Суть принципа бритва оккама: fs_proliferation.html

Принцип Бритвы Оккама простым языком. Наши ученые этого не знают

Содержание статьи:

Определение Бритва Оккама в Википедии

«Бри́тва О́ккама (иногда ле́звие О́ккама) — методологический принцип, в кратком виде гласящий: «Не следует множить сущее без необходимости» (либо «Не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости»).»

Такое определение Бритвы Оккама дает Википедия.  Когда я первый раз услышал этот принцип, решил, что он нужен только ученым, а моя жизнь с этим не особо связана. Оказалось все не так. Распространенное у нас толкование смысла принципа Бритвы Оккама — это еще один пример, процесса всеобщего оболванивания. Как можно было «случайно» упустить половину определения?

В принципе, это все что растолковывает Википедия, забывая, пожалуй, про самую главную часть. Но об этом позже…

Последствия неверного толкования Бритвы Оккама

Благодаря такому недообъяснению появляются подобные «шедевры»:

Как отличить правду от лжи при помощи «Бритвы Оккама». Методологический принцип от Хакуны Мататы

2 мая 2020

Мы прекрасно осознаем, когда врём другим из-за каких-то причин или обстоятельств. А вот в случае самообмана всё не так просто — иногда мы даже не понимаем, правду говорим себе или нет.

Существует очень простой методологический принцип под названием «Бритва Оккама» или «лезвие номинализма», основная суть которого сводится к тому, что обычно самый простой вывод (или решение) и является истинным.

 «Бри́тва О́ккама(иногда ле́звие О́ккама) — методологический принцип, в кратком виде гласящий: «Не следует множить сущее без необходимости»» Википедия

«В современной науке под бритвой Оккама обычно понимают общий принцип, утверждающий, что если существует несколько логически непротиворечивых объяснений какого-либо явления, объясняющих его одинаково хорошо, то следует, при прочих равных условиях,

предпочитать самое простое из них» Википедия

Проще говоря, если мы очень долго что-то объясняем — например, себе же — то либо мы не совсем разбираемся в этом вопросе, либо обманываем.

Например, спросите сами себя — счастливы ли вы? И ответьте однозначно: или да, или нет. Затем попробуйте обосновать это в двух предложениях (максимум).

Теперь вновь задайте себе этот вопрос: «Да или нет?». Изменился ли ваш ответ? Вряд ли, ведь правда — это же просто.

Итак, счастливы ли вы? Хватает ли вам денег? Довольны ли вы своей жизнью? Устраивают ли вас отношения, в которых вы состоите? Хотите ли вы большего? Что вы для этого делаете? Этих усилий достаточно?…

Чем больше вы зададите себе таких вопросов, на которые ответить можно только «да» или «нет», тем правдивее будут складываться ваши отношения с собой!

Нет никакого смысла что-либо усложнять многослойными объяснениями. Честный ответ всегда чёткий и однозначный. Ведь это же просто! Вы либо любите, либо нет. И никакие подробные рассуждения этого факта не изменят!

Когда вы едите любимое блюдо, вы же не пытаетесь определить причины, почему оно вам так нравится, правда? Вы получаете удовольствие! Этого достаточно.

Видите, всё просто: или да, или нет. Правда — когда коротко и ясно. Честный разговор с самим собой — это один из признаков осознанности. А когда вы мыслите осознанно, вы можете управлять своей жизнью!

А вы обманывали себя когда-нибудь или всегда честны с собой?

Хакуна Матата — вдохновляемся и держим хвост пистолетом!

Этот текст я случайно обнаружил на канале Хакуна Матата в Яндекс.Дзен.

Интересно, автора сама читала свой текст? Как бы она сама сможет ответить да/нет на свой вопрос «Что вы для этого делаете?»?

А на этот вопрос она сможет ответить да или нет: «Вы прекратили бить своего отца?»?

Если задуматься, то такое применение принципа Бритвы Оккама ведет прямиком в деградацию: «Все сотворил Бог» проще теории Дарвина, проще теории сотворения мира, а «На все воля Божья» проще причинно-следственных связей, логики, науки.

Бритва Оккама. Нестыковки в Википедии

Несоответствие №1.

Давайте еще раз взглянем в Википедию, она тоже полна противоречий.

«Бри́тва О́ккама (иногда ле́звие О́ккама) — методологический принцип…»
Википедия

И далее

«Однако важно помнить, что бритва Оккама не аксиома, а презумпция, то есть она не запрещает более сложные объяснения в принципе…»
Википедия

Посмотрим, что такое принцип

«Принцип — муж. научное или нравственное начало, основанье, правило, основа, от которой не отступают.»
Толковый словарь Даля

Бритва Оккама — это ОСНОВА ОТ КОТОРОЙ НЕ ОТСТУПАЮТ иначе его не называли бы «принципом». Уже что-то не сходится.

Несоответствие №2.

Читаем далее…

«Оккам, как следует из его осторожных максим, развивал отдельные интуиции Аристотеля, критикуя, как и он, «излишний» «мир идей», настаивая на существовании универсалий лишь в мышлении, но не в реальности, и опираясь при этом на сформулированный его учителем «Закон экономии».»
Википедия

И далее

«Однако следует помнить, что «Закон экономии», — это «действенное орудие против платонизма»…»


Википедия

Суть платонизма заключается в утверждении, что существует некий мир идей, а весь материальный мир — это лишь отражение этого идеального мира. «Закон экономии», согласно Википедии, это тоже самое, что и Бритва Оккама.

Вопрос: Как правило «из двух объяснений выбирай более простое (с меньшим количеством сущностей» избавляет нас от платонизма? Никак. На противоположном конце от платонизма находится теория восприятия, которая более сложная и имеет намного больше сущностей. Выходит Бритва Оккама (согласно Википедии) наоборот защищает платонозм.

Несоответствие №3.

Как же Википедия обосновывает Бритву Оккама:

«Логически бритва Оккама базируется на принципе достаточного основания…»
Википедия

И далее

«Рассматривая простое и сложное объяснения с точки зрения этого принципа, легко увидеть, что, если простое объяснение является полным и исчерпывающим, то для введения в рассуждение дополнительных компонентов просто нет достаточных оснований.»
Википедия

Этот бред даже разбирать не хочется… Если убрать всю мишуру сложных оборотов, звучит это предложение примерно так «Если нам достаточно 4 колес, то 5-е колесо нам не нужно.
Такое чувство, что автор понимает «закон достаточного основания» так: основания должны быть достаточными. И для обоих утверждений основания достаточно — выберем более простое. Это не имеет никакого отношения к закону достаточного основания!

Несоответствие №4.

«Среди наиболее известных примеров применения этого принципа — ответ, который дал императору Наполеону создатель первой теории возникновения Солнечной системы математик и физик Лаплас. Наполеон спросил, почему слово «Бог», беспрерывно повторяемое Лагранжем, в его сочинении не встречается вовсе, на что Лаплас ответил: «Это потому, что я в этой гипотезе не нуждался»»
Википедия

Причем тут более простое объяснение? Более простым объяснением является «Солнечную систему сотворил Бог». Это не пример, а опровержение всего, что написано в Википедии по поводу Бритвы Оккама!

Несоответствие №5.

Вообще, если знать правильный смысл Бритвы Оккама, то становится очевидным, что сама статья на Википедии противоречит ему. Потому что для оправдания неверной трактовки пришлось нагородить большое количество сущностей и переврать закон достаточного основания. Скоро вы сами все поймете.

Суть Бритвы Оккама простыми языком

Вообще, я бы никогда не обратил бы внимания на эти ошибки в Википедии, если бы не наткнулся на вот этот текст у Стивена Хокинга

«Суть принципа «бритвы Оккама»: понятия, не поддающиеся проверке в опыте, должны быть удалены из науки.»

Стр. 78
Вселенная Стивена Хокинга

И в философском словаре:

«Бритва Оккама – О чём здесь речь? О принципе экономии. Оккам призывает не умножать сущностей сверх необходимого, отсекая как бритвой, всё, что выходит за рамки реальности или опыта, то есть, в предельном случае, любую идею которая не является необходимой или содержит претензию на существование в себе или в качестве отдельной сущности.»
Анре Конт-Спонвиль. Философский словарь. 2001 г М 2012 г

Т.е. Бритва Оккама простыми словами звучит так «Все, что нельзя проверить, в расчет не принимается».

Заметьте, как устраняются все несоответствия, если мы принимаем такое определение.

Несоответствие №1.

Теперь этот принцип работает всегда, т.к. все, что нельзя проверить опытным путем к науке не относится. Больше не нужно придумывать никаких исключений.

Несоответствие №2.

Можно ли опытно доказать существование мира идей? Нет. Значит не будем об этом даже говорить — платонизм разбит в пух и прах.

Несоответствие №3.

Закон достаточного основания звучит так

«Мы все должны мыслить на достаточном основании» Стр. 124
Г.И. Челпанов, «Учебник логики»

А «достаточное основание» значит буквально следующее:

«…все положения должны быть сводимы а непосредственно очевидные положения» Стр. 124
Г.И. Челпанов, «Учебник логики»

«Непосредственно очевидные» — это те, которые можно проверить опытным путем. Т.е. положение имеет достаточное основание, если его можно свести к положениям проверяемым на опыте.

Поэтому Бритва Оккама в сущности тоже самое, что и закон достаточного основания.

Несоответствие №4.

Можно на опыте проверить существование Бога? Нет. Поэтому Лаплас и ответил «Это потому, что я в этой гипотезе не нуждался».

Несоответствие №6.

Заметили, как все стало проще и понятнее с верным определением? Это несоответствие тоже самоустраняется.

как бритва Оккама влияет на жизнь

Вывод №1.

Помните бесконечные «споры на кухне»? Теперь они не имеют никакого смысла. Если возник предмет спора, подумайте, можно ли проверить гипотезы на опыте? Если можно — проверьте и спор решится. Нельзя проверить — а к чему тогда спор?

«Идея является бессмысленной если мы не можем даже теоретически представить себе способ ее проверки – «плутовство»»
Р.А. Уилсон

Вывод №2.

Википедии верить нельзя. Можно подумать, что все ошибаются и это, одна из немногих ошибок Википедии. Но, к сожалению, это не исключение, а правило. В Википедии искажена информация практически по всем философским вопросам и понятиям. В других статьях, я это покажу.

Facebook

Twitter

Вконтакте

Google+

Что такое Бритва Оккама: о принципе простыми словами

1 065 просмотров. Последнее обновление: 02.03.2019

 

Если что-то можно сделать разными способами, лучше сделать проще.

Будет быстрее, экономнее, с меньшей вероятностью, что вас не поймут. И по умолчанию скорее так, чем не так.

Поэтому не умножайте сущности без нужды. Всё, что можно зарезать бритвой Оккама без ущерба для дела, должно быть зарезано. На то и бритва. Проектируя что-либо, по возможности лучше минимизировать число элементов. Будь то здание, транспортное средство, оружие.

Одно из преимуществ простоты: так надежнее. Бойся лишних элементов.

Самая надежная деталь в механизме – та, которой в ней нет. К теориям тоже относится.

Допустим, есть две теории и обе примерно одинаково хороши. «Хороши» здесь означает, что они дают инструменты, позволяющие что-то предсказать в реальности и её изменить по своему намерению. Но сами инструменты различны. Либо одна страничка и пара формул, либо пухлая папка с кучей оговорок, специальных случаев, громоздким аппаратом. Разумно выбирать одну страничку. С папкой больше возни, но это полбеды. Папка несет в себе больше риска. Там содержится больше утверждений о мире, а каждое из них – риск, то место, где может сломаться. Если нужно что-то разрезать, выберут простые ножницы – а не резательный прибор из 35 элементов, питаемый из розетки и с инструкцией по эксплуатации. Так и здесь.

При этом не стоит переживать за сложность мироздания. На это мы не покушаемся.

Бритва Оккама не противоречит эволюции, наоборот. Эволюция шла в гору усложнения, но выбирала самые простые пути.

Точнее сказать, самые вероятные, но лишняя сложность всегда менее вероятна, чем её отсутствие. В итоге самые трудные конструкторы собираются из самых простых деталек. Чтобы сложное могло усложняться дальше, оно должно опираться на надежность. А надежность обычно чисто выбрита по Оккаму.

Люди склонны путать «умность» и «сложность». Это не очень умно, но вот есть такая привычка. Желая выглядеть умнее, чем есть, начинают выглядеть лишь сложнее.

Желание казаться умнее, чем есть – глупое желание.

Аналогично, подлинная нравственность не так сильно озабочена выглядеть нравственно, сила – выглядеть сильной. Озабоченность выдает дефицит.

Из разных способов что-либо сказать взрослый и вежливый человек должен выбирать простой, а не сложный.

Если кто-то «умнит» на публике, он подросток, даже если ему 50 лет и он доктор наук. Одно другому не мешает.

На всякий случай, я больший специалист в этой теме – сам умнил почти до 30 лет. Потом отпустило.

Не смейтесь над англосаксонскими авторами, мол, они такие простые: обычно это просто взрослые и вежливые люди. Чтобы оценить, сравните с немецкой философией 19 века или французской 20 века. Докинз, Деннет, Дойч знают об этом мире больше важного и полезного, чем Делез и Деррида. Последние, по большому счету, факультативны, комментируют на полях и еще вопрос, работает ли это вообще. У меня большие сомнения, что психоанализ Лакана хоть что-то лечит, а политические советы от Делеза или Фуко создавали бы что-то, кроме дополнительных рисков для цивилизации. (Тем, кого завораживают идеи Фуко, я бы советовал ознакомиться с его мнением по конкретным вопросам – алжирскому, маоистскому, иранскому. Он даже ездил в Иран периода исламской революции, и происходящее ему понравилось.)

А теперь сравните стиль: как изъясняются т.н. континентальные авторы по сравнению с тем, как это делают взрослые.

Сложность сложности рознь. Допустим, Куайн не самый простой для понимания, но там нет ощущения, что тебя, извините за выражение, разводят. Он занимается сложными проблемами, и пишет так, как об этих проблемах пишется. Иными словами, он не прост, потому что проще нельзя. А Гегель сложен, потому что ему так нравится.

Возможно, это было вызвано характером 19 столетия. Это было джентльменское время до восстания масс. В приличном обществе считалось мало приличным попросить кого-то «быть попроще». И вот, среди уважающих себя господ есть вежливость, и там, в частности, есть презумпция: если кто-то умнит – видимо, так и надо, он имеет основания, он умный. Если что-то не понимаем – наши проблемы. Давайте на всякий случай окажем ему какое-нибудь уважение.

Это немного напоминает анекдот. Василий Иванович рассказывает Петьке, как он играл в карты в английском клубе. Все сидят, молча набирают карты. У меня двадцать одно, говорит сэр Джон. Прощу показать карты, сэр оскорбляется. «Мы, джентльмены, верим друг другу на слово». Вот тут-то, говорит Василий Иванович, мне карта и поперла. Увы, есть целые направления мысли – напоминающие Василия Ивановича, которому внезапно поперла карта.

Когда я был маленьким, то бывало, заходил в комнату к дедушке. Он был инженером, часто ГИПом (главным инженером проекта), многие известные штуки в моем городе проектировались с его участием. Но обычно все знают архитектора, и никто не знает ГИПа. Так вот, дедушка часто прихватывал халтуру на дом, и что-то чертил вечерами. Допустим, схему электроснабжения какого-то здания. Я брал листочек бумажки и чертил что-то внешне похожее. Копировал какие-то условные значки, манеру исполнения. Мне казалось, мои каляки-маляки тоже значимы, ведь они похожи.

К чему речь? Примерно так же соотносится наука и немецкая классическая философия, полагавшая себя научной (или даже сверхнаучной, если так можно выразиться). То, что делал дедушка – как бы наука, а мои каляки по соседству – как бы та самая философия, какой-нибудь Фихте. Ведь похоже. По некоторым словам, по серьезности, с какой этим занимаются. По сложности рисунка, черт возьми!

Развивать в 21 веке идеи, например, Гегеля – аналогично моим забавам младшего школьного возраста. Можно в десять лет нацепить шляпу и галстук – вполне себе классический немецкий философ. Попробуйте проследить за мыслью.

«Подобно тому, как рассудок обычно понимается как нечто отдельное от разума вообще, точно так же и диалектический разум обычно признается чем-то отдельным от положительного разума. Но в своей истине разум есть дух, который выше их обоих; он есть рассудочный разум или разумный рассудок. Он есть отрицательное, то, что составляет качество как диалектического разума, так и рассудка… Он отрицает простое, и тем самым он полагает определенное различие, за которое держится рассудок. Но вместе с тем он также и разлагает это различие, и тем самым он диалектичен», и т.д.

Георг Гегель, «Наука Логики»

А если к шляпе, галстуку и детскому организму добавить чего-нибудь психоактивного (хотя бы полстакана водки), получится кто-то более современный и французский. Ну вот, к примеру, Жак Лакан, отрывок из работы «Значение фаллоса». Тот самый легендарный фрейдомарксизм.

«Оно говорит в Другом, сказали бы мы, обозначив Другим само место, всплывающее при всяком использовании речи в любом отношении, в которое он вступает. Если оно говорит в Другом, слышит ли это ухо субъекта или нет, но именно здесь субъект, в силу логического предшествования всякому появлению означаемого, занимает отведенное ему означающее место. Открыв то, что выражает субъект на этом месте, то есть в бессознательном, мы сможем понять, ценой какого раскола он себя так-то конституировал.

Здесь фаллос высвечивается в его функции. В теории Фрейда фаллос не фантазм, если видеть в этом воображаемый эффект. Как таковой не является он и объектом (частичным, внутренним, хорошим, плохим и т. д…), в той мере как данным термином стараются определить реальность, на которую направлен интерес в отношении. Еще меньше является он символизируемым им органом, пенисом или клитором. И не без оснований Фрейд ссылается здесь на призрачность, которой он был для Древности.

Ведь фаллос — означающее, функция которого в интрасубъективном хозяйстве анализа, приподнимает завесу над его функцией в мистериях. Ведь это означающее, призванное обозначить всю совокупность эффектов означаемого, в той мере как означающее их обуславливает своим присутствием означающего».

Про фаллос отсюда понятно не до конца. Но зато проясняется с фрейдомарксизмом.

Но давайте отойдем от философии.

То же самое правило – чем проще, тем лучше — относится к сбору информации и планированию. Кажется, что чем больше собрал информации – тем лучше для дела. До определенного момента – да. А потом – нет.

Можно выбирать акции в портфель, обращая внимание на 3-4 критерия раз в год, а можно анализировать 30-40 критериев каждый день, дополнительно советуясь с консультантами. Кажется, что второй вариант – удел профессионалов. Так вот, нет. Специально ставили эксперименты. Разбивали людей на две группы, первая имела минимум информации (в основном, динамику котировок), вторая – максимум: любая отчетность, плюс прогнозы аналитиков, всё в режиме реального времени. По итогу первая группа заработала в два раза больше денег (подробнее про это см. Джона Лерер, «Как мы принимаем решения»). Дополнительное знание не улучшило, а ухудшило результат.

Для принятия решений нам нужен не максимум, а оптимум информации, и оптимум далеко не максимум.

Переизбыток информации может вредить при любом прогнозе, любом решении. Например, чтобы предсказать итог футбольного матча лучше, чем «50 на 50», достаточно знать статистику игр двух команд и на чьем поле играют. Всё! Это оптимальный набор данных, любая другая информация – уже избыточна, она не улучшает прогноз (подробнее см. Дункан Уоттс, «Здравый смысл врет. Почему не надо слушать свой внутренний голос»). Между тем, при желании, можно учесть еще сотни параметров. Состояние здоровья игроков, их возраст, личную жизнь, биографию тренера, погодные условия, месяц и день недели, и т.д. Можно, но не нужно.

Аналогично при любом решении. При сборе и анализе информации важно понять, что действительно важно, и вовремя остановиться.

Загрузка…

 

Иван Палий

Главный редактор, интернет-маркетолог, продакт-менеджер. Развиваю онлайн-продукты, пишу про социальные технологии и образование. Детальнее обо мне читайте здесь.

Что такое БРИТВА ОККАМА — простой ответ что это значит, примеры

Бритва Оккама – это термин, относящийся к философской идее или научному принципу суть которого заключается в определении самого вероятного и простого объяснения серди множества возможных теорий. Метод или правило Бритвы Оккама гласит: Лучшим объяснением является самое простое. Проще говоря, бритва Оккама утверждает, что самая простая теория чаще всего является лучшей, предполагая, что природа использует самые простые средства для достижения цели.

 

 

Что такое БРИТВА ОККАМА — значение, определение простыми словами.

 

Простыми словами, Бритва Оккама — это способ найти самое простое и логическое объяснение происходящему. В качестве классического примера можно привести выражение: «если вы слышите звук копыт, то скорее всего это будут лошади, а не зебры». Суть заключается в том, что если вы не находитесь в Африке или зоопарке где могут обитать зебры, то вероятней всего что звук копыт издают именно обычные лошади.

 

Следует отметить, что принцип Бритвы Оккама не стремится и не гарантирует предоставить абсолютно верное решение или объяснение. Его задача, как уже было написано выше, это найти простейший вероятный ответ на вопрос о том, почему произошло событие. Именно поэтому, данный принцип не всегда может быть применен для решения задач в определенных отраслях, таких как религия или точная наука.

 

Почему принцип Бритвы Оккама называется именно бритвой?

 

Ответ на этот вопрос весьма очевидный. Все дело в том, что данный принцип призван отсекать сложные решение аналогично бритве.

 

 

Бритва Оккама, примеры.

 

  • Событие: На улице гроза и вы увидели яркую вспышку сквозь занавеску. Варианты объяснений: А) К вам в окно забрался фотограф и делает снимки со вспышкой. Б) Молния. Самое вероятное объяснение – ответ «Б».
  • Событие: Ваш дом находится рядом с оживленной трассой, и вы слышите сильный шум и вибрацию. Варианты объяснений: А) Возле вашего дома была сброшена бомба. Б) Проехал тяжелый грузовик. Самое вероятное объяснение – ответ «Б».
  • Событие: У вас есть собака и вернувшись домой вы увидели разбросанный мусор. Варианты объяснений: А) Собака в ваше отсутствие опрокинула ведро и рассыпала мусор. Б) Посторонний человек проник в ваше жилище и специально разбросал мусор из мусорного ведра. Самое вероятное объяснение – ответ «А».

 

 

Происхождение Бритвы Оккама.

 

Данная концепция была названа в честь францисканского монаха Уильяма Оккама, жившего в 14-том веке. Безусловно, что Оккам не является изобретателем этого принципа, но именно он взял и часто использовал данную методику для оценки происходящих событий. Некоторые из его современников отметили, что сокращение до самого простого ответа не всегда является лучшим решением. Современные ученые также предположили, что природа, очень часто, отвергает простоту, иногда придумывая невероятно сложные способы достижения простых целей, таких как оплодотворение цветка.

 

 

Применение Бритвы Оккама на практике.

 

Многие люди используют Бритву Оккама для устранения конкурирующих теорий в тех случаях, когда одна из них предполагает наличие дополнительной сущности, а другая – нет. Например, в какой-то момент область физики предполагала наличие некого «эфира», который должен был объяснить существование вселенной. Существование этого эфира не могло быть доказано, и когда Эйнштейн предложил свою Теорию Относительности, тема возможного существования данного вещества была отброшена. Дело в том, что теория Эйнштейна была гораздо проще и логичней, а также не содержала в себе наличие различных призрачных гипотетических сущностей.  В данном случае принцип Бритвы Оккама действительно оказался верным. Но стоит понимать, что каждая ситуация является индивидуальной, и не всегда самое простое решение является верным.

Также рекомендуем Вам ознакомится с принципом Бритвы Хэнлона.

ОЖЕНИЕ Я 10

ОЖЕНИЕ Я 10

Мельников Г.П.

 

ПРИНЦИП ЕДИНСТВА ОБЪЕКТА

КАК

ГАРАНТИИ УСПЕШНОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ,

ИЛИ

О ТАК НАЗЫВАЕМОЙ

«БРИТВЕ ОККАМА»

 

 

Главный гносеологический тезис английского философа Уильяма Оккама, получивший это метафорическое название, заключается в том, что при научном объяснении каких-либо явлений, фактов, событий и т.д. необходимо, насколько это возможно, стараться исходить из уже надежно установленных в данной научной области исходных «сущностей», т.е. положений и принципов, а не спешить вводить новые «сущности» и вообще стремиться найти такой путь для объяснения, при котором с помощью минимума исходных «сущностей» можно объяснить максимум явлений.

Этот принцип Оккама, как бритва, должен отрезать все избыточные исходные сущности.

 

I

Для оценки гносеологической важности принципа Оккама представим себе противоположную ситуацию: с этим принципом никто не считается и поэтому вводят при объяснении явлений в изучаемой области любые новые «сущности», если с их помощью эти явления, например свойства объектов, удается как-то объяснить. Совершенно ясно, что при таком подходе можно вообще объяснить всё, что угодно: если, например, рассматриваемые явления не укладываются в известные физические закономерности, — введем «биоэнергию», приписав ей свойства, которые нужны для объяснения этих явлений. Если открылись новые аспекты в изучаемых объектах, и «биоэнергия» уже не помогает, добавим в перечень сущностей воздействие астральных сфер и т.д. Подобные рассуждения и служат, по-видимому, главным аргументом для противников принципа Оккама.

II

Но подойдем к этому принципу диалектически, проследим, насколько он универсален, нет ли у него естественных границ применимости, неспособен ли он приходить в свою противоположность и уже не препятствовать, а способствовать разрастанию числа исходных «сущностей», хотя мы специально следим за тем, чтобы все, что можно объяснить меньшим числом «сущностей», объяснялось именно так. Поскольку же мы избрали диалектический метод рассуждения, то мы не имеем права вводить в число исходных «сущности» из недиалектической сферы, т. е. вводить исходные понятия, принципы, факты, противоречащие диалектике.

Итак, мы исследуем некоторые явления (процессы, объекты и т.д.). А так как они — явления, т.е. вещи наблюдаемые, себя проявляющие, то это значит, что через эти проявлениях как свойства объектов, мы в определенных условиях наблюдаем проявление некоторых граней сущностей рассматриваемых объектов.

Стремясь соблюсти принцип Оккама, мы используем для объяснения этих наблюдаемых явлений минимум исходных «сущностей», т.е. понятий и принципов.

Теперь предположим, что эти объекты привлекли внимание исследователей из другой научной области, решающих свои задачи, следовательно, интересующихся своим кругом свойств этих объектов, т.е. иной группой явлений, для чего они помещают эти объекты в другие условия. И то, что предстает для них как явления в этих условиях, исследователи стараются объяснить, опираясь на принцип Оккама, т.е. не вводя «сущностей», без которых можно обойтись при объяснении наблюдаемых явлений.

Подобным же образом поступает группа представителей еще одной исследовательской отрасли и т.д.

Каков же конечный результат такого аспектирующего, т.е. толкующего лишь ограниченные определенными условиями совокупности свойств познаваемых объектов, объяснения? Результат этот оказывается таким: в каждом из исследовательских подходов исходных «сущностей», т.е. понятий и принципов, минимум. Но объяснено с их помощью в каждом случае только то, что имеет наблюдаемые свойства и никаких иных свойств. Но фактически это проявление лишь части свойств объектов изучаемых в заданных условиях, поэтому стремление обойтись минимумом исходных «сущностей» приводит к невольному стрем­лению постулировать, что сущность изучаемых объектов исчерпывается наблюдаемыми ее проявлениями.

Из сказанного следует, что фактически один и тот же объект предстает при таком принципе изучения как множество сущностей, но таких, что каждая отрасль видит лишь одну из них, и если пытаются осознать этот факт, то вывод делается следующий: во-первых, что говорить о единственности сущности объекта нет практической необходимости, так как их столько, сколько аспектов изучения объектов; во-вторых, что само понятие сущности бессодержательно, ибо сущность — это и есть то, что наблюдается при том или ином аспекте изучения.

Так возникает потребность вообще исключить разграничения между сущностью и явлением как проявлением некоторых ее граней в определенных условиях, а сам термин «сущность» становится синонимом «исходного понятия» или «принципа» определенной научной дисциплины.

Но самое парадоксальное, что после этого число сущностей, понимаемых даже только таким образом, становится неконтролируемо огромным, несмотря на строгое соблюдение в процедуре толкования наблюда­емых феноменов принципа Оккама. В этом нетрудно убедиться.

Каждая научная отрасль не ищет единственную сущность изучаемого объекта, а изучает в нем свой набор проявлений, считая их самим объектом. Следовательно, исследование идет таким образом, как если бы это был один объект, а другая отрасль исследований относится к нему как к другому, хотя фактически имеет дело с тем же самым объектом.

А поскольку этот объект превращается во множество так или иначе отличающихся объектов (ибо сущность объекта свелась к его проявлениям при определенном аспекте рассмотрения, к определенной кажимости), то понятно, что для объяснения таких кажимостей могут понадобиться свои «сущности». Поскольку же аспектов рассмотрения много и число их заранее не ограничено, ибо всегда может понадобиться новый аспект, то и общая сумма «сущностей» для объяснения свойств одного и того же объекта оказывается громадной, все время к тому же разрастаясь.

Так, соблюдение принципа Оккама привело к отрицанию самого себя.

Таким образом, как отказ от принципа Оккама, так и признание его приводит к увеличению числа исходных «сущностей». Только при несоблюдении принципа Оккама этих сущностей было много при убеждении, что исследованию подвергается один и тот же объект, но с разных сторон, тогда как при его соблюдении в пределах каждого подхода, каждой отрасли науки, изучающей данный объект, «сущностей» очень немного, велика лишь их общая сумма, и они к тому же практически не связаны между собой.

Делаем ли мы отсюда вывод, что избавиться от того или иного варианта множественности «сущностей» принципиально невозможно и что принцип Оккама ставит перед учеными ненужную в силу своей неосуществимости цель?

Для ответа на этот вопрос рассмотрим приемы изучения объектов, основанные на признании диалектичности мира, и соответственно, необходимости соблюдения диалектических принципов мышления.

III

В соответствии с диалектическими представлениями объекты, поскольку они являются следствием развития в определенной системе, имеют сущность в самих себе. Но в различных условиях проявляются лишь те или иные грани сущности изучаемых объектов. Тогда каждую такую совокупность проявлений сущности нужно рассматривать именно как несущее на себе печать условий <как> следствие неизменной сущности объекта. Поэтому, чтобы по частным, одноаспектным проявлениям сущности мы могли мысленно реконструировать первопричину этих проявлений, т.е. сущность объекта, мы должны четко фиксировать, в каких именно условиях сущность проявляет себя тем или иным образом. Фиксация эта должна основываться на установлении связи наблюдаемых проявлений сущности как свойств объекта с определенными характеристиками условий, ибо многие изменения условий могут оказаться неспособными изменить заметным образом наблюдаемые свойства. Лишь при таком подходе мы избавляемся от впечатления, что в одних и тех же условиях объект проявляет себя различным образом, а при изменении условий он остается неизменным. Только так можно выявить «существенное» влияние условий и «существенные» свойства объекта.

И лишь если мы умеем проводить исследование именно таким образом, у нас фактически начинает выполняться одно из возможных пониманий принципа Оккама: наблюдая объект в различных условиях, мы в своем представлении о нем, в своем понятии этого объекта как отражения его в сознании, имеем дело с уточнениями, относимыми к одной и той же сущности, т.е. мысленно реконструируемой сущности этого объекта. И тогда, приближаясь к сущности, мы получаем возможность, фиксируя те или иные условия, в которые попадает объект, выводить многообразные его проявления как закономерное следствие взаимодействия единственной сущности с различными условиями.

Следовательно, при объяснении свойств объекта, мы действительно обходимся, в соответствии с принципом Оккама, минимумом сущностей, а именно — единственной.

А так как, в соответствии с общими диалектическими представлениями, объект с глубоко сформировавшейся сущностью является результатом его развития для удовлетворения запросов на ту функцию, которую он выполняет в границах целого, т.е. сам является следствием проявления некоторых сущностей в определенных условиях, то мысленная реконструкция знаний о сущности ряда объектов позволяет реконструировать то, что в диалектике называется сущностью следующего, более высокого порядка, по отношению к которой ранее изученные сущности оказываются лишь рядом ее проявлений. Следовательно, число реконструируемых сущностей при этом уменьшается, а с учетом условий предшествующие сущности оказываются объяснимыми через эту сущность нового порядка и, через нее же, в конечном счете, получают объяснение и те исходные явления, которые раньше объяснялись через самостоя­тельные сущности.

Здесь надо отметить, что снова соблюдается тот идеал, к которому призывает принцип Оккама, и во втором его толковании:

Сущности все более высоких порядков выступают в качестве исходных понятий, и принципов остается все меньше, а число объясненных фактов, свойств объектов и т.д. — возрастает.

Таким образом, диалектический подход к познанию действительности обеспечивает процедуру обнаружения избыточности использовавшихся до определенного времени сущностей за счет превращения их в выводимые следствия меньшего числа сущностей более высокого порядка.

Примечательно, что при таком подходе и сам принцип Оккама оказывается следствием диалектичности принципов исследования.

 

Используются технологии uCoz

★ Бритва Оккама — логика .. Информация

                                     

1. История.

(History)

Таким известным и популярным среди ученых новейшего времени Латинская Максима «Entia non sunt multiplicanda praeter (не следует multiplicanda praeter) necessitatem» «Не следует множить сущности без необходимости» впервые под названием «Бритвой Оккама» профессор логики и метафизики Эдинбургского университета, Уильям Гамильтон, книга «Беседы о философии и литературе», опубликованные в 1852 году.

Термин был своего рода anglicisation Латинской «Novaculum Nominalium» — «лезвие номинализма». В свою очередь, латинский термин является дословным переводом французского выражения остроумного философа Этьена Кондильяка — «Rasoir des Nominaux», окрестив таким образом, латинское выражение в работе «Истоки человеческого сознания», опубликованные в 1746 году. при дальнейшем расследовании выясняется, что номинализма в строгом смысле слова Максим весьма условно.

С номинализма, но не с выражением Оккам был сначала связан затем молодой Готфрид Лейбниц, по-своему интерпретируя произведения своего учителя Готфрида у томазиуса, в своей знаменитой диссертации опубликовано в 1670 году. из-за популярности тезис Лейбница была переиздана много раз, вместе с новым взглядом на тихо распространяя номинализма и его новый «аксиому».

Однако, ни один из крупных средневековых авторов, не только номиналисты в виде аксиомы не формулируются. буквально — именно в этом порядке слов в печатном виде она появилась впервые только в 1654 году в книге немецкий ученый Иоганн Клауберг «логика. старые и новые», ранее в 1639 году, близки к версии о поездке в аксиому сформулировал ученый монах Джон панч-профессор философии в Римский францисканский Колледж Святого Исидора, коренной ирландец, «человек мало известный, большой талант и очень независимыми взглядами». В комментариях к новому изданию произведения Дунс Скотт «Opus Oxoniense» этот ученый писал, что выражение «non sunt multiplicanda entia sine necessitate», это «общепринятой аксиомы, общие схоластов». И это самое раннее выражение из Латинской сентенции, впоследствии известный под именем «Бритва Оккама».

Спустя всего полвека после первого упоминания во всеобщей энциклопедии «Британника», термин «Бритва Оккама» наблюдалось уже как полный синоним термина «Закон экономии» «Law of parsimony», формулировка которого приписывается энциклопедии Оккама. однако, в 1918 году в научно-популярном журнале «Mind», опубликованных в Канаде, Йоркский университет и посвящена проблемам философии, опубликовал статью «Миф о бритве Оккама». автор, по крайней мере после трех лет исследований, пришли к выводу, что выражение известно как «бритва Оккама», Оккама не принадлежит. как, впрочем, и утверждения «Закона экономии», — указывает Аристотель в своей «Физике», но «полностью и окончательно» описано «величайшим из средневековых мыслителей», учитель Оккама — Дунс Скотт самой.

Типичный случай действий «Закона Стиглера», который гласит, что никакое научное открытие назван в честь своего первооткрывателя.

В более поздних энциклопедиях, словарях и в работах философского характера дали вместо оригинальной сентенции «Entia non sunt multiplicanda praeter (не следует multiplicanda praeter) necessitatem» «Не следует множить сущности без необходимости», не связанных с Оккама, указывают две другие формулы не нашел в своих трудах. так в тщательное современное издание Оккама на английском — «Оккам. Philosophical Writings. A Selection Edited and (Философские Сочинения. Выбор отредактированы) перевод by Philotheus (по Филофей) Бонер» New York (Нью-Йорк), 1957, — знаток средневековой философии Филофей Беннер указал, что «бритва Оккама» автор часто подразумевается в неявном виде, но более четко и часто выражается в формулах: «Pluralitas non est ponenda sine neccesitate» «не может утверждать, без необходимости» и «разочарование в них fit per plura quod (подходят на plura для смотри) potest fieri per (может быть преступным Фиери) pauciora» «излишне объяснять, через что вы можете, используя наименьшее», которые встречаются в разных местах своих рассуждениях. В одном из таких мест, например, Оккам говорит:

.множественность никогда не следует использовать его без необходимости. все может быть объяснено из различий материи по ряду оснований, — что это может быть объяснено одинаково хорошо или даже лучше с помощью одного основания.

Принцип Оккама в своих мнимых и реальных форм могут показаться похожими до неразличимости, но только в глазах людей, далеких от жарких споров теологов и философов. поэтому, в 1915 году в том же журнале «Mind» с присущей войти действительности было доказано, что «Бритва Оккама», принятые Гамильтон, просто не может быть изречение Оккама, потому что это противоречит всей его философии.

Сам Оккам, конечно, любой «бритве Оккама» не знаю. И номиналистическим не считают себя номинализма был официально признан ересью даже в 1092 году. знакомство с работами Аристотеля, средневековые мыслители потратили немало чернил, чтобы поглотить его наследие, соглашаясь, насколько возможно, с религией откровения. один из спорных «горячих», вопросов того времени был вопрос о «универсалиях», будь у них тож. ответ на этот вопрос породил множество новых вопросов, таких, например, как «Иисус ангел?» или «кто является более сложным, ангел или Архангел?» — что стал, грубо говоря, основное содержание изверженных в эпоху Позднего Средневековья и Проторенессанса дискуссии.

Оккам, как его осторожные Максим, разработан отдельный интуиция Аристотеля, критикуя, как он, «излишний» «мир идей», настаивая на существовании универсалий только в мыслях а не в реальности, а исходя из сформулированного своего учителя «Закон экономии». его предшественников, за исключением Дунс Скотт 1265 — 1308, знаменитый комментатор Аристотеля — Роберт Гроссетесте 1175 — 1253 (И 1253) Маймонид 1138 — 1204.

Однако следует помнить, что «Закон экономии» является «действенное орудие против платонизма» — по мнению Оккама, применима только в сфере логики, которую он в своем уме старался отделить от онтологии: после признания простоту априори идеальный «чем проще, тем лучше», мы можем быстро прийти к исключение из двойственной природы Христа, триединство Бога, и тогда Бог сам. он был францисканским монахом самый страшный сон. но это случилось — в самом деле, в силу столь любимого Оккама логика. через несколько сотен лет после его смерти.

В оригинале «принцип экономии» генерируется, кажется, в непоколебимой уверенности, что само по себе является совершенством должна быть простой. мне кажется метафизическая основа, на которой мы стоим, а также Средневековья и античности. как и тогда, многие наши споры не о принципе, а о том, что считать необходимым и достаточным.

Философия принципа «Бритва Оккама» — Отсекая лишнее

То, что в сегодня имеют ввиду под «бритвой Оккама», не было сделано самим Оккамом, если иметь в виду базовое понимания этого принципа. И в данном случае речь идет не о качестве заточки или количестве лезвий, не о фирме производителе или любом другом параметре. Вся речь именно в бритве. Все это можно делать только тогда, когда используешь бритву Оккама.

Краткое значение принципа в философии

Разумеется, все описанное выше, несет в себе фигуральный смысл. Принцип философской бритвы основан на том, что некоторые простые вещи не нуждаются в сложных объяснениях. И прежде, чем думать, что это утверждение и без того очевидное, нужно более глубоко взглянуть на принцип бритвы. Корни этого философского принципа обретает в Англии, в конце XIII- в начале XIV века. Считается, что основателем такого заключения стал Уильям Оккам – монах и мыслитель, философ.

Он начинал свои странствия в графстве Суррей, откуда и походит его «фамилия». Фактически, Оккам – это небольшой город в вышеупомянутом графстве, откуда он родом. В средние века месторождения человека было сродни имени, и его добавляли при приветствии. По факту его называли Уильям из Оккама, что уже после переросло в более удобную формулировку.

Он был странником индивидуализма, и не верил и противоречил универсальность. Это означает, что обобщенные характеристики для Уильяма не имеют большого веса и значения. Будучи также монахом-францисканцем (орден бедных и странствующих монахов), он часто применял свою теорию к богослужению.

Кроме бритвы Оккама, в узких кругах, монах Уильям является известным мыслителем и философом на темы религии, места человека в них и других теологических размышлений. Но мировую известность обрел он благодаря именно принципу философского отбрасывания ненужного, чтобы получить простейший вариант. Вообще, конкретное выражение монаха в переводе звучит приблизительно так: «Принципы, которые нужны, чтобы постигнуть истины просты, а все лишние сущности бытия необходимо откинуть».

Подобными мыслями изъяснялся и известный литературных герой Шерлок Холмс, который считал, что самый простой ответ – всегда верный. Это немного своеобразное трактованные метода Оккама, но все же имеет большую с ним схожесть.

Меняется мир, а вместе с ним и метод

Разумеется, сам Уильям не придумывал название для свих философских взглядов. Такой термин, который дошел до современного человека в том виде, в каком он есть, впервые упивался в книге Уильям Гамильтон (совпадение в имени выглядит весьма интересно). Его труд был опубликован в 1852 году, и лишь с того времени Бритва Оккама была официально названа привычным для всех сейчас термином.

Его концепции менялись, и трактовались по-разному в зависимости от того, кто писал или размышлял о нем. Художники приписывали оккамовские методы к красоте, чтобы достигнуть которую нужно отбросить все лишнее. Некоторые философы использовали «бритву» как искаженный синоним номинализма. Что само по себе весьма забавно, так как «автор» метода философской бритвы был противником универсалиев, чем по сути, и является номинализм.

К нынешнему году метод Оккама дошел также с некоторыми интерпретациями. Его концепция перешла сугубо на логическое мышление, и означает тот факт, что, если есть несколько логически верных решений, и они описывают одно и то же явление, следует выбирать максимально лаконичный вариант.

Также идея гласит, что, если старыми концепциями можно объяснить новое явление, нет смысла придумывать новые термины и витиеватые объяснения. В философии Оккама действовал похожий механизм, только относился он тогда по большей части к другим вещам. Что касается первого слова в термине – «бритва» — оно выбрано не просто так. Под этим словом подразумевается общепринятый фетовский термин устранения, отрезания и избавления он абсурдных, неправильных или практически невозможных ситуаций и умозаключений.

Опасная бритва не всегда бритва Оккама

Как же философское течение может перебазироваться на барбершоп и мужской стиль? А очень просто. Вернемся к корню вопроса: что такое бритва в концепции Оккама, и в реальности? Она означает одно и тоже: она убирает все лишнее, то что не нужно и мешает конечному правильному результату. Точно также и парикмахер удалят все ненужное и неподходящее, чтобы достигнуть хорошего и красивого результата.

Только в этом случае нужно добавить еще один термин – «борода Оккама». Она означает ухоженную бороду, без лишних ненужных деталей. Кроме того, так как Уильям был индивидуалистом, его принцип еще лучше ложится на бритье в барбершопе. Индивидуальность – вот залог хорошего подхода к форме бороды.

Поэтому термин бритвы Оккама применим и тут, пускай в не очень свойственной интерпретации. А опасная бритва, которой орудуют профессионалы в барбершопах, и является реальным эквивалентом философии средневекового монаха.

Шерлок Холмс, бритва Оккама и размышления . Искусство управления IT-проектами

Шерлок Холмс как-то сказал: «Если исключить невозможное, то из всего, что останется, самым невероятным, пожалуй, будет истина». Это высказывание в какой-то мере подходит к принятию решений: если исключить наихудшие варианты, то из всего, что останется, каким бы плохим оно ни было, и придется делать лучший выбор. Может быть, это слишком циничный подход к рассуждениям о принятии решений, но иногда исключающая логика – это единственный способ придания импульса в направлении окончательного решения.

Если вы составили список возможных вариантов и его нужно сократить, определите те варианты, которые не добирают до низшей планки проекта. Возможно, они попали в список на ранней стадии или в ходе дискуссий и давали возможность поиска комбинированных вариантов или были в списке еще до пересмотра требований, а теперь настало время от них избавиться. Просмотрите еще раз свои документы и перечень требований, проверьте их вместе с заказчиком и вычеркните неприемлемые варианты.

Другим инструментом, помогающим сократить количество возможных вариантов, является принцип, известный как «бритва Оккама». Уильям Оккам был средневековым философом, жившим в 12 веке. Ему приписывают использование понятия простоты для управления решениями. Он верил, что людям свойственно излишне усложнять ситуацию. Он предложил считать лучшим способом осознания вещей поиск простейших объяснений, которые нужно использовать в первую очередь, поскольку, в большинстве случаев, такие объяснения бывают верными (то есть, выражаясь современным языком, чем проще, тем лучше).[50]

Принцип бритвы Оккама представляет собой попытку избавиться от всех ненужных, мешающих деталей и обратиться к сути проблемы. В нем также содержится предположение, что решение, имеющее самые высокие шансы на то, чтобы стать лучшим, базируется на простейшей логике. Список может содержать весьма перспективный вариант, требующий сложной и рискованной технической проработки или новые зависимости от ненадежных людей. Применяя принцип бритвы Оккама, можно рассматривать недостаток простоты как критерий, достаточный для отказа от варианта.

Но для эффективного применения этого принципа вам нужно потратить время на размышления. Когда в течение нескольких часов вы бьетесь над одной и той же проблемой, вы утрачиваете перспективу. Когда все варианты начинают казаться одинаковыми, нужно развеяться. Погуляйте, выпейте с другом по чашке кофе или для прочистки мозгов займитесь чем-нибудь другим. Чтобы принять верное решение, нужен свежий и ясный взгляд на варианты, но у вас его не будет, если сутками изучать список.

Размышления как инструмент принятия решений весьма недооценен. Размышлять – значит отрешиться от действительности и дать возможность всей информации, с которой вы работали, впитаться в ваше сознание. Зачастую истинное осознание наступает только в моменты расслабления, когда мы позволяем нашему мозгу обработать всю загруженную в него информацию. Я пришел к заключению, что физические нагрузки в виде пробежки или прогулки являются лучшим способом дать голове расслабиться. С той же целью можно потратить время на развлечения, посостязаться с кем-нибудь или поиграть с моей собакой. В деле прочистки мозгов трудно также переоценить роль здорового крепкого сна (которому предшествует какой-нибудь способствующий фактор). Но все мы люди разные, поэтому вам надлежит найти наилучший для себя способ дать голове время для систематизации всех своих размышлений.

Как только вы снова вернетесь к списку сравниваемых вариантов, коротко напомните самому себе, в чем, собственно, состоит суть вопроса. Затем, памятуя о принципе бритвы Оккама, посмотрите на альтернативные варианты и спросите сами себя, какой из них предоставляет наипростейший способ решения существующей проблемы. Возможно, простейший вариант не обещает наилучшего результата, но в силу своей простоты у него могут быть наибольшие шансы на успех при условии решения проблемы на вполне приемлемом уровне.

Страница не найдена — www.SpaceandMotion.com

И те, чьи сердца сосредоточены на Реальности сам заслуживает звания философов.
(Платон, Республика, 380 г. до н.э.)

Дар Истины превосходит все другие дары. (Будда)

Люди иногда спотыкаются об истине, но большинство из них поднимаются и спешат прочь, как ни в чем не бывало.
(Уинстон Черчилль)

Здравствуйте,
Похоже, что в адресе веб-страницы, которую вы использовали, есть ошибка привел вас на эту страницу.

Основные ссылки см. Слева на этой странице. Карты сайта по темам находятся внизу страницы.

И следующий виджет Google может помочь направить вас на страницу, на которой вы были Ищу.

Спасибо, что (пытаетесь!) Посетить наш веб-сайт.

Биография: Джефф Хазелхерст

( Джордж Беркли , 1710) Нет ничего важнее, к созданию прочной системы надежных и реальных знаний, которая может быть доказательство против нападок скептицизма, чем положить начало в четкое объяснение того, что понимается под вещью, реальностью, существованием: ибо напрасно будем ли мы спорить о реальном существовании вещей или притворяться к какому-либо знанию этого, пока мы не зафиксировали значение этих слова.


Помогите человечеству

«Вы должны быть тем изменением, которое хотите видеть в мире».
(Мохандас Ганди)

«Когда вынуждены резюмировать общую теорию относительности в одном предложении: Время, пространство и гравитация не существуют отдельно от материи. … Физические объекты не находятся в пространстве, но эти объекты растянуты в пространстве . Таким образом, понятие «пустое пространство» теряет смысл. … Частица может появиться только как ограниченная область в пространстве, в которой напряженность поля или плотность энергии особенно высоки. …
Свободный, беспрепятственный обмен идеями и научными выводами необходим для здорового развития науки, как и во всех сферах. культурной жизни. … Мы не должны скрывать от себя, что никакое улучшение нынешней удручающей ситуации невозможно без жестокая борьба; для горстки тех, кто действительно полон решимости что-то сделать, ничтожна по сравнению с массой теплых и заблудшие….
Человечеству понадобится принципиально новый образ мышления, если оно хочет выжить! «( Альберт Эйнштейн )

Наш мир находится в большой беде из-за человеческого поведения, основанного на мифах и обычаях, которые вызывают разрушение Природы и изменение климата. Теперь мы можем вывести самую простую научную теорию реальности — волновую структуру материи в пространстве. Понимая, как мы и все вокруг нас взаимосвязаны затем в Космосе мы можем вывести решения фундаментальных проблем человеческого знания в области физики, философии, метафизики, теологии, образования, здравоохранения, эволюции и экологии, политики и общества.

Это принципиально новый образ мышления, который Эйнштейн осознал, что мы существуем как пространственно протяженные структуры Вселенной — дискретное и обособленное тело иллюзии. Это просто подтверждает интуиции древних философов и мистиков.

В условиях нынешней цензуры в журналах по физике / философии науки (на основе стандартной модели физики элементарных частиц / космологии большого взрыва) Интернет — лучшая надежда на получение новых знаний известен миру.Но это зависит от вас, людей, которым небезразлична наука и общество, осознающих важность истины и реальности.

Помочь легко!

Просто нажмите на ссылку социальной сети ниже, или скопируйте красивое изображение или цитату, которая вам нравится, и поделитесь ею. У нас есть замечательная коллекция знаний величайших умов в истории человечества, поэтому люди оценят ваш вклад. Тем самым вы поможете новому поколению ученых увидеть, что существует простое разумное объяснение физической реальности — источник истины и мудрости, единственное лекарство от безумия человека! Спасибо! Джефф Хазелхерст (обновлено в сентябре 2018 г.)

Новая научная истина побеждает не потому, что убеждает своих противников и заставляет их увидеть свет, а потому, что ее противники в конце концов умирают и вырастает новое поколение, знакомое с ней.( Макс Планк , 1920)

Свяжитесь с Джеффом Хазелхерстом в Facebook

«Все, что необходимо для успеха зла, — это бездействие хороших людей».
(Эдмунд Берк)

«Во времена всеобщего обмана — говорить правду — это революционный акт».
(Джордж Оруэлл)

«Ад — это правда, увиденная слишком поздно».
(Томас Гоббс)







Оккам (Оккам), Уильям | Интернет-энциклопедия философии

Уильям Оккам, также известный как Уильям Оккам и Уильям Оккам, был английским философом четырнадцатого века.Исторически Оккама считали выдающимся противником Фомы Аквинского (1224–1274): Аквинский усовершенствовал великий «средневековый синтез» веры и разума и был канонизирован католической церковью; Оккам разрушил синтез и был осужден католической церковью. Хотя это правда, что Аквинский и Оккам расходились во мнениях по большинству вопросов, у Аквинского было много других критиков, и Оккам критиковал Аквинского не больше, чем других. Однако будет справедливо сказать, что Оккам был главной силой перемен в конце средневековья.Он был отважным человеком с необычайно острым умом. Его философия была радикальной в то время и продолжает давать представление о текущих философских дебатах.

Принцип простоты — центральная тема подхода Оккама, настолько, что этот принцип стал известен как «бритва Оккама». Оккам использует бритву, чтобы исключить ненужные гипотезы. В метафизике Оккам отстаивает номинализм, точку зрения, согласно которой универсальные сущности, такие как человечность или белизна, являются не чем иным, как концепциями в уме.Он развивает аристотелевскую онтологию, допускающую только отдельные субстанции и качества. В эпистемологии Оккам защищает прямой реалистический эмпиризм, согласно которому люди воспринимают объекты посредством «интуитивного познания», без помощи каких-либо врожденных идей. Эти представления порождают все наши абстрактные концепции и дают знание о мире. В логике Оккам представляет версию теории предположений, подтверждающую его приверженность ментальному языку. Теория предположений преследовала различные цели в средневековой логике, одна из которых заключалась в объяснении того, как слова несут значение.Теологически Оккам — фидеист, утверждающий, что вера в Бога — это вопрос веры, а не знания. В противовес господствующему течению он настаивает на том, что теология не является наукой, и отвергает все предполагаемые доказательства существования Бога. Этика Оккама — это теория божественного повеления. В диалоге Евтифрона Платон (437-347 до н. Э.) Задает следующий вопрос: хорошо ли что-то потому, что Бог этого хочет, или Бог хочет чего-то, потому что это хорошо? Хотя большинство философов утверждают последнее, теоретики божественного повеления утверждают первое.Теорию божественного командования Оккама можно рассматривать как следствие его метафизического либертарианства. В политической теории Оккам выдвигает понятие прав, отделения церкви от государства и свободы слова.

Содержание

  1. Жизнь и творчество
  2. Бритва
  3. Метафизика: номинализм
  4. Эпистемология
    1. Прямой реалистический эмпиризм
    2. Интуитивное познание
  5. Логика
    1. Ментальский
    2. Теория предположений
    3. Категории
  6. Богословие
    1. Фидеизм
      1. Богословие — это не наука
      2. Троица — логическое противоречие
      3. В мире природы нет свидетельств назначения
    2. Против доказательств существования Бога
      1. Онтологическое доказательство
      2. Космологическое доказательство
  7. Этика
    1. Теория божественного командования
    2. Метафизический либертарианство
  8. Политическая теория
    1. Права
    2. Отделение церкви от государства
    3. Свобода слова
  9. Ссылки и дополнительная литература
    1. Работы Оккама на латыни
    2. Работы Оккама в английском переводе
    3. Книги об Оккаме

1.Жизнь и творчество

Сохранилось очень мало биографических сведений об Оккаме. Есть запись о его рукоположении в 1306 году. Из этого мы заключаем, что он родился между 1280 и 1285 годами, предположительно в небольшом городке Оккам, в двадцати пяти милях к юго-западу от Лондона, Англия. Средневековая церковь в этом городе, Всех Святых, недавно установила витраж Оккама, потому что, вероятно, это церковь, в которой он вырос. Тем не менее мы ничего не знаем о детстве и семье Оккама.Скорее всего, он говорил на среднеанглийском языке и писал исключительно на латыни.

Поскольку Оккам присоединился к францисканскому ордену (известному как Орден братьев Младших или OFM), он получил бы свое раннее образование в доме францисканцев. Оттуда он получил степень богословия в Оксфордском университете. Однако он так и не завершил его, потому что в 1323 году его вызвали в папский двор, который был переведен из Рима в Авиньон, чтобы ответить по обвинению в ереси.

Оккам оставался в Авиньоне под свободным домашним арестом в течение четырех лет, пока папство проводило расследование.Через это испытание Оккам убедился, что папство коррумпировано, и, наконец, решил бежать вместе с некоторыми другими францисканцами, находившимися там под судом. 26 мая 1328 года они сбежали ночью на украденных лошадях ко двору Людовика Баварского, будущего императора, у которого были свои причины противостоять Папе. Их всех изгнали и выследили, но не поймали.

После непродолжительной и неудачной кампании в Италии Людовик и его свита обосновались в Мюнхене. Оккам провел там остаток своих дней в качестве политического активиста, написав трактаты против папства.Оккам умер где-то между 1347 и 1349 годами, не примирившись с католической церковью. Поскольку он так и не вернулся к своей академической карьере, Оккам получил прозвище «Почтенный инцептор» — «инцептор» — это тот, кто вот-вот получит ученую степень. Другое прозвище Оккама — «Более чем Тонкий Доктор», потому что считалось, что он превзошел францисканского философа Джона Дунса Скота (1265 / 6–1308), известного как Тонкий Доктор.

Методологически Оккам хорошо вписывается в аналитическую философскую традицию.Он считает себя преданным последователем Аристотеля (384-322 до н. Э.), Которого он называет «Философом», хотя большинство исследователей Аристотеля сочли бы многие его интерпретации сомнительными. Оккам может просто иметь уникальное понимание Аристотеля, или он может использовать Аристотеля как прикрытие для развития взглядов, которые, как он знал, могут угрожать статус-кво.

Помимо Аристотеля, французский философ-францисканец Питер Джон Оливи (1248–1298) оказал наибольшее влияние на Оккама.Оливи — чрезвычайно оригинальный мыслитель, первооткрыватель прямого реализма, номинализма, метафизического либертарианства и многих из тех политических взглядов, которые Оккам отстаивает позже в своей карьере. Однако одно заметное различие между ними состоит в том, что, хотя Оккам любит Аристотеля, Оливи его ненавидит. Оккам никогда не признает Оливи, потому что Оливи был осужден как еретик.

Оккам опубликовал несколько философских работ, прежде чем утратил официальный статус академика. Первым был его комментарий к приговорам Питера Ломбарда , стандартное требование для студентов, изучающих средневековое богословие.Философ и архиепископ Питер Ломбард (1100–1160 / 4) составил книгу мнений ( sententia ) за и против различных спорных утверждений. Комментируя эту книгу, студенты будут изучать искусство аргументации, в то же время развивая свои собственные взгляды. Будучи студентом, Оккам также написал несколько комментариев к трудам Аристотеля. Кроме того, он участвовал в публичных дебатах, протоколы которых были опубликованы под заголовками Спорные вопросы, и Quodlibetal Questions, — « quodlibet », что означает «как угодно».Однако главным произведением Оккама является его книга Suma Logicae , в которой он излагает основы своей логики и сопутствующей ей метафизики. Мы не знаем точно, когда это было написано, но это последняя из его академических работ. После авиньонского дела Оккам написал и распространил несколько неофициальных политических трактатов, наиболее важным из которых является его Диалог о власти Императора и Папы . Все работы Оккама были отредактированы в современные издания, но не все переведены.

2. Бритва

Бритва Оккама — это принцип экономии или простоты, согласно которому более простая теория с большей вероятностью окажется верной. Оккам не изобрел этот принцип; его можно найти у Аристотеля, Аквинского и других философов, прочитанных Оккамом. Он также не называл этот принцип «бритвой». Фактически, первое известное использование термина «бритва Оккама» произошло в 1852 году в работе британского математика Уильяма Роуэна Гамильтона. Хотя Оккам никогда даже не приводит аргументов в пользу справедливости этого принципа, он использует его во многих поразительных целях, и именно так он стал ассоциироваться с ним.

Для некоторых принцип простоты подразумевает, что мир максимально прост. Фома Аквинский, например, утверждает, что природа не использует два инструмента там, где достаточно одного. Эта интерпретация принципа также предлагается в его самой популярной формулировке: «Сущности не должны преумножаться сверх необходимости». Тем не менее, это сомнительное утверждение. Сегодня мы знаем, что природа часто бывает избыточной как по форме, так и по функциям. Хотя средневековые философы в значительной степени игнорировали эволюционную биологию, они действительно утверждали существование всемогущего Бога, и одного этого достаточно, чтобы сделать предположение о том, что мир является максимально простым, подозрительным.В любом случае Оккам никогда не делает этого предположения и не использует популярную формулировку принципа.

Для Оккама принцип простоты ограничивает умножение гипотез, не обязательно сущностей. Поддерживая формулировку «Бесполезно делать больше, чем можно сделать с меньшими затратами», Оккам предполагает, что теории предназначены для того, чтобы делать что-то, а именно, объяснять и предсказывать, и эти вещи могут быть выполнены более эффективно с меньшим количеством предположений.

С одной стороны, это просто здравый смысл.Предположим, ваша машина внезапно прекращает движение, а указатель уровня топлива показывает пустой бензобак. Было бы глупо предполагать, что у вас закончился газ и , что у вас нет нефти. Вам нужна только одна гипотеза, чтобы объяснить, что произошло.

Некоторые возразят, что принцип простоты не может гарантировать истину. Указатель уровня бензина на вашем автомобиле может быть сломан, или пустой бензобак может быть лишь одной из нескольких причин неисправности автомобиля. В ответ на это возражение можно указать, что принцип простоты говорит нам не о том, какая теория верна, а только о том, какая теория с большей вероятностью верна.Более того, если есть какой-либо другой признак повреждения, такой как мигающий датчик уровня масла, то необходимо объяснить еще один факт, подтверждающий дополнительную гипотезу.

Хотя бритва кажется здравым смыслом в повседневных ситуациях, при использовании в науке она может иметь удивительные и мощные эффекты. Например, в своем классическом изложении теоретической физики « Краткая история времени» Стивен Хокинг приписывает открытие квантовой механики бритве Оккама.

Тем не менее, не все одобряют бритву.Современник Оккама и его коллега-францисканец Уолтер Чаттон предложил «анти-бритву» в противовес Оккаму. Он заявляет, что если трех вещей недостаточно для проверки положительного утверждения о вещах, необходимо добавить четвертое и так далее. Другие называют бритву Оккама «принципом скупости», обвиняя ее в подавлении творческих способностей и воображения. Третьи жалуются, что нет объективного способа определить, какая из двух теорий проще. Часто теория, более простая в одном отношении, оказывается более сложной в другом.Все эти и другие опасения вызывают споры относительно бритвы Оккама.

По сути, Оккам выступает за простоту, чтобы снизить риск ошибки. Каждая гипотеза может быть ошибочной. Чем больше гипотез вы принимаете, тем выше риск. Оккам всегда стремился избегать ошибок, даже если это означало отказ от общепринятых традиционных верований. Такой подход помог ему заработать репутацию разрушителя средневекового синтеза веры и разума.

3.Метафизика: номинализм

Одна из основных задач метафизики — объяснить, почему вещи остаются одинаковыми, несмотря на различия. Греческий философ Гераклит (540–480 до н. Э.) Указывает, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку, имея в виду не только реки, но и места, людей и саму жизнь. Каждый день все немного меняется, и куда бы вы ни пошли, вы найдете что-то новое. На основании таких наблюдений Гераклит заключает, что ничто не остается прежним.Вся реальность находится в движении.

Проблема с таким видением мира заключается в том, что это ведет к радикальному скептицизму: если ничто не остается неизменным от момента к моменту и от места к месту, то мы никогда не можем быть уверены ни в чем. Мы не можем знать своих друзей, мы не можем знать мир, в котором живем, мы не можем знать даже самих себя! Более того, если Гераклит прав, наука кажется невозможной. Мы могли бы узнать свойства химического вещества здесь сегодня, а завтра по-прежнему не иметь оснований знать его свойства где-нибудь еще.

Излишне говорить, что большинство людей предпочло бы избежать скептицизма. Трудно жить в состоянии полного невежества. Кроме того, кажется очевидным, что наука не невозможна. Изучение мира действительно позволяет нам узнать, как обстоят дела во времени и на расстояниях. Тот факт, что вещи меняются со временем и варьируются от места к месту, похоже, не мешает нам получать знания. Из этого некоторые философы, такие как Платон и Августин (354–430), делают вывод, что Гераклит был неправ, полагая, что все находится в движении.Что-то остается неизменным, что-то, что лежит под изменяющимися и изменяющимися поверхностями, которые мы воспринимаем, а именно универсальная сущность вещей.

Например, хотя отдельные человеческие существа меняются день ото дня и меняются от места к месту, все они разделяют универсальную сущность человечества, которая вечно одинакова. То же самое и с собаками, деревьями, камнями и даже качествами — должна существовать универсальная сущность голубизны, тепла, любви и всего остального, о чем можно подумать. Универсальные сущности — это не физические реальности; если вы рассечете человека, вы не найдете внутри человека, похожего на почку или легкое! Тем не менее универсальные сущности — это метафизические реальности: они обеспечивают невидимую структуру вещей.

Вера в универсальные сущности называется «метафизическим реализмом», потому что она утверждает, что универсальные сущности реальны, даже если мы не можем их физически увидеть. Хотя существуют различные версии метафизического реализма, все они призваны обеспечить основу для знания. Кажется, у вас есть выбор: либо вы принимаете метафизический реализм, либо застряли в скептицизме.

Оккам, однако, утверждает, что это ложная дилемма. Он отвергает метафизический реализм и скептицизм в пользу номинализма: взгляда, согласно которому универсальные сущности являются концепциями в уме.Слово «номинализм» происходит от латинского слова nomina , означающего имя. Более ранние номиналисты, такие как французский философ Росцелин (1050–1125), выдвигали более радикальную точку зрения, согласно которой универсальные сущности — это просто имена, не имеющие реальной основы. Оккам разработал более сложную версию номинализма, часто называемого «концептуализмом», поскольку он утверждает, что универсальные сущности — это концепции, возникающие в нашем сознании, когда мы воспринимаем реальные сходства между вещами в мире.

Например, когда ребенок со временем вступает в контакт с разными людьми, у него начинает формироваться концепция человечности.Реалист сказал бы, что он обнаружил невидимую общую структуру этих людей. Оккам, напротив, настаивает на том, что ребенок просто воспринимал сходства, которые естественным образом укладывались в одну концепцию.

Заманчиво предположить, что Оккам отвергает метафизический реализм из-за принципа простоты. В конце концов, реализм требует веры в невидимые сущности, которые на самом деле могут не существовать. На самом деле, однако, Оккам никогда не использует бритву для атаки на реализм. И при ближайшем рассмотрении это становится логичным: реалистическая позиция состоит в том, что существование универсальных сущностей — это гипотеза, необходимая для объяснения того, как возможна наука.Поскольку Оккам, как и все остальные, стремился избежать скептицизма, его мог бы убедить такой аргумент.

Оккам гораздо более озабочен реализмом: он убежден, что он бессвязен. Непоследовательность — это самое серьезное обвинение, которое философ может выдвинуть против теории, потому что это означает, что теория содержит противоречие, а противоречия не могут быть истинными. Оккам утверждает, что метафизический реализм не может быть истинным, потому что он считает, что универсальная сущность — это одно и много вещей одновременно.Форма человечества — это одно, потому что это то, что объединяет всех людей, но это также много вещей, потому что она обеспечивает невидимую структуру каждого отдельного из нас. Это означает, что это одновременно одно и не одно, а это противоречие.

Реалисты утверждают, что это кажущееся противоречие можно объяснить по-разному. Однако Оккам настаивает на том, что как бы вы это ни объясняли, невозможно избежать того факта, что понятие универсальной сущности является невозможной гипотезой.Он пишет:

Нет универсального вне ума, действительно существующего в индивидуальных субстанциях или в сущностях вещей…. Причина в том, что все, что не много, обязательно должно быть одним числом и, следовательно, уникальным. [ Opera Philosophica II, стр. 11–12]

Оккам представляет мысленный эксперимент, чтобы доказать, что универсальных сущностей не существует. Он пишет, что по реализму

… из этого следует, что Бог не сможет уничтожить одну индивидуальную субстанцию, не уничтожив других индивидуумов того же вида.Ибо, если бы он уничтожил одного индивида, он бы уничтожил целое, которое по сути является этим индивидом, и, следовательно, он бы уничтожил универсальное, которое есть в нем и в других с той же сущностью. Другие вещи той же самой сущности не остались бы, поскольку они не могли бы продолжать существовать без универсального, составляющего их часть. [ Opera Philosophica I, стр. 51]

Поскольку Бог всемогущ, он должен иметь возможность уничтожить человека. Но универсальная форма человечества заключается в этом человеке.Итак, уничтожая индивидуальность, он уничтожает универсальное. И если он уничтожит универсальное, которым является человечество, то он уничтожит и всех других людей.

Реалист может пожелать ответить, что уничтожение отдельного человека уничтожает только часть универсального человечества. Но это противоречит первоначальному утверждению, что универсальное человечество — это единая общая сущность, которая вечно одинакова для всех! Для Оккама эта проблема решительно побеждает реализм и оставляет нам номиналистическую альтернативу, согласно которой универсалии — это концепции, возникающие в нашем сознании, когда мы воспринимаем похожих людей.Чтобы поддержать эту альтернативу, Оккам развивает эмпирическую эпистемологию.

4. Эпистемология

а. Прямой реалистический эмпиризм

Эпистемология — это изучение знания: что это такое и как мы пришли к нему? Есть два основных подхода к эпистемологии: рационалисты утверждают, что знание состоит из врожденных достоверностей, которые мы обнаруживаем с помощью разума; эмпирики утверждают, что знание состоит из точных представлений, которые мы накапливаем в процессе опыта. Хотя раннесредневековые философы, такие как Августин и Ансельм (1033–1109), были иннатистами, эмпиризм стал преобладать в период высокого средневековья.Это главным образом потому, что Аристотель был эмпириком, и тексты, в которых он пропагандировал эмпиризм, были заново открыты и впервые переведены на латынь в тринадцатом веке.

Следуя Аристотелю, Оккам утверждает, что человеческие существа рождаются пустыми состояниями: в нашем сознании нет врожденной уверенности. Мы учимся, наблюдая за качествами объектов. Вариант эмпиризма Оккама называется «прямым реализмом», потому что он отрицает наличие какого-либо посредника между воспринимающим и миром.(Обратите внимание, что прямой реализм не следует путать с метафизическим реализмом, который Оккам отвергает, как обсуждалось выше.) Прямой реализм утверждает, что если вы видите яблоко, его краснота заставляет вас узнать, что оно красное. Это может показаться очевидным, но на самом деле возникает проблема, которая побудила многих эмпириков, как во времена Оккама, так и сегодня, отвергнуть прямой реализм.

Как указывает французский философ Питер Ореол (1275–1333), проблема в том, что бывают случаи, когда мы воспринимаем то, чего на самом деле нет.В оптических иллюзиях, галлюцинациях и снах наше восприятие полностью отключено от внешнего мира.

Репрезентационализм — это версия эмпиризма, призванная решить эту проблему. Согласно репрезентационалистам, люди воспринимают мир через ментальный посредник или репрезентацию, известную в средние века как «умопостигаемые виды». Обычно яблоко заставляет нас воспринимать его через свой разумный вид. В случаях оптических иллюзий, галлюцинаций и сновидений разумный вид вызывает что-то еще.Восприятие кажется нам правдоподобным, потому что нет никакой разницы в умопостигаемых видах. Еще до Петра Ореола Фома Аквинский защищал репрезентативность, и вскоре она стала доминирующей точкой зрения.

Трудность с репрезентативностью, как наглядно демонстрирует ирландский философ Джордж Беркли (1685–1754), состоит в том, что, как только вы вводите посредника между воспринимающим и внешним миром, вы теряете оправдание для веры во внешний мир. Если все наши идеи приходят через репрезентации, как мы узнаем, что стоит за этими репрезентациями? Причиной их могло быть что-то другое, кроме физических объектов.Например, Бог мог передавать представления о физических объектах в наш разум, не создавая никаких физических объектов вообще — что, собственно, и стало убеждением Беркли. Этот взгляд, известный как идеализм, является радикально скептическим, и большинство философов предпочитают его избегать.

г. Интуитивное познание

Оккам выдвигает идеализм через понятие интуитивного познания, которое играет решающую роль в его четырехэтапном объяснении приобретения знаний. Его можно резюмировать следующим образом.Первый шаг — сенсорное познание: получение данных через пять органов чувств. Эту способность люди разделяют с животными. Второй шаг — интуитивное познание — исключительно человеческий. Интуитивное познание — это осознание того, что конкретный воспринимаемый человек существует и обладает качествами, которыми он обладает. Третий шаг — это записывающее познание, с помощью которого мы запоминаем прошлые восприятия. Четвертый шаг — это абстрактное познание, с помощью которого мы объединяем людей в группы похожих людей.

Обратите внимание, что если яблоко поставлено перед лошадью, лошадь получит данные о яблоке — цвет, запах и т. Д.- и реагируем соответствующим образом. Однако лошадь не зарегистрирует реальность объекта. Предположим, вы проецируете реалистичное лазерное изображение яблока перед лошадью, и она пытается откусить. Он расстроится и, в конце концов, сдастся, но по-настоящему никогда не «поймет». Человеческие существа, напротив, обладают разумом, чувствительным к реальности. Дело не в том, чтобы каждый раз думать: «Это реально», когда мы что-то видим. Напротив, Оккам утверждает, что интуитивное познание не является пропозициональным. Скорее, это вопрос регистрации того, что яблоко действительно обладает теми качествами, которые мы воспринимаем.Оккам пишет:

Интуитивное познание таково, что когда познаются некоторые вещи, одна из которых присуща другой, или одна пространственно удалена от другой, или существует в некотором отношении к другой, непосредственно в силу этого непропозиционального познания этих вещей, известно, присуща эта вещь или нет, если она пространственно удалена или нет, и то же самое для других истинных случайных суждений, если только это познание не ошибочно или не существует какого-либо препятствия. [ Opera Theologica I, стр.31]

Хотя интуитивное познание само по себе не является пропозициональным, оно обеспечивает основу для формулирования истинных суждений. Лошадь не может сказать: «Это яблоко красное», потому что ее разум недостаточно сложен, чтобы уловить реальность того, что она воспринимает. Человеческий разум, регистрируя существование вещей — , что они , и , как они есть, — поэтому может формулировать утверждения о них.

Строго говоря, когда человек интуитивно познает яблоко, он еще не думает о нем как о яблоке , потому что для этого нужно поместить его в группу.В обычном восприятии взрослого человека все четыре вышеуказанных шага происходят вместе так быстро, что их трудно разделить. Но попробуйте представить себе, каково восприятие малыша: он видит круглый красный предмет и указывает на него, говоря: «Это!» Это выражение интуитивного познания.

Интуитивное познание обеспечивает причинную связь между внешним миром и человеческим разумом. Согласно Оккаму, человеческий разум полностью пассивен во время интуитивного познания. Объекты в мире заставляют нас осознавать их существование, и это объясняет и оправдывает нашу веру в них.

Несмотря на то, что он настаивает на причинной связи между миром и нашим разумом, Оккам ясно распознает случаи, когда интуитивное познание вызывает ложное суждение. (См. Последнюю строку вышеприведенной цитаты: «… если это познание не ошибочно или не существует каких-либо препятствий».) Например, когда вы видите палку, наполовину всплывшую в воде, она выглядит изогнутой. Это потому, что ваше интуитивное познание клюшки зависит от вашего одновременного интуитивного познания воды, и это вызывает искаженное восприятие.Помимо того, что он оставляет место для ошибок в своем отчете, Оккам также оставляет место для скептицизма: Бог может передавать людям представления, которые выглядят в точности как интуитивные познания.

Учитывая, что прямой реализм не может исключить скептицизм больше, чем репрезентационализм, можно задаться вопросом, почему Оккам предпочитает его. В конце концов, это вопрос простоты. В то время как Оккам никогда не использует свою бритву против метафизического реализма, он действительно использует ее против репрезентационализма. Интуитивное познание необходимо для обеспечения причинно-следственной связи между миром и разумом, и, если она установлена, в посреднике отпадет необходимость.Понятный вид — ненужная гипотеза.

Стоит отметить, что интуитивное познание также обеспечивает эпистемологическую поддержку номиналистической метафизики Оккама. Репрезентационалисты обычно считают, что понятный вид исходит из универсальной сущности вещи. По их мнению, вы воспринимаете яблоко как яблоко, потому что универсальная сущность яблока передается вам через его понятные виды. Фактически, многие метафизические реалисты будут доказывать превосходство своей точки зрения именно на том основании, что универсальные сущности обеспечивают основу для понятных видов, а разумные виды необходимы нам, чтобы знать, что мы воспринимаем.Они спросили бы: как еще мы можем идентифицировать яблоки как яблоки , а не просто так много разных индивидуумов?

Как мы видели, Оккам утверждает, что не существует универсальной сущности. Следовательно, нет никаких оснований для внятного вида. Каждый объект в мире является абсолютной индивидуальностью, и именно так мы воспринимаем его сначала. Так же, как и малышей, нас засыпает гудящей, грохочущей путаницей цветов и звуков. Но наш разум — мощные сортировочные машины. Мы запоминаем восприятия с течением времени (записывающее познание) и организуем их в группы (абстрактное познание).Этот организационный процесс дает нам согласованное понимание мира, и именно это Оккам пытается объяснить в своем изложении логики.

5. Логика

а. Ментальский

Хотя человеческий разум рождается без каких-либо знаний, согласно Оккаму, он действительно полностью оснащен системой обработки восприятий по мере их приобретения. Эта система — мысль, которую Оккам понимает на невысказанном, мысленном языке. Поэтому его считают сторонником «ментальности», как и американского философа Ноама Хомского.

Оккам мог бы сравнить мысль с машиной, готовой манипулировать огромным количеством пустых ящиков. Когда мы наблюдаем за миром, восприятие помещается в пустые ячейки. Затем машина сортирует и упорядочивает коробки по содержимому. Две маленькие коробки с одинаковым содержимым могут быть помещены вместе в большую коробку, а затем большая коробка может быть соединена с другой большой коробкой. Например, по мере накопления представлений о Ровере и Фидо они становятся концептом собака , а затем концепция собака ассоциируется с концептом блох .Этот концептуальный аппарат позволяет нам строить осмысленные предложения, например: «У всех собак есть блохи».

Интуитивное познание в эпистемологии Оккама обеспечивает основу для того, что сегодня называют «причинной теорией референции» в философии языка. Слово «собака» означает собака , потому что концепция, о которой вы думаете, когда пишете или говорите, была вызвана собаками, которых вы воспринимали. Собаки вызывают у всех людей одни и те же представления. Таким образом, ментальный язык универсален среди нас, хотя в разных странах мира существуют разные способы говорить и писать слова.Хотя письменная и устная речь условны, само значение естественно.

В начале своей карьеры Оккам придерживался мнения, что концепции — это ментальные объекты или «фикты», которые напоминают объекты в мире, как изображения. Однако он отказался от теории фикты, поскольку она предполагает репрезентативную эпистемологию, которая, в свою очередь, предполагает метафизический реализм. Вместо этого выступая за «теорию интеллекта», согласно которой объекты могут оказывать причинное воздействие на разум, не создавая мысленных образов самих себя; он предлагает следующую аналогию.Средневековые пабы получали вино партиями в деревянных бочках, запечатанных обручами. Когда прибыла партия, владелец паба повесил обруч для бочки перед входной дверью, чтобы сообщить горожанам, что вино есть в наличии. Хотя обруч никак не напоминал вино, для горожан он имел большое значение. Это потому, что наличие обруча было вызвано прибытием вина. Точно так же собаки в этом мире вызывают в нашем сознании важные концепции, даже если они не похожи на собак.

Следует отметить, что есть недостаток как у аналогии с обручем бочки, так и у иллюстрации коробки: они изображают концепты как вещи . Для удобства Оккам часто свободно говорит о концепциях, как если бы они были вещами. Однако, согласно теории интеллектума, на самом деле концепции — это вовсе не вещи, а, скорее, действия. Восприятие собаки не вызывает существования сущности в вашем уме; скорее, это вызывает мысленный акт. Сегодня мы бы сказали, что это заставляет нейрон срабатывать. Повторяющиеся действия вызывают привычку: склонность выполнять действие по желанию.Таким образом, повторяющиеся восприятия собак вызывают повторяющиеся акты зачатия собаки, а эти повторяющиеся действия вызывают привычку зачать собаку, а это означает, что вы можете участвовать в действиях по зачатию собаки, когда захотите, даже когда вокруг нет собак, которые могли бы воспринимать.

г. Теория предположений

По мнению Оккама, любая связная мысль, которая у нас есть, требует соединения или разъединения понятий с помощью лингвистических операторов. У Оккама много идей о том, как работают лингвистические операторы, которые он развивает в своей версии теории предположений.Хотя теория предположений была главной заботой логиков позднего средневековья, ученые по-прежнему расходятся во мнениях относительно ее цели. Некоторые думают, что это была попытка построить систему формальной логики, которая в конечном итоге провалилась. Другие думают, что это было больше похоже на современную теорию логической формы.

Интерес Оккама к теории предположений, кажется, мотивирован его стремлением прояснить концептуальную путаницу. Как и Людвиг Витгенштейн (1889–1951), Оккам утверждает, что многие философские ошибки возникают из-за неправильного понимания языка.Он считал метафизический реализм ярким примером. Представление о людях в целом заставляет нас использовать слово «человечность». Метафизические реалисты приходят к выводу, что это слово должно относиться к универсальной сущности во всех человеческих существах. Для Оккама, однако, слово «человечность» означает привычку, которая позволяет нам очень эффективно представлять всех людей, которых мы воспринимали на сегодняшний день, без всех их индивидуальных деталей. Таким образом, теория предположений Оккама призвана поддержать его номиналистическую метафизику и одновременно прояснить правила мышления.

Слово «предположение» происходит от латинского слова «stand for», но оно близко соответствует техническому понятию, известному как «ссылка» на английском языке. На самом базовом уровне теория предположений говорит нам, как слова, используемые в предложениях, которые Оккам называет «терминами», относятся к вещам.

Средневековые логики признают три типа предположений — материальные, личные и простые, — но их метафизические обязательства влияют на их анализ. Практически все согласны с материальным предположением. Это происходит, когда термин упоминается, а не используется, как и термин «стоп» в предложении: «Знак говорит« стоп ».» Но они расходятся во мнениях по поводу личных и простых предположений. Для Оккама личное предположение возникает, когда термин обозначает объект в мире, как и термин «кошка» в предложении «Кот на циновке», а простое предположение возникает, когда термин обозначает концепцию в уме. , как и «лошадь» в предложении «Лошадь — это вид». Для противников-реалистов Оккама, напротив, термин «вид» означает универсальную сущность, которая является объектом в мире. Таким образом, у них другой взгляд на личное и простое предположение.

В дополнение к трем типам предположений средневековые логики признают два типа терминов: категорематический и синкатегорематический. Категорематические термины относятся к существующим вещам и называются «категорематическими», потому что в своем Органоне Аристотель утверждает, что существует десять категорий существующих вещей. Термины Syncategorematic вообще ни к чему не относятся. Это логические операторы, такие как «все», «не», «если» и «только», которые говорят, как связывать или разъединять категорематические термины в предложении.

Среди категорематических терминов одни являются абсолютными именами, а другие — коннотативными. Оккам описывает разницу следующим образом:

Собственно говоря, только абсолютные имена, то есть понятия, обозначающие вещи, состоящие из материи и формы, имеют определения, выражающие реальную сущность. Некоторыми примерами такого рода имен являются «человек», «лев» и «коза». С другой стороны, коннотативные и относительные имена, которые обозначают одно прямо, а другое косвенно, имеют определения, выражающие номинальную сущность.Вот некоторые примеры таких имен: «белый», «горячий», «родительский» и «дочерний». [ Opera Philosophica IX, стр. 554]

Термины «человек» и «родитель» являются именами Бетти. Термин «человек» означает Бетти в абсолютном смысле, потому что он относится только к ней как к независимо существующему объекту. Термин «родитель» означает Бетти коннотативным образом, потому что он означает ее и в то же время означает ее детей.

г. Категории

Хотя различие между абсолютными и коннотативными терминами кажется незначительным, Оккам использует его в радикальных целях.Согласно стандартному прочтению Органона , Аристотель считает, что существует десять следующих категорий существующих вещей: субстанция, качество, количество, отношение, место, время, положение, состояние, действие и страсть. Однако, согласно чтению Оккама, Аристотель считает, что существует только две категории существующих вещей: субстанция и качество. Оккам основывает свою интерпретацию на тезисе о том, что только субстанции и качества имеют реальные определения сущности, обозначающие вещи, состоящие из материи и формы.Остальные восемь категорий обозначают субстанцию ​​или качество, но при этом означают что-то еще. Следовательно, у них есть номинальные определения сущности, означающие, что они не являются существующими вещами.

Учитывайте количество. Предположим, у вас есть один апельсин. Это вещество с настоящей сущностью цитрусовых. Кроме того, он обладает несколькими качествами, такими как цвет, вкус и запах. Согласно Оккаму, апельсин и его качества — это уже существующие вещи. Но апельсин тоже особенный. Есть ли его необычность? Для математиков-платоников ответ — да: число один существует как универсальная сущность и присутствует в апельсине.Оккам, напротив, утверждает, что необычность апельсина — это всего лишь краткий способ сказать, что поблизости нет других апельсинов. Итак, в предложении «Вот один апельсин» термин «один» имеет коннотативное значение: он прямо означает сам апельсин, а косвенно означает все остальные апельсины, которых здесь нет. Оккам исключает остальные категории аналогичным образом.

Интересно, что исключение Оккама количества ускорило его вызов в Авиньон, потому что это подтолкнуло его к новому описанию таинства жертвенника.Причастие жертвенника — это чудо, которое должно произойти, когда хлеб и вино превращаются в тело и кровь Иисуса Христа. Этот процесс известен в теологии как «пресуществление», потому что одна субстанция превращается в другую субстанцию. Проблема состоит в том, чтобы объяснить, почему хлеб и вино по-прежнему выглядят, пахнут и имеют одинаковый вкус, несмотря на лежащие в основе изменения. Согласно общепринятому мнению, качество хлеба и вина по-прежнему зависит от их количества, которое остается неизменным при обмене веществ.Однако, согласно Оккаму, количество есть не что иное, как сама субстанция; если вещество изменяется, то изменяется и количество. Итак, качества не могут продолжаться в том же количестве. Они также не могут перейти из сущности хлеба и вина в сущность Иисуса, потому что было бы кощунственно сказать, что Иисус был хрустящим или влажным! Решение Оккама состоит в том, чтобы утверждать, что свойства хлеба и вина продолжают существовать сами по себе, сопровождая невидимую субстанцию ​​Иисуса по глотку.Излишне говорить, что это решение было слишком умным.

Ученые продолжают задавать один вопрос: почему Оккам позволяет оставить две из десяти категорий вместо одной, а именно субстанции. Кажется, что такие качества, как белизна, хрусткость, сладость и т. Д., Можно так же легко свести к номинальным сущностям: они обозначают само вещество, а также язык, нос или глаз, которые его воспринимают. Конечно, если бы Оккам устранил качество, у него действительно не осталось бы никаких оснований для спасения чуда пресуществления.Возможно, этого было достаточно, чтобы остаться с бритвой.

6. Богословие

а. Фидеизм

Несмотря на отход от ортодоксии и конфликт с папством, Оккам никогда не отказывался от католицизма. Он стойко придерживался фидеизма, взгляда, что вера в Бога — это вопрос только веры. Хотя фидеизм вскоре стал обычным явлением среди протестантских мыслителей, среди средневековых католиков он не был так распространен. В начале средневековья Августин предложил доказательство существования Бога и продвигал точку зрения, согласно которой разум — это вера, ищущая понимания.В то время как стандартным подходом для любого средневекового философа было бы признание роли веры и разума в религии, Оккам бескомпромиссно выступает в пользу одной только веры.

Три утверждения показывают, что Оккам фидеист.

я. Богословие — это не наука

Слово «наука» происходит от латинского слова « scientia », что означает знание. В первой книге из своих предложений Питер Ломбард поднимает вопрос о том, является ли богословие наукой и в каком смысле.Большинство философов, комментируя Предложение , нашли способ использовать веру как способ познания. Оккам, однако, не прилагает таких усилий. Как убежденный эмпирик, Оккам твердо придерживается тезиса о том, что все знания основываются на опыте. Однако у нас нет опыта общения с Богом. Из этого неизбежно следует, что у нас нет знания о Боге, как утверждает Оккам в следующем отрывке:

Чтобы продемонстрировать утверждение веры, которое мы формулируем о Боге, для центральной концепции нам потребуется простое познание божественной природы как таковой — то, что есть у того, кто видит Бога.Тем не менее, в нашем нынешнем состоянии мы не можем иметь такого познания. [ Quodlibetal Questions , pp. 103-4]

Под «нынешним состоянием» Оккам подразумевает жизнь на Земле как человеческое существо. Точно так же, как теперь у нас есть знания о других посредством интуитивного познания их индивидуальных сущностей, те, кто пойдут на небеса (если они когда-либо будут), будут познавать Бога через интуитивное познание его сущности. А пока нам остается только надеяться.

ii. Троица — логическое противоречие

Троица — это основная христианская доктрина, согласно которой Бог — это три личности в одном.Христиане традиционно считают Троицу тайной, а это означает, что она находится за пределами понимания человеческого разума. Оккам доходит до того, что признает, что это вопиющее противоречие. Он отображает проблему с помощью следующего силлогизма:

Согласно учению о Троице:

(1) Бог Отец,

и,

(2) Иисус есть Бог.

Следовательно, по транзитивности, согласно учению о Троице:

(3) Иисус — Отец.

Однако, согласно учению о Троице, Иисус не Отец.

Итак, согласно доктрине Троицы, Иисус одновременно есть и не является Отцом.

Создавая прецедент для недавней защиты президента, многие средневековые философы предположили, что переходный вывод к заключению нарушается разными значениями слова «есть». Скот творчески утверждает, что логика Троицы — это непрозрачный контекст, не подчиняющийся обычным правилам.Однако для Оккама этот силлогизм устанавливает, что богословие нелогично и никогда не должно смешиваться с философией.

iii. Нет свидетельств назначения в естественном мире

Аристотель, живший до христианства, никогда не верил в Троицу. Однако он, похоже, верит в сверхъестественную силу, которая придает смысл всей природе. Это очевидно из его учения о четырех причинах, согласно которому все сущее требует четырехкратного объяснения.Оккам сформулировал бы эти четыре причины в виде следующих четырех вопросов:

Первая причина: из чего он сделан?
Вторая причина: что она делает?
Третья причина: что привело к этому?
Причина четвертая: почему он делает то, что делает?

Большинство средневековых философов находили четыре причины Аристотеля благоприятными для христианского мировоззрения, приравнивая четвертую причину к доктрине божественного провидения, согласно которой все происходящее в конечном итоге является частью плана Бога.

Хотя Оккам не хотел не соглашаться с Аристотелем, он был настолько полон решимости отделить теологию от науки и философии, что чувствовал себя обязанным критиковать четвертую (которую он называет «последней») причиной. Оккам пишет:

Если бы я не принимал никаких авторитетов, я бы заявил, что нельзя доказать ни утверждениями, которые известны сами по себе, ни опытом, что каждое следствие имеет конечную причину…. Тот, кто просто следует естественному разуму, возразил бы, что вопрос «почему?» неуместен в случае естественных действий.Ибо он утверждал бы, что не стоит задавать что-то вроде: «По какой причине возникает огонь?» [ Quodlibetal Questions , pp. 246-9]

Без сомнения, Оккам выразил свою критику в гипотетических терминах от третьего лица, потому что он знал, что открытое утверждение, что сама вселенная может быть полностью бесцельной, никогда не выдержит испытания сильными мира сего.

г. Против доказательств существования Бога

Излишне говорить, что Оккам отвергает все предполагаемые доказательства существования Бога.Двумя наиболее важными доказательствами тогда, как и сейчас, были онтологическое доказательство Ансельма и космологическое доказательство Фомы Аквинского. Хотя первое основано на рационалистическом мышлении, а второе — на эмпирическом мышлении, по мнению Оккама, они сводятся к очень похожим стратегиям. Конечно, во времена Оккама, как и сегодня, циркулировало множество различных версий каждого из этих доказательств. Оккам считает, что наиболее правдоподобная версия каждого из них сводится к бесконечному аргументу регрессии следующей формы:

Если Бога не существует, то есть бесконечный регресс.
Но бесконечный регресс невозможен.
Следовательно, Бог должен существовать.

Причина, по которой Оккам считает эту форму аргумента наиболее правдоподобной, состоит в том, что он полностью согласен со второй предпосылкой, что бесконечные регрессии невозможны. Если бы можно было показать, что отсутствие Бога подразумевает бесконечный регресс, тогда Оккам согласился бы с выводом о его существовании. Оккам, однако, отрицает, что отсутствие Бога подразумевает что-либо подобное.

Чтобы понять отвращение Оккама к бесконечной регрессии, необходимо понять различие Аристотеля между экстенсивной и интенсивной бесконечностью.Обширная бесконечность — это неисчислимое количество реально существующих вещей. Математические платоники представляют множество целых чисел как обширную бесконечность. Оккам, однако, считает идею бесчисленного количества противоречивой: если объекты существуют, то Бог может их сосчитать, а если Бог может их посчитать, то они не являются бесчисленными. Напротив, интенсивная бесконечность — это просто отсутствие ограничений. Как номиналист, Оккам понимает множество целых чисел как интенсивную бесконечность в том смысле, что нет верхнего предела тому, насколько кто-то может считать.Это не означает, что набор целых чисел представляет собой бесчисленное количество реально существующих вещей. Оккам считает, что бесконечные регрессии невозможны только постольку, поскольку они предполагают обширную бесконечность.

я. Онтологическое доказательство

Согласно Оккаму, сторонники онтологического доказательства рассуждают следующим образом: если бы не было одной величайшей сущности, среди сущностей был бы бесконечный регресс. Следовательно, должна быть одна величайшая сущность, а именно Бог.

Один из способов противостоять этому рассуждению — отрицать, что величие — это объективно существующее качество.Однако Оккам не придерживается этого подхода. Напротив, он, кажется, принимает Великую Цепь Бытия как должное. Великая цепь бытия — это доктрина, преобладающая в Средние века и за его пределами. Согласно ему, всю природу можно расположить по иерархии ценностей сверху вниз примерно следующим образом: Бог, ангелы, люди, животные, растения, камни. Великая Цепь Бытия подразумевает, что величие — это объективно существующее качество.

Краткий ответ Оккама на онтологический аргумент состоит в том, что он не доказывает, что существует только одна величайшая сущность.Имея в виду Великую Цепь Бытия, становится очевидно, что он хочет сказать. Если Бога и ангелов не существует, тогда люди являются величайшими существами, и среди нас нет единственного лучшего. Заметьте, что даже если бы среди людей был единственный лучший, он или она были бы «богом» в совершенно другом смысле, чем того требует католическая ортодоксия.

Некоторые ученые истолковали Оккама как означающее, что онтологический аргумент преуспевает в доказательстве существования Отца, Сына и Святого Духа, но не в том, что они являются одним целым.Однако неясно, как эмпиризм Оккама мог позволить такой вывод.

ii. Космологическое доказательство

Согласно Оккаму, сторонники космологического аргумента объясняют следующее: если бы не было первопричины, среди причин был бы бесконечный регресс; следовательно, должна быть первопричина, а именно Бог.

Есть два разных способа понять «причину» в этом аргументе: действенная причина и сохраняющая причина. Действенная причина со временем последовательно вызывает следствие.Например, ваши бабушка и дедушка были действенной причиной ваших родителей, которые были действенной причиной вас. Напротив, сохраняющая причина — это одновременная поддержка следствия. Например, кислород в комнате является причиной горящего пламени свечи.

По мнению Оккама, космологический аргумент не может использовать ни один из типов причинности. Сначала рассмотрите эффективную причинно-следственную связь. Если бы цепь действенных причин, породивших мир, который мы знаем сегодня, не имела бы начала, то она образовала бы не обширную бесконечность, а интенсивную бесконечность, которая безвредна.Поскольку не все звенья цепи существовали бы одновременно, они не составляли бы бесчисленное количество реально существующих вещей. Скорее, они просто подразумевали бы, что Вселенная — это вечный цикл неограниченного или вечного движения. Оккам прямо утверждает, что, как утверждал Аристотель, возможно, что у мира не было начала.

Затем подумайте о сохранении причинно-следственной связи. Представление о мире как о продукте одновременных сохраняющих причин затруднено. Идея, пожалуй, лучше всего выражена в рассказе Стивена Хокинга.Согласно рассказу, ученый читал лекцию по астрономии. После лекции к ученому подошла пожилая женщина и сказала, что он ошибся. «Мир на самом деле представляет собой плоскую пластину, опирающуюся на спину гигантской черепахи». Ученый спросил: «А на чем стоит черепаха?» На что дама торжествующе ответила: «Вы очень умны, молодой человек, но бесполезно — это черепахи до самого конца».

Оккам с готовностью допускает, что если мир должен «поддерживаться» сохраняющими причинами, то среди них должен быть первый, потому что в противном случае набор сохраняющих причин составлял бы бесчисленное количество реально существующих вещей.Фактически это догмат веры в то, что Бог является одновременно действенной и сохраняющей причиной космоса, и Оккам принимает этот принцип на веру. Однако он ловко указывает на то, что так же, как космос не обязательно должен иметь начало; его совсем не нужно «задерживать» таким образом. Каждая существующая вещь может быть своей собственной спасительной причиной. Следовательно, космологический аргумент совершенно неубедителен.

Фидеизм Оккама сводится к отказу полагаться на гипотезу Бога при построении теории. Стоит иметь в виду, что в средние века не было философских факультетов и философских степеней.Единственным выбором для поступления в аспирантуру были право, медицина или теология. Желая стать философом, Оккам изучал богословие и выполнял свои теологические упражнения, все время пытаясь выделить отдельное пространство для философии. Единственная область, где два мира неразрывно сталкиваются для него, — это этика.

7. Этика

а. Теория божественного командования

Многие люди думают, что Бог повелевает людям быть добрыми, потому что доброта — это хорошо, и что сам Бог всегда добр, потому что его действия всегда соответствуют добру.

Хотя это был и остается наиболее распространенным способом понимания отношений между Богом и моралью, Оккам не согласен. По его мнению, Бог не соответствует независимо существующим стандартам добродетели; скорее, сам Бог является эталоном добродетели. Это означает, что Бог не повелевает нам быть добрыми, потому что доброта — это хорошо. Скорее доброта — это хорошо, потому что Бог повелевает ей. Оккам был теоретиком божественных заповедей: воля Бога устанавливает добро и зло.

Теория божественного повеления всегда была непопулярной, потому что она несет в себе один очень неинтуитивный вывод: если все, что угодно Бог становится правильным, и Бог может приказывать все, что он хочет, тогда Бог может приказать нам всегда быть злыми и никогда не быть добрыми, а затем быть правильными для нас, если мы будем недобрыми, и неправильным, если мы будем добрыми.Доброта — это плохо, а недоброжелательность — хорошо! Как это могло произойти?

По мнению Оккама, Бог всегда велел и всегда будет повелевать добротой. Тем не менее, для него возможно , чтобы он приказал иначе. Эта возможность является прямым требованием божественного всемогущества: Бог может делать все, что не связано с противоречием. Конечно, многие философы, такие как Фома Аквинский, настаивают на том, что Бог не может приказывать нам быть недобрыми только потому, что тогда воля Бога противоречила бы его природе.Однако для Оккама это неправильный способ понимания природы Бога. По мнению Оккама, самое важное, что нужно понимать в природе Бога, — это то, что она максимально свободна. Нет никаких ограничений, внешних или внутренних, к тому, что может пожелать Бог. С точки зрения Оккама, вся теология поддерживает этот тезис или терпит поражение.

Оккам допускает, что трудно представить себе мир, в котором Бог изменяет свои заповеди. Но это цена сохранения божественной свободы. Он пишет:

Я отвечаю, что ненависть, воровство, прелюбодеяние и тому подобное могут включать зло в соответствии с общим законом, поскольку они совершаются кем-то, кто по божественному повелению обязан совершить противоположное действие.Однако что касается всего абсолютного в этих действиях, Бог может совершить их, не привлекая никакого зла. И они могут даже быть выполнены достойно кем-то на земле, если они подпадут под божественное повеление, точно так же, как теперь противоположное им, по сути, подпадают под божественное повеление. [ Opera Theologica V, стр. 352]

Одним из преимуществ этого подхода является то, что он позволяет Оккаму разобраться в некоторых примерах Ветхого Завета, где кажется, что Бог повелевает такие вещи, как убийство (как в случае с Авраамом, приносящим в жертву Исаака) и обман (как в случае израильтян, грабящих египтян).Но библейское толкование — не мотив Оккама. Его мотив — представить Бога как парадигму метафизической свободы, чтобы он мог понять человеческую природу, созданную по его образу.

г. Метафизический либертарианство

Метафизический либертарианство — это точка зрения, согласно которой люди несут ответственность за свои действия как личности, потому что у них есть свобода воли, определяемая как способность делать что-то иное, чем они сами. Метафизический либертарианство противоположно детерминизму, согласно которому люди не имеют свободы воли, а скорее определяются предшествующими условиями (такими как Бог, природа или факторы окружающей среды), чтобы делать именно то, что они делают.

Предположим, Джейк ест кекс. Согласно детерминисту, к этому его побудили предшествующие условия. Следовательно, он не мог поступить иначе, если бы предыдущие условия не были другими. В таких же условиях Джейк не может не съесть кекс. Детерминисты соглашаются с тем, что свобода — это иллюзия.

Компатибилизм — это версия детерминизма, согласно которой стремление делать именно то, что мы делаем, совместимо со свободой до тех пор, пока предшествующие условия, определяющие то, что мы делаем, включают наш собственный выбор.Компатибилисты утверждают, что выбор, который мы делаем, является свободным, даже если мы не могли бы поступить иначе при тех же предшествующих условиях. С этой точки зрения Джейк решил съесть кекс, потому что его желание перевесило все остальные соображения в тот момент. По мнению компатибилистов, наш выбор всегда определяется нашими самыми сильными желаниями.

Метафизические либертарианцы отвергают детерминизм и компатибилизм, настаивая на том, что свобода воли включает способность действовать против наших самых сильных желаний.С этой точки зрения Джейк мог воздержаться от кекса даже при тех же самых предшествующих условиях. Хотя желания влияют на наш выбор, они не являются причиной нашего выбора в соответствии с метафизическим либертарианством; скорее, наш выбор обусловлен нашей волей, которая сама по себе является беспричинной причиной, а это означает, что это независимая сила, более сильная, чем любое предшествующее условие. Это понятие свободы воли позволяет метафизическому либертарианцу приписывать очень сильную концепцию индивидуальной ответственности человеческим существам: то, что мы делаем, не связано с Богом, природой или факторами окружающей среды.

Многие люди предполагают, что все средневековые философы были метафизическими либертарианцами. В то время как протестантское богословие классически продвигает теологический детерминизм, точка зрения, что все, что делают люди, предопределено Богом, католическая теология классически продвигает точку зрения, что Бог дал людям свободную волю. Хотя верно то, что каждый средневековый философ поддерживает тезис о том, что люди свободны, немногие способны сохранять приверженность свободе воли, определяемой как способность делать что-то иное, чем мы, при тех же предшествующих условиях.Причина в том, что так много других теологических и философских доктрин противоречат этому.

Рассмотрите божественное предвидение. Если Бог всеведущ, то он знает все, что вы когда-либо собираетесь делать. Предположим, он знает, что завтра вы съедите яблоко на обед. Как же тогда вы можете отказаться от завтрака на обед яблоко? Даже если Бог никоим образом не принуждает вас, кажется, что его нынешнее знание вашего будущего требует, чтобы ваш выбор был уже определен.

Средневековые философы борются с этим и другими конфликтами со свободой воли.Большинство отказывается от метафизического либертарианства в пользу некоторой формы компатибилизма. Это означает, что они утверждают, что наш выбор свободен, даже если он определяется предшествующими условиями.

В своем комментарии предложений Питер Джон Оливи приводит длинный и страстный аргумент в пользу чистой метафизической либертарианской концепции свободы воли. Оккам поддерживает позицию Оливи, даже не приводя в ее пользу особых аргументов. По мнению Оккама, мы переживаем свободу.Мы не можем отвергнуть этот опыт не больше, чем мы можем отказаться от нашего опыта внешнего мира. Оккам идет на все, чтобы скорректировать свое мнение о божественном предвидении и обо всем остальном, что в противном случае могло бы угрожать свободе воли, чтобы приспособиться к нему. Он пишет:

Воля может свободно хотеть чего-то и не желать. Под этим я подразумеваю, что он способен разрушить желание, которое оно имеет, и произвести новый противоположный эффект, или он в равной степени способен сам по себе продолжать тот же эффект и не производить новый.Он способен делать все это без каких-либо предварительных изменений интеллекта, воли или чего-то вне их. Идея состоит в том, что воля одинакова для производства и отсутствия производства, потому что без разницы в предшествующих условиях она способна производить, а не производить. Он в равной степени сбалансирован по отношению к противоположным эффектам и фактически может вызывать любовь или ненависть к чему-либо…. Отказать каждому агенту в этой равной или противоположной силе — значит уничтожить всякую похвалу и порицание, каждый совет и обсуждение, каждую свободу воли.В самом деле, без этого воля не сделала бы человека свободнее, чем аппетит — осла. [ Opera Philosophica , стр. 319-21]

Упоминание Оккама об осле здесь имеет важное значение в связи со знаменитым мысленным экспериментом, известным как Буриданова осла.

Жан Буридан был младшим современником Оккама. Хотя он принял и развил номинализм Оккама, он открыто отверг метафизический либертарианство, утверждая, что человеческий интеллект определяет человеческую волю.Возможно, он участвовал в публичных дебатах с Оккамом о природе человеческой свободы. Во всяком случае, его имя каким-то образом стало ассоциироваться со следующим мысленным экспериментом.

Представьте себе голодного осла, балансирующего между двумя одинаково вкусными кучками сена. У осла есть причина есть сено, но поскольку он заметил обе кучи одновременно, у него не больше причин приближаться к одной кучке, чем к другой. Из-за отсутствия возможности разорвать связь осел умирает от голода. Человек, напротив, никогда бы не сделал из себя такой осел.Причина в том, что у людей воля не определяется интеллектом. Свобода воли — это уникальное человеческое достоинство, которое позволяет нам разорвать связь между двумя одинаково разумными вариантами.

Французский философ Пьер Бэйл (1647–1706) первым из известных назвал этот мысленный эксперимент «Буридановым ослом». Хотя Буридан упоминает случай, когда собака балансирует между едой и водой, он никогда не обсуждает случай осла в связи со свободой. Поэтому остается загадкой, почему мысленный эксперимент назван в его честь.Интересно, что Питер Джон Оливи действительно обсуждает случай осла в связи со свободой, и мы видим, что Оккам повторяет здесь этот текст.

Итак, в конце концов, этика Оккама продиктована его эмпиризмом. У нас есть свобода воли. Следовательно, свобода воли лежит в основе человеческой натуры. Богословие говорит нам, что мы созданы по образу и подобию Бога. Следовательно, свобода воли лежит в основе природы Бога. Но богословие также говорит нам, что Бог всегда добр. Следовательно, свободная воля Бога должна быть объективным фактором добродетели.

Если отбросить его теорию божественного повеления, этика Оккама довольно ничем не примечательна, она сводится к более или менее тому же, что и его коллеги, отвергающие теорию божественного повеления. Можно подумать, что Оккам проделывает долгий путь вокруг амбара только для того, чтобы прийти к еще одному общепринятому описанию христианской добродетели! Но Оккам не прочь пойти на долгий путь ради последовательности. Мы видим такую ​​же неослабевающую решимость в его политической теории

.

8. Политическая теория

Хотя Оккама вызвали в папский суд в Авиньоне для защиты ряда «подозрительных тезисов», извлеченных из его работы, в основном касающихся таинства жертвенника, он так и не был признан виновным в ереси, и его конфликт с папством в конечном итоге не имел ничего общего. делать с причастием жертвенника.Во время пребывания в Авиньоне Оккам встретился с Майклом Чезеной (1270–1342), генеральным министром францисканского ордена, который присутствовал там в знак протеста против недавних заявлений Папы о францисканском обете бедности. Майкл попросил Оккама изучить эти заявления, после чего Оккам присоединился к протесту и вскоре безвозвратно запутался в политической неразберихе. Оставив научные круги навсегда, он, тем не менее, направил свои основные философские взгляды на обсуждение. Хотя Оккаму не разрешили публиковать свои политические трактаты, они широко распространялись подпольно, косвенно влияя на основные события в политической мысли.

а. Права

Кто бы мог подумать, что в основе всего этого лежит францисканский обет бедности? В 19-й главе Евангелия от Матфея Иисус говорит одному человеку: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай все, что у тебя есть, деньги раздай бедным, иди и следуй за мной». Человек, которому предстояло стать святым Франциском Ассизским (1182–1226), лично принял эти инструкции. Выросший в богатой семье, Святой Франциск оставил мирскую жизнь, основав Орден Младшего Монаха и потребовав от всех его членов дать обет бедности.С самого начала возникли разногласия по поводу того, что именно влечет за собой этот обет. К 1320-м годам различные фракции подошли к критической точке.

Майкл Чезена продвигал «радикальную» интерпретацию, согласно которой францисканцы должны не только жить просто, но и ничего не владеть, даже мантии на спине. Папа Николай III (1210 / 1220–1280) санкционировал это толкование, разрешив папству официально владеть всем, что использовали францисканцы, включая саму пищу, которую они ели.Жизнь в абсолютной бедности позволила францисканцам убедительно проповедовать против жадности и, к большому огорчению Папы Иоанна XXII (1244-1334), поставить под вопрос постоянно расширяющийся папский дворец в Авиньоне.

Иоанн был полон решимости накопить большое богатство для церкви, и францисканский обет бедности мешал ему. Получив образование юриста, Джон нашел хороший аргумент в пользу отмены соглашения Николаса. Учитывая, что францисканцы пользовались исключительным правом использования полученных пожертвований, они были фактическими владельцами.Папская «собственность» на францисканскую собственность была только номинальной.

Как номиналист, однако, Оккам был в отличной позиции, чтобы показать, почему сведение чего-либо к имени — не то же самое, что сведение к нулю вообще. Имя — это ментальное понятие, а ментальное понятие — это намерение. Оккам намеревался показать, что намерение использовать отличается от намерения владеть.

Оккам выводит свое определение собственности из метафизического либертарианства. Собственность — это не просто обычные отношения, устанавливаемые через общественное соглашение.Это естественные отношения, возникающие из-за того, что вы создаете что-то по своей собственной воле. Свобода воли естественным образом дает право собственности, поскольку подразумевает исключительную ответственность. Предположим, вы свободно делаете выбор. Поскольку вы могли поступить иначе, вы являетесь истинной причиной результата. Обладать чем-то — значит делать с этим то, что хочешь.

По словам Оккама, францисканцы поступают не так, как они хотят, с данными им пожертвованиями, а скорее по воле хозяина. Поэтому они просто используют пожертвования и не владеют ими.Конечно, в обычной практике это различие может быть совершенно необнаружимым, потому что воля владельца совпадает с волей пользователя. Но если возникнет конфликт воли, различие станет очевидным. Предположим, кто-то жертвует ткань Ордену, намереваясь использовать ее для одежды. Монахи должны использовать его для одежды, даже если они предпочитают использовать его для чего-то другого. И если даритель захочет вернуть ткань даже после того, как из нее сделана одежда, у монахов не будет оснований для отказа и никакой правовой защиты.Оккам формулирует решающий момент в терминах решающего языка: владелец сохраняет за собой право ( ius ) на то, что ему принадлежит.

Понятие права — одна из важнейших черт современной политической теории. Его появление в истории западной мысли — долгая и сложная история. Тем не менее дебаты о францисканской бедности обычно считаются важным водоразделом, в котором Оккам сыграл значительную роль.

г. Отделение церкви от государства

Оккам не ограничивается только порядком францисканцев, будучи убежденным, что богатство — неподходящий источник власти для католической церкви в целом.По его мнению, католическая церковь обладает духовной силой, которая отличает ее от светского мира. Это убеждение приводит Оккама к предложению доктрины, которая должна была стать основой Конституции Соединенных Штатов: разделение церкви и государства.

В средние века папы и императоры соперничали за господство в Европе. Политический импульс был разделен на два направления, и было совершенно неясно, в каком направлении все пойдет. Одна сторона настаивала на иерократии, когда папа как высшая власть назначает императора.Другая сторона настаивала на империализме, когда император как высшая власть назначает папу. Часто толчки сводились к толчкам; казалось, что злобе и кровопролитию не будет конца.

Оккам смело предлагает третью альтернативу: папа и император должны быть отдельными, но равными, каждый в своем владении. Это было возмутительное предложение, неприемлемое для обеих сторон. Аргумент Оккама проистекает из размышлений, которые предвещают мысленные эксперименты «естественного состояния» ведущих современных политических теоретиков Томаса Гоббса (1588–1679), Джона Локка (1632–1704) и Жан-Жака Руссо (1712–1778).

В Эдемском саду Бог дал землю людям, чтобы они могли использовать их на общее благо. Пока мы были готовы делиться, у нас не было нужды в собственности. Однако после падения люди стали эгоистичными и эксплуататорскими. Законы стали необходимы, чтобы ограничить неумеренный аппетит к светским или «мирским» благам и предотвратить пренебрежение ими. Поскольку законы бесполезны без возможности обеспечить их соблюдение, мы пришли к необходимости светской власти. Функция светской власти — наказывать нарушителей закона и в целом принуждать всех подчиняться закону.

Отказываясь от собственности, францисканцы пытались жить так, как изначально задумал Бог. В идеальном мире не было бы необходимости в собственности и в той силе принуждения, которую она порождает. Все христиане должны стремиться к этой анархической утопии, даже если они никогда не смогут полностью ее реализовать. Между тем, им следует по возможности избегать смешения духовного и светского. Оккам пишет:

По этой причине глава христиан, как правило, не имеет власти наказывать светские проступки смертной казнью и другими телесными наказаниями, и для такого наказания таких проступков в первую очередь необходимы светская власть и богатство; такое наказание дается главным образом светской власти.Таким образом, папа может, как правило, исправлять правонарушителей только духовным наказанием. Следовательно, не обязательно, чтобы он преуспевал в мирской власти или изобиловал мирскими богатствами, но достаточно, чтобы христиане охотно подчинялись ему. [ Письмо к младшим братьям и другие сочинения , стр. 204]

Для Оккама разделение церкви и государства — это разделение идеального и реального.

Оккам упоминает демократию лишь вскользь, приводя доводы в пользу монархии как лучшей формы светского правления.Более того, он считает репрезентативные формы правления нежелательными на том основании, что не существует такой вещи, как общая воля. Оккам не стремится к сверхчеловеческому вождю. Напротив, он, кажется, думает, что довольно обычный хороший человек может стать достойным королем. Возникает вопрос, внушал ли Людовик Баварский, под защиту которого он и Майкл бежали, эту уверенность. Возможно, Оккама устраивает монархия, потому что, по его мнению, светский мир всегда будет внутренне несовершенным. Вместо этого он возлагает свои надежды на духовный мир, и поэтому он был так горько разочарован в Папе Иоанне XXII.

г. Свобода слова

Битва Оккама с папством продолжалась после смерти Иоанна через два последовательных папы. Хотя Оккам никогда не критиковал институт самого папства, как это делали более поздние протестантские мыслители, он все же обвинял пап, против которых он выступал, в ереси и призывал к их изгнанию. По иронии судьбы, обширный анализ концепции ереси Оккамом превращается в защиту свободы слова.

В соответствии со своей доктриной разделения церкви и государства, Оккам утверждает, что Папа, и только Папа, имеет право налагать духовные наказания и только духовные наказания против того, кто сознательно утверждает теологическую ложь и отказывается от исправления. .Однако человек может неосознанно тысячу раз заявить о богословской лжи. Пока он желает исправления, его не следует судить как еретика, особенно со стороны папы.

Политические трактаты Оккама изобилуют библейской экзегезой, часто явно спонтанной, а иногда и весьма интересной, как в данном случае. В Евангелии от Матфея 28:20 Иисус обещает своим ученикам: «Я буду с вами всегда, до скончания века». Этот текст традиционно обосновывал доктрину непогрешимости папы, согласно которой папа не может ошибаться, говоря об официальных церковных вопросах.Однако Оккам отвергает эту доктрину, утверждая, что минимум, необходимый Иисусу для выполнения своего обещания, — это то, что один человек останется верным в любой момент времени, и этим может быть кто угодно, даже одинокрещенный младенец. Это означает, что весь институт церкви может быть полностью испорчен. В результате любое богословское утверждение, независимо от того, насколько оно древнее или общепринято, всегда открыто для споров.

Однако еще более интересным является взгляд Оккама на небогословскую речь.Он пишет, что

… чисто философские утверждения, не относящиеся к теологии, не должны торжественно осуждаться или запрещаться кем-либо, потому что в связи с такими утверждениями любой человек вообще должен иметь право свободно говорить то, что ему нравится, [ Dialogus , I.2.22 ]

Это заявление задолго до Areopagitica Джона Мильтона (1608–1674), которое обычно провозглашается самой ранней защитой свободы слова в западной истории.

Вклад Оккама в политическую мысль менее известен и ценится, чем если бы он мог их опубликовать.Точно так же невозможно сказать, чего бы он мог достичь в философии, если бы ему позволили продолжить свою академическую карьеру. Оккам опередил свое время. Его роль в истории заключалась в том, чтобы уступать место новым идеям, смело сажая семена, которые росли и процветали после его смерти.

9. Ссылки и дополнительная литература

а. Работы Оккама на латыни

  • Уильям Оккам, 1967-88. Философская опера и богословская . Гедеон Гал, и др. , изд.17 томов. Св. Бонавентура, штат Нью-Йорк: Францисканский институт.
  • Уильям Оккам, 1956-97. Политическая опера . Х. С. Оффлер, et al. изд. 4 тт. Тт. 1-3, Манчестер: Издательство Манчестерского университета, 1956-74. Vol. 4, Oxford: Oxford University Press, 1997.
  • .
  • William of Ockham, 1995 — все еще в стадии разработки. Диалог . Джон Килкуллен и Джон Скотт, et al. изд. & пер. http://www.britac.ac.uk/pubs/dialogus/ockdial.html

г.Работы Оккама в английском переводе

  • Адамс, Мэрилин МакКорд и Норман Крецманн, пер. 1983. Уильям Оккамский: Предопределение, Божье предвидение и будущие обстоятельства . 2-е изд. Индианаполис: Хакетт.
  • Берч, Т. Брюс, изд. & пер. 1930. The De sacramento altaris Вильгельма Оккама . Берлингтон, Айова: Лютеранский литературный совет.
  • Бонер, Филофей, изд. & пер. 1990. Уильям Оккам: Философские труды .Ред. Индианаполис, штат Индиана: Hackett.
  • Дэвис, Джулиан, пер. 1989. Оккам о физике Аристотеля: перевод книги Оккама Brevis Summa Libri Physicorum . Св. Бонавентура, штат Нью-Йорк: Францисканский институт.
  • Фреддосо, Альфред Дж. И Фрэнсис Э. Келли, пер. 1991. Quodlibetal Questions . Нью-Хейвен, штат Коннектикут: Издательство Йельского университета.
  • Фреддосо, Альфред Дж. И Генри Шурман, пер. 1980. Теория предложений Оккама: Часть II Summa logicae .Нотр-Дам, штат Индиана: Издательство Университета Нотр-Дам.
  • Килкуллен, Джон и Джон Скотт, изд. & пер. 1995 — все еще в разработке. Диалог о власти Императора и Папы . http://www.britac.ac.uk/pubs/dialogus/ockdial.html
  • Kluge, Eike-Henner W., пер. 1973-74. «Комментарий Уильяма Оккама к Порфирию: Введение и английский перевод». Францисканские исследования 33, стр. 171–254 и 34, стр. 306–82.
  • Лу, Майкл Дж. 1974. Теория терминов Оккама: Часть I Summa Logicae .Нотр-Дам, штат Индиана: Издательство Университета Нотр-Дам.
  • McGrade, A. S., and John Kilcullen, ed. & пер. 1992. Краткая беседа о тираническом правительстве над божественными и человеческими вещами . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
  • McGrade, A. S., and John Kilcullen, ed. & пер. 1995. Письмо к младшим братьям и другие сочинения . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
  • Spade, Paul Vincent, 1994. Пять текстов по средневековой проблеме универсалий: Порфирий, Боэций, Абеляр, Дунс Скот, Оккам .Индианаполис, штат Индиана: Hackett.
  • Дерево, Рега, пер. 1997. Оккам о добродетелях . Вест-Лафайет, штат Индиана: издательство Purdue University Press.

г. Книги об Оккаме

  • Адамс, Мэрилин МакКорд, 1987. Уильям Оккам . 2 тома, Нотр-Дам, Индиана: University of Notre Dame Press. (2-е изд., 1989 г.)
  • Коплстон, ФК, 1953. История философии, Том III: От Оккама до Суареса . Лондон: Search Press.
  • Годду, Андре, 1984. Физика Уильяма Оккама . Лейден: Э. Дж. Брилл.
  • Hirvonen, Vesa, 2004. Страсть в философской психологии Уильяма Оккама . Дордрехт: Клувер.
  • Кэй, Шэрон М. и Роберт Мартин, 2001. Он Оккама . Бельмонт: Уодсворт.
  • Maurer, Armand, 1999. Философия Уильяма Оккама в свете ее принципов . Торонто: Папский институт средневековых исследований.
  • McGrade, A. S., 1974. Политическая мысль Уильяма Оккама .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
  • Spade, Paul, ed., 1999. The Cambridge Companion to Ockham . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
  • Panaccio, Claude, 2004. Ockham on Concepts . Берлингтон: Ашгейт.
  • Таухау, Кэтрин Х., 1988. Видение и уверенность в эпоху Оккама: оптика, эпистемология и основы семантики, 1250–1345 . Лейден: Э. Дж. Брилл.

Информация об авторе

Шэрон Кэй
Электронная почта: skaye @ jcu.edu
Университет Джона Кэрролла
США

Бритва Оккама — GeeksforGeeks

Бритва Оккама

Многие философы на протяжении всей истории отстаивали идею экономии. Один из величайших греческих философов Аристотель, который даже сказал: «Природа действует кратчайшим путем». Вследствие этого люди также могут быть склонны выбирать более простое объяснение, учитывая набор всех возможных объяснений с той же описательной силой.В этом посте дается краткий обзор бритвы Оккама, актуальности принципа и заканчивается примечанием об использовании этой бритвы в качестве индуктивного фактора в машинном обучении (в частности, в обучении дереву решений).

Что такое бритва Оккама?
Бритва Оккама — это закон бережливости, который обычно формулируется как (по словам Уильяма) «Множественность никогда не должна допускаться без необходимости». В качестве альтернативы, как эвристику, это можно рассматривать как то, что при наличии нескольких гипотез для решения проблемы предпочтение следует отдавать более простой.Неясно, кому можно окончательно приписать этот принцип, но предпочтение Вильгельма Оккама (ок. 1287 — 1347) простоте хорошо задокументировано. Отсюда этот принцип получил название «бритва Оккама». Это часто означает отсечение или исключение других возможностей или объяснений, поэтому к названию принципа добавляется слово «бритва». Следует отметить, что эти объяснения или гипотезы должны приводить к одному и тому же результату.

Актуальность бритвы Оккама.
Есть много событий, которые требуют более простого подхода либо в качестве индуктивного смещения, либо в качестве ограничения для начала.Некоторые из них:

  • Подобные исследования, результаты которых показали, что дошкольники чувствительны к более простым объяснениям в первые годы обучения и развития.
  • Предпочтение более простого подхода и объяснений для достижения одной и той же цели проявляется в различных аспектах науки; например, принцип экономии применяется к пониманию эволюции.
  • В теологии, онтологии, эпистемологии и т. Д. Этот взгляд на экономию используется для вывода различных заключений.
  • Варианты бритвы Оккама используются в Knowledge Discovery.

Бритва Оккама как индуктивный уклон в машинном обучении.

    Примечание: Настоятельно рекомендуется прочитать статью о введении в дерево решений, чтобы получить представление о построении дерева решений с примерами.



  • Индуктивное смещение (или присущее алгоритму смещение) — это допущения, которые делает алгоритм обучения для формирования гипотезы или обобщения за пределами набора обучающих примеров с целью классификации ненаблюдаемых данных.
  • Бритва Оккама
  • — один из простейших примеров индуктивного смещения. Это предполагает предпочтение более простой гипотезы, которая лучше всего соответствует данным. Хотя бритву можно использовать для опровержения других гипотез, для этого может потребоваться соответствующее обоснование. Ниже приводится анализ того, как этот принцип применим в обучении дереву решений.
  • Алгоритмы обучения дерева решений следуют стратегии поиска для поиска в пространстве гипотез гипотезы, которая наилучшим образом соответствует обучающим данным.Например, алгоритм ID3 использует стратегию от простого к сложному, начиная с пустого дерева и добавляя узлы, руководствуясь эвристикой получения информации, для построения дерева решений, согласованного с обучающими примерами.
    Информационный прирост каждого атрибута (который еще не включен в дерево) вычисляется, чтобы сделать вывод, какой атрибут следует рассматривать как следующий узел. Получение информации — суть алгоритма ID3. Он дает количественную меру информации, которую атрибут может предоставить о целевой переменной i.e, если доступна только информация об этом атрибуте, насколько эффективно мы можем сделать вывод о цели. Его можно определить как:
  • Что ж, может быть много деревьев решений, которые согласуются с данным набором обучающих примеров, но индуктивное смещение алгоритма ID3 приводит к предпочтению более простых (или более коротких) деревьев. Это смещение предпочтений ID3 возникает из-за того, что в стратегии поиска есть упорядочение гипотез. Это приводит к дополнительному смещению, поэтому предпочтение отдается высоким атрибутам с увеличением количества информации ближе к корню.Следовательно, алгоритм следует в определенном порядке до тех пор, пока он не завершится при достижении гипотезы, которая согласуется с данными обучения.
  • На изображении выше показано, как алгоритм ID3 выбирает узлы на каждой итерации. Красная стрелка показывает узел, выбранный в конкретной итерации, а черные стрелки указывают на другие деревья решений, которые могли быть возможны в данной итерации.

  • Следовательно, начиная с пустого узла, алгоритм переходит к более сложным деревьям решений и останавливается, когда дерева достаточно для классификации обучающих примеров.
  • В этом примере возникает вопрос. Влияет ли устранение сложных гипотез на классификацию ненаблюдаемых случаев? Проще говоря, имеет ли преимущество предпочтение более простой гипотезы? Если два дерева решений имеют несколько разные ошибки обучения, но одинаковые ошибки проверки, то очевидно, что будет выбрано более простое дерево из двух. Поскольку более высокая ошибка проверки приводит к переобучению данных. Сложные деревья часто имеют почти нулевую ошибку обучения, но ошибки проверки могут быть высокими.Этот сценарий дает логическую причину предпочтения более простых деревьев. Кроме того, более простая гипотеза может оказаться эффективной в условиях ограниченных ресурсов.
  • Что такое переоборудование? Рассмотрим две гипотезы а и б. Пусть «a» идеально подходит для обучающих примеров, тогда как гипотеза «b» имеет небольшую ошибку обучения. Если по всему набору данных (то есть включая невидимые экземпляры), если гипотеза «b» работает лучше, то говорят, что «a» превышает обучающие данные. Чтобы лучше проиллюстрировать проблему чрезмерной подгонки, рассмотрите рисунок ниже.

    На рисунках A и B показаны две границы принятия решения. Предполагая, что зеленые и красные точки представляют собой обучающие примеры, граница решения в B идеально соответствует данным, таким образом, идеально классифицируя экземпляры, в то время как граница решения в A нет, хотя и проще, чем B. В этом примере граница решения в B перекрывает данные. Причина в том, что каждый экземпляр обучающих данных влияет на границу принятия решения. Дополнительная актуальность возникает, когда обучающие данные содержат шум.Например, предположим, что на рисунке B одна из красных точек рядом с границей была точкой шума. Тогда невидимые экземпляры в непосредственной близости от точки шума могут быть ошибочно классифицированы. Это делает сложную гипотезу уязвимой для шума в данных.

  • В то время как проблемы переобучения модели можно значительно избежать, остановившись на более простой гипотезе, чрезвычайно простая гипотеза может быть слишком абстрактной, чтобы вывести какую-либо информацию, необходимую для задачи, что приведет к недостаточной подгонке.Переоснащение и недостаточное оснащение — одна из основных проблем, которую необходимо решить, прежде чем мы сосредоточимся на модели машинного обучения. Иногда может потребоваться сложная модель, выбор которой зависит от доступных данных, ожидаемых результатов и области применения.

Примечание: Дополнительную информацию об обучении дерева решений см. В книге Тома М. Митчелла «Машинное обучение».

Наука Философия и практика: бритва Оккама

Введение

Простота — это достоинство в любом объяснении или описании.И понимание, и общение облегчаются, если понятия и слова, которые их выражают, должны быть как можно более простыми, без ущерба для точности или полноты. Этот принцип был известен, практиковался и систематизировался с древних времен. Самая известная версия этого принципа приписывается английскому философу-францисканцу-номиналисту Уильяму Оккаму (или Оккаму) (около 128–1347). Хотя ученые чаще называют это бритвой Оккама, его правильно называют либо принципом экономии, либо принципом экономии, поскольку он отбрасывает лишние концепции.

Бритва Оккама была ключевым принципом научного метода с самого начала современного эмпиризма в экспериментах английского эрудита Фрэнсиса Бэкона (1561–1626) и особенно после стандартизации спекулятивно-эмпирического цикла (наблюдать, создавать гипотезы, проверять гипотезы , заметьте) в двадцатом веке.

Вероятно, лучшим примером использования бритвы для улучшения научного понимания является космологическая революция, совершенная польским астрономом Николаем Коперником (1473–1543).До его времени преобладающий геоцентрический взгляд на Вселенную поддерживался представлениями об эпициклах и другими причудливыми математическими измышлениями, которые «объясняли» ретроградные движения планет и Луны. Идя против религиозных догм и постулируя гелиоцентрическую систему, Коперник смог объяснить эти движения относительно несложным расположением эллипсов.

Историческая справка и научные основы

Греческий философ Аристотель (384–322 до н.э.) писал в De Caelo , что предположений должно быть как можно меньше, согласующихся с известными фактами.В Physics он утверждает, что у вселенной есть только один двигатель. В Главной книге «Альфа-мажор» «Метафизика » он опровергает точку зрения своего учителя Платона (около 427–347 до н.э.) о том, что каждая вещь на Земле имеет идеальную форму в надземном, понятном царстве. Контраргумент Аристотеля заключался в том, что вещи суть субстанции, и нет никаких оснований понимать, что какая-либо субстанция существует вдвойне, как и сама по себе, и как ее идея, хотя ее можно с таким же успехом понимать как существующую по отдельности.

Принцип экономии был известен в средневековой схоластической философии еще до рождения Оккама.Подобно большинству аристотелевских идей, он появляется в трудах итальянского доминиканского философа Св. Фомы Аквинского (около 1225–1274), особенно в Summa Contra Gentiles, , в которых он утверждает, что, поскольку природа не использует два средства, когда достаточно одного , мы генерируем избыточность, если выполняем какую-либо задачу несколькими способами, тогда как мы могли бы сделать это одним способом. Более того, продолжал он, если существует две или более метафизических теорий предмета, самое большее только одна из них может быть правильной.

Этот принцип также можно найти в текстах шотландского философа-францисканца Джона Дунса Скота (1266–1308), который, возможно, был учителем Оккама.Французский францисканский архиепископ Руана Одо Ригальдус (1205–1275) написал в Комментарии к предложениям , что постулировать множество сущностей, когда мы можем постулировать только одну, напрасно.

Оккам написал несколько утверждений принципа. Наиболее распространенная формулировка «Сущности не должны умножаться без необходимости» приписывается Оккаму, но не встречается ни в одной из его сохранившихся работ. Эта версия не была найдена ни в одном тексте ранее, чем комментарий на Дунса Скота 1639 г., сделанный ирландским богословом-францисканцем Джоном Понсе Корк (1603–1670).Шотландский философ сэр Уильям Гамильтон (1788–1856) довольно небрежно пренебрегая фактической историей этого принципа, ввел термин «бритва Оккама» в 1852 году, хотя Гамильтон не упомянул, в чем дело. Бритву Оккама более справедливо назвать «бритвой Аристотеля».

Принцип достаточной причины

Принцип достаточной причины (PSR) утверждает, что у всего есть причина или причина того, почему оно существует. Непропорционально связанный с немецкими философами-рационалистами Готфридом Вильгельмом фон Лейбница (1646–1716) и Кристианом Вольфом (1679–1754), он также появляется в трудах Платона, Аристотеля, Фомы Аквинского и немецкого философа Артура Шопенгауэра (1788–1860).Он не противостоит бритве Оккама. Эти два принципа дополняют друг друга. PSR поддерживает не слишком много объясняющих факторов, в то время как бритва поддерживает не слишком много. Цель исследования — найти именно нужный номер.

Ни философия, ни наука не могут серьезно бросить вызов ни PSR, ни бритве. Они были вовлечены, по крайней мере косвенно, во все важные философские или научные разработки с момента зарождения строгой мысли в Древней Греции. PSR использовался для дискредитации научных теорий, в особенности идеи спонтанного зарождения жизни.Объяснить происхождение живых существ, например лягушек, сказав, что они только что сочились из болотной грязи, проще, чем говорить о зиготах и ​​головастиках. Но это объяснение не соответствует всем известным фактам. Французский биохимик Луи Пастер (1822–1895) больше полагался на PSR, чем на бритву, чтобы опровергнуть самозарождение.

Применение PSR добавляет концепции, но только необходимые. Применение бритвы удаляет концепции, но только ненужные. Чем ближе гармония между этими двумя противоположными тенденциями в любом философском или научном исследовании, тем более оправданным является это исследование.Достижение этого баланса требует как аналитической тонкости, так и умозрительного понимания.

Современные культурные связи

Древние и средневековые мыслители разработали сложные космологии и метафизические системы для объяснения структуры и происхождения Земли, природы вещей, а также рождения, роста и смерти живых существ. Многие из этих построений вошли в доктрины основных мировых религий, и их все еще трудно или невозможно согласовать друг с другом или с современной наукой.Другие, такие как гуморальная теория элементов и теория плоской Земли, были дискредитированы по мере того, как обнаружились новые факты и когда наука применила бритву Оккама к этим фактам.

Со времен Бэкона бритва последовательно и повсеместно применялась в естествознании, но в меньшей степени в других областях мысли, таких как философия. Его явно нет в богословии. Многие философы и ученые утверждают, что нет веского аргумента в пользу того, чтобы не применять его ко всем этим областям, потому что он позволяет убеждениям основываться на фактах и ​​выводах, а не на легендах, традициях, предрассудках и интуиции.

Применение бритвы Оккама в науке — это, по сути, простой отказ верить в то, что нельзя доказать. Ученые формируют разумные теории на основании фактов, а не на основании того, что метафизика или религия говорят им, какими должны быть теории.

Хотя его влияние на науку было глубоким и позитивным, его влияние на общество не было таким значительным. Многие социальные проблемы могут быть связаны с суевериями и другими ошибочными убеждениями, которые бритва может устранить, если применить их.

В КОНТЕКСТЕ : БОРОДА ПЛАТО

Американский логик Уиллард Ван Орман Куайн (1908–2000), следуя аргументации, начатой ​​английским философом-аналитиком Бертраном Расселом (1872–1970), написал в С логической точки зрения , что платоновское учение о том, что небытие существует «можно назвать борода Платона ; исторически он оказался прочным, часто затупляя лезвие бритвы Оккама ». Борода Платона — эталонный парадокс. Это позволяет содержательно обсудить сущности, которые явно не существуют, такие как единороги, потому что эти несуществующие сущности «существуют» как идеи.

На первый взгляд предложение без определенного референта может показаться бессмысленным. Тем не менее, фраза «Единороги не умеют летать» имеет смысл, хотя слово «единорог» не означает ничего реального. Мы используем бритву Оккама, чтобы удалить единорогов из нашего мира, что вполне можно объяснить, не упоминая их. Тем не менее, даже если мы никогда не сможем их наблюдать, мы все же можем понять и использовать их описания как вымышленные существа с различными свойствами, как если бы они были реальными. Борода Платона вызывает интеллектуальные проблемы только в том случае, если мы верим в реальное существование таких вымыслов.

Ограниченное социальное воздействие бритвы в основном связано с ее непоследовательным применением. Сам Оккам изменил применение этого принципа, заявив, что он не применим к сверхъестественным представлениям о Боге или Священных Писаниях. Вместо того, чтобы использовать его только для устранения объяснений, не подкрепленных опытом или дедуктивными рассуждениями, Оккам, служа своей вере, использовал его также для устранения объяснений, не соответствующих его религиозным убеждениям.

Несмотря на то, что как онтологический аргумент в пользу реальности сверхъестественного Бога, так и пять путей Аквинского согласуются с бритвой, если бы бритва была принята повсеместно, то она напрямую бросила бы вызов многим суевериям, религиозным доктринам и народным верованиям. .

Подключение к первичному источнику

Далее следует отрывок из стенограммы д-ра Энтони Гарретта (1957–), физика из Кембриджского университета, объясняющий некоторые современные применения бритвы Оккама во время радиоинтервью в апреле 2000 года с Робином Уильямсом, ведущим телеканала канадское радио-шоу Ockham’s Razor.

ФИЗИК ЭНТОНИ ГАРРЕТ ОБЪЯСНЯЕТ СМЫСЛ БРИТВЫ ОККАМА

Энтони Гарретт: … В 20-м веке она (бритва Оккама) нашла математическое выражение в рамках теории вероятностей.Итак: является ли эта математическая версия окончательной, точной версией идеи, утвержденной на все времена? Нет, это не так. Математика точна, и слова имеют оттенки

значений, которые делают их неоднозначными; математика и слова подходят для разных вещей. Итак, сегодняшняя версия Бритвы в теории вероятностей соответствует одной интерпретации слов, но другие интерпретации могут порождать разные математические реализации. Идея, уточненная в теории вероятностей, очень важна, поскольку связывает теорию и практику в некоторых очень основных областях физики.Позвольте мне проиллюстрировать это.

Новая математическая бритва применяется всякий раз, когда есть набор числовых данных, загрязненных шумом, процессами, о которых мы не знаем точных деталей, и нас интересует, есть ли сигнал, скрытый в этом шуме. Пример, который повторяется по мере того, как данные становятся все более точными, — есть ли другие планеты в нашей солнечной системе. Посмотрите на движение самых удаленных планет, таких как Плутон. Мы знаем, что Плутон находится под влиянием гравитационного поля Солнца, вокруг которого он вращается; затем по гравитационным полям других планет, о которых мы знаем.Но если вы посмотрите достаточно внимательно на движение Плутона, вы все равно найдете небольшие отклонения от предсказанного движения, даже с учетом известных планет. Возникает вопрос: содержат ли эти отклонения неявные доказательства существования каких-либо других неизвестных планет, или их лучше всего объяснить шумом из-за комет и метеоров, проходящих мимо Плутона, пыли и т. Д.? Если ответ положительный, то более вероятно, что существует другая планета, тогда откуда данные говорят о том, что эта другая планета вращается по орбите, и насколько она велика, каково ее влияние?

Чтобы увидеть, как это согласуется с идеей Бритвы Оккама, представьте себе охоту не только за одной дополнительной планетой, но и за двумя, тремя, четырьмя и так далее.Очевидно, что если мы предположим, что существует достаточно дополнительных планет, мы сможем очень точно подогнать предсказанную орбиту Плутона к наблюдаемым колебаниям орбиты. Но разум возмущается идеей о десятках дополнительных планет; Совершенно очевидно, что имеет смысл предположить, что флуктуации вызваны нерегулярным прохождением комет, пылью и т. д. Физик Ричард Фейнман однажды сказал, что при наличии достаточного количества параметров (в данном случае речь идет о планетах) он может подогнать к кривой слона. Мы называем это явление переобучением.С другой стороны, с меньшим количеством дополнительных планет мы не можем так точно сопоставить данные, что, очевидно, вы хотите сделать. Таким образом, интуитивно придется искать компромисс между тем, насколько хорошо вы можете уместить данные и сколько дополнительных планет, по вашему мнению, существует. Другими словами, насколько сложна теория. Этот компромисс между точностью соответствия наблюдениям и простотой теории, которую вы используете, стал точным в новой математической бритве. Это позволяет нам сказать, насколько вероятно, что существует ноль, одна, две или более необнаруженных планет; и если один или несколько, как лучше всего угадать, где находятся их орбиты и их массы.И количество дополнительных планет, и их положение и масса выбираются так, чтобы обеспечить наилучшее соответствие данным. Бритва Оккама — это не просто «выбрать простейшую теорию, которая соответствует фактам», но «выбрать простейшую теорию, которая хорошо соответствует фактам», и существует измеримый компромисс между точностью соответствия и простотой теории; компромисс между гибкостью и экономией.

Бритва Оккама также является мотивом объединения физической теории. Хороший пример этого был почти 100 лет назад.Немецкий физик Макс Планк изобрел раннюю версию квантовой теории, которая объяснила загадочное явление: скорость электронов, которые отбрасываются, когда свет падает на металл. Его уравнения требовали новой физической константы, новой константы природы, значение которой нужно было найти из проведенных им наблюдений. Но затем та же идея была применена для объяснения количества излучения, испускаемого горячим телом, например, электрическим огнем, а также для объяснения длин волн света, которые поглощаются атомами водорода.Но из этих дальнейших явлений были экспериментально изучены, и каждый требовал, чтобы его собственная физическая константа природы была установлена ​​отдельно от наблюдений. Новая идея связала эти две дополнительные константы с константами Планка и точно задала их значения. Было показано, что три предположительно отдельных явления имеют одно и то же объяснение. В результате квантовая идея была быстро принята.

Мой последний пример из космологии. Когда Эйнштейн разработал свою общую теорию относительности и гравитации в начале 20 века и усовершенствовал почтенную теорию Ньютона, в его уравнениях было место для произвольной постоянной, известной как параметр.Чтобы не усложнять, у него возникло искушение приравнять его к нулю, но другое соображение было еще более весомым: он верил на философских основаниях, что Вселенная неизменна в больших масштабах. Он считал, что неизменным в том, как большие скопления звезд, называемые галактиками, соотносятся друг с другом. Это означало, что его номер не мог быть нулевым по техническим причинам.

В КОНТЕКСТЕ : БРИТВА ОККАМА ПРИМЕНЕНИЕ К АБСТРАКТНОМУ ЯЗЫКУ

Бритва Оккама подразумевает, что отношения между сущностями сами по себе не должны рассматриваться как сущности.Абстракции, общие аспекты для нескольких наблюдаемых видов или индивидуумов, не подлежат материализации, персонификации или иным образом предоставлению статуса сущности. Это не настоящие вещи, а всего лишь идеи или интерпретации в сознании наблюдателя.

Использование слова «человек» в единственном числе в качестве основного без артикля нарушает этот смысл бритвы. Мы бы не сказали «Лошадь бежит», «Змея ползет» или «Свинья валяется», но мы часто говорим «Человек думает», «Человек строит» или «Человек заботится». «Человек» в этом контексте не означает ничего реального.Если бы мы послушались бритвы в этом отношении, мы бы сказали: «Люди думают», «Люди строят» или «Люди заботятся». Обычно мы говорим «лошади бегут», «змеи ползут» или «свиньи валяются», мы признаем, по крайней мере в тех случаях, что мы имеем в виду совокупности индивидов, а не абстрактные, несуществующие сущности или универсалии.

Универсального «человека» не существует. Есть только отдельные люди. Возможно, поэтому академический журнал Man and World был переименован в Continental Philosophy Review в 1998 году.Если философы и поэты допускают такие названия, как An Essay on Man , а не An Essay on Humankind, , то на тех же основаниях орнитологи должны иметь возможность использовать, скажем, An Essay on Bird , а не An Essay. на Class Aves.

Но несколько лет спустя было обнаружено, что на самом деле все галактики устремились друг от друга. В сознании Эйнштейна немедленно возникла неформальная версия анализа Оккама, и он вернулся к нулевому значению своего числа, которое сегодня называется «космологической постоянной».В этом духе перевод латинского «Бритва Оккама», «entia non sunt multiplicanda praeter needitatem» будет означать «Параметры не должны увеличиваться без необходимости». Однако этот конкретный сюжет стал более плотным: значение космологической постоянной Эйнштейна снова подвергается сомнению. Оно равно нулю или очень мало и должно быть выбрано таким образом, чтобы оно наилучшим образом соответствовало данным? Мы пока не знаем. Вот почему эти вопросы так интересны.

Это долгий путь от скромной деревни Оккам 13 века до современных исследовательских лабораторий с новейшими технологиями, раскрывающими секреты элементарных частиц и космологии.Наша ссылка — Уильям, и принцип, о котором он написал, позволяет нам улучшить наши ответы на вопросы о Вселенной в соответствии с данными, которые поступают из этих лабораторий. Думаю, он будет доволен.

Энтони Гаррет

чердак, Энтони. «Бритва Оккама». Интервью с робин уильямс на радио австралийской радиовещательной корпорации Radio National (16 апреля 2000 г.).

См. Также Научная философия и практика: постмодернизм и «научные войны»; Философия и практика науки: псевдонаука и популярные заблуждения; Философия науки и практика: научный метод.

библиография

Книги

Баум, Эрик Б. What Is Thought ?. Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2004.

Паначчо, Клод. Оккам о концепциях. Burlington, VT: Ashgate, 2004.

Pols, Edward. Признание разума. Карбондейл, Иллинойс: Издательство Южного Иллинойского университета, 1963.

Куайн, Уиллард Ван Орман. С логической точки зрения: 9 логико-философских эссе. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1971.

Роуленд, Уэйд. Бритва Оккама: В поисках чуда в эпоху сомнений. Торонто: Патрик Крин, 1999.

Рубинштейн, Ричард Э. Дети Аристотеля: как христиане, мусульмане и евреи заново открыли древнюю мудрость и осветили темные века. Орландо, Флорида: Harcourt, 2003.

Вассерманн, Герхард Д. От бритвы Оккама к истокам сознания: 20 эссе по философии, философии науки и философии разума. Брук-Филд, ВТ: Эйвбери, 1997.

Вайнберг, Юлиус Р. Краткая история средневековой философии. Princeton: Princeton University Press, 1964.

Периодические издания

Торберн, Уильям М. «Миф о бритве Оккама». Mind 27, 3 (июль 1918 г.): 345–353.

Прочее

Гаррет, Энтони. «Бритва Оккама». Интервью с Робин Уильямс на Radio National Австралийской радиовещательной корпорации (16 апреля 2000 г.).

Эрик против.d. Luft

Страница не найдена

К сожалению, страница, которую вы искали на веб-сайте AAAI, не находится по URL-адресу, который вы щелкнули или ввели:

https://aaai.org/papers/kdd/1998/kdd98-006.pdf

Если указанный выше URL заканчивается на «.html», попробуйте заменить «.html:» на «.php» и посмотрите, решит ли это проблему.

Если вы ищете конкретную тему, попробуйте следующие ссылки или введите тему в поле поиска на этой странице:

  • Выберите темы AI, чтобы узнать больше об искусственном интеллекте.
  • Чтобы присоединиться или узнать больше о членстве в AAAI, выберите «Членство».
  • Выберите «Публикации», чтобы узнать больше о AAAI Press и журналах AAAI.
  • Для рефератов (а иногда и полного текста) технических документов по ИИ выберите Библиотека
  • Выберите AI Magazine, чтобы узнать больше о флагманском издании AAAI.
  • Чтобы узнать больше о конференциях и встречах AAAI, выберите Conferences
  • Для ссылок на симпозиумы AAAI выберите «Симпозиумы».
  • Для получения информации об организации AAAI, включая ее должностных лиц и сотрудников, выберите «Организация».

Помогите исправить страницу, которая вызывает проблему

Интернет-страница

, который направил вас сюда, должен быть обновлен, чтобы он больше не указывал на эту страницу. Вы поможете нам избавиться от старых ссылок? Напишите веб-мастеру ссылающейся страницы или воспользуйтесь его формой, чтобы сообщить о неработающих ссылках. Это может не помочь вам найти нужную страницу, но, по крайней мере, вы избавите других людей от неприятностей. Большинство поисковых систем и каталогов имеют простой способ сообщить о неработающих ссылках.

Если это кажется уместным, мы были бы признательны, если бы вы связались с веб-мастером AAAI, указав, как вы сюда попали (т. Е. URL-адрес страницы, которую вы искали, и URL-адрес ссылки, если он доступен). Спасибо!

Содержание сайта

К основным разделам этого сайта (и некоторым популярным страницам) можно перейти по ссылкам на этой странице. Если вы хотите узнать больше об искусственном интеллекте, вам следует посетить страницу AI Topics. Чтобы присоединиться или узнать больше о членстве в AAAI, выберите «Членство».Выберите «Публикации», чтобы узнать больше о AAAI Press, AI Magazine, и журналах AAAI. Чтобы получить доступ к цифровой библиотеке AAAI, содержащей более 10 000 технических статей по ИИ, выберите «Библиотека». Выберите Награды, чтобы узнать больше о программе наград и наград AAAI. Чтобы узнать больше о конференциях и встречах AAAI, выберите «Встречи». Для ссылок на программные документы, президентские обращения и внешние ресурсы ИИ выберите «Ресурсы». Для получения информации об организации AAAI, включая ее должностных лиц и сотрудников, выберите «О нас» (также «Организация»).Окно поиска, созданное Google, будет возвращать результаты, ограниченные сайтом AAAI.

(PDF) Бритва Оккама и интерпретация квантовой механики

Sch¨onberger, R. (1990). Realit¨at und di ff erenz. ockhams kritik an der distinctio

formis.

Schr¨ocker, H. (2003). Das verh¨altnis der allmacht gottes zum kontradiktion-

sprinzip nach wilhelm von ockham (ver¨o ff entlichungen des grabmann-instituts

49).

Лопата, П.В. (1994). Пять текстов по средневековой проблеме универсалий: Por-

phyry, Boethius, Abelard, Duns Scotus, Ockham. Hackett Publishing.

Тегмарк, М. (2004). Параллельные вселенные. Наука и предельная реальность, страницы

459–491.

Торберн, У. М. (1918). Миф об бритве Оккама. Разум, страницы 345–353.

Тверски А. и Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности

. Когнитивная психология, 5 (2): 207–232.

Вайдман, Л. (2016). Многомировая интерпретация квантовой механики. В

Залта, Э. Н., редактор Стэнфордской энциклопедии философии. Metaphysics

Research Lab, Стэнфордский университет, осеннее издание 2016 г.

Валентини, А. (2010). Теория пилотной волны де Бройля-Бома: отрицание множества миров?

Множество миров, страницы 476–509.

фон Оккам В. (1996). Texte zur Theorie der Erkenntnis und der Wis-

senschaft. Reclam.

Вегенер, Д.Т. и Петти Р. Э. (1998). Еще раз о наивном ученом:

наивных теорий и социальных суждений. Социальное познание, 16 (1): 1–7.

Вестерхо, Х. В., Виндер, К., Мессиха, Х., Симеонидис, Э., Адамчик, М.,

Верма, М., Брюггеман, Ф. Дж., И Данн, В. (2009). Системная биология:

элементов и принципов жизни. Письма FEBS, 583 (24): 3882–3890.

Уайтхед, А. Н. и Рассел, Б. (1912). Принципы математики, том 2.

University Press.

Вигнер, Э. П. (1960). Неоправданная эффективность математики в

естественных науках. Лекция Ричарда Куранта по математическим наукам, прочитанная

в нью-йоркском университете, 11 мая 1959 г. Сообщения по чистой и прикладной математике

, 13 (1): 1–14.

Витгенштейн, Л. (1994). Логико-философский трактат (пер. Груши и

маквиннесс).

Цайлингер А. (1996). Об интерпретации и философском обосновании квантовой механики

туманов.на.

Цайлингер А. (2003). Einsteins Schleier: die neue Welt der Quantenphysik. CH

Бек.

33

Бритва Оккама — Planum — Журнал урбанизма

Слова «американское планирование», хотя и не являются оксюмороном, по-прежнему представляют собой непрекращающуюся политическую загадку. Более 200 лет мы пытались спланировать наши города и мегаполисы, чтобы они отражали уровень жизни, к которому мы стремимся. Но такие высокие устремления сдерживаются нашими историческими экспансионистскими мечтами, нашей Конституцией с точки зрения прав собственности и нашим собственным капиталистическим поведением.Это уникальное американское поведение началось с миграции паломников в «землю обетованную» Америку в 1700-х годах. Это привело к огромному притоку земель на новые «территории» 1800-х годов. В послевоенные годы конца 1940-х модным словом была «окраина». В 1970-е годы это называлось разработкой «чехарда». В 1990-е годы он стал «разрастаться». Но есть ли общая черта в наших культурных и личных амбициях как американцев и в нашем будущем?

Я решил использовать философский метод, названный «бритвой Оккама», чтобы найти истину.Он назван в честь францисканского монаха из Англии по имени Уильям Оккам в четырнадцатом веке. Он постулировал на латыни, что «множественность не может быть постулирована без необходимости» (1). Это то же самое, что и идея Аристотеля о том, что «чем совершеннее природа, тем меньше средств требуется для ее функционирования». нам нужно изучить простейшие и более понятные теории и избавиться от более не относящейся к делу или ошибочной информации о будущем планирования в Америке.

Прошлое — пролог

Психологические корни «разрастания» находятся в нашей истории и нашей культуре. Наши предки покинули переполненные и часто пораженные болезнями города Европы на кораблях в 1700-х годах, чтобы обрести новую жизнь. Эта новая жизнь была связана с владением землей и свободой от тирании. Это желание сбежать из переполненных городов повторялось снова и снова. Мы были первыми иммигрантами из Европы, а позже — первопроходцами Америки в 1800-х годах.На этот раз мы двинулись на запад на лошади и повозке. Мы снова двинулись в поисках земли. Супружеская пара могла «потребовать» до 640 акров на новых западных территориях. В послевоенной Америке миграция осуществлялась на автомобиле, и мы переезжали из разрушенных внутренних городов в пригороды. Наши стремления к земле были меньше. Мы просто хотели обменять квартиру на участок площадью 10 000 квадратных футов.

Это современное «разрастание» было прямым результатом де-факто федеральной политики, введенной в действие почти 60 лет назад.В декабре 1945 года, в конце Второй мировой войны, директор Отдела городского развития Федерального национального жилищного агентства недвусмысленно описал времена. Режиссером был Чарльз Ашер, и он сказал:

.

«На окраинах большинства городов нет недостатка в земле. Земля, кажется, доступна большими участками, легко собирается и по разумным ценам. Снос старых построек не требует затрат.В отдаленных поселках зачастую меньше средств контроля, нет строительных норм и правил зонирования. Эти факторы привлекают застройщика на окраину.

«Семьи, которым предстоит жить в новых домах, также привлекают маргиналы в поисках человеческих ценностей для себя и своих детей: открытости, зелени, игрового пространства, чувства общности. Низкие налоги принимаются с радостью, без особой заботы о людях. неадекватность услуг, которые к ним прилагаются.

«Этот поиск иногда является иллюзией. Если прибывает слишком мало соседей, услуги остаются неадекватными. Улицы остаются немощеными, нет хорошей средней школы с легким доступом. Если окраина становится более интенсивной, спрос на городские услуги — охрана полиции , лучшие школы — увеличивают расходы правительства. Пустые участки больше не подходят для игр в софтбол. Через некоторое время работа в дороге может утомиться.

«Между тем трущобы и разрушенные районы в центрах городов гниют».

Теперь «разрастание» — это либо распространение вирулентного рака, разрушающего ткань американской культуры, либо распространение экономического богатства в зависимости от ваших политических взглядов. Но в любом случае, как и предсказывал Чарльз Ашер, он был полностью осведомлен о необходимости «разрастаться» федеральной политикой. Правительство поддержало рост пригородного жилищного строительства за счет субсидий ветеранов, а затем предоставило систему автострад, чтобы прокормить его.

Только после расовых беспорядков и социальных потрясений 1960-х американцы очнулись от своих «счастливых дней» и наконец осознали, что у них есть серьезная проблема. Не все жили «американской мечтой».

Итак, американцы начали поиск альтернативных моделей планирования. Впоследствии мы попробовали такие подходы, как комплексное планирование, управление ростом, умный рост и новый урбанизм, с неоднозначными результатами.

Но мы, американцы, никогда не могли разрешить нашу двойственность и смешанные чувства по поводу разрастания. С философской точки зрения мы говорим, что не любим разрастаться, но все же физически принимаем его. Нам нравятся наши пригороды с низкой плотностью населения, и мы любим наши автомобили, которые потребляют много бензина. Фактически, потребление топлива увеличилось после нехватки газа в 1960-х годах, как и количество автомобилей. Мы привыкли принимать заторы на дорогах как образ жизни.Как народ, мы верим в максимальную социальную мобильность и жилье, потому что это наша конституционная свобода выбора. Однако мы также верим в нашу моральную ответственность за обеспечение достойного качества жизни каждому. Мы позволили корпоративному социализму и Новому мировому порядку диктовать наше будущее. Спекуляция в частном секторе и наши личные свободы создают мощную команду тегов против рационального и всестороннего планирования нашего ландшафта.

Сегодня мы поговорим о достоинствах умного роста и нового урбанизма. Однако умный рост — это просто переработка управления ростом. А новый урбанизм, возможно, является попыткой элиты изменить политику правительства для немногих. Другими словами, это хорошо работает для тех, кто может себе это позволить. С точки зрения того, кому это выгодно, она мало чем отличается от политики после Второй мировой войны. Это не та повестка дня, которая реально предусматривает экономически и социально разнообразное общество.Это просто делает жилье с высокой плотностью населения более привлекательным для американцев с высоким уровнем дохода. Это похоже на то, как мы верим, что все мы можем жить на Манхэттене с высококлассными кафе, рядными домами и благоустроенными пешеходными дорожками. На самом деле джентрификация наших старых кварталов просто уничтожает то, что осталось доступным жильем.

Дальнейшая дорога

Однако следующая американская миграция уже не за горами, и ее движут две мощные силы — сельское хозяйство и защита окружающей среды.Первое направление — сельское хозяйство. Перепись 2000 года показывает, что американцы переезжают из пригородов в сельские районы. Министерство сельского хозяйства сообщило, что «Десятилетие 1990-х было периодом восстановления роста населения в сельских и малых городах…. Население округов неметро выросло на 5,3 миллиона человек, или 10,3 процента, в течение 1990-х годов по сравнению с 1,3 миллиона человек в год. 1980-90 десятилетие »(2).С появлением сотовых технологий и спутниковых приемников американцы получили максимальную мобильность. Именно автомобиль дал нам возможность путешествовать на большие расстояния. Однако именно информационные и коммуникационные технологии освобождают нас от телефонных и кабельных линий. Надомный работник становится более дешевым источником для корпоративной Америки, потому что все, что нужно, — это виртуальный офис.Аренда больше не будет основной статьей расходов для бизнеса.

Проблема как для защитников окружающей среды, так и для новых урбанистов в том, что сельское хозяйство Америки — их худший кошмар. Это беспокоит защитников окружающей среды, потому что это означает, что человечество снова будет жить на больших участках земли, и они верят, что это будет больше воздействовать на окружающую среду. Это бросает вызов всему, чего они достигли в плане сдерживания человечества в городских центрах.Использование более плотного жилья, потребность в проводных технологиях (например, телевидение, телефон, Интернет) и крупные инвестиции в общественный транспорт — все это помогало удерживать людей в городах и уменьшать их мобильность. Для новых урбанистов это означает, что архитекторам будет меньше необходимости проектировать более элитные потемкинские деревни.

Вторая важная тенденция — непредвиденные последствия защиты окружающей среды.Национальная служба морского рыболовства недавно заявила, что «наилучшая доступная наука» для спасения исчезающего лосося — это применение того, что они называют «правилом 65-10» (3). По сути, они говорят, что для поддержания максимальной среды обитания любое развитие должно приводить только к 10 процентам застройки, в результате чего непроницаемые поверхности (например, крыши, проезды, дороги) и 65 процентов земли и естественной растительности остаются нетронутыми. .Фактически они начали применять это правило на Тихоокеанском Северо-Западе.

Вы должны выполнить математические вычисления, чтобы понять реальное влияние этого правила. Если у вас есть участок площадью 100 акров, то 65 процентов растительности участка должны оставаться нетронутыми. Это означает, что вы можете нарушить и застроить только 35 акров. Однако только 10 процентов или 10 акров могут привести к образованию непроницаемой поверхности. Итак, у нас есть 10 акров, разделенных примерно на 3000 квадратных футов водонепроницаемой поверхности на каждый дом, и в результате получается 147 домов (4-5).Это плотность менее 1,5 единиц на акр или участки чуть менее 30 000 квадратных футов (6). Разве это не «разрастание»? Итак, федеральное правительство снова устанавливает земельную политику. Единственная разница в том, что на этот раз он предназначен для создания большего количества земли для рыбы, но в результате будет больше земли для людей.

Вот такая ирония. Те самые группы с особыми интересами, которые очерняли 200-летний американский опыт «разрастания», только что институализировали его во имя наилучшей доступной науки и спасения планеты для лосося.Или, по крайней мере, это то, что показывает «Бритва Оккама».

Пригород и центральный город могут сосуществовать в относительной социальной и экономической гармонии, не принимая нереалистичные планы нового урбанизма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.