Свойства воли в психологии: Свойства воли в психологии

Свойства воли в психологии

  1. Волевые свойства проявляются в способности не только правильно ставить, но и достигать цели. Иными словами, если вы целеустремленный человек, это говорит о том, что ваша личность наделена развитыми волевыми качествами.

  2. Решительность. Следующее свойство воли – это умение быстро и продуманно выбирать свою цель, при этом, не забывая о способах ее достижения.

  3. Настойчивость. Правильно определенная мотивация способна не только помочь вам добиться желаемого, но и укрепить свою волю, а в психологии настойчивых людей характеризуют, как тех, которые способны правильно оценить обстановку, найдя в ней то, что поможет им достичь цели.

  4. Выдержка. Именно в этом свойстве ярко выражена тормозная функция, о которой говорилось ранее.

  5. Самостоятельность. Если вам не чуждо по собственной инициативе задаться целью и выполнять принятое решение, в вас развито это волевое свойство.

24.Эмоциональные процессы.

Эмоциональный процесс

эмоциональный феноменэмоциональное состояниеэмоция (от лат. emoveo — потрясаю, волную), сленг. аффе́кт (отлат. affectus — страсть, душевное волнение) — психофизиологический процесс, мотивирующий и регулирующий деятельность (поведение, восприятие,мышление), отражающий субъективное значение объектов и ситуаций, и представленный в сознании в форме переживания. Среди эмоциональных процессов выделяют аффекты, эмоции, чувства и настроения.

В отечественной психологии широкое распространение получила практика классификации эмоциональных процессов на аффекты, эмоции и чувства, в зависимости от их психологических особенностей и закономерностей протекания[2]. Часто настроения также выделяют как отдельный класс[4]. В результате получается следующая классификация:

  • Аффекты — кратковременные и интенсивные эмоциональные процессы, сопровождающиеся резко выраженными двигательными проявлениями и изменениями в работе внутренних органов. Например, испуг.

  • Эмоции — более продолжительные и менее интенсивные, чем аффекты, эмоциональные процессы, отражающие субъективное значение ситуаций, но не конкретных объектов самих по себе. Например, тревога.

  • Чувства — более продолжительные и менее интенсивные, чем аффекты, эмоциональные процессы, отражающие субъективное значение конкретных объектов. Например, ненависть.

  • Настроения — достаточно продолжительные эмоциональные процессы невысокой интенсивности. Например, скука.

К. Э. Изард предлагает следующий список базовых эмоций[5]:

  1. интерес — возбуждение;

  2. удовольствие — радость;

  3. удивление;

  4. горе — страдание;

  5. гнев — ярость;

  6. отвращение — омерзение;

  7. презрение — пренебрежение;

  8. страх — ужас;

  9. стыд — застенчивость;

  10. вина — раскаяние.

Советский психолог Б. И. Додонов предложил классификацию эмоциональных процессов, основанную на связанных, по его мнению, с этими эмоциональными процессами потребностями человека:

  • альтруистические;

  • коммуникативные;

  • глорические;

  • праксические;

  • пугнические;

  • романтические;

  • гностические;

  • эстетические;

  • гедонистические;

  • акизитивные эмоции.

Роль волевых процессов в формировании личности

Воля является одним из важнейших качеств личности человека. C

 самого детства родители, а потом учителя, стремятся воспитать это качество у ребенка. Наличие у человека воли делает его свободным и сознательным субъектом собственной жизнедеятельности. Воля позволяет ставить цели и добиваться их.

В современной психологии существует множество значений понятия воля. В целом, большинство современных психологов, трактуют понятие воля, как способность человека достигать сознательно поставленную цель, преодолевая при этом внешние и внутренние препятствия.

На практике очень часто проявление воли связано со способностью противостоять потребности самосохранения и поддержания целостности человеческого организма. Это подтверждает героическое поведение людей в экстремальных условиях с реальной угрозой для жизни.

Ключевые слова: воля, волевые процессы, личность, формирование личности, целеустремленность, решительность, смелость,

настойчивость, выдержка, мужество, инициативность, самостоятельность, дисциплинированность, волевые качества.

 

The will is one of the most important qualities of the identity of the person. Since the childhood parents, and then teachers, seek to cultivate this quality at the child. Existence at the person of will does it by free and conscious subject of own activity. The will allows to set the purposes and to achieve them.

In modern psychology there is a set of values of concept will. In general, most of modern psychologists, treat concept will as ability of the person to achieve consciously a goal, overcoming thus external and internal obstacles.

In practice very often manifestation of will is connected with ability to resist to requirement of self-preservation and maintenance of integrity of a human body. It confirms heroic behavior of people in extreme conditions with real threat for life.

Keywords:will, strong-willed processes, personality, formation of the personality, commitment, determination, courage, persistence, endurance, courage, initiative, independence, discipline, strong-willed qualities.

 

В современном обществе, где отсутствуют единые эталоны и стандарты деятельности и поведения человека, существует большое количество способов и подходов к анализу и оценке ситуаций, к выбору альтернативных решений, резко увеличивается роль индивидуального выбора. Социальная ситуация современного общества ставит нас перед необходимостью привлечения во все виды деятельности большего количества активных волевых личностей, умеющих организовывать свою работу и себя, способных проявлять инициативу, демонстрировать лидерские качества и самостоятельно преодолевать трудности. Особенности сложившихся общественных отношений определяют потребность в новых, неординарных и нередко комплексных и сложных решениях. Перед человеком встают особые задачи по развитию его личностного потенциала.

Как отмечает, Президент страны Ислам Каримов: “Человек с исторической памятью — это человек с сильной волей. Повторяю: человек с сильной волей. Каждого члена общества, независимо от того, кем он является, если будет хорошо знать своё прошлое, нельзя сбить с пути, на него не подействуют различные догмы. Уроки истории учат человека бдительности, укрепляют его волю.” [1]

Любая деятельность человека всегда сопровождается конкретными действиями, которые могут быть разделены на две большие группы: произвольные и непроизвольные. Главное отличие произвольных действий состоит в том, что они осуществляются под контролем сознания и требуют со стороны человека определенных усилий, направленных на достижение поставленной цели. Осознавая необходимость действовать и принимать решения, человек далеко не всегда переходит к его действенной реализации. Как объяснить, почему люди иногда ничего не предпринимают для осуществления своих планов, решений, удовлетворения даже сильных и эмоционально переживаемых интересов, а предпочитают оставаться в стороне, являясь лишь наблюдателями. А другие, наоборот, действуют с удвоенной энергией. Как удается больному и ослабленному человеку, у которого болят суставы и каждое лишнее движение вызывает сильную боль заставить себя встать с кровати, с трудом взять в руку стакан с водой, поднести его ко рту, наклонить стакан, сделать движение ртом, т. е. выполнить целый ряд действий, объединенных одной целью — утолить жажду. Все отдельные действия, благодаря усилиям сознания, направленным на регуляцию поведения, сливаются в одно целое, и человек, поднявшись с кровати, пьет воду. Эти явления часто связывают с проявлениями воли, а усилия для проявления действий часто называют волевой регуляцией.

Воля − это сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков [5].

Воля как сознательная организация и саморегуляции деятельности, направленная на преодоление внутренних трудностей, — это, прежде всего, контроль над собой, над своими чувствами и действиями. Общеизвестно, что у разных людей этот контроль обладает разной степенью выраженности. Сознание фиксирует многочисленный спектр индивидуальных особенностей воли, различающихся по интенсивности своих проявлений, характеризуемых на одном конце как сила, а на другом как слабость воли. Человек, обладающий сильной волей, умеет преодолевать любые трудности, встречающиеся на пути к достижению поставленной цели; при этом обнаруживает такие волевые качества, как мужество, смелость, выносливость, настойчивость и другие. Слабовольные люди пасуют перед трудностями, не проявляют решительности, терпеливости, не умеют сдерживать себя, подавлять сиюминутные побуждения во имя более высоких, нравственно оправданных мотивов поведения и деятельности.

Появление определенной волевой направленности, выдвижение на первый план группы мотивов, которые становятся для ребенка наиболее важными, ведет к тому, что руководствуясь в своем поведении этими мотивами, ребенок сознательно добивается поставленной цели, не поддаваясь отвлекающему влиянию. Он постепенно овладевает умением подчинять свои действия мотивам, которые значительно удалены от цели действия, в частности, мотивам общественного характера.

Выполняя различные виды деятельности, преодолевая при этом внешние и внутренние препятствия, человек вырабатывает в себе волевые качества, характеризующие его как личность и имеющие большое значение для учебы, труда.

К волевым качествам относятся: целеустремленность, решительность, смелость, мужество, инициативность, настойчивость, самостоятельность, выдержка, дисциплинированность.

Целеустремленность — волевое свойство личности, проявляющееся в подчинении человеком своего поведения устойчивой жизненной цели, готовности отдать все силы и способности для ее достижения. Этой перспективной целью обусловлены частные цели как необходимые ступени на пути к достижению основной цели; все лишнее, ненужное отбрасывается. Нужно, однако, помнить, что у некоторых людей целеустремленность принимает индивидуализированное направление. Они тоже ставят ясные цели, однако, содержание их отражает только личные потребности и интересы.

Решительность — волевое свойство личности, которое проявляется в быстром и продуманном выборе цели, определении способов ее достижения. Особенно ярко решительность проявляется в сложных ситуациях выбора, связанных с риском. Противоположность этому качеству — нерешительность — может проявляться в нескончаемой борьбе мотивов, в постоянных пересмотрах принятого уже решения [3].

Смелость — это способность человека преодолевать чувство страха и растерянность. Смелость проявляется не только в действиях в момент опасности для жизни человека; смелый не испугается сложной работы, большой ответственности, не побоится неудачи. Смелость требует разумного, здравого отношения к действительности. Подлинная смелость волевого человека — это преодоление страха и учет грозящих опасностей. Смелый человек осознает свои возможности и достаточно продумывает действия.

Настойчивость — волевое свойство личности, которое проявляется в способности доводить до конца принятые решения, достигать поставленной цели, преодолевая всякие препятствия на пути к ней. От настойчивости следует отличать отрицательное качество воли — упрямство. Упрямец признает лишь собственное мнение, собственные аргументы и стремится руководствоваться ими в действиях и поступках, хотя эти аргументы могут быть ошибочными.

Выдержкой, или самообладанием, называют волевое свойство личности, которое проявляется в способности сдерживать психические и физические проявления, мешающие достижению цели. Противоположное отрицательное качество — импульсивность, склонность действовать по первому побуждению, поспешно, не обдумывая своих поступков.

Мужество − это сложное качество личности, предполагающее наличие не только смелости, но и настойчивости, выдержки, уверенности в себе, в правоте своего дела. Мужество проявляется в способности человека идти к достижению цели, несмотря на опасность для жизни и личного благополучия, преодолевая невзгоды, страдания и лишения.

Инициативность — это волевое качество, благодаря которому человек действует творчески. Это, отвечающая времени и условиям, активная и смелая гибкость действий и поступков человека.

Самостоятельность — волевое свойство личности, проявляющееся в умении по собственной инициативе ставить цели, находить пути их достижения и практически выполнять принятые решения. Самостоятельный человек не поддается попыткам склонить его к действиям, не согласующимся с его убеждениями. Противоположным самостоятельности качеством является внушаемость. Внушаемый человек легко поддается чужому влиянию, он не умеет критически относиться к чужим советам, противостоять им, он принимает любые чужие советы, даже заведомо несостоятельные.

Дисциплинированность — это волевое свойство личности, проявляющееся в сознательном подчинении своего поведения общественным правилам и нормам. Сознательная дисциплина проявляется в том, что человек без принуждения признает для себя обязательным выполнять правила трудовой, учебной дисциплины, социалистического общежития и борется за выполнение их другими.

Волевые качества, подобно другим качествам личности, вырабатываются в деятельности. Здесь имеются в виду не искусственные упражнения, а тренировка волевых усилий в процессе выполнения повседневных обязанностей. Важную роль в воспитании волевых качеств играет личный пример руководителя и требования коллектива [4].

Таким образом, поскольку различные волевые качества связаны с моральным компонентом воли, это открывает большие перспективы в воспитании человека и развитии у него мотивационно — волевой сферы. Однако в этих качествах проявляется не только моральный компонент, но и генетический: волевые качества тесно связаны с типологическими особенностями свойств нервной системы. Поэтому страх и неспособность человека владеть собой при его возникновении, а также неспособность принимать быстрое решение, долго терпеть усталость и т. п. могут иметь врожденную основу. Но это не означает, что волевые качества развивать бесполезно. Однако в отношении некоторых волевых качеств, в существенной мере зависимых от врожденных особенностей человека, нужно избегать и излишнего оптимизма и стандартных подходов в их развитии. Нужно знать, что на пути развития волевых качеств можно столкнуться со значительными трудностями, поэтому от воспитателей, тренеров, родителей требуются чуткость (нельзя, например, боязливому приклеивать ярлык «трус»), терпеливость и педагогическая мудрость.

Развитие воли у человека связано с такими действиями как:

—       преобразование непроизвольных психических процессов в произвольные;

—       приобретение человеком контроля над своим поведением;

—       выработка волевых качеств личности;

—       а также с тем, что человек сознательно ставит перед собой все более трудные задачи и преследует все более отдаленные цели, которые требуют значительных волевых усилий в течение долгого времени.

Воля является способностью человека преодолевать препятствия, добиваться поставленной цели. Конкретно она выступает в таких чертах характера, как целеустремленность, решительность, настойчивость, мужество. Данные черты характера могут способствовать достижению как общественно полезных, так и антиобщественных целей.

 

Литература:

 

  1. Каримов И. А. Юксак маънавият — енгилмас куч. − T.: Маънавият, 2008.
  2. Ильин Е. П. Психология воли − СПб.: Издательство “Питер”, 2000
  3. Леонтьев А. И. Потребности, мотивы, эмоции // Психология эмоций Тексты. − М., 1984.
  4. Леонтьев А. И. Психология воли. Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 14, Психология. 1993. № 2, с. 3–14.
  5. Маклаков А. Г. Общая психология. − СПб.: Питер, 2001, с. 592
  6. Якобсон П. М. Воля. Общая психология: Учебник для пед.институтов. /Под ред.А. В. Петровского. М.: Просвещение,1977. — С.389–404.

Основные термины (генерируются автоматически): волевое свойство личности, поставленная цель, качество, воля, действие, способность человека, достижение цели, проявление воли, современное общество, черта характера.

Соотношение интеллектуальных и волевых свойств в структуре личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

СООТНОШЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ И ВОЛЕВЫХ СВОЙСТВ В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТИ

© Комарова О.Н.*

Московский городской педагогический университет, г. Москва

В статье отражены результаты теоретического и экспериментального исследования соотношения интеллектуальных и волевых характеристик в структуре личности. Проанализированы подходы к изучению проблемы взаимосвязи интеллекта и воли, установлены психологиче-ские механизмы взаимосвязей интеллекта и волевых свойств как целостности, дана типологическая характеристика групп студентов с точки зрения их интеллектуально-волевых свойств.

Проблема взаимосвязи и взаимообусловленности интеллекта и воли нашла свое отражение в работах многих психологов (Л.С. Выготский, С. Л. Рубинштейн, A.B. Веденов, В.И. Селиванов, E.H. Баканов, Б.М. Теплов и др.). Выготкий Л.С. указывал, что отрыв интеллектуальной стороны нашего сознания от его аффективной и волевой сторон представляет один из основных и коренных пороков всей традиционной психологии [2].

В работах С.Л. Рубинштейна подчеркивается мысль о том, что один и тот же процесс может быть и обыкновенно бывает и интеллектуальным, и волевым. Всякий волевой процесс включает в себя интеллектуальные моменты, а интеллектуальные, в свою очередь, сплошь да рядом бывают волевыми [4].

Многие исследователи утверждают, что интеллектуальные возможности предполагаются волей как необходимое условие: где нет развитого интеллекта, там не может быть и воли. Чхартишвили Ш.Н. писал, что в волевом поведении широко используются возможности интеллекта, вследствие чего волевое поведение является одновременно и интеллектуальным [5].

Как указывал В.К. Калин, волевая регуляция начинается с интеллектуального акта — осознания проблемной ситуации и им же заканчивается в момент полного разрешения проблемной ситуации. Формирование информационной основы волевой регуляции он считает одной из важнейших функций интеллекта. Наиболее выпукло, по мнению В.К. Калина, взаимодействие воли и интеллекта появляется в процессе принятия решения: «… понимание проблемной ситуации — это функция интеллекта и аспект регуляции предметного содержания деятельности, а уж затем необходимо подавить эмоции, связанные с мотивацией, «толкающей» на продолжение поиска — функция воли» [3].

Рассматривая взаимосвязь волевых проявлений и интеллекта в проблемных ситуациях, В.И. Агапов указывал на важность роли взаимодействия мышления и воли в разрешении этого конфликта. При характерных

* Доцент кафедры Общей и практической психологии, кандидат психологических наук, доцент.

пробелах в знаниях, операционной недостаточности мышление и связанное с ним воображение «восстанавливают» волевой комплекс для организованных действий субъекта в проблемных ситуациях. Управляемость воли достигается за счет мыслительного механизма сличения и оценки воображаемых, гипотетических решений, найденного и объективно требуемого самой логикой проблемной ситуации. Эти оценки совпадений и расхождений предполагаемого и реального, субъективного и объективного направляют волю субъекта, отменяют одни волевые действия и формируют новые [1].

Ряд психологов рассматривали волевые качества личности как условия умственного развития. Они указывали на значимость волевой регуляции в осуществлении интеллектуальных действий.

Решение задачи требует определенного волевого усилия для преодоления встающих перед мышлением трудностей. Поэтому существенное значение для успеха в интеллектуальной работе имеют настойчивость, целеустремленность (волевые качества личности).

Основная мысль проводимых исследований заключается в следующем: волевое действие представляет собой действие, регулируемое мыслительными процессами, функция которых состоит в получении знаний о закономерных связях и отношениях, необходимых для волевой регуляции. Следовательно, волевая регуляция вытекает из интеллектуального уровня и без него невозможна, и далее, где нет развитого интеллекта, там не может быть воли.

Таким образом, волевые и интеллектуальные свойства личности, не представляя собой гомогенную структуру, должны анализироваться в субъекте психической деятельности как гармонично организованная целостность.

Представляется важным в конкретном исследовании рассмотреть взаимосвязь когнитивных и волевых особенностей личности, т.к. когнитивная сфера обладает многочисленными возможностями, способствующими инициации волевого механизма личности, создавая условия для раскрытия волевых качеств характера личности.

Для решения поставленных задач нами были подобраны и модифицированы методики, направленные на диагностику интеллекта, а также волевых и личностных параметров личности. Всего в исследовании приняли участие 289 испытуемых.

Для изучения интеллекта студентов нами использовалась методика АСТУР (тест умственного развития для абитуриентов и старшеклассников). Целостная картина результатов исследования выглядит следующим образом: 12,5 % студентов имеют высокий уровень интеллектуального развития, 13,8 % — низкий уровень развития, 73,7 % — средний уровень. Имеет место отставание в развитии такой логической операции как установление аналогий и родовидовых отношений. Кроме того, невысокое развитие имеют навыки нахождения правил построения числового ряда. Наиболее успешно студенты справились с заданиями на выявление общей осведомленности и с субтестом на пространственные представления.

Похожие результаты были получения при использовании Стандартных Прогрессивных Матриц Равена (низкий уровень интеллектуального развития имеют 15,2 % испытуемых, 65,1 % — средний уровень, 19,7 % — высокий).

В зависимости от уровня развития интеллектуального коэффициента в ММР1 (дополнительная шкала) нами были так же выявлены три группы студентов: с низким показателями — 20,42 %, со средними — 63,32 %, с высокими — 16,3 %.

Для оценки уровня развития волевых качеств был использован опросник ВКЛ. Полученные данные позволили разделить испытуемых на три группы: с высоким (21,1 %), средним (71,3 %) и низким (7,6 %) уровнем развития волевых качеств.

Для доказательства существенности (неслучайности) экспериментально обнаруженных различий ме^ду группами испытуемых применялся критерий Манна-Уитни.ду студентами с низким и средним интеллектом получены по шкалам «настойчивость», «организованность», «готовность преодолевать трудности». Для испытуемых первой группы характерна недостаточная степень развития ведущих волевых качеств (развитие таких качеств как самостоятельность, решительность, готовность преодолевать трудности не достигло даже 50 %-го уровня), что является причиной отрицательного отношения к встречающимся трудностям, стремления их избежать. Студенты этой группы мало активны, безынициативны, несамостоятельны, нуждаются в постоянной опеке и внешних педагогических воздействиях, так как при встрече с трудностями, как правило, отказываются от достижения цели.

Испытуемые со средним интеллектуальным развитием достигли среднего уровня развития волевых качеств (наиболее развиты организованность, выдержка). Они последовательны в своих поступках, умеют планировать и прогнозировать свои действия. Так же, как и студенты первой группы, они не стремятся к преодолению трудностей, делают это лишь по необходимости. Настойчивость в достижении поставленной цели проявляется у них избирательно и связана, как правило, с наличием интереса.

Для испытуемых с высоким интеллектуальным коэффициентом характерно умение самостоятельно ставить перед собой цели и проявлять настойчивость в их достижении, а также позитивное отношение к трудностям, готовность их преодолевать. Данные качества позволяют студентам этой группы добиваться успехов в различных видах деятельности. Они эффективно действуют не только под влиянием педагога, но и самостоятельно, отличаются выдержкой, отсутствием нервозности, положительным эмоциональным тонусом.

Мы утверждаем, что в какой-то момент времени при решении задачи, стоящей перед личностью, человеку мало иметь хорошие умственные способности, нужно иметь что-то еще. Это «что-то» в эксперименте проявилось как решительность, самостоятельность и способность решать проблему, несмотря на возникающие препятствия (отличия ме^ду второй и третьей группами). Эти качества, безусловно, относятся к волевым характеристикам, ко-

торые включаются в определенный момент с помощью главного инструмента человека — интеллекта. Что касается личностных особенностей — здесь преобладают две группы: первая — испытуемые склонны действовать преимущественно импульсивно, полагаясь на интуицию, умеют «поймать» нужный момент, решительны и напористы. Вторая группа — просчитывают и учитывают все до мелочей, упорно и настойчиво добиваются результата. Таким образом, волевой акт преломляется через призму личностных особенностей и имеет у разных людей различную окраску. Но в основе своей механизм один: стратегия достижения успеха, решительность и настойчивость.

Для обработки результатов нами был использован коэффициент корреляции рангов Спирмена. Методика Равена достигла положительной значимой корреляции со шкалой самостоятельности в ВКЛ; шкала интеллектуальной эффективности (1е) ММР1 имеет положительную значимую корреляцию со шкалами настойчивости, решительности, готовности преодолевать трудности; шкала интеллектуального коэффициента (1ф ММР1 положительно коррелирует со шкалами самостоятельности, выдержки (самообладания), решительности, готовности преодолевать трудности; результаты АСТУР показывают значимую корреляцию со шкалами выдержки, решительности, величины волевого развития в целом.

Математическая обработка данных методом факторного анализа выявила общий фактор, включающий показатели шкал и 1е в ММР1, АС-ТУР, а также такие волевые свойства, как организованность, настойчивость, решительность, готовность преодолевать трудности. Можно предполагать, что полученный фактор составляет тот важный механизм, который обеспечивает достижение результата и реализацию цели действия.

Таким образом, воля — это не самостоятельное психическое образование, а интегративный паттерн свойств и качеств личности, возникающий в нужный момент времени и являющийся «двигателем», своеобразным акцептором действия, которое мы можем назвать волевым. Оно направлено на достижение результата в условиях определенной иерархии мотивов деятельности.

В данном аспекте анализируя данные мы не можем сказать, что у второй группы испытуемых (со средним показателем нет волевых качеств, или что у них не хватает интеллектуального потенциала для решения задач.ду интеллектом и волевыми характеристиками личности;

— во-вторых, группы испытуемых с низким и средним интеллектом отличаются между собой, в основном, по стратегии организации своей деятельности — по стремлению к успеху или избеганию неудач. Усилия членов второй группы направлены на задачу, ее решение, достижение успеха. Они умеют взять на себя ответственность за свои проявления и быть последовательными в своих действиях;

— в-третьих, группа студентов, имеющих высокий интеллект, к этим характеристикам добавляют умение в критический момент, когда одного интеллектуального потенциала уже недостаточно, включить волевые компоненты — решительность, самостоятельность, готовность преодолевать трудности, умение организовать эту деятельность в соответствии с запросами общества, а также эффективно взаимодействовать при этом с другими людьми.

Список литературы:

1. Агапов В.И. О взаимодействии воли и мышления в проблемных ситуациях // Проблемы психологии воли. — Рязань, 1974. — С. 16-18.

2. Выготский Л.С. Собр. соч.: в 6 т. Т. 5. — М.: Педагогика, 1983. — 369 с.

3. Калин В.К. Воля. Эмоции. Интеллект // Эмоционально-волевая регуляция поведения и деятельности. — Симферополь, 1983. — С. 171-175.

4. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. — СПб.,1999. — 705 с.

5. Чхартишвили Ш.Н. Проблема воли в психологии // Вопросы психологии. — 1967. — № 4. — С. 72-81.

ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНОЙ И БИОЛОГИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩИХ ВЫБОРА ПАРТНЁРА ДЛЯ ДОЛГОСРОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ СТУДЕНТКАМИ КОЛЛЕДЖА

© Кормилицин A.B.*, Батухтин A.B.4, Кочурина H.A.*, Рудин И.В.*

Томский государственный педагогический университет, г. Томск

Томский медико-фармацевтический колледж, г. Томск Сибирский государственный медицинский университет, г. Томск

В представленной работе даётся описательная характеристика социальной и биологической компоненты выбора партнёра для долгосроч-

* Студент кафедры Психологии и развития личности ТГПУ.

* Преподаватель ТМФК, кандидат медицинских наук.

» Старший преподаватель кафедры Нормальной физиологии СибГМУ, кандидат медицинских наук.

* Профессор кафедры Психологии развития личности ТГПУ, доктор медицинских наук.

Техники развития воли — Гуманитарный портал

Введение

Современная психология, психотерапия и образование мало занимаются и заинтересованы таким качеством как воля. Поэтому, прежде чем говорить о технике, направленной на её развитие, необходимо сделать кое-какие предварительные замечания по поводу этого, исследованного менее других качества.

В нашу задачу не входит анализ причин такого странного положения вещей — реакции на существовавшее некогда преувеличенное внимание к воле как подавляющему фактору, и сильного сопротивления, с которым приходится сталкиваться при тренировке воли. Хотелось бы лишь обратить внимание на парадокс, при котором само центральное положение воли, его непосредственное отношение к человеческому Я, стало причиной, по которой волей пренебрегали. По справедливому замечанию Ранка, «человек переживает свою индивидуальность в терминах воли, а это означает, что существование его личности тождественно его способности выражать в этом мире свою волю» (цит. по: Progoff I. Death and Rebirth of Psychology, p. 210). Кроме того, как мы уже указывали при описании других техник, человек чаще всего не осознает своего Я и, следовательно, точно так же не осознает непосредственную функцию этого Я, то есть волю.

В мире преобладают два очень односторонних представления о воле. Первое видит в ней механизм подавления и обуздания, целью которого является нечто, подобное укрощению диких зверей. Второе связывает волю с насильственным продвижением вперёд, сравнимым с тем, что происходит, когда человек толкает сзади застрявший автомобиль. Нам кажется это сравнение настолько удачным, что и дальше при объяснении некоторых положений, капающихся воли, мы будем к нему обращаться.

Анализ воли показывает, что она имеет несколько фаз или стадий, о которых пойдёт речь ниже. Однако, имея в виду практические цели развития и воспитания воли, мы будем в основном рассматривать завершённый, эффективный и успешный акт воли и её использование, то есть волю в действии.

Поэтому для того, чтобы тренировать волю, нет необходимости иметь о ней законченную теорию или представление, либо решать, какая из её стадий наиболее важна и присуща воле как таковой. Цель воспитания воли очевидна: без неё нельзя ни принять решений, ни добиться их выполнения. Без неё невозможно выделить время и усилия для использования любой другой техники, а следовательно, невозможна и сама работа по психосинтезу. Но есть у воспитания воли и ещё одна более важная и неотложная задача — это развитие воли для развития воли. Те из наших пациентов, которые говорят, что у них нет воли, на самом деле обладают какой-то волей, поскольку воля — есть прямая функция Я, правда, пребывающая в латентном состоянии. Таким людям необходимо научиться использовать хотя бы свой маленький «капитал», свой малюсенький запас воли, вырастить и усилить его в такой степени, чтобы он превратился в важный и значительный фактор, которого было бы достаточно хоть на каком-то отдельном этапе психосинтеза, не говоря уже о той безграничной пользе, которую может вообще принести постоянно крепнущая воля.

Как уже было сказано, нас интересует тренировка воли в целом на всех её этапах или, выражаясь более точным языком, достижение законченного волевого акта.

  1. Первая фаза применения воли включает в себя:
    • а) задачу — цель — намерение;
    • б) оценку;
    • в) мотивацию.

    Поскольку мы рассматриваем сознательную волю, здесь прежде всего приходится говорить о задаче или цели, ибо без сознательной задачи не может идти речь о чистой воле. После того, как принято решение относительно цели, появляется намерение её достичь, и возникает мотивация.

    Стремясь избежать ошибочных представлений, которые могли бы отбросить психосинтез на уровень психологии XIX века, исключавшей из рассмотрения воли наиболее важные бессознательные факторы, мы сразу хотели бы оговорится: психосинтез возник из психоанализа, и по этому должно быть совершенно очевидно, что ни о каких исключениях такого рода не может быть и речи. Автор ни в коей мере не закрывает глаза на существование очень сложных бессознательных мотивов, действующих за пределами уровня осознавания. Поэтому развитию воли должно предшествовать исследование бессознательного, одним из наиболее важных и самых полезных моментов которого является вскрытие бессознательных мотивов и их рационализации, чтобы они стали доступны сознательному Я человека. В процессе психосинтеза мы полностью учитываем этот наиболее важный аспект психоанализа.

    Вследствие этого, рассмотрение мотивации в основном сводится к обнаружению бессознательных влечений, но после того, как они оказываются вскрыты, важно не впасть в ошибки психологии XVIII века, осуждавшей и подавлявшей эти влечения. Функцией воли является их использование и обеспечение их взаимодействия в процессе достижения выбранной цели.

    Мотивация обязательно предполагает оценку. Как мы уже указывали, оценка неизбежна и в определённом смысле просто необходима. Истинная оценка может осуществляться только при наличии шкалы ценностей, которая в свою очередь выражает философскую концепцию жизни и мира данного человека (Weltanschaunung). Такая концепция или философия есть у каждого, но обычно она не существует в каком-то определённом виде. Часто она достаточно призрачна и содержит много противоречий. Кстати, с точки зрения автора, разъяснение и осознание позиции Я и его отношения с миром является наиболее продуктивной стороной экзистенциального анализа. Понятно, что задача или цель, на выполнение которой будет направлена воля, должна обладать очевидной положительной ценностью или, в терминологии Левина, «положительной валентностью».

  2. За фазой оценки следует фаза рассмотрения, обдумывания, взвешивания. В каждой отдельной ситуации может создаться впечатление, что обдумывать нечего и предпочтение следует отдавать наиболее высокой из возможных целей или задач. Однако на самом деле всё обстоит несколько сложнее. Цель или задача не только должны обладать высокой ценностью, но и быть достижимы. Можно представлять себе высокие цели, но одновременно понимать, что их достижение нереально, по крайней мере — в существующих психологических и физических условиях. Поэтому, прежде чем перейти к следующему этапу (решения и выбора), в процессе обдумывания и рассмотрения нельзя автоматически останавливаться на самой высокой задаче; необходимо учитывать разнообразные условия и обстоятельства. Даже если альтернативная цель не будет столь высока, она в данной ситуации может оказаться гораздо более важной. Здесь при обдумывании и взвешивании многочисленных обстоятельств от человека потребуется мудрость, ибо каждый случай отличается уникальностью.
  3. На третьем этапе волевого действия принимается решение. Это очень трудный этап, ибо здесь происходит выбор, противоречащий свойственному человеку стремлению «съесть пирог и одновременно сохранить его». С точки зрения психоанализа это можно назвать следованием принципу удовольствия, который по своей природе иррационален. Вместо этого, принимая обдуманное решение, человек использует принцип реальности, который по своей природе относителен и основан на том, что нельзя иметь все одновременно и всегда приходится выбирать из нескольких возможностей одну. Раньше психологические работы, посвящённые воле, рассматривая этот момент, подчёркивали его негативную сторону и использовали термин «отречение». Однако нам кажется, что в теоретических и особенно практических целях гораздо лучше использовать положительно окрашенный термин «предпочтение». Выбирая и принимая решение, мы отдаём предпочтение тому, что на наш взгляд является более привлекательным и достижимым по сравнению с другими вариантами, от которых мы отказываемся. Трудность волевого решения состоит в том, что человек прямо или косвенно понимает: решение предполагает ответственность, решение есть свободный акт, влекущий за собой ответственность. Не так давно некоторым исследователям, и в их числе Э. Фромму, удалось очень наглядно показать как отдельные личности и целые сообщества совершенно удивительным образом бегут от свободы. За это бегство от ответственности им приходится заплатить отказом от одной из величайших человеческих ценностей — свободной воли.

    Здесь же хотелось бы упомянуть широко известный факт, что нерешительность является одним из самых ярких симптомов депрессий. Впрочем, об этом мы ещё будем говорить в связи с ограничениями при тренировке воли.

  4. Четвёртая фаза акта воли, непосредственно следующая за принятием решения — утверждение в этом решении. Эффективное утверждение в решении нуждается в нескольких факторах. Первым из них является вера. И это не просто «доверие», это живая, динамичная вера, более того, твёрдая уверенность. Если её нет, основой для утверждения может стать готовность или решение «попытаться», рискнуть, стремление к приключению.

    Утверждение в решении состоит из заявления или приказа, который человек даёт сам себе. Оно предполагает использование повелительного наклонения и таких слов, как латинское «Fait» или «да будет так». Интенсивность или «психологический накал» утверждения определяет степень его эффективности.

    Часто человеку бывает необходимо время от времени повторять или, скорее, вновь подтверждать своё решение. Это придаёт ему большую силу и помогает преодолевать встающие на пути преграды. Важно понимать, что иногда утверждение решения может вызвать обратные реакции. И это необходимо объяснять пациентам. Тогда они не окажутся застигнуты врасплох, и вместо того, чтобы опустить руки, смогут спокойно эти реакции перенести и научатся их преодолевать. Повторное подтверждение решения и является одним из способов такого преодоления.

  5. Пятая фаза волевого акта состоит в планировании, организации деятельности в соответствии с чётко намеченной программой. Для этого необходимо заранее представлять себе различные шаги или этапы, которые необходимо пройти от начальной точки до конечной цели полного претворения задачи. Естественно, что в некоторых случаях конечная цель будет достаточно далека, но тогда можно иметь в виду несколько промежуточных целей, постепенно подводящих к полной реализации плана. Поэтому необходимо иметь ясную, мудрую, хорошо организованную программу последовательных шагов или промежуточных задач.

    Здесь есть опасность впасть в две противоположные ошибки. Одна из них состоит в том, что человек настолько поглощён основным направлением и конечной целью волевого акта, что теряет ощущение реальности. Во втором случае, наоборот, промежуточные задачи и способы их достижения становятся настолько важны и значимы, что человек теряет из виду конечную цель или начинает уделять слишком большое внимание способам её достижения.

  6. Шестая фаза волевого акта состоит в том, чтобы направлять выполнение решения. Здесь возникает потребность в двух удивительных свойствах воли в целом. Это, во-первых, динамическая сила воли, её направленная движущая энергия, а во-вторых — настойчивость или выносливость. Конечно, в идеале воля должна сочетать максимальную движущую силу и максимальную выносливость и настойчивость, но чаще мы сталкиваемся с тем, что у одних людей преобладает одно свойство, а у других — другое. Кроме того, для некоторых задач необходим в основном динамический аспект воли, а для других — менее напряжённых, но более продолжительных — терпение и настойчивость. Поэтому вопрос о том, какой из этих двух аспектов воли превалирует в конкретном человеке, и какое из них больше требуется для выполнения данной задачи, носит достаточно субъективный характер. Очевидно, что при развитии воли больше внимания должно уделяться тому её аспекту, который сравнительно менее развит у данного человека.

Динамическая воля проявляется в основном через утверждение и приказ «да будет так», в то время как настойчивая воля необходима для одной из наиболее эффективных техник, использующих волю для того, чтобы постоянно удерживать в центре внимания чёткую мыслительную картину или образ. Такие удерживаемые образы обладают невероятной силой, но об этом мы будем говорить ниже, рассматривая работу с воображением и визуализацией.

Ещё одно свойство, необходимое для конечного этапа выполнения решения, состоит в удерживании направления, то есть в однонаправленности. Кроме того, требуется ещё и способность «подавлять», в смысле — исключать и уничтожать, все препятствия, которые могли бы помешать использованию воли на этапе выполнения решения.

Как уже было указано, первая задача при развитии воли заключается в том, чтобы увеличить индивидуальный «капитал» пациента, активное участие самой его воли. Другими словами, это воспитание воли для того, чтобы сама воля стала более эффективной. Для этого первым делом необходимо мобилизовать у пациента всю энергию его влечений и направить её на развитие воли.

1. Мобилизация энергии

Первым обязательным условием воспитания воли является серьёзное решение посвятить этому всё необходимое время, энергию и средства. Когда мы сообщаем об этом пациенту, он может начать возражать, что для этого ему нужна твёрдая и решительная воля, а как раз ее-то ему и не хватает. Это возражение не выдерживает критики, поскольку у каждого есть по крайней мере какая-то воля, и даже если она существует лишь в зачаточном состоянии, для начала её должно быть достаточно.

Для того чтобы добиться успеха, совершенно необходимо провести определённую подготовительную работу и создать первоначальный стимул и стремление. Подобная работа должна возбудить в пациенте сильное эмоциональное желание развить в себе волю, которое бы затем трансформировалось в твёрдое решение сделать всё необходимое, чтобы этого добиться. Ниже приводится упражнение, которое поможет пациенту достичь такого состояния. Форма упражнения позволит терапевту непосредственно использовать его в работе с пациентом или же попробовать на себе.

Упражнение № 1
Часть А:

Устройтесь поудобнее, постарайтесь расслабиться.

  1. Постарайтесь как можно живее представить себе всё те неприятности, которые доставило вам и вашим близким отсутствие у вас достаточно развитой воли. Представьте себе всё те неприятности, которые ещё могут из-за этого произойти у вас в будущем. Подробно исследуйте каждую из них, стараясь чётко определить, в чём она состоит. Затем напишите список этих неприятностей. Ощутите в себе всё те чувства, которые вызвали в вас эти воспоминания и ожидания: стыд, недовольство собой, стремление избежать повторения подобного поведения и настойчивое желание изменить существующее положение дел.
  2. Как можно живее представьте себе всё преимущества, которые может принести вам развитие воли, все те блага и радости, которые вы и ваши близкие от этого получат. Подробно исследуйте каждое из этих преимуществ. Постарайтесь чётко сформулировать каждое из них и затем запишите их. Полностью отдайтесь чувствам, которые вызовут у вас эти мысли: радость открывающихся перед вами возможностей, острое желание их реализовать, сильное стремление начать сразу же.
  3. Постарайтесь как можно лучше представить себе, что вы обладаете сильной и настойчивой волей. Представьте, как вы твёрдо и решительно шагаете, как решительно ведёте себя в различных ситуациях: вы сосредоточены на достижении задуманного, умеете мобилизовать все свои усилия. Представьте, как вы настойчивы, как хорошо можете управлять своим поведением. Ничто не в состоянии вас смутить. Представьте себе, как вы достигаете успеха в задуманном. Постарайтесь подобрать ситуации, аналогичные тем, в которых вам раньше не удавалось проявить достаточную силу воли и настойчивость. Представьте себе, как в подобных же ситуациях вы проявляете желаемые качества.
Часть Б:

Подберите литературу для чтения, которая бы развивала и поддерживала в вас чувства и решимость, вызванные первой частью этого упражнения. Это должна быть ободряющая, оптимистическая и динамическая литература, стимулирующая веру в собственные силы и побуждающая к действию. Однако для того, чтобы это чтение принесло действительную пользу, необходимо, чтобы оно проходило определённым образом: читайте медленно, полностью сосредотачиваясь на том, о чём идёт речь, отмечая отрывки, которые производят на вас особое впечатление, и переписывая то, что покажется особенно поразительным и соответствующим вашему случаю. Хорошо несколько раз перечитать эти отрывки, как следует ими проникнуться. Для этой цели лучше всего подойдут биографии выдающихся людей, обладавших сильной и конструктивной волей, или же другие книги, непосредственно направленные на пробуждение желаемой внутренней энергии. Посвятив некоторое время подобному чтению, вы почувствуете в себе растущее, даже острое желание немедленно приступить к работе. Это будет как раз подходящий момент, чтобы со всей доступной вам твёрдостью решиться посвятить своё время, энергию и все возможные средства на развитие в себе воли.

Однако хочу вас предупредить: ни в коем случае никому не рассказывайте о своём решении, даже если из самых лучших побуждений вам захочется уговорить кого-то последовать вашему примеру. Разговоры обычно ослабляют накопленную энергию, необходимую для действия. Кроме того, если другие узнают о вашей цели, это легко может вызвать скептические и обидные замечания, а они в свою очередь посеют в вас сомнение и уныние. Работайте молча. Во всяком случае, вреда от этого не будет.

Две части приведённого выше упражнения представляют собой одну из техник, или, скорее, один из методов, направленных на мобилизацию других влечений, чтобы вызвать усиление той энергии воли, которая в вас уже существует.

Упражнение № 2. Выполнение бесполезных упражнений

Эта техника состоит в выполнении действий, не имеющих никакого иного смысла, кроме тренировки воли. Их можно сравнить с гимнастическими упражнениями, которые имеют значение лишь для развития мышц и улучшения нейромышечной координации и физического состояния человека в целом. Эта техника была впервые предложена Вильямом Джеймсом в его книге «Беседы с учителями»: «Поддерживайте в себе способность дерзать с помощью ежедневного короткого, вполне бессмысленного упражнения. Систематически проявляйте героизм в каких-то ненужных мелочах: каждый день или через день совершайте что-то, что не имеет никакого иного смысла, как просто преодоление препятствия, и когда наступит час действительного испытания, вы сможете встретить его во всеоружии. Аскетизм подобного рода сродни страховке, которую мы выплачиваем за дом и прочую собственность. Отдавая эти деньги, мы не получаем взамен ничего, и весьма маловероятно, что они когда-нибудь к нам вернутся. Но, случись в доме пожар, страховка спасёт нас от разорения. Так же и с человеком, который ежедневно в мелочах вырабатывал в себе сосредоточенность, энергичную волю и способность к самоотречению. Когда все вокруг него зашатается, и окружающие его более изнеженные смертные будут сметены стихией, он останется стоять неколебим, как скала» (James W. Talks to Teachers. New York: Henry Holt, 1912, p. 75–76).

К аналогичной практике прибегал и И. Бойд Барретт. Она описана в его книге «Сила воли» (Barrett E. Boyd. Strength of Will. New York: Harper, 1931).

Упражнение № 3. Упражнение на воспитание воли в обыденной жизни

Следующая группа упражнений на развитие воли основана на использовании бесчисленного числа возможностей, которые таят в себе каждодневные заботы и обязанности. Для этого может подойти большинство занятий: наши жизненные устремления, внутренние установки и то, как мы выполняем эти занятия, легко могут превратить их в прекрасные упражнения для тренировки воли. Таким упражнением, например, может быть, утренний подъём, если вставать за десять-пятнадцать минут до обычного времени. То же самое можно сказать и об утреннем одевании, если поставить перед собой задачу производить каждое движение сосредоточенно, быстро и точно однако не торопясь. При этом можно в себе развить очень важное в быту свойство — научиться «торопиться не спеша». Современная напряжённая жизнь со всеми её стрессами заставляет нас спешить даже в тех случаях, когда в этом нет необходимости, просто в силу привычки.

Торопиться без суеты не просто, но вполне возможно. Если этому научиться, вы сможете действовать эффективно и добиваться хороших результатов без напряжения и чрезмерной усталости. Такое умение даётся нелегко. Оно требует почти расщепления личности — на того, кто действует, и того, кто в то же время наблюдает за этими действиями. Но даже если вы просто постараетесь сделать это, такая попытка станет хорошим способом развития воли.

Точно так же и в течение всего остального дня — будь это на службе, на производстве или дома — можно выполнять многочисленные упражнения для развития воли, которые одновременно помогут вам выработать определённые необходимые качества. Научиться, например, сохранять в себе душевный покой и «осознавать себя» во время рутинной работы, вне зависимости от того, насколько она скучна и утомительна. Или управлять своими чувствами и контролировать выражение нетерпения, сталкиваясь с небольшими неприятностями и раздражающими факторами, как, например, когда вы едете в набитом транспорте, ждете, когда откроется дверь, или видите ошибки подчинённых или несправедливость со стороны руководства.

И уже позже, в конце дня, дома, нам представляется масса возможностей для подобных упражнений: можно стараться контролировать себя, когда у вас возникает желание дать волю плохому настроению, которым вы обязаны какому-то раздражению, заботам или неприятностям на работе. Попытайтесь спокойно воспринимать происходящее и улаживать все домашние неурядицы. Bo время еды можно выполнять упражнение, полезное не только для воспитания воли, но и для здоровья: контролируйте желание или импульсы быстро есть, когда думаете o работе, и так далее. Необходимо заставить себя хорошо пережевывать пищу и есть в спокойном, расслабленном состоянии. Вечером нам открываются новые возможности для тренировки воли, например, не поддаваться соблазнам, которые отвлекли бы нас от выполнения задуманного.

И на работе, и дома мы должны, если это возможно решительно прекращать работу, почувствовав, что устали, и останавливать в себе стремление ускорить темп, чтобы быстрее её закончить. Вместо этого лучше дать себе возможность по-умному отдохнуть. Гораздо полезнее сделать короткий перерыв, только почувствовав усталость, чем потом, переутомившись, отдыхать долго. Когда в промышленности были введены короткие и частые перерывы для отдыха, это заметно повысило производительность труда.

Во время такого отдыха достаточно сделать несколько физических упражнений или расслабиться, прикрыв на несколько минут глаза. Усталость, вызванная умственной работой, обычно лучше всего снимается физическими упражнениями, хотя каждый сам на опыте должен выяснить, что ему больше подходит. Одним из достоинств таких частых и коротких перерывов является то, что человек не теряет интереса и стремления к совершаемой работе и одновременно преодолевает усталость и нервное напряжение. Упорядоченный ритм деятельности обеспечивает гармонию нашего существования, а гармония является универсальным законом жизни.

Для тренировки воли полезно стараться ложиться в определённое время, решительно прекращая увлекательное чтение или интересную беседу. Трудно, особенно в начале, добиться успеха во всех этих упражнениях, и, если взяться сразу за все одновременно, это легко приведёт к тому, что у вас опустятся руки. Потому лучше начать с нескольких упражнений, которые бы равномерно охватывали весь день. Когда вы добьётесь успеха в них, добавьте новые, что-то замените, что-то измените. Выполняйте упражнения заинтересованно и с удовольствием, отмечая удачи и неудачи, записывая все свои достижения и поражения и стараясь относиться к ним со спортивным задором. Так вам удастся избежать слишком жёсткой и заорганизованной жизни; вы можете сделать интересным и ярким то, что иначе превратилось бы утомительные обязанности. Кроме того, сами того не подозревая, вашими союзниками станут все, с кем вам приходится сталкиваться. Например, строгий начальник или занудный партнёр станут чем-то вроде параллельных брусьев, на которых будет развивать свои способности и силу ваша воля к улучшению человеческих отношений. Если слишком долго не подают еду, это прекрасный шанс потренировать в себе терпение и душевный покой, а кроме того — возможность почитать интересную книгу. Слишком разговорчивые друзья и любители поболтать помогут научиться сдерживать себя во время беседы: благодаря им вы сможете овладеть умением отказаться от участия в ненужном разговоре. Искусство сказать «нет» является очень трудным, но очень полезным делом.

Упражнение № 4. Физические упражнения для воспитания воли

Физические упражнения могут быть весьма эффективны, если их использовать специально для развития воли. Как сказал французский писатель Жиле (Gillet), «гимнастика является начальной школой для воспитания воли… и служит образцом воспитания ума». На самом деле, любое физическое движение есть акт воли, приказ, данный телу; и настойчивое повторение этих актов, производимое сосредоточенно, старательно и терпеливо, тренирует и закаляет волю. При этом возникает ощущение физической энергии, усиливается кровообращение — конечности становятся теплыми, подвижными и послушными. Все это создаёт ощущение моральной силы, решительности и совершенства, которые повышают тонус воли и способствует увеличению её энергии. Однако следует ещё раз подчеркнуть, что наибольшую пользу эти упражнения принесут только в том случае, если мы будем их делать единственной или, по крайней мере, главной целью — воспитания воли.

Упражнения нужно выполнять с большой точностью и вниманием. Нельзя, чтобы они были чересчур энергичными или слишком расслабленными. Каждое движение или серия движений должна выполняться с живостью и решительностью. Наиболее подходящие для этих целей спортивные упражнения не должны иметь силовой или слишком возбуждающий характер, здесь скорее подходят упражнения, требующие от человека терпения, спокойствия, ловкости и мужества. Они должны допускать возможность прерваться и предполагать разнообразие движений.

Для тренировки воли подходит большинство спортивных занятий на открытом воздухе. Особенно для этого хороши гольф, теннис, катание на коньках, ходьба и альпинизм. Но даже если у вас нет возможности заниматься одним из этих видов, всегда можно подобрать физические упражнения, которые годятся для уединенных занятий дома.

2. Комментарии к упражнениям

Наиболее часто встречающаяся трудность состоит в том, что обладающие небольшим изначальным запасом воли люди могут сделать упражнение один-два раза — и все. Очень сложно мотивировать пациентов к тому, чтобы они выполняли что-то постоянно, ибо здесь мы сталкиваемся с замкнутым кругом: для того, чтобы эффективно выполнять упражнения на развитие воли, изначально необходим какой-то запас воли.

В этом случае хорошо прибегнуть к техникам, предлагаемым Бодуэном (Baudoin). В них используется поддержка других побуждений человека, способных служить лучшим стимулом, чем чистая воля. Эти побуждения совсем не обязательно должны относиться к высшему уровню. Это как раз один из примеров того, как использовать так называемые «низшие» или «примитивные» влечения и побуждения для достижения высших целей. Здесь могут оказаться полезными гордость, тщеславие, в случае положительного переноса — стремление доставить удовольствие терапевту, самоутверждение и так далее. Хорошую службу могут сослужить даже более примитивные стимулы вроде похвал или объективных наград. Мы обратили внимание на то, что лучше всего действуют стимулы, использующие «азартные» инстинкты человека, его влечение к игре, стремление потягаться с самим собой. Для этого необходимо определённое умение дезидентифицироваться, поскольку Я человека «соревнуется» с его субличностями и влечениями, стремясь рассматривать это как игру, не принимая все слишком близко к сердцу, и, как настоящий спортсмен, просто стараясь победить. Сама заинтересованность в игре уже является стимулом, обладающим привлекательностью и не вызывающим сопротивления или активного противодействия, которое бы могло возникнуть при более насильственном использовании воли.

Применяя все техники вообще, а техники по развитию воли — в особенности, необходимо внимательно следить за тем, чтобы не вызвать сопротивления бессознательного, не восстановить его против этих техник. Один из способов, позволяющих не допустить такого сопротивления, — посоветовать пациенту не слишком серьёзно относиться к этим техникам, не впасть в педантизм и не вызвать досаду бессознательного. Наоборот, задача состоит в том, чтобы завоевать расположение бессознательного, сделав эти упражнения интересными и привлекательными для него, а это как раз и свойственно игре. Кстати говоря, на это следует ещё больше обратить внимание учителей, применяющих психосинтез в образовании.

Игровое отношение ни в коем случае не мешает эффективности техники, но уменьшает противодействие сопротивления и возможность бессознательного бунта.

3. Соображения по практическому применению

Главная проблема практического применения этих упражнений и использования воли состоит в том, как сохранить равновесие между различными сторонами или фазами воли, которые были описаны выше.

Здесь прежде всего надо стремиться к тому, чтобы пациент увидел или осознал существующее положение дел. Затем можно предложить приемлемый для него план достижения желаемого равновесия или гармонизации, и уже после этого обучить конкретным техникам, которые вводятся в правильной последовательности, чтобы пациент смог добиться желаемого результата. План действий и конкретные техники зависят от того, какая именно из фаз воли должна быть развита, и поэтому иногда эти техники могут быть абсолютно противоположными.

Первая фаза — определение цели — является слабым местом у многих пациентов. Кроме того, часто случается, что сильная воля человека полностью поставлена на службу очень сильного, всепокоряющего влечения. Это встречается настолько часто, что объясняет и в какой-то степени оправдывает удивительное нежелание человека признать, что личная воля вообще существует — ведь очень часто она скрыта, замаскирована под всепоглощающее влечение. В современной психологии вообще есть тенденция исключить необходимость самого понятия воли и рассматривать момент принятия решения как результат борьбы противоположных сил, имеющих по большей части эмоциональный характер. Это обычное детерминистическое представление о, так сказать, параллелограмме сил, которое, полностью отвечая теории Фрейда, не совсем соответствует человеческому опыту. Воспитание воли доказывает, что воля может быть выделена как самостоятельное понятие, отделена от влечений и даже противопоставлена им. Модель или аналогия с параллелограммом сил слишком груба. На самом деле, воля или изъявляющее волю Я человека — это не только истинная, независимая энергия соперничающая с влечениями. Она является или может являться организатором и координатором этих влечений, используя их в каком-то смысле на другом уровне, в другом измерении. Поэтому, если воле удаётся удержаться и не опуститься до одного уровня с соперничающими влечениями, высвобождаясь, она способна стать сверх-силой.

Техника, применяемая в тех случаях, когда самым слабым местом пациента является осознавание цели и тщательное обдумывание, состоит в том, чтобы, во-первых, он осознал в себе этот недостаток и то, к чему он ведёт. Затем следует помочь ему сознательно оценить эту ситуацию, выработать ясное представление о жизни и о её ценностях, и уже на этой основе помочь ему найти или выбрать цель и обдумать пути её достижения.

Что касается третьей фазы принятия решения, то, если, несмотря на благополучное развитие первого этапа, пациент всё-таки сталкивается с трудностями выбора, следует проанализировать причины этих трудностей. Они могут происходить из-за нежелания видеть альтернативные варианты решений или нежелания отдать чему-то предпочтение, поскольку это, конечно же, означало бы необходимость отвергнуть или отказаться от других возможностей. Последнее может быть трудно пациентам с сильной волей, которые вообще не приемлют отказа от чего бы то ни было и хотят осуществления всех возможностей сразу. Это свойственно сильной воле эгоистических личностей, и в этом случае мы имеем дело с чрезмерным развитием того аспекта воли, который характеризуется силой, и недостаточным развитием стадии обдумывания и принятия решения, влекущего за собой такой отказ.

Пятая фаза планирования и организации также может оказаться сложной или недостаточно развитой у людей, способных принимать быстрые решения и обладающих динамической волей. Иногда они чересчур уверены в ceбe, а иногда слишком нетерпеливы, столкнувшись с необходимостью медленного, тщательного планирования, требующего от человека внимания ко всем ситуации, а также мудрости и чувства меры. Они норовят сразу же броситься выполнять план, не дожидаясь, пока он будет продуман во всех деталях, или, более того, сломя голову стремятся к заветной цели не думая ни о возможных препятствиях, ни об уместности своих действий — без учёта реальной ситуации, реакций окружающих и так далее. Такие люди часто терпят неудачи в связи с реакциями, которые они необдуманно вызывают у окружающих. Нет сомнения, что таким пациентам необходима активная помощь терапевта. Он должен научить их признавать значение и необходимость этой фазы.

Другими словами, во время сеанса мы начинаем с цели, которую поставил перед собой сам пациент и помогаем ему подробно обдумать все необходимые для её достижения шаги. Приведём довольно частый пример: молодая незамужняя девушка приходит на консультацию к терапевту и сообщает: «Я хочу быть киноартисткой. Хочу уйти из дома и уехать в Голливуд». Само собой разумеется, что мы не отвергаем её цель, а говорим: «Хорошо. Давайте решим, как это сделать. Подумаем, что предполагает ваша цель. Вы ведь хотите достичь, значит, надо составить план, как это сделать». Если мы покажем, что принимаем её цель и выразим готовность помочь, она скоро поймёт, что именно предполагает её цель и её влечение и какое количество трудностей ей придётся преодолеть. Это очень простой пример. На практике приходится сталкиваться с гораздо более тонкими и менее очевидными случаями.

Рассматривая шестую фазу — направление выполнения решения, мы видели, что она требует от воли очень важных качеств — чёткого и твёрдого представления цели, однонаправленности, динамической энергии, настойчивости и самоограничения. Для того, чтобы добиться успеха, присутствия только одного из этих свойств может быть недостаточно. Под «самоограничением» мы понимаем готовность и способность хотя бы на некоторое, а иногда и на достаточно длительное, время отказаться от других целей и планов, не дать себе слишком увлечься средствами достижения цели — как в смысле того, чтобы средства не стали самоцелью; так и в смысле исключительной приверженности каким-то определённым средствам в ущерб другим.

Таким образом, динамическая воля может использоваться для воспитания настойчивости, если той мало или не хватает, и наоборот, настойчивость способствует применению техник, которые в свою воспитают силу воли. Выше мы уже приводили пример последнего. В нём за основу берётся чёткое понимание человеком преимуществ сильной воли и недостатков слабой. Если вы упорно и настойчиво будете к этому возвращаться, динамический аспект воли вырастет.

Здесь следует повторить, что пациенты, находящиеся в депрессивном состоянии, требуют особой осторожности со стороны терапевта, но к этому мы ещё вернёмся более подробно в разделе, посвящённом ограничениям и противопоказаниям.

Показания к применению

То, что техники по развитию воли необходимо применять во всех тех случаях, когда воля слишком слаба и неэффективна, очевидно и не требует объяснений. А вот то, что эти техники обычно не применяются, действительно требует внимания!

В основе их использования лежит анализ воли, который показывает, что воля как таковая изначально существует и функционирует во всех пациентах или испытуемых. Поскольку, как мы видели, воля имеет несколько фаз, можно предположить (а на практике так чаще всего и бывает), что одна из фаз оказывается развита или даже слишком развита, а другая слишком слаба, почти незаметна. Поэтому прежде всего необходимо установить, какая из пяти фаз воли требует особого развития! Некоторые люди обладают быстрой и решительной волей, но лишены настойчивости или способности добиваться чего-то во что бы то ни стало. Для других наиболее сложной является фаза принятия решения, хотя после того, как оно принято, остальные аспекты воли оказываются вполне адекватными и достаточно развитыми. Именно поэтому воспитание воли требует дифференцированного подхода и понимания того, какой из её компонентов нуждается в специальном развитии.

Ограничения и противопоказания

Этот момент очень важен и требует особого внимания. Есть много людей с чрезмерно развитой личной волей — обычно она направлена на самоутверждение и подавление других людей. Мы называем эти случаи «адлеровскими», поскольку именно Адлер замечательно описал подобный тип, хотя с нашей точки зрения, он сильно преувеличивал его значение и уделял ему слишком большое внимание, в каком-то смысле распространив свою интерпретацию и объяснение на все случаи вообще. Тем не менее типичные адлеровские типы встречаются достаточно часто, и в подобных случаях дальнейшее развитие личной воли явно противопоказано.

Кроме этих «адлеровских случаев», у некоторых пациентов встречается чрезмерное развитие какой-то одной фазы воли. Особенно опасной является гипертрофия динамического аспекта воли, которая может приводить к болезненным и даже разрушительным последствиям в особенности у окружающих. Поэтому необходимо продумать, как устранить или свести до минимума этот опасный недостаток. Для этого существует три способа:

Первый — состоит в том, чтобы стараться поддержать равновесие, то есть, как уже было показано выше, чтобы все фазы воли были одинаково и гармонически развиты.

Второй — и более важный — предполагает развитие в человеке других функций, которые бы ограничивали и уравновешивали функцию воли. Здесь мы в основном имеем в виду высшие аспекты чувств: развитие любви к людям, сострадания, любящего понимания окружающих, этического чувства, ответственности за своё воздействие на других. Наивысшим выражением этого является невозможность нанесения вреда другим.

Третий — и самый высший способ частично включает в себя и второй. Это пробуждение к действию духовной воли, связанное с постижением духовного (высшего) Я. Духовная воля ограничивает и использует личную волю человека не только самым безвредным, но и самым конструктивным способом, освобождая её от эксплуатации доминирующих влечений, во власти которых она часто находится. Обычно воля является рабом одного или нескольких влечений человека. И здесь необходимо прежде всего добиться того, чтобы личное Я дезидентифицировалось от этих влечении, а затем, чтобы личная воля встала на службу духовной воле, или, другими словами, духовная воля, духовное Я подчинило себе и начало использовать личную волю.

Существует некоторая разница — которую, кстати, не всегда понимают — между полностью пробудившейся духовной волей, с одной стороны, и подчинением личной воли высшим чувствам — с другой. Для многих пациентов на определённом этапе лечения последнее может стать линией наименьшего сопротивления, иными словами, эмоциональная энергия, мотивирующая волю переходит с низшего уровня на высший, продолжая оставаться эмоциональной мотивирующей силой хотя и ставящей перед собой более конструктивные цели. Но задачей психосинтеза, конечно же, является первое, то есть установление прямого отношения с духовной волей, с Высшим Я. А это означает воспитание конструктивной, сильной, настойчивой и мудрой воли — одним словом, слияние того, что мы считаем одними из основных энергий человека, — энергии воли и энергии любви; таким образом, в результате у нас в распоряжении оказывается «любящая воля».

Использованное выше слово «слияние» можно заменить сочетанием «органическое функционирование», ибо речь идёт о функциональном слиянии, а не о настоящем слиянии в прямом смысле этого слова. Здесь подойдёт аналогия из биологии: в организме человека нет материального слияния органов и частей тела, мы можем их анатомически и физиологически вычленить. Их слияние представляет собой функциональное единство, управляемое тем, что можно было бы назвать включённым в эту систему очень эффективным аппаратом, главное звено которого находится в центральной нервной системе и который действует через другие нервные центры и эндокринные железы.

При тренировке и использовании воли существует одно очень чёткое ограничение, касающееся третьей фазы принятия решения. Как известно, нерешительность является одним из наиболее распространённых симптомов у людей находящихся в депрессивном состоянии или, как говорил Жане, «переживающих отлив психического напряжения». Во всех этих случаях с терапевтической точки зрения было бы ошибкой заставлять таких людей принимать решения: это вызвало бы у них сильную тревогу, поскольку они и в самом деле в настоящий момент неспособны на это. Если их подталкивать к принятию решения, это вызовет у них ощущение поражения и фрустрации, что ещё больше усилит депрессивное состояние и обычное для подобных случаев чувство неполноценности. Наша задача при работе с такими пациентами состоит в том, чтобы избавить их, насколько это возможно, от необходимости принимать решения, пока длится их депрессивное состояние. Лучше всего объяснить им, что это состояние временно, и что им лучше отложить все важные решения до той поры, когда их депрессия закончится. Это очень важно, поскольку в подобном состоянии люди часто принимают решения, о которых впоследствии сожалеют, например, поддавшись панике или пессимизму, продают по очень низкой цене свою собственность или ценные бумаги.

Другим способом может стать принятие решения вместе с ними (только не за них), когда терапевт возмещает то, чего им в данный момент не хватает. Можно вместе с пациентами пройти и все остальные фазы, особенно стадию обдумывания, предоставляя им недостающие элементы для принятия решения. Это очень важно для терапии.

Сочетание с другими техниками

Воля не только может сочетаться, но и обязательно сочетается с активным выполнением всех других техник психосинтеза, и наоборот, выполнение любой техники косвенным образом содействует развитию воли.

В связи с этим встаёт важный практический вопрос: когда в ходе терапии вводить прямую тренировку воли? У людей с очень слабо развитой волей во избежание фрустрации лучше всего это делать в самом начале. Однако лучше не упоминать волю впрямую, а просто использовать различные активные техники, соответствующие их симптомам и запросам. Когда с помощью этих техник они, сами этого не подозревая, разовьют волю до необходимого уровня, терапевт может вводить прямую тренировку воли как таковой. Таким образом, у нас возникает парадоксальная ситуация, при которой чем слабее воля, тем позже вводится её прямой тренинг.

Труды Е. П. Ильина как энциклопедия современной психологии

ЛИТЕРАТУРА

Бабушкин, Г. Д., Смоленцева, В. Н., Науменко, Е. А. и др. (2007) Психология физической культуры и спорта: учебник для высших физкультурных учебных заведений. Омск: СибГУФК, 270 с.

Ильин, Е. П. (1978) Изучение свойств нервной системы. Ярославль: ЯрГУ, 93 с.

Ильин, Е. П. (1979b) Дифференциальная психофизиология физического воспитания и спорта. Л.: ЛГПИ, 84 с.

Ильин, Е. П. (1979а) Методические указания к практикуму по психофизиологии (экспресс-методы при изучении свойств нервной системы). Л.: ЛГПИ, 82 с.

Ильин, Е. П. (1980) Психофизиология физического воспитания: деятельность и состояния. М.: Просвещение, 199 с.

Ильин, Е. П. (1981) Методические указания к практикуму по психофизиологии (изучение психомоторики). Л.: ЛГПИ, 87 с.

Ильин, Е. П. (1983) Психофизиология физического воспитания (Факторы, влияющие на эффективность спортивной деятельности). М.: Просвещение, 223 с.

Ильин, Е. П. (1998) Мотивы человека: теория и методы изучения. Киев: Вища школа, 291 с.

Ильин, Е. П. (2000b) Психология воли. СПб.: Питер, 280 с.

Ильин, Е. П. (2000c) Психология физического воспитания. СПб.: РГПУ, 486 с.

Ильин, Е. П. (2000а) Мотивация и мотивы. СПб.: Питер, 508 с.

Ильин, Е. П. (2001) Дифференциальная психофизиология. 2-е изд. СПб.: Питер, 454 с.

Ильин, Е. П. (2002b) Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб.: Питер, 544 с.

Ильин, Е. П. (2002а) Эмоции и чувства. СПб.: Питер, 749 с.

Ильин, Е. П. (2003) Психомоторная организация человека. СПб.: Питер, 382с.

Ильин, Е. П. (2004b) Психология: учебник для средних педагогических учебных заведений. СПб.: Питер, 559 с.

Ильин, Е. П. (2004а) Психология индивидуальных различий. СПб.: Питер, 700 с.

Ильин, Е. П. (2005) Психофизиология состояний человека. СПб.: Питер, 411 с.

Ильин, Е. П. (2007) Психология и физиология: союз или конфронтация (исторические очерки): в 2-х т. Челябинск: ВНД. Т. 1. Рефлекторные теории, 328 с. Т. 2. Философия физиологии, 322 с.

Ильин, Е. П. (2008b) Психология спорта. СПб.: Питер, 351 с.

Ильин, Е. П. (2008а) Дифференциальная психология профессиональной деятельности. СПб.: Питер, 428 с.

Ильин, Е. П. (2009b) Психология творчества, креативности, одаренности. СПб.: Питер, 444 с.

Ильин, Е. П. (2009а) Психология общения и межличностных отношений. СПб.: Питер, 573 с.

Ильин, Е. П. (2010) Пол и гендер. СПб.: Питер, 686 с.

Ильин, Е. П. (2011) Работа и личность: трудоголизм, перфекционизм, лень. СПб.: Питер, 224 с.

Ильин, Е. П. (2012b) Психология риска. СПб.: Питер, 286 с.

Ильин, Е. П. (2012а) Психология для педагогов. СПб.: Питер, 638 с.

Ильин, Е. П. (2012с) Психология взрослости. СПб.: Питер, 542 с.

Ильин, Е. П. (2013b) Психология доверия. СПб.: Питер, 282 с.

Ильин, Е. П. (2013а) Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия. СПб.: Питер, 304 с.

Ильин, Е. П. (2014b) Психология агрессивного поведения. СПб: Питер, 368 с.

Ильин, Е. П. (2014c) Психология зависти, враждебности, тщеславия. СПб.: Питер, 208 с.

Ильин, Е. П. (2015b) Психология неформального общения. СПб.: Питер, 384 с.

Ильин, Е. П. (2015c) Психология страха. СПб.: Питер, 381 с.

Ильин, Е. П. (2015d) Современная отечественная психология — игра словами и корреляциями? [Электронный ресурс]. URL: https://www.youtube.com/watch?v=FShf8U36tqk (дата обращения 31.01.2020).

Ильин, Е. П. (2015а) Психология надежды. Оптимизм и пессимизм. СПб.: Питер, 287 с.

Ильин, Е. П. (2016) Психология совести: вина, стыд, раскаяние. СПб.: Питер, 288 с.

Ильин, Е. П. (2017) Психология делового общения. СПб.: Питер, 233 с.

Ильин, Е. П. (2014а) Психология любви. СПб.: Питер, 332 с.

Ильин, Е. П., Сафронов, В. К., Киселев, С. Я. (1989) Психология спорта. Современные направления в психологии. Л: ЛГУ, 96 с.

Ильин, Е. П., Фукин, А. И. (1997) Дифференциальная психофизиология профессиональной и учебной деятельности. Казань: Казан. ун-т экономики, упр. и права, 103 с.

Лалаян, А. А. (сост.) (1981) Библиографический указатель работ сотрудников лаборатории психофизиологии физического воспитания ЛГПИ им. А. И. Герцена. Ереван: б. и., 27 с.

Цагарелли, Ю. А. (2009) Системная диагностика человека и развитие психических функций. Казань: Познание, 491 с.

REFERENCES

Babushkin, G. D., Smolenceva, V. N., Naumenko, E. A. et al. (2007) Psikhologiya fizicheskoj kul’tury i sporta: uchebnik dlya vysshikh fizkul’turnykh uchebnykh zavedenij [Psychology of physical culture and sports: A textbook for higher physical education institutions]. Omsk: Siberian State University of Physical Education Publ., 270 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (1978) Izuchenie svojstv nervnoj sistemy [Studies of the properties of the nervous system].Yaroslavl: Yaroslavl State University Publ., 93 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (1979a) Metodicheskie ukazaniya k praktikumu po psikhofiziologii (ekspress-metody pri izuchenii svojstv nervnoj sistemy) [Guidelines for a workshop on psychophysiology (express methods in the study of the properties of the nervous system)]. Leningrad: Leningrad State Pedagogical Institute Publ., 82 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (1979b) Differentsial’naya psikhofiziologiya fizicheskogo vospitaniya i sporta [Differential psychophysiology of physical education and sport]. Leningrad: Leningrad State Pedagogical Institute Publ., 84 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (1980) Psikhofiziologiya fizicheskogo vospitaniya: deyatel’nost’ i sostoyaniya [Psychophysiology of physical education: Activities and conditions]. Moscow: Prosveshchenie Publ., 199 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (1981) Metodicheskie ukazaniya k praktikumu po psikhofiziologii (izuchenie psikhomotoriki) [Guidelines for a workshop on psychophysiology (study of psychomotor skills)]. Leningrad: Leningrad State Pedagogical Institute Publ., 87 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (1983) Psikhofiziologiya fizicheskogo vospitaniya (Faktory, vliyayushchie na effektivnost’ sportivnoj deyatel’nosti) [Psychophysiology of physical education (Factors affecting the effectiveness of sports activities)]. Moscow: Prosveshchenie Publ., 223 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (1998) Motivy cheloveka: teoriya i metody izucheniya [Motives of man: Theory and methods of study]. Kiev: Vishcha shkola Publ., 291 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2000a) Motivatsiya i motivy [Motivation and motives]. Saint Petersburg: Piter Publ., 508 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2000b) Psikhologiya voli [Psychology of the will]. Saint Petersburg: Piter Publ., 280 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2000c) Psikhologiya fizicheskogo vospitaniya [Psychology of physical education]. Saint Petersburg: Herzen State Pedagogical University of Russia Publ., 486 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2001) Differentsial’naya psikhofiziologiya [Differential psychophysiology]. 2nd ed. Saint Petersburg: Piter Publ., 454 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2002a) Emotsii i chuvstva [Emotions and feelings]. Saint Petersburg: Piter Publ., 752 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2002b) Differentsial’naya psikhofiziologiya muzhchiny i zhenshchiny [Differential psychophysiology of a man and a woman]. Saint Petersburg: Piter Publ., 544 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2003) Psikhomotornaya organizatsiya cheloveka [Psychomotor organization of a person]. Saint Petersburg: Piter Publ., 382 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2004a) Psikhologiya individual’nykh razlichij [Psychology of individual differences]. Saint Petersburg: Piter Publ., 700 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2004b) Psikhologiya: uchebnik dlya srednikh pedagogicheskikh uchebnykh zavedenij [Psychology: A textbook for secondary pedagogical educational institutions]. Saint Petersburg: Piter Publ., 559 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2005) Psikhofiziologiya sostoyanij cheloveka [Psychophysiology of human conditions]. Saint Petersburg: Piter Publ., 411 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2007) Psikhologiya i fiziologiya: soyuz ili konfrontatsiya (istoricheskie ocherki) [Psychology and physiology: Union or confrontation (historical essays)]: In 2 vols. Chelyabinsk: VND of GNI Publ. Vol. 1: Reflektornye teorii [Reflex theories], 328 p. Vol. 2: Filosofija fiziologii [Philosophy of physiology], 322 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2008a) Differentsial’naya psikhologiya professional’noj deyatel’nosti [Differential psychology of professional activity]. Saint Petersburg: Piter Publ., 428 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2008b) Psikhologiya sporta [The psychology of sports]. Saint Petersburg: Piter Publ., 351 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2009a) Psikhologiya obshcheniya i mezhlichnostnykh otnoshenij [Psychology of communication and interpersonal relationships]. Saint Petersburg: Piter Publ., 573 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2009b) Psikhologiya tvorchestva, kreativnosti, odarennosti [Psychology of creativity, giftedness]. Saint Petersburg: Piter Publ., 444 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2010) Pol i gender [Sex and gender]. Saint Petersburg: Piter Publ., 686 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2011) Rabota i lichnost’: Trudogolizm, perfektsionizm, len’ [Work and personality: Workaholism, perfectionism, laziness]. Saint Petersburg: Piter Publ., 224 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2012a) Psikhologiya dlya pedagogov [Psychology for educators]. Saint Petersburg: Piter Publ., 638 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2012b) Psikhologiya riska [The psychology of risk]. Saint Petersburg: Piter Publ., 286 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2012c) Psikhologiya vzroslosti [Psychology of adulthood]. Saint Petersburg: Piter Publ., 542 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2013a) Psikhologiya pomoshchi. Al’truizm, egoizm, empatiya [Psychology of help. Altruism, selfishness, empathy]. Saint Petersburg: Piter Publ., 304 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2013b) Psikhologiya doveriya [Psychology of trust]. Saint Petersburg: Piter Publ., 282 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2014a) Psikhologiya lyubvi [The psychology of love]. Saint Petersburg: Piter Publ., 332 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2014b) Psikhologiya agressivnogo povedeniya [Psychology of aggressive behavior]. Saint Petersburg: Piter Publ., 368 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2014c) Psikhologiya zavisti, vrazhdebnosti, tshcheslaviya [The psychology of envy, hostility, vanity]. Saint Petersburg: Piter Publ., 208 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2015a) Psikhologiya nadezhdy. Optimizm i pessimizm [The psychology of hope. Optimism and pessimism]. Saint Petersburg: Piter Publ., 287 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2015b) Psikhologiya neformal’nogo obshcheniya [Psychology of informal communication]. Saint Petersburg: Piter Publ., 384 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2015c) Psikhologiya strakha [The psychology of fear]. Saint Petersburg: Piter Publ., 381 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2015d) Sovremennaya otechestvennaya psikhologiya — igra slovami i korrelyatsiyami? [Is modern Russian psychology a play on words and correlations?]. [Online] Available at: https://www.youtube.com/watch?v=FShf8U36tqk (accessed 31.01.2020). (In Russian)

Ilyin, E. P. (2016) Psikhologiya sovesti: vina, styd, raskayanie [Psychology of conscience: Guilt, shame, repentance]. Saint Petersburg: Piter Publ., 288 p. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2017) Psikhologiya delovogo obshcheniya [Psychology of business communication]. Saint Petersburg: Piter Publ., 233 p. (In Russian)

Ilyin, E. P., Fukin, A. I. (1997) Differentsial’naya psikhofiziologiya professional’noj i uchebnoj deyatel’nosti [Differential psychophysiology of professional and educational activities]. Kazan: Kazan University of Economics, Management and Law Publ., 103 p. (In Russian)

Ilyin, E. P., Safronov, V. K., Kiselev, S. Ya. (1989) Psikhologiya sporta. Sovremennye napravleniya v psikhologii [The psychology of sports. Modern trends in psychology]. Leningrad: Leningrad State University Publ., 96 p. (In Russian)

Lalayan, A. A. (comp.). (1981) Bibliograficheskij ukazatel’ rabot sotrudnikov laboratorii psikhofiziologii fizicheskogo vospitaniya LGPI im. A. I. Gertsena [Bibliographic index of the work of employees of the laboratory of psychophysiology physical education Herzen Leningrad State Pedagogical Institute]. Yerevan: s. n., 27 p. (In Russian)

Tsagarelli, Yu. A. (2009) Sistemnaya diagnostika cheloveka i razvitie psikhicheskikh funktsij [Systemic diagnosis of a person and the development of mental functions]. Kazan: Poznanie Publ., 491 p. (In Russian)

ПРИЛОЖЕНИЕ. КНИГИ Е. П. ИЛЬИНА, КОТОРЫЕ БЫЛИ ПЕРЕИЗДАНЫ

Ильин, Е. П. Мотивация и мотивы. Монография. СПб.: Питер, 2000, 2002, 2007, 2008, 2011. (Серия «Мастера психологии).

Ильин, Е. П. Психология воли. Монография. СПб.: Питер, 2000, 2002, 2009.

Ильин, Е. П. Психология физического воспитания. Учебник. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2000; М.: Просвещение, 2007.

Ильин, Е. П. Дифференциальная психофизиология. Учебник. СПб.: Питер, 2001, 2002. (Серия «Учебник нового века»).

Ильин, Е. П. Эмоции и чувства. Монография. СПб.: Питер, 2002, 2003, 2007, 2008, 2013. (Серия «Мастера психологии»).

Ильин, Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. Монография. СПб.: Питер, 2002, 2003, 2006, 2007. (Серия «Мастера психологии»).

Ильин, Е. П. Психология индивидуальных различий. СПб.: Питер, 2004, 2011. (Серия «Мастера психологии»).

Ильин, Е. П. Дифференциальная психология профессиональной деятельности. Монография. СПб.: Питер, 2008, 2011. (Серия «Мастера психологии).

Ильин, Е. П. Психология спорта. Монография. СПб.: Питер, 2008, 2011, 2012. (Серия «Мастера психологии»).

Ильин, Е. П. Психология общения и межличностных отношений. СПб.: Питер, 2009, 2010, 2012, 2013, 2015. (Серия «Мастера психологии»).

Ильин, Е. П. Психология творчества, креативности, одаренности. СПб.: Питер, 2009, 2011, 2012. (Серия «Мастера психологии»).

Волевые свойства личности | Psylist.net

Воля не только стимулирует активность человека, направленную на преодоление трудностей, но и тормозит ее проявление, когда это необходимо для достижения цели. Благодаря побудительной и тормозной функциям воля дает возможность человеку регулировать свою деятельность и поведение в самых сложных условиях. Эти функции воли направлены на преодоление внешних и внутренних препятствий и требуют от человека напряжения всех душевных и физических сил. Когда состояние напряжения, направленное на осуществление побудительной и тормозной функции воли, проявляется повсеместно, оно закрепляется и становится волевым свойством или качеством личности.

Одни из этих свойств связаны с побудительной функцией воли, другие – с тормозной. Таких свойств насчитывается у человека довольно много. Причем, они могут иметь как положительный, так и отрицательный характер. Положительные свойства способствуют преодолению внутренних и внешних препятствий, отрицательные – препятствуют.

Среди качеств, присущих волевой личности, выделяют такие важнейшие из них как: самостоятельность, решительность, настойчивость, упорство, выдержка и самообладание.

Самостоятельность – волевое качество, которое проявляется в способности человека, по своей инициативе ставить цели и осуществлять их, преодолевая препятствия. Самостоятельный человек уверен в правильности поставленной цели и будет бороться за ее достижение всеми силами. В то же время самостоятельность не исключает использование советов и предложений других людей, направленных на оценку возможности добиться поставленной цели.

Противоположными самостоятельности качествами являют внушаемость и негативизм. Внушаемости подвержены все безвольные люди, которые не знают как им поступить в сложившейся ситуации и которые всегда ждут совета или указаний от других людей. Они часто сомневаются в правильности и целесообразности своих действий и легко попадают под влияние эгоистичных безнравственных людей. Впоследствии, убедившись в неправильности своих действий, совершенных под влиянием этих людей, они горько раскаиваются в том, что доверились им.

Негативизм – отрицательное волевое качество, под влиянием которого личность совершает действия противоположные тем правильным и целесообразным советам, которые дают ей другие люди. Негативизм чаще всего проявляется у подростков, которые стремятся показать свою самостоятельность и независимость от взрослых.

Решительность – одно из важных волевых свойств личности, проявляющееся на начальном этапе волевого поведения, когда личность должна сделать усилие при выборе цели действия. Решительный человек способен быстро выбрать наиболее важную цель, всесторонне обдумать способы ее достижения и предусмотреть возможные последствия своего поведения.

Нерешительность – отрицательное волевое качество, которое мешает человеку быстро принять правильное решение и осуществить волевое действие. Нерешительный человек проявляет колебания при выборе цели, не знает какую цель ему предпочесть, испытывает сомнения в правильности выбранной цели, боится возможных последствий своих действий. Иногда нерешительные люди, стремясь избежать неприятного для них напряжения, торопятся поскорей поставить любую пришедшую им в голову цель, и не обдумав достижима она или нет, начинают действовать.

Настойчивость – самое важное волевое качество, проявляющееся в способности человека терпеливо преодолевать все трудности, возникающие на пути к осуществлению цели. Это качество присуще людям, которые могут проявлять волевые усилия в течение длительного времени для того чтобы как можно лучше решить поставленную задачу и добиться наиболее высоких результатов. Настойчивый человек планомерно и неуклонно идет к намеченной цели, не взирая на все препятствия, встречающиеся на его пути. Он может кропотливо шаг за шагом идти по намеченному пути, не останавливаясь при неудаче и не поддаваясь никаким сомнениям и противодействиям со стороны других людей. Этот человек может настоять на своем, убедить других в своей правоте и мобилизовать их на решение поставленной задачи. Люди, не обладающие настойчивостью, проявляют нетерпеливость и поспешность в своих действиях, стремясь как можно быстрее прийти к намеченной цели, хотя не всегда им это удается.

Упорство – волевое качество, помогающее человеку добиться, во что бы то ни стало, осуществления поставленной цели, не взирая на все преграды и противодействия. Упорный человек убежден в правильности выбранного пути, понимает целесообразность своих действий и необходимость получения нужных результатов. Если при сложившихся обстоятельствах достижение поставленной цели оказалось нецелесообразным, то человек, идущий до этого упорно к ней, может отказаться от нее или отложить ее достижение до более подходящего времени.

Упрямство – является отрицательным волевым качеством, противоположным упорству. Упрямый человек безрассудно стремится к достижению поставленной цели, хотя она не имеет для него большого значения и не может быть реализована в данный момент. Однако, несмотря на это он упрямо продолжает действовать, не считаясь ни с кем и ни с чем, руководствуясь только своими узко эгоистическими желаниями и соображениями. Как правило, упрямый человек не только не может достигнуть поставленной цели, но часто получает результаты обратные тем, которые он ожидал.

Выдержка – одно из волевых качеств, выполняющих тормозную функцию. Она дает возможность человеку проявить большое напряжение воли и выдержать чрезмерную психическую и физическую нагрузку, необходимую для достижения поставленной цели. Выдержка может проявляться в стойкости человека, в его способности противостоять неблагоприятным факторам и довести дело до конца, даже в экстремальной ситуации. Сдержанный человек не будет действовать необдуманно. Он здраво оценит обстановку и свои возможности, тщательно спланирует свои действия и выберет наиболее подходящий момент для достижения цели. Если нужно он может прекратить свои действия, отложить начатое дело до того времени, когда будут созданы наиболее благоприятные условия.

Самообладание – волевое свойство, обеспечивающее человеку способность осуществлять саморегуляцию в самых сложных, экстремальных условиях существования, мобилизуя все свои психические и физические ресурсы. Самообладание нужно часто проявлять человеку не только в обыденной жизни, но и в условиях опасных для его жизни. Оно помогает человеку преодолеть страх, панику и малодушие. Человек, владеющий собой, уверен в своих силах, способен целесообразно действовать в любой ситуации и достигнуть высоких результатов в своем поведении и деятельности.

Все эти качества не существуют в готовом виде у человека, а формируются и развиваются в процессе жизни. В детском возрасте их формирование осуществляется под влиянием воспитания и игровой деятельности. Родители стараются воспитать своих детей сильными, ловкими, выносливыми, смелыми, настойчивыми, умеющими преодолевать трудности и сознательно регулировать свое поведение.

Особенно большое значение в развитии волевых качеств имеет игра. Ролевые игры и игры с правилами побуждают детей проявлять волевые усилия для того, чтобы наилучшим образом выполнить свою роль и добиться при выполнении правил более высоких результатов по сравнению с другими участниками игры.

В школьном возрасте развитие воли происходит под влиянием учебной деятельности, которая является обязательной и требует от учащихся осуществлять свое поведение не так «как хочется», а так как «надо». Для успешного усвоения знаний, навыков и умений учащиеся должны все время напрягать свои умственные и физические силы, проявлять настойчивость и упорство для преодоления возникающих трудностей.

Огромное значение в развитии волевых качеств имеет самовоспитание. Ни в какой другой сфере психической деятельности самовоспитание не играет такой роли, как в развитии воли. Только самовоспитание может дать человеку возможность управлять собой, проявлять волевые усилия, мобилизовать все свои ресурсы для преодоления трудностей, побеждать отрицательные качества личности и вредные привычки.

Потребность в самовоспитании воли возникает в подростковом и раннем юношеском возрасте. И это естественно, так как подростки стремятся стать самостоятельными и независимыми от взрослых. Но поскольку они не знают, а поэтому и не соблюдают приемов самовоспитания воли, то вместо воспитания они занимаются часто испытанием своей воли. Иногда такого рода испытания принимают форму истязаний. Так, некоторые школьники для «развития выдержки и самообладания» калят себя булавками, лазят по стенам и карнизам, прыгают на землю с высоких объектов, ходят раздетыми зимой и т.п.

Существует целый ряд правил и приемов воспитания и самовоспитания воли, которые надо знать и по возможности соблюдать.

  1. Волевые качества следует проявлять во всех видах деятельности и не только в экстремальных ситуациях, но и в повседневной жизни.
  2. Стараться ставить только достижимые цели. Нельзя браться за такие задачи, которые заведомо не могу быть выполнены.
  3. Поставленная цель должна быть достигнута. Любое дело надо доводить до конца, не откладывать его окончание на неопределенное время.
  4. Не следует сразу пытаться преодолевать сравнительно большие трудности. Надо сначала научиться преодолевать несложные препятствия. При неудаче не следует отчаиваться. Надо снова и снова пытаться преодолеть трудности, проявляя настойчивость и упорство.
  5. Если не получается какое-либо дело не бросай его. Прояви выдержку и терпение, начни все сначала, исправь допущенные ошибки, придумай более рациональные способы и приемы его осуществления.
  6. Оказавшись в экстремальной ситуации не теряй самообладания, мобилизуй все свои силы и возможности для достойного выхода из нее. Постарайся, чтобы принятое решение было выполнено несмотря ни на какие препятствия.
  7. Приступая к делу сначала спланируй его выполнение, потом предусмотри возможные трудности и способы их преодоления, подумай о результатах своих действий и о их последствиях.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Общая психология:

Понятие воли в психологии — презентация онлайн

1. Презентация ПОНЯТИЕ ВОЛИ В ПСИХОЛОГИИ

Выполнил: Беседин Илья
1ЭМО-13

2. Цель работы: понятие воли в психологии

Разрешение цели на основании задач:
1) раскрыть понятие воли в психологии;
2) охарактеризовать волевые свойства
личности;
3) подчеркнуть как значимость свободы воли,
так и значимость личностной ответственности.
1. понятие о воле
« Воля (англ. volition , will ) — способность человека действовать в
направлении сознательно поставленной цели, преодолевая при этом
внутренние препятствия
Основные признаки волевого акта:
1) приложение усилий для выполнения волевого акта;
2) наличие продуманного плана осуществления
поведенческого акта;
3) усиленное внимание к такому поведенческому акту и
отсутствие непосредственного удовольствия,
получаемого в процессе и в результате его исполнения;
4) нередко усилия воли направлены не только на победу
над обстоятельствами, сколько на преодоление самого
себя.
2. структура волевого действия
С чего начинается волевое действие?
Конечно, с осознания цели действия и
связанного с ней мотива. При ясном
осознании цели и мотива, вызывающего
ее, стремление к цели принято называть
Желание обостряет, имея
желанием
побуждающую силу, осознание цели
будущего действия и построение его
плана. В свою очередь, при
формировании цели своеобразную
роль играет ее содержание, характер
и значение. Чем значительнее цель,
тем более мощное стремление
может быть вызвано ею.
3. волевая регуляция поведения
«Волевая регуляция поведения характеризуется состоянием
оптимальной мобилизованности личности, потребного режима
активности, концентрацией этой активности в необходимом
направлении»
Развитие воли у человека связано:
а) с преобразованием непроизвольных
психических процессов в произвольные;
б) с приобретением человеком контроля
над своим поведением;
в) с выработкой волевых качеств
личности;
г) с тем, что человек сознательно
ставит перед собой все более трудные
задачи и преследует все более
отдаленные цели, которые требуют
значительных волевых усилий в течение
долгого времени. Формирование волевых
качеств личности можно рассматривать
как движение от первичных к вторичным
и далее — к третичным качествам.
4. волевые свойства личности
Среди качеств, присущих волевой личности, выделяют
такие важнейшие из них как: самостоятельность,
решительность, настойчивость, упорство, выдержка и
самообладание.
Негативизм — отрицательное волевое качество, под влиянием которого личность
совершает действия противоположные тем правильным и целесообразным
советам, которые дают ей другие люди.
Решительность — одно из важных волевых свойств личности, проявляющееся на
начальном этапе волевого поведения, когда личность должна сделать усилие при
выборе цели действия.
Нерешительность — отрицательное волевое качество, которое мешает человеку
быстро принять правильное решение и осуществить волевое действие.
Настойчивость — самое важное волевое качество, проявляющееся в способности
человека терпеливо преодолевать все трудности, возникающие на пути к
осуществлению цели.
Упорство — волевое качество, помогающее человеку добиться, во что бы то ни
стало, осуществления поставленной цели, не взирая на все преграды и
противодействия.
Упрямство является отрицательным волевым качеством, противоположным
упорству.
5. приемы и методы самовоспитания воли
1. Волевые качества следует проявлять во всех видах деятельности и не только в
экстремальных ситуациях, но и в повседневной жизни.
2. Стараться ставить только достижимые цели. Нельзя браться за такие задачи, которые
заведомо не могу быть выполнены.
3. Поставленная цель должна быть достигнута. Любое дело надо доводить до конца, не
откладывать его окончание на неопределенное время.
4. Не следует сразу пытаться преодолевать сравнительно большие трудности. Надо
сначала научиться преодолевать несложные препятствия. При неудаче не следует
отчаиваться. Надо снова и снова пытаться преодолеть трудности, проявляя
настойчивость и упорство.
5. Если не получается какое-либо дело не бросай его. Прояви выдержку и терпение,
начни все сначала, исправь допущенные ошибки, придумай более рациональные
способы и приемы его осуществления.
6. Оказавшись в экстремальной ситуации, не теряй самообладания, мобилизуй все свои
силы и возможности для достойного выхода из нее. Постарайся, чтобы принятое
решение было выполнено, несмотря ни на какие препятствия.
7. Приступая к делу, сначала спланируй его выполнение, потом предусмотри возможные
трудности и способы их преодоления, подумай о результатах своих действий и об их
последствиях.
Заключение
Волевой человек при постановке далекой или близкой цели
мобилизует необходимые физические или духовные силы. Он
настойчиво идет к поставленной цели, преодолевая препятствия,
подавляя внутреннюю нерешительность и колебания и избегая
всяких отвлечений от поставленной цели. Все волевые качества:
ясная целеустремленность, упорство и настойчивость,
самостоятельность и дисциплинированность, выдержка,
решительность и самообладание, умение сдерживать свои чувства
и владеть собой — приобретаются в процессе труда и закрепляются
путем самовоспитания и вырабатываются в течение жизни.

Умершие клиенты и их завещания

Психологи обращаются в офис по вопросам этики APA с широким кругом вопросов. Некоторые вопросы повторяются, например, следует ли подавать заявление о жестоком обращении с детьми и сообщать ли клиенту, что конфиденциальная информация могла быть скомпрометирована. Менее частые, но тем не менее повторяющиеся вопросы включают усыновление ребенка, которого психолог встретил в профессиональной среде, или консультации с участником реалити-шоу, которому может пригодиться психологический опыт.

Эти звонки бросают вызов персоналу Бюро по вопросам этики и служат для нас унизительным напоминанием о глубине и разнообразии того, что делают психологи.

Особенно острый вопрос касается того, что происходит после смерти клиента. Рассмотрим этот сценарий:

Недавно скончался клиент, с которым я работал почти 25 лет. Он страдал психотическим расстройством, но сумел вести хорошую и продуктивную жизнь.В течение нашей совместной работы мы иногда виделись по три раза в неделю, когда были трудные времена, но иногда встречались раз в месяц или даже реже. Я взял с него небольшую часть моего гонорара. (Я познакомился с ним, когда был стажером, и никогда не думал о том, чтобы взимать полную плату, когда он попросил остаться со мной после того, как я закончил мой постдоктор). Я был глубоко опечален, когда получил уведомление о его смерти — мы не видели друг друга в течение несколько недель, что было необычно, хотя и не неслыханно. Однако я был совершенно ошеломлен, когда узнал, что он оставил мне часть собственности, стоящую довольно значительную (шестизначную) сумму денег.Он жил довольно просто, и я никогда не предполагал, что у него есть какие-то значительные активы. Принятие права собственности противоречит всему, что, как мне кажется, я должен делать как этический психолог, но я живу в дорогом городе, у меня двое детей, приближающихся к студенческому возрасту, и когда я сказал своей супруге, я подумал, что должен отказаться от собственности по этическим соображениям температура в комнате стремительно поднялся. Реальность такова, что сумма денег, которую стоит завещание, не слишком сильно отличается от той, которую я бы заработал, если бы все время взимал полную плату.Какова этика моей ситуации?

Эта ситуация затрагивает множество сложных вопросов, возможно, в первую очередь о том, как мы, психологи, справляемся со смертью клиента. Однако в данном случае вопрос более конкретен: психолог спрашивает, что делать. Было бы полезно рассмотреть этот вопрос с правовой, клинической точки зрения, а также с точки зрения управления рисками и этической точки зрения.

Большинство риск-менеджеров — например, люди, работающие на страховых компаний, чья основная цель — снизить подверженность психолога риску — посоветуют психологу отказаться от собственности.Этот совет имеет смысл. Ситуация наводит на мысль, что психолог оказал ненадлежащее влияние на клиента, что является соответствующим юридическим стандартом для отмены завещания. Вероятность того, что иск о неправомерном влиянии будет предъявлен психологу, возрастает в геометрической прогрессии, если у клиента были найденные наследники или потенциальные бенефициары имущества. Если жалоба подана в комитет по этике или лицензионный совет, психолог будет нести бремя доказательства того, что эксплуатации не было:

3.08 Эксплуатационные отношения
Психологи не эксплуатируют лиц, над которыми у них есть надзорные, оценочные или иные полномочия, таких как клиенты / пациенты, студенты, супервизии, участники исследования и сотрудники.

С точки зрения управления рисками, исходя из фидуциарных обязанностей психолога перед клиентом и фактов, дающих благодатную почву для заявления о неправомерном влиянии, ситуация проблематична.

Однако рассматривать ситуацию только с точки зрения управления рисками кажется неуважительным как по отношению к клиенту, так и к совместной работе психолога и клиента.Автономность — основная ценность Кодекса этики:

.

Принцип E: Уважение прав и достоинства людей
Психологи уважают достоинство и ценность всех людей, а также права людей на неприкосновенность частной жизни, конфиденциальность и самоопределение. Психологи осознают, что могут потребоваться особые меры предосторожности для защиты прав и благополучия людей или сообществ, уязвимые места которых мешают автономному принятию решений.

Психологи имеют неудачную склонность рассматривать поведение клиента через призму недостатка.В этой ситуации может возникнуть соблазн обозначить завещание клиента как отыгрывание переноса. Однако такая характеристика рискует свести к минимуму то, что могло означать для клиента включение психолога в свое завещание.

Задача психолога состоит в том, что оценка роли автономии клиента и выяснение того, сделал ли психолог во время лечения что-либо, чтобы чрезмерно повлиять на клиента, представляет собой потенциальный конфликт интересов:

3.06 Конфликт интересов
Психологи воздерживаются от профессиональной деятельности, когда можно разумно ожидать, что личные, научные, профессиональные, юридические, финансовые или другие интересы или отношения (1) снизят их объективность, компетентность или эффективность при выполнении ими своих функций психологов или (2) подвергать лицо или организацию, с которыми существуют профессиональные отношения, вреду или эксплуатации.

Литература о конфликте интересов ясна: психолог в ситуации / конфликте находится в худшем (или наименее лучшем) положении для определения последствий конфликта.Если психолог исследует сохранение наследства, консультация уместна, даже необходима.

Консультант поможет психологу выяснить, какую роль лечение могло сыграть в решении клиента и как психолог мог повлиять на конкретный результат. Если выясняется, что психолог чрезмерно повлиял на клиента, этика ситуации ясна: психолог не должен принимать завещание. Консультант также будет помнить о том, что клиент, возможно, участвовал в вдумчивом процессе принятия решений и принял взвешенное решение, не зная об этических затруднениях, которые он создавал для психолога.

Этическая дилемма возникает перед психологом, если консультант приходит к выводу, что психолог предоставил компетентное и этичное лечение. В этом случае психологу остается уравновесить набор ценностей. Они могут включать в себя то, как принятие завещания клиента согласуется с собственным пониманием психолога того, что должен делать этический психолог, и / или как принятие завещания может повлиять на общественный имидж психологов, может повлиять на другие методы лечения, предлагаемые психологом, и может повлиять на то, как коллеги просмотр психолога.

Психолог уравновесит эти профессиональные соображения со своими личными интересами. Хотя некоторые могут возразить, что личные интересы психолога не должны иметь никакого отношения к разрешению этой дилеммы, эта позиция кажется далекой от той жизни, в которой мы живем, и не требуется Этическим кодексом.

От психолога требуется учитывать соответствующие этические принципы: делай добро, не навреди; уважать автономию клиента — и, возможно, бороться с тем, как психологи объединяют правильные действия наших клиентов, соблюдая этические обязательства, которые мы имеем в своей личной жизни.

Стивен Бенке, доктор медицинских наук, доктор медицинских наук, руководит отделом этики APA.

Статья о воле The Free Dictionary

Способность выбирать цель и прилагать внутренние усилия, необходимые для ее реализации. Воля — это особый акт, который нельзя свести к сознанию и деятельности как таковой. Не всякое сознательное действие, даже связанное с преодолением препятствий на пути к цели, является волевым актом. Основным аспектом волевого акта является реализация ценностного критерия цели и ее соответствие принципам и нормам личности.Для субъекта воли характерно не чувство «я хочу», а «это необходимо» или «я должен». Осуществляя волевой акт, человек сопротивляется силе непосредственных потребностей и импульсивных желаний.

Структурно волевое поведение распадается на принятие решения и его реализацию. Если цель волевого действия не совпадает с непосредственной потребностью, принятие решения часто сопровождается тем, что в психологической литературе называется конфликтом мотивов (актом выбора).Принятое решение реализуется в различных психологических условиях, начиная с тех, в которых достаточно принять решение, а затем действие происходит как бы само по себе (например, действие человека, увидевшего тонущего ребенка), и кончая. с теми действиями, в которых реализация волевого поведения противостоит какой-либо сильной потребности, что приводит к необходимости особых усилий для преодоления этой потребности и достижения намеченной цели (проявление силы воли).

Различные интерпретации воли в истории философии и психологии связаны прежде всего с противоположностью детерминизма и индетерминизма; Первый рассматривает волю как детерминированную извне (физическими, психологическими или социальными причинами или божественным предопределением в сверхъестественном детерминизме), тогда как второй полагает, что воля является автономной самореализующейся силой. В доктринах волюнтаризма будет выступать первичная и исходная основа мирового процесса и, в частности, человеческой деятельности.Расхождение в философских подходах к проблеме воли находит свое отражение в психологических теориях воли, которые можно разделить на две группы: во-первых, «автогенетические» теории воли, которые рассматривают волю как нечто конкретное и не сводимое к любые другие процессы, предложенные W. Wundt, N. Ach, J. Lindworsky в Германии и др. Во-вторых, «гетерогенные» теории, определяющие волю как нечто вторичное и продукт некоторых других психологических факторов и явлений, то есть функцию мысли или концепции (интеллектуальные теории воли, которых придерживаются многие представители школы Дж. .Ф. Гербарт, К. Эренфельс в Австрии, Э. Мейман в Германии и др.), Чувств (Х. Эббинхаус в Германии и Э. Блейлер в Швейцарии) или комплекса ощущений (ассоцианизм).

Советская психология, основанная на диалектическом и историческом материализме, рассматривает волю как социально и исторически обусловленную. В советской психологии фундаментальным направлением изучения воли является изучение филогенеза и онтогенеза произвольных действий (производных от воли) и высших психических функций, таких как произвольное восприятие и запоминание.Произвольный характер действия, как показал советский ученый Л. С. Выготский, является результатом опосредующей роли орудий и знаковых систем во взаимоотношениях человека и окружающей его среды. В процессе психического развития ребенка исходные непроизвольные процессы восприятия, памяти и т. Д. Принимают произвольный характер и становятся саморегулирующимися. Параллельно происходит также развитие способности поддерживать цель. Работа советского психолога Д.Н. Узнадзе и его школа сыграли важную роль в изучении воли.

Проблема воспитания воли имеет большое значение для педагогов. В связи с этим разрабатываются различные методы, цель которых — развить способность к постоянным усилиям, необходимым для достижения. Воля тесно связана с характером человека и играет важную роль в процессе его формирования и преобразования. В соответствии с широко распространенной точкой зрения характер — это такая же основа волевых процессов, как интеллект — основа мыслительных процессов и темперамента, эмоциональных процессов.

N.G. A LEKSEEV и S H . Н. С ХХАРТИШВИЛИ

Воля и эмоции . Как и другие виды психической деятельности, воля — это рефлекторный процесс по своей физиологической основе и схеме завершения. Эволюционной предпосылкой произвольного поведения является так называемый рефлекс свободы у животных — инстинктивная реакция, адекватным стимулом для которой является принудительное ограничение движения. «Без него [рефлекса свободы]», — писал И.П. Павлов, «любое небольшое препятствие, с которым животное может столкнуться на своем пути, полностью нарушило бы ход его жизни» ( Полн. Собр. Соч., т. 3, кн. 1, 1951, с. 343). По данным советского учёного В.П. Протопопова и других исследователей, именно характер препятствия определяет сортировку поведения, от которого формируется адаптивный навык у высших животных. Таким образом, воля как деятельность, обусловленная необходимостью преодоления препятствия, обладает определенной независимостью по отношению к мотиву, который первым инициировал поведение.Избирательное торможение реакции преодоления препятствий («гипноз животных»), а также специфическое действие некоторых препаратов на эту реакцию позволяет говорить о наличии определенного механизма мозга, реализующего рефлекс свободы в его павловском понимании. . В механизмах волевого усилия человека большую роль играет система речевых сигналов (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия). В целенаправленном поведении человека конкурирующая потребность часто становится препятствием.Тогда преобладание одного из мотивов будет определяться не только его относительной силой, но и началом деятельности, по отношению к которой субдоминантный мотив является препятствием, «внутренней помехой». Такая ситуация встречается в тех обстоятельствах, когда принято говорить о произвольном подавлении эмоции или, точнее, о потребностях, обуславливающих эти эмоции. Будучи тесно связанной с действиями, сознанием и эмоциями человека, воля представляет собой независимую форму его психической жизни.В то время как эмоции обеспечивают мобилизацию ресурсов энергии и переход к тем формам реакции, которые управляются широким спектром предположительно значимых сигналов (эмоциональные доминанты), они сдерживают крайнюю генерализацию эмоционального возбуждения и облегчают поддержание первоначально выбранного Цель. В свою очередь, волевое поведение может быть источником положительных эмоций до достижения конечной цели за счет удовлетворения потребности в преодолении препятствий. Поэтому наиболее продуктивным сочетанием для деятельности человека является сильная воля и оптимальный уровень эмоционального возбуждения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Басов, М.Я. Воля как предмет функциональной психологии. Петроград, 1922.
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии, 2-е изд. Москва, 1946. Глава 14.
Веккер Л. М. «К постановке проблем воли». Вопросы психологии, 1957, вып. 2.
Корнилов, К. Н. Воля и ее воспитание. Москва, 1957.
Запорожец, А.В. Развитиепроизводственных движений. Москва, 1960.
Селиванов В.I. «Проблема воли в советской психологии». Вопросы психологии, 1964, вып. 1.
Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики, 2-е изд. Москва, 1965.
Чхартишвили, Ш. Н. «Проблема воли в психологии». Вопросы психологии, 1967, вып. 4.
Lindworsky, J. Der Wille, seine Erscheinung und seine Beherrschung, 3-е изд. Лейпциг, 1923.
Блондель, К. «Les volitions». В году Traite de Psyologie. Под редакцией Г. Дюма, т. 2.Париж, 1924 г.
Левин, К. Vorsatz, Wille und Bedürfnis. Berlin, 1926.

in law:

( 1 ) Элемент, определяющий сущность правовой системы данного типа, поскольку правовая система всегда является волей политически и экономически правящего класса общества. выражается в законах и других правовых нормах, установленных и санкционированных правительством.

( 2 ) Декларация о намерениях сторон в различных отношениях, которые складываются в обществе между коллективами, организациями или гражданами.Эти отношения, регулируемые законом, являются правоотношениями. Заявление о намерении сторон правоотношений может быть законным или незаконным. Законные заявления о намерениях направлены на установление, изменение или прекращение правовых отношений; они могут иметь форму юридических актов, определения целей плановой экономики, заключения контрактов, опубликования приказов, положений или стандартных правил или подачи деклараций и жалоб граждан.Формальная правоспособность и транзакционная способность — юридически признанная возможность и способность приобретать права и брать на себя обязательства своими действиями — имеют большое значение для законных заявлений о намерениях. Закон гарантирует условия для свободного, неограниченного заявления о намерениях и, таким образом, определяет условия недействительности правовых актов в случае мошенничества, принуждения, введения в заблуждение или совершения юридических действий лицами с незрелой или неполноценной волей ( например, несовершеннолетние или душевнобольные).

Незаконные заявления о намерениях — это действия лиц или организаций, которые нарушают правила поведения, установленные законом. Эти нарушения могут заключаться в игнорировании юридического запрета, невыполнении определенных юридических обязательств или злоупотреблении своим правом. Преступления, наиболее опасные для общества правонарушения, влекут за собой применение уголовной ответственности. Действия не считаются преступлениями, если они совершаются лицами с незрелой волей (например, несовершеннолетними) или лицами с дефектами, вызванными психическим заболеванием или другими причинами, которые не способны понять, что они делают, или контролировать свои действия.

Распоряжение гражданина в отношении его имущества в случае его смерти, данное в порядке, установленном законом. Завещание как средство распоряжения собственностью известно в различных правовых системах.

В СССР каждый гражданин может завещать свое имущество или его часть одному или нескольким лицам, независимо от того, являются ли они его законными наследниками, а также государству или отдельным государственным, кооперативным или общественным организациям. Завещатель может лишить наследства одного, нескольких или всех законных наследников; однако закон делает следующее исключение из этого правила: несовершеннолетние дети, нетрудоспособные дети (включая приемных детей) и некоторые другие нетрудоспособные — супруга, родители (включая приемных родителей) и иждивенцы умершего наследуют не менее более двух третей их установленной законом доли (так называемой обязательной доли) независимо от содержания завещания.Если в завещании упоминается только часть имущества наследственного имущества, то часть, не включенная в завещание, делится между законными наследниками, включая тех, кому имущество было передано по завещанию.

Установлен особый порядок размещения вкладов граждан в государственных сберегательных кассах или в Государственном банке СССР. Гражданин, имеющий такой вклад, может давать инструкции непосредственно сберегательной кассе или Государственному банку относительно выплаты депозита какому-либо лицу или правительству в случае его смерти.При наличии таких указаний залог не включается в состав наследства и к нему не применяются правила наследования, в том числе и в отношении обязательной доли. Если инструкции относительно депозита содержатся в завещании, результат будет таким же.

Завещание должно быть составлено в письменной форме с указанием места и времени его составления, должно быть лично подписано наследодателем и нотариально заверено. На момент составления и подписания завещания наследодатель должен быть дееспособным.Если наследодатель по причине физических недостатков, болезни или по другим причинам не может лично подписать завещание, оно может быть подписано другим гражданином по просьбе наследодателя в присутствии нотариуса с указанием причин, по которым завещатель сам не мог подписать завещание. Закон предусматривает, что в некоторых случаях завещание может быть удостоверено не нотариусом, а другими официальными лицами, такими как командир воинской части, капитан корабля, главный врач госпиталя и руководитель экспедиции. .Завещатель может в любое время изменить или отозвать завещание и составить новое завещание.

Большая советская энциклопедия, 3-е издание (1970-1979). © 2010 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Интуитивное чувство собственности — Ассоциация психологических наук — APS

Американцы любят владеть своим домом, и правила и условности владения в целом хорошо известны. Так что легко забыть, что во многих уголках земного шара правила более двусмысленны и более открыты для оспаривания.Действительно, сегодня в мире насчитывается около миллиарда скваттеров — людей, которые, в основном по необходимости, живут на собственности, которой они не владеют и не могут себе позволить.

Скваттеры редко имеют право голоса, но в некоторых промышленно развитых городах, где они есть, их заявления обычно основываются на идее улучшения. Если владелец покидает собственность или пренебрегает ею, не следует ли разрешить другому человеку укрыться, вложить свои деньги в то, чтобы сделать ее домом, и предъявить права на нее? Другими словами, дает ли тяжелая работа по улучшению собственности какое-то право на владение, даже право собственности?

Новое исследование показывает, что наши моральные суждения о владении собственностью могут быть интуитивным процессом — более фундаментальным, чем законы и постановления общества.Ученый-психолог Патриция Кангиссер и ее коллеги из Бристольского университета, Великобритания, изучали трех- и четырехлетних детей (а также взрослых), чтобы увидеть, как дети думают о частной собственности, прежде чем они попадут под влияние правил взрослых. Предыдущие исследования показали, что очень маленькие дети, как правило, уважают права первого владельца по умолчанию — до тех пор, пока у них нет веских причин думать иначе. Но ученые хотели увидеть, является ли творческий труд такой веской причиной, то есть не превосходит ли улучшение собственности первоначальные права собственности.

Чтобы проверить эту идею в лаборатории, они использовали форму собственности, которой дети могли бы реально «владеть» — глиняных животных. И экспериментатор, и испытуемые получили титул к набору глиняных животных-форм для печенья, каждый набор разный: например, синие утки или красные бабочки. Затем каждый из них «одолжил» и работал с одним из животных другого, используя формочки для печенья, чтобы превратить глину в нечто новое, например, в слона. Или, как вариант, они просто подержали животное ненадолго или отрезали ножом небольшой кусок глины.Идея заключалась в том, чтобы сравнить простое владение с двумя уровнями творческого труда, чтобы увидеть, влияет ли какой-либо из них на взгляды собственности.

И они сделали, в некоторых интересных отношениях. Как сообщалось в Интернете на этой неделе в журнале Psychological Science , все испытуемые — дети и взрослые — с гораздо большей вероятностью передали право собственности на собственность второму лицу, если этот человек проявил некоторую пристрастие в изменении собственности. И чем больше работы, тем больше право: то есть превращение животного в новое животное было важнее, чем просто отрезать кусок глины, что было важнее, чем просто держать животное.Даже если они превратили утку в утку другого вида, этого было достаточно для получения прав, хотя превращение утки в слона дало несколько больше в плане прав собственности. Другими словами, важнее всего была работа; творчество было важным, но второстепенным.

Но вот что действительно интересно: эти взгляды на собственность и труд были гораздо более распространены у детей дошкольного возраста, чем у взрослых. Взрослые с гораздо большей вероятностью отдавали приоритет первоначальному владельцу и гораздо реже ценили труд и творчество.В этом смысле взрослые, похоже, переросли свою интуитивную веру в права скваттеров, заменив эту чувствительность формальными законами и постановлениями.

границ | Почему когнитивные науки не доказывают, что свободная воля является эпифеноменом

Свобода воли: определения и уровни объяснения

В большинстве эпох и культур свобода воли считалась характеристикой или способностью, которыми обычно наделены люди и которые имеют особую, если не уникальную, ценность (Van Inwagen, 1983).Обычно считалось, что внутренняя свобода индивидов, отличная от социальной и политической, является предпосылкой достоинства и моральной ответственности (McKenna and Pereboom, 2016). Обычные люди обычно думают, что они интуитивно понимают, что такое свобода воли. Однако ученые, которые размышляли над этой темой с разных точек зрения, не пришли к единому мнению о ее определении или о необходимых и достаточных условиях для ее реализации. Более того, философия всегда вызывала сомнение в том, что мы можем считать себя свободными, даже если это не так.Многие мыслители действительно считают, что детерминизм, который мы находим в физическом мире, кажется несовместимым со свободой в том смысле, который подразумевается свободой воли.

Недавно наука представила новые эмпирические данные, подтверждающие тезис об иллюзорной природе свободы воли. И есть также линия философских и политических размышлений, которая выражает скептический оптимизм по поводу свободы воли (Pereboom, 2001, 2013; Caruso, 2012, 2013). По словам этих авторов, имеющиеся в нашем распоряжении данные показывают, что свобода воли — это иллюзия, но это не влияет на нашу жизнь (ни индивидуально, ни в обществе), потому что мы действительно можем обойтись без идеи свободы воли и при этом защитить себя от правонарушителей. и награждайте лучших людей в различных областях человеческой деятельности, уменьшая при этом гнев, негодование и ожесточенную конкуренцию (Waller, 2011).Однако есть основания сомневаться в обоснованности этой точки зрения, нежелательные последствия которой нельзя недооценивать (Lavazza, 2017a).

В этой структуре, которая знаменует собой разрыв по отношению к прошлому, величайший вызов реализму о свободе воли, кажется, исходит от эпифеноменализма. Прежде всего, было бы полезно взглянуть на обсуждаемые термины, еще раз подчеркнув, что нет общего согласия по определениям, и, следовательно, часто философы и ученые в конечном итоге говорят о разных вещах в дебатах о свободе воли.Как только рамки будут ограничены, мы поймем, почему эпифеноменализм представляет собой более серьезную проблему, чем классический детерминизм. Затем, в основной части статьи, я объясню, почему даже эпифеноменализм, кажется, не может предоставить решающие доказательства в поддержку тезиса о том, что свобода воли является иллюзией.

Чтобы обсудить влияние эпифеноменализма на идею свободы воли, сначала необходимо определить ключевые концепции. Как уже упоминалось, не существует общепринятого определения свободы воли.Согласно минимальному определению, свобода воли — это «разновидность контроля, явно необходимая для того, чтобы агенты несли моральную ответственность» (Варгас, 2011). Свободу воли также можно более точно определить тремя условиями (см. Walter, 2001). Первый — это , способность поступать иначе . Это интуитивно понятная концепция: чтобы быть свободным, нужно иметь по крайней мере две альтернативы или варианты действий, из которых можно выбирать. Например, если у кого-то непроизвольный спазм рта, он не в состоянии выбирать, крутить рот или нет.Второе условие — контроль над своим выбором . Действующий человек должен быть тем же человеком, который решает, что делать. Чтобы получить свободу воли, человек должен быть автором своего выбора без вмешательства людей и механизмов вне досягаемости. Это то, что мы называем свободой действий, то есть быть и чувствовать себя «хозяином» своих решений и действий. Третье условие — это отзывчивость на причины : решение не может быть свободным, если оно является следствием случайного выбора, но оно должно быть рационально мотивированным.Если я брошу кости, чтобы решить, за кого выйти замуж, мой выбор нельзя назвать свободным, даже если я свободно скажу: «Да». Напротив, если я решу выйти замуж за конкретного человека из-за его идей и моей глубокой любви к ним, то мое решение будет свободным (Lavazza, 2016).

Это очень толстое определение свободы воли с очень жесткими условиями. Он граничит с идеей абсолютного авторства, которая, однако, улавливает все традиционные идеи и размышления о свободе, понимаемой в «метафизическом» смысле.Отсюда можно ограничить объем свободы воли более тонким определением, которое также подходит для научных данных, поступающих из лабораторий. Фактически, идея свободы воли может быть обобщена и ограничена идеей «сознательного контроля» над своими выборами и решениями, где квалификация «сознательный» не влечет за собой постоянного и безжалостного поведенческого контроля, но может также полагаться на привычки. или мозговые процессы, запущенные до осуществления контроля.Несмотря на то, что это определение вряд ли найдет общий консенсус, оно все же может быть хорошей отправной точкой.

Какую бы идею свободы воли мы ни рассматривали, физический детерминизм всегда бросал ей особенно серьезный вызов. Детерминизм — хотя было предложено множество определений этой концепции — можно принять, чтобы заявить, что начальные условия мира и законы физики влияют на каждое отдельное состояние Вселенной в каждый последующий момент, включая, следовательно, все, что связано с человеком как физическое лицо.Если детерминизм верен, человеческие существа можно приравнять к шарам для пула или к жертвам злого хирурга, который манипулирует состояниями нашего мозга, чтобы производить наш выбор и наши действия (Вихвелин, 2003/2017; Кэшмор, 2010). Исторически ответ на этот вызов был предложен компатибилизмом, который утверждает существование определенного типа свободы воли вопреки детерминизму .

Если компатибилисты довольны тем, что выбор свободно обусловлен их сознательными желаниями (в то время как желания могут определяться законом физики), этот ответ, который опирается на релевантную и обширную философскую традицию, не всегда считался удовлетворительным, за исключением прагматические соображения.Однако недавние разработки в области интерпретации детерминизма и физической причинности, по-видимому, сужают масштаб детерминистской проблемы. Исмаэль, например, предпринял убедительную попытку показать, «как микроправила создают пространство для возникающих систем с надежными возможностями самоуправления», выступая против «угроз свободе, исходящих от представлений о причинной необходимости, которые физика переросла» ( Исмаил, 2016). Основная идея заключается в том, что «глобальные законы не предполагают строгой необходимости и не навязывают вселенной определенный путь с учетом ее начальных условий.Это связано с тем, что глобальные законы не имеют ни временной асимметрии, ни направления влияния. Причинное направление задается путем модификации переменной в подсистеме, которая вызывает изменения в другой переменной, в рамках, в которых есть выбор между экзогенными и эндогенными переменными »(Lavazza, 2017b).

Это не означает, что проблема детерминизма устарела, но что сегодня существуют другие угрозы традиционной идее свободы воли, которые более актуальны и, по-видимому, более научно обоснованы, поскольку они основаны не на общих законах, а на специфическое функционирование разума / мозга.Здесь мы можем различать — по крайней мере в общих чертах, поскольку уровни четко не различимы — между аргументами, относящимися к метафизическим объяснениям, и аргументами, относящимися к эпистемологическим объяснениям. Если классический детерминизм является подлинным метафизическим утверждением, эпифеноменализм связан с психологическим функционированием людей и интерпретацией эмпирических данных.

Эпифеноменализм — это тезис о том, что кажущиеся причинно значимыми сознательные процессы, такие как формирование намерения или решения, не играют активной причинной роли в производстве соответствующего действия.В целом, научные аргументы в пользу эпифеноменализма исходят из общей идеи о том, что свобода воли подразумевает причинную роль сознательных психических процессов. С этой точки зрения, с одной стороны, сознательные психические процессы следует объяснять в терминах научного натурализма (который устанавливает науку как единственную меру того, что существует, и как единственный метод познания), и это оказалось чрезвычайно трудным; с другой стороны, в любом случае — большая часть, если не все, — наши выборы и решения принимаются в соответствии с бессознательными процессами.

После полезного разъяснения, сделанного Нахмиасом (2014), даже если возражают, что сознательные психические процессы могут быть натурализованы как супервентные по отношению к основным нейронным процессам, дефляционная научная точка зрения может дать ответ на две следующие стратегии. С одной стороны, он может утверждать, основываясь на концептуальных аргументах, что реальная причинная связь осуществляется нейронными процессами и что сознательные психические процессы являются только эпифеноменальными. С другой стороны, на основе эмпирических данных он может подтвердить, что нейронные процессы, лежащие в основе сознательных психических процессов, неправильно «привязаны» к каузальным процессам, вызывающим поведение, потому что, например, они возникают слишком поздно (как в опытах Либета) или не в том месте (как в опытах Вегнера).

Нахмиас называет первый сценарий метафизическим эпифеноменализмом . Подобно детерминизму и натурализму, он связан с формой причинности; следовательно, на него лишь косвенно влияют открытия когнитивных наук. Фактически, все эти теоретические положения основаны на общей истине знаний о природе и о мозге в частности, но не относятся к единым законам или объяснениям функционирования мозга. Нахмиас называет второй сценарий модульным эпифеноменализмом .Согласно ему, модули (сокращение для несколько инкапсулированных когнитивных систем или процессов), участвующие в сознательных решениях или формировании намерений, не производят чьего-либо поведения, которое вместо этого производится модулями, не включающими сознательные состояния.

Я обращусь к этой второй форме эпифеноменализма, пытаясь показать, что это не нокаут против свободы воли. Вместо этого я не буду касаться проблемы метафизического эпифеноменализма. Несомненно, это серьезный вызов свободе воли с чисто философско-концептуальной точки зрения.Согласно аргументу об исключении Кима (Kim, 1998), если наши сознательные ментальные состояния не имеют причинной силы, как они могут направлять наш выбор и наши решения, основанные на сознательном размышлении, которое отвечает на причины? Но при более внимательном рассмотрении можно утверждать, что даже аргумент исключения, кажется, не имеет последнего слова о ментальной причинности, не говоря уже о свободе воли (ср. Giorgi and Lavazza, 2018).

Поскольку в этой статье особое внимание уделяется форме эпифеноменализма, который подразумевает, что наш выбор является лишь следствием внешних факторов, влияющих на наши процессы принятия решений, полезно описать рост эпифеноменализма и его аргументов как исторически, так и концептуально.Затем я попытаюсь показать, почему и эмпирические данные, и приведенные на их основе аргументы не кажутся достаточными для подтверждения вывода о том, что наша свобода полностью иллюзорна.

Свобода воли и эмпирическая психология

Чтобы прояснить и решить проблему эпифеноменализма для свободы воли, я сейчас очень кратко прослежу историю научных исследований разума с точки зрения дискуссии о свободе воли. В моем понимании эмпирическая психология является частью когнитивных наук (например, согласно другой точке зрения, педагогическая психология может использовать эмпирические методы, но не относиться к когнитивным наукам), которые также включают когнитивную нейробиологию.Я постараюсь выделить некоторые ключевые моменты, которые побудили тех, кто изучает свободную волю, читать новые экспериментальные данные как основу для описания человеческого поведения с точки зрения неосознавания и существенной автоматизма. Предпосылка состоит в том, что исследования когнитивных наук, проводимые в лаборатории, не имели прямого и конкретного отношения к свободе воли, по крайней мере, до Либета (Libet et al., 1983), и даже после того, как Либет в основном пошли по его стопам, так сказать. (Saigle et al., 2018).

Основное предположение классических когнитивных наук, конечно, уделяло особое внимание познанию, т.е.д., на всех тех сознательных процессах, которые способствуют тому, чтобы агент осознал свое окружение и ситуацию, оценивая свои поведенческие альтернативы и принимая решения на основе намерений, которые могут быть результатом более общих целей, либо заданных, либо сознательно выбранных в то время. . Это не означает, что классические когнитивные науки — с их репрезентативно-вычислительной теорией разума — следовали общим рамкам интенциональной или народной психологии. Скорее, они исправили последнее во многих отношениях.Современная эмпирическая психология, которая полностью является частью когнитивных наук, помогла выявить, как так называемое когнитивное бессознательное является не только эволюционно функциональным способом действия, но также отражает архитектуру разума, организованную в модули с закрытым и автоматическим функционированием. Это приобретение было включено в более общие взгляды на функционирование разума, например, разработанный Фодором (1983, 2001), который наряду с модульностью также утверждает, что существует центральная нисходящая обработка, которая руководит центральными функциями и, начиная с перспектива, которая нас здесь интересует, по наиболее подходящему для агента выбору.

Другая важная нить — это то, что описывает нашу ментальную архитектуру и ее последующее функционирование как фундаментально двухчастное (Kahneman, 2011). Согласно этой точке зрения, есть две психические / церебральные системы, которые разделяют когнитивную работу и часто действуют в конкуренции. Один является быстрым и автоматическим — автоматическим именно для того, чтобы действовать быстро — и по существу бессознательным. Это позволяет нам управлять ситуациями окружающей среды, которые требуют скорости реакции в соответствии с установленными моделями поведения и, вероятно, являются результатом эволюционно-адаптивного пути.Другая система работает медленнее, полностью сознательна и является результатом обработки, которая также рассматривает новые и более функциональные схемы поведения для реагирования на окружающую среду. Само собой разумеется, что в этой структуре сознательный контроль обеспечивается «медленной системой», тогда как, когда «быстрая система» берет верх, наши выборы и действия имеют тенденцию терять типичные характеристики свободного выбора и действий.

В последнее время наиболее важным достижением в области так называемых новых когнитивных наук стала замена «компьютерной метафоры» перспективой воплощенного познания: набор теоретических предложений (на широкой экспериментальной основе), объединенных идеей. что большинство высших когнитивных процессов происходит через системы управления тела агента (или, с точки зрения нейробиологии, моторного мозга), с соответствующими ограничениями и возможностями (Shapiro, 2010).Динамические и воплощенные модели в самых радикальных теориях отказываются от представлений, которые не считались реально существующими или полезными для постулирования с эвристической точки зрения (Chemero, 2009), отменяя различие между субъектом и средой и вводя единую динамическую систему ( Порт и ван Гелдер, 1995).

В этом смысле мозг считается динамической системой, в которой активность различных популяций нейронов (более или менее активных во времени) синхронизируется на разных частотных диапазонах, которые могут работать параллельно или вступать в конкуренцию.Утверждается, что когнитивные процессы, такие как внимание, подготовка и фасилитация, возникают в результате фазовой синхронизации между различными частотными полосами или явления сброса фазы в некоторых частотных диапазонах на основе определенных стимулов (Caruana and Borghi, 2016). Например, это могло бы объяснить контроль неиерархического типа сверху вниз: в этом случае процессы внимания объясняются не иерархической структурой верхних и нижних областей, а в терминах локальных самоорганизованных явлений.

Различные колебательные частоты вызывают переходные состояния, каждое из которых по-разному реагирует на раздражитель одного и того же типа и интенсивности.Когда, например, имеется двигательное поведение, стимул обрабатывается по-разному в зависимости от колебательной фазы мозга, в которой он получен. Рассмотрим сигнал движения (например, светофор): в зависимости от фазы альфа-ритма, в которой приходит этот сигнал, время начала движения и время реакции меняются. Это указывает на то, что двигательное поведение следует интерпретировать в рамках ситуации изменения равновесия, которая отражает множественные измерения внутренней ситуации мозга, непосредственно предшествующей ему.Следует отметить, что это внутриличностные вариации реакции, которые можно обнаружить инструментальным способом и не определяют значительный эффект, за исключением особых ситуаций (время реакции на старте профессионального спринтера может варьироваться от гонки к гонке на тысячные доли). секунды). Другими словами, эта идея мозга как динамической системы — в случае подтверждения — может обогатить наши знания, но, похоже, не оказывает прямого влияния на нашу концепцию свободы воли в дефляционном смысле. Скорее, он, по-видимому, прослеживает функционирование мозга до схем, более совместимых с нашей идеей свободы воли, таких как взгляды Черчленда и Зулера на подкорковый контроль (см. Раздел «Работа с ситуационизмом»).

То, что происходит с двигательным поведением, происходит и с сенсорными стимулами. При работе с границами порога человеческого восприятия, например, путем подачи минимального электрического тока на кончик пальца, чтобы он ощущался, по крайней мере, в половине повторных введений, способность восприятия сильно зависит от спонтанного увеличения активации, в частности ритмы колебаний некоторых коры головного мозга (Buzsáki, 2006). Этот сенсорный ввод может или не может быть воспринят, следовательно, на основании непосредственно предшествующего переходного состояния крупномасштабной корковой сети.Можно сделать вывод, что внешний стимул нельзя рассматривать как единственное исходное условие, вызывающее ответ: всегда существует связь с историей состояния мозга и отсылка к ней. Каждое церебральное состояние зависит от предыдущего, которое, в свою очередь, взаимодействует с внешними стимулами в динамической цепочке, которая, однако, кажется, демонстрирует определенную последовательность и непрерывность в глазах внешнего наблюдателя. Похоже, это означает, что существует не чисто стохастический результат внутренних процессов, а репертуар, который выстраивается во времени и извлекается каждый раз.

В отношении воплощенного познания интересным аспектом является аффорданс, а именно динамические отношения, которые устанавливаются между агентом и воспринимаемым объектом, т. Е. Возможности взаимодействия с физическим объектом, которые субъект считает достижимыми на основе его собственных способностей. и способности (как физические, так и когнитивные). Cisek (2007) предложил модель функционирования двигательной системы, названную «гипотезой аффордансной конкуренции». Наш воспринимаемый мир обычно проявляется, предлагая нам множество возможностей для действий.Согласно классической когнитивной науке, в подобной ситуации сначала мозг выбирает действие, которое нужно выполнить, а затем планирует, как это сделать, в деталях своей моторики. Гипотеза Цисека (основанная на экспериментах) утверждает, что мозг обрабатывает несколько возможных действий параллельно. Эти планы действий конкурируют друг с другом за реализацию, пытаясь подавить друг друга (в субличностном процессе, который не затрагивает высшие контуры или осознание субъекта). В конце концов, хотя и очень быстро, различные факторы, передаваемые в префронтальную кору, приводят к решению в пользу единого плана действий.

Что касается аффордансов, существуют ли настоящие автоматизмы, как казалось, показали некоторые новаторские исследования в области воплощенного познания (Ellis and Tucker, 2000)? Например, на основе моторной совместимости кажется, что мы лучше и быстрее классифицируем маленькие объекты, если нам нужно нажимать маленькую клавишу, и категоризуем большие объекты, если нам нужно нажимать большую клавишу, однако мы можем сознательно стремиться улучшить наши выступления. Но исследования в этой области не позволяют обобщить эти результаты.Мы не руководствуемся автоматическими процессами, связанными с бессознательным познанием тела, и активация аффордансов модулируется целями и задачами посредством нисходящей обработки, выполняемой высшими когнитивными областями (Caruana and Borghi, 2016). Различия в категоризации-производительности в отношении конгруэнтности (маленький-маленький, большой-большой) существуют и являются аргументом в пользу воплощенного познания, но они не таковы, чтобы ставить под сомнение свободную волю в областях, которые имеют отношение к настоящему обсуждению. Это потому, что эти явления касаются только части, хотя и важной, нашего когнитивного функционирования, но не всей ее совокупности.

С другой стороны, есть эксперименты, в которых эффекты прайминга (поведение, вызванное подсказками или элементами окружающей среды, о которых мы вообще не знаем или, по крайней мере, в качестве причин нашего поведения) или хрупкие эффекты контроля, кажется, преобладают даже в реальной жизни. жизненные ситуации, ограничивающие сферу свободы воли. Например, возьмем исследование, которое часто называют примером бессознательного влияния контекста на поведение человека, которое, однако, столкнулось с серьезными проблемами репликации (см. Раздел «Работа с ситуационизмом»).Группа студентов американских университетов была набрана для неопределенного психологического исследования. Им был дан набор слов, из которых можно составить осмысленные предложения, включая многочисленные термины, которые, как в целом, так и в американской культуре в частности, связаны со стереотипами о пожилых людях, например, морщин, серый цвет, Флорида . Вместо этого контрольной группе были даны слова, содержащие нейтральные выражения относительно возраста, такие как жаждущий, чистый, частный . В конце теста в коридоре, ведущем из холла к лифту, была установлена ​​система наблюдения: молодые люди, которые читали и использовали слова, связанные со старостью, шли медленнее, чем те, кто читал и использовал слова. не связаны с более поздней фазой жизни (Bargh et al., 1996). Можно замедлить темп из-за боли в ногах или из-за того, что вы пытаетесь случайно встретить симпатичного человека, которого вы видели на днях выходящим из класса; однако странно узнать, что можно ходить медленно, потому что только что разобрались со словами морщины и Флорида . Поэтому разумно предположить, что наш разум (или наш мозг) часто, но не всегда, работает и принимает решения сам по себе, без нашего сознательного обдумывания (в смысле полного осознания выбора) (Wilson, 2004).

Эпифеноменалистский вызов свободной воле

Как было сказано выше, эпифеноменализм утверждает, что кажущиеся причинно значимыми сознательные процессы, такие как формирование намерения или решения, не играют активной причинной роли в производстве соответствующего действия. Два влиятельных направления исследований, которые идут в этом направлении, были начаты, соответственно, Либетом и Вегнером.

Как известно, эксперименты Бенджамина Либета внесли огромный вклад в эпифеноменальную идею свободы воли (Libet et al., 1983). По мнению тех, кто интерпретирует их в дефляционном смысле о свободе воли, такие эксперименты показывают, что участники не принимают сознательных решений, а принимают решения бессознательно и осознают свое решение только тогда, когда действие уже началось на уровне нервной системы. Возможность обобщения этих результатов, которые, однако, были воспроизведены с другими результатами (Saigle et al., 2018), побудила многих ученых рассматривать эти эксперименты как свидетельство того, что большинство, если не все, наши решения принимаются бессознательно.Предпосылка состоит в том, что если действие не является результатом сознательного процесса принятия решений, оно не может быть бесплатным.

Обоснованность экспериментов Либета может быть поставлена ​​под сомнение по-разному (Lavazza and De Caro, 2010; Mele, 2014, глава 2). Прежде всего, существует противоречивая интерпретация момента, когда принимается решение выполнить действие, имеющее отношение к экспериментам, подобным эксперименту Либета (сгибание запястья, нажатие кнопки). Происходит ли это, когда человек соглашается участвовать в эксперименте, или когда начинается серия повторений? Или это происходит именно при электроэнцефалографии и электромиографии? Некоторые подсказки могут указывать на то, что проксимальное решение действительно происходит после момента, оцененного в экспериментах, приближая его к моменту его сознательного восприятия (Mele, 2014, глава 2).Можно также думать, что бессознательная активность мозга, которая считается причиной принятия решений, на самом деле является лишь частью сознательного процесса, ведущего к намерению или решению, или даже предварительным условием активации нейронов для принятия решения (см. Tortosa- Молина и Дэвис, 2018).

Недавно в серии экспериментов был поставлен радикальный вопрос о том, совпадает ли потенциал готовности, измеренный в экспериментах Либета, с причинным вкладом в принятие решения. Эти эксперименты, по-видимому, указывают на иную интерпретацию потенциала готовности, а именно на то, что очевидное нарастание активности мозга, предшествующее субъективно спонтанным произвольным движениям (SVM), «может отражать приливы и отливы фонового нейронного шума, а не результат. конкретного нейронного события, соответствующего «решению» начать движение »(Schurger et al., 2016). И такая мозговая активность запускается многими факторами, где активна «вычислительная модель принятия решений» и «сенсорные свидетельства и внутренний шум (оба в форме нейронной активности) интегрируются с течением времени одним или несколькими нейронами принятия решений до тех пор, пока не будет зафиксировано фиксированное значение. достигается пороговая скорость стрельбы, при которой животное выдает двигательный ответ »(см. Schurger et al., 2012).

Таким образом, с точки зрения мотивации выбор момента, когда нужно согнуть запястье, не имеет большого значения.Это безразличный выбор для субъекта, на который она не обращает внимания и в отношении которого она не следует линии рассуждений и поэтому может быть сделана почти автоматически. Дело обстоит совсем иначе, когда дело доходит до важных экзистенциальных выборов, которые требуют много размышлений, а также предельного внимания и осознанности. Наконец, можно утверждать, что небольшой «пробел» в нашем сознании не ставит под сомнение тот факт, что мы наделены свободой воли. Фактически, если выбор сделан сознательно на основе причины и наше действие следует из нее, мы можем чувствовать себя свободными, даже если на церебральном уровне существует небольшой промежуток в сознании между принятием решения и осознанием начала действия. (Меле, 2014, с.24–25).

Этот тип критики также может быть частично применен к экспериментам, которые следовали и уточняли эксперименты Либета (см. Fried et al., 2011). В частности, Soon et al. (2008, 2013) использовали функциональную магнитно-резонансную томографию, чтобы с вероятностью успеха около 60% предсказать, какой выбор будет сделан участниками до того, как последние узнают о них и приведут их в действие. Опять же, эти выборы не были очевидными для отдельных людей, и их нельзя обобщить для применения ко всем видам решений, но в этом случае исследование было направлено на устранение некоторых сбивающих с толку факторов, присутствующих в экспериментах Либета.Сложность повторения этого типа исследования в реальных жизненных ситуациях и прогнозируемая скорость все еще очень далеки от 100%, оставляют достаточно места для подтверждения того, что такие эксперименты не обеспечивают окончательной демонстрации эпифеноменального характера нашего выбора и решений, т. Е. Дело в том, что они совершаются бессознательным образом, управляемыми церебральными процессами, к которым у нас нет прямого доступа. Одним из ключевых моментов является то, что многие наши решения могут быть «распределены» во времени, и трудно точно определить ближайший выбор, предшествующий действию.

С другой стороны, серия эмпирических психологических исследований, кажется, поддерживает идею о том, что хорошо продуманные сознательные решения имеют документально подтвержденную эффективность. Голлвитцер разработал ряд исследований, посвященных намерениям реализации, то есть намерениям сделать что-то в определенном месте и в определенное время или в конкретной ситуации. Некоторые из наиболее известных примеров связаны с обязательством провести самообследование груди в следующем месяце. Разделив выборку женщин на две группы, 100% тех, кого попросили подумать о том, когда и где они будут проходить экзамен, и записать свой выбор в тетрадь, действительно выполнили его в выбранное время и в выбранном месте.В другой группе, которую не просили подумать о времени и месте обследования, его выполнили только 53% женщин. В другом эксперименте две группы людей, которые только что оправились от зависимости от психотропных веществ, должны были написать свое резюме, чтобы найти работу. Первой группе было предложено подумать о том, когда и где они напишут свое резюме в этот день, а второй группе было предложено подумать о том, когда и где они будут обедать. В результате 80% первой группы написали резюме, а во второй — никто (Gollwitzer, 1999; ср.Голлвитцер и Ширан, 2006).

Эти данные также помогают сократить объем хорошо известных исследований, проведенных Вегнером (2002, 2003). Посредством серии гениальных экспериментов Вегнер фактически попытался показать, что переживание воли, которое в большинстве случаев адекватно связано с нашими решениями и, таким образом, дает нам «иллюзию» того, что мы являемся авторами наших действий, на самом деле включает модуль мышления, отличный от реальных механизмов воли. Согласно Вегнеру, это означает, что сознательная воля, безусловно, является полезным компасом для понимания нашего поведения в мире, но не имеет причинной силы.Действительно, как компас, он не влияет на маршрут корабля, хотя может указывать направление в любой момент.

Эксперименты Вегнера, как правило, показывают, что в рассматриваемых обстоятельствах людей легко обмануть, полагая, что они являются авторами действия, которое на самом деле выполняется другими, или совершая действие, которое они не хотели выполнять сознательно (например, в сеанс, сами того не осознавая, участники перемещают стол, который должен быть перемещен вызванными духами).Однако не очевидно, что следует сделать вывод Вегнера (Wegner, 2002, стр. 144), а именно, что «поведение, которое происходит с чувством воли, является каким-то странным случаем, добавлением к более основным лежащая в основе система ». При условии, что нет окончательных доказательств в пользу той или иной позиции, я склонен согласиться с Меле (2014, стр. 51): «Вегнер говорит, что то, что он считает необходимыми бесплатно, никогда не произойдет. И я говорю, что иногда случается такая необходимая вещь — что сознательные намерения (или их нейронные корреляты) иногда являются одной из причин соответствующих действий.(…) Мое заявление (…) гораздо менее смелое (…). Кто из нас здесь занимает более твердую позицию? »

Можно было бы возразить, что такие аргументы, основанные на индукции, неубедительны и что в случае Вегнера и Меле можно снять бремя доказывания. Но, как я покажу, бывают случаи, когда люди не становятся жертвами внешних обстоятельств и сознательно принимают решения на основе внутренних намерений. Затем иллюзионисты могли бы ответить на эти наблюдения, что причины, по которым люди хотят изменить свое поведение, неизбежно проистекают из бессознательной мотивации того, как кто-то хочет себя вести, и все они эволюционировали для приспособленности.Но это возражение открывает бесконечный обратный путь, который вряд ли жизнеспособен, потому что не все люди развивают одинаковые мотивации, исходя из репертуара предрасположенностей, с которыми они родились. Поэтому можно спросить, каким образом мы стали теми людьми, которые мы есть, делая этот выбор. И ответ, кажется, включает как случайные элементы, так и сознательный выбор предмета.

Ситуационизм

Ситуационизм можно рассматривать как разновидность эпифеноменализма, и он, по-видимому, представляет собой серьезный вызов идее свободы воли.Фактически, он не апеллирует к сложным концептуальным аргументам или к противоречивым нейробиологическим экспериментам, а к простому структурированному наблюдению за обычным поведением людей в контекстах, часто близких к реальной жизни. В целом ситуационизм поддерживает гипотезу хрупкого контроля (Doris, 2002; Appiah, 2008) о человеческом поведении: согласно ей, последнее обусловлено внешними и ситуативными факторами, которые вызывают у нас реакцию, при этом мы не осознаем, что такие факторы имеют отношение к делу или что они влияют на наше поведение.Это означает, что у нас очень мало сознательного контроля над своим поведением, что противоречит идее о том, что мы наделены свободой воли. Если использовать более конкретные термины психологического исследования, наши действия — согласно ситуационизму — являются результатом «автоматических» последствий факторов окружающей среды, а не результатом добровольного контроля со стороны агента над своим поведением.

Наши привычки, характер и цели, которые мы считаем причинами нашего выбора, на самом деле менее важны, чем незначительные непредвиденные обстоятельства, которые мы обнаруживаем каждый день.Другими словами, внешние факторы являются преобладающими в ущерб внутренним факторам, связанным с агентом, тем самым меняя классическое представление о свободе как наделении субъекта. Конечно, влияние внешних факторов опосредуется переходными внутренними состояниями. Как мы увидим, если вы помогаете кому-то после выигрыша в лотерею, скорее всего, это связано с вашим хорошим настроением, а не с осознанным выбором.

Эксперименты по вспомогательному поведению получили большое развитие с 1960-х годов (см. Doris, 2002).Например, некоторых участников заставили найти монету в сделанной телефонной будке, а другие ничего не нашли. Обе группы затем могли выбрать, помогать ли человеку собрать несколько бумаг, выпавших из папки. Первая группа имела тенденцию к помощи (87% случаев), а вторая — не помогала (только 4% случаев) (Isen and Levin, 1972). Другой эксперимент проводился в торговом центре: те, кого просили обменять долларовую банкноту, были намного счастливее, когда чувствовали запах свежеиспеченного хлеба или круассанов, по сравнению с теми, кто этого не делал (Baron, 1997).Другой известный пример — это крайнее повиновение авторитету в контекстах, стимулирующих конформизм, как в эксперименте Милгрэма (1969): здесь участников попросили применить электрошок к пациентам в том, что, по их мнению, было важным научным экспериментом (хотя тот факт, что 35 % участников, отказавшихся от участия в этически проблемных фазах эксперимента, часто недооценивается, см. Racine and Dubljević, 2017). Во всех этих случаях предполагается, что на поведение влияет ситуация, подрывая прогнозы, основанные на характере человека.Более того, добровольцы, участвующие в подобных экспериментах, склонны отвергать объяснение своего поведения с точки зрения причин, о которых они не знали, и вместо этого мотивируют свой выбор разными причинами, сделанными так, чтобы их текущее поведение соответствовало их общим руководящим принципам. Другими словами, испытуемые отказываются принимать реальные мотивы своего поведения как оправдания для него.

Механизмы, лежащие в основе ситуационизма, по крайней мере частично попадают в более широкую категорию бессознательных детерминант действий и предпочтений, описываемых как последствия автоматизма процессов принятия решений и действий человека.Согласно Kihlstrom (2008), автоматизированные процессы характеризуются: (1) неизбежным вызовом , то есть, определенные стимулы окружающей среды вызывают определенные реакции, независимо от предыдущего психического состояния вовлеченного субъекта; (2) Неисправимое завершение , то есть после запуска автоматических процессов они выполняются по определенной схеме, в которую субъект не может вмешаться; (3) эффективное выполнение , то есть автоматические процессы не требуют усилий или активного участия субъекта; (4) параллельная обработка , то есть автоматические процессы не мешают другим одновременным процессам и не мешают им.Крайняя теоретическая версия идеи всеобъемлющего автоматизма была предложена Г. Стросоном. Вкратце, по его словам, для того, чтобы умственная деятельность и, в частности, мышление считались умственными действиями, агент должен иметь возможность добровольно и сознательно повышать содержание мысли. Но на самом деле мы не можем сформировать намерение обдумать конкретную мысль: для этого мы должны уже иметь эту мысль, доступную для рассмотрения и принятия; и мысли, кажется, возникают автоматически (Strawson, 2003).Однако это косвенная критика идеи свободы воли, которая не связана строго с эмпирической психологией и должна обсуждаться на философском уровне.

Работа с ситуационизмом

Ситуационизм, безусловно, улучшил понимание мотивов человеческих действий. В свете растущих экспериментальных данных было бы нереалистичным утверждать, что на людей совсем не влияют обстоятельства, в которых они находятся. Все вносит свой вклад и имеет значение, но необходимо оценить относительную важность различных факторов, как внутренних, так и внешних для человека.Главный вопрос заключается в том, могут ли люди иногда, когда дело доходит до уместного выбора, осуществлять свой сознательный контроль и действовать по своей собственной воле. В этом смысле обратите внимание, что всегда считалось, что характер человека идентифицируем и узнаваем. Итак, единственный надежный, хотя и импрессионистский и ненаучный способ сделать вывод о характере человека — это наблюдать за его поведением и выбором, чтобы найти некоторые закономерности. Если мы можем идентифицировать чей-то характер, это означает, что в его поведении есть определенная закономерность (и предсказуемость).В результате создается впечатление, что этот агент принимает решения (только) на основе изменяющихся внешних обстоятельств, а на основе внутренних процессов (их характера), которые достаточно стабильны.

Конечно, даже если люди очень хорошо ориентируются в своем социальном окружении на основе преднамеренной психологии, они все равно могут быть жертвами когнитивных искажений и, как правило, склонны к категоризации, усиливая различия и недооценивая менее значимые аспекты. Чтобы преодолеть эту проблему, психологи сами создали профили личности для научного измерения постоянных поведенческих ориентаций людей.Несмотря на то, что существование личностных черт действительно вызывает споры, и большинство личностных тестов часто обвиняют в неточности, сегодня мы добиваемся большого прогресса в этом направлении благодаря большим данным. Герлах и др. (2018), например, разработали альтернативный подход к идентификации типов личности, применяемый «к четырем большим наборам данных, включающим более 1,5 миллиона участников». Авторы выделили четыре устойчивых личностных кластера, нарисовав карту устоявшихся личностных черт: обычные личности, сдержанные личности; образцовых личностей и эгоцентричных личностей.И они также обнаружили, что личности развиваются и эволюционируют, в целом от «эгоцентричных» в подростковом возрасте к другим группам во взрослом возрасте.

В любом случае, идея характера как устойчивой тенденции реагировать связным (если не предсказуемым) образом на конкретные ситуации теперь подтверждена, и нельзя отрицать значимость внутренних процессов над внешними непредвиденными обстоятельствами. Фактически, успех основанных на персонажах объяснений и предсказаний в противном случае можно было бы объяснить только очень маловероятным совпадением, при котором случайные обстоятельства идут в основном в том же причинном направлении, что и поведение агента.Ситуационисты могут утверждать, что часто характер человека не является предсказуемым (как показывают их эксперименты) и что профили личности не столь надежны (Doris, 2002).

Это, безусловно, правда, что часто мы делаем общие суждения, возможно, даже на основании предубеждений по отношению к данным социальным «категориям», из-за чего мы бессознательно отбираем данные наблюдений. Но так бывает не всегда. Например, было отмечено, что присутствие большого количества «праведных» людей, которые рисковали своей жизнью, не надеясь на какую-либо награду, чтобы спасти евреев, которым угрожали нацисты, похоже, опровергает ситуационистский тезис (Fogelman, 1994; Monroe). , 1996; Олинер, Олинер, 1998; ср.Огиен, 2001). На этих людей не влияли ситуации, в которых они оказались, что действительно привело бы их к соучастию или инертным наблюдателям, как на многих других людей в тот период. Вместо этого они продемонстрировали согласованность характера и личности в различных обстоятельствах. Сострадательные и мужественные люди такого типа кажутся серьезной проблемой для сильного ситуационизма, даже если его сторонники по-прежнему убеждены, что ситуационизм может ответить на это возражение (см. Machery, 2010).

Более того, удивительный характер исследований, подчеркивающих роль факторов окружающей среды, заставляет нас недооценивать тот факт, что часто большинство субъектов — но не все — проявляют эффект ситуации. Следовательно, в целом эмпирическая основа не может использоваться для подтверждения того, что внутренние процессы субъекта, предположительно лежащие в основе свободы воли, никогда не работают. Другой аспект касается того факта, что выбор, установленный в лабораторных экспериментах, не всегда актуален или типичен для реальной жизни, и поэтому более вероятно, что на него могут влиять контекстуальные факторы.Однако это неверно для наиболее известных экспериментов. Рассмотрим, например, знаменитое исследование, показывающее, как степень альтруизма участников (участники были семинаристами) варьировалась в зависимости от того, спешили они или нет из-за какого-то важного обязательства (Darley and Batson, 1973).

На другом уровне мы не можем не упомянуть проблему воспроизводимости результатов социального поведения, опубликованных в рецензируемых журналах (Open Science Collaboration, 2015). Сбои в воспроизведении и проблемы со статистической обработкой были обнаружены в течение некоторого времени (Bakker and Wicherts, 2011), в результате чего 15% исследований были отменены в своих выводах.И другие исследования также показывают, что произвольный выбор, сделанный исследователями в их исследовании, может увеличить количество ложноположительных результатов (Simmons et al., 2011). Даже 38% статей, опубликованных в Science и Nature , не могли быть воспроизведены (Camerer et al., 2018). Интересно, что авторы последнего исследования создали рынок предсказаний, собрав группу из примерно 80 психологов и экономистов. Они прочитали исследование и могли обменяться «долями» в надежности результата.«Ставки» экспертов совпадали с общей скоростью воспроизведения, которая показывает, что профессиональные ученые, как правило, хорошо разбираются в эмпирической реальности мира. Следовательно, если они «проваливают» некоторые весьма противоречивые результаты, это может не означать, что такие результаты являются нормальными и, тем не менее, оставались до сих пор незамеченными, а скорее то, что они являются результатом исключительных условий, созданных в эксперименте (тип среды, выбор участников …), Что явно исключает халатность и мошенничество исследователей, проводивших неповторимый эксперимент.

Это связано с другим аспектом экспериментов, которые породили ситуационизм: а именно с тем фактом, что они проводятся «ниже порога» в отношении социальных макровзаимодействий, имеющих отношение к динамике присвоения ответственности и функционированию межличностных отношений. отношения. Можно сравнить отношения между описанием бессознательных субличностных психических механизмов и интенциональной психологией с описанием релятивистской механики и классической механики.Релятивистская механика, безусловно, более верна текущему состоянию знаний и позволяет более «истинное» и более точное описание реальности, но более интуитивное и обычное описание, предлагаемое Ньютоном с помощью классической механики, совершенно адекватно для многих макроскопических приложений, которые могут касаются нас. Более того, когда дело доходит до описания человека, существует также субъективный элемент, который по многим причинам может привести к предпочтению здравого смысла в некоторых областях психологии.

Можно также сказать, что то, что позволяет эмпирической психологии описывать разобщенность субъекта и автоматичность поведения, является «количественной оценкой», которая охватывает узкую область нашего спектра социальных действий. На физическом уровне мы можем измерить гликемический уровень субъекта и определить пределы, выше и ниже которых производительность обычно снижается, а состояние здоровья ухудшается. То же самое относится к параметрам окружающей среды, таким как температура воздуха или количество кислорода.Но даже если мы можем постоянно следить за числовыми параметрами, индивидуальные субъективные состояния могут отличаться по сравнению с записанными данными, так что человек может оставаться активным даже при низком запасе сахаров и при сильной жаре. И наоборот, в формально идеальных условиях другие могут страдать от холода или испытывать недостаток органических ресурсов. Другими словами, существует центральный диапазон значений этих параметров, так что только серьезный сдвиг в любую крайность существенно влияет на макроскопическое поведение.То же самое можно сказать и о прекрасных эффектах, обнаруженных в экспериментах, в которых люди не кажутся (и, вероятно, не являются) полностью свободными, сознательными и рациональными в своем выборе. Значительные межличностные и социальные взаимодействия могут попадать в этот центральный макроскопический диапазон значений соответствующих параметров, в котором поведение приблизительно является свободным, сознательным и рациональным.

С другой стороны, освоение ситуационизма также можно рассматривать как полезный когнитивный инструмент, позволяющий сделать наше поведение менее подверженным непредвиденным обстоятельствам и более соответствующим нашим глубинным мотивам.Это может произойти, например, в случае вышеупомянутого семинаристского эксперимента. Осознание того, что если мы торопимся или даже опаздываем для выполнения важного обязательства (в аэропорту ожидают пилота), мешает нам признать насущные нужды других, должно побуждать людей, которые хотят быть внимательными к потребностям других, уйти из дома раньше, поэтому чтобы не игнорировать любые просьбы о помощи. Некоторые исследования говорят нам, что это осознание действительно существует (Биман и др., 1978; Пьетромонако и Нисбетт, 1982).

Наконец, есть направление исследований, которое, серьезно относясь к бессознательному функционированию нашего мозга, рассматривает его как результат сознательного процесса обучения в соответствии с аристотелевским подходом, пересмотренным в свете новых нейробиологических знаний (Suhler and Churchland , 2009; Churchland, Suhler, 2014). В частности, сторонники утверждают, что система вознаграждения, которая имеет такой большой вес в нашем выборе, является частью нас, даже если она действует в основном автоматически; его можно обучать и постоянно получать обратную связь.Наши решения подлинны, они исходят изнутри, а не под влиянием внешних обстоятельств, потому что мы — наш мозг. На эксперименты ситуационистов эти ученые возражают, что «все выглядит совсем по-другому, когда вы уравновешиваете картину с научными данными, показывающими надежность контроля, например, способность поддерживать цель, несмотря на отвлекающие факторы, откладывать удовлетворение, останавливать действие на полпути». развивать полезные привычки и подавлять импульсы. Это наблюдается у человека, но также и у обезьян, крыс и, как следует прогнозировать, у многих других видов »(Churchland and Suhler, 2014, p.314–315).

Акцент делается на «усвоенном трудолюбии», что может указывать на роль системы вознаграждения в укреплении моделей поведения, которые вызывают настойчивость в достижении цели (Eisenberger et al., 1992). По мнению сторонников этой точки зрения, благодаря системе вознаграждения само чувство интенсивных и продолжительных усилий может стать вознаграждением само по себе. Это наблюдение активации нейронов указывает как на сильную способность к контролю, так и на тот факт, что такую ​​способность можно усилить с помощью подкрепления.В аристотелевском смысле, если мы будем развивать и внедрять вторую природу, даже если наши выборы и решения являются «автоматическими», они будут «свободным» выражением того, кем мы хотим быть.

Реалистичная свобода воли в свете эпифеноменализма

Конечно, самоконтроль и свобода воли зависят не только от сознательных процессов. Но в контексте учетной записи глобального рабочего пространства, которая сейчас принимается многими в отношении доступа на личном уровне к информационному содержанию состояний разума / мозга, сознание играет роль интеграции содержимого потребляющих систем.Согласно Леви, модель глобального рабочего пространства подразумевает, что сознание влияет на наш выбор, даже если бессознательные психические состояния также влияют на наше поведение. «Существуют систематические различия в том, как эти состояния влияют на поведение с сознанием и без сознания, и эти различия влекут за собой различие в нашей степени контроля над определенными фактами. Только когда информация интегрирована, агент осуществляет контроль над степенью, в которой эта информация влияет на его или ее поведение »(Леви, 2014, стр.336).

Примеры свободы воли Леви включают наблюдение Пенфилда (1975), согласно которому пациенты, пострадавшие от эпилептического приступа, следуют привычному и стереотипному образцу поведения, но теряют способность принимать решения в отношении ситуаций, с которыми они никогда раньше не сталкивались. . Эту неспособность можно объяснить невозможностью (сознательного) доступа к широкому спектру информации, что, в свою очередь, объясняет жесткость поведения во время эпилептических приступов.Известное судебное дело о сомнамбулическом насилии (Broughton et al., 1994), в котором виновный в преступлении, совершенном во время лунатизма, был оправдан, можно рассматривать в тех же неврологических терминах. В остальном совершенно здоровый человек встал с постели во сне, подошел к дому своих родителей и ударил их ножом, не выходя из состояния лунатизма, хотя две жертвы кричали и пытались защитить себя. Испытуемый находился в ситуации, когда он не понимал противоречия между его убеждениями и ценностями, с одной стороны, и своим поведением, с другой.Действия субъекта в этом измененном состоянии сознания не выражали и не контролировали достаточно широкий спектр его установок, учитывая, что эти установки сделали его тем человеком, которым он был раньше. Неизмененное сознание, по сути, дает контроль над агентом в целом, интегрируя всю доступную информацию.

Только сознание в его нормальном функционировании обеспечивает доступ и оценку не только воспринимаемых входных данных, но также мотиваций, убеждений и ценностей субъекта в процессе, который обычно связан со свободой воли.В этом смысле идея о том, что должен быть сознательный выбор, чтобы поведение считалось свободным, имеет не только философское значение, но и относится к эффективному функционированию нашего мозга. Например, для приобретения новых навыков требуется участие областей, связанных с глобальным рабочим пространством, в частности, большие области коры головного мозга, но после приобретения новых навыков области, которые активируются при их использовании, значительно сокращаются (Haier et al. , 1992; Raichle et al., 1994). Действие, которое включает использование этих навыков, может считаться свободным (хотя и не обязательно) даже в последующих ситуациях, потому что агент ранее сознательно приобрел их.

На сегодняшний день все это кажется правдой. Однако это не означает, что все доказательства, подтверждающие модульный эпифеноменализм, несмотря на его ограничения, можно игнорировать. Такое свидетельство не отрицает свободу воли по фактическим и концептуальным причинам, изложенным выше, но также не оставляет вещей такими, какими они были до ситуационизма. Принимая во внимание условия свободы воли, разоблаченные вначале, многие философы поддерживают то, что можно назвать обоснованием, объяснениями свободы воли (Wolf, 1990; Wallace, 1994; Fischer and Ravizza, 1998; Arpaly, 2003).Исходя из этих представлений, способность агента адекватно реагировать на причины — это то, что дает субъекту контроль, типичный для свободы воли (и необходимый для моральной ответственности). У объяснений причин есть много аргументов в свою пользу, начиная с приверженности интуитивной идее свободы воли. Но они также являются теми, которым чаще всего бросает вызов ситуационизм, поскольку ситуационизм prima facie демонстрирует степень иррациональности в нашем поведении или, по крайней мере, слишком низкую рациональность, чтобы можно было утверждать, что у нас есть свобода воли.

Можно сделать много возражений и критических замечаний по поводу общего аргумента ситуационизма, то есть того, что мы не пользуемся свободой воли в ее классическом понимании. Однако, как полезно заметил Варгас (2013, стр. 333), многочисленные и надежные эмпирические данные указывают на то, что «наша рациональная, моральная природа очень хрупкая и ограниченная». Например, это показывает следующий эксперимент. Две группы учеников проходят тест, в котором они должны подчеркнуть местоимения, использованные в отчете о школьной поездке ( нас, наши, я, мои ).Те, кто читает отрывок с местоимениями во множественном числе, с большей вероятностью укажут в качестве «руководящих принципов своей жизни» реляционные ценности (такие как принадлежность, дружба, безопасность, семья ) по сравнению с теми, кто прочитал текст «в единственном числе» (Гарднер и др., 1999, 2002).

В свете всего этого Варгас предлагает пересмотреть объяснения причин и отказаться от некоторых предположений, которые обычно подразумеваются в таких описаниях. Первый — это атомизм : «точка зрения, что свобода воли является нереляционным свойством агентов; его можно охарактеризовать отдельно от более широкого социального и физического контекста.Второй — это монизм : «воззрение, которое является лишь одной естественной силой или набором агентных свойств, составляющих свободную волю или условие контроля». Учитывая «ситуационно-зависимый характер наших способностей» — или, как я предпочитаю говорить, «реляционный характер реализации наших способностей» — можно принять плюралистический подход, который утверждает, что «существует множество агентных структур или комбинаций полномочия, которые составляют контроль или свободу, необходимые для моральной ответственности »(Варгас, 2013, стр.333). Другими словами, столкнувшись с изменчивостью нашей способности контролировать свои действия, даже в зависимости от внешней ситуации, в которой мы находимся, мы можем умеренно пересмотреть идею о том, что «наши способности к контролю являются метафизически устойчивыми, унифицированными и кросс-ситуативными. конюшня »(Варгас, 2013, с. 341).

Заключение

Концепция свободы воли обычно подвергалась сомнению на метафизическом фронте из-за очевидной невозможности совместной поддержки истины детерминизма и существования свободы.Для этого широко распространенной философской позицией по этой теме был компатибилизм. Достижения в области психологических и нейробиологических исследований переместили вызов свободе воли с метафизического на эпистемологический уровень. Последнее выражение этого вызова носит название эпифеноменализма, понимаемого как тезис, согласно которому сознательное принятие решения субъектом, определяющее его поведение, является лишь очевидным.

Серия исследований была сосредоточена на механизмах инициирования действий мозга и времени сознания с использованием методов исследования активности мозга.Другое направление исследований — недавно названное ситуационизмом — вместо этого исследовало бессознательное влияние внешних стимулов и ситуаций на поведение субъекта, которые способны обуславливать выбор субъекта без его ведома. В своей статье я показал, что эксперименты Либета и последующие неубедительны по разным причинам и поэтому не ставят под сомнение идею свободы, по крайней мере, в тех ситуациях, которые не могут быть проверены с помощью современных методов визуализации мозга. где необходимо сделать выбор.

Что касается ситуационизма, его вызов свободе воли кажется более коварным. Даже если воспроизводимость многих исследований является низкой или спорной, не представляется возможным отрицать, что прайминговые эффекты в значительной степени действуют, по крайней мере, в некоторых обстоятельствах. Выбор, сделанный под подразумеваемым натиском элементов окружающей среды, которые мы обычно считаем маловажными, вряд ли можно назвать свободными в соответствии с определениями, предложенными в начале статьи. Однако есть множество контрпримеров ситуационизму.Более того, разумно предположить, что субъекты, проинформированные о прайминговом эффекте или, в любом случае, осведомленные о риске быть обусловленным окружающей средой, могут увеличить степень свободы своего выбора, даже в тех случаях, когда ситуационизм в противном случае был бы эффективным.

Следовательно, можно разумно заключить, что имеющихся данных недостаточно, чтобы отрицать, что мы наделены свободой воли в форме сознательного контроля, который возлагает на нас моральную ответственность за то, что мы делаем. Скорее, есть достаточно данных, чтобы сказать, что мы не всегда свободны, и в любом случае не свободны одинаково каждый раз, когда мы делаем выбор.В разных ситуациях, также основанных на наших явных и сознательных усилиях, степень нашей свободы может варьироваться. Соответственно, можно рассматривать свободную волю как операционализированную концепцию, которая выражается в степенях и может быть измерена с помощью соответствующих тестов и нейропсихологических средств, как я предлагал в другом месте (Lavazza and Inglese, 2015).

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Аппиа, К. А. (2008). Эксперименты по этике . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Арпалы, Н. (2003). Беспринципная добродетель . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Барг, Дж. А., Чен, М., и Берроуз, Л. (1996). Автоматичность социального поведения: прямое влияние конструкции черты и активации стереотипа на действие. J. Pers. Soc. Psychol. 71, 230–244.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Барон Р. А. (1997). Сладкий запах… помощи: Влияние приятного окружающего аромата на просоциальное поведение в торговых центрах. чел. Soc. Psychol. Бык. 23, 498–503.

Google Scholar

Бимэн, А. Л., Барнс, П. Дж., Кленц, Б., и Маккуирк, Б. (1978). Повышение показателей помощи за счет распространения информации: обучение окупается. чел. Soc. Psychol. Бык. 4, 406–411.

Google Scholar

Бротон Р., Биллингс Р., Картрайт Р., Дусетт Д., Эдмидс Дж., Эдвард М. и др. (1994). Убийственный сомнамбулизм: отчет о болезни. Сон 17, 253–264.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Бужаки, Г. (2006). Ритмы мозга . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Camerer, C.F., Dreber, A., Holzmeister, F., Ho, T.-H., Huber, J., Johannesson, M., et al.(2018). Оценка воспроизводимости экспериментов в области социальных наук в природе и науке в период с 2010 по 2015 годы. Nat. Гм. Behav. 2, 637–644. DOI: 10.1038 / s41562-018-0399-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каруана Ф. и Борги А. (2016). Il Cervello в Азионе . Болонья: il Mulino.

Google Scholar

Карузо Г. (2012). Свободная воля и сознание: детерминистское описание иллюзии свободы воли. Лэнхэм, Мэриленд: Lexington Books.

Google Scholar

Карузо, Г. (ред.). (2013). Изучение иллюзий свободы воли и моральной ответственности . Лэнхэм, Мэриленд: Lexington Books.

Google Scholar

Кэшмор, А. Р. (2010). Лукреальный поворот: биологическая основа человеческого поведения и система уголовного правосудия. Proc. Natl. Акад. Sci. США, 107, 4499–4504. DOI: 10.1073 / pnas.0915161107

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чемеро, А.(2009). Радикальное воплощение когнитивной науки . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Черчленд, П. С., Сулер, К. Л. (2014). «Агентство и контроль: подкорковая роль в правильных решениях», в Moral Psychology, Vol. 4, Свобода воли и моральная ответственность , изд. У. Синнотт-Армстронг (Кембридж, Массачусетс: The MIT Press), 309–334.

Google Scholar

Cisek, P. (2007). Корковые механизмы отбора действия: гипотеза аффордансной конкуренции. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 362, 1585–1599. DOI: 10.1098 / rstb.2007.2054

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарли Дж. М. и Бэтсон К. Д. (1973). «От Иерусалима до Иерихона»: исследование ситуационных и диспозиционных переменных в помогающем поведении. J. Pers. Soc. Psychol. 27, 100–108.

Google Scholar

Дорис, Дж. М. (2002). Отсутствие характера: личность и нравственное поведение .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Эйзенбергер Р., Кульман Д. М. и Коттерелл Н. (1992). Влияние социальных ценностей, тренировки усилий и структуры целей на настойчивость задачи. J. Res. Чел. 26, 258–272.

Google Scholar

Фишер Дж. М. и Равицца М. (1998). Ответственность и контроль: теория моральной ответственности . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Фодор, Дж.А. (1983). Модульность мышления . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Фодор, Дж. А. (2001). Разум так не работает: рамки и пределы вычислительной психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Фогельман Э. (1994). Совесть и мужество: спасатели евреев во время Холокоста . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Doubleday.

Google Scholar

Фрид И., Мукамель Р., и Крейман, Г. (2011). Внутренне генерируемая преактивация отдельных нейронов медиальной лобной коры головного мозга человека предсказывает волю. Нейрон 69, 548–562. DOI: 10.1016 / j.neuron.2010.11.045

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарднер, В. Л., Габриэль, С., и Хохшильд, Л. (2002). Когда мы с вами являемся «мы», вы не представляете угрозы: роль самораспространения в социальном сравнении. J. Pers. Soc. Psychol. 82, 239–251. DOI: 10.1037 / 0022-3514.82.2.239

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарднер, В. Л., Габриэль, С., и Ли, А. Ю. (1999). «Я» ценим свободу, но «мы» ценим отношения: самоконструирование отражает культурные различия в суждениях. Psychol. Sci. 10, 321–326.

Google Scholar

Герлах М., Фарб Б., Ревелл В. и Амарал Л. Н. (2018). Надежный подход, основанный на данных, определяет четыре типа личности в четырех больших наборах данных. Nat. Гм. Поведение .2, 735–742. DOI: 10.1038 / s41562-018-0419-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джорджи Р., Лавацца А. (2018). Психическая причинность. APhEx, 17 . Доступно на сайте: www.aphex.it

Голлвитцер П. М. (1999). Намерения реализации: сильные эффекты простых планов. Am. Psychol. 54, 493–503.

Google Scholar

Голлвитцер П. М. и Ширан П. (2006). Намерения реализации и достижение цели: метаанализ эффектов и процессов. Adv. Exp. Soc. Psychol. 38, 69–119. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (06) 38002-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хайер, Р. Дж., Сигел, Б. В. Младший, Маклахлан, А., Содерлинг, Э., Лоттенберг, С., и Бухсбаум, М. С. (1992). Региональные метаболические изменения глюкозы после изучения сложной зрительно-пространственной / моторной задачи: позитронно-эмиссионное томографическое исследование. Brain Res. 570, 134–143.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Изен, А.М., Левин, П.Ф. (1972). Влияние хорошего самочувствия на помощь: печенье и доброта. J. Pers. Soc. Psychol. 21, 384–388.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Исмаэль, Дж. Т. (2016). Как физика делает нас свободными. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Канеман Д. (2011). Мыслить быстро и медленно . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Фаррар, Штраус и Жиру.

Google Scholar

Кильстром, Дж. Ф. (2008). «Джаггернаут автоматизма — или, в конце концов, мы же автоматы?» в Мы свободны: Психология и свобода воли , ред.Баер, Дж. К. Кауфман и Р. Ф. Баумейстер (Oxford: Oxford University Press), 155–180.

Google Scholar

Ким, Дж. (1998). Разум в физическом мире . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Лавацца, А. (2016). Свобода воли и нейробиология: от объяснения свободы до новых способов ее реализации и измерения. Фронт. Гм. Neurosci . 10: 262. DOI: 10.3389 / fnhum.2016.00262

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лавацца, А.(2017a). Neurolaw и наказание: натуралистический и гуманитарный взгляд и упущенные из виду опасности. Теория 37, 81–97.

Google Scholar

Lavazza, A. (2017b). Прагматический и эмпирический подход к свободе воли. Riv. Int. Филос. Псикол. 8, 247–258. DOI: 10.4453 / rifp.2017.0020

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лавацца, А., Де Каро, М. (2010). Не так быстро: о некоторых смелых нейробиологических заявлениях о человеческой деятельности. Нейроэтика 3, 23–41. DOI: 10.1007 / s12152-009-9053-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lavazza, A., и Inglese, S. (2015). Осуществление и измерение (своего рода) свободы воли (и ответственности). К новым рамкам психологии, этики и права. Riv. Int. Филос. Псикол. 6, 37–55.doi: 10.4453 / rifp.2015.0004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви, Н. (2014). «Сознание имеет значение», в Moral Psychology, Vol.4, Свобода воли и моральная ответственность , изд. У. Синнотт-Армстронг (Кембридж, Массачусетс: The MIT Press), 334–339.

Google Scholar

Либет Б., Глисон К. А., Райт Э. У. и Перл Д. К. (1983). Время сознательного намерения действовать по отношению к началу мозговой активности (готовность-потенциал): бессознательное инициирование свободно-произвольного действия. Мозг 106, 623–642.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Маккенна, М., и Перебум, Д.(2016). Свобода воли: современное введение . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Меле, А. (2014). Бесплатно. Почему наука не опровергает свободу воли . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Милграм, С. (1969). Повиновение властям . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Google Scholar

Монро, К. Р. (1996). Очаг альтруизма: восприятие всего человечества .Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Нахмиас, Э. (2014). «Является ли свобода воли иллюзией? Противодействие вызовам современных наук о разуме », в Moral Psychology, Vol. 4, Свобода воли и моральная ответственность , изд. У. Синнотт-Армстронг (Кембридж, Массачусетс: The MIT Press, 1–25.

Google Scholar

Огиен Р. (2001). L’influence de l’odeur des Croissants Chauds sur la Bonté Humaine et Autres Questions de Philosophie Morale Expérimentale .Париж: Грассе.

Google Scholar

Олинер, С. П., и Олинер, П. М. (1998). Альтруистическая личность: спасатели евреев в нацистской Германии . Лондон: Макмиллан.

Google Scholar

Открытое научное сотрудничество (2015). Оценка воспроизводимости психологической науки. Наука 349: aac4716. DOI: 10.1126 / science.aac4716

CrossRef Полный текст

Penfield, W. (1975). Тайна разума: критическое исследование сознания и человеческого мозга .Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Перебум Д. (2001). Жить без воли. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Перебум Д. (2013). «Оптимистический скептицизм по поводу свободы воли», в Философия свободы воли: Основные чтения современных дебатов , ред. П. Рассел и О. Дери (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 421–449.

Google Scholar

Пьетромонако, П.Р. и Нисбетт Р. Э. (1982). Плыть вверх по течению против фундаментальной ошибки атрибуции: слабые обобщения испытуемых из исследования Дарли и Бэтсона. Soc. Behav. Человек. Int. J. 10, 1–4.

Google Scholar

Порт, Р. Ф., и ван Гелдер, Т. (ред.). (1995). Разум как движение: исследования динамики познания . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Расин Э. и Дублевич В. (2017). «Поведенческие и мозговые исследования свободы воли морали: угроза или расширение прав и возможностей?» в Нейроэтика: Предвидя будущее , ред Дж.Illes (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 388–410.

Google Scholar

Raichle, M.E., Fiez, J.A., Videen, T.O., MacLeod, A.MK., Pardo, J.V., Fox, P.T., et al. (1994). Практические изменения функциональной анатомии мозга человека при немоторном обучении. Cereb. Cortex 4, 8–26.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Сайгл В., Дублевич В. и Расин Э. (2018). Влияние знакового исследования нейробиологии на свободу воли: качественный анализ статей с использованием методов Либета и его коллег. Ajob Neurosci. 9, 29–41. DOI: 10.1080 / 21507740.2018.1425756

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шургер А., Милопулос М. и Розенталь Д. (2016). Нейронные предшественники спонтанного произвольного движения: новая перспектива. Trends Cogn. Sci. 20, 77–79. DOI: 10.1016 / j.tics.2015.11.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шургер А., Ситт Дж. Д. и Дехайн С. (2012). Аккумуляторная модель спонтанной нейронной активности перед самостоятельным движением. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109, E2904 – E2913.doi: 10.1073 / pnas.1210467109

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шапиро, Л. (2010). Воплощенное познание . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Симмонс, Дж. П., Нельсон, Л. Д., и Симонсон, У. (2011). Ложноположительная психология: нераскрытая гибкость в сборе и анализе данных позволяет представить все как значимое. Psychol. Sci. 22, 1359–1366. DOI: 10.1177 / 0956797611417632

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сун, К. С., Ханьси Хэ, А., Боде, С., и Хейнс, Дж. Д. (2013). Предсказание свободного выбора абстрактных намерений. Proc. Natl. Акад. Sci. США 110, 6217–6222. DOI: 10.1073 / pnas.1212218110

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стросон, Г. (2003). XI — Психическая баллистика или непроизвольность спонтанности. Proc. Аристотель. Soc. 103, 227–256. DOI: 10.1111 / j.0066-7372.2003.00071.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тортоса-Молина, М., и Дэвис, Г. (2018). Бессознательная прайминг отделяет «свободный выбор» от реакций «спонтанного побуждения». Сознательное. Cogn. 60, 72–85. DOI: 10.1016 / j.concog.2018.02.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Инваген, П. (1983). Очерк свободной воли . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Варгас, М. (2011). «Ревионистский поворот: размышления о недавней истории работы над свободой воли», в New Waves of the Philosophy of Action , ред. Дж. Агилар, А. Бакарефф и К. Фрэнкиш (Лондон: Palgrave Macmillan), 143– 172.

Google Scholar

Варгас, М. (2013). «Ситуационизм и моральная ответственность: свобода воли во фрагментах», в Decomposing the Will , ред. А. Кларк, Дж. Киверштейн и Т. Виркант (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 325–349.

Google Scholar

Уоллес, Р. Дж. (1994). Ответственность и моральные устои . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Уоллер Б. Н. (2011). Против моральной ответственности. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Уолтер, Х. (2001). Нейрофилософия свободы воли: от либертарианской иллюзии к концепции естественной автономии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Уилсон, Т. Д. (2004). Незнакомцы себе: открытие адаптивного бессознательного. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Вольф, С. (1990). Свобода в разумных пределах . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Психологические аспекты собственности и владения

Этот раздел начинается с введения тем, которые должны быть рассмотрены в «Принципах Гражданского кодекса.»Из всех отраслей законодательства гражданское право меньше всего привлекает тех, кто не изучает юриспруденцию как профессию. Но этого недостаточно. Фактически, это внушает некоторый ужас. Любопытство существует уже давно. время страстно использовалось для политической экономии, уголовного права и принципов управления. Знаменитые труды придали должное этим исследованиям; и под страхом признания унизительной неполноценности необходимо иметь некоторую информацию и выражать кое-что мнения о них.Но гражданское право еще не вышло из узкой ограды адвокатуры. Его комментаторы спят в пыли библиотек рядом с его спорщиками. Публика не знает даже названий своих сект; и с безмолвным и невежественным уважением относился к этим многочисленным фолиантам, этим огромным сборникам. Общее отвращение к этому исследованию проистекает из того, как к нему относились. Вышеупомянутые труды намекали на то же отношение к науке о праве, которое относилось к естественным наукам в трудах ученых-схоластов до введения экспериментальной философии.Что касается этой части закона? Он касается всего, что наиболее интересно мужчинам: их безопасности; их собственности; их взаимных и ежедневных операций; об их семейном положении, в отношениях отца, детей, мужа и жены. Здесь возникают права и обязанности; ибо все объекты закона можно без всякой тайны свести к этим двум терминам. Фактически, гражданское право — лишь еще один аспект уголовного права; одно невозможно понять без другого.Споры в области юриспруденции породили среди юристов своего рода неверующих, которые сомневались, есть ли в законе какие-либо принципы. По их словам, все произвольно. Закон хорош, потому что это закон; потому что решение любого рода дает огромное преимущество мира. В этом мнении есть доля правды и много ошибок. В следующих главах будет видно, что принцип полезности распространяется на эту часть закона, как и на все остальные. Но его применение сложно; это требует глубокого знания человеческой природы.Бентам часто делал отступления от законов Англии, которые я исключил, поскольку они имеют только местный интерес. Однако есть случаи, когда его наблюдениям не хватало бы основания, если бы я не упомянул конкретные законы, которые были их объектом. Стремясь быть более ясным, развить то, что в оригинале часто было лишь намеком, я, возможно, допустил некоторые ошибки, которые было бы несправедливо приписать автору. Эти законы настолько трудны для понимания, что англичанину, не являющемуся юристом, опасно говорить о них — риск, который по очевидным причинам должен быть еще выше в случае с иностранцем.(Запись в базе данных PsycINFO (c) 2012 APA, все права защищены)

Сила воли и психология самоконтроля

Если бы вы только могли контролировать себя. Если бы у вас было больше силы воли, вы, наконец, могли бы сбросить последние 10 фунтов. Если бы у вас было больше самоконтроля, вы могли бы, наконец, перестать откладывать на потом, отложить на пенсию, придерживаться режима упражнений и избегать различных пороков, таких как алкоголь и сигареты.

Звучит знакомо? Это много зависит от простой силы воли.К счастью, вы можете кое-что сделать, чтобы его усилить.

Что такое сила воли?

Сила воли имеет много названий: драйв, решимость, самодисциплина, самоконтроль, решимость.

Проще говоря, сила воли — это способность контролировать или сдерживать себя и способность сопротивляться мгновенному удовлетворению для достижения долгосрочных целей. Согласно Американской психологической ассоциации (APA), другие определения включают:

  • Способность подавлять нежелательные мысли, чувства или побуждения
  • Способность использовать «холодную» когнитивную систему поведения, а не «горячую» эмоциональную систему
  • Сознательное, требующее усилий регулирование себя самим собой

Некоторые исследователи считают, что сила воли частично определяется генетикой.

Является ли сила воли ограниченным ресурсом?

Некоторые эксперты считают, что запас силы воли у каждого человека ограничен, и он уменьшается при чрезмерном использовании — так же, как бензин в вашей машине. Пока у вас есть газ, вы можете водить машину. Когда он заканчивается, ваша машина останавливается, и все. Это называется «истощение эго».

Социальный психолог Рой Баумейстер был одним из первых, кто продемонстрировал эффект истощения эго в своем теперь известном эксперименте «Печенье и редис». В ходе исследования он предложил студентам съесть свежеиспеченное печенье с шоколадной крошкой и попросил других отказаться от печенья и вместо этого жевать редис.Затем им было предложено решить неразрешимую головоломку. И что они нашли?

Студенты, которые съели печенье, работали над головоломками в течение 19 минут. Но студенты, которые сопротивлялись соблазнительному печенью, продержались в среднем всего восемь минут. Баумейстер истолковал это так, что у тех, кто должен был использовать силу воли, чтобы противостоять искушению, просто не хватало энергии, чтобы полностью принять участие в еще одном испытании силы воли.

Важность

Сила воли влияет на все сферы вашей жизни.Это поможет вам достичь множества целей — от физических упражнений до экономии денег. Фактически, сила воли может быть даже более важной в предсказании успеха, чем IQ.

«Тест зефира» психолога Уолтера Мишеля дает более глубокий взгляд на взаимосвязь между силой воли и успехом. Тест проходил так: в комнату приводят ребенка дошкольного возраста, а на столе стоит миска с зефиром. Затем им говорят, что они могут либо съесть один зефир сразу, либо подождать 15 минут и получить два зефира.

Несколько лет спустя исследователи разыскали испытуемых как подростков. Они обнаружили, что те, кто хотел больше зефира:

  • Имел более высокую самооценку
  • Получил более высокие баллы за SAT
  • Более эффективное управление стрессом
  • В школе учились лучше

И эти преимущества, похоже, выходят далеко за рамки детства и юности. Исследования показывают, что взрослые с высоким самоконтролем реже злоупотребляют алкоголем и другими веществами, имеют лучшие отношения и меньше проблем с психическим здоровьем.

Как укрепить силу воли

В то время как многие из нас борются с силой воли и самоконтролем, большинство людей, кажется, также считают, что это умение, которому можно научиться и укрепить. К счастью, исследователи также пришли к аналогичным выводам и предполагают, что есть ряд вещей, которые вы можете сделать, чтобы улучшить свой самоконтроль.

Работай как мышцы

Думайте о силе воли как о мускуле. Как и любую другую мышцу, силу воли можно нарастить и укрепить со временем и усилиями.Тренировка силы воли также может сделать ее менее уязвимой для истощения.

Баумейстер предлагает создавать простые, но сложные задачи, требующие определенных усилий. Например, открывать двери левой рукой вместо правой. Или выключаете свет каждый раз, когда выходите из комнаты. Занимаясь этими относительно простыми задачами в течение пары недель, вы отточите свои навыки самоконтроля.

Тренировка силы воли может творить чудеса. Но помните, не переусердствуйте.

Высыпайся достаточно

Плохие привычки сна (слишком мало или слишком много сна) утомляют вас как физически, так и морально.Это, в свою очередь, влияет на вашу способность сопротивляться искушению. Обзор различных исследований показал, что люди, лишенные сна, более склонны поддаваться импульсам, менее сосредоточены и принимают рискованные решения.

У всех разные потребности во сне. Но по данным Национального фонда сна, большинству взрослых необходимо от семи до девяти часов сна каждую ночь, чтобы функционировать наилучшим образом.

Размышляйте

Медитация — один из самых мощных способов увеличить силу воли.Исследования показывают, что регулярная медитация осознанности может улучшить вашу концентрацию и самоконтроль, даже когда вы не медитируете.

Медитацией можно заниматься где угодно и когда угодно. Для начала достаточно 5-минутного сеанса медитации утром или во время обеденного перерыва.

Чем больше вы тренируетесь противостоять побуждению своего мозга блуждать, тем легче будет противостоять и другим искушениям в вашей жизни.

Избегайте искушений

В классическом тесте Мишела с зефиром дети, которые отвлекались, могли сопротивляться искушению гораздо дольше, чем те, кто не сводил глаз с тарелки угощений.Некоторые дети закрыли глаза, а другие отвернулись и посмотрели куда-нибудь. Однако дети, которые не могли отвести глаз от угощения, с большей вероятностью уступили.

Столкнувшись с искушением, будь то желание поесть, выпить или потратить, попробуйте эту тактику «скрыться из виду, забыть о себе». Или, что еще лучше, удалите искушение из своего окружения физически. Если вы не можете этого сделать, временно избавьтесь от искушения.

Получите совет от подкаста The Verywell Mind

Ведется главным редактором и терапевтом Эми Морин, LCSW, в этом выпуске подкаста The Verywell Mind рассказывается об упражнении, которое может помочь вам ввести в вашу жизнь здоровую привычку или избавиться от вредной привычки, которая вас сдерживает.

Психология ценообразования на недвижимость

Есть ли наука или психология при ценообразовании на собственность вашего клиента? Я считаю, что есть, и эта цена является прямой функцией маркетинга. Стратегическая рыночная цена дополнит вашу маркетинговую кампанию и позволит эффективно позиционировать дом вашего клиента на рынке.

Давайте посмотрим на четыре способа, которыми психология может влиять на цену.

1. Синдром $ 19,99

Меня поражает, сколько агентов ставят в конце 999 или 900.Вы всегда видите 199 999 или 199 900 долларов. Почему 99 процентов популяции агентов следуют за толпой и оценивают одинаково?

Что ж, многие агенты не смотрят на цену как на маркетинговую функцию. Было сказано, что 9-е появились в 1880-х годах, убеждая доверчивых в том, что они заключают сделку. Многие дискаунтеры используют 99 в своих ценах, и это не обманывает умных людей.

Основная причина, по которой это может повредить вашему списку, заключается в том, что большинство потребителей начинают поиск в Интернете, когда ищут дом.Если покупатель ищет дом на сумму от 200 000 до 225 000 долларов, а вы оценили его в 199 999 долларов, этот покупатель может не увидеть недвижимость в Интернете.

Лучший совет — цена 200 000 долларов, так как вы поймете обе стороны поиска. Кто-то ищет от 175 000 до 200 000 долларов, а кто-то ищет от 200 000 до 225 000 долларов, найдет недвижимость в Интернете.

Кроме того, вы должны позиционировать дом своего клиента как люксовые бренды, а не как дискаунтеры. Например, шоколад Godiva стоит 36 долларов.00, а не 35,99 доллара, а цена Neiman Marcus составляет 625 долларов, а не 624,99 доллара. Ferrari и многие другие люксовые бренды также используют эту модель для своей продукции. Они что-то знают или это просто совпадение? Воспринимает ли потребитель это как более качественный продукт? Эти бренды, видимо, так думают.

2. Сила четырех и семи

За часы моих исследований, чтения и изучения психологии цены концепция силы четырех и семи стала очевидной. Например, цена в 247 000 долларов или 244 000 долларов является точной ценой, и кажется, что продавец тщательно изучил стоимость, что может свидетельствовать о том, что покупателю меньше места для переговоров.Это предположение приносит пользу продавцу.

Еще одна причина в том, что цена уникальна и выгодна покупателю. Подумайте обо всех списках недвижимости, отображаемых на всех порталах веб-сайтов, как о товарах на полке в магазине. Цена, в отличие от других, выделяется. Поскольку он отличается и более уникален, он привлечет внимание покупателя. Примерами этого могут быть Home Depot или Wal-Mart, которые часто используют четверку и семерку на своих распродажах. Они хотят отличаться от своих конкурентов.

Есть еще что-то, что называется «эффектом правой стороны». Таким образом, цена в 227000 долларов выглядит как более выгодная скидка или стоимость, чем 229 999 долларов.

Некоторые считают, что использование четверки и семерки при ценообразовании более эмоционально для потребителей. Это дружественное число, которое использует эго и самооценку покупателя и дает более высокое восприятие того, что вы продаете.

И не забывайте — семь — счастливое число.

3. Как вы пишете цену имеет значение

Если вы проводите маркетинг в автономном режиме, например, листовки с недвижимостью, рекламу, вывески и т. Д., то, как вы это пишете, также может повлиять на то, как люди воспринимают цену.

Журнал потребительской психологии обнаружил, что когда людям приходится объяснять это в уме, это звучит выше.

Посмотрите на эти три цены:

Последняя цена показалась потребителю ниже без запятой

Итак, в следующий раз, когда вы напишете цену на листовке или в газете: Цена 177000 долларов вместо 177000 долларов.

И наоборот, Корнельский университет провел исследование и обнаружил следующее:

  • 5.00 (продано более)
  • 5,00 $ (продано меньше)
  • пять долларов (продано больше)

Вы видите, что рестораны устанавливают такие цены в своем меню. Как вы можете применить это в своем маркетинге недвижимости? Объясни это. Вместо 100 000 долларов напишите на своем офлайн-маркетинге 100 или 100 000 долларов и отслеживайте получаемый ответ.

4. Кукушка для нулей

Для скидок, распродаж или, в данном случае, корректировок цен на жилье, добавьте больше нулей в свою рекламную акцию, чтобы показать большую скидку.Когда вы говорите другим агентам или покупателям об изменении цены, говорите так: скидка 50 000 долларов вместо 50 000 долларов.

Итак, существует ли психология ценообразования на жилье? Вам решать. Я считаю, что цена является самым большим мотиватором при продаже такого товара, как дом. И любое преимущество, которое вы можете получить для своего продавца, имеет решающее значение на любом рынке недвижимости. Будьте уникальны и последовательны в своих подходах к ценообразованию и используйте немного психологии. Этот инструмент отделит вас от всех других агентов на вашем рынке.

Какую тактику ценообразования вы нашли успешной? Пожалуйста, поделитесь своими мыслями в разделе комментариев ниже.

Роберт Мактаг (Robert McTague) — руководитель группы агентов CNY в RealtyUSA в Сиракузах, штат Нью-Йорк, где он упрощает процесс покупки и продажи и предлагает помощь в маркетинге, наставничестве и выступлениях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *