге нарушают свои биоритмы. Поэтому важно придерживаться привычного графика. Ложиться спать и вставать вовремя.

Когда вы ломаете график, то начинаете чувствовать себя разбитым, потерянным, падает настроение. В итоге – вы в переносном смысле начинаете сходить с ума.

2. Начинайте день с зарядки

Физические нагрузки крайне важны, даже если вы вынуждены находиться дома. Утренняя зарядка настраивает на продуктивный день, позволяет держать себя в тонусе и не расплываться. Посмотрите на YouTube варианты зарядок и выберите подходящие для себя.

Если вы ходили в фитнес-центр или на йогу, то ничего вам не мешает самостоятельно делать различные упражнения. Если вам трудно заставить себя заниматься спортом, наймите тренера по Skype и занимайтесь с ним через интернет.

3. Как можно больше двигайтесь!

Сидя дома, недолго впасть в депрессию, особенно если проводить часы перед телевизором. Важно двигаться, т.к. физические нагрузки помогают снять стресс. Также они полезны для здоровья.

Помимо зарядки, выделите несколько слотов времени по 10-15 минут, чтобы сделать пару упражнений, отжаться, приседать, пробежаться, если позволяет пространство квартиры.

Без движения вы можете быстро впасть в апатию, депрессию, уныние.

4. Составляйте список дел на ближайшие дни

Ни в коем случае не начинайте расслабляться, оказавшись дома! Если часами смотреть фильмы и бессмысленно тратить время, то очень скоро заболит голова, вы почувствуете усталость, станете разбитым.

Оглянитесь вокруг. Наверняка вы найдете уйму дел, которые откладывали по разным причинам. Например, уборку в кладовке, изучение английского языка, ремонт в ванной или что-то еще. Составьте список полезных дел, и начните каждый день закрывать одну-две задачи. Безделье – это первый шаг к депрессии.

5. Делайте перестановку, чтобы обновить пространство

Многим людям сложно долго сидеть дома и не сходить с ума, поскольку им хочется чего-то нового, обновления. Хороший способ решить проблему – делать перестановки в квартире.

Например, можно периодически менять местами цветы в комнатах, иначе расставлять мебель (в меру), делать иные перестановки, которые позволят обновить пространство вокруг себя. Таким образом у вас не создается ощущение, что вы проводите все время в одной квартире.

6. Организуйте дома место для медитации

Например, в углу комнаты можно поставить кресло, а рядом разместить комнатные цветы на подставке. Важно, чтобы место было тихим и спокойным, по возможности не сильно освещенным.

Когда вы устали, садитесь в кресло, включайте приятную музыку, закрывайте глаза и представляйте себя в разных местах (горы, поля, иные места, с которыми у вас связаны приятные воспоминания). Это поможет быстро расслабиться, отдохнуть, а заодно использовать фантазию, чтобы «оказаться в другом месте, а не дома».

7. Переключайтесь

Переключение – одна из техник, которая помогает долго находиться в замкнутом пространстве и не сходить с ума. Например:

8. Найдите удаленную работу

Сейчас есть множество способов заработать деньги, не выходя из дома. Активно развивается удаленная работа. Если вы вынуждены сидеть дома, это время можно использовать для поиска новых способов заработка денег, изучения информации (а ее очень много) и освоения новой профессии, если ваша текущая работа вам не нравится.

Многие люди боятся что-либо менять в своей жизни. Но если обстоятельства сложились таким образом, что вы вынуждены находиться дома, то стоит использовать это время с пользой.

Посмотрите 102 статьи о фрилансе и удаленной работе. Там собрана основная информация, которая может пригодиться новичкам.

9. Позвоните близким и друзьям

Сидя дома, важно сохранять привычный круг общения. Звоните друзьям, родственникам. Посмотрите, с кем вы давно не общались? Если вы вынуждены провести несколько дней или недель в квартире, то можно использовать это время для поиска старых знакомых, восстановления контактов и просто интересного общения с людьми. Сейчас есть множество возможностей для дистанционного общения.

10. Найдите новые хобби

Не сойти с ума, сидя дома, помогают интересные хобби. Если у вас нет увлечений, то самое время их поискать. Кому-то может понравиться оригами, кому-то – моделирование. Ныне модно заниматься кулинарией. Можно вспомнить о пылящемся на антресолях бинокле или телескопе, и заняться наблюдением небесных тел, попробовать фотографировать Луну и многое другое.

Образовательные мастер-классы можно найти в интернете. Поэтому не обязательно выходить из дома, чтобы найти интересное увлечение. Также можно учиться разным вещам через Skype.

11. Читайте книги

Чтение хороших книг развивает и позволяет приятно и полезно провести время, а не сходить с ума от одиночества или по другим причинам. Составьте список литературы, которую вы хотите посмотреть, и начинайте читать по плану.

Можно в течение дня читать разные книги. Например, утром – книгу по психологии, вечером – художественную литературу. Такое переключение поможет не уставать от чтения.

Мы разобрали 11 техник, которые позволяют не сойти с ума, сидя дома. Они помогут вам эффективно и с пользой проводить много времени в квартире, оставаясь при этом активным.

Рекомендуем

Если вам сложно выходить на работу после продолжительных праздников, отпуска или выходных, наша статья поможет решить эту проблему. Есть простые …

Меня зовут Андрей Корчак, я занимаюсь фрилансом с 2008 года. В моей статье я расскажу о том, как превратить свою жизнь в яркий тропический …

Я схожу с ума. От безделья со мной творятся страшные вещи. Я не люблю ждать, ненавижу. Когда мне надо чего-то ждать,… — @дневники: асоциальная сеть

вторник, 04 сентября 2012

Я схожу с ума. От безделья со мной творятся страшные вещи.
Я не люблю ждать, ненавижу. Когда мне надо чего-то ждать, я именно это и делаю, то есть самозабвенно и всецело отдаюсь процессу. Я не могу занять свою буйную головушку чем-то полезным, хотя надо бы… И очень надо бы! Даже критически необходимо. А то увлекательное занятие, которым я заполняю свои нерабочие будни явно полезностью не пахнет.

После долгих-долгих лет отсрочки я таки добрался до «Лабиринтов Ехо». Вытащите меня кто-нибудь отсюда, аа! Я проглотил три книги за трое суток и, кажется, на этом не остановлюсь. Начал, естественно, с последней, как обычно со мной и бывает. Чисто случайно на нее наткнулся и не удосужился проверить хронологию. И теперь я боюсь не успеть прочесть весь цикл. Хотя все до сих пор очень неопределенно. Может, и торопиться-то не стоит… Но надежда, она такая, да…
Эмоциональный фон тоже ни к черту. По-моему, я опять себе что-то напридумывал. Очень не вовремя, дорогой. И не нужно. Никому.
Господи, я такой дурак… Так мне и надо.
А еще у меня внеочередной прилив социопатии. Осенний, надо полагать.
Как жаль, что от себя не убежишь, не улетишь и даже не уплывешь далеко. Хотя было бы неплохо.
Зовите меня уже в свою Одессу. Я и так заждался…

@музыка: Janis Joplin — Ball and Chain

@настроение: waiting

  • ← Предыдущая запись
  • Следующая запись →

Безделье — остроумные высказывания и фразы

Бездельники всякому мерзки.
Гесиод

Лучшее лекарство от безделья — постоянный и честный труд.
М. Сервантес

От безделья приходит скука, от повседневной, порой однообразной работы наступает неудовлетворенность. Отношение к работе как к обязанности, а не как к творческому процессу приводит к тому, что работа становится в тягость.

Г. Титов

Стыдись своего безделья, когда так много можно слслать для самого себя, для своей семьи, для своей страны.
Б. Франклин

Безделье ускоряет наступление старости, труд же продлевает нашу молодость.
А. Цельс

Безделье ускоряет наступление старости, труд же продлевает нашу молодость.

Бездельники и взбалмошные головы вредны для народного благосостояния.
А. Блок

Безделье – досуг невежд.
Андрей Лаврухин

В безделье жизнь идёт медленно, но проходит быстро.
Николай Векшин

Кто ничего не делает, ничего и не любит.

Ален

Нет ничего более невыносимого, чем безделье.
Чарльз Роберт Дарвин

Безделье – счастье детей и несчастье стариков.
Виктор Гюго

Вечные темы
    Цитаты о знаниях
    Афоризмы и цитаты известных и знаменитых людей о пользе и вреде знаний.

Безделье, как поцелуи, чтобы быть сладким, должно быть украдено.
Джером Клапка Джером

Больше всего человек любит смотреть на огонь, на текущую воду и на то, как работает другой человек.

Удовольствие получаешь не тогда, когда тебе нечего делать; удовольствие в том, чтобы ничего не делать, хотя у тебя множество дел.
Фрэнсис Брэдли

Никакого времени не хватит, чтобы не делать всего того, чего не хочется делать.
Билл Уоттерсон

Невыносимый труд ничегонеделания.
Ричард Стил

Одни и те же люди любят безделье и ненавидят покой.
Тацит

Ничего не делая, люди учатся делать дурное.
Колумелла

Время от времени следует отдохнуть от безделья.
Жан Кокто

Больше всего устаешь от безделья.
Карельская пословица

Заседание — самый трудоемкий способ безделья.
Я. Ипохорская

Если бездельник не раздражает вас, значит, вы сами чем-то похожи на него.
Э. Хоу

К занятому человеку редко ходят в гости бездельники — к кипящему горшку мухи не летят.
Б. Франклин

Ничего не делая, люди учатся делать дурное.
Античный афоризм

Можно вынести все, кроме безделья.
Маргарита Наваррская

Любимые авторы

Бездельника хлебом не корми, а дай порассуждать, да и в умении очернить других ему не откажешь. Он всегда готов найти оправдание собственной никчемности.
Леонардо да Винчи

Созерцание — это благопристойное безделье.
Фрэнсис Бэкон

Безделье — не отдых.
Джеймс Фенимор Купер

Сколько благородства, а все-таки бездельник!
Уильям Шекспир

Существует два сорта бездельников: одних всякая работа приводит в бешенство, другие от нее только скулят.
Шарль де Костер

Не занятый делом человек никогда не может насладиться полным счастьем, на лице бездельника вы всегда найдете отпечаток недовольства и апатии.
Генрих Гейне

Лежание — это разоружение человека.
Элиас Канетти

Сидение демонстрирует телесную тяжесть человека.
Элиас Канетти

Безделье и праздность не только рождают невежество, они в то же время служат причиной болезни.
Авиценна

С привычками, приобретенными в безделье, расстаться труднее всего…
Уильям Фолкнер

Знай истинную ценность времени; лови, хватай каждое мгновение и наслаждайся им. Нет безделью, нет лени, нет промедлению – никогда не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня.
Филип Стенхоп Честерфилд

Мир состоит из бездельников, которые хотят иметь деньги, не работая, и придурков, которые готовы работать, не богатея.
Джордж Бернард Шоу

Мы ближе к муравьям, чем к бабочкам. Лишь очень немногие люди способны выдержать длительное безделье.
Джералд Бренан

Самые «крылатые» фразы

Сегодня популярно:

Я схожу с ума, что делать, и поможет ли психолог | Психологические тренинги и курсы он-лайн. Системно-векторная психология

0 72 7 Июля 2021 в 16:26

Автор публикации: Татьяна Фарафонова

Кажется, я схожу с ума! Это не жизнь, а сумасшедший дом какой-то. Начальник орет прямо в ухо, подчиненные огрызаются, за стеной весь день долбит перфоратор — это невыносимо. Знакомые откровенно лгут, и я это точно знаю, но не понимаю, откуда это знание. Это мир сходит с ума или я схожу с ума ?

Хочется одного — провалиться сквозь землю, упасть во вселенскую тишину и утонуть в ней навечно. Чтобы не слышать этих раздражающих, звенящих, гудящих звуков, голосов, слов, причиняющих внутреннюю боль, и не сходить от этого с ума. Хочется спать, и все мысли только об этом. Я ничего не хочу: ни этой работы, ни денег, ни общения с людьми. Я полон разочарования, бессмысленности и не доволен собой. Вялость, апатия, уныние заставляют бежать от реальности в сон, хочется отключиться от этого мира. Видимо, так люди и сходят с ума. Что делать? Где искать спасение?

Схожу ли я с ума на самом деле? Что делать и как понять?

Системно-векторная психология Юрия Бурлана знает ответ. О понятии звуковой вектор мы впервые узнаем на тренинге. Векторов всего восемь. Желания семи векторов материальны. У человека есть возможность их удовлетворить. Желания тела просты — есть, пить, дышать и спать. Более сложными являются желания к деньгам, почету, уважению, власти и знаниям — и тоже удовлетворяются. И только звуковые желания не вписываются в это ряд. Они лежат за пределами материального мира, имеют абстрактную природу.

Ни деньги, ни слава, ни почет, ни знания не способны наполнить пустоту, образованную огромным неудовлетворенным звуковым желанием. Желание звуковика — заглянуть за завесу материального мира, раскрыть тайну бытия, понять, зачем создан этот мир и для чего дана жизнь, если человек неизбежно двигается к смерти.

Осложняет ситуацию непонимание с другими. Близкие люди зачастую говорят звуковику, находящемуся в депрессии: «Депрессия — это от безделья. Пойди в поле с лопатой, поработай, и депрессия пройдет. Пойди чаю выпей, прими ванну, легче станет». Своими советами еще больше усугубляют состояние звуковика, возбуждают в нем желание сбежать от людей или их убить за их советы. Человеку может казаться, что он сходит с ума.

С юного возраста маленький звуковик мучается вопросами: «Кто я? Откуда пришел и куда иду?», по-разному задавая их самому себе. Почему я — это я? Почему я не родился в теле другого человека? К чему мы все идем и зачем? Есть ли у жизни замысел? Подобные вопросы возникают в его голове не случайно.

Звуковик чувствует, что жизнь дана ему не просто так, что у него есть особое предназначение. И он прав. Но не может понять, почему другие люди живут и даже бывают счастливы, а его ничего не радует. Ни работа, ни семья — он словно оторван от земных радостей.

Вечное ощущение внутренней пустоты, черная дыра в уставшей душе словно проглатывает любую возникающую радость. Он словно летит с обрыва вниз и при этом чувствует, что теряет контроль над сознанием — как будто сходит с ума. Страх, что человек сходит с ума, возникает только у обладателей звукового вектора. А невозможность найти ответ о смысле жизни повергает в депрессию. Он не знает, что делать.

В наше время еще есть люди, обладающие звуковым вектором, которые способны сублимировать свои желания в общественно полезную деятельность. Композиторы создают музыку. Лингвисты, переводчики, преподаватели языков делают переводы, обучают новое поколение детей иностранным языкам.

Писатели пишут книги, статьи. Программисты создают новые, сложнейшие программы. Доктора совершают прорывы в медицине, делая уникальные операции. Математики доказывают новые теоремы, физики проводят исследования, создают новые технологии.

Но даже они не застрахованы от депрессий, возникновения суицидальных мыслей, иногда жизнь им кажется пустой и бессмысленной. Все происходит потому, что звуковик не знает себя. Не знает своей настоящей природной задачи, действует по наитию, бессознательно. А желание растет и требует осознания реальной действительности.

Вопрос о смысле жизни сегодня болит у всех звуковиков, даже у тех, кто реализован на уровне звуковых профессий. Этот вопрос они не связывают с наличием у себя звукового вектора. Поэтому не могут понять причины возникновения плохих состояний. И начинают сходить с ума от безысходности. Не знают, что делать.

Что делать, если человек сходит с ума от одиночества?

Можно ли звуковику, занимаясь какой-либо деятельностью в мире, ощущать смысл своей жизни, быть наполненным, счастливым?

Человек не может жить один. Он становится человеком только при взаимодействии с другими людьми. Существует человеческий вид, состоящий из семи миллиардов людей. Каждый человек, взаимодействуя с другими, создает определенные связи, которые помогают выжить всему человеческому виду.

В древней стае звуковик обладал видовой ролью — охранял стаю ночью. Его чуткое ухо могло услышать в ночной тишине приближающегося к людям хищника. Такая способность звуковика спасала стаю от гибели.

В процессе развития человечества звуковое желание росло вместе со всеми остальными. И звуковик стал первым идеологом стаи. Его идеи о преобразовании мира спасали и выводили людей на новый уровень восприятия. Уретральные звуковики становились пророками и вели стаю в будущее.

Сегодня желания человечества выросли до максимального уровня. Но задача звуковика осталась прежней — сохранить человечество от самоуничтожения. Что же нужно делать? Встать на путь самопознания. Раскрыть скрытые от людского глаза причинно-следственные связи, раскрыть духовный мир, понять, что же на самом деле движет человеком, что стоит за пределами материального мира и какие силы движут человечеством. Желание понять, куда мы все идем, поиск ответа на вопрос: «Почему я схожу с ума?» — толкает звуковика встать на путь самопознания.

А если звуковику ничего не хочется? Если он не желает выполнять данную ему природой роль по доброй воле, то собственное подавленное желание вынуждает его. Он проваливается в депрессию, чувствует жизнь совершенно пустой и бессмысленной, страх, что он сходит с ума, заставляет звуковика понять, что данная ему природой задача не выполняется. Страх, что схожу с ума — это первый звоночек плохих состояний в звуке. Бывают и более тяжелые состояния и даже необратимые, такие, как шизофрения, аутизм, наркотическая зависимость.

Чувствуешь, что сходишь с ума, и хочешь выйти в окно? Что делать? Первая психологическая помощь

Какие рекомендации первой помощи можно дать человеку, который чувствует, что сходит с ума, находится в состоянии депрессии, ощущает себя гением, не создавшим ничего гениального, хочет сбежать от реальности в сон? Что, если мысли о суициде кажутся единственным выходом? Что же нужно делать в первую очередь?

Важно понять:

— Все эти ощущения вызваны наличием звукового вектора и его нереализацией, незнанием самого себя, своих настоящих желаний, способностей и возможностей.

— Давление на ухо в виде громких раздражающих звуков усугубляет состояние. Громкая музыка, такая как рок, металл дает мнимое чувство успокоения, а на самом деле только усиливает депрессию, и ты чувствуешь, что сходишь с ума. Лучше слушать классическую музыку, звуки природы, включая ее фоном, вслушиваясь в мелодию. Вслушиваться в тишину, сосредотачиваться на внешнем мире, напрягая ухо.

— Звуковой вектор — это волна, вибрация, смысл. Звуковик способен понимать смыслы, стоящие за словами. Чтение классической литературы (Достоевского, Толстого), книг, написанных на иностранном языке, сложной научной литературы, теории программирования, книг по квантовой физике помогает на время обезболить невыносимое состояние, словно таблетка анальгина, положенная на больной зуб.

— Классическая литература — это некий путь самопознания великих писателей, нравственный поиск, пропитанный поиском смысла: в добре и зле, в правде и лжи, в жизни и смерти. Погружение в чтение, в смыслы слов на некоторое время помогает отвлечься, притупить головную боль. Чтение снимает звуковое напряжение — когда звуковик сосредотачивается на смыслах через другого звуковика (писателя), он не чувствует себя одиноким и находит ответы на некоторые свои вопросы.

А звуковик — человек пишущий. Звуковик слышит то, что происходит во внешнем мире, пропускает это через себя и, подбирая слова к своим ощущениям, отправляет их на бумагу в виде складного глубокого текста. Лучше, когда написанное не останется лежать в столе, а будет прочитано другими людьми. Чувство нужности дает дополнительный смысл любой деятельности человека. Обратная связь вдохновляет, помогает двигаться, развиваться, расти.

— Важно помнить, что, отгородившись от людей, счастливым стать невозможно. Именно звуковику труднее всего это понять. Необходимо выйти к людям, научиться их понимать, переключив внимание с себя на других людей. Сделать это без знания Системно-векторной психологии фактически невозможно, но как это противно звуковикам — изучать других. Сильное намерение выйти из депрессии и не сходить с ума поможет преодолеть внутренний барьер.

— Если звуковик задается вопросом: «Я хочу понять, почему тот или иной человек поступил так, а не иначе?» — это уже очень хорошо. Значит, он еще не потерял связь с внешним миром. Потеря этой связи чревата тяжелыми последствиями. Вопрос — начало мышления. Мышление для звуковика — это уход от страха сойти с ума и депрессии.

— Некоторые звуковики находятся в таком тяжелом состоянии, что не могут прочитать и одной страницы текста, не возвращаясь к началу по несколько раз. Тяжело понять, о чем речь. Полное погружение в себя, свой внутренний мир, леность ума и полное отсутствие концентрации внимания усиливает звуковые нехватки. Сосредоточение на внешнем мире, способность концентрироваться на объектах внешнего мира улучшает внутреннее состояние.

— Звуковой вектор — это самый большой объем психики, самый высокий интеллект. И этот интеллект должен реализовать себя. Сосредоточение на внешнем мире, тишине, музыке, смыслах слов создает напряжение в мозге. Сосредоточение, концентрация внимания и напряжение, а не расслабление избавляет от бессонницы, головных болей, кажущейся бессмысленности. Не позволит человеку сходить с ума. Чтение и написание текстов может стать своеобразной психотерапией плохих звуковых состояний. Это даст некую поддержку, хотя желания других векторов остаются подавленными «больным» звуком.

Кажется, ты сходишь с ума? Что делать, когда жизнь не имеет смысла

Возможно, прочитав наши рекомендации, ты скажешь:

«Какой Достоевский — я его в школе прочитал, а сейчас я ничего не хочу. Мне жить не хочется, надо о семье заботиться, а я не могу, я с ума схожу, потому что в душе мрак. Не могу, не вижу смысла ни в чем. И люди достали, чушь всякую лопочут, может быть, это они сходят с ума — каждый обеспокоен своим маленьким мирком, а желания такие низменные и простые, которые мне совсем не кажутся проблемой».

Что же делать? В этом случае нужно принимать кардинальные меры — менять мышление. Сделать это можно, изучая Системно-векторную психологию Юрия Бурлана. На лекции по звуковому вектору возникает озарение — ты чувствуешь прикосновение к самой сути существования, и эти ощущения сохраняются на протяжении жизни. Они не уходят и больше не дают скатиться в депрессию, появляться мыслям о выходе в окно, ощущению бессмысленности, желанию принимать наркотики и страху, от которого люди сходят с ума. На тренинге ты выбираешь жизнь, и этот выбор не изменится никогда.

Ты получаешь навык видеть причинно-следственные связи происходящих в мире событий и состояний, таких, как ненависть, страхи, обида и другие. Понимать поступки других людей и выносить смыслы слов на бумагу, чтобы другие люди могли узнать себя и стать счастливыми. Тренинг полностью меняет мышление, выводит человека на другой уровень восприятия реальности. Появляется способность не только думать, но и делать.

Можно какое-то время перетерпеть, обезболить, успокоить звук, но провалы неизбежны. То, что наполняло звуковика вчера, сегодня становится несерьёзным. Из истории литературы мы знаем, что даже самый лучший, реализованный писатель рано или поздно проваливался в депрессию. Чтобы постоянно держаться в нормальном состоянии, необходимо знать устройство психики, понимать, что наполняет именно тебя.

До тренинга говорить о настоящем наполнении звуковых нехваток не приходится. Все советы — это временное облегчение состояния, снятие напряжение.

Это подтверждают люди, прошедшие тренинг:

Ушла депрессия, это безумное состояние, когда не знаешь, зачем жить:

«…Попыток покончить с собой не было, только «желание». Если бы была попытка, она оказалась бы первой и последней. Иногда меня накрывало, словно волной. Как будто где-то притаилась мысль «я хочу умереть», и так каждый день. А потом все эти мысли разом обрушились на меня, хоть на то не было видимой причины. Я боялась сама себя, потому что я никогда не знала, когда меня накроет снова. Мигрени были страшные. Я думала, что какой-то участок мозга работает неправильно, его может «заклинить», и поэтому иногда мне кажется, что я хочу умереть. А потом в моей жизни появилась системно-векторная психология.

Сейчас мне уже трудно это представить, но без тренинга я могла бы воспользоваться «запасным выходом» — в окно. Теперь я не боюсь, что эти мысли вернутся. Они просто не совместимы с новым мышлением. И мигрени больше не боюсь, стало ясно, что это такое и как этого избежать. Проблемы со сном тоже не обошли меня стороной. Были периоды, когда я просыпалась, не успев выспаться, и не всегда получалось заснуть снова. Доходило до того, что я не могла спать дольше двух часов подряд. Просыпалась несколько раз за ночь, иногда от кошмаров. Вроде бы спокойна, но не могу спать…»

Анастасия Ж., менеджер, Санкт-Петербург

«…Мне стало легко общаться с людьми! Я не замечаю теперь перехода из моего мира внутреннего Я во внешний. Это удивительно. Я всегда отличалась очень избирательным контактом. А теперь позвонить первой или написать, для меня не вызывает ни каких неудобств или внутренних противоречий. Я сама повернулась к людям. Мой вакуум стал менее плотным и более прозрачным что ли. Все равно бывают моменты, когда мне нужно отдохнуть от людей. Но это приятная усталость.

Я захотела жить! Наверное, это нужно вынести первым пунктом, но я пишу поэтапно, как все происходило у меня. Мне стало интересно жить. Каждый день теперь — это жизнь, а не существование. День у меня теперь настолько бывает наполнен, что не хватает часов в сутках!..»

Марина Б., помощник генерального директора, Севастополь-Москва

Решение пойти на бесплатный онлайн-тренинг и начать обучение может зависеть от того, сколько было поисков за спиной. Сколько дорог ты прошел в поиске смысла жизни — бесполезных, оставляющих за собой разочарование и увеличивающих внутреннюю пустоту. Приходилось ли тебе сходить с ума от общения с внешним миром.

Когда еще не совсем наболело, когда еще нет ощущения дна, то человек сопротивляется. Но разве стоит ждать, когда наступит предел? А он обязательно наступит. Потому что этот путь прошли многие. Нужно не ждать, а делать!

Если тебя посещает страх, что сходишь с ума, желание «выйти в окно», депрессия, если ты чувствуешь пустоту и бессмысленность жизни, то единственная возможность от этого избавиться — пройти тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Автор публикации: Татьяна Фарафонова

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

25 лвл, мне надоело, я схожу с ума, из-за каждой

>>245167679
Общение и отношения
Психастеник испытывает значительные трудности в общении, обычно круг его знакомств узок или даже очень узок. Для психастеника типично чувство одиночества. Ведя разговор, психастеник параллельно оценивает ситуацию со стороны. Психастеник от неуверенности не бывает раскован, старается не смотреть в глаза. Психастеники не переносят длинных пауз в разговорах, молчание для них тягостно, так как они чувствуют, что оно возникает по вине их низких коммуникативных навыков; в таких ситуациях психастеник либо уходит глубоко в себя, не в силах произнести ни слова, либо начинает говорить глупости. Стремление как можно понятнее выразить свою мысль доходит до занудства. Инертность-медлительность мысли приводит к кажущейся невежливости психастеника, например, он может не сообразить, что нужно помочь женщине донести тяжёлую сумку, не сказать доброе слово тому, кому оно нужно, за что потом винит себя. Из-за инертности мышления и погруженности в собственные переживания, психастеники часто реагируют на шутки с некоторым запозданием, что может быть воспринято окружающими как проблемы с чувством юмора, хотя на самом деле это и не так.[источник не указан 261 день] В качестве гиперкомпенсации могут появляться напускная уверенность, бравада, категоричность, поучительный тон. В отличие от астеника, психастеник подробно анализирует свои коммуникативные проблемы: проигрывает неудачные моменты разговора, придумывает как нужно было лучше сказать, размышляет о том, как на его слова реагировали собеседники, поняли ли они его правильно. Часто психастеник почти сознательно отталкивает от себя людей, которых по той или иной причине считает лучше себя, — чтобы не чувствовать себя рядом с ними ещё более неполноценно.[1][2]

Для психастеников характерна неконгруэнтность (разница в мыслях, словах и поступках), часто замечаемая и осуждаемая наблюдательными людьми. Психастеник пытается притвориться таким же как и все, так как боится открыто проявлять себя, опасаясь насмешек. Зачастую умный психастеник в компании старается скрыть свой интеллект, а сентиментальный — свои чувства. Нанесённые другими людьми обиды и оскорбления психастеники часто молча проглатывают, при этом сильно страдая внутри. От мелких обид они избавляются, жалуясь на обидчика третьим лицам и находя сочувствие. Сильные же обиды они способны хранить годами, что влияет на отношение с обидчиком, но при этом мстительность им не свойственна.[1][2]

Психастеники очень нравственные люди, вопросы морали для них повседневны. Если же они совершают «дурные поступки», то всегда раскаиваются в этом, могут даже преувеличивать свою вину. Совесть психастеника достаточно подвижна и склонна к компромиссам, но на настоящие злодеяния психастеники не способны. Однако стремление никого не задевать может выйти боком для психастеника, например, он может отказаться от своих важных планов, если для их выполнения нужно «побеспокоить» кого-то, нарушить чьи-то интересы. Обидеть другого человека — страшный поступок для психастеника, в связи с этим он избегает начинать разговоры на чистоту, уступает там, где нужно было возмутиться. При этом, иногда уставая от такой осторожности психастеник выражается чересчур резко. Психастенику трудно быть начальником, так как ему неудобно отдавать распоряжения, заставлять людей подчиняться. Вместо давления на людей своей властью они пытаются убедить подчинённого, что неприятный приказ для его же пользы, либо обусловлен действиями высшего начальства или возможными проверками. Неоднозначные решения, невозможность никого не обидеть тяжело действуют на психастеника-начальника, иногда доводя до нервного срыва.[1][2]

Психастеники могут испытывать сильное половое влечение и оргазм. Психастеники не теряют рассудок в сексе, для них не характерны изобретательность и стремление к экспериментам, при этом они способны наблюдать за собой со стороны и думать о посторонних вещах. Мастурбация для психастеников не намного беднее реальной близости. Фригидность психастеничкам не свойственна. Мужчине-психастенику сложно предложить половой контакт уважаемой им женщине; часто психастеники разделяют близких им женщин на тех, которые «только для любви» и тех, которые «только для секса»; причем иногда психастеники вообще не смешивают понятия секса и любви — в их понимании они остаются абстрагированными одно от другого, и как бы «параллельными» друг другу[источник не указан 261 день]. Психастеникам трудно и страшно переходить от романтических отношений к физическим.[1]

Любят психастеники ласково, нежно и лирично. Психастеник боится трудностей семейной жизни: ответственности, быта, нехватки времени на духовные раздумья. Однако мысль прожить жизнь в одиночестве ещё страшнее. Для успешной семейной жизни психастенику очень важно найти человека, с которым бы у него возникло духовное и идейное согласие, взаимное уважение; сексуальная сторона играет меньшую роль. Психастеники редко изменяют и тяжело переживают измены. Кровное родство для психастеника значит меньше чем личностное сродство, отсюда возникает прохладное отношение даже к ближайшим родственникам, в том числе к детям, если с ними не возникает душевного единения; психастеник винит себя за это. Женщины-психастеники часто решают родить ребёнка не по велению сердца, а из понятия женского долга, материнский инстинкт у неё слабый. Если психастеник заботится о ком-то, то делает это серьёзно и последовательно, сильно беспокоится за таких людей. Если же нет — то не заботится вовсе, однако может делать вид участливого отношения, это вызвано стыдом за свою холодность перед этими людьми. Психастеник стыдится за плохие поступки близких людей как за свои собственные; это может перерастать в излишний контроль.[1][2]

В узком кругу близких людей психастеник ведёт себя естественно и просто, проявляет чувство юмора, импровизирует. С другой стороны, он может раздражать близких доходящим до формализма перфекционизмом, постоянными сомнениями по незначительным поводам, занудством, раздражительностью, ленью. Испытывая сильную потребность в психотерапии, психастеник часто «превращает» своих близких в психотерапевтов.[1][2]

Часть 2 Цель., Жизнь с чистого листа — фанфик по фэндому «Адский босс»

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Нарушение в сносках работы
Cодержание сноски нарушает правила ресурса.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Работа затрагивает недавние мировые трагедии или политические конфликты
Неважно, с какой именно целью написана работа — не стоит использовать недавние события-трагедии для создания своих работ

У Ильича не забалуешь — Газета «Вперед», Новости Сергиева Посада

Более тридцати лет Сергей Ильич Цапин проработал в милиции, из них большую часть времени командовал батальоном ППС. Сегодня он трудится в комплексе по переработке отходов «Север» мастером смены, и снова в его подчинении более ста человек. «К каждому нужен подход. Этому меня работа в милиции научила», — говорит Цапин.

Сил пока хватает

«Вы к Ильичу? — на КПП сахаровского мусоросортировочного комплекса спрашивает нас сотрудник охраны. — Сергея Ильича у нас все уважают, у него не забалуешь».

В сортировочном цехе сегодня душно — на улице жара за тридцать и ни единого порыва ветра. Работники выходят на технологический перерыв – кто покурить, кто попить, а кто-то облиться водой. Такие передышки в жаркую погоду делаются каждый час-полтора. Линия останавливается, слесари очищают оборудование от мусора, а другие сотрудники отдыхают. Вместе с ними из цеха выходит Сергей Ильич, крепкий мужчина с суровым лицом. Здоровается с нами и приглашает в административное здание — туда, где комфортнее будет пообщаться.

«На КПО устроился работать сам, никто не звал. Увидел объявление и решил попробовать, — начинает рассказ Цапин. — Я всю жизнь очень много работал, на пенсию ушёл из ОМОНа, а сидеть дома не могу — с ума схожу от безделья. Поэтому тут же устроился работать. Силы пока есть». Так и получилось, что вместо «пенсионерских» увлечений — у Ильича работа, вместо размеренного отдыха — занятия с любимыми внуками. Сергей Ильич признаётся, что, пока служил в милиции, времени ни на хобби, ни на своих детей не хватало.

Коллективная работа

Рабочая смена Сергея Цапина начинается в 8 утра с собрания сотрудников. Иногда Сергей Цапин называет пятиминутку по-милицейски — разводом. В смене трудятся более ста человек, возраст разный — от 20 до 60 лет. «Довожу до личного состава задачи на день, кто где работает. Новичков надо прикреплять к более опытным, чтобы обучались», — говорит мастер смены. К каждому сотруднику у Сергея Цапина свой подход. Если надо — мастер всегда поможет советом, а иногда и вовсе встанет рядом на ленту и подскажет, как выбирать нужные фракции. Цапин признаётся, что милиция научила его работать в коллективе, единственное, чего Сергей Ильич не терпит, — тунеядства. «Бывает, что человек стоит в носу ковыряется и не хочет ничего делать. В конце рабочего дня видны результаты его «труда». С такими мы расстаёмся. Он не только себя лентяем выставил, он весь коллектив подставил», — говорит Ильич.

Чего только не попадается

Несмотря на нелёгкие условия труда — на ногах и в мусорных ароматах — работа в сортировочном цеху довольно спокойная и даже монотонная. В каком-то смысле сотрудникам КПО повезло, что из ряда вон выходящий случай произошёл в дежурство Цапина. «Во время приёмки отходов из машины выкатилась противотанковая граната. Снаряд был учебный, но знаете, как говорится, раз в год и палка стреляет, — смеётся Сергей Ильич. — Мы оперативно отработали внештатную ситуацию: эвакуировали людей с производства, оцепили территорию, вызвали все необходимые службы».

Коллеги бывшего комбата говорят, что благодаря чётким действиям Цапина удалось избежать паники и неразберихи.

На линиях сортировки нет разделения на лучших по отбору пластика или лучших по стеклу. «Мы придерживаемся такого принципа, что сортировщик должен хорошо справляться со всем. Поэтому каждую смену люди меняются на местах — сортируют всё — и стекло, и белый пластик, и прозрачный пластик, канистры от бытовой химии, масла и так далее. У каждого есть подсказки», — говорит Цапин.

Возле каждого работника ленты находится тумба, куда он сбрасывает отсортированные фракции. Руководители — мастера смены, начальник смены, заместитель генерального директора по производству, начальник цеха — постоянно находятся на производстве, проходят по линиям, смотрят, как проходит сортировка. Если в тумбу скидывается что-то не то, Сергей Ильич сам поднимается на линию, помогает сотрудникам разобраться, перебирает вместе с работниками мусор. В конце смены все отсортированные фракции отправляются на весовую, где ведётся учёт выработки за смену.

Вот тут иногда и выявляются халтурщики. Есть некий средний показатель «полезных ископаемых». Из 450 тонн отходов порядка 30-35 тонн уходит на переработку. Если этот показатель ниже — сортировка не справляется. Сергей Ильич резюмирует: «Каждый наш сотрудник должен работать в коллективе, если у него не получается, весь труд людей — насмарку».

Дарья Трофимова

Фото Сергея Семенькова

Вот как бездействие может разрушить ваше психическое здоровье!

Сидеть без дела и абсолютно ничего не делать может нанести большой вред вашему психическому здоровью. Пришло время обратиться за помощью к специалисту.

Не так давно я решил сесть за руль своей старой машины после того, как несколько месяцев игнорировал ее ради новой, но столкнулся с грубым шоком! Этот когда-то совершенно бесшумный и хорошо себя ведший автомобиль не только издавал тревожные звуки, но и двигался в противоположном направлении. Эта разбитая машина — именно то, как функционирует ваше психическое здоровье, если оставить ее без присмотра.

Да, дамы, сидение без дела, сидячий образ жизни, абсолютно без мотивации, без работы, без движения может сильно повлиять на ваше психическое здоровье, причем негативно.

Как же?
Что ж, согласно исследованию, опубликованному в BMC Public Health , малоподвижный образ жизни может увеличить риск беспокойства.

Подтверждая это наблюдение, доктор Сандип Говил, психиатр специализированной больницы Сарой, предупреждает: «Долгое сидение без дела может привести к беспокойству, депрессии, ухудшению мыслительных способностей, потере концентрации и даже ухудшению памяти.Такие недуги могут перерасти в серьезные осложнения, такие как забывчивость, потеря внимания, сильная тревога и депрессия».

Так же слушайте:

К сожалению, в этом бардаке виноваты симптомы безделья
Говорят, пустой ум — мастерская дьявола и это высказывание верно до мозга костей.

По сути, длительное сидение связано с повторяющимися мыслями, медленными эмоциями, а иногда и с негативным мышлением.По словам доктора Горава Гупты, психиатра, Tulsi Health Care, это, в свою очередь, может привести к серьезным проблемам с психическим здоровьем.

Он также добавляет, что малоподвижный образ жизни, такой как сидение или лежание, который предполагает небольшую физическую активность или ее полное отсутствие, снижает кровообращение в организме и может замедлить вас — даже умственно.

Но расслабьтесь, девочки! Выход есть всегда
Если вы обнаружили у себя перечисленные выше симптомы, вы, очевидно, понимаете, что ваше психическое здоровье в бульоне.Тем не менее, вы все равно можете не дать супу закипеть и еще больше испортить ситуацию, решая проблему так, как предлагает доктор Сандип Говил, психиатр, специализированная больница Сарой:

1. Занимайтесь физической активностью
От бега до танцев занимаясь любимым видом спорта, каким бы он ни был, вы можете работать до тех пор, пока вы двигаетесь и поддерживаете кровообращение.

2. Практикуйте осознанность
Занятия йогой или медитацией в течение 15-30 минут в день не только помогут вам обрести перспективу и решить, что делать с этим дополнительным временем, но также облегчат вам задачу. со всеми этими тревогами и стрессами.

Также слушайте:

3. Ешьте здоровую пищу, спите здорово
Изменение образа жизни, включающее сбалансированное питание и достаточное количество сна продолжительностью примерно 7-8 часов, также может помочь избавиться от стрессовых мыслей. Добавьте в свой рацион продукты, богатые омега-3 жирными кислотами и белком, и вы наверняка постепенно заметите разницу.

4. Обратитесь за поддержкой
Проводя время с семьей и друзьями, вы почувствуете заботу, поддержку и безопасность.

Если ваше психическое здоровье страдает, пришло время обратиться за эмоциональной поддержкой к своим близким! Изображение предоставлено: Shutterstock.

На самом деле, если вы расскажете о своей проблеме, вы сможете выплеснуть свои негативные чувства и получить силы, чтобы начать все заново.

Ловушка «Занято» — The New York Times

Тревога: Мы волнуемся.Галерея участников подсчитывает пути.

Если вы живете в Америке в 21 веке, вам, вероятно, приходилось слышать, как многие люди говорят вам, насколько они заняты. Это стало ответом по умолчанию, когда вы спрашиваете кого-нибудь, как у него дела: «Занят!» “ Итак, занят. “ Сумасшедший занят.Совершенно очевидно, что это хвастовство, замаскированное под жалобу. А стоковой ответ — это своего рода поздравление: «Хорошая проблема иметь», или «Лучше, чем наоборот».

Никто из нас не хочет так жить; это то, что мы коллективно заставляем друг друга делать.

Обратите внимание, что обычно люди не тянут смену подряд в I.CU или поездка на автобусе на три работы с минимальной заработной платой, которые сообщают вам, насколько они заняты; что эти люди не заняты, но устали. Измученный. Мертвые на ногах . Почти всегда это люди, чья оплакивающая занятость является чисто добровольной: работа и обязательства, которые они взяли на себя добровольно, занятия и занятия, которые они «поощряли» своих детей. Они заняты из-за собственных амбиций, драйва или беспокойства, потому что они зависимы от занятости и боятся того, с чем им придется столкнуться в ее отсутствие.

Почти все, кого я знаю, заняты. Они чувствуют беспокойство и вину, когда не работают или не делают ничего для продвижения своей работы. Они планируют время с друзьями как учащиеся со средним баллом 4.0 обязательно записываются на общественные работы, потому что это хорошо смотрится в их заявлениях в колледж. Недавно я написал другу, чтобы спросить, не хочет ли он сделать что-то подобное. неделе, и он ответил, что у него не так много времени, но если что-то происходит, дайте ему знать, и, возможно, он мог бы бросить работу на несколько часов.Я хотел уточнить, что мой вопрос не был предварительным предупреждение о будущем приглашении; это было приглашением. Но его занятость была похожа на громадный бурлящий шум, сквозь который он кричал на меня, и я оставил попытки перекричать его.

Брехт Ванденбрук

Даже детей сейчас заняты, расписаны до получаса занятиями и внеклассными мероприятиями.Они приходят домой в конце дня уставшие, как взрослые. Я был членом поколения отмычки и у меня было три часа совершенно неструктурированного, в основном неконтролируемого времени каждый день, времени, которое я раньше делал на все: от просмотра энциклопедии World Book Encyclopedia до создания анимационных фильмов и встреч с друзьями. в лесу бросать комки грязи прямо друг другу в глаза, и все это дало мне важные навыки и идеи, которые остаются ценными и по сей день.Эти свободные часы стали образцом того, как я хотел прожить остаток жизни.

Настоящая истерия не является необходимым или неизбежным условием жизни; это то, что мы выбрали, хотя бы благодаря нашему молчаливому согласию с этим. Недавно я общался по скайпу с другом, которого выгнали из город за высокую арендную плату и теперь имеет резиденцию художника в маленьком городке на юге Франции.Она описала себя как счастливую и расслабленную впервые за много лет. Она по-прежнему выполняет свою работу, но это не поглощает весь ее день и мозг. Она говорит, что это похоже на колледж — у нее большой круг друзей, которые каждый вечер вместе ходят в кафе. У нее снова есть парень. (Она однажды печально подытожила знакомства в Нью-Йорке: «Все слишком заняты, и все думают, что могут добиться большего».) То, что она ошибочно приняла, было ее личностью — целеустремленной, капризной, тревожной и грустной — оказалось деформирующим воздействием ее окружения.Не то, чтобы кто-то из нас хотел так жить, не больше, чем любой человек хочет быть частью пробки, или топтанием стадиона, или иерархией. жестокости в старшей школе — это то, к чему мы коллективно принуждаем друг друга.

Наши безумные дни на самом деле всего лишь защита от пустоты.

Занятость служит своего рода экзистенциальной уверенностью, страховкой от пустоты; очевидно, что ваша жизнь не может быть глупой, тривиальной или бессмысленной, если вы так заняты, полностью загружены, пользуетесь спросом каждый час. день.Я когда-то знал женщину, стажировавшуюся в журнале, где ей не разрешалось брать обеденный перерыв, чтобы она не понадобилась по какой-то причине. Это был развлекательный журнал, смысл существования которого было устранено, когда на пультах дистанционного управления появились кнопки «меню», поэтому трудно увидеть в этой претензии на незаменимость что-то иное, кроме формы институционального самообмана. Больше и больше людей в этой стране больше не делают и не делают ничего осязаемого; если вашу работу не выполнял кот или удав из книги Ричарда Скарри, я не уверен, что считаю это необходимым.я не могу Помогите, но задайтесь вопросом, не является ли вся эта театральная усталость способом скрыть тот факт, что большая часть того, что мы делаем, не имеет значения.

Я не занят. Я самый ленивый амбициозный человек, которого я знаю. Как и большинство писателей, я чувствую себя негодяем, который не заслуживает того, чтобы прожить день, когда я не пишу, но я также чувствую, что четырех или пяти часов достаточно, чтобы заработать мое пребывание на планете еще один день.В самые лучшие обычные дни моей жизни я пишу утром, днем ​​катаюсь на велосипеде и выполняю поручения, а вечером встречаюсь с друзьями, читаю или смотрю фильм. Это, мне кажется, вменяемый и приятный темп на день. И если вы позвоните мне и спросите, не пропущу ли я работу и не загляну ли в новое Американское Крыло в Метрополитене или поглазею на девушек в Центральном парке или просто пить охлажденные розовые мятные коктейли в течение всего дня, я скажу, который час?

Но буквально в последние месяцы я стал коварно, из-за профессиональных обязанностей, заниматься.Впервые я смог с каменным лицом сказать людям, что я «слишком занят». сделать то или иное, что они хотели, чтобы я сделал. Я мог понять, почему людям нравится эта жалоба; это заставляет вас чувствовать себя важным, востребованным и обиженным. За исключением того, что я ненавижу быть занятым. Каждое утро мой почтовый ящик был полон электронных писем, в которых меня просили делать то, чего я не хотел делать, или предлагали проблемы, которые мне теперь нужно было решить.Это становилось все более и более невыносимым, пока, наконец, я не сбежал из города в Нераскрытое Место. что я это пишу.

Здесь меня практически не беспокоят обязательства. Нет телевизора. Чтобы проверить электронную почту, мне нужно ехать в библиотеку. Я хожу неделю за раз, не видя никого, кого знаю. Я вспомнил про лютиков, вонючих жуков и звезды. Я читаю. И я, наконец, впервые за несколько месяцев пишу по-настоящему.Трудно найти что-то, что можно сказать о жизни, не погружаясь в мир, но это также почти невозможно понять, что это может быть или как лучше сказать, не вылезая из этого к черту снова.

Безделье — это не просто отдых, баловство или порок; он так же необходим для мозга, как витамин D для тела, и, лишенные его, мы страдаем психическим недугом, столь же обезображивающим, как рахит.Простор и тишина то, что дает праздность, является необходимым условием для того, чтобы отстраниться от жизни и увидеть ее цельной, для того, чтобы завязать неожиданные связи и дождаться диких летних молний вдохновения — это, как это ни парадоксально, необходимо для выполнения любой работы. «Праздные мечтания часто являются сутью того, что мы делаем», — писал Томас Пинчон в своем эссе о лени. «Эврика» Архимеда в ванна, яблоко Ньютона, Джекил и Хайд и бензольное кольцо: история полна рассказов о вдохновении, которое приходит в праздные моменты и мечты.Это почти заставляет вас задаться вопросом, являются ли бездельники, голдбрики и безаккаунты не несут ответственности за большее количество великих идей, изобретений и шедевров в мире, чем трудолюбивые.

«Цель будущего — полная безработица, поэтому мы можем играть. Вот почему мы должны разрушить нынешнюю политико-экономическую систему». Это может звучать как высказывание какого-нибудь анархиста, курящего бонг, но на самом деле это был Артур С.Кларк, который находил время между подводным плаванием и играми в пинбол, чтобы написать «Конец детства» и придумать спутники связи. Мой старый коллега Тед Ралл недавно написал колонку, в которой предложил отделить доход от работы и дать каждому гражданину гарантированную зарплату, что звучит как сумасшедшая идея, которая будет считаться одним из основных прав человека примерно через столетие, как отмена смертной казни, всеобщее избирательное право и восьмичасовой рабочий день.Пуритане превратили труд в добродетель, видимо, забыв, что Бог изобрел его как наказание.

Возможно, мир скоро рухнет, если все будут вести себя так, как я. Но я бы предположил, что идеальная человеческая жизнь лежит где-то между моей вызывающей ленью и бесконечным неистовством остального мира. суетиться. Моя роль состоит в том, чтобы просто плохо влиять на ребенка, стоящего за окном класса и корчащего рожи на вас за партой, убеждающего вас хотя бы в этот раз извиниться и убраться оттуда, выйти на улицу и играть.Мое собственное решительное безделье было большей частью роскошью, чем добродетелью, но я действительно принял сознательное решение, давным-давно, предпочесть время деньгам, поскольку я всегда понимал, что лучшая инвестиция моего ограниченного времени на земле было провести его с людьми, которых я люблю. Я полагаю, возможно, я буду лежать на смертном одре, сожалея о том, что я не работал усерднее, и не скажу все, что должен был сказать, но я думаю Чего я действительно хочу, так это еще одного пива с Крисом, еще одного долгого разговора с Меган, последнего крепкого смеха с Бойдом.Жизнь слишком коротка, чтобы быть занятой.

( Anxiety приветствует материалы по адресу беспокойства@nytimes.com. )


Тим Крайдер — автор сборника эссе и карикатур «Мы ничему не учимся». Его мультфильм «Боль — когда она закончится?» был собран в трех книгах Fantagraphics.

Праздное беспокойство – Кэрри Снайдер


Один из вопросов, который мне задают чаще всего: как вы все успеваете? Самое смешное, что с моей точки зрения, у меня действительно есть довольно много времени, чтобы сидеть и смотреть в окно.Кажется правдой, что я делаю много разных вещей, но я не схожу с ума; часто я не чувствую себя достаточно занятым. У меня не было объяснения этому, пока моя подруга Зои не сообщила мне на прошлой неделе, что она это поняла.

Она сказала: Не откладывай.

И, черт возьми, если это неправда.

Как ни странно, это может вызвать проблемы.

Это правда. Если делать что-то слишком быстро, это может вызвать всевозможные непредвиденные неприятности. Фраза, которая приходит на ум, — «поспешить».Тогда я должен отменить то, что было сделано.

Но верно и то, что привычка «не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня» — полезная черта личности, когда человек стремится к максимальной эффективности. (И я понимаю, что максимальная эффективность — это не то, к чему стремятся все.)

С годами я осознал недостатки непрокрастинации и теперь заставляю себя не торопиться с некоторыми важными решениями. Потому что я знаю, что однажды приняв решение, я отдамся всей душой.Когда я в игре, я полностью в игре. Знание этого заставило меня сидеть на заборе дольше, чем удобно, при принятии важных (а иногда даже мелких) решений. Однако, как только решение принято, я не жду, а приступаю к делу.

Это относится практически ко всему. Я не говорю, что побегу завтра, когда не будет дождя или холода; если я планировал бежать, я просто бегу. Если я вижу, что пол нужно пропылесосить, я просто его пылесосю. Если ребенок выражает какую-то потребность, я стараюсь немедленно ее удовлетворить.(Я имею в виду менее осязаемые, эмоциональные потребности, которые, как я знаю, они не могут удовлетворить сами по себе; извините, дети, если вы действительно хотите пить, вы можете сами принести этот стакан воды.) Иногда это означает отказ от других менее насущных задач. Иногда это означает не ложиться спать поздно ночью или заблокировать время на выходных. Часто очень часто означает делать то, что мне не хочется делать.

Но как только я начинаю это делать, я в порядке.

Может быть, это потому, что я почти одержим, когда работаю над заданием.Неважно, какая задача.

Но вот в чем дело: если я доделал все, над чем работаю, и не решил, на что броситься дальше, я оказываюсь в беспокойном праздном состоянии, которое меня не устраивает. Нужно ли мне искать дополнительные занятия? Или мне просто нужно научиться наслаждаться праздными моментами, когда они приходят? Потому что всегда есть что-то еще, что нужно сделать. Всегда — если я выберу это. Сегодня днем ​​я мог бы пойти на прогулку с фотоаппаратом в руке и сделать осенние фотографии.Сегодня вечером я мог бы написать стихотворение о цыплятах для своего поэтического клуба. Я мог бы потянуться. Я мог бы читать. Я мог бы писать.

Или я мог бы потягивать чашку чая и смотреть в окно, и, честно говоря, такой вариант кажется наиболее вероятным.

(Но часть меня хочет делать больше! Гораздо больше!… Но что?)

[p.s. Обновление послеобеденных мероприятий: я написал проклятое стихотворение о цыпленке для поэтического книжного клуба, чувствуя давление теперь, когда я финалист GG, даже если не для поэзии.И я читал вслух собакам (по большей части не реагирующим) из новой книги стихов в прозе Лорны Крозье «Книга чудес» (что собаки знают о стихах в прозе? Это чудесно). И я выпил чашку охлаждающего кофе, который вызвал у меня серьезную передозировку кофеина. Надо было остановиться на чае. В остальном, я вполне доволен сегодняшним не-совсем-выглядевшим в окно занятием.]

Международный день девушки Доброе утро, доброго понедельника

Пустая угроза — Журнал HM

Это момент, о котором начинающие артисты мечтают много раз во многих отношениях: выпустить альбом с настоящим лейблом звукозаписи.Группа Idle Threat из Нэшвилла воплощает эту реальность в жизнь, выпустив свой второй EP Nothing is Broken for Good вместе с андерграундными легендами Tooth and Nail Records; тем не менее, опыт гораздо более своеобразный, чем кто-либо мог себе представить. Группе пришлось столкнуться с неожиданными обстоятельствами, когда их последний EP был выпущен в разгар неопределенного правления COVID-19. Эрни Фабиан, Зик МакКинни и Джастин (Джей-Джей) Джонс, не имея возможности отпраздновать выпуск вечеринки, шоукейса или тура, вместо этого физически разлучены и находят способы адаптироваться к совершенно другому миру, чем тот, в котором они существовали, когда они изначально планировал выпустить EP.Несмотря на ожидания, Idle Threat не позволила ситуации сломить их стремление как художников или отдельных лиц. Наоборот, они уверены в одном: все снова будет хорошо. Это не слепой оптимизм, но он заразителен. Разговаривая с Фабианом и МакКинни, становится ясно, что они точно знают, откуда исходит их надежда или, точнее, от кого.


HM: В EP явно присутствует тяжелая тема потерь. Это странным образом совпадает с тем, что происходит, потому что я чувствую, что в глобальном масштабе мы скорбим о наших свободах.Ребята, вы обнаружили, что во время COVID-19 вы неожиданно о чем-то горевали?
Эрни Фабиан: Я думаю, интересно, что вы связываете тему записи с тем, что происходит сегодня, потому что мы буквально говорили об этом друг с другом пару недель назад. Очевидно, не было намерения писать альбом, который имел бы какое-либо отношение к пандемии; это было непредвиденно. Пластинка определенно о потере и надежде через эту потерю.

Но, конкретно отвечая на ваш вопрос, со мной произошло несколько жизненных событий.Я женился во время всего этого. Некоторое время мы с женой шутили о том, что мир сейчас кажется сумасшедшим, но какое-то время мы процветали из-за всего, что происходило. Как только все успокоится, я определенно думаю, что мы упустили семью и наших друзей и возможность отпраздновать то, что было большим событием, которое мы планировали в течение нескольких месяцев; мы закончили тем, что просто сбежали. Как только мы погрузились в повседневную жизнь — потому что нас заставили — я думаю, мы нашли то, чем мы были. Я думаю, что горе может быть сильным словом, но это, безусловно, был момент, чтобы подумать, чувак, это было бы действительно круто, если бы все не было выметено из-под нас.

Зик МакКинни: Для меня было много неожиданных вещей, о которых я горевал. По иронии судьбы, многие из них вообще не имеют ничего общего с COVID. Это был тяжелый год для многих людей, но и для меня тоже. У меня есть идентичный брат-близнец, и он женился в этом году. Это оказалось для меня намного сложнее, чем я думала, потому что все, что я когда-либо знала, это жить с ним, делить с ним комнату. В течение 25 лет это была вся моя жизнь, и я думаю, что недооценил, как тяжело будет переходить от постоянного пребывания с ним к его простому отсутствию рядом, и поначалу мне было немного одиноко.

Это тяжело. Вы, ребята, по-разному справляетесь с довольно серьезными вещами. Одна вещь, которую я также уловил на протяжении всего EP, это чувство , которое вы должны держаться, вы должны держаться и верить, что все станет лучше, потому что во многих случаях именно это помогает вам пройти через это. . Есть ли у кого-то из вас элемент веры, который играет роль в этом, или вы не принимаете это во внимание, проходя через эти процессы?
ЗМ: Да, 100%.Мы оба последователи Иисуса, и это самая глубокая часть нас обоих. Я думаю, что могу честно говорить за нас обоих, говоря это. Потому что это самая глубокая часть нас как людей, а также самая глубокая часть нас в наших песнях.

EF: Мы определенно исходим из этого места, когда приступаем к новой песне. Не все наши песни прямо о наших отношениях с Богом. Определенно во всех песнях есть элементы, затрагивающие различные аспекты веры, но особенно христианства.

Но когда мы садимся за написание песни — или, в данном случае, пластинки — мы говорим о том, на каком этапе своей жизни мы находимся и как это могло бы выглядеть с точки зрения звучания — но, в большей степени, с точки зрения лирики. Это было абсолютно о возможности смотреть сквозь трудности — но не только трудности, но и хорошие вещи, которые случаются в жизни — и понимать, что они всего лишь момент в великой схеме вечности. Это действительно показывает это в перспективе: то, с чем я сейчас имею дело, будет здесь на мгновение, а затем пройдет, а затем следующая вещь в этой жизни обрушится на вас.Но однажды все это уйдет, и тогда будет Христос, и больше не будет ни боли, ни страданий. Так что это определенно то, о чем мы пишем все наши песни, но эта запись была о надежде, а не об отчаянии или апатии.

Бездействующая угроза в 2020 году

Когда вы переживаете что-то серьезное — тяжелое, удручающее или трудное — или другое событие, которое меняет вашу жизнь, например, свадьба, почему, по вашему мнению, так важно озвучить эту надежду?
ЗМ: Я думаю, что отчаяние имеет силу, и иногда вещи могут падать в трудные времена и иногда могут быть обманчивыми.Вы можете даже не осознавать, насколько глубоко вы в этом находитесь, поэтому, если вы не озвучиваете позитивные вещи, не надеетесь или не стремитесь к чему-то большему, чем вы сами, за пределами сезона, в котором вы находитесь, может быть очень легко так запутаться. до того момента, что вы не видите будущего вне этого. Когда мы пишем эти песни, мы на 100% говорим о нашей вере в Него, который вытащит нас из того, в чем мы находимся. Одна из главных тем этого альбома — то, что нет ничего произвольного. Вот почему он называется Ничто не сломано навсегда .По сути, это утверждение о том, что даже в самые мрачные времена года есть надежда и что во всем есть смысл.

ЭФ: Да, согласен. То, с чем я довольно регулярно сталкиваюсь, — это тревога, и я думаю, что COVID во многих отношениях вернул ее в мою жизнь. Я на самом деле не сталкиваюсь с депрессией, а просто чувствую себя не в своей тарелке. Всякий раз, когда вы выходите на улицу и видите всех этих людей в масках, это так сюрреалистично. Не помогает то, что мы на самом деле не знаем… у некоторых людей может быть COVID, у некоторых нет… и это похоже на то, что он есть у меня? Когда вы имеете дело с этими вещами и беспокойством, в вашей голове будто миллион разных голосов, и вам просто нужно цепляться за тот, который стабилизирует вас.И это для нас, это Христос. Для меня это реальная, осязаемая вещь. Опять же, это не имело никакого отношения к тому времени, когда мы записывали пластинку, потому что COVID не существовал, насколько нам известно. Теперь он здесь, и это хорошее напоминание о том, что Бог присутствует в нашей жизни, чтобы сохранять наше внимание. Мое беспокойство может быть сегодня, но завтра может быть лучший день.

Я действительно понимаю это. Я борюсь с депрессией и тревогой, и это было тяжело, но я думаю, что одна из величайших вещей, которые могут произойти из этого — если вы можете назвать что-то великим, что исходит из того, через что мы проходим, — это то, что мы все развиваемся. действительно хорошие механизмы преодоления.Я думаю, что мы станем намного более устойчивыми людьми, когда выйдем из этого, потому что с чем мы не имели дело за это время, с чем мы никогда не думали, что нам придется это сделать? Я думаю, что после этого все будет казаться менее тривиальным.
ЗМ: Я думаю, это отличный способ выразить это: менее тривиально.

Чему научил вас 2020 год о том, как вы хотите жить, двигаясь вперед, что может быть другим?
ЗМ: Я заметил в себе множество нездоровых паттернов, особенно в сфере неуверенности.Я хотел бы быть более уверенным в том, кто я и что моя семья говорит обо мне, что мои друзья говорят обо мне, что мой Создатель говорит обо мне. Многое из этого исходит от сообщества, и одна вещь, которой нам очень не хватало из-за COVID, — это сообщество. Так что быть более благодарным моему сообществу и, благодаря этому, стать более уверенным в своей личности.

EF: За пару месяцев до COVID, когда мы действительно могли гастролировать и все такое, я был в восторге от того, чтобы жить настоящим моментом. Что касается меня, большую часть времени, когда я хожу на шоу и занимаюсь любимым делом, я часто с нетерпением жду возвращения домой.И когда я дома, мне не терпится… Мы хотим, чтобы наши жизни исчезли. Я не верю в совпадения, но похоже, что Бог действительно замедлил весь мир с COVID, чтобы быть в моменте. Я думаю, что как только мы сможем вернуться и жить свободно, я хотел бы продолжать быть благодарным за тот факт, что я могу провести время с другом и не думать о следующем дне или обо всем, что мне нужно сделать. добиться свершения.

Когда бы это ни было сделано, никаких ограничений не существует. Что вы, ребята, собираетесь делать в первую очередь как группа?
ЗМ: Тур.Ты согласен?

ЭФ: Ага! Я думаю, это у всех на уме, даже у Джей-Джея. Мы говорим о пропаже без вести на дороге. По крайней мере, надлежащее релизное шоу для записи.

Idle Threat был опубликован 28 сентября 2020 года для журнала HM Magazine автором Даниэль Маккалистер. Поделитесь этой функцией:

Ого! Слишком много времени простоя.

ЛЛОЙД «ПИТ» УОТЕРС | The Herald-Mail

Когда я налил себе небольшой стакан домашнего вишневого бренди моего уважаемого друга, я улыбнулся про себя и подумал обо всех тех сумасшедших друзьях, которые у меня есть на Facebook, чтобы развлекать меня во время этого главного карантина в нашей стране.

Когда делать особо нечего, на Facebook можно найти довольно интересные комментарии.

Хотя многие люди, кажется, сходят с ума, усиливая риторику в преддверии предстоящих президентских выборов, я склонен ценить более позитивный опыт обучения, обдумывая несколько мудрых слов от моих друзей.

Давайте рассмотрим некоторые из этих жемчужин:

«Некоторые штаты заблокированы, а некоторые штаты не заблокированы, это все равно, что иметь секцию для мочеиспускания в бассейне.

«Некоторые из вас, родители, вот-вот узнают, что проблема была не в Учителе».

«Вы можете пойти в церковь и сесть на скамью; те люди, которые не являются людьми, могут сидеть прямо рядом с вами; они говорят о вашей семье; они говорят о твоей одежде. Когда они не знают своего тыла с ног на голову» (Джон Прайн, «Некоторые люди не люди»).

«Сегодня мы с мужем ходили в Costco в масках. Когда мы вернулись домой и сняли маски, это был не мой муж.

«Спасите одну жизнь, вы герой, спасите 100 жизней, и вы медсестра — спасибо медсестрам!»

«Виии собачки Бабушка, я считаю, что эта девушка делает Джетро гением».

«У меня такое ощущение, что Бог только что послал нас всех в наши комнаты, чтобы подумать о том, что мы сделали».

«И бум! Вот так получается, что нам не нужны кинозвезды и профессиональные спортсмены, а нужны только фермеры и дальнобойщики».

«Перестаньте быть республиканцем или демократом, будьте честны, придерживайтесь морали, проявляйте сочувствие, цените честность и будьте хорошим человеком.

«Я на самом деле довольно привлекателен, если вы не смотрите на меня».

«Раньше я заходил в комнату, полную людей, и думал, нравлюсь ли я им, а теперь смотрю вокруг и думаю, нравятся ли они мне» — от хорошего друга из Голливуда».

«Мусор на пляже Ки-Уэста после весенних каникул, принесенный вам детьми, так беспокоящимися о нашей планете».

«Куда мы идем Пух? Домашний Пятачок, мы идем домой, потому что сейчас это лучшее, что можно сделать».

«Мы забываем, что просыпаться каждый день — это первое, за что мы должны быть благодарны.

«Просто помните, что испанка могла возникнуть в военной казарме в Канзасе».

«Насколько вы верите в человеческий род? Я смотрю в обе стороны на кольцевую развязку.

«Дамы, сейчас самое время начать встречаться с парнями постарше, они могут пораньше доставить вас в продуктовый магазин».

«Мне так надоели эти карантинные штуки; Я вышел на улицу, чтобы постучать в свою дверь».

Инопланетянин №1: Так как же погибли все земляне?

Инопланетянин №2: Они использовали так много туалетной бумаги, что вытерлись.(Улыбается)

«Итак, вы говорите, что если я нарушу приказ оставаться дома, меня могут арестовать? Но вы же выпускаете людей из тюрьмы, чтобы они не заболели коронавирусом? Логика политика».

«Сейчас лучше молиться, чем жаловаться».

«Не все из нас могут делать великие дела. Но мы можем делать маленькие вещи с большой любовью», — это перефразированная версия слов Матери Терезы, которую я прочитала на Facebook.

Сейчас тяжелые времена, и многие люди страдают по-разному.Иногда улыбка может быть полезной для души, и я надеюсь, что эти несколько примеров, приведенных выше некоторыми друзьями на Facebook, вызвали улыбку на вашем лице.

Однако есть много людей, особенно одиноких, у которых могут быть довольно трудные времена. Если у вас есть возможность, позвоните другу, живущему в одиночестве, и узнайте о его самочувствии.

Если у вас есть возможность проявить доброту к нуждающемуся, сделайте это тоже и посмотрите, как хорошо от этого почувствуют себя два человека.

Моя добрая соседка Кристин зашла на днях, чтобы узнать, не нужно ли нам с женой чего-нибудь; это было очень мило с ее стороны!

Если вы не можете посетить дом престарелых в эти дни, позвоните туда или отправьте кому-нибудь открытку, чтобы они знали, что думаете о них.

Армии Спасения нужны деньги, чтобы помочь тем, кому не повезло. Рассмотрите возможность отправки пожертвования им или одной из ваших любимых благотворительных организаций.

Общественная бесплатная клиника Хагерстауна на Милл-стрит всегда предоставляет ценные услуги тем, кто болен и менее удачлив.Запомните их пожертвованием.

Однажды я прочитал, что «Никто не может сделать все, но каждый может что-то сделать».

Так зачем ждать?

Ллойд «Пит» Уотерс — житель Шарпсбурга, пишущий для The Herald-Mail.

Детские игры, работа и праздность, встроенные в социальность

Барбара Терк Нискач

Рекомендуемое цитирование: Турк Нискач, Б. (2021). «О детских играх, работе и праздности, встроенных в социальность», entanglements , 4(1): 70-92

Аннотация

Игра и работа обычно противопоставляются друг другу.В то время как игра понимается как развлечение и как внутренне мотивированный процесс с самим опытом как конечным продуктом деятельности, работа понимается как целеустремленная и ограниченная миром взрослых. В данной статье представлено пересечение работы, игры и праздности в повседневном опыте детей и подростков в Словении. С акцентом на социальность он предлагает переоценку концепции работы как неотъемлемо встроенной в человеческие отношения.

Ключевые слова: антропология детства, работа, игра, социальность, партиципаторная фотография

Введение

После возвращения из детского сада шестилетний Якоб [1] пообедал, немного поиграл в своей комнате, затем вышел на улицу со своим младшим братом Якой и его матерью.Во дворе Якоб и Яка сгребали листья. Джака использовал игрушечные грабли, чтобы сгребать листья на лопату Якоба, который затем складывал их в ведро. Якоб использовал настоящую лопату и сказал мне, что его младший брат «всегда хочет эту [лопатку], и он помогал мне работать».

Рисунок 1: Якоб и Яка заняты уборкой двора. Фотография сделана матерью Якоба, 2010 г.

После этого они навестили бабушку, где рисовали мелом; Джейкоб нарисовал мамонта. Бабушка хранила дрова на зиму во дворе, и Якоб с Якой начали с ними играть.Якоб сказал: «Я принес дрова Яке, чтобы он их распилил». Яка пилил дрова игрушечной пилой, а Якоб приносил ему дрова. Они играли, пока не пришел их кузен, после чего они продолжили играть в импровизированной песочнице. После того, как Яка и его мать наступили в лужу, они все пошли домой. Вернувшись домой, Якоб остался с отцом на улице и помогал ему с работой в гараже. Они ставили старые окна и мебель на трейлер. Якоб сказал: «Я просто держал его так, чтобы он не упал, потому что он был таким тяжелым.Якоб помогал своему отцу, пока не пришел его друг, и они пошли играть с игрушечным джипом Якоба. Вечером Якоб рисовал на своем компьютере, они поужинали, он принял душ и лег спать.

Виньетка выше представляет собой описание повседневной жизни Якоба, основанное на фотографиях, сделанных матерью Якоба, и разговорах, которые у меня были с ней и Якобом во время просмотра этих фотографий. Он показывает, как в течение дня Якоб переходил от игры к работе, свидетельствуя о том, как игра переплетается с работой в его повседневной жизни.Хотя отец Якоба сам делал свою работу эффективнее и быстрее, он часто позволял мальчикам работать вместе с ним, когда работал в своей хобби-мастерской. Он разрешил мальчикам использовать ручную пилу, молоток и другие инструменты. Он сказал, что Джейкоб иногда «держит что-то для меня — я должен позволить ему, чтобы он чувствовал, что для него важно быть со мной».

В своем исследовании я акцентирую внимание на формах работы в повседневной жизни дошкольников дома и в детском саду, а также на участии младших школьников в работе в семейных условиях.При этом я задаю следующие вопросы: Что считать работой? Играл ли или работал ли Якоб во время вышеупомянутых занятий, и как сами дети понимают работу?

Игра и работа обычно противопоставляются друг другу. В то время как игра понимается как развлечение и как внутренне мотивированный процесс, в котором сам опыт является конечным продуктом деятельности, работа понимается как целенаправленная и ограниченная миром взрослых (Schwartzman, 1978; Sutton-Smith, 1997).Тем не менее этнографические исследования показывают, что часто бывает трудно разделить работу, игру и обучение в повседневной жизни детей (Chick, 2010; Lancy, 2018).

В словенском контексте игра и работа не обязательно воспринимаются как взаимоисключающие. Например, словенские психологи развития определяют игру как свободную и произвольную деятельность, не имеющую цели, а работу как целенаправленную; тем не менее они подчеркивают, что в раннем детстве оба часто переплетаются и их трудно отличить друг от друга (Horvat and Magajna, 1989; Marjanovič Umek, 2001).В словенском языке термин для оплачиваемой работы — služba , который происходит от глагола služiti , означающего служить (латинское servire ), и, таким образом, имеет коннотации рабства, а не свободной деятельности. Глагол делать , с другой стороны, чаще используется для работы в самом широком смысле. Delati означает: сознательно использовать физическую или умственную энергию для приобретения товаров, выполнять задание, работать за плату, активно участвовать в создании чего-либо, придавать чему-либо определенную характеристику, придавать форму, придавать создавать что-то, а также действовать.Глагол делать имеет гораздо более широкий спектр значений, о чем свидетельствует тот факт, что он обычно используется в словенской разговорной формуле приветствия; вместо «как дела» часто спрашивали Кай делаш ?, что в данном контексте переводится как «Что ты делаешь?» и может относиться к занятиям, отличным от работы, таким как рисование, игры, общение или даже явно не работающим, таким как безделье. Кроме того, дело (существительное) тесно связано с чьей-либо идентичностью, а также с благополучием (см. Turk Niskač, 2021b).

Согласно феминистской теории, капитализм различает наемный и неоплачиваемый труд, последний включает в себя работу по дому, репродуктивный труд и другую работу, связанную с семьей. Именно неоплачиваемый характер воспитания детей, работы по дому и другого повседневного труда, выполняемого в частной сфере домашнего хозяйства, делает его неработоспособным (Federici, 2012). В современных «западных» обществах детский труд по дому также воспринимается как не-работа, и принято считать, что детский труд — это игра и обучение (см. Gussin Paley, 2004).Когда речь заходит о детях и работе, американские и западноевропейские ученые, как правило, сосредотачиваются на детском труде (см. Niewenhuys, 1996) или социализации и ученичестве (см. Spittler and Bourdillon, 2012; Lancy, 2018) в «незападных обществах», в то время как некоторые ученые также указывают на невидимую работу в «западных» обществах (см. Morrow, 1996; Solberg, 1997; Mizen, 2005; Grasseni, 2007). Что касается участия детей в домашнем труде (например, работа по дому, работа по уходу, самообеспечение пищей и т. д.), сравнительные исследования указывают на различия в практике воспитания детей в разных культурах и семьях (Fasulo, Loyd and Padiglione, 2007). ; Окс и Искьердо, 2009).

В Словении мы можем наблюдать исторически сложившуюся образовательную ценность, приписываемую участию детей в повседневной работе, как в домашней сфере, так и в институциональных образовательных учреждениях. Участие детей в работе направлено не на экономический вклад, а на формирование личности детей культурно желательным образом (см. Turk Niskač, 2021a). Полученная в результате культурно желательная личность должна, в свою очередь, идеально дополнять экономический вклад во взрослом возрасте; поэтому аспект социализации и дисциплины здесь, несомненно, играет роль.Это указывает на многоуровневое понимание труда, который может одновременно представлять собой мощное средство социализации (Rogoff et al., 1993; Lave and Wenger, 1998), инструмент дисциплины (Foucault, 1995), а также, как в этой статье предлагается значимое занятие для детей и обстановка сотрудничества, борьбы и переговоров между членами семьи.

Основываясь на этнографическом исследовании, проведенном в двух детских садах, и на продолжающемся исследовании детей младшего школьного возраста, в этой статье делается попытка подвергнуть сомнению дихотомию между работой и игрой.Кроме того, с акцентом на социальность он предлагает переоценку концепции работы как неотъемлемо встроенной в человеческие отношения.

Детская фотосъемка

Для получения докторской степени я провел этнографическое исследование в двух государственных детских садах в сельской и городской местности Словении в 2010, 2011 и 2013 годах, сосредоточив внимание на взаимосвязи между работой, игрой и обучением в раннем детстве. Всего в исследовании приняли участие 6 воспитателей детского сада (все девочки), 35 родителей (27 матерей и 8 отцов), 3 бабушки и 38 детей в возрасте от 2 до 6 лет (18 девочек и 20 мальчиков).Помимо включенного наблюдения в детских садах, я также заснял 660 минут повседневных событий в обоих детских садах и провел полуструктурированные интервью с родителями, бабушками и дедушками и воспитателями. Это также включало неформальные посещения домов и неформальные беседы в сельской местности. Кроме того, я использовал совместную фотографию и фото-интервью с родителями, педагогами и детьми в возрасте от трех лет и старше. Родителей и воспитателей просили фотографировать повседневную жизнь детей, а детей просили фотографировать только то, что им самим было интересно.Для фото-интервью я также использовал виньетки, показывающие детей за работой и игрой, чтобы лучше понять, как дети понимают работу и игру. Исследование также поддерживается текущим постдокторским исследовательским проектом, в котором изучается концептуализация работы и игры среди детей младшего школьного возраста и их семей в сельской и городской среде с использованием полуструктурированных интервью, совместной фотографии и интервью по выявлению фотографий. В постдокторском исследовании приняли участие пять бабушек и дедушек (два мужчины и три женщины), 23 родителя (19 матерей и четыре отца) и 26 детей (12 девочек и 14 мальчиков) в возрасте от пяти до четырнадцати лет.

Совместная фотография в исследованиях с участием детей в основном используется как инструмент, позволяющий лучше понять точку зрения детей (Rich and Chalfen, 1999; Rasmussen, 2004; Varvantakis et al., 2019). Детские рисунки, фотографии и другой наглядный материал могут дать представление о мире детей и идеях, которые дети придумывают в повседневных отношениях со взрослыми, сверстниками, старшими и младшими детьми, а также с различными цифровыми и визуальными медиа (Toren, 2007; Hopperstad, 2008).Я понимаю детские фотографии как взгляд на их повседневную жизнь, их опыт общения с окружающей средой и отношения, в которые они вовлечены. Фотографии часто показывают детей, взаимодействующих с окружающей средой — с окружающими их людьми, с животными, игрушками, инструментами и природой; поэтому они показывают, чем занимаются дети, как меняется их местонахождение и с кем они проводят время. В то же время фотографии служат отправной точкой для разговора с ребенком, так как с фотографиями разговор легче.В дополнение к рациональному воспроизведению изображения также вызывают эстетические и эмоциональные реакции и позволяют более широкое понимание, поскольку они также включают невербальное общение (Clark, 2011; Varvantakis et al., 2019). Следуя методу автоинтервьюирования с фотовыявлением (Clark Ibáñez, 2008), участники исследования делали фотографии без особых указаний со стороны исследователя, после чего на основе фотографий проводилось интервью или беседа. Таким образом, я получил визуальное представление о переживаниях ребенка и устных данных, в то время как дети объясняли значения, которые они придавали фотографиям (Clark, 2011) [2] .

Хотя в этой статье основное внимание уделяется информации, полученной в ходе фото-интервью с детьми, анализ и интерпретация собранных данных контекстуализированы в рамках информации, собранной в ходе исследования с использованием других методов, а именно интервью с родителями, бабушками и дедушками, воспитателями, включенным наблюдением. и видеосъемки в детских садах, а также по анализу культурного, социально-экономического и исторического контекста меняющихся представлений о работе в детстве в Словении (см. также Turk Niskač, 2021a; 2021b).Опираясь на антропологические исследования детей и детства, дети могут быть поняты одновременно как «субъекты и объекты истории» (Торен, 1993: 474). Здесь дети действительно являются участниками исследования, но их не понимают как «индивидуумов, которые концептуально отделены от «общества» и «культуры»» (Toren, 1993: 474; см. также Amit, 2003; Spyrou, 2011). В то время как дети создают интерсубъективные смыслы с другими в окружающем мире (Toren, 2009), необходимо двойное видение, чтобы увидеть точки зрения как детей, так и взрослых, что обеспечивает более обоснованное понимание многоголосой и динамичной природы человека. состояние (Кларк, 2011: 11).

Игра на работе, Работа в игре

В этом исследовании родители и воспитатели детского сада не рассматривали участие детей дошкольного возраста в своей работе как реальный вклад, хотя они одобряли его и понимали как воспитательную работу. Даже когда дети принимали участие в работе взрослых, последние описывали детское участие как просто подыгрывание.

Дети в возрасте четырех лет уже различали трудовую и игровую деятельность и относились к своему вкладу более серьезно, чем взрослые.Когда они участвовали в повседневной работе, они считали себя работающими, а не играющими. Четырехлетняя Сара, например, объяснила, что «дети тоже работают. Я как-то помогал маме с готовкой, мы пекли блины». Кроме того, включенное наблюдение в двух детских садах показало, что рабочие задания могут быть и веселыми. В двух случаях мальчики в возрасте от четырех до шести лет участвовали в свободной игре с семенами кукурузы. Когда воспитатель дошкольного образования сказал детям собрать игрушки и семена кукурузы и подготовить игровую комнату к обеду, мальчики использовали свои Lego в качестве пылесосов для сбора кукурузы.После того, как они убрались, они начали бросать семена кукурузы обратно на пол, что означает, что детям настолько нравилась уборка и связанное с этим общение, что они были готовы сделать это снова.

С другой стороны, рисование и другие совместные творческие занятия, которые взрослые воспринимали как развлечение, часто представляли собой обязательство перед детьми, занятие, которое они предпочли бы избегать и посвящать время чему-то другому. Существовала четкая разница между художественным творчеством (рисованием, рукоделием и т.) когда дети делали это по собственной инициативе или когда им приходилось рисовать или мастерить по заданию воспитателя. Однажды два мальчика рисовали цветочный луг в течение 38 минут. Поначалу дети (четыре девочки и два мальчика, сидящие за столом) находили рисование увлекательным занятием, которое их объединяло. В процессе рисования они строили отношения через игру слов: «Только я знаю, где живет Свен», «Я знаю, где живет Ана, но не скажу вам», «Я знаю, где живет моя бабушка», «Я знаю, где живет моя бабушка». также не скажу, где живет Свен», «Я не скажу, где живу».Девочки закончили свои рисунки за 15-20 минут и пошли играть. Два мальчика, Свен и Саймон, также закончили свои рисунки, но воспитатели не были так довольны их конечным результатом и дали им инструкции, как улучшить рисунки, например. добавив бабочку. Однако, хотя мальчики и вернулись за свои парты, они не следовали инструкциям, а вместо этого наблюдали за другими детьми. Затем мальчики играли мелками, смотрели на свой рисунок, играли с листом, клали мелки в горшок, а затем клали мелки себе в рукав.Наконец, им удалось передать свой рисунок воспитателю с минимальными исправлениями, и они присоединились к игре других детей.

Детское общество

Взрослые могут воспринимать определенное поведение детей дошкольного возраста как бессмысленное, но эта статья предполагает, что, с точки зрения ребенка, такое поведение является важным строительным блоком их социальности, которая, по моему мнению, тесно связана с социальным обучением и развитием. Во время включенного наблюдения в детском саду я заметила, что дошкольники большую часть своей деятельности посвящают поддержанию общительности и социального взаимодействия.В ожидании обеда они часто играли словами. Например, один ребенок сказал: «Я буду есть грязь», а остальные последовали за ним: «Я съем флейту», «Я съем динозавра», «Я съем змеиный яд». Столкнувшись с неодобрением взрослых, вербальное общение было заменено невербальным общением, включающим все тело; например, дети начали постукивать руками по столу или моргать друг другу. Тем не менее, дети также были очень избирательны и часто не желали отвечать на призывы сверстников и использовали замалчивание, игнорирование и прямой отказ отклонять эти призывы.В один из таких случаев Якоб (шесть лет) сказал Ивану (пять лет): «Я съем змею», на что Иван ответил: «Перестань играть с едой, это не змея, это хлеб»! Шварцман отмечал, что для того, чтобы иметь возможность участвовать в совместной игре, дети постоянно сообщают друг другу о своих намерениях и узнают намерения друг друга (Schwartzman, 1978: 238). То же самое можно сказать и о других действиях и актах инициирования, поддержания и/или отказа от социальных взаимодействий, включая работу.Для успешного поддержания социальных взаимодействий дети должны распознавать намерения друг друга и синхронизироваться друг с другом в совместной деятельности (Tomasello and Carpenter, 2007).

Исследование, проведенное с младшими школьниками, свидетельствует о том, что социальность детей в процессе их взросления постоянно проявляется через различные формы существования, которые нельзя определить узко как игру или труд, но она находится внутри их социальности как форма дружба.Как описано выше, дети дошкольного возраста часто участвовали в игре слов, невербальном общении и других стратегиях, чтобы инициировать, поддерживать или отказываться от социальных взаимодействий. Многие из этих взаимодействий происходили в промежуточных пространствах; в ожидании обеда или в переходах между видами деятельности. Как таковые, они часто происходили вне социальных норм и/или социального контроля взрослых, что проявлялось, например, когда дети, столкнувшись с неодобрением воспитателя их разговора во время обеда в детском саду, продолжали взаимодействовать, моргая друг другу.

Дети старшего возраста, начиная примерно с восьмилетнего возраста, которым была предоставлена ​​большая автономия в своей мобильности, начали общаться со своими друзьями различными способами: играя на улице или дома, а также бродяжничая и бездельничая, просто гуляя. вместе, т. е. действия, потенциально обладающие характеристиками бесцельности, игры, веселья, общительности и побега от социальных норм и надзора взрослых (см. Turk Niskač, 2020).

На снимках, сделанных 11-летней Ивой, запечатлено время, которое она провела со своими одноклассниками, шутя по дороге домой из школы, болтаясь перед местным магазином, у себя дома, выгуливая собаку своей подруги и идя в магазин. ресторан быстрого питания со своей подругой (см. рис. 2).Глядя на фотографии, Ива прокомментировала свои фотографии: «Перед магазином мы просто болтаем, шутим и так далее. Потом мы пошли к моему другу домой, провели там некоторое время и пошутили». Здесь прогулка и безделье, пребывание вместе с друзьями могут рассматриваться как один из ключевых компонентов повседневной жизни вне социального господства, контролируемого взрослыми (см. Hunnicutt, 2007), поскольку оно происходило в промежуточном пространстве, как временно невидимой для взрослого взгляда.

Рисунок 2: одноклассников идут из школы в гости к другу.Фото сделано Ивой, 2020 г.

Другие рассказы детей также указывали на такие формы общения, например, интимное время, проведенное с друзьями, которое могло иметь место между уроками и дневными внеклассными мероприятиями, между окончанием школы и возвращение родителей с работы и т. д. Как и Ива, Марта (11 лет) так же наслаждалась промежуточными местами и пространствами в компании своих друзей, например, катаясь на самокате на внеклассные мероприятия со своей подругой.Она также подчеркнула, что когда у них был свободный час между уроками и внеклассными занятиями в школе, [3] иногда они приходили к ней или к ее подруге и «мы что-то готовили, или играли во что-то, или просто ждали перед школой и болтали. Весело, когда готовишь вместе с друзьями». На вопрос, чем она больше всего любит заниматься в свободное время, Марта ответила: «Мне нравится готовить и спать». Для Марты определенные формы работы, игры и общения составляли ее идеальный день, который она описала следующим образом: «Я каталась на велосипеде с друзьями, затем мы что-то создавали, затем я передвигала всю мебель в своей комнате. , потом я готовил обед сам, я готовил рамен, и мы ели его вместе с моими друзьями, потом мы играли, слушали музыку, я убирался в своей комнате, потом мы вместе смотрели фильм, и они ложились спать над.

Прогулка, праздное времяпрепровождение или просто времяпровождение вместе в компании также предполагают наблюдательность, общительность и развлечения, а также удовлетворение, которое исходит от самой общительности. Хотя праздность обычно воспринимается как пассивность и как противоположность работе, это не дети, которые ничего не делают. Следуя контексту Кай делаш ? формула приветствия и делати в смысле «формировать, создавать что-то, а также действовать», даже когда они бездельничают, дети участвуют в социальных взаимодействиях, проводя время вместе и просто проводя время вместе способами, которые имеют для них значение.

Общение и работа

В то время как исследователи англо-американской традиции склонны сосредотачиваться на игре в детстве как на противоположности работе (Sutton-Smith, 1997) и склонны воспринимать игру как детскую работу (Gussin Palley, 1992; 2004; Corsaro, 2003; см. также Монтессори, 1990), в этой статье предполагается, что дети, по-видимому, сосредотачиваются на деятельности, связанной с общением, где работа может иметь то же значение, что и игра. Здесь речь идет о культурно специфичном понимании игры и работы в детстве, поскольку взрослые собеседники моего исследования, а также словенские психологи, занимающиеся вопросами развития, и педагоги дошкольного образования также признают, что в детстве трудно отделить игру, работу и обучение (Хорват и др.). Magajna, 1989; Марьянович Умек, 2001; см. также Turk Niskač, 2021).

Уильям Корсаро (2003) признал, что дети дошкольного возраста определяют своих друзей как детей, с которыми они играют. Друзья играют вместе, делятся и делают все это самостоятельно, без помощи или вмешательства взрослых или других детей (см. также Schwartzman, 1978). Майкл Томаселло также указал, что люди «склонны подражать другим в группе просто для того, чтобы быть похожими на них» (2009: xiv). В обоих исследованных детских садах я наблюдал, как дети формировали социальные взаимодействия с помощью игрушек и других товаров (например, сладостей), в соответствии с общими характеристиками (например, ношение очков, одинаковые прически и одежда), посредством совместной деятельности, такой как игра (которая также включала описанная выше игра слов), творческая деятельность, совместное сидение, а также через работу.

В детском саду дети часто привлекались к трудовой деятельности взрослых (двое детей регулярно дежурили, помогали разносить столовые приборы, еду, убирать со столов и т. д.). Дети также включали работу в свою игру (например, они играли в то, что готовят еду, ухаживают за ребенком и т. д.). Работа проходила через акты солидарности и взаимности и помогала строить отношения и чувство общности между детьми, чему также способствовали педагоги. Один педагог, например, использовала мотивационное пение, чтобы побудить детей помочь ей нести стулья, на что все дети охотно откликнулись и вместе убрали стулья, прежде чем выйти на улицу.Аналогичным образом работа представляла собой совместное действие, посредством которого дети разрешали конфликты. Однажды Мила и Ана (обеим по четыре года) поссорились. Во время обеда они были в явно плохом настроении. Потом Ана случайно пролила чай. Воспитательница, отражая свое отношение к труду и самостоятельности детей, не стала суетиться, а спокойно предложила девочкам принести мочалку и вытереть стол. Ана действительно принесла тряпку для мытья посуды, Мила, однако, взяла ее и вытерла стол, пока Ана доедала (не жалуясь на то, что Мила взяла на себя уборку).Затем девушки продолжили вместе убирать столы и участвовать в разговоре. Ана сказала: «Давайте почистим этот стол; и этот тоже», а Мила продолжила: «Можем ли мы почистить и этот стол?» Когда они закончили, Ана заметила: «Вот еще немного еды», на что Мила тут же ответила: «Я сделаю это, я сделаю это». Пока девочки вытирали столы, они забыли о своем предыдущем конфликте, а закончив, продолжили играть вместе как ни в чем не бывало. Общение через совместную деятельность и удовольствие от этой деятельности в конечном итоге сблизило девочек.

При рассмотрении детских рисунков выяснилось, что лишь немногие из них действительно изображали работу, что говорит о том, что сами дети не акцентировали внимание на работе как таковой. [4] В то время как снимки, сделанные матерью Якоба, ясно показывают переплетение работы и развлечений в его жизни, ни на одном из снимков, сделанных Якобом в течение дня, у него на цифровую камеру не было работы. На его фотографиях из детского сада были другие играющие дети и портреты детей и воспитателей.Дома он сделал несколько снимков своего брата, сестры, соседа, двоюродных братьев и сестер, а также себя в зеркале заднего вида автомобиля, а также сфотографировал случайные предметы, такие как шляпа, и картину на стене. На четырех картинках были изображены игрушки (два мяча, фрисби и игрушечный грузовик). Во время визита к бабушке и дедушке в соседнюю деревню он сфотографировал виноградник, реку, старую речную мельницу, птицу, ореховое дерево и упавшие с дерева яблоки. Якоб также сделал несколько снимков цветов внутри и снаружи, как дома, так и у бабушки и дедушки.Он был в восторге от шести картинок с чучелами рыси и серны, охотничьих трофеев его деда, вывешенных на стене дома его бабушки и дедушки. Особенно очаровала его рысь с широко раскрытой пастью, он сказал мне заранее: «Ты сейчас увидишь что-то страшное. /…/ Рысь! Он не живой, это всего лишь своего рода ковер. Мне нравится этот. Я сфотографировал его рот».

Хотя работа обычно была довольно редким мотивом (с точки зрения изображения других людей за работой и предметов, связанных с работой, таких как инструменты, домашние приспособления, сельскохозяйственная техника и т.), другие изображения, особенно родителей детей, братьев и сестер, бабушек и дедушек, заставляли детей рассказывать о том, что они делают вместе. Например, 4-летняя Весна, рассматривая фотографии своей бабушки, объяснила, что иногда печет с ней пирог или работает с ней в саду. Тем не менее, наиболее распространенным мотивом как в городской, так и в сельской местности было общение, или люди вместе не понимали, что они делают, или просто проводили время вместе. Я предполагаю, что общение потенциально включает в себя игру, беседу, прогулку, безделье и работу, но в то же время выходит за рамки этого.

Если понимать работу как потенциально связанную с отношениями и мотивацию детей дошкольного возраста к участию в работе взрослых в контексте детской общительности, то неудивительно, что дети всех возрастов много фотографировали свои будни. жизнь, которая показывает общение. Хотя родители дошкольников подчеркивали, что дети хотят участвовать во взрослых делах, кажется, что самих детей интересовала не столько работа как таковая, сколько получение удовольствия от общения – делать что-то вместе и быть вместе.

Четырехлетняя Лина сделала снимки, когда ее семья посетила семейный сад недалеко от их дома в Любляне. Она сделала 74 снимка, и только на четырех из них была изображена работа в саду, в то время как на 43 снимках были изображены люди или действия, которые можно было бы назвать дружескими, а на других были изображены небо, обувь, растения в огороде и деревянная садовая беседка со столом. . Лина объяснила, что семья приходила в сад, чтобы полить растения и убрать сорняки, а также что она полила растения и посадила семена.Она также рассказала мне, что ее папа сам сделал навес, стол и скамейки и не позволял никому из детей помогать ему. Тем не менее, фотографии также показывают, что посещение сада было временем, которое семья просто любит проводить вместе.

Рис. 3: Фотография, сделанная Линой, на которой видны работы в семейном саду, 2013 г. сделанные четырехлетней Симоной, были сосредоточены на общении.Она сделала снимки во время визита своей подруги по детскому саду Аны. Симона сфотографировала свою спальню, ковер, свет, двери, шкаф, свою золотую рыбку, игрушки, Ану и их ноги. Хотя Симона сфотографировала множество игрушек, ни на одном из снимков не было видно, как девочки с ними играют. При просмотре картинок Симона познакомила меня со своими плюшевыми игрушками: «Это мои игрушки, которых ты еще не знаешь: Рявка (Домовой) и Медо (Медвежонок), это слон, а это тигр.Это Лаха , это Симба , а это Сиджа ». У ее золотой рыбки тоже было имя Таки . На других фотографиях Ана ела конфеты, танцевала, сидела за столом, на полу и на кровати. Симона объяснила, что две девочки часто навещают друг друга во второй половине дня после детского сада и «играют вместе и делают приятные вещи». Во время просмотра картинок Симона рассказала мне, что девочки танцевали без музыки, ели сладости, Ана пролила сок на брюки, а Симона одолжила брюки и носки.Когда мы просматривали фотографии, обе девочки присутствовали и особенно развлекались многочисленными фотографиями своих ног (см. рис. 5), что повлекло за собой игру в угадайку: «Это я!», «Да, и это я», «Нет, это я, Симона, это я», «Это я», «Это я», пока Симона не закончила игру, сказав «Давайте посмотрим следующую картинку». Как и на фотографиях, сделанных Линой во время посещения семейного сада, на снимках Симоны девушки просто наслаждаются обществом друг друга.

Рис. 5: Фотография, сделанная Симоной во время визита ее подруги, 2013 г.

Отношения на переговорах, работа на переговорах

Так же, как дети были избирательны в своих других социальных взаимодействиях, как показано на примере игры слов, описанной ранее в этой статье, они также были избирательны, когда дело дошло до работы (о детской избирательности в игре см. также Schwartzman, 1978; Gussin Палей, 1992). Однажды в детском саду воспитательница напомнила Эли и Еве убрать со стола перед игрой.Эли отказался: «Я должен присматривать за детьми», и девочки пошли в игровой уголок, не убрав со стола. Более того, они использовали один вид работы (присмотр за детьми) как предлог, чтобы избежать другого (уборка).

При участии детей дошкольного возраста в работе в семейных условиях большинство родителей проявляли большую снисходительность к участию детей по собственному желанию и считали более важным участие детей в работе, чем ее надлежащее выполнение. и эффективно (см. Turk Niskač, 2021a).Раннее стремление детей участвовать во взрослой деятельности также можно объяснить траекториями развития. По словам Майкла Томаселло, когда дети впервые начинают ходить и говорить, они уже сотрудничают и помогают во многих ситуациях, однако их готовность к сотрудничеству вскоре становится «опосредованной такими влияниями, как их суждения о вероятной взаимности и их забота о том, как другие в группе оценивают друг друга». их» (2009: 4). Таким образом, они начинают усваивать культурно специфичные социальные нормы (там же).

Когда дети начинают ходить в школу, на первый план выходят школьные обязанности и другие внеклассные занятия, интерес детей к работе может начать снижаться, или они становятся более избирательными в отношении того, какие задания им нравятся, а какие лишние. их. С другой стороны, по мере того, как дети становятся старше, ожидания родителей также могут меняться, ожидая, что делегированная работа будет выполнена должным образом и вовремя, и/или возлагая на детей большую ответственность. [5] Тем не менее, как свидетельствуют примеры в этой статье, дети начальной школы также умеют договариваться о рабочих обязательствах.

Двенадцатилетняя Мия, выросшая в сельской местности, проводила большую часть своего свободного времени (время после возвращения из школы), катаясь на велосипеде, навещая друзей, живущих в другом месте, или катаясь с друзьями на близлежащей реке, чтобы искупаться. летом. Ее семья возделывала землю и держала домашних животных, таких как лошади, кролики и куры. Мать Мии объяснила, что одной из причин, по которой она не слишком вовлекала своих детей в домашнюю работу, было то, что она предпочитала делать все сама: «Я делаю все быстрее, когда я одна.И меня всегда поджимает время. Многие вещи я просто предпочитаю делать самостоятельно, потому что они выполняются быстрее и точнее». При этом она призналась, что «должна» больше включать детей в работу: «Из-за их рабочих привычек. У них их нет, а они нужны вам в жизни. Быть настойчивым, осознавать, что ничего не возникает из ничего, что нужно много работать, если хочешь что-то иметь в жизни».

Пока мы смотрели ее фотографии, Миа сказала мне, что ей нравится собирать картофель (см. рис. 6): «Мне нравится собирать картофель вручную, потому что это весело» — сбор картофеля также является редкой задачей в сельской местности, которая все еще требует совместной работы. , заставляя друзей и семью прийти помочь с урожаем.Мия также любит собирать урожай кольраби; она объяснила: «это интересно, потому что можно резать ножом». Мия считала сбор картофеля игрой, потому что ей это нравилось. Напротив, ей не нравилось складывать дрова или играть на кларнете — оба занятия, которые она определяла как работу. Она сказала, что игра на кларнете и посещение музыкальной школы «действовали ей на нервы», что она и сделала по инициативе родителей. Мия также часто спорила с родителями по поводу работы по дому, например уборки пылесосом, чего ей совсем не хотелось делать.Ее мать также подчеркнула, что и Мия, и ее младшая сестра любили работать с кольраби, потому что им нравилось пользоваться ножом, и что им нравилось кататься на тракторе, но их отец лишь изредка брал их на прогулку из соображений безопасности. Здесь риск и безопасность могут приобретать различные значения. В сельской местности дошкольникам чаще разрешалось самостоятельно пользоваться различными инструментами, такими как молоток и аккумуляторная дрель. В сельской местности виды деятельности, считавшиеся неподходящими для детей младшего возраста по соображениям безопасности, включали работу с бензопилой, триммером для травы с катушкой и более крупной сельскохозяйственной техникой (напр.грамм. для заготовки древесины).

Рисунок 6: Картофель после сбора урожая. Фото Миа, 2020 г.  

В этой семье связь между работой и общением проявлялась на нескольких уровнях среди членов семьи: между Мией и ее четырехлетней младшей сестрой — их соперничество также было очевидным во время наших встреч, а также между родителями и дети. Мия сказала мне, что любит готовить и печь, но ее мать не разрешала ей этого делать: «Она никогда не бывает довольна, я всегда так стараюсь, а она типа, что ты сделала [сердито]? /…/ мама выгоняет меня из кухни, говорит, что я никогда не убираюсь, но я всегда так стараюсь убирать, и она приходит, но видит крошку и только [вздыхает] где ты видишь крошки [сердито ] /… / так что я уже сдался».

С другой стороны, мать Мии заявила в отдельном интервью, что Мия умеет готовить пару блюд и любит печь кексы и торты, которые делает полностью самостоятельно. Тем не менее, в своих наблюдениях за семейной динамикой в ​​отношении работы она также подчеркивала разницу между характерами двух девочек: «Здесь мне действительно приходится сдерживаться, потому что Мия не умеет убирать за собой, она всегда была так: я буду убирать. Оооо нет, она просто кидает все вместе в посудомойку, есть яичная скорлупа, туда все кидается.Нет, она не умеет убирать за собой. Яна [ее младшая сестра на четыре года], напротив, была дома одна и мыла посуду. Кроме того, она вручную мыла посуду, которую могла бы вымыть в посудомоечной машине». Яна, которая также принимала участие в совместном фотосъемке, сфотографировала мытье посуды (см. рис. 7) и объяснила, что ей нравится мыть посуду вручную, потому что ей нравится пена и трение посуды, хотя ей тоже, как и Миа , жалела, что мать часто не разрешала ей мыть посуду.

Рис. 7: Фотография Яны (8 лет), которая любила мыть посуду, 2020 г.

О том, что некоторая часть детской мотивации к участию в работе связана с отношениями, свидетельствует также наблюдение матери Мии, что , когда она просит Мию что-то сделать, Мия всегда чувствует необходимость поссориться с ней, и что она предпочитает помогать своим соседям: «Я всю неделю просила ее подстричь кусты, а она не сделала этого. Когда соседка попросила ее помочь, она тут же пошла это делать.К соседям пойдет, а дома не станет».

Животные, общество и работа

Дети часто проявляли особую привязанность к животным и работам, связанным с животными. Ленарт (11 лет), например, любил заботиться о животных семьи своего друга; он приносил им объедки, вместе с другом ухаживал за ними и помогал убирать навоз. Младшая сестра Мии Яна (8 лет) тоже любила ухаживать за своими животными: кормила кроликов, собирала яйца, ухаживала за лошадьми.У Миа тоже была особая привязанность к лошадям (см. рис. 8). Если музыкальную школу и занятия на кларнете она воспринимала как работу, то посещение уроков верховой езды воспринимала как игру, занятие, которое ей нравилось и которым она занималась по собственной инициативе. Однако занятия верховой ездой требовали от нее больших усилий, так как она должна была сама платить за уроки и могла приезжать посмотреть на лошадей только тогда, когда накопила достаточно денег: «Я получаю карманные деньги за занятия на кларнете. Я сказал, что больше не буду в нее играть, и они сказали, что дадут мне 10 евро, если я сыграю.Когда я коплю 200 евро, я иду на курсы верховой езды; Мне нужно еще десять часов, чтобы закончить первый уровень». Излишне говорить, что у Мии также были особые отношения с четырьмя лошадьми семьи, и ей нравилось выполнять работу, связанную с ними, например, кормить их, отводить в конюшню и ухаживать за ними. Отец девочек заботился о лошадях и не позволял девочкам вести их с пастбища в конюшню, так как тоже предпочитал делать все сам. Ну, так было до недавнего времени, по словам Мии: «Однажды я сказала маме, чтобы она отошла в сторону, что я отведу их в конюшню; и я взял лошадей, и теперь я привожу лошадей с пастбища… если Яна не придет.Они позволяли ей делать все раньше, то, что мне не разрешалось делать в ее возрасте. Теперь я беру в конюшню только одну лошадь, а папа берет остальных трех».

Рисунок 8: лошадей семьи Мии. Фото Мии, 2020 г.

Дошкольники также много фотографировали животных, окультуренную и не окультуренную природу. В сельской местности неприрученные животные также могут нанести ущерб. Просматривая фотографии, Блаж (5 лет) объяснил: «У нас есть забор, чтобы косули не ели салат.Во время полевых работ я наблюдал, как дети из сельского детского сада часто ходили гулять с семьями на соседнее поле, где паслись лошади. Их кормили травой или яблоками. Все дети знали, где эти лошади: «Они в поле, если подойти к заводу». Они также знали, кому они принадлежали, и знали их имена. Дети дошкольного возраста также часто помещали своих домашних животных или даже плюшевые игрушки в ту же категорию друзей, что и их сверстники (см. Turk Niskač, 2018).

Развитие независимости через работу

На фотографиях пятнадцатилетнего Яна в основном было видно, как он слоняется по дому и в городском парке со своими друзьями (см. рис. 9).В парке отмечали день рождения друга. Ян и еще один друг испекли торт-сюрприз; как он объяснил, «нам нравятся особенные вещи». Эта группа друзей любит вместе тусоваться, веселиться, они также фотографируют и снимают видеоклипы на свои мобильные телефоны, слушают музыку, ходят в секонд-хенд, но в основном они просто разговаривают: «Мы все много говорим о политике и о расизме, и говорить обо всем, о гендере, о ЛГБТ, обо всем, обо всех этих вещах». Хотя Ян подчеркивал важность политической осведомленности, для него даже размышления о своей профессии накладываются на игру и веселье: «Если я представлю себе собственную фирму по дизайну одежды, я бы хотел, чтобы меня окружали забавные люди, образ мышления которых похож на к моему./…/ Я думаю, важно, чтобы тебя окружали люди, с которыми ты можешь быть игривым». Ян также подчеркнул, что, когда он со своими друзьями, им всегда очень весело и «более уверенно вести себя странно, и нам все равно, что другие думают о нас». Когда его спросили о роли игры в его жизни, Ян ответил: «Для меня все это своего рода игра, потому что очень редко мы очень серьезны, но когда мы серьезны, мы так совершенно серьезны, и мы выглядим друг другу в глаза, и мы полностью говорим друг другу все, что хотим.В противном случае мы смеемся над всякими вещами /… / и мы все такие расслабленные и просто притворяемся, что разыгрываем какие-то забавные моменты».

Рис. 9: Фотография друзей, празднующих день рождения в городском парке, сделанная Яном в 2020 году.

Ян подчеркнул, что очень редко участвует в домашних делах. Иногда он готовит для себя: «и тогда у меня появляется мотивация убраться. Я также люблю стирать и гладить свою одежду, я забочусь о своей одежде. В моей комнате тоже всегда чисто. Я также говорю своему парню, чтобы он убирал за собой, потому что мне нравится содержать свою комнату в чистоте.Когда моя мама говорит, что я должен что-то сделать, я иногда делаю это, иногда нет, но потом она сходит с ума, и тогда я делаю это. Но я думаю, что мог бы помочь больше дома. Я думаю, что важно как можно больше заботиться о вещах, чтобы однажды ты был готов жить один. И это также сострадание к моей маме [выделено мной]». Ян особенно любит покупать продукты и выполнять поручения своей матери в городе: «Потому что мне нравится кататься на велосипеде. Особенно, когда мне нужно выйти и у меня есть установленная цель, это весело.Я чувствую себя свободным, я становлюсь очень спокойным, я слушаю музыку, и это здорово».

Мать Яна, мать-одиночка, рассказывала мне, что, когда ее дети были помладше, она особо не включала их в работу в семье: «Важно быть настойчивой, повторять, мне было лень для этого, т.к. это действительно тяжелая работа — приобщить детей к работе и настоять на этом». Теперь, когда ее детям 18 и 15 лет, она начала делегировать им часть работы по дому, в частности заботиться об их собственной одежде, продуктах, готовке и т. д.: «Я думаю, что это часть взросления, часть равенства. Они ходят в школу, а я работаю. Мы равны, нам всем нужно помогать. Но это также и о том, чтобы быть независимыми, они скоро уйдут и будут жить сами по себе, важно, чтобы вы знали, как позаботиться о себе». Тем не менее, она иногда все еще готовит для всех: «Я вижу в этом акт любви и внимания, что я готовлю еду, и мы вместе. /…/ Речь идет о наших отношениях больше, чем об обязательствах, и я вижу, что это много значит для них».

Участие в работе по дому как строительный элемент взросления также присутствовало в одной из самых богатых семей, участвовавших в моем исследовании, и единственной, в которой работала уборщица.И все же на всех троих детей этой семьи: двух студентов университета и 11-летнюю Марту возложили такие обязанности, как уборка своих комнат, ванных комнат, лестниц и чистка пылесосом. Их мать объяснила: «Я думаю, что важно, чтобы они участвовали в работе; тяжелее, когда они подростки; мы сократили нагрузку на нашу уборщицу, потому что детям постарше нужно помогать, они сами стирают свою одежду».

Отражая отношение своей матери, 11-летняя Марта конкретно назвала работу занятием, которое «тебе не очень нравится, но это твоя обязанность, в игре ты получаешь от этого удовольствие.И на работе иногда получаешь удовольствие, но это твоя обязанность, а игра — не твоя обязанность, это ты хочешь играть». Марте особенно нравилась работа, связанная с садом: «потому что я люблю растения, мне нравится быть в саду и помогать маме» и уроки в школе «это весело, когда мы что-то делаем, я чувствую, что играю с деревом, или когда они давайте нам задания, мне это нравится». Марта также помогала матери готовить, нарезая овощи и т. д. Тесная связь между приготовлением пищи и общением очевидна из представления Марты о ее идеальном дне, описанном ранее в этой статье, в разделе «Общество детей», где работа, игра и общение совпадали.

Заключение

Представленные примеры демонстрируют, что работа встроена в человеческие отношения, что заставляет нас переосмыслить функцию и значение работы за пределами экономической рациональности, которая сама по себе не является новой идеей (см. Gorz, 1999; Polanyi, 2001). Детскую работу, представленную в этой статье, можно рассматривать как невидимую работу . Она достаточно маргинальна по сравнению с другими видами деятельности детей – игрой, школой, внеклассной деятельностью.Что еще более важно, она невидима для публики и не имеет общественного признания. В Словении так было не всегда. Например, поколение или два назад, на протяжении 20 века, дети участвовали в работе вместе с другими членами семьи в рамках домашнего хозяйства как сельскохозяйственного, так и мелкого промышленного общества. Более того, в социалистической Югославии труд, особенно общественно полезный, играл важную роль как в школьном обучении детей, так и в их досуге (см. Turk Niskač, 2021b).

По словам Майкла Томаселло (2009), с раннего возраста детей побуждают к сотрудничеству; это можно применить к нашему пониманию их мотивации к участию в работе (или любой другой деятельности) их опекунов. По мере взросления дети становятся более разборчивыми, а другие занятия (учеба, внеклассные занятия, сверстники) занимают у них больше времени. Тем не менее, как призвана продемонстрировать эта статья, работа по-прежнему связана с паутиной отношений, переговоров и борьбы.

Четырехлетние дети уже хорошо понимали, какая деятельность относится к сфере работы, а какая к сфере игры. Дети в возрасте одиннадцати лет уже дали культурно приемлемые определения того, что такое игра и что такое работа. Они думали о работе как о деятельности, которая представляет собой обязательство, деятельность, в которой вы должны следовать чьим-то инструкциям и которая часто бывает скучной. В связи с этим школа часто была связана с работой, хотя некоторые дети также находили школьную домашнюю работу веселой и интересной.Игра, с другой стороны, — это деятельность, которую человек совершает на основе своей внутренней мотивации, деятельность, в которой человек может делать то, что хочет, и получать от этого удовольствие. Тем не менее, с точки зрения детей, категории работы и игры не являются однозначными, и они субъективно классифицировали деятельность в зависимости от того, что они чувствовали, выполняя ее; таким образом, езду на тракторе или сбор картофеля можно было назвать игрой, а занятие игрой на кларнете — работой.

Одиннадцатилетний Ник, например, объяснял свои повседневные занятия континуумом работа-игра: «Для меня работа — это игра, например, пилить дрова, водить трактор, для меня это все игра.Но то, что я должен делать для школы, это работа. Я пылесослю, люблю готовить, делаю разные соусы, это мое хобби. Мое хобби также водить трактор, хобби — это то, что я делаю каждый день, что мне нравится, например, стрельба из лука — это тоже хобби для меня».  

Для детей дошкольного возраста работа часто ассоциировалась со взрослением. В этом отношении дети приближались к «похоже на взрослых» через работу, о чем свидетельствовали и их объяснения типа «я однажды пересадил розу, я был один, и я сделал это, да, потому что я вырос, я сделал это», «Я наблюдала, как мой дедушка делал торт, чтобы я знала, как это делать, когда вырасту», или девочка, которая ответила на вопрос, использовала ли она когда-нибудь отвертку, сказав: «Да, я делала, ты знаешь, я когда-то пила». настоящий кофе? – кофе – обычное светское мероприятие, предназначенное только для взрослых.В том же духе Ян и его друзья, использующие бокалы для вина во время празднования дня рождения (содержащие энергетический напиток, как сказал мне Ян, далее объясняя, что, хотя они все уже пробовали алкоголь, на самом деле им это не нравится) и обсуждая политику, могут восприниматься как связанное с приближением взрослой жизни и независимости. Как показано в этой статье, участие в работе в семейной среде также может быть связано с подготовкой к автономной и независимой жизни во взрослом возрасте.

Социальность детского участия в труде проявляется также в переплетении родительских верований и практик, в самой жизненной среде (различии между городским и сельским окружением) и в том, как дети интерсубъективно осмысливают через свои социальные взаимодействия в окружающей среде. мире (Торен, 2009).В Словении старая преобладающая культурная оценка работы в семейной среде сохраняется, несмотря на изменяющуюся политическую, экономическую и социальную концепцию социально приемлемой работы, которая трансформируется в рамках неолиберальной идеологии вместе с предпринимательской трудовой этикой (см. Turk Niskač, 2021b). ). Большинство родителей и воспитателей детского сада считали участие детей в работе воспитательным; что это поможет детям развить независимость и автономию, научиться заботиться о себе во взрослой жизни, развить чувство ответственности, чувство принадлежности, чувство того, что они равные и ценные части семьи, развить чувство собственного достоинства, рабочие привычки (ничего не происходит само по себе, обучение делать вещи, которые нам не обязательно нравятся или не доставляют удовольствия, которые, тем не менее, необходимо делать), жизненные навыки, солидарность (помощь друг другу).Здесь работа понимается как неотъемлемая часть самой жизни и встроена в отношения.

В этом смысле мы можем расположить работу рядом с другими видами деятельности детей, присущими их социальности, такими как игра, досуг и безделье. Кэрритерс отмечал, что социальность направлена к другим индивидам: «Люди доступны друг другу, и их способности развиваются и трансформируются только другими и в отношении к социальной среде. Способностей социальности может быть у индивидуумов, но они завершены только между ими в интерсубъективности» (1990: 201).Включенные наблюдения в детских садах и фотографии, сделанные детьми дошкольного и младшего школьного возраста, указывают на важность общительности во всех аспектах взаимодействия детей. Само собой разумеется, что отношения, складывающиеся в результате совместной деятельности, могут играть важную роль в мотивации детей к участию (или неучастию) как в игре, так и в работе. Здесь работа может восприниматься и как осмысленное занятие, и как источник сотрудничества, борьбы и переговоров. Наконец, из социальности, которая находится в центре всего, возникают творческие идеи и совместная деятельность, будь то игра, работа или просто безделье.

Примечания

[1] Псевдонимы используются для всех участников исследования.

[2] Не все дети, конечно, охотно делились своими мыслями, глядя на свои картинки. Четырехлетняя Нейц, например, начала играть со словами (игра слов часто спонтанно возникала среди детей как средство инициации социального взаимодействия, что также демонстрируют другие примеры в этой статье), сначала добавляя «какашки» к каждому слову. свои предложения, а затем играя словами: «Я сфотографировал Ану банан, Мета балету, Кайю балалу, Хелло китти баликити, Лауру балауру, трактор балауру…»

[3] Начиная с 5-го класса начальные школы в Словении предлагают продленное бесплатное школьное обучение, форму ежедневного ухода за детьми, когда дети делают домашнее задание, играют бесплатно или могут выбирать из ряда внеклассных мероприятий, многие из которых которые бесплатны, а некоторые платные.Начиная с 6-го класса дети по-прежнему могут посещать различные внеклассные мероприятия в школе, некоторые из которых проводятся школьными репетиторами бесплатно, а некоторые организуются на коммерческой основе.

[4] Помимо использования изображений, чтобы лучше понять точки зрения детей, я также проанализировал изображения с этической точки зрения в соответствии с преобладающими мотивами изображений. Для контекста: из 1309 цифровых снимков дети в сельской местности сделали 86 снимков игрушек и столько же снимков предметов, связанных с работой (т.грамм. инструменты, бытовая техника, сельскохозяйственная техника). Когда дело дошло до изображений деятельности, 24 изображения изображали людей на работе и 60 во время игр, в то время как 99 изображений можно было пометить как связанные с общением — люди вместе либо делали что-то, что невозможно определить, либо просто проводили время вместе. Из 1342 снимков городские дети сделали 327 снимков игрушек и 51 снимок предметов, связанных с работой. 55 изображений изображали людей за работой, 80 — за играми, а 176 изображений можно было отнести к дружеским отношениям.Мотивы, связанные с трудом, также указывают на разнообразный повседневный труд в повседневной жизни детей: в городских условиях он сводился к работе по дому внутри дома, а в сельских условиях работа была более разнообразной и включала также различные сельскохозяйственные работы на улице.

[5] Хотя большинство моих собеседников в той или иной степени включали детей в свою работу, одни начали включать их в дошкольном возрасте, другие – по мере взросления. Были также семьи, которые не привлекали детей к работе на постоянной основе.В этой статье я сосредоточусь на семьях, в которых дети хоть иногда участвовали в работе.

Каталожные номера

Амит, В. 2003. Эпилог: Детские места. В: К. Фог Олвиг и Ева Гуллов, ред. Детские места: межкультурные перспективы . Лондон и Нью-Йорк: Рутледж, стр. 236–246.

Carriters, M. 1990. Почему у людей есть культура. Человек (нс) 25, стр. 189-206.

Чик, Г. 2010. Работа, игра и обучение.В: Д. Ланси и др., ред. Антропология обучения в детстве. Лэнхэм: Altamira Press. стр. 119-143.

Кларк, К.Д. 2011. Молодым голосом: Качественное исследование, ориентированное на ребенка. Оксфорд, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Кларк-Ибаньес, М. 2008. Пол и быть «плохим»: фотографии городских студентов. В: П. Томсон, изд. Проведение визуальных исследований с детьми и молодежью. Лондон и Нью-Йорк: Рутледж. стр. 95-113.

Corsaro, WA 2003. Мы ведь друзья, верно? Внутри детской культуры . Вашингтон: Джозеф Генри Пресс.

Фасуло, А., Х. Лойд и В. Падильоне. 2007. Социализация детей в практике уборки: межкультурная перспектива. Дискурс и общество 18 (1): 11−33.

Federici, S. 2012. Революция в нулевой точке: работа по дому, воспроизводство и борьба феминисток . Окленд: PM Press.

Фуко, М. 1995. Дисциплина и наказание: рождение тюрьмы. Нью-Йорк: Старинные книги.

Горц, А. 1999. Восстановление работы: за пределами общества, основанного на заработной плате . Кембридж: Политика.

Grasseni, C. 2007. Хорошо выглядишь: учимся на скотовода. В: К. Грассени, изд. Умелые видения: между ученичеством и стандартами . Нью-Йорк в Оксфорде: Berghahn Books, стр. 47-66.

Палей, Г. В. 1992. Вы не можете сказать, что не умеете играть .Кембридж, Массачутс, Лондон: Издательство Гарвардского университета.

Палей, Г. В. 2004. Детская работа: важность фантазийной игры. Чикаго и Лондон: Издательство Чикагского университета.

Hopperstad, MH 2008. Как дети обретают смысл через рисование и игру . Визуальная коммуникация 7(1), стр. 77-96.

Хорват Л. и Л. Магайна. 1989. Развойна психология. Любляна: ДЗС.

Hunnicutt, BK 2007. История западного досуга.В: C. Rojek et al., ред. Справочник по досугу . Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан. стр. 55-74.

Лэнси, Д. 2018. Антропологические взгляды на детей как помощников, рабочих, ремесленников и чернорабочих. Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан.

Лав, Дж. и Э. Венгер. 1998. Ситуативное обучение: законное периферийное участие . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Марьянович Умек, Л. 2001. Психология предшолскега отрока.В: Л. Марьянович Умек и М. Зупанчич, ред. Otrok v vrtcu: Priročnik h kurikulu za vrtce. Марибор: Заложба Обзор. стр. 27-54.

Mizen, P. 2011. Небольшая «легкая работа»? Детские образы своего труда. Визуальные исследования 20 (2): 124−139.

Монтессори, М. 1990. Открытие ребенка. Нью-Йорк: Ballantine Books.

Морроу, В. 1996. Переосмысление детской зависимости: вклад детей в домашнюю экономику. Социологическое обозрение 44 (1): 58−77.

Niewenhuys, O. 1996. Парадокс детского труда и антропологии. Ежегодный обзор антропологии 25: 237−251.

Окс, Э. и К. Искьердо. 2009. Ответственность в детстве: три траектории развития. Этос 37 (4): 391-413.

Поланьи, К. 2001. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени . Бостон: Beacon Press.

Расмуссен, К.2004. Места для детей – Детские места. Детство 11(2), стр. 155-173.

Рич, М. и Чалфен Р. 1999. Показ и рассказ о астме: Дети обучают врачей с помощью визуального повествования. Visual Studies 14(1), стр. 51-71.

Рогофф, Б. и др. др. 1993. Управляемое участие в культурной деятельности малышей и опекунов . Монографии Общества исследований детского развития 58 (8): 1-174.

Шварцман, Х. 1978. Трансформации: Антропология детских игр . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Сольберг, А. 1997. Переговоры о детстве: изменение возрастных представлений норвежских детей. В: А. Джеймс и А. Праут, ред. Конструирование и реконструкция детства. Лондон: Рутледж, стр. 126-144.

Шпиттлер, Г. и М. Бурдийон. 2012. Введение. В: Г. Спиттлер и М. Бурдиллон, ред. Африканские дети на работе: работа и обучение взрослению на всю жизнь .Берлин: Lit Verlag. стр. 1-22.

Spyrou, S. 2011. Пределы детских голосов: от аутентичности к критическому, рефлексивному представлению. Детство 18 (2): 151-165.

Саттон-Смит, Б. 1997. Неоднозначность игры . Лондон: Издательство Гарвардского университета.

Томаселло, М. 2009. Почему мы сотрудничаем . Кембридж: MIT Press.

Томаселло, М. и Карпентер, М. 2007. Общая намеренность. Наука о развитии 10(1): 121–125.

Торен, К. 1993. Создание истории: значение детского познания для сравнительной антропологии разума. Мужчина 28 (3): 461-478.

Торен, К. 2007. Воскресный обед на Фиджи: преемственность и трансформация представлений о домашнем хозяйстве. Американский антрополог 109(2), стр. 285-295.

Торен, К. 2009. Интерсубъективность как эпистемология. Социальный анализ 53 (2): 130−146.

Турк Нискач, Б. 2018. Сказка о двух детских садах: визуальное представление повседневной жизни словенских детей в сельской и городской среде.В: А. Мандрона и К. Митчелл, ред. Визуальные встречи и детство в сельской местности. Нью-Брансуик: Издательство Университета Рутгерса. стр. 147 – 160.

Turk Niskač, B. 2020. Drobtinice prostega chasa: Prosti čas otrok med produkcijo in potrošništvom. Этнолог 30.

Турк Нискач, Б. 2021а. От воспитательной работы к общению: сопоставление взглядов взрослых и детей на работу и игру в раннем детстве. Детство: Глобальный журнал детских исследований 28 (1), стр.42-55.

Турок Нискач, Б. 2021б. О игре в деле: Antropologija zgodnjega otroštva . Любляна: Založba ZRC (Ethnologica Dissertationes; 7).

Варвантакис, К., Нолас, С.М., Арулдосс, В. 2019. Фотография, политика и детство: изучение мультимодальных отношений детей с общественной сферой. Visual Studies , 34(3), стр. 266-280.

Барбара Турк Нискач — научный сотрудник Института словенской этнологии Исследовательского центра Словенской академии наук и искусств (ZRC SAZU).В своем постдокторском исследовательском проекте она исследует изменение представлений о работе, игре, досуге и детстве в различных политических и социально-экономических условиях в Словении. Она заинтересована во включении взглядов детей через совместную фотографию. Ее исследовательские интересы лежат на стыке детской антропологии, антропологии труда и визуальной антропологии.

Интернет: https://isn2.zrc-sazu.si/en/sodelavci/barbara-turk-niskac-en#v

ORCID: 0000-0002-9228-7218

Урок безделья

источник

Что-то случилось со мной недавно: я стал всего бояться.

Я часто пишу о своих тревогах и страхах в этом блоге и иногда пишу о них в шутливой форме, но в последнее время это стало не так смешно, как серия Два с половиной человека.

Нет, в последнее время мои дни наполнены желанием спать, плачем, паническими атаками или почти паническими атаками, навязчивой проверкой WebMD, нежеланием выходить из дома, выходить из дома, но возвращаться, чтобы убедиться, что дверь заперта третий раз , страх путешествовать и различные физические боли из-за всего вышеперечисленного.

Я никогда не был в депрессии. Даже в свои двадцать с небольшим, когда я провел много эмо-ночей, сочиняя трагические тексты песен со стираемым маркером на зеркале, я знал, что не впадаю в депрессию. Я знал, что однажды я больше не буду так себя чувствовать и что все мои смешанные эмоции были вызваны незнанием того, кто я и чего хочу.

И все сошлось.

Я понял, чего хотел, и получил это.

Я пошел за ним и, блядь, взял его.

По крайней мере, я так думал.

Теперь я чувствую, что снова в начале туннеля, но у меня больше нет внутренней надежды на то, что все будет хорошо.

Говорят, вы понимаете, что у вас депрессия, когда теряете надежду. Я до сих пор не думаю, что создан для депрессии, но в последнее время надежда кажется мне давней мечтой.

Но что мне отчаиваться?

Откуда взялось это чувство?

Я еще не нашел ответа.

Может быть, мне исполнилось 30 и, наконец, , наконец, , мне пришлось признать, что я взрослая.

Может быть, это потому, что я больше не уверен в своих карьерных целях. Я достиг своей цели стать писателем, , но что теперь?

Может быть, это потому, что выбранная мною профессия очень мало оплачивается, а к 30 годам я понял, что не хочу всю оставшуюся жизнь быть «голодающим художником».

Может быть, это потому, что я начинаю понимать, что все мы смертны, и у меня нет подушки, чтобы смягчить эту реальность.

Может быть, это потому, что я работаю дома, провожу слишком много времени за машиной, которая портит мне осанку и утомляет глаза; может быть, я провожу слишком много времени в моей голове.

Может быть, это потому, что у меня больше нет места, куда можно сбежать, нет «счастливого места», нет саундтрека и нет фантазии, в которой можно заблудиться.

Может быть, это потому, что я испытываю чувство вины и смущения даже за то, что так себя чувствую.

Может быть, я потерял надежду только потому, что чувствую себя праздным. Я оплакиваю смерть своего детства и понимаю, что действительно понятия не имею, чего хочу.

Вероятно, мы никогда не знаем, чего хотим, но цель состоит в том, чтобы продолжать двигаться вперед, «они» говорят вам продолжать двигаться вперед, потому что альтернатива — сон, плач, панические атаки — не вариант.

Если только вы не хотите сидеть без дела.

Но быть неподвижным намного безопаснее, менее страшно.

хипстеркрит

Лорен — писательница и профессиональная любовница Джеффа Голдблюма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.