Суггестивный: Недопустимое название — Викисловарь

Суггестивный эффект знаков лингвокультуры в медиакоммуникации Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 81’1

З. З. Чанышева

Суггестивный эффект знаков лингвокультуры в медиакоммуникации

В статье рассмотрены психологические, языковые и дискурсивные аспекты суггестии. На примере знаков английской лингвокультуры показаны возможности их суггестивного влияния на массовое сознание. Субъективные смыслы актуализируются на уровне интеллектуальной, оценочной и идеологической коннотаций текста.

The article considers psychological, linguistic and discursive aspects of suggestion. Suggestive impact exerted on mass consciousness is analyzed on the basis of various signs of English lingua-culture. Subjective senses are explored with reference to intellectual,axiological and ideological implications of a text.

Ключевые слова: речевое воздействие, суггестия, коннотативные смыслы, политическая картина мира, знаки лингвокультуры, прецедентные явления, коллективное бессознательное.

Key words: speech impact, suggestion, connotative senses, political world view, signs of lingua-culture, precedent phenomena, collective unconscious.

Массовая коммуникация является сегодня, пожалуй, наиболее активной сферой, в которой внедряются новые и совершенствуются известные приёмы речевого воздействия на аудиторию, в первую очередь, инструменты управления интерпретацией и пониманием описываемых в СМИ событий и фактов. История изучения речевого воздействия, начавшаяся с интерпретации богословами священных текстов (нач. с 350 — 400 гг.), в настоящее время привела к разработке когнитивных концепций речевого воздействия, опирающихся на принцип онтологизации знаний, что означает «введение знания в модель мира человека», представляющую совокупность представлений об устройстве действительности в форме фактов, конкретных знаний и т.

д., <…> и его усвоение — согласование с уже имеющимися знаниями» [2, с. 175]. Речевые технологии в массовой коммуникации всё активнее используют инструменты скрытого воздействия на общественное сознание, которые оказываются более эффективными по сравнению с приёмами, рассчитанными на откровенное навязывание мнений и оценок, могущее вызвать отторжение (см. об этом: Е.Л. Доценко, С.Г. Кара-Мурза, А.Н. Лебедев, Е. Лубяной, М.В. Никитин, K.S. Jonson-Cartee, B.G. Englis, R.J. Faber).

© Чанышева З. З., 2012

В основе речевого воздействия лежит модальная категория побудительности, реализующаяся через систему разнообразных вербальных и невербальных средств, используемых в целях убеждения, персуазивности, манипулирования сознанием, гипноза, суггестии. Очевидно, что в силу прагматической значимости манипуляция сознанием представляет собой основной технологический ресурс, обслуживающий власть, которая стремится сегодня избегать авторитарного общения с целевой аудиторией. Вместе с тем, реальная практика выявила узкие места стратегии манипулирования, которая рассчитана на объект манипулятивного воздействия, недооценивая личностные характеристики адресата (этнические, социокультурные, возрастные, профессиональные и др.).

Неудивительно поэтому, что в последнее время в политической коммуникации приобрели значительный вес технологии суггестии, не только преодолевающей недостатки манипуляции, но и проникающей в глубинные слои сферы коллективного бессознательного. Вот почему всё чаще применяют с этой целью знаки языка культуры, которые обладают мощным суггестивным потенциалом.

Понятие суггестии, внедрённое в научный оборот Б.В. Поршневым, обозначает «внушающую работу слова», связанную с суггестивной стадией второй сигнальной системы (по И.П. Павлову) [12, с. 424, 429]. Рассматривая суггестию как «первичную завязь общественных отношений», автор видит её цель в том, чтобы побудить «индивида делать что-либо, что не диктуется собственными сенсорными импульсами его организма, <.

..> что выходит за пределы имитативного поведения» [12, с. 429-430]. В этом подходе подчёркнуто основное свойство суггестии: воздействовать на личность, чтобы она принимала на веру то, что не вытекает из её собственного эмпирического опыта.

Современные исследователи считают суггестию глобальной политической стратегией, которая является оптимальным средством эмоционального воздействия на аудиторию, побуждения к определённым действиям и в целом формирования и изменения политической картины адресата. Е.Т. Юданова определяет суггестивный политический текст как такой текст, «доминирующей коммуникативной функцией которого является коррекция социально-политической установки адресата» [17, с 5]. По наблюдениям А. Борисова, в политическом дискурсе можно вызвать тттиро-кий спектр воздействий: от ощущений, представлений до эмоциональных состояний и волевых побуждений [4]. При этом главным условием успешности стратегии внушения является такой способ подачи информации, когда она воспринимается без критической оценки, на уровне бессознательного присвоения, в результате чего речевое воздействие происходит «без достаточных логических оснований» [15].

Обсуждение проблем суггестии предполагает обращение к трём составляющим данного явления: психологической, языковой и дискурсивной, образующим данный вид речевого общения.

Психологическая природа суггестии как внушения основана на некой энергии слова / текста, которая воздействует на сознание и в значительной мере на коллективное бессознательное, когда информация воспринимается как отвечающая глубинным ожиданиям и настроению адресата и, следовательно, не требует сознательной полемики. Одним из первых учёных в отечественной философии был П. Флоренский, обративший внимание на магическую силу слова, способного оказывать глубокое воздействие на человека. В своём труде «У водоразделов мысли» учёный разрабатывает идею синергетичности слова, в смысловых прослойках которого «хранятся неисчерпаемые залежи энергий, отлагавшихся тут веками и истекавших из миллионов уст», которые «содержат черты, подобные психическим и подобные физическим» [14].

Роберт Дилтс, отталкиваясь от идей З. Фрейда о том, что «слова вызывают эмоции и в целом являются средством, с помощью которого мы оказываем влияние на наших ближних» [15, с. 291-292], приходит к принципиальному выводу, что под воздействием слов мы строим наши внутренние модели мира. Он отражает фундаментальные различия между нашими «картами мира» и самим миром, в результате принятия «второй позиции», что означает «установление связей с взглядами, убеждениями и допущениями другого человека, а также восприятие идей и событий на основе его модели мира» [5, с 75].

В центре внимания лингвистов в последние годы чаще оказывались приёмы и инструменты суггестии, используемые в разных жанрах политической коммуникации, характеризуемых идеологической модальностью. Исследователи манипуляции перечисляют такие приёмы воздействия, как передача ложной информации с целью подчинения себе и своей воле другого человека ради собственной выгоды, использование явных и неявных средств манипулирования сознанием и т.

д. В условиях суггестивного воздействия установка на речевой эффект приобретает несколько иной по сравнению с манипуляцией характер, который диктует природа суггестии. В традиционных определениях суггестии (принятых в психологии, психотерапии, медицине и др.) отмечается то качество, которое положено в основу его понимания и в лингвистической суггестии: это «словесное воздействие, воспринимаемое без критики», и шире — передача информации «безречевым путём» (мимикой, жестами, интонацией, всем внешним обликом говорящего) (см. обзор в [16]). Наиболее популярным является определение М. Р. Желтухиной, исследующей влияние суггестии на формирование политического сознания: «суггестия (лат. suggestio — внушение) понимается как процесс воздействия на психику адресата, на его чувства, волю и разум, связанный со снижением сознательности, аналитичности и критичности при восприятии внушаемой информации» [8, с. 308]. Очевид-

но, что внушение будет успешным, если в ходе коммуникации устанавливается доверительный контакт, обеспечивающий эмоциональную основу воздействия. Это сродни «заразительности», электризации толпы, которую увлекает своей речью оратор, когда достаточно засмеяться одному, и он заражает своим смехом всех остальных [13]. Таким образом, как утверждает Р. Барт, присутствие эмпирической личности предполагает как обязательное условие «эмпатическое вчувствование», «вживание» в текст [3, с. 373]. Идеология, представляющая основную характеристику массмедий-ного текста, призвана создать «картину мира», которая преследует цель сублимирующего оправдания конкретных интересов [10, с. 12].

В наиболее полном виде основные положения суггестивной лингвистики изложены Л. Н. Мурзиным и сводятся к тому, что (1) язык в целом следует рассматривать как суггестивную систему; (2) суггестивную лингвистику следует квалифицировать как междисциплинарную науку; (3) компоненты текста, как вербальные, так и невербальные, выступают как средства суггестии; (4) суггестивная лингвистика изучает процессы суггестии в динамике; (5) объектами исследования являются суггестор и суггестант, взаимодействующие друг с другом посредством механизмов внушения, корпус текстов или приёмов, обеспечивающих целенаправленное, эффективное воздействие [11].

В лингвистической экспертизе текста А. Н. Баранов, анализируя языковые механизмы речевого воздействия, исходит из принципа вариативности интерпретации действительности. Можно предположить, что данный принцип вариативности имеет универсальную значимость в медиакоммуникации, следовательно, он позволяет говорящему (пишущему) сознательно отбирать такие варианты описания, которые обладают наибольшей суггестивной силой. На самом деле, по наблюдениям исследователей, единицы всех уровней языка способны участвовать в создании суггестивных текстов или текстов, обладающих суггестивной силой. Интересный пример рекламы приводит Р. Барт, в котором суггестивный эффект создаётся фонематическими составляющими имени фирмы Пандзани, в котором необходимый коннотативный смысл (рекламируемые макароны якобы итальянского производства) вытекает из звучания слова («дз» и «и» в конце слова).

Дискурсивные основания исследования суггестивного воздействия связаны с установлением стратегий, тактик и риторических приёмов, используемых для достижения данной цели.

В исследованиях М.Р. Желтухи-ной [6; 7; 8] показано суггестивное воздействие языка на политическое сознание, которое «стереотипизируется, автоматизируется, авторитаризи-руется, рутинизируется» [7, с. 38]. Автор разрабатывает продуктивные когнитивные методы анализа, учитывающие факторы адресата и адресанта. Вероятно, объектом суггестивного воздействия, в первую очередь, являются политические ценности и идеология в структуре сознания, что

побуждает рассмотреть средства, вызывающие эмпатию как необходимое предусловие внушения. Роль знаков лингвокультуры не исследована на предмет выявления их суггестивного потенциала, связанного с созданием, закреплением или изменением установки, понимаемой как «ценностная диспозиция, устойчивая предрасположенность к определённой оценке, основанная на когнициях, аффективных реакциях, поведенческих намерениях (интенциях)» [16]. Между тем именно отсылки в тексте на явления (события, персоналии, предметы, символы, ситуации и т. д.), закрепившиеся в культурной памяти нации, раздвигают границы анализируемого текста, позволяя осуществлять интерпретацию создаваемых в нём смыслов в интердискурсивном пространстве [8].

Анализ разных видов культурных знаков может быть направлен на установление их роли в качестве суггестивных средств, участвующих в создании интеллектуальной, оценочной и идеологической составляющих текста на фоне мощного эмоционального воздействия. Об уникальном свойстве языка лингвокультуры пишет Н. Ф. Алефиренко, отмечая на примере символа его способность «передавать весь спектр магической силы», затрагивать «аффективную сферу человеческого естества», его обращённость к «неосознаваемым глубинам человеческой души» [1]. Учитывая эмоционально-интеллектуальную природу знаков лингвокультуры, можно преположить, что суггестивным свойством обладают не только символы, но и в другие единицы языка и кодов культуры, в которых закрепляются ценностно-культурные смыслы. Очевидно, что именно через коды культуры мы входим «в непредметный мир смысловых отношений» <…>, открываем для себя смыслы, «живущие в бессознательных глубинах души и объединяющие людей в единое этнокультурное сообщество» [1, с. 189]. Так, например, одним их центральных идеологических императивов в речи Барака Обамы, обращённой к ветеранам войн (Remarks on the Veterans Jobs Corps), является топос патриотизма, отвечающий потребности безопасности и защищённости, которую принято связывать с архетипом оборонного сознания, “Every American who serves joins an unbroken line of heroes that stretches from Lexington to Gettysburg from Iwo Jima to Inchon; from Khe Sanh to Kandahar — Americans who have fought to see that the lives of our children are better than our own. Our troops are the steel in our ship of state”. В условиях кризисной коммуникации данный топос выражается в идее мобилизации сил и консолидации общества для преодоления экономических, финансовых и проч. трудностей, “We need an economy that is built to last, that is built on American manufacturing, and American knowhow, and American-made energy, and skills for American workers, and the renewal of American values of hard work and fair play and shared responsibility. These are not Democratic values or Republican values. These are American values”.

Суггестия интеллектуального плана основана на укоренившихся стереотипах, которые исторически закрепляются и актуализируются вновь в массовом сознании в новом историческом контексте. Они могут использоваться в качестве культурноразделяемых пресуппозиций, вводящих скрытое утверждение. Так в статье, посвящённой критике позиции России по поводу санкций Совбеза ООН против Сирии, внушаются якобы разделяемые всеми мысли о политических интересах русских в этом регионе, квалифицируемые автором как неизменные со времен холодной войны, “Despite the end of the Cold War, Moscow’s ties to Damascus also remain a bargaining chip in relations with the United States. The Middle East and North Africa Department in the Russian Ministry of Foreign Affairs remains a bastion of old Arabists, many of whom continue to view the region through the prism of a strategic rivalry with Washington». Цепочка единиц, обладающих идеологической модальностью (bargaining chip, bastion of old Arabists, strategic rivalry), актуализирует неодобрительное отношение автора статьи к проводимой Москвой политике на Ближнем Востоке и Северной Африке. Эта модальность обладает значительной суггестивной силой, подавляющей критическое восприятие информации благодаря простому повтору единиц, создающих иллюзию преемственности критикуемой политики в этом регионе (ties also remain, remains a bastion, continues to view). В данном случае суггестивный потенциал выражения old Arabists определяется отрицательным контекстом, актуализирующим смысл encouraging a policy of appeasement of a ruthless dictator, хотя в другом окружении данное выражение способно реализовать иной — положительный смысл (working most of the time in or on the Middle East, an expert in Arabic language and literature). Помимо подчёркнутых в примере прецедентных явлений автор далее приводит для усиления обвинительного тона выдержку из речи В. В. Путина на конференции по безопасности в Мюнхене, которая на Западе в определённых кругах получила резко отрицательную оценку, выдаваемую автором за объективное мнение, подкреплённое вырванной из контекста цитатой с жёсткой формулировкой антиамериканской позиции, “As then-Russian President Vladimir Putin argued in a notorious speech at the 2007 Munich Security Conference, the U.S. was promoting “an almost uncontained hyper use of force…that is plunging the world into an abyss of permanent conflicts ”. Внушаемая оценка данной речи (notorious — known or famous for some bad quality or deed) обладает мощной суггестией особенно для лиц, не знакомых с полным текстом выступления российского президента.

Анализ материала свидетельствует о дипластичности форм суггестивного раздражения, которое является выражением базовой для человеческих отношений категории: «мы» /«они» [12]. Приведём в качестве примера выражение the Arab Spring, которое в последние годы практически приобрело силу символа и способно актуализировать

диаметрально противоположные смыслы в зависимости от того, кто им пользуется. В 2005 году, возникнув в политическом языке в контексте событий, связанных с операцией Operation Iraqi Freedom («Свобода Ираку» (2003-2004 гг.), оно знаменовало возникновение в этом регионе дружественно настроенных к Западу демократий. В 2010 году выражение стало символом демократических революций и выступлений, которые прокатились по арабским странам (Тунис, Египет, Ливия, Йемен, Бахрейн, Сирия и др.). В следующем примере автор внушает мысль об ослаблении позиций Москвы в регионе, которой якобы приходится выбирать позицию между поддержкой ЛАГ или Сирии, “By bucking the Arab League on Syria, Moscow is jeopardizing its relations with governments across the Middle East, which since the Arab Spring are increasingly responsive to public opinion ”. В другой англоязычной статье, посвящённой ситуации в регионе, данное выражение внушает позитивный смысл (the Arab Spring appears to be entering a hopeful stage), когда события принимают, с точки зрения автора, желательный оборот после внесудебной казни полковника Каддафи («кровавого палача и военного преступника»), которую якобы приняли в мире с понятным ликованием и радостью («The extra-judicial execution of Colonel Gaddafi has been greeted with international elation, and understandably so. There was very little to be said in favour of that gnarled torturer and war criminal”). Автор ещё одной статьи, уподобляя Арабскую весну Европейской весне 1989 года (Europe an Spring), приведшей, по мнению автора, к развалу СССР два года спустя, внушает в условиях тупиковой ситуации в регионе тревожную мысль о превращении её в «зиму недовольства» (winter of discontent). Последнее вызывает в сознании не только ассоциации с цитатой из «Ричарда III» Шекспира, но и проводит параллель с событиями не столь отдалёнными (выступления английских рабочих зимой 1978-79 гг., недовольных лейбористским правительством, приведшие к победе консерваторов во главе с М. Тэтчер). На фоне того клубка проблем, в который сплелись религиозные, политические, идеологические и прочие распри и противоречия, осложнённые непрекращающимися актами терроризма, вполне объяснима сила воздействия появившихся в последние дни сочетаний этого ряда (Islamist / Muslim / an EU / Al-Qaeda ’ / Chinese / Syria’s long / Ukranian Winter / Arab Spring, Fall and Winter, etc).

Таким образом, знаки лингвокультуры, используемые в тексте в качестве средств суггестии, актуализируют в общественном сознании конно-тативные смыслы на разных глубинах сознания, а также на подсознательном уровне, включая архетипические образы и ассоциации в пространстве коллективного бессознательного, а наличие в их содержании культурно-ценностной составляющей создаёт возможность игры на эмоциях адресата, которая обеспечивает благодаря подавлению воли адресата восприятие им внушаемой интеллектуальной, оценочной и идеологической информации.

Список литературы

1. Алефиренко Н. Ф. Лингвокультурология: ценностно-смысловое пространство языка: учебное пособие. — М.: Флинта: Наука, 2010.

2. Баранов А. Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: учебное пособие. — изд. 2-е. — М.: Флинта: Наука, 2009.

3. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. — М.: Прогресс, 1989.

4. Борисов А. Лингвистические особенности суггестивного политического дискурса (на примере выступлений президентов Дж. Буша и Ф. Рузвельта): автореф… дис. канд. филол. наук. — Омск, 2006.

5. Дилтс Р. Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП. — СПб.: Питер, 2001.

6. Желтухина М. Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса. О проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ. Монография. — М.: ИЯ РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003.

7. Желтухина М. Р. Политический и масс-медиальный дискурсы: воздействие -восприятие — интерпретация //Язык, сознание, коммуникация. Сб. статей / отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. — М.: МАКС Пресс, 2003. — С. 38-52.

8. Желтухина М. Р. Политическое сознание и суггестивность // PR-технологии в информационном обществе: мат-лы ГУВсерос. науч.-практ. конф. — Санкт-Петербург, 30-31 марта 2007 г. — СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2007. — Ч. Г. — С. 304-314.

9. Иванова С. В., Чанышева З. З. Лингвокультурология: проблемы, поиски, решения. Монография. — Уфа: РИЦ БашГУ, 2010.

10. Косиков Г. К. Вступит статья // Р. Барт S/Z. Пер. с фр. / под ред. Г.К. Косико-ва. — М.: Эдиториал УРСС, 2001. — С. 8-29.

11. Мурзин Л. Н. О суггестивно-магической функции языка // Фатическое поле языка: памяти проф. Л. Н. Мурзина. — Пермь, 1998. — С. 108-114.

12. Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории (проблемы палеопсихоло-

гии) / науч. ред. О.Т. Вите. — СПб.: Алетейя, 2007.

13. Почепцов Г. Г. История русской семиотики до и после 1917 года. Учебно-

справочное издание. — М.: Лабиринт, 1998.

14. Флоренский П. У водоразделов мысли — М.: Правда, 1990 (Приложение к журналу «Вопросы философии»).

15. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого Я. — [Электронный ресурс]: http://www.magister.msk.ru/library/philos/freud 001.htm

16. Черепанова И. Ю. Дом колдуньи. Язык творческого Бессознательного. — М.: КСП+, 1999.

17. Юданова Е. Т. Суггестивная функция языковых средств англоязычного политического дискурса: автореф. дис. … канд. филол. наук. — СПб., 2003.

Источники

18. http://www.telegraph.co.uk

19. Http://www.dailymail.co.uk./news/article

20. http://washingtonpost/com/world

21. http://www.whitehouse.gov/briefing-room/speeches-and-remarks.

Суггестивный текст | Агентство копирайтинга Text iS

Суггестивный текст – крайне противоречивый термин. В литературе можно найти как минимум три его значения, однако всего они не академичны и достаточно произвольны. Объединяет их понятие «суггестии». По сути, то суггестия – это внушение вопреки серьезной логике и фактам.

Если убеждение построено на логических доводах, то при суггестии информация не подвергается критическому осмыслению и принимается на веру. Получается, что суггестивный текст – это такой материал, в котором используются определенные методы внушения без четкой логического анализа и оценки.

Применительно к копирайтингу обычно суггестивным называется текст, в котором автор сознательно использовал приемы:

  • влияющие на сознание читателя, его эмоции и воображение,
  • отвлекающие читателя от окружающей действительности,
  • внушающие читателю определенные эмоции и идеи.

Традиционно термин в этом контексте связывают с технологией НЛП (нейролингвистическое программирование). Самые явные и знакомые всем копирайтерам суггестивные приемы НЛП – это подстройка под целевую аудиторию и построение текста по принципу AIDA.

Они помогают управлять вниманием читателя в рекламных и PR-статьях, продающих текстах. Однако значение НЛП преувеличено, ведь эти и другие приемы с успехом применяют авторы, не изучавшие данную «науку».

Второе определение

Универсальные суггестивные тексты – особым образом сконструированные краткие формулы с четким ритмом, имеющие отношение к магической обрядности или религиозному сознанию.

Сюда относятся заговоры, наговоры, шепотки, заклинания, мантры, некоторые молитвы, формулы самогипноза, гипноза. Помните всем известное: «Я чувствую, как с каждым днем я становлюсь успешнее и успешнее»? Это тоже суггестивный текст.

Структура формулы, ритм, эмоционально окрашенные слова – все вместе влияет на сознание человека и вводит его в определенное состояние: транс, медитацию, молитвенную сосредоточенность, сон. И уже в измененном состоянии психики суггестивные тексты перекодируют подсознание человека в соответствии со словесным кодом.

Как это можно использовать в нашей работе? Немного словесной избыточности, парадоксальное построение фраз, лексические повторы – и вот вы уже сами можете стать автором своих собственных мантр. Пробуйте!

Третье определение

В широком смысле суггестивным можно назвать любой текст, эмоционально воздействующий на читателя, заставляющий его сопереживать или размышлять об идеях, предложенных автором. Суггестию может нести, к примеру, статья о детях-инвалидах, рассказы Бредбери, сказка «Репка» и так далее.

Однако суггестивное влияние художественных произведений не универсально, ведь у каждой книги свой читатель. Но есть и общее – чем она талантливей, тем сильнее, глубже и дольше ее влияние.

В общем и целом можно сказать, что феномен суггестивных текстов стоит на стыке психологии и культурологии, а еще он очень интересен и требует от копирайтера глубокого погружения в тему.

 

 

 

Поделиться

Твитнуть

Поделиться

Отправить

Оценить статью

Загрузка…

Слово СУГГЕСТИВНЫЙ — Что такое СУГГЕСТИВНЫЙ?

Слово состоит из 12 букв: первая с, вторая у, третья г, четвёртая г, пятая е, шестая с, седьмая т, восьмая и, девятая в, десятая н, одиннадцатая ы, последняя й,

Слово суггестивный английскими буквами(транслитом) — sggestivnyi

Значения слова суггестивный.

Что такое суггестивный?

Суггестивная лирика

СУГГЕСТИ́ВНАЯ ЛИ́РИКА (от лат. suggestio — внушение, намек, указание) — особый вид лирики, основанной не столько на логических предметно-понятийных связях, сколько на ассоциативном сочетании дополнительных смысловых и интонационных оттенков.

Квятковский А.П. Поэтический словарь. — 1966

Суггестивная терапия

Суггестивная терапия Словообразование. Происходит от лат. suggestio — внушение. Категория. Форма психотерапии. Специфика. В ней устранение телесных и психических нарушений достигается за счет применения внушения.

Психологический словарь. — 2000

Суггестивная терапия (от лат. suggestio — внушение) — форма психотерапии -. В ней устранение телесных и психических нарушений достигается за счет применения внушения.

Психологический словарь. — 2000

Суггестивная терапия — форма психотерапии, основанная на применении внушения, целенаправленном влиянии на функциональные нарушения, вегетативные нарушения, состояния напряжения, а также телесные недуги (например, боль).

Карманов А. Психологический словарь

СУГГЕСТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

СУГГЕСТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ (от лат. suggestio — внушение). Этот термин объединяет группу методов, в основе которых в качестве ведущего лечебного фактора выступает внушение или самовнушение.

Психотерапевтическая энциклопедия / Б.Д. Карвасовский. — 2000

ЛЕЧЕНИЕ СУГГЕСТИВНОЕ, ЛЕЧЕНИЕ ВНУШЕНИЕМ

Лечение суггестивное, лечение внушением (Pithiatism) — лечение различных заболеваний путем убеждения пациента в том, что он сможет быстро поправиться и его состояние заметно улучшится.

Медицинские термины от А до Я

Лечение Суггестивное, Лечение Внушением (Pithiatism) лечение различных заболеваний путем убеждения пациента в том, что он сможет быстро поправиться и его состояние заметно улучшится.

Медицинские термины. — 2000

ЛЕЧЕНИЕ СУГГЕСТИВНОЕ, ЛЕЧЕНИЕ ВНУШЕНИЕМ (pithiatism) — лечение различных заболеваний путем убеждения пациента в том, что он сможет быстро поправиться и его состояние заметно улучшится.

vocabulary.ru

Русский язык

Суггести́вный; кр. ф. -вен, -вна.

Орфографический словарь. — 2004

  1. суворовцев
  2. суворовцем
  3. суггестивность
  4. суггестивный
  5. суггестия
  6. суггестология
  7. суггестопедия

Шок как суггестивный инструмент телерекламы | Публикации

Шок как суггестивный инструмент телерекламы

Не обязательно быть специалистом, чтобы в полной мере оценить эффективность такого маркетингового инструмента, как телевизионная реклама. Известно, что создание и многократная демонстрация телевизионного ролика отнюдь не дешево обходится заказчику, но, судя по тому, сколько эфирного времени занимает показ каждого из них, реклама на телевидении действительно является мощным орудием воздействия на целевую аудиторию. И это не только потому, что она способна воздействовать одновременно и на визуальный, и на аудиальный каналы восприятия. При ее создании используются некоторые специальные приемы, способствующие внедрению нужной информации в сознание телезрителя.

Нетрудно заметить, что больше половины рекламных роликов, которые действительно способны привлечь наше внимание, наполнено несколько агрессивным содержанием, призванным вызвать некоторый шок при первом просмотре. Короткий, но емкий сюжет такого ролика в самых отрицательных тонах рисует зрителю безнадежное положение обычного человека, который не обладает до сих пор рекламируемым продуктом, и радикальное улучшение его жизни сразу после покупки и применения этого продукта. Такие приемы, хотя и кажутся порой немного простоватыми и рассчитанными на самого наивного человека, на самом деле способны оказать достаточное суггестивное воздействие на потенциального потребителя. Во многом этому способствует грамотное сочетание яркого видеоряда с громко звучащим, четко произносимым или пропеваемым слоганом. Но реклама на телевидении не даром создается при участии профессиональных психологов – им прекрасно известен механизм влияния такой разновидности косвенного внушения, каким является шок. Шок необходим, чтобы снизить критичность восприятия преподносимой в видеоролике информации и облегчить внушение необходимости приобретения рекламируемой продукции. Ведь что, по сути, представляет собой внушение? Это и есть способ подачи информации, обеспечивающий некритичное ее восприятие и способный влиять на представления человека о том или ином явлении. Общеизвестно, что путем внушения возможно вызвать у совершенно адекватного человека эмоции и поступки, в основе которых не просматривается ни какой логики.

Реклама на телевидении занимает сегодня самое выгодное положение среди других средств продвижения того или иного продукта – товара или услуги – благодаря возможности многократного показа роликов в условиях, наивыгоднейших для эмоционального восприятия информации целевым потребителем. И то, что мы воспринимаем телевизионную рекламу как агрессивную, назойливую и слишком примитивную – не ошибка ее создателей и не показатель их профессиональной несостоятельности, а тонкий психологический расчет, обеспечивающий максимальную эффективность коротенького видеоролика. Именно агрессивность подачи материала вызывает у зрителя реакцию, аналогичную шоковой. Такое подобие шока, пусть и в миниатюре, характеризуется стандартным воздействием, при котором его субъект проходит три стадии:

1.     первичная, эмоциональная реакция, характерная для восприятия первых нескольких показов видеоинформации;

2.     стадия сопротивления, протеста навязыванию рекламируемого продукта;

3.     стадия адаптации, то есть привыкания к мысли о необходимости данного товара.  

Таким образом, реклама на телевидении активно использует шок как один из самых эффективных инструментов суггестивного воздействия на потенциального покупателя в целях продвижения любого предмета продаж – будь это продукты питания, лекарственные препараты, моющие средства, новые марки автомобилей или виды страхования имущества.

 

Smart&Marketing последние новости рекламы — портал для маркетологов, психология маркетинга, развитие бренда

Тема месяца

История подкастов стартовала в 20203 году с интервью, которое записал и опубликовал в своем блоге журналист и ведущий на радио Кристофер Лайдон с разработчиком RSS Дейвом Вайнером. Получив позитивные отзывы, он создал целый RSS-поток разговоров с блоггерами, бизнесменами, политиками, учеными.
Сегодня в сети размещены тысячи подкастов из различных областей, различной популярности и степени интересности. В отличие от Instagram и TikTok блогов, популярных среди подростков и молодежи, аудитория подкастов – это бизнесмены, предприниматели, топ и мидл-менеджмент. Аудиоформат решает проблему нехватки времени на углубленное чтение или просмотр видеороликов. Их можно слушать в дороге, на тренировке или прогулке, онлайн или офлайн, с компьютера, айпода или смартфона.

Аудиоблоги, корпоративные аудиодайджесты, интервью, ток-шоу, музыкальные программы – это основные форматы подкастов. Обычно выпуск длится от 20 до 60 минут. Но, это не просто «кустарная» запись, подкаст отличает качественный монтаж, грамотное звуковое и музыкальное оформление.
За последние два-три года интерес к подкастам от журналистов или экспертов-одиночек переняли крупные бренды и авторитетные СМИ. Подкасты стали еще одним отличным каналом для брендов, который дает прямой доступ к аудитории, помогает выстроить доверительные отношения через свой «голос» (блоггера). При этом, благодаря душевности подкастов, прямая или нативная реклама не вызывает раздражения или отторжения у аудитории. К тому же, зачастую, у них просто заняты руки, чтоб перемотать рекламный блок.
На данный момент основными способами монетизации подкастов являются:

  • рекламные интеграции;
  •  партнерские проекты;
  •  краудфандинг;

Читать далее

NEWS

Правда для этого Вам понадобится подключение к Apple Watch, пишет Engadget. Для начала все же придётся разблокировать часы, а уже после использовать идентификацию Face ID.

Читать далее

SPECIAL

По данным компании BrandMobile, более половины россиян (51 %) во время рекламной паузы либо выходят из комнаты, либо переключают телевизор на другой канал. Это говорит

Читать далее

FASHION

Кто-то видит ограничения, а кто-то — новые решения. Так, вынужденный локдаун сильно повлиял на мир моды, лишив фешн-икон привычных показов, недель моды и стильных променадов

Читать далее

EXPERT

 Роман Мануйлов — директор по маркетингу Alfaleads — партнерская СРА-сеть, предлагающая массу офферов в нише гэмблинга, игр, финансов, страхования и прочего.  Что для Вас антикризисный

Читать далее

EVENT

Директора по маркетингу компаний Украины, России и Беларуси выходят в online!  Кризис или новые возможности? Кто-то считает online-конференции необходимой мерой, вызванной карантином, а кто-то смотрит

Читать далее

AD

Ежегодная премия в сфере креатива в рекламе Epica Awards объявила победителей 2020 года. В этом году сразу три гран-при на  получил Burger King за оригинальную и скандальную рекламную кампанию

Читать далее

TRENDS

     Однажды темной-темной ночью, в одной темной-темной социальной сети… Нет, это не детские страшилки, а новый тренд. Социальные сети отходят от массового маркетинга и

Читать далее

Суггестивная психология: гипноз и гипнотерапия


Даты программы
17 октября 2020 года –
21 марта 2021 года

Количество часов
300 часов

Особые условия
Количество мест в группе ограничено

Форма обучения
очная/модульная


Диплом о профессиональной переподготовке

О программе 

Программа профессиональной переподготовки «Суггестивная психология: гипноз и гипнотерапия» дает необходимые знания для работы психологом-консультантом в сфере суггестивной психологии и предназначена для лиц с высшем образованием. Программа подготавливает специалистов для работы с клиентами в сфере психологического консультирования с использованием различных техник и методик по созданию измененных состояний сознания, объединённых обобщающими понятиями – гипноз, транс и суггестия. 


Программа профессиональной переподготовки включает в себя как базовые понятия работы психики человека, структуры транса, принципов создания измененного состояния сознания. Так и изучаются различные подходы и методики создания трансовых состояний. Также уделяется достаточно времени для развития навыков наблюдения и калибровки психического состояния клиента. Отдельный блок посвящен работе специалиста с собой, для проработки внутренних задач и борьбы с профессиональным выгоранием. В рамках курса освещаются взгляды восточных и западных философских течений на проблему взаимодействия сознания и бессознательного. 

Планируемые результаты обучения для участников программы:

  • знать и понимать приёмы и методы гипнотического воздействия,
  • приобретете практический  опыт нахождения в измененных  состояниях сознания,
  • получите  качественные личностные изменения,
  • сможете замечать паттерны межличностных  взаимодействий, улавливая тончайшие  оттенки состояний их участников,
  • научитесь использовать полученные навыки в решении  собственных задач, максимально  эффективно формируя объективную  реальность,
  • по итогам обучения — Диплом о профессиональной переподготовки установленного НОЧУ ВО «Московский институт психоанализа» образца.

ВАЖНО: количество участников в группе ограничено

О том «Что такое гипноз? Как можно ему научиться?» автор и ведущий программы, психолог-консультант, нейро-лингвист, гипнолог, гипнотерапевт Головинов Евгений Иванович 

УНИКАЛЬНОЕ предложение от организаторов программы!

Вы можете выбрать один несколько модулей и пройти обучение по программе повышения квалификации. 

В 2020-2021 учебном году мы предлагаем пройти обучение по следующим образовательным программам:


 

 

 

Задать вопросы по программе можно по прямому телефону:  8 (499) 650-75-25

Записаться в группу

Этот суггестивный, суггестивный, суггестивный мир

Беру назад все плохие слова, сказанные мной когда-либо в адрес феминитивов. Я заблуждалась, я была неправа, когда считала исчадием ада всех этих авторок, директорок и бухгалтерок (в скобках замечу, что мой компьютер, который, как известно, всегда альтер эго его владельца, никого из этих существ не знает и не хочет знать, исправляя их на творительный падеж мужского рода) 

Это всё, оказывается, цветочки, ягодки в наш лексикон привносят вовсе не борчихи с мужским шовинистическим свинством, а тихие домохозяйки с их «приложулями» и «подрощенными детьми». С какого потолка лет десять назад свалилось прилагательное «богический»? С того же самого, откуда совсем недавно ко мне на маковку прилетел визгливый истерический возглас «божечки-кошечки», и феминизм тут не то, что не ночевал, он даже ухи не успел попросить, всю вылакали грандиозно плодовитые на речевую пошлость гламурные кисы.

А начиналось всё относительно невинно, с «вкусняшек», «печенек» и «обнимашек», которые, как тогда казалось, немного побултыхаются в словесном океане, намокнут, отяжелеют и лягут на дно, чтобы медленно и печально покрываться наростами из моллюсков. Как бы не так — оглянуться не успели, как на автомате просим мужа по дороге домой купить детям вкусняшек, сами загрызаем стресс печеньками и душим кота обнимашками, и где-то на периферии мозга, чувствительного к пошлости, всё ещё немного свербит, но не так, чтобы очень, можно и потерпеть.

Трудно объяснить это почти зоологическое чувство, но мне всё время кажется, что все эти глупые слова нашёптывает их любителям тот же демон, который заставляет остроумных и талантливых стендаперов в разгар двадцать первого века мусолить ископаемые шуточки на тему тёщ, сантехников и мужа, вернувшегося из командировки. Какая связь между тем и этим? Очевидная и единственная — пошлость, от которой становится неловко, непролазная, дремучая пошлость и вымороченность того и другого. Кстати, забыла сказать — терпеть не могу слово «стендапер».

Авторки, редакторки, баристки, экзорцистки всех стран, раз уж вас уже никаким дустом из русского языка не вытравить, объединяйтесь и ступайте войной на страшное и одновременно дико смешное выражение «подрощенные дети». Какие такие подрощенные, как это выглядит в подразумеваемом действии, кто их, простите, подращивал, а главное — зачем он так сложно и коряво об этом нам поведал, если в диапазоне от вполне легитимного «подростка» до «тинейджера» можно без особого напряга наскрести пять или шесть не коробящих ухо синонимов? Зачем оглуплять то прекрасное, умное и бессмертное, что досталось нам абсолютно безвозмездно, то есть даром, во имя каких высших целей?

Знаю, знаю, риторика моя недостойна человека с высшим филологическим образованием. Не морщить нос брезгливо, а со всей научной пытливостью вникать в процессы словообразования, вот что должен делать филолог. Ну, вот я вникаю, как могу, хотя могла бы вспылить, хлопнуть дверью и крикнуть на прощание, что если филолог не обязан терпеть вокруг себя неграмотных глаголов типа «лОжить», то уж таких уродцев как «вангую» он и вовсе не должен терпеть. Не стану, однако, хлопать дверью, лучше пофантазирую. Можно мудрствовать лукаво, генерируя лженаучные версии о том, из какого места, простите, сора растут эти сиротские, зябкие, да попросту чрезвычайно тупые окказионализмы, не ведая стыда. Но я оттолкнусь от красивой и простодушной идеи мирового женского заговора, мне так проще, сразу всё раскладывается по полочкам само собой. Мы, женщины, очень любим кучковаться и затевать что-то такое интересное, кажущееся нам невероятно полезным и перспективным. Масштабы это наше кучкование может принимать самые разнообразные, и потому не надо принимать на веру картинки из сериалов типа «Секс в большом городе», где четыре резвушки собираются в забегаловке, чтобы перемыть кости любовникам — это, так сказать, карманная версия женской захватнической агрессии, вы лучше вспомните, например, «Лисистрату» какую-нибудь. Наверняка где-то в тускло освещённых катакомбах сидит тайное женское всемирное лобби, и сказать по правде, у него вообще-то серьёзных забот полон рот, у этого лобби — семейное насилие там пресекать, сражаться с буллингом слишком толстых и слишком тощих женщин, опротестовывать всякие неправедные судебные вердикты, да элементарно не спятить под гнётом ответственности за весь этот хрупкий мир. Работы непочатый край, все преисполнены важности своей миссии, при этом все неимоверно красивы, словно райский сад, чуточку приувядший по осени.

Однажды коллективное напряжение вперемешку с дьявольской нашей бабьей гордыней трещит по всем швам и весь этот благоуханный гербарий бунтует. Мы такие крутые, говорит с восторгом верховная жрица катакомбного лобби, давайте страшно набедокурим. Мы ведь героини, мы улучшаем мир, можем себе позволить немного пошалить. Девы с хрустом расправляют замлевшие члены и давай шалить, изобретая в весёлом угаре одно уродское слово за другим, благо, русский язык, живой как жизнь, всё стерпит. Он, бедолага, терпит, куда ж ему деться, когда перевозбудившиеся нимфы со всех сторон шпигуют его какими-то «приложулями», «божечки-кошечками» и теми же «подрощенными детьми», терпит и только мысленно твердит, стиснув зубы: «У мифа есть формальные границы, но нет субстанциальных. Значит, мифом может быть всё? Да, я так считаю, потому что наш мир бесконечно суггестивен.» *


Екатерина Спиваковская

*Автор цитаты — Ролан Барт. На фото — он же.

Определение внушающего мнения по Merriam-Webster

советовать | \ səg-ˈje-stiv , sə-ˈje- \ б : полно предложений : стимулирующих мыслей дал наводящий на размышления … комментарий к эпохе — Ллойд Моррис

наводящих на размышления — Викисловарь

Содержание

  • 1 Английский
    • 1.1 Произношение
    • 1.2 Прилагательное
      • 1.2.1 Переводы
  • 2 Французский
    • 2.1 Произношение
    • 2.2 Прилагательное
  • 3 Немецкий
    • 3.1 Произношение
    • 3,2 Прилагательное
  • 4 Итальянский
    • 4.1 Прилагательное
  • 5 Шведский
    • 5.1 Прилагательное

английский [править]

Произношение [править]

  • IPA (ключ) : / sə (ɡ) ˈd͡ʒɛstɪv /
  • Аудио (Великобритания) (файл)
  • Расстановка переносов: подсказка

Прилагательное [править]

наводит на размышления ( сравнительный более наводящий , превосходно наиболее наводящий )

  1. Предполагает или подразумевает.

    Картина абстрактная, но цвета наводят на размышления фруктов или Средиземноморья.

    • 1922 , Бен Трэверс, глава 6, в Кукушка в гнезде :

      Но мать Софии не была той женщиной, которая выдерживала вызов. После нескольких минут тщетного увещевания ее муж подчинился. Его манеры и внешний вид наводили на мысль о сытого морского льва.

  2. Предлагает романтику, секс и т. Д.; рискованный.

    Она скрестила ноги и одарила его улыбкой , наводящей на размышления.

  3. Относительно гипнотического внушения.
Переводы [править]

предлагает

  • датский: наводящий
  • Голландский: implestief (nl)
  • финский: viitteellinen, viittaava (fi)
  • Немецкий язык: суггестив (де)
  • венгерский: emlékeztet (hu), utal (hu)
  • Испанский: sugestivo
  • валлийский: awgrymiadol

, предполагающий романтику, секс и т. Д.

  • финский: vihjaileva, viettelevä (fi)
  • Венгерский: sokatmondó (hu), szexuális tartalmú, kétértelm (hu)
  • Валлийский: awgrymog (cy)

Произношение [править]

  • IPA (ключ) : /syɡ.ʒɛs.tiv/
  • Гомофон: наводящие на размышления

Прилагательное [править]

наводящий на размышления

  1. женский род единственного числа наводит на мысль

Произношение [править]

  • Аудио (файл)

Прилагательное [править]

наводящий на размышления

  1. склонение суггестива:
    1. сильный / смешанный именительный падеж / винительный падеж женский род единственного числа
    2. сильный именительный / винительный падеж множественного числа
    3. слабый именительный падеж единственного числа всех полов
    4. слабый винительный падеж женский / средний род единственного числа

итальянский [править]

Прилагательное [править]

наводящие на размышления

  1. женский род множественного числа от суггестиво

Шведский [править]

Прилагательное [править]

наводящий на размышления

  1. Абсолютно определенная естественная мужская форма суггестива.

Сила суггестивного общения | Правильная пропаганда

Небольшая часть этого поста Криса Брогана привлекла мое внимание и заставила задуматься.

Вот что сказал Броган, который бросился на меня:

Вчера вечером мы с Кэт были в ресторане Ruby Foos на Манхэттене на ужине после фильма. Официантка, Дженна, неплохо справлялась со своей работой, но когда пришло время попробовать продать нам десерт, я заметил изъян в ее обслуживании.Она сказала: «Как ты думаешь, у тебя будет место для десерта?»

Ответ на этот вопрос всегда должен быть отрицательным. Сказать «да» — значит сказать, что вы прожорливы. К тому же это не очень привлекательно. Это требует дополнительных вопросов.

Вместо этого, если бы Дженна сказала: «Мы делаем здесь самый восхитительный торт из расплавленного шоколада», я бы приподняла бровь. Даже если шоколад мне не нравится, моя голова сразу же перейдет к желаемому десерту, но тогда я уже буду покупать его.

Это отличный пример суггестивного общения. Именно поэтому в среде продаж слова так важны. Малейшая словесная ошибка может означать потерю продажи. Усугубляет это тот факт, что у каждого потенциального клиента есть свой уникальный набор триггеров, которые заставят их бежать в холмы.

У меня ограниченный опыт продаж, но мой лучший друг, Крис Кларк, является директором по продажам в Pivotal Payments. Он опытный руководитель отдела продаж и один из самых эффективных коммуникаторов, с которыми мне приходилось сталкиваться.Я отправил ему сообщение Брогана и спросил, что он думает и может ли он привести конкретный пример такого подхода. Вот его ответ:

Внушительное общение является ключевым моментом в торговой среде. Часто сильное заявление, в котором звучит ответ на вопрос, который обе стороны знают, оказывается наиболее эффективным. Мы обучаем наших сотрудников стараться избегать вопросов, которые могут дать ответ «нет» в их начальных беседах об открытии с потенциальным клиентом. Гораздо эффективнее подчеркнуть ценность продукта или услуги, чем просто спросить, заинтересован ли в этом клиент.

Например; «Вы заинтересованы в обновлении вашей системы и экономии денег?» Менее эффективен, чем «Предоставляя вам нашу технологию следующего поколения, мы улучшим вашу существующую инфраструктуру и снизим ваши расходы».

Я бы также добавил, что ключевым компонентом продаж является построение отношений, особенно в нашей сфере — финансовых услугах. Как правило, привлечение потенциального клиента с помощью внушающего доверия и понятного языка гораздо эффективнее, чем задавать открытые вопросы.Будучи более обширным, он позволяет клиенту почувствовать себя более комфортно, а также передает желание продавца обслуживать потенциального клиента, тем самым позволяя построить взаимное доверие и понимание.

Ответ Криса удачный. Я могу вспомнить несколько случаев, когда хорошие продавцы закрывали меня, используя эту технику. В то время я не уверен, что даже заметил, что меня закрывают. Это просто случилось, почти рефлекторно.

Я попытался придумать еще несколько примеров того, как эти методы коммуникации применялись должным образом, чтобы заключить сделку:

«Вы заинтересованы в более здоровом питании и знаете, откуда берется ваша еда?» может быть таким: «Органические продукты, произведенные с соблюдением принципов ответственности, заставят ваших детей почувствовать себя лучше и дадут вам дополнительную уверенность в том, что вы будете знать, кто их производит.”

«Вы хотите передать производство мероприятий на аутсорсинг и собрать большие суммы денег?» может быть таким: «Используя наш опыт, вы сможете получить больше от имеющихся у вас внутренних активов и заработать значительные деньги для новаторских исследований в вашей больнице».

Вывод из этого обсуждения прост: имеет значение способ построения фраз. Слишком часто (и я ВАУАЙ в этом виноват) мы понимаем цель и концепцию, но испортили детали фразеологии. Руководителям по связям с общественностью, маркетингу и продажам (и множеству людей из других функциональных областей) рекомендуется периодически напоминать своим сотрудникам о ключевых проблемах в коммуникациях, которых следует избегать в их отрасли (относятся ли эти ключи к тому, как не рекламировать журнал, как не отвечать на жалобу в Твиттере и т. д.).Более того, макеты упражнений и сценарии ролевых игр — отличные способы добиться постоянного успеха и обеспечить отточенные навыки.

Как суггестивное общение играет в вашей отрасли? Каких коммуникационных ошибок вам нужно избегать, чтобы победить?

Просто описательный или наводящий на размышления — Неписаная норма закона о товарных знаках

В целом закон о товарных знаках является чрезвычайно всеобъемлющим, но есть одно важное правило, которое до сих пор не прописано — как различать «чисто описательные» и «наводящие на размышления» товарные знаки.

Различие между этими двумя типами товарных знаков может быть спорным. Просто описательный знак — это то, что дает покупателю немедленное представление о том, что влечет за собой имя, и не требует никаких существующих знаний, чтобы понять его. С другой стороны, наводящий знак — это то, что указывает на его цель, но не указывает его явно. Другими словами, требуется некоторое воображение клиента, чтобы понять, что это значит.

Веб-сайт JD Supra объяснил это довольно кратко, написав: «Вымышленный знак SUNSTOP, вероятно, будет считаться просто описанием препаратов для защиты от загара, в то время как SOLAR GOO считается наводящим на размышления, когда используется для того же типа продукта».

Различие между ними в лучшем случае может быть нечетким, но есть причина, по которой это так важно. Если знак считается просто описательным, а не наводящим на размышления, он не может фактически функционировать или применяться в качестве товарного знака.

Это то, что несколько лет назад на собственном опыте обнаружила американская компания Driven Innovations. В 2006 году он подал заявку на регистрацию знака DOTBLOG, описывая эту услугу в то время как «предоставление конкретной информации по запросу клиентов через Интернет».Заявка была одобрена в 2010 году, поэтому два года спустя компания подала заявление об использовании для запуска своего веб-сайта www.dotblog.net.

Однако Управление по патентам и товарным знакам США (USPTO) остановило компанию, отказавшись от использования знака на том основании, что DOTBLOG был, по сути, просто описательным, поскольку он явно ссылался на свои услуги в качестве сайта агрегирования блогов. .

DOTBLOG потратил следующие пять лет на обжалование дела в различных судах, и дело окончательно завершилось в начале 2017 года, когда Федеральный окружной апелляционный суд вынес решение в пользу компании.Он заявил, что этот знак наводит на размышления, потому что ни один клиент не сможет понять предоставляемые им услуги, просто взглянув на имя DOTBLOG. Фактически, Федеральный округ заявил, что принятие другого решения «логически приведет к отказу в регистрации любого знака, содержащего слово« блог », если связанный с ним продукт или услуга каким-либо образом относится к блогам».

Федеральный округ даже признал, насколько трудно может быть различие между просто наводящими на размышления и описательными знаками, заявив, что «если мысленный скачок между словом и атрибутом продукта не является почти мгновенным, это убедительно указывает на внушаемость, а не на прямую описательность».Имея это в виду, стоит подумать об этом, прежде чем делать рывок и подавать заявку на регистрацию товарного знака. Если знак кажется слишком описательным, возможно, лучше проявить осторожность и провести мозговой штурм.

подозрительных знаков в соответствии с Законом США о товарных знаках

Многие владельцы бизнеса хотят иметь знак, который объясняет, что такое услуга или продукт, но который все еще можно защитить. Наводящие знаки могут быть полезны с точки зрения бизнеса.Обычно они производят сильное впечатление о том, какими могут быть продукты или услуги, что может сократить количество объяснений продукта в маркетинговых или рекламных материалах. Может потребоваться больше времени и больше внимания общественности, чтобы создать ассоциацию между вымышленным или произвольным знаком и товарами или услугами.

Предполагаемые знаки намекают на природу или некоторые аспекты товаров, но не описывают их четко. Подобно вымышленным и произвольным знакам, предполагаемый товарный знак или знак обслуживания считается по своей сути отличительным.Наводящие знаки получают умеренно сильную правовую защиту. Поскольку знак является «наводящим на размышления», покупателю легче связать товар или услугу с этим знаком.

Эта категория знаков может быть более запутанной и сложной с юридической точки зрения, чем вымышленный знак, и может быть трудно придумать надлежащим образом наводящий, а не описательный знак. Наводящие знаки могут быть неверно истолкованы как описательные знаки, которые не получают защиты товарных знаков, если знак не приобрел второстепенное значение.Это означает, что, хотя защита наводящих знаков сильна, получение этого типа защиты или защита иска о нарушении, связанного с ним, может оказаться более дорогостоящим или сложным.

В чем разница между наводящим и описательным знаком?

Суггестивный знак отличается от описательного, потому что потребитель или представитель общества должен использовать свое воображение, мысль или восприятие, чтобы сделать вывод о том, какие виды товаров или услуг предлагаются.Описательный знак, с другой стороны, сразу говорит о продукте или услуге, к которым он прикреплен.

Например, «Coppertone» предполагает результат использования масла для загара. Однако «Tanning Oil» — это четкое описание, которое не требует от слушателя каких-либо усилий, чтобы установить связь с маслом для загара. Другой пример — «Bug Mist», который оказался описательным знаком.

Как правило, слова предполагаемого знака, который вы выбираете, не должны появляться в описании товаров или услуг, к которым они прикреплены.Суд вряд ли сочтет, что это наводит на размышления только потому, что вы используете нетрадиционное написание. Например, «Танн Ойл» по-прежнему носит описательный характер. Вы также должны знать, что ваши конкуренты используют в качестве своих знаков. Если они используют суггестивный знак, вам не следует использовать вариацию этого суггестивного знака, поскольку это может вызвать путаницу.

Защита иска о нарушении прав на товарный знак на основании предполагаемого знака

Если вы получили письмо о прекращении и воздержании в связи с подозрительным товарным знаком, в котором утверждается, что вы нарушили права на товарный знак отправителя, вы сначала захотите определить, являетесь ли вы или отправитель письма старшим пользователем.Если человек, отправивший вам письмо о прекращении и воздержании, является старшим пользователем, а вы — младшим пользователем сомнительного знака, вам следует изучить так называемые «поляроидные факторы», чтобы решить, существует ли вероятность путаницы между вашими знак и знак конкурента. Суд рассмотрит совокупность факторов Polaroid, чтобы определить, может ли использование вами знака вызвать путаницу.

Факторы Polaroid включают в себя силу того, какой знак является старшим, сходство между знаками, сходство между предлагаемыми продуктами или услугами, вероятность того, что старший пользователь будет расширяться в области вашего продукта или услуг, ваше намерение в использование знака, свидетельство замешательства потребителей, искушенность потребителей и качество товаров или услуг пользователя младшего знака.

предполагаемых контуров

предполагаемых контуров

Люди

Описание

Когда художники создают образы для изображения визуальной сцены, они не нужно просто достоверно отображать визуальную информацию. Они могут выберите визуальные подсказки для изображения и адаптируйте информацию для каждого несет.Их результаты могут резко отличаться от естественных. сцены, но тем не менее может эффективно передавать визуальную информацию, потому что перцепционные выводы зрителей по-прежнему гибко работают, чтобы прийти к последовательному пониманию образов.

Мы предлагаем, чтобы линии на линейных рисунках могли передавать информацию. о форме таким косвенным образом, и работайте над разработкой инструментов для автоматическая реализация таких линий при нефотореалистичном рендеринге. На рисунке вверху слева изображены силуэты.Изображение в центре отображает конклюзионные контуры и показывает эти контуры сами по себе могут быть весьма ограничены в информацию, которую они передают о форме. Картинка справа, однако, включает дополнительные линии, которые мы называем , наводящие на размышления контуры , которые единообразно передают форму объекта и именно так.

Публикации

Предполагаемые контуры отличаются от складок и линий вдоль гребни или долины. Они в некотором смысле являются продолжением контуров чтобы учесть «близлежащие» точки обзора.В следующей статье мы ввести наводящие контуры, предоставив три эквивалентных математические характеристики, а также некоторые описательные полученные результаты. Мы также описываем алгоритмы их вычисления, и показать ряд результатов и сравнений с альтернативой подходы.

Одним из наиболее актуальных вопросов о предполагаемых контурах был демонстрируют ли они согласованное во времени поведение для движущихся камера. Мы исследуем этот вопрос, а также ряд других вопросы в следующем документе:

Для извлечения многозначительных контуров требуется хорошая оценка кривизны. и производная кривизны.Следующая статья описывает наш алгоритм вычисления этих величин на треугольных сетках:

Совсем недавно мы исследовали алгоритмы эффективного извлечения линейных объектов из объемных данных:

  • Майкл Бернс, Янек Клаве, Шимон Русинкевич, Адам Финкельштейн, и Дуг ДеКарло.
    Чертежи из данных объема
    Транзакции ACM с графикой (Proc. SIGGRAPH 2005) , Vol. 24, No. 3, август 2005 г.
    (BibTeX)

А также выделите линии, нарисованные белым цветом, которые также передают форму:

Галерея изображений и загружаемые модели

Нажмите здесь, чтобы увидеть фотографии вместе с 3D-модели, из которых они были созданы.


Программа подсказки контуров: rtsc

rtsc — интерактивная программа для просмотра выразительных контуров и бликов. (и другие типы линий, такие как очевидный гребни), начиная с 3D-моделей.

В дистрибутив входят Win32 и Linux x86. двоичные файлы, а также исходный код. Все файлы распространяются под Стандартная общественная лицензия GNU (GPL).

Использование

Чтобы запустить rtsc, просто передайте файл трехмерной треугольной сетки на командная строка.В Windows вы также должны иметь возможность «перетаскивать» файл модели в двоичный файл rtsc. rtsc может читать больше всего разновидности файлов PLY, а также многие файлы OBJ OFF, 3DS и Wavefront (некоторые модели доступны на странице нашей галереи). Пожалуйста, смотрите прилагаемый README для описания опций и мыши. кнопки.

Изменений

Самая последняя версия — 1.6

Изменения по сравнению с версией 1.5:

  • Небольшая ошибка и исправления компиляции

Изменения по сравнению с версией 1.4:

  • Добавлены реализации нескольких новых типов линий, в первую очередь наводящие на размышления основные моменты, основные моменты и очевидный хребты (совместно с Тильке Джаддом).
  • Обновлен для версии trimesh3 2.8.

Изменения по сравнению с версией 1.3:

  • Небольшие исправления компиляции и переносимости

Изменения по сравнению с версией 1.2:

  • Добавлено несколько новых типов линий, таких как гребни и впадины.
  • Лучшее освещение и раскраска сетки.
  • Добавлено несколько дидактических функций, таких как рисование основных направлений. и асимптотические направления.

Изменения по сравнению с версией 1.1:

  • Может читать файл «.xf», чтобы указать начальную точку обзора.
  • Скомпилировано против версии trimesh3 2.5, в котором исправлена ​​ошибка вычисления кривизны.

Изменения по сравнению с версией 1.0:

  • Добавлена ​​возможность рисования границ сетки — это помогает визуализация для некоторых моделей.
  • Исправлены ошибки и улучшено затухание штрихов.


Компиляция

Исходный код включен в zip-файл и архив выше, и вы также нужна последняя версия библиотеки trimesh3. Источник находится на C ++ и, как известно, компилируется с g ++ версии 3.3.x или позже (в родном, Cygwin, и воплощения Mingw32). Некоторые версии g ++ содержат ошибки: если вы получаете неожиданное поведение, попробуйте включить разворачивание цикла вне (удалите -funroll-loops из соответствующего файла Makedefs) или вообще отключить оптимизацию.

Предупреждение: известно, что gcc версий 3.4.2, 4.0.0 и 4.1.2 неправильно компилируется rtsc, а 4.0.0 на Mac имеет проблемы с динамической компоновкой. Кроме того, известно, что код не компилируется с MSVC ++ 6.

Пожалуйста, свяжитесь с Шимоном Русинкевичем, если вы есть вопросы по коду.

Примечание для пользователей rtsc:

Хотя эта реализация наводящих контуров может быть использована для создания (что мы думаем) красивые картинки, как показано на наша впечатляющая галерея контуров, его также можно использовать для изготовления не очень красивых.Обнаружение наводящего на размышления контуры требует вычисления первого, второго и третьего «производные» от геометрии поверхности, и это вычисление очень чувствителен к шуму и недостаточной мозаике. Хотя rtsc предоставляет некоторые средства решения этих проблем (путем внедрения подразделения, различных виды сглаживания, затухание линий и порог «производного теста» который должен быть установлен на соответствующее значение), легко получить некрасивый изображения, не воспользовавшись этими возможностями.

Итак, пока мы предлагаем научный анализ и справедливые сравнения чередовать подходов, мы призываем пользователей проявлять хороший вкус при выборе соответствующие операции предварительной обработки сетки и настройки пороговых значений при по сравнению с изображениями, созданными с помощью rtsc.Например, для много классов моделей, у нас есть хороший опыт применения одной раунд подразделения, за которым следует цикл сглаживания нормалей, связанных с разумным порогом и включенным флажком «варьировать интенсивность».

Спасибо!

Ссылки


Поощрение внушающего поведения

Перепечатка: F0412C

Профессора Барри Налебафф и Ян Эйрес рекомендуют общекорпоративный «открытый» ящик для предложений, который приведет к лучшим идеям.

Ящик для предложений компании ставит перед дилеммой «будь осторожен». Вам нужно много идей, но что произойдет, когда вы их получите? Ответить на каждое предложение стоит дорого, особенно если кому-то нужно найти подходящего человека для его оценки. Если стоит реализовывать одну из десяти идей, это отличный результат для менеджмента, но деморализующий для подавляющего большинства сотрудников, чьи детища отвергаются. А поскольку сотрудники не знают, почему их идеи не увенчались успехом, они не учатся придумывать лучшие.

Вместо того, чтобы направлять предложения назначенным экспертам, почему бы не позаимствовать страницу у движения за открытый исходный код и превратить ваших сотрудников в критиков и разработчиков кодов идей своих коллег? Несколько университетов, а также такие компании, как Telcordia и Biosense Webster, создали «открытые» ящики для предложений в своих сетях и предложили всем своим организациям принять участие в обсуждении. Персонал оценивает, комментирует и улучшает предложения своих коллег. Затем рейтинги сотрудников фильтруют эти идеи, чтобы помочь руководству сосредоточиться на наиболее перспективных.Отклонение более приемлемо, если оно представлено по какой-либо причине: сотрудники, которые видят отзывы коллег, будут знать, что их идеи были восприняты серьезно, даже если эти идеи не увенчались успехом.

Открытый ящик для предложений требует активного участия новаторов и конструктивных критиков; К счастью, их стимул встроен в модель. Как и в случае с разработкой с открытым исходным кодом, эти блоки, похожие на блог сообщества об инновациях, привлекают людей, которым нравится решать проблемы и делиться своими решениями.Участники заслуживают репутацию за блестящие идеи, за проницательные комментарии, за то, что они берут идею, которая просто гудит, и заставляют ее петь. Затем есть выстрел эгобу (это хакерский жаргон для «повышения эго»), который возникает, когда идея воплощается в жизнь и ее изобретатель получает признание.

Не всякая идея может быть открыта, поэтому ящики для корпоративных предложений, естественно, доступны только сотрудникам. Заинтересованные организации могут найти модели в Интернете. Whynot.net, например, — это разработанный нами общедоступный сайт, основанный на том же программном обеспечении, которое некоторые компании используют для внутренних целей, и дает представление о том, как обсуждение улучшает идеи.Возьмем простую идею, что стоп-сигналы должны светиться ярче, когда водитель хлопает ногой. Сообщество Whynot предложило множество улучшений. Стоит ли менять цвет стоп-сигналов? Должны ли они мигать? Должен ли быть также рог, обращенный назад?

Еще больше вдохновения можно найти на сайте Halfbakery.com, который специализируется на немного нестандартных идеях, таких как нарезанные котлеты из сливочного сыра с предварительно вырезанным отверстием для бубликов. Существуют также Thinkcycle.org, Premisespremises.com, Shouldexist.org, Globalideasbank.org и Creativitypool.com.

Ящики открытых идей

корпораций привели к таким улучшениям, как компенсация расходов, добавленная к депозитам заработной платы; централизованная система бронирования переговорных комнат; и спонсируемые HR классы по чтению и пониманию ежемесячных финансовых отчетов.

Не существует универсального окна для предложений, и компании могут настраивать свои собственные категории с помощью сотрудников. Например, внутренний сайт идей Йельского университета предлагает пользователям указать на глупости, которые он делает, под заголовком «Сломанные процессы.(Руководство отвечает либо исправлением процесса, либо объяснением — всем сразу — почему процесс не такой уж и глупый.) Заголовок «Нерешенные проблемы» определяет вопросы, которые было бы полезно решить. В каждом поле с открытой идеей должно быть два заголовка: «Мы сделали это» и «Мы делаем это». Вот как руководство демонстрирует, что оно создало инкубатор, а не еще одну черную дыру.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за декабрь 2004 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *